Всего новостей: 2527512, выбрано 10 за 0.004 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Памфилова Элла в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценывсе
Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 3 апреля 2018 > № 2554207 Элла Памфилова

Встреча с главой Центризбиркома Эллой Памфиловой.

Состоялась встреча Владимира Путина с Председателем Центральной избирательной комиссии Эллой Памфиловой.

Э.Памфилова: Владимир Владимирович, хотела Вас поздравить с выборами, убедительной чистой победой, и вручить удостоверение.

В.Путин: Элла Александровна, спасибо Вам большое. И хочу поблагодарить всех Ваших коллег, которые работали в ходе избирательной кампании. Это была большая общенациональная работа, очень важная для страны.

По общему мнению, эта работа проведена на самом высоком не только техническом, но и организационном уровне. Как многие уже сказали, наверное, это были самые прозрачные, самые чистые выборы в истории нашей страны. В этом, безусловно, и Ваша личная заслуга, и заслуга членов всех избирательных комиссий, которые работали на территории Российской Федерации.

Э.Памфилова: Спасибо большое.

Мы сделали [отчёт].Там многие вещи, о которых мне придется говорить, беспрецедентные. Есть специальный раздел, где всё впервые. Там вся статистика.

На самом деле действительно очень высокий уровень доверия. Даже уже после выборов были проведены опросы – до 88 процентов. То есть достоверность выборов поддерживают подавляющее большинство наших граждан, и впервые до 88 процентов дошло.

Мы поставили, вообще предложили и продумали многослойную систему фильтров, чтобы предотвращать, не допускать всякого рода нарушения. Это дало свои результаты. Поэтому действительно полагаю, что и выборы прошли беспрецедентно открыто, в мире аналогов нет. Видеонаблюдение, включая ТИКи, QR-кодирование, «Мобильный избиратель»; и наша информационно-разъяснительная работа.

Если сказать в общем, то у нас свыше 97 тысяч избирательных комиссий, выборы проходили более чем на 97 тысячах избирательных участков, еще за рубежом 401 участок в 145 странах мира.

Что нам удалось? Действительно, максимально прозрачно всё было для общественных наблюдателей, им создали все условия. Всё было открыто максимально. Никогда такого не было, и нигде в мире нет аналогов, чтобы в территориальных избирательных комиссиях стояло видеонаблюдение, чтобы протокол осуществлялся, QR-кодирование тоже, практически во всех комиссиях компьютеры стояли. То есть это впечатляюще.

У нас было более 1,5 тысячи международных наблюдателей, наших наблюдателей почти полмиллиона, потому что впервые такая большая армия влилась, это общественные наблюдатели под эгидой палат…

В.Путин: «Добровольцы ЦИК» Вы их называете?

Э.Памфилова: Были и такие, молодежь. Вы знаете, это очень важно, поскольку мы очень большую работу провели с нашими общественными организациями, скажем, среди инвалидов, людей с ограниченными физическими возможностями, а это ни много, ни мало свыше 12 миллионов избирателей.

Очень важно было, чтобы волонтеры помогали, оказывали помощь, ведь многие хотели добраться до участков. Более того, у нас за это короткое время в четыре раза увеличилось количество участков, доступных для этих категорий людей.

Многие не хотят, чтобы к ним приходили домой, они хотят выбраться, потому что выборы – это праздник. Мы постарались тоже это сделать.

Видите, здесь есть график, что касается QR-кодирования. У нас уже в три часа ночи практически было 99,99 [процента бюллетеней]. Остатки, 0,01 процента – это за счет некоторых зарубежных участков. То есть это минимум в два раза быстрее, чем на предыдущих выборах 2012 года. Технически очень серьезный шаг вперед осуществлен.

И новый механизм «Мобильный избиратель», когда многие люди, которые раньше не голосовали, сейчас страна мобильная, люди живут не там, где прописаны, многие работают в других местах, – теперь смогли проголосовать.

В общей сложности, если сравнить с выборами 2012 года, когда где-то 1 600 тысяч голосовало по открепительному удостоверению, мы убираем их из 5 690 тысяч наших избирателей, которые воспользовались этим механизмом, и получается, что четыре миллиона практически это те, кто впервые [проголосовал], то есть фактически мы дали им эту возможность.

В.Путин: Чем это лучше, чем открепительный талон?

Э.Памфилова: Скажу чем. Знаете, мы «открепили» два «крепостных права» на этих выборах. Избирательное «крепостное право» – это когда человек был четко привязан к тому участку, где он постоянно прописан, зарегистрирован, и там он прикреплен к участку. Если, например, он живет в Магадане, а работает в Калининграде, ему надо было потратить деньги на билет, приехать из Калининграда, открепиться, и потом уже ехать голосовать.

Теперь ничего не надо. У нас через портал госуслуг вообще только один клик, через МФЦ, наши многофункциональные центры, через территориальные комиссии за 45 дней любой человек мог подать заявление по месту пребывания, там, где он находится, выбрать удобный для него ближайший участок. Все это заводилось в систему ГАС «Выборы», и люди спокойно могли проголосовать.

Кстати, это очень увеличило число избирателей, мы работали очень тесно с нашим Ростуризмом, и это очень удобно оказалось и для тех, кто работает за рубежом, уезжает в отпуск. У нас же небывалое число (тоже больше, чем когда-либо) проголосовало за рубежом, Вы знаете.

В.Путин: Самое главное, это позволило обеспечить конституционные права граждан и избирателей.

Э.Памфилова: Мы постарались все категории учесть, даже тех, кто не успевал, за несколько дней – тоже механизм специальный [есть]. Все степени защиты тоже были высокие.

В.Путин: Спасибо.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 3 апреля 2018 > № 2554207 Элла Памфилова


Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 9 октября 2017 > № 2341829 Элла Памфилова

Встреча с Председателем Центризбиркома Эллой Памфиловой.

Состоялась рабочая встреча с Председателем Центральной избирательной комиссии Эллой Памфиловой. Глава ЦИК информировала Президента об итогах избирательных кампаний и проведении единого дня голосования 10 сентября 2017 года.

В.Путин: Элла Александровна, как избирательная кампания прошла в единый день голосования – Ваша оценка?

Э.Памфилова: Во-первых, она затронула 82 региона из 85. Хотела бы сказать, что она была довольно конкурентная. На выборах в 16 регионах, где проходили выборы губернаторов, было от трёх до семи кандидатов, а на выборах в заксобрания в шести регионах – 8–9 кандидатов. То есть все разговоры о том, что кампания не очень конкурентная, несостоятельны: конкурентная.

Хотела Вас поблагодарить, Владимир Владимирович. Сейчас при кадровом обновлении в регионах, при формировании кадровой политики Вы в том числе учитывали и наши материалы, материалы ЦИКа, о том, как проходили кампании в единый день голосования и 2016, и 2017 года. Это очень важно. Мы практически подчистили все хвосты, которые оставались у нас по итогам 2016 года, сейчас завершаем. По трём регионам: был Дагестан, сейчас Мытищи Московской области и по Саратовской области – по трём кампаниям работает комиссия.

По этой кампании вообще рекордно мало жалоб. Что касается региональных кампаний, то резко сократилось количество обращений со стороны депутатов. Из общего количества обращений где-то 18 процентов – то, что касалось жалоб, каких-то обращений по выборам губернаторов, заксобраний. 80 процентов – это всё, что было связано с муниципальными кампаниями, и в основном это то, что касается досрочного голосования. Это головная боль, которая у нас остаётся: как, с одной стороны, максимально обеспечить права людей, а с другой стороны – чтобы это досрочное голосование не использовалось для каких-то, скажем, злоупотреблений. Мы сейчас над этим думаем.

На что ещё хотела обратить внимание. Мы ввели целый ряд новаций – спасибо за то, что Вы поддержали их, мы их опробовали именно на этой кампании. Это в первую очередь так называемый уход от «крепостного» избирательного права, когда наши люди были привязаны к тому или иному участку. Это мы хорошо отработали. Мы видим, практически никаких жалоб, обращений по этому поводу не было, то есть люди приняли. Не только жалоб не было, но и благодарили нас за то, что появилась дополнительная возможность проголосовать не там, где ты официально прописан, а там, где ты находишься, – по месту пребывания. И если экстраполировать на предстоящую президентскую кампанию, то мы предполагаем, что с учётом огромных размеров нашей страны этим могут воспользоваться многие – миллионы людей. Акцент сейчас делаем, в первую очередь, на максимальном информировании граждан о том, что у них появились такие дополнительные возможности. Мы сняли все барьеры, чтобы люди знали, какие у них возможности появились, и знали, как ими воспользоваться.

В доступной форме людям объясняется, где, как можно [проголосовать]. Мы задействовали при приёме заявлений людей уже на этой кампании. У нас уже мощно стал работать наш информационный центр, который будет работать на президентской кампании, задействовали многофункциональные центры, единую систему госуслуг, там удалённая регистрация может быть, и в доступной форме людям наши коллеги хорошо в регионах объясняли. Где-то 242 тысячи человек, несмотря на то, что сжатая была кампания, отпускной сезон, узнали и воспользовались этим механизмом. Вообще целый ряд новаций.

Опять-таки я Вас хочу поблагодарить за то, что поддержали наши инициативы по поводу внесения поправок для того, чтобы создать условия: у нас довольно много людей с ограниченными физическими возможностями. И что мы сейчас делаем: мы сейчас в школах спускаем участки со вторых этажей на первые, чтобы те, кто хочет, могли бы прибыть на участки. А теперь благодаря этим законодательным новациям более адресно нам обязаны сообщать все социальные службы характер заболевания, чтобы мы могли дойти до каждого человека, обеспечить ему домашнее голосование – естественно, под контролем наблюдателей.

Впервые мы вывели всю систему общественного контроля на беспрецедентно высокий уровень, такого никогда не было. И мало где в каких странах есть то, что сейчас в законе предполагается, – видеонаблюдение. И сейчас регионы тоже по своей инициативе многие опробовали, впервые мы вводим видеонаблюдение и в территориальных избирательных комиссиях. А это что значит? Группы и представители из разных партий, включая представителей наблюдательского сообщества, могут полностью контролировать процесс, ввод протоколов в систему ГАС «Выборы». То есть создали все условия.

Более того, мы сейчас учим наблюдателей и создали максимально благоприятную среду, благожелательную для регистрации партии. Если у нас, например, в аналогичную кампанию 2015 года было 134 человека удалено, в этот раз всего одно [удаление] было по суду, и один человек просто был немножко выпивши, мягко говоря, плохо себя вёл. Всего два удаления за всю кампанию.

Впервые ЦИК сейчас взялся, учим наблюдателей, приглашаем партии: давайте, мы готовы. Чтобы вы не ворчали, уж если хотите честных выборов, не ленитесь, приходите, мы вас научим, наблюдайте. Беспрецедентно прозрачная система.

Введение QR-кодов, машиночитаемого текста тоже к чему привело: у нас уходят ошибки, связанные с человеческим фактором. Вот, посмотрите. У нас ввод протоколов, если сравнить с аналогичными кампаниями предыдущих лет, в два раза ускорился, потому что всё в компьютере. Программа, контрольные данные формируются, это позволяет быстро следить. Если где-то задерживается, мы сразу отслеживаем, в чём дело, никто ли там не химичит или что-то ещё. То есть контроль усилился и ускорился этот процесс. Более того, число повторных вводов, это всегда была проблема, тоже снизилось в два раза. Целый ряд технических новаций – они очень важны, они делают систему прозрачной.

Но самое главное, Владимир Владимирович, – это, конечно, человеческий фактор. Стало меняться настроение у людей. У нас идёт серьёзное обновление кадров. Примерно на девять лет идёт возрастное омоложение членов комиссий. У нас до 40 процентов сейчас руководящий состав комиссий субъектов Федерации сменился, мы тоже анализируем, как они провели эти две кампании. Более того, у нас снижается число представителей от государства в комиссиях. Если взять 85 субъектовых комиссий, то сейчас там в среднем присутствует где-то по 7–8 партий, а в общей сложности – представители 33 партий, то есть помимо четырёх парламентских ещё представители 29 партий. Вот вам контроль, только работайте, мы вас будем обучать.

Максимальная открытость, мы встречаемся постоянно. Провели круглый стол с представителями экспертного сообщества, партий, смотрели, анализировали, что удалось, что не удалось, как прошли новации. Ещё раз хочу сказать, что претензий по новациям практически не было. Единственное, что вызывает озабоченность, – это так называемый муниципальный фильтр.

На что ещё я обратила бы внимание. Очень хорошо, я ещё раз хочу сказать, что мы отказались от досрочного голосования на всех уровнях выборов, теперь мы будем думать, что делать на муниципальном. Очень хорошо, что сейчас максимально благоприятные условия для наблюдателей.

Просьба, тоже надо подумать – может, усилить общественное наблюдение, то есть вернуть какие-то общественные организации, они тоже могли бы наблюдать. Надо подумать. Есть также предложения по этому поводу. То есть мы беспрецедентные условия создали для открытости и очень жёстко реагируем на те нарушения, которые были.

Практически многие хвосты подчистили, сейчас уже хвостики по этой кампании, маленькие хвостики остались. Я думаю, что в ближайшее время то, что по нашей части, сделаем, слово будет за правоохранительными органами. Очень бы хотелось, чтобы по ряду случаев наши Генеральная прокуратура и Следственный комитет довели дело до ума.

В.Путин: Все поручения будут даны на этот счёт.

Э.Памфилова: Хотелось бы, да

[Количество] КОИБов мы удваиваем, комплексов обработки информации. Сейчас у нас немногим более пяти тысяч, 5 700 на всю страну. Потребность огромная. Мы сейчас инициировали, как минимум в президентской кампании их удвоим, а с учётом того, что Москва и Московская область тоже сами закупают, предполагаем, что примерно 12 тысяч будет, то есть более чем в два раза, в 2,5 раза. И будем каждый год планомерно наращивать, поскольку это современная техника, которая вызывает большое доверие.

В.Путин: Ну и качество повышается.

Э.Памфилова: Да, повышается качество.

Что касается человеческого фактора, хотела сказать, что настроение изменилось, люди знают, что если кто-то где-то, какой-то администратор… Чем ниже выборы – тем больше нарушений, тем больше там решаются собственные проблемы, иногда далёкие от государственных. И сейчас члены наших комиссий разных уровней знают, что если кто-то начинает на них давить, принуждать к каким-то противоправным действиям, помимо того что есть новая статья Уголовного кодекса, которая приводит к уголовной ответственности, они знают, что в Москве есть Центральная избирательная комиссия, есть Администрация Президента, что их защитят. Это меняет настроение.

Моя мечта, чтобы в избирательные комиссии шли лучшие, чтобы туда был конкурс. Чтобы было престижно, чтобы люди гордились, что они выполняют высокую государственную, общественную миссию в интересах наших людей, стоят на страже Конституции и закона. И это настроение сейчас пошло, передаётся. Самое главное, будет доверие большое к качеству комиссий, к тем, кто там работает. Тогда не надо будет всех тех мер: наблюдатели, наблюдатели, контроль над контролем.

В.Путин: В конечном счёте, это доверие к власти.

Э.Памфилова: Конечно, я же не чародейка, не волшебница, это очевидно, эти меры длительные, мы ведём системную работу, и быстрых плодов не будет. Но уже многое меняется, уже мы видим результаты, о которых коротко я сейчас сказала.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 9 октября 2017 > № 2341829 Элла Памфилова


Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 19 декабря 2016 > № 2012230 Элла Памфилова

Встреча с Председателем Центризбиркома Эллой Памфиловой.

Владимир Путин встретился с Председателем Центральной избирательной комиссии Эллой Памфиловой.

В.Путин: Элла Александровна, знаю, что Вы проводили большую работу по анализу того, что происходило в период выборов депутатов Государственной Думы, как это всё было организовано, работали с жалобами, претензиями участников этого процесса. Наверное, с этого начнём, да?

Э.Памфилова: Да, Владимир Владимирович. Ровно три месяца прошло – время зря не теряли, провели серьёзную работу над ошибками, сделав упор в первую очередь не на то, что удалось, а на то, что ещё не удалось, и исходили из точки зрения предстоящего большого серьёзного избирательного цикла, включая президентские выборы в марте 2018 года.

В наступающем году тоже серьёзная кампания, в которой может быть потенциально 40 миллионов избирателей: в 15 регионах будем избирать глав, в шести – законодательные собрания. Где-то в 30 регионах будет проходить серьёзная кампания. В этой связи очень важно было не только сохранить, но и развивать, укреплять тот курс, то направление, которое Вы задали очень чётко, – на прозрачные, открытые, конкурентные, свободные выборы.

Хотела бы в связи с этим обратить внимание на три аспекта.

Что касается прошедшей кампании, сейчас очень важно, чтобы никто из нарушителей не ушел от наказания, для того чтобы нам почистить площадку на будущие выборы.

Мы постарались выявить практически все нарушения, которые были, и, самое главное, обеспечить неотвратимость наказания, чтобы впредь никому неповадно было. Но я хочу сказать, что мы проанализировали серьёзно: из 85 регионов у нас в 62 регионах практически не было никаких нарушений, кампании прошли очень достойно, ни жалоб не было, ни наблюдатели, ни эксперты не ставили на вид.

В оставшихся 23 регионах в той или иной степени нарушения были. А в некоторых весьма и весьма серьёзные. И в первую очередь, я бы сказала, по вине руководителей субъектов Российской Федерации, которые, к сожалению, злоупотребили административным ресурсом. Я подготовила материалы, я их Вам потом передам. Это уже Ваше дело, Ваше право решать.

Что касается нашей компетенции, того, что было в нашей компетенции, – мы своих коллег в регионах, там, где были нарушения, всё что могли, мы сделали, наказали: нескольким выразили недоверие, предложили освободить занимаемые должности.

У нас 32 руководителя территориальных комиссий освобождены от занимаемых должностей за правонарушения, а 4398 человек – это руководители участковых комиссий и члены комиссий – тоже освобождены [от должностей]. Даже некоторые комиссии пришлось вообще распустить, чтобы впредь неповадно было. Я говорила: звонить вам может кто угодно, а отвечать придётся вам. Вот и они ответили по всей строгости, и я думаю, что этот курс мы будем продолжать.

Мы взяли курс на обновление, у нас прошла ротация, пришло не менее 30 процентов новых руководителей комиссий субъектов Российской Федерации и более 50 процентов их заместителей. Более того, «омолодились» примерно на 6–9 лет. Резко, на 8,5 процента, снизилась административная составляющая, то есть в меньшей степени стало представителей от администрации, в большей степени – представителей партий.

У нас с 2011 года партийное представительство очень резко возросло. Во всех уровнях комиссий сейчас участвуют представители 28 партий. Такого не было ещё никогда. Это первый вопрос.

Второй очень важный аспект, на который я хотела обратить внимание, это техническое переоснащение. Я бы хотела Вас поблагодарить за поддержку: только благодаря Вам и Правительству, премьеру нам удалось в сжатые сроки организовать видеонаблюдение почти на трети участков. Кстати, в этом тоже во многом был залог открытых, свободных выборов.

Я подготовила предложение, надеюсь, Вы поддержите этот тренд, о создании системы видеонаблюдения на предстоящих президентских выборах.

Что ещё касается технических перевооружений, хотела Вам показать, что мы наметили. У нас 50 с лишним регионов – 52 – переведено на цифровые каналы, а жёлтенькие – это ещё пока аналог. Мы за счёт собственных ресурсов, нам здесь не нужно ничего, планируем в этом году всё перевести на цифру. Это позволит нам более оперативно работать, то есть существенно улучшит работу всей избирательной системы.

Второй очень важный вопрос, в котором нужна будет Ваша помощь, касается так называемых КОИБов – комплексов обработки избирательных бюллетеней. Они очень себя хорошо зарекомендовали, регионы просят их, особенно там, где хотят проводить выборы честно. Но их очень мало на всю страну, поэтому мы, Центральная избирательная комиссия – в эту кампанию за счёт оптимизации внутренних расходов мы сэкономили свыше 500 миллионов, – мы просим, чтобы эти деньги не просто у нас Минфин забрал, а чтобы мы могли их направить именно на закупку КОИБов. Мы держим курс на обеспечение всех избирательных комиссий современными способами подсчёта бюллетеней. Тут без Вас не обойдёмся, Вы сами знаете.

Следующий момент. За счёт собственных ресурсов мы будем вводить так называемый QR–код – это машинописный код, считывает моментально протоколы. Это поможет нам ликвидировать самые большие претензии, минимизировать фальсификации в процессе подготовки протокола. Мы сами всё это решим, хотела просто Вас проинформировать.

Теперь следующий очень важный аспект. Мы проанализировали всё выборное законодательство, собрали научно-практическую конференцию, собрали все предложения от независимого экспертного сообщества, наблюдателей, партий, Совета при Президенте по правам человека, уполномоченных по правам человека, мы с ними взаимодействовали, всех, кто был заинтересован, обобщили этот материал, я его Вам представлю. Чтобы довести это до ума, очень важно, я бы Вас просила дать распоряжение о создании рабочей группы под эгидой Администрации Президента с участием и представителей Федерального Собрания, и Правительства, и ЦИКа, чтобы это всё трансформировать в конкретные поправки и запустить эту серьёзную работу.

И, пожалуй, последнее, это один из важнейших вопросов. Он вроде бы частный, но очень важный – то, что касается голосования людей маломобильных, инвалидов.

У нас есть хорошая программа – «Дорога на избирательный участок», – отвечающая задачам федеральной программы «Доступная среда». Её осуществление в полной мере, конечно, позволит нам резко повысить электоральную активность людей с ограниченными возможностями. Это очень важный элемент вообще в интеграции в общество.

В принципе, мы многое наметили и сделаем исходя из реальных возможностей. Но есть одна проблема. У нас, к сожалению, отсутствует единая база необходимых сведений о таких гражданах, в разрезе категории инвалидности – они тоже хотят голосовать: слепые, слабовидящие, глухие, слабослышащие, так называемые опорники. К сожалению, мы получаем только статистику Пенсионного фонда по группам инвалидности, это не позволяет нам правильно организовать участки.

С 1 января Правительство запускает информационную систему «Федеральный реестр инвалидов». Я бы просила Вашей поддержки, чтобы нас тоже включили в получатели этой программы. Это нам позволит качественно, адресно организовать работу, это, как ни крути, около 12 миллионов избирателей. И в этой связи была бы очень признательна, если бы Комиссия при Президенте по делам инвалидов, Ваша Комиссия, совместно с ЦИКом, Министерством юстиции, Минтрудом рассмотрела вопрос о мерах по обеспечению избирательных прав инвалидов. На протяжении следующего года с Вашей помощью будем этим заниматься, если Вы не возражаете.

В.Путин: Спасибо.

Элла Александровна, Вы знаете мою позицию: чем чище, чем прозрачнее выборы, тем выше легитимность того органа власти, который с помощью этих выборов формируется. Поэтому будем работать. Деньги, конечно, надо будет посчитать, согласовать с Правительством, с Минфином. Но, безусловно, будем работать над реализацией Ваших предложений.

Э.Памфилова: Спасибо большое.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 19 декабря 2016 > № 2012230 Элла Памфилова


Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 23 сентября 2016 > № 1908146 Элла Памфилова

Встреча с Председателем Центризбиркома Эллой Памфиловой и членами ЦИК.

Владимир Путин встретился с Председателем Центральной избирательной комиссии Эллой Памфиловой и членами Центризбиркома. Обсуждались итоги прошедших в стране выборов.

В единый день голосования в России прошли выборы в Государственную Думу, а также выборы разного уровня в 60 регионах страны.

* * *

В.Путин: Уважаемая Элла Александровна! Уважаемые коллеги!

Прежде всего хочу всех вас поблагодарить за проделанную работу, всех членов Центральной избирательной комиссии, сотрудников, ваших коллег за ту огромную напряжённую работу, которую вы проделали в ходе завершившейся избирательной кампании по избранию нового состава Государственной Думы, парламента Российской Федерации.

Вы достойно справились со своей задачей, обеспечили условия для честной, конкурентной борьбы всех политических партий, для того, чтобы граждане нашей страны могли выразить свою волю в ходе этого голосования.

Центральная избирательная комиссия взяла под контроль соблюдение всех предусмотренных законом процедур, оперативно реагировала на поступающие жалобы. Видел, как Элла Александровна выступала по всем этим вопросам достаточно жёстко, и хочу вас заверить, что со своей стороны буду делать всё для того, чтобы те озабоченности, которые возникли у наблюдателей, у вас, не только были учтены – чтобы они были соответствующим образом проверены.

Итоги, тем не менее, прошедшей кампании признаны объективными и легитимными подавляющим большинством её участников и наблюдателей, а самое главное – российским обществом. Это, безусловно, является самым важным индикатором того, что наша избирательная система развивается – и развивается в правильном направлении.

В организации выборных процедур, в контроле над ходом голосования всё более активное участие принимают и политические партии. Мы с вами знаем об этом, именно по их предложению назначено около половины всех членов избирательных комиссий разного уровня.

Итоги прошедшей кампании признаны объективными и легитимными подавляющим большинством её участников и наблюдателей, а самое главное – российским обществом. Наша избирательная система развивается – и развивается в правильном направлении.

В целом по стране в сложном ответственном процессе, в организации и проведении выборов принимал участие солидный отряд ваших коллег – 880 тысяч человек, членов избиркомов с правом решающего голоса. Это, конечно, очень большая команда.

Весомый вклад в повышение прозрачности процедур, безусловно, вносят наблюдатели. Не менее важна, наверное, и созданная система видеонаблюдения, онлайн-трансляции в общедоступных сетях. Безусловно, эту практику нужно продолжать и развивать.

Ещё раз хотел вас всех поблагодарить за проделанную работу, и, разумеется, было бы интересно услышать ваши собственные мнения о том, как шла эта предвыборная кампания, какие соображения по дальнейшему совершенствованию нашей совместной работы.

Э.Памфилова: Спасибо, уважаемый Владимир Владимирович!

Прошу Вас взять этот альбом. Там мы попытались сконцентрировать всю статистику, которая вообще отражает масштаб этой кампании. И хочу сказать, что эта самая масштабная и сложная кампания за всю электоральную историю современной России, поскольку в ней было более 5300 кампаний разного уровня – естественно, если сравнивать с 2011 годом, когда участвовало только 7 партий, сейчас – 14 партий и плюс ещё возвращение одномандатных округов. То есть многократно, конечно, и нагрузка увеличилась, потому что конкуренция была высокая. В среднем, если брать на округ, это 14,5. То есть, конечно, масштаб беспрецедентный. В некоторых регионах у нас было до 9 мандатов.

Посмотрите, не будут здесь перечислять, много интересного есть. Думаю, что Вы оцените этот масштаб: почти 40 тысяч мандатов замещалось. Более того, у нас в 39 регионах ещё шли кампании в законодательное собрание, 7 губернаторов. Хочу подчеркнуть, что тоже очень хорошо, что вернули – и все это отметили – прямые выборы губернаторов (это очень важно), тоже результаты неплохие. Вообще–то, в кампании претендовали на места во все органы власти 102 тысячи кандидатов, это огромное количество.

По наблюдателям посчитали. Экспертным сообществом высказывались опасения, что их будет гораздо меньше. На самом деле, мы сейчас посчитали цифры, если в 2011 году их было 440 120 (это вместе с членами комиссий с правом совещательного голоса), то нынешняя цифра, что мы сейчас посчитали, – 419 487, это сравнимо, практически то же самое.

Хотела бы поблагодарить основные партии, которые, действительно, выставили мощный десант наблюдателей. И мы постарались со стороны ЦИК создать максимально благоприятные условия как представителям СМИ, которые были аккредитованы, чтобы им не чинили никаких препятствий, так и в отношении наблюдателей: как мы говорим, фактически установили мораторий на их удаление. Все, кто хотел наблюдать, а мы призывали неоднократно и на каждом заседании, выступлении говорили: хотите честных выборов – приходите на выборы, голосуйте и наблюдайте. Все наблюдатели, представители СМИ – это всё наши естественные союзники, те, кто хотел честных, конкурентных, прозрачных выборов.

Хочу сказать, что «Единая Россия» выставила 166 782 наблюдателя, КПРФ – 83 323, ЛДПР – 58 612, «Партия роста» много выставила – 42 884, «Справедливая Россия» – 51 803, «Яблоко» – 3697, не буду дальше перечислять масштаб. Кстати, чем больше наблюдателей, тем более весомы и аргументы, в частности по нарушениям, которые выявлены, от тех, кто действительно закрыл все участки, отслеживали, и они могли дать точную информацию, а не какие–то предположения о том, что происходило.

У нас на треть сократилось количество повторных вводов в систему ГАС «Выборы» по сравнению с прошлой кампанией. Мы очень под жёсткий контроль это взяли, потому что, как только возникает повторный ввод, мы сразу начинаем разбираться, в чём причина: или это какая–то техническая ошибка, или это с чем–то связано: кто–то решил помудрить. Поэтому отследили всё тут – никто не уйдёт от ответственности.

Вчера был просто безобразный случай, который мы выявили в Воронежской области. Полагаю, мы эти материалы передадим в Генеральную прокуратуру. Думаю, что там ответить по полной программе должны все, кто причастен к умышленному изменению данных. И там, на наш взгляд, просто беззастенчиво применялся административный ресурс. Надеюсь, что правоохранительные органы дадут соответствующее заключение и по этому, и по тем нарушениям, которые, к сожалению, были. Но их было гораздо меньше, чем в прошлую кампанию.

По данным МВД, возбуждено уже сейчас 32 уголовных дела – в 2011 году их было 54. То есть у нас жалоб, которые к нам сейчас поступили по итогам избирательной кампании, 394, мы их все сейчас предметно рассматриваем, ни одна жалоба не останется без рассмотрения. Но в целом количество и характер жалоб не могут никак повлиять на характер кампании в целом, на легитимность выборов.

Максимально что мы могли? Конечно, мы начали работать, как я говорю, с места в карьер. За эти месяцы, пять с половиной месяцев, и такая беспрецедентно сложная кампания – конечно, у нас были недочёты, ошибки, я их вижу, и сейчас, когда мы будем проводить работу над ошибками, мы это должны обязательно учесть. Внутренне надо реорганизовать систему, чтобы она изнутри была более мобильна, более динамична.

Нам необходимо техническое перевооружение. Это могут быть КОИБ, новые системы голосования, то есть обязательная корректировка законодательства, потому что наряду с очень хорошими нормами, которые либерализовали законодательство и возможность, расширили конкурентность: это и снижение порога до пяти процентов с семи; это и прямые выборы губернаторов; это и то, что, если избрался представитель одной из партий в каком–то из регионов, уже всё, они могут подписи не собирать – количество подписей, которые надо собирать, сократилось.

Но наряду с этим с чем мы столкнулись: очень забюрократизирована, усложнена система регистрации, то есть очень много документов, очень сложно приходилось партиям их собирать (думаю, что они Вам сами об этом скажут), а нам – проверять. Тот же механизм сбора и проверки подписей. То же для простых граждан, особенно самовыдвиженцев, которые выходили на выборы. Даже у нас, когда многие юристы путались, скажем, классифицировать неточности законодательства, очень трудно иногда было какие–то нормы правильно классифицировать, а что говорить о простых людях, которые шли самовыдвиженцами? Хотя мы старались им помогать.

Считаю, что мы сейчас проведём работу над ошибками, что мы сами недоделали. Вижу ещё наш минус в том, что наши информационные коллеги в регионах должны в большей степени информировать граждан и о выборах. Думаю, что понижение явки было связано в том числе с тем, что недостаточно с нашей стороны, скажем, в регионах наши коллеги информировали граждан, где будут выборы, когда, на каком участке. Потому что сейчас, конечно, мы максимально усовершенствовали эти методы.

У нас в Москве – СМС-сообщения, в электронном виде, пожалуйста, но есть категории граждан, особенно пожилых, которые привыкли приходить на выборы, получать открыточки. Они не пользуются этими СМС-сообщениями, они их не читают. Надо наряду с прогрессом сохранить традиционные методы оповещения именно для этой категории граждан. Это то, что касается наших методов работы, то есть есть внутренние; есть вопросы технического переоснащения, и законодательные корректировки, и совершенствование практики правоприменения.

Мы намерены такую серьёзную работу над ошибками провести, встретиться со всеми партиями, кто в этом заинтересован, с экспертным сообществом. Мы на протяжении всего времени очень тесно сотрудничали, мы никого не отталкивали. Все, кто хотел помогать, все, кто был заинтересован в честных выборах, чтобы они прошли нормально, – они все были услышаны Центризбиркомом. В чём я точно не сомневаюсь (думаю, и мои коллеги), что полную открытость и прозрачность мы точно обеспечили.

Что ещё хотела бы сказать, Владимир Владимирович, очень важное. Благодарю Вас за эту встречу. Впервые за 13 лет встреча проходит в таком составе, а это очень важно, потому что ЦИК определяет не Памфилова. Это коллективный орган, и все мои коллеги, несмотря на то, что здесь представители шести партий и беспартийные, – мы сработали как единый коллектив. И впервые, между прочим, по итогам голосования за протокол проголосовали все единогласно.

Мы создали рабочий коллектив, и надеюсь, что с завтрашнего дня наряду с рассмотрением всех жалоб, и надеемся, что правоохранительные органы, и Генеральная прокуратура предметно и принципиально отработают все те серьёзные недостатки, жалобы, когда злоупотребляли… Знаете, самое сложное было, с чем мы столкнулись? К сожалению, далеко не все руководители регионов услышали Вашу политическую волю, Ваш призыв к открытости, конкурентности, честности выборов, и некоторые из них пропускали это через призму личных интересов, извините. Сейчас не буду давать конкретную информацию, потому что мы первый этап проанализировали, то, что было до дня голосования: где было бессовестное использование и злоупотребление административным ресурсом на этом этапе.

В чём ещё была специфика нашей работы в этот раз? Мы не стали делать акцент на неголосовании. Чтобы день голосования прошёл нормально, надо было каждый день отслеживать, что происходит на этом этапе, предотвратить целый ряд возможных злоупотреблений. Так вот, мы этот материал подготовим.

Хотела бы, поскольку это в нашей компетенции, очень внимательно посмотреть, как сработали наши коллеги в регионах – председатели комиссий. Сейчас у нас ротация предстоит, две трети будем менять. Мы здесь посмотрим и по своей линии оценим, кто как сработал, кто прогнулся не под закон, а под какие–то интересы, а кто отработал честно, несмотря на любое давление. А остальное дело – уже Вам решать, то, что касается руководителей регионов.

И второй этап – это день голосования. Сейчас я не готова, поскольку мы сейчас анализируем, к нам ещё поступают обращения. Одно скажу, ситуация, которая сложилась в Санкт-Петербурге (я лично курировала – наряду с Москвой и Московской областью), – если в Москве и Московской области прогресс налицо, особенно в Москве, и быстро реагировали, к сожалению – Санкт-Петербург глубоко разочаровал: мы рассматривали по округам, есть серьёзнейшие нарушения. Все документы, все жалобы и обращения переданы в прокуратуру. Надеюсь, что тоже соответствующие выводы будут сделаны.

И ещё последнее, заканчивая своё длинное вступление, извините, но пережито всё это. Мы с чем столкнулись? Вот видим, что очевидное нарушение, видим, что наш коллега недобросовестен. Мы выражаем недоверие, но губернатор говорит: «Нет, сиди». Центральная избирательная комиссия выразила недоверие председателю комиссии, он сидит с рекомендацией уйти, освободить место. С нами не согласен руководитель – человек остаётся на месте. По закону всё верно, но надо продумывать.

Если мы берём на себя такую ответственность, как в условиях, не нарушая принципа федерализма, отладить механизм, чтобы у Центральной избирательной комиссии были хотя бы те же полномочия, которые есть у комиссий субъектов Федерации. Они могут снимать, назначать, влиять на состав территориальных избирательных комиссий; территориальные имеют возможность влиять на участковые. У нас, к сожалению, оказалось, что иногда, видя такие злоупотребления, мы можем грозить только пальцем. И я полагаю, что те предложения, которые мы подготовим, – законодатели их рассмотрят, для того, чтобы эта система была более эффективна.

В.Путин: У нас, знаете, и в системе государственного управления ведь есть такие вещи, при которых вышестоящий руководитель может только погрозить пальцем. Скажем, особые полномочия муниципалитетов, которые не входят в систему государственной власти. И конечно, много рычагов влияния, скажем, у руководителей регионов (регионы входят в систему государственной власти) на крупные муниципалитеты, но их далеко не всегда достаточно, чтобы эффективно организовывать работу, и это как бы минус.

Но жизнь сложнее и многообразнее. Вы сейчас упомянули о том, что у нас всё–таки федеративное государство, и есть соответствующие решения, связанные с особой ролью, если оставаться в рамках этого примера, у муниципалитетов, и в соответствии с международными документами, которыми мы руководствуемся, поскольку мы их подписали, они должны иметь определённый набор собственных полномочий.

Поэтому то, что Вы сейчас затронули, – эта проблема носит системный характер и проявляется в совершенно разных сферах. Хотя, безусловно, если мы сталкиваемся с какими–то вопросами, требующими особого внимания и рассмотрения, нужно к ним обращаться и думать, как совершенствовать эту систему, это совершенно точно.

Теперь что касается моего отношения к коллегам из регионов. Вы наверняка все видели, сейчас буду говорить не про предвыборные и выборные дела, – видели, как я отношусь к тем, кто нарушает закон, вне зависимости от того, каких политических взглядов человек придерживается и как он позиционирует себя в политической сфере: если человек нарушает закон, он должен за это отвечать, нести ответственность. Это касается и поведения руководителей любого уровня и ранга в сфере экономики, в социальной сфере, в политической сфере – здесь все должны быть поставлены в равные условия. Так мы будем относиться и к той сфере деятельности, которой вы занимаетесь.

Безусловно, вы работаете в очень важной политической сфере. Сейчас хотел бы завершить эту часть нашей беседы чем: чем менее политизированной будет ваша работа, тем лучше. Она должна быть технической и выстроенной исключительно в рамках действующего закона, и все требования должны быть направлены ко всем участникам этого процесса исключительно не по каким–то критериям, связанным с политическими симпатиями, а связанные только с одним – с исполнением Закона Российской Федерации о выборах и со всем, что с этим связано.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 23 сентября 2016 > № 1908146 Элла Памфилова


Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 22 марта 2016 > № 1695597 Элла Памфилова

Встреча с Уполномоченным по правам человека в России Эллой Памфиловой.

Владимир Путин провёл встречу с Уполномоченным по правам человека в России Эллой Памфиловой. Омбудсмен представила главе государства ежегодный доклад по ситуации с обеспечением прав человека в стране.

В.Путин: Элла Александровна, рад с Вами встретиться в Вашем сегодняшнем качестве. Знаю, что Вы в ближайшее время переходите на другую работу. Хорошо, что Вы всё–таки доводите то, чем Вы занимаетесь в настоящее время, до определённого логического завершения. У нас за время существования этого института было 18 докладов по правам человека, из них два сделали Вы. И потом в пятницу у Вас доклад в парламенте.

Э.Памфилова: Отчитаюсь по полной программе, мне есть что сказать.

В.Путин: Пожалуйста.

Э.Памфилова: Во–первых, спасибо большое за внимание к этой тематике на протяжении двух лет. Я вообще была назначена в такой знаменательный день – 18 марта 2014 года: с утра в Думе утвердили, после обеда поехала в Кремль на подписание соглашения по воссоединению с Крымом.

И конечно, сразу началась практически другая жизнь: новый круг проблем, связанных и с получением жителями Крыма (кстати, у меня первая поездка была в Крым) российского гражданства, потом беженцы с Украины – это во многом предопределило мою работу в течение этих двух лет. Возник сразу целый пласт новых проблем, связанных с санкционным давлением, со многими другими факторами, внутренними и внешними.

Доклад этого года кардинально отличается не только от предыдущих докладов, но даже от прошлогоднего, поскольку впервые предпринята попытка собрать все факторы, влияющие на ситуацию с правами человека, и выявить некую устойчивую тенденцию, что происходит. То есть не просто на основе тех обращений, которые поступают к Уполномоченному, потому что здесь картина не может быть объективной, а с учётом того, что вообще чувствуют люди в регионах. И сейчас заложена основа в этом докладе, который Вам представляю, здесь впервые уже есть такой материал, предпринята попытка создания некоей правозащитной карты России с учётом специфики, здесь много таких моментов.

Мы что сделали: в прошлом году начали и в этом году провели огромные исследования, было опрошено (нам помогал Фонд общественного мнения) свыше 60 тысяч людей во всех регионах страны, такой массив получили. Кстати, в сравнении с тем, что было в прошлом году, динамика. Второе, около 64 тысяч обращений, которые непосредственно ко мне поступили как к Уполномоченному и к моим коллегам в регионах, мы тоже обработали всё это, то есть получился такой массив, который даёт довольно углублённую картину, насколько различается, какие общие проблемы страны и насколько они разнятся в зависимости от регионов, где наиболее больные точки.

Если говорить об общих ситуациях, то какие угрозы и вызовы очевидны и лежат на поверхности? Первое, это самая главная угроза, которая, скажем, связана с национальной безопасностью, – фактор национальной безопасности, который непосредственно влияет на самое главное право – право на жизнь. Здесь, конечно, помимо терроризма, это коррупция, высокий уровень коррупции. Это высокий разрыв между богатыми и бедными, то есть социально-экономический разрыв, он в России один из самых высоких.

Если с 2000 года, мы проанализировали, сам уровень бедности вообще не рос, – уровень роста материального благосостояния с 2000 года был беспрецедентным. У нас сейчас уровень бедности только за прошлый год стал увеличиваться на три миллиона, но, казалось бы, на таком фоне, то есть когда не было такого высокого уровня бедности, разрыв рос постоянно. Если, скажем, в последние годы существования Советского Союза, в 1990 году, разрыв был в 4,5 раза, то сейчас – где–то в 16,5 раза, максимум – в 2012 году, в этом году он слегка уменьшился, но, если тенденцию не переломить, он может достигнуть по итогам 2017 года 20. Это очень высокий разрыв, а он предопределяет ряд негативных факторов.

В.Путин: В этой связи одна из главных задач социальной политики – это организация целевой помощи со стороны государства именно тем группам населения, которые нуждаются в поддержке.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 22 марта 2016 > № 1695597 Элла Памфилова


Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 10 декабря 2015 > № 1576122 Элла Памфилова

Встреча с Уполномоченным по правам человека в России Эллой Памфиловой.

Владимир Путин провёл встречу с Уполномоченным по правам человека в России Эллой Памфиловой. Обсуждались итоги деятельности Уполномоченного по правам человека в России, его региональных представителей. Отдельно Элла Памфилова информировала главу государства о наиболее частых обращениях граждан.

В.Путин: Элла Александровна, уже год прошёл, как Вы работаете Уполномоченным по правам человека.

Э.Памфилова: Более полутора лет, Владимир Владимирович, как один день пролетели.

В.Путин: Год заканчивается, и мы с Вами встречаемся регулярно. Что накопилось?

Э.Памфилова: Во–первых, хотела бы поблагодарить Вас за то, что Вы в своём Послании обратили внимание на целый ряд важнейших правозащитных аспектов. Это имеет очень большое значение. Во–вторых, за постоянную поддержку института уполномоченных. Это невероятно важно, особенно для моих региональных коллег. Сейчас в результате этого он стал и более узнаваемым, и более востребованным.

В конечном итоге это направлено не просто на статус ради статуса, а просто больше возможностей сейчас у людей появляется в связи с этим, особенно у самых незащищённых, малообеспеченных в первую очередь. То есть кому лучше защищать свои права с помощью этого института, потому что у них нет возможности ни СМИ привлекать, ни дорогих адвокатов, и тут как раз региональный Уполномоченный добирается до сельской местности, до человека: стариков, инвалидов и тех категорий, которым более всего тяжело.

Поэтому Вам огромное спасибо. Мы с коллегами в эти дни обсуждали весь комплекс проблем, который перед нами стоит, и я уверена, что, несмотря на все сложности, он стал более оперативным и мобильным.

В связи с тем, что к нам идут с самыми горячими проблемами, как раз сегодня хотела с Вами обсудить одну из самых горячих проблем, с которой сейчас стали идти к нам люди всё в большей степени. Это связано с так называемым ростом, скажем, тенденция такая наметилась, с ростом каких–то совершенно необоснованных поборов с населения. Я приведу Вам несколько примеров. Просто удивительно, когда наши власти разного уровня, скажем, затыкают прорехи своей не всегда эффективной деятельности, пытаются затыкать с помощью населения, увеличивая эти поборы, и далеко не всегда обоснованные. Особенно парадоксально, у меня есть такие факты, я Вам позже их приведу, когда снимают с более бедных, чтобы отдать более богатым, то есть вообще вопиющая ситуация.

Я бы хотела на нескольких аспектах остановиться, это связано с несовершенством законодательства и практики правоприменения. Сейчас налог на землю на основе кадастра, здесь очень много недоработок, и это подтверждают и акты проверки Счётной палаты. Знаете, по некоторым регионам у меня жалобы. Не то чтобы на десятки, в сотни раз увеличились размеры налога, и они ничем не обоснованы, то есть непонятно, из чего это состоит, если, скажем, рядом даже, в одном регионе, они могут разниться в зависимости от того, кто назначает.

Конечно, целый ряд регионов снял эту проблему, льготников они поддержали. Я, кстати, к Медведеву обратилась, думаю, что понадобится Ваша помощь, чтобы посмотрели то, что касается людей, у которых четыре сотки, шесть соток. Тут надо как–то подумать о льготах. А что касается всех остальных, здесь просто надо навести порядок, потому что не дело, особенно когда дачник получил, схватился за сердце, пошёл в суды. Примерно 80 тысяч надо потратить для того, чтобы вот эту всю тяжбу вести. Откуда у пенсионера такие деньги? И целый ряд других казусов, не буду сейчас подробно говорить, у меня они чётко изложены. Эту проблему надо решать.

То же самое – мы тут обсуждали на днях как раз, когда у нас были семинары с представителями наших жилищных министерств, которые занимаются жилищными проблемами, – тот же произвол, скажем, при начислении налога (взноса) на капитальный ремонт. Знаете, устали сравнивать, это в компетенции регионов принимают величину, но нет единых, скажем, стандартов, непонятно, на чём это обосновано. Такое ощущение, что часто это берётся с потолка. Скажем, как объяснить, что в Москве эта плата примерно в пять раз больше, чем в Санкт-Петербурге? Там жилищный фонд, что ли, лучше?

Тут очень много тоже вопросов по этому поводу. У меня есть совершенно конкретное предложение: необходимо просто обеспечить, во–первых, прозрачность этого процесса, обоснованность, как ставится на ремонт, в какой поочерёдности, как аккумулируются средства, кто их будет контролировать. Что будет с этими деньгами через 10 лет с учётом инфляции, например? Скажем, много факторов абсолютно непроработанных, и у людей это вызывает законное возмущение, потому что им эти жилищные компании, они не объясняют людям, из чего это собирается. Более того, не обосновывая ещё размер этого налога, они назначают пени и штрафы. Но как это может быть? Я считаю, что здесь совершенно недопустим произвол. И надеюсь, что я Вам более подробно своё предложение выскажу по этому поводу.

Потом ещё такой важный вопрос, связанный с балансом экологических и социально-экономических интересов. У меня целый ряд таких громких дел в целом ряде регионов, когда возникает такой «бермудский треугольник»: федеральная власть, местные власти и жители. «Бермудский треугольник» непонимания, неумения согласовывать интересы, неумения разговаривать с людьми, учитывать их, скажем, нужды. С другой стороны, уметь объяснить важность, государственность тех или иных правил. Этому надо учиться.

Скажем, особенно острая ситуация в связи с Байкалом. Там есть большое непонимание и неумение друг другу объяснять свои резоны. Это есть и в Башкортостане в связи со строительством «Кроношпана», когда пытаются построить, скажем, завод. Вот мне удалось отбить посягательства на Водный кодекс, просто в водоохранной зоне пытаются засыпать Волгу и построить элитные коттеджи и так далее.

Тема согласования экологических и социально-экономических интересов приобретает всё большую актуальность, поскольку люди всё более активно в этом участвуют. И тут надо находить возможность это обсуждать, вот в этом есть роль «открытого правительства», а не загонять проблему вглубь, к сожалению.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 10 декабря 2015 > № 1576122 Элла Памфилова


Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 6 мая 2015 > № 1362509 Элла Памфилова

Встреча с Уполномоченным по правам человека в России Эллой Памфиловой.

Российский омбудсмен информировала главу государства о подготовке ежегодного доклада о ситуации с соблюдением прав человека в стране.

В.Путин: Элла Александровна, знаю, что Вами подготовлен доклад о правах человека в Российской Федерации.

Э.Памфилова: Да, за прошлый 2014 год. И он, конечно, отличается существенно, поскольку год был такой особенный, когда начали с Крыма.

В первой части в первый раз мы провели исследование через тройную призму: взгляд общества на права человека, взгляд правозащитников и меня как Уполномоченного. Самое интересное, что самые горячие точки пересечения оказались, в общем–то, единодушно оценены.

Доступность права на медицинское обслуживание – это у всех в приоритете, независимо от возраста, сословия, то есть на первое место выходит здравоохранение. Потом трудовые права, и, как ни странно, люди стали больше переживать о том, чтобы не потерять работу, хотя безработица низкая.

Появилась такая новая категория, на которую надо обратить внимание, – это работающие бедные. По всем исследованиям получается, что доля бедных пенсионеров, скажем, гораздо меньше, чем работающих бедных, если там двое-трое детей.

В.Путин: Уровень доходов низкий?

Э.Памфилова: Да. Получается, что МРОТ, минимальный уровень оплаты труда, перестал работать и выполнять свою главную социальную функцию, то есть мотивировать к труду. Надо что–то с этим делать.

Потом, как обычно, образование. Жильё, как всегда. Но появились новые, наряду с традиционными правами и претензиями, если исходить из почты и жалоб.

Кстати, ко мне за год поступило свыше 59 тысяч жалоб, то есть практически на 44 процента больше, чем раньше. На 30 процентов возросли обращения наших граждан, чьи права нарушены за территорией России, за границей. Но здесь довольно эффективно их удаётся восстанавливать: в два с половиной раза увеличилось число восстановленных прав.

Наряду с традиционными претензиями – например, скажем, отсутствие или слабая состязательность в судебном процессе – много жалоб продолжает идти на слабый механизм досрочного освобождения. Я думаю, что сейчас в связи с амнистией частично эта проблема решится.

И, кстати, я в развитие доклада принесла предложения – с учётом того, что по амнистии достаточно большое количество народа выйдет, далеко не всем есть куда идти, – предложения по ресоциализации: как их занять, как помочь им в этой жизни адаптироваться. У меня есть конкретные предложения.

Также наряду с традиционными жалобами, обращениями стало увеличиваться количество обращений нового характера – например, в связи с деятельностью коллекторских агентств. Я тоже принесла совершенно конкретные предложения. Там действительно достаточно тревожная ситуация. Надо принимать серьёзные меры.

В.Путин: Мы недавно обсуждали этот вопрос. Рассматриваются даже, по–моему, некоторые изменения в закон. Поговорим сейчас об этом.

Э.Памфилова: И по пожарам, естественно, есть дополнительные предложения, как защитить людей в связи с пожарами.

По неправительственным организациям ряд предложений, по некоммерческому сектору – хотела с Вами обсудить.

В.Путин: Хорошо.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 6 мая 2015 > № 1362509 Элла Памфилова


Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 17 ноября 2014 > № 1226580 Элла Памфилова

Встреча с Уполномоченным по правам человека в России Эллой Памфиловой.

Владимир Путин провёл встречу с Уполномоченным по правам человека в России Эллой Памфиловой.

Обсуждались различные вопросы деятельности Уполномоченного по правам человека в России, меры по укреплению статуса института Уполномоченного.

Речь шла, в частности, о внесении поправок в закон об уполномоченном, предусматривающих согласование перед назначением кандидатур региональных уполномоченных с федеральным, мерах по упорядочению программы предоставления временного жилья людям, оставшимся по различным причинам без жилых помещений, разработке процедуры выхода некоммерческих организаций из реестра иностранных агентов после прекращения финансирования из-за рубежа.

* * *

Э.ПАМФИЛОВА: Владимир Владимирович, хотела бы попросить Вас поддержать поправки в закон об Уполномоченном. Уже 16 лет этот институт работает в России. Конечно, сейчас в связи с новыми вызовами, стремительно расширяющимися задачами стало тесно в рамках закона, который был принят еще в 1997 году. В целях создания единой государственной системы защиты прав граждан, в целях лучшей координации работы с региональными уполномоченными, укрепления их статуса, лучшего взаимодействия, мы внесли [поправки], очень хорошо поработали вместе с Администрацией Президента.

В.ПУТИН: А чего все-таки не хватает?

Э.ПАМФИЛОВА: Не хватает самого главного – чтобы кандидатура регионального уполномоченного, в том числе при обсуждении, согласовывалась с федеральным уполномоченным. Это обеспечит лучшее взаимодействие, определенную независимость.

В.ПУТИН: [Закон] такую систему создаст.

Э.ПАМФИЛОВА: Да, и там целый ряд предложений об укреплении статуса региональных уполномоченных.

В.ПУТИН: Хорошо.

Э.ПАМФИЛОВА: Спасибо огромное. Это было очень важно.

И хотела бы обратиться к Вам по поводу острой проблемы. Сейчас ко мне идет большое количество обращений, это касается людей, которые оказались в сложной жизненной ситуации, без жилья, по разным причинам: наводнение, пожары, бывает, скажем, жертва ипотеки, в общежитиях ситуация сложная. Вдруг из-за каких-то экстремальных причин люди, иногда и с детьми, оказываются на улице. Особенно трагично, когда это бывает зимой, когда с детьми.

У нас статьей 95 Жилищного кодекса предусмотрено создание маневренного жилья, жилья на время, чтобы люди, пусть в скромных условиях, при минимальных социальных требованиях к этому жилью имели возможность тяжелое время пережить, пока решатся их проблемы, пока будет определено, что дальше делать.

В некоторых регионах это довольно неплохо работает, в Ростове-на-Дону, в Томске – там разработаны программы. Но в большинстве регионов, несмотря на эту статью Жилищного кодекса, очень мало, во-первых, информации, очень тяжелые проблемы. Полагаю, что это очень важно. Это, во-первых, и экономически, в общем-то, довольно выгодно, с одной стороны. Но самое главное, люди знают, что они в любой сложной ситуации не окажутся выброшенными на улицу, что есть государственная система, которая поможет им пережить трудное время.

В.ПУТИН: По-моему, практически везде эта норма действует.

Э.ПАМФИЛОВА: К сожалению, даже статистики (мы попытались собрать) – ни статистики, ни технических требований, ни разделения сферы компетенции – кто за это отвечает: за содержание, за создание, поддержание существующего временного, маневренного жилищного фонда, как формировать новый, за счет чего, какие механизмы – здесь очень много проблем.

В.ПУТИН: Вы полагаете, что это нужно сделать именно на законодательном уровне или в развитие имеющейся норма закона?

Э.ПАМФИЛОВА: Я полагаю, что это надо в развитие.

В.ПУТИН: Может быть, постановление Правительства какое-то.

Э.ПАМФИЛОВА: Поручить Правительству собрать всю информацию, потому что даже статистики нет. У меня жалоб много, целый пакет здесь, и получается, что нет системы. Где, скажем, власть оперативно работает, есть какие-то возможности, она решает эти проблемы, но в любой точке России люди должны знать, что их не оставят.

В.ПУТИН: Особенно, если это связано с какими-то техногенными авариями.

Э.ПАМФИЛОВА: Да, да. То есть надо все-таки прогнозировать и предусматривать, что такие ситуации могут быть. В общем, это важно, я считаю, что важно.

В.ПУТИН: Как в Москве сейчас произошло, авария с газом произошла.

Э.ПАМФИЛОВА: Да. Самое страшное – когда в морозных регионах, когда сильные морозы, да еще с детьми.

В.ПУТИН: Здесь, кстати говоря, не было никакой аварии на сетях большого давления. Это результат ремонтных работ в соседнем микрорайоне. Это совсем локальная, небольшая ситуация, а в целом – давайте посмотрим, хорошо. Только нужно понять рамки – кто на что может претендовать.

Э.ПАМФИЛОВА: Сферу компетенции.

К тому, что Вы сейчас сказали, что результат аварии. Я обратила внимание, сейчас запустила мониторинг, какова ситуация – право граждан на информацию о своих правах. Это удивительно. Вы знаете, дело в том, что в свое время мы добивались, чтобы наши министерства, ведомства были максимально открыты, чтобы давали гражданам информацию, что у них происходит, что они делают, на что граждане вправе рассчитывать, что государство обеспечивает. И, в общем-то, произошла даже революция: у нас работает закон 2009 года об информации, «открытое правительство», некоторые сайты соревнуются даже по рейтингам: Transparency International, миграционная служба, ряд других ведомств.

Но вот какой парадокс произошел: вроде бы информации больше, а простому человеку разобраться в ней стало гораздо труднее. Чаще всего эта информация – или пиар ведомства, или в этой словесной информационной шелухе обычному человеку не разобраться.

Что происходит в здравоохранении, что он, конкретный человек, в конкретной ситуации, в селе, в городе может, каковы его гарантии по получению доступной и качественной медицины. Очень много противоречивой информации, в которой обычно люди путаются, и это становится источником большой напряженности, недопонимания. Плохо работают и на федеральном уровне, и нет взаимодействия на местном уровне. Часто на местном уровне чиновники от Минздрава дают противоречивую информацию.

То же самое с образованием. Информации много, но люди часто не понимают, что происходит в сфере образования, что им гарантировано, где завтра он будет учить ребенка и так далее. В ЖКХ, в пенсионной системе. Проблема внятной, доступной, качественной и понятной информации о том, что происходит, к сожалению, сейчас возникла, и она очень актуальна. Полагаю, что сейчас, помимо мониторинга и опроса, я подготовлю специальный доклад по этому году.

В.ПУТИН: Хотелось бы тогда получить от Вас конкретные предложения, как Вы видите, что нужно дополнительно сделать для того, чтобы эта проблема решалась. Думаю, что, в общем, коллеги по различным направлениям деятельности предпринимают достаточно много усилий на этот счет. Но, видимо, недостаточно.

У меня, знаете, какой вопрос еще? Наша последняя встреча с Советом по правам человека, как там идет работа по обобщению предложений, которые были сделаны, по отработке материалов?

Э.ПАМФИЛОВА: Собирались вместе с правозащитниками, отработали план поручений. Владимир Владимирович, это очень важная вещь. Я на собственном опыте с этим столкнулась. Напишешь Вам письмо-предложение, Вы распишитесь, дадите хорошую очень резолюцию, а потом те ведомства, в адрес которых это обращение направлено, говорят: «Нет, все хорошо, у нас во ФСИНе все хорошо, у нас нет ни пыток, у нас все замечательно, ничего не надо». Не нужно, скажем, реформировать, не надо вносить замечания и так далее, и так далее. Сейчас в Администрации отработали эту систему, и самое главное – если поручение отрабатывается и идет совместно с Советом. Это дополнительная система контроля, чтобы уже глаза в глаза понять: а действительно у нас все хорошо там в той или иной системе?

В.ПУТИН: Нужно по каждому вопросу доводить, стараться, во всяком случае, доводить до конца, до решения.

Э.ПАМФИЛОВА: В развитие того разговора, что был, Владимир Владимирович, я хотела бы вернуться к закону об иностранных агентах. Ситуация, которая сложилась, парадоксальна. Минюст внес в реестр ряд организаций как иностранных агентов. Закон действует уже с 2012 года. Но, скажем, та система, которая сложилась, не дает возможности выйти из этого реестра. Например, организация прекратила иностранное финансирование, не занимается политической деятельностью, а Министерство юстиции объясняет, что нет процедуры выхода из иностранных агентов. Это просто парадоксальная ситуация.

В.ПУТИН: Они не могут принять решение?

Э.ПАМФИЛОВА: Да. Поэтому я подготовила предложения и письмо.

В.ПУТИН: Но они могут же в суде оспорить, мне кажется, это решение Минюста.

Э.ПАМФИЛОВА: Ряд судов идет.

Спасибо Вам, кстати, по поводу «Мемориала».

В.ПУТИН: У нас три «Мемориала», по-моему?

Э.ПАМФИЛОВА: Они все самостоятельные.

В.ПУТИН: Три организации.

Э.ПАМФИЛОВА: Три: правозащитный центр, историко-просветительское общество: международное и российское. Я надеюсь, что все благополучно они выполнят, все требования, будут работать.

В.ПУТИН: Надо просто, чтобы закон исполняли. Я понимаю, что там рутинные вещи какие-то.

Э.ПАМФИЛОВА: Да, это очень важно, ведь правозащитники требуют от власти, чтобы они исполняли закон. А уж сам Бог велел правозащитникам исполнять законы. Я полагаю, что здесь будет все нормально. Я очень прошу Вас поддержать мое предложение о том, чтобы организации, которые фактически выходят из статуса…

В.ПУТИН: А что Вы предлагаете?

Э.ПАМФИЛОВА: Необходимо, чтобы Минюст, исходя из того регламента – можно совместно с правозащитниками, – разработал процедуру выхода.

В.ПУТИН: Да, конечно.

Э.ПАМФИЛОВА: И внести соответствующие поправки в закон.

В.ПУТИН: Элла Александровна, я полностью с Вами согласен.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 17 ноября 2014 > № 1226580 Элла Памфилова


Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 3 июня 2014 > № 1089346 Элла Памфилова

Владимир Путин провёл встречу с Уполномоченным по правам человека в России Эллой Памфиловой.

В.ПУТИН: Добрый день!

Элла Александровна, приступили к работе?

Э.ПАМФИЛОВА: Пришла к Вам уже с очень большим блоком предложений по трём видам проблем.

Первый – это всё, что связано с Крымом, я там была четыре дня и вела очень активный приём людей. До ста человек в день приходилось иногда принимать, особенно в Севастополе.

Второй блок проблем связан с нашей пенитенциарной системой: предотвращение пыток, издевательств и всё, что касается реформирования этой системы.

Третий блок связан с нашими правозащитными движениями и вообще с развитием гражданского общества.

Я бы хотела начать с первого – того, что касается Крыма. Там, конечно, Федеральная миграционная служба работает очень интенсивно в том, что касается выдачи паспортов тем, кто уже получил российское гражданство. Но примерно, по оценкам экспертным, я тоже доверяю этой цифре, и судя по тем петициям, которые ко мне идут, около 50 тысяч человек примерно в Севастополе и Крыму, они и жили в Крыму, и постоянно живут в Крыму, по тем или иным причинам не имели регистрации, и у них возникли проблемы с получением гражданства. То есть да, очень много проблем.

В.ПУТИН: Что значит «не имели регистрации» – постоянно проживающие там граждане?

Э.ПАМФИЛОВА: Да. Например, дети прописаны где-нибудь в Киеве, бабушка или родственники приезжают, покупают садовый домик, дачи и живут там постоянно, дети учатся, но [граждане] не регистрировались.

В.ПУТИН: И они хотят иметь российское гражданство?

Э.ПАМФИЛОВА: Да, у них до того были проблемы с киевской, с украинской властью. И сейчас пока эта проблема непростая, надведомственная, там одним ведомством не обойтись. Проблема упирается в то, что нашей миграционной службе достались, скажем, те паспортные столы (я бы не сказала, что это крымские миграционные службы), которые лет на 20–25 отстали по всем направлениям. Это первое.

Второе. Вопрос упирается в то, что надо подтверждать, доказывать, что постоянно жил в Крыму, в суде. Суды, судебная система тоже пока очень тяжело работает.

И, третье, банки. Сейчас, я так услышала, банки уже стали как-то более активно идти туда, но проблема огромная даже пошлины оплатить. И получается замкнутый круг: люди трое суток отстоят в очереди в ФМС, потом они узнают, что они не имеют права, идут в суды, пошлину заплатить не могут и так далее. Проанализировав ситуацию, предлагаю, каким образом облегчить судьбу этих людей, потому что в основном наши потенциальные граждане – это дееспособные молодые люди.

В.ПУТИН: Они все хотят получить российское гражданство?

Э.ПАМФИЛОВА: Да, они все хотят получить российское гражданство. И тут ещё вторая проблема накладывается, Владимир Владимирович. Я уже почувствовала: пошёл – я не скажу что такой мощный поток, но всё-таки поток людей с востока Украины, особенно в Крым поехали, и они хотят перебраться. Боятся. У них тоже здесь родственники есть, какие-то связи. Но боятся даже ехать за документами. Особенно это касается молодых мужчин, таких у меня было немало.

И вторая проблема, по которой я приготовила предложения, поскольку, по моим данным, сейчас стал увеличиваться всё-таки поток людей с востока по всем направлениям – не только в приграничные районы, даже до Екатеринбурга добрались. Где-то власти быстро реагируют, где-то абсолютно равнодушны. Люди помогают, стараются как-то помочь, но системы нет. Мне так представляется, что нужна какая-то срочная системная программа, как этих людей принимать, что с ними делать, как это обустраивать, и так далее.

Я знаю точно, что на востоке, поскольку коллеги, с кем я работаю, занимаются гуманитарной помощью, пытаются помочь в районе бедствия. Там, конечно, необходим какой-то гуманитарный коридор. Я просто поражена, почему до сих пор наши международные организации такие авторитетные, вообще весь просвещённый западный мир вдруг одновременно стал глухим, немым и слепым и не замечает, что там действительно страшная просто трагедия и с детьми, и с людьми, которые хотят выбраться из-под обстрелов. Одна проблема – как их вывезти, другая – как их принять. Есть добрые люди, но этого недостаточно.

В.ПУТИН: Элла Александровна, я поручу Администрации Президента, чтобы они Вам помогли реализовать все Ваши предложения. Вместе справимся.

Э.ПАМФИЛОВА: Я их подготовила. К сожалению, сталкиваюсь и с равнодушием, и отписками. Покажу Вам потом отписки от очень высокопоставленных институтов, которые, извините, не приходят снизу, не смотрят, с людьми не общаются, не видят проблем, – сверху, в таких комфортабельных кабинетах легко так абстрактно всё решить. Это самая тяжёлая ситуация. Надеюсь, что с Вашей помощью мы продвинем это.

В.ПУТИН: Договорились.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 3 июня 2014 > № 1089346 Элла Памфилова


Россия > Внешэкономсвязи, политика > itogi.ru, 10 февраля 2014 > № 1006698 Элла Памфилова

Омбудсвумен

Элла Памфилова: от Никиты Хрущева до Владимира Путина

В ближайшее время Госдума проголосует за кандидатуру Эллы Памфиловой на посту уполномоченного по правам человека в России. Вместо омбудсмена у нас появится омбудсвумен. Альтернативные кандидаты, едва проявившись, тут же сошли с дистанции: президент самолично позвал Эллу Александровну во власть. И это несмотря на то, что Памфилова, как что не по ней, любит подавать на развод. Она и от Ельцина ушла, и от Медведева. Теперь аналитики гадают, получится ли у Путина удержать неугомонную уполномоченную.

Ее отставки

Очередное пришествие Памфиловой в большую политику стало неожиданностью в том числе и для нее. Как Элла Александровна пояснила «Итогам», предложения занять пост уполномоченного по правам человека поступили к ней сразу с нескольких сторон, и она не смогла отказать. А ведь недавно казалось, что в кремлевскую реку ей не войти в третий раз.

Последний раз Памфилова хлопнула парадной дверью в июле 2010 года, по собственному желанию оставив пост председателя органа с труднопроизносимым названием и не вполне внятными функциями — Совет при президенте по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека. Причем это был уже второй ее уход. И на этот раз, казалось, окончательный. Слишком уж суровым был поставленный ею диагноз: «Система себя изжила, нет реальных партий, политического процесса… а я на участие в имитации политической борьбы не согласна».

А ведь каким захватывающим был ее роман с властью в начале 90-х или начале 2000-х! Памфиловой оба раза давали карт-бланш на формирование команды и стратегии. «Никто в администрации не диктовал мне, кого приглашать, как строить работу, из каких вопросов формировать повестку дня», — вспоминает она. Желающие работать находились быстро. По словам политолога Дмитрия Орешкина, она хороший интегратор, быстро собирающий дееспособный коллектив. Но постоянной команды за годы, проведенные во власти, у Памфиловой так и не сложилось. По ее собственному признанию, она не умеет идти на компромиссы, всегда боялась быть ангажированной и во властных эшелонах чужая: «У политика должна быть команда, а путь одиночки безнадежен, и успокаивает лишь то, что будешь спать с чистой совестью».

Памфилова не раз порывалась выйти из властной обоймы. Но Владимир Путин ее прошение об отставке с поста главы правозащитного совета не подписал. С Эллой Александровной вообще непросто расставаться. Борис Ельцин, например, потратил немало нервов, уговаривая министра соцзащиты населения не покидать правительство. Красноречия президента России, правда, хватило ненадолго: Памфилова продержалась на министерском посту менее двух с половиной лет.

Еще один президент — Дмитрий Медведев — поначалу проявил интерес к работе ведомства Памфиловой, но отдача от прямого взаимодействия с главой государства правозащитницу устраивать вскоре перестала: «Система сложилась в железобетонный кукиш, и его бесполезно украшать золотыми колечками в виде гражданских инициатив». Уходу главы совета способствовали и многочисленные интриги. «Усилия стали уходить на преодоление бесконечных подстав, закулисных интриг и противодействия со стороны Суркова (бывший первый замглавы президентской администрации. — «Итоги») и его подчиненных, — вспоминает она. — Апофеозом стало очередное столкновение по поводу «Наших».

Уйдя из политики, Памфилова вернулась к общественной работе. То есть к тому, с чего начинала карьеру, первой ступенькой которой была должность главы профкома ремонтного завода «Мосэнерго». «Я там работала инженером, занимаясь в том числе и охраной труда. Просто не могла этого не делать, представьте: четыре тысячи человек работают в тяжелейших условиях: вибрация, высокая температура. Меня выбрали председателем профкома — детсады, ветераны, продукты». Шурочка из «Служебного романа», да и только! Правда, моложе, симпатичнее и энергичнее…

В середине 90-х Памфилова возглавила общественное объединение «За здоровую Россию», ставшее позднее движением «За гражданское достоинство». «Люди буквально заставили меня организовать это движение, — поясняет Памфилова. — Оно не благотворительное, мы помогали только тем, кто, уже преодолев трудности, поднялся сам». В то, что общественная активность может изменить ситуацию в стране, наша героиня, несмотря ни на что, верит свято. И вот ее вера вновь оказалась востребованной.

«Она совестливая, романтичная, — дал характеристику будущей омбудсвумен политик Борис Немцов. — Разница между нами в том, что я считаю: с нынешней властью нельзя иметь дела, а она старается быть полезной». Заметим: и всегда старалась…

Ее карьера

Спортсменка, комсомолка… Отличница (золотая медаль), удостоившаяся чести вручать букет Никите Хрущеву в ходе его визита в Ташкент. Что ж, книксен первому лицу — чем не старт для карьеры политика? Пятерки в дневнике не означали, что Памфилова росла синим чулком. Ей, как и ватаге ее друзей-мальчишек с пыльных улиц городка Алмалык, что в 50 километрах от узбекской столицы, это и не грозило. Присматривал за бойкой девчонкой преимущественно дед по отцовской линии — Савелий Иванович. Родители вечно были заняты на работе. Дед — из сосланных в 30-е годы сибирских кулаков — учил внучку, как перезаряжать ружье, стрелять и рыбачить. У семьи Лекомцевых в Алмалыке был свой дом, огород, сад и маленькое «живое хозяйство».

«Даже спала в саду на матрасе под виноградником. Туда и свет был проведен; когда мама ругала, что хватит читать, читала с фонариком под одеялом», — вспоминает Памфилова. Элла не раз выручала соседских мальчишек с учебой, за что заслужила индульгенцию для младшего члена семьи: никто и пальцем не трогал «Элкиного брата». А дед смастерил для любимицы домик в саду, который как-то сгорел дотла: хозяйка и малолетние гости разожгли печку, роль которой играл старый патефон…

По окончании школы решила стать журналистом, но не было печатных работ, так что документы на журфак МГУ не приняли. Тогда вопреки настоянию матери, мечтавшей видеть дочь врачом, поступила в Московский энергетический институт. И уже в студенческие годы увлеклась общественной работой — записалась в оперотряд. Можно сказать, со всем пылом девичьей страсти: там судьба свела ее с будущим мужем Никитой.

Разведясь через 17 лет, Памфилова, возможно, и разочаровалась в институте брака, но не в любви. По ее словам, женщине важно пребывать в состоянии влюбленности, иначе она тускнеет. После нескольких лет в политике она заявила, что хотела бы написать книгу, но не мемуары: «Никогда не стану использовать кухонно-банно-застольные беседы для публичного толкования, потому что есть кодекс чести». А ведь ей есть о ком и о чем рассказать! За четверть века в политике судьба с кем только не сталкивала.

Взять период ее первого депутатства — в Верховном Совете СССР (1989—1991). 36-летний лидер профсоюзов не затерялась на фоне политических мастодонтов, став секретарем комиссии по привилегиям и льготам, возглавляемой Евгением Примаковым. Доклад комиссии в июне 1991 года произвел эффект разорвавшейся бомбы: страна узнала, как распродавали народное добро, например имущество госдач по 7 тысяч рублей на дачу, то есть по цене «Жигулей». Сегодня тот «разгул коррупции» смешон, но тогда…

Страну лихорадило. Депутаты обсуждали вопрос о недоверии президенту СССР Михаилу Горбачеву. Памфилова была против. Однако голосовала за отмену 6-й статьи Конституции о руководящей и направляющей роли партии, а ведь всего за пять лет до этого получила партбилет.

С партиями у Памфиловой вообще не сложилось. Попыток было две: КПСС и «Демвыбор России». Сегодня уже мало кто вспомнит, что зародившийся сразу после апрельского референдума 1993 года пропрезидентский блок «Выбор России» пришел на первых думских выборах вторым — вслед за ЛДПР. Памфилова была в тройке лидеров вместе с Егором Гайдаром и Сергеем Ковалевым. Зимой 1994-го она активно ратовала за превращение блока в партию, но в нее так и не вступила, а затем и вовсе покинула фракцию ВР. Рубиконом стало отношение к экономической политике правительства Виктора Черномырдина.

С правительственной карьерой пошло лучше. После августовского путча 1991 года у экономического руля оказался Егор Гайдар, а Памфилова была приглашена на пост министра социальной защиты населения. Как она говорила, ее вынесло на эту должность перестроечной волной: «Это была смелость неофита, не понимавшего катастрофичности ситуации». Став министром, немедленно потребовала принять закон об увеличении МРОТ. Ее решительность пришлась по душе Борису Ельцину.

Симпатия президента как раз и помешала скорой отставке социального министра, которая в той аховой ситуации казалась неизбежной. После отставки Гайдара Памфилова подала два заявления — по собственному желанию и на развод. Прошение об отставке в администрации президента теряли трижды, пока Памфилова не встретилась с Ельциным лично. Тогда он подписал четвертое. «Если бы я не протестовала против войны в Чечне, против социальной политики правительства, уверена: досидела бы до сегодня», — говорит она.

Ее борьба

Депутатский корпус вновь пополнился Памфиловой. Два думских созыва протяженностью в шесть лет пролетели быстро. Для нее это была трудная школа, возвращаться в которую она не намерена: «Я человек конкретного действия, а система законодательной власти обезличивает». Впрочем, выпала Памфилова из думской обоймы в 1999-м не по своей воле: возглавляемое ею движение «За гражданское достоинство» не преодолело пятипроцентный барьер. И она опять с головой ушла в общественную работу. На сей раз на Кавказе. «После моей первой поездки в Чечню я обратилась к Наине Иосифовне с просьбой поговорить с Ельциным о войне. Мы приехали оттуда в тревоге, понимая, что теперь десятилетиями вся Россия будет расплачиваться за тот конфликт», — вспоминала Памфилова.

А весной 2000 года Элла Александровна стала первой женщиной, баллотировавшейся на пост президента России. На выборах она оказалась на седьмом месте, набрав чуть больше одного процента голосов, после чего вновь вернулась к чеченской проблематике. Стала одним из инициаторов создания Общественной независимой комиссии по расследованию правонарушений и защите прав человека на Северном Кавказе, которую возглавил Павел Крашенинников. «Памфилова в хорошем смысле слова человек неугомонный, — поделился с «Итогами» Крашенинников. — Военные мне подчас жаловались, что она сваливалась им как снег на голову. Памфилова — человек не всегда удобный власти, но всегда организованный и держащий слово».

Насчет неудобства для власти — чистая правда. И остается только удивляться тому, почему нещадно ею критикуемая власть так любит Памфилову. На первой же встрече с Владимиром Путиным в Госдуме в 1999 году она поспорила с ним по поводу политики на Северном Кавказе. Естественно, настаивала на несиловом решении. Мало того, Памфилова была одним из немногих депутатов Думы, кто голосовал против назначения Путина премьером. Что не помешало ему спустя недолгое время пригласить Эллу Александровну на работу.

Памфилова стала главой президентской комиссии по правам человека. Свое согласие на этот, как она сама говорит, «полуживой пост» объяснила просто: надо было создать площадку, откуда правозащитники могли бы напрямую доводить до сведения власти свою точку зрения. Себя она именовала посредником между гражданским обществом и Кремлем. Причем посредничала Элла Александровна так, что мало не показалось никому. Не зря же в июле 2010 года от одного из кураторов движения «Наши», тогдашнего руководителя политического департамента «Единой России» Алексея Чадаева она заслужила эпитеты «вельможная истеричка» и «упырица». Годом ранее возглавляемый Памфиловой совет (в 2004 году комиссия была преобразована в совет) выступил в поддержку журналиста Александра Подрабинека, осаждаемого «Нашими» за статью «Как антисоветчик антисоветчикам». При этом заявления самого Подрабинека совет охарактеризовал как оскорбительные.

Ей довелось лично контактировать со всеми президентами России. Любимчика нет: «По-человечески мне нормально было общаться и с Путиным, и с Медведевым, и с Ельциным, потому что я всегда говорила им то, что думаю, и они отвечали тем же. Никаких личных претензий у меня к ним нет. Есть одна общая претензия как политика: система, которую они создали, абсолютно нежизнеспособна, тормозит развитие страны, делает ее неконкурентоспособной». По ее убеждению, если власть этого не поймет, ее заставят понять: «Это как плотина, которую общественная энергия в конце концов прорвет». По словам Памфиловой, есть признаки консолидации общества, есть запрос на справедливость — социальную и правовую. Правами человека интересуются уже не два процента населения, а десять — пятнадцать. Налицо скачок гражданской активности. А Кремль, по ее мнению, вынужден искать диалог с обществом. И ему не обойтись без посредника.

В последний раз Памфилова посредничала прошлым летом: после принятия закона об «иностранных агентах» к ней обратились НКО и Кремль с предложением стать распределителем госсредств для правозащитников. «Государство из репрессивного должно превратиться в гаранта защиты прав человека. Если я смогу хоть что-то в этом направлении сделать, буду считать, что свое предназначение я выполнила», — убеждена Памфилова. А еще она уверена, что после Олимпиады ситуация в отношениях власти и гражданского общества поменяется в лучшую сторону. Хочется верить, что женская интуиция ее не обманывает.

Светлана Сухова

Россия > Внешэкономсвязи, политика > itogi.ru, 10 февраля 2014 > № 1006698 Элла Памфилова


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter