Всего новостей: 2495333, выбрано 839 за 0.016 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Путин Владимир в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаТранспортМеталлургия, горнодобычаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольСудостроение, машиностроениеФинансы, банкиЭкологияХимпромСМИ, ИТАвиапром, автопромНедвижимость, строительствоОбразование, наукаЭлектроэнергетикаАрмия, полицияАгропромЛеспромЛегпромРыбаМедицинавсе
Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 8 мая 2018 > № 2600578 Владимир Путин

Президент принял участие в пленарном заседании Госдумы.

Владимир Путин выступил на пленарном заседании Государственной Думы, где представил кандидатуру Дмитрия Медведева на должность Председателя Правительства Российской Федерации.

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Вчера – в соответствии с Конституцией России – внёс на ваше рассмотрение кандидатуру Дмитрия Анатольевича Медведева для получения согласия на назначение его на пост Председателя Правительства России.

Безусловно, Дмитрий Анатольевич не нуждается в особом представлении – последние шесть лет он возглавлял Правительство страны. Вы хорошо знаете, какими сложными были эти годы: Россия, весь мир столкнулись с новыми вызовами, динамично менялась ситуация – для нашей страны это было особенно остро, а порой даже казалось, что драматично.

Несмотря на все эти сложности, Правительству удалось решить не только неординарные, экстренные задачи, но при этом увидеть и сохранить перспективу развития, постоянно наращивать эти возможности, нацеленные на среднесрочную и более отдалённую перспективу. И это, на мой взгляд, чрезвычайно важно.

Эта масштабная, комплексная работа строилась основательно, профессионально и честно. Без погони за какими-то краткосрочными политическими эффектами, ответственно и на долгосрочную, как я уже сказал, перспективу.

Подробный отчёт премьера о работе Правительства состоялся в Государственной Думе совсем недавно, в апреле. Хочу отметить, на мой взгляд, главное: всё достигнутое за прошедшие годы создаёт прочную основу для движения вперёд, для решения тех ключевых исторических задач, о которых говорил и в Послании, и на церемонии вступления в должность Президента нашей страны.

Вы знаете, что вчера мною подписан Указ «О национальных целях и стратегических задачах развития России на период до 2024 года». Речь идёт об активной политике демографического развития и выходе на устойчивый рост численности населения, о прорыве в технологиях и науке, высоких темпах экономического развития, достижении нового качества жизни наших людей, повышении реальных доходов граждан и кардинальном снижении бедности.

О настраивании эффективной системы социальной поддержки, продолжении изменений в образовании и здравоохранении, решении жилищных и экологических проблем, поддержке культуры. Наконец, это запуск крупных инфраструктурных, транспортных, энергетических проектов, развитие Дальнего Востока, Арктики, всех наших регионов, обновление городов и посёлков.

Реализация национальных проектов и программ потребует совместных, слаженных усилий всех уровней и ветвей власти – законодательной и исполнительной, а также всех регионов. Рассчитываю также на активное участие общественных, профессиональных объединений и отечественного делового сообщества.

Повторю, ориентиры заданы действительно масштабные и амбициозные, и для их достижения необходима консолидация всего общества, значим вклад каждого. Вы представляете разные фракции, разные политические силы, но прежде всего представляете наших граждан, ваших избирателей. Уверен, их интересы, нужды, чаяния, а значит и интересы, благополучие России для вас, для всех нас – это главное. Рассчитываю на вашу готовность участвовать в общей командной созидательной работе. Все конструктивные идеи, предложения обязательно будут учитываться в интересах общего дела.

Демократичность, открытость к диалогу и дискуссиям, восприимчивость к содержательным предложениям и критике по существу – всё это стало фирменным, профессиональным стилем предыдущего Правительства. И большая заслуга в формировании такой современной управленческой культуры принадлежит, конечно, и Дмитрию Анатольевичу Медведеву.

Знаю, что вчера и сегодня он уже провёл консультации со всеми фракциями, и уверен – продолжит такое тесное взаимодействие с парламентом и в дальнейшем. Считаю крайне важным обеспечить преемственность и новую динамику работы Правительства. Сегодня всё это имеет огромное значение.

Вчера уже сказал и повторю сегодня: времени на раскачку у нас нет, надо действовать. В этой связи считаю чрезвычайно важным отметить и сказать следующее: за последний год, а может быть, полтора Дмитрий Анатольевич и некоторые члены Администрации, Правительства работали как раз над той программой, которая была изложена мною в Указе, подписанном вчера.

Вот эта самая программа, которую мы все с вами должны будем реализовывать. Это в том числе и Медведев делал со своими подчинёнными и сотрудниками Администрации. Считаю вполне логичным, чтобы эта команда и реализовывала эти планы.

Повторю, ключевая, системообразующая роль здесь будет принадлежать Правительству. Оно должно быть сильным, ответственным, готовым к последовательным и решительным шагам. Его формирование должно быть проведено максимально быстро. В составе Правительства должен быть сформирован профессионального уровня костяк, способный эффективно, инициативно продолжить уже начатое и включиться в работу.

Но прежде всего надо утвердить Председателя Правительства. И ещё раз обращаюсь к вам, ко всем депутатам и представителям всех фракций, хотя Дмитрий Анатольевич представляет ведущую фракцию в парламенте, тем не менее обращаюсь ко всем фракциям. Прошу поддержать моё предложение о назначении на должность Председателя Правительства Российской Федерации Медведева Дмитрия Анатольевича.

Благодарю вас за внимание.

<…>

В.Путин: Сегодняшняя наша встреча посвящена началу формирования Правительства и вашему согласию с предложенной мною кандидатурой. Я вас хочу поблагодарить за сегодняшнее решение.

Наша сегодняшняя встреча не предполагает моей прямой дискуссии с выступавшими, тем не менее некоторые вопросы были обращены непосредственно ко мне. В этой связи просто считаю своим долгом отреагировать на это.

Хотя, честно говоря, большое желание было в ходе ваших выступлений что-то дополнительно прокомментировать, высказать своё мнение. Надеюсь, что Председатель Правительства, выступая, уже сказал об этом.

Если этого недостаточно, то не сомневаюсь, что дискуссия между Правительством и парламентом будет продолжена в абсолютно открытом режиме, тем более что предстоит принимать много серьёзных и важных для страны решений.

Позволю себе несколько замечаний в связи с выступлениями руководителей соответствующих фракций.

Начал эту дискуссию Геннадий Андреевич Зюганов, и действительно, мы много раз с Геннадием Андреевичем на этот счёт говорили, под руководством Коммунистической партии Советского Союза наша страна, Советский Союз достиг очень больших вершин, и Геннадий Андреевич перечислил многие из них: это и космос, и ядерный щит, и так далее и так далее. Геннадий Андреевич не упомянул только одного: под чутким руководством Коммунистической партии Советский Союз прекратил своё существование.

И здесь, конечно, радоваться нечему, здесь, как бы это ни было, хорошо это или плохо, но это исторический факт. Никого, кроме Коммунистической партии, роль которой была закреплена даже в Конституции Советского Союза, не было среди тех, кто руководил этим процессом. Со стороны много было, но КПСС была во главе, и по сути дела руками лидеров КПСС так или иначе состоялось это историческое, я уже много раз по этому поводу высказывался, историческое событие, не буду сейчас его никак комментировать.

Теперь по существу сегодняшнего дня. Действительно, мы первоначально, когда выстраивали программу, изложенную во вчерашнем Указе, исходили из необходимости дополнительно изыскать 10 триллионов рублей, даже, может быть, чуть побольше, это правда, действительно, у нас была такая цифра. На что пойдут эти деньги, в принципе в Указе изложено. Я очень коротко, просто двумя-тремя мазками напомню.

Это здравоохранение, и там везде счётные позиции, нам нужно создать столько-то ФАПов на селе, и это стоит определённых денег. Нам нужно провести цифровизацию всего здравоохранения, это будет стоить столько-то. Нам нужно поменять, скажем, транспорт, нам нужно вложить деньги в образование в сфере медицины, и так далее и так далее. Это всё счётные позиции, это посчитано, примерно сколько стоит.

То же самое в образовании, то же самое в инфраструктуре, мы всё это считали, я же ведь не случайно вам докладывал, когда с трибуны говорил, что на протяжении почти полутора лет и экономический блок Правительства, и коллеги мои в Администрации вместе постоянно этим занимались. Я вам приоткрою карты – до позавчерашнего дня ещё спорили. Поэтому всё посчитали, мы оптимизировали эту цифру до восьми триллионов. Считаем, что восемь триллионов дополнительных расходов будет достаточно. Значит, позже ещё скажу, где мы предполагаем их взять.

Теперь по поводу того, чтобы оторвать от доллара. Я в принципе согласен. Ведь это не просто отрыв от доллара, просто речь идёт о необходимости повышения нашего экономического суверенитета, и это абсолютно правильно. Мы за предыдущие десятилетия, в надежде на то, что будут соблюдаться заявленные принципы в области мировой торговли, мировой экономики, мы как бы вели себя несколько наивно, а теперь мы видим, что и правила ВТО сплошь и рядом нарушаются, ограничения идут по политическим соображениям, которые называют санкциями, причём вводятся всё новые и новые, для того чтобы обеспечить себе любимым конкурентные преимущества. Ну чем иначе объяснить, скажем, решения в сфере алюминия либо металлургии вообще? Только этим на самом деле.

Поэтому, конечно, здесь Геннадий Андреевич прав, нам нужно повышать уровень своего экономического суверенитета. Но это нелинейные решения, ведь, скажем, нефть торгуется в долларах на бирже, и, конечно, мы думаем, что нужно сделать для того, чтобы освободить себя от этого бремени. И больше того, наши партнёры помогают нам, вводя все эти незаконные ограничения, нарушая принципы мировой торговли, потому что весь мир видит, что монополия доллара ненадёжна, она опасная для многих, и дело не только в нас. Скажем, наши золотовалютные резервы диверсифицируются, и мы будем продолжать это делать дальше. Это такая очень тонкая, спокойная настройка, мы будем в этом направлении двигаться.

Теперь, это не Геннадий Андреевич, но всё-таки было сказано по поводу, что у нас «оторвали» Украину и Молдову, сейчас в Армении процессы происходят. Послушайте, никто ничего не отрывал. Мы в своё время распустили Советский Союз, сами это сделали. Это, знаете, как при разводе, супруги разошлись, а один из них говорит: «Но будешь жить по моим правилам».

Так не бывает, и надо относиться к этому как к данности, надо понимать, что это суверенные государства, и они вправе, имеют право проводить свою собственную политику и нужно относиться к этому с уважением, потому что по-другому ничего не выйдет, по-другому не выйдет строительство отношений вообще никак, никаким образом. Но мы, разумеется, должны защищать свои интересы, а не бросаться деньгами, а сейчас об этом тоже ещё позволю себе несколько слов сказать.

Так всё-таки за счёт чего нам удастся получить эти дополнительные ресурсы в объёме не менее восьми триллионов, для того чтобы решать поставленные в указах задачи?

Первое. Мы всё-таки рассчитываем, и в том числе с вашей поддержкой, при принятии соответствующих решений обеспечить рост экономики, и от роста объёма экономики будут дополнительные доходы.

Второе. Мы, конечно, должны будем очень внимательно посмотреть на макроэкономическую политику, не нарушая макроэкономической устойчивости.

Мы должны, точно совершенно, внимательно посмотреть на налоговую систему. Мы говорили, и бизнес об этом знает, мы приняли решение шесть лет назад и сказали, что постараемся налоговую систему не менять. В целом, конечно, есть претензия по неналоговой нагрузке, мы это знаем и будем с этим дальше системно бороться, но в целом налоговую нагрузку мы не меняли.

Мы договорились о чём, и публично об этом сказали, мы сейчас вот выстроим новые предложения, сделаем, выстроим, зафиксируем и будем придерживаться принятых правил, но в рамках того, что мы выстроим и из того, что будем делать, тоже надеемся получить дополнительные ресурсы.

Есть и так называемые «общие системные меры», сейчас не буду их просто перечислять, они вроде бы как бы мелкие, но по каждой из них мы надеемся получить по 300, по 400 миллиардов, в целом 1 триллион 200 миллиардов.

То есть хочу вас заверить, уважаемые коллеги, в том, что это не просто болтовня и слова, мы всё считали. Я не знаю, как это у Правительства будет получаться в ходе практической реализации того, что мы планируем делать, надеюсь, что будет всё получаться так, как мы и планируем. Но в целом это такая системная, должна быть системная и выстроенная работа.

Теперь по поводу коалиционности Правительства, о которой говорил уважаемый Владимир Вольфович. Мы много, неоднократно, во всяком случае с Владимиром Вольфовичем, говорили об этом, возвращались, были у него и неплохо реализованные предложения по руководителям регионов Российской Федерации.

Мы открыты для ваших предложений, причём от всех фракций: и по формированию Правительства, по комитетам, по министрам, по министерствам в целом. Главное – это даже не политические пристрастия, а личные и деловые, профессиональные качества.

Теперь по поводу управляющих компаний. Вроде такой частный вопрос, но очень важный для граждан страны. И я согласен с Владимиром Вольфовичем, эта система, такая система, которая была выстроена раньше в рамках управляющих компаний, она себя не зарекомендовала, мягко говоря, с лучшей стороны. Поэтому там и принимается ряд решений, направленных на то, чтобы ситуацию изменить к лучшему.

Теперь по поводу помощи либо воздержания от помощи нашим зарубежным партнёрам. Всё-таки главный источник нашего благосостояния и процветания – не ограничение в помощи другим странам, а в правильном выборе экономической политики и, соответственно, социальной.

Что касается помогать или не помогать. Вы знаете, здесь тоже, в общем, прежде всего, и здесь, кстати, Владимир Вольфович, может быть, и прав, прежде всего мы должны ориентироваться на свои собственные интересы. И когда мы кому-то оказываем поддержку, мы должны просто прагматично на эти вещи смотреть. Оказывая эту поддержку, мы должны либо рынок для своих товаров создавать, увеличивать покупательную способность в той или другой стране, либо создавать нужную нам кооперацию, создавать компетенции в других странах, которые нам нужны для этой общей, совместной работы. И в конечном итоге получать общий положительный экономический эффект, который называется синергией.

Вот мы говорим об объединениях, они скромные пока, но дают нам положительный эффект в рамках того же ЕАЭС, а если будем двигаться дальше, получим и дополнительные источники роста.

Конечно, не могу не согласиться с Сергеем Ивановичем, что Правительство должно быть единой командой, так же как и должна быть выстроена работа между Правительством и парламентом как единая команда.

Теперь по поводу предложения Сергея Михайловича. Сразу скажу, что невозврат НДС – это спорное предложение. В мире нигде такого, насколько я понимаю, не делается. То же самое касается и того, что нас на международных рынках не ждут. Это правда, нас не ждут, но это совсем не значит, что мы должны от этого отказываться.

Наоборот, мы должны за это бороться. Больше того, продвигая наши товары на международные рынки, мы делаем их глобально конкурентоспособными, а это значит, мы поднимаем уровень своего собственного производства внутри страны. Это значит, у нас внутренний потребитель будет пользоваться товарами и услугами, не уступающими мировым аналогам, а лучше всего превышающими эти аналоги, другого пути нет.

Если мы замкнёмся и будем как огурцы в бочке сами себя солить, ничего хорошего из этого не получится, только огурцы вкуснее становятся, понимаете, да и то туда ещё нужно чего-то добавить, как специалисты говорят. Поэтому мы не должны заниматься самоизоляцией ни в коем случае.

Да, и смотрите, по некоторым видам производств мы достигли такого уровня, что нашего внутреннего рынка уже не хватает, я уже не говорю про нефть и газ, которые мы не в состоянии даже потребить. Просто даже если мы будем всё расширять и расширять внутреннее потребление, что мы должны, безусловно, делать, это точно совершенно, но у нас наши основные компании не будут получать нужного дохода для того, чтобы заниматься, скажем, той же самой газификацией, это всё взаимосвязано очень сильно. Но металлургическая промышленность точно переразмерена для внутреннего рынка и нефтехимия переразмерена для внутреннего рынка, мы столько не сможем потребить, чего же нам отказываться от зарубежных рынков.

Сельское хозяйство у нас сейчас становится конкурентоспособным, мы боремся, скажем, за китайский рынок свинины, допустим, до сих пор, пока ещё не достигли нужного результата. Но надеюсь, наши китайские друзья отреагируют, сейчас уже определённые шаги в этом направлении предпринимаются, тем более если они там с американцами начнут тягаться и китайцы закроют американскую свинину, а мы тут как тут со своими хрюшками. Поэтому зачем нам отказываться? Ни в коем случае нельзя этого делать.

Значит, по поводу ликвидации социальных фондов. Это революционное предложение с неизвестными последствиями. Поэтому здесь спешить точно не будем.

Да, и наконец, очень важный социальный вопрос. Сергей Михайлович сказал, что количество бедных не уменьшается. Уменьшается.

Во-первых, у нас по сравнению с 2000 годом в два раза меньше бедных, в два раза, но в 2008 году, и я говорил об этом уже неоднократно, надо всегда быть объективными и честными, в связи с тем, что у нас возникли кризисные явления, связанные с целым рядом причин, не только с этими санкциями пресловутыми, но с падением цен на наши традиционные товары экспорта. У нас и производство замедлило темпы роста, и уровень доходов граждан сократился, заработные платы припали. Мы это всё говорили, и всё открыто.

Но в настоящее время наблюдается в связи с ростом экономики, а у нас скромными темпами, но растёт, скромными – потому что нам этого недостаточно, но всё-таки рост происходит, растут и заработные платы. За ними подрастают и доходы населения в целом. Поэтому количество бедных всё-таки уменьшается. Уменьшается недостаточными для нас темпами.

Поэтому одна из главных задач Правительства – таргетировать эту бедность, бороться с ней и победить. Так же как и победить другие проблемы, которые перед нами стоят, решить и другие задачи глобального, капитального, прорывного развития нашего Отечества, нашей любимой страны – России.

Спасибо вам большое за внимание.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 8 мая 2018 > № 2600578 Владимир Путин


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 7 мая 2018 > № 2595676 Владимир Путин

Владимир Путин вступил в должность Президента России.

В Большом Кремлёвском дворце состоялась торжественная церемония вступления Владимира Путина в должность Президента России.

Церемония началась с торжественного внесения Государственного флага России, Штандарта Президента, Конституции России и Знака Президента России в Андреевский зал Большого Кремлёвского дворца.

В соответствии со статьёй 82 Конституции Российской Федерации в присутствии членов Совета Федерации, депутатов Государственной Думы и судей Конституционного Суда Российской Федерации Владимир Путин принёс присягу народу России. Председатель Конституционного Суда Валерий Зорькин объявил о вступлении Владимира Путина в должность Президента Российской Федерации.

Затем на Соборной площади состоялось представление Президентского полка Президенту России, Верховному Главнокомандующему Вооружёнными Силами Российской Федерации Владимиру Путину по случаю его вступления в должность. Президентский полк отмечает сегодня 82-ю годовщину со дня образования.

По окончании церемонии вступления в должность Президента России Владимир Путин кратко пообщался с представителями общественных молодёжных объединений и волонтёрских организаций.

Позже в Благовещенском соборе Кремля Патриарх Московский и всея Руси Кирилл отслужил благодарственный молебен.

* * *

Выступление на церемонии вступления в должность Президента России

В.Путин: Уважаемые граждане России! Дамы и господа! Дорогие друзья!

Приветствую всех граждан нашей великой Родины и соотечественников за рубежом, всех, кто смотрит или слушает трансляцию этой торжественной церемонии, всех, кто присутствует здесь, в исторических залах Кремля и на древней Соборной площади.

В эти минуты, вступая в должность Президента России, особенно остро осознаю свою колоссальную ответственность перед каждым из вас, перед всем нашим многонациональным народом, ответственность перед Россией – страной грандиозных побед и свершений, перед тысячелетней историей российской государственности и нашими предками. Их мужество, неустанный труд, непобедимое единство, священное отношение к родной земле – вечный пример преданности Отчизне.

Считаю своим долгом и смыслом всей своей жизни сделать всё для России, для её настоящего и будущего – мирного и процветающего, для сбережения и продолжения нашего великого народа, для благополучия в каждой российской семье. Заверяю вас, целью моей жизни, работы будет, как и прежде, служение людям, нашему Отечеству. Для меня это превыше всего.

От всего сердца благодарю граждан России за вашу сплочённость, за веру в то, что мы можем многое изменить к лучшему. Ещё раз хочу сказать спасибо – спасибо за тот уровень искренней поддержки, который вы, граждане России, оказали мне на выборах Президента нашей страны. Считаю его огромным политическим капиталом и надёжной моральной опорой. В этой поддержке – вера и надежда на то, что Россия и дальше будет укреплять своё могущество, а люди будут жить лучше. Такая поддержка важна и для отстаивания наших позиций на международной арене, и для решительных действий ради глубоких, позитивных перемен внутри страны.

Россия должна быть современной и динамичной, должна быть готова смело принимать вызовы времени и так же энергично отвечать на них, чтобы последовательно наращивать своё лидерство в тех сферах, где мы традиционно сильны, и уверенно, кропотливо, собрав волю в кулак, работать там, где мы ещё должны будем добиться нужных для нас результатов, там, где сделано ещё явно недостаточно.

Путь вперёд не бывает простым, это всегда сложный поиск. Но история не прощает только одного: безразличия и непоследовательности, расслабленности и самоуспокоенности, особенно сегодня, в переломное время, в переломную эпоху, в эпоху бурных изменений во всём мире.

Задачи, которые предстоят, назревшие решения, которые нам необходимо принять, без всякого преувеличения, исторические. Они будут определять судьбу Отечества на десятилетия вперёд. Перед нами напряжённая работа, которая потребует участия всего российского общества, деятельного вклада каждого из нас, всех ответственных политических и гражданских сил, объединённых искренней заботой о России.

Нам нужны прорывы во всех сферах жизни. Глубоко убеждён, такой рывок способно обеспечить только свободное общество, которое воспринимает всё новое и всё передовое и отторгает несправедливость, косность, дремучее охранительство и бюрократическую мертвечину – всё то, что сковывает людей, мешает им в полной мере раскрыться, реализовать себя, свои таланты, а значит, и ограничивает устремлённость в будущее всей нашей страны.

Дорогие друзья! В этом году мы будем отмечать 25-летие Конституции России. Она подчеркнула безусловную ценность, приоритет прав и свобод граждан. Именно в гармоничном единстве свободного гражданина, ответственного гражданского общества и сильного, дееспособного, демократического государства вижу прочную основу для развития России.

Мы справилась с труднейшими экономическими, социальными проблемами, осознали, что, меняясь вместе с миром, нельзя отрываться от своих собственных корней, от своей истории, многонациональной культуры. Мы поняли, что вся красота и вся сила – в нашей самобытности и единстве. Мы научились отстаивать свои интересы, возродили гордость за Отечество, за наши традиционные ценности. Опыт показывает, что и сегодня нам нужно беречь достигнутое и на этой основе, конечно, двигаться только вперёд.

Конечно, мы должны идти в ногу с глобальными переменами, выстраивать свою повестку прорывного развития, чтобы никакие преграды и обстоятельства не мешали нам самим и только самим определять своё будущее, воплощать в жизнь самые смелые наши планы и мечты. При этом мы открыты к диалогу. Вместе с нашими партнёрами будем активно продвигать интеграционные проекты, наращивать деловые, гуманитарные, культурные, научные связи. Мы выступаем за равноправное и взаимовыгодное сотрудничество со всеми государствами в интересах мира и стабильности на нашей планете.

Россия – сильный, активный, влиятельный участник международной жизни, безопасность и обороноспособность страны надёжно обеспечены. Будем и впредь уделять этим вопросам необходимое постоянное внимание.

Но сейчас мы должны использовать все имеющиеся у нас возможности, прежде всего для решения внутренних, самых насущных задач развития, для экономического, технологического прорыва, для повышения конкурентоспособности в тех сферах, которые определяют будущее. Новое качество жизни, благополучие, безопасность, здоровье человека – вот что сегодня главное, вот что в центре нашей политики. Наш ориентир – это Россия для людей, страна возможностей для самореализации каждого человека.

Глубоко убеждён, что между большими общенациональными задачами и повседневными, казалось бы – частными, проблемами, запросами граждан – абсолютно прямая связь. Потому что только так можно сформировать абсолютно необходимые условия для созидания и развития и, очень важно, атмосферу взаимной ответственности, поддержки и доверия в обществе.

Каждому важно понять, что только наша активная включённость в дела страны будет умножать энергию обновления, что эту работу не сделает за нас никто, что ведущая сила преобразований – это все мы, граждане России. Чем больше людей, представителей любой профессии, любого социального статуса и уровня полномочий осознает значимость своей роли в улучшении жизни, тем эффективнее, быстрее будет наше движение вперёд.

Особая ответственность, разумеется, у государственной и муниципальной власти. Люди справедливо хотят, чтобы проблемы, которые их беспокоят, решались без проволочек, чтобы к их предложениям, замечаниям и требованиям относились с должным вниманием, чтобы такие понятия, как репутация, честь, отзывчивость, открытость, стали нормой жизни для представителей всех уровней власти.

Мы должны расширять пространство свободы для предпринимателей и учёных, для людей творческого труда и активных, неравнодушных граждан, для всех, кто стремится к обновлению. Вижу в этом залог преемственности нашего стратегического курса и устойчивого развития России. Рассчитываю здесь на новые идеи и подходы, на дерзновенность нашей молодёжи, на её способность стать настоящими лидерами перемен, на то, что молодые люди будут верны ценностям правды и справедливости, которые через всю свою жизнь пронесли наши старшие поколения, их знания, закалка, мудрость, опыт наставников, безусловно, будут востребованы.

Объединив усилия всех, кто радеет за страну, за её будущее, мы обязательно достигнем наших целей, добьёмся прорывов в науке и технологиях, вместе реализуем масштабные планы обновления городов и сёл, развития всех наших регионов. Будем активно проводить современную социальную политику, настроенную на нужды каждого человека, каждой российской семьи, повышать качество образования и здравоохранения. Особое внимание уделим поддержке традиционных семейных ценностей, материнства и детства, чтобы в России рождалось как можно больше желанных, здоровых, умных, талантливых малышей. Это им, нашим детям, предстоит строить нашу страну дальше, добиваться ещё больших успехов, чем их родители, уважать и продолжать историю нашего Отечества.

Дорогие друзья! Как глава государства сделаю всё, чтобы приумножить силу, процветание и славу России, чтобы оправдать запросы общества и надежды граждан страны.

Мы знаем, что в 1990-е и в начале 2000-х годов наряду с давно назревшими и абсолютно необходимыми историческими переменами на долю нашего Отечества и наших людей выпали очень тяжёлые испытания. Многое, но ещё далеко не всё восстановлено, не все исторические раны залечены, не все потери, сложности преодолены, а жизнь постоянно ставит перед нами новые вызовы, новые непростые задачи, и над их решением нам ещё предстоит напряжённо работать. Времени на раскачку нет.

Но все мы хорошо помним, что за более чем тысячелетнюю историю Россия не раз сталкивалась с эпохами смут и испытаний и всегда возрождалась, как птица феникс, достигала таких высот, которые другим были не под силу, считались недостижимыми, а для нашей страны, напротив, становились новым трамплином, новым историческим рубежом для дальнейшего мощного рывка вперёд.

Убеждён, что и сегодня мы добьёмся прорыва, ведь мы – одна мощная команда, которой по плечу любые, даже самые сложные задачи. И пусть любовь к Отечеству, всё лучшее, что есть в человеке, вдохновляет каждого из нас на поиск, на самосовершенствование – для личного успеха, для работы ради своей семьи, вдохновляет на общий напряжённый труд для благополучия родной страны.

Мы обязательно добьёмся успеха! Верю, так и будет. Сделаю для этого всё, что в моих силах.

Благодарю вас.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 7 мая 2018 > № 2595676 Владимир Путин


Россия. СЗФО > Образование, наука > kremlin.ru, 26 апреля 2018 > № 2584860 Владимир Путин

Пленарное заседание съезда Российского союза ректоров.

Владимир Путин посетил Санкт-Петербургский политехнический университет Петра Великого, где принял участие в пленарном заседании XI съезда Российского союза ректоров.

На повестке дня съезда – вопросы развития единого образовательного пространства, построения стратегии научно-технологического развития России, взаимодействия университетов со школами и обществом, а также международные аспекты деятельности российских университетов. К участию в мероприятии приглашены около 600 ректоров отечественных и зарубежных вузов.

По окончании пленарного заседания глава государства посетил Научно-исследовательский корпус Санкт-Петербургского политеха, ознакомился с передовыми разработками СПбПУ, осмотрел макет создаваемой на базе вуза технологической долины.

* * *

Стенографический отчёт о пленарном заседании съезда Российского союза ректоров

В.Путин: Добрый день, уважаемые друзья, коллеги! Уважаемый Виктор Антонович!

Очень рад приветствовать всех вас в Санкт-Петербургском Политехническом университете, основанном Сергеем Юльевичем Витте в период бурного промышленного, экономического роста, «первой индустриализации» России на рубеже XIX–XX веков, когда стране были жизненно необходимы собственные технологии и современные, передовые кадры. Как ректор говорил, когда председателем попечительского совета университета был министр финансов, были самые лучшие времена.

С 2000 по 2016 год расходы консолидированного бюджета на высшее образование увеличились с 24,4 до 523,3 миллиарда рублей. Увеличены зарплаты преподавателей и научных работников, созданы лаборатории и исследовательские центры в вузах.

Но я сегодня предлагаю в стенах этого выдающегося учебного заведения обсудить задачи высшей школы на современном этапе нашего развития, обменяться мнениями: что могут и должны сделать вузы для достижения технологического прорыва, для мощного движения России вперёд, о чём мы всё время в последнее время говорим.

При этом сразу же хочу сказать: хотел бы, конечно, услышать от вас, уважаемые коллеги, не только постановку проблемных вопросов, что само собой разумеется, естественно, но в том числе и прежде всего, может быть, конкретные, содержательные предложения.

Отмечу, что начиная с 2000 года расходы государства на высшее образование в реальном выражении – я хочу это подчеркнуть, именно в реальном выражении – выросли более чем в четыре раза. С 2000 по 2016 год расходы консолидированного бюджета на высшее образование увеличились с 24,4 миллиарда рублей до 523,3 миллиарда рублей, то есть это [в реальном выражении] в 4,2 раза больше.

Были увеличены зарплаты преподавателей и научных работников, созданы лаборатории и исследовательские центры в вузах, в том числе с участием ведущих зарубежных учёных.

Отмечу растущий вклад высшей школы в науку, в создание новых технологий, в реализацию и обеспечение квалифицированными кадрами проектов самого разного уровня.

Всё это уже даёт отдачу, и прежде всего отмечу растущий вклад высшей школы в науку, в создание новых технологий, в реализацию и обеспечение квалифицированными кадрами проектов самого разного уровня: от общенациональных до региональных и муниципальных.

Мы видим реальные достижения отечественной высшей школы, это показатель происходящих здесь перемен, и их динамика должна, безусловно, нарастать.

Вузы, университеты призваны стать центрами развития технологий и кадров, настоящими интеллектуальными локомотивами для отраслей экономики и наших регионов.

Уважаемые коллеги, Сергей Витте, о котором я уже вспоминал, говорил: правильно поставленный университет есть самый лучший механизм для научного развития. Эти слова звучат актуально и сегодня.

Конечно, у нас есть – и мы этим гордимся – уникальная система Академии наук, система её институтов. Но России, её экономике, всем сферам жизни нужна и сильная вузовская наука. И хочу подчеркнуть: активная научная деятельность не может быть сосредоточена лишь в отдельных научно-образовательных центрах или субъектах Федерации, строиться изолированными «островками». Это принципиально важно для России с её огромной, необъятной территорией, уникальным человеческим потенциалом.

Повторю, по всей стране вузы, университеты призваны стать центрами развития технологий и кадров, настоящими интеллектуальными локомотивами для отраслей экономики и наших регионов.

Вокруг высших учебных заведений должны формироваться сообщества людей, увлечённых идеями технологического прорыва. В этой связи считаю необходимым выстроить региональные модели взаимодействия новаторов, высокотехнологичных компаний, предприятий, и сделать это, конечно, можно в том числе и на площадках высших учебных заведений.

В российской высшей школе уже сформировалось ядро действительно сильных высших учебных заведений. Однако наряду с этим многие вузы и в столичных городах, и в регионах зачастую не демонстрируют способности решать серьёзные задачи, не готовы к обновлению.

И конечно, по всей стране нужно создавать комфортную среду для технологического предпринимательства. Важно, чтобы вузы, бизнес, наши академические институты объединяли свои возможности для реализации масштабных технологических задач, работали по долгосрочным приоритетным направлениям, которые были обозначены и в Послании Федеральному Собранию. А это прежде всего прорывные изменения в качестве жизни наших людей, в развитии экономики, социальной сферы. Для этого нам потребуются новые медицинские, промышленные, цифровые и прочие технологии, передовые и эффективные решения по защите экологии и созданию комфортной безопасной среды в городах и населённых пунктах вообще. Словом, нужны будут нестандартные идеи и новации во всех сферах.

Мы обязательно будем и дальше поддерживать вузы, которые активно, успешно занимаются исследованиями и разработками. Продолжим обновлять их технологическую, приборную базу, содействовать привлечению к совместной работе наших соотечественников и ведущих учёных за рубежом, преподавателей.

Что хотел бы здесь особо отметить, уважаемые коллеги.

Нам критически важно сконцентрировать ресурс на поддержке талантливых, целеустремлённых исследователей и преподавателей, создать такие условия, чтобы лучшие отечественные и зарубежные учёные, перспективные выпускники вузов стремились работать в российской высшей школе.

В российской высшей школе уже сформировалось ядро действительно сильных высших учебных заведений, университетов. Среди них, конечно, МГУ (Московский государственный университет), это Петербургский университет, федеральные и национальные исследовательские университеты. Формируется сеть опорных высших учебных заведений в субъектах Российской Федерации.

Однако наряду с этим многие вузы и в столичных городах, и в регионах зачастую не демонстрируют способности решать серьёзные задачи, не готовы к обновлению в соответствии с теми глобальными изменениями, которые происходят в науке и технологиях, во всех сферах жизни. Попытки изменить ситуацию часто сводятся к благим пожеланиям, написанию очередных и, прямо скажем, достаточно умозрительных, оторванных от реальности программ и просьбам просто дать побольше денег.

Я не случайно вспоминал Витте как министра финансов. Конечно, очень хорошо «прислониться» к Министерству финансов. Это ясно. Но ясно также и другое. Проблемы – а вы это хорошо знаете – далеко не только в объёмах финансирования. Главный вопрос – это грамотный, современный подход к организации, постановке самого дела и, конечно же, в кадрах.

Было бы правильно, чтобы именно в вузах были выстроены лучшие условия для стартапов, они могут стать первым шагом к созданию успешных высокотехнологичных компаний.

Я очень просил бы Российский союз ректоров, наши ведущие высшие учебные заведения продолжить работу над эффективными механизмами повышения профессионального уровня научного и педагогического состава отечественных вузов.

Отдельно остановлюсь и на деятельности аспирантуры, целью которой как раз и является подготовка кадров для высшей школы и академического сектора науки. О каком решении этих задач можно говорить, если сегодня лишь только 14 процентов аспирантов выходят на защиту своевременно? А что делают всё это время остальные? Каких результатов они достигают? Где они продолжают свою деятельность? Выходят ли они в конечном итоге на защиту? При этом и кандидатских, и докторских, особенно в гуманитарных дисциплинах, защищается у нас много. Но если посмотреть на их научное значение, то часто возникают вопросы.

Что хотел бы здесь сказать. У нас есть хорошая практика открытых конкурсов, в ходе которых распределяются гранты, в том числе для молодых исследователей. Если у аспиранта или его научного руководителя есть серьёзные, осознанные намерения заниматься наукой, а не получать степень для анкеты, пусть они участвуют в таких конкурсах, предлагают работы по приоритетам научно-технологического развития страны.

Хотел бы ещё раз подчеркнуть, нам критически важно сконцентрировать ресурс на поддержке талантливых, целеустремлённых исследователей и преподавателей, создать такие условия, чтобы лучшие отечественные и зарубежные, прежде всего молодые, учёные, перспективные выпускники вузов, конечно же, стремились работать в российской высшей школе.

Чтобы у талантливых и мотивированных молодых людей, независимо от их места жительства, доходов родителей, были возможности для получения высшего образования, предлагаю реализовать в стране дополнительную программу строительства студенческих общежитий.

Настоящий вуз не только даёт студентам знания и навыки, он готовит кадры, способные задавать интеллектуальную, научную, технологическую повестку развития всей страны. Следует поощрять стремления студентов-аспирантов к созданию и внедрению собственных разработок. При этом вузы могут готовить целые проектные команды, которые способны конструировать сложные инженерно-технологические системы. Я помню, как мы долго спорили и в конце концов приняли правильное решение по поводу того, чтобы создавать небольшие предприятия, прежде всего, конечно, высокотехнологичные, при вузах. Я считаю, что мы приняли правильное решение в конце концов, отбросили всякую административно-показную шелуху. Но нужно эти направления развивать дальше.

Думаю, было бы правильно, чтобы именно в вузах были выстроены лучшие условия для стартапов, они могут стать первым шагом к созданию успешных высокотехнологичных компаний. Вы знаете, было бы очень здорово, если бы вы смогли такую работу двинуть. Тогда вот эта сфера деятельности у нас широко развивалась бы по всей стране, что чрезвычайно важно. Для этого в принципе у нашей молодёжи есть и отличный потенциал. Я, пользуясь возможностью, хотел бы поздравить команду Московского государственного университета с недавней безоговорочной победой на чемпионате мира по программированию. Аплодисменты где? (Смех. Аплодисменты.)

Это студентам аплодисменты. Думаю, они это заслужили. Я напомню, в апреле 2018 года российские студенты в седьмой раз подряд, в седьмой раз подряд, а вообще с 2000 года уже в тринадцатый раз выиграли чемпионат мира по программированию.

В ближайшие годы нам предстоит значительно повысить уровень всего отечественного образования. Речь о совершенствовании программ и росте квалификации преподавателей дошкольных учреждений, школ, колледжей, техникумов.

Чтобы у талантливых и мотивированных молодых людей, независимо от их места жительства, доходов родителей, были возможности для получения высшего образования, предлагаю реализовать в стране дополнительную программу строительства студенческих общежитий, мы должны будем это обязательно сделать, современных комфортных кампусов. (Аплодисменты.) И новому Правительству совместно с регионами, вузами необходимо будет глубоко и детально проработать все аспекты такой программы. Конечно, опять всё в деньги упирается, но для этого нужно будет деньги найти. И новое Правительство должно будет это сделать.

Далее. Нам нужны современные подходы к формированию единого образовательного пространства. Сегодня требования времени, тенденции в экономике, науке, на рынке труда таковы, что у молодых людей должна быть возможность выстраивать собственные образовательные траектории, получать, интегрировать знания и навыки из разных областей, а для этого нам, конечно, нужно снимать границы между разными уровнями системы образования. То есть одарённый школьник, например, сможет проходить вузовскую программу, участвовать в исследованиях наряду с аспирантами, а студент колледжа – осваивать курсы прикладного бакалавриата.

Хочу сказать, что у Жореса Ивановича Алфёрова в принципе выстроена такая работа, я уже много лет назад был, здорово сделано, прямо завидно. Я считаю, что многие коллеги могли бы познакомиться с тем, как Жорес Иванович выстроил эту работу. Вам спасибо, Жорес Иванович. (Аплодисменты.)

И ещё одна тема, о которой я хотел бы сказать особо. В ближайшие годы нам вместе предстоит значительно повысить уровень всего отечественного образования. Речь о совершенствовании программ и росте квалификации преподавателей дошкольных учреждений, школ, колледжей, техникумов, о дальнейшем развитии дополнительного образования и профориентации, системе поиска и поддержки талантов. Рассчитываю, что вузы примут самое активное участие в этой масштабной работе, от которой зависит, безусловно, будущее страны, успех всего подрастающего поколения.

Уважаемые коллеги! Мы ставим очень сложные задачи перед отечественными вузами и рассчитываем, что они будут повышать свою эффективность и конкурентоспособность, избавляться от устаревших, отживших подходов. Ещё раз хотел бы повторить, России нужна сильная высшая школа, которая устремлена в будущее. Только так мы сможем добиться прорыва в национальном развитии.

Благодарю вас за внимание.

В.Садовничий: Глубокоуважаемый Владимир Владимирович! Глубокоуважаемые коллеги!

Мы собрались на XI съезд Российского союза ректоров.

В работе съезда принимают участие около 600 ректоров и президентов университетов России, а также ректоры университетов разных стран мира: Азербайджана, Армении, Абхазии, Белоруссии, Иордании, Ирана, Казахстана, Китая, Ливана, Приднестровья, Словении, Южной Осетии, Японии – около 50 зарубежных гостей.

Добро пожаловать на наш съезд, уважаемые коллеги!

Ещё раз хочу сказать, что нам оказана большая честь, в работе съезда принимает участие Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин. Мы благодарны нашему Президенту за постоянное внимание к вопросам образования в нашей стране и за непосредственное участие во встречах с представителями ректорского корпуса, корпусов системы образования. И эти встречи стали хорошей традицией.

Владимир Владимирович, спасибо Вам ещё раз за нашу встречу.

В.Путин: Спасибо за приём.

В.Садовничий: Перед началом нашего заседания прошла работа пяти секций. На них были глубоко обсуждены вопросы университетского образования. Модераторы секций доложат итоги этих обсуждений.

На прошлом, десятом съезде Российского союза ректоров Вы, глубокоуважаемый Владимир Владимирович, подняли ряд вопросов, важных для высшей школы. Вы дали нам ряд поручений, важных для страны в целом. Они касались независимой оценки качества образования, создания национального университетского рейтинга, возможностей использования федерального имущества, закреплённого за вузами на праве оперативного управления. Был ряд поручений, касающихся жизни университетов, деятельности спортивных клубов.

За прошедший период наш ректорский корпус, российские университеты провели определённую работу, и я рад объявить, что эти поручения выполнены, а о некоторых я скажу подробнее.

Сразу кратко хотел бы остановиться на одном поручении, Владимир Владимирович, Вашем, связанном с отстаиванием интересов российской системы образования, её позицией в международном масштабе. Речь идёт о создании независимого международного рейтинга университетов. Российский союз ректоров разработал и создал Московский международный рейтинг «Три миссии университета». Это образование, наука и общество.

Что важно? Разработав принципы оценки деятельности университетов мира, мы пригласили более 20 экспертов из разных стран. Были эксперты из Канады, Соединённых Штатов, Великобритании, Индии, Китая и других. Они изучили и поддержали наш подход. Рейтинг действует, он проведён. По его оценкам, в топ-100 вошли университеты из 39 стран, а от России – 13 университетов.

Это существенно отличается от других показателей рейтинговых агентств. Тем самым мы дали другую оценку российской системе образования, мы показали её по-настоящему высокий уровень. Московский международный рейтинг «Три миссии» уже признан в мире, он предложил свои правила игры на том поле, где до сих пор играли по другим правилам и, соответственно, присуждали другие призовые места.

Уважаемые коллеги, что такое университетская Россия сегодня? Это более 800 образовательных организаций, в том числе два классических университета, 10 федеральных, 29 национальных исследовательских, 17 из них – технического профиля. Это 260 тысяч человек профессорско-преподавательского состава и почти 200 тысяч специалисты высшей квалификации – кандидаты и доктора наук. Это 4 миллиона студентов, 83 тысячи аспирантов. Из общей численности аспирантов в России – 92 тысячи. Таким образом, 90 процентов аспирантуры находится в университетах. Это огромный интеллектуальный потенциал. И главное, этот потенциал непрерывно пополняется молодыми и талантливыми студентами и аспирантами.

25 лет в России действует наша организация, Российский союз ректоров. За эти годы она стала неотъемлемой частью нашей системы образования. Мы активно участвуем в законотворческой деятельности, взаимодействуем с Государственной Думой, Советом Федерации, обсуждаем проекты многих законов, они проходят экспертизу в Союзе ректоров, у нас созданы региональные советы ректоров, и там тоже идёт соответствующее обсуждение.

Мы взаимодействуем с ведущими госкорпорациями, объединениями работодателей и бизнесом, продолжаем развивать созданную нами систему интеллектуальных соревнований детей и молодёжи, поиска талантливых ребят. В олимпиадах школьников, возглавляемых нами и проводимых ежегодно, принимают участие 2 миллиона школьников, начиная с первого класса мощная система интеллектуальных соревнований.

С нашим участием были учреждены общественные организации, российские студенческие отряды, футбольная лига, спортивные ассоциации. Мы поддерживаем сейчас важный проект волонтёрских проектов и социально значимых инициатив в нашем обществе.

Конечно, я сказал далеко не обо всём, это заняло бы много времени. Но сегодня мы не только оглядываемся на пройденный путь, а он был непростой. Мы прошли через трудные испытания, безусловно, с достижениями и успехами, были и кризисные моменты, и далеко не всё нам удалось. Есть проблемы, которые ждут решений, некоторые кажутся вообще трудноразрешимыми. Но, может, здесь уместно привести слова Конфуция, который сказал: когда вам покажется, что цель недостижима, не изменяйте цель, а изменяйте свой план действий. Вот XI съезд Союза ректоров и призван наметить план действий на будущее. Наш план – это ответ и на вызовы, которые поставила перед нами жизнь. Они разные по масштабам, но ни один не должен быть без ответа. Это глобальные вызовы информационного общества, как например, наступление цифровой эры, это задачи, актуальные для нашей огромной страны (Владимир Владимирович об этом сказал) с учётом современных геополитических условий, а также это наши профессиональные задачи, касающиеся нашего сообщества, нашей работы.

Я начну с глобального. Система информационного уклада или информационной революции имеет самое непосредственное отношение к нашей основной деятельности. Сегодня нельзя говорить о развитии образования, не учитывая этого фактора. Мы живём в уникальный период истории человечества. У математиков есть термин для его описания – это сингулярность. Речь идёт о всё более ускоряющихся и всё менее предсказуемых изменениях технологической и социальной реальности. Окружающая нас среда становится всё более цифровой. В опубликованном в прошлом году аналитическом докладе международной экспертной группы Digital McKinsey «Цифровая Россия: новая реальность», так назывался доклад, отмечалось, что цифровая экономика в России растёт быстрыми темпами. С 2011 по 2015 год она выросла в восемь с половиной раз, это быстрее, чем рост экономики в целом в России. И этот рост цифровой экономики обеспечил четверть прироста ВВП. Но потенциал не исчерпан, и мы обязаны его использовать.

Менее года назад на экономическом форуме в Санкт-Петербурге Вы, Владимир Владимирович, сказали, я хочу процитировать, такую фразу: цифровая экономика изменяет формат образования, необходимо серьёзно усовершенствовать систему образования на всех уровнях: от школы до высших учебных заведений. И дальше Вы поставили вопрос: что все эти изменения означают для образования, для молодёжи, для нас с вами? Вопрос. Действительно, на наших глазах кардинально меняется сама философия и даже идеология образования, чему учить, для чего учить. Ведь мы порой не знаем, какие профессиональные знания или какие навыки понадобятся нашим будущим студентам, поколению Z, которое с детства прекрасно адаптировано к современной технологической среде. Очевидно, мы должны дать те базовые фундаментальные знания, с помощью которых можно будет заниматься и той профессиональной деятельностью, о которой мы сегодня даже не знаем. И это совсем новые задачи в области образования и профориентации.

Наш вывод. Главное – научить учиться, научить мыслить. Главное – это фундаментальные знания. Как это сделать? Вопрос. Какова роль сегодня учителя, преподавателя?

Известны слова философа и педагога, который прожил 100 лет, Джона Дьюи. Он сказал: «Мы лишаем детей будущего, если продолжаем учить сегодня так, как учили вчера».

Продолжим вопросы. Каким должен быть учебник? Ясно, что надо использовать в образовательных целях новые цифровые возможности: гипертекст, инфографику, интерактивный формат и так далее. Но как отказаться от наследия Гутенберга? Или Шекспиру и Пушкину всё-таки лучше живётся в книге, чем на экране монитора?

А вспомним недавнюю «Библионочь» в Москве, когда в одну ночь 70 тысяч человек пришли в библиотеки, книжные магазины, потому что они любят книгу, которая остаётся в ряду безусловных ценностей.

Но вместе с тем три четверти студентов проводят погружёнными в цифровую среду. И чем она наполнена? Продуктами сомнительного содержания или авторитетными, проверенными ресурсами, созданными ведущими профессорами ведущих университетов. Разве можно полностью отказаться от преподавателя, наставника, особенно от его воспитательной роли? Ведь мы получаем от наших учителей не только знания, но и отрабатываем навыки педагогического труда. Мы перенимаем манеру изложения, приёмы и передаём это по наследству своим ученикам.

Какие же меры надо принимать у нас в стране для подготовки кадров для цифрового уклада? Правительством России принята программа «Цифровая экономика». В 2020 году высшая школа должна выпускать 80 тысяч таких специалистов, в 2024-м – уже 120 тысяч. Это, конечно, стратегическая задача. Как её решать? Я бы выделил здесь два вопроса: инфраструктура и подготовка кадров.

Что касается инфраструктуры. Мы вообще неплохо оснащены современным оборудованием, и нам оказана и оказывается большая поддержка. Например, в суперкомпьютерной гонке у нас хорошие позиции. В международный рейтинг суперкомпьютеров мира, в топ, входят три российских суперкомпьютера. Все они университетские.

В числе лидеров в мире разработанный компанией «Т-платформа» суперкомпьютер Московского университета. Вот только что, в 2018 году, его производительность достигла 5 петафлопс. Второй по мощности – тоже компьютер МГУ, третий находится здесь, в Санкт-Петербургском политехническом университете, который нас сегодня гостеприимно принимает.

Очень важно, что 10 лет назад под эгидой Российского союза ректоров был создан суперкомпьютерный консорциум России. В него вошли 62 члена, 47 университетов, а остальные – это институты и академии. Всё это время консорциум фактически является проводником цифровой экономики, ведёт работу по цифровизации, в том числе отработку, сейчас очень важной, – создание цифровых двойников, что сегодня является одним из приоритетов как раз технологии.

И всё-таки для информации скажу, что на прошлой неделе правительство США утвердило бюджет программы создания в стране уже экзафлопсного компьютера, и на эту программу они выделили 1,8 миллиарда долларов. Таким образом, гонка продолжается. Но у нас есть ресурс: мы сильнее, мы готовы принять вызов; у нас есть кадры и интеллект. Важно – не уступать.

Вообще математики подсчитали, что если исходить из установленного закона Мура, который относится к экспоненциальному росту вычислительных мощностей, то за 20 лет (с 1992 по 2012-й) скорость компьютеров увеличилась в 8 тысяч раз. Но за это же время, независимо от компьютеров, скорость расчёта увеличилась в 400 тысяч раз за счёт развития математических идей. Как мы видим, эффект от развития математики в 50 раз превышает эффект развития компьютерных технологий. Я привёл эти данные, чтобы подчеркнуть важность математического образования, на это обращал внимание и наш Президент, как краеугольного камня фундаментальной университетской подготовки в эту эру. Россия ведь сильна своими математическими школами. И вот, действительно, на днях команда МГУ заняла первое место, стала абсолютным чемпионом мира, команды МФТИ и ИТМО Санкт-Петербурга тоже получили награды.

Мне кажется, что такие университетские соревнования надо ставить в организационное русло, и Союз ректоров готов возглавить работу по организации всех студенческих международных олимпиад. Эта работа пока проводится инициативно.

Качество образования – это прежде всего потенциал преподавательских кадров, их научный уровень. В университетах России образование неразрывно связано с наукой. Здесь сосредоточен огромный научный потенциал, ведь университетские профессора – это одновременно и учёные, они работают, выполняя важные научные исследования. И, по данным Web of Science, за прошедший год из более чем 50 тысяч научных статей российских авторов (50 тысяч в целом) 22 тысячи, то есть почти половина, опубликованы университетскими учёными. Таким образом, это наш огромный потенциал.

Но сегодня как никогда стоит задача воплощать результаты науки в технологии. В 2017 году при активном участии Союза ректоров принят Федеральный закон «Об инновационном научно-технологическом развитии образовательных и научных организаций», то есть долинах. Этот закон позволяет университетам создавать инновационные научно-технологические центры в целях реализации как раз приоритетов научно-технологического развития, повышать инвестиционную привлекательность, коммерциализировать свои результаты. И важно в этих вновь создаваемых центрах дать все возможности для развития творчества университетских учёных на базе фундаментальных исследований и затем делать прорывы в высоких технологиях. Мы обязаны, мы должны и в этой сфере занять лидирующие позиции в мире.

Научно-технологическая инфраструктура российских университетов в последнее время существенно улучшилась. На данный момент 582 центра коллективного пользования оснащены современным оборудованием. 343 уникальные научные установки. При этом больше половины из того, что я назвал, находится в системе высшей школы. Конечно, университеты должны сотрудничать, и они очень хорошо сотрудничают с Академией наук. Это наше общее богатство.

Конечно, развитие университетов, в том числе и науки, требует серьёзных вложений. Есть разные оценки либеральных экономистов по масштабам таких вложений. Но что важно? Чтобы мы не отставали в подготовке кадров от ведущих университетов мира, а они, как известно, имеют значительные финансовые средства в своём распоряжении. Конечно, это вложение бизнеса, у них это принято, у них огромные эндаументы. А мы пока ещё недостаточно хорошо используем возможности и государственно-частного партнёрства, и, главное, бизнеса – это тоже есть общая наша задача.

Я хотел, Владимир Владимирович, кратко сказать и об аспирантуре. Мы видели, что она у нас самая большая в России, 90 процентов аспирантов – в МГУ. У меня вызывает тревогу, что аспирантура – это третья ступень образования, в отличие от того, что раньше, это была школа подготовки научных кадров. И ведь задача учёбы в аспирантуре – воспитать учёного, погрузить его в среду, в научную школу, с тем чтобы молодой человек стал сразу же сам молодым учёным. И конечно, сейчас получилось, что мы потеряли качество подготовки аспирантов.

Мы согласны с тем, что было сказано Вами. Есть разные пути улучшения этой ситуации. Но один из них, это моё мнение, я думаю, что надо бы вернуть аспирантуру в прежнее научное русло. Мы говорили с Александром Михайловичем [Сергеевым, президентом РАН], это наша, мне кажется, общая позиция.

И конечно, в аспирантуре надо использовать целевую форму подготовки, когда бизнес или преподаватели могут и имеют возможность через гранты готовить целевиков. Но есть часть аспирантов, которые, как бы они ни хотели, заработать не могут во время учёбы в аспирантуре. Например, абстрактные математики или биологи. Мне кажется, что вопрос о повышении стипендии, а она две тысячи с небольшим, в совокупности с такими решениями – привлечение бизнеса, целевой подготовки и повышение стипендии – вопрос назревший. Безусловно, мы считаем, что этот вопрос должны оценить профессионалы.

Теперь позвольте мне сказать несколько слов о задачах российского масштаба.

Россия – это могучее государство с самой большой территорией, с большим диапазоном культурных, социально-экономических различий. В этом важное преимущество российской культуры, которая вбирает в себя, синтезируя и западное, и восточное миросозерцание. Здесь органично уживается множество национальностей, религий, этносов, народов. И здесь особенно важно и приобретает это значение русский язык как фактор, цементирующий наше государство. Надо по-прежнему обращать огромное внимание на это наше богатство.

В то же время на огромном пространстве нашей страны нельзя не видеть определённого дисбаланса в развитии регионов, который сказывается и на высшей школе. Понятно, что все университеты не могут иметь одинаковый потенциал, одинаково развитую инфраструктуру, но все мы, все университеты, обязаны готовить хороших специалистов, нужных на местах, востребованных в своих регионах. Молодые люди должны иметь возможность самореализации там, где они получили образование, в том числе, конечно. Всё это в итоге должно работать на сохранение единства и целостности нашей страны.

В России есть группа ведущих университетов с показателями научно-образовательной деятельности на уровне мировых, они обладают соответствующим кадровым потенциалом. У нас их 30–40, по нашей оценке. Конечно, таких университетов должно быть больше. По масштабам страны, может быть, называется цифра 150. Но к этому надо стремиться.

Вопрос: как поднять региональный вуз, усилить его потенциал? И у Российского союза ректоров есть предложение создавать научно-образовательные консорциумы или кластеры. Например, головной университет из категории ведущих национально-исследовательских берёт обязательства по определённой тематике, актуальной для данного региона, для той отрасли профильной, которая в регионе, помогает организовать в тех университетах соответствующие кафедры, лаборатории. Уже эти университеты, ведущие и региональные, готовят научные проекты, руководят аспирантами, создают там научную школу, научную среду, главное – укрепляют связи с промышленностью, формируют благоприятные условия для поддержки молодых учёных, которые оканчивают местные университеты.

Я бы назвал эту программу научно-образовательной мобильности, вот в этом понимании, именем Вернадского, в честь учёного, который создавал научные школы в разных университетах тогда великой страны.

Итак, программа «Вернадский». Конечно, это потребует финансирования для поддержки региональных университетов. Но если перед нами эта цель будет поставлена, чтобы обеспечить устойчивое развитие регионов, а это, безусловно, вызов, стоящий перед страной, то средства для достижения этой цели надо найти. Давайте вспомним слова Ганди: «Найди цель, а ресурсы найдутся».

Таким ресурсом могут стать и региональные вложения, они заинтересованы, и бизнес-инвестиции той промышленности, которая там есть, и созданная в регионах за последнее время инновационная инфраструктура (бизнес-инкубаторы, парки), которая порой используется не очень эффективно. Если всё это передать или соединить с региональными вузами, то это станет хорошим подспорьем для поддержки студентов, аспирантов в области новых технологий, проектов, в которых заинтересован бизнес, проектов социальных и гуманитарных инициатив.

Кстати, и поиск талантов под этим углом с перспективой стимулирования развития регионов становится уже отдельной и более простой задачей. Найти юный талант там, выстроить ему правильную образовательную траекторию, обеспечить ему сопровождение. Может быть, для этого не обязательно уезжать в Москву или в другой город? Мы предлагаем другой путь – поддержку и создание условий для самореализации в регионах. Для этого надо создавать и специализированные школы типа «Сириуса», университетские гимназии, технопарки. На базе университетов можно создавать учебные кластеры. Нам было сказано, Владимир Владимирович, школа, колледж, вуз – всё это интегрировать, всё это поможет профориентации, подготовке кадров для региона.

Конечно, это программа прежде всего регионов, но мы предлагаем необходимые интеллектуальнее ресурсы ведущих университетов и готовы работать на сохранение и укрепление единства нашей страны.

Университеты должны прийти в школу. В эти слова я вкладываю несколько смыслов.

Первое – в отдалённые школы, сельские, должны прийти молодые учителя с хорошим педагогическим образованием и с хорошим настроем. За нами, университетами, программы подготовки таких учителей с учётом всего, что было сказано об актуальных задачах современного этапа развития образования. Этот опыт у нас есть. Конечно, это съезды учителей-предметников, которые мы проводили, где университетские преподаватели, учителя делятся опытом и обогащаются идеями. И всё это должно работать на едином образовательном пространстве, значит, иметь большое значение для регионов, а значит, для России в целом.

Уважаемые коллеги!

Наша страна – часть глобального научно-образовательного мира. Университеты всё активнее вовлекаются в международное сотрудничество. Всё более разнообразными становятся формы этого сотрудничества, академическая мобильность учёных, преподавателей, студентов. Совместные проекты, дипломы – все мы это знаем.

Важным фактором, влияющим на общемировую ситуацию в образовании, является демография. В развивающихся странах численность молодёжи растёт намного быстрее, чем в развитых, к которым относится и Россия. При этом с глобально-демографической точки зрения университеты, так сказать, расположены неправильно по планете. Население высокоразвитых стран Северной Америки, Европы быстро стареет, тогда как в развивающих странах Азии, Африки, Латинской Америки оно молодое, быстрорастущее, стремится учиться, это показал Фестиваль молодёжи, а университетов там мало. Поэтому эта ситуация благоприятна для развития нашего экспорта образования, имеющего большой потенциал. Мы имеем огромный потенциал.

За последние годы нашим сообществом при государственной поддержке проведена значительная работа по расширению спектра услуг. Например, в 2000 году в российских университетах обучалось всего 54 тысячи иностранных учащихся, в 2010-м – в три раза больше, 150 тысяч, а в 2017-м – уже 244 тысячи. Такая мобильность очень важна, надо её наращивать. Тут дело не только в экономических соображениях, что они приносят нам определённый доход, здесь важен другой капитал, не финансовый, человеческий. Ведь отношения между однокурсниками, студентами из разных стран и будущими коллегами и друзьями – это навсегда. И этот капитал бесценен.

Расширилось число филиалов ведущих российских университетов в зарубежных странах. В 2017 году открылся первый совместный Российско-китайский университет в Шэньчжэне. Владимир Владимирович, спасибо Вам за одобрение этой идеи. Филиал работает. Не филиал, а совместный университет. И что очень важно, впервые открылся филиал Московского университета в стране НАТО, в Словении, и он работает. В 2017 году под нашей эгидой создана Ассоциация иностранных выпускников, которые остались работать и жить в России, и они очень эффективно нам помогают в экспорте нашей системы образования.

Мобильность свойственна не только студентам, ректоры тоже очень мобильны. Приведу примеры и цифры. За последние три года мы провели 13 международных форумов ректоров, 13. Около 2 тысяч ректоров российских и зарубежных вузов на них повстречались, обсуждали активно вопросы современного образования.

Под эгидой Российского союза ректоров за эти годы создано несколько международных ассоциаций. Это Ассоциация классических университетов России и Китайской Народной Республики, Ассоциация ведущих университетов России и Исламской Республики Иран, Ассоциация университетов России и Японии (в Вашем присутствии мы подписали это соглашение в Японии), Ассоциация университетов России и Индии.

И вот интересная ассоциация. В феврале этого года в Бейрут мы приехали для того, чтобы образовать федерацию ректоров университетов России и арабских стран. Мы создали эту федерацию, в неё вошло 44 университета из Иордании, Ирака, Ливана, Сирии, Алжира, Сомали, Объединённых Арабских Эмиратов, Йемена, Египта, Омана, Кувейта, Палестины и 40 российских университетов.

Во время этой поездки в Ливане, ровно на границе с Сирией, в долине Бекаа, во время этой встречи мы открыли русскую школу. В ней будут учиться 500 учеников, изучать русский язык. При поддержке России там отремонтированы и оснащены классы русского языка.

Я хочу с удовольствием сказать, что генеральный секретарь Ассоциации арабских университетов, профессор, султан Абуораби, который возглавляет ассоциацию, присутствует в этом зале. В его ассоциацию входят 150 арабских университетов.

Наше международное сотрудничество продолжается, и через две недели мы поедем в Саппоро, где состоится очередной Форум ректоров России и Японии.

Уважаемые коллеги, я заканчиваю.

У нас очень интересная и ответственная профессия. Мы готовим будущее, оно вырастает на наших глазах. И каждый из нас может сказать вслед за Менделеевым: вся гордость учителя – в учениках. И нам есть чем гордиться. Мы профессионалы на ниве образования и науки, окружены студентами с утра до вечера. И мы знаем, что они активны, открыты новому, талантливые, целеустремлённые, готовые к новому творчеству и воплощению своих идей.

25 лет молодые учёные из разных стран собираются на Международный молодёжный форум «Ломоносов». За эти годы в этих форумах приняло участие 300 тысяч талантливых, молодых ребят из 75 стран мира.

На 19-м Всемирном фестивале молодёжи и студентов в Сочи после Вашего выступления, уважаемый Владимир Владимирович, я выдвинул идею создать на базе форума «Ломоносов» международный союз молодых учёных. И я хочу доложить, что две недели назад, 12 апреля, на базе форума «Ломоносов» в Московском университете был подписан меморандум о создании международного союза молодых учёных. Предложено два проекта, которые они будут обсуждать, – это экологический анализ и анализ больших данных. Создатели союза – студенты из разных стран, они присутствуют на нашем съезде, можно попросить их подняться. Спасибо, ребята.

Международный союз молодых учёных – это, конечно, наш проект, он родился у нас в стране. Но он нацелен на развитие науки, дружбы, сотрудничества молодёжи во всём мире и построение будущего для всех.

Я хочу закончить пожеланием молодёжи и нашим университетам новых успехов и поблагодарить вас за внимание.

Уважаемые коллеги, я уже сказал, что у нас состоялось заседание пяти секций примерно по 150, а то и по 200 человек на каждой секции. Модераторы этих секций доложат съезду о результатах своих обсуждений.

Хотел бы попросить выступить Александрова Анатолия Александровича, ректора Бауманки, на тему «Роль университетов в научно-технологическом развитии Российской Федерации».

Анатолий Александрович, пожалуйста.

А.Александров: Спасибо.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемый Виктор Антонович! Уважаемые коллеги!

Работали в числе пяти секций, секция инженерного дела, и мы действительно обсуждали роль наших университетов в научно-технологическом развитии России. Было очень заинтересованное, порой даже страстное обсуждение самых злободневных наших тем. В дискуссии принимали участие и президент Российской академии наук Александр Михайлович Сергеев, и председатель Комитета Государственной Думы Вячеслав Алексеевич Никонов. Большой и интересный разговор получился.

Мы не ставили себе задачу сформулировать вопросы к нашему Президенту и попросить денег, вовсе нет. «Нам хлеба не надо, работу давай!» Больше ставились вопросы о том, что и как мы сегодня можем сделать, для того чтобы эффективнейшим образом реализовать те задачи, которые Вы, Владимир Владимирович, поставили в своём Послании Федеральному Собранию.

И мы, конечно, понимаем, что сегодня отечественная промышленность остро нуждается в инженерах-исследователях и разработчиках, которые способны работать в условиях нового технологического уклада, в условиях развития природоподобных технологий. И, наверное, решение этой задачи потребует изменения и сегодняшних подходов к условиям работы вузов и к оценке этой работы.

Ответ на большие вызовы возможен только при интеграции фундаментальной, прикладной науки и высокотехнологичных производств. И эту роль, роль интегратора, могли бы взять на себя национально-исследовательские университеты, которые имеют многолетний опыт в реализации таких междисциплинарных прорывных исследованиях. И мы прекрасно знаем, что без инженера знания никогда не станут технологиями. А примеры, когда знания, в том числе фундаментальные, превращались в технологию, есть, у нас их много.

Возьму наш пример. Бауманка, например, выпускает инновационной продукции уже много лет на четыре, пять, шесть – год от года по–разному – миллиардов рублей в год, питерская политехника – около 2 миллиардов в год. Если нас всех собрать, то это очень большой объём уже реальных разработок, а это та продукция, которая идёт в производство – в железо, то есть она летает, стреляет, кормит, видит, то есть та самая продукция, которая позволяет строить подходы к завтрашнему дню. И здесь, наверное, было бы правильно, чтобы на базе таких университетов было бы целесообразно создавать эти самые мощные научно-образовательные центры и уже к ним подтягивать и региональные, и опорные университеты, делая упор на цифровые возможности, делая упор на сетевой характер взаимодействия.

Университеты также могут выступать и в роли интегратора решений важнейших государственных задач. Тоже приведу пример. В прошлом году Вы дали поручение Бауманке и Физтеху заняться передовыми арктическими технологиями, прострельными технологиями. И мы в течение очень короткого времени смогли сорганизовать, интегрировать большую кооперацию научных организаций, госкорпораций, восьми основных министерств и ведомств и сосредоточили внимание на самых злободневных проблемах, которые стоят перед людьми, работающими в Арктике. Сумели сконцентрировать материальные средства, и эта программа начала выполняться уже сегодня, уже много что мы в этой ситуации делаем.

Когда мы говорим о таких мощных центрах или о том опыте, который имеет Российский национальный исследовательский университет, а это восемь лет опыта, ректорский корпус говорит о том, что очень важно, чтобы эти программы были не на один, не на два года, а продолженные программы – на семь, на восемь лет, когда можно действительно создавать ведущие инженерные центры и лаборатории на мировом уровне. Создавать научные школы, привлечь в эти научные школы и гарантировать в течение какого–то достаточно большого времени условия работы для наших западных коллег, которых мы могли бы пригласить для работы с нами. Таких примеров тоже очень много, мы это умеем сегодня делать. У нас за эти годы укрепилась материальная база, она стала другой. В одной Бауманке у нас 20 инженерных центров совершенно мирового уровня и класса. И поэтому уже западные учёные, такие, например, как Грегор Морфилл, за честь почитают приехать к нам и возглавить один из наших центров. Причём для него удивительное впечатление, что он, человек номер один или два в области плазмы в мире, а вдруг технологии, которые идут в промышленность, сильнее и круче у нас. Такое сотрудничество дает очень серьёзные результаты, на это нужно опираться.

Сегодня уже дважды прозвучал вопрос, связанный с аспирантурой. Ваши слова такие строгие, Владимир Владимирович, такой болью совсем не сладкой отозвались в сердце, потому что это проблема проблем для нас. Пропала мотивация у ребят, поменялись условия, и здесь же не деньги самое главное, хотя на 2 тысячи рублей не прокормишь семью. Но тут главное в другом – люди должны найти себя в научном коллективе, а не просто быть студентом какого–то третьего или даже десятого уровня – почёта это не приносит, – а быть в научном коллективе. Когда ты каждый день видишь, как работает твой учитель, как он ошибается, как он мучительно ищет решение того или другого вопроса, той или другой проблемы, как, наконец, появляется та или другая установка, изделие, научный эффект – вот только это можно. Помните, классик говорил: только в труде с рабочими и крестьянами… дальше мы знаем, да? Только так, будучи в рабочем коллективе, вливаясь в него, незаметно для самого себя превращаться в учёного. А другого пути просто нет.

Но здесь есть возможность. Там, где есть лаборатория, там, где есть большие, серьёзные исследования, это решается проще: ребята привлекаются туда, даже несмотря на то, что они студенты третьего уровня, но вот этой базы грантовой не хватает на то, чтобы все университеты в равной мере могли своих аспирантов привлечь к подобной работе. Об этом просто нужно подумать.

Здесь, может быть, действительно как–то перестроиться и специально подумать о том, чтобы организационно помогать нашим аспирантам, но ни в коем случае не сокращать подготовку аспирантов. Их не должно быть один–два, это путь в никуда. Королёв из тысяч и сотен людей рождается один, и Туполев, и Вернадский или любой другой. Здесь нужно понять, что без подготовки кадров высшей научной квалификации технологической независимости мы не добьёмся.

Это серьёзная проблема, и мы готовы там заниматься ею день и ночь, но здесь нужно объединять усилия. Где–то, наверное, нужна и помощь, и финансовая поддержка, где–то чисто организационно перестроить. Ну и это должно быть всё–таки главным в нашей работе, потому что без подготовки молодёжи завтрашнего дня у нас может не быть. Хотя мы в это верить не хотим и не верим, особенно всё это в такой обстановке глобальной конкуренции.

Мы понимаем и говорили о том, что объём знаний увеличивается каждые два года вдвое, и сегодня приводили примеры на обсуждении, что все компьютеры, которые были на земле, не обладают такими возможностями, как единственный «Айфон» шестого поколения. И много–много примеров, но самое главное, что все сегодняшние компьютеры, существующие на земле, не смогли превзойти возможности человеческого мозга. И это говорит о том, что мы ещё очень много чего найдём и много чему научимся.

Но мы должны обеспечить непрерывное обучение инженеров в течение всей жизни, и это, безусловно, задача университетов в первую очередь. И мы можем и должны создать национальную систему непрерывной опережающей переподготовки инженеров. И здесь мы должны опять–таки использовать эти распределённые, сетевые методы повышения квалификации и использовать «цифру», использовать удалённый доступ, онлайн–курсы, эти возможности есть, мы должны отстроить стройную систему. У нас ум инженера должен затачиваться постоянно, в течение всей жизни.

И здесь, когда мы говорим о таких задачах, у нас в последние годы очень актуализировалась публикационная активность, и количество наших статей очень заметно меняется в последние годы. Но, что самое интересное и удивительное, я буквально перед встречей, позавчера, встречался с руководителем издательства «Эльзевир» по России, и он рассказывает, что статьи российских учёных в очень большом количестве попадают в этот золотой один процент самых интересных, самых знаковых статей, которые публикуются в мире. То есть потенциал наших учёных потрясающий.

И мы будем продолжать этим заниматься, мы будем ориентировать наших учёных на такую публикационную активность, но нельзя забывать о наших собственных журналах, потому что их надо дотягивать до самого высокого мирового уровня, мы должны всё для этого сделать. У нас должны быть академические журналы, вузовские журналы высокого мирового класса, переводные на английский язык. Может быть, мы об этом говорили, задуматься и восстановить такой единый национальный бренд – издательский центр. Вы дали нам поручение два года назад по поводу российского рейтинга вузов. Мы сделали это, это получилось, хотя и сомневались, было такое, но получилось. И он узнаваемый. Я думаю, что если такую задачу себе поставить, и с этим мы справимся. Всё–таки и русский язык в том числе не должен исчезать из наших журналов – это наш язык. И всё, что есть там, должно быть такого же качества, если не выше, у нас, потому что уровень наших учёных это позволяет и соответствует.

И, наверное, предпоследнее. Нужно отдельно говорить о работе вузов с оборонно-промышленным комплексом – это очень важно сегодня. Это очень трудная работа, совсем не такая, как обыденная, и здесь требуется очень много и умения, и возможности, и чего только не было, и глупо говорить сегодня о важности этой работы. И здесь нам особенно важно обеспечить технологическую независимость и формировать опережающий научно-технический задел на будущие годы и десятилетия и искать новые нетрадиционные технические решения.

И эта подготовка, допустим, специалистов для оборонно-промышленного комплекса реально должна быть целевой. Эти программы должны составляться вместе с ведущими специалистами, генеральными конструкторами из отраслей, должна быть распространена и продолжена практика на этих заводах. Особую роль в этой связи должны нести и несут базовые кафедры и отраслевые факультеты. И в этом весь опыт, на это нужно обращать внимание.

Здесь очень важно, чтобы были все образовательные траектории: и техник со знаниями инженера, когда он будет эксплуатировать уникальный станочный парк, это должны быть и бакалавры, которые могут руководить производством на своём уровне. Это должны быть магистры, которые могут вести исследования на мировом уровне. И это обязательно должны быть специалисты-разработчики, это самая тяжёлая инженерная профессия. Но должны быть люди, которые могут взять ответственность на себя за создание совершенно новой, пионерской продукции, должны быть люди, которые умеют в завтрашнее утро посмотреть.

Мы живём сегодня в непростое время: экономические спады, перепады, турбуленция в международных отношениях, ещё эти «скрипали» с санкциями под ногами – всё очень непросто. Время принятия трудных решений и время ответственности. С другой стороны, это очень интересное время, которое даёт огромные возможности.

Владимир Владимирович, Вы строите великую процветающую Россию. Это ой как непросто. И в этом трудном деле Вы можете смело положиться на наш инженерный корпус, инженерный корпус России.

Спасибо.

В.Садовничий: Спасибо, Анатолий Александрович.

Я хотел бы попросить выступить Алексея Вячеславовича Демидова, ректора Санкт-Петербургского университета промышленных технологий и дизайна. У него тема секции «Университеты и школа». Пожалуйста, Алексей Вячеславович.

А.Демидов: Уважаемый Владимир Владимирович! Виктор Антонович! Уважаемые коллеги!

Вопрос взаимодействия университетов и школы, который обсуждался на нашей секции, во многом ключевой для системы образования. Оценка этапа реформирования системы образования в течение двух последних десятилетий даёт основание сделать вывод: сделано немало, но предстоит сделать ещё больше. Казалось бы, не так давно вузы принимали студентов по собственным экзаменам, а сейчас мы все уже привыкли к ЕГЭ. В начале 2000–х редко у какого вуза не было собственных олимпиад или репетиционных предварительных экзаменов.

Последние 11 лет олимпиадное движение стало общероссийским. Перечень олимпиад школьников ежегодно утверждается Министерством образования и науки Российской Федерации после детальной проработки и обоснования заявок на их проведение, а также очень серьёзного контроля всех этапов проведения олимпиад.

Напомню, что ключевая роль в развитии олимпиадного движения принадлежит вузовскому сообществу и Российскому совету олимпиад школьников, созданному в 2007 году по инициативе и при организационно-техническом и научно-методическом сопровождении Российского союза ректоров.

В настоящее время, как Виктор Антонович говорил, ежегодно в олимпиадах школьников, проводимых вузами России, принимает участие свыше 2 миллионов школьников, и актуальным представляется выявление талантов и среди иностранных граждан, и соотечественников, проживающих за рубежом.

Оправдала себя система проведения профессиональных конкурсов и проектных олимпиад помимо олимпиад по традиционным школьным предметам.

Например, всероссийские олимпиады по технологии и экологии, олимпиада школьников таких направлений, как математическая олимпиада «Росатом», олимпиада «Учитель», «Школа будущего», олимпиада «Нанотехнологии – прорыв в будущее», олимпиада по информатике и компьютерной безопасности, олимпиада по математике и криптографии, олимпиада национальной и технологической инициативы и многие другие.

Можно задаться вопросом: достаточно ли широко сейчас олимпиадное движение и в полной ли мере его развитие отвечает современным задачам? Ответом могло бы служить то, что можно и нужно большее развитие этого движения при реальном контроле и гласной состязательности.

Мы, ректоры, убедились, что те, кто зачисляется в вузы как победитель или призёр олимпиады, – это самые настоящие звёздочки. Пусть у них не всегда получается учёба сразу по всем предметам, но реальный талант по профильному направлению у таких студентов, безусловно, есть. Если даже в ближайшем будущем каждый десятый из зачисленных в вузы будет победителем или призёром олимпиадного движения, для вузов это серьёзно и значимо.

Олимпиадное движение школьников, коллеги, оправдало себя как отбор реальных талантов и нуждается в расширении как в перечне олимпиад, так и в их практической взаимосвязи с приоритетными направлениями развития экономики.

Уважаемые коллеги!

Не отрицая необходимости быть открытыми для зарубежного опыта, мы в любом случае не должны позиционировать себя в роли изначально догоняющих, только и думающих, чьи же идеи нам теперь ещё перенять. Мы сами можем предложить наш более чем немалый опыт реального взаимодействия университетов и школ, показать достижения наших лучших гимназий, из которых ежегодно поступают в вузы будущие победители всемирных и международных олимпиад.

Говорилось о том, что команда МГУ победила на олимпиаде по программированию. Уважаемые коллеги, например, в десятке победителей – и МФТИ, и ИТМО. Команда Массачусетского технологического института в олимпиаде программирования заняла, например, 11–е место. Более того, последние два года золотые медали чемпионата мира по программированию занимали команды нашего, Санкт-Петербургского государственного университета, опять же Университета информационных технологий. И таких примеров немало и по математике, и по другим предметам. Реальное образование как, например, в 239–й школе или в лицее № 30 Санкт-Петербурга, откуда мы видим ежегодных победителей всемирных олимпиад, – то, чем мы можем по праву гордиться и чей опыт важен для всей страны.

Включить в наше восприятие ту составляющую, что мы можем и должны являться в каких–то направлениях примером в мировом образовательном пространстве, так же важно, как и психология победителя в спорте. Мы более чем конкурентоспособны в программировании, в математике. Можно много привести направлений. Достаточно вспомнить обсуждение русских хакеров в мировой прессе. Но база этого формируется в школе, и взаимодействие с вузами в качестве непрерывного образования ещё не исчерпала потенциала возможностей.

Как выпускник математико-механического факультета, я помню, что на встрече выпускников через 15 лет после нашего выпуска оказалось, что примерно половина выпускников нашего курса постоянно или временно работала на тот период в ведущих корпорациях за рубежом, будучи на первых ролях при решении весьма сложных и перспективных проектов.

Кстати, один из нас – это Григорий Перельман, который доказал гипотезу Пуанкаре, отказался от Филдсовской премии и, по–моему, не только от неё. При этом те школы в Санкт-Петербурге, в Москве и в других городах России, после которых мы поступали в университет, и сейчас подтверждают свою репутацию по фундаментальной подготовке ещё со школьной скамьи.

Говорилось о том, что главное звено в работе с талантливой молодёжью – учитель и наставник, которому принадлежит решающая роль в оценке потенциала молодого человека. Важной составляющей этой работы является деятельность таких центров, как «Сириус», или технопарков «Кванториум». При участии университетского сообщества подобные центры по работе с талантливой молодёжью должны быть созданы в ближайшее время во всех регионах нашей страны.

Роль сержантов индустрии – процитирую замечательного публициста Анатолия Грановского – начинается с реального наставника по профориентации в школе и с ресурсной поддержки этого звена образования, что, как бы сказал классик, в современных условиях архиважно.

Вести своеобразный, может быть, табель о рангах наставников, подготовивших и воспитавших победителей и призёров профессиональных конкурсов и олимпиад, стимулировать их мотивацию к продвижению в подобных рейтингах – выполнимая задача, которую университетское экспертное сообщество способно решать в ближайшие годы.

Гимназии при университетах уже в некоторых случаях созданы и доказывают свою эффективность. Если техникумы и колледжи в составе вузов давно нередкое дело, то в современных условиях резерв мы видим в развитии системы «школа – колледж – вуз». Успешным примером данной модели являются лицеи, школы при ряде университетов: это академическая гимназия при Санкт-Петербургском государственном университете, лицей имени Лобачевского при Казанском федеральном университете, университетская гимназия, школа-интернат при МГУ имени Ломоносова, учебно-научный центр при Новосибирском государственном университете, естественнонаучный лицей при Санкт-Петербургском политехническом университете Петра Великого и другие.

Дать больше возможностей созданию при университетах гимназий – веление времени. Это требование непрерывности образования, это расширение углублённой подготовки по приоритетным направлениям науки. И это, конечно, требует глубокой экспертной проработки университетского сообщества.

Особое внимание необходимо уделить относительно новой форме взаимодействия университетов и школ, как предуниверсарий при вузах. Это выпускные классы школ, в которых профильным предметам обучают педагоги университетов. Это позволяет сблизить две образовательные ступени, и в этом серьёзный потенциал развития.

Уважаемые коллеги!

Современная система отбора и подготовки управленческих кадров и директоров школ, от которой во многом зависит формирование сильных педагогических коллективов и атмосфера в школе, – серьёзная и реализуемая задача именно во взаимодействии с университетской корпорацией. Реализовать создание такой системы по повышению квалификации и переподготовке руководителей образовательных организаций среднего общего образования, а также структуры кадрового резерва для них возможно в рамках вузовских факультетов дополнительного образования. Кстати, по факультетам дополнительного образования на нашей секции самым серьёзным образом обсуждалось, что обязательна федеральная лицензия для структур дополнительного образования в стране. И, уважаемые коллеги, все с этим согласились.

Российский союз ректоров – по–своему уникальное экспертное сообщество и как пример возможного обсуждения в ближайшее время. Это обсуждалось на нашей секции.

Я бы привёл пример дискуссии о перечне предметов, обязательных ЕГЭ по окончании школы. Если ЕГЭ по русскому языку и математике обязательны сейчас для всех выпускников школы, то экзамен по истории России, как, впрочем, и по разделам всемирной истории, может быть следующим по счёту обязательным для выпускников российских школ. Напомню, что уже обсуждался как обязательный для выпускников экзамен по иностранному языку в ближайшие годы. Готовность самым активным образом участвовать в обсуждении и способствовать принятию решения по такого уровня вопросам – важная часть взаимодействия университетов и школ.

Уважаемые коллеги!

Задачи перед системой образования в России серьёзные, и в наших силах предложить решения, которые позволят следовать современным вызовам, работать на опережение даже в быстро меняющихся условиях. Выражу надежду, что при реализации этих решений наши кинематографисты, создавшие, например, в последнее время такие фильмы, как «Легенда № 17», «Движение вверх», «Лёд», запомнившись многим школьникам и студентам как образец ярчайшего величия духа наших спортсменов, смогут и захотят создать подобные фильмы и о победителях всемирных студенческих олимпиад, таких, например, как олимпиада по программированию и физике, или о современном математике Григории Перельмане и других серьёзных учёных наших дней, а также о наших лучших школах и гимназиях и их взаимодействии с университетами.

Завершая своё выступление, отмечу, что развитие и расширение олимпиадного движения как возможности реального отбора талантов, создание гимназий при университетах как оправдавшийся опыт системы непрерывного образования, ресурсная поддержка учителей и наставников, подготовивших победителей конкурсов и олимпиад, современная система отбора и подготовки управленческих кадров и директоров школ, создание кадрового резерва для них, широкое обсуждение экспертным сообществам вопросов перечня обязательных выпускных экзаменов школьников, обязательное федеральное лицензирование дополнительного образования и предложение возможных решений – все эти задачи реализуемы в самое ближайшее время при взаимодействии университетского сообщества и российских школ.

В.Путин: Перед тем как технический перерыв будет объявлен, позвольте несколько замечаний, мыслей, которые у меня возникали в ходе выступлений наших коллег.

Начну с того, чем Алексей Вячеславович [Демидов] закончил – по поводу пропаганды науки, знаний, достижений людей, которые работают в науке. Могу с вами поделиться несколько личным, но в то же время имеющим общественное значение, как раз в связи с тем, что только что было сказано.

Не задолго до смерти наш замечательный писатель, с которым я встречался, Даниил Александрович Гранин, – буквально за две недели до того, как он ушёл из жизни, если вы помните, я вручал ему здесь, в Петербурге, награды, специально приехал, для того чтобы встретиться с ним, потому что ему уже было трудно передвигаться, потом в беседе – у нас беседа состоялась небольшая, минут тридцать мы отдельно поговорили, по его просьбе я задержался, и получилась основательная, интересная беседа, – один из тезисов, который прозвучал от него, был как раз таким: слишком мало внимания государство уделяет вопросам науки и образования, в том числе пропаганде научных знаний и пропаганде достижений тех людей, которые добиваются результатов в сфере науки. На моё замечание о том, что у нас есть такие программы и такие программы, он ответил: «Всё это хорошо, но пропаганда в хорошем, в широком смысле этого слова, особенно талантливая пропаганда, чрезвычайно нужна. И нужно, чтобы с Вашего уровня, – сказал он мне тогда, – это звучало. Потому что мы в этом нуждаемся, когда с такого уровня формулируются задачи подобного рода».

Я, во–первых, это делаю, исполняю его наказ. А во–вторых, будем, конечно, побуждать наших деятелей искусства к тому, чтобы тоже над этим поработали. Вы, Алексей Вячеславович, абсолютно правы. Вот это первое, что хотел бы сказать.

Теперь некоторые замечания.

Анатолий Александрович [Александров] говорил о необходимости создавать научно-образовательные центры, такие, как создаются в Бауманке. Абсолютно согласен. Это точно, в этом направлении нужно двигаться. Если у вас уже создано 20 инженерных центров мирового класса, хочется сказать «ура». Мы вас поздравляем с этим. И нужно двигаться дальше в этом направлении и вам, и всем остальным коллегам. Конечно, у всех разные возможности, но к этому нужно стремиться.

Теперь по поводу аспирантуры.

Найти место, Вы сказали, нужно в научном коллективе. Но Вы знаете, это и от вас зависит: и от вас, и от вас, от всех здесь сидящих. В каком смысле? Нужно давать перспективные темы. Не просто так, чтобы человек защитился, а нужно давать такие темы для научных исследований даже первого, аспирантского уровня, чтобы они имели перспективу развития, чтобы они имели возможность быть применёнными где–то на практике или, скажем, в большой науке в широком смысле этого слова.

Но прежде всего, конечно, я так понимаю, когда это говорит руководитель Бауманки, то речь идёт…

А.Александров: Нам проще…

В.Путин: Проще, но это надо предлагать. Надо видеть, что будет следующим шагом. Потому что написал, защитился – до свидания, в анкету запись сделали. Нет, тогда становится неинтересно, тогда можно и попозже, и сроки срываются. Дело не в сроках, а дело в том, что будет дальше в жизни, на практике.

Теперь собственная научная периодика. Полностью согласен, Вы абсолютно правы. Давайте, предложения сформулируйте, что нужно сделать со стороны государства, чтобы поддержать. Уверен, это деньги–то небольшие, мы точно найдём эти средства, только нужно понять, как организовать эту работу, что дополнительно нужно сделать, для того чтобы это заиграло. Вы правы абсолютно. Ведь почему такой процент среди этих публикаций? Их немного, наших публикаций за границей, но они важные. Но берут, потому что уже невозможно не взять, потому что всем интересно. А всё остальное отсекают, потому что там у них свой праздник, а мы чужие на этом празднике жизни. Нужно создавать своё, полностью согласен, давайте будем это делать. Просто конкретизируйте эти предложения.

Теперь по поводу взаимодействия вузов и предприятий оборонно-промышленного комплекса. Вы сказали, что это сложно организовать. А в чём сложность? Я даже не вижу. Наоборот, мне казалось, что работа налажена.

А.Александров: Там это непростая работа сама по себе, она очень ответственная, и не все могут, практика показывает. А привлекать надо многих. Мы когда–то проводили исследования, у нас уже мало университетов могут в этой работе участвовать, а раньше в десять раз больше участвовало – вот в чём беда.

В.Путин: Давайте. Честно говоря, я просто так этого не чувствовал. Если Вы видите, что есть проблема, тоже прошу Вас тогда конкретизировать, показать, где она, эта проблема. Мы её постараемся решить.

У меня–то, наоборот, честно говоря, если не опыт, ну и опыт, и знания в этом смысле положительные. Один из примеров – я уже, по–моему, даже публично как–то говорил, и в Послании я говорил об этом, – у нас создаются очень современные, уникальные абсолютно, не имеющие аналогов в мире системы вооружения. Одна из таких систем была создана очень молодой командой. Когда я с ними встретился, мы и Госпремию им дали, пришли совсем молодые люди. Я их спрашиваю: «Вы откуда взялись–то?». Они говорят: «А вот как гранты только начали платить, мы всей группой из вуза пришли, создали коллектив». И в течение семи лет они создали эту мощнейшую, самую современную в мире боевую ударную систему. Так что такие примеры есть. Если чего–то не хватает для продолжения и интенсификации этой работы, тоже подскажите, пожалуйста, чтобы я понимал, о чём речь.

Теперь не по порядку, но тем не менее. Конечно, олимпиадное движение школьников будем поддерживать, это само собой.

По поводу того, что наша система образования, в том числе школьная, не хуже других. А никто и не говорит, что хуже. Знаете, когда идут дискуссии в обществе, разные точки зрения звучат. Бывают даже крайние. Мне кажется, не нужно на это обижаться, просто нужно относиться к этому по–взрослому, по–серьёзному. Все имеют право высказаться, а побеждать должна в конечном итоге такая точка зрения, которая наилучшим образом обоснована. При этом, конечно, наша система образования должна быть открытой. Мы должны объективно анализировать, чего же всё–таки нам где–то не хватает, что мы могли бы взять лучшего из международных практик? Там есть чего взять, конечно. Не значит, что нужно вычеркивать всё, что достигнуто у нас, я уже много раз на этот счёт говорил. Но быть открытыми и объективно оценивать и наши слабые места, и сильные стороны, конечно, всегда нужно. Поэтому здесь ничего зазорного нет.

Что касается работы с талантливыми людьми, с талантливой молодёжью – конечно, да. Но я сейчас скажу, может быть, заезженную фразу, общую, тем не менее не могу этого не сказать. Конечно, важно работать с талантливыми молодыми людьми, но ещё важнее суметь раскрыть талант молодого человека, поднять это, поддержать, толкнуть в развитии.

И теперь про то, что было сказано вначале.

Но я чем больше работаю, тем больше всяких у меня терминов появляется интересных. Сингулярность – это хорошее слово. Где–нибудь скажу – буду выглядеть приличным человеком. Во всяком случае, я так понял, что это увеличение факторов неопределённости, да? Правильно. И Конфуция здесь правильно вспомнили: если цель кажется недостижимой, не меняйте цели, меняйте подходы к её достижению. Примерно так, да? Вот я вспомнил в этой связи другую китайскую – это не поговорка, это Конфуций. Китайский народ мудрый, древний, вот одна из поговорок звучит так: чтобы видеть дальше, нужно подняться выше.

Вот в этой связи что бы хотел сказать? Да, факторов неопределённости становится всё больше и больше, но это не должно нас пугать. Потому что, если мы хотим видеть конечную цель, нужно просто подняться самим на такой уровень, с которого эта цель будет видна.

Применительно к образованию и высшей школе. Это только сегменты, то, что я скажу, но тем не менее. Что и как должно преподаваться? Вот вам виднее на самом деле, вы же специалисты. Я должен опираться на ваше мнение. Но я хочу оттолкнуться от того, что здесь было сказано вслух, так вопрос был сформулирован: а что же преподавать? Вот смотрите, если будущее за 3D–технологиями, если будущие компоненты в реальном секторе производства будут создаваться не путём отсечения чего–то, а путём напыления, причём современными средствами и с применением современных технологий, то мы должны подумать, как нам подготовить такого специалиста, который может это делать. И у нас уже есть такой опыт, но он у нас очень фрагментированный, и он почти незаметен. Надо подумать, будущее за этим в мире. Конечно, нельзя учить ни старыми методами, ни старыми стандартами, не ставить цели, которые были актуальны вчера. Если будущее за геномными технологиями, за «цифрой» и за искусственным интеллектом, за робототехникой, если будущее на стыке научных знаний, если будущее за природоподобными технологиями, о которых здесь говорили, то нужно подумать, как нужно и к чему нужно готовить такого специалиста, который всё это знает, всё это может и реально будет применять на практике. Просто мы должны понять, что другие специалисты не только вчера – уже сегодня не нужны.

Я говорил в своём Послании, не к ночи будет помянуто, но говорил о необходимости прорыва. Если мы не сделаем этот прорыв, в этом вся суть, мы тогда безнадёжно отстанем, реально отстанем, понимаете? А это будут очень тяжёлые последствия. Какое–то время мы ещё просидим на том, о чём я говорил во второй части своего Послания, будем чувствовать себя достаточно уверенно в течение двух–трёх десятилетий. Но мы–то – во всяком случае, такие люди, как вы, – должны думать за горизонт, и людей нужно готовить именно для этого, о том, что я сейчас сказал.

Очень важно, конечно, – в своём вступительном слове тоже говорил об этом, – не ограничиваться только подготовкой кадров, и всё. Здесь нужно делать так же, как Бауманка делает, нужно выходить на создание этих производственных кластеров. Конечно, в тех сферах деятельности, которые органичны для высшей школы, это чрезвычайно важно, и тогда, кстати говоря, и научные исследования молодых исследователей будут смотреться по–другому. Если они сами будут видеть, что есть перспектива применения их знаний.

Создание этих научно-образовательных кластеров, о которых Вы сказали, – конечно, да, конечно, нужно это делать. И это потребует финансирования, Вы сказали. Но я обратил внимание и на другое Ваше замечание, по поводу закона Мура. Я так понимаю, что имелся в виду Московский уголовный розыск, нет? (Смех.)

Реплика: Да.

В.Путин: Конечно, я так и думал. (Аплодисменты.)

Это шутка, конечно. Но я к чему? К тому, что с имеющимися ресурсами, конечно, нужно обращаться аккуратно, в рамках действующего закона и повышать эффективность расходования денежных средств. Хотя на это денег, кстати говоря, не жалко. Если мы увидим, что реально идёт развитие, можно и добавить в эту сферу. Но дело ведь не только и не столько в бюджетных тратах, в бюджетных расходах. Вы знаете, если говорить широко, по всей стране в целом, иметь в виду всю систему высшего образования, бюджетных денег на такие вещи никогда не хватит, никогда. Вопрос ведь в чём? И Виктор Антонович тоже об этом так вскользь сказал. Привлекать нужно деньги регионов, привлекать деньги компаний – это обязательно, иначе перспектив не будет.

Знаете, у нас, к сожалению, до сих пор это такая косная вещь, нам так трудно работать, в том числе с нашими компаниями, в том числе требующими привлечения высоких технологий. Но это нужно обязательно сделать. И с ними тяжело работать, потому что им легче купить за границей, и всё. Но, слава богу, здесь нам санкции помогают, не всё купишь теперь, приходится свои собственные мозги включать, и, кстати говоря, работает неплохо. Неплохо работает не только в сельском хозяйстве, но и в высокотехнологичных отраслях производства.

Но этого недостаточно, эти толчки извне не могут быть генеральным стимулом развития, нам внутренние механизмы нужно создать. Обязательно нужно выходить на такую работу, чтобы наши крупные компании видели возможности нашей науки и высшей школы. А наука и высшая школа тоже не должна быть косной. Сейчас скажу, что я имею в виду.

Вот сделали что–то, изобрели нечто важное и интересное, но трудноприменимое на практике, в практической деятельности. Я неоднократно сталкивался знаете с чем? Умные, замечательные люди, исследователи хорошие, молодые говорят: вот так будет, и всё, и слушать ничего не хочу. Но производственникам нужно немножко по–другому это развернуть. Нет, не хотят, понимаете? «Вот так лучше будет. Мы знаем, как лучше, и пошли вон». Но так не работает. На практике так не работает, и нужно исследователей, в том числе молодых, тем более среднего или какого–то другого возраста, настраивать на то, что, если жизнь требует, надо тоже быть погибче. Надо обязательно наладить контакт с реальным сектором производства.

Очень интересная и важная вещь, мне кажется, прозвучала. Тоже хотел бы прокомментировать и высказаться на этот счёт.

Я сейчас сказал о стартапах, о работе с промышленностью, с нашим бизнесом. Но вы знаете, что любопытно? Могу с вами поделиться своими наблюдениями? Можно подтягивать не только наш бизнес, но и иностранный, особенно из тех стран, где достаточно много финансовых ресурсов и большая тяга к новейшим технологиям, которых у них пока нет.

В этой связи можно использовать и специалистов, которых вы готовите в своих вузах из этих стран, сразу параллельно выходить на какие–то соответствующие государства, которые их – или из соседних государств – присылают и хотели бы иметь определённые технологии, и, конечно, создавать площадки, стартапы на нашей территории. И здесь, конечно, это и моя, наверное, задача, и Министерство иностранных дел сориентировать, другие наши ведомства, которые работают по этой линии, и ваши возможности, это отдельный вид международной деятельности. Вот об этом точно нужно задуматься, и здесь есть хорошие перспективы. Это было бы полезно и для наших партнёров, поверьте мне, я это вижу, им уже недостаточно покупать продукцию, все ставят вопрос о передаче технологий. Но некоторые нужно и разработать сначала. И вот здесь есть хорошее направление деятельности, причём достаточно перспективное, в том числе с точки зрения развития соответствующих стартапов на нашей собственной территории, на нашей почве, но при финансировании из заинтересованных государств, заинтересованных иностранных источников. А таких источников очень много.

И в заключение: безусловно, образование – это не для красного словца, я уже и в Послании говорил, и много раз повторяю, – один из важнейших приоритетов государства на ближайшее время. И нам нельзя сегментировать. На административном уровне, конечно, это школа, вуз, это наука – и академическая, и вузовская, но в целом в жизни, на практике, это должен быть симбиоз всех этих направлений. Школа должна вырастать в вуз, вуз должен готовить специалистов, причём и аспирантов, и кандидатов, докторов, связанных с реальной жизнью и с реальным сектором производства. И всё это должно работать вместе как единый организм. И тогда точно нас ждёт успех.

Вам большое спасибо. Успехов!

В.Садовничий: Коллеги, давайте ещё раз поблагодарим Владимира Владимировича за прекрасное выступление.

В.Путин: Спасибо большое. Всего доброго, до свидания!

Россия. СЗФО > Образование, наука > kremlin.ru, 26 апреля 2018 > № 2584860 Владимир Путин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > kremlin.ru, 25 апреля 2018 > № 2584858 Владимир Путин

Встреча с выпускниками программы кадрового управленческого резерва, назначенными врио губернаторов ряда регионов.

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Хочу вас ещё раз поздравить с выпуском, окончанием первого потока программы подготовки управленческих кадров. Из этого потока семь человек, здесь присутствующих, ещё в ходе учёбы были назначены на высокие должности руководителей регионов, исполняющими обязанности губернаторов, солидных, с большим потенциалом регионов: потенциалом промышленным, сельскохозяйственным, научным.

На ваши плечи легла ответственность за качество жизни людей, можно без преувеличения сказать – за судьбы людей, потому что от того, насколько эффективно и слаженно будут работать вверенные вам службы, зависит именно благополучие, а иногда и жизнь людей на территориях, которыми вы сейчас руководите.

Очень рассчитываю, что и ваши предыдущие знания, жизненный опыт, а он у вас есть – и солидный, знания, полученные в ходе учёбы, будут целиком и максимально эффективно использоваться для решения задач, которые стоят перед регионами, которые вы возглавили.

На две вещи хотел бы обратить внимание, хотел бы с вами об этом сегодня поговорить. Первое, вы прошли курс обучения, сейчас уже приступили к работе. Вы знаете, что с июня мы продолжим эту программу, и мне хотелось бы услышать ваше мнение по поводу того, что и как, может быть, нужно скорректировать в ходе этой программы, чтобы подготовка молодых управленцев была ещё более эффективной и целенаправленной.

И второе, это уже просьба, относится к сегодняшней вашей работе: пожалуйста, при осуществлении своих функций обратите внимание и используйте в своей работе открытые, конкурентные способы отбора управленческих кадров на всех уровнях.

Необходимое влияние в рамках действующего закона, конечно, можно и нужно оказывать на формирование и муниципального уровня управления, но и региональный уровень управления должен состоять из амбициозных в хорошем смысле этого слова, нацеленных на конечный результат, любящих свою работу и с уважением относящихся к людям управленцев. Исхожу из того, что именно таким образом вы и будете формировать свои команды. Это то, что я хотел сказать вначале.

Сейчас с удовольствием послушал бы вас и по заданному мною вопросу, касающемуся подготовки управленческих кадров в рамках той программы, которую вы прошли, и хотелось бы услышать ваше мнение о ситуации в регионах, где вы работаете, о тех задачах, которые вы перед собой видите и ставите.

Пожалуйста.

Д.Азаров: Коротко о ситуации в регионе – рабочая обстановка. Понятно, внимательно следим за паводковой ситуацией, чтобы на опережение сработать, не допустив какой–то беды. Готовимся к весенне-полевым работам. У нас зима подзадержалась, и понимаем, что посевные работы будут проводиться в более сжатые сроки, надо полностью здесь мобилизоваться.

Конечно, очень важная составляющая – это отработка поручений, которые Вы дали в ходе визита в Самарскую область. Владимир Владимирович, отдельно хотел бы и Вас поблагодарить, и коллег из федерального Правительства, которые в очень чётком взаимодействии помогают решать эти задачи, даже самые масштабные. По корректировке транспортной стратегии России мы движемся вместе с Министерством транспорта.

И конечно, отдельная забота – это подготовка региона к матчам чемпионата мира по футболу. Многое что предстоит сделать в сфере благоустройства, тестирования работы служб, сервисов. Зима задержалась, но уверен, что всё будет на самом высоком уровне, чтобы праздник в полной мере состоялся.

Что касается тех вопросов, которые Вы сейчас перед нами поставили. Конечно, хочу ещё раз сказать, что программа обучения, которую мы прошли, очень высокого уровня. Я много программ проходил, и понимаю, что это действительно самый высочайший уровень. Те навыки и знания, которые мы получили, крайне востребованны сегодня уже в региональной работе.

Отдельная ценность, конечно, это то, о чём сегодня уже говорили коллеги, что мы почувствовали себя одной командой – созваниваемся, советуемся, вместе зачастую ищем оптимальные решения. Это ощущение команды придаёт дополнительные силы и уверенность.

Если бы я имел возможность высказать своё предположение, что бы в программе поправить, уже исходя из своей региональной работы, сказал бы, что, может быть, чуть больше проводить семинаров-модулей именно в разных регионах страны, для того чтобы смотреть практики. А где–то тот интеллектуальный управленческий потенциал, который в резерве есть, он бы помогал находить решения в тех или иных регионах. Наверное, это было бы моим предложением.

И конечно, абсолютно с Вами согласен по открытым формам отбора людей на должности. Я эту работу начал с первого дня, как приехал в регион, это абсолютно честно и искренне, потому что я здесь ещё раз убедился, находясь в кадровом резерве, насколько это важно.

Мы открыли кадровые резервы всех региональных ведомств. Знаете, как иногда бывает: в резерве на начальника отдела заместитель начальника отдела стоит, и закрыто. Мы открыли, и сегодня каждый желающий может подать предложения, заявиться в резерв, посмотрим его квалификацию, подскажем, какие знания получить, образование.

И такое же требование я сегодня предъявляю к муниципалитетам. Я коллег попросил о том, чтобы они кадровые резервы открыли. Есть первые результаты, Владимир Владимирович, очень высокая была активность участия жителей Самарской области в конкурсе «Лидеры России»: три победителя, шесть финалистов, то есть три, которые попали в «сотню». И хочу вам сказать, что двое из них уже работают в региональном правительстве. Мы эту работу продолжим обязательно.

В.Путин: Что касается задач, решаемых вами вместе с Минтрансом, это на какой стадии находится?

Д.Азаров: Владимир Владимирович, мы провели правительственную комиссию, Аркадий Владимирович Дворкович её возглавляет, в Красноярск мы ездили. Понятно, регионы между собой в некоторой степени конкурируют, важнейший проект – «Шёлковый путь», поэтому сейчас это находится в стадии технико-экономического обоснования. Но то узкое горлышко маршрута, которое есть на территории Самарской области, есть сегодня взаимопонимание с Минтрансом, что в любом случае нужно разрешать эту задачу.

А.Бурков: Что касается кадрового резерва, могу сказать, что проект действительно полезный во всех направлениях. И что было очень приятно, нас, резервистов-слушателей, слышали, – обращения по корректировке, допустим, образовательного процесса. У ряда людей, которые представляли регионы, была просьба услышать лучшие практики управления регионами. И перед нами выступали губернаторы: и Якушев, и Собянин, то есть давали достаточно практичные вещи, которые сегодня я использую у себя в Омской области. Это очень важно, принципиально.

Что касается, скажем, предложений. Соглашусь с тем, что уже прозвучало. Необходимо как можно больше модулей проводить где–то в регионах, в тех сильных регионах, где есть, допустим, какие–то прорывные вещи в разных, может быть, сферах управления, сферах жизнеобеспечения, чтобы мы с ходу могли видеть положительные практику прямо своими глазами. Вот этот момент.

И безусловно, нужно сохранять ту практику, когда мы видим выступления, допустим, зарубежных лекторов из органов управления различных стран, вузов. То есть мы видим, какие у них ошибки и какие у них плюсы.

И в дополнение я бы ещё добавил, что, может быть, не только российские регионы, но мы должны были бы захватить ту же Белоруссию, Казахстан, те страны, которые сегодня живут в едином экономическом пространстве. То есть на их территории тоже проводить определённые занятия, допустим, тот же недельный какой–то курс, чтобы мы могли быть ближе знакомы с их практическими предложениями, практиками, которые есть в этих странах.

То, что касается ситуации в Омской области: ситуация рабочая, вопросов для решения очень много. Это вопросы отсутствия дорог с твёрдым покрытием, это вопросы обеспечения водой, большое количество населённых пунктов сегодня без питьевой воды. Вопросы здравоохранения остро стоят у населения, а также вопросы безработицы.

И, наверное, ключевая задача, которую необходимо будет решать, – это уходить от отрицательной миграции. По 2017 году у нас минус 10 тысяч человек – отрицательная миграция в Омской области. Вот это, наверное, главная задача, которую сегодня необходимо решать через корректировки социально-экономической стратегии развития региона и в целом работы. Но всё разрешимо, потенциал высокий.

К посевной готовы, здесь проблем мы не видим.

То, что касается открытости, могу сообщить, что в ближайшие дни будем объявлять конкурс в три ключевых министерства – на руководителей, на министров. Это министерство промышленности и транспорта, это министерство строительства и ЖКХ и министерство природных ресурсов. Будем проводить открытый конкурс. Активность среди молодёжи очень высока. Думаю, мы найдём достойных людей.

Проект «Лидеры России». Мы тоже наблюдали за ним внимательно. Я выезжал в Новосибирск, беседовал со своими омичами. Мы привлекли ребят – сегодня работает заместитель по экономике мэра города Омска. То есть мы этот кадровый потенциал используем в полной мере.

Хочу сказать, что в Омской области предстоит уже третья избирательная кампания с момента моего назначения. Вначале выборы мэра, потом выборы Президента, и сегодня выборы губернатора. Кампания готова, никаких проблем нет, регион активен. Думаю, что мы получим высокую явку и реальный результат, который определит население Омской области.

В.Путин: Хорошо.

Станислав Сергеевич, пожалуйста.

С.Воскресенский: Владимир Владимирович, во–первых, спасибо огромное за доверие. Эта работа очень ответственна и интересна, и прежде всего ответственна. Один священник в области сказал мне такую фразу, что есть два самых строгих послушания для человека: это служение Богу и служение людям. Думаю, что коллеги не дадут соврать, что это так и есть. Прежде всего это колоссальная ответственность перед жителями области и перед Вами за оказанное доверие.

И я, пользуясь случаем, не могу не пригласить всех присутствующих в Ивановскую область. Про неё есть много стереотипов, но места эти уникальные, почти весь район уже проехал. Стараюсь, вообще, больше работать на выезде. Кроме известных стереотипов – текстиля, это всё–таки две столицы русской иконописи – Холуй и Палех, это всё–таки древнейший русский город Шуя с самой высокой колокольней, это прекрасный русский город Кинешма, который создавал в прошлом столетии историю успеха в текстильной промышленности, известной на весь мир. Это Юрьевец, Плёс – в общем, места действительно уникальные, Лух, который, кстати говоря, по международному признанию, оказывается, ещё и, кроме того, что древний русский город, родина электросварки, там были первые опыты в области электросварки.

Но теперь к делу. Что касается обстановки в области, людей беспокоят прежде всего низкие зарплаты, плохие дороги, и, третье, у нас плохое здравоохранение. Что делать, понятно: эффективно использовать имеющиеся ресурсы, разбираться с коррупцией, привлекать инвесторов, создавать рабочие места. Чтобы понимать, как двигаться, нужно опираться на традиции, а история области уникальна.

Дело в том, что два столетия подряд – и XIX, и XX век – это была история успеха. В XIX веке в основном были купцы и фабриканты-старообрядцы, область была очень богатой, это видно даже по оставшимся постройкам. Например, у нас есть такой город Вичуга, где в центре города очень красивый, не побоюсь это слова, дворец. Оказывается, это был детский сад для рабочих, построенный фабрикантом Коноваловым.

В советские годы это, безусловно, индустриализация, история крупных текстильных предприятий. Ткачихи получали 250–400 рублей в Советском Союзе, даже больше. Поэтому, конечно, 90–е годы, разруха 90–х отразилась, безусловно, то есть люди сейчас недовольны своим качеством жизни, социальное самочувствие неважное, но что важно: люди знают, что может быть по–другому. Кто–то помнит, что может быть по–другому, может быть лучше, кто–то знает, уважает и читает историю.

И сейчас, я это вижу, люди не просто негодуют, они готовы менять свою жизнь к лучшему. У нас и текстильная промышленность восстанавливается, и сейчас крупнейшее предприятие в стране по производству автомобильных кранов «Автокран» полностью рассчиталось с долгами перед рабочими за три года буквально накануне Нового года, встало с колен и растёт. То же самое касается сельского хозяйства, народных промыслов и так далее.

Нужна поддержка, конечно, федерального центра. В чём, на мой взгляд, она могла бы для нас заключаться? Прежде всего это стабильность правил игры и, конечно же, средства на инфраструктуру.

У нас есть вполне конкретный проект. Например, если построить восточный обход Иванова и дорогу Ярославль–Нижний Новгород – это совершенно другое развитие всей области. Говорю это не голословно, приведу один небольшой пример. Мы буквально недавно, с 14 марта, с «Российскими железными дорогами» запустили новый поезд из Иванова в Москву и обратно, он теперь идёт 3 часа 41 минуту, до этого ночной поезд был по семь-восемь часов. У нас только на этой новости сразу два инвестора приняли решение, что они идут именно в Иваново. Несколько туроператоров сразу объявили о дополнительных вакансиях просто на этой новости. То есть это не какие–то слова, это уже конкретные, реальные новые рабочие места, более качественные рабочие места, более высокие зарплаты.

Поэтому то, что Вы говорили в Послании о необходимости увеличения строительства инфраструктуры, – это, безусловно, важно, для нас конкретно это действительно изменит экономику и, что тоже немаловажно, качественно изменит городскую среду.

Что касается стабильности правил игры, думаю, коллеги меня поддержат. Прежде всего нужно понимать, как будет выстраиваться вся межбюджетная политика. Сейчас идут, мы знаем, большие дискуссии по так называемой стратегии пространственного развития. Разные точки зрения высказываются. Думаю, что мегаполис – это всё замечательно, но всё-таки сила нашей страны в многообразии, безусловно. Это наша и сила, в этом и фактор развития.

И особенно то, чему мы научились, кстати говоря, во время обучающей программы резерва, технологии сегодня так меняют жизнь, что можно серьёзную историю успеха создавать необязательно в мегаполисах, это можно создавать в малых городах. Сегодня входной билет в создание истории успеха серьёзно понизился. Почему я об этом говорю? Потому что, безусловно, та развилка, которая будет пройдена, скажется на бюджетной политике.

Теперь что касается программы резерва. Она, безусловно, была очень эффективной. Я, например, когда работаю, помню слова Сергея Семёновича Собянина, который говорил: «Запомните, у губернатора нет какого–то одного приоритета, вы должны заниматься всем. Всё для вас приоритет. Качество жизни людей – приоритет». И повторюсь, я тоже себе это записал и уже говорил коллегам: конечно, лучшие практики.

Нам, например, не хватало бы не только, кстати, наших регионов, потому что многие уже действительно наработали то, чему можно поучиться, посмотреть лучшие практики, которые вообще в мире сегодня есть, в тех кричащих отраслях, которые беспокоят, – здравоохранении, ЖКХ и так далее. Может быть, приглашать не только коллег из Евразийского союза, но и коллег из дальнего зарубежья, мэров городов, чтоб они делились своими подходами к управлению, своими подходами к решению проблем людей.

В.Путин: Спасибо.

Андрей Евгеньевич, пожалуйста.

А.Клычков: Владимир Владимирович, в первую очередь хотел поблагодарить за доверие и возможность пройти обучение в кадровом резерве.

Согласен с коллегами полностью, что для нас это был хороший опыт, и поддерживаю то, что уже сказано. Но для меня было главным другое. Мы на этой учёбе не обсуждали только теорию, а мы обсуждали некие задачи, которые казались даже нереалистичными. Это и квантовые компьютеры, и роботизация, то, о чём мы даже, может быть, и не думали сегодня. Но, уже погрузившись в работу, я понимаю, что сегодня ставить даже в регионе задачи вчерашнего дня не имеет никакой перспективы. Нужно уже сегодня закладывать основы для дальнейшего развития.

Так получилось, что вчера мы в регионе запустили проект по молодым лидерам Орловщины. Но мы решили пойти немножко по другому пути – предложили обществу установить критерии, условия, а самое главное, то, кому будут доверять для определения победителя в конце. Мы будем пытаться реализовывать. И действительно, социальный лифт очень нужен на местах, абсолютно уверен, что он даст нам результат.

Что касается наших проблем и ситуации в регионе – в целом всё стабильно. Мы полностью исполняем майские указы, спокойно прошли паводковую ситуацию. Те сложности, которые возникают, – думаю, что мы с ними справимся.

Хотел бы обратить внимание на два аспекта, которые, по моему мнению, могут дать возможность таким регионам, как Орловская область либо Ивановская, многим другим, не обращаться каждый раз за финансовой поддержкой, но быть самодостаточными.

Я взял для примера сферу сельского хозяйства. Орловскую область принято считать сельскохозяйственным регионом. В этом году мы получили рекордный урожай – на небольшую область 3,2 миллиона тонн зерна. Это четыре тонны на каждого человека. При этом доля сельского хозяйства всего 16,7 процента в валовом региональном продукте. Мы понимаем, что от переработки, от сельского хозяйства лишь один миллиард рублей поступает в бюджет.

При этом 7,5 процента – это переработка именно сельхозпродукции, которая тоже даёт один миллиард рублей. Но, к сожалению, наши бюджетные возможности не позволяют самостоятельно развить сферу переработки. Мы активно сотрудничаем с Минсельхозом, Минпромторгом, но даже существующие проекты не всегда для нас доступны.

Мы обратились за опытом к соседним регионам. Посмотрели: Липецкая область в течение семи лет в рамках свободной экономической зоны смогла привлечь инвестиции и построить сто производств, в том числе и по переработке. Сегодня я обращаюсь к Вам с этим вопросом как с возможным пилотным проектом. Могу сказать, что Орловская область имеет потенциал.

Мы географически идеально расположены в центре Центрального федерального округа. Вокруг нас проживает 50 миллионов человек в 500 километрах. У нас есть и кадры, потому что 50 тысяч студентов учатся в Орле. Но мы готовы и можем это реализовывать, если будет Ваша воля, в рамках стратегии пространственного развития с модернизацией инфраструктуры по созданию равных инвестиционных возможностей для таких регионов, как мы. Потому что профицит производимой продукции, который будет и в этом году точно, для нас – это форма роста, а не стагнация ситуации.

И второй вопрос, на который, Владимир Владимирович, хотел бы обратить внимание. Я для себя открыл Орёл в качестве студенческого города: 50 тысяч студентов на небольшой, казалось бы, регион. Мы в ЦФО проигрываем по количеству студентов в соотношении с проживающими только Москве. Коэффициент – 4,7; 29 средних профессиональных образовательных учреждений, 36 тысяч студентов высшего профессионального профиля. Вместе с Владимиром Александровичем Мау, с Министерством промышленности, образования мы обсуждали возможность реализации в Орле многофункционального кампуса или колледжа, который бы на самом высоком уровне мог учить студентов среднего профессионального образования для всего ЦФО. Мы посчитали: это будет в разы меньше, чем образовать такое направление в Москве. Это даст возможность людей направлять и обучать. У нас есть педагогический коллектив. Просил бы Вас поддержать эту идею и разместить именно в Орловской области данное учебное заведение.

И в заключение – Станислав Сергеевич сказал про Ивановскую область, я не могу не сказать и о нас. В этом году 200 лет Ивану Сергеевичу Тургеневу. Мы готовимся, большое количество мероприятий в Москве и в Орле. Это будет 9 ноября. Но у нас 5 августа ещё 75 лет освобождения Орловской области от немецко-фашистских захватчиков. Я и жители Орла и Орловской области будем рады видеть Вас на праздновании. Мы подготовимся и покажем, чтобы Вы своими глазами увидели все красоты и все наши возможности.

В.Путин: Спасибо.

Глеб Сергеевич, пожалуйста.

Г.Никитин: Спасибо большое, Владимир Владимирович.

На текущих вопросах подробно останавливаться не буду. Противопаводковые работы, посевная, подготовка к чемпионату мира – всё под контролем.

По более системным задачам и вопросам. На старте работы я увидел, что в обществе Нижегородской области очень большой запрос на диалог, преодоление разобщённости, восстановление взаимодействия между всеми уровнями власти и, самое главное, между властью и обществом. Считаю, что восстановление такого диалога произошло.

Мы сейчас активно взаимодействуем как с региональным и муниципальным уровнями, особенно с областным центром, так и с партиями в Законодательном Собрании, с депутатами и общественниками. Сейчас они признают, что их слышат, и произошла некая консолидация на созидательном процессе. Это надо использовать.

С начала года, даже с конца прошлого, мы начали активную экспертную работу по подготовке стратегии развития Нижегородской области на 2024–2035 годы, 400 экспертов сформировали в 14 рабочих групп, то есть это открытое обсуждение. В принципе свод предложений практически уже завершён. Планирую летом обеспечить открытое обсуждение с жителями и сбор предложений по стратегии. В принципе основные положения уже понятны. Понятно, что стратегия в обязательном порядке будет содержать в себе амбициозные задачи и цели, которые коррелируют и соответствуют Вашему Посланию. Естественно, что без таких серьёзных прорывных вытягивающих проектов реализация её будет затруднительна.

По трём моментам хотел бы сказать, как раз то, что мы с Вами обсуждали в декабре. Вы поддержали проект по реновации, восстановлению исторического облика города. Считаю, что это один из основных прорывных проектов в восстановлении областного центра и прорывное опережающее развитие агломерации. Мы с Минэкономразвития, Минстроем очень активно по этому поводу работаем, по сути, концепция практически готова, думаю, что коллеги скоро доложат. Естественно, невозможно нормальное, даже не нормальное, а прорывное развитие без опережающего развития дорожной инфраструктуры и жилищно-коммунального хозяйства.

Также Вы поддержали вхождение нас в пилотный проект по инфраструктурной ипотеке, подготовили 13 проектов в области дорожного хозяйства, сейчас на подходе проект в области жилищно-коммунального хозяйства. Кстати, одним из проектов является как раз нижегородский участок дороги Иваново–Нижний Новгород, это наш совместный проект с Ивановской областью. Надеюсь, что так или иначе эта концепция на уровне Правительства сформируется, потому что, безусловно, реализовывать это всё надо за счёт частных инвестиций, за счёт новых инновационных способов финансирования. У нас сейчас бюджетные возможности и возможности по заимствованию, безусловно, ограничены.

И третий момент, который, во–первых, найдёт отражение в стратегии, во–вторых, по которому мы уже активно работаем, тоже, кстати, по Вашему поручению мы этот вопрос обсуждали, – это создание в Нижегородской области одного из центров, может быть, передового центра по повышению производительности труда. У нас промышленный регион, доля обработки 90 процентов, много базовых отраслей, и основной драйвер роста – это как раз повышение производительности труда.

Мы сейчас с корпорацией «Росатом» обеспечили формирование пилотного проекта: 16 предприятий уже в активной фазе реализации, то есть мы на них внедряем новые производственные системы, сделали свой собственный проектный офис. И ориентируемся на то, что по этим 16 предприятиям дополнительный объём производства – рост производительности труда должен быть за счёт роста производства, не за счёт сокращения численности работающих – должен составить ориентировочно пять-шесть миллиардов рублей по этим пилотным предприятиям.

Естественно, что всё это невозможно без эффективного кадрового наполнения. Мы с первого дня моей работы активно применяли практики, которые были реализованы в рамках проекта «Лидеры России». Я имею в виду тестирование, в том числе работников команды, соответствующие практики интервьюирования и так далее.

Мы действительно активно работали со всеми и полуфиналистами, и финалистами «Лидеров России». До сих пор они рассматриваются на соответствующие позиции. Один уже занял позицию руководителя органа исполнительной власти, то есть я создал новый орган исполнительной власти, потому что считаю, что нереализованным является потенциал в области туризма: это департамент туризма и народно-художественных промыслов. Победитель этой программы стал руководителем этого ведомства. Также мы объявили конкурс на замещение должности министра культуры.

Я бы хотел пойти дальше. Мы уже практически завершили создание цифровой платформы управления жизненным циклом карьеры для всех уровней власти в регионе, то есть и для муниципального, и для регионального. То есть в рамках этой платформы все сотрудники муниципальных органов получат соответствующие личные кабинеты, инструмент для анкетирования, и руководители соответствующих муниципальных образований смогут, в том числе методом ротации, подбирать внутри муниципальной службы регионального уровня соответствующие кадры. То есть и региональная власть тоже будет видеть, кто стоит в очереди, что называется, на следующее повышение.

В рамках этой же платформы будет по аналогии с «Лидерами России» организовано формирование кадрового резерва и проведение конкретных локальных конкурсов на должности министров. В принципе я планирую уже кроме министра культуры ещё около трёх министерств объявить в ближайшее время, но то, что наиболее востребовано, – это именно база данных с соответствующим рейтингом уже действующих сотрудников, потому что, считаю, есть определённый недостаток, несистемный, конечно, в модели кадрового резерва.

Получается, мы в открытом режиме приглашаем людей к работе, а действующие сотрудники чувствуют себя невостребованными или недорабатывающими в какой–то части. То есть им надо дать возможность тоже себя проявлять, если они себя ничем и ни в чём не дискредитировали.

Что касается программы и её доработки, я коллег поддержу. Действительно, лекций Собянина или Якушева было недостаточно. То есть они были очень интересные, но это, по сути, одна лекция. Хочется более глубоко погрузиться в опыт соответствующих успешных регионов, региональных практик. Поэтому это, наверное, действительно, выездные модули, возможно, с элементами стажировки.

Думаю, что даже людям, занимающим высокие должности, будет интересно, и они никоим образом не посчитали бы для себя зазорным в каком–то ведомстве успешного региона поработать недельку, посмотреть, как реально организованы процессы. Этой практики, может быть, чуть–чуть не хватило. В остальном программа действительно очень полезная и интересная.

Особо хотел сделать акцент на горизонтальных связях, которые образуются, и на команде, которая формируется. Думаю, что, когда будут следующие наборы, мы тоже будем участвовать в совместных каких–то мероприятиях, и эта команда будет расширяться, эти горизонтальные связи будут расти. Они помогают и в работе, в том числе и кадры помогают подбирать. Программа, конечно, очень и очень эффективная и интересная.

Спасибо Вам огромное за неё.

В.Путин: Спасибо.

Андрей Александрович.

А.Травников: Владимир Владимирович, спасибо.

Отвечая на Ваши вопросы, хотелось бы рассказать: мне повезло, я поучаствовал в нескольких подобных программах разных уровней – от подготовки кадров до самого высокого проекта, который только что завершился. Окрепла уверенность, что в нашей стране возродилась система подготовки кадров. В начале 2000–х можно было слышать такое высказывание: тебе нужно, ты и учись. А сейчас чётко видно, что потенциальных руководителей ведут, готовят, тестируют, проверяют способности и повышают компетенции.

Что хотелось бы предложить дополнительно? Программа была очень адаптивная, она менялась вслед за тем, как менялись мы. Думаю, что и на следующий поток это нужно практиковать.

Поддержу своих коллег, что нужно усилить региональную составляющую этой программы, спланировать, может быть, большее количество выездных региональных модулей. Хотя, может быть, с кем–то не соглашусь, нужно использовать не только успешные регионы, а и те регионы, где есть проблемы, которым нужно помочь в поиске потенциала для развития. Думаю, что потенциал той мощной команды, которая собирается в этот проект, безусловно, нужно направлять в том числе и на помощь нашим коллегам из других регионов.

Безусловно, мощный эффект сплочения и мощный эффект снятия межфункциональных барьеров и межфункциональных разногласий. Мне кажется, что и в отношении уже состоявшихся губернаторов, может быть, даже федеральных министров подобный подход имеет смысл реализовывать, может быть, какие–то проекты, краткосрочные проекты, где мы совместно могли бы работать над какими–то темами, тоже имели бы смысл.

Отдельно хотелось бы рассказать о проекте «Лидеры России». Мы получили от него удивительный, неожиданный эффект. На самом деле большинство участников проекта «Лидеры России» – а Новосибирская область тоже принимала активное участие, у нас самое большое количество в округе полуфиналистов и финалистов, – так вот большинство участников этого проекта – состоявшиеся люди, и многие из них совершенно не планируют продолжить свою карьеру в государственной и муниципальной службе. И когда я общался с финалистами, мне говорили: «Мы хотели попробовать себя, мы хотели пообщаться с такими же сильными, как мы». И мы стали это тоже использовать.

Безусловно, у нас состоялись назначения из «Лидеров России» в правительство региона и в ближайшее время, надеюсь, ещё состоятся. Но мы стали участников этого проекта активно вовлекать в экспертную работу, в общественные, экспертные советы, и сейчас практикуем – первые такие «пилоты» готовятся – поручать участникам проекта «Лидеры России» ведение отдельных проектов.

Мы все внедряем проектный метод работы, предложили «Лидерам России» возглавить отдельные проекты. И раз есть такой запрос у успешных людей внутри региона, сейчас мы запустили аналогичный проект «Команда региона», где тоже акцент делаем не только на повышении квалификации, обучении, но в первую очередь на тестировании, пробе сил, общении с такими же сильными людьми, как каждый из участников.

О ситуации в регионе: Владимир Владимирович, ситуация спокойная. Первую волну паводка прошли без последствий. Приступили к посевной. Безусловно, на планы по посевам влияет непростая ситуация, которая складывалась в сибирском регионе в прошлом году. Мы получили большой урожай, но, к сожалению, были сложности с его реализацией, вывозом. Вы все эти проблемы, безусловно, знаете.

Плюс к мерам поддержки федерального Правительства мы принимали свои решения, дополнительную поддержку из регионального бюджета сельхозпроизводителям мы выделили. Сейчас нужно окончательно зафиксировать те меры поддержки, которые мы вместе с Министерством сельского хозяйства Российской Федерации планируем предоставить сельхозпроизводителям в преддверии урожая 2018 года.

Активно работаем над исполнением, Владимир Владимирович, Ваших поручений по итогам февральского визита. Мы в первую очередь работаем большой командой – и Сибирское отделение Российской академии наук, ФАНО, правительство региона, мэрия Новосибирска – над разработкой плана мероприятий и модели развития новосибирского научного центра. Вы установили срок – 30 сентября, мы готовы будем сделать свои предложения.

Сопровождаем завершение строительства перинатального центра, работаем над проектированием нового ледового дворца спорта под молодёжный чемпионат мира 2023 года, готовим документацию по развитию новосибирского метрополитена. И конечно же, большая работа сейчас в регионе проводится по разработке новой стратегии социально-экономического развития Новосибирской области. Вовлечены экспертное сообщество, предприниматели, общественность, широкие круги населения. Общаясь с экспертным сообществом, пришли к такой задаче, цели – хотим сделать Новосибирскую область лучшим регионом для развития человеческого потенциала и саморазвития людей.

Владимир Владимирович, позавчера на встрече с трудовым коллективом Новосибирского авиационного завода я сказал, что планирую и твёрдо намерен участвовать в выборах губернатора Новосибирской области. Огромное спасибо Вам за доверие, которое Вы мне оказали, и 6 октября подписали указ о назначении временно исполняющим обязанности губернатора. Надеюсь получить поддержку населения Новосибирской области и продолжить работу по исполнению тех планов, которые мы наметили вместе с жителями региона, и, безусловно, выполнению тех задач, которые Вы поставили.

В.Путин: Спасибо.

Александр Витальевич, пожалуйста.

А.Цыбульский: Уважаемый Владимир Владимирович!

Сначала отвечаю на первый Ваш вопрос касательно программы обучения. Не буду оригинальным, конечно, я разделяю мнение о том, что эта программа была крайне эффективной и интересной для всех присутствующих, в том числе для меня.

Отмечу два основных аспекта, которые, мне кажется, очень важные в этой программе.

Первый связан с тем, что, наверное, те новые технологии и решения, которые нам показывали лекторы с мировыми именами, заставляют нас понимать, что сегодня время таких линейных, простых решений, к которым мы привыкли, закончилось. И сегодня, если мы хотим развиваться и идти дальше, и снижать издержки, и повышать качество, нам нужно искать новые технологические решения во многих, в том числе и социальных отраслях.

Я на себе это очень хорошо ощутил. Ненецкий автономный округ является уникальным в части, к примеру, логистических, транспортных ограничений, которые присутствуют и на территории округа в целом, и внутри него между населёнными пунктами. Населённые пункты являются довольно малочисленными, поэтому идеи по внедрению удалённого дистанционного обучения, телемедицины являются очень и очень актуальными.

И на самом деле те многие решения, которые мы обсуждали, и те примеры, которые нам показывали, сегодня помогают внедрять эти технологии или, по крайней мере, заставлять местных людей думать о том, что это неплохо. Скажу, что не всегда это сразу встречает радостное разделение со стороны населения, тем не менее, если объяснять людям, что это помогает улучшать их качество жизни, они с удовольствием эту идею разделяют.

И второе – конечно, об этом сегодня уже говорилось, – эта программа важна не только теми знаниями, которые мы получаем, может быть, не столько ими, сколько тем объединяющим органом, создающим атмосферу доверия между людьми. По сути, создаётся социум отдельной категории людей, которые хорошо знают и доверяют друг другу, и при этом совершенно другое общение между людьми возникает. И конечно, когда между людьми есть иной уровень доверия, то и многие бюрократические вещи, которые свойственны нам иногда в работе, тоже уходят, и это очень помогает работе.

Если говорить про предложения, я, конечно, разделяю идею и про лучшие практики наших регионов. Тем не менее, как человек, занимавшийся международными отношениями, считаю, что крайне важно, конечно, увеличивать или, по крайней мере, не снижать количество иностранных лекторов, которые приезжали, потому что это заставляет послушать людей ментально с другими подходами, другим опытом и применить лучшие практики, которые есть там, в том числе и в нашей жизни.

Что касается региона, Владимир Владимирович, всё решается, сегодня идёт вроде бы в плановом порядке. Есть какие–то накопленные проблемы, связанные с жилищно-коммунальным хозяйством, ветхим и аварийным жильём. Мы стараемся ускорять темпы по переселению людей и применять новые идеи в части улучшения жилищно-коммунальных вопросов.

Есть вопросы тактические, которые тем не менее носят стратегический характер, – это, конечно, наша пресловутая дорога, которая должна соединить наш округ с остальной территорией России. С 1992 года этот вопрос длится, и, конечно, определённое в обществе напряжение по этому поводу есть. Надеюсь, что мы постараемся за ближайшие два-три года этот вопрос закрыть, у нас он идёт. Надеемся, что удастся его решить. Считаю, что это для нас основополагающий вопрос, потому что всё другое экономическое развитие региона напрямую связано с решением этого вопроса. Иначе у любого инвестора, который потенциально даже готов прийти в регион, издержки, связанные с транспортом, конечно, перекрывают любую экономику.

В остальном, что касается открытых конкурсов, мы тоже в этом направлении движемся. Провели буквально неделю назад открытый конкурс на приём на работу в администрацию. Не всем понравилось. Те, кто проиграл этот конкурс, в целом усматривали в нём определённые иные правила, которые являются не совсем верными.

Тем не менее, после того как все эти подходы были абсолютно открытыми и людям были показаны возможности, для того чтобы в следующий раз подготовиться и прийти заново, на самом деле, конечно, это воспринимается лучше, чем когда у людей есть ощущение, что всё решается между собой.

По «Лидерам России». Мы тоже к этому конкурсу внимательно отнеслись. Несмотря на то что у нас живёт немного людей на территории, тем не менее у нас было три полуфиналиста. Одна девушка уже получила новое назначение, стала председателем комитета по информационной политике в администрации. Два других и так занимают у нас руководящие посты. Сейчас мы с ними ведём переговоры, есть ли у них желание каким–то образом себя проявить. В остальном, Владимир Владимирович, ситуацию контролируем, и всё в рабочем порядке.

В.Путин: Прежде всего спасибо вам большое за предложения, связанные с улучшением программы развития кадрового управленческого резерва. Мы обязательно это будем иметь в виду. Думаю, что они правильные. И касается это проведения занятий в регионах Российской Федерации, приглашения специалистов из других стран. Действительно, особенно для коллег, которые работают в регионах, близких к странам СНГ, близких тем более к тем, кто входит в наш экономический союз, чрезвычайно важно было бы и их послушать, и там побывать. Это точно совершенно надо будет сделать – первое.

Второе: вижу, что, несмотря на достаточно скромный срок пребывания в регионах, всё–таки вы довольно активно входите в курс дела, уже владеете ситуацией. Меня это очень радует, конкретные уже у вас появляются предложения. Здесь прозвучали и просьбы, по самому характеру задаваемых вопросов и просьб ясно, что вы в материале. Это не может не радовать.

Хочу пожелать вам успехов в вашей практической деятельности. Надеюсь, что эта практическая деятельность будет оценена жителями ваших регионов на выборах в сентябре этого года, на выборах руководителей тех регионов, где вы сегодня работаете в качестве исполняющих обязанности губернаторов.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > kremlin.ru, 25 апреля 2018 > № 2584858 Владимир Путин


США. Сирия. Россия. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены. Армия, полиция > kremlin.ru, 14 апреля 2018 > № 2569150 Владимир Путин

Заявление Президента Российской Федерации Владимира Путина.

14 апреля США при поддержке своих союзников нанесли ракетный удар по объектам вооружённых сил и гражданской инфраструктуры Сирийской Арабской Республики. Без санкции Совета Безопасности Организации Объединённых Наций, в нарушение Устава ООН, норм и принципов международного права совершён акт агрессии против суверенного государства, которое находится на переднем крае борьбы с терроризмом.

Вновь, как и год назад, когда США атаковали в Сирии авиабазу «Шайрат», в качестве предлога использована инсценировка применения отравляющих веществ против гражданского населения – на этот раз в Думе, пригороде Дамаска. Российские военные эксперты, побывав на месте мнимого инцидента, не обнаружили следов применения хлора или другого отравляющего вещества. Ни один местный житель не подтвердил факт химической атаки.

Организация по запрещению химического оружия направила в Сирию своих специалистов для выяснения всех обстоятельств. Но группа западных стран этим цинично пренебрегла, предприняв военную акцию, не дождавшись итогов расследования.

Россия самым серьёзным образом осуждает нападение на Сирию, где российские военнослужащие помогают законному правительству в борьбе с терроризмом.

Своими действиями США ещё больше усугубляют гуманитарную катастрофу в Сирии, несут страдания мирному населению, по сути потакают террористам, семь лет терзающим сирийский народ, провоцируют новую волну беженцев из этой страны и региона в целом.

Нынешняя эскалация ситуации вокруг Сирии оказывает разрушительное воздействие на всю систему международных отношений. История расставит всё по своим местам, и она уже возложила на Вашингтон тяжёлую ответственность за кровавую расправу с Югославией, Ираком, Ливией.

Россия созывает экстренное заседание Совета Безопасности ООН для обсуждения агрессивных действий США и их союзников.

США. Сирия. Россия. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены. Армия, полиция > kremlin.ru, 14 апреля 2018 > № 2569150 Владимир Путин


Россия > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 12 апреля 2018 > № 2569153 Владимир Путин

Беседа с космонавтами и ветеранами космической отрасли.

В ходе посещения реконструированного павильона «Космос» на ВДНХ Владимир Путин встретился с космонавтами и ветеранами космической отрасли и поздравил их с профессиональным праздником.

В.Путин: Здравствуйте!

Хочу вас поздравить с праздником – тех, кто сейчас работает, и ветеранов.

В отношении ветеранов хочу сказать, что задел, который был вами сделан, и сейчас используется активно – и в Советском Союзе использовался, и в России. Несмотря на известный период сложностей, мы постепенно разворачиваем и разворачиваем эту важнейшую деятельность. Она важна и для обеспечения обороноспособности, для народного хозяйства – вы знаете это лучше, чем я. Связь, наблюдение и так далее и тому подобное – всё это будем развивать дальше.

Вы знаете, у нас новый космодром создан.

В.Терешкова: Да, мы там были.

В.Путин: Целый город там будет расти постепенно. Но дело даже не только в площадке, во всяком случае, я рассчитываю на то, что будет новый высокотехнологичный кластер создаваться на Дальнем Востоке. Так что будем в этом направлении активно работать.

В.Терешкова: Владимир Владимирович, дорогой, прежде всего позвольте мне от имени моих коллег, кто здесь и кто занят на подготовке, сердечно поздравить Вас с переизбранием.

В.Путин: Спасибо большое.

В.Терешкова: Мы рады тому, что космонавтика в Вашем лице получит большую поддержку, и мы рады тому, что и программа Луны, и программа освоения дальнего космоса, в первую очередь Марса, – с Вашей помощью мы потихоньку будем туда прокладывать дороги.

В.Путин: Обязательно. Вы знаете, что в феврале, по-моему, подписан Указ о создании сверхтяжёлой ракеты, которая и будет предназначена для работы в дальнем космосе, – сначала на окололунной орбите, а затем для доставки грузов на Луну, чтобы там создавать соответствующую станцию.

С.Крикалёв: А потом и для пилотируемых полётов.

В.Путин: Потом для пилотируемых полётов, транспортный пилотируемый корабль должен быть. Так что мы геостационарную орбиту будем дальше осваивать и лунную. И более отдалённая перспектива, но она тоже реализуемая, конечно, работа по марсианским программам. Там две программы. Мы, надеюсь, будем принимать участие. С партнёрами подписаны соответствующие соглашения. Слава богу, эта сфера деятельности не затрагивает проблемные сферы политики. Поэтому, надеюсь, всё будет развиваться, поскольку это в интересах всех, в интересах всего человечества.

В.Терешкова: Летают они на наших кораблях.

В.Путин: Летают на наших…

С.Крикалёв: Мы летаем вместе на самом деле. Вместе рискуем, вместе помогаем друг другу.

В.Путин: Да. Это та сфера деятельности, которая объединяет. Надеюсь, так оно и будет в дальнейшем.

В.Терешкова: Мы надеемся, что эта программа принесёт и новые не только достижения, но и славу нашей стране.

Спасибо Вам большое за поддержку.

В.Путин: Не за что.

В.Терешкова: А мы будем стараться. Ребята, вы что молчите? Будем стараться?

А.Кикина: Да. Владимир Владимирович, судя по Вашим словам, мы полетим на Луну, верно?

В.Путин: Да. Вы знаете, что программа рассчитана до 2030 года, во всяком случае первая её часть. Уже заканчивается работа над созданием корабля «Федерация», и началась работа по сверхтяжёлой ракете, которая должна быть использована для работы по Луне. Так что здесь сомнений нет, будем активно работать и будем эту программу осуществлять.

А.Кикина: Здорово, спасибо.

В.Путин: Сначала лунная орбита, облёты, станции должны создаваться на лунной орбите. Сначала станция, а потом уже модули на самой Луне. Во всяком случае, так планируется. Надеюсь, что так оно и будет, не сомневаюсь.

В.Терешкова: Жаль, что годы так быстро летят.

В.Путин: Вы на Луну хотите?

В.Терешкова: Нет, мы договаривались с Сергеем Павловичем на Марс.

В.Путин: На Марс сложно долететь.

Ф.Юрчихин: Будут яблони цвести.

В.Путин: Да, да. Это здесь. Здесь раньше готовили яблони для посадки на Марсе, саженцы продавали.

С.Крикалёв: Кстати, насколько изменилось здесь? Вернулось на самом деле к тому, что было.

В.Путин: Лучше стало.

С.Крикалёв: Стало лучше, чем было.

В.Путин: Более современные технологии применяются.

С.Крикалёв: И говоря про будущие программы: нам же нужны будут кадры, поэтому этот павильон может быть хорошим заделом для того, чтобы молодёжь ориентировать в нужную сторону.

В.Путин: Так и есть.

С.Крикалёв: Может быть, проводить здесь какие-то ежегодные конференции?

В.Путин: Здесь на 300 человек зал для конференций создан, поэтому он будет использоваться, я уверен.

Посмотрите, там внизу ребята из технопарков сидят, колдуют что-то.

В.Терешкова: Мы могли бы эти конференции сделать международными.

В.Путин: Конечно.Почему нет?

В.Терешкова: И приглашать коллег из других стран, космонавтов.

С.Крикалёв: У нас ежегодно встречаются космонавты между собой, можно где-то здесь делать такие встречи.

В.Путин: А что касается программы «ЭкзоМарс», следующей части программы, – все документы у нас с партнёрами подписаны, никто не отказывается пока. Так что будем осуществлять.

Ф.Юрчихин: Дмитрий Олегович сегодня нам предложил назначить дату, 4 октября, [проводить] ежегодно международный симпозиум именно здесь по пилотируемой космонавтике при поддержке.

В.Путин: Это можно сделать.

Ф.Юрчихин: И опять возвращаясь к Луне.

Уважаемый Владимир Владимирович, как Вы считаете, будем ли мы, Россия, по-прежнему активным участником международных проектов, программ и, в частности, об этом много говорят, международной окололунной платформы?

В.Путин: Я только что сказал, могу подтвердить. Мы не собираемся ничего здесь ломать, выходить из этих программ. Мы намерены сотрудничать. У нас ведь партнёры и по Луне, и по изучению Марса – Соединённые Штаты, Канада, Япония, Евросоюз.

С.Крикалёв: Фактически все, кто работает сейчас на МКС. Мы в рамках этих же групп сейчас и продолжаем с ними работу, чтобы обсуждать, как будем двигаться дальше.

В.Путин: Те, у кого есть технологии и желание этим заниматься. У нас и технологии есть, и желание есть, и финансовые возможности возрастают. Так что все эти планы будем реализовывать. Они интересные, нужные и для страны, и вообще для всего человечества.

Эта программа очень хорошая, я уже сказал, первая часть до 2030 года рассчитана. Правда, вот эта сверхтяжёлая ракета, первые испытания, планируются лет через 10, но если мы сможем ускориться, то сможем это сделать. На Восточном нужно будет создать ещё стол.

С.Крикалёв: Стартовый комплекс.

В.Путин: Стартовый комплекс, стол.

В.Терешкова: Она пойдёт с Восточного, да?

В.Путин: С Восточного, и там должен быть создан специальный стартовый комплекс, стол нужно сделать. Но вот уже планируем и, наверное, в ближайшее время начнём работу. Для тяжёлой ракеты там уже действует, теперь для сверхтяжёлой нужно будет. То есть это будет параллельно. Когда мы все эти вопросы обсуждали, договорились о том, чтобы одна работа была синхронизирована с другой, чтобы у нас и пусковой комплекс появился, и ракеты появились одновременно, так, чтобы можно было использовать и то, и другое. Потому что если что-то появится, а чего-то не будет, тогда просто смысла нет. И город может хороший там появиться, Циолковский, он начинает расти.

В.Терешкова: Уже стройка идёт, мы видели и встречались со строителями.

В.Путин: Да, ядро заложено, будет красиво, и людям, которые там будут жить и работать, надеюсь, будет удобно и комфортно. И очень важно, что мы делаем это на Дальнем Востоке страны, где ещё дополнительный кластер создаём. У нас там всегда был, и сейчас мы его воссоздаём и укрепляем, авиационный кластер, прежде всего боевая авиация – «сушки» делаем, на Севере возрождаем судостроительный кластер и совершенно новый – аэрокосмический.

В.Терешкова: Да, это, конечно, здорово – развитие Дальнего Востока.

В.Путин: Да, да, конечно. И я хочу, чтобы были скорректированы программы подготовки кадров под те направления деятельности, которые будут актуальны для Дальнего Востока, – судостроение, авиастроение, космонавтика, биология моря, само собой. Это в Дальневосточном федеральном университете. Поэтому в принципе все направления и все составляющие этой программы имеются, они продуманы, нужно только наращивать и наращивать усилия для реализации. Уверен, так оно и будет.

В.Терешкова: Нам повезло.

В.Путин: Я вас ещё раз поздравляю.

Реплика: Всего доброго! Здоровья!

В.Путин: До свидания. С праздником вас!

Реплика: И Вас также с праздником!

Россия > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 12 апреля 2018 > № 2569153 Владимир Путин


Россия > . Образование, наука > kremlin.ru, 10 апреля 2018 > № 2563911 Владимир Путин

Встреча с руководством Российской академии наук и Курчатовского института.

В ходе посещения Курчатовского института Президент провёл встречу с руководством Российской академии наук и Национального исследовательского центра «Курчатовский институт».

В.Путин: Добрый день, уважаемые друзья!

Сегодня мы встречаемся на площадке Курчатовского института – научного центра, безусловно, с легендарной историей, который и сегодня динамично развивается – вот сейчас мы только об этом говорили, и Михаил Валентинович подробно об этом рассказывал, показал, как идёт работа центра. Необходимо, чтобы такие мощные научные центры были не только в Москве, не только в ведущих регионах, столичных, но и по всей стране.

В последние годы мы уделяли самое пристальное, серьёзное внимание наращиванию научного потенциала и добились заметных качественных изменений. Развивали научную инфраструктуру, в том числе и в университетах.

Создание сети федеральных университетов позволило нам укрепить не только образование, но и научное пространство в целом. Отмечу, что, например, Крымский федеральный университет – на тот момент Таврический – окончил, как известно, и основатель Курчатовского института Игорь Васильевич Курчатов.

На Совете по науке и образованию, в Послании Федеральному Собранию были определены дальнейшие шаги по развитию науки на всей территории страны. Мы с вновь избранным президентом [Российской академии наук А.Сергеевым] тоже не так давно встречались и тоже об этом говорили. Приняты решения о формировании установок класса мегасайенс в Новосибирске и в подмосковном Протвино.

На базе ведущих вузов – в Калининграде, в Поволжье, на юге страны, в Сибири и на Дальнем Востоке – будут созданы крупные научные центры. Собственно говоря, они создаются вовсю. Они призваны существенно усилить нашу конкурентоспособность, стать центрами притяжения для лучших зарубежных учёных, для наших молодых исследователей.

Новые технологические пространства должны формироваться не только вокруг известных, ведущих университетов и научных центров.

Собственно, весь наш проект пространственного развития страны, о котором, как вы могли заметить, говорилось и в Послании, направлен на создание условий для творчества людей, чтобы они объединялись, формировали новые исследовательские коллективы. Чтобы везде, по всей России открывались возможности для самореализации, для интересной работы и насыщенной, полноценной жизни.

И конечно, нужно и дальше повышать социальный статус учёных, конструкторов, инженеров – всех, кто двигает отечественную науку вперёд, добивается настоящих прорывов.

В общих чертах давайте об этом поговорим. У нас ещё следующее мероприятие будет сейчас.

Пожалуйста, прошу вас.

А.Сергеев: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

В соответствии с законопроектом о поправках к 253-му федеральному закону, который Президент нашей страны сейчас внёс, Российская академия наук получает значительные дополнительные полномочия. И академии в том числе поручается прогнозирование процессов научно-технологического, социально-экономического развития и вынесения своих предложений на уровень государственной власти. Это очень большая ответственность. И часто власть и общество ждут от Академии наук постановки новых крупных проектов.

В Послании Президента Федеральному Собранию одна из поставленных стратегических задач – это пространственное развитие страны, обеспечение связанности территорий и их устойчивое развитие, преодоление разницы уровня жизни. Вообще пространственное развитие нашей страны всегда было и останется, я думаю, навсегда своеобразной национальной идеей. И в нашем сознании огромное пространство страны всегда было признаком её величия. Сегодня нам жизненно необходимо освоение пространства страны на новом научно-технологическом уровне. Я хочу рассказать о нескольких проектах, которые мы сейчас обсуждаем и выдвигаем в этом отношении.

Учёными Российской академии наук, Московского государственного университета, авторитетными экспертами в тесном сотрудничестве с органами государственной власти и компаниями недавно завершена разработка концепции проекта стратегии пространственных транспортно-логистических коридоров на территории Российской Федерации, соединяющих Азиатско-Тихоокеанский регион и Европейский союз. Эта концепция предусматривает формирование условий для комплексного развития Сибири, Дальнего Востока, Арктики посредством создания двух пространственных транспортно-логистических коридоров, которые базируются на новой высокоскоростной железнодорожной магистрали и Северном морском пути. Между этими «коридорами» формируется решётка транспортных энергетических информационно-коммуникационных инфраструктур, которые становятся каркасом для создания и развития экономических зон с созданием предприятий высоких технологических укладов и закреплением трудоспособного населения. В концепции предусматривается возможность дальнейшего продолжения их направления в Японии и Корее и последующего развития в направлении Соединённых Штатов Америки.

Расчёты показывают, что этот проект экономически выгоден по сравнению с суммой менее крупных проектов, которые решают задачу модернизации экономики по частям. Положения этого проекта обсуждались и в аппарате Совбеза, в Аппарате Правительства и Совета Федерации, различных министерствах. И мы бы просили Вас, Владимир Владимирович, о возможности доложить Вам более подробно об этом проекте в ближайшее время со всеми разработками.

Другим стратегически важным проектом пространственного развития могло бы стать создание национальной системы космического мониторинга всей территории страны – своеобразной интерактивной электронной карты с пространственным разрешением около одного метра. Современные космические радиоэлектронные, оптоэлектронные и коммуникационные технологии позволяют сейчас обновлять такую карту несколько раз в день, а в будущем время обновления может составить минуты. То есть таким образом мы можем, по существу, следить за динамикой жизни страны.

Следующий класс крупных проектов – это сетевые проекты развития территории на основе применения новых технологий в конкретных научно-технических направлениях. Таким примером могло бы стать сооружение по всей территории страны десятков центров ядерно-лучевой медицины, оснащённых отечественным оборудованием.

На сегодняшний день, к сожалению, приходится констатировать, что наша страна – признанный мировой лидер и в физике высоких энергий, и в ядерной физике – попала в зависимость от зарубежных производителей практически по всем позициям и упустила гигантский мировой рынок в этом направлении. Это особенно недопустимо в условиях, когда поставлена важнейшая задача борьбы с онкологией и достижения среднего возраста 80+ к 2030 году.

Необходимо подчеркнуть, что российская фундаментальная наука и отраслевая наука обладают всеми необходимыми компетенциями и технологиями для того, чтобы у нас в стране были сделаны и отечественные установки позитронно-эмиссионной томографии, и киберножи, протонная терапия, производство радиофармпрепаратов. Эти компетенции необходимо как можно скорее запустить в дело и использовать по всей территории страны. Это большой, серьёзный проект на всю страну, и это могло бы быть совместным делом и для Академии наук, и для Курчатовского института, и для «Росатома», и для Минздрава.

Мы с Михаилом Валентиновичем обсуждали этот проект, обсуждали и с руководителями «Росатома», Минздрава. Мы готовы в самое ближайшее время представить свои предложения.

Говоря о пространственном развитии страны, необходимо обратить внимание на неравномерность современного состояния регионов в этом отношении. Есть регионы традиционно наукоориентированные, есть столичные регионы, есть Новосибирск, Томск, Казань. Но есть регионы, требующие по разным причинам особого отношения. Я коротко хочу остановиться на двух из них – это Дальний Восток и Крым. Для этих регионов необходима отдельная программа научно-технического развития, поддерживаемая из центра.

Мы знаем, под каким демографическим давлением находится сейчас Дальневосточный округ, с одной стороны. С другой стороны, не прекращается отток молодых, хорошо образованных кадров в центральную часть страны.

Что необходимо сделать для закрепления научной молодёжи? Конечно, нужны достойные условия жизни, зарплата, комфортная городская среда. Но не менее важно организовать крупные якорные проекты, в которых было бы интересно работать. Причём это должны быть проекты конкурентные, быстрорастущие, опережающие технологически развитых соседей.

Мы предлагаем три проекта. Они согласованы и с Юрием Петровичем Трутневым, и обсуждались в течение нескольких месяцев у нас в Академии наук и с Михаилом Валентиновичем. Это создание пилотного центра ядерно-лучевой медицины. Первое.

Второе – комплексный проект освоения глубоководных ресурсов Тихого океана. И третье – строительство синхротрона на острове Русский. Михаил Валентинович сегодня об этом немножко сказал. Руководство региона поддерживает эти предложения и готово предложить региональное софинансирование, для того чтобы эти процессы запустить.

Особого отношения заслуживает программа научно-технического развития Крыма. Крым долгое время не получал от украинской власти необходимых ресурсов для такого развития, но серьёзная наука там сохранилась. Более того, получив сейчас поддержку от Российского государства, крымские учёные исключительно мотивированы сегодня на научный подъём. Им надо помочь.

Российская академия наук уделяет самое серьёзное внимание подготовке проектов для Крыма, нацеленных не только на фундаментальные исследования, но и на конкретные предложения по технологическому, социально-экономическому и культурному развитию. Это проекты по поиску водных ресурсов, по освоению шельфа, по экологии, по созданию научно-исторического и культурного кластера «Ворота Крыма» в Керчи.

Владимир Владимирович, хочу Вас поблагодарить за полученную поддержку этих первых проектов. Впереди много других проектов и по развитию альтернативной энергетики Крыма, и по центру детской курортологии в Ялте, и по строительству крымской технологической долины. И мы надеемся на Ваше дальнейшее внимание и поддержку этих проектов.

Очень важным вопросом при обсуждении задач пространственного развития страны является ресурсное обеспечение труда учёных в регионах страны. В 2018 году в обеспечение майского Указа Президента осуществлено повышение зарплат учёных до 200 процентов от региональной зарплаты. Само по себе это, конечно, очень важное и долгожданное событие. Однако (я и Вам тоже докладывал) привязка увеличения зарплаты научного сотрудника к региональному уровню привела сейчас к очень сильному контрасту зарплат учёных, выполняющих исследования аналогичного научного класса и имеющих аналогичное признание в научной среде. И очевидно, что возникновение такой ситуации приведёт к дополнительной миграции учёных в столичные центры и ослаблению интеллектуального потенциала регионов, что сейчас недопустимо.

Я просто хочу напомнить всем коллегам, что в прежние времена для обеспечения развития регионов заработная плата в них, наоборот, поддерживалась чуть выше столичной, и использовался региональный коэффициент. Нам кажется, что диспропорцию необходимо в ближайшее время ликвидировать, поскольку занятия наукой в федеральных учреждениях должны оплачиваться, по мнению абсолютного большинства учёных, одинаково при одинаковом качестве и эффективности работы. Некоторое отличие может справедливо сохраниться в привязке зарплат научных сотрудников к соотношению стоимости потребительской корзины в указанных регионах.

Считаю, что эта задача решаема, и можно двигаться несколькими путями. Во-первых, это направление некоторых новых средств по повышению зарплаты в рамках выполнения госзадания. Мы все уверены, что экономика будет расти и эти средства будут появляться преимущественно в регионах. Во-вторых, перераспределение госзадания в соответствии с оценкой эффективности и качества работы, чем мы сейчас очень активно занимаемся с Федеральным агентством научных организаций. Наконец, нам кажется, что можно проекты, которые объявляются, и конкурсы, которые поддерживаются нашими фондами РФФИ, Российским научным фондом, сориентировать в поддержку конкретных крупных начинаний, которые идут в регионах.

Ну и, наконец, совершенно ясно, и мы тоже берём эту ответственность на себя, нужно разговаривать с крупными компаниями, для того чтобы те средства, которые они выделяли в развитие прикладной науки, были определёнными образом ориентированы на те регионы, которые требуют поддержки.

В целом мы со стороны Российской академии наук приложим все усилия для того, чтобы определить новые, наиболее интересные проекты пространственного, научно-технического развития страны, наполнить их научным содержанием и с нашей стороны обеспечить по возможности их, выполнение этих проектов, наполняя их необходимыми ресурсами.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо.

Михаил Валентинович, есть что добавить?

М.Ковальчук: Вы знаете, во-первых, я хотел поблагодарить Вас, Владимир Владимирович, и руководство академии за то, что Вы в такой важный для Курчатовского института день приехали сюда. Это очень для нас почётно, важно. Спасибо большое. Это первое.

Второе. Мне кажется, что проведение сегодня нашего совместного заседания – руководства Курчатовского института и президиума Академии наук – это тоже знаковая вещь, потому что на самом деле два крупнейших потенциала страны фактически могут быть объединены. Собственно говоря, так и должно быть. На самом деле ведь у нас никогда не было никаких контрадикций.

У нас сегодня глубокое совпадение, я немножко открою тайну. Дело в том, что мы приготовили подарки друг другу, как оказалось. Мы приготовили подарок – портрет Анатолия Петровича Александрова, и они приготовили нам портрет Анатолия Петровича Александрова, который был директором Курчатовского института и президентом Академии наук.

Мы возим «нашего Христа на встречу с Магометом». То есть получается, что у нас единый ход мыслей, и это очень важно. Я в шутливой форме это сказал, а на самом деле это говорит очень о многом. У нас абсолютно одна корневая система. Курчатовский институт – вы все знаете, мы 75 лет для страны и мира – возник из академического института, из Ленинградского физтеха изначально была выделена эта лаборатория. То есть на самом деле корневая система – это академия. И Курчатовский институт состоялся только благодаря тому, что идеи, исследования и люди были сосредоточены в академии. А дальше Курчатовский институт в свою очередь оплодотворил академию, даже дав президента.

Поэтому я хочу сказать, я думаю, что наше сегодняшнее объединение (я надеюсь, что Вы разрешите, и мы подпишем соглашение сегодня официально в конце), мне кажется, что оно является символическим шагом для, я бы сказал так, подъёма нашей науки, научной среды на принципиально новый уровень. У нас нет никаких противоречий, а база для единства есть. Александр Михайлович сейчас привёл много примеров.

На самом деле совершенно очевидно, Ваша инициатива по поддержке развития меганауки – это крупнейшие проекты. Они делают нас привлекательными для мира, они делают нас знаковыми при участии в заграничных установках. И сегодня у нас есть ассоциация, созданная нами и академией, мы её создали много лет назад, которая объединяет академические институты, университеты. У нас отдельная ассоциация университетов вокруг мегаустановок. У нас есть стержень. И если Вы поддержите идею, которую мы с Александром Михайловичем выдвигаем, о строительстве синхротрона ещё и на Дальнем Востоке, тогда у нас получается совершенно гармоничная структура по всей территории страны – возникновение центров превосходства, куда потянутся люди – и наши, и иностранцы. И вот в этом смысле это один проект.

Сеть ядерных медицинских центров – второй проект.

Затем мы ещё говорим о логистических коридорах, но я хотел бы сказать, что есть ещё очень важная вещь. Вы говорили о Крыме, о Дальнем Востоке, о глубоководных вещах. Вот сейчас по Вашему поручению мы делаем глубоководные аппараты. Вы погружались, это было и на юге, и в Балтийском море. Сейчас мы вместе с «Газпромом» и с Российским географическим обществом разрабатываем эти глубоководные аппараты, и я думаю, они будут применимы во всех направлениях, о чём Вы говорили.

И при этом ещё есть в дополнение к тому, что Вы сказали, такая вещь. Ведь у нас сегодня, поскольку у нас развивается флот (и гражданский, и военный), у нас развивается масса интересных вещей, природоподобные технологии, у нас существует колоссальный потенциал. Например, на Дальнем Востоке одно место, там Тихий океан.

Вторая вещь. У нас есть Калининград. Балтийское море – вообще Северо-Западный округ. И Архангельск, и Ленинград, и Североморск туда. Дальше, у нас есть Крым, у академии есть база в Геленджике, плюс есть ещё база минпромовская и Крым. Значит, можно сделать климатические (условно их назовём) станции. Они существуют, но можно их образовать в сеть под эгидой Академии наук и Курчатовского института и там развернуть комплексные исследования.

Например, сегодня очень важна, если мы говорим о природоподобных технологиях, так называемая биоминерализация. Вот простая вещь. Например, морская звезда или ежи – это же фактически некий белок, который потом затвердевает, и образуется панцирь, который выдерживает совершенно бешеное давление. Это природные материалы, которые получаются, грубо говоря, из белков, полимеров, а превращаются в сверхпрочный и так далее. Так вот эту биоминерализацию изучают только в двух-трёх местах в мире, и одно из этих мест у нас, а у нас это Дальний Восток. А если учесть нашу расположенность во всех морях, мы можем биоминерализацию, которая может быть основой нового скачка в природоподобии, распространить на все эти моря. Плюс климатические изучения материалов, очень хороший центр есть. Я думаю, что под эгидой академических вещей, и Курчатовский в этом с удовольствием примет участие, можно эту сеть воссоздать и оформить.

Ещё очень важная вещь. Курчатовский институт эксплуатирует большое количество мегаустановок. И в этом смысле они полностью открыты для использования академией. Мы в своё время подписывали бумаги, это было. Думаю, что мы на сегодня на качественном уровне можем обеспечить такое движение.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо.

Коллеги, кто хотел бы что-либо добавить?

А.Адрианов: Как раз в продолжение того, что обозначили коллеги, – создание центров притяжения в регионах, прежде всего на Дальнем Востоке. На Дальнем Востоке благодаря Вашей поддержке, Владимир Владимирович, уже реализовано несколько очень крупных проектов, некоторые как раз обозначены, я не буду говорить об этом международном центре коллективного пользования, это создание сети синхротронов. Действительно, головная установка в Курчатовском институте, в Сибирском отделении РАН. И если это будет во Владивостоке, это даст очень мощный толчок развитию науки как крупный мультидисциплинарный проект на Дальнем Востоке.

Я бы хотел добавить несколько слов к прозвучавшему здесь глубоководному проекту. Эта инициатива Российской академии наук способна объединить очень многие наши институты. Ведь, как показали последние исследования, в том числе с нашим участием, в глубинах океана сосредоточены колоссальные биологические ресурсы и колоссальное биологическое разнообразие, о котором мы ещё некоторое время назад не подозревали. И сейчас у наших соседей в Азиатско-Тихоокеанском регионе (это Тайвань, Китай, Южная Корея) строится флот, строятся специальные носители глубоководных аппаратов.

Вы знаете, шельф разделили, и следующий шаг, которого стоит ожидать, – это попытки раздела глубоководных районов Мирового океана. Это самое большое жизненное пространство на нашей планете и самая большая концентрация биологического материала. Причём это не только запас биологических ресурсов для будущих поколений. Уже сейчас глубоководные ресурсы дают нам совершенно уникальные биологически активные соединения, которые являются эффективными при создании новых типов лекарств, в том числе и для лечения онкологических заболеваний, новый ресурс антибиотиков (из наземного сырья антибиотики уже утратили свою эффективность) находятся именно в глубинах океана. Благодаря тому, что у нас на Дальнем Востоке сейчас сосредоточен неплохой флот глубоководной робототехники, это и автономные необитаемые аппараты, там создано даже опытное производство этих аппаратов.

У нас хороший флот телеуправляемых подводных аппаратов, и конечно, если этот проект развивать, а мы уже в него достаточно хорошо втянулись и с нашими зарубежными партнёрами, очень усилило бы этот проект создание отдельного судна-носителя для глубоководных аппаратов именно на Тихоокеанском театре глубоководных исследований. И здесь мы бы тогда не упустили наше лидерство.

Сейчас у нас очень хорошие позиции. Мы занимаем, по крайней мере на Тихоокеанском театре, одну из лидирующих позиций. И действительно, эти открытия способны дать толчок и биомиметическим исследованиям, о которых говорил Михаил Валентинович. Это новые материалы, это новые лекарства из океанских глубин. И мы обсуждали это и с Росрыболовством, они крайне заинтересованы разработать технологии, как нам использовать в ближайшем будущем и биологические ресурсы океанских глубин. Это был бы очень интересный, объединяющий всех нас проект.

И это происходит, действительно, на фоне повышенного внимания именно к глубоководным исследованиям в мировом научном сообществе. Поэтому, если бы была Ваша поддержка создать синхротронный центр во Владивостоке… Центр радиационно-лучевой симметрии в Дальневосточном федеральном университете – тоже проект, который в ближайшее время начнёт реализовываться, это тоже крайне важно, потому что у нас в Приморском крае 30 тысяч пациентов стоят на учёте как онкобольные. Ежегодно выявляются около 7 тысяч новых пациентов, и создание такого центра на острове Русский позволит по крайней мере 1200 пациентам получать очень высокотехнологичную помощь.

Вот эти три проекта, которые и Александр Михайлович обозначил, – синхротрон, центр радиационно-лучевой симметрии и глубоководный проект, – были бы крайне интересны для нас, дальневосточников.

В.Путин: Спасибо. Пожалуйста, коллеги.

Ю.Балега: Владимир Владимирович, в Стратегии научно-технологического развития нашей страны предусмотрен рост расходов на науку к 2035 году до двух процентов. Но мы считаем, что для преодоления этого сложившегося технологического отставания было бы правильнее достичь 2-процентного уровня к 2024 году (то есть это вполне возможно) и при этом сохранить в структуре расходов расходы на фундаментальную науку. То есть примерно это будет на фундаментальную науку 0,35 процента от бюджета, ВВП нашей страны.

И решение этой задачи мы прежде всего увязываем с усовершенствованием технологической базы и науки. Здесь у нас проблемы есть. Вот если, допустим, на исследования в области ядерной физики у нас достаточно много средств направлено (мегапроекты и зарубежные, и в нашей стране), то в других направлениях исследований не так всё благополучно.

Я проработал 23 года на Кавказе директором обсерватории на телескопе, который построен в Санкт-Петербурге (Ленинграде тогда) Ленинградским оптико-механическим объединением. Это был самый большой телескоп мира, но это было начало 70-х годов, полвека назад. С тех пор в нашей стране ни одного крупного инструмента (по-настоящему крупного инструмента) для астрономии не строилось.

А здесь прорывы огромные идут во всём мире, и было бы здорово вложиться и в эту сферу, как и в другие области исследований. И мы считаем, что вполне можно к 2024 году примерно на 50 процентов обновить научный парк нашей отечественной науки. Это примерно 5–7 миллиардов рублей в год надо вкладывать для того, чтобы существенно обновить весь наш научный парк и таким образом выйти на приличный уровень исследований. Для этого мы готовы разработать специальную программу модернизации такого научного парка. Вот попробуем.

В.Путин: Ну, что касается общих расходов на науку, всё, о чём мы говорили, и планы, которые мы имеем, мы же их выстраиваем исходя из прогноза экономического развития.

Ю.Балега: Это не так просто всё.

В.Путин: Да. Но он у нас меняется, поэтому мы всегда имеем в виду, что на прорывных, основных направлениях развития страны мы имеем возможность что-то добавлять в зависимости от того, как развивается ситуация в мировой экономике, в российской экономике. И конечно, наука в целом, фундаментальная наука является одним из приоритетов. Поэтому вы давайте ваши предложения, чтобы мы могли их учесть в ходе совместной работы. Хорошо?

Прошу Вас.

В.Пармон: Уважаемый Владимир Владимирович!

В соответствии с нашими разговорами, когда Вы были в Новосибирске, и тем более после 1 марта, у нас в Сибири интенсивно отрабатывалась схема ускоренного развития как Новосибирского научного центра, так и Томского научного центра, это отрабатывалось Сибирское отделение, ФАНО и руководство наших субъектов Федерации. Мы ориентируемся не только на развитие чистой науки, но и создание мощного технологического базиса для России. И абсолютно уверены, что если будет поддержка со стороны Правительства, и мы этого ожидаем, то за 10 лет будет создана… Ну, мы не хотим называть «силиконовая долина», у нас слово «долина» занято прилагательным «золотая долина», а вот «силиконовую тайгу» мы гарантируем в Сибири сделать. По крайней мере, за 10 лет первые объекты уже нацелены на ближайшие 3–5 лет.

Что нам будет очень сильно мешать, где нужна помощь, кроме, безусловно, финансовой и административной поддержки? Новосибирский госуниверситет входит в тройку-пятёрку лучших университетов, и для нас это кузница кадров. Мы хотели бы, чтобы эта кузница работала на Сибирский регион более эффективно и хотели бы, чтобы Новосибирскому госуниверситету придали статус тот же самый, что и Московскому госуниверситету, и Санкт-Петербургскому. По-видимому, он это заслуживает, и если соответствующие предложения будут рассмотрены, сибиряки гарантируют, что всё вернётся сторицей, в том числе и прекрасно подготовленными кадрами.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо.

Это мы прямо сейчас не решим, тем не менее давайте посмотрим. Хорошо?

Пожалуйста.

В.Чарушин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Здесь говорилось уже о важности развития науки в регионах. Хотел бы обратить внимание на Уральский регион, где давно сложились очень интересные партнёрские отношения между академическими институтами и Уральским федеральным университетом. В последние годы у нас сложилась совместная с Михаилом Михайловичем практика создания совместных лабораторий, которая себя хорошо зарекомендовала.

Но я хотел бы обратить внимание на ещё одну важную грань, без которой невозможно развитие науки в регионах, – это вопрос обеспеченности жильём научных сотрудников. За последние пять лет у нас на Урале в этой сфере произошли серьёзные положительные изменения, причём мы действовали совместно с Федеральным агентством. Сотни сертификатов были розданы молодым учёным, сотни квартир были переданы в Федеральное агентство за счёт реализации инвестиционных проектов.

Мы в районе Академический ведём масштабное строительство уже десять лет. Только в прошлом году мы передали в федеральную собственность 300 объектов недвижимости, из них 100 – в Федеральное агентство, а 200 ушли в другие федеральные структуры – Росгвардию, органы Следственного комитета, прокуратуры, то есть мы вроде бы делаем хорошее, благое дело. Но мы сегодня не обладаем необходимым ресурсом. Я имею в виду, Академия наук сегодня этой функции, не свойственной ей, лишена, мы передали в своё время административно-хозяйственное управление в ФАНО. И сегодня мы нуждаемся в поддержке. Мы нуждаемся в поддержке как со стороны региона, так и со стороны, наверное, ФАНО. Потому что эта задача для нас достаточно обременительна.

Пока всё шло хорошо, у нас, в общем-то, не было проблем, но в последние годы один из инвесторов обанкротился, и сразу начинает накручиваться ком проблем, потому что есть, например, водоканал, который выставляет нам претензии как собственникам жилья. В общем, об этом можно долго рассказывать.

Я прошу просто оказать действенную помощь, может быть, через губернатора, в общем, он знает эти проблемы. Мы реализуем многомиллиардный проект, многомиллиардный, и он выгоден не только нам, он выгоден университету, тем, кто работает в федеральных структурах. Вот такая просьба.

В.Путин: Пожалуйста.

А.Дворкович: У нас есть механизм решения этого вопроса через АИЖК, «Дом.РФ», Агентство по ипотечному жилищному кредитованию. Я подключу тогда коллег, чтобы они вместе с губернатором нашли решение этого вопроса.

В.Путин: Вы только сформулируйте эту проблему, отдайте мне бумагу. Я коллегам переправлю, и будем работать. Это важнейшее направление, безусловно. Я уже сказал коротко о социальном благополучии, социальном самочувствии учёных, это касается и уровня заработной платы, и обеспечения жильём. Курчатовский институт начинался с 20 килограммов урана, с двух граммов радия и с десяти квартир, всего десяти квартир. И несмотря на то, что у Курчатова был свой кабинет на Лубянке, дали всего 10 квартир.

Обязательно сформулируйте все эти проблемы, позанимаемся.

В.Чехонин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Я курирую в президиуме Академии наук фундаментальную медицину, поэтому я остановлюсь только на этой сфере.

Александр Михайлович уже здесь остановился на том, что крайне перспективными являются проекты в области ядерной медицины, которую мы надеемся осуществлять вместе с Курчатовским центром. Однако в Вашем Послании Федеральному Собранию было особое внимание уделено ожидаемой продолжительности жизни. Она должна вырасти, по сути дела, за шесть лет до 78 лет. Это сверхзадача, Владимир Владимирович. Мы понимаем её сложность, но она решаема. Она может быть решена путём взаимодействия с Министерством здравоохранения, с подразделениями Российской академии наук, ФАНО, с органами исполнительной власти всех уровней. Наш анализ показал, что в России значение ожидаемой продолжительности жизни на 35 процентов зависит от ВВП, на 35 процентов зависит от образа жизни людей и на 30 процентов определяется финансированием здравоохранения.

Особыми приоритетами в охране здоровья населения должны на данном этапе стать наиболее отстающие направления, такие как мужчины, дети до 14 лет, поскольку именно в этих категориях населения наблюдается самое серьёзное отставание.

Благодаря Вашим инициативам в предыдущие восемь лет в аспекте формирования здорового образа жизни было очень много достигнуто. Однако для прорыва в этом направлении, на мой взгляд, потребуется формирование межведомственного совета, может быть, даже во главе с соответствующим вице-премьером. РАН в этом аспекте готова подключиться максимально, подключить все имеющиеся ресурсы в области диагностики, прежде всего терапии и социально значимых заболеваний, таких как сердечно-сосудистые заболевания, онкологические заболевания, инфекционные заболевания, которые в общем-то формируют основные показатели смертности у нас в стране.

И в этом аспекте я надеюсь, что мы можем найти очень серьёзное взаимодействие, широкое взаимодействие с Курчатовским центром, потому что уровень фундаментальной науки здесь развивается семимильными темпами.

Мы считаем, Владимир Владимирович, что Министр здравоохранения совместно с Российской академией наук должны ежеквартально отчитываться перед Вами, перед Администрацией Президента обо всех аспектах, которые касаются программ и достижения целевых показателей в этом аспекте. Это очень важно для того, чтобы осуществить.

В.Путин: Тоже нужно подумать, сформулировать. У нас советов много, но Вы правы, это одно из основных направлений нашей совместной работы. Поэтому давайте подумаем, на каком уровне и как этот механизм создать. Я в целом ничего против не имею.

А.Хохлов: Глубокоуважаемый Владимир Владимирович!

Глубокоуважаемые коллеги, я хотел бы сказать два слова о кадровом потенциале российской науки.

Вот сейчас благодаря тому, что заработала президентская программа исследовательских проектов, которая была предложена в своё время на Вашей встрече, Владимир Владимирович, с руководителями мегагрантов, достаточно хорошая получается поддержка для молодых учёных в возрасте до 35 лет. В общем, на самом деле они имеют самую разнообразную поддержку в виде различных грантов.

В.Путин: Но разноуровневую.

А.Хохлов: Совершенно верно, разноуровневую. Но по достижении возраста от 35 до 50 лет фактически такого уровня поддержки у людей нет. А я могу сказать и по своему опыту, и по опыту коллег, которые работали вместе со мной, период наибольшей научной продуктивности – это как раз от 35 до 50 лет. Причём это период, когда люди уже выучились у своих учителей, они могут реализовать свои собственные проекты. И, к сожалению, у нас складывается такая ситуация, что не всегда те люди, которые уже готовы, могут получать самостоятельный участок работы, самостоятельную лабораторию. Мне казалось бы, что было бы очень важно сформулировать программу поддержки создания новых самостоятельных лабораторий в разных местах, в том числе в регионах. Не секрет, что люди, которые уезжают в регионы, создавая новые лаборатории, оказываются в худшем положении: у них не такой хороший доступ к информационным ресурсам, к различным научным приборам, установкам и так далее. Поэтому такого типа программа была бы, с моей точки зрения, очень важна, и она могла бы служить очень хорошим дополнением к президентской программе исследовательских проектов. И она бы, если её в региональном аспекте рассматривать, могла бы в том числе послужить связанности научного пространства, которое у нас есть в Российской Федерации. Мне кажется, что Российская академия наук могла бы эффективно участвовать в этом деле, и это могла бы быть одна из тех программ, которые мы уже сейчас можем очень хорошо осуществить или, по крайней мере, помочь её осуществлению, если Правительство возьмётся за такое важное дело.

В.Путин: У нас ведь эта система мегагрантов, других грантов уже давно создана, она функционирует, работает. Но что касается молодых исследователей, то логика ведь заключалась в том, чтобы а) удержать молодых специалистов, б) создать для них условия и в) это очень важно, ведь молодые люди, они наиболее уязвимы с точки зрения того, что у них пока и доходы низкие, и возможностей маловато. Мы как раз исходили из того, что для них нужно создать определённые условия, чтобы они закрепились в своих научных предпочтениях, закрепились бы материально. Но, разумеется, всё нуждается в совершенствовании, все вопросы возникают тогда, когда они решаются, возникают дополнительные вопросы. Давайте рассмотрим всё это вместе.

Пожалуйста.

А.Фурсенко: Просто справка, что вообще целевым образом поддерживаются молодые специалисты, это общая сумма, она составляет менее процента бюджетных денег. Это целевая вещь. А все остальные деньги бюджетные, они даются в значительной степени на конкурсной основе, и там никаких ограничений по возрасту нет. Поэтому просто это дело каждого института, лаборатории и академии в целом, чтобы они выделили какие-то приоритеты у себя.

В.Путин: Это вопрос в общем финансирования науки. Здесь коллега говорил по поводу вот этих процентов, вот о чём речь. Понятно.

Прошу Вас.

Н.Макаров: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Я хотел бы коснуться темы сохранения культурного наследия, такой странной немножко для Курчатовского института, но важной, потому что в Вашем Послании Вы говорили о важности сохранения «лица» наших городов, о важности создания новых музейных площадок в регионах, и мы, конечно, должны опираться на наше наследие при развитии пространственных структур России, при новом обустройстве страны. И наши академические институты много делают в этом плане. Эта работа не очень заметна, но многие работы на новостройках, археологические, ведутся нашими археологическими институтами, и всё, что открыто в Крыму в последние годы, в основном открыто на новостройках. Это очень яркие достижения и очень яркие находки, и они стали возможны благодаря тому, что в нашем законодательстве существует норма, которая предписывает предварительную историко-культурную экспертизу территорий перед большим строительством.

Сейчас есть предложение эту норму убрать из законодательства. Эти предложения сформулированы Минстроем, и в ближайшее время они будут переданы как законопроект, как поправки в Думу.

Я очень просил бы от лица моих коллег – историков, филологов, которые очень озабочены этой возможностью, сохранить норму проведения историко-культурных экспертиз, потому что это реальный инструмент обеспечения сохранности наследия. А наша академия, в свою очередь, готова дать предложения о том, как сделать эту процедуру более эффективной, упростить её, возможно, ускорить, но не в ущерб защите наследия.

В гуманитарных науках очень трудно формируются мегапроекты, но создание музейно-исследовательского кластера в Керчи – конечно, идеальный формат мегапроекта. Потому что новые «ворота» Крыма, новая транспортная инфраструктура формируется на месте столицы Боспорского царства, это Керчь, которая возникла на месте Пантикапея. Это территория великих скифских и греческих курганов, сокровища которых сформировали собрание Эрмитажа и Исторического музея. Здесь есть что показать. И этот проект мог бы быть сплавом создания нового музея, академической лаборатории по глубокому междисциплинарному изучению древностей с участием международным. И исправление социально-экономической ситуации в Керчи, которая сейчас такой промышленный город, в котором его историческое лицо не очень видно. Так что это могло быть сплавом академической науки и практического обустройства территории. Я очень просил бы поддержать этот проект.

В.Путин: Давайте нам проект, посмотрим отдельно. Безусловно, это очень интересно и важно. Что касается поправки в закон, то здесь считаю очень важным вторую часть поставленного вами вопроса. О том, что эта деятельность должна быть приемлема по срокам, минимизирована по затратам, с тем чтобы вот эту деятельность (а она крайне важна, безусловно), она не становилась бы каким-то дополнительным квазиналогом при производстве строительных работ. Но то, что эта экспертиза должна сохраниться, здесь я с вами полностью согласен.

Прошу Вас.

В.Бондур: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Хотелось бы ещё раз вернуться к пространственной связанности. Я хочу отметить одну особенность нашей страны. То есть наша страна имеет протяжённость сухопутной государственной границы 61 тысячу километров. У нас морского приграничного пространства 8,6 миллиона километров. Если мы все встанем вдоль рубежей нашей Родины, то между нами будут просветы. Против каждого из нас встанет 10 китайцев и 5–6 европейцев с американцами. То есть нам нужны какие-то другие способы применять, для того чтобы…

В.Путин: Не встанут, не переживайте.

В.Бондур: Какие способы можно предложить, для того чтобы решить эту проблему? У нас страна специфическая, очень много труднодоступных регионов с плохими погодными условиями. У нас есть приполярные регионы, полярная ночь. Поэтому есть один из способов – это использовать современные перспективные методы дистанционного зондирования и создание пространственно распределённых систем мониторинга, включая космический мониторинг. То есть сегодня космические аппараты, беспилотные летательные аппараты, другие аппараты формируют огромные потоки информации в различных спектральных диапазонах с помощью различной аппаратуры, которая использует электромагнитные волны, магнитное поле, гравитационное поле, потоки частиц, где хороший предмет для развития вместе с Курчатовским институтом.

Сегодня тенденции каковы? Есть создание многоспутниковых малогабаритных систем, это спутники типа SkySat, CubeSat, это спутники маленьких размеров. Они дешёвые, но запускать их нужно много. То есть сегодня, Google проанонсировал, впервые создана система, которая ежедневно обновляет информацию пока со средним разрешением, но в ближайшее время это будет 1 метр разрешения, и наша страна может здесь сделать хороший шаг вперёд. Это, прежде всего, использование радиолокационных средств. Наша страна впервые в мире запустила на орбиту радиолокационный спутник, но сегодня у нас, к сожалению, нет активно действующего спутника. Первый спутник – это был спутник морской космической разведки, и целеуказание даже для энергообеспечения его аппаратуры использовался атомный реактор мощностью 5,5 киловатта. Курчатовский институт вместе с нашей организацией, где я раньше работал очень активно, занимались созданием такой системы.

В настоящее время радиолокационное средство имеется у европейских стран, даже у корейцев. Если мы используем тот опыт, который есть у нашей страны по созданию малогабаритных радиолокационных комплексов с синтезированием апертуры, которая уже апробирована на беспилотных летательных аппаратах, то мы можем решить задачу формирования многоспутниковой группировки на базе таких радиолокационных средств. Они всепогодные, то есть здесь не страшны облака. Наша страна 70 процентов времени закрыта облаками. Все прекрасно знают: сегодня, вчера была хорошая погода, а до этого мы два месяца практически не видели солнце.

Какие здесь возникают проблемы? Прежде всего, огромные потоки информации, которая поступает со спутников. То есть на сегодняшний день это петабайты, завтра или в ближайшее будущее – это экзабайты. Для того чтобы обработать такую информацию (это большие данные), нужны специальные методы, средства: это и вычислительные средства, алгоритмы, алгоритмы распараллеливания, облачной системы, методы создания баз данных.

Вот здесь тоже у нас хорошие есть идеи, и есть проекты, которые реализуются в Министерстве образования и науки, в Курчатовском институте. И есть такие идеи в Российской академии наук. Что здесь сегодня очень важно? Не только получить эту информацию колоссального объёма, чтобы каждый день мы обновляли данные, даже несколько раз в день, с разрешением в метры и лучше, нужно их осваивать и быстро представлять потребителям.

Для этого нужны очень специфические базы данных, которые позволяют охватить эту информацию, представить её в 4D-формате с использованием ГИС-систем, для того чтобы создать геопространственные данные, которые нужны не только для регионов, но и для федеральной власти, для различных отраслей экономики, – это и природные ресурсы, и сельское хозяйство (я думаю, сейчас ещё об этом скажут), безопасность страны, и катастрофы, техногенные, природные катастрофы, экологическое состояние территорий и так далее.

То есть вот такой проект, я думаю, нашей страной вполне может быть реализован, то есть у нас имеются технические заделы. Но для этого нужны определённые организационные мероприятия. И мы хотели бы, чтобы Вы поддержали такой проект.

В.Путин: Я должен увидеть его уже в полноценном изложении. Хорошо? Мы должны межведомственно посмотреть ещё.

А.Дворкович: Начали эту тему смотреть в рамках программы «Цифровая экономика», скоро представим Вам эти предложения уже вместе с коллегами.

В.Путин: Хорошо. Спасибо большое.

И.Донник: Если можно.

В.Путин: Конечно, прошу Вас.

И.Донник: Я курирую сельское хозяйство, и поэтому, если можно, к хлебу насущному вернусь.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Александр Михайлович говорил уже про Крым, и в Крыму возможно решение основного из нынешних приоритетов, которые стоят перед Минсельхозом, это селекция семеноводства, в том числе такой культуры, как сахарная свекла. И у нас индикаторами предусмотрено к 2025 году выйти на уровень 20-процентного импортозамещения. Но наши ученые разработали технологию, когда можно в Крыму, пользуясь его уникальными экологическими и климатическими условиями, получить эти семена, отечественной причем линии, в два раза быстрее, то есть за счет того, что не на два года растягивается процесс, а на один год. И эта проблема позволила бы нам решить уже за три года, вернее, выполнить индикаторы и выйти на 40 процентов обеспеченности от импортных семян. Но там главная проблема – это обеспечение водой для полива.

В настоящее время наши ученые готовы тоже разработать и разрабатывают технологию использования поверхностных слабозасоленных вод и сточных вод из дренажных канализационных стоков. Проект, конечно, не очень дешевый. Ориентировочная стоимость где-то около 700 миллионов, тем не менее это бы позволило нам, во-первых, выполнить программу, а во-вторых, действительно вывести регион Крыма на вот такой стабильный, если можно сказать, даже заработок. Хотелось бы, чтобы Вы поддержали этот проект, несмотря на то, что он дорогой.

И вообще я бы хотела сказать про Крым. Там сейчас есть три научно-исследовательских института нашего профиля: это [институты] виноградарства и виноделия, сельского хозяйства (НИИСХ) и Никитский ботанический сад. Очень бы хотелось, чтобы они сохранили свою самобытность, не деформировались в процессе слияния, потому что у каждого свои задачи и свое направление. Очень бы хотелось, чтобы Вы это поддержали.

В.Путин: А там планируется слияние какое-то?

И.Донник: Да, там у нас перманентно, все время сливаются, возникают идеи о слиянии. Михаил Михайлович улыбается, но мы с ним эту тему постоянно обсуждаем, полемизируем, и пока удается отстоять, потому что Магарач (Институт виноградарства) – это тоже уникальное заведение, которое нужно просто сохранять и не надо их соединять в один центр. Это мое личное мнение и мнение наших коллег, и нашего отделения сельскохозяйственных наук.

В.Путин: Магарыч не оттуда, нет? (Смех.)

И.Донник: Рядом.

В.Путин: Очень близко, одна буква только.

И.Донник: И второй вопрос, если можно, о чем болит душа, не могу не сказать. Прошу прощения, может быть, это слишком мелкой проблемой кому-то покажется, но речь идет о стратегической безопасности страны, причем биобезопасности. Речь идет о ветеринарии и о ветеринарной науке.

Так получилось, что на сегодняшний день постоянно возникают эти угрозы – заносы инфекции не только животных, но и растений. И постоянно требуется, как это было раньше, хоть это не принято говорить, тем не менее так было раньше, было мощное научное сопровождение каждой проблемы, которая возникала в области ветеринарии. К сожалению, на сегодняшний день получилось так, что у нас в разы сократилось количество научно-исследовательских институтов. Четыре осталось, из них три находятся в Москве и Московской области и один в Воронеже. Все остальные реформировались, влились в аграрные центры. И опыт показывает: как только перепрофилируется центр, резко сокращается количество ветеринарной тематики, количество научных школ. За последние 10–15 лет исчезли 64 научные школы. И таким образом нашей мощнейшей ветеринарной науки, на наш взгляд, практически нет. Тем не менее вопросы надо решать. Тем более серьезные требования предъявляются и к подготовке ветеринарных специалистов, ветеринарных врачей в университетах. Там в основном нарекания идут на то, что нет практики, то есть мы не можем им ее дать.

Предлагается такой вариант. Создать в регионах страны – в Сибири, на Урале, Дальний Восток, Юг, Центр России – научно-исследовательские ветеринарные центры, которые могли бы, прежде всего, под координацией Российской академии наук и с участием научных школ из университетов, где они еще сохранились хоть немного, ассоциаций, бизнеса решать именно вопросы практической ветеринарной медицины. Могли бы сразу молодых специалистов, выпускников вовлекать в этот процесс.

В.Путин: Ветеринарный контроль отдан в регионы, да?

А.Дворкович: Сейчас да, но мы дали указание в Краснодаре на форуме подготовить предложения о консолидации на федеральном уровне.

В.Путин: Это все произошло из-за того, что мы передали ветеринарный контроль на региональный уровень, ну и, соответственно, сразу все это ушло. Начало уходить.

В Краснодаре на форуме коллеги ставили вопрос, чтобы поднять опять на федеральный. Мы это сделаем, и вот эту программу, которую вы предлагаете по ветеринарному контролю и в целом по науке, она будет уместна.

И.Донник: Спасибо. Потому что иначе мы будем бежать за эпидемиями, а не предупреждать их возникновение. Спасибо.

В.Путин: И ваши предложения тоже сформулируйте, потому что это важно для страны в целом, и Крым будет поднимать.

Андрей Александрович, возьмите и мне потом отдельно доложите. Хорошо?

И.Донник: Спасибо.

В.Путин: Пожалуйста.

В.Козлов: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

В своем выступлении Александр Михайлович упомянул представленный Вами, Владимир Владимирович, в Государственную Думу проект федерального закона о поправках в Федеральный закон № 253 о Российской академии наук. Вы, Владимир Владимирович, назначили меня вашим полномочным представителем по проведению, если так можно сказать, этого закона. И поэтому позвольте сказать несколько слов о том, как обстоит дело.

Для нас федеральный закон – чрезвычайно важное дело (это мнение всех, кто высказывался на эту тему, в том числе в Государственной Думе), шаг в правильном направлении как бы в продолжение той реформы по упорядочению отношений, которые сейчас сложились в фундаментальной науке.

Первое чтение прошло, как, наверное, Вам докладывали, в Государственной Думе единогласно. Единогласно поддержали. Все отмечали, что это то, что нужно. Единственное я просил, чтобы при подготовке ко второму чтению депутаты Государственной Думы не слишком старались его поправить, усилить и так далее. Это желание есть всегда, но, честно говоря, надо как в математике говорят, методом последних приближений это делать и не надо форсировать события. Закон и для нас чрезвычайно важен. Конечно, новые полномочия нам даются, причем в таком широком диапазоне, но, конечно, мы все понимаем, на Академию наук возлагается новая ответственность. Как это все реализовать, как это все исполнить, тем более, как говорится, с хорошим качеством?

Я два момента здесь отмечу. На Академию наук возлагается научно-методическое руководство, по сути, всей наукой в Российской Федерации. Это, честно сказать, задача непростая, ведь вопрос здесь к чему сводится? К глубине погружения в эту проблему, чтобы как бы качественно все это исследовать, понять, дать рекомендации, оценки, экспертизу провести.

Конечно, без научно-исследовательских институтов, которые входили раньше в нашу Академию наук, вряд ли это можно сделать, поэтому здесь мы, конечно, должны работать вместе с ФАНО (Федеральным агентством научных организаций) для того, чтобы привлечь корпус экспертов, наших коллег, которые работают, трудятся в наших ведущих научно-исследовательских, академических институтах.

Еще один вопрос – это запись, которая есть еще в 253-м законе, о том, что Российская академия наук может сама проводить научные исследования. Но у нас сейчас, у Академии наук, нет ни одного научного сотрудника. Тем не менее такая норма закона есть, и здесь надо разобраться и потом как-то правильно нам всем сориентироваться.

И знаете, хочу напомнить известное высказывание Антона Павловича Чехова, что если в первом акте на стене висит ружье, то в последнем акте оно должно выстрелить. И если мы такую норму закладываем, значит мы с этим связываем какие-то перспективы, и это надо, конечно, нам всем и в Академии наук хорошо понимать.

Владимир Владимирович! Коллеги!

Анализ ситуации в законодательной сфере показывает, что на этом, наверное, останавливаться нельзя, надо продолжать работу.

Вам Александр Михайлович докладывал о том, что у нас есть проект по тому, чтобы как-то упорядочить и разобраться, все-таки приподнять правовой статус Российской академии наук. Сегодня мы имеем возможность поздравить наших коллег из Курчатовского института с 75-летием. Это выдающееся событие для всех нас, и для Академии наук. Но в 24-м году (этот год Юрий Юрьевич упоминал в связи с возможностями финансирования) – 300-летие, великий юбилей, 300-летие Академии наук, и, конечно, хотелось бы здесь нам Академию наук правильно встроить в систему правовых отношений.

Я, Владимир Владимирович, скажу и, может быть, даже коллеги не знают, что до 1998 года Российская академия наук, собственно, Академия наук, не была юридическим лицом. Она значилась высшим научным учреждением страны, но самостоятельного юридического лица не было. И мы жили нормально. (Смех в зале.) Все проблемы, такое впечатление, начались после того, как мы решили обзавестись вот этим лицом.

Это я к чему говорю? Что вопрос о правовом статусе Российской академии наук как старейшей нашей организации, уникальной нашей организации, он не только труден, но, честно говоря, и очень интересен, в том числе для наших коллег-юристов, которые могли бы заняться всем этим комплексом вопросов.

В.Путин: Спасибо.

По поводу собственной научной деятельности академии. Это было предложение самой академии, поэтому мы просто учли и пошли навстречу. Хотя понятно, что основная работа осуществляется через академические институты, а не в собственно самой академии. Но, пожалуйста, если вы посчитали целесообразным такую опцию иметь в законе, поэтому я не возражал. Можно, конечно, подумать на тему о том, как реализовывать эту норму закона. Это понятно. Ну, а если вы увидите какую-то угрозу в ходе обсуждения закона в Государственной Думе, давайте нам знать напрямую, поскольку Вы мой представитель, и через Александра Михайловича, через Андрея Александровича – пожалуйста. Мы сразу постараемся вместе с вами на это отреагировать.

Коллеги, у нас еще Александр Михайлович и Михаил Валентинович хотели подписать соответствующий документ. Пожалуйста, мы предоставляем вам такую замечательную возможность в день юбилея Курчатовского института подписать документ о сотрудничестве между институтом и Академией наук.

Поздравляем вас.

Россия > . Образование, наука > kremlin.ru, 10 апреля 2018 > № 2563911 Владимир Путин


Сирия. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kremlin.ru, 4 апреля 2018 > № 2557444 Владимир Путин, Реджеп Тайип Эрдоган, Хасан Рухани

Пресс-конференция по итогам встречи президентов России, Турции и Ирана.

По итогам Второй трёхсторонней встречи глав государств – гарантов Астанинского процесса содействия сирийскому урегулированию Владимир Путин, Реджеп Тайип Эрдоган и Хасан Рухани дали совместную пресс-конференцию.

Р.Эрдоган (как переведено): Дорогие друзья! Господин Президент Путин! Господин Президент Рухани! Дорогие члены делегаций! Сердечно приветствую всех присутствующих.

В присутствии всех наших друзей ещё раз приветствую дорогого моего друга господина Путина и уважаемого господина Рухани в нашей стране.

Хочу отметить, что сегодня мы приветствуем здесь наших гостей на саммите, который является именно выражением тех наших усилий в отношении установления безопасности, спокойствия и мира в Сирии.

В прошлом году, в ноябре, господин Путин приветствовал нас в Сочи по разрешению вопроса о Сирии в ходе первого саммита. Сегодня мы осуществили консультации, определили некоторые шаги, которые, мы верим, осветят путь в будущее в нашем регионе.

Турция тщательно выполняет свои обязательства относительно зон деэскалации. Недавно установив восьмой наблюдательный пункт в Идлибе, мы, таким образом, считаю, демонстрировали свою решительность.

Мы ожидаем, что весь мир обратит внимание на один вопрос в отношении Сирии. Считаем, что обеспечение территориальной безопасности и территориальной целостности Сирии зависит именно от того, одинаково ли мы будем относиться ко всем террористическим организациям.

С другой стороны, террористические организации, которые представляют угрозу не только для Сирии, но и в первую очередь Турции и других окружающих стран и региона, необходимо выводить из игры.

Турция в результате военной операции «Щит Евфрата» уничтожила около 3 тысяч террористов и таким образом продемонстрировала, что она больше всех борется против террористической организации ДАИШ.

С другой стороны, Турция также является именно той страной, которая пожертвовала многим в ходе нападений террористической организации ДАИШ.

Военная операция под названием «Оливковая ветвь» имела такое же значение. В результате этой операции, мы боролись против так называемых сил народной самообороны, YPG, которые представляли угрозу территориальной целостности Сирии, мы освободили от террористов около 4 тысяч квадратных километров. Таким образом, мы не только обеспечиваем безопасность этого региона, мы строим инфраструктуру на освобождённых территориях и возвращаем эти территории настоящим жителям, хозяевам Сирии.

Всем известно, что в Турции проживает более 3,5 миллиона сирийских беженцев. После освобождения этих территорий в Джераблусе и в Аль-Бабе вернулись на освобождённые территории 160 тысяч сирийских беженцев.

После того как мы завершим в Африне сапёрские работы по разминированию территорий, мы также построим инфраструктуру и ожидаем, что сотни тысяч сирийцев вернутся на свои территории. Также считаем, что вместе с нашими российскими друзьями и иранскими друзьями мы будем проводить совместную работу, и готовы провести, для того чтобы построить инфраструктуру.

Касательно, в первую очередь, региона Манбидж. Мы ещё раз хотим повторить, что, пока не освободим эти территории от YPG, то есть так называемых сил народной самообороны «Демократического союза», мы продолжим свои операции.

Борьба с YPG, борьба с этими террористическими организациями не препятствует борьбе с ДАИШ, наоборот, является дополнительной частью этой борьбы. Эти террористические организации, как ДАИШ, так и YPG и так называемый «Демократический союз», постоянно дополняют друг друга и препятствуют установлению мира и стабильности в регионе. Необходимо обратить на это внимание.

Сначала образуется такая террористическая организация, как ДАИШ, потом продолжается якобы борьба против этой террористической организации. YPG и так называемый «Демократический союз» начинают будто бы бороться с этой террористической организацией. Но дело в том, что именно те круги открывают дорогу ДАИШ, которые хотят, чтобы там оставался хаос. Там якобы продолжается борьба против ДАИШ, но образуется вторая террористическая организация. Дело в том, что у нас с сирийскими гражданами есть родственные отношения. Поэтому то, что происходит в Сирии, имеет особое значение для нас.

Во время продолжающихся операций в Сирии со стороны Турции мы всячески стараемся минимизировать любые потери гражданских лиц. Если сравнить борьбу и освобождение городов от террористических организаций с другими [операциями], то есть когда другие силы ведут такую борьбу, мы можем заметить, что мы действительно делаем всё, прилагаем все усилия, чтобы минимизировать потери гражданских лиц. На освобождённых территориях после этих операций сирийские жители живут в спокойствии, стабильности и в мире. А на территориях, подконтрольных террористическим организациям, продолжается хаос, кровопролитие, это очевидно. Страны-гаранты, нам необходимо обеспечить территориальную целостность Сирии, остановить кровопролитие. И мы, страны-гаранты, пришли к согласию в этом плане для нового будущего Сирии.

В результате этого кризиса и столкновений проигрывает народ Сирии и страны региона. А кто выигрывает – известно всем.

Впереди нас ждёт очень трудная дорога, но есть и успех, который мы можем видеть. Мы не можем оставить этот регион каким-то нескольким террористическим организациям, ни Сирию, ни данный регион. Мы в качестве стран-гарантов продолжаем свою решительную работу согласно общим нашим принципам. Мы не будем поддаваться провокациям, ловушкам. В этом плане международное сообщество также должно обратить на это внимание.

Я ещё раз призываю международное сообщество, чтобы они приложили свои усилия для обеспечения справедливости и политического разрешения вопросов.

В завершение своей речи я ещё раз хочу поприветствовать наших гостей в нашей стране. Считаю, что наши консультации и принятые меры и шаги пойдут на пользу угнетённому народу Сирии и всему региону.

Ещё раз выражаю благодарность дорогому моему другу Путину и моему дорогому брату Рухани.

Передаю слово господину Президенту Рухани. Пожалуйста.

Х.Рухани (как переведено): Во имя Бога милосердного!

Прежде всего должен поблагодарить господина Эрдогана, уважаемого турецкого Президента, турецкое правительство, а также турецкий народ за то, что приняли у себя, и за то оказанное гостеприимство мне и гостям, гостям из Ирана и из России. Сегодня и вчера вы принимали у себя и русских, и иранцев.

Наш регион в последние годы сталкивается с очень серьёзным кризисом, который называется терроризм. И, к сожалению, это террористы, которых поддерживают некоторые западные страны. Их финансируют определённые страны и вооружают их самым современным оружием. Это те самые террористы, которые могли добывать и продавать сирийскую нефть, разрушили музеи Сирии и, к сожалению, свободно продавали артефакты, которые нашли в этих музеях. И, к большому сожалению, некоторые супердержавы, в том числе и США, хотели использовать террористические группировки ДАИШ и «Фронт ан-Нусра» в этом регионе как инструмент в деле управления этим регионом.

Такие большие народы, как иракский народ и сирийский народ, с помощью дружественных им стран нейтрализовали этот сговор. Сегодня такой силы, как ДАИШ, не существует, но остатки есть, но уже не сила, не большая сила. Сегодня, после нескольких лет, надежды региональных народов в деле борьбы против терроризма больше, чем всегда.

Сегодня, по пути борьбы с терроризмом, 15 месяцев назад в Астане проводились заседания, и на тех заседаниях определили пути разрешения этого кризиса, который закончился прекращением огня и боевых действий и уменьшением напряжённости в четырёх зонах.

В продолжение этих решений Российская Федерация, Иран и Турция сыграли очень важную роль и помимо регулярных консультаций на экспертном уровне и на министерском уровне первый саммит глав государств-гарантов проводили в российском городе Сочи.

Я могу перечислить очень важные результаты этого саммита – это проведение Конгресса национального диалога между сирийскими представителями самых разных группировок, и в том числе представителей государства Сирии и представителей оппозиции Сирии. Это был самый позитивный шаг, который мы должны продвигать и продолжать. С того момента до сих пор произошли другие события, которые имеют очень большое значение. Некоторые из них позитивные, а некоторые, к сожалению, очень плохие. Но я очень рад тому, что сегодня в итоге надежда сирийского народа больше, чем вчера. Они надеются на то, что установится мир в их стране и они смогут вернуться в свои жилые дома, что в скором будущем их дома станут безопасными.

Я очень рад, что сегодня главы трёх государств в Анкаре провели второй саммит глав государств. Мы в течение этих заседаний обсуждали очень полезные вопросы, очень открыто разговаривали друг с другом и говорили о будущей Сирии. Самый радужный момент сегодня: три страны договорились о том, чтобы предоставлять гуманитарную и медицинскую помощь сирийскому народу. Сегодня мы как никогда договорились и готовы помогать сирийскому народу. Я очень надеюсь, что все эти договорённости будут воплощены в жизнь. Я надеюсь, что нам удастся всё-таки помогать сирийскому народу, который сегодня страдает, он нуждается в медикаментах и продуктах питания.

С точки зрения Исламской Республики Иран сирийский вопрос не имеет никакого военного решения, мы должны решить сирийский кризис только политическим путём. Мы все должны помогать, чтобы война закончилась в Сирии, мы должны продолжать мирные процессы, мы должны сделать так, чтобы беженцы смогли вернуться в свои дома. Гуманитарная ситуация сегодня в Сирии ужасная, я могу одним словом так сказать. Мы все должны помогать, чтобы сирийский народ чувствовал хоть маленькую безопасность для возвращения в свои дома.

Я ещё раз подчёркиваю, что территориальную целостность Сирийской Республики, суверенитет Сирийской Арабской Республики и единство этой страны, независимость Сирии как самые главные принципы мы должны уважать, мы все должны уважать эти принципы. Это то, чего хочет сирийский народ. С терроризмом нужно бороться и ликвидировать остатки терроризма в Сирии. То, чем сегодня мы должны заниматься, – это помогать в строительстве будущего Сирии. Ни одна страна не вправе принимать решения для будущего и судьбы Сирии.

Судьба Сирии в руках только сирийского народа. Именно сирийский народ, который в конце концов должен выбрать конституцию, должен голосовать за свою судьбу на демократических президентских выборах. Тройка, сегодняшняя тройка, в которой мы являемся гарантами Астанинского процесса, будет прилагать всяческие усилия. Я думаю, что самый большой праздник для нашего региона – это тот день, когда объявят об окончательном прекращении войны. Это тот день, когда террористы покинут Сирию, когда Сирия откроется своему народу в деле возвращения и деле проведения свободных и демократических выборов, чтобы сирийский народ смог выбрать свою судьбу.

И ещё раз я должен поблагодарить господина Эрдогана за то, что принимал у себя этот саммит, а также господина Владимира Путина, уважаемого российского Президента, за принятие участия в этом саммите и за то, что нам удалось договориться. Я благодарю за договорённости и надеюсь на то, что будем прилагать максимальные усилия в деле помощи сирийскому народу и установлению безопасности и мира в этом регионе. Дай Бог.

Спасибо.

Р.Эрдоган: Выражаю благодарность господину Рухани за его прекрасную речь и передаю слово господину Путину.

В.Путин: Уважаемый господин Президент Эрдоган! Уважаемый господин Президент Рухани! Дамы и господа!

Наши переговоры в трёхстороннем формате прошли в деловой и конструктивной обстановке. Мы обстоятельно рассмотрели основные аспекты ситуации в Сирии, обменялись мнениями по дальнейшим шагам в целях обеспечения долгосрочной нормализации в этой стране, достигли важных договорённостей, которые нашли отражение в принятом по итогам встречи Совместном заявлении.

Отмечу, что в этом документе подчёркнута твёрдая приверженность России, Ирана и Турции содействовать укреплению суверенитета, независимости и территориальной целостности Сирийской Арабской Республики, о чём мои коллеги только что сказали.

Такая принципиальная позиция особенно значима сегодня на фоне нарастающих попыток усугубить межэтнические и межконфессиональные противоречия в сирийском обществе, тем самым раздробить страну на части, сохранив конфликтный потенциал в Ближневосточном регионе на многие годы вперёд.

Мы условились расширять весь комплекс трёхстороннего взаимодействия по Сирии, прежде всего в рамках Астанинского процесса, уже не раз доказавшего свою эффективность.

Именно благодаря тесному сотрудничеству стран-гарантов – России, Ирана и Турции – уровень насилия в Сирии кардинально снижен: разгромлены основные силы ИГИЛ, существенно подорваны боевые возможности других террористических группировок. В свои дома стали возвращаться беженцы и внутренне перемещённые лица, началось восстановление объектов социальной, экономической инфраструктуры.

Приоритетное внимание в рамках Астанинского процесса имеем в виду и впредь уделять задачам политического урегулирования сирийского кризиса, а именно продвижению инклюзивного межсирийского диалога в соответствии с резолюцией 2254 Совета Безопасности Организации Объединённых Наций.

Ключевое значение в этой связи придаём итогам Конгресса сирийского национального диалога, альтернативы которому, подчеркну, на сегодняшний день просто не существует.

Обсудили с иранским и турецким коллегами шаги по скорейшей реализации решений Сочинского форума, прежде всего формированию в Женеве под эгидой Организации Объединённых Наций Конституционного комитета, в рамках которого сирийцам предстоит самостоятельно определить основные параметры государственного устройства обновлённой Сирии.

Важное место в нашей дискуссии заняла гуманитарная проблематика. Была констатирована недопустимость политизации этой темы, необходимость чёткого выполнения резолюции 2401 Совбеза ООН, которая направлена на облегчение страданий мирного населения на всей территории Сирии.

Проинформировал коллег о предпринимаемых Россией усилиях на данном направлении. В частности, в Восточной Гуте проведена беспрецедентная по масштабам операция по спасению тысяч мирных жителей, по выводу из этой зоны боевиков, которые не желают складывать оружие. В зону боевых действий регулярно поставляется гуманитарная помощь, в том числе за счёт пожертвований граждан России. Так, в феврале на средства верующих в Сирию направлено 77 тонн продовольствия и товаров первой необходимости.

Россия, Иран и Турция будут плотнее координировать шаги по решению гуманитарных проблем в Сирии, о чём здесь тоже уже говорили. Конкретным практическим вкладом трёх стран стал запуск 15 марта в Астане рабочей группы по освобождению заложников, передаче тел погибших и поиску пропавших без вести. Сегодня Президент Эрдоган выступил с дополнительными инициативами на этом гуманитарном направлении.

Мы также договорились о консолидации усилий по постконфликтному восстановлению Сирии. Речь прежде всего идёт о сооружении социальных и инфраструктурных объектов. Российские компании уже активно участвуют в этой работе, причём ряд проектов реализуется в районах, где ещё совсем недавно орудовали боевики.

В качестве общей стратегической цели видим окончательный разгром террористов, которые не оставляют попыток дестабилизировать ситуацию «на земле», пытаются сорвать усилия по продвижению мирного процесса.

В ход идут любые средства. Нами получены, например, неопровержимые доказательства подготовки боевиками провокаций с использованием отравляющих веществ. Условились в этой связи наращивать трёхстороннюю координацию по всем аспектам антитеррора, наращивать обмен информацией.

В заключение хотел бы поблагодарить всех моих коллег, Президента Эрдогана и Президента Рухани, за содержательные и результативные переговоры. Уверен, по итогам саммита будут приняты необходимые практические меры, и итоги будут способствовать дальнейшей продуктивной работе в интересах окончательного установления мира и стабильности в Сирии.

Как вы знаете, уважаемые дамы и господа, я и делегация России находимся в Турции второй день. В первый день мы провели двусторонние переговоры в рамках официального визита. Официальный визит был очень успешным. Хочу поблагодарить наших турецких друзей, Президента Эрдогана за организацию работы в течение этих двух дней.

Спасибо большое за внимание.

Р.Эрдоган: Спасибо господину Путину за его речь.

Да, всем известно, что вчера в городе Мерсин мы заложили фундамент атомной электростанции «Аккую». Мы вместе участвовали в церемонии. И себестоимость этого проекта приблизительно достигнет 21 миллиарда долларов. Иншаллах, строительство завершится в 2023 году, к столетнему юбилею нашей республики. И в этом плане в этом проекте начали работу будущие кадры, продолжается учёба в России. Они постепенно будут возвращаться, со временем вернутся на родину и будут работать в этом проекте.

Мы провели трёхсторонний саммит, и мы все желаем, чтобы в скором времени в Сирии восторжествовал мир, спокойствие, чтобы мы увидели новую Сирию в благосостоянии. До настоящего времени вместе с неправительственными организациями мы вложили сюда 30 миллиардов долларов, и эти беженцы живут в лагерях, в контейнерах. И сейчас на север Сирии, в эти регионы, в Джераблус, в Аль-Баб (были освобождены 2 тысячи квадратных километров), на эти территории вернулись 160 тысяч беженцев. Мы построили там социальную инфраструктуру, и эти беженцы вернулись туда.

На данный момент Евросоюз обещал нам определённые финансы, но я вам скажу честно, к сожалению, – я не говорю, что мы не получили, они обещали от 3 миллиардов евро, – эти деньги не были получены. Если эти деньги мы получим или не получим, в любом случае мы продолжим наши инвестиции в этом регионе. Мы считаем, что мы обязаны проводить такую работу.

А сейчас, также в результате военной операции в Африне, в первую очередь солидарность выразили как Россия, так и Иран. Наши соответствующие органы, наши министры, наши главы генштабов, также главы разведок участвовали в этих работах и прилагали усилия. Я верю, что мы здесь положили инфраструктуру мира. Первое совещание было в Сочи, второе мы провели здесь, в Анкаре, и третье, иншаллах, мы осуществим в Тегеране. Пока что нет точной даты, но, наверное, вместе мы будем готовиться к саммиту в Тегеране.

Сейчас как с иранской стороны, так и с российской и с турецкой стороны, представители СМИ, по два вопроса, пожалуйста.

Вопрос: Много раз говорили о необходимости мирного процесса, политического процесса. Я хотел спросить про экономический процесс. Россия не так давно, в начале года, подписала «дорожную карту» по возведению строительства энергетической инфраструктуры. Я хотел уточнить, есть ли какие-то сейчас шаги и предпринимаются ли они всеми сторонами.

В.Путин: Ещё раз. Погромче, пожалуйста.

Вопрос: Я говорил о том, что в начале года была подписана «дорожная карта» по энергетическим вопросам в Сирии. Я хотел спросить, все ли участники сейчас предпринимают какие-либо шаги в данном вопросе. Спасибо.

В.Путин: Я так и не понял, что Вы спросили, честно говоря. Вы спросили про экономическое восстановление?

Реплика: Да.

В.Путин: Разумеется, это вопрос вопросов. Кроме политического урегулирования нужно, чтобы люди могли жить в нормальных условиях. И без капитальных, крупных вложений, со стороны в том числе, ничего не удастся сделать. Поэтому мы призываем все страны мира активнее принимать участие не на словах, а на деле.

Все говорят о необходимости включиться в гуманитарную помощь для начала, но никто практически ничего не делает, кроме Ирана, Турции и России. Мы видим небольшие поставки по линии Организации Объединённых Наций, но этого совершенно не достаточно. И уж точно совершенно, нужно будет включаться в общую работу по восстановлению экономики Сирии, по восстановлению инфраструктуры.

Мы очень рассчитываем на то, что после завершения политических процессов работа по восстановлению экономики Сирии приобретёт широкий, масштабный характер.

Вопрос: Я немножко не по теме сегодняшней встречи, тем не менее по международной повестке.

Вчера Вы уже отвечали на вопрос по делу Скрипалей. Вчера же Ваши представители, Владимир Владимирович, говорили о том, что теперь Англии придётся извиниться. А каких извинений мы ждём? Просто «извините, мы ошиблись» или какой-то официальной бумаги, восстановления сотрудничества в полном объёме? Спасибо.

В.Путин: Да мы ничего не ждём. Мы ждём, что здравый смысл в конце концов восторжествует и международным отношениям не будет наноситься такой ущерб, который мы наблюдаем в последнее время. Это касается не только этого дела, покушения на Скрипаля. Это касается и всех других аспектов международных отношений. Нужно вставать в рамки здоровых политических процессов, основанных на фундаментальных нормах международного права, и тогда обстановка в мире станет более стабильной и прогнозируемой.

Вопрос (как переведено): Уважаемый господин Президент Эрдоган! Я из Ирана.

Исламская Республика Иран, Россия и Турция в Сочи и Анкаре проводили два раунда саммита, они решают сирийский вопрос политическим путём. Хотел спросить. «Тройка» предлагает помощь в установлении мира, но Запад с корыстной стороны всё время мешает вам. Какие выводы вы сделали из того, что они мешают вам устроить и установить мир в Сирии? Какие вы приняли решения, сделали выводы?

Х.Рухани: То, что до сих пор мы видели, – американцы, израильтяне безуспешно мешали нам. Я могу сказать, что в последние годы они хотели, чтобы правительство в Дамаске пало. Они этого хотели. Они хотели помогать террористам, чтобы террористы управляли этим регионом, и хотели сделать так, чтобы опасность распространялась в интересах США и Израиля до сегодняшнего дня.

Они создали нам много проблем. Не только нам, но и сирийскому народу. Но до сих пор у них не было больших успехов. У Ирана с начала сирийских событий была только одна позиция: нужно бороться с терроризмом и нужно помогать тем правительствам, которые борются с терроризмом. Мы должны поддерживать законные правительства этих регионов. Тем более конфигурация, географическая конфигурация нашего региона не должна меняться, и нужно учитывать мнение каждого народа относительно судьбы своей страны. Сегодня это было как раз то, о чём мы договорились. Противники нашего региона планировали разорить Сирию, но им не удаётся, и мы этого не допустим. Я думаю, что они не смогут распространить терроризм по всему региону. Мы в скором времени будем свидетелями восстановления безопасности в регионе при помощи трёх стран – России, Ирана и Турции, при помощи этой тройки наш регион становится всё более безопасным.

Р.Эрдоган: Да, несомненно, территориальная целостность Сирии имеет большое значение для нас. Есть некоторые круги, которые между собой разделили эту территорию, это недействительно для нас, не проходит. Мы это не воспримем серьёзно. Народ Сирии заплатил за это очень дорого, но вместе с этим терроризм не должен использовать это в качестве орудия против нашей страны, мы никак не можем согласиться этим. Нет другой ещё страны, которую можно сравнить с нашей, у нас есть более 900 километров общей границы с Сирией. Поэтому все эти нападения были совершены против нашей страны. И они не остановились на этом. Было совершено более 100 ракетных ударов.

Но сколько можно терпеть? В конце концов, вы все знаете, мы начали операции против террористов. Сначала был Джераблус, а потом, это общеизвестно, «Оливковая ветвь». Мы осуществили эту операцию, и в настоящее время Джераблус, Аль-Баб, нужно отметить, освобождённая территория составляет 2 тысячи квадратных километров, туда вернулись 160 тысяч беженцев. Инфраструктуру мы там восстановили. Те, кто жил в лагерях, вернулись на свои родные территории. Схожая ситуация будет и с Африном. Те беженцы, афринцы, жители самого Африна, которые живут в качестве беженцев в нашей стране, иншаллах, они вернутся после восстановления инфраструктуры.

Но хочу, чтобы все знали ещё одну вещь. Мы осуществляем восстановительный процесс, все три страны-гаранта, процесс был начат, как вы знаете, в Сочи. Мы все вместе – Турция, Иран и Россия – будем продвигаться уверенными шагами. Мы никогда не говорили, что Астанинский процесс является альтернативой Женевскому процессу. Нет. Это было дополнительным элементом.

Если кто-то говорит, что Астанинский процесс реализуется в качестве альтернативы, – нет. Для нас имеет значение то, чтобы мы имели результат. Мы осуществим шаги, потому что мы обязаны, мы знаем, что есть ответственность, мы должны получить результат, потому что нужно предотвратить гибель людей.

Мы все знаем, мы были очевидцами, свидетелями того, что в Восточной Гуте гибнут дети, как безжалостно и беспощадно погибают там дети. Мы не можем это терпеть. Мы все – родители. Я являюсь Президентом Республики Турция. Невозможно терпеть такие вещи. Я думаю, что нужно быть человеком.

Большое спасибо.

Вопрос (как переведено): Я бы хотел поблагодарить трёх президентов: Ирана, России и Турции.

До проведения этого саммита некоторые американцы заявили о том, что американцы будут покидать Сирию в скором времени. Действительно, решение американцев может бросать тень на сирийские события и региональные события. Как вы смотрите на эти события? Будем очень рады услышать ваше мнение о том, как вы будете реагировать на подобные решения. Спасибо.

Х.Рухани: Американцы сегодня говорят одно, завтра говорят другое, сегодняшняя американская администрация. Человек не может рассчитывать ни на решения, ни на слова, заявления. Каждый день новое лицо, каждый день новые слова. Сначала говорили, что мы будем уходить из Сирии, а затем говорили, что им хотелось бы больше денег, и они требуют от других стран, чтобы им давали денег, чтобы остались дальше. Мы так понимаем, что они хотят «доить» некоторые страны, чтобы дальше остаться в этой стране. Это то, как выглядит вопрос снаружи.

Р.Эрдоган: Мой дорогой брат Рухани не говорит о сумме денег – 7 триллионов долларов. Представляете? В этот регион нужно вернуть эти деньги. Если эти деньги будут собраны, это облегчит процесс, несомненно.

Переходим к турецкой прессе. Пожалуйста.

Вопрос (как переведено): Вопрос господину Рухани. Уже долгое время Турция принимает у себя беженцев, с другой стороны, Евросоюз дал свои обещания, но не сдержал. Как Вы оцениваете то, что Евросоюз не выполняет свои обещания?

Господин Президент Эрдоган, господин Путин только что сказал, что есть какие-то новые предложения со стороны Турции. Какие это предложения?

В.Путин: Что касается выполнения или невыполнения кем-то из участников международной жизни своих обещаний, то вы лучше их спрашивайте. Мы всё, что обещаем, стараемся исполнять, а если не исполняем, объясняем, почему у нас что-то не получается и когда мы выполним в конечном итоге то, о чём договорились.

Турция действительно несёт очень большую нагрузку в связи с наплывом беженцев из Сирии. Но надо сказать, что это, конечно, уникальная ситуация. Есть и проблема, скажем, с беженцами из Палестины, многие страны тоже несут очень серьёзную нагрузку, Россия несёт серьёзную нагрузку в связи с беженцами, скажем, с Украины. Нужно лишь решать конфликты, тогда не будет беженцев.

Для решения этих вопросов мы и собрались сегодня в трёхстороннем формате, чтобы решить сирийскую проблему. Надеюсь, что в конечном итоге наша работа достигнет положительного результата.

Что касается предложений Президента Эрдогана, то они заключаются в том, чтобы усилить работу по гуманитарному направлению, в том числе объединить усилия в помощи тем людям, которые нуждаются в этой помощи и в зонах деэскалации, и в целом по стране использовать наши медицинские службы, военных медиков, там, где мы совместно уже работаем. Мы должны будем всё это рассмотреть в практическом ключе. Мне представляется, что это предложение очень своевременное, правильное, это поддерживает также и Президент Ирана господин Рухани. Мы проработаем и, точно совершенно, в этом направлении будем действовать.

Х.Рухани: Поддерживать беженцев и переселенцев из Сирии сегодня, я могу так сказать, – это самая важная обязанность, и не только для нас, мусульман, как исламская религиозная обязанность.

Я хочу поблагодарить все страны, которые принимали у себя беженцев и сирийских переселенцев, особенно турецкий народ и турецкое правительство, которые переживают действительно сложные времена в связи с беженцами. Да, действительно, мы в Иране прекрасно понимаем, как сложно принимать у себя беженцев. Почти 39 лет больше трёх миллионов афганских беженцев принимаем у себя, они живут у нас, в нашей стране, и прекрасно понимаем ситуацию с беженцами. В сегодняшнем году более 400 тысяч афганских детей учатся в иранских школах бесплатно, больше 20 тысяч афганских студентов в наших вузах учатся. Так что мы прекрасно понимаем, что это сложные времена, особенно времена ирако-кувейтской войны. В то время также принимали у себя иракских и кувейтских беженцев. Мы прекрасно понимаем, что такое принять у себя беженцев. Европейские страны должны помогать. Если они дали какие-то обещания, должны выполнять и держать своё слово.

Р.Эрдоган: Касательно тех предложений, которые были как со стороны господина Путина, так и господина Рухани. Я тоже могу дополнить.

Мы можем оказать помощь, как наши вооружённые силы, так и российские Вооружённые Силы могут, после постройки мобильной больницы мы можем оказать помощь раненым, которые поступают из Восточной Гуты. С другой стороны, можем оказать продовольственную помощь. Может быть, даже в этом регионе уже производится хлеб, мучные изделия для беженцев, и эту возможность мы предоставляем.

Но, с другой стороны, я хочу сделать акцент ещё на одной вещи, которую я предложил как господину Путину, так и господину Рухани. У меня есть такое предложение, раньше я для международного сообщества с таким предложением выступил.

Речь идёт о строительстве жилых помещений в безопасной зоне, как на севере Сирии, так и с нашей стороны. То есть мы можем обеспечить строительство, в результате чего беженцы могут покинуть лагеря и жить в нормальных, человеческих условиях в этих безопасных зонах, улучшить их жизненные условия в этих жилых помещениях на участке земли площадью 500 квадратных километров, придерживаясь местной архитектуры, мы можем предоставить такую возможность. Предприняв такой шаг, мы сможем восстановить нормальный, человеческий образ жизни для этих беженцев. Есть некоторые обещания некоторых стран в этом вопросе. Но дело в том, что этот шаг ещё не осуществили. Если нам удастся вместе предпринять и осуществить данный шаг, он будет хорошим и серьёзным, придаст импульс народу Сирии, и мы сможем оказать такую пользу народу Сирии.

Вопрос (как переведено): Каждый раз, господин Президент, Вы выражаете свою решительность, и здесь мы должны ожидать новые операции против террористических организаций. И в ходе саммита Вам удалось проконсультироваться относительно этих операций с господином Рухани, господином Путиным?

Р.Эрдоган: Дорогие друзья! Борьба с террористами, борьба с террористической организацией не придерживается каких-либо планов или графиков. Там, где мы видим террористов, мы должны их уничтожать. Если уничтожаются террористы, обеспечивается стабильность и спокойствие, то есть мы не должны там ждать какого-либо графика или плана. Но если есть терроризм, террористы, тогда в обязанности государства входит именно то, что государство должно вести борьбу против этой деятельности. Турция как внутри страны, так и за рубежом, за границей продолжает свою борьбу. Да, у государства есть такая борьба. И пока терроризм не завершится, эта борьба будет продолжаться.

Спасибо за внимание.

Сирия. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kremlin.ru, 4 апреля 2018 > № 2557444 Владимир Путин, Реджеп Тайип Эрдоган, Хасан Рухани


Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 3 апреля 2018 > № 2555744 Владимир Путин, Реджеп Тайип Эрдоган

Совместная пресс-конференция Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана.

По завершении первого дня рабочего визита главы Российского государства в Турецкую Республику состоялась пресс-конференция лидеров двух стран. Президенты России и Турции сделали заявления для прессы и ответили на вопросы журналистов.

Р.Т.Эрдоган (как переведено): Дорогой друг господин Путин! Дорогие члены делегации! Уважаемая пресса!

Приветствую всех вас от всей души.

В первую очередь хочу ещё раз выразить удовлетворение тем, что мы приветствуем здесь, в нашей стране, господина Путина и сопровождающую его делегацию.

В Вашем присутствии ещё раз хочу поздравить господина Путина, моего друга, с победой на президентских выборах.

Первый зарубежный визит господина Путина после президентских выборов в нашу страну приобретает особое значение. Данный визит господина Путина прекрасно демонстрирует именно тот уровень, которого достигли отношения между Турцией и Российской Федерацией.

Хочу выразить соболезнования всему российскому народу в связи с трагедией, которая произошла в Кемерове. Особенно увеличивает горе то, что большинство погибших в ходе данной трагедии, в ходе пожара являются детьми.

Только что мы завершили седьмое совещание Совета сотрудничества на высшем уровне. В рамках совещания данного Совета, в ходе встречи в формате тет–а–тет, а также межделегационных встреч нам удалось «сверить часы». В ходе нашей встречи в формате «один на один» члены нашего Совета провели соответствующие встречи.

Необходимо отметить, что политический диалог положительно влияет на экономическую сферу. Как торговые отношения, так и экономические отношения, так и культурные отношения в таком масштабе продолжались с нашей встречи.

По сравнению с прошлым годом торговый оборот, по нашим расчётам, увеличился на 31 процент и превысил 22 миллиарда долларов. Несомненно, наши задачи более высокие. Наша поставленная задача – достичь торгового оборота между нашими странами в 100 миллиардов долларов.

С другой стороны, переговоры по услугам, а также по инвестиционным договорённостям необходимо скорее завершить, что может привести к приближению данной отметки, а именно к стомиллиардной отметке, между нашими странами.

Вы уже знаете, что сегодня мы заложили фундамент атомной электростанции «Аккую». Первый этап данного проекта «Аккую» мы желаем, чтобы завершился в 2023 году. Надеюсь, что этот процесс ещё более ускорится, и можно будет ещё раньше завершить этот процесс.

На данный момент намечается около 20 миллиардов долларов, которые будут вложены в этот проект, может быть, и превысят эту сумму. Несомненно, наряду с этим Турции в будущем благодаря осуществлению этого проекта удастся обеспечить 10 процентов всей энергетической потребности.

Вторая нитка «Турецкого потока» – эти работы продолжаются.

С другой стороны, наши гуманитарные отношения, наши социальные отношения. В этом плане в 2019 году как в России, так и в Турции будут осуществлены мероприятия, то есть взаимные годы культуры и туризма в обеих странах будут проведены. Общественный форум, культурный центр имени Юнуса Эмре, который был открыт в Москве, а также российский культурный центр в Анкаре, считаю, внесут особый серьёзный вклад для этого процесса.

В 2017 году число российских граждан, которые посетили нашу страну, достигло 4 миллионов 700 тысяч человек. Таким образом, россияне разместились на первом месте по посещаемости нашей страны среди туристов. Считаю, что в будущем году это число туристов достигнет шести миллионов. Мы желаем скорее возобновить либерализацию визового режима.

Дорогие друзья!

Наряду с двусторонними отношениями в первую очередь сирийский вопрос, а также другие региональные вопросы были в контексте наших переговоров. Как вы знаете, в результате Астанинского процесса нам удалось учредить зону деэскалации. Завтра с нашим иранским коллегой мы проведём трёхсторонний саммит и обменяемся опытом.

Считаю, что в ходе этого саммита мы отдельно сможем обсудить сирийский и другие вопросы. Мы будем обсуждать вопросы, направленные на решение сирийского конфликта. Пользуясь случаем, также хочу отметить, что с дорогим моим другом мы проконсультировались относительно военной операции «Оливковая ветвь».

Мне удалось лично передать Путину и проинформировать про операцию в Африне. Эта операция была направлена на обеспечение безопасности нашей страны, а также территориальной целостности и национального единства Сирии. Мы и впредь будем продолжать сотрудничать вместе с Россией для установления стабильности, спокойствия и безопасности в этом регионе.

Это касается и сирийского вопроса. Мы с нашими российскими друзьями продолжаем сотрудничать и обмениваться нашими озабоченностями.

Дорогие представители прессы!

За последние 15 лет добрососедские отношения, общие интересы и взаимное уважение демонстрировали большое развитие в российско-турецких отношениях.

Несомненно, этим воспользовались не только граждане нашей страны и весь регион, мы были проэкзаменованы в этом процессе. Некоторые круги, несомненно, хотели отравить наши, турецко-российские отношения. Слава Аллаху, нам удалось успешно сдать этот экзамен. Все эти провокационные действия оказались впустую и зря, и наши отношения укреплялись и закалялись как сталь.

В ходе сегодняшнего совещания Совета сотрудничества на высшем уровне, считаю, нам удалось укрепить наши отношения.

Хочу ещё раз приветствовать господина друга Путина и сопровождающую его делегацию в нашей стране и желаю, чтобы эти наши встречи пошли на пользу нашим странам и народам наших стран.

Большое спасибо.

В.Путин: Уважаемый господин Президент! Дамы и господа!

Прежде всего хочу отметить, что программа сегодняшнего визита была весьма насыщенной и содержательной. Мы с господином Президентом на встрече в узком составе обсудили ключевые темы двусторонних отношений и ряд актуальных международных и региональных вопросов.

Затем на заседании Совета сотрудничества высшего уровня с участием ключевых министров и руководителей крупнейших компаний обстоятельно рассмотрели весь комплекс вопросов сотрудничества в политике, в области безопасности, в экономике, в культурно-гуманитарной сфере. Наметили конкретные ориентиры для дальнейшей совместной работы.

По итогам переговоров подписан пакет межведомственных соглашений и коммерческих документов. Также поручено профильным министерствам проработать ряд новых договорённостей.

Отмечу, что взаимодействие между Россией и Турцией поступательно развивается. Интенсивный характер носит политический диалог – только в прошлом году мы с Президентом Эрдоганом провели восемь полномасштабных встреч.

В тесном контакте находятся внешнеполитические и военные ведомства, в том числе в рамках Совместной группы стратегического планирования. Укрепляются связи между отраслевыми министерствами, а также по парламентской линии. Ведут плодотворное обсуждение совместных инициатив и наши деловые круги.

Добавлю, что сегодня самое пристальное внимание мы уделили именно торгово-экономическому, инвестиционному сотрудничеству. Важную координирующую роль в укреплении экономических связей играет смешанная межправительственная российско-турецкая комиссия.

Хочу с удовлетворением отметить, что в 2017 году российско-турецкий товарооборот вырос. Господин Президент назвал одни цифры, по нашим данным, это даже чуть больше – вырос на 40,5 процента и составил 22,1 миллиарда долларов.

Россия стала третьим по объёму экспортным рынком для турецкой продукции после Германии и КНР. А Турция, в свою очередь, поднялась на 7–е место в ряду основных внешнеэкономических партнёров нашей страны.

Имеется в виду и далее наращивать взаимные капиталовложения. Этому будет способствовать создание совместной инвестиционной платформы с участием Российского фонда прямых инвестиций и Турецкого суверенного фонда.

На уровень стратегического партнёрства вышло взаимное сотрудничество в области атомной энергетики. Сегодня мы вместе с господином Эрдоганом, как вы все видели, дали старт строительству реакторного блока первой в Турции АЭС «Аккую». Наша общая задача – обеспечить его запуск к 2023 году, к 100–летнему юбилею Турецкой Республики.

По графику идут работы по сооружению газопровода «Турецкий поток», ведётся прокладка двух веток его морского участка. Вскоре начнётся подготовка к реализации сухопутной части проекта. Это позволит насытить рынок газа как в Турции, так и в ряде других государств Юго–Восточной Европы, если, конечно, они этого захотят, а также в целом повысить энергобезопасность региона.

Хорошие перспективы для углубления кооперации видим в металлургической промышленности, автомобилестроении, производстве сельхозпродукции, сельхозтехники, в финансовой и инновационной областях, в сфере высоких технологий и научных исследований.

Конечно, обсудили состояние сотрудничества России и Турции в военно-технической сфере. В частности, ход реализации контракта на поставку в Турцию зенитно-ракетных систем С–400 «Триумф». Приняли решение ускорить срок поставки этих высокоэффективных российских оборонительных комплексов. Речь также шла и о других перспективных проектах в области ВТС.

Приоритетное значение придаём развитию культурно-гуманитарных контактов и связей по линии гражданского общества.

Весьма динамично развивается и растёт поток туристов из России в Турцию. Уже было сказано, что в прошлом году – это почти пять миллионов человек, 4,7 миллиона. Мы говорили, что в следующем году это может быть где–то в районе шести миллионов человек.

В этой связи мы обсуждаем вопросы либерализации визового режима, договариваемся по поводу того, по каким документам можно будет осуществлять безвизовые поездки. Заслушали сегодня соответствующие предложения руководителей профильных ведомств.

С учётом итогов состоявшегося в Сочи Конгресса сирийского национального диалога и недавних трёхсторонних контактов в Астанинском формате рассмотрели возможность совместных шагов по содействию урегулированию кризиса в Сирии, по укреплению режима прекращения боевых действий и созданию условий для межсирийского переговорного процесса. Господин Президент уже об этом сказал. Завтра дополнительно будем обсуждать эти вопросы на трёхсторонней встрече с участием Президента Ирана господина Рухани.

Мы провели обстоятельный обмен мнениями и по другим актуальным региональным и международным вопросам.

В завершение хочу поблагодарить нашего друга Президента Турции господина Эрдогана за содержательные переговоры и гостеприимство, которое было оказано нашей делегации.

Отмечу, что дальнейшее развитие российско-турецкого взаимодействия в полной мере отвечает интересам двух стран, идёт в русле обеспечения мира и стабильности как в нашем регионе, так и за его пределами.

Благодарю за внимание.

Вопрос: Вопрос к обоим лидерам. Основными драйверами развития двусторонних отношений вы сегодня назвали крупнейшие проекты: АЭС «Аккую», «Турецкий поток», крупные поставки С–400. Но на фоне общей негативной и даже конфронтационной повестки дня в отношениях России и ряда стран видите ли вы какие–либо факторы, которые могут негативно повлиять или даже сорвать реализацию этих планов?

В.Путин: Вы сказали о каких–то негативных, даже провокационных факторах в международных делах. У нас таких факторов с Турцией нет. У нас, наоборот, очень конструктивно развиваются двусторонние отношения. Это находит своё отражение в результатах торгово-экономической деятельности, это находит отражение в темпах реализации крупных проектов. Я только что об этом сказал.

Это касается и «Турецкого потока», и атомной энергетики. Что касается, допустим, наших поставок газа на турецкий рынок и крупного проекта «Турецкий поток», мы ведём уже много лет переговоры с нашими европейскими партнёрами по созданию второй очереди «Северного потока–2».

Надеюсь, это тоже завершится позитивным результатом, но, пока мы ведём переговоры на эту тему, с Турцией мы уже скоро закончим аналогичный проект такого же масштаба. Дело идёт уже практически к завершению.

В этом смысле так же, как и по другим направлениям, Турция для нас является приоритетным и очень надёжным партнёром. Это касается и соблюдения наших договорённостей по целому ряду крупных региональных проблем, с которыми мы сталкиваемся и в разрешении которых мы заинтересованы. Не вижу сегодня никаких проблем, которые бы мешали дальнейшему развитию отношений с Турецкой Республикой.

Р.Т.Эрдоган (как переведено): В первую очередь хочу дорогому нашему товарищу сказать, что относительно ракет С–400, связанного с этим вопроса, это решение было принято самостоятельно именно Турцией. В этом вопросе наши дорогие друзья, Российская Федерация, положительно ответили на наше требование, и всё это привело к тому, что мы достигли соглашения между двумя странами относительно поставок С–400, и это дело завершено.

Сейчас продолжается процесс по производству этих ракет. Ещё нужно сказать, что российская сторона сократила срок поставки этих ракет в нашу страну.

Относительно другого вопроса, про АЭС «Аккую», могу даже сказать, что этот вопрос с опозданием осуществляется, потому что в результате эксплуатации этой АЭС нам удастся обеспечить 10 процентов электроэнергии, в результате осуществления этого проекта российская сторона осуществила тот шаг, который облегчил этот процесс.

Тем более я хочу сказать, что этот шаг также приводит к тому, что будут расти наши кадры. Всё это говорит о том, что это сотрудничество осуществилось, мы в этом плане удовлетворены. Сегодня была церемония по закладке фундамента. На международном уровне это приведёт к новому имиджу нашей страны.

Вопрос: У меня вопрос к российскому Президенту: обсуждалось ли на сегодняшней встрече с господином Эрдоганом так называемое дело Скрипаля и позиция, которую Великобритания заняла по этому вопросу? И в каком ключе велось обсуждение? И какова Ваша оценка этой ситуации с учётом последней поступающей из Великобритании информации?

В.Путин: Мы вскользь затронули эту тему. Господин Президент поставил вопросы на этот счёт, я изложил нашу позицию. Как вы знаете, я сам об этом инциденте узнал из средств массовой информации, уже неоднократно об этом говорил.

Хочу только добавить, что, по данным международных экспертов, примерно в двадцати странах мира могут производиться подобные нервно-паралитические вещества, в двадцати странах мира.

Скотланд–Ярд, как известно, официально заявил, что ему нужно не менее двух месяцев для полноценного расследования. Наконец, только что, как мне доложили, генеральный директор лаборатории в Портон-Дауне – это в восьми километрах от того места, где произошел инцидент, – сообщил в интервью «Скай–ньюс», что сотрудникам его лаборатории не удалось установить страну происхождения этого нервно-паралитического вещества. Они не могут идентифицировать страну происхождения, в том числе не могут сказать, что это вещество было произведено в Российской Федерации.

В этой связи, во–первых, вызывает удивление та скорость, с которой была раскручена антироссийская кампания, и хочу вас проинформировать, хотя мы уже говорили об этом: завтра мы созываем сессию исполкома Международной организации по запрещению химического оружия, для того чтобы разобрать эту ситуацию самым подробным образом.

Как минимум, мы поставили 20 вопросов для обсуждения, и надеюсь, что в ходе этой дискуссии будет поставлена окончательная точка в том, что произошло. Разумеется, мы заинтересованы в полноценном расследовании, хотим, чтобы нас допустили к этому расследованию, и рассчитываем на получение соответствующих материалов, поскольку речь идёт о гражданах Российской Федерации. Как вы знаете, Следственный комитет Российской Федерации возбудил уголовное дело, оно, конечно, будет расследоваться.

Вопрос (как переведено): Первый вопрос господину Путину. Общеизвестно, что Турция провела операцию «Оливковая ветвь» и была в тесной координации с Россией. Как позиционирует Россия такие организации, как так называемый Демократический союз, в будущем в Сирии? И вопрос к господину Эрдогану: что Вы ожидаете от России в этом плане?

В.Путин: В борьбе с терроризмом мы ставим вопрос именно таким образом. Мы сотрудничаем с Сирией и некоторыми другими странами, заинтересованными в разрешении сирийского конфликта. Прежде всего для обеспечения территориальной целостности Сирии, обеспечения её суверенитета и уничтожения ростков терроризма на ее территории. В этом направлении мы сотрудничали и намерены дальше сотрудничать с Турцией.

Что касается будущего устройства, будущего и текущего политического диалога, то исходим из того, что курдский народ является частью многонационального народа Сирии и имеет право принимать участие во всех политических процессах, найти своё место в будущей Сирии. Но, разумеется, исходим из того, что любые процессы в этом плане должны проходить при максимальной координации всех заинтересованных сторон.

Если этого не будет, то не будет и конечного результата. А кто должен принимать участие в этом переговорном политическом процессе, какое место каждый народ должен занять в будущем Сирии, это должен определить сам сирийский народ.

Вопрос (как переведено): Господин Путин, Вы сказали, что было принято решение о переносе поставки С–400 на более ранний срок. Каково Ваше мнение относительно совместного производства С–400? Господина Эрдогана хочу спросить о том, были ли затронуты на переговорах другие вопросы, кроме С–400, по военному сотрудничеству.

В.Путин: Я уже как–то сказал по поводу того, что мы обсуждали разные вопросы, в том числе вопросы расширения нашего сотрудничества в области военно-технического взаимодействия. Что касается ускоренной по срокам поставки С–400, то это мы сделали по просьбе наших турецких партнёров и друзей. Мы ускорили производство и договорились по ценам, что чрезвычайно важно.

Вопрос по поводу совместного производства. Передача технологий для нас находится не в сфере доверия либо какого–то политического взаимодействия. Это исключительно коммерческие вопросы, которые решаются на уровне хозяйствующих субъектов. Каких бы то ни было военно-политических соображений на этот счёт для нас не существует, ограничений нет.

Р.Т.Эрдоган (как переведено): Дорогие друзья, как сказал господин Путин, относительно вопроса по С–400 у нас есть соглашение в этом плане. В компании будут работать над этим производством, над ценой, и мы пришли к согласию, кстати. И никаких проблем относительно сокращения срока поставок. Там тоже есть согласие.

В этом плане, когда предпринимаются такие шаги, есть другие проекты относительно оборонной промышленности, такие варианты возможны. Российские компании, считаю, также открыты в этом плане. Соответствующие органы, оборонная промышленность, будут проводить и проводят соответствующие встречи. В этом плане мы, конечно, следим за развитием событий.

Большое спасибо.

Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 3 апреля 2018 > № 2555744 Владимир Путин, Реджеп Тайип Эрдоган


Россия. Евросоюз. США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 18 марта 2018 > № 2532829 Владимир Путин

Ответы на вопросы журналистов.

После завершения выборов Президента на территории Российской Федерации Владимир Путин ответил на вопросы российских и иностранных журналистов.

В.Путин: Добрый вечер!

Вопрос: Здравствуйте! Скажите, какая у Вас сегодня главная эмоция? Как настроение, какие планы на завтра?

В.Путин: Главная эмоция – благодарность избирателям за тот выбор, который они сделали, за доверие, которое они оказали. За оценку работы последних лет и за надежду, которую они явно продемонстрировали, за их надежду и расчет на то, что мы будем работать, вся моя большая, расширенная команда и я, ваш покорный слуга, так же напряженно, но с большим результатом, чем до сих пор. У нас есть все шансы добиться конкретных, больших результатов.

Вопрос: Пристально следим за выборами в России. В самый разгар предвыборной гонки случилась история со Скрипалем. Как Вы видите развитие отношений России и Европы в дальнейшем: это партнер или возможный главный оппонент?

В.Путин: Что касается той трагедии, о которой Вы сказали, я узнал о ней из средств массовой информации. И первое, что приходит в голову, что если бы это было боевое отравляющее вещество, люди, конечно, погибли бы на месте. Это очевидный факт, это просто надо понимать. Это первое.

Второе. У России просто нет таких средств. Мы все наше химическое оружие уничтожили под контролем международных наблюдателей, причем сделали это первыми в отличие от некоторых наших партнеров, которые обещали это сделать, но своих обязательств до сих пор, к сожалению, не сдержали.

Поэтому мы готовы к сотрудничеству, мы сразу об этом сказали, готовы принять участие в необходимых расследованиях, но для этого нужно, чтобы была заинтересованность и с обратной стороны. Мы пока этого не видим, но мы не снимаем с повестки дня возможность совместной работы.

Что касается ситуации в целом, думаю, что любой здравомыслящий человек понимает, что это полная чушь, бред, нонсенс: чтобы кто-то в России себе позволил подобные выходки накануне президентских выборов и чемпионата мира по футболу. Просто немыслимо. Тем не менее, несмотря на все эти сложности, мы готовы к совместной работе, готовы к обсуждению любых вопросов и к преодолению любых трудностей.

Вопрос: На выборах была большая явка по стране, но, к сожалению, у наших соседей на Украине были ограничения избирательных прав граждан России. Как Вы это оцениваете? И чем может Россия ответить?

В.Путин: Это – безобразие. Это – нарушение всех общепризнанных международных норм. А Россия отвечать ничем не будет. Для нас Украина и украинский народ – это братский народ. Я всегда об этом говорил. И мы не будем отвечать какими-то ограничениями, а, напротив, мы сделаем все, для того чтобы украинцы чувствовали себя в России, как дома.

Вопрос: Владимир Владимирович, вчера Вы поздравляли председателя Си Цзиньпина. Вы выразили уверенность, что двусторонние отношения будут наполнены новым содержанием. Каким будет это новое содержание?

В.Путин: Председатель Си Цзиньпин ставит перед собой и перед страной масштабные задачи развития Китая. Мы желаем удачи китайскому руководству и китайскому народу в решении этих задач. Есть некоторые вещи такого масштабного характера, например, идея председателя Си Цзиньпина – это Шелковый путь и экономическая составляющая Шелкового пути.

Вы знаете, я сейчас не буду говорить о конкретных направлениях нашего сотрудничества, но мы считаем, что это вполне сопоставимо с нашими проектами по строительству Евразийского экономического союза, строительству евразийского партнерства в широком смысле этого слова. Наши интересы здесь совпадают. У нас в этом смысле очень много конкретной совместной работы. И мы будем это делать.

Китай – наш стратегический партнер. Уровень отношений между Россией и Китаем беспрецедентно высокий. Мы этим очень дорожим. Мы поздравляем Председателя Си Цзиньпина с его переизбранием на новый срок в качестве Председателя КНР и выражаем уверенность, что под его руководством Китай, а с нашей стороны – Россия, безусловно, будут делать все, для того чтобы наращивать российско-китайское взаимодействие.

Вопрос: Когда стоит ждать изменений в Правительстве? До инаугурации или уже после?

В.Путин: Вообще-то все изменения в Правительстве должны осуществляться Президентом, вступившим в свои полномочия на новый срок. Поэтому сейчас я буду думать над тем, что и как нужно сделать. Думаю, что основные изменения, все изменения произойдут после инаугурации.

Вопрос: Уточнение вопроса коллеги: определились ли Вы уже с кандидатурой нового премьер-министра? Может ли это снова быть Дмитрий Медведев?

И второй вопрос: есть ли у Вас планы в течение Вашего нового президентского срока проводить какую-нибудь конституционную реформу, которая могла бы быть связана с перераспределением полномочий между ветвями власти?

В.Путин: Пока я никаких конституционных реформ не планирую.

Что касается Председателя Правительства и Правительства в целом, я уже сказал, конечно, я об этом думаю, предметно начинаю думать с сегодняшнего дня, потому что нужно было дождаться результатов выборов. Но все изменения будут объявлены после инаугурации.

Вопрос: Что Вы думаете по поводу возвращения доктрины Монро США в Латинскую Америку?

В.Путин: Мы знаем о всей предыстории взаимоотношений Соединенных Штатов и Латинской Америки. Это сложные отношения, основанные, как правило, на канонерках и определенном давлении политического, экономического характера. Но мне очень хочется надеяться на то, что у сегодняшней администрации есть возможность и эта возможность будет реализована, построить отношения XXI века на основе равенства, уважения интересов друг друга. Мы заинтересованы в том, чтобы отношения в мире между государствами на любых континентах, на всех континентах развивались позитивно, и из этого складывалась бы международная повестка дня.

Вопрос: Хотелось бы все-таки уточнить. Вы допускаете для себя возможность снова возвращения в президентский срок в 2030 году, если Вы не меняете Конституцию?

В.Путин: Послушайте меня. Мне кажется, то, что Вы говорите, немножко смешно. Давайте посчитаем. Я что, до 100 лет что ли здесь буду сидеть? Нет.

Вопрос: Скажите: планируете ли Вы проводить встречу с другими кандидатами на этот пост?

В.Путин: Да, планирую.

Реплика: И когда?

В.Путин: Планирую. Не знаю, посмотрим. Сейчас Администрация с ними свяжется, мы договоримся, и я их приглашу на встречу.

Реплика: Всех?

В.Путин: Всех.

Вопрос: Владимир Владимирович, в ближайшие шесть лет мы увидим какого-то нового Владимира Путина или прежнего?

В.Путин: Все течет, все меняется. Спасибо большое.

Реплика: В том числе и Вы?

В.Путин: Мы все меняемся.

Россия. Евросоюз. США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 18 марта 2018 > № 2532829 Владимир Путин


Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 18 марта 2018 > № 2532828

Владимир Путин выступил на митинге на Манежной площади в Москве.

Глава государства поблагодарил своих сторонников за поддержку на выборах; со словами благодарности Владимир Путин обратился к собравшимся на митинге-концерте «Россия. Севастополь. Крым» на Манежной площади в Москве.

В.Путин: Дорогие друзья!

Спасибо, что в этот морозный московский вечер вы собрались здесь, в центре столицы. Спасибо большое вам за поддержку.

Хочу обратиться и к тем, кто здесь сегодня собрался – в Москве, и к нашим сторонникам на всей территории нашей огромной страны. Спасибо вам большое за результат.

Реплика: Мы – Ваша команда!

В.Путин: Да! Точно. Вы – наша общая команда, я – член вашей команды, и все, кто сегодня голосовал, – это наша большая общенациональная команда. Я вижу в этом как минимум признание того, что сделано за последние годы в очень сложных условиях.

Вижу в этом доверие и надежду. Надежду наших людей на то, что мы будем работать так же напряженно, так же ответственно и еще более результативно. Спасибо, что у нас такая мощная, многомиллионная команда. Нас ждет успех.

Очень важно сохранить это единство, дорогие мои. Очень важно привлечь на свою сторону тех, кто мог голосовать за других кандидатов. Нам это единство нужно для того, чтобы двигаться вперед. А для того, чтобы двигаться вперед, нам нужно ощущать и чувствовать локоть каждого гражданина страны.

В ходе нашей работы мы не будем руководствоваться какими-то текущими конъюнктурными соображениями. Мы будем думать о будущем нашей великой Родины, о будущем наших детей. И, действуя так, мы безусловно обречены на успех. Спасибо вам большое. Вместе возьмемся за большую, масштабную работу во имя России.

Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 18 марта 2018 > № 2532828


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 16 марта 2018 > № 2532831 Владимир Путин

Обращение Президента к гражданам России.

В.Путин: Уважаемые граждане России! Дорогие друзья!

В ближайшее воскресенье, 18 марта, состоятся выборы Президента России. Как действующий глава государства считаю важным обратиться к вам накануне голосования.

По Конституции нашей страны единственным источником власти является народ. В этих словах, в этой правовой формуле – огромный смысл. Именно от воли народа, от воли каждого гражданина России зависит, по какому пути пойдёт наша страна, зависит будущее России и наших детей.

За кого проголосовать, как реализовать своё право на свободный выбор – это личное решение каждого человека. Но если уклониться от такого решения, тогда этот ключевой, определяющий выбор будет сделан без учёта вашего мнения.

Мы в России всегда сами решали свою судьбу, поступали так, как велела нам наша совесть, понимание правды и справедливости, наша любовь к Отечеству. Это в нашем национальном характере, о котором знает весь мир.

Уверен, каждый из нас думает и переживает о судьбе родной страны. И потому обращаюсь к вам с просьбой прийти в воскресенье на избирательные участки. Воспользуйтесь своим правом выбрать будущее для великой, любимой нами России.

16 марта 2018 года

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 16 марта 2018 > № 2532831 Владимир Путин


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > kremlin.ru, 15 марта 2018 > № 2532834 Владимир Путин

Форум «Россия – страна возможностей».

Владимир Путин встретился с победителями и финалистами проектов форума «Россия – страна возможностей» и выступил на итоговом мероприятии.

Форум проходит на ВДНХ с 13 по 16 марта. В нём принимают участие более 6 тысяч человек из 85 регионов России. На 35 различных площадках участники обсуждают поддержку проектов, входящих в открытую платформу «Россия – страна возможностей». Основная задача платформы – создание системы прозрачных социальных лифтов, самореализация талантливой молодёжи и профессионалов в различных сферах деятельности, поддержка благотворительности и консолидация лучших общественных инициатив.

* * *

Беседа с победителями и финалистами проектов форума «Россия – страна возможностей»

В.Путин: Уже можно начинать поздравлять – Вы все победители, – что я и делаю с удовольствием. Знаю, что вы прошли селекцию, отбор и показали лучшие результаты в своих номинациях, в том, что вам понравилось, в том, чем вы решили заниматься и занимаетесь уже вполне профессионально. Хочу вам пожелать дальнейших успехов.

У Вас микрофон, вы, видимо, хотите нам задать тон.

П.Сорокин: Владимир Владимирович, позвольте от лица всех поприветствовать Вас. В первую очередь скажу спасибо, что поддержали проект, поддержали платформу. Думаю, такой возможности у нас без Вашей поддержки не было бы.

Я месяц назад был у Вас как один из победителей «Лидеров России» с моими коллегами и, если честно, не думал, что жизнь после этого так сильно изменится.

В.Путин: И я сказал, что Вас пора повышать. И Вас повысили.

П.Сорокин: Чуть-чуть повысился.

В.Путин: Как – чуть-чуть? Ничего себе. Замминистра стал – чуть-чуть? (Смех.) Амбициозные ребята, это хорошо.

П.Сорокин: Нет, я имел в виду, в весе чуть-чуть…

В.Путин: Замминистра Вас назначили?

П.Сорокин: Да, замминистра, спасибо большое за доверие и за возможность себя проявить. И, безусловно, за начальника моего, Александра Валентиновича, который это всё поддержал.

Чуть-чуть про платформу скажу, про последние два дня. Очень интересный опыт. Поскольку я много общался с людьми из других стран и учился. Мир сейчас очень сильно кластеризуется, очень сильно по гильдиям распределяется, очень сильно по специальностям, специализируется.

Я по себе знаю, 12 лет в «нефтянке», общаешься со своим кругом, и появляется зашоренность. Да и конкурс «Лидеры России», сама платформа ломает границы. Я никогда в жизни не познакомился бы с таким количеством людей из других регионов, из совершенно других областей. Здесь присутствует коллега Олег Салагай, медик, ещё был Евгений Покушалов, очень много медиков. И, казалось бы, что общего между «нефтянкой» и медициной?

В.Путин: После «нефтянки» лечить надо.

(Смеются.)

П.Сорокин: А так обычно и думаешь, не дай бог с медиком познакомиться, только если не знаешь. А здесь я понимаю, что у них можно очень многому научиться. И точно так же они что-то берут. И вот этот слом границ позволяет по-другому взглянуть на мир: с банкирами, с врачами, со студентами, со школьниками, поскольку мир не только специализируется, он ещё очень конкурентен.

Мы все знаем, что в первую очередь идёт борьба за талант, борьба за мозги. И здесь общаешься со школьниками, с победителями олимпиад – и хорошо, и грустно на самом деле. Хорошо, что видишь много талантливых людей, я сейчас перейду к одному из таких талантов. А с другой стороны, я понимаю, что у большей части из них есть предложение уехать за границу – и гранты, и многие разработки, которые они делали, уже оплачены иностранными компаниями. И поэтому для того, чтобы человек мог здесь, у нас, развиваться, ему надо не только деньги дать, ему надо дать платформу и возможность коммерциализировать, то есть возможность довести этот продукт до компании, до рынка. И, собственно говоря, это, наверное, одна из задач, которая сейчас ставится перед министерством, – создать эту полную цепочку от а до я, чтобы люди могли проявлять таланты, проявлять себя.

И ещё. Мы, когда общались здесь, поскольку очень много талантливых людей в «Лидерах России» было, очень большой запрос на создание некоего клуба «Лидеры России», для того чтобы мы могли обмениваться и опытом, чтобы могли какие-то профессиональные, внутренние темы обсуждать. Я думаю, что это очень хорошая инициатива, чтобы поддержать, чтобы это не стало разовой инициативой, могло накапливаться, чтобы критическая масса накапливалась, тогда пойдёт обмен опытом между поколениями и между людьми.

И, собственно говоря, про таланты. Елизавета рядом со мной сидит, очень талантливая девушка, абсолютный победитель платформы «Я – профессионал» и школьных олимпиад. Сейчас бы хотел как раз слово ей передать.

Е.Литвинцева: Добрый день! Меня зовут Лиза Литвинцева.

В.Путин: Здравствуйте!

Е.Литвинцева: Я студентка Университета нефти и газа. В этом году я оканчиваю, учусь на специальности «разработка нефтяных месторождений». Здесь представляю проект «Я – профессионал». Взяла золотую медаль по направлению «нефтегазовое дело», то есть по своему профилю. Мечтаю стать профессионалом, примером для сотрудников, для своих коллег. В общем, учусь, стараюсь, развиваюсь. Также занимаюсь наукой.

И вот то, о чём говорил Павел. Да, на самом деле последние мои проекты финансировал Китай. Но вот с Павлом мы вчера познакомились, я надеюсь, что после этой встречи ситуация изменится и Павел станет моим наставником не только в научном плане, но ещё и в карьерном.

В.Путин: Это должно быть связано между собой: и научный, и карьерный. А какая тема у вас?

Е.Литвинцева: Повышение энергоэффективности добычи нефти. В общем, эффективно использовать газ, который мы добываем, чтобы нефть у нас добывалась более энергоэффективно.

В.Путин: Закачивать газ в пласты.

Е.Литвинцева: Нет, на самом деле там два насоса, обычно один, и встроенный насос забирает газ, тем самым облегчает лифт, облегчает подъём нефти, работу.

В.Путин: Сейчас вот газ закачивают в пласты, чтобы нефть вытащить.

Е.Литвинцева: Да, а мы закачиваем газ обратно в наш поток, нефть становится легче, мы тратим меньше энергии, чтобы её поднимать на поверхность. И обычно газ у нас уходил в никуда, а теперь мы вовлекаем газ в поток, это очень эффективно, это несложно. Я предложила методику подбора оборудования, это успешно внедрили. Такая судьба.

В.Путин: Да, это интересно. Для нас это тоже очень интересно. Ну и чем меньше таких разработок будет внедряться в других странах, тем лучше. (Смех.) Потому что мы останемся вне конкуренции по добыче и продаже углеводородов.

Е.Литвинцева: Спасибо.

В.Путин: Спасибо Вам.

Д.Азарян: Здравствуйте.

Я тоже победитель олимпиады «Я – профессионал». Меня зовут Азарян Давид, я золотой медалист. Я из города Волгограда, из обычной семьи. Я студент Волгоградского государственного технического университета, обучаюсь по направлению «стандартизация и метрология». Но в дальнейшем хочу обучаться в Санкт-Петербурге и связать свою жизнь с биомехатроникой. Хочу разрабатывать протезы, ортезы, экзоскелеты. Другими словами, людей будущего создавать.

В.Путин: И какой там факультет Вы бы для себя выбрали?

Д.Азарян: Университет ИТМО.

В.Путин: В ИТМО хотели учиться?

Д.Азарян: В ИТМО, да.

И победа подразумевает определённые деньги, которые я бы мог потратить, во-первых, на финансирование своих собственных научных разработок. Так, например, разработка робота для сбивания сосулек с карнизов зданий – это очень актуальная проблема в Волгограде и в Санкт-Петербурге. И на оставшуюся часть я бы мог жить хотя бы первые полгода, пока не найду работу в Санкт-Петербурге.

Всю жизнь я мечтал стать специалистом международного уровня. Хотел выдвинуть промышленность России на принципиально новый уровень. И эта олимпиада – это очередной шаг к достижению этой цели.

В.Путин: Здорово. Успехов Вам!

Но для того, чтобы выдвинуть Россию на передовой уровень в технологиях, важно, конечно, качественно сбивать сосульки, но этого недостаточно, хотя это очень важно для безопасности людей – это правда.

Д.Азарян: У меня очень много проектов, и это решение…

В.Путин: Так Вы хотите ещё учиться в ИТМО?

Д.Азарян: Да, магистратура, аспирантура. Обязательно надо продолжать обучение. И тем не менее я хочу также совмещать обучение с работой.

В.Путин: А где-то Вы подобрали себе примерное место работы? Направление?

Д.Азарян: В Санкт-Петербурге подобрал.

В.Путин: Что? Где? На каких предприятиях? В какой сфере?

Д.Азарян: В сфере машиностроения. Я проходил практику инженером-конструктором на заводе по производству машин фасовочно-упаковочного типа. Они фасуют, упаковывают продукты питания.

В.Путин: Ну, в Питере много таких возможностей, это правда там развито, эта сфера. Ну, те, кто организовывал конкурс, поговорите с ними, я тоже скажу им, чтобы Вам помогли.

Д.Азарян: Хорошо, я буду очень благодарен Вам. Спасибо.

В.Путин: Спасибо.

А.Карелин: Владимир Владимирович, меня зовут Карелин Антон, я родом из Челябинской области. Я стал золотым медалистом в направлении биотехнологий – тоже все профессионалы, хотя основным моим образованием является медицина.

В.Путин: Сейчас только подписал Указ, чтобы в Челябинске – меня просили представители общественности, руководства – провели ШОС очередной, саммит ШОС. Вот только что подписал.

А.Карелин: Объединение моего профессионального образования, медицинского, и победы в этой олимпиаде биотехнологий будет стимулировать мой научный интерес, и Нобелевский комитет по достоинству оценит мои заслуги. Потому что последняя Нобелевская премия в физиологии и медицине России была присуждена в 1908 году. Я думаю, нам пора исправлять это положение, и я хочу попробовать быть одним из тех, кто это сделает.

В.Путин: Неудивительно, если бы она была бы присуждена вчера, когда открытие сделано в 1908-м, а присуждают сейчас. Это так часто происходит. Но то, что нужно добиваться, надо стремиться к тому, чтобы добиваться выдающихся результатов, это точно совершенно.

А где Вы учитесь, ещё раз?

А.Карелин: В Сеченовском университете, на 6-м курсе.

В.Путин: На 6-м?

А.Карелин: Да, первый мед.

В.Путин: Понятно. А дальше?

А.Карелин: Дальше я планирую поступать в аспирантуру, защищать диссертацию как первые шажки к научной деятельности, к научному направлению.

В.Путин: Вы уже выбрали для себя направление?

А.Карелин: Да, биохимия.

В.Путин: Биохимия.

А.Карелин: Биохимия, биотехнологии.

В.Путин: Да, это, конечно, очень перспективно. Сложная очень сфера деятельности.

А.Карелин: Не без этого.

В.Путин: Да, очень сложная, но очень интересная и перспективная, прямо на стыке дисциплин.

Желаю Вам успехов.

А.Карелин: Спасибо.

С.Миндлин: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Миндлин Сергей, я также студент шестого курса Сеченовского университета, мы с Антоном однокурсники. Я золотой медалист олимпиады «Я – профессионал» по направлению лечебное дело. Я решил поучаствовать в этой олимпиаде, так как нам пообещали возможность дальнейшего продолжения профессионального образования в ординатуре, а олимпиада – это объективный, независимый механизм, который позволяет независимо от всяких связей, каких–то внутренних механизмов проявить себя. А я как врач в третьем поколении знаю, что такие теневые механизмы очень часто имеют большое значение.

Также я активно занимаюсь научной деятельностью, и у меня есть проект по разработке системы поддержки принятия врачебных решений в хирургии основания черепа. На форуме мы познакомились с Олегом Олеговичем, я рассказывал ему про свой проект, он меня выслушал, обещал помочь, поддержать. Надеюсь, что в будущем он также станет моим наставником.

В.Путин: А конечный продукт вашего проекта каким должен быть?

С.Миндлин: Это будет система поддержки принятия врачебных решений, достаточно узкая сфера. Смысл в том, что мы хотим дать хирургам инструмент, с помощью которого они смогут выбирать наиболее подходящий материал для пластического закрытия дефекта основания черепа, который образуется после удаления опухолей. Я лаборант-исследователь в лаборатории нейрохирургической анатомии и нейрохирургии, у нас большой клинический опыт, плюс у нас есть отдел биоинформатики, который занимается IT–стороной вопроса. И я выиграл грант на это исследование.

В.Путин: Это связано ещё с новыми материалами, да?

С.Миндлин: Нет, это программный продукт.

В.Путин: Интересно, сложно.

Вообще, всё, что с головой, – всё очень сложно.

С.Миндлин: Да.

В.Путин: Важнее ничего нет.

С.Миндлин: Спасибо.

В.Путин: Удачи Вам!

П.Сорокин: Владимир Владимирович, организаторы нам дали возможность познакомиться с разными платформами, которые на РСВ участвуют. И как Вы в Послании Федеральному Собранию говорили, малый и средний бизнес должен развиваться и занять существенную долю экономики.

Здесь представлен проект «Мой первый бизнес» – для школьников старших классов. 400 тысяч школьников поучаствовало.

В.Путин: 400 тысяч?

П.Сорокин: 400 тысяч школьников, да. Мы как узнали, имели возможность с ними пообщаться. Здесь присутствуют некоторые из победителей. Они получают грант, они получают возможность учиться в РЭУ имени Плеханова. Но самое главное, те, кто уже прошёл конкурс, становятся наставниками у младших.

Дарье хотел дать слово, чтобы детально это всё рассказала.

Д.Борцова: Спасибо.

Осталось только ЕГЭ сдать, чтобы поступить.

Здравствуйте Владимир Владимирович!

Меня зовут Борцова Дарья. Я из города Ейск.

Когда мне было четырнадцать, так получилось, что в семье возникли трудности небольшие, и надо было думать, что же делать дальше. Я устроилась на работу, но в голову пришли две мысли, две идеи.

Первая идея, которая не реализована, но в дальнейшем я планирую её реализовать, – это вокальная студия для детей. А второй проект – это замороженные полуфабрикаты, продажа и производство.

В.Путин: На первый взгляд между собой не связаны два проекта. Но на голодный желудок не запоёшь, это правда.

Д.Борцова: Мне кажется, да. И основная инициатива вообще, почему я занялась этим, – это инициатива отца. Он ушёл с работы, потому что увидел моё рвение. Он стал мне помогать, и я думаю: это так классно!

В.Путин: Он Вам поверил, значит.

Д.Борцова: Да, он в меня поверил, самое главное. Он стал поваром, начал всё изготавливать, и продажи пошли. Сначала это было пять килограммов, потом десять, пятнадцать в день. Но потом это всё застыло на одном уровне.

И буквально за неделю до окончания конкурса «Капитаны» – «Мой первый бизнес» я приняла участие. Я не думала, что это такое. Я ехала, абсолютно не зная, что будет, как это будет. Я выиграла грант на поступление в РЭУ имени Плеханова. И далее познакомилась с наставниками нашими замечательными. Тут присутствует Ксения Горячева. Я взглянула после этого конкурса на свой проект под другим градусом и поняла, что не туда я иду. Направила свои силы в нужный поток, нужное русло, и уже с пятнадцати килограммов мы дошли до ста в день. Но так как проект очень молодой, я думаю реализовать его сначала в городе, потом в районе, и потом уже по России.

В.Путин: Я недавно – может быть, вы обратили внимание, – в преддверии 8 Марта, встречался с женщинами-предпринимателями. Не видели? Ну неважно. Посмотрите где–нибудь, наверняка в записях всё есть. Одна из женщин, молодая женщина, рассказывала о том, как она начинала. Вот так примерно, с домашней кухни. Она делала шоколад. Сейчас у неё уже несколько линий, кредиты, продажи уже в Китай пошли и так далее, представляете? Просто с нуля. Она воспользовалась в том числе различными видами поддержки, которые государство оказывает малому и среднему предпринимательству по разным направлениям. И не с удивлением, но всё–таки было приятно услышать, что это всё работает. Она всем этим воспользовалась: и гранты получала, и дешёвые кредиты смогла взять. Посмотрите обязательно, это очень хороший опыт.

Д.Борцова: Перспективно.

В.Путин: Да. Реально она это сделала. Она сама делала дома, а потом всё больше, больше, и пошло теперь уже производство, уже тоннами производит.

Д.Борцова: Спасибо.

К.Горячева: В отличие от Дарьи, когда я пришла в проект «Мой первый бизнес», у меня не было своего проекта, идеи какой–то, я вообще о предпринимательстве не думала, – меня, кстати, Ксения Горячева зовут. Потому что мои родители: папа доктор, мама педагог, и как–то не принято было говорить…

В.Путин: Готовить не умеют.

К.Горячева: Да. Мой бизнес не связан с приготовлением продуктов. Я занимаюсь детскими образовательными наборами, и проект родился уже в среде. То есть, попав на площадку самого конкурса, уже в его оффлайн-составляющей, познакомилась с ребятами, которые такие же активные, которые хотят что–то создавать, своё дело открывать. Заразилась их энергией, и сейчас уже сама курирую школьников, 60 ребят, которые создают свои проекты, реализуют их и не ждут, что кто–то им придёт и поможет, это снимает обременение с их родителей. То, что Даша сейчас говорила, да, папе решила помочь, когда были трудности в семье. В 14 лет ребёнок об этом задумался. И сейчас у нас в рамках нашего конкурса есть эта система наставничества, которая позволяет из участника вырасти уже в такого человека, который других людей ведёт.

В.Путин: Здорово.

Знаете, это впечатляет, когда происходит такое в хорошем смысле слова заражение своей энергией, своим опытом – очень здорово.

Я хочу Вас с этим поздравить, потому что по тому, как Вы об этом говорите, Вам самой нравится.

К.Горячева: Потому что они самые замечательные.

В.Путин: Вот-вот. Вам нравится.

Вы знаете, вообще это самое главное, когда человек занимается делом, от которого он получает удовлетворение, и только тогда можно ожидать наибольшего эффекта от этой работы. Да и дело ещё такое благородное.

Вам всего самого доброго! Удачи Вам!

П.Гуло: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Я Павел Гуло, мне 19 лет.

Я так же, как и Ксения, участвовал в конкурсе «Мой первый бизнес» чуть ранее, когда была только оффлайн-платформа. И для меня конкурс стал ключевой точкой, где я обрёл предпринимательскую семью в виде «Капитанов России». Мне дали наставников и внедрили в предпринимательскую среду полностью. И теперь я уже студент второго курса «Капитанов России». У меня есть свой бизнес, проект «Вселенная». Мы производим яблочные чипсы, мы Вам там оставили попробовать.

Помимо этого я сейчас так же, как и Ксения, являюсь наставником уже участников конкурса «Мой первый бизнес», который проходил осенью в 2017 году, совсем недавно, 68 человек. Нашей самой главной задачей является передать ребятам те знания, которыми мы сейчас обладаем на фоне наших знаний о бизнесе, так как мы уже кое–что умеем, можем кое–что преподать. Мы находимся в шаге, на вытянутой руке от ребят и можем им какие–то знания передать.

Наверное, об этом поподробнее расскажет Слава.

В.Мачнев: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Слава Мачнев, я из города Оренбурга.

Да, я был участником конкурса «Мой первый бизнес». Действительно, я там нашёл очень много наставников. Вообще, в самом конкурсе я участвовал в направлении DIY, то есть «сделай своими руками». Я представил проект садовой мебели. Где–то с ранних лет папа решил, что нам с сестрёнкой нужна новая мебель в квартиру, и решил сделать всё своими руками. Постепенно он учился и учил меня делать мебель. И вот я представил свой проект, в конкурсе выиграл грант на развитие бизнеса и грант на обучение.

В.Путин: А что за грант? И как происходил сам процесс выигрыша этого гранта?

В.Мачнев: На платформе сначала в онлайн-форме нужно было выполнить задание, описать свой проект, провести его разработку, и в дальнейшем был отбор в отборочные лагеря. Был лагерь «Город 404», в котором я тоже принял участие. Но также параллельно с этим был отбор перспективных проектов, которые будут интересны.

В.Путин: Ну а как Вы воспользовались этим грантом и так далее? Что Вы сделали?

В.Мачнев: Денежный грант у меня был, я его пока не потратил, потому что я решил, что мне нужно готовиться к ЕГЭ, и пока заморозил его до июля. Как только сдам ЕГЭ, сразу начну вкладываться в рекламу.

В.Путин: Что значит «заморозил»? Под подушку положил или в рост куда–то отдал?

В.Мачнев: Нет, пока положил на карточку, для того чтобы в дальнейшем его правильно реализовать, чтобы сейчас в спешке, так скажем, не наделать ошибок, потому что сейчас мне нужно сосредоточиться на экзаменах.

В.Путин: Правильно абсолютно, абсолютно точно. Экзамены сдадите, тогда будет понятно, где наибольший интерес и куда можно двигаться и нужно двигаться. Абсолютно правильно.

К.Горячева: Спасибо тебе, Слава, что ещё немножечко об этом рассказал. Хочу коротенечко добавить.

Когда работаешь с ребятами – Вы тему интересную затронули, – большие истории создаются, когда нас много. То есть когда пробовали поодиночке что–то делать – идти можно быстро, но какой–то маленький бизнес получается, маленький проект, маленькая история. Сейчас уже в рамках «Россия – страна возможностей», этой платформы, понимаешь, что есть огромное количество проектов, с которыми можно взаимодействовать, можно много чего делать. Вот у Павла как раз был проект с яблочными чипсами.

П.Гуло: Мы начинали также всё с домашних условий, постепенно начинали расти. В рамках конкурса я познакомился с Алёной Август.

В.Путин: Яблоки откуда берёшь? Польские покупаешь?

П.Гуло: Нет, пока что мы закупаем на оптовой базе, но будем использовать российские яблоки, потому что там подходит определённый сорт.

В рамках конкурса я познакомился с Алёной Август, которая работает в «X5 Retail Group», крупнейшей сети, мы им понравились, и они нас готовы уже увидеть в крупных ретейл-сетях.

Мы передаём опыт ребятам в бизнесе, в проектах, и нам помогают с этим. Но на первых этапах нам ещё помогал наш проект, с которым мы сотрудничаем, это «Бизнес-навигатор МСП». Но о нём уже подробнее расскажет Анастасия. Наверное, я ей передам микрофон.

А.Филиппова: Добрый вечер!

Меня зовут Анастасия Филиппова, я из города Рязань. Я предприниматель уже шесть лет, у меня ресторанчики быстрого питания.

В.Путин: Одно другому не противоречит – ресторан и быстрое питание? Когда говорим «ресторан», предполагается, что пришёл, подождал заказа минут сорок. Потом ещё что-нибудь.

А.Филиппова: Я сейчас Вам про второй проект расскажу, вот там я Вас удивлю, Вы меня ещё раз спросите, как это между собой сочетается.

Рестораны – и пока открывалась, честно Вам признаюсь, было столько ошибок, я потеряла столько денег, столько времени и столько нервов! Сейчас так грустно об этом вспоминать. И шесть лет назад, когда я начинала, таких площадок не было, и наставников не было, каких–то грантов не было. И я встретила много ребят здесь, на форуме, и проектов много, и много кто хочет именно своё дело. А вот на самом деле у них вопросы те же самые, которые мне сейчас кажутся уже ерундой, а для них это стратегически важно. Потому что есть запал, а если им не помогут, как открыть просто предприятие, как счёт в банке открыть, где найти денежку, где найти помещение – такие вопросы сложны в самом начале. И вот я представляю «Навигатор МСП», и там как раз все эти вопросы собраны воедино. Это очень здорово, что ребята могут тех шишек не набить. Потому что мне столько раз хотелось бросить, странно, что не бросила.

И мой второй проект – совершенно про другое. У меня в Рязани очень много ребят слабовидящих или полностью слепых. Они учатся в Кисловодске на массажистов, возвращаются в Рязань, и их никто не берёт на работу. Мне показалось, что это странно, потому что у людей, которые не видят, лучше тактильное восприятие, то есть они круче, чем зрячие массажисты. И я открыла центр оздоровительного массажа, где работают люди только с ограниченными возможностями по здоровью. И мы первые в России, именно специализирующиеся только на предоставлении работы людям с ограничениями.

В.Путин: И объём работы есть?

А.Филиппова: Конечно, есть. И я, кстати, на площадке узнала про другой проект, называется «Абилимпикс». С Алей познакомилась. Она, например, ювелир. То есть если у тебя есть какое–то ограничение по здоровью, ты можешь быть мегаклёвым в своей профессии. То, что я делаю, это, скорее, исключение из правил. Мне хочется, чтобы это было нормой, чтобы бизнес и инвалидность шли рука об руку. Мы все в плюсе, у нас ситуация «победитель-победитель». Мы зарабатываем деньги. Мы не на грантах и не на дотации. И ребята имеют хорошую зарплату и работу престижную. Это очень важно.

В.Путин: Какая ты молодец!

А.Филиппова: Спасибо большое.

В.Путин: Правда, честное слово. Удачи!

О.Салагай: Владимир Владимирович, добрый день!

Продолжая социальную тематику… Олег Салагай, Минздрав России, заместитель министра.

Мы вместе с моим коллегой и другом Павлом были на конкурсе «Лидеры России».

В.Путин: И стали замминистра.

О.Салагай: Стал. Спасибо большое Вам за доверие.

В министерстве мне поручено заниматься вопросами общественного здоровья. Это факторы риска: алкоголь, табак, физическая активность, рациональное питание. И конечно, это то, что делает примерно 60 процентов вклада в увеличение продолжительности жизни. Это те задачи, которые перед нами сегодня поставлены, – войти в клуб стран «80 плюс». И мы будем над этим работать.

Но, конечно, только регулированием сделать этого невозможно. Поэтому крайне важно гражданское общество, важно лидерство в здравоохранении, внедрение новых управленческих моделей. И было бы, конечно, очень полезно, если бы наш конкурс «Лидеры России» был распространён в том числе на здравоохранение и принял отраслевой характер. Тогда мы могли бы повысить эффективность очень многих зон в нашей отрасли.

Мы здесь, на форуме, познакомились с прекрасными ребятами. Некоторые уже выступили здесь, некоторые ещё будут выступать, которые как раз про лидерство. Они на своём уровне, например, волонтёры-медики реализуют прекрасные проекты в области укрепления общественного здоровья. Есть молодые предприниматели, те, кто совмещает обучение и уже производство медицинской техники. Если Вы позволите, мы попросили их выступить.

Д.Белимова: Спасибо большое, Олег Олегович.

Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Дарья Белимова. Я студентка медицинского института Российского университета дружбы народов, являюсь организатором добровольческой деятельности в сфере здравоохранения и представляю Всероссийское движение «Волонтёры-медики».

Действительно, сегодня мы, волонтёры-медики страны, уделяем особое внимание вопросам профилактики, вопросам общественного здоровья, особенно среди молодёжи России. И у нас в Москве есть проект «Система школьных волонтёрских отрядов по популяризации здорового образа жизни». Мы его представили на всероссийском конкурсе «Хочу делать добро», он победил и выиграл грант, и был представлен здесь на платформе «Россия – страна возможностей».

Занимаясь организацией медицинского волонтёрства уже на протяжении четырёх лет, я сама вижу, чувствую, как мы, волонтёры-медики, можем выступать действительно помощниками, хорошим инструментом для практического здравоохранения. И я очень надеюсь, верю, что впоследствии удастся встроить систему непрерывного медицинского волонтёрства в систему непрерывного медицинского образования, что считаю очень важным.

Владимир Владимирович, Вы объявили 2018 год Годом добровольца. Для нас это очень значимое событие, мы его очень долго ждали. И спасибо Вам большое, что уделяете внимание нашей деятельности, поддерживаете её. Ключевым событием, драйвером этого Года добровольца станет всероссийский конкурс «Доброволец России», который пройдёт в конце 2018 года. Мы Вас очень ждём в декабре. Надеемся, что Вы примете личное участие, будем очень рады. Ждём.

В.Путин: Спасибо большое за приглашение. Я постараюсь поучаствовать.

Вот что мне сейчас пришло в голову, когда Вы говорили: волонтёрство и медицинская деятельность – это…

Д.Белимова: Понятия неразделимые, согласна.

В.Путин: Да. Это что–то очень близкое. Потому что и в том, и в другом случае нужно иметь что–то в сердце, стремление помогать людям, только тогда можно, мне кажется, стать настоящими специалистами. И без этого невозможно заниматься волонтёрской деятельностью. У Вас это всё на стыке совмещается, наверняка будет хороший результат.

Всего Вам самого доброго!

Д.Белимова: Спасибо большое.

В.Путин: Спасибо Вам.

П.Соболев: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Зовут меня Павел Соболев. Учусь я в Красноярском государственном медицинском университете на шестом курсе.

Проект представляю здесь – это производство лапароскопического тренажёра для хирургов. Это такие тренажёры, которые помогают молодым специалистам научиться базовым навыкам в эндоскопической хирургии.

В.Путин: Сейчас в Татарстане начали производить такие тренажёры очень хорошего качества.

П.Соболев: Да, там рынок большой, но они более современные и более дорогие.

В.Путин: У них, во всяком случае, дешевле, чем из–за границы.

П.Соболев: Да, безусловно, так и есть.

Как, вообще, я попал на этот форум? Проект поддержал грантовый конкурс молодёжных инициатив, я выиграл грант в размере 300 тысяч. На эти деньги мы собрали пять тренажёров и предоставили их в больницы города Красноярска. И сейчас уже действительно есть обратная связь от хирургов, есть понимание, что эти тренажёры действительно полезны. Самое главное, что наши тренажёры дешевле как зарубежных, так и российских аналогов. Для сравнения: за рубежом такие тренажёры стоят от 300 до 500 тысяч рублей, у нас примерно в похожей комплектации, которую мы поставляем, от 120 тысяч. И сейчас, в начале этого года мы совместно с вузом, с нашим ректором Артюховым Иваном Павловичем и руководителем Наркевичем Артёмом Николаевичем, мы открыли компанию и планируем как раз выводить уже продукт на рынок. И здесь на этом форуме я как раз познакомился с Олегом Олеговичем, и он сказал, что поможет нам развить этот проект. И сейчас у меня тоже есть ещё небольшая такая личностная дилемма. Мне очень нравится хирургия, прямо очень сильно нравится, и сейчас я начал интересоваться предпринимательством. Два направления, и вот не могу определиться, и, надеюсь, Олег Олегович как наставник выступит здесь и поможет мне с выбором.

В.Путин: Поможет Вам с выбором, особенно если предоставит рынок для вашей продукции. Тогда выбор будет предопределён, мне кажется.

П.Соболев: Самое главное, что тренажёр действительно полезный и уже зарекомендовал себя.

Владимир Владимирович, ещё к Вам небольшая просьба есть. У меня сейчас бабушка в Красноярске, она болеет. И я бы хотел Вас попросить подписать ей открытку.

В.Путин: Что–что?

П.Соболев: Подписать открытку.

В.Путин: С удовольствием.

П.Соболев: Можно достать?

В.Путин: Сейчас закончим, тогда я сделаю. Как её зовут?

П.Соболев: Нина Григорьевна.

В.Путин: Нина Григорьевна.

Вы же как человек, близкий к медицине, наверное, можете помочь ей. Или, может быть, ей дополнительная помощь нужна какая–то? У вас такие связи теперь. Витамин С – связи с Министерством здравоохранения.

П.Соболев: У меня и мама тоже врач. Мы вместе помогаем, то есть следим за бабушкиным здоровьем. Ну просто сейчас такой период у неё небольшой.

В.Путин: Пожелайте ей всего самого доброго.

П.Соболев: Да, безусловно, здоровья.

Реплика: Вы знаете, тема дилеммы проскочила сейчас между бизнесом и медициной, но ещё есть другие дилеммы. У нас здесь присутствует представитель проекта «Абилимпикс» – Алевтина. Думаю, что есть ей тоже что рассказать про себя, прежде чем к дилеммам бизнеса и медицины перейдем.

А.Пряничникова: Здравствуйте!

Меня зовут Алевтина Пряничникова. Я победительница второго конкурса «Абилимпикс» в направлении ювелирное дело. Я очень рада ещё раз Вас увидеть, это наша вторая встреча.

Хотела бы поблагодарить Вас за распоряжение создать национальную команду для профессионального конкурса международного, который дал нам возможность участвовать в международном конкурсе «Абилимпикс» во Франции, в Бордо. Но дело в том, что необходимо повышать профессиональное мастерство, для того чтобы иметь возможность улучшать образование инвалидов у нас в стране. И мы хотели бы попросить Вас дать возможность организовать центры профессиональной подготовки национальной команды к международным соревнованиям в 2020 году. Это даст нам возможность стать самыми лучшими.

В.Путин: Что касается специализированных центров, в том числе и для людей с ограниченными возможностями по здоровью, должен сказать, что это везде имеет значение, не только в данной сфере. И когда начинают целевым образом организовывать подготовку, тогда, как правило, мы добиваемся и результата. И эта сфера деятельности, о которой Вы сказали, не исключение. Давайте это сделаем, конечно. Обязательно сделаем.

Реплика: Мы когда стали ребят трудоустраивать с ограничениями по здоровью, они узнали, они загорелись, и они поехали учиться, ещё больше. Потому что ещё важно, чтобы у нас синергия была, чтобы мы, предприниматели, тоже понимали, что это здорово, когда мы предоставляем такие рабочие места. Потому что тогда ребята загораются. Потому что среди них тоже должны вырастать профессионалы, и они должны знать, что их потом трудоустроят, что они не вернутся домой сидеть. То, что у нас было.

В.Путин: Правильно. Полностью согласен.

Я так понимаю, что нам надо уже двигаться, да?

Реплика: Уже да. Сказали, что остаётся буквально три-четыре минуты.

Хотел бы ещё одному человеку слово передать. Он очень хотел высказаться, потому что проходил через дилемму и тоже прошёл через жернова «Лидеров России».

П.Татаренко: Владимир Владимирович, здравствуйте!

Меня Павел Татаренко зовут, я победитель конкурса «Лидеры России», пока ещё в Санкт-Петербурге нахожусь. Я с Вами своей эмоцией хочу поделиться, что со мной случилось после конкурса «Лидеры России». По сути говоря, моя жизнь разделилась на две части: это до конкурса и после конкурса.

В.Путин: А Вы хотите уехать из Петербурга?

П.Татаренко: Я уже уеду.

В.Путин: А я вот не хотел уезжать, представляете? Так получилось.

П.Татаренко: Я тоже так скажу: так получилось. Нисколько об этом не жалею.

Во время конкурса познакомился с губернатором Новгородской области Никитиным Андреем Сергеевичем. Поговорили, пообщались. Я сам родом из Новгородской области, долго жил там, потом переехал в Петербург. После конкурса – я выиграл конкурс – мы встретились с Андреем Сергеевичем, проговорили перспективу, он мой наставник. Он предложил мне стать министром образования в Новгородской области.

Естественно, я принял это предложение, на мой взгляд, это очень серьёзное предложение, это большой вотум доверия. С этого момента моя жизнь перевернулась. До этого я был простым служащим в Сбербанке, работал в бизнесе. После этого предложения я понимаю, что всё в моей жизни меняется. Во–первых, я возвращаюсь в родной Новгород. Во–вторых, это совершенное перестроение головы. По сути говоря, государственная служба – это огромная ответственность. Ответственность там, где ты ещё родился и жил, – вдвойне.

В.Путин: А уровень заработной платы?

П.Татаренко: Уровень заработной платы ниже. Но, на мой взгляд, это прикладное, а всё–таки что–то сделать и оставить после себя след, особенно в образовании, это гораздо важнее.

В.Путин: Как важно, когда у человека есть такой драйв!

П.Татаренко: Почему я его получаю? Будучи здесь, на площадке, пообщался с ребятами. Это звёздочки. Я хочу, чтобы они на новгородской земле, эти звёздочки, зажигались, чтоб они все приехали на новгородскую землю со мной вместе, я надеюсь, образованием позанимались.

Буквально две минуты. Мы с Надеждой общались, просто прекрасная звёздочка. Она поделится своими эмоциями.

Н.Галкина: Меня зовут Галкина Надежда. Я студентка воронежского филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации. И на форуме «Россия – страна возможностей» я представляю Кубок по менеджменту среди студентов «Управляй».

Вы поздравляли всех с победой, но, к сожалению, я не вошла в топ участников, тем не менее это меня ещё больше мотивирует, чтобы в дальнейшем саморазвиваться. К сожалению, времени, наверное, не осталось.

В.Путин: Ребята, нам нужно идти в большой зал.

Н.Галкина: Спасибо.

Реплика: Владимир Владимирович, все очень хотели фотографию с Вами, если можно.

В.Путин: Мы сейчас сделаем.

Вот Надя выступала и сказала: меня зовут Надежда. Вот вы все – надежда нашей страны. Вы и такие, как вы. Я вам всем желаю успехов.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > kremlin.ru, 15 марта 2018 > № 2532834 Владимир Путин


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 марта 2018 > № 2523242 Владимир Путин

Интервью президента Путина американскому телеканалу NBC

NBC News, США

Владимир Путин ответил на вопросы журналиста американского телеканала NBC Мегин Келли. Интервью записывалось 1 марта в Кремле и 2 марта в Калининграде.

Часть 1. Москва, Кремль, 1 марта 2018 года

Мегин Келли (Megyn Kelly): Спасибо большое, господин Президент, за то, что принимаете нас.

Если Вы не против, нам хотелось бы построить работу таким образом. Нам хотелось бы поговорить о новостных поводах, которые Вы сегодня создали в процессе своего выступления, в ходе оглашения Послания Федеральному Собранию.

И в рамках нашей подготовки к более обширному и длительному интервью с Вами мы хотели бы после этого коснуться нескольких личностных моментов. Большую часть второй части интервью, когда мы будем говорить с Вами о Вас, мы хотели бы сделать завтра, если Вас устроит такая работа.

Владимир Путин: Пожалуйста.

— Вы сказали сегодня о том, что Россия разработала несколько новых систем вооружения, в частности что создана новая межконтинентальная баллистическая ракета, которая обладает ядерным двигателем и соответственно делает системы её обнаружения и защиты от неё бесполезными. Некоторые аналитики на Западе уже после Вашего выступления успели высказаться, что тем самым объявлена новая «холодная война». С Вашей точки зрения, объявлена ли новая «холодная война»? Действительно ли Вы объявили новую «холодную войну»?

— С моей точки зрения, те люди, о которых Вы сказали, не аналитики — они пропагандисты. Почему? Потому что всё, о чём я сегодня говорил, — это не инициативная работа с нашей стороны. Это ответ на программу противоракетной обороны и ответ на односторонний выход США в 2002 году из Договора об ограничении противоракетной обороны.

Если говорить о гонке вооружений, то она началась именно в этот момент — в момент выхода Соединённых Штатов из этого договора. И мы хотели это предотвратить. Мы предлагали нашим американским партнёрам совместную работу по этим программам.

Во-первых, мы просили их не выходить в одностороннем порядке, не разрушать этот договор. Но США это сделали. Не мы это сделали — Соединённые Штаты это сделали.

Но даже после этого мы предложили им совместную работу. Я своему коллеге тогда сказал: «Представь себе, что будет, если Россия и США объединят свои усилия в таком важнейшем деле, как стратегическая безопасность. Мир изменится на долгую историческую перспективу, и уровень мировой безопасности поднимется на небывалую высоту». Нам сказали: «Это очень интересно». Но в конце концов отказались от всех наших предложений.

Тогда я сказал: «Вы понимаете, мы будем вынуждены развивать ударные системы вооружений с тем, чтобы сохранить баланс, чтобы преодолевать ваши системы ПРО». И услышали в ответ, нам сказали: «Мы делаем систему ПРО не против вас, а вы делайте, что хотите. Будем исходить из того, что это не против нас, не против США».

— Это произошло сразу после 11 сентября 2001 года?

— Нет, это было после выхода США из договора. США вышли из договора в 2002-м, а эти разговоры были где-то в 2003-2004 году.

— Вас цитировали тогда, цитировали в том плане, что Вы сказали, что со стороны Соединённых Штатов это ошибка, но не угроза. Сейчас Вы воспринимаете Соединённые Штаты как угрозу?

— Мы всегда говорили, что развитие системы противоракетной обороны создаёт для нас угрозу, мы всегда об этом говорили. Американские партнёры публично это не признавали, говорили, что это против Ирана в основном. Но фактически, в конце концов, в разговорах, переговорах они признали, что, конечно, эта система будет обнулять наш потенциал ядерного сдерживания.

И представьте себе ситуацию. В 1972 году, в чём был смысл договора, который был тогда подписан — в том, что США и СССР имели только два района, которые защищали от ракетного нападения: один — в США, один — в Советском Союзе. Это создавало угрозу для потенциального агрессора получить ответный удар. В 2002 году США сказали: «Нет, нам это больше не нужно, мы будем создавать всё, что мы хотим, глобально, во всём мире».

— Опять-таки не сразу буквально, но да, после событий 11 сентября 2001 года, когда США переосмысливали свою политику и свою позицию в плане безопасности. И, согласитесь, когда такое произошло в стране, разве не естественно переосмыслить свою позицию, политику в плане безопасности?

— Нет, не естественно. Это полная чушь. Потому что система противоракетной обороны нацелена на борьбу с баллистическими ракетами, которыми никакие террористы не обладают. Это объяснение для домашних хозяек, которые слушают и смотрят вашу передачу. Но если домашние хозяйки услышат то, что я говорю, если вы им это покажете и они это услышат, и они в состоянии будут понять, что удары 11 сентября и противоракетная оборонная система ничего общего между собой не имеют. А чтобы защититься от ударов террористов, великим державам надо не создавать угрозу друг для друга, а объединять усилия в борьбе с террором.

— Та система, про которую Вы сегодня говорили, МБР, Вы испытывали её, и она действительно работает? Я задаю этот вопрос, потому что некоторые аналитики уже успели заявить, что на самом деле испытания прошли неудачно и была показана мультипликация вместо реальных кадров.

— Я сегодня говорил о нескольких системах. Вы какую имеете в виду — Вы имеете в виду именно межконтинентальную баллистическую тяжёлую ракету?

— Да. Я спрашиваю о той ракете, которая, как Вы сказали, делает защиту от неё невозможной, бесполезной.

— Всё, о чём я сегодня говорил, каждая эта система легко преодолевает систему противоракетной обороны — каждая. В этом и смысл всех этих разработок.

— Испытания были?

— Да, конечно.

— И испытания прошли успешно? Оно сработало?

— Очень хорошо. Какие-то из них подлежат ещё дополнительной работе, дополнительную работу нужно провести по некоторым системам. Некоторые уже стоят на вооружении. В отношении некоторых началось уже промышленное производство. Они уже пошли в серию.

Если вернуться к началу нашего разговора, вот смотрите, на Аляске развёрнута такая система. Нас разделяет между Аляской и Чукоткой, российским берегом, всего 60 километров.

Два района разворачиваются в Восточной Европе. Один уже создан в Румынии, заканчивается строительство второго в Польше. Плюс военно-морская составляющая. Корабли стоят в непосредственной близости от российских берегов и на юге, и на севере.

Вы представьте себе, что мы бы поставили сейчас ракетные системы вдоль американо-мексиканской или вдоль американо-канадской границы на их территориях с двух сторон и плюс ещё корабли бы подтащили с двух сторон, — что бы вы сказали на этот счёт, предприняли бы какие-то шаги? А мы бы на это сказали, что вы разгоняете гонку вооружений. Это не бред, нет? А так и есть.

— Хочу вернуться. То есть правильно я Вас понимаю, что именно это Вы и говорите, что мы сейчас находимся в рамках новой гонки вооружений?

— Я хочу сказать, что Соединённые Штаты, когда вышли в 2002 году из Договора по ПРО, вынудили нас начать работу над новыми системами вооружений. Мы об этом сказали нашим партнёрам, они сказали: «Хорошо, делайте, что хотите». Вот мы сделали — «Пожалуйте бриться».

— Когда Вы сказали американским партнёрам о том, что создаёте новые системы вооружения, Вы сказали именно в таких терминах, что Россия создаёт новую межконтинентальную баллистическую ракету с ядерным источником собственного топлива, которая сделает противоракетные системы бесполезными и бессмысленными? Так это было?

— Нет, конечно. Я не знал на тот момент, чем мы сможем ответить, говорю Вам честно. Значит, партнёры наши исходили, видимо, из того, что мы ничем не сможем ответить. Экономика находилась в тяжёлом положении, оборонная промышленность, армия, поэтому я думаю, что никому в голову не могло прийти, что мы за такой короткий срок можем сделать такой гигантский скачок вперёд в развитии стратегических вооружений. Я думаю, что ЦРУ говорило, наверное, Президенту Соединённых Штатов: «Ничего они не сделают». А Пентагон говорил: «А мы сделаем — сделаем мощную современную систему противоракетной обороны глобального характера». Ну, вот и пошли вперёд.

Но я отвечу прямо на Ваш вопрос. Я Вам могу сказать, что было сказано нашим американским партнёрам на тот момент и что я лично говорил.

— Вы имеете в виду Джорджа Буша-младшего?

— Кто был в 2002, 2003, 2004 годах Президентом?

— Это продолжалось постоянно? Или только в течение этого конкретного периода времени, который Вы указали?

— На самом деле мы всю плешь проели, говорили об этом постоянно в течение 15 лет. И было дословно сказано следующее, почти дословно: я сказал, что мы не будем сейчас развивать систему противоракетной обороны, как вы. Во-первых, потому что это очень дорого, и у нас нет таких ресурсов. И, во-вторых, мы ещё не знаем, как это всё будет работать, — и вы не знаете, и мы тем более.

Но, чтобы сохранить стратегический баланс, чтобы вы не смогли обнулить наши силы ядерного сдерживания, мы будем развивать ударные системы, которые будут способны преодолевать вашу систему противоракетной обороны. Это было сказано прямо, абсолютно откровенно, без всякой агрессии, просто я сказал то, что мы будем делать. Ничего личного.

И в ответ на это мы услышали: «Мы делаем не против вас, а вы делайте, что хотите, мы будем исходить из того, что это не против нас, не против США».

— Давайте о сегодняшнем дне поговорим и о будущем, поскольку вы сегодня сказали, что вы используете это оружие, если будет совершено нападение на Россию или ее союзников. Вопрос: вы имели в виду любое нападение или только ядерный удар по России или ее союзникам?

— Я услышал вопрос.

Я ещё хочу сказать, что в 2004 году — я сегодня об этом вспомнил — я на пресс-конференции сказал, что мы будем развивать, назвал конкретную ракетную систему, «Авангард» мы её называем.

Сейчас мы её назвали «Авангард», но тогда я просто говорил, как она будет работать. Прямо сказал, даже сказал, как она работать будет. Но мы надеялись, что хотя бы это услышат, попробуют с нами как-то обсудить это, поговорить о совместной работе. Нет, ничего, как будто ничего не слышали. Сокращение стратегических наступательных вооружений и система ПРО — это разные вещи.

— То есть Вы не видели необходимости раскрывать информацию.

— Мы будем сокращать число носителей, число боеголовок, согласно СНВ-3. То есть количество будет сокращаться с обеих сторон, но при этом одна сторона, США, будет развивать антиракетные системы.

То есть в конце концов, наступит ситуация, когда все наши ядерные ракеты, весь ракетный потенциал России будет сведён к нулю. Поэтому мы всегда это связывали вместе. Так это было и в советско-американские времена, это естественные вещи, это всем понятно.

— Получается, правильно ли я Вас понимаю, что те 4000 единицы ядерного вооружения, которыми Россия располагает на данный момент, не могут преодолеть противоракетные системы США на данный момент?

— Могут. Сегодня могут. Но вы развиваете свои антиракетные системы. Дальность антиракет возрастает, точность увеличивается, это оружие совершенствуется. Поэтому нам нужно адекватно отвечать на это, чтобы мы могли преодолевать систему не только сегодня, но и завтра, когда у вас появится новое оружие.

— Я понимаю, и именно поэтому наличие у России межконтинентальной баллистической ракеты с ядерным двигателем действительно в корне меняло бы ситуацию и было бы мощным фактором. Вы сказали о том, что некоторые испытания прошли отлично, дали очень хорошие результаты, другие — не совсем, над ними ещё надо работать. Если позволите, я поставлю вопрос таким образом: есть ли на данный момент у России рабочий и работающий вариант МБР с ядерным двигателем?

— Послушайте, я не говорил, что испытания какой-то из этих систем прошли неудачно. Они все прошли удачно. Просто каждая из этих систем оружия находится на разных стадиях готовности. Одна из них уже находится на боевом дежурстве, в войсках находится. Вторая — тоже. По некоторым системам идёт работа по плану. У нас нет сомнения, что они будут на вооружении, так же как не было сомнения в 2004 году, что мы сделаем ракету с так называемым крылатым планирующим блоком.

Вы всё время говорите про межконтинентальные баллистические ракеты, новые ракеты…

— Вы говорите о МБР всё время.

— Нет. Я говорю, что мы создаём только одну совсем новую ракету тяжёлого класса, которая придёт на смену нашей ракете, которую мы называем «Воевода», а у вас называют, прости Господи, «Сатана». Мы на её место будем ставить новую, более мощную ракету. Вот она — баллистическая. Все остальные системы — небаллистические.

В этом весь смысл, потому что система противоракетной обороны работает против баллистических ракет. А мы создали целый набор нового стратегического оружия, которое не двигается по баллистическим траекториям, и системы противоракетной обороны против них бессильны. Это значит, что деньги налогоплательщиков США выброшены на ветер.

— Хочу вернуться к вопросу, который начала задавать. Вы сказали, что Россия использует эти системы в случае, если будет совершено нападение на Россию или на её союзников. Нападение ядерное или любое?

— У нас два повода ответить с помощью наших сил ядерного сдерживания. Это нападение с помощью ядерного оружия на нас или нападение на Российскую Федерацию с применением обычных вооружений, но в том случае, если создаётся угроза существованию государства.

— Это соответствует нынешней, действующей российской доктрине об использовании ядерного оружия?

— Совершенно точно. Два повода для ответа ядерным оружием.

— Вы заинтересованы в том, чтобы провести новые переговоры о новом договоре о сокращении стратегических наступательных вооружений?

— У нас скоро заканчивается срок действия СНВ-3. Мы готовы к продолжению этого диалога. Для нас ведь что важно? Мы согласны на сокращение либо на продолжение действующих условий, на сокращение носителей, сокращение боеголовок. Но теперь, когда у нас появляется оружие, которое легко преодолевает все системы ПРО, для нас не так критично снижение количества баллистических ракет и боеголовок.

— Новые системы, о которых Вы говорили, стали бы частью новых переговоров о сокращении стратегических наступательных вооружений?

— С той точки зрения, что и количество носителей, и количество боеголовок, которые на них могут быть размещены или будут размещаться, конечно, должны включаться в общий зачёт. И мы издалека вам покажем, как это будет выглядеть.

У нас между военными есть понимание, как проводятся эти проверки, есть в принципе в этом смысле отработанные механизмы и достаточно высокий уровень доверия. В принципе военные работают достаточно профессионально друг с другом. Политики много разговаривают, а военные знают, что они делают.

— Вы же политик?

— Я и военный тоже, я Верховный Главнокомандующий. И я 17 лет был офицером военной разведки.

— Вам лично импонирует тот факт, что Вы работали в КГБ, и то, что это общеизвестный факт, об этом знают люди? У Вас это вызывает положительные эмоции?

— Ни положительные, ни отрицательные. Это был большой опыт, причём в самых разных областях. Это было полезно для меня, когда я перешёл в гражданскую сферу. В этом смысле этот, конечно, положительный опыт мне помогал.

— Каким образом Вам помогал этот опыт?

— Вы знаете, я же работал, после того как ушёл из разведки, допустим, в университете, был помощником ректора Петербургского университета. Это работа с людьми, это умение налаживать контакты, побуждать к каким-то действиям, объединять людей. Это очень важно в академической среде. Потом я работал заместителем мэра Петербурга. Ответственность ещё большая, более широкая. Я отвечал за международные связи Петербурга, пятимиллионного мегаполиса. Впервые познакомился, работая в Петербурге на этой должности, с Генри Киссинджером. Всё это помогало, конечно, в работе тогда, а потом уже дополнительный опыт помогал работать в Москве.

— Как Вы думаете, этот опыт даёт Вам преимущество, Вам лично, над Вашими как союзниками, так и соперниками, противниками?

— Мне трудно сказать. У меня нет другого опыта. Единственное, что я знаю, мои партнёры — главы государств, правительств — это исключительные, выдающиеся люди. Они прошли большую селекцию и отбор. Случайных людей на этом уровне не бывает. И каждый из них имеет свои преимущества перед другими.

— Такой вопрос. Вы уже долго находитесь во власти в России, на Вашем веку сменилось уже четыре американских президента. Кого-либо из них Вы предпочитаете среди остальных?

— Вы меня простите, это не очень корректный вопрос. Каждый из моих партнёров хорош по-своему. И в целом у нас добрые отношения были практически со всеми. С Биллом Клинтоном, он уже уходил с должности Президента, но мы с ним ещё несколько месяцев могли поработать вместе. Потом и с Бушем, и с Обамой, сейчас меньше, конечно, но и с действующим Президентом. У каждого есть нечто такое, что не может не вызывать уважения. При этом мы могли спорить, не соглашаться, и часто это происходит, у нас разные позиции по многим, даже ключевым вопросам, но всё-таки нам удавалось как-то сохранять нормальные, человеческие отношения. Если бы этого не было, было бы гораздо не только труднее, а гораздо хуже для всех.

— Как Вы думаете, насколько важно, будучи Президентом, создавать впечатление силы, проецировать силу?

— Важно не создавать впечатление, а проявлять его. Важно ещё и то, что мы понимаем под силой. Это не просто стучать кулаками и громко кричать. Я считаю, что сила имеет несколько измерений. Первое, человек должен быть убеждён в правоте того, что он делает. И второе, он должен быть готов идти до конца в достижении целей, которые перед собой ставит.

— У меня в связи с этим вопрос возникает: когда время от времени случаются фотографии в западной прессе и в американской прессе Вас, скажем, скачущего на лошади, без рубашки, в этом есть какой-то смысл? Это зачем?

— Ну, я отдыхаю. Есть Ваши российские коллеги, есть интернет. Но так, чтобы это совсем уж целенаправленно, мы это не делаем. Берут то, что нравится. У меня очень много фотографий в рабочей обстановке, с бумагами, в кабинете, но это никому не интересно.

— (Смех.) Вы хотите сказать, что людям нравится, когда Вы сфотографированы без рубашки?

— Вы знаете, я видел свои фотографии, когда я скачу на медведе. Но я на медведе пока не скакал, но фотографии такие есть.

— Выборы, можно сказать, на носу, через две недели. Вам ни много ни мало 65 лет. Некоторые, может быть, даже многие люди в этом возрасте уже задумываются о том, чтобы немного сбавить обороты. Вы в своём будущем предвидите ситуацию, когда Вам захочется слегка сбавить обороты?

— Во-первых, насколько мне известно, в мире много действующих политиков, которые старше меня, и они работают очень активно.

— В том числе и в моей стране.

— Не только в США, но и в других странах. В мире очень много таких людей, в Европе есть, где угодно в мире. Но если человек приходит на первое место, он должен активно работать так, как будто это делает в первый раз в своей жизни, как первый и последний.

Есть Конституция. Я никогда Конституцию не нарушал и никогда не менял Конституцию. Так что я буду работать в рамках Основного закона России. Конечно, если избиратели дадут мне такую возможность — работать ещё один срок, буду работать, разумеется, с полной отдачей сил.

— Последний, поскольку уже поздно, вопрос на сегодня.

Извините, если ответ на него будет, возможно, долгим, но звучит вопрос таким образом. Как Президент, человек на посту Президента, что Вы считаете своим самым большим достижением? И что Вы считаете своим самым большим промахом, ошибкой?

— Вы знаете, и то и другое будет очень близко. Самое большое достижение — это то, что у нас кардинальным образом изменилась экономика. Она выросла почти в два раза по объёму. У нас в два раза сократилось количество людей, живущих за чертой бедности.

И в то же время из того, что не сделано до конца, — это то, что за чертой бедности у нас ещё живёт слишком много людей. Нам нужно убирать эти «ножницы» между теми, кто зарабатывает очень много, и теми, кто зарабатывает слишком мало. А в связи с этим есть много и плюсов, и нерешённых пока вопросов.

У нас в начале 2000-х годов население страны сокращалось каждый год почти на миллион. Представляете, какая катастрофа? 900 тысяч почти. Мы эту ситуацию переломили. Вышли даже на естественный прирост. Младенческая смертность у нас минимальная, материнская — почти сведена к нулю. Мы подготовили и осуществляем большую программу поддержки материнства и детства. У нас сейчас самый большой темп роста продолжительности жизни.

Многое изменилось в экономике. Но нам не удалось решить главную задачу в экономике, мы не поменяли так, как нам нужно ещё, структуру самой экономики. Мы не добились необходимых нам темпов роста производительности труда, но мы знаем, как это сделать. И я уверен, мы это сделаем. Дело в том, что у нас и не было возможности пока решить эту задачу, потому что до сегодняшнего момента у нас не были созданы ещё макроэкономические условия для конкретных действий по этим направлениям.

У нас в начале пути инфляция была под 30 процентов, сейчас она 2,2. Растут золотовалютные резервы, у нас стабильная макроэкономика. Это как раз даёт нам шанс сделать следующий шаг и в направлении повышения производительности труда, и в привлечении инвестиций, в том числе частных, и в изменении структуры экономики.

Это я Вам говорю крупными блоками. Есть ещё конкретные направления, включая современные технологии и искусственный интеллект, цифровизацию, биологию с медициной, геномные исследования и так далее.

— Я надеюсь, что завтра в Калининграде, когда у нас будет больше времени, мы намного больше поговорим об экономике, о том, как Вы собираетесь переизбираться, о других вопросах, связанных с Россией. Я знаю, что у Вас был очень длинный, трудный день, поэтому особое Вам спасибо за то, что Вы уделили так много времени.

— Спасибо Вам тоже.

* * *

Часть 2. Калининград, 2 марта 2018 года

— Господин Президент, рада Вас видеть снова.

Итак, мы здесь, в Калининграде. Почему мы в Калининграде? Является ли это местом, которое является угрозой для НАТО, это месторасположение каких–то ядерных оружий и таким образом пытаетесь дать какой–то сигнал кому–то?

— Почему Калининград? Потому что я регулярно езжу в регионы Российской Федерации. Это один из регионов, где тоже систематически появляюсь, бываю здесь. На этот раз поводом была встреча региональных СМИ, которую они решили провести здесь. Не я решил провести эту встречу здесь, а они, Ваши коллеги из региональных СМИ России. У меня была с ними договорённость, что я эти встречи один раз в год посещаю и встречаюсь с представителями региональной прессы, поэтому я сегодня приехал сюда. Это ничего не имеет общего с какими–то сигналами вовне, это просто наша внутриполитическая работа.

— Понимаю.

В прошлый раз, когда мы встречались в июне, я спрашивала Вас о выводах, которые сделали наши разведслужбы относительно вмешательства России в президентские выборы. Вы сказали мне, что в этих отчётах нет ничего особенного, что если бы было что–то конкретное, то тогда мы могли бы что–то обсудить. Вы сказали мне, что нужны явки, пароли, имена.

С того момента были обвинены 13 россиян, три компании в рамках доклада Мюллера о вмешательстве в выборы, Евгений Пригожин и многие другие, которые вели кибервойну из своих офисов в Санкт-Петербурге в России. Есть конкретные имена, явки, пароли. Можем мы сейчас продолжить такие обсуждения, как Вы считаете?

— Конечно. Не просто можем — мне кажется, что если эта тема продолжает Вас волновать, то, наверное, мы должны даже поговорить на эту тему. Но если Вы считаете, что вопрос уже задан, я готов на него ответить.

— Почему Вы допустили такую нападку на США?

— А почему Вы решили, что власть России и я в том числе кому–то разрешили это делать? Вы сейчас назвали ряд лиц, кое–кто из них мне известен, кое–кто неизвестен, но это просто физические лица, они не представляют российскую власть. И если даже предположить, хотя я не уверен на сто процентов, делали они что–то во время президентской кампании в США или не делали — я просто об этом ничего не знаю, — это не имеет ничего общего с позицией Российского государства. Ведь речь шла о вмешательстве России как Российского государства во внутренние политические дела Соединённых Штатов. Ничего с тех пор, как мы с Вами разговаривали в последний раз в Петербурге, не изменилось. Появились какие–то фамилии. Ну и что? С таким же успехом это могли быть фамилии каких–то американцев, которые, сидя здесь, вмешиваются в ваши собственные политические процессы. Это ничего не поменяло.

— Но это были не американцы, это были русские. Сотни людей, бюджет в размере 1,2 миллиарда долларов был направлен для того, чтобы совершить нападение на США в рамках кибервойны. Вы сейчас готовитесь к выборам. Должны ли русские люди тоже быть обеспокоены относительно того, что Вы не знаете, что происходит у Вас в стране, в Вашем родном городе?

— Послушайте, мир очень большой и многообразный. У нас достаточно сложные отношения — между Соединёнными Штатами и Российской Федерацией. И часть наших людей имеют своё собственное мнение по поводу этих отношений и соответствующим образом реагируют на уровне Правительства Российской Федерации, на уровне Президента Российской Федерации. Никогда никакого вмешательства во внутриполитические процессы в Соединённых Штатах не было и нет.

Вы мне назвали часть каких–то физических лиц и говорите, что они русские. И что? А может быть, они, будучи русскими, работают на какую–то американскую компанию? Может быть, кто–то из них работал на кого–то из кандидатов? Я понятия об этом не имею, это не мои проблемы. Вы знаете, что, допустим, на Украине некоторые после выборов, причём государственные деятели, послали поздравительные телеграммы Хиллари Клинтон, хотя победил Трамп. Послушайте, мы–то здесь при чём?

Сейчас, по–моему, господин Манафорт, так его фамилия, его изначально обвиняли в том, что он какое–то отношение имеет к вмешательству России в президентские выборы в США. Выяснилось совсем другое, что он был связан с Украиной. И у него какие–то проблемы с Украиной возникли. Мы–то здесь при чём?

Вы знаете, нет у нас желания заниматься вмешательством во внутренние дела других стран. Но если Вам интересно поговорить на эту тему, я хотел бы расширить тогда поле нашей дискуссии.

— Конечно же, я хочу поговорить на эту тему. Может быть, мы могли бы делать это пошагово, тогда всё было бы более понятно для тех, кто смотрит наше интервью.

Вы говорили, что Российская Федерация не заказывала этого. Вы поощряете такую деятельность?

— Мы не поощряем и не заказываем. Но я говорю, что внутриполитические процессы в самих Соединённых Штатах и люди, которые хотели добиться какого–то результата, они могли пользоваться — такие технологии есть — какими–то инструментами в других странах. Они могли засылать соответствующую информацию из Франции, из ФРГ, из Азии, из России. Мы–то здесь при чём?

— То есть это были не русские.

— Ну хорошо, русские, но это же не были государственные чиновники. Ну русские, и что? Русских 146 миллионов человек, ну и что?

— А что вы сделали для того, чтобы довольствоваться фактом, который Вы сейчас назвали?

— Каким?

— Что Вы сделали, чтобы убедить себя, что это были не русские? Вы сказали, может быть, это американцы, может быть, это были французы. Что Вы сделали, чтобы понять, что на самом деле эти 13 человек, включая Ваших друзей, что Вы сделали, чтобы убедиться, что они не были связаны с этим, замешаны в этом?

— Я знаю, что они не представляют российское государство и российскую власть. А что они делали конкретно, я понятия не имею и не знаю, чем они руководствовались. Если они даже что–то делали, пусть тогда наши американские коллеги не просто там в прессе что–то рассказывают, пусть дадут нам конкретные материалы, с обоснованием. Мы готовы будем рассмотреть и поговорить на эту тему. Но знаете, что я бы хотел сказать…

— Было бы прекрасно. Вы обеспечите их экстрадицию в США?

— Никогда. Россия вообще своих граждан никому не выдаёт, так же как и Соединённые Штаты. Вы–то разве кого–нибудь выдаёте, своих граждан? Это во–первых. Во-вторых, я не вижу, что совершили какое–то противоправное действие.

И, в-третьих, мы неоднократно предлагали Соединённым Штатам наладить соответствующие отношения в этом плане, подписать соответствующий межгосударственный договор о выдаче уголовных преступников. Соединённые Штаты уклонились от этого и не хотят этого делать с Россией. На что же вы рассчитываете? Что мы вам будем кого–то выдавать, а вы нет? Так международные дела не делаются.

И ещё. Вы знаете, я Вас прошу меня всё–таки выслушать и довести до Ваших зрителей и слушателей то, что я сейчас скажу. Мы дискутируем с нашими американскими друзьями и партнёрами, причём с представителями государства, и говорим, когда они нам предъявляют претензии по поводу того, что какие–то русские вмешивались в выборы в США, мы им говорим — совсем недавно, на очень высоком уровне: но вы–то постоянно вмешиваетесь в нашу политическую жизнь. Вы представляете, они даже этого не отрицают.

Что же они нам ответили в последний раз? Они нам сказали: да, мы вмешиваемся, но мы имеем право на это, потому что мы несём демократию, а вы нет, вы не можете. Вы считаете, это цивилизованная, современная постановка вопроса в международных делах?

Мы с Вами вчера говорили о ядерном оружии, когда–то Соединённые Штаты и Советский Союз договорились, поняли, что дело идёт к возможному взаимному уничтожению, и договорились о том, как себя вести в этой сфере, в сфере обеспечения безопасности при наличии средств массового уничтожения. Давайте сейчас договоримся, как вести себя в киберсфере, которой раньше в таком качестве и таком объёме не было.

— Позвольте мне задать следующий вопрос.

— Мы предложили Соединённым Штатам, нашим партнёрам ещё при Президенте Обаме: давайте договоримся, как мы выстроим отношения, выработаем общие правила, понимаемые, и будем их придерживаться в киберпространстве.

Первая реакция администрации Президента Обамы была отрицательной, а потом в конце, в самом уже конце его президентского срока нам сказали: да, это интересно, давайте поговорим. Но опять всё исчезло, куда–то в болото утонуло. Ну давайте договоримся об этом, мы же не против.

— Итак, Вы чётко сказали, что считаете, что Америка вмешивалась в выборы в России, правильно?

— Постоянно это делает.

— А Россия не вмешивалась в выборы в Америке?

— Нет и не собирается этого делать. Это невозможно. Для нас это невозможно.

— Почему нет? Почему вы не стали бы это делать?

— Во–первых, у нас есть свои принципы, которые заключаются в том, что мы не позволяем вмешиваться в свои внутренние дела и не лезем в чужие. Это наш принцип. Первое. А второе, у нас нет такого количества инструментов.

— Да ладно…

— Нет, не можем.

— Не может быть. Вы только вчера мне говорили, что США развивают ПРО, вы отвечаете ядерным оружием. А теперь Вы говорите мне, что мы вмешиваемся в выборы в России, а Вы говорите: мы не будем этого делать, мы будем следовать жёстким моральным принципам.

— Это не ракетное оружие. Это абсолютно другая сфера деятельности. Это во–первых. Во-вторых, у нас нет таких инструментов.

— Кибервойна.

— Это абсолютно другая деятельность. Это никакая не кибервойна, и у нас нет таких инструментов, как у вас. У нас нет мировых СМИ, как у вас, как CNN, как Ваше. Где у нас? У нас есть Russia Today — всё, единственный инструмент наших средств массовой информации, и то вы объявили…

— У вас есть свои механизмы военных действий в киберпространстве.

— Вы меня всё время перебиваете, это некорректно.

— Прошу прощения.

— У нас одно средство массовой информации — это Russia Today, и то его объявили иностранным агентом и не дают нормально работать, — единственное, одно. У вас целый набор, у вас огромные возможности работы в интернете, интернет — ваш. Все средства управления интернетом в руках Соединённых Штатов, и все инструменты находятся на территории США, управление этим киберпространством. Разве можно сравнивать? Это невозможно просто. Давайте договоримся о правилах поведения в этом киберпространстве. Вы же отказываетесь.

— Давид и Голиаф.

Итак, есть конкретное письмо, которое направила женщина, которую застукали с поличным. Она говорит: «У нас небольшая проблема на работе, ФБР застукали нас. Я не шучу. Поэтому я пыталась замести следы вместе с коллегами. Я создала в сети фотографии, опубликовала в сети посты, чтобы американцы верили, что это были их люди». И теперь Вы сейчас сидите и говорите мне, что у вас нет никаких инструментов и что у США целый рынок киберинструментов, — это просто неправда.

— Я даже сейчас не понимаю, о чём Вы говорите. Вы понимаете, это какая–то ерунда. У вас же в Конгрессе проводили анализ объёма информации, которая поступала в интернет из каких–то российских источников. Проводили анализ объёма информации, которая поступала из таких наших средств массовой информации, как Russia Today. Это сотая доля процентов во всём информационном массиве Соединённых Штатов, сотая доля. И Вы думаете, эта сотая доля так повлияла на ход президентских выборов? Это просто чушь, понимаете? Это продолжение той же самой линии, согласно которой те, кто проиграл, не хотят с этим согласиться. Вы понимаете, я уже много раз об этом говорил. Мне, допустим, ещё непонятно, как будет строиться политика Соединённых Штатов во главе с нынешним Президентом в отношении России. Много ещё чего неясно, у нас нормальная работа до сих пор не налажена, нормальных контактов до сих пор нет.

Но что совершенно очевидно, это то, что действующий Президент выбрал определённую позицию внутри страны, сделал ставку на тех людей, которые готовы были поддержать идеи, с которыми он шёл на выборы. Именно это основная причина его победы, а не какое–то вмешательство со стороны. Это чушь. Неужели кто–то поверит в то, что Россия, находясь где–то за тысячи километров, с помощью каких–то двух-трёх русских, как Вы сказали, которых я знать–то не знаю, что они вмешались и повлияли на ход выборов? Вам самим–то не смешно?

— Вы говорите о причинах, а я пытаюсь всё–таки понять, происходило это или нет. Один из Ваших хороших друзей на самом деле обвиняется в этом — Евгений Пригожин. Вы знаете его?

— Я знаю такого человека, но он не числится в моих друзьях. Это просто передёргивание фактов. Есть такой бизнесмен, он занимается то ресторанным бизнесом, то ещё чем–то. Понимаете, он не государственный чиновник, мы не имеем к нему никакого отношения.

— После того как Вы услышали о том, что его обвиняют, Вы поговорили с ним? Вы подняли трубку телефона, позвонили ему?

— Ещё чего не хватало. У меня столько дел и проблем.

— Он же Ваш друг, его только что обвинили.

— Вы не слышали, что я сказал? Он не мой друг. Я знаю такого человека, но он не числится в списке моих друзей. Разве я неясно сказал? И таких людей у нас очень много. В России вообще 146 миллионов человек, это меньше, чем в США, но всё-таки достаточно много.

— Он достаточно известен.

— Ну известен, и что? Мало ли в России известных людей? Он не государственный чиновник, он не состоит на государственной службе, это просто частное лицо, бизнесмен.

— Некоторые говорят, что его реальная задача — делать вашу грязную работу.

— Кто эти люди? И какую грязную работу? Я не занимаюсь никакой грязной работой. Всё, что я делаю, на виду. Это штамп у вас, у вас кто–то любит заниматься грязной работой. Вы думаете, что и мы то же самое делаем. Нет, это не так.

— Во–первых, Вы знаете, Вы признаёте это, он известный российский бизнесмен. Его обвиняют в ведении этой операции, это тот же человек, которого обвиняют в направлении российских наёмников в Сирию. И они ударили по комплексам, которые принадлежат поддерживаемым американцами единицам.

— Вы знаете, у этого человека могут быть самые различные интересы, в том числе, допустим, интересы в сфере топливно-энергетического комплекса в Сирии. Но мы никак не поддерживаем, не мешаем ему и не способствуем ему. Это его личная инициатива, частная.

— Вы не знали об этом?

— Ну я знаю, что несколько компаний, у нас там пара компаний, которые занимаются, в том числе, может быть, и его, но это ничего не имеет общего с нашей политикой в Сирии. И если он что–то делает, он делает это не по согласованию с нами, а, скорее всего, по согласованию с сирийскими властями или сирийским бизнесом, с которым он там работает. Мы в это не вмешиваемся. Разве ваше правительство вмешивается в каждый шаг представителей вашего бизнеса, тем более достаточно скромного? Это, по сути, средний бизнес. И что, ваш Президент вмешивается в дела каждой американской средней компании, что ли? Это разве не нонсенс?

— Если 13 россиян и три организации на самом деле вмешались в наши выборы, Вы ничего не имеете против этого?

— Да мне всё равно. Мне абсолютно безразлично, потому что они не представляют государство.

— Вам всё равно?

— Абсолютно безразлично. Они не представляют интересов Российского государства. А если вас что–то беспокоит, скажите нам официально, пришлите нам документы, подтверждающие это, объясните нам, в чём они конкретно обвиняются. Мы тогда посмотрим, если они нарушили российский закон…

— Да, я посмотрела.

— Нет, это не так. Если они нарушили российский закон, мы их будем привлекать. А если они российского закона не нарушили, тогда их привлекать в России не за что. Но вы в конце концов должны понять, что люди в России живут не по американским законам, а по российским. Так и будет. А если вы хотите с нами о чём–то договариваться, давайте сядем за стол переговоров, выберем предмет этих переговоров, договоримся, подпишем документ. Но вы же отказываетесь от этого!

Я Вам в третий раз говорю: мы предложили совместную работу в области киберпространства. Но США же отказываются от официальной работы по этому направлению, только в прессу вбрасывают каких–то 13 русских. А может, там не русские, может, там украинцы, татары, евреи, просто с русским гражданством. Да и то проверить надо, может, у них двойное гражданство или грин-карта, а может, им за эту работу американцы заплатили. Откуда вы знаете? И я не знаю.

— По крайней мере, одно свидетельство есть: Андрей Крутских — это советник Кремля по вопросам киберпространства [специальный представитель Президента Российской Федерации по вопросам международного сотрудничества в области информационной безопасности]. Когда в феврале 2016 года он выступал на Форуме по интернациональной безопасности, он, я цитирую, сказал: «Я предупреждаю вас: мы сейчас находимся на пороге того момента, когда мы будем на равных говорить с американцами в информационном пространстве». Что он имел в виду? Потому что это звучит как угроза прямо перед тем, как были взломаны выборы.

— Мне кажется иногда, что Вы шутите.

— Нет, я говорю совершенно серьёзно.

— Какой–то человек сказал о своём отношении к нашим контактам и работе в определённой сфере с нашими зарубежными партнёрами, в данном случае США. Да я понятия не имею, что он сказал. Вы у него и спросите тогда, что он имел в виду. Неужели Вы думаете, что я контролирую всё?

— Но он советник Администрации по кибервопросам.

— Ну и что? У нас две тысячи сотрудников Администрации, неужели Вы думаете, что я каждого контролирую? Вон Песков сидит напротив, мой пресс-секретарь, он несёт иногда такую «пургу», я смотрю по телевизору и думаю: чего он там рассказывает? Кто ему это поручил?

Я понятия не имею, что он сказал, ну Вы у него спросите. Вы думаете, что я должен комментировать всё, что говорят сотрудники Администрации либо Правительства, что ли? У меня своя работа.

— Я думаю, что, когда речь заходит о двух наших странах, Вы прекрасно знаете, что происходит, и сейчас это российская проблема. Дело в том, что только что перед Конгрессом выступили наши главы разведслужб, они говорят о том, что Россия — это крупнейшая угроза безопасности США в мире, больше чем ИГИЛ*. Вы не можете добиться отмены санкций, сейчас практически не существует отношений между нашими странами. Разве это вмешательство, знали Вы о нём или нет, не оказалось обратным ударом по России?

— Слушайте, Вы всё преувеличиваете. Я так же, как не знаю, что кто–то у нас что–то сказал, и не собираюсь комментировать эти высказывания, так и не отслеживаю, что у вас там в Конгрессе происходит.

Мне интереснее, что у нас в Государственной Думе происходит. Приняли закон в ближайшее время, который нужен для решения тех или иных проблем, связанных со здравоохранением или с системой жилищно-коммунального хозяйства, или не приняли, или затянули по каким–то вопросам. Или там лоббирование есть каких–то интересов, и не проходит какой–то очередной закон в сфере охраны природы, лесов и решения экологических проблем — вот меня что интересует. Что у вас там в Конгрессе дискутируют — Вы сами за этим следите, мне ещё не хватало этим заниматься.

— Вы знаете, что санкции не были отменены. Вы знаете, что отношения между нашими двумя странами сейчас находятся пусть не на исторически низкой отметке, но очень близки к ней. И отчасти именно поэтому российское вмешательство в американские выборы — это плохо.

— Послушайте, санкции совершенно не связаны с каким–то мифическим вмешательством в выборы в США со стороны России. Санкции связаны совсем с другим — с желанием остановить развитие России, сдержать Россию. Эта политика сдерживания России проводится уже десятки лет, время от времени. Сейчас опять к ней вернулись. Это неверная политика, она наносит вред не только российско-американским отношениям, но и американскому бизнесу, потому что даёт возможность освободить площадку для конкурентов американского бизнеса на нашем рынке.

Мы с Вами были в Санкт-Петербурге на Экономическом форуме. Самая большая делегация представителей бизнеса была из США. Люди хотят с нами работать, а им не дают, их сдерживают, чтобы Россию сдержать. Вот сдерживали-сдерживали, в том числе для того, чтобы не дать возможности развиваться нашей оборонной промышленности, вот вчера мы с Вами обсуждали, — получилось что–нибудь? Нет, не получилось, сдержать Россию не удалось и не удастся никогда. Это просто, Вы знаете, покушение со средствами, которые…

— В киберпространстве мы можем сдержать Россию?

— Я думаю, что Россию нигде невозможно сдержать. Надо это понять. Послушайте, вы Северную Корею не можете сдержать. О чём Вы говорите? Зачем это делать? Зачем друг друга сдерживать, нападать, подозревать в чём–то? Мы предлагаем сотрудничать.

— Вот мой вопрос Вам как раз: почему Вы постоянно вмешиваетесь в наши выборы? Или почему бы Вы не стали этого делать? Позвольте задать следующим образом вопрос.

В Санкт-Петербурге, в Москве, здесь, в Калининграде, Вы потратили почти всё наше время, говоря о том, что США вмешиваются в выборные процессы в России и что у России мощный арсенал средств в кибервойне. Вы говорите в то же время, что Вы не вмешивались. Вам не кажется это неправдоподобным?

— Мне абсолютно не кажется это неправдоподобным, потому что у нас нет цели вмешательства. Мы не видим, какой цели мы можем добиться, если мы будем вмешиваться. Цели нет. Допустим, мы поставили перед собой цель вмешаться. Просто так, ради процесса, что ли? Цель–то какая?

— Для того чтобы посеять хаос — такова цель?

— Послушайте меня. Вот недавно Президент Трамп сказал очень правильную вещь. Он сказал, что если Россия ставила перед собой цель посеять хаос, то она этого добилась. Но это произошло не из–за нашего вмешательства, а из–за вашей политической системы, внутренней борьбы, неразберихи и противоречий. Россия здесь совершенно ни при чём, абсолютно. Мы не имеем к этому никакого отношения. У себя разберитесь сначала.

А вот такая постановка вопроса, о которой я сказал, что вы имеете право вмешиваться везде, потому что вы несёте кругом демократию, а мы нет, она и порождает конфликты. Надо с уважением относиться к партнёрам, и тогда будут с уважением относиться к вам.

— Вы сказали, господин Президент, что Вы считали, что вмешательство в наши выборы было осуществлено некоторыми патриотически настроенными россиянами. И конечно, люди зададут следующий вопрос: а Вы патриотически настроенный российский гражданин?

— Я Президент Российской Федерации. И в мои конституционные обязанности входит решение целого ряда вопросов по защите интересов России. Когда я говорил о людях, которые патриотически настроены, я имел в виду, что на фоне ухудшающихся российско-американских отношений можно себе представить, что люди, а люди пользуются киберпространством, могут выражать свою точку зрения, своё мнение, в том числе и в этой мировой сети? Конечно, могут. А разве мы можем им это запретить? Но мы это не контролируем, и самое главное, что мы этим не управляем. Это не позиция Российского государства, я сразу Вам об этом говорю.

— Вы не можете, российские разведслужбы не могут понять, кто это делает, и вы не можете положить этому конец, узнав об этом?

— Может быть, если бы мы занялись этим целенаправленно, мы, наверное, выявили этих людей, если они существуют. Но у нас такой цели нет и задачи.

Мы вам предлагаем официальные переговоры, вы отказываетесь. И что вы хотите? Чтобы мы по щелчку из Конгресса начали здесь бегать и какие–то расследования проводить? Давайте сядем, подпишем договор в области работы в киберпространстве и будем его исполнять. А как вы хотите? Иначе в международных делах не делаются дела.

— То есть у Вас нет цели положить этому конец? И что это означает для наших выборов в 18–м году, в 20–м году? Мы можем ожидать похожих случаев?

— Я не сказал, что у нас нет цели положить этому конец. Я сказал, что у нас есть…

— Вы только что это сказали.

— Нет, я этого не говорил. Я сказал, что мы не вмешиваемся в частную жизнь наших людей и не можем им запретить высказывать свою точку зрения, в том числе и в сети. Но я также сказал, что официальная позиция Российского государства заключается в том, что мы не вмешиваемся как государство во внутриполитические процессы в других странах. Вот это самое главное. Я хочу, чтобы это было зафиксировано в нашем сегодняшнем разговоре и чтобы люди в США это поняли.

— Прошу прощения, я хочу дойти до более глубоких слоёв. Хотите и готовы ли Вы остановить ваших граждан, которые подобным образом себя ведут и которые подрывают отношения между нашими странами?

— Я хочу Вам сказать, что мы будем препятствовать всему, что нарушает российское законодательство или наши международные обязательства. В третий раз или в четвёртый я уже говорю и повторяю: мы готовы выйти на подписание соответствующего соглашения с Соединёнными Штатами. Вы отказываетесь до сих пор. Давайте сядем за стол переговоров, выберем то, что мы считаем важным, подпишем этот документ и будем его соблюдать с обеих сторон и соответствующим образом верифицировать и проверять.

— Прошу прощения, со всем уважением, я по–прежнему не услышала ответа: готовы ли вы действовать против российских граждан, которые совершили эти преступления? Если я не права, то, пожалуйста, поправьте меня. Конечно, вы не ведёте переговоров по этому вопросу с США, но внутри вы можете положить этому конец?

— Я хочу, чтобы Вы меня услышали. Мы будем препятствовать всему, что нарушает действующее в России законодательство. Если действия наших граждан, какие бы они ни были и против кого бы они ни были направлены вовне, нарушают действующие в России законы, мы будем на это реагировать. Если они не нарушают российских законов, то мы не можем на это реагировать.

— Каким образом?

— Да любым. Если они законы России не нарушают, их не за что привлекать.

— Разве это не нарушает российское законодательство?

— Но я должен посмотреть, что они сделали. Дайте нам материалы. Ведь никто ничего не даёт.

— Вы же знаете, о чём речь идёт. Это взлом серверов Демократического комитета и взлом почтовых ящиков, распространение дезинформации в Твиттере, различная дезинформация по нашей президентской кампании, по стрельбе во Флориде. Распространение информации, которая изменила течение президентской кампании.

— При всём уважении к Вам лично, при всём уважении к депутатскому корпусу, Конгрессу Соединённых Штатов, а мы с уважением относимся ко всем этим людям, я хочу, чтобы Вы в конце концов поняли. Есть же люди с юридическим образованием у вас? Наверное, есть. Сто процентов есть. И хорошо образованные люди. Они должны понимать и знать, что мы в России не можем никого преследовать, если они не нарушили российского закона. И мы даже не можем начать расследование, если повода для этого нет.

Поводом не может быть наш с Вами разговор сегодня и не может быть поводом расследование этого факта в Конгрессе США. Дайте нам хотя бы официальный запрос с изложением фактов, пришлите нам официальную бумагу. Ведь просто разговор в эфире не может быть поводом для расследования.

— Разведслужба, также специальный прокурор, который выступил с официальными обвинениями, — разве этого недостаточно, для того чтобы вы занялись этим делом?

— Абсолютно недостаточно. Если у Вас не юридическое образование, я могу Вам сказать: для этого нужен запрос.

— Юридическое.

— Тогда Вы должны понять, что для этого нужен официальный запрос в Генеральную прокуратуру Российской Федерации. И то у нас нет даже договора с вами о том, чтобы мы могли действовать. Но хотя бы бумагу пришлите.

— Владимир Путин не может дать указание о том, чтобы началось расследование о том, не было ли совершено что–то, что подрывает отношение с крупнейшим партнёром России — Соединёнными Штатами Америки?

— Документ давайте, запрос дайте официальный. Мы на него посмотрим.

— Сказали это в прошлом году. И сейчас есть официальное обвинение.

— Документа нет. Дайте запрос, документ в Генеральную прокуратуру. Нужно действовать по официальным каналам, а не с помощью средств массовой информации и ругани в Конгрессе США с обвинениями в наш адрес, которые ничем не подтверждены. Документ давайте.

— Позвольте задать Вам вопрос. В 2001 году Вы были Президентом, когда ФБР арестовало Роберта Ханссена за то, что он шпионил в пользу России. Пятнадцать шпионов были высланы из США. Кремль то же самое сделал — несколько дипломатов были высланы из России немедленно. В декабре 2016 года, после того как наши разведслужбы пришли к выводу, что на самом деле было вмешательство в наши выборы, два объекта дипломатической недвижимости были реквизированы, конфискованы, высланы несколько дипломатов. Тем не менее вы никак тогда не отреагировали на это. Почему?

— Мы считали, и сейчас я считаю, что это не имело под собой никаких оснований, во–первых.

Во–вторых, это было сделано в явном противоречии с международным правом и с Венской конвенцией о дипломатических сношениях. Это грубейшее нарушение международного права, ничем не обоснованное изъятие нашей собственности. Мы очень рассчитывали на то, что будет реакция новой администрации. Но, поскольку этого не происходит, я уже сказал об этом, и Министр иностранных дел это повторил, мы будем обращаться за защитой наших интересов в соответствующие судебные инстанции Соединённых Штатов.

— Могу я задать вопрос о Президенте Трампе?

Каждый раз, когда он что–то говорит о Вас, это всегда проникнуто уважением. Никогда у него нет жёсткого слова в отношении Вас. Тогда же, когда он говорит о своей партии или же о политических лидерах, или о своих сотрудниках, он постоянно их оскорбляет. Почему он так трепетно относится к Вам, как Вы считаете?

— Я думаю, что он не ко мне лично трепетно относится. Я думаю, что он опытный человек, он бизнесмен с очень большим опытом и понимает, что если есть необходимость наладить с кем–то партнёрские отношения, то нужно относиться к своему будущему или действующему партнёру с уважением, иначе ничего не получится. Я думаю, что это чисто прагматический подход. Это во–первых.

Во-вторых, даже несмотря на то, что для него это первый президентский срок, всё–таки он человек, который быстро учится, он прекрасно понимает, что на таком уровне, на котором мы находимся, заниматься взаимными претензиями, оскорблениями — это путь в никуда, это просто лишить наши государства последнего шанса на диалог, просто последнего шанса. Это было бы крайне прискорбно.

Если Вы обратили внимание, я со своей стороны и к нему, и ко всем своим коллегам, не только в Соединённых Штатах, и в Европе, и в Азии, также отношусь всегда с неизменным уважением.

— Возможно, Вы и относитесь, однако наш Президент назвал главу Северной Кореи маленьким человеком с ракетой. То есть он не столь дипломатичен, когда говорит о других. Наверняка Вы слышали об этом?

— Да, я слышал. Вы знаете нашу реакцию на этот счёт. Мы всех призываем к сдержанности.

— Что Вы думаете о Президенте Трампе?

— Это вопрос не очень корректный, потому что оценку работе Президента Трампа должен давать американский народ, его избиратель. Но вот что я отметил бы, нравится это кому–то или не нравится, нам некоторые вещи тоже могут не нравиться, но он всё–таки делает всё возможное для исполнения тех предвыборных обещаний, которые он давал американскому народу. Что ж, он последователен в этом смысле. Думаю, что на самом деле это единственно правильный способ подтвердить своё уважение тем людям, которые за него проголосовали.

— Он восхвалял Ваши лидерские качества. Является ли он эффективным лидером?

— Ну повторяю, это американский народ должен определить. Но у него ярко выраженные лидерские качества, конечно, присутствуют, потому что он берёт на себя ответственность при принятии решений. Нравятся эти, повторяю, решения кому–то или нет, но он всё-таки это делает. Это, безусловно, признак наличия этих лидерских качеств.

— Читаете Вы вообще когда–нибудь его твиты?

— Нет.

— Вы когда–нибудь публикуете твиты?

— Нет.

— Почему нет?

— У меня есть другие средства выразить свою точку зрения или провести какое–то решение. Ну Дональд более современный человек.

— Сказали бы Вы, что он является более ярким, чем Вы?

— Может быть.

— Возвращаясь к вмешательству в выборы. Есть две теории относительно Вас, по меньшей мере две теории.

Первая теория: когда Клинтон была госсекретарём, Вы чувствовали, что она вмешивалась в выборный процесс здесь в 2011 году, в 2012 году поощряла протесты, в том числе против Вас, и это Вас разозлило.

Вторая теория: когда были опубликованы «панамские документы», где были опубликованы денежные следы, ведущие к Вам, это стало для Вас последней каплей, и это заставило Вас разозлиться.

— Полный бред.

Что касается Хиллари, мы с ней лично знакомы, и в целом всегда, когда мы встречались, у нас был хороший диалог. Я, вообще, не очень понимаю, почему на каком–то этапе… Видимо, её советники посоветовали сосредоточить часть своей избирательной кампании на критике того, что происходит в нашей стране. Ну это их выбор. Я никогда это не относил лично на её счёт. Это просто такая линия поведения.

Что касается всяких досье, то это вообще полный бред. Там кого–то упоминали из числа моих знакомых, друзей, ну и что? Ничем это, как известно, не закончилось, всё это чушь, ерунда и просто трескотня в прессе. Я, вообще, даже забыл об этом, даже не очень помню, о чём там шла речь. И вообще меня ничего не может разозлить в этом плане. Я руководствуюсь прагматичными соображениями, а не эмоциями.

— Раз Вы упомянули это, Ваш друг был упомянут в «панамском досье». Разрешите мне задать вопрос о Сергее Ролдугине. Говорят, что он познакомил Вас с Вашей бывшей женой, что он крёстный отец одной из Ваших дочерей. Он ведь виолончелист.

— Да, я этого человека очень хорошо знаю, это один из моих друзей. Он замечательный музыкант. Вся его жизнь посвящена искусству, музыке. У нас много, кстати говоря, деятелей искусства, которые так или иначе бизнесом занимаются. У него, кроме меня, есть и другие связи в стране, в том числе с представителями бизнеса, которые включили его в эту работу. Он законным образом заработал определённые деньги. Никаких сотен миллиардов он не зарабатывал. Все деньги, которые он лично заработал, он пустил на приобретение музыкальных инструментов за границей и ввёз их на территорию Российской Федерации. Некоторые из этих инструментов он использует сам, практически один, виолончель, он на виолончели играет.

— 12 миллионов долларов.

— Да, по–моему, так, что–то в этом роде. Но это уникальный инструмент.

— Много денег.

— Да. Представляете, он такой ненормальный человек, а люди искусства все немножко с приветом, он все эти деньги истратил на приобретение музыкальных инструментов. Купил, по–моему, две виолончели, по–моему, две скрипки, на одной играет сам, все остальные раздал другим музыкантам, и они используют их в работе. Они все ввезены на территорию России.

— Согласно «панамскому досье» и документам, которые опубликованы о счетах в офшоре, у него по крайней мере 100 миллиардов долларов активов. У него есть доля в крупнейшем российском медиаагентстве, у него есть яхта, у него есть проценты в российском банке. Он отличный музыкант.

— Вы знаете, я не в курсе его бизнеса, его дел каких–то, но можете мне поверить, я точно знаю, что реальных доходов у него ровно столько, чтобы купить эти музыкальные инструменты. Всё остальное — это какие–то бумажные движения, на бумаге, ничего у него больше нет, кроме того, что он приобрёл. Может быть, у него что–то ещё есть, но это Вы у него должны спросить, я же не контролирую его жизнь.

— Вопрос следом: как виолончелист зарабатывает столько денег? Люди задаются этим вопросом, потому что многие считают…

— Послушайте, возьмите очень многих наших представителей искусства, да и у вас, наверное, такие есть. У вас же есть представители искусства, в том числе из Голливуда, которые то ресторан содержат, то акции какие–то купили. Что, в США мало таких представителей шоу-бизнеса и искусства, что ли? Да полно, гораздо больше, чем у нас. И у нас очень много таких, которые занимаются бизнесом, кроме своей творческой деятельности, очень много. Он один из них. Ну и что? Вопрос ведь не в том, занимается он или нет, получил он какую–то прибыль или не получил. Вопрос в том, нарушил он что–нибудь или нет. По моим данным, он ничего не нарушал.

— То есть нет вопросов с тем, чтобы делать деньги, я из Америки, мы капиталисты. Но вопрос лишь в том, Ваши ли это деньги на самом деле, которые Вы заработали?

— Это точно не мои деньги. Я даже не считал, сколько их у господина Ролдугина, как я сказал. Но, по моим данным, в своей деятельности как в творческой, так и в бизнес-составляющей, он никогда ничего не нарушил, ни одного российского закона, ни одной правовой нормы.

— Говоря о деньгах. В 80–х годах, в 90–х годах на волне банкротств сложно было получать кредиты в США, поэтому Трампу нужно было обращаться в другие места. Старший сын Трампа сказал, что в России содержится диспропорциональная концентрация наших активов, мы вливаем большие деньги в России. Знаете ли Вы о том, что большие деньги, связанные с Россией, шли в собственность Трампа?

— Чушь это всё. Никаких вливаний на собственность Трампа в России не было, насколько мне известно. Я даже не знаю, были ли такие планы серьёзные.

— Неужели?

— Послушайте, вам всё кажется, что весь мир крутится вокруг вас. Это не так.

— Это не обо мне, это о том, что сказал сын Дональда Трампа.

— Но вы думаете, что мы все знаем, что сказал сын Дональда Трампа, — ну не так это, понимаете? Дональд приезжал сюда, в Россию, когда ещё не был даже кандидатом. Я даже не знал, что он приезжал. То есть задним числом я об этом узнал, мне сказали, он, оказывается, был в России. Что сказал его сын по этому поводу, я тоже понятия не имею. Послушайте, я не знаю, что он сказал. Он что–нибудь нарушил или нет, сын Дональда Трампа? Если он что–то нарушил, предъявите к нему претензии. А если он ничего не нарушил, что Вы цепляетесь за каждое слово?

— За год до того, как Дональд Трамп хотел стать президентом, он говорил, что он знал Вас, он много говорил с Вами. Это правда?

— Нет. Я с ним не был знаком никогда. До его президентства, до того, как он выдвинул свою кандидатуру?

— Да, до того, как он выдвинул свою кандидатуру.

— Нет, мы не были с ним знакомы. Мы никогда с ним даже не разговаривали — ни по телефону, никак.

— Вы очень скоро будете, скорее всего, избраны на четвёртый срок президентства России, правильно?

— Посмотрим. Как решит российский избиратель.

— Как кто-то вроде Владимира Путина, который столь популярен в России, как Вы, мог бы почувствовать хоть какую–то угрозу от Навального? Я понимаю, что он попал в серьёзную беду. Но могли бы вы стать с ним партнёрами и позволить ему стать вызовом для Вас?

— Вопрос о том, с кем я мог бы сотрудничать, с кем бы я не хотел сотрудничать, — я Вам могу сказать абсолютно откровенно: я хотел бы сотрудничать с теми людьми, и готов это делать, которые стремятся к тому, чтобы Россия стала сильнее, эффективнее, стала конкурентоспособной страной, самодостаточной. Но для этого у людей, о которых мы с Вами говорим, должна быть ясная, чёткая программа действий, направленных на развитие страны в современных условиях. Такие люди есть, в том числе и…

— Могли бы его также помиловать, чтобы он стал достойным оппонентом? Навальный как раз такой человек, он достаточно популярен здесь, в России.

— Помиловать можно любого человека, если он этого заслуживает.

— Почему Вы этого не сделали?

— Если он этого заслуживает. Исключений здесь нет ни для кого, нет ни для кого исключений. Но мы же сейчас говорим не о помиловании, мы сейчас говорим об определённых политических силах. У них нет программы развития страны. У них что положительного есть и что мне в принципе нравится? Это то, что они вскрывают проблемы, и это хорошо на самом деле, это правильно, и это нужно делать. Но для позитивного развития страны этого недостаточно, совсем недостаточно. Потому что только сосредоточить своё внимание на проблемах, это не просто мало, а это даже опасно, потому что это может вести к определённым разрушениям, а нам нужно созидание.

— Наши политические аналитики говорят о Ваших шансах: если у Вас нет какого–то значимого оппонента, то, скорее всего, Вы одержите победу на выборах. А что дальше, что будет после этого? Китайский Председатель только что отменил ограничение на президентские сроки. Это то, что Вы бы сделали тоже?

— Я не думаю, что сейчас на этой с Вами встрече, в этой беседе, в интервью американскому телевидению я должен рассказывать о своих политических планах. Но я и вчера, по–моему, Вам говорил и сказал, что я никогда не менял Конституцию, не делал это тем более под себя, и у меня нет таких планов и на сегодняшний день.

Что касается Китая, то прежде чем критически относиться к тем или другим решениям в такой стране, как Китай, нужно подумать и вспомнить, что там живёт полтора миллиарда человек, и, подумав об этом, нужно прийти к выводу о том, что все мы заинтересованы, чтобы Китай был стабильным процветающим государством. А как это лучше сделать, это, наверное, виднее самому китайскому народу и китайскому руководству.

— Можете ли Вы уйти из власти? Потому что многие эксперты говорят, что это практически было бы невозможно для Вас, потому что в Вашем статусе Вы, скорее всего, окажетесь в тюрьме в результате действий Ваших противников, или произойдёт что–то ещё гораздо более ужасное. То есть Вам нужно, чтобы сохранить свою дееспособность и чтобы быть в порядке, оставаться у власти.

— Ваши так называемые эксперты выдают желаемое за действительное. Я уже много слышал бредней по этому поводу. Почему вы думаете, что обязательно после меня к власти в России должны прийти люди, которые готовы будут разрушить всё, что сделано мною за последние годы? Может быть, наоборот, это будут люди, которые захотят укрепить Россию, создать для неё будущее, создать для неё платформу развития для следующих поколений. Почему вы вдруг решили, что придут разрушители, которые всё будут разрушать и уничтожать? Может быть, кому–то этого бы и хотелось, в том числе и в Соединённых Штатах. Но не думаю, что они правы, потому что Соединённые Штаты, как мне кажется, как раз заинтересованы в другом — в том, чтобы Россия была стабильной, процветающей и развивающейся страной, если у вас есть, конечно, возможность, заглянуть хотя бы на 25-50 лет вперёд.

— Присмотрели ли Вы какого–нибудь последователя? Есть ли у Вас кто–то уже на уме?

— Я с 2000 года об этом думаю. Думать не вредно, но в конечном итоге выбор всё равно будет за российским народом. Всё равно, симпатизирую я кому–то или, наоборот, мне кто–то не нравится, кандидаты придут на выборы, и в конечном итоге окончательное решение примут граждане Российской Федерации.

— Позвольте мне задать Вам вопрос о Сирии. Как Вы считаете, нападение с использованием химического оружия в Сирии — это ложные новости, дезинформация?

— Конечно.

Во-первых, правительство Сирии давно уничтожило химическое оружие.

Во-вторых, мы знаем о планах боевиков инсценировать применение химического оружия со стороны сирийской армии.

А в-третьих, это всё попытки, которые неоднократно в недалёком прошлом имели место, эти обвинения, использование этого как предлог для консолидации усилий в борьбе с Асадом. Нам это всё хорошо известно, понятно и даже неинтересно. Так и хочется сказать: скучно, девочки.

— Тела детей, погибших от зарина, — Вы хотите сказать по этому поводу «скучно»?

— А Вы уверены в том, что эти тела — это результат деятельности правительственных войск? Я считаю наоборот, что это результат деятельности преступников, криминальных элементов и радикальных элементов — террористов, которые совершают эти преступления, для того чтобы обвинить в этом Президента Асада.

— А ООН пришла к другим выводам. Они провели вскрытие тел погибших детей, и ваш Министр иностранных дел говорит, что всё это было придумано. Вы тоже считаете, что всё это было придумано?

— Конечно. Абсолютно уверен в этом даже. Ведь там не было никакого серьёзного расследования.

— И не было мёртвых тел?

— Может быть, мёртвые тела и были, что случается на войне. Вы посмотрите, как брали Мосул — сровняли всё с землей там. А посмотрите, как брали Ракку — до сих пор из руин ещё не достали тела и не похоронили. Вам не хочется об этом вспомнить?

— Мы называем это попыткой уйти от ответа, указывая на ошибки других, для того чтобы оправдать себя или своего союзника. Мы говорим о том, что зарин был использован против детей, они погибли. Вы международной общественности говорите, что этого не произошло.

— Послушайте, для того чтобы быть уверенным в этом, нужно провести тщательное расследование с выездом на место, со сбором доказательств. Ничего этого сделано не было. Давайте сделаем.

— Давайте сделаем. Они хотели провести расследование, они хотели изучить вертолёты, они хотели также направить своих инспекторов на этих вертолётах, которые находились там, но Россия сказала «нет». Почему же Россия сказала «нет»?

— Ничего подобного не было, Россия не говорила «нет». Россия выступает за полноценное расследование. Если Вы этого не знаете, пожалуйста, услышьте это от меня. Это неправда, мы никогда не были против объективного расследования. Это ложь. Это обман такой же, как и сотрясание пробиркой с якобы имеющимся оружием массового уничтожения в Ираке, которое было подсунуто ЦРУ своему Министру иностранных дел и который потом за это извинился, но страну уже разрушили. Это такой же фейк, такой же вброс, который не имеет под собой серьёзных оснований. Для того чтобы эти основания были серьёзными, надо провести расследование. Мы за это расследование.

— С начала года было по крайней мере четыре нападения с использованием химического оружия на основе хлора. Секретарь США Тиллерсон только что заявил о том, что это ответственность России, потому что в Иране обещали, что вы положите конец и предотвратите подобные химические нападения в Сирии. Что Вы ответите на это?

— Я скажу, что мы не имеем к этому а) никакого отношения; и мы требуем полноценного расследования.

А что касается преступлений, вернитесь к Ракке, пожалуйста, и захороните хотя бы тела, которые лежат ещё в руинах и развалинах после нанесения соответствующих массированных ударов по жилым кварталам. И расследуйте это дело, тогда будет чем заняться.

— Один из вопросов, который возникнет у наших зрителей: как мы найдём дорогу назад? Как мы вернёмся к тому, чтобы две эти великие нации были настроены менее враждебно друг к другу, чтобы они были больше союзниками? Вы согласны, что сейчас это не так, что мы не союзники?

— К сожалению, нет. Но не мы же записали вас во враги. Вы приняли решение на уровне парламента, на уровне Конгресса, записали Россию в число врагов. Зачем вы это сделали? Мы, что ли, ввели санкции в отношении Соединённых Штатов? Это США ввели санкции в отношении нас.

— Знаете почему?

— Нет, я не знаю. Я могу тогда Вам другой вопрос задать: а зачем вы способствовали государственному перевороту на Украине? Ну зачем вы это сделали? Вы прямо, публично признали, что истратили на это миллиарды долларов. Публично же ваши официальные лица об этом сказали. Зачем поддерживать госперевороты, вооружённую борьбу на территории других стран? Зачем вы поставили ракетные системы вдоль наших границ?

Послушайте, давайте сядем спокойно и поговорим и разберёмся. Вот мне кажется, что действующий Президент этого хочет, но определённые силы не дают это ему сделать. Но мы–то к этому готовы по любому вопросу: и по ракетной проблематике, и по киберпространству, и по борьбе с терроризмом. В любую секунду. Но надо, чтобы была готова американская сторона. Но когда–нибудь общественное мнение Соединённых Штатов подтолкнёт, наверное, политическую элиту к началу этого процесса. Как только наши партнёры будут готовы — в эту же секунду, пожалуйста.

— Прежде чем мы закончим наше интервью: какое наследие Вы надеетесь оставить после себя?

— Я просто уверен, что Россия приобретёт дополнительную мощную динамику развития, будет устойчивой, со сбалансированной демократией, с хорошими перспективами использования последних достижений технологической революции. Мы будем и дальше работать над совершенствованием нашей политической системы, судебной системы. И всё это вместе, уверен, будет укреплять и единство Российской Федерации, и единство нашего народа, и создаст перспективы для уверенного движения вперёд на длительную историческую перспективу.

— Господин Президент, спасибо большое за это интервью.

— Спасибо.

* ИГИЛ — террористическая организация, запрещенная в РФ.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 марта 2018 > № 2523242 Владимир Путин


Россия. ПФО > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > kremlin.ru, 7 марта 2018 > № 2523224 Владимир Путин

Встреча с женщинами-предпринимателями.

В.Путин: Хорошее место мы выбрали для встречи, но опасное. Трудно удержаться, уж больно продукция хороша.

Я хочу вас поприветствовать, добрый день!

Мы встречаемся в преддверии 8 Марта, поэтому я в начале встречи хочу вас всех поздравить с этим праздником, пожелать вам всего самого доброго.

Вчера на встрече в Нижнем Тагиле с ребятами и девушками, которые выбрали для себя инженерное направление, выбрали рабочие специальности, так, вскользь, затронули и вопрос о том, есть ли, существуют ли сегодня женские и мужские профессии. Не знаю, заметили ли вы, было ли это в СМИ. Видите, их там тоже это интересует.

Судя по тому, что у нас за встреча сегодня, судя по тому, кто здесь собрался, совершено ясно, что эта грань абсолютно стирается, потому что для того, чтобы быть или крупным акционером, или даже миноритарием, но всё-таки активным миноритарием, быть руководителем производства – это требует особых качеств, прежде всего лидерских качеств.

И мне кажется, что для женщин это вполне свойственно, и даже есть преимущество определённое, потому что всё-таки мужчина, так скажем, пожёстче. А если лидерские качества сочетаются с женскими – в прямом смысле этого слова – чертами характера, то результат часто бывает гораздо выше, чем просто пробивные возможности крепких мужчин.

Уверен, что у нас разговор будет предметный, даже немножко побаиваюсь, потому что вы люди конкретные, работающие, сталкивающиеся с проблемами, которые возникают в ходе этой работы. Но мы постараемся, я и исполняющий обязанности губернатора, помощники здесь присутствуют, полпред, – мы все вместе постараемся достойно представить мужскую часть человечества в этой беседе.

Я вас ещё раз сердечно приветствую и поздравляю с наступающим праздником.

Л.Ерошина: Владимир Владимирович, я не буду Вас грузить своими проблемами и проблемами хлебопекарной отрасли. Мы сегодня с Вами прошли по комбинату, и Вы всё увидели. Мы что возможно и невозможно делаем своим коллективом. А я думаю, что и девчонки меня поддержат, я считаю, что сегодня самый счастливый день в моей жизни.

В.Путин: Спасибо.

Л.Ерошина: Хотя я не скрываю, я прожила уже 65 лет, но такого дня… Я вообще об этом даже не мечтала. И когда два дня назад нам сказали, что у нас предстоит такой визит, Вы знаете, я, наверное, до сегодняшнего времени ещё пока в таком состоянии, что не могу это понять. Весь коллектив очень старался. Вы видели, как они радостно встретили Вас. Вы зашли в кондитерский цех – они все захлопали.

В.Путин: Спасибо.

Л.Ерошина: Они меня спрашивали: а можно или нет? Я говорю: не знаю. Но мы всё–таки похлопали.

Поэтому я, пользуясь случаем, ещё раз хочу сказать Вам большое спасибо. Конечно, и руководству нашей Самарской области, а в первую очередь Вам, что Вы выбрали наше предприятие. Как я знаю, за свою бытность Президентом Вы мало были на таких предприятиях, да?

В.Путин: Пару раз был.

Л.Ерошина: Второй раз. Сызрань, «Хлеб», где Вы просто вечером приехали. А здесь Вы сегодня днём посмотрели всё производство. Большая Вам благодарность за это.

Вам удачи во всём, и знайте, что мы, женщины, всегда Вас поддержим во всём!

Спасибо большое.

В.Путин: Спасибо большое.

Вот сейчас только рассказывали о том, как строилась судьба этого предприятия, и в лучшие годы по семь тонн хлебобулочных изделий выпускали. В 92–м году, вот Вы мне сказали, сколько выпускали?

Л.Ерошина: В 92–м году производство наше дошло до девяти тонн хлеба и булочных изделий и 300 килограммов тортов, хотя при пуске завода мы делали до семи тонн продукции кондитерского цеха четырёх наименований тортов. Вы все, наверное, знаете: подарочный, бисквитно-кремовый… Вагонетками просто отгружали, не успевали.

И сейчас мы, конечно, за этот период очень много сделали на своём предприятии. Большая реконструкция в хлебобулочном производстве, Вы видели, Владимир Владимирович, совершенно новое производство открыто – это производство слоёных и сдобных изделий. И наша гордость – это кондитерский цех. Сегодня мы до трёх тонн делаем в кондитерском производстве и около 40 тонн делаем хлебобулочных изделий.

В.Путин: Красивая продукция. Опасная.

Л.Ерошина: По этому процессу я Вам уже сказала.

Я Лидия Сергеевна Ерошина, кто не знает, генеральный директор Самарского БКК. 23 года я директор этого предприятия, 30 лет работаю на этом предприятии так, как и существует это предприятие. Но у меня вот так судьба сложилась, что я вообще по образованию инженер-строитель, и когда пришла в хлебпром в 82–м году с «Куйбышевхлебпрома», руководитель решил взять с полки проект, который уже запылился, и построить в Куйбышеве тогда хлебозавод №6, это он был по проекту. Не было батонов, не было кондитерских изделий. Я сначала перерабатывала этот проект, потом принимала участие в строительстве. И по просьбе моей попросила перевести меня сюда, на комбинат, лишь потому, что я очень близко, здесь жила. Начала с начальника отдела кадров, и в 94–м году я стала генеральным директором, так решило акционерное общество.

В.Путин: Ну вот мы Вас поздравляем с успехами и с этой карьерой.

Л.Ерошина: Спасибо.

В.Путин: Пожалуйста.

А.Татулова: Здравствуйте!

В.Путин: Здравствуйте!

А.Татулова: Я вообще очень нервничаю сейчас. Спасибо, конечно, спасибо. Но у меня пять листов проблем, у меня ещё вот здесь…

В.Путин: Точно до АСИ нам сегодня не добраться, у нас встреча–то, мероприятие основное в Самаре – совещание по линии Агентства стратегических инициатив. А эта встреча предпраздничная, но, я чувствую, неизвестно, где будет больше конкретных вопросов, да?

Пожалуйста.

А.Татулова: У них есть моя бумажка тоже, я там тоже подготовилась.

Я немножко про себя расскажу. Меня зовут Анастасия Татулова, я предприниматель, дочь адмирала ВМФ, мама двух сыновей, один из которых уже тоже предприниматель и в акселераторе АСИ с образовательным проектом своим развивается. Живу и работаю в Москве, бизнесу моему восемь лет. Так вот получилось, что мы подряд выступаем, бизнес мой почти такой же радостный. У меня сеть из 42 кафе уникального формата, таких кафе нет в мире, – это кафе для детей и их родителей. И мы самая крупная такая сеть. Мы есть в России, Белоруссии, Казахстане, Азербайджане, и кроме кафе ещё в Москве у нас есть кондитерская фабрика небольшая. Поэтому если Вам ещё захочется посетить какое–нибудь интересное кондитерское производство, мы Вас с удовольствием ждём.

В.Путин: Пришлите что–нибудь попробовать.

А.Татулова: Обязательно. Ваш протокол сразу не разрешает, чтобы Вы пробовали.

В.Путин: Ну разрешит, я попрошу.

А.Татулова: Всё, договорились. Вы, главное, запишите там, что разрешили, чтобы попробовали.

Компания совершенно женская, в компании работают 1200 человек сейчас, и весь топ–менеджмент у нас женщины. Мы в этом плане уникальная компания, к нам приезжают опытом обмениваться иностранные компании.

В.Путин: С других предприятий?

А.Татулова: Да–да, иностранные компании.

Я тоже хочу сказать большое спасибо. Я не могу сказать наверное, что это самый счастливый день в моей жизни, но я настолько рада, что вот так случилось, что Вы на женское предпринимательство стали обращать внимание. Потому что на недавнем совещании министр Шувалов сказал, что он вообще не понимает, что такое женское предпринимательство, но теперь увидел и понимает.

В.Путин: Шувалова понизили. (Смех.) Он вообще–то первый вице-премьер, ну министр – тоже хорошо.

Реплика: Вот что делают женщины.

В.Путин: Пусть переживает.

А.Татулова: А потому что надо знать, что такое женское предпринимательство, так вот нельзя бросаться такими словами.

Сейчас получается, что женщины-предприниматели… существует мировой рейтинг женщин-предпринимателей, Россия в нём – мы на 55–м месте из 77. Это немножко позорное место, потому что, например, существует рейтинг женщин, которые занимают высокие управленческие позиции топ–менеджеров, и Россия в первой пятёрке, не то что где–то в конце, а в первой пятёрке. У нас очень много топ–менеджеров, и на государственных постах уже много влиятельных женщин. Но вот в плане предпринимательства, к сожалению, 55–е место. Поэтому для нас очень важно, чтобы государство и Президент заметили, что мы существуем. Говорят, вроде бы, что гендерность – это плохо, предпринимателей не надо делить на женское и мужское. Мне кажется, важно женское предпринимательство. Не потому что нам хочется каких–то преференций, а потому что женщины, все мы работаем в индустриях, куда мужчины в принципе не особо рвутся. То есть это вещи, связанные с образованием, с работой с детьми, это социальные проекты. Нам помогает это улучшить как–то мир вокруг себя. То есть мы пока не про космические корабли, которые бороздят просторы вселенной, а про классную комфортную жизнь у нас внутри района, двора, страны, города.

Я теперь про проблемы.

В.Путин: Кстати, извините, вчера тоже вспоминал в Нижнем Тагиле, по линии IT–технологий, по информационным технологиям девушки наши первые места берут на международных соревнованиях, золотые медали. Поэтому в этой области женщины тоже активнее и активнее, включаются и развиваются, добиваются успехов, а не только в тех традиционных, о которых Вы сейчас сказали.

А.Татулова: В любом предпринимательском исследовании в принципе на первом месте самым большим препятствием для развития предпринимательства и для открытия своего бизнеса стоит не отсутствие денег и не отсутствие знаний, стоит страх за собственную безопасность. В женском предпринимательстве это вообще с большим отрывом, это та вещь, которая мешает и пугает людей открывать собственный бизнес.

Я очень благодарна Вам за начавшуюся реформу контрольно-надзорной деятельности, мне очень хочется, чтобы она шла немножечко побыстрее. Мы – чем можем. Готовы участвовать, в рабочих группах мы принимаем участие. Очень важно, чтобы она шла быстрее. И у нас там такая беда случилась. Так как плановые проверки Вы отменили, то теперь мы погибаем под внеплановыми проверками, которых бывает девять в месяц. Я очень прошу: давайте с этим что–то сделаем.

В.Путин: Прокуратура должна разрешать или не разрешать. Всё равно прорываются?

А.Татулова: Нет, им не разрешают. Потому что, Вы понимаете, нет чётких критериев. Получается, что можно инициировать какую–то фиктивную жалобу, и к тебе придут. На следующей неделе ещё одну такую жалобу. Это используется и как рейдерство, и как недобросовестная конкуренция, и как давление со стороны правоохранительных органов.

В.Путин: Вы слышали, наверное, я в Послании специально этому уделил целый раздел, небольшой, но всё–таки содержательный, где говорил о том, что в основном эти проверки должны происходить в удалённом режиме, а некоторые и по некоторым направлениям вообще без конкретного участия контролёров. А контролёры непосредственно должны принимать участие и проводить эти проверки только на предприятиях, связанных с высоким риском, и так далее. Мы сейчас готовим целый набор предложений. Я вас уверяю, добьёмся того, чтобы в самое ближайшее время всё это было реализовано.

А.Татулова: Спасибо большое, очень жду.

Ещё есть вопрос, Вы несколько раз говорили об этом: надо ввести полный и окончательный запрет на заключение в СИЗО предпринимателей, обвиняемых в экономических преступлениях, в первую очередь женщин с детьми, беременных. Ведь можно заменить эту меру – подписка о невыезде, домашний арест. Зачем сажать человека, даже когда он ещё…

В.Путин: Это уже есть, по–моему.

А.Татулова: Вы знаете, опять в феврале был этот же случай, когда посадили в тюрьму женщину, она беременная, у неё маленький ребёнок.

В.Путин: Но это просто, видимо, нашли какой–то другой повод. Потому что за чисто предпринимательскую деятельность, за нарушения закона в сфере предпринимательской деятельности, экономических преступлений там уже есть практически запрет на арест. Это уже внесено. Это 99–я, по–моему, статья УК. Давайте посмотрим ещё раз, внутрь 99–й заглянем. Посмотрим, как это всё сформулировано и как это работает на практике.

Мы целенаправленно вносили изменения в законодательство, в том числе и в эту 99–ю статью УК. Но если это продолжается, я Вас уверяю, наверняка там нашли какой–то другой повод, не связанный с чисто экономической деятельностью. Надо посмотреть, проанализировать практику.

Полностью согласен. Будем над этим работать, даже не сомневайтесь.

А.Татулова: Просто хочется, как профессору Преображенскому, такую окончательную бумажку, чтобы не находилось больше ничего.

В.Путин: Броню.

А.Татулова: Да, броню.

С.Чупшева: Всё, хватит.

А.Татулова: Нет, я всё равно свои два вопроса договорю. Я быстро.

В.Путин: Вот успешный предприниматель.

А.Татулова: Я работаю в такой сфере, в которой очень странная система налогообложения. То есть мы покупаем сахар, муку, яйцо за десять процентов НДС – мы уже не маленькая компания, мы уже давно не на упрощёнке – молоко, складываем из него продукт, добавляем туда волшебные руки кондитера, один стручок ванили – продаём за восемнадцать.

Я никак не могу понять: как так происходит? Не могли бы Вы всё–таки дать поручение, может быть, ошибочка какая–то там закралась? Потому что так не может быть!

В.Путин: Ещё раз, не понял.

А.Татулова: Мы покупаем продукты под десять процентов НДС, мы делаем из этого продукта готовое изделие, которое на 90 процентов, на 99 может состоять из этих десяти процентов. А исходящий НДС, когда мы ставим продукт на полку или продаём его в кафе, – восемнадцать. То есть это делает нас совершенно неконкурентоспособными рядом с каким–то человеком, который дома у себя варганит что–нибудь на упрощёнке. Может быть, можно как–то пересмотреть так, чтобы вот этот исходящий НДС складывался согласно доле продуктов? Если они восемнадцать процентов – восемнадцать, но если они все десять, то почему мы продаём за восемнадцать тогда?

В.Путин: Это вопрос, который мы уже год обсуждаем как минимум.

А.Татулова: То есть есть шансы, да?

В.Путин: Это сложный вопрос, потому что скажу непопулярную вещь, но я пока никакой там позиции не занял, но есть мнение, что вообще все льготы ведут к злоупотреблениям. И в конечном итоге под видом этих льгот проталкивается совершенно другой вид деятельности, другие продукты, и бюджет несёт колоссальные убытки из–за этого. И вот отсюда всякие нестыковки: это по десять процентов, окончательный вариант по восемнадцать процентов. И непонятно, кто там что выигрывает. Но проблема известна, понятна. Занимаемся.

А.Татулова: Всё повосемнадцать лучше, чем по десять, по восемнадцать, потому что это создаёт проблемы.

В.Путин: Да–да, я понимаю. Лучше когда всё ровно. Лучше, может быть.

М.Латыпова: Нет, по десять лучше, конечно.

В.Путин: Есть ведь разные варианты, как предложение, повторяю, никаких решений ещё не принято, понизить существенным образом НДС, но зато всё выровнять. Или ничего там не отменять, но какие–то дополнительные меры использовать.

Я надеюсь, вы всё–таки занимаетесь бизнесом и наверняка в части, вас касающейся, слышали то, что в Послании звучало. Ведь это всё: и здравоохранение, и медицина, и инфраструктура, высокие технологии, связанные с участием государства, – требует финансовых ресурсов. Большой вопрос: за счёт чего мы их получим? И нужно решить этот вопрос так, чтобы не подавлять экономическую активность. Мы это тоже прекрасно осознаём и понимаем. Потому что, если за счёт подавления экономической активности, то тогда всё это не имеет смысла. Здесь набор инструментов не такой большой. Он есть, но нужно очень точно, адресно им распорядиться. Просто пока не хочу забегать вперёд, но решения будут приниматься в ближайшее время.

А.Татулова: Мой бизнес находится на стыке детской отрасли и пищевой. И получается, что мы, те, кто производит детскую пищёвку, не относимся ни к кому. Минпромторг ответственен за всю индустрию детских товаров, кроме пищевых детских. То есть нас как бы потеряли в процессе. Можно нас «найти» и всё–таки к кому–то прикрепить? Потому что Минсельхоз поддерживает сельхозпроизводителей, Минпромторг ответственен за индустрию, кроме пищевой. Нас потеряли в процессе.

В.Путин: Разве?

А.Татулова: Да, это так. Поэтому нам даже пойти что–то попросить не к кому.

В.Путин: Пометь, пожалуйста. Хорошо. Это неожиданно, честно говоря, но я услышал. Хорошо.

А.Татулова: Спасибо.

В.Путин: Спасибо Вам большое.

Прошу Вас.

Г.Мустафина: Добрый день!

Меня зовут Мустафина Гульнара Хамитовна. Я руководитель организации «Строительная компания «Атриум». Мы занимаемся благоустройством, озеленением. Один из последних достойных проектов, который мы реализовали, это благоустройство парка «Зарядье» и благоустройство парка плавательного центра «Лужники». Он ещё в процессе.

Мы столкнулись с проблемой – причём не только мы, эта проблема носит системный характер, но я расскажу со стороны предпринимателей – это отношения между предприятиями и банками.

Благодаря введению 115–го ФЗ случаются очень серьёзные проблемы в работе, в реализации проекта: банки блокируют расчётные счета неожиданно, абсолютно без объяснения причин, мешая репутации организации, мешая тому, чтобы вовремя реализовывать контракты, расплачиваться с поставщиками, расплачиваться с контрагентами, вплоть до того, чтобы выдавать зарплату сотрудникам.

В.Путин: Под каким предлогом блокируют счета, я не понимаю?

Г.Мустафина: 115–й ФЗ, сомнительные операции.

В.Путин: Усматривают какие–то элементы сомнительных операций?

Г.Мустафина: Да, на ровном месте, причём поголовно. И самая большая проблема – без объяснения причин.

В.Путин: Андрей, поясни.

А.Белоусов: Эта проблема стала, к сожалению, массовой. У нас есть три основания заблокировать транзакции. Собственно, речь идёт об отдельных операциях.

Первое основание – это 115–й ФЗ о легализации доходов, полученных преступным путём, и так далее.

Второе – это претензии Налоговой службы.

И третье – это открытое уголовное дело.

90 процентов примерно как раз идёт через 115–й ФЗ, а там основания для такой блокировки прописаны очень общо. И фактически это всё отдано сейчас на усмотрение самих банков, то есть это вообще выпало из сферы регулирования. Мы эту тему обсуждали, нужно как можно быстрее сейчас просто и Банку России, и Правительству просто внести изменения в закон, сделать подзаконный акт или просто конкретно прописать случаи, когда это можно делать.

В.Путин: Поручение подготовьте. Мы займёмся.

Г.Мустафина: Спасибо большое.

В.Путин: Не за что.

Пожалуйста.

Н.Касперская: Владимир Владимирович, здравствуйте!

Меня зовут Наталья Касперская, я занимаюсь информационной безопасностью, больше десяти лет я руковожу группой компаний «ИнфоВотч». И у нас в группе есть компания под названием «Крибрум», которая анализирует социальные сети. Вообще, довольно большая система, система анализа больших данных, мы выкачиваем все социальные сети, просматриваем, у нас 120 миллионов аккаунтов, каждые 15 секунд происходит скачивание, то есть это такая масштабная система.

И вот год назад мы занялись анализом поведения подростков в социальных сетях, и там вскрылись совершенно ужасные вещи. Я начну с того, что подростки вообще являются довольно простой аудиторией для манипуляторов, потому что они ищут самовыражение, ещё недооценены и уже не доверяют взрослым. И этим пользуются люди, которые создают различные группы, как, например, школьные убийства, пропаганда блатной романтики, суицидные группы, распространение наркотиков и другие. Это всё в открытом пространстве, то есть это не закрытые группы, это именно открытые группы, для того чтобы привлекать этих людей.

Вот я хочу сказать цифры. Например, вовлечение подростков в криминальное поведение – несколько десятков групп, в которых состоят миллион четыре тысячи подростков на текущий момент – это вот на момент 3 марта мы считали, – пропаганда убийства одноклассников активно обсуждается 50 тысячами подростков в настоящий момент. Более трёх с половиной миллионов подростков вовлечены в группы, которые обсуждают травлю и издевательство над другими людьми.

Кроме того, когда я готовилась к нашей встрече, мы параллельно нашли группы, которые открыто распространяют наркотики под различными никами, под такими неявными словами, но просто открыто. Мы обнаружили 25 групп. Они вовлекают около 80 тысяч подростков – 408 тысяч человек, из них 80 тысяч подростков.

Я хочу сказать, что у нас есть центр по борьбе с киберурозами, ГосСОПКА и другие, но при этом пропаганда, вот это влияние, вовлечение во всякие деструктивные течения не находится в зоне пристального внимания государства. А при этом это действительно серьёзнейшая проблема, потому что дети не могут отличить хорошее от плохого, и им под видом хорошего начинают постепенно раздвигать границы, отодвигая их в сторону всё худшего и худшего. То есть мы вообще рискуем потерять поколение.

И мне кажется, что эта проблема очень комплексная, поэтому я, собственно, к Вам и обращаюсь. Потому что её в одиночку не решить. Мне кажется, здесь нужно несколько мер. Во–первых, конечно, технологический анализ и мониторинг, это можно делать, такие компании, как наша, их несколько есть на рынке. И это можно делать прямо сейчас, есть инструменты. Но нужна блокировка подобных групп, чтобы они не распространялись. Нужно привлечение к уголовной ответственности. Я могу сказать, что мы проанализировали, владельцев групп существенно меньше, чем самих групп. Это значит, что некоторые владельцы владеют десятками групп, например, из темы скулшутинга – школьных расстрелов, из темы «Криминальный авторитет», тут же у них наркотики, тут ещё что–нибудь. Это один человек, и его видно в сети, и он при этом очень часто является владельцем рекламных сетей. То есть это одни и те же люди.

Вообще, мне кажется, что их просто надо ловить силами МВД и сажать в тюрьму. Что с ними ещё делать – непонятно. Нужны какие–то законодательные инициативы, которые бы здесь препятствовали такого рода деятельности. Конечно, нужно просвещение, причём не только несовершеннолетних, это понятно, но также и родителей, которые недооценивают проблему, школьных учителей, которые просто об этой проблеме не знают скорее всего.

Ну и, с другой стороны, создание позитива. Мы тут уже в кулуарах поговорили с несколькими женщинами, которые занимаются как раз образовательной деятельностью. Это уже ведётся, создаются и «кванториумы», и другие какие–то виды. Но это нужно на более широкую ногу, что ли, ставить. Ну и, возможно, нужны какие–то медийные ограничения. Например, по поводу школьных расстрелов: интерес к теме школьных расстрелов после публикаций в СМИ вырос в 400 раз. То есть до этого дети, может быть, не знали, но тут они прочли во всех средствах массовой информации, и понеслось.

Поэтому здесь я, наверное, прошу Вашей помощи, чтобы как–то комплексно одолеть эту проблему.

В.Путин: Я Вам благодарен за то, что Вы подняли эту тему. Она очень важная и очень острая. У нас свыше девяти миллионов подростков от семи до семнадцати лет сидит в сетях. Можете мне поверить, некоторое время назад я сам обратил на это внимание и просто на совещании Совета Безопасности об этом говорил. Именно по моей инициативе начали ужесточать законодательство. Причём я думаю, что это связано, к сожалению, тоже в известной степени с бизнесом. Вот там, Вы сказали, рекламой кто–то занимается одновременно. Просто создают определённые сообщества, чтобы там что–то делать, продвигать. В конечном итоге всё на деньги завязано. Как только находят этих упырей – вы бы видели, что это за люди, которые суицид среди детей продвигают: пришли к одному забирать – чуть в штаны не наложил! Неудобно, камеры работают, я бы сказал. Поэтому, конечно, нужно ужесточать, безусловно. Надо и ответственность ужесточать, и работа должна быть, безусловно, комплексной.

Поэтому я Вам благодарен ещё раз за то, что Вы подняли вопрос. Давайте вместе подумаем, как эту работу организовать. Потому что вот эти крики по поводу свободы интернета и так далее, может быть, и правильные, потому что нельзя переходить какие–то грани и душить эту свободу, боже упаси, но общество должно себя защищать, детей должно защищать от того, что там происходит. Интернет так же, как любая сфера жизни, деятельности человека, должен подчиняться каким–то общим правилам. И мне очень приятно, что именно Вы об этом заговорили, человек, который не имеет отношения к государственным структурам. Давайте вместе будем это делать.

Вы сказали о каких–то структурах, давайте подумаем, какие это должны быть структуры – государственно-общественные, общественные, – а я всё, что в моих силах, сделаю, для того чтобы поддержать реализацию тех предложений, которые Вы сейчас сформулировали.

Н.Касперская: Мне кажется, что общественные и, в частности, какие–то инициативы со стороны самой отрасли информационных технологий должны быть. Например, та же самая ВКонтакте вполне себе могла бы блокировать, потому что в основном эти группы сидят в ВКонтакте.

В.Путин: Ну там блокировки есть, а есть уже право…

Н.Касперская: Но они ничего не делают, Владимир Владимирович, не делают.

В.Путин: Да–да–да, вот нужно найти инструменты.

Н.Касперская: Они же знают, что у них сидят наркота, вот эта вся ерунда.

В.Путин: Да–да–да, нужно найти инструменты, чтобы заставить их это делать.

Н.Касперская: Совершенно верно.

В.Путин: Полностью с вами согласен. Давайте вместе подумаем. Можете считать, что мы с вами полные единомышленники, и вы сказали, вам нужна моя помощь. Ну а честно вам скажу, мне нужна ваша.

Н.Касперская: Мы готовы участвовать, техническими инструментами обеспечим.

В.Путин: Замечательно. Давайте подумаем. Мы вас найдём обязательно и вернёмся к этому, ладно?

Н.Касперская: Спасибо.

В.Путин: Спасибо Вам.

С.Преображенская: После такой тяжёлой темы сложно переходить, но хочется хоть чуть–чуть разрядить обстановку.

Вот я представитель того бизнеса, как «есть женщины в русских селеньях». Меня зовут Светлана, Калужская область, село Волконское, крестьянское хозяйство «Нил».

Сама я москвичка, 25 лет назад влюбилась в волконского парня и уехала в деревню, где мы с мужем живём. Нилов Виталий, поэтому «Нил» называется наше предприятие. Это старинное русское имя, все путают с рекой Нил, есть русское имя Нил, и Антон Нилович был его дед. И вот с 93–го года мы зарегистрировались, работаем, производим молочную продукцию. Каждый день вместе ходим на работу и с работы. Более 30 видов продукции мы производим, в том числе мороженое, сыр моцарелла, сюда не привезли, далековато было везти, а так можно было. И все эти годы придерживались только натуральной полезной молочной продукции. Сколько бы к нам ни обращались, я всегда говорила, что честное имя заработать сложно, удержать его ещё сложнее, а упасть – это быстро. Поэтому сегодня я хотела бы сказать, что мы пережили все реформы с 93–го года, Вы понимаете, да, какие только можно. Гражданский кодекс, Налоговый кодекс, система контроля производства ХАССП, производственное внедрение. Всё что можно внедрили.

Сейчас я думаю, что наш малый бизнес, в котором 72 человека работает, на триста с лишним миллионов в год мы производим натуральной, хорошей продукции, поставляем в детские сады, в школы, на предприятия, на оборонку, в магазины продаём, то есть нас знает покупатель, и я благодарна ему за все эти годы, но система «Меркурий» нас, наверное, убьёт.

В.Путин: Почему?

С.Преображенская: Полгода назад, когда её перед 1 января хотели ввести, мы пытались, изучали. У нас и техника есть, и программное обеспечение, бухгалтерский учёт. То есть всё что можно, мы делаем. Мы законопослушные граждане. Но когда пытались внедрить эту систему, мы столкнулись с тем, что надо перестроить, в кабинет айтишников посадить человек пять, наверное, на наше предприятие, которое производит продукции, я считаю, не так много.

Но самое–то страшное, что оно производит продукцию короткого срока действия. То есть она трёхдневная, пять дней – её надо съесть. И когда мы будем оформлять, что это выпустили сегодня, пришло на склад завтра, послезавтра отгрузили, – срок годности продукции уже закончится, её можно уже даже и не отгружать никуда.

Вот Вы перед Вашей встречей проводили «круглые столы», рабочие группы создавали. Такое впечатление, что верхи пытаются услышать то, что говорят внизу, но до них информация не доходит. Поэтому программа «Меркурий» сырая, ввести её с июля будет очень сложно.

Я считаю, что это просто провокация против малого бизнеса. То есть крупные холдинги, производящие молочную продукцию, смогут это всё переварить, внедрить и так далее, а вот маленькие, они только вышли, небольшие производства, хорошая натуральная продукция – ну что, давайте мы сейчас закроем на этой стадии просто системой «Меркурий», и всё.

В.Путин: Очень важный вопрос Вы подняли. Ведь те, кто инициировал эту систему, исходили из того, что она будет работать быстро, эффективно, в электронном практически режиме, будет гарантировать качество продукции и движение её от производителя в сеть, и защиту производителя от злоупотреблений в сети. Вот ради чего это создавалось.

Вы сейчас сказали о том, что для малых, средних предприятий это будет неподъёмно и будет убивать производство. Я Вам обещаю: мы к этому вернёмся обязательно, посмотрим относительно малого и среднего бизнеса.

С.Преображенская: И можно второй вопрос?

В.Путин: Да.

Андрей, надо только пометить, не забыть это.

С.Преображенская: Все годы мы занимались обеспечением школьного детского питания – детские сады. Я мама трёх детей, имею внука и, конечно, знаю, что такое забота о здоровье детей, которые ходят в детский сад. Мы делаем всё возможное, чтобы наша продукция попадала туда, где хотя бы наши дети.

44–й федеральный закон. Как только он в 13–м году пришёл, всё. Первый критерий поставки питания в сады, интернаты, санатории, школы – это цена. А кто эту цену дал? Предприниматель приходит на торги, у него нет за спиной ни производственных мощностей, ни техники – ничего, чтобы обеспечить. Он ценой выигрывает. Кто он такой? Он подал документы, он зарегистрирован. И в итоге получается, что сегодня привезли хорошую продукцию, а завтра под это всё попадает продукция, которая не соответствует. Чем мы кормим наших детей, наших стариков, дедов? Что это у нас? И в 44–м ФЗ не учитывается, что в данном регионе есть два–три производства и молока, и мясной продукции, и хлебной. Почему у нас даже в военной части – вот у нас Козельский район – хлеб везут за 200 километров, молоко неизвестно откуда? И вот это ну непробиваемо. Надо внести какие–то поправки, чтобы учитывались критерии, если есть производство в данном регионе, чтобы были мощности, другие критерии, и они были комплексными, не только цена решала.

В.Путин: Ясно, что этот вопрос обсуждается давно.

С.Преображенская: Ну вот десять лет обсуждаем.

В.Путин: С того момента, когда принят 44–й ФЗ. Ясно также, что здесь есть минусы, которые заключаются… ну, собственно, Вы их сформулировали, эти минусы. Есть и плюсы. Надо это в данном случае, к сожалению, констатировать, потому что, в общем, смысл введения подобных процедур – создание конкурентной среды. И надо прямо и честно сказать, что вне зависимости от того, где находится предприятие, если продукция потенциального поставщика по качеству – я сейчас об этом тоже скажу, – по качеству и по цене более выигрышная, более конкурентная, то тогда это даёт возможность потребителю воспользоваться этим состоянием.

Другое дело, когда Вы сказали, что приходят, демпингуют, выигрывают, первая поставка нормальная, а потом идёт понижение качества, непонятно что. Но это другая проблема, это не проблема 44–го закона, это проблема жульничества, прикрытого 44–м законом. Надо следить за этим качеством. Значит, не следят, делают специально, делают в сговоре. Да, конечно, тот, кто покупает, вступает в сговор с каким–то там поставщиком, идёт на то, чтобы взять по низкой цене, в конечном итоге худшего качества, и не следит за этим качеством. Но это другая проблема. Понимаете, если отменить весь 44–й, другие жульнические схемы будут возникать. Это тонкая… Ведь мы десять лет это обсуждаем.

С.Преображенская: Да–да.

В.Путин: Вот десять лет. В некоторых сферах, по сути, его отменили, там ввели другие правила. Я сейчас не буду говорить. В некоторых. В оборонных отраслях отменили, в сфере искусства и так далее. Потому что там никто ничего не может предложить, кроме единственного поставщика. Такие ситуации есть, кто может в оборонной сфере, ракетной предложить, кроме конкретного одного государственного поставщика. Бессмысленно. И мы многократно сталкивались с тем, что приходят, демпингуют, а потом приходят к тем же производителям, заставляют их вступать с ними в какие–то отношения, те, кто демпинговал. И таким образом вся система у нас страдает. Но в целом, повторяю, в целом нам нужно всё–таки думать о том, чтобы создавать конкурентную среду в экономике в целом. Вот где вот эти механизмы, которые бы воспрепятствовали этим жульническим схемам, о которых вы сказали, и созданием, поддержанием конкуренции в экономике. Тонкий вопрос. Мы постоянно об этом думаем. Если что–нибудь придумают коллеги, мы обязательно реализуем.

С.Преображенская: Владимир Владимирович, меня не поймут, если я не передам просьбу жителей Козельского района. Нас два раза включали в программу строительства бассейна. И всё время что–то нас куда–то… Козельский район, молодой город.

В.Путин: Бассейн в Козельском районе будет.

С.Преображенская: Спасибо.

В.Путин: Пожалуйста.

С.Матело: Уважаемый Владимир Владимирович, добрый день!

Меня зовут Матело Светлана Константиновна. Я руководитель торгово-промышленной группы компаний «Диарси», R.O.C.S. Мы были основаны в начале 2000–х годов и фактически развивались и развиваемся вместе со страной. Всё было создано с нуля. И за этот период времени мы построили два производства, сейчас планируем запускать третье производство. Мы заняли лидирующие позиции на российском рынке в средствах гигиены полости рта, выпускаем косметическую продукцию и медицинские изделия. Мы экспортируем нашу продукцию в 50 стран мира, и эта цифра постоянно нарастает. И мы такая компания инновационная, изобретательская, потому что мы аккумулируем на себе свои собственные изобретения и изобретения, с которыми к нам приходят наши российские учёные, в том числе и учёные советского периода. Благодаря этому нам удалось возродить ряд инновационных идей, и сегодня мы владеем и промышленно реализовали 15 мировых патентов на формованные продукты. Это такой необычный опыт в нашей сфере и в нашей индустрии.

Вы в своём Послании Федеральному Собранию сказали о том, что нам нужно преодолеть технологическое отставание. С моей точки зрения преодоление технологического отставания невозможно, если мы не решим ряд ключевых вопросов в интеллектуальной сфере, в которой мы уже набили определённое количество шишек, если можно так выразиться.

Первое – это создание конкурентноспособной среды с другими юрисдикциями, потому что, к сожалению, очень многие изобретения, возрождаясь или вновь создаваясь, регистрируются не на территории Российской Федерации, а в других юрисдикциях, в силу того что в них действует специальный – не льготный, а специальный – режим налогообложения на доходы, полученные от оборота интеллектуальной собственности.

И нам, для того чтобы наши изобретения оставались в России – и это поможет простимулировать развитие R&D, в лаборатории в том числе, – которые, на мой взгляд, развиваются на данном этапе достаточно медленно, это позволит в том числе сформировать нам оборот в интеллектуальной сфере именно на территории Российской Федерации.

Это не приведёт к снижению получения доходов государством, потому что эти доходы мы на сегодняшний момент вообще не получаем: все сделки совершаются, как правило, в других юрисдикциях.

Очень меня также беспокоит вопрос, связанный с охраной изобретений на стадии патентования, когда изобретение не получило ещё защиту, и в этой сфере существует угроза. И есть прецеденты, когда идеи утекают ручьём за пределы страны.

И была недавняя инициатива Минпромторга, которая была направлена на поддержку российских экспортёров. Я не знаю её статус, получила она развитие или нет, но если бы мы могли придать ей дополнительный импульс, это хотя бы частичная компенсация расходов на патентование производителями за рубежом.

Потому что очень многие люди ошибаются, думая, что, получив патентную защиту здесь, в России, и ничего не делая за рубежом, они смогут как–то реализовать свой интеллектуальный потенциал. А мы бесплатно всему миру отдаём наши идеи, и после того как патент остаётся незащищённым на уровне основных рынков, то этими идеями начинают пользоваться недобросовестные конкуренты, и мы здесь опять же очень много теряем. Решив эти вопросы, мы простимулируем развитие инновационной экономики.

В.Путин: То, что Вы сейчас в завершение сказали по поводу поддержки со стороны Минпромторга инновационного экспорта, эта программа есть. Она, к сожалению, не наполнена достаточным объёмом финансов, но мы будем это делать, будем это увеличивать. Это отдельное направление поддержки высокотехнологичного экспорта.

С.Матело: Хотя бы для малых предприятий.

В.Путин: Нет, для всех. Это для всей экономики должно быть сделано. Повторяю, этот механизм только запущен, он уже начал работать, мы его будем наполнять финансами. Одно из направлений здесь – это, конечно, продвижение товаров, в том числе и патентная защита. Мы знаем, что это требует дополнительных ресурсов. Это не только патентная защита, там логистика различная, юридическая помощь по другим направлениям. Мы понимаем это, знаем. Уже механизм запущен, будем его просто наращивать по возможности, первое.

Второе, по поводу эффективности регулирования с нашей стороны этого вида деятельности. Но в принципе у нас уже принято решение о том, что, допустим, не облагаются НДС доходы, полученные от использования интеллектуальной собственности. Это решение уже есть. Если вы считаете, что этого недостаточно либо правоприменительная практика не даёт возможности, не внушает доверия и пока не раскручена, то давайте тогда сформулируйте поконкретнее. То, что Вы сказали, это чрезвычайно важно. Это вообще одно из ключевых направлений деятельности будущего Правительства. Поэтому я к этому очень серьёзно отношусь. Если действительно вы из практики видите, что чего–то не хватает, кроме того, что уже есть, изложите это, пожалуйста, отдайте коллегам. Мы обязательно подумаем. Не просто подумаем, а будем использовать это в работе при подготовке конкретных управленческих решений.

С.Матело: Спасибо большое.

В.Шиманская: Я в продолжение темы детства и образования как один блок, потому что это комплексная задача. Дело в том, что действительно в системе образования сейчас, с одной стороны, 86 процентов детей хотят учиться хорошо. Порядка 36 только ходят в школу с удовольствием. Наш опыт работы более чем с 10 тысячами детей, подростков, в том числе в «Артеке»… причём и Сингапур, и Азербайджан берут наши практики, и уже мировые исследования показывают, что внедрение таких практик, как социально-эмоциональное обучение, и вообще когда мы учитываем фактор будущего и навыки будущего, снижает риск потребления наркотиков, это, естественно, помогает усваивать обучающему материал, улучшает их коммуникацию во всех сферах, в том числе в соцсетях и с цифровым направлением.

И сейчас мы с таким предложением. С одной стороны, огромная благодарность Министерству образования, что сейчас уже в новый ФГОС многие факторы социально-эмоционального обучения учтены, индивидуальный подход. Но не хватает тотально действительно педагогов, которые бы обладали этими навыками, то есть не существует таких инструментов, в том числе цифровых, обучения педагогов и, может быть, поддержки программ, которые уже апробированы. Поэтому просьба оказать поддержку в организации всероссийской олимпиады, которая могла бы фактор будущего дать каждому участнику.

В.Путин: Олимпиада кого?

В.Шиманская: Олимпиада по будущему эмоциональному интеллекту. То есть мы можем построить профиль для каждого школьника помимо, безусловно, факторов основных знаний, но и по их талантам, по метакомпетенциям, эмоциональному интеллекту, разным видам мышления. И это возможно, это даст картину для системы образования. И, конечно же, внедрение во все образовательные учреждения, где мы готовим педагогов для настоящего и будущего, практика ориентированного модуля, который позволит эти компетенции обучения детей к этим факторам внедрять, потому что, понятно, развитый эмоциональный интеллект должен быть сначала у педагогов, и развивать у детей. Просто, если раньше такие изменения занимали десятилетия, сейчас за счёт цифровых технологий и самих этих компетенций мы за два–три года можем сделать российское образовательное чудо.

В.Путин: Вы знаете, что мы в последнее время уделяем достаточно много внимания школе и поиску талантов, развитию возможностей педагогического состава, усовершенствованию знаний, навыков в этом отношении. По всей территории страны создаются площадки для технического, гуманитарного творчества для детей, «кванториумы». Они у нас, по–моему, на 37 территориях, в 37 регионах Российской Федерации. В этом году уже будет 51 территория, где будут созданы «кванториумы», детские площадки для технического творчества прежде всего. «Сириус», о котором мы говорили. Там, кстати говоря, создаётся очень хороший центр по методической подготовке преподавателей. Мы всё это будем развивать. Про олимпиады я уже не говорю, сотнями проводятся почти в каждом субъекте Федерации.

Вы хотите что–то ещё конкретное добавить?

В.Шиманская: Я хотела представиться. Виктория Шиманская, доктор психологии.

И хотелось бы единую систему, чтобы был прямо профиль. Это будет блок, который позволит по каждому ученику эти компетенции создавать. Мы получим средство, каким образом помогать детям в социализации, коммуникации. Вы поддержите направление таких олимпиад всероссийского направления.

В.Путин: Да, давайте это тоже сформулируйте, отдайте Андрею Фурсенко.

В.Шиманская: Хорошо. Благодарю Вас.

В.Путин: Спасибо большое.

Вообще, использование таких конкретных знаний, Вы упомянули вскользь, я имею в виду достижения современной психологии, в том числе детской, они чрезвычайно важны. Это правда.

В.Шиманская: Спасибо Вам большое за поддержку.

В.Путин: Это даёт большие преимущества при старте человека.

Наш разговор становится общим и очень активным.

Пожалуйста.

Е.Березий: Меня зовут Екатерина Березий. Я сооснователь проекта «ЭкзоАтлет». Мы сделали первый в России экзоскелет для реабилитации пациентов, которые потеряли возможность ходить. Наша команда – это робототехники из МГУ. Мы четыре года работали над этим проектом. За это время мы сделали две версии экзоскелетов, провели клинические исследования, прошли сертификацию, создали методики использования и произвели уже почти 100 экзоскелетов. «Экзоатлеты» сейчас активно используются в российских клиниках и в Южной Корее. Да, у нас есть экспортная выручка уже. Мы продаём наши высокие технологии на азиатском рынке.

В.Путин: Представляете, ко мне тоже зашёл один предприниматель – одно из моих увлечений – это горные лыжи – и предложил вот такое приспособление типа этого экзоскелета, чтобы совершенствовать свои навыки в горных лыжах. Я говорю: слушай, я улечу куда–нибудь вверх, на вершину. Всё так продвинуто, очень интересно. Я пока не использовал.

Е.Березий: Мы пока используем экзоскелеты для восстановления двигательной функции у людей.

В.Путин: Я понимаю.

Е.Березий: Мы достигли на самом деле хороших очень результатов. У нас есть пациенты, которые реально начали ходить. Мы сейчас планируем открывать компанию в Японии, у нас есть партнёры, которые готовы с нашими экзоскелетами выходить на японский рынок и на европейский рынок. Главная ценность экзоскелета то, что он даёт возможность человеку, который потерял возможность ходить, вновь встать, начать ходить и как следствие восстановить свою двигательную функцию. Но мы видим потрясающие возможности восстановления людей и в снижении инвалидизации как следствие. Поэтому это можно решить, если создать систему экзореабилитации, которая была бы непрерывной. То есть идея в том, что она начинается в стационаре, когда человек получил травму или заболевание какое–то, например, инсульт, и непрерывно продолжается в амбулаторной фазе рядом с домом. Это может быть реализовано на базе поликлиник, центров соцзащиты, фитнес-центров, это может быть ГЧП, хорошая программа для ГЧП, или даже на дому, если человеку дать напрокат этот скелет на время реабилитации, это может быть использовано как средство ТСР.

И, в общем–то, это можно реализовать в три шага, если в каждом регионе выбрать на второй этап и на третий этап площадки, которые заинтересованы, и поддержать как социально значимые. Создать медико-экономические стандарты и, соответственно, тарифы на каждый этап, на второй, на третий и амбулаторный и обучить специалистов системе маршрутизации этих пациентов и работе в экзореабилитации. То есть самое важное: чтобы был экономический эффект от этого процесса, от экзореабилитации, нужно максимум внимания уделить именно амбулаторной программе, потому что если медико-социальная экспертиза будет прописывать пациентам экзореабилитацию и по индивидуальной программе реабилитации это будет тоже прописано, то тогда можно будет рядом с домом три раза в неделю приходить человеку тренироваться на скелете по часу, как мы ходим на фитнес. И таким образом за несколько месяцев, кому–то, может быть, понадобится год или два, но будет существенное улучшение здоровья у этого человека. Это новая возможность, которая появилась только благодаря тому, что были разработаны экзоскелеты. Мы один из пяти проектов в мире. И эти тренды есть, уже мы их видим в других странах.

В.Путин: Вот смотрите, у нас несколько направлений, которыми мы будем заниматься в особом режиме: это здравоохранение, образование, инфраструктура, высокие технологии. Здравоохранение точно сюда входит, и предполагаем даже в абсолютных величинах в два раза увеличить расходы на образование. Поэтому это всё должно быть упаковано в программу развития здравоохранения. Мы обязательно будем иметь в виду и эти предложения. Конечно, реабилитация очень важна, для того чтобы человека поставить в строй, и здесь разные существуют варианты, вот то, что Вы сейчас сказали в завершение, – это создание каких–то центров, которыми могут пользоваться сразу несколько людей.

Е.Березий: Да, на базе поликлиник тех же самых уже существуют центры.

В.Путин: Так что мы посмотрим, конечно.

Е.Березий: Да, спасибо большое.

В.Путин: Спасибо Вам.

Пожалуйста.

М.Латыпова: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович!

Я Муслима Латыпова, я создатель, основатель и генеральный директор сети супермаркетов домашней еды «Бахетле», я из Казани. В этом году нашей компании исполняется 20 лет. Начинали мы в сложное время в стране – время кризиса в 98–м году, одновременно с Вами. Вы начинали руководить государством в сложное время для страны, а я начинала создавать свой бизнес.

В.Путин: Ну получилось у нас, да?

М.Латыпова: И у Вас получилось, и у нас получилось, слава богу.

Я очень внимательно слушала Ваше выступление. Действительно, абсолютно с Вами согласна, что за очень короткий срок наша страна преодолела огромный путь, а судьба моей компании – доказательство тому. Начинала я в 98–м году с одного магазина и ста человек сотрудников, на сегодняшний день компания насчитывает четыре с половиной тысячи сотрудников, и представлены мы в городах Татарстана – Казани, Нижнекамске, Челнах, – Москве, Новосибирске и Барнауле. Поэтому на примере своей компании я могу уверенно сказать, как изменилась наша страна, наша экономика, мощь нашего государства. И самое главное, важное для нас, бизнесменов, – это благосостояние нашего народа, благосостояние наших людей.

Я Вам очень благодарна за то, что моя компания развивалась в период Вашей работы, проделанной Вами во главе нашего государства. Я Вам благодарна за сегодняшний день, за сегодняшний праздник. Действительно, я как женщина такого подарка в жизни не получала. Огромный подарок, запомнится мне на всю жизнь, я могу эту историю своим внукам передать. Это будет история моей семьи.

На сегодняшний день наши женщины не перестают бороться за равные свои права. У нас есть право на труд, у нас есть избирательное право, но на сегодняшний день женщины очень нагружены домашними своими обязанностями. И я горжусь тем, что нашей компании, компании «Бахетле», на сегодняшний день удалось помочь женщинам в этом вопросе.

Вот в чём уникальность нашего формата? Хотела бы немножко о своей компании рассказать. Уникальность нашего формата в том, что 40 процентов продукции собственного производства в обороте. 40 процентов занимает продукция собственного производства! Это продукция ручной работы, это фреш–продукция, это пельмени, пироги, салаты и многое–многое другое.

На сегодняшний день мы в месяц ручной работой перерабатываем и реализуем около тысячи тонн продукции собственного производства. Я радуюсь тому, что с таким подходом, с таким форматом, уникальностью своего формата нам удалось из рабства в домашней кухне высвободить женское и материнское время, которое они могут отдать, посвятить своим детям, мужу и для себя любимой.

Если говорить о своём бизнесе, у меня к Вам одна просьба – работать так же, чтобы благосостояние нашего народа росло. Тогда и с моим бизнесом и будущим всё будет в порядке. Я Вам за это очень благодарна.

И если позволите, если не будет никто против, я хотела бы не лично Вам в руки, а передать, преподнести в подарок икону Казанской Божьей Матери. Вы знаете, какую роль она сыграла в Смутное время в России, и сейчас тоже время неспокойное – как в нашей стране, так и за её пределами. Когда икона Казанской Божьей Матери вернулась в Казань, наш город преобразился до неузнаваемости. И вот мы теперь в Татарстане, в Казани, всем миром возрождаем храм на месте её обретения. На открытие, когда оно состоится, мы Вас приглашаем, будем Вас очень ждать.

В.Путин: Спасибо большое.

М.Латыпова: Я не хочу золотое время у женщин отнимать, я понимаю, что у всех праздник и все хотели бы хоть парой слов с Вами обменяться, чтобы всем было потом что вспомнить. У меня есть несколько вопросов, которые касаются бизнеса, бизнеса не только моего, а в целом бизнеса.

С Вашего позволения, если Вы дадите указание, могу ли я передать Вашим помощникам и в дальнейшем по этим вопросам чтобы в комиссию для проработки меня пригласили?

В.Путин: Да, хорошо.

М.Латыпова: Спасибо.

В.Путин: Отреагируем. Андрей, возьмёшь?

Спасибо большое, благодарю Вас.

Н.Орловская: Орловская Наталья, Великий Новгород, машиностроительная корпорация «Сплав», в этом году отмечает своё 40–летие.

Я пришла на предприятие 15 лет назад рядовым экономистом, прошла путь до финансового директора и вошла в состав акционеров. Наше предприятие занимается проектированием, производством и поставкой трубопроводной арматуры для атомных станций, а также для нефтяной и газово-химической отраслей. Наша политика нацелена на расширение линейки продукции, на выходы на новые рынки и на модернизацию. Но на этом пути одной из глобальнейших проблем стоит вхождение в реестр поставщиков.

Государственные компании являются основным потребителем нашей продукции, и у каждой из этих компаний своя собственная отдельная система аккредитации, притом что в России существует ещё и обязательная сертификация. И суть требований всех этих сертификаций одинаковая и заключается, в общем и целом, в проверке надёжности производителя. Но приходится организациям проходить одни и те же процедуры множество раз, порой на одно и то же изделие. Это для современного бизнеса огромные временные ресурсы, может достигать данная процедура – из последнего опыта – двух лет. Естественно и безусловно, это финансовые и трудовые ресурсы как для бизнеса, так и для самого государства на содержание всех этих институтов.

Мы со своей стороны видим решение в создании одного, единого сертификационного центра, которому госкомпании могли бы доверять, потому что они не принимают документы обязательной сертификации именно из–за отсутствия доверия к этому. Создать такую систему, которой бы госорганизации доверяли, принимали бы их документы после прохождения всех процедур аккредитации один раз. Вот это первый вопрос. Вы как–то смотрите в этом направлении?

В.Путин: Если вы обратили внимание, я несколько раз говорил одну и ту же фразу, в том числе, по–моему, и в Послании. Значит, нам нужно зачистить всё, что мешает идти вперёд. То, что Вы говорите, – это один из таких моментов. Он, что называется, недорого стоит, но может серьёзно мешать. Здесь нужно, конечно, очень внимательно посмотреть, достаточно ли там одного какого–то центра, либо нужно сертифицировать сами эти центры, лицензировать их и так далее. Я понимаю, о чём Вы говорите, полностью с Вами согласен, обязательно подумаем о том, как это разбюрократить.

Н.Орловская: Есть примеры в других странах, поэтому это явно работать может.

И второй вопрос. Правительство Российской Федерации активно поддерживает политику импортозамещения, но при этом госкомпаниям также есть возможность его обходить. Во–первых, за счёт своих внутренних регламентов закупки. Во–вторых, они приобретают промышленные предприятия за рубежом при наличии аналогичных у нас в стране и потом путём закупки у единственного поставщика без проведения конкурсных процедур как у своего дочернего общества приобретают иностранную продукцию.

И также создаются заведомо невыполнимые требования к продукции, предполагаемой к импортозамещению, и в этом случае я считаю, что государство должно и продолжать дальше усиливать свой контроль над импортозамещением. Но также, в том числе наше мнение, необходимо снижать сумму закупа к согласованию с координационным органом – это комиссия по импортозамещению – до минимально возможной. А от определённого порога вообще её делегировать некоммерческим саморегулирующим организациям, которые владеют спецификой предмета закупки и ориентируются в ситуации в рынке.

В.Путин: В принципе передача на уровень саморегулирующих организаций определённых функций управления, в общем и целом, правильная, но надо откровенно сказать, что в некоторых отраслях мы столкнулись с тем, что саморегулирующие организации занимаются лоббированием конкретных предприятий и не выполняют функцию, изначально возложенную на них. Тем не менее всё равно тренд правильный. Потихонечку, аккуратненько, но нужно те компетенции, которые возможны, туда постепенно перекладывать. Но аккуратно. Первое.

Второе. Думаю, что было бы неверным, если бы мы начали ограничивать наши предприятия, компании с выходом на внешние рынки. И если они что–то приобретают за границей – какие–то предприятия, какие–то исследовательские центры, такое тоже бывает, – то, в общем и целом, это неплохо, даже это хорошо, но при условии, что потом часть компетенции оттуда переносится на территорию Российской Федерации.

В принципе, когда они это делают, они нам и говорят о том, что в конечном итоге они хотят перенести производство, технологии и так далее. Но если это делается как просто инструмент ухода от обязательств перед государством заниматься импортозамещением, то это неправильно.

Но я хочу что вам сказать? Вообще, сама по себе идея импортозамещения не является универсальной и не является тем, к чему мы должны стремиться в конечном итоге, ведь импортозамещение не должно подрывать конкуренцию. Вот это чрезвычайно важная вещь. Мы все должны понять: всё это импортозамещение – это временное явление. Я хочу, чтобы все это поняли.

Мы должны нацеливаться на то, чтобы производить такую продукцию, такого качества и такую доступную по цене, чтобы она была конкурентоспособной не на нашем, а на мировом рынке. А если мы постоянно будем что–то чикать там, то мы никогда этого конечного результата не добьёмся.

Импортозамещение связано с некоторыми вопросами. Оно связано с обеспечением безопасности. Есть некоторые вещи в сфере оборонной промышленности, которые мы просто не можем ни от кого получить. Невозможно! Вот мы не производили, допустим, морские двигатели. Мы просто их не производили в России – в РСФСР в своё время, – вот начали сейчас производить.

Мы не производили, допустим, двигатели для вертолётов. Вообще в РСФСР не производилось вертолётных двигателей. Но сейчас мы уже открыли два завода и почти полностью заместили то, что производилось раньше. У нас фолиант вот такой толщины, чего мы не производили и что мы должны производить. Мы это делаем. Но мы делаем, потому что вынуждены. В некоторых случаях мы это делали и продолжаем делать, для того чтобы поддержать отечественного производителя в сложных экономических условиях, особенно нарушения и искажения конкуренции со стороны наших партнёров, когда они вводят различные санкции, политически якобы мотивированные, но в основе которых лежит стремление получить преимущества в конкурентной борьбе. Мы вынуждены на это как–то реагировать. Но генерально это не столбовая дорога развития. Поэтому это такой временный инструмент настройки текущей ситуации.

Я просто к чему это говорю? К тому, чтобы и вы, и все остальные коллеги исходили из того, что нам не просто нужно прорваться к госзакупкам с понижением на десять процентов стоимости отечественной продукции, а нужно производить эту продукцию мирового качества.

Н.Орловская: И главное не нарушать добросовестной конкуренции. Мы просто даже не участвуем…

В.Путин: Последнее слово, разумеется, за Вами. Согласен.

Пожалуйста.

Л.Бикмулина: Бикмулина Лариса Владимировна.

Детский отдых. Частный образовательно-оздоровительный комплекс «Байтик», рядом с Казанью.

Во-первых, как появился на свет наш «Байтик», я могу рассказать. В начале 90–х годов мы занимались внедрением компьютерных информационных технологий в систему образования и не только в систему образования. Но нас больше всего волновала система образования, потому что в то время специалистов не было по информатике и тем более по компьютерным технологиям. Мы придумали, что ребята, дети первые всё это усваивают и поддерживают учителей труда, математики, которые в школе преподают с начала 90–х годов информационные технологии. И эта форма обучения детей и занятий, их досуга, по сути дела, в виде загородного лагеря, очень прижилась.

Хотя первые лагеря, первые шесть лет, мы проводили как летние, и мы брали кровати в воинских частях, постельные принадлежности и так далее, свозили все компьютеры в сельскую школу и одну за другой год из года объезжали школы Высокогорского района вблизи Казани. Затем нам самим стала эта деятельность очень интересна, и мы стали искать постоянную базу. В то время очень много лагерей было разрушено, и тем не менее, объехав многие заброшенные загородные базы вблизи Казани, мы всё–таки нашли замечательное место рядом с голубыми озёрами, заброшенный лагерь «Вымпел», совершенно весь заросший, весь разбитый. Но наше сердце на этом месте дрогнуло, и мы почувствовали свою ответственность за это заброшенное место.

И мы представили, что здесь дети будут смеяться, здесь дети будут отдыхать и обучаться. И так с конца уже 90–х годов мы занялись этим лагерем. И в связи с разными законами, которые постоянно менялись в детском отдыхе, мы понимали, что так будет сложно работать, и проще будет, если мы просто эту базу выкупим в собственность. То есть мы организовали центр информационных технологий в образовании, потому что у нас такая организация, и на базе этого центра мы и стали заниматься этим лагерем. Конечно, одними компьютерными технологиями мы и не ограничивались в дальнейшем, потому что мы понимали, что каникулы должны быть у детей разнообразные. Поэтому возникла и робототехника, возникла архитектура, например, иностранные языки, театральное искусство и так далее, то есть целый спектр занятий, которыми увлекаются дети и которым рады посвящать свой досуг и дополняют каждый раз, приезжая в наш лагерь, то одним, то другим. То есть те же компьютерщики занимаются, мы говорим, что у нас лагерь и компьютерный, и антикомпьютерный, потому что они занимаются какое–то время интересными проектами, чаще всего ими же самими и придуманными, и затем они переключаются на другие занятия, то есть они оставляют эти планшеты, идут заниматься спортом, музыкой, чем–то ещё.

Но я хочу сказать, что на сегодняшний день нам удалось эту базу восстановить. Мы восстановили те здания, которые были разбиты и разрушены, мы привели территорию в порядок, мы построили четыре новых корпуса, и сейчас у нас частный лагерь на 500 детей. В общем–то, нас это вполне устраивает, мы проводим очень много различных фестивалей, конкурсов, олимпиад, обучение в самых разных направлениях. У нас очень большой штат вожатых, педагогов, частных центров дополнительного образования, которые с детьми занимаются архитектурой, компьютерными технологиями, различными направлениями в робототехнике и так далее. То есть мы на полную выполняем свои задачи.

Да, сейчас благодаря Вам, Владимир Владимирович, конечно, наше государство обратило свои взгляды на одарённых детей. И это правильно, потому что они очень серьёзно мыслят и очень думают о будущем. И хотелось бы дальше в этом же направлении развиваться.

Конечно, крупные центры, такие как «Кванториум», «Сириус» и так далее, очень большие, но есть такие же лагеря, как наш, – частные, государственные, – которые тоже проводят большую работу. Это могут быть туристические лагеря, это могут быть палаточные лагеря, спортивные и так далее. Их очень много по стране.

И на сегодняшний день встают два вопроса, которые я выделила как основные. Это то, что, во–первых, у нас нет основного закона. Сейчас детский отдых развивается, очень много положительного в этом направлении, но закона о детском отдыхе нет. Он вот–вот должен появиться на свет, но мы не знаем, как долго будет ещё этот период длиться. Поэтому от имени всех организаторов детского отдыха, таких как мы, государственных лагерей тоже, хотелось бы всё–таки увидеть этот закон.

Отдельные нормативные документы читаешь, они все прекрасные, но многие из них совершенно не состыкованы и противоречат друг другу, и поэтому всегда лагерь можно за что–то наказать. Потому что по одному документу вроде бы правильно, по другому получается неправильно. Вот есть такая проблема, закон о детском отдыхе всё–таки нужно довести до финала. Я думаю, это даст очень мощный толчок небольшим или крупным лагерям развиваться и собирать детей. Потому что в нашей сфере нет конкуренции. Чем больше будет таких баз, частных и государственных, тем лучше.

И, второе, тот же вопрос, – это вывести детский отдых всё–таки из 44–го ФЗ. Потому что занижать нормативы, которые выделены уже на детский отдых в процессе конкурсов, либо закупать продукцию по принципу: чем дешевле, тем успешнее пройдут торги, – тоже очень трудно. Во всяком случае, это моё мнение, и многие разделяют это мнение.

Спасибо.

В.Путин: Что касается 44–го ФЗ, трудно к нему возвращаться, потому что тема понятная, и проблемы там понятные. Но, может быть, это можно было бы отрегулировать и в том законе, о котором Вы сказали, о детском отдыхе? Можно потоньше, может быть, прописать. Но тема чрезвычайно важная и, безусловно, нуждается в дополнительном правовом регулировании. Это совершенно точно. Потому что единых стандартов до сих пор нет, отсюда, к сожалению, и ужасные трагедии происходят с детьми во время детского летнего отдыха. Дополнительное регулирование, конечно, востребовано.

Л.Бикмулина: Очень много замечательных лагерей, в том числе туристических, палаточных лагерей и так далее, которые работают великолепно.

В.Путин: Да, я знаю. Успехов Вам.

Вы не сердитесь, но нам придётся всё–таки заканчивать. Давайте, пожалуйста, вот здесь.

Е.Ватутина: Можно по системе здравоохранения вопрос?

В.Путин: Да, пожалуйста.

Е.Ватутина: Владимир Владимирович, здравствуйте!

Меня зовут Елена Ватутина, я основатель и руководитель сервиса «Фармзнание.ру». Я в российской «фарме» уже более 14 лет, и на сегодняшний момент в рамках «Фармзнания» мы в партнёрстве с ведущими фармацевтическими и медицинскими вузами реализуем образовательное направление для действующих специалистов из аптечных предприятий.

Кроме того, на базе нашей компании есть наставнический проект для выпускников старших классов школ, тех ребят, кто думает о том, чтобы пойти работать в российскую «фарму». Мы компания технологичная, активно используем дистанционные образовательные технологии, входим в портфель Фонда развития интернет-инициатив и, собственно, имеем доступ к экспертизе, к технологической экспертизе, которую внедряем в российскую фармацевтическую действительность.

У меня есть два вопроса, они достаточно короткие, но они очень животрепещущие для всей фармацевтической отрасли. Значит, первый вопрос касается системы непрерывного медицинского и фармацевтического образования, а именно того, что отсутствуют достаточные механизмы и регламенты для чёткого взаимодействия участников этого процесса. Вы знаете, что с 2016 года специалисты здравоохранения начинают переходить на систему постоянного повышения своего образовательного уровня. И данная система очень активно поддерживается и врачами, и провизорами, и фармацевтами.

Мы работаем с аптеками и провели исследования, опрос порядка двух с половиной тысяч провизоров и фармацевтов. И более 60 процентов из них поддержали эту систему. На самом деле это очень правильно, потому что если ты хочешь быть профессионалом с большой буквы, то учиться один раз в пять лет недостаточно, притом как сейчас развивается медицина и фармацевтическая отрасль. И здесь есть узкое место: для специалистов отрасли, для тех, кто работает в аптеках, для тех, кто работает в стационарах, в системе здравоохранения, до сих пор нет достаточных механизмов того, чтобы эта система была полностью легитимна, – это первое.

А для тех, кто работает в этой системе, – таких как мы, это профессиональные сообщества, провайдеры – буквально отсутствуют регламенты внутреннего взаимодействия. И в итоге получается такая картина: у нас все люди творческие и кто во что горазд – получается некий бардак. В итоге мы видим ситуации, когда ряд профессиональных сообществ имеют прямую аффилированность с теми, кто продаёт лекарства, а это в принципе противоречит идеологии данной методики повышения квалификации. Отсутствуют какие–либо наказания на нарушения требований к проведению таких мероприятий, и в итоге получается, что та система, которая действительно очень важна для отрасли, которая действительно позволяет развивать наше здравоохранение, она не работает в той полной мере, как она могла бы. И поэтому мы просим Вашей поддержки в том, чтобы уже навести порядок в этом.

Мы работаем «в полях», мы работаем с аптеками, но мы чётко видим, что нужно формализовать регламенты. Мы уже имеем огромный, накопленный за два года опыт, как эта система работает, и есть понимание, как выстроить эти механизмы. Должна быть создана понятная, прозрачная и, главное, работающая система контроля тех участников процесса, кто включён в систему непрерывного медицинского фармацевтического образования.

Кроме того, должны быть выработаны и внедрены единые стандарты подготовки специалистов здравоохранения, так чтобы уровень доступа к информации был у всех един. Поэтому здесь просто просим Вашей помощи.

Это первый вопрос.

В.Путин: Вы знаете, аффилированность медицинских работников с производителями лекарственных препаратов, к сожалению, имеет место. Такая практика негативная существует, и с ней надо бороться, без всяких сомнений, но она мало связана с проблемой подготовки кадров, всё–таки это другая субстанция, другие отношения. А вот что касается подготовки кадров, здесь я полностью с Вами согласен, она должна быть выстроена. Но Минздрав, как вы видите, наверняка и над стандартами работает, и старается выстроить эту систему. Если у Вас есть конкретные совершенно предложения, имея в виду, что Вы работаете в отрасли…

Е.Ватутина: Да–да.

В.Путин: Вы же видите, что в жизни происходит. Я Вас попрошу, Вы нам просто сформулируйте, отдайте, обязательно в Минздрав это всё будет переправлено, и мы это будем контролировать.

Е.Ватутина: Обязательно.

В.Путин: Это важнейшее направление совершенствования всей системы здравоохранения, полностью согласен.

Е.Ватутина: Да, у нас есть конкретные меры, и мы, естественно, готовы здесь принимать непосредственно очень активное участие, потому что находимся фактически «в полях».

В.Путин: Эта система должна быть постоянной.

Е.Ватутина: Да.

В.Путин: Вы знаете, в любой отрасли медицинской сегодня каждый месяц можно собираться, выслушивать экспертов, говорить о новинках каких–то. Это должен быть постоянный процесс, без всяких сомнений. И надо его выстроить, это должны быть единые стандарты, полностью с Вами согласен.

Е.Ватутина: Спасибо.

И второй вопрос, прошу прощения, я буквально одну минуту.

Раз уж мне выпала честь здесь говорить от лица аптечного сообщества, я хотела бы также обратить Ваше внимание на ситуацию с тем, что касается возможного принятия законопроекта, предусматривающего продажу определённой категории лекарственных препаратов в неаптечной рознице, то есть в обычных продуктовых магазинах. И здесь хотелось бы просто указать на некоторые нюансы и некоторые последствия, к которым это в текущей версии законопроекта может привести. Прежде всего на аптечном рынке сейчас работают порядка 60 тысяч точек аптечных продаж. В основном это малый и средний бизнес – 75 процентов от 60 тысяч точек аптечных продаж. Проект закона, о котором я говорю, подразумевает, что безрецептурные препараты будут продаваться в обычных магазинах. Например, ацетилсалициловая кислота, обезболивающие средства, против насморка и так далее.

Проект данного закона был подготовлен Минпромторгом, и в основу его была взята европейская и американская система лекарственного обеспечения. Между тем есть ряд факторов, которые просто нужно учитывать при принятии данного законопроекта.

Во–первых, аптечный бизнес – это порядка 150 тысяч рабочих мест, и этот законопроект в текущей его версии может ударить именно по этому сегменту. И, соответственно, вопрос: что будут делать квалифицированные кадры в случае, если аптечный бизнес будет закрываться? И ряд крупных аптечных сетей уже заявили о том, что бизнес может сворачиваться после принятия законопроекта в текущей редакции.

Второй момент связан со здоровьем граждан.

Важно учесть, что в обороте лекарственных препаратов очень важно соблюдать определённые стандарты хранения лекарств. Для аптечного бизнеса это норма. Она регламентируется, есть контролирующие органы, аптечная деятельность лицензируется соответствующим образом. Вот вопрос: сможет ли учесть ритейл? Настоящая версия законопроекта, к сожалению, этого пока не предусматривает.

И третий вопрос в рамках этого вопроса – это вопрос бесконтрольного отпуска лекарственных препаратов в одни руки. В аптеках это контролируется достаточно чётко. Вопрос: сможет ли ритейл это обеспечивать?

Поэтому у нас просьба учитывать мнение профессионального аптечного сообщества, дабы не допустить негативных последствий как для бизнеса, как для рынка труда, так и для населения.

Спасибо.

В.Путин: Этот закон известен, но, как Вы понимаете, не я его придумал. Инициаторы этого закона исходили наверняка из того, чтобы обеспечить интересы потребителей, и исходили из того, как Вы сказали, что это должны быть лекарственные препараты самые простые, доступные, безрецептурные. Но, разумеется, я, честно говоря, даже не видел пока этого законопроекта, думаю, что там должно быть предусмотрено то, что лекарственные препараты не должны храниться вместе с мясом и с кондитерскими изделиями. Это отдельная тема. Но я понимаю озабоченности и Ваши, и Ваших коллег. Мы посмотрим ещё повнимательнее, насколько этот закон востребован, действительно ли он будет улучшать обслуживание граждан, поможет ли он в чём–то. Посмотрим, скажем так, без ведомственного лоббирования, но исходя из интересов граждан.

Е.Ватутина: Спасибо.

В.Путин: Пожалуйста.

Т.Долякова: Коллеги, я быстро.

Владимир Владимирович, добрый день!

Меня зовут Татьяна Долякова. Я предприниматель уже два года и очень горжусь, мне очень нравится. Также я являюсь членом «Клуба лидеров», который занимается активным продвижением предпринимательства. Была с ними в Антарктиде, откуда мы Вам передавали привет.

В.Путин: Ух ты! Холодно…

Т.Долякова: Холодно, было минус сорок.

В.Путин: А вот Андрей не поехал, побоялся, наверное, холода. Вы же не были?

А.Белоусов: Первый раз был.

Т.Долякова: Пик Винсон, а мы были второй раз.

Если можно, как раз члены клуба передали письмо, потому что два года назад Вы делали открытую встречу очень приятную, как раз обсуждали развитие бизнеса. Если будет возможность, такую встречу ещё раз организовать. Коллегам передам.

И обо мне и вообще о бизнесе. Моя компания работает в сфере подбора персонала, я ищу специалистов по всей России, как раз уникальных специалистов, это инженеры-робототехники, это специалисты по машинному обучению, специалисты по кибербезопасности, это такие уникальные специалисты, их мало, но мы находим, потому что это рынок, который требует. Но помимо того, что я предприниматель, я ещё и мама, воспитываю 20–летнюю дочку.

Но я хотела бы обратить внимание именно на поддержку развития малого и среднего бизнеса. Здесь у нас представлен крупный бизнес, но мне всегда хочется обратить внимание на средний бизнес и малый и именно мам, у которых есть дети. Потому что за 10–летний опыт работы в управлении персоналом я обратила внимание, что многие женщины не возвращаются на работу. И есть основные причины. Во–первых, достаточно сложно совмещать нашу активную работу, карьеру и семью. Вторая причина – потеря компетенции, так как сейчас всё технологии и так далее. И третий, главный вопрос в том, что на самом деле работодатель не очень хочет видеть маму с маленькими детьми. Понятные причины.

Но 33 процента российских женщин хотят быть предпринимателями, проводили опрос, и «Опора России», и мы подтверждаем. И основные есть несколько причин, которые…

В.Путин: 33 процента женщин хотят быть предпринимателями?

Т.Долякова: Да, именно предпринимателями.

В.Путин: Это гораздо больший процент, чем у мужчин. Нет, правда, серьёзно.

Т.Долякова: Вы знаете, в России же у нас 54 процента – это женщины, 54. И в принципе у нас женщины активные. Мужчины, как правило, работают на госслужбе, а женщины… (Смех.)

В.Путин: А женщины делом занимаются.

Реплика: Да, открывают рестораны и так далее.

Т.Долякова: Но, чтобы мы успевали всё, есть основная причина, почему в принципе женщины не открывают бизнес. Как Настя говорила: страх, это да. А второе – именно реальное отсутствие стартового капитала. Потому что, когда мы в декрете, мы деньги тратим, мы их не экономим. Поэтому первая причина – это отсутствие стартового капитала, и вторая – достаточно дорогие кредиты. На самом деле. Кредиты, говорят, под 9 процентов. Лично проверяли – 15–17 процентов, или в залог детей надо отдать. И детей не берут.

В.Путин: Ну не пугайте нас.

Т.Долякова: Поэтому для популяризации женского предпринимательства, для того чтобы мы делали такие маленькие шаги для развития предпринимательства, уже утверждена программа МСП, малого и среднего предпринимательства, до 2030 года, и она реально работает. И мне хотелось бы, может быть, в рамках этой программы выделить стартовый женский предпринимательский капитал, именно для женщин, которые хотят открывать бизнес с нуля и которые именно с детьми. Таким образом мы поддержим малое предпринимательство. Потому что, как правило, открывают женщины, у которых маленькие дети, у них есть возможность. И также для открытия бизнеса с нуля достаточно комфортные кредиты. Потому что на данный момент, как я говорила, это примерно 9 процентов, но реально 9–15 процентов, может быть лояльный кредит в районе 3–5 процентов. Но банкиры со мной не согласны, с ними общалась, говорят, что это экономически невыгодно. Но реально это социально значимая инициатива, проект, потому что это такой маленький шаг популяризации предпринимательства, именно малого.

И третий комментарий. На мой взгляд, в прессе не хватает героев-женщин именно из малого бизнеса. Может быть, больше делать популяризацию именно женщин, которые с детьми, такие истории успеха. Чтобы на телеканалах, в прессе были женщины, которые бы давали интервью. Я с удовольствием дам. Я думаю, что все меня поддержат. На мой взгляд, женщина-предприниматель – это баланс, это успешная карьера, семья, дети и развитие экономики страны.

В.Путин: Во–первых, то, чем Вы закончили, – полностью согласен, и в средствах массовой информации эта тема должна быть, её недостаточно.

Теперь по поводу самого главного – это доступ к кредитным ресурсам. Но не 9 процентов. У нас принято решение – 6,5 процента для малого и среднего предпринимательства. При этом банки, которые выдают такие кредиты, получают разницу за счёт субсидий государства. Просто эту программу надо расширять.

И, наконец, считаю очень важным то, что Вы сейчас сказали по поводу какого-то льготного режима для женщин, которые хотят заниматься предпринимательством, и не просто женщин, а имеющих детей. Потому что в этом случае мы тогда решаем сразу несколько вопросов. Подталкиваем развитие экономики, бизнеса, малого и среднего предпринимательства и помогаем решать демографическую проблему. Потому что один из сложных вопросов для молодой женщины, которая заводит ребёнка, – как не выпасть из системы профессиональной подготовки, своего уровня не потерять и так далее. И если для женщины с детьми мы найдём дополнительные инструменты поддержки, это будет очень правильно. Это надо пометить, посмотрим на этот счёт.

Л.Щербакова: Владимир Владимирович, я на самом деле очень коротко.

О себе буквально два слова. Я Щербакова Людмила Ивановна, создала группу компаний и руковожу ею. Оборот у нас сейчас приблизился к семи миллиардам. К концу года, надеюсь, будет восемь. Реализовали два инвестиционных проекта, построили логистический и фармацевтический комплексы в Подмосковье и завод в Кургане. Общий объём инвестиций около трёх миллиардов рублей – хотела сказать «долларов».

В.Путин: Тоже немало.

Л.Щербакова: Да. Фармацевтическая промышленность на подъёме, бурлит, кипит. Хотим уйти из импортозамещения в экспортоориентированное производство. Завод, который введён в действие, год назад производство начал, с ноября 17–го года мы уже получили JMP–сертификат и начинаем регистрироваться за рубежом.

В.Путин: Формулы свои есть у вас?

Л.Щербакова: Пока нет. Я куплю у Светланы. Но у меня есть проект с Научно-исследовательским институтом химии твёрдого тела Сибирского отделения наук по производству фармацевтической субстанции, которая по своим качествам существенно лучше импортной. И мы в этом году планируем этот проект реализовать.

По промышленности в плане каких–то гендерных вещей я никогда не чувствовала никаких притеснений, никаких обид. В принципе поддерживают очень хорошо. Поддерживает Минпромторг, прекрасные вообще идеи, и прекрасно работает Фонд развития промышленности. Просто отдельное спасибо.

В.Путин: Пользовались, да?

Л.Щербакова: Пользовалась, Владимир Владимирович. Просто нашару подала бизнес-проект и была удивлена профессионализмом этих людей, чёткостью, регламент весь выдержан.

В.Путин: Бывает.

Л.Щербакова: Но я потом с ребятами ещё из фонда прямых инвестиций общалась. Это тоже там, но это уже какая-то новая генерация людей.

В.Путин: Да, это правда. Да, там сильная команда.

Л.Щербакова: И очень приятно. И Минпромторг наш, департамент развития фармпромышленности работает просто день и ночь. И мы чувствуем поддержку.

В.Путин: Мне это очень приятно слышать.

Л.Щербакова: И контроль чувствуем, и поддержку чувствуем.

Владимир Владимирович, у меня вопрос совсем по другой теме. Моя малая родина – посёлок Терский Ставропольского края, Будённовского района. В своё время это было очень зажиточное, процветающее хозяйство. В 90–е годы и в последние годы, к сожалению, не смогли поправить ситуацию. Земельные паи отдаются в аренду, и арендаторы используют это просто как… Ну грубо говоря, если ты имеешь один пай, ты в год получаешь 30 тысяч рублей, и всё, на этом все твои бонусы заканчиваются. Арендаторы используют эту землю только для получения сиюминутной прибыли, создают такие летучие бригады, которые приезжают и убирают полностью, обрабатывают землю и покидают этот посёлок. Посёлок благоустроенный, газифицированный, дома коттеджного типа, но люди вынуждены оставлять свои дома, потому что нет работы. Школа прекрасная, вместо четырёхсот – сто детей, садик наполовину пуст, работы нет. Жители этого посёлка, там ряд жителей, решили организоваться, и спасение утопающих – дело рук самих утопающих, договоры закончились: забрать землю, начинать обрабатывать, начинать выстраивать какие-то бизнес-процессы, чтобы работа у людей была и посёлок этот не умер.

Но, к сожалению, там творится очень серьёзная проблема с реализацией своего права распорядиться своей землей. Арендатор просто силой, можно сказать, удерживает эту землю, и там затянувшийся конфликт два года уже. Народ обращается в разные органы, но, к сожалению, ничего не получается. Я просила бы просто Вас дать такое поручение разобраться с этой ситуацией. Думаю, что это, наверное, какое-то точечное проявление какого-то явления, может быть, более широкого.

В.Путин: Да, это именно так. Эта проблема широкая, большая и сложная. Когда паи раздали, точно не определили, что за пай и где он конкретно находится. Всё это десятилетиями тянется. Это изначально было ошибочным решением, и потом до конца не довели реализацию даже этого ошибочного решения.

Но совершенно точно что нужно обеспечить: нужно обеспечить интересы людей, которые в рамках закона эти паи получили. Есть разные предложения, я сейчас не буду забегать вперёд, это вопросы землепользования, и они очень остро стоят.

То, что Вы сейчас рассказали, если там незаконно кто-то что-то удерживает и стремится для себя создать какие-то преференции, точно совершенно нужно с этим разобраться, и мы постараемся это сделать. Я посмотрю, что там происходит у вас.

А что касается землепользования – это тонкая вещь. Повторяю, здесь нужно обеспечить интересы экономики, отрасли, чтобы у нас нормально функционировали и фермерские хозяйства, и крупные товарные производства и чтобы у людей ничего не отбирать, не отнимать то, что им по закону, по праву уже сегодня принадлежит. Здесь, повторяю, есть предложения.

Л.Щербакова: Извините, а если такие темы, допустим, как ФРП, например? Да, я там получила кредит, но у меня такие ковенанты, такие обязательства по созданию рабочих мест и так далее, мне кажется, там тоже что-то вот так должно быть.

В.Путин: Да–да–да, совершенно верно.

Надо идти. Не сердитесь на меня, давайте завершающий вопрос. Иначе мне не успеть.

Е.Кувшинова: Народные промыслы просят о помощи, Владимир Владимирович, одно предложение, единственное, только одно.

В.Путин: Одно. Караул.

Е.Кувшинова: 2019 год объявите Годом народных художественных промыслов. Мы попытаемся в рамках него хоть что-то решить, наши накопившиеся проблемы. Пожалуйста.

В.Путин: Мы уже занимаемся народными промыслами постоянно.

Пожалуйста.

Д.Мингалиева: Я постараюсь быстро. Меня зовут Дарья Мингалиева, я сооснователь и директор по маркетингу компании «Мультикубик», также известной на международном рынке как Cinemood.

В.Путин: Как-как?

Д.Мингалиева: Cinemood как атмосфера кинотеатра. К сожалению, название «Мультикубик» для международного рынка не подошло, и нам пришлось создать дополнительный бренд.

В.Путин: Пользуется успехом.

Д.Мингалиева: Да?

В.Путин: Да.

Д.Мингалиева: Это контентная платформа, и наш флагман – это такой маленький кубик-проектор, который проецирует фильмы, сериалы, кино, в том числе предустановленную библиотеку с музыкой, мультфильмами и даже диафильмами из детства, которые мы не просто внутрь поместили, мы в том числе перевели на английский язык. Ещё недавно мы были стартапом. И вот пройти путь…

В.Путин: Когда вы начали это создавать?

Д.Мингалиева: В 2014 году родилась идея, в 2015 году запустился первый продукт. Этот непосредственно портативный кинотеатр появился в России в апреле прошлого года.

В.Путин: Супер. Здорово.

Д.Мингалиева: То есть мы ещё года не стоим на полках. Но при этом вроде как амбициозны и интересны и стараемся продвигать русскую идею и мысль, потому что диафильмы и сказки «Союзмультфильма» пользуются успехом не только в России, но и за рубежом, особенно у тех, кто эмигрировал за пределы нашей родины.

Так вот, чтобы пройти путь от идеи до массового производства, что мы сделали достаточно быстро, нам очень помогли, во-первых, в Сколково, во-вторых, Фонд развития интернет-инициатив, который был создан непосредственно по Вашей инициативе. И я хочу отметить и поблагодарить за этот фонд, потому что он в первую очередь помогает не только деньгами. Он вкладывает в молодые проекты и команды экспертизу, знания, ускорение и мозги. Это очень важно, и спасибо, что это есть.

Мне очень повезло – я занимаюсь любимым делом, и это открывает передо мной огромное количество разных возможностей. Но среди своих знакомых я часто слышу, что люди не могут определиться, чем же заняться. Сейчас так много сфер, которые будут в тренде в ближайшие 5–10 лет.

Владимир Владимирович, представьте, что Вы сейчас запускаете свой личный стартап. Что это могло бы быть и почему? И какая сфера Вам близка по духу? И что могло бы принести пользу не только Вам, но и стране, в которой мы живём?

В.Путин: Сфера госуправления.

Д.Мингалиева: А если бы это был стартап?

В.Путин: Нужно его совершенствовать, это госуправление, нужно этим заниматься. А все стартапы я обозначил в Послании Федеральному Собранию.

Д.Мингалиева: И у меня есть ещё одно небольшое предложение. Наш портативный кинотеатр, на мой скромный взгляд, становится рупором культурного наследия и культурного кода не только в России, но и за рубежом. Наш продукт есть в 90 странах мира.

В.Путин: И у многих моих знакомых. Я даже удивился, когда увидел.

Д.Мингалиева: Это здорово. И у меня есть мечта, чтобы мы начали продвигать культуру, искусство. И я предлагаю инициировать программу сотрудничества российских стартапов с культурно-образовательными и музейными комплексами страны. Я давно мечтаю, чтобы мы начали сотрудничать с Третьяковской галереей, Большим театром.

В.Путин: Это как?

Д.Мингалиева: Внутрь кубика можно поместить. Например, сделать раздел «Третьяковская галерея» и транслировать картины на любую поверхность и помогать детям изучать, что это за картина.

В.Путин: Это Мединскому скажу обязательно, пускай посмотрит, как можно это использовать.

Д.Мингалиева: Мне кажется, если это сделать не просто в рамках нашего проекта, а в принципе через стартапы и новые продукты продвигать именно в культурный пласт, это поможет в новом свете, в современном ключе транслировать информацию.

В.Путин: Сейчас музеи используют современные технологии достаточно активно, но, действительно, если появляются такие вещи, стартапы, надо, чтобы люди об этом знали, в этом сообществе точно совершенно.

Д.Мингалиева: Моя личная мечта, конечно, чтобы этот кубик появился в каждом доме и в каждой школе, поэтому, если здесь возможна какая-то информационная поддержка и образовательная инициатива, мы с удовольствием.

В.Путин: Вот мы сейчас этим и занимаемся. Будет поддержка.

Давайте завершать, отпустите меня, пожалуйста, у меня же следующее мероприятие.

Е.Кувшинова: Меня зовут Кувшинова Елена, я представляю народные художественные промыслы России, город Кирово-Чепецк Кировской области.

Владимир Владимирович, мы Вам благодарны за Ваше прошлогоднее поручение, которое Вы дали, о расширении дополнительных мер поддержки. Вместе с тем, конечно, мы Вам благодарны, но это только сохранение. Для того чтобы шло качественное развитие, мы очень просим, чтобы не снижался объём этих дополнительных мер. Наши проблемы – я не буду их сейчас перечислять, их действительно очень много и времени нет – носят межведомственный, отчасти межотраслевой характер. Крайне снижена инициатива региона, участвующего в программах. У нас 250 предприятий, только 79 получают поддержку в Министерстве промышленности и торговли Российской Федерации. Все остальные могли бы получать поддержку по ряду других направлений, но она должна быть точечной, она, конечно, должна быть отраслевая, она должна быть дифференцирована, как мне кажется, по количеству удельного ручного труда в каждом типе производства.

Поэтому мы просим, пожалуйста, объявить 2019 год Годом народных художественных промыслов. Это политическое решение, которое было бы для нас очень важно, и мы бы постарались в этот год решить огромный пласт накопившихся проблем, которые перед нами стоят. Это наше уникальное достояние, которое мы всей ценой, любыми силами храним, будем сберегать и очень хотим передать это детям.

Цифровые технологии, конечно, важны, но сегодня сказали о культурном коде. Владимир Владимирович, это тот живой источник, из которого мы черпаем и из которого вся страна может черпать своё процветание.

В.Путин: Душой и сердцем я на вашей стороне. Понимаю, что этого недостаточно, нужны деньги. Будем выбивать эти деньги.

Е.Кувшинова: Не только. Главное – внимание.

В.Путин: Нет, там нужны просто конкретные меры поддержки, связанные с выделением определённых бюджетных ресурсов. Будем выбивать.

Н.Ларченко: Продолжая тему. Меня зовут Наталья Ларченко, Санкт-Петербург, я автор и руководитель проекта, который называется «Матрёшка».

Про мой проект рассказывать без красивой презентации картинок сложно, но вот протокол – спасибо ему большое – разрешил принести мне образец изделия.

Наш проект молодой, ему всего три года. В двух словах расскажу об истории его создания. Я более десяти лет работала мастером в других крупных компаниях совсем на другом рынке – рынке строящегося жилья в Санкт-Петербурге и Москве.

В.Путин: А что производите?

Н.Ларченко: А сейчас, если можно, расскажу, подойду к этому.

В.Путин: Хорошо.

Н.Ларченко: После рождения сына и получения MBA я очень захотела создать собственное дело. И так как работала много с иностранцами и имела сама потребность дарить подарок из России, и, собственно, пошла по этому пути. Если посмотреть на рынок сувениров и сегодня, и, собственно, несколько лет назад, ассортимент сохраняется стандартным достаточно много лет уже: это расписная матрёшка, шапка-ушанка, валенки, икра, водка – плюс-минус. То есть это те изделия, которые являются исключительно сувенирами, ставятся на полку и в повседневной жизни никак не используются и к современному дизайну имеют мало отношения.

И в тот момент возникла идея создать такой продукт, который был бы функциональным, современным, стильным, качественным, но имел бы прямое отношение и ассоциацию с Россией. И мы пошли по пути матрёшки, матрёшка – один из самых известных символов России, и взяли в основу дизайн-концепции только силуэт, только форму. Мы эту форму доработали, сделали её более изящной, аккуратной, вытянутой, не такой пузатой. И ассортимент на сегодняшний день у нас включает в себя следующие категории: это ювелирные украшения преимущественно из серебра – это наш продукт А, – это платки, свитшоты, начали работать над коллекцией home, у нас есть керамическая коллекция солонок, перечниц, копилок.

Приоритетными каналами продаж у нас являются собственный интернет-магазин и первые открывшиеся три точки, три почти, мы как раз сейчас работаем над монтажом третьей точки, все они в Санкт-Петербурге, третья будет открыта на Исаакиевской площади в гостинице «Англетер», и, собственно, это та точка, где сосредоточение целевой аудитории. И несмотря на то, что я при создании этого проекта фокусировалась именно на этот целевой туристический поток, иностранцев и русских, у которых есть потребность дарить, я могу с гордостью сказать, что нашу матрёшку оценили русские женщины, наши девушки и женщины, которые приобретают эти украшения просто как концептуальный и стильный аксессуар, дизайнерское украшение. И больше четверти наших клиентов – это мужчины, которые дарят эти украшения своим дамам. И мне, кстати, было бы крайне интересно слышать Ваше мнение по поводу идеи этого проекта. Я тоже через протокол передала подарок. Если можно, это была бы очень высокая оценка для меня и моей команды.

В.Путин: Но не к 8 Марта. Просто подарок. (Смех.)

Н.Ларченко: Я хотела бы продолжить тему популяризации женского предпринимательства и рассказать буквально один кейс, который именно со мной произошёл. Кто бы что ни говорил, мужчины и женщины в бизнесе все-таки формально равны, но на самом деле это немножечко не так. Особенно непросто ей после выхода из декрета, когда действительно на прежнее место работы часто не возвращаешься, компетенция немножко потеряна. А начать собственное дело – да, есть страхи, и есть разная проблематика, в том числе недостаток в информированности. Мне кажется, что мой кейс достаточно свежий. На моём примере я могу сказать, что я создала собственное дело и с женщиной, работающей в корпорации, и, в общем, всё возможно.

За последний год я поучаствовала в нескольких проектах, организованных комитетом по развитию женского предпринимательства «Опоры России» при поддержке Совета Федерации. Одним из таких проектов был международный конкурс, прошедший во Вьетнаме в прошлом году в сентябре. Это был международный конкурс женских проектов APEC Best Award, где я представляла экономику России. Был один проект от нашей экономики, и я взяла одну из номинаций – «международная привлекательность».

Хочу сказать, что после этой победы, несмотря на рассылку пресс-релизов и вот этого толчка, ни одно федеральное СМИ про нас не написало. Мне крайне удивительно, почему же, собственно, это не является информационным поводом, хотя, мне кажется, это помогло бы развитию моего проекта, показало бы многим женщинам, что такие программы, проекты существуют, и это помогло бы им поверить в себя. То есть я продолжаю тему популяризации и повышения информированности именно женского предпринимательства, так как это, конечно, крайне важное направление, имеющее огромный потенциал и развитие.

Спасибо.

В.Путин: То, что Вы сейчас сказали, даже не имеет прямого отношения к женскому предпринимательству. Это имеет прямое отношение к успеху. Вот на что у нас мало обращают внимания, потому что, ну что греха таить, больше внимания, к сожалению, некоторые средства массовой информации уделяют трагедиям, проблемам, нерешённым вопросам, что, в принципе, верно, нужно обращать внимание на проблемы, но, чтобы стимулировать развитие, нужно говорить и о каких-то достижениях и хороших примерах, таких как Ваш, например.

Н.Линькова: Ещё раз добрый день!

Меня зовут Наталия Линькова, я основатель сервиса «Бабушка на час». Мы подбираем нянь, гувернанток, сопровождающих по запросу родителей на полную и частичную занятость, как раз для того чтобы мамы не боялись выходить на работу и были спокойны за своих детей.

На протяжении последних лет мы наблюдаем проблемы этого социально значимого рынка. Он абсолютно непрозрачен, он стихиен. На нём отсутствуют гарантии ответственности всех участников, а речь идёт о детях и о старшем поколении, которое чаще всего работает или подрабатывает в качестве нянь. Мы долго думали, почему это происходит и что с этим можно сделать. Пришли к выводам, хотелось бы ими поделиться. Мы передадим обязательно Вам.

Вот два наиболее значимых, на мой взгляд, хотелось бы озвучить. Во-первых, нет гарантий и защиты для детей и родителей. Мы ежедневно общаемся с сотнями родителей. Родителям нужны гарантии, что с их ребёнком будет всё в порядке. Мы прекрасно понимаем, что никто на сто процентов не может эту гарантию дать. Но провести качественную диагностику, которой мы занимаемся, исключить склонность к психиатрическим заболеваниям, к зависимостям, к мошенничеству в том числе, – это возможно. Просто это нужно делать.

И также должна быть компенсация ущерба, если это возможно. Мы общались со страховыми компаниями по поводу страхования ответственности, для того чтобы это ввести – и страхование няни, и страхование ответственности рекрутинговых компаний, которые подбирают домашний персонал. Это всё возможно в том случае, если будет проверка на уровень компетенции. Это можно сделать, если будет обучение, если будет проведён по каждому специалисту финансовый и правовой скоринг, будет ясно, что человек не судим, не привлекался, нет множественных кредитов. Соответственно, это всё возможно в том случае, если ввести добровольную сертификацию (наверное, так, на наш взгляд) и если профессия няни появится в реестре профессий (сейчас этого нет), если внести профессию няни в реестр профессий, если ввести добровольную сертификацию по понятным критериям. Мы давно этим занимаемся, мы можем с удовольствием принять участие, отдать все свои разработки. И если обеспечить страхование ответственности и няни, и рекрутингового агентства, то это существенно снизит риски.

И второй вопрос. Наши няни в основном – это люди старшего поколения. Так получается. В среднем это от 40 лет и выше. Рынок теневой. Открывать ИП не спешат, к большому сожалению. Я знаю, что давно уже разрабатывается система патентов, но пока не получается. Подавляющему большинству людей старшего поколения просто сложно разобраться: как открыть ИП, как заплатить налоги, как сдать отчётность и всё остальное. Мне бы хотелось, наверное, если возможно… Вы сказали в своём Послании, что россияне могут открывать своё дело одним кликом. Одна наша бабушка, няня, сказала: ой, а как было бы здорово, если одним кликом через «Госуслуги» самозанятым и ИП можно было бы открыть. Вдруг это возможно? Вдруг произойдёт чудо?

В.Путин: Вот мы к этому и должны стремиться, и будем.

Н.Линькова: И если параллельно будет открыт счёт – и тоже не нужно будет вставать, одним кликом, через те же самые «Госуслуги» для самозанятых, – на который будут приходить деньги строго от работы. Патент – это что? Нужно авансом заплатить деньги, и не факт, что ты потом найдёшь эту работу и отработаешь то, что ты заплатил. Но, может быть, возможно, если списание будет происходить параллельно с теми деньгами, которые поступают.

Я постаралась быстро, чтобы никого не задерживать.

В.Путин: Да–да–да. Всё, что вы сказали, чрезвычайно важно. Именно по этому пути мы собираемся пойти, по индивидуальным предпринимателям, по самозанятым.

Н.Линькова: Спасибо большое.

В.Путин: С тем чтобы зарегистрироваться можно было, но в то же время, чтобы будущему клиенту можно было все-таки понять, с кем имеешь дело.

Н.Линькова: Конечно.

В.Путин: И расчёты. Вы правы абсолютно. Одним кликом. Мы так и хотим сделать, чтобы деньги приходили, автоматом там что-то списывалось в качестве налога, и всё, и чтобы не нужно было бегать нигде.

Н.Линькова: У меня ещё просьба. Мы понимаем, что количество самозанятых растёт. И оно будет расти, так получается. Соответственно, растёт количество агрегаторов, где эти самозанятые люди находятся. Но в основной своей массе агрегаторы продают доступ к данным, не неся никакой ответственности. Имеет право быть, всё нормально, это рынок, потребитель голосует рублём. Но, как Вы сказали, он должен понимать, что делает. Тем более здесь идёт все-таки ответственность за жизнь ребёнка.

В.Путин: Да–да.

Н.Ларченко: Может быть, возможно, чтобы… Есть же там, на сигаретах написано: курить нельзя. Есть стандарт. И если на тех же самых информационных ресурсах будет написано, что этот агрегатор несёт ответственность только за то, что он передаст те данные, и ни за что больше, на видном месте, люди будут думать.

Если есть те, кто не несёт ответственность за тех людей, кто у него размещён, то хотя бы проверил элементарно документы – а это можно сделать, открытые данные, – кто провёл правовой скоринг, кто проверил документы об образовании, кто проверил навыки, и, соответственно, он застраховал свою ответственность, потребителю будет проще, и риски опять же будут ниже. Безопасность будет.

В.Путин: Здесь есть над чем работать. Много таких мелочей, которые сверху не видны. Их понимаешь, когда начинаешь этим заниматься. Вы правы в конечной части, абсолютно правы.

Что касается патентов. Вы исходили из лучших соображений. Самое простое оказалось – купил патент, и всё. Но, с другой стороны, человек просто кредитует государство, патент покупает, неизвестно, что с этого получится. Поэтому будем думать на тему о том, как организовать работу так, как Вы предлагаете.

Н.Ларченко: Мы всё расписали.

В.Путин: Да. Постараемся это сделать. Но на сегодняшний день, к сожалению, не работает эффективно и то, что было придумано пару лет назад по поводу того, чтобы освобождать самозанятых от выплаты НДФЛ и социальных отчислений. Ну не регистрируются всё равно. Мы это видим.

Н.Ларченко: Но, может быть, одним кликом, как Вы и сказали? Я надеюсь, получится.

В.Путин: Да, если пойти по этому пути, может быть, что–то изменится в лучшую сторону.

Н.Ларченко: Спасибо большое.

В.Путин: Вам спасибо.

М.Привалова: Добрый день, Владимир Владимирович!

Я очень быстро. Я в бизнесе два с половиной года и начинала со своей кухни. На собственные инвестиции я купила машинку для темперирования шоколадных масс. Она была примерно вот такого размера, вставлялась в розетку.

В.Путин: Что делали?

Н.Ларченко: Машинка для темперирования шоколадных масс. Это полуфабрикат.

В.Путин: Конкурент.

Н.Ларченко: Да, кстати.

И соответственно, когда я сделала свою первую шоколадку, купила форму, мне нужно было её куда-то продать. Это был 15–й год, мне было на тот момент 26 лет, я и сейчас очень амбициозный человек, я купила просто в хорошем супермаркете дорогую бельгийскую шоколадку, посмотрела, кто её импортирует в Россию, написала письмо, отправила фотографию, написала о том, что у меня производство и что я хочу сотрудничать.

Меня пригласили на встречу в Москву, я привезла образцы, которые в крафтовые коробочки завернула. И мне предложили сотрудничать в двух направлениях – это развитие моего бренда «Симбирский артизан» и работа под частной маркой данной компании-импортёра.

Я, естественно, согласилась, быстренько взяла кредит, купила машинку побольше, примерно производительностью 8 килограммов в день, и сделала этот заказ – первый заказ был на 230 тысяч. Далее я постепенно развивалась, взяла лизинг, выплатила его. У меня было такое небольшое полуавтоматическое производство, арендовала производственное помещение, туда, соответственно, переехала.

Изначально у меня был только один покупатель, вот этот дистрибьютор, и он закрывал мне полностью все продажи. Мне со временем стало хотеться чего-то большего. На тот момент, год назад, моя производственная мощность была четыре с половиной тонны в месяц. Я стала думать по поводу экспорта, потому что на тот момент через дистрибьютора продавали продукцию.

В.Путин: Вот о чём она сейчас говорит? Это называется история успеха.

Н.Ларченко: И Сургут, и Камчатка, и я сама из Ульяновской области. То есть я так подумала в принципе: ну что такое Китай? Это всё равно что продавать в России, есть только определённые барьеры, которые нужно преодолеть, а это нарастить производственную мощность. Для меня изначально было очень важно, я вышла из ремесленников, вот с этой машинки условной, и до фабрики мне очень далеко, то есть у меня небольшое кондитерское производство. И я понимала, что я не хочу жертвовать качеством продукта. Единственный момент, за счёт чего я могла снизить издержки, чтобы быть конкурентоспособной на рынке, это автоматизация при сохранении рецептур. Год назад я рискнула: я взяла кредит уже на автоматическую линию.

На протяжении всего этого времени я посещала различные выставки и в Красноярске нашла партнёра в Китае, который подождал полгода, пока я не куплю автоматическую линию и не поставлю. На протяжении всего этого времени у нас были постоянные дегустации, и мы действительно выработали тот ассортимент, который китайцы любят. Не тот, который я могу производить в достаточном качестве, а исходя именно от потребителя.

И когда я заказала автоматическую линию, я поняла, что в то помещение, которое я арендовала в тот момент, у меня просто не было места, мне некуда его ставить. Я арендовала земельный участок и вот за полгода буквально построила корпус.

Хочу сказать, на своём примере, на сегодняшний день мы автоматизировали именно шоколадное производство, то есть я произвожу шоколад, печенье, мармелад, драже, конфеты. Это всё нарастало со временем, наверное, изначально благодаря первому дистрибьютору, потому что он мне говорил: «Ну ладно, давай печенье. Милана, а ты можешь мармелад?» Я говорю: «Конечно, могу». И соответственно, мы всё это быстренько как-то так делали.

Год назад, когда я приняла решение об экспорте, так совпало, что у дистрибьютора не очень хорошо пошли дела, и я начала сама заниматься продажами. Сейчас мы создали торговый отдел и сами напрямую работаем и с федеральными сетями, то есть всё это возможно на собственном примере.

Но это, наверное, было бы невозможно без такой мощной государственной поддержки. В первую очередь хотела бы отметить то, что в Ульяновской области особый деловой климат и очень благоприятная атмосфера. Соответственно, я на протяжении всего своего роста – у нас есть корпорация по развитию предпринимательства в Ульяновской области – я с каждой своей проблемой обращалась именно туда. Мне не всегда помогали, условно, финансированием, потому что, например, я только взяла кредит, я его ещё не выплатила, а уже захотела лизинг. Но мне подсказали, в какую лизинговую компанию обратиться. И потом посредством государственной поддержки я субсидировала свой первый лизинговый взнос. И на сегодняшний день я продолжаю сотрудничество с институтами развития. Соответственно, все кредиты, которые у меня были, они все в оборудовании, сейчас у меня получается то, что контракты с федеральными сетями заключены, их нужно обслуживать, там не хватает денег на оборотку, но это я также решаю посредством институтов развития.

Поэтому кто бы что ни говорил, но я считаю, что очень много инструментов. В частности, то, что касается экспорта: да, мы действительно уже отгрузили четыре контейнера продукции в декабре, но это первая проба, потому что планов очень много, и действительно список продукции достаточно большой. У нас есть партнёры и под СТМ, чью продукцию мы также производим, и они продают на китайском рынке. А здесь я нашла другое решение, у нас был форум в феврале – «Новая кооперация», в Ульяновске, и я нашла партнёров, других производителей.

Я хочу, конечно, всё производить, всё, что касается кондитерки, но я понимаю, что я физически это не могу делать. И мы договорились о совместной экспортной кооперации, также сейчас совместно с «Интерсоюзом» это направление прорабатываем. Такая вот небольшая история.

У меня, собственно, вопросов нет, у меня есть пожелание, как вы сказали, о расширении вот этой программы по помощи малому бизнесу. Соответственно, я за два с половиной года от трёх килограммов, ну если в месяц перевести, от 100 килограммов условно в месяц выросла до 85 тонн. И я не собираюсь на этом останавливаться, потому что каждый успех очень сильно мотивирует, и хочется расти дальше.

В.Путин: Спасибо.

Н.Ларченко: Я Вам подарок через протокол тоже передала. Мне будет очень приятно, если Вы попробуете.

В.Путин: Спасибо. Обязательно попробуем.

Это действительно история успеха. Мне это очень приятно было слышать.

Мы сегодня говорили о проблемах, которые ещё подлежат решению, говорили о сложностях, которые ещё не преодолены. Но в то же время есть и такие хорошие примеры, как здесь было сказано моей соседкой слева, или девушка выступала сейчас, рассказывала про свои успехи. Это значит, что все-таки инструменты поддержки, которые мы создавали в последние годы, работают и помогают развитию бизнеса, в том числе малого и среднего. Хотя сделать ещё нужно, повторяю, очень много, и мы сейчас дополнительно будем эти инструменты предлагать в экономику и в рынок будем их продвигать.

Но завершить я бы хотел вот чем. Вы знаете, мы всё время говорим о необходимости уравнивания в правах мужчин и женщин по всем направлениям. И здесь ещё звучало, что женщинам сложнее. Действительно, есть такой подход и понимание, что сегодняшний мир, вообще мир, он мужской. И обратная сторона медали – о равенстве или неравенстве прав на самом деле. И в этом отношении мы ещё правда многое должны сделать, чтобы никакого различия не было в правах.

Но все-таки в нашем культурном коде есть некоторые ценности, которые, я считаю, являются для нас основополагающими. У нас женщина остаётся женщиной, мужчина остаётся мужчиной. Слава богу, у нас нет смешения понятий в голове, в душе и в нашем культурном укладе. И у женщины при всех преимуществах – деловой хватке и очень бережном отношении к тому делу, которым женщина занимается, – есть, безусловно, другие конкурентные преимущества – это ваше обаяние, красота, душевность. Это то, чем мужчины всегда очень дорожили, дорожат и всегда будут дорожить.

Я вас поздравляю с наступающим праздником!

Россия. ПФО > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > kremlin.ru, 7 марта 2018 > № 2523224 Владимир Путин


Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 2 марта 2018 > № 2518820 Владимир Путин

 Медиафорум региональных и местных СМИ.

Владимир Путин принял участие в работе V Медиафорума «Правда и справедливость», который проводится Общероссийским народным фронтом. Президент в течение двух часов отвечал на вопросы представителей региональных и местных средств массовой информации.

В ходе встречи главы государства с участниками форума обсуждались наиболее острые проблемы жизни регионов и профессиональные вопросы развития российской журналистики, а также международная проблематика.

* * *

Стенографический отчёт о встрече с представителями региональных и местных средств массовой информации на V Медиафоруме «Правда и справедливость».

В.Путин: Добрый день, дорогие друзья!

Где бы мы с вами ни собирались, всё время везде одна и та же обстановка, как будто мы из этого зала и не выходим, в какой бы регион ни приехали. Это хорошо отчасти, потому что сразу создаёт привычную рабочую атмосферу.

Хотел бы обратить внимание на то, что это очередной форум такого рода, и считаю его очень важным. Хочу поблагодарить Общероссийский народный фронт за то, что он инициирует такие мероприятия.

Это даёт возможность не только вам между собой пообщаться, обменяться наилучшими практиками своей работы, но и довести до Общероссийского народного фронта и свои озабоченности, и свои надежды. Соответственно для меня, для моих коллег, для Администрации Президента это тоже очень важно, поскольку есть такая прямая обратная связь.

Она для нас очень важна, уже много раз говорил об этом, и ничего здесь секретного нет. Вы как раз те люди, которые на передовой находитесь, работаете непосредственно с людьми, лучше всего знаете и чувствуете, что происходит на территориях, а это, по существу, самое главное, потому что за вами в прямом смысле слова вся Россия.

Хочу вас поприветствовать ещё раз, и давайте, как и было на нашей предыдущей встрече, поговорим о тех вопросах, которые вас волнуют и которые вы считаете важными, принципиальными и первоочередными.

Пожалуйста.

О.Тимофеева: Добрый день, Владимир Владимирович! Добрый день, уважаемые коллеги!

Здесь на самом деле вся страна, журналисты из всех территорий России. Но эти люди немного больше, чем журналисты, потому что своими сюжетами, статьями в региональных газетах, постами в блогосфере они поменяли ситуацию, заставили власть услышать там, где она не желала слышать обычных людей.

Вы говорите, что мы собираемся из года в год, мы действительно здесь пятый раз. Мы поменяли, правда, площадку: сегодня – Калининград, неформальная столица региональных средств массовой информации.

Но хочу сказать, что за это время многое поменялось, потому что наша площадка – это не просто « выход пара» , когда Вам рассказывают о проблемах, говорят о путях решений. Это Ваши прямые поручения.

На 21-й кнопке появились региональные каналы. Очень большая сумма, 550 миллионов, ушла на поддержку региональных печатных СМИ. Сегодня мы говорим о том, что увеличиваем бегущую строчку для того, чтобы региональные каналы выжили.

Но и много Ваших поручений, которые потом звучат и выходят после нашего Медиафорума, реально меняют жизнь в стране, меняют законы, закладываются деньги в бюджеты. Это крайне важно, почему мы здесь сегодня и собираемся.

По Вашему поручению несколько лет работает Центр правовой поддержки журналистов. Конечно, критика, разоблачения никому, наверное, не приносят хорошего, особенно власти, поэтому зачастую иногда мы сталкиваемся с неадекватной реакцией.

Мы защищаем журналистов, которых лишают аккредитации, увольняют, которых не хотят просто слышать. Защита – это в том числе Ваша заслуга, потому что Вы поручали нам создать этот центр. Мы действительно отстаиваем их интересы в судах.

Впервые за эти годы партнёром Общероссийского народного фронта, это тоже наше новшество (кроме места дислокации) стал и Союз журналистов России.

Слово моему коллеге, партнёру Владимиру Соловьёву.

В.Соловьёв: Добрый день, Владимир Владимирович! Добрый день, уважаемые коллеги!

Союз журналистов России не менее активно защищает членов нашего журналистского сообщества. И, действительно, впервые в этом году Народный фронт и Союз журналистов России вместе проводят этот Медиафорум. Это оказалось очень хорошим опытом.

Мы позавчера наградили несколько сотен победителей сразу двух конкурсов. Они почти все находятся здесь, в этом зале. В их работах отразились многие проблемы, присущие нашей стране и нашему обществу. Мы все их будем изучать. Думаю, что этот хороший опыт мы продолжим и вместе с Народным фронтом будем проводить такие форумы и дальше.

Союз журналистов России, крупнейшая в стране и одна из крупнейших в мире творческих общественных организаций, находится в состоянии реновации, в состоянии перезагрузки. Надеюсь, нашей команде удастся сделать так, чтобы Союз журналистов стал достойным членом гражданского общества нашей страны.

В этом году Союзу журналистов России исполняется 100 лет. Мы хотим достойно отметить эту дату. И хочу, Владимир Владимирович, пригласить лично Вас на этот юбилей, который мы будем отмечать в ноябре в Москве.

Ещё хочу передать Вам большую благодарность от многих членов нашего журналистского сообщества за поддержку инициативы создания почётного звания «Заслуженный журналист России».

Больше 20 лет не удавалось пробить это звание нашим коллегам. Сейчас уже что-то получается, процесс пошёл. Мы каждый день получаем от наших коллег письма и звонки с поддержкой этой инициативы.

О.Тимофеева: На что были потрачены три дня форума, который здесь проходил? Это три дня обсуждений разных проблем: региональных, проблем журналистов. Но мы впервые поменяли формат, мы обсуждали все вместе – с политологами, представителями всех территорий – Ваше Послание России.

Что услышали для себя? Да, рубежное, важное, о людях и для людей. Но услышали и увидели для себя план действий, что нам всем вместе, большой командой жителей страны, нужно сделать, чтобы двигаться вперёд.

И для нас, для Общероссийского народного фронта, очень престижно, что мы дальше проанализируем Послание, предложим своё видение, как его быстро реализовать вместе с обычными жителями, потому что журналисты, которые здесь, – просто обычные жители страны со своих территорий.

И, если возможно, у нас несколько блоковых вопросов по Посланию, несколько смысловых – по профессии, по журналистским вопросам. И, как всегда, традиционно для Медиафорума, мы закончим блицем – короткими вопросами, лаконичными, которые сформулировали наши журналисты. Они очень жёсткие, но интересные, на наш взгляд; главное, надеюсь, будут очень интересные ответы.

Начнём, конечно, с медицины. Вы накануне нас всех, всю страну пригласили вступить в клуб «80 плюс». И конечно, загорелись глаза, мы хотим быть живыми, здоровыми. Мы все, сидящие в зале, не просто журналисты, но и граждане, пациенты, потому что, к сожалению, мы болеем.

Но, конечно же, говорить о доступности медицины, о том, что мы здоровы, очень сложно, когда в регионах чтобы найти поликлинику, особенно на селе, нужно ехать 200, порой 300 километров. К сожалению, это есть, и Вы об этом говорили.

И мы услышали прямое поручение Общероссийскому народному фронту – находиться в контакте с людьми, контролировать ситуацию. И услышали чёткий план действий, что сегодня медицина действительно придёт в маленькие населённые пункты.

Но вопрос: как скоро и где всё-таки возьмём кадры? Потому что построить поликлиники и ФАПы хорошо, но нужны именно профессиональные люди.

В.Путин: Если можно, два слова скажу по поводу того, что ваш коллега только что произнёс, и связано это с признанием важности, общественным признанием труда журналистов.

Не мне вам говорить, это творческая профессия, и очень много примеров в мировой журналистике, когда очень трудно отличить журналистику от литературного творчества, это во-первых.

Во-вторых, журналистика всегда на пике общественного интереса, на пике общественных проблем. И вклад журналистов в решение этих проблем – сейчас не буду всё перечислять: от ЖКХ до коррупции и так далее – чрезвычайно важен.

И, наконец, есть совершенно уникальные примеры мужества, личного мужества, когда журналисты работают в горячих точках. Это естественно, если общество будет обращать на всё это внимание и соответствующим образом оценивать. Так что мы эту вашу инициативу обязательно доведём до логического завершения, поставим точку и будем практиковать присвоение этих почётных званий.

В.Соловьёв: Спасибо.

В.Путин: Теперь по поводу…

О.Тимофеева: Поликлиники в сёлах.

В.Путин: Да, пожалуйста, есть какие-то вопросы? Или это уже вопрос и есть?

О.Тимофеева: Поликлиника в селе. Как скоро реализуем? И кадры.

В.Путин: По-моему, информация ещё не появилась, уже вчера Правительство приняло решение о дополнительном финансировании этого вопроса, причём по нескольким направлениям.

Первое. Дополнительно в 2018 году выделено, по-моему, 1,2 – около 1,3 миллиарда рублей на создание фельдшерских и фельдшерско-акушерских пунктов на селе.

Второе. Выделено 2,5 миллиарда рублей дополнительно для создания передвижных медицинских пунктов обслуживания на закупку транспорта, на приобретение соответствующего оборудования и так далее.

И выделены дополнительные средства на подготовку кадров. Думаю, что всё это вместе сможет нам помочь двигаться в том направлении, о котором я говорил применительно к небольшим населённым пунктам, которые несправедливо оказались в достаточно сложном положении. Работа начнётся прямо сейчас.

В.Соловьёв: Владимир Владимирович, кроме строительства новых поликлиник, конечно, нужно восстанавливать и тот фонд, который есть, потому что со многими поликлиниками в стране, как Вы знаете, просто беда, особенно в регионах.

Что происходит с той интересной инициативой, которая называется «Бережливая поликлиника»? У нас есть вопрос от нашей коллеги из Ставрополья.

Пожалуйста.

Вопрос: Добрый день, Владимир Владимирович! Коллеги!

Я – журналист из Ставрополя, как уже было сказано; представляю медиахолдинг АТВ. Я журналист, но прежде всего я мама, у меня двое маленьких детей. Самому маленькому не так давно исполнился год, и я регулярно бываю в поликлинике.

Пойти в поликлинику с двумя маленькими детьми – это отдельное приключение, потому что нам приходится путешествовать по этажам часами, чтобы обойти специалистов, с грудным ребёнком на руках, а он немаленький. И огромное количество других детей вокруг. Это занимает много времени, чтобы обойти специалистов, сдать кровь. Это очень тяжело.

Понятно, что строятся новые поликлиники, очень современные, но что делать, действительно, со старыми? Они нуждаются в модернизации. Что с ними делать?

В.Путин: Да, Вы правы абсолютно. У нас уже начался эксперимент по так называемой бережливой поликлинике. «Бережливой» не в смысле сбережения имущества и денежных средств, а сбережения как раз здоровья и времени тех, кто пользуется услугами этих поликлиник.

Такие эксперименты проводятся, кстати, здесь, в Калининграде. И мне только что губернатор Антон Андреевич рассказывал о том, как идёт эта работа в нескольких десятках лечебных заведений.

Такой же эксперимент проводится, по-моему, в Ярославле и Севастополе. И он идёт успешно. Это, прежде всего связано, с лучшей организацией работы в медицинском учреждении.

Сейчас только говорил о принятом решении в отношении развития медицинской помощи на селе. Вчерашним же решением Правительства принято соответствующее решение о выделении дополнительных на 2018 год 10 миллиардов рублей для переоснащения (Вы сказали о проблеме с детьми) детских поликлиник в стране и детских поликлинических отделений в детских больницах.

Поэтому надеюсь, что с мёртвой точки это всё сдвинется. Это дополнительные деньги. Кроме того, ещё программой предусмотрено соответствующее развитие этой поликлинической помощи, в том числе и цифровизация.

Там, где я был, а я был в нескольких лечебных заведениях подобного рода, действительно работа организована очень по-современному и реально помогает людям справляться с теми бытовыми трудностями, о которых Вы сказали. Будем двигаться по этому пути.

В.Соловьёв: Будем надеяться, что почти у всех здесь присутствующих теперь появятся шансы попасть в тот самый заветный клуб «80 плюс», если так будет идти работа.

В Послании Вы говорили и о современных методах диагностики, и о профилактике, и, по сути, объявили всероссийскую битву с онкологическими заболеваниями. На эту тему у нас есть вопрос от нашего коллеги из Дагестана, а Дагестан, кстати, – это край долгожителей.

Е.Еськина: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Елена Еськина, я журналист ГТРК «Дагестан». Как ни странно, но я тоже мама двоих детей.

В.Путин: Что странного? Молодая, красивая девушка.

Е.Еськина: Просто до этого была девушка, у неё двое детей – у меня тоже двое детей.

Меня очень волнует здоровье моих детей, сохранение этого здоровья. Меня волнует и здоровье моих родителей, которые уже в довольно взрослом возрасте. Хочу, чтобы у них был доступ к своевременному, качественному бесплатному обследованию.

Для этого, как Вы сказали вчера в своём Послании, конечно, необходимо полностью менять нашу российскую систему здравоохранения. Абсолютно с Вами согласна. Вы совершенно точно и верно это сказали.

Если брать наш регион, Дагестан, то я могу смело сказать, что у нас очень много людей, которые могут годами не ходить в поликлинику. И отсюда у нас такая плачевная статистика с ростом числа онкологических заболеваний, которые выявляются именно на последних стадиях.

Ведь нужно что-то менять, нужно менять что-то в сознании людей, воспитывать в них, наверное, ответственность за своё здоровье. И параллельно ведь нужно что-то менять и в нашей системе здравоохранения, создавать новую систему, там, где акцент именно будет сделан на профилактике и предупреждении заболеваний, а не лечении. Поэтому у меня предложение – создать эту новую систему здравоохранения, новый образец, что ли.

И вопрос: готовы ли Вы к этому? Может быть, в свете этих событий есть смысл Министерство здравоохранения переименовать в Министерство здравосохранения?

В.Путин: Здравоохранение, охранение, сохранение – давайте мы не будем жонглировать словами. Дело ведь не в этом, дело в том, чем мы это наполним с вами, во-первых.

Во-вторых, что значит, поменять всю систему? Нам нужно совершенствовать то, что есть. В принципе у нас прогресс заметный в области здравоохранения по очень многим направлениям, причём, скажем, кардиология абсолютно на мировом уровне находится. И результат есть, потому что у нас существенно снижается смертность по этому виду сердечно-сосудистых заболеваний и вообще сосудистых заболеваний.

А с онкологией есть проблемы: улучшение есть, оно тоже есть, позитивная динамика есть, но она не такая, как, скажем, в кардиологии, сосудистой хирургии и по некоторым другим направлениям. Поэтому я на это и обратил внимание. Собственно, специалисты всё это знают, здесь никакой тайны нет.

Связано это в том числе с тем, о чём Вы сказали, со своевременным профилактическим осмотром, которого действительно нет, и нужно его воссоздать. В советские времена у нас практически все чуть ли не в явочном порядке, начиная со школ, проходили профилактические осмотры. В 1990-е – в начале 2000-х годов вся эта система развалилась.

Больше Вам скажу, Вы знаете, что произошло, не скрою, в том числе и по моей инициативе? Мы начали восстанавливать эту систему, Министр здравоохранения, ещё прежний Министр, Татьяна Алексеевна Голикова пришла как-то и говорит: «Мы начали это делать, выявили то-то и то-то, а теперь непонятно, что с этим делать; не готовы к такому объёму работы, просто средств нет, кадров не хватает». Но это надо делать, постепенно всё это нужно восстанавливать.

Что касается онкологии, то здесь очень важна, конечно, ранняя диагностика, специалисты, конечно, это хорошо знают. Чем раньше выявление, тем больше шансов на излечение. У нас есть хорошие примеры. Мы создали замечательный, международного уровня, даже превосходящий по отдельным направлениям международный уровень, Центр детской онкогематологии Димы Рогачёва.

Шикарный центр, это не просто лечебное заведение, это научный центр и лечебный, там и мамы рядом живут детей, которые там лечатся. Почти 100 процентов выздоровлений, 99 процентов уже, по-моему, или 98. У нас такого не было никогда результата. Но он есть, мы его добились – значит, можем. Систему надо создавать. Будем делать это как можно быстрее.

Почему я об этом сказал? Если не сконцентрировать на этом ресурсы и административные, и финансовые, то результата не будет. Поэтому я и сказал о том, что нам нужно создать специальный план. Правительство должно будет на будущее подготовить специальный план по борьбе с онкологией, который должен в себя включать все меры: это и профилактический осмотр, это и переоснащение онкоцентров, больниц, переподготовка кадров, это должна быть комплексная совместная общенациональная задача и работа. Уверен, что результат будет положительным.

Е.Еськина: Мы тоже очень уверены. То есть Вы говорите, Вы уверены, что профилактика – это наиболее короткий путь к лечению любого недуга, пусть даже и социального. В принципе сейчас на примере Республики Дагестан мы можем наблюдать, как довольно-таки слабая профилактическая работа в борьбе с таким недугом, как коррупционная зависимость у чиновников, сегодня уже вылилась в хроническую форму. В принципе Вы и руководитель нашей республики Владимир Васильев вынуждены уже «лечить» Дагестан – и довольно жёстко.

В.Путин: Я же говорил, что журналистика и литературное творчество рядом.

Е.Еськина: У меня вопрос, Владимир Владимирович. Скажите, пожалуйста, честно – дагестанский народ очень обеспокоен: тот масштаб и та динамика, которые мы сегодня наблюдаем в борьбе с коррупций в Дагестане, искоренения так называемой клановости в регионе, продолжатся после выборов?

В.Путин: Всё, что делается, делается в интересах народа Дагестана, и это будет продолжено.

Е.Еськина: Спасибо.

О.Тимофеева: Владимир Владимирович, разрешите, чтобы закончить с темой медицины, одну уточняющую цифру? Мы видим реально Послание в действии, уже есть реально огромные миллиарды, выделенные на нужные для страны направления. Спасибо Вам огромное за это.

В декабре Вы говорили, что на паллиативную медицину, дорогостоящие лекарства для тяжелобольных средства выделите. Нет ли во вчерашнем постановлении и этих цифр?

В.Путин: Есть – 4,3 миллиарда дополнительно на приобретение лекарств, приобретение обезболивающих, переподготовку врачебных кадров.

О.Тимофеева: Тогда продолжим темой «Образование».

В.Путин: Ещё есть одно решение – 2,5 миллиарда, по-моему, на подготовку специалистов. Это выделены деньги на приобретение тренажёров для обучения медработников при проведении сложных или каких угодно операций, это один из таких очень востребованных современных способов подготовки медицинских кадров, – 2,5 миллиарда. Тем более что у нас в некоторых регионах, скажем, в Татарстане, где я недавно был, начали сами производить эти тренажёры, причём очень хорошего высокого уровня.

О.Тимофеева: Вы плавно перешли к образованию. Вчера было Послание, но, оказывается, Послание было и для школьников, потому что все они вчера получили так называемый билет в будущее. У нас есть журналист из Тамбовской области со своим вопросом.

Е.Поляков: Добрый вечер, Владимир Владимирович!

Евгений Поляков, Тамбовская область, город Мичуринск, газета «Мичуринская мысль». Мне 24 года, у меня пару дней назад родился сын.

В.Путин: Поздравляю Вас. (Аплодисменты.)

Вы молодец, что сказали об этом, чтобы девушки не задавались. (Смех.)

Е.Поляков: Также у меня есть три младших брата. И уже сейчас я обеспокоен их будущей профессией, образованием.

Как мне рассказывал мой папа, в Советском Союзе действовали так называемые учебно-производственные комбинаты. Сейчас уже давно такого нет. Но вчера во время своего Послания Вы упомянули о новом проекте «Билет в будущее». В связи с этим хотел бы спросить: как современные школьники со всей России смогут получить так называемый билет в будущее и что он им даст?

В.Путин: Во-первых, это просто одна из программ в дополнение к тому, что уже делается по этому направлению. В обязательную программу введён целый предмет «Технология», который направлен как раз на раннюю профориентацию.

Кроме этого, мы начали восстанавливать межшкольные объединения, где тоже происходит профориентация. Есть и возможность пройти подготовку в колледжах, в которых одновременно даётся и среднее образование.

То есть такой набор ранней профориентации, мер ранней профориентации возрастает. А то, о чём я говорил вчера и Вы сейчас вспомнили, – это дополнение к общим мерам, направленным на раннюю профориентацию школьников.

Что это такое? Мы предполагаем выделить на это один миллиард в текущем году, и где–то около 100 тысяч школьников от 6–го до 11–го класса должны будут — не должны, а если захотят, думаю, что многие захотят, пройти какую–то стажировку в наших ведущих учреждениях, ведущих промышленных предприятиях, так чтобы ребятам было интересно, и наши ведущие предприятия могли бы сориентироваться по поводу того, кого бы они хотели видеть на своих производственных площадках.

После этой ранней ориентации будущий абитуриент мог бы поступить либо в колледж, либо в какое–то среднее учебное заведение, либо в высшее с ориентацией уже на свою будущую профессию. Собственно говоря, на это эта инициатива и направлена. Если она пойдёт так, как мне бы хотелось, мы её расширим, будет не один миллиард в 2019 году, а больше, и будет не 100 тысяч школьников, а 200, 500 тысяч.

О.Тимофеева: Россия постепенно становится страной больших возможностей и новых социальных лифтов. Уже состоялся первый конкурс «Лидеры России», и осуществляется множество разных проектов для молодых строителей, рабочих, предпринимателей, волонтёров, для тех же школьников и студентов, о которых мы сейчас говорили.

Наш коллега из Владимирской области, уверена, наверняка будущий лидер тоже, один из лидеров России, хотел бы сказать о своих предложениях, о том, как в нашей стране создавать корпус настоящих профессионалов своего дела.

Н.Ефимов: Добрый вечер, Владимир Владимирович!

В.Путин: Здравствуйте!

Н.Ефимов: Никита Ефимов, Владимирская область, город Вязники, газета «Маяк».

Действительно, «Россия — страна возможностей», эта платформа, скажем так, включала много всего: «Я — профессионал», олимпиада «Наставники», «Лидеры России». В этом конкурсе активно участвовали наши замечательные молодые управленцы Владимирской области.

И это же всегда профессиональный рост, это всегда творческий рост, личностный рост, новый опыт, новые знания. И как бы глаза загораются. И кроме всего это ещё и социальный лифт для тех, кто неравнодушен и хочет что–то менять к лучшему в какой–то сфере или в каком–то месте.

В связи с этим вопрос: как–то, может быть, подумать и сделать этот проект «Россия — страна возможностей» социальным институтом, который будет постоянный? Уже известно, что конкурс «Лидеры России» будет проводиться каждый год. А будут ли другие проекты в этом направлении тоже регулярными?

Если позволите, второй короткий момент: Вы, общаясь с финалистами конкурса «Лидеры России», сказали, что на некоторых из них уже есть конкретные планы — правда ли это?

В.Путин: Смотрите, во Владимирской области моря нет, а «Маяк» есть. Здорово!

Н.Ефимов: И нефти, и газа нет, а творческие, талантливые люди тоже есть.

В.Путин: Конечно. А творчество и талант с нефтью и газом напрямую не связаны. Значит, «Лидеры России» — это только один из инструментов создания так называемых социальных лифтов.

Мне бы очень хотелось, чтобы эти социальные лифты работали у нас по всей стране и чтобы была создана надёжная, функционирующая на всей территории страны система выборки кадров.

В советское время всё это шло по линии КПСС, начиная от всяких бюро, дальше райкомов, обкомов, ЦК. Вы знаете, с одной стороны, это была замкнутая система, но была система, и она генерировала в целом по стране кадровый потенциал.

А в наше время ничего подобного нет и нет системы отбора — вот что печально. Но мы не можем вернуться в какую–то замкнутую партийную составляющую этого процесса. Он должен быть широким, неполитизированным, должен быть максимально разбюрокраченным. Как это сделать?

Мы уже на протяжении нескольких лет пытаемся её создать. Это не только конкурс «Лидеры России». И по линии АСИ вместе с Правительством такие структуры создаются. Обратите внимание, у нас даже соревнования, которые мы проводим, — WorldSkills или наши национальные соревнования в сфере рабочих профессий — это ведь тоже способ поиска талантливых людей, которые способны на достижение высоких результатов и которые нужны стране.

Очень важно, чтобы это было не «позвоночное право», как в советское время говорили, не по звонку чтобы отбирали, а по личным и деловым качествам.

Я действительно встречался с этими, в основном молодыми людьми. Вы знаете, действительно любо-дорого посмотреть. Реально талантливые, перспективные люди, некоторые из них уже добились серьёзных результатов.

По поводу того, что на них в хорошем смысле этого слова «глаз положили». Да, это так. И я знаю, что некоторых уже намерены пригласить, причём на очень высокие позиции и в Правительстве, и в региональные структуры, и в наши крупнейшие компании. Думаю, в ближайшее время это произойдёт.

О.Тимофеева: Вы знаете, значительный блок Послания накануне касался проблем экологии. И в работах, которые присылали сюда журналисты, сидящие в зале, было всё: и вырубка леса, и чёрный снег, и то, что чиновники не хотят создавать «зелёные щиты», и где–то у нас лоббизм власти, бизнес-сообщества — всего на свете.

Большое Вам спасибо за то, что Год экологии прошёл. Но мы понимаем, что нам десятилетия ещё решать все эти проблемы всем вместе.

Когда вчера обсуждали, наверное, общее мнение журналистов было одно: нам нужны жёсткие законы в этой сфере.

Слово моей коллеге из Новгородской области.

Е.Кулешова: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Елена Кулешова, Первое антикоррупционное СМИ.

Проект о переносе полигонов за городскую черту, о рекультивации свалок прекрасен. Мы его все одобряем, действительно, это прекрасная инициатива, но возникает вопрос: хватит ли у страны денег, для того чтобы все эти свалки рекультивировать?

Понимаете, проблема–то в том, чтобы не перенести мусор с одного места на другое, а чтобы с помощью инновационных технологий переработать этот мусор. Есть ли у нас такие технологии? Есть ли у нас финансы? Есть ли у нас возможности для этого? И как быстро мы сможем это сделать? Потому что время уже поджимает.

И второй момент, о котором упомянули. Да, действительно, мусор сам не появляется, он из космоса не прилетает и пешком не приходит. Люди его приносят. Поэтому есть ли в планах ужесточение наказания за нарушение экологического законодательства, увеличение штрафов? Потому что в случае, допустим, с нарушением ПДД увеличение штрафов сработало, меньше стали нарушать. Что Вы на это скажете?

В.Путин: Что касается повышения ответственности, то у нас с этим, как в народе говорят, «не заржавеет». Это самое простое. И сейчас в Госдуме находится соответствующий законопроект, по–моему, второе чтение уже прошёл.

Это будет сделано, и в данной ситуации это правильно. Это нужно сделать. Но просто ужесточать ответственность недостаточно, нужно включать совершенно другие, в том числе экономические механизмы решения проблемы.

Вы абсолютно правы в том, что нельзя взять свалку, с одного места перетащить на другое или её закрыть и тут же рядом начать что–то другое сваливать. Здесь нужна комплексная работа, комплексный подход. В чём он должен заключаться?

Во-первых, нужно прозрачно принимать решения об этих полигонах. Ясно совершенно, что это должно быть вдали от мест проживания людей. Но мы должны понять в то же время, что тогда это будет просто дороже. Надо это понимать, это же ниоткуда не возьмётся.

Или это нужно будет субсидировать, или соответствующие сборы вводить, или повышать имеющиеся. Надо просто реально смотреть на вещи. Это второе.

Наконец, третье и самое главное. Нужно выработать целую систему работы с этими отходами, нужно создавать соответствующие комплексы по раздельному сбору, причём делать это поэтапно. На первом этапе – не запрещать сваливать туда картон, бумагу и так далее. Кстати говоря, этот план уже отработан. На втором этапе — автомобильные шины. На третьем этапе, и такое решение уже тоже принято, запретить сваливать отходы бытовой техники, где есть различные вредные составляющие компоненты. Создать такую технологию раздельного сбора и, конечно, перерабатывать.

Хватит на это денег или нет? Если просто из бюджета финансировать, совершенно точно не хватит, да и нигде в мире так не делается. Это нужно превращать в целом в доходный бизнес, привлекать туда инвестиции, создать условия, для того чтобы туда пришли эти инвестиции.

Только эти условия, конечно, должны быть понятными, прозрачными, рыночными и не жульническими. Это совершенно очевидно. В этой связи, конечно, очень важно, чтобы и такие издания, как Ваше, за этим внимательно наблюдали, и Общероссийский народный фронт, чтобы мы действовали по прозрачным, понятным обществу процедурам и правилам. То есть это должна быть комплексная работа, мы так должны её выстроить. Так и будем делать.

В.Соловьёв: В стране собран небывалый урожай в прошлом году. Он оказался даже больше, чем в самые богатые урожайные годы в Советском Союзе. Но с переработкой и сохранением всего этого богатства у нас возникают проблемы в разных регионах страны.

Краснодарский край — одна их житниц России. И коллеги, которые там работают, замечают каждый день эти проблемы. Вопрос от нашей коллеги из Краснодарского края, из газеты «Рассвет».

И.Свердлюковская: Добрый вечер, Владимир Владимирович! Добрый вечер, коллеги!

Инна Свердлюковская, редактор районной газеты «Рассвет» из Краснодарского края.

Кубань — регион-труженик. Кубань вносит достойный вклад, ежегодно получая рекордные урожаи, собирая много-много зерна. Но хочу сказать о том, что Россия, являясь сегодня крупнейшим экспортёром зерна, семечки, всё-таки имеет проблему с их переработкой.

Огромное спасибо хотелось бы Вам сказать, Владимир Владимирович, за то, что Вы поблагодарили вчера в Послании наших крестьян за большие и высокие урожаи. Это очень нужно нашим людям, труженикам. Они благодарны Вам за это.

Хотелось бы отметить, что мы готовы выполнять и дальше следующие задачи, но нужна поддержка в том, чтобы была принята государственная программа по поддержке переработки. Чтобы сельхозпредприятия, которые перерабатывают сельскохозяйственную продукцию, получали бы государственную дотацию, в том числе и крупные предприятия, и крестьянско-фермерские предприятия, и личные подсобные хозяйства.

Ещё раз обращусь к Вашему Посланию. Вы вчера сказали, что переработка — важный вопрос, и нужно помогать тем, кто готов и хочет заниматься переработкой на месте. Если бы это было сделано, это было бы здорово.

В.Путин: Во-первых, это уже делается. Мы направляем достаточно заметные субсидии как раз на поддержку тех, кто занимается переработкой. Действительно, 134 миллиона тонн — это вообще немыслимая когда–то цифра для ещё Советского Союза даже. Мы стали первыми в мире по экспорту пшеницы и вторыми в мире по экспорту зерновых. Это тоже фантастика, такая, как оружие, о котором я вчера говорил.

Но переработка нужна. Наши турецкие друзья являются чуть ли не первыми в мире по производству муки. В значительной степени это на нашем зерне делается. И конечно, нужно производить максимум продуктов, которые можно производить у нас, — клейковину и так далее. Очень много продуктов, которые можно производить на месте. А мы, кстати, повторяю, субсидируем и будем продолжать субсидирование.

Но ещё лучше, если изначально то, что производится по зерну, скажем, будет нацелено на развитие животноводства. Это будет уже следующий передел, что называется. Нам нужно решить вопрос по говядине в ближайшие годы для закрытия собственного рынка и увеличивать это производство, в том числе и на экспорт. Я же вчера сказал, мы планируем в самое ближайшее время продавать больше, чем закупаем.

Вы знаете, я ещё года полтора, по–моему, назад или два с восторгом говорил о том, что мы продали сельхозпродукции столько же, сколько вооружений, на 15 миллиардов долларов продали. А в этом году и в прошлом сельхозгоду мы уже продали оружия на те же пятнадцать, а предприятия АПК продали свою продукцию на внешний рынок более чем на 21 миллиард долларов. То есть тенденция нарастает.

Нам, конечно, нужно заниматься переработкой. Повторяю, мы это делаем, но я вчера об этом тоже упомянул, именно для того, чтобы выйти как раз на то, что Вы предлагаете. Нужна программа по поддержке этой переработки. Скоро у нас будет встреча с сельхозпроизводителями, думаю, мы на все эти темы поговорим и обязательно выйдем на какие–то решения.

О.Тимофеева: Если возвращаться к Посланию, вчера все прильнули к экранам, и впервые было продемонстрировано видео, продемонстрированы кадры уникальных разработок новейшего высокотехнологического оружия, оборудования. Мы начали смотреть в интернете: возможно ли это и что это такое? Заинтересовало, поверьте, всех.

Надеюсь, государственную тайну мы не выдали, но узнали очень много нового. Хотелось реально аплодировать нашим учёным, инженерам, инструкторам — всем тем, кто это изобрел и сделал. В связи с этим у нас есть предложение на эту тему.

Слово моему коллеге из московского издания «Порайону.ру».

И.Анохин: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Иван Анохин, город Москва, сетевое издание «Порайону.ру».

Мы вчера, думаю, всем миром смотрели с замиранием сердца эти ролики про ракеты, это было просто супер, гордость берёт за учёных, инженеров, кто это сделал.

И вопрос на самом деле простой: возможно ли в обозримом будущем эти передовые военные технологии применить в наше мирное время в нашей повседневной жизни? Может быть, для повышения качества жизни людей?

В.Путин: Вы знаете, расскажу Вам историю, откуда взялся тезис, когда я благодарил наших учёных, инженеров, рабочих за результаты их работы. Тайны тоже никакой здесь не раскрою.

Когда закончилась работа по одному из этих комплексов, в том числе по «Авангарду» — это очень грозное оружие межконтинентальной дальности, летящее не по баллистической траектории, в плотных слоях атмосферы и просто с невероятной скоростью — свыше 20 махов, свыше 20 махов! — я попросил принести мне список людей, которых нужно отметить и наградить.

Мне принесли несколько листов, где убористом шрифтом — убористым! — были не люди, а предприятия, научно-исследовательские институты и конструкторские бюро. Я перелистал и говорю: это что такое? А мне главный конструктор говорит: это наша кооперация — если не было бы одного из них, изделие бы не состоялось.

Вы понимаете, даже я осознал в этот момент очень важную вещь, которая заключается в том, что мы не утащили где–то что–то и что–то с чем–то свинтили, а это результат работы научной сферы, конструкторских бюро и производственных предприятий чуть ли не по всей стране. Это десятки предприятий и тысячи работающих.

Это значит, что у нас есть такой огромный, работающий, генерирующий конечный продукт комплекс, который включает в себя и науку, и образование, и кадры, и современные производственные мощности. Это же всё современное!

Это вселяет в нас надежду на то — теперь к Вашему вопросу возвращаюсь, — что всё это может быть использовано и применено и в гражданских отраслях производства. Я вчера тоже об этом сказал. Конечно, нужно этого добиваться, мы к этому будем идти. Не всё, наверное, сразу можно будет использовать, так же как в своё время атомный проект реализовывался, ракетный. Ракетный проект чем закончился, какая диверсификация была? Полёт в космос в конечном итоге, выход человека в космос, Юрий Гагарин полетел.

Смотрите, я вчера говорил о двух новейших комплексах — это ракета глобальной дальности и необитаемый подводный аппарат. И тот, и другой на современных атомных энергоустановках работают. Подводный аппарат, повторю, что было сказано вчера, — в 100 раз меньше объём, чем на современных атомных подводных лодках, и в 200 раз он быстрее выходит на боевую мощность, то есть набирает максимальную мощность. В 200 раз быстрее, чем атомная установка современных атомных подводных лодок. И при этом разгоняется, даже цифру не хочу называть, быстрее всех надводных сегодняшних кораблей. Невероятно! Конечно, это можно будет использовать.

Или тот же комплекс «Авангард», о котором я говорил. Действительно, фантастика, идёт со скоростью 20 махов в плотных слоях атмосферы, идёт действительно как метеорит, температура на поверхности изделия 1600—2000 градусов по Цельсию, и он управляется, на тысячу километров уходит влево, вправо, вниз, вверх, всё работает.

И это значит, что, во–первых, сигнал проходит. Во–вторых, о чём я сейчас хочу сказать, это стало возможным после того, как появились современные материалы. Без современных материалов это было бы невозможно. Мы же работали над ними долго.

Я об этом сказал ещё, как Вы заметили, в 2004 году, а сейчас 2018 год. И в других странах, мы знаем, тоже пытались это сделать. Судя по всему, пока не получается в силу различных причин, о которых я только что сказал. А у нас получилось. Материалы есть. Конечно, их можно использовать.

Или лазерное оружие, о котором упомянул по–тихому в конце. Знаете, это фантастика какая–то, гиперболоид инженера Гарина. Мы все помним, читали, наверное, в детстве. Но это произошло в действительности. Конечно, можно эти технологии использовать.

Или мы возобновили производство Ту–160 — сверхзвукового военного самолёта, ракетоносца. Конечно, можно из него сделать гражданскую версию. Я уже говорил с авиастроителями, они говорят: да, конечно, нужны дополнительные исследования, дополнительные проработки. Но при наших расстояниях, когда мы от Москвы до Владивостока летим дольше, чем от Москвы до Нью-Йорка, конечно, это будет востребовано, даже несмотря на возможную на первом этапе дороговизну билетов.

Всё это можно делать, и обязательно будем делать постепенно, но будем точно. Задел есть — вот что важно. Есть кому это делать — это чрезвычайно важно. Будем, конечно, обязательно.

О.Тимофеева: Если можно, тогда в мирное русло.

В прошлом году на таком медиафоруме мы говорили о проблеме нехватки средств в культуре. И были действительно увеличены Ваши президентские гранты до восьми миллиардов рублей. Мы добились, что они были заложены в бюджет.

Накануне, Вы только что сказали о Владивостоке, мы тоже в Послании услышали о городе Владивостоке. В связи с этим родился вопрос.

Слово моему коллеге из ГТРК «Алтай», Алтайский край.

М.Беднаржевский: Добрый вечер, Владимир Владимирович!

Вопрос мой короткий, как вишенка на торте, наверное. Во Владивостоке появится первый многофункциональный культурный центр. Это будет первый регион, первый город. Какой следующий?

В.Путин: Поскольку мы в Калининграде находимся, губернатор уже, пока мы здесь с ним передвигались в ходе сегодняшних мероприятий, этот вопрос задал.

Думаю, что мы в Калининграде сделаем обязательно, это всё-таки анклавный регион России, и нужно помочь людям иметь доступ к нашим основным художественным ценностям. Поэтому Калининград. И, конечно, это нужно делать в Сибири. Надо выбрать. И не один, может быть.

Вообще, по большому счёту лучше это делать — наверное, мы на это и выйдем — в каждом федеральном округе. А где конкретно в каждом федеральном округе, это мы выберем, в том числе и в ходе консультаций с общественностью.

Хочу пояснить, извините, пожалуйста, откуда это взялось, сама идея. Когда мы в Питере с Валерием Абисаловичем Гергиевым говорили о развитии того, что он делает во Владивостоке, выяснилось… Я просил их, допустим, открыть там училище, филиал Вагановского хореографического училища.

Выяснилось, что театр–то есть, но подготовка кадров невозможна, потому что никак местные власти не могут найти подходящего помещения. Там же специализированные вещи нужны. Нет базы для подготовки музыкальных кадров, нет художественной школы своей нормальной, нет нормального выставочного пространства.

Так постепенно, постепенно мы с ним пришли к выводу о том, что нужно комплексно решать эту проблему в некоторых регионах, там, где этого просто нет или недостаточно.

Вот, собственно, отсюда взялась эта идея, и поэтому как первый пункт возник Владивосток, как бы естественным образом в ходе дискуссии, но потом я подумал: почему только Владивосток? Вы правы, конечно. И в конечном итоге мы будем делать это во всех федеральных округах, и в Сибири совершенно точно. Но посмотрим, где конкретно, хорошо?

В.Соловьёв: Владимир Владимирович, хоть я и возглавляю Союз журналистов России, не случайно взялся вести эту нашу встречу. Бывших журналистов, как и бывших разведчиков, не бывает. Хотел поговорить с Вами о статусе нашей журналистской профессии. И этот статус за годы перемен значительно снизился.

Мы с вами хорошо помним, как в те далекие советские, уже почти легендарные времена герои почти любой критической статьи чувствовали себя очень неуютно. Чиновники почти любого уровня могли положить на стол партбилет и вылететь с работы. А сегодня сколько ни пиши критических статей, сколько ни снимай критических репортажей, о действенности говорить очень сложно.

И чтобы повысить действенность нашей профессии, Союз журналистов хотел бы предложить несколько инициатив. В частности, законодательным образом ввести административную ответственность чиновников за отказ в аккредитации, непредставление положенной по закону журналистам информации, затягивание ответа на критические статьи.

Кроме того, Государственная Дума никак не может принять закон о дополнительном страховании наших коллег, которые работают в зонах боевых действий. Я сам как журналист прошёл не одну войну и понимаю, как непросто решиться туда поехать, и понимаю, что нужна защита коллегам.

Кроме того, мы бы хотели предоставить возможность нашим коллегам, которые часто работают в зонах боевых действий, получать статус участника боевых действий. Это важно даже, может быть, не для того, чтобы человек в трамвае бесплатно ездил или какую–то прибавку имел к пенсии, или скидку на оплату квартиры. Это важно с моральной точки зрения для человека, который рисковал своей жизнью, выполняя свой служебный долг.

Вот поддержали бы Вы эти наши инициативы?

В.Путин: Смотрите, когда вы говорите о соответствующей реакции в советские времена, мы с вами ведь должны понимать, что власть была в руках одной партии, и пресса в её же руках. И всё, что критиковала пресса, это как бы не только партзадание, это значит реакция на то, что не нравилось вышестоящим властям в этой системе.

Сегодня ситуация другая. Сегодня у нас, надеюсь, пресса максимально деполитизированная, у нас нет какой–то одной ведущей роли, у нас есть ведущая сила, но это не зафиксировано нигде, ни в Конституции, у нас нет ведущей политической силы по Конституции. И сегодня та же «Единая Россия» имеет «контрольный пакет».

Если ситуация будет как–то меняться и если «Единая Россия» не сможет доказать своё лидерство, будет по–другому. Вот это мы должны точно иметь в виду. И сама «Единая Россия» должна иметь в виду.

А пресса, она не партийная. Вот в Советском Союзе не было непартийной прессы, кроме «Православного календаря». Понимаете? Не было. А у нас есть. У нас совершенно другая ситуация.

Тем не менее Вы правы абсолютно в том, что органы власти должны реагировать. И нам нужен этот инструмент, причём законодательно закреплённый инструмент взаимодействия прессы и представителей власти.

Наверное, всё в деталях не пропишешь, но какие–то принципы должны быть сформулированы. Здесь я Вас, безусловно, поддерживаю. Надо просто подумать, как это аккуратно сделать, чтобы не перестараться.

А что касается Вашей работы и Ваших коллег в зоне боевых действий, в «горячих точках», конечно, это особая история. Я уже как–то говорил, правда, это было уже пару лет назад, я сам смотрел один из репортажей по телевизору из одной из «горячих точек» вместе с одним из своих иностранных коллег и друзей. И он, не я, а он мне говорит: вот этих двух ребят убирайте оттуда немедленно. Я говорю: это почему? «Они лезут прямо под пули, они уже утратили чувство самосохранения». Я посмотрел — точно. Это же не постановочные картиночки, они лезут прямо туда.

Я Добродееву сказал, и он их оттуда действительно забрал. И правильно сделал, и вовремя это сделал. Мы должны это понимать, знать, это должно быть отмечено. Нужно ли при этом распространять на журналистов статус участника боевых действий — вопрос.

Что такое участник боевых действий? Это человек, который с оружием в руках добивается того, что он считает справедливым. Нет, зря Вы со мной не согласны. Но что такое участие в боевых действиях? Это значит, что с оружием в руках он участвует в боевых действиях.

Журналист ведь не участвует в боевых действиях, он освещает эти боевые действиях. И, может быть, здесь тонкая грань. То, что он подчас рискует не меньше, чем участник боевых действий, согласен, но он всё-таки не участник. И распространять на него полностью этот статус… Можно что–нибудь другое изобрести, не менее существенное, чем участник боевых действий. Давайте подумаем, хорошо?

О.Тимофеева: Владимир Владимирович, мы продолжаем работать или Вы нас как–то лимитируете?

В.Путин: Нет.

О.Тимофеева: Работаем дальше.

Тогда можно немного о безопасности. На самом деле после всех наших форумов: медицинского, педагогического, медиафорумов, экологического – что мы делаем дальше как руководители движения? Мы защищаем наших активистов, которые встают и Вам рассказывают о конкретных проблемах. И иногда неадекватность, конечно, заходит очень далеко. У наших активистов сжигают дома, наших активистов увольняют с работы, у них увольняют их близких, и как–то страдают их семьи.

То есть на самом деле сегодня иногда говорить правду и защищать свою территорию… А они на самом деле против вырубки леса, против того, чтобы асфальт клали в снег – то есть самые банальные вопросы, важные для территории. И, к сожалению, сегодня эти случаи продолжаются.

И, если можно, слово моей коллеге Алле Аксёновой из Омской области.

А.Аксёнова: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Алла Аксёнова, город Омск, телеканал «Антенна–7».

У меня больше не вопрос, а зов о помощи. Мы, журналисты, узнали, что на общественников ОНФ оказывается давление.

Вот первый пример. В Ростовской области Сергей Левченко выявил многочисленные нарушения при ремонте автомобильных дорог. После этого на него завели уголовное дело.

Ещё ужаснее ситуация в Омской области. В Тарском районе процветает преступная группировка, которая нагло выпиливает хвойные леса. Ущерб от её деятельности ежегодно составляет миллиарды рублей. Вот уже 10 лет с беззаконием борется сопредседатель ОНФ в Омской области Людмила Жукова, и за свою настойчивость она натерпелась страха, ей дом сожгли и не раз угрожали расправой.

Не так давно женщина обратилась в региональные МВД и Следственный комитет, чтобы те возбудили уголовные дела по факту незаконных вырубок леса, однако, насколько известно, дела рассыпаются. Наказываются исполнители, а лидеры преступной группировки остаются безнаказанными. А это значит, что в опасности продолжают быть человек и богатство нашего региона и страны — лес.

Просим направить в наш регион и в Ростовскую область следственные группы, которые могли бы разобраться с ситуациями.

В.Путин: Во–первых, хочу Вам сказать, что работа таких людей, о которых Вы сейчас сказали, безусловно, заслуживает поддержки и должна быть соответствующим образом оценена. Подчас это не менее опасно, чем находиться в зоне боевых действий, прекрасно отдаю себе в этом отчёт. Не раз с этим сталкивался. И чем чаще мы будем предавать гласности вещи подобного рода, тем лучше.

К сожалению, деньги, которые зарабатываются нечестным образом, часто используются для того, чтобы способ их зарабатывания был прикрыт. А когда на поверхность вытаскивают эти схемы, тогда это вызывает подобного рода противодействие.

Во-первых, дайте, пожалуйста, нам всё, что Вы сказали, мы обязательно, обещаю вам, я обязательно на это отреагирую. Уверен даже, что нас слышит сейчас руководство МВД России. Мы недавно только на ежегодной коллегии говорили об этом с Министром. Уверен, Министр на это отреагирует, и достаточно быстро и жёстко.

Мне бы очень хотелось, уважаемые друзья и коллеги, которые здесь находятся, если есть такая возможность, а я попросил ОНФ, чтобы такая возможность была у всех, чтобы могли своевременно и как можно быстрее информацию подобного рода доносить через ОНФ и до меня, и до руководства правоохранительных органов, Генеральной прокуратуры. Сделаем всё, для того чтобы и людей защитить, и реагировать соответствующим образом, быстро и в соответствии с законом.

О.Тимофеева: Владимир Владимирович, скоро нас обвинят вдвоём с Володей в том, что мы узурпировали власть. Ваше право любых вопросов.

В.Путин: Давайте…

О.Тимофеева: Но закончим, если можно, интерактивом, как всегда, хорошо?

В.Путин: Хорошо, да. Но давайте сейчас поспрашиваем коллег в зале…

О.Тимофеева: Давайте. Ваше право.

В.Путин: А потом интерактив.

Да, пожалуйста.

М.Шраменко: Добрый вечер, Владимир Владимирович, коллеги!

Я представляю Челябинск, интернет-издание «74.ру».

Вчера в своём Послании Вы упомянули Челябинск как город, в котором люди не видят солнца неделями. На самом деле ситуация гораздо хуже: люди ходят по улице, прижимая к лицу шарф из-за едкого запаха, в детских садах отменяют прогулки, мы не открываем окна, иначе квартиры превратятся в газовую камеру. Вы очень верно отметили, что пора прекращать поблажки промышленным предприятиям в вопросах установки современных очистных сооружений, оборудования, фильтрации.

Ситуация в том, что у нас есть энтузиасты, промышленные гиганты, которые уже приобрели современное оборудование, но включают его только в дни Ваших визитов, потому что использовать ежедневно такое оборудование – очень дорогостоящее удовольствие, и, естественно, тратиться они не хотят.

Есть ещё один нюанс, если позволите. За последние пять лет волшебным образом увеличились квоты на выбросы челябинских заводов – в разы. Что это значит? Это значит, что сейчас с учётом описанной мною ситуации они выбрасывают только половину от того, что могут по закону. И в период безветрия, когда по тому же закону они обязаны снизить уровень выбросов на 30–50 процентов, они этого не делают. На вопрос почему они говорят: мы и так всего лишь 50 процентов выбрасываем.

В итоге мы получаем экологическую катастрофу, люди бегут из современного города-миллионника. Региональные власти и правоохранительные органы заняли пассивную позицию, оправдывают отсутствием реальных инструментов и прикрываются какими–то псевдомерами.

Вопрос в следующем: как найти управу на промышленников? Кто и как это должен делать?

В.Путин: Во–первых, я не случайно вчера об этом говорил, потому что считаю эту проблему действительно очень острой. Это первое.

Второе: решение по поводу применения так называемых доступных наилучших технологий принималось многократно, но постоянно откладывалось для реализации. А откладывалось вам, наверное, тоже известно почему, скажу об этом ещё раз.

Особенно в трудные годы, связанные с экономическим кризисом, крупные промышленные компании нам что говорили? «Хорошо, вы сегодня нас заставите ввести эти нормы, мы их введём, но предприятия вынуждены будем закрыть, потому что при таких нормах экономика предприятия, что называется, «не летает». И вы получите безработицу. Давайте мы улучшим экологию, но людей вынуждены будем отправить на улицу».

И я прекрасно отдаю себе отчёт в том, что в такой позиции есть известная доля лукавства. Но когда у нас начал расти ВВП, промышленное производство, когда лидерами промышленного производства становятся прежде всего перерабатывающие предприятия, мы договорились о том, что с 1 января 2019 года все эти нормы, принятые в законе, – они уже приняты, – безусловно, заработают.

И, по–моему, вчера я об этом и сказал: откладывать больше уже не будем, 300 предприятий страны должны будут перейти на новейшие технологии, а через год, через полтора – и все остальные промышленные предприятия страны. Мы будем делать это поэтапно, но будем делать обязательно.

По поводу того, что они хитрят, включают очистные сооружения и выключают, – просто нужно наладить соответствующую систему контроля. Честно говоря, мне даже в голову это не приходило, но спасибо, что Вы сказали. Обращу на это внимание. Делать будем обязательно, сто процентов, даже и сомнений быть не может ни у тех людей, которые живут в этих населённых пунктах, ни у тех, кто там работает и организует производство.

А.Сулейманова: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович!

Меня зовут Алина Сулейманова. Я тележурналист, муниципальный телеканал «Вся Уфа».

Есть программа цифровизации нашего телевидения. У нас 20 федеральных каналов, улучшается качество их изображения. Но никто не отменяет проблему, которая до сих пор существует. Что делать жителям, которые живут в муниципальных образованиях страны? Как они должны получать местные новости?

Пока есть аналоговое вещание, местные каналы видят телезрители, а как только придёт настоящая большая цифра, аналог отключат, и наши жители муниципальных образований вообще останутся без местных новостей.

Есть ещё проблема — это пенсионеры, та категория людей, которая не может купить цифровую приставку. И тогда они вообще останутся и без муниципальной повестки, и без региональной, и без федеральной.

Вы знаете, мы Вам очень благодарны, телевизионщики всей страны, за 21–ю кнопку. Для нас это большое, очень великое событие, так же как и для телезрителей в нашей стране.

И позвольте к Вам обратиться прямо сейчас, потому что это важная для нас площадка, попросить у Вас поддержать нашу инициативу — передать 22–ю кнопку в кабеле для городских телерадиовещателей, законодательно закрепить эту кнопку за городскими телеканалами. Поддержите нас, пожалуйста.

В.Путин: Посмотрим насчёт этой 22–й кнопки. Но должен Вам сразу сказать, что меня то, что Вы сейчас сказали, эта ситуация, беспокоит не меньше, чем Вас, поверьте мне. В мои планы совсем не входит оставить часть граждан страны без телевидения. Это просто невозможно сделать.

Но думаю, что опасения становятся всё менее и менее острыми, потому что даже те два мультиплекса, о которых Вы сказали, 10 каналов в цифре, — это важное направление развития телевидения, но, как выясняется, не единственное направление. И этот способ улучшения качества сигнала не является уже единственным, существуют и новые формы. Сейчас уже некоторые ваши коллеги говорят: правильно ли мы делаем, что деньги тратим на эту цифровизацию, потому что есть и другие способы?

Поэтому, прежде чем отключать аналоговое телевидение, мы, конечно, сто раз должны посмотреть, каковы будут результаты. Где–то кабель, причём, видимо, надо будет субсидировать что–то, где–то спутник, и тоже нужно будет сделать так, чтобы люди могли это принимать свободно. Обязательно. Мы это так просто не бросим, уверяю вас.

Спасибо Вам за то, что обратили на это внимание.

Прошу Вас, пожалуйста.

М.Малкова: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Здравствуйте, коллеги!

Челябинск, интернет-газета ZNAK.com.

Власти Челябинской области уже несколько лет готовятся к проведению саммитов ШОС и БРИКС, которые пройдут в 2020 году. В связи с этим вопрос: насколько велики шансы нашего региона провести столь значимое мероприятие? Что мы должны для этого ещё сделать? Как это мероприятие может реально улучшить жизнь горожан?

В.Путин: Мы с губернатором недавно только говорили на этот счёт. Почему идёт конкуренция за проведение таких мероприятий? Все помнят, как позитивно отразилось, скажем, на развитии Владивостока проведение саммита АТЭС во Владивостоке. В Сочи провели Олимпиаду, и Сочи стал другим городом.

Что касается Челябинска и проведения саммита ШОС… О чём речь? О наличии нужного количества мест в гостиницах, аэропорте, другой инфраструктуре – я так аккуратно скажу. Думаю, что мы это сделаем, хоть губернатор и говорит: нам помощи из федерального бюджета не нужно будет, мы сами всё сделаем. Думаю, что это маловероятно.

Но в рамках проектов о развитии российских городов мы можем часть денег, ресурсов направить и в Челябинск, для того чтобы параллельно подготовить и провести саммит ШОС. Мы подумаем, поработаем над этим, думаю, что придём к правильному решению.

Реплика: Когда нам ждать окончательного решения?

В.Путин: Скоро.

С.Лисовский: Уважаемый Владимир Владимирович!

Спасибо большое за возможность задать вопрос. Хотел бы традицию продолжить трёх первых коллег: я являюсь отцом четверых детей, и у меня пять внуков. (Аплодисменты.) Каждый может представляться и говорить сколько. Мы так реально повлияем на повышение демографической ситуации.

Но хочу сказать о проблемном вопросе, касающемся двух регионов: Ленинградской области и Ростовской области. Вчера Послание, конечно, мы все обсуждали, оценили его как фантастическое во многих аспектах, я лично оценил очень хорошо, что Вы три минуты потратили – целый блок – на экологию. Для меня это очень важно. Я издаю газету уже 18 лет в Санкт-Петербурге. Я главный редактор газеты «Общество и экология».

Мой вопрос касается защиты конкретных жителей, малого бизнеса, борьбы с монополиями и крупными компаниями, которые могут «от фонаря» устанавливать цены и мешать людям жить как в экологическом плане, так и в социально-экономическом.

Ваш отец Владимир Спиридонович героически боролся на Невском пятачке, прорывая блокаду Ленинграда, и Вы недавно были там, открывали музей «Прорыв». И буквально в двух километрах от этого героического святого места находится компания, не буду называть эту компанию, малое предприятие.

Это такое малое предприятие, которое поставляет очистные сооружения для «Ямал СПГ», где Вы тоже были, открывали завод по сжижению газа. Это стратегическое государственное предприятие. В Шлиссельбурге создаются уникальные электронноуправляемые очистные сооружения. Эти люди, которые делают великое дело для нашей страны, сталкиваются с монополистами, которые цену завышают на подключение сетей электрических, газа, воды.

Ладно ещё согласились с ценой, а это не только это предприятие, это Кировский район, это Ленинградская область, думаю, и все регионы России сталкиваются с монополиями, но они годами тянут подключение этих сетей. Как сделать так, чтобы прорвать оборону в этом направлении?

И вторая часть одного и того же вопроса — это, конечно, Ростовская область, защитники реки Дон. О чём я говорю, я лично там был, лично писал и говорю Вам информацию правдивую до конца. Пойду за неё до конца. Эти люди специально сюда почтой DHL передали обращение к Вам, здесь полторы тысячи живых подписей, это казачьи исконные регионы. Люди жили там сельскохозяйственным трудом, растили детей.

В.Путин: Что там происходит?

С.Лисовский: Там происходит, на мой взгляд, медленное уничтожение реки Дон. Вот о Волге говорят, о Байкале говорят, а река Дон вообще нигде на федеральных каналах и у власти не звучит. Судоходные компании пытаются построить Багаевский гидроузел, то есть это плотина, по сути дела, на нижнем Дону. Они хотят повысить на два метра Дон, то есть выше меня.

Вода заливает полностью все сельскохозяйственные угодья, вода заливает узкие полосы леса вдоль Дона, там 100–150 метров лес, заливает всю туристическую инфраструктуру, заливает частные дома. И люди в панике. То есть, с одной стороны, экономика судоходных компаний, с другой стороны, полное уничтожение того образа жизни, которым люди живут. Четыре района подпадают в затопление.

Поэтому люди просят Вас, они не хотят перекрывать трассы, они не бунтуют в политическом плане, они просто хотят Вашего внимания как первого лица государства. Хочу передать это обращение. Здесь и академики, и простые жители, и бизнесмены. Поэтому, Владимир Владимирович, очень прошу, обратите внимание на защиту реки Дон.

Спасибо большое.

В.Путин: Я заберу у Вас потом эту бумагу.

Откровенно говоря, я не слышал, что такая проблема существует. И я Вам обещаю, что обязательно этим займусь. Точно совершенно будет поручение Правительству, мы обязательно посмотрим, что там в реалиях происходит.

Что касается первой части Вашего вопроса, то должен сказать, что как раз по вопросам подключения к сетям мы реально серьёзно продвинулись: и по подключению к электроэнергетическим сетям, и к тепловым, и так далее. Разумеется, наверное, не везде в стране одинаковые результаты достигнуты. Это конкретный вопрос, надо посмотреть, кто монополисты, какие они тарифы выжимают из своих клиентов и с чем это связано.

Понимаете, с голоса трудно, наверное, ответить, надо посмотреть реалии, какие у них затраты, у тех, кто работает по этим подключениям. Знаю, что проблем ещё достаточно, хотя, повторяю, мы в Doing Business продвинулись на десятки позиций вперёд, которые проводит Мировой банк. Но это в целом по стране, а отдельные, конечно, могут быть проблемы. Мне больше хотелось, чтобы Вы передали конкретно… Я заберу потом у Вас это. Там и первая часть вопроса есть?

С.Лисовский: Нет. К сожалению, это только река Дон.

В.Путин: Вы мне тогда скажите, о чём речь? Это какое предприятие? Где в Ленинградской области?

С.Лисовский: Если Вы настаиваете, я назову: это компания «Эко-Экспресс-Сервис».

В.Путин: А как я буду реагировать, если не знаю?

С.Лисовский: Компания «Эко-Экспресс-Сервис», она 25 лет занимается… Это экологически ориентированное предприятие.

В.Путин: Вот их не подключают?

С.Лисовский: Да, они там расширяются, причём окультурили пространство, бурелом полный был, за свои деньги они сделали. За два метра трубы полтора миллиона с них взяли, хотя во все остальные трубы, инфраструктуру предприятие вложило свои деньги.

В.Путин: Хорошо. Мы посмотрим.

С.Лисовский: Да. Спасибо.

Вопрос: Спасибо большое, что дали возможность задать вопрос. Я действительно очень переживала и хотела его задать. Уже задавала на медиафоруме, неоднократно говорю с телевизионщиками, с представителями СМИ и представляю не только своё мнение, но и мнение многих своих коллег.

Мой вопрос касается детей, подростков и студентов, нашей молодёжи, о которой Вы говорите неоднократно, которую Вы призываете поддерживать. Я не только журналист, но и педагог, работаю с детьми уже много лет после окончания вуза.

Владимир Владимирович, на мой взгляд, у нас недостаточно внимания уделяется поддержке детских СМИ, в то время как детские СМИ, в том числе телевизионные программы, которые потрясающими были в советское время, несли огромную воспитательную и образовательную роль наряду с системой образования.

Давайте вернём эту роль нашим СМИ. Давайте вернём детские эфиры в федеральное вещание, чтобы не только за рейтингами мы гнались и за денежными средствами, а была государственная программа.

Готова дать конкретные предложения, что можно было бы делать. Нужно поддерживать детские журналы, газеты, вести федеральное вещание, детские программы, которые бы показывали пример нашим подросткам, к чему нужно стремиться.

Мне недавно сказали: они сами выбирают канал ТНТ. А что им делать, если у них больше нет выбора? Мы не должны упускать нашу молодёжь, мы отвечаем за то, чтобы она выбирала верные нравственные ориентиры. Это наше будущее.

Пожалуйста, обратите внимание.

В.Путин: Вы так говорите, это у Вас такой крик души, и я его полностью разделяю. Поверьте мне, очень часто со своими коллегами на эту тему говорю, ответ, как обычно, один и тот же: для того чтобы нормально канал функционировал, вам представители электронных СМИ об этом скажут, нужна рекламная деятельность.

На детских каналах никакой рекламы, кроме подгузников, вроде бы нет, и не приносит никакого дохода. А всё остальное должно делаться за счёт прямого бюджетного финансирования. А этого бюджетного финансирования не хватает. Но я с Вами согласен, это то, на что должно хватать.

И Вы сейчас очень правильную вещь сказали. Программа должна быть, не только речь должна идти о телевидении, должна быть комплексная программа. Так что мы подумаем, Вы правы абсолютно, мы не бросим этот вопрос.

В.Соловьёв: Владимир Владимирович, нельзя пропустить вопрос про пространственное развитие России. Извините, что вклиниваюсь в этот процесс. Что важнее для страны – мегаполисы или небольшие населённые пункты? Как гармонизировать пространство на нашей необъятной территории?

Об этом хотел коллега спросить из газеты «БАМ» Амурской области.

М.Ермаков: Владимир Владимирович, меня зовут Максим Ермаков, я приехал с Дальнего Востока, из Тынды, столицы Байкало-Амурской магистрали.

Действительно, вчера Вы в Послании большой акцент сделали на развитии малых территорий. Хотя есть скептики этого утверждения, кто–то говорит о том, что нам надо концентрировать людей в миллионниках. Заработала программа «Дальневосточный гектар», и люди активно пользуются этим проектом. И появились интересные идеи, мы об этом пишем. А может быть, эту программу распространить на всю территорию страны? Там, где действительно не хватает населения? Как Вы на это смотрите?

В.Путин: Во–первых, что касается миллионников или малых городов, что и как развивать, – наверно, многие из здесь присутствующих знают, а кто–то, может быть, и нет в силу того, что у каждого своя специализация, но последние разработки, исследования показывают, что драйверами развития в мире являются крупные города.

Там производится и в ближайшей перспективе будет производиться наибольший объём валового внутреннего продукта. Там концентрируются научные, образовательные ресурсы и кадры, которые будут двигать страну вперёд.

Но Россия — это всё-таки не обычная страна, это целый континент, и мы не можем себе позволить развивать только одни крупные мегаполисы. Их у нас сколько, миллионников? 10–11 городов. А всё остальное у нас обезлюдено должно быть? Нет, это невозможно и неправильно.

Поэтому, когда я вчера говорил, я говорил именно о пространственном развитии и говорил о том, что эти мегаполисы должны быть драйверами роста. Нам нужно что обеспечить? Нам нужно обеспечить не только внутреннее развитие этих мегаполисов, нам нужно обеспечить связанность между ними и крупными центрами, даже необязательно миллионниками.

И тогда малые города и даже сельские поселения окажутся связанными, в том числе и с этими крупными центрами, и тогда они будут включены в общую жизнь и будут иметь возможность пользоваться всеми благами современной цивилизации. Вот чего нам нужно добиться.

Тем более что есть и соответствующие проблемы в крупных городах, и в миллионниках. Об экологических проблемах здесь уже говорили. Поэтому мы постараемся выстроить работу именно таким образом.

А в завершение Вы спросили…

М.Ермаков: О дальневосточном гектаре и его возможностях.

В.Путин: О гектаре… Смотрите, почему мы для Дальнего Востока создаём такие преференции — гектар дальневосточный бесплатно. Мы создаём там территории опережающего развития с целым набором налоговых и других, в том числе административных преференций.

Мы на этих же принципах создали там несколько портов, в том числе свободный порт Владивосток. По сути, это тоже ТОР – территория опережающего развития, потому что набор льгот там тот же самый, что и по этим ТОРам.

Почему мы это делаем? Потому что мы хотим обеспечить, чтобы там люди жили, чтобы там прекратился отток населения, чтобы депопуляция не происходила. А наоборот, мы хотим добиться того, чтобы люди туда приезжали, обосновывались там, семьи создавали, детей рожали.

Этот дальневосточный гектар к чему приводит? К тому, что люди собираются, и, когда получают несколько гектаров, целые поселения новые образуются. Это очень хороший процесс. Но мы делаем это для того, чтобы вдохнуть жизнь в Дальний Восток. Если мы эти льготы распространим на всю территорию, тогда для Дальнего Востока нужно ещё что–то придумать, чтобы сделать его привлекательным.

Так мы можем бесконечно что–то придумывать и придумывать. Хотя очень хочется эту систему льгот и ТОРов распространить и на другие территории. Мы уже многократно об этом слышали. И, наверное, постепенно, имею в виду опыт использования этих инструментов на Дальнем Востоке, мы будем постепенно переходить и к их тиражированию на других территориях.

Давайте блиц, который Вы хотели.

О.Тимофеева: Успеваете ли делать зарядку по утрам?

В.Путин: Да, постоянно – и сегодня тоже сделал.

О.Тимофеева: Если бы не работали Президентом, то чем бы занимались?

В.Путин: Творчеством.

О.Тимофеева: Сами готовите? И что в последний раз готовили?

В.Путин: Я готовлю салат, он такой вкусный, я потом угощу.

О.Тимофеева: Ловлю на слове.

Как бороться с ленью?

В.Путин: Работать.

О.Тимофеева: Почему у Вас часы на правой руке?

В.Путин: Я уже говорил: чтобы их не выковыривать оттуда… Они у меня висят на запястье. А если их на левую руку повесишь, то эта заводная головка крутится — неудобно, больно. Поэтому я сюда их перевесил. Это давно.

О.Тимофеева: Как запоминаете колоссальный объём информации и цифры?

В.Путин: Если каждый день этим заниматься, то это не представляет труда.

О.Тимофеева: Верите ли Вы в народные приметы?

В.Путин: Да.

О.Тимофеева: Что для Вас лучший отдых?

В.Путин: Ответ известный: смена деятельности.

О.Тимофеева: Когда всё-таки приедете на Чукотку? Говорят, Вы там не были.

В.Путин: Да, приеду обязательно.

О.Тимофеева: Когда?

В.Путин: Скажу отдельно потом.

О.Тимофеева: Новый год не Новый год без поздравления Президента. Мы все смотрим в разных часовых поясах, в разное время. А что делаете Вы сами?

В.Путин: Я тоже смотрю и жду выступления Президента, честное слово. (Смех, аплодисменты.)

О.Тимофеева: Есть ли какая–то мечта, которая до сих пор не сбылась, не получается?

В.Путин: Нет. Вы знаете, каждый из нас… когда мы живём, мы работаем, мы ставим перед собой какие–то цели. У меня известная работа, и цель понятна: хочу, чтобы страна у нас была успешной, мощной, устойчивой, сбалансированной и устремлённой вперёд.

О.Тимофеева: Хотели бы знать своё будущее? Что будет через пять, десять лет?

В.Путин: Нет.

О.Тимофеева: Вы когда-нибудь гуляли неузнанным по улицам города или вообще мечтали ли об этом?

В.Путин: Да.

О.Тимофеева: Расшифруйте, пожалуйста: гуляли или нет?

В.Путин: Да.

О.Тимофеева: Так что можно, коллеги, Президента встретить на улицах. Главное — вовремя смотреть.

В.Путин: Маловероятно.

О.Тимофеева: Когда бывает грустно, как поднимаете себе настроение?

В.Путин: Работаю.

О.Тимофеева: Кумир из государственных деятелей прошлого?

В.Путин: Думаю, что неправильно делать каких–то для себя кумиров. Но мне нравится деятельность очень многих наших деятелей: и общественных, и деятелей культуры, и государственных деятелей. Они все составляют славу нашей страны.

О.Тимофеева: В каком историческом периоде хотели бы оказаться? Посмотреть, как там оно?

В.Путин: Сегодня.

Вы понимаете, в прошлые времена все мои предки были крепостными крестьянами, а я Президент. (Смех, аплодисменты.)

О.Тимофеева: Какое событие, которое уже произошло в России, хотели бы изменить?

В.Путин: Развал Советского Союза.

О.Тимофеева: Что для Вас главное в жизни?

В.Путин: Результат.

О.Тимофеева: И последний вопрос от наших коллег-журналистов: в чём же всё-таки сила России?

В.Путин: В людях! (Аплодисменты.)

Уважаемые друзья, коллеги!

Знаю, что вопросов море. Мы просто никогда не закончим. Хочу, чтобы вы на меня не сердились. Мы не в последний раз с вами встречаемся, мы обязательно эти дискуссии с вами продолжим.

Я хочу вас поблагодарить за то, что вы собрались здесь, и за вашу работу. Спасибо большое!

Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 2 марта 2018 > № 2518820 Владимир Путин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kremlin.ru, 1 марта 2018 > № 2515607 Владимир Путин

Послание Президента Федеральному Собранию.

Владимир Путин обратился с Посланием к Федеральному Собранию. Церемония оглашения состоялась в Москве, в Центральном выставочном зале «Манеж».

На оглашении Послания присутствовали члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, члены Правительства, руководители Конституционного и Верховного судов, губернаторский корпус, председатели законодательных собраний субъектов Федерации, главы традиционных конфессий, общественные деятели, в том числе главы общественных палат регионов, руководители крупнейших средств массовой информации.

* * *

В.Путин: Уважаемые граждане России! Уважаемые члены Совета Федерации и депутаты Государственной Думы!

Сегодняшнее Послание носит особый, рубежный характер, как и то время, в которое мы живём, когда значимость нашего выбора, значимость каждого шага, поступка исключительно высоки, потому что они определяют судьбу нашей страны на десятилетия вперёд.

Именно в такие, поворотные моменты Россия не раз доказывала свою способность к развитию, к обновлению, осваивала земли, строила города, покоряла космос, совершала грандиозные открытия. Эта постоянная устремлённость в будущее, сплав традиций и ценностей обеспечили преемственность нашей тысячелетней истории.

Мы также прошли через масштабные, непростые преобразования, справились с абсолютно новыми и очень сложными экономическими, социальными вызовами, сохранили единство страны, утвердились как демократическое общество на свободном, самостоятельном пути.

Мы обеспечили устойчивость и стабильность практически во всех сферах жизни, а это критически важно для нашей огромной многонациональной страны, со сложным федеративным устройством, с многообразием культур, с памятью об исторических разломах и труднейших испытаниях, которые выпали на долю России.

Однако устойчивость – это основа, но не гарантия дальнейшего развития. Мы не имеем права допустить, чтобы достигнутая стабильность привела к самоуспокоенности. Тем более что многие проблемы ещё далеко не решены.

Россия сегодня – одна из ведущих держав с мощным внешнеэкономическим и оборонным потенциалом. Но с точки зрения важнейшей задачи обеспечения качества жизни и благосостояния людей мы, конечно же, ещё не достигли необходимого нам уровня. Но мы должны это сделать и сделаем это.

Роль, позиции государства в современном мире определяют не только и не столько природные ресурсы, производственные мощности, – я говорил уже об этом, – а прежде всего люди, условия для развития, самореализации, творчества каждого человека. Поэтому в основе всего лежит сбережение народа России и благополучие наших граждан. Именно здесь нам нужно совершить решительный прорыв.

Повторю: прочный фундамент для этого создан. И потому сегодня мы можем ставить и решать задачи нового уровня. У нас уже есть опыт реализации масштабных программ и социальных проектов. Наша экономика показала свою устойчивость, а достигнутая стабильная макроэкономическая ситуация открывает новые возможности для прорывного развития, для долгосрочного роста.

И наконец, в мире сегодня накапливается громадный технологический потенциал, который позволяет совершить настоящий рывок в повышении качества жизни людей, в модернизации экономики, инфраструктуры и государственного управления. Насколько эффективно мы сможем использовать колоссальные возможности технологической революции, как ответим на её вызов, зависит только от нас. И в этом смысле ближайшие годы станут решающими для будущего страны. Подчеркну это: именно решающими.

Объясню почему. То, о чём сейчас скажу, абсолютно не связано с внутренним политическим циклом и даже с выборами Президента. Кто бы ни был избран Президентом, каждый гражданин России, все мы вместе должны прочувствовать и понять, что происходит в мире, вокруг нас и какие вызовы стоят перед нами.

Дело в том, что скорость технологических изменений нарастает стремительно, идёт резко вверх. Тот, кто использует эту технологическую волну, вырвется далеко вперёд. Тех, кто не сможет этого сделать, она – эта волна – просто захлестнёт, утопит.

Технологическое отставание, зависимость означают снижение безопасности и экономических возможностей страны, а в результате – потерю суверенитета. Именно так, а не иначе обстоит дело. Отставание неизбежно ведёт к ослаблению, размыванию человеческого потенциала. Потому что новые рабочие места, современные компании, привлекательные жизненные перспективы будут создаваться в других, успешных странах, куда будут уезжать молодые, образованные, талантливые люди, а вместе с ними общество будет терять жизнеспособность и энергию развития.

Повторю: изменения в мире носят цивилизационный характер. И масштаб этого вызова требует от нас такого же сильного ответа. Мы готовы дать такой ответ. Мы готовы к настоящему прорыву.

Эта уверенность основана на тех значимых результатах, хотя внешне, может быть, и не таких ярких, тем не менее на таких результатах, которых мы уже добились вместе, на сплочённости российского общества и, главное, на колоссальном потенциале России, нашего талантливого, творческого народа.

Чтобы идти вперёд, динамично развиваться, мы должны расширить пространство свободы, причём во всех сферах, укреплять институты демократии, местного самоуправления, структуры гражданского общества, судов, быть страной, открытой миру, новым идеям и инициативам.

Нужно принять давно назревшие, непростые, но крайне необходимые решения. Отсечь всё, что тормозит наше движение, мешает людям раскрыться в полную силу и реализовать себя. Мы обязаны сконцентрировать все ресурсы, собрать все силы в кулак, проявить волю для дерзновенного, результативного труда.

Не сделаем этого – не будет будущего ни у нас, ни у наших детей, ни у нашей страны. И вопрос не в том, что кто-то придёт, захватит и разорит нашу землю. Нет, дело совершенно не в этом. Именно отставание – вот главная угроза и вот наш враг. И если не переломим ситуацию, оно будет неизбежно усиливаться. Это как тяжёлая хроническая болезнь, что неутомимо, шаг за шагом подтачивает и разрушает организм изнутри. Организм часто этого и не чувствует.

Нам нужно обеспечить такую созидательную мощь, такую динамику развития, чтобы никакие преграды не помешали нам уверенно, самостоятельно идти вперёд. Мы сами должны и будем определять своё будущее.

Уважаемые коллеги!

Что должно быть приоритетом для нас? Повторю: считаю главным, ключевым фактором развития благополучие людей, достаток в российских семьях.

Напомню, что в 2000 году за чертой бедности находились 42 миллиона человек, это почти 30 процентов – 29 процентов населения страны. В 2012 году нам удалось снизить этот уровень до 10 процентов.

Из-за последствий экономического кризиса бедность вновь подросла. Сегодня с ней сталкиваются 20 миллионов граждан. Конечно, это не 42 миллиона, как было в 2000-м, но тоже недопустимо много. Даже некоторые работающие люди живут очень скромно.

Мы впервые в новейшей истории смогли приравнять минимальный размер оплаты труда к прожиточному минимуму. Эта норма начнёт действовать с 1 мая 2018 года, что позитивно скажется на доходах около четырёх миллионов человек. Это важный шаг, но не фундаментальное решение проблемы.

Нам необходимо серьёзно обновить структуру занятости, которая сегодня во многом неэффективна и архаична, дать людям хорошую работу, которая мотивирует, приносит достаток, позволяет реализовать себя, создать современные, достойно оплачиваемые рабочие места. На этой основе мы должны решить одну из ключевых задач на предстоящее десятилетие – обеспечить уверенный, долгосрочный рост реальных доходов граждан, а за шесть лет как минимум вдвое снизить уровень бедности.

На принципах справедливости и адресности нужно выстроить всю систему социальной помощи. Мы много об этом говорим, но это нужно в конце концов сделать. Её должны получать граждане, семьи, которые действительно нуждаются.

В предыдущие годы за счёт активной поддержки семьи, материнства, детства мы смогли переломить негативные демографические тенденции: добились роста рождаемости и снижения смертности, сумели сгладить последствия двух тяжелейших, наложившихся друг на друга, демографических провалов периода Великой Отечественной войны и конца прошлого века. Как видите на графиках, это, к сожалению, оказалось примерно одно и то же по уровню снижения рождаемости. Но сегодня демографические потери 90-х неминуемо дают о себе знать. Это прежде всего снижение рождаемости, так как семьи начинает создавать малочисленное поколение 90-х годов. Это просто объективная данность.

У демографической проблемы есть и экономическое измерение, чисто экономическое измерение. В 2017 году, например, численность населения в трудоспособном возрасте сократилась почти на миллион. В ближайшие годы такая тенденция к сокращению сохранится, что может стать серьёзным ограничением для экономического роста. Трудовых ресурсов просто нет. Необходимо ответить на эти вызовы и в предстоящее десятилетие обеспечить устойчивый естественный рост численности населения России.

Наша демографическая политика доказала свою результативность. И мы продолжили, расширили её. Продлили программу материнского капитала, предусмотрели адресные выплаты при рождении первенца, второго и третьего ребёнка. За пять лет свыше полумиллиона семей с детьми смогут улучшить свои жилищные условия с помощью льготной ипотеки. Также запускается программа обновления детских поликлиник и детских поликлинических отделений в больницах.

Несмотря на ряд сохраняющихся вопросов, в целом решена проблема с детскими садами. Сейчас нужно обеспечить все семьи, которые нуждаются, местами в яслях. Тем самым дать возможность молодым мамам продолжить образование или как можно быстрее, если кто-то хочет, выйти на работу, не теряя квалификацию. За три года должно быть создано более 270 тысяч мест в яслях. Для решения этой задачи окажем финансовую поддержку регионам в объёме порядка 50 миллиардов рублей из федерального бюджета.

В целом за предстоящие шесть лет на меры демографического развития, на охрану материнства и детства нам нужно будет направить не менее 3,4 триллиона рублей. Это большая, но не запредельная, реалистичная цифра, это на 40 процентов больше, чем за предыдущие шесть лет. В 2012–2017 годах мы с вами направили на эти цели 2,47 триллиона рублей.

Наш нравственный долг – всемерно поддержать старшее поколение, которое внесло огромный вклад в развитие страны. У пожилых людей должны быть достойные условия для активного, здорового долголетия. Главное, мы должны добиться увеличения размеров пенсий, обеспечить их регулярную индексацию, причём выше темпов инфляции. Будем стремиться и к тому, чтобы сокращался разрыв между размером пенсии и заработной платой, которая была у человека перед выходом на пенсию. И конечно, нужно повысить качество медицинского и социального обслуживания пожилых людей, помочь тем, кто одинок и оказался в сложной жизненной ситуации.

Решение всех этих вопросов требует комплексного подхода. Считаю, что будущее, новое Правительство должно будет подготовить специальную программу системной поддержки и повышения качества жизни людей старшего поколения.

Нам важен и ценен каждый человек, чтобы он чувствовал свою востребованность, прожил долгую и, главное, здоровую жизнь, радовался внукам, правнукам, чтобы дети выросли и стали успешными в сильной, динамичной, успешной стране, которая выходит на новые рубежи развития.

Россия должна не только прочно закрепиться в пятёрке крупнейших экономик мира, но и к середине следующего десятилетия увеличить ВВП на душу населения в полтора раза. Это очень сложная задача. Уверен, мы готовы эту задачу решить.

Важнейший базовый показатель благополучия граждан и страны – это, конечно, продолжительность жизни. Напомню, в 2000 году в России она составляла немногим более 65 лет, а у мужчин – вообще меньше 60. Это не просто мало, это трагедия, трагически мало.

В последние годы темпы роста средней продолжительности жизни в России – одни из самых высоких в мире. Нам удалось этого добиться. Продолжительность жизни увеличилась более чем на семь лет и составляет 73 года. Но и этого, конечно, недостаточно. Сегодня мы обязаны поставить перед собой цель принципиально нового уровня. К концу следующего десятилетия Россия должна уверенно войти в клуб стран «80 плюс», где продолжительность жизни превышает 80 лет. Это в том числе такие страны, как Япония, Франция, Германия.

При этом опережающими темпами должна расти продолжительность именно здоровой, активной, полноценной жизни, когда человека не ограничивают, не сковывают болезни. Убеждён, такая цель, учитывая положительную динамику прошлых лет, достижима. И для этого всей России, конечно, предстоит сделать большой шаг в своём развитии, чтобы качественно изменилась жизнь каждого человека.

Уважаемые коллеги!

Нам нужно создать современную среду для жизни, преобразить наши города и посёлки. При этом важно, чтобы они сохранили своё лицо и историческое наследие. У нас уже есть успешный опыт обновления городской среды и инфраструктуры. От этого хочу сейчас оттолкнуться. Этот опыт есть и в Казани, во Владивостоке, в Сочи. Меняются многие региональные столицы и малые города. Мы в принципе научились это делать.

Предлагаю развернуть масштабную программу пространственного развития России, включая развитие городов и других населённых пунктов, и как минимум удвоить расходы на эти цели в предстоящие шесть лет.

Понятно, что развитие городов и населённых пунктов связано с комплексным решением многих других проблем: это здравоохранение, образование, экология, транспорт. Всё это также потребует дополнительного финансирования. Об этом буду говорить чуть позднее в соответствующих разделах Послания сегодня.

Обновление городской среды должно базироваться на широком внедрении передовых технологий и материалов в строительстве, современных архитектурных решениях, на использовании цифровых технологий в работе социальных объектов, общественного транспорта, коммунального хозяйства, что в том числе позволит обеспечить прозрачность и эффективность системы ЖКХ, чтобы граждане получали качественные услуги и не переплачивали за них.

Такой масштабный проект – это новые экономические и социальные перспективы для людей, современная среда для жизни, для культурных и гражданских инициатив, для малого бизнеса и стартапов. Всё это послужит формированию в России массового, деятельного среднего класса.

Очень многое будет зависеть, конечно, от городских, местных властей, от их открытости передовым идеям. От готовности откликаться на запросы жителей разных поколений, семей с детьми, пенсионеров, инвалидов. Мнение людей, каким быть их городу или посёлку, должно быть решающим. Мы об этом не раз говорили, в том числе на встречах с руководителями муниципалитетов. Сегодня говорю это не для галочки и прошу обратить на это внимание руководителей всех уровней.

Важно, чтобы развитие городов стало движущей силой для всей страны. Активная, динамичная жизнь России, с её огромной территорией, не может сосредоточиться в нескольких мегаполисах. Крупные города должны распространять свою энергию, служить опорой для сбалансированного, гармоничного пространственного развития всей России.

Для этого крайне необходима современная инфраструктура. Об этом скажу ещё отдельно. Но очевидно, что именно развитые коммуникации позволят жителям малых городов и сёл удобно пользоваться всеми возможностями и современными сервисами, которые есть в крупных центрах, а сами небольшие населённые пункты будут тесно интегрированы в общее социальное и экономическое пространство России. При этом мы поддержим и инициативы, которые позволят нашим малым городам, населённым пунктам сохранить самобытность, по-новому раскрыть свой уникальный потенциал.

Особое внимание будем уделять социальному, инфраструктурному развитию сельских территорий. Российский агропромышленный комплекс уже стал глобально конкурентной отраслью. Такой же современной должна быть и жизнь людей, которые своим трудом обеспечивают этот успех.

Уважаемые коллеги!

Понимаю, насколько важно для человека, для каждой семьи иметь свой дом, своё жильё. Для нашей страны это проблема проблем. Она тянется из десятилетия в десятилетие. Сколько раз её обещали и пытались, искренне пытались решить. А мы можем и должны это сделать.

В 2017 году три миллиона семей в России улучшили свои жилищные условия. Теперь нам необходимо стабильно (обращаю внимание, впервые в истории современной России) выйти на уровень, когда ежегодно не менее пяти миллионов семей улучшают свои жилищные условия. Это сложная задача – прыгнуть с трёх миллионов до пяти. У нас в прошлом году было 3,1 миллиона, а нужно пять. Но это решаемая задача.

Вижу три ключевых фактора повышения доступности жилья. Первый – это рост доходов граждан. Об этом я говорил, мы должны это обеспечить. Снижение ставок ипотечного кредитования и, конечно, увеличение предложения на жилищном рынке.

Напомню – сейчас это уже подзабылось, – что в 2001 году по всей России было выдано, как вы думаете, сколько ипотечных кредитов? Четыре тысячи. Четыре тысячи ипотечных кредитов. Ставка доходила до 30 процентов, в том числе в валюте. Более половины кредитов, кстати, и выдано было в валюте. Воспользоваться ипотекой могли единицы. В прошлом году, уважаемые коллеги, выдано около миллиона ипотечных кредитов. В декабре средняя ставка в рублях впервые опустилась ниже 10 процентов.

Разумеется, мы это тоже хорошо знаем, в каждом конкретном случае стоимость, другие условия кредита индивидуальны. Но в целом нам нужно и дальше снижать среднюю ставку до 7–8 процентов. Мы долго спорили, какую цифру назвать с этой трибуны. Но стремиться нужно, безусловно, к 7 процентам, это уж точно. За предстоящие шесть лет ипотека должна стать доступной для большинства российских семей, для большинства работающих граждан, для молодых специалистов.

И ещё несколько цифр. В 50–70-е годы прошлого века в среднем в стране строилось, вводилось порядка 60 миллионов квадратных метров жилья в год. К концу 80-х годов приблизились к 70 миллионам. Сегодня в России ежегодно строится около 80 миллионов квадратных метров. Было, правда, чуть побольше в некоторые годы, но в среднем 80 миллионов. Нам нужно взять новую высоту, стремиться к увеличению объёмов строительства с сегодняшних 80 до 120 миллионов квадратных метров в год. Цель весьма амбициозная, но также абсолютно реалистичная, если иметь в виду и новые технологии, и опыт, который появился у наших строительных компаний, и новые материалы. Это движение от 80 до 120 возможно и необходимо. Скажу почему. Если мы хотим, чтобы 5 миллионов семей в год получало новое жильё, то строить нужно 120 миллионов.

Люди, которые вкладывают свои деньги в строительство жилья, должны быть надёжно защищены. От долевого строительства нужно поэтапно переходить на проектное финансирование, когда риски берут на себя застройщики и банки, а не граждане.

Предлагаю также вернуться к налогу на имущество физических лиц. Он должен быть справедливым и посильным для граждан.

Когда некоторые, в том числе сидящие в этом зале, коллеги убеждали нас и меня в том числе использовать рыночную стоимость недвижимости при расчёте этого налога, они говорили, что старые, устаревшие оценки БТИ – это анахронизм. Однако в реальности оказалось, что кадастровая стоимость, которая вроде бы должна соответствовать рыночной, часто значительно её превышает. Но так не договаривались, и люди этого от нас никак не ожидали.

Нужно уточнить механизмы расчёта налога, а также определения кадастровой стоимости недвижимости. В любом случае она не должна превышать реальную рыночную стоимость. Все решения необходимо принять максимально быстро в первом полугодии текущего года.

Уважаемые коллеги!

Для развития городов и посёлков, роста деловой активности, обеспечения «связанности» страны нам нужно буквально «прошить» всю территорию России современными коммуникациями.

Уже через несколько месяцев по Крымскому мосту откроется автомобильное движение, а в следующем году – и железнодорожное сообщение. Это даст импульс развитию Крыма и всего российского Причерноморья.

Мы серьёзно обновили федеральные автомобильные трассы. Теперь нужно привести в порядок региональные и местные дороги. Я сейчас не буду называть цифры, но я об этом знаю. Федеральные трассы действительно в значительной степени приведены в порядок. Чуть хуже дело обстоит с региональными. А местные – это вообще никуда не годится. Обращаюсь к руководителям регионов и городов: состояние дорог должно быть постоянно в центре вашего внимания. Нужно наращивать качество и объёмы дорожного строительства, использовать для этого новые технологии и решения, инфраструктурную ипотеку, контракты жизненного цикла.

И конечно, наша важнейшая задача – повысить безопасность на дорогах, до минимума снизить смертность в результате ДТП.

В общей сложности в предстоящие шесть лет необходимо практически удвоить расходы на строительство и обустройство автомобильных дорог России, направить на эти цели более 11 триллионов рублей из всех источников. Это много, имея в виду, что в 2012–2017 годах мы на эти цели направили 6,4 триллиона рублей, тоже большая цифра, но нужно 11.

Получат развитие мощные евразийские транспортные артерии. Уже идёт строительство автомобильной дороги, которая станет важной частью коридора «Европа – АТР». Кстати, наши партнёры из Китая и Казахстана – мы делаем это вместе с ними – свою часть работы уже выполнили. Их участки уже эксплуатируются. И нам нужно серьёзно ускориться.

За шесть лет в полтора раза, до 180 миллионов тонн, вырастет пропускная способность БАМа и Транссиба. Контейнеры будут доставляться от Владивостока до западной границы России за семь дней. Это один из инфраструктурных проектов, который будет давать быструю экономическую отдачу. Там есть грузы, и все вложения будут окупаться очень быстро и будут способствовать развитию этих территорий.

Объём транзитных контейнерных перевозок по нашим железным дорогам должен увеличиться почти в четыре раза. Это значит, что наша страна будет одним из мировых лидеров по транзиту контейнеров между Европой и Азией.

В 1990 году мощность портов всего Советского Союза достигала 600 миллионов тонн. Из-за распада страны мы потеряли практически половину. В начале 2000-х годов мощность портов России составляла только 300 миллионов тонн. За 17 лет мы увеличили её в три раза. В начале прошлого года впервые в истории совокупная мощность портов России преодолела отметку в 1 миллиард тонн. Это, как вы видите на графиках, на две трети больше, чем показатели всего СССР. Кстати, это цифра на начало года, сейчас – уже 1 миллиард 25 миллионов тонн. Растёт постоянно.

Нужно и дальше наращивать этот потенциал, в том числе увеличить пропускную способность железнодорожных подходов к портам Азово-Черноморского бассейна более чем в полтора раза, до 131 миллиона тонн.

Ключом к развитию русской Арктики, регионов Дальнего Востока станет Северный морской путь. К 2025 году его грузопоток возрастёт в десять раз, до 80 миллионов тонн. Наша задача – сделать его по-настоящему глобальной, конкурентной транспортной артерией. Обратите внимание, в советское время активнее использовали, чем мы в предыдущее. Но мы нарастим и выйдем на новые рубежи. Здесь нет никаких сомнений.

Мы продолжим активную политику привлечения инвестиций, формирования центров социального и экономического роста на Дальнем Востоке. Будем создавать все условия, чтобы люди здесь жили комфортно, приезжали сюда, чтобы население дальневосточных регионов увеличивалось.

Уже запущен целый ряд масштабных индустриальных проектов в Арктике. Они отвечают самым строгим экологическим стандартам. Укрепляем научную, транспортную, навигационную, военную инфраструктуру, что позволит надёжно обеспечить интересы России в этом стратегически важном регионе. Строим современные атомные ледоколы. Наш арктический флот был, остаётся и будет самым мощным в мире.

Нам предстоит реконструировать и расширить сеть региональных аэропортов России. Через шесть лет половина межрегиональных рейсов будет выполняться напрямую. Ситуация, когда даже в соседние области нужно лететь через Москву, во многом останется в прошлом. Мы этим уже занимаемся. Это касается и авиационной составляющей, и аэропортовой.

На основе Стратегии пространственного развития необходимо подготовить комплексный план модернизации и расширения всей магистральной инфраструктуры страны. Считаю это одной из первоочередных задач для будущего Правительства.

Россия должна стать не только ключевым логистическим, транспортным узлом планеты, но и, подчеркну, одним из мировых центров хранения, обработки, передачи и надёжной защиты информационных массивов, так называемых больших данных.

В целом, развивая инфраструктуру, нужно обязательно учитывать глобальные технологические изменения, то есть уже сегодня закладывать в проекты конкретные решения, которые позволят совместить инфраструктуру с беспилотным транспортом, цифровой морской и воздушной навигацией, с помощью искусственного интеллекта организовать логистику.

Также предстоит внедрить новые технологии генерации, хранения и передачи энергии. В ближайшие шесть лет в обновление отечественной электроэнергетики планируется привлечь около 1,5 триллиона рублей частных инвестиций. По всей стране на цифровой режим работы должны перейти системы электроэнергетики. С помощью так называемой распределённой генерации нужно решить вопрос энергоснабжения отдалённых территорий.

К 2024 году мы обеспечим практически повсеместный быстрый доступ в интернет. Будет завершено строительство волоконно-оптических линий связи к большинству населённых пунктов с численностью жителей более 250 человек, а удалённые, небольшие населённые пункты Крайнего Севера, Сибири и Дальнего Востока получат устойчивый доступ через сеть российских спутников.

С помощью передовых телекоммуникаций мы откроем нашим гражданам все возможности цифрового мира. И это не только современные сервисы, онлайн-образование, телемедицина, что само по себе крайне важно, мы с вами это понимаем. Но, кроме того, люди смогут создавать в цифровом пространстве научные, волонтёрские команды, проектные группы, компании. Для нашей огромной по территории страны такое объединение талантов, компетенций, идей – это колоссальный прорывной ресурс.

Уважаемые коллеги!

Важнейшая задача, которая касается каждого, – это доступность современной, качественной медицинской помощи. Мы должны ориентироваться здесь на самые высокие мировые стандарты.

В 2019–2024 годах на развитие системы здравоохранения из всех источников потребуется ежегодно направлять в среднем более 4 процентов ВВП. Но стремиться нужно, безусловно, к 5 процентам. В абсолютном выражении это будет означать, что общие объёмы расходов на здравоохранение должны увеличиться вдвое. При этом надо найти дополнительные возможности для финансирования, которые не сдерживали бы экономический рост.

Хотел бы поблагодарить врачей, фельдшеров, медсестёр за сложный и такой нужный труд. На этих людях держится очень-очень многое, так же как и на учителях, воспитателях, работниках культуры, и они должны получать достойную заработную плату.

Много было сделано в ходе реализации майских указов 2012 года. Должен сказать, что есть какие-то недовыполнения, но в целом, как бы высоко ни были подняты планки этих указов, если бы их не было, то не было бы и результатов, которые мы имеем сегодня. Амбициозные задачи нужно ставить всегда.

И здесь нельзя отступать от уже достигнутых рубежей, я имею в виду сейчас уровень заработной платы. Размер зарплат в бюджетной сфере должен расти и дальше, так же как и качество работы, уровень подготовки специалистов в здравоохранении, образовании, других областях, которые определяют благополучие людей.

За последние годы была проведена оптимизация сети лечебных учреждений. Это делалось для того, чтобы выстроить эффективную систему здравоохранения. Но в ряде случаев, я просто вынужден сегодня об этом сказать, административными преобразованиями явно увлеклись: начали закрывать лечебные заведения в небольших посёлках и на селе. Альтернативы-то никакой не предложили, оставили людей практически без медпомощи, ничего не предлагая взамен. Совет один: «Поезжайте в город – там лечитесь!» Это абсолютно недопустимо, хочу сказать. Забыли о главном – о людях. Об их интересах и потребностях. Наконец, о равных возможностях и справедливости.

Так не должно быть ни в здравоохранении, ни в любой другой сфере. Нужно обеспечить, а где необходимо, восстановить действительно шаговую доступность в первичном звене здравоохранения. Ведь можно это сделать, но нужно было это делать с самого начала, когда занимались преобразованием.

Сейчас нужно сделать как можно быстрее. В населённых пунктах с численностью от 100 до 2000 человек в течение 2018–2020 годов должны быть созданы фельдшерско-акушерские пункты и врачебные амбулатории. А для населённых пунктов, где проживает менее 100 человек, у нас такие тоже есть, организовать мобильные медицинские комплексы, автомобили с повышенной проходимостью, со всем необходимым диагностическим оборудованием.

Нужно держать под контролем исполнение этих задач. Считаю их крайне важными. И прошу также Общероссийский народный фронт находиться в контакте с гражданами, вести мониторинг ситуации на местах. При этом поликлиники и фельдшерско-акушерские пункты, региональные учреждения здравоохранения и ведущие медцентры должны быть связаны в единый цифровой контур, чтобы для помощи каждому человеку были привлечены силы всей национальной системы здравоохранения.

Важнейшая задача – это профилактика заболеваний. В 90-е годы такая работа практически не велась. Мы начали её восстанавливать. Нужно обеспечить всем гражданам реальную возможность не менее одного раза в год пройти качественный профилактический осмотр. Это в том числе важно для воспитания ответственного отношения к собственному здоровью.

Современная диагностика позволит снизить смертность в трудоспособном возрасте, закрепить позитивную динамику в борьбе с болезнями сердечно-сосудистой системы. У нас есть, наметилась такая динамика, это очень хорошо. Но это должно заставить отступить и такую угрозу, как онкологические заболевания.

Я думаю, что, уважаемые коллеги, практически у каждого из нас есть родные, близкие, друзья, которых настигла эта беда – рак. Предлагаю реализовать специальную общенациональную программу по борьбе с онкологическими заболеваниями, активно привлечь к решению этой задачи науку, отечественную фарминдустрию, провести модернизацию онкоцентров, выстроить современную комплексную систему, от ранней диагностики до своевременного эффективного лечения, которая позволит защитить человека. У нас есть позитивный опыт. По всем ключевым показателям, которые демонстрируют результативность онкологической помощи, – а специалисты их хорошо знают, – мы должны выйти на современный, необходимый нам самый высокий уровень.

Уважаемые коллеги!

Для сбережения здоровья людей усилий только лишь медицины будет недостаточно. На всей территории России мы должны обеспечить высокие стандарты экологического благополучия.

Трудно говорить о долгой и здоровой жизни, если до сих пор миллионы людей вынуждены пить воду, которая не соответствует нормам, если выпадает чёрный снег, как в Красноярске, а жители крупных индустриальных центров из-за смога неделями не видят солнца, как в Череповце, Нижнем Тагиле, Челябинске, Новокузнецке и некоторых других городах.

Мы ужесточили сейчас экологические требования к предприятиям, что, безусловно, снизит промышленные выбросы. С 2019 года на экологичные, наилучшие доступные технологии должны перейти 300 промышленных предприятий, оказывающих значительное негативное воздействие на окружающую среду, а с 2021 года это должны сделать все предприятия с высокой категорией риска для окружающей среды.

Мы много раз «подходили к этому снаряду», и представители промышленности всё время ссылались на трудности, с которыми они сталкиваются. Всё, дальше отступать уже некуда. Хочу, чтобы все знали: никаких переносов больше не будет.

Также потребуется модернизировать ТЭЦ, котельные, коммунальное хозяйство, за счёт строительства обходов разгрузить города от транзитных автомобильных потоков, использовать экологичные виды общественного транспорта. Сегодня в России органами государственной власти, общественниками выявлено порядка 22 тысяч свалок. Нам нужно решить эту проблему и в первую очередь, в первую очередь хотя бы убрать, рекультивировать свалки в черте городов.

Предстоит существенно повысить качество питьевой воды. В некоторых небольших населённых пунктах она до сих пор подаётся по часам. Важно подключить к решению этих задач технологии, которые есть в оборонно-промышленном комплексе.

Будут реализованы проекты по сохранению уникальных природных систем Байкала, Телецкого озера, а также всего Волжского бассейна, что прямо повлияет на улучшение качества жизни почти половины населения России.

Откроются 24 новых заповедника и национальных парка. Надо сделать их доступными для экологического туризма, что важно для воспитания бережного, ответственного отношения к природе.

Уважаемые коллеги!

2018 год объявлен в России Годом добровольца, и символично, что этот год начался с принятия закона, который устанавливает обязанность всех уровней власти оказывать содействие волонтёрам. Сегодня деятельные, неравнодушные граждане, социально ориентированные НКО активно участвуют в решении важнейших задач. Именно вовлечённость людей в дела страны и гражданская активность, как и культурные, нравственные, духовные ценности, делают нас единым народом, способным к достижению больших целей.

Сохранить свою идентичность крайне важно в бурный век технологических перемен, и здесь невозможно переоценить роль культуры, которая является нашим общенациональным цивилизационным кодом, раскрывает в человеке созидательные начала.

Предлагаю запустить программу создания в регионах культурно-образовательных и музейных комплексов. Они будут включать в себя концертные залы, театральные, музыкальные, хореографические и другие творческие школы, а также выставочные пространства, где ведущие музеи страны смогут разворачивать свои экспозиции. Что в запасниках держать столько произведений искусства? Это должны быть настоящие центры культурной жизни, открытые для молодёжи, для людей всех возрастов. Первый такой проект будет реализован во Владивостоке. Потом выберем и другие регионы и города страны.

Уважаемые коллеги! Наши дети мечтают о России, устремлённой в будущее. В школьных сочинениях на эту тему много искренних, я бы сказал, проникновенных слов. Смелые мечты всегда работают на большую цель, и мы должны раскрыть талант, который есть у каждого ребёнка, помочь ему реализовать свои устремления. В классах формируется будущее России. Школа должна отвечать на вызовы времени, тогда и страна будет готова на них ответить.

Международные эксперты признают, что наша начальная школа уже одна из самых сильных в мире. Мы продолжим и активную работу по развитию нашего общего образования, причём на всех уровнях. При этом подчеркну: современное, качественное образование должно быть доступно для каждого ребёнка. Равные образовательные возможности – мощный ресурс для развития страны и обеспечения социальной справедливости.

Нужно переходить и к принципиально новым, в том числе индивидуальным технологиям обучения, уже с ранних лет прививать готовность к изменениям, к творческому поиску, учить работе в команде, что очень важно в современном мире, навыкам жизни в цифровую эпоху. Обязательно будем поддерживать талантливых, нацеленных на постоянный профессиональный рост учителей. И, конечно, нам нужно выстроить открытую, современную систему отбора и подготовки управленческих кадров, директоров школ. От них во многом зависит формирование сильных педагогических коллективов, атмосфера в школе.

Мы продолжим укрепление целостной системы поддержки и развития творческих способностей и талантов наших детей. Такая система должна охватить всю территорию страны, интегрировать возможности таких площадок, как «Сириус», «Кванториумы», центры дополнительного образования и детского творчества во всех регионах России.

Нам нужно выстроить современную профориентацию. Здесь партнёрами школ должны стать университеты, научные коллективы, успешные компании. Предлагаю с нового учебного года запустить проект ранней профориентации школьников «Билет в будущее». Он позволит ребятам попробовать себя в деле, в будущей профессии в ведущих компаниях страны. Уже в этом году выделяем на эту инициативу 1 миллиард рублей.

Значимой задачей считаю развитие движения наставничества. Только так, объединив передовые знания и нравственные основы, обеспечив подлинное партнёрство и взаимопонимание поколений, мы сможем быть сильными.

Уважаемые коллеги!

Сегодня важнейшим конкурентным преимуществом являются знания, технологии, компетенции. Это ключ к настоящему прорыву, к повышению качества жизни.

В кратчайшие сроки нам необходимо создать передовую законодательную базу, снять все барьеры для разработки и широкого применения робототехники, искусственного интеллекта, беспилотного транспорта, электронной торговли, технологий обработки больших данных. Причём такая нормативная база должна постоянно обновляться, строиться на гибком подходе к каждой сфере и технологии.

У нас также есть все возможности, чтобы быстро внедрить сети передачи данных пятого поколения и технологии связи интернета вещей.

Нам надо формировать собственные цифровые платформы, естественно, совместимые с глобальным информационным пространством. Это позволит по-новому организовать производственные процессы, финансовые услуги и логистику, в том числе с использованием технологии «распределённого реестра», что очень важно для финансовых транзакций, для учёта прав собственности и так далее. Это имеет практическое измерение.

Нам нужно наладить разработку и локализацию ключевых технологий и решений, в том числе для освоения Арктики и морского шельфа, для новых систем в энергетике, на транспорте и в городском хозяйстве. Для сфер, определяющих качество жизни, например современных средств реабилитации для людей с ограничениями по здоровью.

Мы обязаны поддержать высокотехнологичные компании, выстроить благоприятную среду для стартапов, для быстрого внедрения новых разработок в производство. Речь идёт об удобной инфраструктуре, комфортных налоговых режимах, защите интеллектуальной собственности, техническом регулировании и венчурном финансировании.

Наше технологическое развитие должно опираться на мощную базу фундаментальной науки. За последние годы мы смогли серьёзно нарастить её потенциал, по целому ряду направлений вышли на передовые позиции. Большая заслуга здесь принадлежит Российской академии наук, нашим ведущим научным институтам.

Опираясь на заделы прошлых лет, в том числе в исследовательской инфраструктуре, нам нужно выходить на принципиально новый уровень. В Гатчине и Дубне уже реализуются проекты современных исследовательских установок класса мегасайенс. Недавно на Совете по науке и образованию принято решение создать мощный синхротронный ускоритель в новосибирском Академгородке и ускоритель нового поколения в подмосковном Протвино.

В результате российская исследовательская инфраструктура будет одной из самых мощных и эффективных в мире. Её использование даст нашим научным коллективам, высокотехнологичным компаниям серьёзные конкурентные преимущества, например, в создании современных лекарств, новых материалов, элементной базы микроэлектроники.

И конечно, такая инфраструктура, амбициозные научные проекты будут притягивать наших соотечественников и учёных из других стран. В этой связи нужно оперативно сформировать правовую основу для работы в России международных исследовательских коллективов.

В полную силу должны заработать мощные научно-образовательные центры. Они будут интегрировать возможности университетов, академических институтов, высокотехнологичных компаний. Такие центры уже формируются в Казани и Самаре, Томске и Новосибирске, Екатеринбурге и Тюмени, Владивостоке и Калининграде и других городах.

Важно нацелить их на реализацию крупных междисциплинарных проектов, в том числе в такой перспективной сфере, как геномные исследования. Кардинальный прорыв по этому направлению откроет путь к созданию новых методов диагностики, предупреждения и борьбы со многими заболеваниями, расширит возможности в селекции, в сельском хозяйстве.

Необходимо закрепить превосходство отечественной математической школы. Это сильное конкурентное преимущество в эпоху цифровой экономики. Площадками для такой работы станут и международные математические центры. Сегодня они уже действуют в Казани и Новосибирске. В рамках принятых решений мы откроем их и в Петербурге, Москве и дополнительно – в Сочи.

Российская молодёжь уже доказывает своё лидерство и в науке, и в других сферах. В прошлом году на международных олимпиадах школьники завоевали 38 медалей. Наши команды с триумфом выиграли олимпиады по естественно-научным дисциплинам и робототехнике, одержали победу на чемпионате мира по профессиональному мастерству, а наши студенты уже в двенадцатый раз стали сильнейшими по программированию.

Опираясь на лучшие практики и опыт, нам нужно в короткие сроки провести модернизацию системы профессионального образования, добиться качественных изменений в подготовке студентов, прежде всего по передовым направлениям технологического развития, сформировать ступень «прикладного бакалавриата» по тем рабочим профессиям, которые фактически требуют инженерного образования, а также организовать центры опережающей профессиональной переподготовки и повышения квалификации для уже работающих граждан.

Также предлагаю создать максимально удобные, привлекательные условия для того, чтобы талантливая молодёжь из других стран приезжала учиться в наши университеты. Они приезжают. Но нужно создать условия, чтобы лучшие иностранные выпускники наших вузов оставались работать в России. Это в полной мере касается зарубежных учёных и квалифицированных специалистов.

Считаю, что надо серьёзно усовершенствовать и процедуру предоставления гражданства Российской Федерации. Фокус внимания должен быть на тех, кто нужен стране: на молодых, здоровых, хорошо образованных людях. Для них нужно создать упрощённую систему получения гражданства в России.

Уважаемые коллеги!

Чтобы обеспечить прорывное развитие, вывести на новый уровень образование и здравоохранение, качество городской среды и инфраструктуры, в ближайшие шесть лет нам потребуется направить на эти цели значительные дополнительные финансовые ресурсы.

Вопрос: за счёт чего? За счёт чего планируется изыскать эти средства? Прежде всего нужно чётко выстроить приоритеты и повысить эффективность государственных расходов. Энергичнее привлекать частные ресурсы для финансирования крупных проектов. Также будущему Правительству предстоит как можно быстрее сформировать новые налоговые условия. Они должны быть стабильны и зафиксированы на предстоящие годы.

Подчеркну, нам нужны такие фискальные решения, которые обеспечат пополнение бюджетов, причём всех уровней, а также исполнение всех социальных обязательств и при этом будут не сдерживать, а стимулировать экономический рост. Именно наращивание экономического потенциала страны, каждого региона – главный источник дополнительных ресурсов. Для этого нам нужна экономика с темпами роста выше мировых. Непростая задача. Но это не благое пожелание, а базовое условие для прорыва в решении социальных, инфраструктурных, оборонных и других задач. Достижение таких темпов роста должно стать ключевым ориентиром для нового Правительства.

За последние годы мы укрепили устойчивость национальной экономики. Значительно снизилась зависимость экономики и бюджета от колебаний цен на энергоносители. Мы нарастили объём золотовалютных резервов. Инфляция опустилась на рекордно низкий уровень, чуть больше двух процентов. Конечно, мы с вами понимаем, что по целому ряду товаров первой необходимости рост цен остаётся существенно выше. За этим нужно жёстко наблюдать, внимательно следить, в том числе антимонопольной службе. Но в целом такой низкий уровень инфляции даёт дополнительные возможности для развития. Напомню, ещё в 2015 году, совсем недавно, инфляция составляла почти 13 процентов – 12,9 процента.

В России сегодня, по сути, сформирована новая макроэкономическая реальность, с низкой инфляцией и общей устойчивостью экономики. Для граждан это условие для роста реальных доходов, снижения стоимости ипотеки. Для бизнеса – предсказуемость в работе и более дешёвый кредит. Бизнес должен тоже адаптироваться, привыкнуть к этим новым макроэкономическим условиям. И, наконец, это позволяет привлекать длинные заёмные средства и частные инвестиции в масштабные инфраструктурные проекты.

Сейчас у нас есть возможность, не разгоняя инфляцию, сохраняя очень аккуратный, ответственный подход, постепенно снижать процентные ставки, повышать доступность кредита. Рассчитываю здесь на поддержку со стороны Банка России, что, принимая свои решения, реализуя меры денежно-кредитной политики, развивая финансовые рынки, он будет работать в контакте с Правительством в интересах общей цели – создания условий для повышения темпов экономического роста.

Для дальнейшего изменения структуры национальной экономики, наращивания её конкурентоспособности необходимо на принципиально ином уровне задействовать источники роста. Где они? Прежде всего – увеличить производительность труда на новой технологической, управленческой и кадровой основе. По этому показателю мы всё ещё заметно отстаём.

Необходимо добиться, чтобы производительность труда на средних и крупных предприятиях базовых отраслей (это промышленность, строительство, транспорт, сельское хозяйство и торговля) росла темпами не ниже 5 процентов в год, что позволит к концу следующего десятилетия выйти на уровень ведущих экономик мира.

Хочу подчеркнуть, что повышение производительности труда – это и рост заработных плат, а значит, и потребительского спроса. Это, в свою очередь, дополнительный драйвер для развития экономики.

Все наши действия должны подталкивать компании к выпуску технически сложной продукции, к внедрению более эффективных технологий. Нужно провести инвентаризацию субсидий и других инструментов прямой поддержки отраслей, нацелить их на создание конкурентных товаров.

Второй источник роста – это увеличение инвестиций. Мы уже ставили задачу довести их до 25 процентов от ВВП, а затем и до 27 процентов. Задача, к сожалению, пока не решена. Чтобы обеспечить устойчивый рост, нам необходимо это сделать, сделать во что бы то ни стало. Рассчитываю, что новое Правительство совместно с Банком России представит конкретный план действий по этому направлению.

Инвестиции должны пойти прежде всего на модернизацию и технологическое перевооружение производств, обновление промышленности. Нам нужно обеспечить здесь высочайшую динамику, выйти на уровень, когда в среднем каждое второе предприятие в течение года осуществляет технологические изменения. Вот тогда будет заметно обновление экономики и промышленности.

Третий масштабный резерв экономического роста – это развитие малого предпринимательства. К середине следующего десятилетия его вклад в ВВП страны должен приблизиться к 40 процентам, а число занятых здесь вырасти с 19 до 25 миллионов человек.

Одна из ключевых проблем, которая волнует предпринимателей, – трудно получить доступ к финансовым ресурсам. Сейчас Правительство осуществляет программу, по которой малый производственный бизнес может взять кредит под фактическую ставку в 6,5 процента. Считаю, что её нужно обязательно продолжить, а главное – обеспечить реальную доступность такого инструмента поддержки.

И, наконец, ещё один источник роста – это развитие несырьевого экспорта. Нужно снять здесь все административные барьеры, создать режим наибольшего благоприятствования для тех компаний, которые выходят на внешние рынки.

В течение шести лет мы должны практически удвоить объём несырьевого, неэнергетического экспорта до 250 миллиардов долларов, в том числе довести поставки продукции машиностроения до 50 миллиардов. До 100 миллиардов долларов должен вырасти ежегодный экспорт услуг, включая образование, медицину, туризм, транспорт.

Ещё в начале 2000-х годов мы серьёзно зависели от поставок импортного продовольствия. Ситуация кардинальным образом изменилась. Сейчас нам предстоит сделать следующий шаг. Уже через четыре года мы планируем поставлять на мировые рынки больший объём продовольствия, чем ввозить в страну. При этом нужно нарастить экспорт мясной продукции, товаров высокого передела, а также повысить самообеспеченность страны говядиной, молоком, овощами.

Хочу подчеркнуть: развитие АПК, безусловно, во многом связано с крупным товарным производством, но это не должно идти в ущерб интересам малых хозяйств, людей, которые в них работают. Мы должны поддержать семейные предприятия, фермеров. Будем развивать сельхозкооперацию, создавать условия для роста доходов жителей сельских территорий. То тут, то там, мы же видим, я это знаю, вспыхивают какие-то проблемы, связанные с интересами людей и с тем, что задевают эти интересы. Нужно самым внимательным образом к этому относиться.

Тем не менее хочу ещё раз поблагодарить работников АПК за рекордный урожай [зерна] за всю историю страны – 134 миллиона тонн. Заметьте, это больше, чем рекордный урожай в Советском Союзе. В 1978 году было зафиксировано предыдущее достижение – 127,4 миллиона тонн. Сейчас мы регулярно выходим на урожаи за 100 миллионов тонн.

Понятно, что у такого высокого урожая есть и обратная сторона. Цены снизились, возникли проблемы с хранением и транспортировкой. Чтобы поддержать наших производителей, до 1 июля 2018 года предусмотрены льготные тарифы на перевозку зерна по железной дороге.

Нужно проработать продление этой меры, обязательно, на следующие зерновые сезоны, а также предусмотреть дополнительные закупки в регионах Урала и Сибири, удалённых от портов, и вообще помочь тем, кто готов и хочет заниматься переработкой на месте. Добавочную стоимость надо повышать. И потом дальше идти в животноводство с этим продуктом. Обязательно обсудим эти и другие вопросы, которые ставят работники АПК, на предстоящем в марте форуме сельхозпроизводителей и по итогам сформулируем дополнительные меры поддержки отрасли.

Уважаемые коллеги!

Для того чтобы экономика заработала в полную силу, нам нужно кардинально улучшить деловой климат, обеспечить высочайший уровень предпринимательских свобод и конкуренции.

Хочу обозначить здесь принципиальную позицию. Доля государства в экономике должна постепенно снижаться. В этой связи отмечу, что в последнее время в результате оздоровления банковской системы (и это очень правильный процесс, я его поддерживаю) под контроль государства перешёл ряд финансовых активов. Но нужно их энергично выводить на рынок и продавать.

Следует убрать всё, что позволяет нечистоплотным, коррумпированным представителям власти и правоохранительных органов оказывать давление на бизнес. Уголовный кодекс должен перестать быть инструментом решения хозяйственных конфликтов между юридическими лицами. Такие споры нужно переводить в административную и арбитражную плоскость.

Прошу рабочую группу по мониторингу и анализу правоприменительной практики в сфере предпринимательства с участием Верховного Суда, правоохранительных органов, прокуратуры, представителей делового сообщества подготовить на этот счёт конкретные предложения. С кондачка такие вопросы не решаются. Но их обязательно нужно рассмотреть, вынести для решения и решить. Сделать это нужно как можно быстрее.

При этом, напротив, нормы уголовного права должны жёстко действовать в отношении преступлений против интересов граждан, общества, экономических свобод. Это посягательство на собственность и средства граждан, рейдерские захваты, нарушение конкуренции, уклонение от уплаты налогов и разворовывание бюджетных средств.

Ещё одна важная тема. Количество разного рода проверок формально вроде бы снижается, но в ходе встреч с бизнесом мы слышим, что коренных изменений пока не происходит. Нужно сделать так, чтобы появление контролёров на предприятиях стало исключением. Это оправданно только на объектах с повышенным риском. В остальных случаях должны использоваться дистанционные методы контроля. В течение двух лет необходимо перевести всю систему контроля и надзора на риск-ориентированный подход. Напомню, законодательная база для этого сформирована.

Важно поддержать начинающих предпринимателей, помочь людям сделать первый шаг, чтобы можно было открыть своё дело буквально одним кликом, проводить обязательные платежи, получать услуги, кредит удалённо, через интернет.

Индивидуальных предпринимателей, самозанятых граждан, которые используют такие цифровые сервисы, нужно вообще освободить от отчётности, сделать для них уплату налогов простой транзакцией, проходящей в автоматическом режиме. Что касается предпринимателей, которые используют контрольно-кассовую технику, то им налоговую отчётность нужно решительно упростить. Знаете, это всё такая рутина, на первый взгляд, но эта рутина и не позволяет нам энергично двигаться вперёд. Нужно всё сделать, чтобы зачистить это пространство. Добавлю, что активное внедрение цифровых технологий и платформ позволит последовательно идти к повышению прозрачности и обелению экономики.

Хотел бы сейчас обратиться ко всем представителям российского бизнеса, к тем, кто ведёт своё небольшое дело, семейное предприятие, фермерское хозяйство, руководит инновационной компанией, крупным промышленным предприятием. Я знаю, знаю, что мы ещё многое должны сделать. И, уверяю вас, будем делать всё, чтобы у наших предпринимателей появлялись новые возможности для расширения производств, для открытия компаний, для создания современных рабочих мест. Но в то же время рассчитываю, что российский бизнес будет наращивать свой вклад в прорывное развитие страны, а уважение к предпринимательскому труду в обществе будет расти. Это очень важно.

Уважаемые коллеги! Нам нужно не только выстроить современные сервисы для бизнеса, но и в целом сделать понятной, удобной и комфортной систему взаимодействия между государством и обществом, между государством и гражданином.

Мы уже развернули сеть многофункциональных центров. Человек в любой точке страны теперь может получить государственные услуги по принципу «одного окна». Напомню, что это была специальная программа. Мы её разработали и реализовали.

Нам нужно идти вперёд, в течение шести лет обеспечить предоставление практически всех госуслуг в режиме реального времени, с помощью дистанционных сервисов. Также в цифровую форму нужно перевести документооборот между госструктурами, что важно и для самих госструктур, и для граждан, чтобы не бегать потом по интернету и не искать. Можно будет в одном месте всё получить. Добавлю, что цифровизация всей системы государственного управления, повышение её прозрачности – это и мощный фактор противодействия коррупции.

Чиновники всех уровней должны быть заинтересованы в росте своей эффективности и быть жёстко нацелены на получение конкретного результата. Кстати говоря, мы всё время говорим о коррупции, о чиновниках. Должен сказать и не имею права это не сказать: подавляющее большинство людей, которые работают в системе управления, – честные, порядочные и нацеленные на результат люди. Но то, о чём я сказал, поможет всем, в том числе тем, кто работает в госаппарате, и гражданам, которые пользуются услугами государственных сервисов. Именно в такой логике нужно перестроить всю систему государственной службы, там, где это целесообразно, – внедрить проектные методы работы.

Конечно, нужно обеспечить продвижение современных профессиональных кадров на государственной и муниципальной службе, в бизнесе, в экономике, науке, на производстве, во всех сферах.

Уже состоялся, как вы знаете, первый конкурс «Лидеры России», реализуется целый ряд других проектов по поддержке молодых рабочих, предпринимателей, новаторов, волонтёров, школьников и студентов. Они уже объединили сотни тысяч молодых людей из всех регионов, стали важной ступенью в их жизни и профессиональной карьере.

Хочу подчеркнуть: для всех, кто хочет работать, проявить себя, готов честно служить Отечеству и народу, добиться успеха, Россия всегда будет страной возможностей. В этом залог нашего успешного развития, уверенного движения вперёд.

Все проекты, приоритеты, о которых говорил сегодня: пространственное развитие, инвестиции в инфраструктуру, в образование, здравоохранение и экологию, в новые технологии и науку, меры поддержки экономики, содействие талантам, молодёжи – всё это призвано работать на одну, стратегическую задачу – прорывное развитие России.

При этом, конечно, мы не можем забывать и о надёжном обеспечении её безопасности.

Уважаемые коллеги!

Сирийская операция показала возросшие возможности Вооружённых Сил России. В последние годы проведена огромная работа по укреплению армии и флота. Оснащённость Вооружённых Сил современным оружием возросла в 3,7 раза. На вооружение принято более 300 новых образцов военной техники. В состав стратегических ядерных сил поступило 80 новых межконтинентальных баллистических ракет, 102 баллистические ракеты подводных лодок, 3 ракетных подводных крейсера стратегического назначения «Борей». Перевооружены на новый ракетный комплекс «Ярс» 12 ракетных полков. Количество носителей высокоточного оружия большой дальности увеличилось более чем в 12 раз, а высокоточных крылатых ракет – более чем в 30 раз. Значительно возросла мощь сил общего назначения, Воздушно-космических сил и Военно-Морского Флота.

Всей стране и всему миру известны теперь названия наших новейших самолётов, подводных лодок, систем ПВО, ракетных комплексов морского, воздушного и наземного базирования. Всё это – новейшее, высокотехнологичное оружие последнего времени. По периметру границ России (очень важно!) создано сплошное радиолокационное поле системы предупреждения о ракетном нападении. После развала СССР появились огромные «дырки». Всё восстановлено.

Сделан качественный рывок в развитии беспилотной авиации, создан Национальный центр управления обороной Российской Федерации, сформировано оперативное командование дальней морской зоны. Численность военнослужащих по контракту возросла в 2,4 раза, укомплектованность Вооружённых Сил с 70 процентов доведена до 95–100 процентов, ликвидирована многолетняя очередь на постоянное жильё. Срок его ожидания сокращён в 6 раз.

Теперь о главном в этой части, в разделе «Оборона».

Речь пойдёт о новейших системах российского стратегического оружия, создаваемых нами в ответ на односторонний выход Соединённых Штатов Америки из Договора по противоракетной обороне и практическое развёртывание этой системы как на территории США, так и за пределами их национальных границ.

Должен здесь сделать небольшой экскурс в недавнее прошлое.

Ещё в 2000 году США поставили перед нами вопрос о выходе Соединённых Штатов из Договора о противоракетной обороне. Россия была категорически против. Мы исходили из того, что советско-американский Договор о ПРО от 1972 года являлся краеугольным камнем системы международной безопасности. Согласно этому договору каждая из сторон имела право развернуть на своей территории только один район, защищавший её от ракетного нападения. В России такая система была развёрнута вокруг Москвы, в США – вокруг базы ракет наземного базирования «Гранд-Форкс».

Наряду с Договором об ограничении стратегических ядерных наступательных вооружений данное соглашение не только создавало определённую атмосферу доверия, но и гарантировало от бездумного, опасного для всего человечества применения одной из сторон ядерного оружия, поскольку ограниченность систем противоракетной обороны делало потенциального агрессора уязвимым для ответного удара.

Мы долго уговаривали американцев не разрушать Договор о ПРО, не нарушать стратегического баланса. Всё тщетно. В 2002 году США в одностороннем порядке вышли из этого договора. Но даже после этого мы ещё долго пытались наладить с ними конструктивный диалог. Предлагали для снятия озабоченности и сохранения атмосферы доверия наладить совместную работу в этой области. В какой-то момент мне показалось, что компромисс может быть найден, но нет. Все наши предложения, именно все наши предложения были отклонены. Мы заявили тогда, что будем вынуждены для обеспечения своей собственной безопасности совершенствовать современные ударные комплексы. В ответ нам было сказано: «США создают систему глобальной ПРО не против вас, не против России, а вы делайте что хотите. Будем исходить из того, что это не против нас, не против Соединённых Штатов».

Откуда взялась такая позиция, в целом понятно. После развала СССР Россия, которая в советское время называлась Советским Союзом, – за границей её так и называли, Советская Россия, – если говорить о наших национальных границах, утратила 23,8 процента территории, 48,5 процента населения, 41 процент валового общественного продукта, 39,4 процента промышленного потенциала (я обращаю внимание, почти половину), 44,6 процента военного потенциала в связи с разделом Вооружённых Сил СССР между бывшими союзными республиками. Техника в Российской армии устаревала, сами Вооружённые Силы находились, прямо скажем, в плачевном состоянии. На Кавказе шла гражданская война, а на наших ведущих предприятиях по обогащению урана сидели американские инспектора.

Вопрос одно время стоял даже не о том, можем ли мы развивать систему стратегического оружия, некоторые задавались вопросом о том, в состоянии ли наша страна вообще безопасно содержать и обслуживать ядерное оружие, доставшееся нам после развала СССР. Россия была вся в долгах, без кредитов МВФ и Мирового банка экономика не работала, социальную сферу содержать было невозможно.

Видимо, у наших партнёров сложилось устойчивое мнение, что возрождение экономики, промышленности, оборонно-промышленного комплекса и Вооружённых Сил нашей страны до уровня, обеспечивающего необходимый стратегический потенциал, в обозримой исторической перспективе невозможно. А если это так, то нет и никакого смысла считаться с мнением России, нужно идти дальше и добиваться окончательного одностороннего военного преимущества, а затем и диктовать свои условия во всех остальных областях.

В принципе, такую позицию, такую логику, исходя из реалий того времени, можно понять, мы сами в этом виноваты. Мы все эти годы, все 15 лет после выхода США из Договора по ПРО, настойчиво пытались вернуть американцев к серьёзному обсуждению, достижению договорённостей в сфере стратегической стабильности.

Кое-что удалось сделать. В 2010 году был подписан Договор СНВ-III между Россией и США о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений. Однако при реализации планов по строительству системы глобальной ПРО, которое продолжается и сейчас, все договорённости в рамках СНВ-III постепенно девальвируются, потому что при сокращении носителей и боезарядов одновременно и бесконтрольно одной из сторон, а именно США, наращивается количество противоракет, улучшаются их качественные характеристики, создаются новые позиционные районы, что в конечном итоге, если мы ничего не будем делать, приведёт к полному обесцениванию российского ядерного потенциала. Ну просто он будет весь перехватываться, вот и всё.

Несмотря на наши многочисленные протесты и призывы, американская машина заработала, конвейер пошёл. Действуют уже системы ПРО на Аляске и в Калифорнии, как результат расширения НАТО на восток появились два района ПРО в Восточной Европе: в Румынии он уже создан, в Польше завершается развёртывание. Дальность используемых противоракет будет расти, планируется развернуть их в Японии и Южной Корее. В состав глобальной системы ПРО США входит и морская группировка – это пять крейсеров и 30 эсминцев, насколько нам известно, развёрнутых в районах в непосредственной близости от территории России. Ничего здесь не преувеличиваю, работа и сегодня идёт полным ходом.

А что же сделали мы, кроме протестов и предупреждений? Чем ответила на этот вызов Россия? Вот чем.

Все эти годы после одностороннего выхода США из Договора по ПРО мы напряжённо работали над перспективной техникой и вооружением. Это позволило нам сделать стремительный, большой шаг в создании новых образцов стратегического оружия.

Напомню, что система глобальной ПРО США создаётся главным образом для борьбы с ракетами стратегического назначения, летящими по баллистической траектории. Это оружие составляет основу наших Сил ядерного сдерживания. Так же как, впрочем, и других государств «ядерного клуба».

В этой связи в России разработаны и постоянно совершенствуются весьма скромные по цене, но в высшей степени эффективные системы преодоления ПРО, которыми оборудуются все наши межконтинентальные баллистические ракетные комплексы.

Кроме того, мы приступили к разработке нового поколения ракет. В частности, в настоящее время Министерство обороны совместно с предприятиями ракетно-космической отрасли начало активную фазу испытаний нового ракетного комплекса с тяжёлой межконтинентальной ракетой. Мы назвали его «Сармат».

Данный ракетный комплекс придёт на смену комплексу «Воевода», созданному ещё в Советском Союзе. Все и всегда признавали его высокую боевую мощь. Наши зарубежные коллеги, как вы знаете, присвоили ему даже весьма угрожающее наименование.

Но возможности ракеты «Сармат» значительно выше. При весе свыше 200 тонн она имеет короткий активный участок полёта, что затрудняет её перехват средствами ПРО. Дальность новой тяжёлой ракеты, количество и мощность боевых блоков – больше, чем у «Воеводы». «Сармат» будет оснащён широким спектром ядерных боеприпасов большой мощности, в том числе гиперзвуковых, и самыми современными системами преодоления ПРО. Высокие характеристики по защищённости пусковых установок и большие энергетические возможности обеспечат применение данного комплекса в любых условиях обстановки.

Видео покажите, пожалуйста.

(Демонстрируется видеоролик.)

У «Воеводы» дальность – 11 тысяч километров, у новой системы ограничений по дальности практически нет.

Как видно из видеоматериалов, он способен атаковать цели как через Северный, так и через Южный полюс. «Сармат» – это очень грозное оружие, в силу его характеристик никакие, даже перспективные системы ПРО ему не помеха.

Но мы этим не ограничились. Мы начали разработку таких новых видов стратегического оружия, которые вообще не используют баллистические траектории полёта при движении к цели, а значит, и системы ПРО в борьбе с ними бесполезны и просто бессмысленны.

Дальше речь пойдёт именно о таком оружии.

Перспективные системы вооружения России основаны на новейших уникальных достижениях наших учёных, конструкторов, инженеров. Одно из них – создание малогабаритной сверхмощной ядерной энергетической установки, которая размещается в корпусе крылатой ракеты типа нашей новейшей ракеты Х-101 воздушного базирования или американского «Томагавка», но при этом обеспечивает в десятки раз – в десятки раз! – большую дальность полёта, которая является практически неограниченной. Низколетящая, малозаметная крылатая ракета, несущая ядерную боевую часть, с практически неограниченной дальностью, непредсказуемой траекторией полёта и возможностью обхода рубежей перехвата является неуязвимой для всех существующих и перспективных систем как ПРО, так и ПВО. Эти слова я произнесу сегодня ещё не один раз.

В конце 2017 года на Центральном полигоне Российской Федерации состоялся успешный пуск новейшей российской крылатой ракеты с ядерной энергоустановкой. В ходе полёта энергоустановка вышла на заданную мощность, обеспечила необходимый уровень тяги.

Проведённые пуск ракеты и комплекс наземных испытаний позволяют перейти к созданию принципиально нового типа вооружения – стратегического комплекса ядерного оружия с ракетой, оснащённой ядерной энергетической установкой.

Видео, пожалуйста.

(Демонстрируется видеоролик.)

Показан обход рубежей обороны. Поскольку дальность не ограничена, она может как угодно долго маневрировать.

Как вы понимаете, ничего подобного ни у кого в мире пока нет. Когда-нибудь, наверное, появится, но за это время наши ребята ещё что-нибудь придумают.

Далее. Хорошо известно, что в мире активно проектируются и создаются беспилотные системы вооружения. Могу сказать, что в России разработаны беспилотные подводные аппараты, способные двигаться на большой глубине (знаете, я бы сказал, на очень большой глубине) и на межконтинентальную дальность со скоростью, кратно превышающей скорость подводных лодок, самых современных торпед и всех видов, даже самых скоростных, надводных кораблей. Это просто фантастика. Они обладают низкой шумностью, высокой маневренностью и практически неуязвимы для противника. Средств, которые могут им противостоять, на сегодняшний день в мире просто не существует.

Беспилотные подводные аппараты могут быть оснащены как обычными, так и ядерными боеприпасами. Это позволит им поражать широкий спектр целей, в том числе авианосные группировки, береговые укрепления и инфраструктуру.

В декабре 2017 года полностью завершён многолетний цикл испытаний инновационной ядерной энергоустановки для оснащения этого автономного необитаемого аппарата. Ядерная установка имеет уникально малые габариты и при этом сверхвысокую энерговооружённость. При объёме в сто раз меньше, чем у установок современных атомных подводных лодок, имеет большую мощность и в 200 раз меньшее время выхода на боевой режим, то есть на максимальную мощность.

Результаты проведённых испытаний дали нам возможность приступить к созданию принципиально нового вида стратегического оружия, оснащённого ядерными боеприпасами большой мощности.

Видео, пожалуйста.

(Демонстрируется видеоролик.)

Кстати, условные наименования этих двух новых видов стратегического оружия России – крылатой ракеты глобальной дальности и беспилотного подводного аппарата – пока не выбраны. Ждём предложений на сайтах Министерства обороны.

Хорошо известно, что страны с высоким уровнем научного потенциала и передовыми технологиями активно разрабатывают так называемое гиперзвуковое оружие. Сверхзвуковая скорость измеряется, как известно, махами в честь австрийского учёного Эрнста Маха, который занимался исследованиями в этой области. Один мах – 1062 километра в час на высоте 11 километров. Одна скорость звука – один мах, от одного до пяти – сверхзвук, от пяти и больше – гиперзвук. Обладание таким оружием, безусловно, даёт серьёзные преимущества в сфере вооружённой борьбы. Его мощь, могущество, как говорят военные эксперты, может быть огромным, а скорость делает неуязвимым для сегодняшних систем ПРО и ПВО, поскольку противоракеты, по-простому сказать, их просто не догоняют. В этой связи понятно, почему ведущие армии мира стремятся обладать таким идеальным на сегодняшний день оружием.

Уважаемые друзья! У России такое оружие есть. Уже есть.

Важнейшим этапом современных систем вооружений стало создание высокоточного гиперзвукового авиационно-ракетного комплекса, также, как вы уже поняли наверняка, не имеющего мировых аналогов. Его испытания успешно завершены, и, более того, с 1 декабря прошлого года комплекс приступил к несению опытно-боевого дежурства на аэродромах Южного военного округа.

Уникальные лётно-технические характеристики высокоскоростного самолёта-носителя позволяют доставлять ракету в точку сброса за считаные минуты. При этом ракета, летящая с гиперзвуковой скоростью, превышающей скорость звука в десять раз, ещё и осуществляет маневрирование на всех участках траектории полёта, что позволяет ей также гарантированно преодолевать все существующие и, я думаю, перспективные системы противовоздушной и противоракетной обороны, доставляя к цели на дальность более двух тысяч километров ядерные и обычные боезаряды. Мы назвали эту систему «Кинжал».

Видео, пожалуйста.

(Демонстрируется видеоролик.)

Но и это ещё не всё, о чём я скажу сегодня.

Настоящим технологическим прорывом является создание перспективного ракетного комплекса стратегического назначения с принципиально новым боевым оснащением – планирующим крылатым блоком, испытания которого также успешно завершены. Ещё раз повторю, что мы неоднократно говорили нашим американским и европейским партнёрам – членам НАТО о том, что будем предпринимать необходимые меры для нейтрализации угроз, которые возникают для нас в связи с развёртыванием глобальной ПРО США. Говорили об этом и в ходе переговоров, и даже публично. Ещё в 2004 году, после учений стратегических ядерных сил, в ходе которых впервые была испытана система, о которой я сейчас говорю, на встрече с прессой я сказал. Неловко себя цитировать, но просто сегодня это будет к месту. Итак, было сказано: «В условиях качественного и количественного роста военного потенциала других государств России необходим прорыв к тому, чтобы иметь оружие и технику нового поколения. В этой связи могу вас с удовлетворением проинформировать о том, что в результате проведённых в ходе этих учений экспериментов, положительно закончившихся экспериментов, мы окончательно убедились и подтвердили – в недалёком будущем на вооружение Российской армии, Ракетных войск стратегического назначения, будут поставлены новейшие технические комплексы, которые в состоянии поражать цели на межконтинентальной глубине с гиперзвуковой скоростью и высокой точностью, с возможностью глубокого манёвра как по высоте, так и по курсу. Должен сказать, что в том, что только что прозвучало, каждое слово имеет значение. Таких систем вооружения в данный момент нет ни у одной страны мира». Конец цитаты.

Конечно, каждое слово имеет значение, потому что речь шла именно о возможности обхода рубежей перехвата. Для чего мы это всё делали? Для чего мы это говорили? Мы не делали, как видите, никакой тайны из наших планов, а говорили об этом открыто и для того, чтобы прежде всего побудить наших партнёров к переговорам. Повторяю, это был 2004 год. Даже удивительно, но, несмотря на все проблемы, с которыми мы сталкивались в экономике, в финансах, в оборонной промышленности, в армии, всё-таки Россия оставалась и остаётся крупнейшей ядерной державой. Нет, с нами никто по существу не хотел разговаривать, нас никто не слушал. Послушайте сейчас.

Итак, от существующих типов боевого оснащения эта система отличается способностью совершать полёты в плотных слоях атмосферы на межконтинентальную дальность на гиперзвуковой скорости, превышающей число Маха более чем в 20 раз.

При движении к цели планирующий крылатый блок, как я и говорил в 2004 году, осуществляет глубокое маневрирование, как боковое (причём на несколько тысяч километров), так и по высоте. Это делает его абсолютно неуязвимым для любых средств противовоздушной и противоракетной обороны.

Использование новых композитных материалов позволило решить проблему длительного управляемого полёта планирующего крылатого блока практически в условиях плазмообразования. Он идёт к цели как метеорит, как горящий шар, как огненный шар. Температура на поверхности изделия достигает 1600–2000 градусов по Цельсию, крылатый блок при этом надёжно управляется.

Видео, пожалуйста, дайте.

(Демонстрируется видеоролик.)

В силу понятных причин мы не можем сегодня показать истинный облик, истинный внешний вид этого изделия. Даже это сегодня имеет значение, серьёзное значение. Думаю, всем это понятно. Но уверяю вас, всё это есть в наличии и хорошо работает. Более того, предприятия промышленности России приступили к серийному производству этой системы – этого ещё одного нового вида стратегического оружия России. Мы назвали его «Авангард».

Мы хорошо знаем и о том, что ряд государств работает над созданием перспективного оружия на новых физических принципах. Есть все основания полагать, что и здесь мы на шаг впереди. Во всяком случае, там, где нужнее всего.

Так, существенные результаты достигнуты в создании лазерного оружия. И это уже не просто теория или проекты, и даже не просто начало производства. С прошлого года в войска уже поступают боевые лазерные комплексы.

Не хочу в этой части вдаваться в детали, просто пока не время. Но специалисты поймут, что наличие таких боевых комплексов кратно расширяет возможности России, именно кратно, в сфере обеспечения своей безопасности.

Посмотрите небольшое видео.

(Демонстрируется видеоролик.)

Тем, кто интересуется военной техникой, также хотел бы предложить, попросил бы, чтобы они предложили название и этой новой технике, этому новейшему комплексу.

Конечно, мы ещё будем заниматься доводкой, развитием, совершенствованием наших новейших систем оружия. И, разумеется, я сегодня сказал далеко не обо всех наших достижениях и перспективных разработках. Но на сегодня достаточно.

Особо подчеркну, что созданные и создаваемые образцы нового стратегического оружия, по сути, новых видов стратегического оружия, – это не задел времён Советского Союза. В ходе работы мы, конечно, опирались на некоторые идеи наших гениальных предшественников, но всё, о чём я сегодня сказал, – это новейшие разработки последних лет, это результат усилий десятков, десятков научных организаций, конструкторских бюро, институтов. Над этим тихо, скромно, без всякого самолюбования, с полной отдачей сил и на протяжении многих лет работали тысячи, именно тысячи наших специалистов, замечательных учёных, конструкторов, инженеров, увлечённых своим делом талантливых рабочих. Среди них очень много молодых людей. Все они, так же как и наши военнослужащие, которые демонстрировали в боевых условиях лучшие качества российского воинства, все они и есть настоящие герои нашего времени. Хочу сейчас обратиться к каждому из них и сказать: конечно, будут и премии, и награды, и почётные звания, но я знаю, со многими из вас неоднократно встречался лично, что вы работаете не ради наград. Главное – надёжно обеспечить безопасность Отечества и нашего народа. И как глава Российского государства от имени народа России сердечно благодарю вас за труд и за его результаты. Они так нужны нашей Родине сегодня!

В основе всех перспективных военных разработок, как я уже сказал, лежат выдающиеся достижения, которые могут, должны и будут в своё время использоваться в высокотехнологичных гражданских отраслях производства. Но что хочу особо отметить: такое уникальное, сложнейшее оружие может успешно разрабатываться и производиться только государством с высочайшим уровнем фундаментальной науки и образования, мощной исследовательской, технологической, промышленной, кадровой базой. И вы видите, что всеми этими ресурсами Россия располагает.

Мы будем наращивать этот потенциал, концентрировать эти возможности на решении тех масштабных задач, которые стоят перед страной в экономике, в социальной сфере, в инфраструктуре. И такое уверенное долгосрочное развитие России всегда будет надёжно защищено.

Повторю, каждая из названных систем оружия уникальна и важна, но ещё более значимо то, что всё это вместе даёт возможность специалистам Минобороны и Генерального штаба создавать перспективную, комплексную систему обороны страны, в которой каждому новейшему инструменту вооружённой борьбы отводится своя роль. Наряду с имеющимся и уже стоящим на боевом дежурстве оружием стратегического назначения, которое мы также постоянно совершенствуем, Россия получает такую систему обороны, которая надёжно обеспечит её безопасность на длительную перспективу.

Конечно, ещё многое предстоит сделать в сфере военного строительства, но уже сегодня мы с полным основанием можем заявить: в России современная, с учётом огромности нашей территории компактная, высокотехнологичная армия, сердцем которой является преданный своей Родине, готовый на любые жертвы ради своего народа офицерский корпус. Техника, оружие, даже самое современное, рано или поздно появится в других армиях мира. Это нас абсолютно не волнует, у нас это уже есть и будет ещё лучше. Главное – в другом. Таких людей, таких офицеров, как наш лётчик гвардии майор Роман Филипов, у них не будет никогда!

Надеюсь, что всё, что было сказано сегодня, отрезвит любого потенциального агрессора, а такие недружественные шаги по отношению к России, как развёртывание системы ПРО, приближение инфраструктуры НАТО к нашим границам и тому подобное, с военной точки зрения становятся неэффективными, с финансовой – неоправданно затратными и в конечном итоге просто бессмысленными для тех, кто это инициирует и делает.

Обо всём, что было сказано сегодня, мы так или иначе должны были проинформировать наших партнёров в соответствии с принятыми на себя ранее международными обязательствами. В нужное время и в нужном объёме специалисты МИДа и Минобороны ещё не раз обсудят с ними эти вопросы, если, конечно, наши партнёры этого захотят.

Со своей стороны отмечу, что все работы по укреплению обороноспособности России проводились и проводятся нами в рамках действующих соглашений в области контроля над вооружениями, ничего мы не нарушаем. Особо подчеркну: растущая военная мощь России никому не угрожает, у нас не было и нет планов использования этого потенциала в наступательных, а тем более в агрессивных целях.

Мы никому не угрожаем, ни на кого не собираемся нападать, ничего ни у кого, угрожая оружием, не собираемся отнять: у нас у самих всё есть. Наоборот, считаю необходимым подчеркнуть (и это очень важно): растущая военная мощь России – это надёжная гарантия мира на нашей планете, поскольку эта мощь сохраняет и будет сохранять стратегическое равновесие и баланс сил в мире, что, как известно, было и остаётся одним из важнейших факторов международной безопасности после Второй мировой войны и до наших дней.

А тем, кто на протяжении последних 15 лет старается раздувать гонку вооружений, пытается получить в отношении России односторонние преимущества, вводит незаконные с международно-правовой точки зрения ограничения и санкции с целью сдержать развитие нашей страны, в том числе в военной области, скажу: всё, чему вы пытались помешать, воспрепятствовать, проводя такую политику, уже свершилось. Сдержать Россию не удалось!

Теперь нужно осознать эту реальность, убедиться в том, что всё, что мною было сегодня сказано, это не блеф, – а это не блеф, поверьте, – подумать, отправить на заслуженный отдых тех, кто живёт прошлым и не в состоянии заглянуть в будущее, прекратить раскачивать лодку, в которой мы все находимся и которая называется «Планета Земля».

В этой связи хотел бы здесь отметить ещё одно обстоятельство. Большую озабоченность вызывают и некоторые положения обновлённого обзора ядерной стратегии США, в котором расширяются возможности снижения и снижается порог применения ядерного оружия. И кулуарно можно кого угодно и как угодно успокаивать, но мы читаем то, что написано. А написано так, что она может быть пущена в ход в ответ на удары обычными вооружениями или даже на киберугрозу.

Отмечу, в нашей военной доктрине Россия оставляет за собой право использовать ядерное оружие только в ответ на применение против неё или её союзников ядерных и других видов оружия массового поражения или в случае агрессии против нас с применением обычного вооружения, когда под угрозу поставлено само существование государства. Всё очень чётко, ясно, конкретно.

В этой связи считаю своим долгом заявить следующее. Любое применение ядерного оружия против России или её союзников малой, средней, да какой угодно мощности мы будем рассматривать как ядерное нападение на нашу страну. Ответ будет мгновенным и со всеми вытекающими последствиями.

Ни у кого на этот счёт не должно быть никаких сомнений. Не нужно создавать для мира новых угроз, а нужно, наоборот, садиться за стол переговоров и вместе думать над обновлённой, перспективной системой международной безопасности и устойчивого развития цивилизации. Мы всегда вам об этом говорили. Все эти предложения остаются в силе, Россия к этому готова.

Наша политика никогда не будет основываться на претензиях на исключительность, мы защищаем свои интересы и уважаем интересы других стран, руководствуемся международным правом, считаем незыблемой ключевую роль ООН. Именно такие принципы и подходы позволяют нам выстраивать прочные, добрые и равноправные отношения с абсолютным большинством государств мира.

Пример тому – наше всеобъемлющее стратегическое партнёрство с Китайской Народной Республикой. Особо привилегированные стратегические отношения сложились у России с Индией. Новую динамику получают наши отношения с очень многими странами мира.

Россия активно участвует в работе международных организаций. Вместе с партнёрами развиваем такие объединения и структуры, как ОДКБ, Шанхайская организация сотрудничества, БРИКС, продвигаем позитивную повестку в ООН, «Группе двадцати», АТЭС. Мы заинтересованы в нормальном, конструктивном взаимодействии с США и Евросоюзом. Рассчитываем, что возобладает здравый смысл и наши партнёры сделают выбор в пользу честного, равноправного сотрудничества.

Даже если наши позиции в чём-то не совпадают, всё равно мы остаёмся партнёрами, потому что нам вместе отвечать на сложнейшие вызовы, обеспечивать всеобщую безопасность, строить будущий мир, который становится всё более взаимосвязанным, где активно набирают динамику интеграционные процессы.

Вместе с партнёрами по Евразийскому экономическому союзу намерены сделать его глобально конкурентным интеграционным объединением. На повестке дня создание в ЕврАзЭС общего рынка электроэнергии, нефти, нефтепродуктов и газа, гармонизация финансовых рынков, работа таможенных служб. Продолжим работать и над проектом по созданию большого евразийского партнёрства.

Уважаемые коллеги!

Весь мир проходит сейчас через переломный период, и лидером станет тот, кто готов и способен к изменениям, тот, кто действует, идёт вперёд. Такую волю наша страна, наш народ проявляли на всех определяющих исторических этапах нашего развития. За последние без малого 30 лет мы добились таких перемен, для которых другим государствам понадобились столетия.

Шли, идём и будем идти своим уверенным курсом. Были и будем вместе. Наша сплочённость – самая прочная основа для дальнейшего развития. В предстоящие годы нам надо ещё больше укрепить своё единство, чтобы мы работали как одна команда, которая понимает, что перемены необходимы, и готова отдавать свои силы, знания, опыт, талант для достижения общих целей.

Вызовы, большие задачи наполняют особым смыслом нашу жизнь. Нам надо быть смелыми в замыслах, делах и поступках, брать на себя инициативу, ответственность, становиться сильнее, а значит – приносить пользу своей семье, детям, всей стране, менять мир, жизнь страны к лучшему, создавать Россию, о которой мы вместе мечтаем. И тогда предстоящее десятилетие, весь XXI век, безусловно, станут временем наших ярких побед, нашего общего успеха. Я верю, так и будет.

Спасибо.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kremlin.ru, 1 марта 2018 > № 2515607 Владимир Путин


Австрия. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 28 февраля 2018 > № 2515608 Владимир Путин, Себастиан Курц

Совместная пресс-конференция с Федеральным канцлером Австрии Себастианом Курцем.

По окончании переговоров Владимир Путин и Себастиан Курц дали совместную пресс-конференцию.

В.Путин: Уважаемый господин Федеральный канцлер! Дамы и господа!

Переговоры с канцлером Австрии господином Себастианом Курцем прошли в деловой и конструктивной обстановке. Мы обменялись мнениями по всему комплексу вопросов двустороннего взаимодействия, а также по актуальным вопросам международной и региональной повестки дня, наметили конкретные планы на перспективу в политической, торгово-экономической и гуманитарной сферах; констатировали, что отношения между Россией и Австрией традиционно строятся на принципах равноправия и уважения интересов друг друга, носят по-настоящему взаимовыгодный характер.

По итогам прошлого года товарооборот между нашими странами увеличился более чем на 40 процентов. Российские капиталовложения в австрийскую экономику растут и достигли почти 23 миллиардов долларов, австрийские в экономику России приближаются к 5 миллиардам.

С отдачей работает Межправкомиссия. Встреча её сопредседателей пройдёт в мае на полях очередного Петербургского международного экономического форума. Мы рассчитываем, что представители австрийских деловых кругов и на этот раз примут активное участие в форуме, как это было и в предыдущие годы.

Австрия является крупным покупателем российского природного газа и обеспечивает его транзит в другие страны Европы. В июне этого года исполняется 50 лет с начала поставок газа из Советского Союза на австрийский рынок. На протяжении всего этого периода наша страна вносила весомый вклад в обеспечение энергетической безопасности всего европейского континента. Предстоящий юбилей наглядно подтверждает репутацию России как надёжного поставщика энергоресурсов. Отмечу, что австрийские партнёры подключились к реализации и новых крупных инфраструктурных и энергетических проектов.

В ходе переговоров обсуждены совместные инициативы в сфере развития транспортно-логистической инфраструктуры, прежде всего имею в виду прокладку железной дороги от Кошице до Вены с широкой колеёй российского стандарта. Этот проект обсуждается уже давно, но сейчас, похоже, постепенно сдвигается с места.

На прошедшей на днях в Вене международной конференции с участием ведущих европейских железнодорожных компаний проект получил широкую поддержку. Идёт проработка его технического обоснования и конкретных механизмов финансирования. Считаем, что участок Кошице – Вена в перспективе позволит эффективнее связывать европейские и азиатские рынки. Для нас это важно, поскольку это задействует транзитный потенциал России.

Отдельное внимание уделили с господином канцлером развитию межрегиональных обменов. За прошедший год в Австрии проведены презентации Псковской, Тверской, Ярославской областей России, состоялись Дни Москвы в Вене. Подписаны документы о расширении взаимодействия между правительствами Красноярского края и федеральной земли Каринтия, Карачаево-Черкесии и Тироля, Челябинской области и Штирии.

Было отмечено активное двустороннее взаимодействие и в гуманитарной сфере. В прошлом году успешно прошёл перекрёстный Год туризма. В январе стартовал перекрёстный Год музыки и культурных маршрутов. В 2019 году планируем провести Год молодёжных обменов.

Мы поддержали инициативу учредить российско-австрийский форум общественности в целях расширения контактов по линии гражданского общества, в области науки, образования, искусства. При этом учитывался позитивный опыт такого сотрудничества с Германией и начинающееся сотрудничество по этому направлению с Францией.

Разумеется, затрагивался и ряд актуальных международных и региональных проблем.

Во второй половине года Австрия будет председательствовать в Евросоюзе. В этой связи мы говорили о перспективах отношений России и ЕС, о важности поддержания полноценных связей как в политике, так и в экономике.

Обсудили ситуацию на Украине. Господин Курц, когда был министром иностранных дел Австрии, много внимания уделял внутриукраинскому конфликту, в частности активно занимался этим вопросом в период австрийского председательства в ОБСЕ в 2017 году. По нашему общему мнению, Минские соглашения остаются безальтернативной основой урегулирования кризиса.

В контексте положения дел на Ближнем Востоке, прежде всего в Сирии, подчеркнули первоочередную важность объединения усилий мирового сообщества в борьбе с терроризмом с опорой на координирующую роль ООН и нормы международного права.

В завершение хочу поблагодарить австрийских партнёров, лично господина канцлера за содержательные и плодотворные переговоры. Уверен, что их итоги будут способствовать дальнейшему углублению взаимовыгодного сотрудничества между нашими странами.

Благодарю вас за внимание.

С.Курц (как переведено): Уважаемый господин Президент Путин! Уважаемые дамы и господа!

Я сердечно Вас благодарю за хорошие переговоры и в первую очередь хочу поблагодарить Вас за то, что традиционно у Австрии и России очень хорошие двусторонние отношения. Долгая история, долгие традиции двустороннего обмена между Австрией и Россией, прежде всего очень мощный обмен в экономической сфере между нашими странами.

Мы рады, что после нескольких трудных лет снова позитивно развиваются экономические отношения. Прирост туристов из России, приезжающих в Австрию, – 25 процентов. Также есть прирост около 15 процентов в наших экономических, торговых отношениях.

Также мы говорили об отношениях России и Европейского союза. Здесь мы играем активную роль. Австрия с начала июля на полгода будет председателем Совета ЕС. Мы стараемся активно способствовать укреплению Евросоюза, при этом мы придерживаемся европейской позиции.

Мы говорили о том, какие есть возможности ослабить напряжение, убрать напряжение между Россией и ЕС. В первую очередь я использовал шанс сформулировать наши ожидания в том, что касается не только верховенства закона, но и международного права.

Обсуждая двусторонние отношения, отношения на уровне России и ЕС, мы говорили об очагах кризиса, например Восточная Украина, а также положение в Сирии. Конечно, здесь Россия имеет большое влияние и потому несёт большую ответственность.

Что касается Сирии, то мы считаем, что мы должны сделать всё, чтобы прекратить эту невыносимую ситуацию. Страдания народа просто невероятны. Могу сказать, я рад, что появилась возможность принять резолюцию Совета Безопасности ООН и внести сюда наш вклад, чтобы сократить страдания людей. Что нужно этому региону – это мир и, конечно, лучшее сосуществование в этой стране.

Что касается Украины, то это мы тоже обсудили. Как уже сказал господин Президент, в прошлом году я имел честь председательствовать в ОБСЕ и посещал Восточную Украину. Наша цель – обеспечить прекращение огня в Восточной Украине. Мы рады, что по линии соприкосновения очень важную работу выполняет мониторинговая миссия наблюдателей. Конечно, это длительный путь до политического решения. Мы ожидаем реализации Минских соглашений. До того, как они будут воплощены, ещё должны быть предприняты положительные шаги, чтобы сократить там напряжение. Если необходимо участие миротворцев ООН, то Австрия, само собой, готова внести свой вклад, чтобы обеспечить длительный мир на Востоке Украины.

Хочу поблагодарить Вас за приятный день в Москве, за приятную беседу с министрами экономики и энергетики. Также мне удалось встретиться с главой делегации ЕС и с представителями гражданского общества. Поэтому я благодарю Вас за добрую беседу и надеюсь, что вскоре мы сможем её продолжить.

Большое спасибо.

Вопрос: Мы как раз разговаривали про Украину, и Австрия очень поддерживает миссию ООН, миротворцев, тоже хочет помочь с этим. Почему Россия пока не согласна с тем, чтобы миротворцы работали и на границе с Россией? Киевская идея.

В.Путин: Вы же знаете о том, что, по сути, мы выступили инициаторами организации миссии ООН на юго-востоке Украины. Это идея, которая впервые была предложена господином Порошенко, Президентом Украины. И мне оставалось только её публично поддержать и внести резолюцию. Но, когда мы это сделали, оказалось, что этого недостаточно.

Как Вы знаете и как Вы сейчас сказали, предлагается уже распространить эту миссию на всю территорию, хотя первоначально речь шла о том, чтобы обеспечить безопасность наблюдателей ОБСЕ, находящихся на линии соприкосновения. И мы исходим из того, что достаточно, чтобы миссия ООН выполнила эту роль.

Первоначально, вообще, Украина поставила вопрос о том, чтобы вооружить сотрудников ОБСЕ с целью обеспечения безопасности. Мы согласились. ОБСЕ отказалось со ссылкой на то, что ни опыта такого у ОБСЕ нет, ни людей, которые могли бы это делать, у них нет. И, в–третьих, есть опасение, что как только сотрудники ОБСЕ возьмут в руки оружие, то они будут целью для обеих конфликтующих сторон.

Поэтому была высказана другая идея, чтобы обеспечить их безопасность, – поставить рядом миссию ООН. Мы согласились. После этого канцлер ФРГ в одном из телефонных разговоров поставила вопрос так: ведь сотрудники ОБСЕ бывают и на границе между Россией и Украиной, в этой части. Я сказал: да. Она говорит: но почему же они тогда не должны быть на границе с Россией и Украиной? Я ответил: да, ты, наверное, права, пусть они будут и там тоже, когда будут сопровождать сотрудников ОБСЕ, то есть обеспечивать их безопасность. Мы и на это пошли. Но и этого оказалось недостаточно. Теперь говорят: нет, нужно, чтобы они находились везде. То есть фактически речь идёт о том, чтобы поставить всю эту территорию под международный контроль. Россия за или против? Мы как минимум не против, но нужно договариваться с этими непризнанными республиками. Идите тогда и с ними договоритесь. Нет, этого никто не хочет делать.

Скажите мне, пожалуйста, есть хоть один пример в международной практике, когда урегулирование конфликтов подобного рода происходят без привлечения одной из конфликтующих сторон? Такой практики в мире просто не существует. Но, к сожалению, никто не хочет, во всяком случае, сегодняшние киевские власти не хотят прямого диалога, как это предусмотрено, кстати говоря, в Минских соглашениях, с представителями этих непризнанных территорий. Надо сначала сделать политические шаги по урегулированию, начать реализацию Минских соглашений, а потом уже думать о будущих шагах.

А сегодня нужно обеспечить безопасность сотрудников ОБСЕ. Мы с этим согласны. Давайте сделаем хотя бы этот шаг. Но почему–то и этого делать не хотят, отказываются. Странно. Но мы будем над этим работать вместе со всеми заинтересованными сторонами.

Вопрос: У меня вопрос к обоим лидерам, он касается торгово-экономического сотрудничества между Россией и Австрией. Каковы, на Ваш взгляд, перспективы этого сотрудничества с учётом, скажем так, известных сложностей в отношениях между Брюсселем и Москвой? Каковы перспективы реализации таких проектов, как «Северный поток–2» и строительство ширококолейной железной дороги от Кошице до Вены?

Спасибо.

С.Курц: Большое спасибо за Ваш вопрос.

В первую очередь я хотел бы подчеркнуть, что положительно смотрю на наши экономические отношения в последние годы, что они развивались в правильном направлении. Я убеждён, что здесь есть и дальнейший потенциал для обоих государств, мы сегодня говорили об этом на обеде.

И действительно, есть два аспекта, о которых мы сегодня говорили, это долгосрочный стратегический интерес не только для России, но, конечно, и для таких государств Европы, как Австрия. Во–первых, это продление ширококолейной железной дороги до Австрии. На прошлой неделе состоялась встреча обоих министров транспорта, и в целом мы смотрим положительно на этот проект. Там, правда, огромный требуется объём инвестиций, но это стратегически верно, имеет смысл. Мы сегодня ещё говорили, что этот проект мы вместе должны развивать и дальше.

И второй большой проект – это проект, который касается не только Австрии, но и Германии и других государств, это «Северный поток–2», и австрийское Федеральное правительство также его поддерживает. Но, конечно, здесь ещё можно проработать множество деталей. И необходимо прояснить ряд вопросов и влияние этого проекта на другие государства. Австрия очень положительно относится к этому проекту. Причём это позитивно не только для нас, но и для Германии, и для многих других государств.

В.Путин: Что касается проекта, которым закончил господин канцлер, «Северный поток–2», вы знаете нашу позицию. Мы являемся сторонниками реализации этого проекта, который, без всяких сомнений, абсолютно деполитизирован. Это чисто экономический и, более того, чисто коммерческий проект, потому что участники этого проекта считают свои прибыли, экономические выигрыши от его реализации и приходят к выводу о том, что такая реализация целесообразна.

Это, кстати говоря, не альтернатива даже украинскому маршруту. Если Украина представит экономически обоснованные параметры использования своей газотранспортной системы, мы ничего не имеем против продолжения сотрудничества и с Украиной. Вопрос только в объёмах прокачки. Но в любом случае реализация объектов подобного рода, как «Северный поток», «Северный поток–2», «Турецкий поток», безусловно, диверсифицируют поставки, а значит, улучшают качество этих поставок и повышают стабильность.

Мы знаем, что добыча в Европе падает. Сжиженный природный газ не является конкурентоспособным на европейском рынке, во всяком случае, сегодня это очевидная вещь. И на ближайшее десятилетие так и будет. Поэтому, если наши партнёры поддерживают этот проект, повторяю, мы тоже будем это делать.

Что касается других направлений – господин канцлер упомянул, я об этом сказал, это железнодорожное сотрудничество, торговля, промышленная кооперация, мы сейчас вспоминали о том, что даже в последнее время несколько заводов было построено австрийскими инвесторами в России, объём наших инвестиций в австрийскую экономику, 23 миллиарда долларов, тоже о чём–то говорит, это реальные вложения, – мы будем развивать все эти направления сотрудничества, включая и реализацию предложений австрийской стороны по форуму диалога общественности. Мне кажется, что это хорошая идея. Она создаст благоприятный фон для дальнейшего развития российско-австрийских связей.

Вопрос (как переведено): Восток и Запад – обе стороны были бы рады, если бы не было больше санкций и контрсанкций. Но в данный момент эта ситуация полностью заблокирована, она в упадке. Но существует идея политики маленьких шагов, и добрая воля могла бы руководить этими маленькими шагами в борьбе с санкциями. Что Вы думаете о таких идеях и, как Вы думаете, могла бы в этом помочь Австрия?

В.Путин: Всем хорошо известно, что мы санкции не вводили. Не мы же вводили санкции. Против нас ввели санкции. На мой взгляд, это явный ущерб интересам стран Евросоюза, России наносит ущерб. Неизвестно, правда, кому больше в конечном итоге, но ущерб очевиден для всех. А главное, что цели, которые ставились авторами политики подобного рода, не достигаются. В общем, это в известном смысле бессмысленное и вредное занятие.

Но сложилось так, как сложилось, ничего с этим уже не поделаешь. Надо, конечно, стремиться к тому, чтобы устранить причины, которые лежат в основе сегодняшнего положения, нужно стремиться разрешать кризисы, из–за которых возникла эта ситуация: и украинский кризис, и другие, но прежде всего украинский, конечно. Как быстро удастся это сделать – вот в чём вопрос, имея в виду и деградацию социально-экономического и политического положения самой Украины на сегодняшний день. Это не способствует решению кризиса, а, наоборот, усугубляет его и не даёт возможности даже сегодняшнему руководству активно действовать по реализации Минских соглашений – вот в чём проблема. И как долго это продлится?

Можно сколько угодно пенять на Россию и как угодно формулировать нашу вину, но совершенно очевидно для объективного наблюдателя, что не на нас лежит основная нагрузка по выполнению Минских соглашений. Мы авторы этих соглашений, мы с удовольствием их будем исполнять. Если другая сторона не хочет этого делать? Вопрос в этих маленьких шагах. Наверное, там, где это возможно, нужно это делать, но нужно делать это только с обеих сторон.

У нас товарооборот с Европой упал в два раза почти. Что такое товарооборот с Европой упал в два раза? Это значит, европейские товары не поставлены на наш рынок, значит, рабочие места в Европе от этого страдают. Это имеет совершенно конкретные социально-экономические последствия. Но, повторяю, мы к этому готовы, мы здесь никого не собираемся ни в чём обвинять. Нужно только, чтобы это была дорога с двусторонним движением, чтобы и наши интересы учитывались, и мы готовы учитывать интересы наших партнёров в Европе.

Вы знаете, у нас ведь не просто хорошие давние отношения с европейскими странами, например с Австрией. Они носят глубинный характер, в глубину веков уходят наши отношения. И конечно, ставить в зависимость от текущей политической конъюнктуры связи, которые складывались столетиями, – это ошибка и плохая перспектива. Мы со своей стороны готовы делать всё, что от нас зависит, для того чтобы ситуацию исправлять.

Вопрос: Здесь уже упоминалась Сирия, у меня вопрос к обоим лидерам: каковы ваши оценки ситуации в Восточной Гуте после принятия резолюции Совета Безопасности ООН?

И вопрос Президенту России: Владимир Владимирович, как Вы относитесь к критике, которая звучит в адрес Москвы из разных столиц? И каковы вообще перспективы урегулирования в Сирии с учётом последнего обострения?

В.Путин: Перспективы урегулирования? Мы с господином канцлером дискутировали на этот счёт. Говорили об этом и с глазу на глаз, и в узком, и в широком составе. Всё это заняло у нас больше часа, и можно было бы ещё часами это обсуждать. Поэтому я вряд ли вам смогу дать исчерпывающий ответ на этот счёт.

Ситуация сложная, перспективы урегулирования зависят от противоборствующих сторон, от их внутреннего желания добиться урегулирования, достичь его и сохранить территориальную целостность, единство своей страны. Вот от этого зависит всё.

Ну конечно, очень важно влияние стран региона, ведущих мировых игроков. Здесь очень много составляющих, интересов. Мы совершенно точно будем стремиться к тому, чтобы наладить политический диалог, мы будем стремиться к тому, чтобы запустить в реальную работу конституционный процесс по подготовке нового основного закона страны, и на этой базе привести дело к полной нормализации. Мы будем стремиться к тому, чтобы зоны деэскалации превратились в зоны сотрудничества между Дамаском и оппозиционными силами, которые там находятся.

Что касается Восточной Гуты, то, к сожалению, в Восточной Гуте находится ещё немало экстремистских сил, представителей целого набора террористических организаций, которые включены в соответствующий список ООН. Я сейчас не буду даже их всуе упоминать. А как известно, последняя резолюция Совета Безопасности ООН говорит о том, что в отношении этих организаций борьба не прекращается.

Для нас это какое имеет значение? Ведь оттуда постоянно идут обстрелы, в некоторые дни ракетные и миномётные удары доходят до 50–80 в день. Как известно, во всяком случае, в России, мы это хорошо знаем, мины попадают даже на территорию посольства Российской Федерации и торгпредства. Мы что, терпеть это будем бесконечно, что ли? Нет, конечно. Но как результат последнего разговора по телефону с канцлером ФРГ, Президентом Франции, Вы знаете уже об этом, мной дано указание Министерству обороны, договорились с сирийскими партнёрами, предложили организовать гуманитарные коридоры, для того чтобы из зоны напряжённости были выведены дети, нуждающиеся в помощи, раненые. Прежде мы это делали по просьбе, по согласованию с Президентом Турции, с господином Эрдоганом. Нам удалось вывести оттуда достаточно большую группу тех, кто хотел оттуда выйти, но подготовленная вторая группа выйти не смогла, потому что боевики просто не дали возможности выйти.

Если мы все вместе будем предпринимать усилия, для того чтобы ситуацию нормализовать и в целом в стране, и в Восточной Гуте, то нас ждёт успех. Если мы будем всё это пытаться растаскивать и добиваться каких–то сиюминутных тактических и политических преимуществ, то мало чего дельного будет получаться. Но я надеюсь на сотрудничество и на разрешение этой ситуации, в том числе в Восточной Гуте.

С.Курц: Мы переживаем в Сирии сейчас не только конфликт и гражданскую войну, но и войну, в которой представлены и суперсилы и в которой регионы имеют большое влияние. При этом гражданское население живёт в невыносимом положении уже несколько лет.

Я рад, и я уже об этом сказал ранее, хочу ещё раз подчеркнуть, что есть резолюция Совбеза ООН, и мы хотим сделать её более влиятельной. Но хорошо, что она есть. И хорошо бы её воплотить. Причём речь идёт о цели, которая, может быть, ещё не у нас в руках, но есть промежуточные шаги, которые нужно пройти. И нужно подобрать правильное время, нужно создать эти коридоры, чтобы хотя бы как–то сократить страдания людей в этой острой ситуации.

Поэтому мы надеемся, что переговоры возобновляются, переговоры велись в Австрии и в Швейцарии. И в данном случае я апеллирую к России, поскольку она имеет здесь и влияние, и ответственность. Россия – это супердержава, и она может повлиять на режим и ситуацию в Сирии. Поэтому наша большая надежда, что все вернутся за стол переговоров и как можно быстрее прекратят войну в Сирии.

В.Путин: Спасибо.

Австрия. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 28 февраля 2018 > № 2515608 Владимир Путин, Себастиан Курц


Россия > Образование, наука > kremlin.ru, 8 февраля 2018 > № 2494142 Владимир Путин

Заседание Совета по науке и образованию.

Президент провёл в Новосибирске заседание Совета по науке и образованию.

Обсуждались основные задачи и перспективы развития отрасли, ключевые направления международного научно-технического сотрудничества.

* * *

Стенографический отчёт о заседании Совета по науке и образованию

В.Путин: Добрый день,уважаемые коллеги!

Я всех вас, вообще всех российских исследователей, учёных хочу поздравить с праздником – Днём российской науки. Хочу пожелать вам творческих успехов, всего самого доброго, здоровья, благополучия.

Сегодня предлагаю предметно обсудить дальнейшие шаги по укреплению научного потенциала России. Для будущего страны этот вопрос, безусловно, является принципиально важным, жизненно важным.

В мире происходят кардинальные технологические перемены. По своему масштабу они сопоставимы с эпохами промышленных революций и научных открытий, которые радикально меняли уклад жизни людей на нашей планете.

Очевидно, что сейчас лидером станет тот, кто будет обладать собственными технологиями, знаниями, компетенциями. Они становятся важнейшим ресурсом развития, обеспечивают суверенитет страны без всякого преувеличения.

В науке, как в других областях, мы должны добиться настоящего прорыва. Нужно раз и навсегда отказаться от поддержки неэффективности, от устаревших, отживших подходов в организации научной деятельности. И, безусловно, страна ждёт от науки новых решений, которые могут изменить качество жизни людей, придать мощную динамику развитию России.

Именно такие задачи были поставлены в Стратегии научно-технологического развития. И на это должны быть нацелены проекты научных институтов, программы НИОКРов, министерств, ведомств.

Содействие должны получать сильнейшие учёные и исследовательские коллективы. При этом ключевой принцип государственной поддержки – это конкретный, практический результат, создание глобально конкурентоспособных продуктов и прорывных технологий.

Уже сегодня наши учёные помогают отечественным компаниям, помогают добиваться успеха в технологической гонке, в том числе в области обработки и передачи больших данных.

Взаимодействие науки и бизнеса должно стать ключевым условием реализации программы цифровой экономики. На основе передовых решений предстоит на качественно новом уровне организовать деятельность государственных и социальных учреждений, транспорта и управления городами, занять лидирующие позиции в сфере разработки и применения систем искусственного интеллекта.

Далее: отечественные учёные сделали значительный шаг вперёд в таких относительно новых для нас междисциплинарных областях, как наука о жизни, где исследования ведутся на стыке биологии, химии, генетики, медицины, биоинформатики, физики.

Предложены новые технологические диагностики и лечения сердечно-сосудистых заболеваний. Серьёзные успехи достигнуты в регенеративной медицине. Речь об инновационных разработках, которые позволяют спасти людей с практически полным повреждением кожи, например, вернуться к нормальной, полноценной жизни тем, кто пережил тяжёлую травму мозга или инсульт, с меньшими рисками проводить замены сердечных клапанов.

Считаю, что накопленный интеллектуальный, научный потенциал позволяет организовать в России масштабные геномные исследования. И прошу в короткие сроки разработать соответствующую программу, предусмотреть механизмы поддержки сильных коллективов, формирования передовой инфраструктуры и подготовки кадров. Только что мы с представителями Сибирского отделения Академии наук подробно об этом говорили.

И в генетике, и в других областях надо шире использовать так называемый конвергентный подход, природоподобные технологии. На этой базе мы сможем создавать новые лекарства и методы лечения тяжёлых заболеваний, новую энергетику, основанную на технологиях максимально бережного отношения к ресурсам. Хотел бы услышать, безусловно, ваши предложения на этот счёт.

Уважаемые коллеги!

Качественные изменения в российской науке за последние годы произошли, безусловно, не сами по себе, они стали результатом колоссальной работы государства и учёного сообщества.

За 17 лет в реальном выражении финансирование науки возросло в 3,7 раза. В действующих ценах – намного больше, [финансирование] гражданской науки выросло в 23,6 раза.

Серьёзные инвестиции были направлены на развитие вузов и исследовательской инфраструктуры. Доля оборудования не старше 5 лет в большинстве ведущих университетов сегодня составляет 65–85 процентов. Конечно, этого недостаточно. И сегодня мы тоже с коллегами говорили, нужно развивать эту базу, причём развивать и в регионах Российской Федерации, там, где наука развита и где имеются перспективы её эффективного использования.

Новые перспективы появились у молодых исследователей. Речь о выполнении собственных долгосрочных проектов, о работе в лабораториях мирового уровня. Их возглавляют учёные, которые имеют опыт работы в ведущих научных центрах мира и определяют повестку мировой науки. Среди них немало наших выдающихся соотечественников.

При этом подчеркну: если мы хотим быть лидерами, углублять глобальную конкурентоспособность российской науки – нам, безусловно, надо идти дальше.

На каких направлениях считаю необходимым сосредоточить наши усилия и внимание?

Первое: следует продолжить развитие исследовательской инфраструктуры, о чём только что было сказано, в том числе установок класса «мегасайенс». Сейчас они уже действуют в Гатчине, Дубне, Троицке, Нижнем Новгороде и здесь, в Новосибирске, в Институте имени Г.И.Будкера.

Такая инфраструктура должна стать основой для реализации масштабных исследовательских программ, центром научного сотрудничества для всего евразийского пространства.

Продолжим работу и в рамках крупнейших международных проектов, таких как Большой адронный коллайдер в Швейцарии, экспериментальный термоядерный реактор ИТЭР во Франции, лазер на свободных электронах в Германии.

Напомню, Россия, как участник, имеет права на полученные в рамках таких проектов интеллектуальные результаты. И мы должны думать, как эффективно использовать их в интересах развития страны, экономики, социальной сферы.

Ещё раз вернусь к только что состоявшемуся разговору с коллегами из Сибирского отделения Академии наук. Это всё очень хорошо, что я перечислил. И мы, безусловно, приняли активное участие в подготовке этих центров. Мы сейчас там работаем и работаем успешно. Но нам нужно создавать такие собственные центры. Коллеги высказали предложение один из них сделать в Новосибирске, в Сибирском отделении. Я считаю, что это очень правильно. Обязательно над этим подумаем и реализуем этот проект.

Второе: особое внимание нужно и дальше уделять поддержке и продвижению талантливых молодых учёных. У всех, кто показывает успешные результаты, должны быть возможности строить в России исследовательскую карьеру, реализовывать крупные научные проекты, иметь долгосрочный горизонт планирования своей деятельности.

Главное, путь в науку для одарённых ребят должен начинаться уже со школьной скамьи. Вот почему мы приняли решение о создании на базе центра «Сириус» международного научно-технологического кластера. В его работе уже готовы принимать участие известные российские компании. И ни в коем случае нельзя забывать то, что уже сделано. Нельзя забывать наши известные и зарекомендовавшие себя ещё с советских времён центры и вновь создаваемые центры, такие как в последнее время созданы в Москве.

Третье: надо и дальше расширять взаимодействие с другими странами, повышать открытость нашей науки. Высокую эффективность показала программа мегагрантов. И надо предложить такие инструменты, которые позволят не только привлекать выдающихся учёных в качестве руководителей лабораторий, но и формировать в России мощные международные исследовательские коллективы.

Надо сказать, что сами мегагрантники, как мы их называем, сами исследователи, которые в рамках этих проектов приехали, предлагают нам такие проекты. Очень хорошие предложения, они фактически уже обеспечены финансированием, нужно только грамотно организовать эту работу.

Подчеркну, и известные учёные, и молодые исследователи должны видеть, что в России работать интересно. Здесь ставятся масштабные цели, отвечающие вызовам времени, и созданы для этого все условия, условия для того, чтобы добиться прорыва, решать задачи, которые стоят сегодня перед нашей страной.

Пожалуйста, слово Михаилу Валентиновичу Ковальчуку.

М.Ковальчук: Спасибо большое.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Мы сегодня обсуждаем вопрос обеспечения независимости и глобальной конкурентоспособности страны и конкурентоспособности российской науки как важнейшего фактора достижения этих целей.

Уровень развития науки в стране определяют три составляющие: идеи, кадры и исследовательская инфраструктура, о которой, Владимир Владимирович, сейчас Вы упомянули.

В современном мире базовым, якорным, компонентом обеспечения идентичности и устойчивости научной сферы является наличие высокоразвитой национальной инфраструктуры исследований и разработок. Эта составляющая в значительной мере определяет развитие двух других упомянутых компонентов – идеи и кадры.

Эта инфраструктура в сегодняшнем виде появилась в обеспечение атомного проекта. И, начиная с атомного проекта, развитие инфраструктуры науки характеризуется следующими двумя особенностями: возникая как чисто исследовательская, она превратилась в технологическую, став важнейшим технологическим инструментом современной индустрии.

На заре рождения атомного проекта сначала это была наработка изотопов, скажем, плутония или других элементов, это уже была технология, а сегодня, это поразительная вещь, но синхротронный центр, который есть здесь, в Новосибирске, и в Курчатовском институте, они становятся основой, скажем, для производства лекарств. Чтобы сделать лекарство, надо знать атомарную структуру. Сегодня 100 процентов структур расшифровываются на синхротронном излучении. Хотя полтора-два десятка лет очень много было скепсиса по этому поводу, но по факту сегодня так. То есть производство лекарств полностью определяется уровнем развития синхротронного излучения и понимания атомарной структуры.

И вторая вещь – это ядерная медицина, которая у всех на слуху. Ядерная медицина, её основа – это есть ускорители, изотопы, то есть всё то, что лежит в основе этой «мегасайенс».

И что крайне важно? Эта структура сначала была создана для обслуживания (она съедала две трети денег, сложная инфраструктура), но обслуживала 15 процентов научного сообщества – ядерная физика, элементарные частицы, ускорители. Сегодня произошла конверсия. Сегодня эти мегаустановки востребованы всем научным сообществом. Вот Владимир Владимирович говорил о физиках, химиках, биологах, науках о земле – всем нужна эта установка. Её создание – это и есть обслуживание всей научной сферы сегодняшнего дня.

И я хочу подчеркнуть, что российские и советские учёные внесли огромный вклад в развитие инфраструктуры мировой науки. Достаточно сказать, что крупнейший международный проект ИТЭР, который в 2006 году Вы запустили, подписав с Шираком в Париже это соглашение, Владимир Владимирович, базируется на идеях советских физиков. Там создаётся токамак, это советское слово, – тороидальная камера с магнитными катушками.

И, что очень важно, в Институте ядерной физики в Новосибирске ровно 55 лет назад был запущен первый в мире ускоритель на встречных пучках, явившийся прообразом адронного коллайдера. Сегодня все коллайдеры мира используют этот принцип, который был здесь реализован Будкером 55 лет назад. Способность разрабатывать, создавать и использовать такого рода установки стала одним из важнейших показателей научно-технологического развития страны. Любое государство, встающее на путь технологического развития, заводит у себя эту установку, чтобы продемонстрировать, что она её может иметь. А страны, которые разрабатывают и создают эти приборы, образуют элитный клуб, в котором Россия всегда занимала ведущее место.

Но человеческая цивилизация, достигнув сегодня, бесспорно, высочайшего уровня развития, заплатила за это высокую ресурсную, прежде всего энергетическую, цену, по сути, приведя мир на грань ресурсного кризиса.

История развития науки, прежде всего физики, показывает, что конечным результатом исследования свойств материи было открытие и использование всё более эффективных видов энергии: термодинамика, энергия пара, паровая машина, электродинамика, электроэнергия, электрогенератор, электродвигатель, физика атома, ядерная энергия, термоядерная энергия и так далее.

Что очень важно, в ходе этих процессов эффективность генерации от угля к атому выросла более чем в 3 миллиона раз. То есть из килограмма угля и килограмма урана мы извлекаем в 3 миллиона раз больше энергии. Но что очень важно: потребление росло быстрее, чем генерация, в результате цивилизация всё равно приближается к ресурсному кризису. Это означает, что повышения эффективности генерации недостаточно, нужны революционные изменения в технологиях использования, потребления энергии.

Я проиллюстрирую это утверждение примером. Очень простая вещь. У каждого в кармане есть смартфон. На обработку и распознавание одного простого речевого запроса, отправленного с персонального смартфона, затрачивается в среднем энергия достаточная, чтобы вскипятить литр воды. Вот мы, нажимая кнопку, должны об этом задуматься.

И вторая вещь, очень важная. Приведу пример, связанный с решением важнейшей задачи – формирования цифровой экономики. Мы, говоря о цифровой экономике как о важнейшем прорыве (что действительно так), должны понимать, что, по данным Международного энергетического агентства, в ближайшие годы доля потребления энергии сетевой инфокоммуникационной сферы (только сети, а конечные устройства – пользовательское сетевое оборудование, коммуникации, Wi-Fi) без производственной вычислительной информационной инфраструктуры превысит треть мирового производства электроэнергии.

Когда мы говорим с вами про цифровую экономику, мы должны понимать, что если мы не развиваем энергетику соответствующим образом, у нас не будет цифровой экономики. Это создаёт в ближайшей перспективе серьёзные энергоресурсные ограничения для формирования цифровой экономики. При этом природа не знает ресурсных кризисов и энергетического голода. Объяснение этого в чрезвычайно высокой энергоэффективности природных объектов.

Я повторю пример, который я уже очень много раз приводил. Человеческий мозг, фактически создавший уникальную цивилизацию на Земле, потребляет 30 ватт, а современный супер-ЭВМ – десятки мегаватт. При этом эффективность всех компьютеров мира далеко не достигает эффективности мозга среднестатистического человека.

Таким образом, для решения проблемы устойчивого энергообеспечения человечества необходим переход к технологиям, основанным на принципах функционирования живой природы – природоподобным технологиям. Именно такие технологии должны лечь в основу принципиально новой технологической базы экономики страны.

Владимир Владимирович, я позволю привести цитату из Вашего выступления на 70-й сессии Генеральной Ассамблеи Организации Объединённых Наций, когда обсуждался Киотский протокол. Вы сказали, что мы поддерживаем Киотский протокол, но это лишь частичное решение цивилизационной проблемы. Речь должна идти о внедрении принципиально новых природоподобных технологий, которые не наносят урон окружающему миру, а существуют с ним в гармонии и позволят восстановить нарушенный человеком баланс между биосферой и техносферой. Это действительно вызов планетарного масштаба.

Я хотел бы сказать, что в настоящее время уже получен целый ряд технологически значимых результатов, как в области генерации энергии, так и в сфере её потребления. Например, разработаны технологии получения электрической энергии на основе метаболических процессов живых организмов. Это так называемые биотопливные элементы – БТЭ, которые могут применяться, в частности, для питания микросенсоров биологической природы и имплантируемых медицинских устройств.

И второе направление – это технологии потребления. Развиваются активно технологии аппаратной, я подчеркну, не программной, а аппаратной реализации искусственных нейроморфных сетей для вычислительных устройств, работающих на принципах человеческого мозга и, как следствие, потребляющих энергии существенно меньше. Следует отметить, что эти исследования и разработки во всех этих направлениях активно и системно ведутся во многих странах мира.

Я хотел бы сказать, что сегодня в области исследования процессов живой природы и создания природоподобных технологий мы находимся на мировом уровне. И это, так сказать, косвенно показывает взрывной рост публикаций, в первую очередь в области живых систем, отечественных учёных. Это действительно объективный показатель развития.

Теперь для достижения научно-технологического прорыва и закрепления наших лидирующих позиций в стратегической перспективе надо в ближайшие пять-семь лет совершить новый шаг в исследовании природных процессов, прежде всего процессов жизнедеятельности живой природы. И я бы хотел сказать, что для этого необходимо создать ряд качественно новых экспериментальных установок, позволяющих непосредственно напрямую исследовать не только структуру объектов живой природы, но и процессы их функционирования.

Я отвлекусь и буквально скажу два слова. Представьте себе, что мы делали до сегодняшнего дня. Мы берём объект, неважно, готовый материал, будь то минерал или же предмет живой природы. Дальше мы на синхротронном излучении, на рентгене, смотрим картину дифракции, изучаем расположение атомов, и затем мы, зная атомарную структуру и свойства, эмпирически подбираем технологический процесс, который позволит нам создать этот материал с заданными свойствами.

Но представьте себе, ведь эти атомы, которые мы сегодня фиксируем в конечных положениях, пришли туда либо когда-то давно в результате «большого взрыва», либо в результате конкретных химических реакций. И если мы могли бы подсмотреть у природы, как идут эти реакции, как двигаются атомы в процессе, то мы бы могли подсмотреть у природы, как она создаёт эти материалы, а значит, перевести наши технологические возможности на качественно новый уровень. В общем, движение – ключ к пониманию функций. И эти новые исследовательские установки, с одной стороны, позволят увидеть нам эту часть временным разрешением, что происходит в живой природе, а с другой стороны, я хочу сказать, что они сегодня являются метрологическими установками.

Вот смотрите, когда у нас была макромеханика, мы делали механические детали: мы сделали чертёж, изготовили детали, могли линейкой, микрометром, штангенциркулем проверить соответствие детали чертежу. Перешли к микроэлектронике – уже линейка не работает, мы могли оптически это делать. А сегодня, когда мы на атомарном уровне создаём нанотехнологические материалы, мы точно так же должны это контролировать. Это можно сделать только с помощью синхротронного излучения нейтронов.

Поэтому эти установки являются частью обеспечения технологической независимости. Потому что если даже вы купили технологию и делаете что-то, а потом я поменял в технологии что-то, а вам не сказал, если вы этого не видите, вы вылетаете с рынка. Поэтому даже небогатые страны, например такие, как Испания, независимо от европейских центров строят свои национальные фасилити.

И при создании в таких установках необходимо в полной мере использовать результаты, полученные в ходе участия России в качестве одного из ключевых партнёров в крупнейших международных проектах. В первую очередь это XFEL – лазер на свободных электронах в Германии, о котором, Владимир Владимирович, Вы говорили, Европейский центр синхротронного излучения, ИТЭР и так далее.

В результате реализации этих проектов Россия (такого не было никогда) стала полноправным совладельцем уникальных знаний, самых передовых технологий, технической и проектной документации. Фактически мы с лучшим набором учёных мира создали эти лучшие в мире приборы (XFEL, ESRF), и сегодня мы являемся совладельцами, участниками создания этой лучшей в мире интеллектуальной собственности. И фактически всё это может стать сегодня вкладом в создание новой национальной исследовательской технологической структуры.

За последние годы после принятия важнейших государственных решений была начата проработка ряда крупнейших международных инфраструктурных проектов на территории страны. Вы упомянули несколько центров. Я просто хочу сказать, что таких проектов шесть. Два проекта – НИКА в Дубне и реактор ПИК в Гатчине – идут полным ходом. НИКА близка к завершению. А есть ещё четыре проекта. Один – это ИГНИТОР, это новый токамак, российско-итальянский проект, по которому, Владимир Владимирович, во время Вашего визита в Италию было подписано это соглашение. Он двигается полным ходом. Теперь четвёртое поколение синхротронного источника. И два проекта. Один – это мощные лазеры, бывший институт Александра Михайловича, институт Панченко, – это одна вещь. И создание новых ускорительных установок на базе Новосибирска, о чём Вы сейчас сказали.

Я хотел бы сказать, что очень важны два прибора, которые обеспечивают решение указанной задачи. Это Международный центр нейтронных исследований на базе реактора ПИК и специализированный источник синхротронного излучения четвёртого поколения – ИССИ-4 в Протвино.

Первый находится в завершающей стадии. По своим параметрам реактор ПИК превосходит все действующие исследовательские реакторы. ИССИ-4 – это четвёртое поколение синхротрона, это принципиально новый исследовательско-технологический инструмент. Вот создание этой установки будет осуществляться в широкой международной кооперации. С одной стороны, это интеллектуальная собственность, которая принадлежит нам, она сейчас адаптируется к нашим возможностям.

И вторая важная вещь. В Протвино находится Институт физики высоких энергий имени Логунова. Там есть самый мощный в стране и третий в мире ускоритель протонов, и там был построен наш коллайдер. Там существует 20-километровый тоннель, подведена энергия, прямой кабель от Смоленской атомной станции. То есть там есть уникальная инфраструктура, где строился наш ЦЕРН, который был заморожен в 90-х годах. Поэтому, возможно, мы сейчас рассматриваем ситуацию, как можно использовать эту инфраструктуру, и вместе с готовой документацией от XFEL и ESRF мы можем в короткий срок, пять – семь лет, построить вот эту уникальную, лучшую в мире установку вместе с нашими коллегами.

Мы подписали накануне, два дня назад, документ вместе с руководством XFEL и ESRF, в котором полностью сформулировали наш совместный интерес к созданию такой установки и в полной кооперации на эту тему.

Создаваемая уникальная научно-исследовательская инфраструктура призвана стать центром концентрации и наращивания интеллектуального потенциала нации. На базе создаваемой исследовательско-технологической инфраструктуры могут быть и должны быть сформированы международные и научно-образовательные мегакластеры. Они стали бы центрами притяжения для талантливой молодёжи из России, стран ближнего и дальнего зарубежья, российских и иностранных учёных и специалистов. Это приведёт к ещё большему увеличению количества обучающихся в России иностранных студентов и аспирантов. Фактически были бы созданы условия для притока знаний и технологий с глобальных рынков. В деятельность по созданию и использованию указанных комплексов должны быть широко вовлечены федеральные и национальные исследовательские университеты, институты Российской академии наук, другие научные и научно-производственные структуры.

Необходимо было бы также выработать комплекс мер, которые бы обеспечили решение этих задач и включали, в частности, создание и развитие национальной системы междисциплинарного образования, о котором Вы говорили в самом начале, и укрепление уже существующих механизмов привлечения зарубежных и отечественных учёных и специалистов. И в этом смысле создаваемая уникальная исследовательско-технологическая инфраструктура даст возможность подсмотреть, как, в ходе каких процессов природа создаёт свои материалы и объекты, и в конечном итоге позволит перевести наши технологии на принципиально новый уровень и обеспечит лидирующие позиции страны.

Спасибо большое.

В.Путин: Спасибо большое.

Михаил Валентинович, Вы сказали, что у всех смартфоны есть, а у меня нет смартфона. И у Вас нет. Видите? А ведь у всех есть.

И по поводу кипячения воды. Если она чистая, её кипятить не надо. Но нам, наверное, Ольга Анатольевна расскажет об этом.

Александр Михайлович, пожалуйста.

А.Сергеев: Уважаемый Владимир Владимирович, уважаемые коллеги, позвольте мне поделиться некоторыми мыслями относительно вопросов повышения глобальной конкурентоспособности нашей науки в условиях интернационализации научной деятельности.

Вообще мы с вами понимаем, что научная деятельность, конечно, всё больше и больше интернационализируется, и есть много причин, почему так происходит. Конечно, имеет место синергия мозгов, когда складываются усилия учёных разных стран. Иногда просто нужно, действительно, привлечь средства и финансовые ресурсы разных стран, для того чтобы построить какую-то машину, которую каждая страна в одиночку не может себе позволить.

Наконец, есть вопрос, связанный с тем, что есть глобальные вызовы, а отвечать на глобальные вызовы, естественно, можно с помощью ответов, которые являются универсальными. Здесь объединение усилий, конечно, тоже очень важно. Поэтому, действительно, интернационализация имеет место, и мы при этом должны отдавать себе отчёт в том, что, участвуя в этой интернационализации, мы должны позаботиться о том, чтобы в этом процессе суммарный поток интеллекта был всё-таки в нашу сторону. К сожалению, ситуация, которая у меня сейчас сложилась, не такая. В общем-то, если оперировать с неким суммарным интеллектом нации, он всё-таки у нас в среднем у страны утекает. Поэтому нам обязательно нужны работающие инструменты, для того чтобы этот поток развернуть к нам.

Какие это могут быть инструменты? Конечно, безусловно, нужно поддержать прекрасную программу, которую Андрей Александрович в своё время начал, – программа создания новых лабораторий под руководством ведущих учёных. Она прекрасно работает, её надо расширять, и это правильно.

Но, с другой стороны, конечно, мы не угонимся ни за Соединёнными Штатами, ни Китаем в плане привлечения учёных. У них действительно больше средств, поэтому этот инструмент явно недостаточен.

Второй очень важный инструмент, Михаил Валентинович о нём сегодня говорил, что учёные едут не потому, что им просто платят в какой-то стране больше, а едут за интерес. Вот им интересно работать на установке, которая уникальна в мире. Конечно, учёный приедет сам. И чем больше таких установок класса «мегасайенс» мы создаём, тем больше мы обеспечим приток интеллекта к нам и можем таким образом пытаться развернуть тот вектор, который пока у нас идёт наружу.

Наверное, дело не только в установках такого мегакласса. Понимаете, мне кажется, что мы и на существующих экспериментальных установках, интересных, уникальных, могли бы то же самое осуществлять, просто если мы правильно выстроим структуру этого проекта так, чтобы там могли эффективно участвовать зарубежные учёные.

Мне кажется, что у нас в стране надо принять закон о создании международных научных организаций. Ведь зарубежные страны привыкли работать таким образом. Если они готовы внести какие-то средства, им нужно чёткое определение, что они получат место в управлении этим проектом, что они получат право формировать программу, получат определённые часы для своих учёных для работы на этих установках.

У нас сейчас, к сожалению, в стране только одна организация – это Институт ядерных исследований в Дубне, работает как международная научная организация «под зонтиком» российского законодательства. Если бы у нас была возможность организовывать по российскому законодательству такие международные научные организации, я думаю, что мы получили бы и приток интереса, и приток капитала сюда, и вместе с этим последовали бы учёные. Это, мне кажется, важный момент.

Следующий инструмент может быть таким, ведь учёные, конечно, едут не только на установки «мегасайенс», не только в те места, где есть передовая исследовательская инфраструктура, они едут вообще туда, где интересно, где есть интересные новые проекты. И мне кажется, что некоторым нашим проектам, безусловно, интересным, можно было бы придать статус международных.

Сегодня, поскольку много говорилось о Новосибирске, нашем сибирском отделении, я, извините меня, наоборот, приведу пару примеров из других регионов страны. Мне кажется, что очень интересным было бы сделать международным проект археологии Крыма. Крым, действительно, не меньше, чем Израиль и Палестина, является археологическим сокровищем. Это место пересечения путей, место пересечения цивилизаций. И сейчас, как показывают раскопки при строительстве автомобильной трассы, мы стали обладателями огромных богатств, которые извлекаются и извлекаются. Вообще говоря, анализ артефактов, которые найдены, систематизация, датирование может быть делом международным. И есть очень большой интерес со стороны учёных из других стран, чтобы приехать. Это нам было бы ещё очень важно, потому что учёные проще преодолевают политические барьеры. Есть такое понимание в физике, как «туннелирование под барьером». Учёные, если им интересно, они приедут, а мы тем самым могли бы постепенно включать через научный проект вот такую международную систему разделения научного труда.

Другой такой проект мог бы быть с нашего противоположного региона – с Дальнего Востока. Понимаете, коллеги, мы много говорим об освоении Луны, далёких планет и так далее. Вы знаете, у нас на нашей планете есть огромное количество всего неизведанного и неосвоенного. Это глубины морского океана. Ведь если взять объём обитания, жизни в морских глубинах, он приблизительно на два порядка больше, чем объём среды обитания над сушей. А глубоководные исследования, конечно, очень сложны. Они требуют современного инструментария. И в этом смысле международный проект по освоению глубоководных ресурсов наших дальневосточных морей выглядел бы очень интересно. Понимаете, этот регион сам по себе сейчас регион, в который перемещается центр геополитической активности. И у нас есть база, чтобы такой наукой там заниматься. У нас есть и академический флот. У нас есть замечательные институты, которые делают глубоководных роботов. У нас во Владивостоке есть прекрасный океанариум, есть биобанк. И поэтому в принципе ситуация там подготовлена. Мне кажется, что просто можно было бы путём небольшого вливания средств и организационной перестройки, действительно, сделать этот проект центром внимания для многих-многих учёных. С помощью этого мы бы опять получили поток интеллекта в нашу страну.

Есть ещё один такой инструмент, такая интересная, новая совсем, может быть, для нас, прежде всего для страны, форма сотрудничества, как организация работ научных групп на принципах «мозгового штурма». Наверное, мои коллеги-учёные знают, что очень активно в разные страны приглашаются крупные учёные, на три-четыре недели им обеспечиваются хорошие условия работы. И эти ведущие специалисты в мире устраивают такую длительную рабочую группу, в которой обсуждаются современные направления, анализируются результаты современных экспериментов, определяется тактика движения вперёд. Попадание в такую рабочую группу гарантирует то, что вы останетесь в топе, на самом верху в соответствующей дисциплине и по определению стратегии, и по участию в различных международных комитетах.

Вы знаете, всё это связано с тем, что нам, наверное, правильнее надо выстроить вот такую научную мобильность в нашу сторону. Средства для этого должны быть не очень большие, но нужно, в конце концов, установить программу такой научной академической мобильности, которая у нас закончилась в 2013 году. У Академии наук нет такой статьи расходов, в 253-м Федеральном законе и в основных задачах Академии наук нет международной деятельности. Это обязательно нужно восстанавливать. Мы готовы взяться здесь, действительно, за эту работу.

Я Владимиру Владимировичу рассказывал некоторое время назад о том, что мы хотим сейчас актуализировать задачи Российской академии наук, внести коррективы в 253-й Федеральный закон. И в направлении международного научно-технического сотрудничества это сделать нужно совершенно обязательно.

Ещё два коротких замечания. Конечно, когда мы говорим об этих инструментах, о принципах научной дипломатии, внутренний фронт, о котором я говорил, очень важен. Но, конечно, есть и внешние фронты. Этих фронтов много разных. Есть развитые наукоориентированные страны, есть страны СНГ и ближнего зарубежья.

Вы знаете, у нас есть совершенно неработающий инструмент. В Российской академии наук около 500 иностранных членов – это выдающиеся учёные со всего мира, и в основном как раз в мощных, развитых странах. Они замечательно относятся к нашей стране, они очень расположены к нашей науке, но мы обязательно должны систематизировать работу с ними. Нам крайне необходимо организовать сеть представительств Российской академии наук в ведущих зарубежных странах. И действительно, мы тогда не только улучшим двустороннее сотрудничество, мы получим целый контингент мощных, влиятельных в своих странах людей, которые будут пропагандировать научные связи с нами. И я очень хотел бы попросить и Министерство иностранных дел, чтобы они поддержали эту идею.

Последнее. Вы знаете, очень важным фронтом в нашей научной дипломатии является ближнее зарубежье. К сожалению, мы в последние годы теряем там влияние. Нужно обязательно посмотреть на ситуацию, посмотреть на различные страны.

Я привёл бы сейчас такой пример. К нам, действительно, в последний год тянутся наши коллеги из Узбекистана. Считаю, что мы можем существенно увеличить там своё влияние за счёт усиления нашей работы в научно-образовательной сфере. Коллеги, понимаете, многие из этих стран ещё не забыли русский язык. Нам обязательно нужно вести себя таким образом, чтобы привлекать к нам, и в наши аспирантуры, в наши докторантуры, учёных оттуда. Нам нужно сделать так, чтобы наши ведущие учёные ехали туда, читали там лекции на русском языке. Понимаете, русский язык – великое дело. Его влияние нужно оставлять в этих республиках.

И конечно, хорошо было бы какие-то совместные крупные международные проекты вести. Тоже приведу пример. Вы знаете, давно ждёт завершения строительство радиоастрономического комплекса в Узбекистане – это «Суффа». И есть поручение двух президентов о том, чтобы мы действительно достроили и там организовали серьёзный научный международный проект. Нам обязательно нужно как можно скорее это сделать. И в этих условиях мы, действительно, сохраним своё влияние и не потерям наше ближнее зарубежье.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо большое, Александр Михайлович.

Пожалуйста, Ольга Анатольевна.

О.Донцова: Большое спасибо.

Глубокоуважаемый Владимир Владимирович! Дорогие коллеги!

Хочу поблагодарить Владимира Владимировича за то, что науки о жизни и геномные исследования названы как важные направления.

И хочу привлечь Ваше внимание к так называемой прорывной технологии, которая возникла недавно и реально меняет наше представление о том, что можно сделать с геномом, – это недавно появившаяся технология геномного редактирования.

Это так называемая технология, которая позволяет точечно, в одном конкретном, заранее выбранном месте, изменить геном. Это действительно природоподобная технология, потому что в её основу легла система, с помощью которой бактерия защищается от действия бактериофага. Учёные изменили её таким образом, что свели это фактически к двум молекулам. То есть одна молекула, соответственно, является наводчиком и направляет всю эту систему в одно конкретное место на геноме. Вторая молекула является молекулярными ножницами, которые разрезают ДНК, внося в неё разрыв. Дальше клетка сама восстанавливает этот разрыв. И в процессе этого восстановления происходит небольшое изменение генетического материала в месте разрыва. То есть это не искусственная система.

Разрывы в клетке возникают и спонтанно. В частности, например, когда мы выходим на улицу и дышим свежим асфальтом, то в наши лёгкие проникает бензопилен, который модифицирует нашу ДНК, и в ней возникают разрывы. Когда мы загораем на солнце, возникает действие ультрафиолета и тоже возникают разрывы. Когда наша ДНК просто работает в клетке, в ней тоже могут возникать разрывы. То есть это вполне природные явления, которые возникают в ДНК и которые залечиваются природными же способами. То есть это технологии именно геномного редактирования, а не создания генно-модифицированных продуктов, когда в геном вносятся чужеродные гены, которые неким хаотическим образом в нём располагаются и могут изменять всю картину функционирования генома.

Понятно, что такой инструмент, когда попадает в руки учёных, открывает совершенно невероятные перспективы как в области фундаментальной науки, так и в практической области. Трудно даже вообразить себе, чего можно достичь такой направленной эволюцией, если применить её к сельскому хозяйству. Зная механизм функционирования, например, растений, мы можем уже направленно выводить сорта, которые нам нужны: устойчивые к засухе, к морозам, содержащие или не содержащие нужные вещества.

Например, все любят картофель, однако картофель содержит большое количество крахмала. А в России, особенно в городах, и в мире тоже возникает проблема избыточного питания, ожирения, диабета. С помощью таких подходов легко уменьшить, а то и вообще сделать картофель, который будет практически не содержать крахмал. И так далее.

Если мы перейдём к животноводству, то можем делать либо более мясные, либо более молочные, более шерстяные, менее шерстяные, курицу с перьями, без перьев – то, что угодно.

Например, большая проблема в настоящее время – это то, что много детей рождается с непереносимостью коровьего молока. Применяя такие технологии, легко исправить этот недостаток и сделать такую корову, которая будет давать молоко, которое детьми будет усваиваться легко.

Трудно переоценить значение таких технологий и для медицины, потому что многие дефекты могут быть исправлены с помощью таких технологий. Например, существует много заболеваний, которые связаны с генетическим дефектом. Понятно, что мы не можем исправить это на уровне эмбриона. Например, есть такая болезнь, которая называется дистрофия Дюшенна, когда мышцы практически теряют свою возможность функционировать и такой человек не может жить долго. Соответственно, мы можем взять клетки от такого человека и использовать персонализированный подход: исправить конкретный геном этой клетки, вырастить нужные клетки и вернуть обратно этому больному человеку. И тогда наряду с больными клетками он получит часть здоровых, и это позволит ему получить нормальные мышцы и развиваться дальше. Таких болезней, так называемых орфанных генетических заболеваний, довольно много. И это открытие открывает совершенно уникальные возможности.

Можно многое перечислять для более характерных заболеваний. Но я не могу не отметить и то, что подобные технологии открывают совершенно уникальные возможности для дальнейшего развития науки. Все мы знаем про гены, которые функционируют в нашем организме, но таких генов очень много, и мы только о небольшой части знаем достоверно, что они делают и как они взаимодействуют друг с другом. Однако многие тысячи генов ещё остаются непонятыми и неисследованными. Возможность точечно изменять тот или иной ген позволит нам понять взаимосвязь между разными процессами в организме и подойти к пониманию как ранней диагностики, так и потенциала лечения таких болезней, например, многофакторных, как рассеянный склероз, который сейчас считается неизлечимым.

Или, например, никто не хочет стареть, но никто не понимает, что такое старость. Соответственно, изучение таких вопросов позволит нам решить многие вопросы, которые сейчас кажутся не решаемыми. И в мире просто бум исследований в этом направлении.

Нельзя не сказать, что в Российской Федерации эти исследования тоже проводятся. Хочу привести пример Московского университета, в котором, благодаря программе его развития, Виктор Антонович Садовничий поддержал создание лаборатории по геномному редактированию. И в настоящее время в этой лаборатории создано уже 17 линий таких мышей, в которых геном был определённым образом отредактирован, и ведутся исследования по их изучению в настоящее время.

Большое значение, большой вклад, опять же не могу не отметить, Сколковского института науки и технологии, который не только ведёт работы по применению этой технологии, но и по её совершенствованию и разработке. Конечно, нельзя не упомянуть институты Академии наук, как в Москве, Санкт-Петербурге, так и здесь, в Новосибирске, которые в основном используют технологии на клеточном уровне. Ещё хочу опять же отметить Курчатовский институт, в котором, я не знаю, знаете Вы или нет, создаётся уникальный программный продукт, который позволяет, собственно, эти наводчики определять правильно. Вы же должны попасть туда, куда надо, а геном большой. Это на самом деле очень большая проблема.

Не могу не упомянуть опять же, что до настоящего времени в основном эти исследования развиваются при поддержке научных фондов. Однако проблема глобальная. Это не только наука, но и потенциальные технологии. И понятно, что только при поддержке фондов и отдельных институтов и университетов её решить нельзя. И поэтому мне кажется, что это такая прорывная технология, прорывное открытие, которое не может Российская Федерация упустить. Для того чтобы занять лидирующие позиции в мире, мне кажется, что это должна быть некая государственная программа финансирования этого направления науки. Здесь нужна и подготовка кадров, и возможность для возращения кадров из-за границы, и, соответственно, создание инфраструктуры, причём не только той, которая всё время покупается за границей. Наконец, мы должны уже подойти к созданию собственной приборной базы.

И ещё одна животрепещущая проблема, которая была уже упомянута нашим сегодняшним лауреатом, господином Никитиным, – это, соответственно, поставка реактивов. Мы проигрываем конкурентную борьбу в конкурентоспособных областях, потому что, если я, например, работаю за пределами нашей Родины, нужный мне реактив приносят завтра, в крайнем случае, послезавтра. В нашей стране я должна ждать минимум три месяца и заплатить от 1,5 до 3 раз больше за этот реактив, чем за пределами нашей страны. Это сильно тормозит развитие экспериментальных областей науки и опять же сильно снижает привлекательность для молодёжи и для того мирового сообщества, о чём мы говорим. Мне кажется, это тот критический вопрос, который надо решать просто в первую очередь на государственном уровне.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Я думаю, что Вы правы. Такая программа востребована. Подумаем и сформулируем её вместе с Вами.

О.Донцова: Спасибо.

В.Путин: Я уже не говорю про сопровождающие вещи, реактивы и так далее, но программа в целом, конечно, сегодня нужна.

О.Донцова: Владимир Владимирович, но про реактивы – это серьёзная проблема. Это та проблема, которая, в частности, вынуждает молодых людей предпочитать работать за границей, а не у нас.

В.Путин: Я понимаю. В рамках программы мы порешаем и проблему реактивов. Хорошо? Но в целом надо подумать над такой программой, я согласен.

Главное, чтобы мыши не превращались в крыс в этой лаборатории, а превращались в корову, которая даёт правильное молоко.

О.Донцова: Но начать-то надо всё равно с мышей, а уже потом коровы.

В.Путин: Да, я согласен. И реактивы нужны при этом правильные. Согласен. И своевременно. Спасибо большое.

Пожалуйста, коллеги, кто хотел бы высказаться?

Прошу, Александр Александрович.

А.Дынкин: Спасибо, Владимир Владимирович.

Я хотел бы два слова сказать в развитие мысли Александра Михайловича о туннельном эффекте. Я считаю, что, действительно, люди науки, люди научного мировоззрения больше устойчивы к пропаганде, к идеологиям. Поэтому когда дипломаты, военные перестают понимать друг друга, я думаю, что люди научного мировоззрения остаются последним каналом межгосударственных отношений.

В этой связи я хочу сказать, что российские учёные-международники сегодня активно участвуют в поиске выходов из текущих кризисов – будь то Сирия, будь то Донбасс, будь то ситуация на Корейском полуострове. Я вам могу сказать, что такой известный востоковед, академик Виталий Наумкин, практически два года живёт в треугольнике Москва – Дамаск – Женева, являясь помощником де Мистуры, и там активно работает.

Хочу сказать, что такой новой формой конкурентности в наших дисциплинах стало проведение крупных международных конференций. Особенно растёт сегодня конкуренция со стороны Китая и Индии. Мы это ощущаем при подготовке «Примаковских чтений». Я Вам могу сегодня доложить, что по глобальному рейтингу «Примаковские чтения» не только вошли в мировой топ-10, но заняли седьмое место. На первом месте конференция «Шангри-Ла», которая проводится по азиатским сюжетам в Сингапуре, Мюнхенская конференция по безопасности на четвёртом месте, а мы – на седьмом. Неплохо, я считаю.

Конечно, Ваше внимание, Ваше участие в этой конференции сыграло большую роль. И хочу сказать, что нам очень активно помогает председатель оргкомитета Юрий Викторович Ушаков, присутствующий здесь Андрей Александрович тоже нам помогает и, конечно, Сергей Викторович Лавров. И это та форма, которую, на мой взгляд, нужно поддерживать и развивать.

Ещё о глобальной конкурентоспособности скажу, что мой институт, ИМЭМО, несмотря, в общем, на часто предвзятое к нам отношение, к нашим проектам, к нашим публикациям, увеличил свою позицию в мировом рейтинге на три хода вверх и занял 28-е место. И я хочу отметить, что учёные МГИМО также очень прилично продвинулись в этом рейтинге.

Если говорить о том, что нам нужно сегодня для активного повышения нашей конкурентоспособности, то если бы мы могли предусмотреть некие резервы или в РНФ, или в РФФИ для перевода наших трудов на английский язык и наших журналов, это бы резко повысило нашу и цитируемость, и конкурентоспособность.

И второе – я думаю (Сергей Алексеевич здесь сидит), что во многих странах есть должность научного советника при Министре иностранных дел. Может быть, нам об этом подумать для координации этой работы?

Спасибо.

В.Путин: Спасибо большое.

Виктор Антонович, пожалуйста.

В.Садовничий: Спасибо, Владимир Владимирович.

Вы сказали о важности подготовки кадров, то есть заботе о будущем. Я хотел в большей степени как президент Союза ректоров рассказать об университетской корпорации и её вкладе в научно-техническое международное сотрудничество.

Прежде всего – это площадка форумов. Мы с 2000 года провели 50 форумов, когда десятки, а то и сотни ректоров других стран приезжают к нам или мы ездим и изучаем системы образования, мониторим то, что происходит в ведущих университетах мира. Только с 2014 года в этих форумах приняло участие 2 тысячи ректоров зарубежных стран, только за три года. На ряде таких подписаний, Владимир Владимирович, Вы были в качестве руководителя страны: в Японии, в Китае. Эти форумы являются очень важной частью вот такого научно-технического сотрудничества.

Через несколько дней, Владимир Владимирович, мы едем в Ливан, Бейрут, для проведения форума ректоров Лиги арабских стран и ректоров России. В этой поездке через несколько дней примет участие около 40 ректоров России и 60 ректоров арабских стран. Я перечислю страны, которые примут участие в конференции Лиги арабских стран 18-го числа, – это Иордания, Ливан, Сирия, Ирак, Эмираты, Египет, Алжир, Сомали, Оман, Йемен, Кувейт, Палестина и другие. Учитывая, что они сами обратились об организации этой встречи, и учитывая, что ректоры всех этих ведущих университетов из арабских стран – учёные, известные люди в своём обществе, думаю, это будет очень крупным событием буквально через несколько дней. Ольга Юрьевна примет участие в этом форуме, там будет и открытие школы.

Я хочу подчеркнуть мысль, что общение на уровне ректоров, а оно очень интенсивное, на мой взгляд, привело к тому, что у нас резко возрос в России поток иностранных студентов, в три раза по общей статистике. Я про Московский университет скажу, что когда-то я мечтал, чтобы 10 процентов иностранцев было от общего количества студентов. Сегодня их 25 процентов: 9,5 тысячи иностранных граждан учатся в Московском университете.

Важно это? Безусловно, важно. Потому что это будущие учёные, которые будут работать в наших совместных проектах, на наших установках, и главное – эти контакты позволяют хорошо мониторить, что происходит нового в образовании. Если мы не отстанем в образовании, значит, мы будем опережать в науке.

Ещё об одном проекте я хотел сказать. Он относится к научно-техническому сотрудничеству, о нём сегодня говорилось. Это бывшие страны Советского Союза, СНГ и наше ближнее зарубежье. По просьбе президентов этих стран, шесть стран, Владимир Владимирович, мы открыли филиалы в этих странах. Это были только личные просьбы президентов, и после чего издавался указ об открытии филиалов. Сейчас в этих филиалах учатся 3 тысячи студентов, которые получат дипломы Московского университета. Считаем это очень важным. Об этом мало говорится, но это будущая элита этих стран. Во многом они и приезжают к нам, но и даже если они остаются там, в основном на работе в тех странах, они имеют диплом МГУ, они учились у наших профессоров.

Последнее решение нам удалось провести: создать такой филиал в стране уже западной – Словении, где руководству страны пришлось советоваться с Брюсселем, с тем чтобы мы могли открыть там филиал. Этот филиал открыт, начались занятия, с сентября – полноценные занятия. Это ещё один успех, я считаю, нашей международной политики по сотрудничеству.

О китайском совместном университете я говорил, там полным ходом идут занятия. И, главное, китайская сторона очень сильно оснащает совместный университет новейшим оборудованием. То есть они в этой особой зоне Китая рассчитывают на рывок в научно-технологическом развитии, учитывая научный потенциал Московского университета. Но мы тоже учимся. Там наши биологи, математики, информатики, которые на этом оборудовании. И тоже, считаю, это очень и очень полезно.

И ещё об одном проекте, реализованном здесь по Вашему указанию и согласию. Это рейтинг. Владимир Владимирович, рейтинги имели определённую цель. Они, безусловно, оценивали системы образования исходя из каких-то собственных взглядов, эти ведущие рейтинги, к которым мы привыкли. Мы в принципе не были согласны полностью с тем, что они абсолютная истина, и предложили новый рейтинг, который смотрит на университет как, конечно, на центр образования, центр науки, но и центр, который связан с обществом. Он является скрепой общества. Для региона иногда – важнейшее учреждение. И вообще, университеты – это будущее страны и региона. Нельзя оценивать университет только по публикациям.

Поэтому предложили рейтинг, где три миссии: наука, образование и университеты и общество. Это вызвало споры. Вместе с тем приняли участие сотни зарубежных университетов в этом рейтинге. Мы подвели итоги. Он опубликован. Идёт дискуссия. И мы показали, что наша система образования считается одной из лучших. Вместо одного университета, который входил в топ тех рейтингов, сейчас вошло 13 университетов России в топ нашего рейтинга. И пусть мы не первые, мы не ставили эту задачу, есть американские университеты. Но как страна мы, в общем, вторые. И сильно показали, что наша система, безусловно, сильна. Я думаю, что мы продолжим, уже идёт новый рейтинг, мы будем наращивать свои возможности. Это тоже наш авторитет.

Владимир Владимирович, говоря об этом, я завершу тем, что эта корпорация университетского сотрудничества не требует больших внешних затрат, это работа на будущее. Но она необычайно важна, потому что опыт говорит, что именно те, с кем мы сегодня общаемся как со студентами, в будущем становятся теми людьми, которые будут определять отношения между нашими государствами. И в том числе будут определять развитие науки в совместных наших проектах.

Я считал нужным от имени Союза ректоров об этом сказать.

Спасибо большое.

В.Путин: Спасибо большое.

Владимир Евгеньевич, пожалуйста.

В.Фортов: Спасибо. Я очень коротко хочу коснуться некоторых эффектов, которые могут помешать нам двигаться с нужной скоростью в том направлении, в котором, Вы сегодня указали, надо двигаться, и сказать о том, что мы будем конкурентоспособны, динамичны, будем интересны для наших коллег тогда, когда у нас условия работы здесь будут привлекательны. Это очевидная вещь.

Тем не менее, к сожалению, в последнее время особенно, у нас наука становится всё более и более бюрократизированной. Всё больше и больше нужно писать бумаг, отчётов и разных других бюрократических документов, которые, в общем, мало помогают делу и фактически тормозят наше движение в этом направлении.

На Западе делается по-другому. Передо мной сейчас листочек масштаба А4. Это бланк, который должен записать человек, который номинирует своего коллегу на Нобелевскую премию. Каждый год рассылается нескольким десяткам учёных-физиков, по крайней мере, я это могу сказать. И для того, чтобы выдвинуть человека на такую престижную премию, вы должны заполнить на самом деле полстранички. Это можно сделать от руки. У меня ушло на заполнение этого бланка 15 минут. Этого хватает для того, чтобы принять решение о том, что человек имеет нужный уровень.

У нас тоже в своё время была такая вещь, когда бюрократия и дело были максимальным образом разнесены. Вот передо мной, тоже на полстранички А4, схема, написанная от руки Андреем Дмитриевичем Сахаровым – на создание водородной бомбы.

Я хочу эти две бумаги передать Вам, Владимир Владимирович, чтобы у нас было представление о том, какая у нас сегодня сложная система. Она неповоротлива, она неконкурентоспособна, безусловно.

Я предлагал бы построить программу дополнительно к тому, что мы сейчас обсуждаем, программу радикальной дебюрократизации науки. Мы должны принимать только те решения, которые полезны учёным, которые ведут к цели. Других вещей принимать, по-моему, не надо, это только отталкивает людей. Это первое, что я хочу сказать.

Второе – это вот что. Сегодня в мире построено очень много дорогих установок. Часть из них была сегодня здесь названа, но большая часть ещё и не названа. И фактически на каждую из этих установок, Александр Михайлович хорошо их знает, по лазеру, например, существует своя программа фундаментальных исследований. Эта программа предполагает обязательное международное участие. Каждый год существует «борд», который выбирает на конкурсной основе программы. И очень часто наши учёные выигрывают компетенцию в этих «бордах».

Но дальше начинается хождение по мукам. Надо оплатить дорогу, надо оплатить гостиницу, надо оплатить транспортировку приборов. Мы провели очень непростую оценку, я не буду вас утомлять сейчас. Работа по НИФу, например, это National Ignition Facility в Ливерморе, там каждый опыт стоит от 2 до 3 миллиардов долларов. Просто нажать кнопку и стрельнуть. Это даётся бесплатно. Но бесплатно вы не можете получить то, о чём я сказал, «аккомодейшн» и вот эти все вещи.

Такой коэффициент, чисто денежный. Цена работы, машинного времени, на НИФе если взять, нужно заплатить, чтобы участвовать в этом проекте, в 0,3 процента меньше, чем стоит эта экспериментальная установка, не установка, а опыты на этой экспериментальной установке. Это очень выгодно. И это открывает нам совершенно уникальные возможности доступа к установкам самого широкого класса. Это и энергетические установки, это установки и математические, суперкомпьютеры и так далее.

Я предложил бы эти два блока отдельно нам вписать в ту программу, которая будет создана.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо большое.

Так, пожалуйста, коллеги, ещё.

Юрий Владимирович, прошу.

Ю.Плугатарь: Глубокоуважаемый Владимир Владимирович! Глубокоуважаемые члены Совета!

В 2014 году в родную гавань вернулись вместе с Крымом также и академические институты, некоторые из которых начали свою деятельность ещё во времена Российской империи, играли важную роль в СССР и уже сейчас вносят существенный вклад в развитие отечественной науки.

То, что происходит у нас сейчас в наших институтах, можно назвать одним словом – это настоящий прорыв, и всё это происходит как раз потому, что при поддержке Российского научного фонда, Федерального агентства научных организаций, Российской академии наук, наших собственных сил создаются новые лаборатории, новые комплексы и закупается оборудование. Цель всего этого – выйти на самый высокий мировой уровень.

Самое главное, что удалось за это время, – восстановить и укрепить тесные связи между нашими учёными и учёными других институтов Российской Федерации вместе с университетами. В результате этой работы появляются совместно обучающие кафедры, центры коллективного пользования.

Успешно работает совместная программа «Артека», Московского государственного университета и Никитского ботанического сада, где дети под открытым небом, в лабораториях получают новые знания и делают первые шаги в науке.

Вопреки санкциям, принятым рядом зарубежных стран, за эти три года крымскими научными организациями были достигнуты определённые успехи в международной деятельности.

Мы принимаем участие более чем в 200 научных конференциях в разных странах мирах и везде пишем, например: «Ялта, Крым, Россия». На проводимые конференции у нас в Крыму с удовольствием едут международные коллеги из различных стран мира, в том числе из Европейского союза, в том числе и руководители различных научных сообществ, в том числе и нобелевские лауреаты. Таким образом, гордо развевающийся российский триколор на корабле крымской науки хорошо виден как на Востоке, так и на Западе.

То, о чём сегодня говорилось, о новых программах. Хочу доложить, что шесть институтов, подведомственных Федеральному агентству Российской академии наук, уже разрабатывают программу при поддержке зарубежных учёных, наших соотечественников, программу по глобальному биоразнообразию. Это программа формирования, изучения глобального геномного картирования и геномной инвентаризации растительности. Речь идёт об исследованиях на уровне единичных клеток.

В результате этих исследований можно получить периодическую систему клеточных типов, прогностические возможности которой сопоставимы разве что с таблицей химических элементов Менделеева. Это действительно настоящий прорыв. Если начать реализацию этой программы немедленно, мы можем занять лидирующие позиции в мире.

Научные учреждения Крыма и Севастополя за это короткое время полностью интегрировались в научную деятельность Российской Федерации, объединяя свои усилия для создания трёх современных федеральных исследовательских центров. В этой связи дополнительная поддержка на региональном уровне ускорила бы этот процесс.

Кроме того, именно федеральные научные центры, на наш взгляд, могут решать не только фундаментальные задачи, но и способствовать решению региональных вопросов. Предложения по Крыму у нас разработаны. Крым – территория возможностей. Мы видим, как прекрасно организована наука здесь, в Новосибирске, там, где есть академгородки, там, где есть наукограды.

Крым – прекрасная площадка, где можно проводить исследования: от исследований Мирового океана до дальних просторов космоса, от медицины (это и курортология, особенно детская курортология) до сельского хозяйства. Поэтому, на наш взгляд, Крым просто обязан стать новой площадкой для развития науки в Российской Федерации.

И в заключение, пользуясь случаем, разрешите, Владимир Владимирович, Вас пригласить в Никитский ботанический сад – это жемчужина России, это старейшее научное учреждение Крыма.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Спасибо большое, Юрий Владимирович.

Конечно, будем этим заниматься и отдельно, и системно, и в рамках решения общих задач по развитию российской науки и Академии.

Пожалуйста, прошу.

Г.Ершова: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Хотела бы замолвить слово о гуманитарных науках. Дело в том, что в этом году мы празднуем 100 лет с того момента, как молодое, только что родившееся Советское государство приняло ряд проектов, законов, как бы мы теперь назвали, о сохранении и развитии науки, о чём, в общем, не очень любят говорить почему-то. И благодаря тому, что наука была сохранена тогда и созданы совершенно невероятные проекты, вообще-то Россия резко стала таким образцом для науки, для всего мира.

Но очень важным фактором, который сопутствовал развитию всех этих проектов, было продвижение новых ценностей, тех ценностей, которые несла социалистическая революция, потому что гуманитарные ценности – это то, что позволяет нам ощутить нашу идентичность. Какие бы мегапроекты ни существовали, без ценностей мы никто. И на самом деле эти ценности – это то, в чём во всём мире до сих пор воплощается Россия.

Мы, Владимир Владимирович, (не знаю, Вы, наверно, и не помните, а после 2007 года, после Вашего визита в Гватемалу) вообще-то создали два постоянно действующих центра: один – в Гватемале, другой – в Мексике. В этих университетских центрах и развиваются проекты, то есть это школа Кнорозова – уникальная гуманитарная школа. Это и студенты. Мы открыты, в общем-то, для всех научных учреждений, и все могут приезжать туда и работать.

Но дело в том, что эти центры, оказалось, то, чего мы не ожидали, они привлекают и соотечественников, и зарубежных учёных, которые хотят с нами сотрудничать, и мы открываем проекты для них. Но это наш российский проект. Мы не просим у них. Мы предлагаем наше, и они идут к нам.

На самом деле, мне хотелось бы быстро завершить, опять подчеркнув, что нельзя забывать о гуманитарных науках. Если мы вымоем этот «интеллектуальный компот», из которого потом рождаются жемчужины, мы потеряем всё. И мегапроекты будут нужны уже не нам. Поэтому только это я хотела сказать.

В.Путин: Очень важно то, что Вы сказали. Спасибо большое.

Прошу Вас.

А.Калашникова: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены Совета! Я бы хотела сказать буквально несколько слов об одном из вопросов по развитию инфраструктуры.

В самом начале нашего заседания Вы в качестве одного из приоритетов назвали развитие инфраструктуры для проведения НИОКР. В Физико-техническом институте имени Иоффе, в котором я имею честь работать, сейчас как раз реализуется очень интересный и, думаю, очень важный проект – это создание и оснащение НИОКР-центра, в котором по плану должны производиться именно такие исследовательские и опытно-конструкторские работы, по таким направлениям, как солнечная энергетика, в том числе для космического базирования, силовая электроника, накопление энергии и другие очень важные для нас сейчас направления.

Но в процессе реализации проекта создания и оснащения НИОКР-центра Физико-технический институт столкнулся с проблемой, которая, как мне кажется, может оказаться важной и решение которой может оказаться важным при реализации других подобных проектов. Дело в том, что проект создания НИОКР-центра – это относительно длительный проект, он был рассчитан изначально на пять лет, с существенным финансированием из бюджета. К сожалению, уже дважды в процессе реализации этого проекта финансирование его сокращалось, причём сокращалось настолько существенно, что на данный момент нельзя даже предсказать, когда можно ожидать завершения этого проекта.

И поэтому я бы хотела предложить Вам и членам Совета рассмотреть вопрос о том, что подобные инфраструктурные проекты должны иметь некую страховку, некую защиту от таких очень серьёзных сокращений бюджетного финансирования. Потому что когда инфраструктурный проект, который изначально запланирован на пять лет, реализуется в течение десяти или двадцати лет, к сожалению, сама идея его реализации теряет смысл.

В.Путин: У нас общий принцип, который заключается в том, что любое начатое дело должно быть завершено, прежде чем начинать другое. Это несколько примитивнее всё выглядит, скажем, в каких-то крупных стройках, в объектах. У нас очень часто любят начинать что-нибудь очень важное, не закончив того, что считалось важным ещё накануне вечером. Поэтому я с Вами согласен, надо просто посмотреть внимательнее. Александр Михайлович тоже поддерживает. Посмотрим.

Пожалуйста, Артём Ромаевич.

А.Оганов: Господин Президент! Дорогие коллеги!

Хотел бы сказать пару слов о преодолении последствий «утечки мозгов», в результате которой, как мы знаем, наша наука понесла очень большие потери. Сейчас у нас довольно быстрое восстановление. По данным, которые у меня есть, за десять лет число публикаций российских авторов выросло на 40 процентов, а в журналах первого квартиля – на 50 процентов. Но по-прежнему, скажем, по показателям средней цитируемости наши статьи уступают британским учёным в 2,2 раза, американским учёным – в 2 раза, и даже китайским учёным – в 1,6 раза. По общему публикационному показателю мы на 16-м месте. Несмотря на хорошую динамику, мы находимся не на своём месте. Это не место России – 16-е.

Нередко немолодые учёные у нас учат молодых учёных неактуальным вещам, неактуальным задачам, и потенциал молодёжи попросту не раскрывается. Нужно вернуть, точнее, создать условия для возвращения наших лучших уехавших учёных и превращения России в магнит для лучших учёных не только российского происхождения, но и иностранцев, как из дальнего зарубежья, так и ближнего зарубежья. Общий принцип должен быть таким, чтобы обеспечить конкурентные условия для них, сопоставимые с тем, что они уже имели на Западе или где они жили, в других странах, и с тем, что имеют их коллеги, находящиеся в России, включая социальные условия.

Позвольте несколько простых конкретных идей добавить к этому. Во-первых, мегагранты создали сотни передовых лабораторий в России. Нужно создать систему удержания мегагрантников в России на постоянной основе. Существующие инструменты не всегда обеспечивают сохранение этих лабораторий, после трёх или пяти лет лаборатория может просто исчезнуть, и ведущий учёный уедет. Нужно таким учёным предлагать возможность переезда в Россию на полной основе.

Во-вторых, можно подумать об инструментах привлечения в Россию инженеров-инноваторов. Если хотите, мегагранты для инженеров-инноваторов.

В-третьих, можно подумать о льготах на интеллектуальную собственность для возвращенцев и переселенцев. Система у нас и за границей такая – университет оплачивает патент и владеет им, а автор патента получает определённый процент. Можно давать более выгодные проценты здесь, в России, и привлекать, таким образом, талантливых людей.

Четвёртое. Для понижения барьеров приезда талантов в Россию можно предусмотреть долгосрочные рабочие визы, грин-карты или облегчённое получение гражданства для талантливых людей. И наконец, можно использовать успешный опыт, который уже есть в разных лабораториях и кафедрах ведущих российских университетов: МГУ, СПбГУ, Высшая школа экономики, ИТМО, наш Сколтех прекрасный опыт имеет, Институт биоорганической химии и так далее.

Очень большой потенциал, который следует использовать, имеет русскоговорящая научная диаспора. Но в силу своей возрастной структуры этот потенциал будет исчерпан лет через 10–15. У нас не так уже много времени для возвращения нашей диаспоры.

И хотел бы напомнить всем коллегам, что у России есть великолепный послужной список в деле привлечения талантов со всего мира. Россия всегда была магнитом для талантов. Вспомним, что Ландау вернулся в Россию после полуторалетней стажировки в Европе, Менделеев – после двух лет, Харитон – после двух лет нахождения в Англии, Ломоносов – после шести лет, Капица – после тринадцати лет.

Иностранцы тоже сослужили России огромную службу. Вспомним величайшего Эйлера, который посвятил свою жизнь нашей стране, Николая и Даниила Бернулли, Витуса Беринга, Иоганна Гмелина, Петера Палласа и многих других.

В.Путин: Спасибо большое. Очень практично и очень интересно.

Прошу Вас, Игорь Михайлович.

И.Реморенко: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

У меня тоже предложение касательно школьников. Я сейчас работаю в педагогическом университете, а больше 30 лет назад учился здесь, в физматшколе Новосибирского университета. Это была, конечно, плотная подготовка по физике и математике, но именно в этот Дом учёных мы ходили и встречались с учёными, которые вели международные исследования… Например, я ходил к профессору, который участвовал в международных коллаборациях по исследованию генезиса происхождения музыки аборигенов. Это страшно интересно. Это действительно междисциплинарная вещь, которая демонстрировала нам, что Россия может быть лидером в таких международных, казалось бы, не очевидных проектах.

Конечно, сейчас привлекать учёных, которые работают на международном уровне, к работе с детьми можно, но крайне нечасто, потому что это очень интенсивная работа, им некогда. Но сейчас появилась практика, пока очень пилотная, с «Сириусом», с Лигой школы «Роснано», когда на базе научных проектов создаются школьные задачи. То есть можно их так трансформировать, так методически препарировать, что сделать хорошие, очень продвигающие школьников учебные пособия.

Может быть, стоит сделать такую библиотеку глобальных проектов – «Россия в глобальной науке»? «Россия в глобальной науке» – это учебные пособия с задачами, с понятными школьникам такими интеллектуальными вызовами, решая которые, работая с которыми в школе, мы могли бы очень хорошо поддержать профильные классы школ, которых сейчас становится всё больше (инженерные, медицинские, академические сейчас создаются), и тем самым каким-то образом привлечь школьников к глобальной, серьёзной науке в будущем.

В.Путин: Спасибо.

Прошу, Валентин Николаевич.

В.Пармон: Владимир Владимирович, хотел бы вернуться к очень важной проблеме развития инфраструктуры. У нас сейчас очень неплохо идёт дело по созданию уникальных научных установок, в том числе класса «мегасайенс», центров коллективного пользования (центры коллективного пользования – имеется в виду научное оборудование). Тем не менее для осуществления проектов полного цикла, которые предусмотрены в Стратегии научно-технологического развития, необходимым звеном является технологическое.

Было бы правильно включить в официальный разряд национальные научно-технологические центры коллективного пользования. В частности, с их помощью можно было бы решить задачи, о которых уже дважды говорилось. Это проблема производства реактивов для самой российской науки. Есть проблемы, которые были озвучены представителем института имени Иоффе, – это создание особых, уникальных приборов и элементов приборной базы. То есть научно-технологические центры должны обязательно попасть в поле зрения структур, либо ФАНО, либо РНФ, либо Минобрнауки. К сожалению, они в значительной мере сейчас выпали.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Ещё раз скажите, пожалуйста, эти научно-технологические центры какую задачу должны выполнить?

В.Пармон: Для того чтобы масштабировать работу от пробирки, необходима укрупнённая наработка. Допустим, я – химик, необходима укрупнённая наработка вещества. В одном институте, в одной лаборатории это сделать несерьёзно, для этого есть структуры, допустим, волгоградский филиал Института катализа, там целая система комплексных установок, которая позволяет масштабировать наработку и производить при необходимости в том числе и сверхчистые реактивы, но в небольшом количестве. Но этот объект, это самый ценный объект, который получила Российская академия наук (химия) в конце 80-х годов, он не поддерживается из бюджета вообще.

В.Путин: То есть они есть, просто речь идёт о том, чтобы поддержать их развитие.

В.Пармон: Да, чтобы была поддержка хотя бы с точки зрения обеспечения коммунальных расходов и так далее.

В.Путин: Всё, я понял. Нужна только информация более полная, что и где конкретно нужно поддержать.

Пожалуйста, прошу, Валерий Васильевич.

В.Козлов: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги! Позвольте тоже несколько соображений высказать по поводу научно-технического сотрудничества с зарубежными странами.

В докладе Михаила Валентиновича правильно было сказано о роли мегапроектов. Это как локомотивы, которые за собой могут потянуть целую цепочку новых научных результатов и новых технологий. Что особенно важно – всё это можно и нужно развивать в нашей стране.

Коллеги, надо, конечно, иметь в виду это как очень важную задачу, но не забывать и о более простых и, я бы сказал, не менее эффективных и традиционных инструментах научного сотрудничества.

Если позволите, на примере, который мне больше всего близок, – это математические науки. Конечно, математика, теоретическая математика, не такая дорогая, она, грубо говоря, почти ничего не стоит. Очень важно искать, просто важно закидывать сеть широкими ячейками и искать и поддерживать талантливую молодёжь, об этом уже сегодня говорили. Конечно, прикладная математика – вещь более затратная, достаточно вспомнить необходимость супервычислений, суперкомпьютеров. Это вещь очень нужная, но, конечно, у нас здесь не всё так благополучно.

Но я даже о теоретической математике хочу сказать. Международное сотрудничество имеет массу аспектов. И я хочу напомнить, Владимир Владимирович, Ваше поручение о развитии математического образования в нашей стране. Кстати, очень много сделано, и об этом много говорилось («Сириус» и так далее), но, к сожалению, не все идеи, очень интересные, которые были заложены и указаны в этом постановлении, удалось решить. Я имею в виду вопрос о создании четырёх международных математических научно-образовательных центров: в Санкт-Петербурге, Москве, Казани и Новосибирске.

В Казани и Новосибирске на базе университетов такие центры уже созданы, как я понимаю, работают. Что касается Москвы и Санкт-Петербурга, то там предполагалось это всё создать на базе наших двух выдающихся математических институтов: на базе Математического института имени Стеклова в Москве и Санкт-Петербургского отделения института Стеклова, нашей «Стекловки».

Понимаете, вопрос вроде бы простой, и Министерство образования и науки, и Федеральное агентство научных организаций, конечно, хорошо понимают эту проблему и вроде бы какие-то шаги уже сделаны, но мешают чисто юридические, правовые барьеры. Поскольку наша главная задача – это научные исследования, а центры научно-образовательные, с образовательной составляющей, и финансирование так легко перебрасывать не получается. Тем не менее это для нас очень важно.

В Санкт-Петербурге есть очень хорошая база. Это, собственно, Математический институт имени Эйлера, который как раз для этих целей и был создан. Надо оживить его работу. И у нас, в нашем Математическом институте, всё, собственно, есть, для того чтобы полноценно этим заниматься. Тем более этот вопрос сейчас имеет серьёзную актуальность в связи с тем, что мы замахнулись на проведение международного математического конгресса у нас в стране, в Санкт-Петербурге, в 2022 году. Аркадий Владимирович Дворкович возглавляет наш подготовительный комитет, и я, как говорится, постучу по дереву, вроде бы пока всё обстоит нормально.

В июне этого года в Бразилии состоится международный математический конгресс, и там будет принято окончательное решение. У нас хорошие позиции. Но для того, чтобы этот конгресс проводить, нужно проводить так называемые сателлитные конференции (до конгресса и после) у нас в стране, как раз в Санкт-Петербурге, Москве, Казани, Новосибирске, других наших городах нужно иметь площадки, которые мы могли бы полноценно для всего этого использовать. И мы рассчитываем на то, что всё у нас будет нормально в этом плане, потому что база есть.

Сегодня вручали премии молодым учёным. Десять лет, 30 лауреатов мы в итоге за это время имеем. Достаточно сказать, что в нашем Математическом институте имени Стеклова десятая часть лауреатов работает, у нас три такие премии. И это очень важно: не каждый институт может похвастать пока что хотя бы одним лауреатом.

Второй вопрос о том, как удержать нашу молодёжь работать в нашей стране. Коллеги, в чём мы проигрываем Западу в этих вопросах? Иногда, честно говоря, по мелочам. Это идея постдоков – это временные позиции для того, чтобы заниматься наукой.

Могу вам сказать, что в Академии наук, когда были институты, вместе с президиумом Академии наук у нас была программа постдоков. И мы вовлекали ежегодно в эту программу за счёт средств Академии наук до 400 молодых людей. Что такое 400 молодых людей? Это два небольших, средних института. Но всё равно, понимаете, это был конкурс, молодые учёные, кстати, участвовали в отборе претендентов, и программа работала, и работала эффективно.

Мне кажется, если мы что-то в таком духе сделаем, в плане создания рабочих мест, – пусть временных, на два-три года, по конкурсу для молодых учёных, с использованием возможностей наших фондов, фонды и так много делают полезного для поддержки научной молодёжи, но я имел в виду здесь на уровне более институциональном, – если будем действовать, мне кажется, это будет движение в правильном направлении.

В.Путин: В целом у нас это возрождается. У нас же есть такой опыт уже сейчас. Хотя это нужно, безусловно, расширять. Здесь мы сегодня тоже уже говорили об аспирантах, которые занимаются, не просто на очередную образовательную ступень переходят, а наукой занимаются – тоже абсолютно верная вещь.

Что касается научно-образовательных центров в Москве и Петербурге – обязательно доведём это до конца. Надеюсь, что будем всё делать для того, чтобы прошло международное мероприятие, о котором Вы сказали.

Пожалуйста, Максим Петрович.

М.Никитин: Уважаемый Владимир Владимирович! Спасибо большое за приглашение. Если можно, я короткую ремарку сделаю, чуть-чуть уточню некие моменты.

Вот почему Россия хороша в хоккее? Потому что у нас в каждом дворе хоккейные коробки есть. Второе – снега навалом, и родители не боятся отпускать детей поиграть там в хоккей. И с точки зрения коробок, мне кажется, уже очень много было сделано, то есть очень много инфраструктуры, финансирование есть науки и так далее.

Тем не менее у нас некоторые организации всё ещё боятся отпускать интеллектуальную собственность из себя. У нас очень тяжело, допустим, молодёжи решиться на то, чтобы организовать дело жизни – какой-нибудь стартап, в который они вложат 100 процентов их времени, потому что очень малая доля будет принадлежать им.

Известно, что Гарвард отдаёт, по-моему, семь процентов доли авторам. Но в Германии, допустим, в менее популярных институтах часто у института остаётся только роялти, институт претендует только на роялти с продаж, а вся доля передаётся авторам, и они вольны чувствовать, что это их детище. У нас ещё есть такая проблема, когда непонятно, у тебя будет доля или всё-таки у работодателя. Мне кажется, для молодёжи это очень важный фактор.

Что касается снега, мы понимаем, что заваливать всю страну снегом тоже плохо. То, что мы говорили про реагенты, я часто слышу эту формулировку в формате того, что давайте разрешим всем закупать всё отовсюду. Я бы сказал, что намного важнее всё-таки придумать какой-то некий один механизм, может быть, пока частный, который позволит учёным хоть как-то где-то покупать реагенты быстро.

Допустим, мы обсуждали сегодня в рамках выполнения грантов РНФ. Допустим, освободить прямые закупки, когда какое-то бюджетное учреждение закупает напрямую у зарубежного поставщика и говорит о том, что это требуется для выполнения гранта РНФ или РФФИ, просто освободить от таможенной проверки и ускорить этот процесс, когда это попадает на стол к учёному. Если эти вещи сделать, мне кажется, у нас и стартапов в области life science появится бесконечное количество, и по капитализации побьём WhatsApp и так далее.

Спасибо большое.

В.Путин: У нас интернет-торговля проходит практически без всяких ограничений со стороны таможни… Да-да, контейнеры приходят, написано что-то, они не знают, как это проверять. Тем не менее проблема существует, и её надо решать. Надо внимательно с этим разобраться, потому что просто так совсем освободить от таможни тоже невозможно, но надо придумать такие инструменты работы, которые бы не осложняли исследовательскую деятельность, вот о чём я.

По поводу этих процентов уже Артём Ромаевич говорил, по сути это одно и то же. И я с Вами абсолютно с этим согласен, полностью. Здесь нужно идти по тому пути, на котором сразу становится видно – нечего там забирать у исследователей, если ещё ничего не создано, если что-то больше забирать, так ничего здесь и не появится никогда, поэтому абсолютно точно, это рудименты прошлого, всё это социализированное сознание.

Владимир Евгеньевич приводил пример, как легко раньше решалось по некоторым основным направлениям, но нам невозможно вернуть прежнюю систему, потому что при прежней системе, когда Сахаров писал вот эту бумагу… Сверху чего написано? «Совершенно секретно».

А за всем этим стоял известный «физик-ядерщик» и организатор этой работы Лаврентий Павлович Берия. Попробуй не сделай! Поэтому прежние методы сюда нам не перенести. А то, что эти граждане, господа пишут вот так, на одном листочке, – да, они это делают, Андрей Александрович прав. Но когда идут за деньгами, я вас уверяю, я это знаю, там таким количеством документов уже не ограничишься, понимаете? Там тоже всё достаточно строго.

Но абсолютно с вами со всеми согласен в том, что нам нужно разбюрокрачивать систему принятия решений, это очевидно, делать это по-современному, с использованием современных технологий, обеспечивая при этом и интересы государства, ограждая граждан от чего-то недобросовестного, от воровства либо проникновения на наш рынок и на нашу территорию каких-то вредных или опасных объектов, предметов.

У нас сегодня повестка дня звучит «О глобальной конкурентоспособности российской науки». Дело ведь совершенно не в том, чтобы добиваться каких-то медалей. Нет! Нам просто условия надо создать для развития страны, а без развития науки не будет никакого развития страны. Условия надо создавать! Вот об этом мы сегодня с вами и говорили.

Поэтому я, во-первых, благодарен Михаилу Валентиновичу за то, что он сказал по поводу того, что нам нужно работать над инфраструктурой как над якорем для привлечения лучших специалистов. То же самое говорил и Валентин Николаевич и коллеги, когда мы собирались в более узком кругу с представителями Сибирского отделения Академии наук. Александр Михайлович набросал целую программу: и конкретную программу по регионам, и системные предложения сделал.

Когда мы говорим о международном сотрудничестве – это чрезвычайно важно, потому что это делает нашу науку частью мирового научного процесса. Но это тоже не самоцель. Нам ни в коем случае нельзя в этой сфере, так же как в других, создать условия, при которых это сотрудничество приведёт к дальнейшему оттоку. Наоборот, нужно делать так, чтобы это сотрудничество работало как насос сюда.

Здесь, безусловно, важно то, что было сказано Галиной Гавриловной по поводу гуманитарной составляющей. Без этого учёный, любой исследователь (молодой, среднего возраста), если нет каких-то гуманитарных основ, я сейчас не буду говорить в этой аудитории про патриотизм, хотя это никогда не лишне, тем не менее если этого нет внутри, то тогда все остальные исследования превратятся в схоластику и неизвестно чем закончатся не только для нашей страны, но и для мирового сообщества, потому что, как известно, скальпель может быть инструментом борьбы за жизнь, а может быть инструментом преступления. Вот без гуманитарной составляющей тоже никуда не деться. Это я, без всякого преувеличения, считаю очень важным.

Сейчас не буду повторять то, что, допустим, Артём Ромаевич сказал и наш самый молодой выступавший – сегодняшний лауреат. Нам нужно набросать этот перечень инструментов, которые сделают привлекательной работу у нас здесь для всех: и для тех, кто уже где-то в международных лабораториях работает, и для тех, кто ещё никуда не собрался уехать. Нам не нужно по этому вопросу особенно переживать. То, что движение в мировой науке идей, людей и кадров перетекание – там поработали, здесь поработали, – это, как в искусстве, ничего страшного нет.

Страшно то, если мы не создадим условия для того, чтобы людям интересно было работать у нас. Тогда к нам ничего перетекать никогда не будет. Поэтому главное, что мы должны сделать с вами, – это создать условия. Когда я говорю – мы с вами, имею в виду и государство, и научное сообщество.

Очень рассчитываю на то, что президент Академии наук, Александр Михайлович, будет опираться на своих коллег, на президиум – на всех, кто много сделал для развития российской науки, опираться на людей молодых, совсем свежих в науке, которые поработали в международных центрах и сюда приехали.

Безусловно, нужно, мы думаем над этим и будем это делать, создавать условия для продвижения, не только продвижения этих мегапроектов, а для того, чтобы расширять эти возможности.

Мы с вами встречались, с коллегами, у вас же были замечательные предложения… Кстати, меня это очень порадовало, когда люди, здесь поработавшие, наши соотечественники, вернувшиеся, поработавшие в рамках мегагрантов, начали говорить о том, как сделать так, чтобы молодым российским исследователям было интересно здесь работать. Тоже целый набор был предложений. Мы всё это будем реализовывать, постараемся ничего не забыть. В общем, и отдельные направления чрезвычайно важны.

Во-первых, хочу вас поблагодарить, я, безусловно, использую это и в Послании, которое сейчас готовится, и не просто так, для того, чтобы сказать об этом, а для того, чтобы сделать ваши предложения программой нашей совместной работы.

Спасибо вам большое.

Россия > Образование, наука > kremlin.ru, 8 февраля 2018 > № 2494142 Владимир Путин


Россия. ПФО > Образование, наука. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 25 января 2018 > № 2477788 Владимир Путин

Телемост с ведущими российскими вузами.

В ходе посещения Института фундаментальной медицины и биологии Казанского федерального университета Владимир Путин провёл телемост с ведущими высшими учебными заведениями страны.

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Сейчас только имел удовольствие поздравить с Татьяниным днём представителей студенческих клубов, которые собрались здесь, в Казани, практически со всей России. И хочу эту нашу встречу тоже начать с поздравлений. Поздравляю всех вас и всех, кто нас видит, слышит, с Днём студенчества. Хочу пожелать всем вам успехов – всем студентам, вашим наставникам, преподавателям.

Вся наша работа по развитию образования, по поддержке талантов, творчества, общественных, научных, деловых инициатив направлена на то, чтобы молодёжь могла реализовать себя, добиться успехов в своей собственной жизни и посвятить значительную её часть нашей стране, России. Потому предлагаю сегодня предметно поговорить о положительном опыте, который имеется у федеральных университетов, о подходах, которые важно распространить на всю систему высшего образования.

Мы только что посмотрели площадки Казанского, или теперь уже Приволжского федерального университета. Безусловно, это один из примеров того, как вуз с историей, с хорошими традициями, с выдающимися научными школами может отвечать на вызовы времени и идти вперёд. Как ректор сказал, у нас теперь две даты основания университета: совсем старинная, 1804 год, и 2010 год, когда нему были присоединены несколько площадок, когда институт, теперь уже университет, получил новое дыхание.

Напомню, что у нас создана целая сеть федеральных университетов: Сибирский (Красноярский), Южный (Ростов-на-Дону), Северный, или Арктический (Архангельск), Казанский (Приволжский), Уральский (Екатеринбург), Дальневосточный (Владивосток), Северо-Восточный (Якутск), Балтийский (Калининград), Северо-Кавказский (Ставрополь), Крымский (Симферополь). Именно так стремятся работать, как я уже говорил применительно к тому университету, где мы находимся, стремятся работать все наши 10 федеральных университетов.

Мы начали, напомню, формирование этой сети в 2006 году с создания Сибирского и Южного федеральных университетов. Это был проект, в полном смысле устремлённый в будущее, нацеленный на решение долгосрочных задач. Федеральные университеты призваны стать флагманами промышленного, социального, технологического развития целых территорий России, ну и соответственно целых отраслей; должны содействовать освоению огромных пространств нашей страны, в том числе таких стратегически важных для России, как Арктика, Сибирь и Дальний Восток. Именно поэтому мы направили на развитие наших образовательных центров значительные финансовые ресурсы, продолжили эти программы и в непростой период глобального экономического кризиса. И сегодня можно с уверенностью сказать, что этот проект состоялся.

Финансирование проекта (и для тех, кто в этой аудитории собрался, и для тех, кто нас будет слушать и видеть с помощью средств массовой информации) в 2016–2017 годах из федерального бюджета составило 52 миллиарда рублей, со стороны самих университетов и тех, кто их поддерживал, регионов, – 22 миллиарда рублей. В 2010–2016 годах на формирование современной научной структуры федеральных университетов было дополнительно направленно 40,7 миллиарда рублей. За этот же период времени за счёт научно-исследовательской деятельности федеральные университеты заработали, сами заработали 38 миллиардов рублей.

Федеральные университеты стали центрами притяжения для талантливых людей, талантливой молодёжи, сильных учёных и исследователей, в том числе тех, кто действительно определяет ход развития современной науки. Напомню, уважаемые друзья и коллеги, что с 2010 по 2017 год в федеральных университетах в рамках так называемого проекта мегагрантов работало 18 учёных мирового уровня. Мы специально распредели их практически по всей территории России. Из них 11 иностранцев, это учёные с мировым именем, лидеры в своих отраслях, два российских, мы выбирали их по конкурсам, и пять наших соотечественников, которые в своё время уехали работать за границу, вернулись и работали здесь. Уже непонятно, где они больше работали, за границей или здесь.

Концентрация интеллектуального потенциала, наличие современной научной инфраструктуры позволяет готовить высококлассные кадры, создавать передовые решения в интересах отечественной экономики. Причём речь идёт о таких важнейших перспективных направлениях, как искусственный интеллект, разработки в сфере биологии, медицины, сельского хозяйства, технологии добычи и переработки полезных ископаемых. В этом смысле федеральные университеты стали одним из механизмов повышения технологической конкурентоспособности и состоятельности нашей страны.

Отмечу и тот важный факт, что нам удалось серьёзно укрепить единое образовательное и научное пространство России. Запущены совместные программы академической мобильности. Студенты и преподаватели получили большую возможность перемещаться между университетами, подбирать себе образовательные курсы, вести общие проекты, а также использовать современное учебное и исследовательское оборудование, в том числе в так называемых центрах коллективного пользования. Кстати, у нас за это время создано 30 таких центров, центров коллективного пользования. В них сконцентрировано современное дорогостоящее исследовательское оборудование. Пользоваться им могут учёные и научные коллективы из любых организаций.

Подчеркну, сегодня федеральные университеты задают тот уровень, к которому должна стремиться вся система высшего образования, чтобы выпускники всех российских вузов могли успешно начать карьеру, реализовать свой потенциал.

Уверен, эта тема – важнейшая для наших студентов. Поэтому давайте сегодня поговорим об этом поподробнее, поделимся опытом. Тем более что сегодня в нашем разговоре будут участвовать и ректоры Московского и Санкт-Петербургского университетов. У этих вузов традиционно сильно выстроенная системная работа по профессиональной ориентации и трудоустройству выпускников, а дипломы являются надёжной путёвкой в жизнь.

У нас на связи практически все федеральные университеты. Давайте приступим к работе.

Д.Валеев: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович, добрый день, уважаемые участники телемоста. Меня зовут Валеев Динар, я являюсь аспирантом юридического факультета Казанского федерального университета.

Владимир Владимирович, мы очень Вам благодарны, что именно в этот день, День российского студента, Вы смогли найти возможность посетить наш Казанский федеральный университет и объединить на базе нашей альма-матер университетское сообщество ведущих вузов России.

Сегодня с нами на связи Московский государственный университет имени Ломоносова, Санкт-Петербургский государственный университет, Балтийский федеральный университет имени Иммануила Канта, Уральский федеральный университет имени первого Президента России Бориса Ельцина, Крымский федеральный университет имени Вернадского, а также Северо-Кавказский, Северный (Арктический) и Южный федеральные университеты.

Думаю, что многие со мной согласятся, что для современного студента академическая мобильность стала необходимостью, как Вы верно отметили. Она позволяет нам, студентам, расширить свои компетенции и навыки, получить незабываемый опыт и стать конкурентоспособными.

Сегодня во многих вузах России реализуется программа академической мобильности по международной и внутрироссийской системе на международном или внутрироссийском уровнях. Широко развиты такие формы, как программы двойных дипломов, программы сетевого взаимодействия, языковые школы, научные командировки, стажировки, различные конкурсы и фестивали. Надеемся, что участники нашего телемоста поделятся своим опытом в организации программ мобильности.

И нам тоже есть что рассказать. В Казанском федеральном университете существует более 60 программ обмена и стажировок. Наиболее популярной среди них является программа под названием «Алгарыш». Её особенность заключается в том, что она позволяет студенту полностью возместить все его расходы, которые произошли за время его поездки.

Наша республика заинтересована в квалифицированных специалистах. И после обучения каждый участник программы обязан вернуться в нашу республику и отработать в организациях и на предприятиях не менее трёх лет.

Наш университет также богат опытом по взаимодействию с университетом города Канадзава и Институтом химических и физических исследований RIKEN в Токио и Йокогаме. 25 лет сотрудничества нашего университета с Японией позволили нам выиграть грант правительства этой страны по программе подготовки лидеров будущего. И уже в следующем году мы будем отправлять в Японию 70 наших студентов и принимать 100 студентов японских университетов.

Наш Казанский университет традиционно открыт для учёных и исследователей разных стран мира. Приглашённые специалисты ведущих мировых университетов с богатым именем раздвигают границы нашего профессионального пространства в сфере образования.

Наш университет является участником программ сетевого взаимодействия, реализуемых федеральными университетами. Это очень перспективное направление. На наш взгляд, следует большее внимание уделять программам академической мобильности внутри страны, так как они позволят нам создать условия для обмена лучшими академическими образовательными практиками, которые существуют на территории нашей страны.

И на сегодняшний день очевидно, что есть ещё много путей для совершенствования программ академической мобильности.

Уважаемый Владимир Владимирович! Предлагаем присоединиться к обсуждению данной темы участникам телемоста.

В.Путин: Спасибо, Динар. Вы сказали, у вас существует программа «Алгарыш», да?

Д.Валеев: Да.

В.Путин: Не путать со словом «магарыч», даже в Татьянин день.

Д.Валеев: Позвольте предоставить слово представителю Северного (Арктического) федерального университета.

Архангельск, добрый день!

А.Чункевич: Здравствуйте Владимир Владимирович!

Коллеги!

Меня зовут Альберт Чункевич, я председатель совета студенческого самоуправления университета.

Мне очень приятно от всего коллектива САФУ имени Ломоносова поздравить вас с нашим общим праздником – Днём российского студенчества.

Спасибо, Динар, ты поднял суперактуальную тему. Как студент я знаю, что для развития образовательной, исследовательской и будущей профессиональной траектории очень важно участвовать в программах академического развития. Кстати, наш великий земляк, учёный-энциклопедист Михаил Ломоносов, был не только основателем университетского образования в России, он в своё время активно, если говорить на современном языке, участвовал в программах академической мобильности. Он постигал науку в Москве, Киеве, Санкт-Петербурге, а также в вузах Германии.

В 2013 году федеральные университеты объединились в «Клуб десяти» – сеть федеральных университетов, и договорились об обмене лучшими практиками и реализации сетевых проектов. Эта программа даёт свои положительные результаты. Сегодня совместно реализуется более 20 сетевых образовательных программ уровня бакалавриата и магистратуры.

Например, программа «Реклама и связи с общественностью». Студенты САФУ, Балтийского, Северо-Восточного федеральных университетов совместно работают над проектами, обучаются очно и дистанционно. У них есть возможность изучать дисциплины у передовых преподавателей, узнавать культуру и традиции регионов России. В прошлом году 115 студентов САФУ обратились в другие вузы по сетевым программам, а наш Арктический университет принял к себе студентов из пяти субъектов Российской Федерации. В рамках Национального арктического научно-образовательного консорциума, который сегодня объединяет 33 организации, у студентов есть возможность не только изучать отдельные дисциплины в вузах-партнёрах, но и пройти стажировку или практику на 12 уникальных стационарах в Арктике.

Академическая мобильность важна и в научных проектах. Уникальные компетенции и практические навыки получают участники известного в стране экспедиционного проекта «Арктический плавучий университет». САФУ организует совместно с Росгидрометцентром и Русским географическим обществом. Уже состоялось девять морских экспедиций. Подготовку прошли более 500 участников из разных вузов и научных организаций России, а также из зарубежных стран. В июле этого года состоится юбилейная, десятая экспедиция.

Я уверен, что каждый студент захочет поучиться, например, в течение семестра в университете-партнёре, при этом у него в дипломе появятся дисциплины, изученные в другом вузе. Он послушает лекции известных учёных, которые живут и работают в другом городе. Академическая мобильность способствует разностороннему развитию студентов и дальнейшему трудоустройству выпускников.

В САФУ, как и в других университетах, есть все условия для того, чтобы принять гостей: уникальные образовательные программы, интеллектуальные центры, современные учебные корпуса, центры коллективного пользования научным оборудованием, общежитие и спортивные сооружения.

Для повышения эффективности академической мобильности нужно расширить возможности студентов по участию в академических обменах, объединить информацию о том, в каком вузе есть специализированное оборудование, кто из преподавателей готов с нами поработать.

Совместно с другими федеральными университетами мы планируем сформировать пул экспертов по проектированию и реализации совместных образовательных и научных программ, в том числе готовы участвовать в совершенствовании нормативной базы внутрироссийской академической мобильности.

Чтобы студенту расширить свои возможности получить знания, опыт и практику, совсем необязательно ехать учиться за границу. Ведь мы хотим жить и работать в нашей большой многонациональной и прекрасной стране.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Альберт продолжил тему студенческой мобильности и сослался на Ломоносова. Мы все знаем, что это была очень своеобразная мобильность. Как известно, если это, конечно, не легенда, Ломоносов пешком из Архангельска добрался. Но это до сих пор для всех нас остаётся самым лучшим примером стремления к знаниям и к реализации своей мечты, поэтому мы, безусловно, должны это помнить всегда. А в современном мире, конечно, это связано с организацией самого процесса. Поскольку нас слышат ваши наставники и руководители вузов, очень важно, чтобы и Министерство поддерживало вот эту, на мой взгляд, очень важную составляющую современного образования, и руководители вузов тоже имели в виду, что от этого не страдает сам университет, если студенты или аспиранты на какое-то время перебираются в другие вузы, а наоборот, только повышает общую конкурентоспособность российского образования. Вот здесь Альберт, безусловно, прав: нет ничего зазорного поучиться и за границей. Но в целом, если пользоваться возможностями российской образовательной системы, то, действительно, часто и такой необходимости не будет возникать. Во всяком случае, это точно расширяет возможности подготовки высококлассных специалистов.

Спасибо.

Д.Валеев: Альберт, спасибо большое за Ваш опыт.

Очевидно, что академическая мобильность и дальнейшее трудоустройство выпускников очень связаны между собой. Хотелось бы больше услышать по теме трудоустройства, так как она требует более подробного освещения.

Хочу предложить Уральскому федеральному университету поделиться своим богатым опытом. Екатеринбург, добрый день. Аслан, Вам слово.

А.Кагиев: Добрый вечер, Владимир Владимирович!

Добрый вечер, дорогие участники телемоста!

Меня зовут Аслан Кагиев, я председатель союза студентов Уральского федерального университета.

Говоря о трудоустройстве, очень важно подчеркнуть его значимость, ведь после окончания университета у студента открываются колоссальные перспективы, и очень важно найти ему хорошее место работы. А что такое хорошее место работы для студента? Это то пространство, где он может реализовать свои амбиции, чтобы были востребованы его компетенции, а работодатель, со своей стороны, ищет хорошего сотрудника. В свою очередь, для него хороший сотрудник – это человек, который стремится к новым свершениям и, конечно, заинтересован в развитии корпорации. Таким образом, трансформировался подход работодателей к университетам. Ведь сегодня они интересуются не только вопросами, которые связаны с наличием диплома о высшем образовании, их в большей степени интересует, насколько студент был вовлечён в волонтёрскую работу, насколько он умеет управлять проектами, его коммуникативные навыки и в целом всё то, что мы называем дополнительными компетенциями: так называемые Soft и Digital Skills.

Университет столкнулся, действительно, с реалиями, и важно было ответить на этот вызов. Таким образом, мы стали пионерами построения нового уровня взаимоотношений с работодателями, ведь сегодня в университете разработан целый ряд уникальных проектов, которые позволяют развивать мягкие навыки и, в свою очередь, фиксировать результаты.

Ярким примером является общий рейтинг студентов, который, с одной стороны, показывает всю учебную и научную составляющую, а с другой – всё то, что интересует работодателя, так называемая внеучебная сфера. Это в первую очередь умение работать в команде, волонтёрский опыт, коммуникативные навыки, в том числе на иностранном языке, весь лидерский потенциал. А самое главное, что при завершении университета студент получает приложение к диплому от союза студентов, что, конечно же, немаловажно и характеризует всю палитру красок его студенческой жизни.

Важно, чтобы наша модель была конкурентоспособной, поэтому мы выстроили конструктивные, профессиональные взаимоотношения с Гарвардским университетом с одной стороны, а с другой стороны – с университетом Наварры. Это лидеры международных рейтингов в теме трудоустройства. И самое главное – в рамках Всемирного фестиваля молодёжи и студентов мы провели целый ряд глобальных проектов. Важно подчеркнуть, что наш опыт во многом уникален.

Самое ценное из всего того, что я сказал, – мы готовы транслировать наш опыт в другие российские университеты. Мы искреннее верим, что эта инициатива послужит формированию площадки для дальнейшего развития офисов карьерного сопровождения.

Спасибо большое, друзья, за внимание.

Владимир Владимирович, ждём Вас в гости в Уральском федеральном.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо большое, Аслан, или господин председатель, такой начальник большой. То, что Вы занимаетесь изучением опыта того, что происходит в других странах, – это очень важно, это нужно. Надо смотреть, как у них там организовано, и наилучшие практики переносить на нашу почву.

Но в то же время ещё важнее, если Вы как председатель и Ваши коллеги, соученики, студенты, аспиранты напрямую будете работать с ключевыми работодателями России. Даже не нужно ждать здесь какой-то инициативы, то есть она должна быть, но не нужно только уповать на инициативу руководства самого университета. Студенты сами должны озаботиться своим трудоустройством, не забывайте об этом. Если у вас есть такая уважаемая структура, как союз студентов, никто не запрещает вам напрямую работать с будущими работодателями, причём с первых курсов можно это делать. Студенту в одиночку, наверное, это трудновато, но организации союза студентов, мне кажется, это вполне по плечу.

Можно и нужно установить прямые контакты с работодателями, добиться, ведь вы энергичные люди, добиться профессиональных связей, добиться того, чтобы студенты попадали на практику вовремя. Ведь организация практики – это очень существенная вещь в будущем трудоустройстве. Как вы уже мне сказали: с одной стороны, с другой стороны. Так вот, с другой стороны, нельзя превращать эту практику в чисто формальное дело – получение справочек и бумажек, потому что если вы ограничитесь получением справочек и бумажек, причём подчас липовых, никакого приличного трудоустройства не будет, и тогда нечего будет на зеркало пенять в виде администрации университетов, которые якобы не заботятся о вашем трудоустройстве. Нужно самим активно этим заниматься, и вы точно сможете это сделать, тем более что работодатели заинтересованы в таком контакте.

Руководители вузов увлечены текущим процессом подготовки специалистов, руководители предприятий – им нужно выдавать на-гора результаты практической работы, а вам нужно трудоустроиться. Но, правда, и вузам нужно вас трудоустроить, чтобы поднять свой рейтинг, что вы все, 100 процентов, трудоустроены. А работодатели заинтересованы получить хороших специалистов. Сведите всё в одну точку, объедините усилия всех в этом направлении. Но больше всего заинтересованы вы сами, берите это в свои руки. Вот это совершенно точно можно брать в свои руки.

А.Кагиев: Да, Владимир Владимирович, мы именно этим и занимаемся. Та база, о которой мы говорим, состоит из информации, которая конкретно основана на показателях: в каких мероприятиях студент принимал участие, на какой роли, какие проекты он реализовал, весь его волонтёрский опыт, который в дальнейшем мы и даём работодателю, потому что они и есть заказчики, для них мы и работаем. В этом смысл всего этого портфолио и в принципе темы приложения к диплому.

В.Путин: Здорово, удачи Вам, Аслан. Спасибо.

Д.Валеев: Аслан, спасибо.

В развитие темы студенческого портфолио позвольте предоставить слово студенту Санкт-Петербургского государственного университета. Здравствуйте, ребята, вас приветствуют участники телемоста из Казани.

Д.Михеев: Здравствуйте. Спасибо, Динар. Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович, добрый день, дорогие участники телемоста.

Меня зовут Михеев Денис, я являюсь студентом второго курса магистратуры по направлению «Социология».

Когда я поступал в университет на программу бакалавриата в 2012 году, я уже понимал, что тот диплом, который я получу по итогам, будет существенно отличаться от дипломов всех выпускников других вузов, в частности, тем, что он выдаётся на двух языках – на русском и на английском. В 2016 году я защитил свою выпускную работу перед государственной экзаменационной комиссией, которая полностью состояла из работодателей. В том году в работе таких комиссий в нашем университете приняло участие более 1,5 тысячи человек.

Получив свой диплом, я увидел, что в него была внесена информация о том, кто из преподавателей читал те или иные лекции, где я проходил практику и стажировку, кто из работодателей конкретно входил в состав государственной экзаменационной комиссии.

Однако этот диплом изменился ещё и за счёт того, что в него был добавлен такой уникальный элемент, как QR-код. Сегодня при помощи своего смартфона, просканируя этот замечательный и очень небольшой код, любой работодатель может получить доступ к портфолио студента, к электронной копии его диплома, к отзывам научного руководителя и рецензента на его выпускную работу, а также к информации о том, обучался ли студент за рубежом, как раз к вопросу об академической мобильности, о чём мы говорили ранее.

Замечу, что с 2014 года те наши студенты, которые отправляются на обучение, включённое обучение за рубеж в один из университетов, входящих в топ-300 по международным рейтингам, имеют возможность автоматически зачесть те результаты включённого обучения, которые они получили за рубежом, здесь без сдачи дополнительных экзаменов за пропущенную сессию.

Также такой код открывает доступ к портфолио студента, в которое вносится информация о том, были ли у студента поощрения и благодарности, именные стипендии, какие у студента имеются учебные и внеучебные достижения, а также, что очень важно, это информация о том, была ли тема выпускной работы у студента одобрена или предложена работодателями.

Например, тема моей выпускной работы была одобрена Социологическим институтом Российской академии наук. А сегодняшние студенты уже могут выбирать темы для своих работ из электронного реестра, в который входят более пяти тысяч самых разных тем, которые были предложены самими работодателями. И таких работодателей, с которыми мы напрямую сотрудничаем, у нас в университете более двух тысяч.

Однако каждый студент, который получает такой диплом, понимает, что в него может быть внесена информация совершенно другого рода, например, о том, были ли задолженности, дисциплинарные взыскания, вовремя ли были сданы книги в библиотеку.

Тот диплом, который я планирую получить уже в этом году, диплом магистра, также будет отличаться от того диплома, который я имею сейчас.

Наш университет активно работает в цифровой среде, и поэтому выпускник СПбГУ 2018 года может заметить в своём дипломе запись о том, какие онлайн-курсы он успешно прошёл в нашем вузе или в других университетах. Это оказалось возможным благодаря тому, что сами студенты предложили такие изменения, что, в свою очередь, оказалось возможным благодаря тому, что в каждом приказе, который издаётся в нашем университете, есть особый пункт, который говорит о том, кому, какому должностному лицу и по какому адресу направлять обратную связь и предложения по изменению этого самого приказа.

Поэтому в будущем году мы можем ожидать ещё какие-то изменения в нашем дипломе. Университет, конечно же, не будет стоять на месте и будет идти в ногу со временем.

Такой диплом, на наш взгляд, и такие возможности, которые идут вместе с ним, должны быть у любого выпускника вуза. Поэтому сегодня мы предлагаем ведущим российским университетам обратиться к опыту Санкт-Петербургского государственного университета и вносить в дипломы QR-код, а на своих порталах обязательно размещать портфолио выпускников.

Спасибо.

В.Путин: Что же, правда, всё по максимуму, то, что можно внедрять в систему образования из информационных технологий, нужно делать. Сейчас не буду их перечислять, возможности колоссальные. Но то, чем Вы, Денис, занимаетесь, и то, что у вас в моём родном университете происходит, меня радует в той части, на которой Вы сейчас остановились. Конечно, это будет способствовать трудоустройству, если будущий работодатель, будет иметь полную информацию о своём потенциальном кандидате на работу.

Но, конечно, нужно попросить и руководство университетов о том, чтобы о возможных работодателях было как можно больше информации, в том числе в электронном виде, у будущих специалистов. Это позволит им на более ранней стадии сориентироваться с точки зрения выбора специализации и потом, может быть, более целенаправленно стремиться к контактам с той или другой организацией, прохождению там практики и так далее. Это тоже лишним бы не было. А в целом, конечно, очень правильные вещи. Хочу тоже пожелать вам успехов.

Николай Михайлович, Вы хотите что-то сказать?

Н.Кропачев: Для обеспечения такого контакта мы создали советы образовательных программ, по всем программам – советы образовательных программ. При этом в эти советы входят только работодатели. Этот контакт появляется с момента появления этого совета. Он очень тесный, потому что работодатели участвуют и в научных комиссиях, и в методических комиссиях. Советы образовательных программ определяют требования к поступающим, требования к преподавателям, определяют саму образовательную программу и, следовательно, участвуют в учебном процессе от начала до его завершения. Как сказал наш выпускник, 1700 работодателей потом ещё принимают экзамены, частично принимают экзамены и защиты дипломов, которые они сами рекомендовали.

В.Путин: Спасибо, Николай Михайлович.

Д.Валеев: Спасибо большое.

25 января 1755 года российская императрица Елизавета Петровна подписала Указ об учреждении Московского университета. Этот день является Днём памяти святой мученицы Татьяны, которая с тех пор является покровительницей всех российских студентов.

В этот праздник студенчества мы передаём слово ректору старейшего университета России – Московского государственного университета – Садовничему Виктору Антоновичу.

Добрый день, Виктор Антонович, приветствуем Московский государственный университет.

В.Садовничий: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович, здравствуйте, дорогие студенты.

Сегодня день рождения Московского университета, Татьянин день. Очень хорошо, что эта традиция рождалась в этом здании, построенном Казаковым, напротив Кремля. Казаков вместе с Баженовым строил Екатерининский дворец, залы в Кремле и затем построил первое здание для университета в России.

Здесь много было пройдено выдающегося. Здесь читал стихи Пушкин, учился Лермонтов, учился Тургенев, Грибоедов, Чехов. Была ещё одна страница подвига наших студентов в истории. 22 июня 1941 года 5 тысяч студентов Московского университета, впрочем, как и других университетов, записались на фронт. Из пяти вернулось две тысячи. Конечно, мы чтим этот подвиг.

Татьянин день всегда праздновался студентами, всегда отмечался, потому что студенты намечали в этот день свои перспективы и подводили итоги того, что удалось за год сделать.

Мы благодарны Вам, Владимир Владимирович, что 25 января 2005 года Вы встретились со студентами Московского университета в библиотеке и поддержали их просьбу сделать этот праздник праздником всего российского студенчества.

На самом деле это праздник всех, потому что все мы были студентами, мы все вспоминаем свои студенческие годы, но, конечно, это праздник этих молодых ребят, которые сейчас учатся в наших университетах.

Мы обсуждали заранее много тем. Я очень поддерживаю все те идеи, которые сказали университеты, выступая, но две мысли, Владимир Владимирович, хотелось бы подчеркнуть. Наше образование всегда было сильным и всегда было фундаментальным. Фундаментальность образования отличала всегда нашу систему образования. Поэтому наука университета, безусловно, очень важна. И нужна связь науки с технологиями, с высокими технологиями, Вы сказали о них в своём слове.

Московский университет выступил инициатором принятия закона, который Вы поддержали, он принят, о научно-технологических долинах. Сейчас этот закон реализуется. Он не только для Московского университета, он для всей страны, для других университетов. Его реализация предполагает, что прежде всего в этих долинах университетская наука, работы студентов, аспирантов будут связаны с промышленностью, с госкорпорациями, с высокими технологиями. Думаю, что это новое слово в наших университетских делах – создание таких кампусов, долин, инновационных центров при университетах.

Я ещё об одной идее хочу сказать. Учёные Московского университета разработали идею «Транссибирского пояса». Это относится к связанности территорий, которые относятся к стратегическим направлениям. Мы даже просчитали экономическую сторону и сроки исполнения. Этот пояс должен захватить огромную часть северной территории нашей страны – от Европы до Аляски. Мы такие предложения делаем и хотим их вынести на широкое обсуждение.

Мы сегодня о студентах, Владимир Владимирович. Я хотел об одной идее рассказать. В Сочи прошёл Всемирный фестиваль молодёжи и студентов. Мы участвовали большой делегацией, и мне выпала честь вести секцию «Наука и образование». И там студенты всех стран согласились, что надо создать международный союз молодых учёных. База для этого есть хорошая, мы проводим 25 лет форум «Ломоносов», на него приезжает около 10 тысяч студентов из 40 стран, и поэтому мы имеем хорошее основание. Сейчас мы все заняты тем, чтобы такой мировой, международный форум молодых учёных создать, с тем чтобы ребята более широко смотрели на мир, на сотрудничество, на будущее. Это, на наш взгляд, очень важно.

Ещё одно очень приятное событие или вектор в системе образования. Мы посмотрели и исследовали число иностранных студентов, которые учатся сейчас в России, такого числа не было за всю историю образования. Очень большой рост. В Московском университете – 9,5 тысячи иностранных студентов. Это больше, чем в Кембридже, в Оксфорде, в MIT, в Стэнфорде, в два раза больше.

Владимир Владимирович, здесь присутствуют ребята из Чада, Уганды, Китая, Кубы, других стран. Они учатся в Московском университете, получат эти дипломы и будут нашими друзьями, а наши ребята шире посмотрят на мир и будут сотрудничать.

Поэтому идея поддержки престижа российского образования, конечно, связана и с этой работой – по возможно большему привлечению к нам на обучение ребят из других стран. Мы доказали, что мы сильны.

Китайская Народная Республика создала впервые в истории образования совместный университет: Московский и Пекинский политехнический. Он работает, там идёт учёба, там ждут Вас, Владимир Владимирович, его открыть. Китайская сторона построила здание для этого университета – копию высотки МГУ – за один год. То есть Китайская Республика придаёт большое значение качеству российского образования.

Владимир Владимирович, сегодня Татьянин день, студенты веселятся, они радуются: они сдали сессию без хвостов и, конечно, ждут медовухи. Она обязательно будет. Спасибо Вам за тот подарок, который Вы сделали, – сделали День российского студенчества.

Спасибо.

В.Путин: Виктор Антонович, я, разумеется, поздравляю всех студентов страны с Днём студента, с Татьяниным днём. Не могу не поздравить и Московский университет, поскольку с него всё началось. Так что я Вас поздравляю: и Вас, и всех студентов, аспирантов, преподавателей.

По поводу технологических долин – это была Ваша идея, мне очень приятно, что она реализуется, развивается, и приняты соответствующие нормативные акты по этому вопросу. Очень важно, мне кажется, это очень важное направление. Нужно добиться, чтобы этот проект был обкатан в Москве и потом тиражировался там, где это возможно и будет эффективно функционировать.

Что касается объединения студентов, то, конечно, если нужна какая-то поддержка от федеральной власти, мы с удовольствием эту поддержку окажем.

Д.Валеев: Виктор Антонович, спасибо большое.

Владимир Владимирович, мы понимаем, что, к сожалению, Ваше время ограничено. Наверное, можно было бы ещё много говорить на тему трудоустройства, академической мобильности, но мы вынуждены предложить начинать заканчивать наше мероприятие.

В.Путин: Знаете, всё-таки у нас на связи есть Калининград, Ростов-на-Дону, Симферополь, Ставрополь. Попросим коллег очень коротко сказать что-то, что они считают важным для нашей совместной работы. Давайте начнём с Калининграда.

П.Чечко: Уважаемый Владимир Владимирович, уважаемые участники телемоста, приветствуем вас с самой западной точки России. Меня зовут Чечко Павел. Я студент 1-го курса магистратуры по направлению «Радиофизика».

Говоря о мобильности, для нас важно привлечение студентов, специалистов из других вузов страны. Нам важно направлять студентов не только за рубеж, но и также в другие регионы нашей Родины.

Так как мы, можно сказать, являемся оплотом России и российской культуры в центре Европы, то иностранные студенты в первую очередь обращают внимание на наш университет. Это не только студенты близлежащей Европы, но также стран дальнего зарубежья, таких как страны Латинской Америки, страны Азии.

Силами студенческих организаций мы всячески организуем большое количество мероприятий, направленных на популяризацию российской культуры и России в целом. Также эти международные студенты принимают активное участие в этих мероприятиях. За последние два года в нашем университете количество иностранных студентов увеличилось в два раза. Так как они принимают участие, им также становится интересен не только наш регион, но и другие регионы России. Они интересуются различными стажировками, обучающими программами, которые мы можем предоставить в рамках различных активных мероприятий.

Также хотелось бы ещё обратить внимание на то, что большое внимание иностранных студентов к нашему городу, к нашему университету обращено за счёт того, что мы являемся одним из городов – организаторов чемпионата мира по футболу.

И ещё хотел обратить внимание на предложение Альберта и Динара по поводу запуска федеральной программы поддержки внутрироссийской студенческой мобильности. И также к этому привлекать не только российских, но и иностранных студентов.

Спасибо Вам большое за внимание. И также поздравляем всех с праздником.

В.Путин: Спасибо за предложения. Будем реализовывать.

Вы студент первого курса?

П.Чечко: Да, первый курс магистратуры, радиофизика.

В.Путин: Хорошо. Спасибо большое.

Пожалуйста, Ростов-на-Дону.

А.Бугаев: Здравствуйте, Владимир Владимирович. Здравствуйте, уважаемые члены и наши коллеги, участники телемоста.

Меня зовут Бугаев Арам, я – аспирант четвёртого курса физического факультета Южного федерального университета. Спасибо всем за то, что сегодня вы подняли такие актуальные темы для студентов. В частности, это тема трудоустройства в первую очередь, тема мобильности.

Но я хотел бы добавить, что для многих студентов, в частности для меня, выбравших для себя путь науки, первым работодателем может быть как раз университет. В науке тема мобильности очень актуальна. Мы должны обмениваться опытом, мы должны посылать своих студентов и за рубеж, и по России. Я не был исключением, я окончил аспирантуру Туринского университета в Италии, получил степень PhD и вернулся в свой родной университет.

Вернулся я не потому, что я подписывал какой-то контракт. Динар говорил, что есть замечательная программа, по которой нужно вернуться и отработать три года в своей республике, но вернулся я прежде всего потому, что дома меня ждала современная лаборатория, оборудованная по последнему слову техники, которую, к слову сказать, поддержал мегагрант Правительства Российской Федерации. Меня ждал прекрасный коллектив, достойная зарплата, хорошие условия труда. И я сам вернулся тоже не с пустыми руками, я привёз с собой новые контакты, новые компетенции, которыми сейчас делюсь со своими молодыми коллегами.

Поэтому, поскольку сегодня Татьянин день, я хотел бы пожелать всем нам побольше таких лабораторий. Я знаю, что в нашей стране таких лабораторий очень много, я сам был во многих из них и надеюсь, что наше Правительство будет дальше выступать гарантом того, что будут в нашей стране такие научные центры, в которые студентам, в том числе студентам, прошедшим стажировки за рубежом, будет приятно возвращаться, и посредством таких студентов мы и будем осуществлять диалог между научными центрами и между университетами и наукоёмкой индустрией. Спасибо большое.

В.Путин: Что могу сказать? Что Ваш пример – это очень хороший пример профессионального развития, и в хорошем смысле этого слова преданности вузу, своей стране, своему Отечеству. Я хочу пожелать Вам профессиональных успехов, надеюсь, что у Вас всё получится. Удачи!

А.Бугаев: Спасибо.

В.Путин: Симферополь, пожалуйста.

К.Слуцкая: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович, здравствуйте, уважаемые участники телемоста. Меня зовут Слуцкая Ксения, я аспирантка Крымского федерального университета.

Несмотря на некоторые сложности геополитические, с которыми сталкивается сегодня Крым, международная деятельность является неотъемлемой составляющей жизни Крымского федерального университета и практически каждого из нас. В нашем университете учатся практически 3 тысячи иностранных студентов более чем из 50 стран мира. Ежегодно мы проводим и выступаем соорганизаторами более чем 100 международных мероприятий, принимаем многочисленные иностранные делегации, а также развиваем проекты международной академической мобильности.

Именно международная академическая мобильность не только представляет собой особую важность в вопросе повышения личной компетенции студента, расширении его кругозора, но и несёт в себе более глобальный характер и значение. Ведь, будучи за границей, российский студент, крымский студент, студент Крымского федерального университета, является послом нашей страны за рубежом. В личном общении он доносит некоторую информацию, заводит новые контакты и друзей. Для Крыма это особо актуально, ведь именно это является примером проявления той самой общественной народной дипломатии, о которой мы неоднократно говорили и которая действует тогда, когда дипломатические официальные каналы заблокированы. Ведь образование и наука не имеют никаких границ и преград. Спасибо за внимание. С праздником!

В.Путин: Благодарю Вас за информацию. Вы сказали об известных геополитических трудностях. А когда, собственно, было так спокойно в Крыму? Если посмотреть, как развивались события во время Вернадского, в 20-е годы, как было тяжело, – гражданская война шла, а университет жил. Не просто жил, а он был центром, в известном смысле, тогдашнего Крыма и оставался центром науки и образования всей страны.

Вот это очень яркий, если не сказать блестящий, пример того, насколько важно образование в любой ситуации. А сегодня не думаю, что ситуация вокруг Крыма является драматичной, напротив, уверен, что всё будет постепенно стабилизироваться. Вы знаете, как идёт развитие. И после решения ряда инфраструктурных вопросов и проблем, уверен, это развитие только будет набирать темп, причём и в социальной сфере, и в сфере науки, в сфере образования, и в сфере производства по различным направлениям. Я желаю Вам успехов. Спасибо.

Ставрополь.

Л.Кирюхина: Добрый день, Владимир Владимирович. Добрый день, уважаемые участники телемоста. Вас приветствует Северо-Кавказский федеральный университет, город Ставрополь. Меня зовут Кирюхина Людмила, студентка первого года обучения магистратуры, будущий юрист.

Что хотелось бы отметить в первую очередь, Владимир Владимирович. Сегодня, благодаря созданию федеральных университетов, у студентов появились невероятные возможности, о которых раньше мы даже не могли мечтать, в том числе и в сфере академической мобильности, о которой сегодня так много говорят мои коллеги.

На сегодняшний день у нас в университете обучаются студенты из 69 регионов Российской Федерации, что действительно показывает статус федерального университета. Совсем недавно на базе нашего вуза прошла презентация навигатора профессий, которые будут востребованы в ближайшие годы на Дальнем Востоке для развития экономики и социальной сферы этого региона.

В рамках этой недели нам была дана информация не только относительно вакансий, которые могут быть предложены, но и льгот, которые могут быть предложены, собственно, будущим молодым специалистам. Эта информация была интересна как студентам с Дальнего Востока, которые также обучаются у нас в Северо-Кавказском федеральном университете, так и ребятам из других регионов, которые готовы после окончания университета отправиться на работу на Дальний Восток, а также помогать в освоении Сибири, как это было ранее, в лучших традициях отечественного образования.

Напоследок хотелось бы сказать, что всё студенчество Северо-Кавказского федерального университета благодарно Правительству Российской Федерации и Вам, Владимир Владимирович, за те возможности, которые Вы сегодня для нас открываете. Эти возможности действительно помогают нам расширить наши профессиональные знания, а также, что самое главное, изучить лучший опыт отечественных и зарубежных образовательных центров. Большое спасибо. Ещё раз всех с праздником.

В.Путин: Спасибо Вам. Спасибо всем участникам нашей сегодняшней встречи.

Хотел бы в завершение вот что сказать. Мы сейчас участвовали в таком большом, по сути, общенационального характера событии, отмечали Татьянин день, но в рабочей обстановке и на связи практически со всеми федеральными университетами. Их, напомню, десять. Но кроме федеральных университетов у нас ещё создана сеть исследовательских университетов. И хотел бы заметить, что и другие высшие учебные заведения страны, средние учебные заведения, они никогда не будут оставаться на какой-то периферии.

Мы, когда создавали систему федеральных университетов, а затем и исследовательских университетов и институтов, исходили из того, что должны быть какие-то примеры того, как можно развиваться, к чему можно стремиться. Но я знаю по опыту других отраслей, кроме образования, что как только эти точки роста появляются, к ним сразу стремятся приблизиться все остальные учреждения в любых сферах, в том числе и в образовании.

Я не сомневаюсь нисколько и хочу вас со своей стороны заверить, тех студентов, которые учатся в других университетах, не в федеральных университетах – не в московском, не в питерском, не в исследовательских институтах и университетах, что, как в таких случаях говорят, никто не будет забыт. Мы прекрасно понимаем и отдаём себе отчёт в том, что система образования в России – это гораздо более широкая система, чем 10 федеральных и ещё сеть исследовательских университетов, совсем нет. Мы будем уделять внимание всей системе образования. И только так мы сможем добиться нужного нам результата. А нужный результат – это развитие университетской науки и подготовка нужных экономике страны и социальной сфере, вообще нужных стране кадров. Поэтому я желаю успехов всем студентам и всем преподавателям, особенно в сегодняшний праздничный день – в Татьянин день.

Всего вам самого доброго! Уверен, что у вас всё будет получаться так, как получается до сих пор.

Россия. ПФО > Образование, наука. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 25 января 2018 > № 2477788 Владимир Путин


Аргентина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 23 января 2018 > № 2467914 Владимир Путин, Маурисио Макри

Заявления для прессы по итогам переговоров с Президентом Аргентинской Республики Маурисио Макри.

По итогам российско-аргентинских переговоров Владимир Путин и Маурисио Макри сделали заявления для прессы.

В.Путин: Уважаемый господин Президент! Дамы и господа!

Переговоры с Президентом Аргентины господином Маурисио Макри прошли в деловой и конструктивной атмосфере. Мы обменялись мнениями по всему комплексу вопросов двустороннего взаимодействия, наметили новые задачи и долгосрочные ориентиры сотрудничества, затронули актуальные темы международной повестки дня.

Отмечу, что Россию и Аргентину связывает историческая крепкая дружба и взаимовыгодное сотрудничество. Отношения между нашими странами были установлены ещё в 1885 году и всегда основывались на принципах уважения и учёта интересов друг друга.

И на переговорах с господином Макри был вновь подтверждён настрой на поступательное развитие межгосударственных связей, всестороннее укрепление всеобъемлющего стратегического партнёрства.

Только что подписанное Совместное заявление включает в себя ряд важных договорённостей по расширению взаимодействия в таких ключевых сферах, как экономическая, внешнеполитическая, а также военно-техническая, культурно-гуманитарная и другие.

Разумеется, обсудили ситуацию с поиском пропавшей аргентинской подводной лодки «Сан-Хуан». В России искренне сочувствуют семьям, родным, близким пропавших моряков. Мы сами сталкивались с подобными тяжёлыми трагедиями.

Мы с готовностью откликнулись на просьбу Президента Макри о содействии в поиске лодки. В зону поиска были оперативно направлены океанографическое судно российского военно-морского флота «Янтарь» и подводно-спасательные аппараты «Пантера плюс» и «Фалькон». Совершено двадцать погружений, обследовано около 340 квадратных миль морского дна. Оказываем Аргентине и другую посильную помощь в прояснении обстоятельств и причин случившегося.

В ходе переговоров мы, естественно, подробно остановились на вопросах двустороннего экономического сотрудничества. Аргентина – один из ведущих торговых партнёров России в Латинской Америке. В январе–ноябре прошлого года товарооборот вырос на 3,1 процента. Условились с Президентом Аргентины продолжить системные усилия по развитию торговых и инвестиционных связей. Этим должна вплотную заниматься Межправкомиссия по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству, следующее заседание которой пройдёт через две недели в Москве.

Важно также активизировать работу по линии Совета предпринимателей двух стран. Сегодня у господина Макри состоялась встреча с руководством крупнейших российских компаний, и он мог лично убедиться, что наш бизнес проявляет большой интерес к реализации совместных проектов с аргентинскими партнёрами.

«Росатом» предлагает возвести на территории Аргентины атомную электростанцию российского дизайна по самым передовым и безопасным технологиям. «Российские железные дороги» готовы подключиться к программе модернизации железных дорог Аргентины, наладить поставки современного подвижного состава. «Трансмашхолдинг» и «Синара» намерены инвестировать в строительство объектов сервисного обслуживания и производство железнодорожной техники. При участии «Газпромбанка» в порту провинции Буэнос-Айрес будет построен крупнейший логистический комплекс. «Силовые машины» осуществляют обслуживание агрегатов на пяти аргентинских гидроэлектростанциях и планируют участвовать в тендере на поставку оборудования ещё для шести ГЭС.

Россия и Аргентины налаживают сотрудничество в мирном освоении космоса. Есть идеи по кооперации в сфере дистанционного зондирования Земли, спутниковой навигации. «Роскосмос» мог бы поделиться наработками по созданию космической техники, осуществлять поставки ракетных двигателей, которые являются абсолютно конкурентоспособными и до сих пор поставляются во многие страны мира, включая Соединённые Штаты Америки – кстати говоря, несмотря на все рестрикции, о которых мы знаем. Готовы поставлять и спецтопливо.

Затронули с Президентом Макри и тематику развития гуманитарных контактов. В 2017 году в Аргентине с успехом прошли гала-концерты солистов Большого театра, Мариинского театра и Михайловского театра из Петербурга. В пригороде Буэнос-Айреса открылся Русский центр культуры и искусства «Москва».

В свою очередь аргентинские спектакли вошли в программу Международного театрального фестиваля им. А.П.Чехова в Москве. Танцоры танго из Аргентины участвовали в московском Международном конкурсе артистов балета и хореографов. Фильмы аргентинских режиссёров демонстрировались на 39-м Международном Московском кинофестивале.

Пригласили Президента Аргентины ещё раз приехать в Россию – летом, на чемпионат мира по футболу. И конечно, мы ждём у нас в стране аргентинских болельщиков, которые поддержат свою команду, являющуюся, безусловно, одним из фаворитов предстоящего первенства.

В ходе обмена мнениями по глобальной и региональной проблематике констатировали с господином Президентом, что по большинству вопросов позиции наших государств близки или совпадают.

Намерены расширять координацию с аргентинскими партнёрами в международных организациях – в ООН, во Всемирной торговой организации; развивать связи по линии интеграционных объединений – Евразийского экономического союза и Южноамериканского общего рынка.

Россия примет участие в саммите «Группы двадцати», который в этом году будет проходить в Аргентине. Разделяем аргентинские приоритеты в «двадцатке» и настроены на практическое взаимодействие в их продвижении.

И в заключение хотел бы поблагодарить господина Президента, всех аргентинских коллег и друзей за плодотворную совместную работу в ходе визита. Убеждён, она будет способствовать дальнейшему развитию двусторонних связей между Россией и Аргентиной.

Благодарю вас за внимание.

М.Макри (как переведено): Добрый день!

Ещё раз хочу поблагодарить господина Президента за приглашение.

Когда мы познакомились полтора года тому назад, мы установили, насколько важно комплексное стратегическое партнёрство между нашими странами. Это мой первый официальный визит в Россию, но я надеюсь, что он будет первым из многих. Хочу также поблагодарить Вас за любовь и теплоту России к Аргентине и за помощь в поиске субмарины «Сан-Хуан». Мы глубоко оценили такой поступок.

Я уверен, убеждён, что Аргентина и Россия имеют совместные интересы в связях, которые мы должны ещё продолжить в энергетике, культуре, спорте, технологии, военно-технической области. Сегодня мы всё это обсудили в продолжение этого после обеда, и мы открыли, что есть очень много сфер, в которых мы могли бы сотрудничать, и это сотрудничество, без всякого сомнения, создаст больше возможностей для наших народов. Это именно те перемены, которыми живёт Аргентина, которая сейчас начинает своё осмысленное внедрение в мир и которая хочет исполнить мою приверженность, самую главную приверженность, как аргентинского Президента – сократить уровень бедности и чтобы были возможности для всех.

Мы сейчас будем председательствовать в «большой двадцатке», и мы хотим показать, что Аргентина – не только представитель, но Аргентина – это тоже весь регион, который является мирным регионом, который имеет очень много возможностей в продовольствии, энергетике, особенно в возобновляемой энергетике. И, как мы недавно говорили, мы надеемся комплементировать наши страны. Наши страны являются комплементарными. Это должно побудить и повлечь за собой увеличение товарооборота.

Аргентина стала на глобальную арену с тем, чтобы участвовать в этих глобальных интересах. Мы надеемся, что будем совместно работать в борьбе против терроризма и в безопасности. Как мы видим, наша повестка очень динамична, она полна возможностей. Как Вы сказали, я сегодня утром завтракал с представителями ряда главных предприятий России. Мы сейчас открываем агропромышленное представительство в России, в Москве. Это пятое такое представительство в мире. Мы уверены, что мы можем быть поставщиком продовольствия в Россию, а также обмениваться технологией с тем, чтобы увеличить и помочь производству в России.

Я ещё раз благодарю. Эта встреча должна придать импульс нашему сотрудничеству. И, как мы говорили, я очень надеюсь ещё побывать здесь, хочу приехать со своей дочерью Антонией, которая постоянно говорит о чемпионате мира по футболу, хочу приехать на финальный матч. Надеюсь, что мы будем играть в финальном матче и чтобы мы были более удачливы, чем Бразилия. Но самое главное – это, конечно, участвовать в соревновании. Господь Бог и Месси скажут, сможем ли мы выиграть кубок мира по футболу.

Я очень благодарен за то, что мы провели очень интенсивную и плодотворную работу.

Большое спасибо.

Аргентина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 23 января 2018 > № 2467914 Владимир Путин, Маурисио Макри


Россия > Леспром. Экология > rosleshoz.gov.ru, 21 декабря 2017 > № 2483743 Владимир Путин

Владимир Путин о компенсационном лесовосстановлении

14 декабря 2017 года Президент Российской Федерации Владимир Путин провел 13-ю большую ежегодную пресс-конференцию. 1640 журналистов зарегистрировались на мероприятие. Это самый высокий количественный показатель за всю историю существования формата. Предыдущий рекорд был поставлен в 2016 году. Тогда Большая ежегодная пресс-конференция собрала чуть более 1400 представителей прессы. При этом на самой первой встрече присутствовали 502 журналиста. Таким образом, количество журналистов увеличилось в три раза.

2017 год был объявлен Владимиром Путиным Годом экологии. Естественно, что среди множества вопросов, прозвучавших в ходе мероприятия, было не возможно не затронуть тему защиты окружающей среды. Президент России особо отметил, что одним из приоритетов российского государства и правительства на ближайшие годы станет развитие инфраструктуры, а значит необходимо искать золотую середину между экономическим развитием страны и сохранением экологии. В случае реализации инфраструктурных проектов необходимо проводить компенсационные посадки деревьев.

«Мы с вами знаем, такая проблема возникает всегда и везде: между защитой экологии, защитой природы и развитием. Всегда нужно искать золотую середину. У нас принято уже решение в этой сфере, согласно которому в случае реализации тех или иных промышленных и инфраструктурных проектов, и если это связано с вырубкой лесов, необходимо осуществить так называемую высадку лесов. То есть столько нужно высадить деревьев, сколько было срублено в ходе реализации промышленного или инфраструктурного проекта. Вот если мы так будем подходить к решению проблем развития и сохранения природы, мне кажется, мы будем на верном пути!», – заявил Владимир Путин.

Законопроект «О комплексном лесовосстановлении», где определен порядок создания лесов на площадях, равных выведенным из лесного фонда, уже разработан. В России ежегодно сплошные рубки составляют порядка 1 млн. га. И эта цифра будет расти из-за увеличения объемов заготовки древесины, из-за роста лесных площадей, изымаемых для нужд недропользователей, строительства линейных объектов. В этом году Федеральное агентство лесного хозяйства впервые за долгие годы обеспечило рекордные показатели лесовосстановления. В итоге был соблюден баланс сплошных рубок и лесовосстановления на площади более 900 тыс. га. В будущем планируется придерживаться незыблемой формулы: «на один гектар вырубок – один гектар лесовосстановления».

Россия > Леспром. Экология > rosleshoz.gov.ru, 21 декабря 2017 > № 2483743 Владимир Путин


Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 19 декабря 2017 > № 2429653

Заявления для прессы по итогам российско-сербских переговоров.

В.Путин: Уважаемый господин Президент! Дамы и господа!

Переговоры с Президентом Сербии прошли в открытой и, как всегда, в дружеской атмосфере, были весьма насыщенными и продуктивными. Мы детально обсудили весь комплекс двустороннего сотрудничества, обменялись мнениями по актуальным международным и региональным проблемам.

Нынешняя встреча – первая после вступления господина Вучича в должность Президента Сербии. Но хотелось бы отметить, что мы и раньше неоднократно встречались, в том числе когда господин Вучич был премьер-министром.

Разделяем настрой сербского руководства на поддержание интенсивного политического диалога и поступательного развития межгосударственных отношений. Буквально через несколько месяцев, в феврале 2018 года, наши страны будут праздновать 180-летие установления дипломатических связей.

В ходе переговоров приоритетное внимание уделили экономическому взаимодействию. В текущем году двусторонний товарооборот демонстрирует уверенный рост. В январе – сентябре объёмы торговли увеличились на 26 процентов – до 1,5 миллиарда долларов.

Расширяются взаимные инвестиции. В Сербии накоплено свыше четырёх миллиардов долларов российских капиталов. В свою очередь сербские партнёры вложили порядка 0,5 миллиарда долларов в экономику России.

Вопросами углубления торгово-инвестиционного взаимодействия вплотную занимается межправительственный комитет по экономическому и научно-техническому сотрудничеству. В ближайшее время планируется проведение его очередного заседания.

Хорошим подспорьем в работе МПК станет подписанная только что Межправительственная декларация о сотрудничестве по модернизации экономики. Рассчитываем, что эта декларация будет способствовать реализации новых совместным проектов, налаживанию промышленной кооперации и высокотехнологичных производств.

Приоритетной областью взаимодействия остаётся энергетика. Наша страна практически полностью обеспечивает потребности Сербии в природном газе, это более 90 процентов. В текущем году объёмы поставок увеличились на четверть и превысили два миллиарда кубических метров. К 2022 году этот показатель будет доведён до 3,5 миллиарда.

В перспективе Сербия помимо крупного рынка сбыта российского природного газа может стать и важным звеном в его транзите. Прорабатывается вопрос о подключении сербских партнёров к реализуемому «Газпромом» проекту строительства нового маршрута поставок энергоносителей – к «Турецкому потоку».

На сербском топливном рынке успешно работают и другие российские компании. «Газпром нефть» продолжает модернизацию крупнейшего в регионе холдинга – «Нефтяная индустрия Сербии», это 11 тысяч рабочих мест, и уже вложил в их предприятие более трёх миллиардов долларов.

«ЛУКОЙЛ» владеет сетью из 115 АЗС и двух нефтебаз.

«Силовые машины» осуществляют масштабную реконструкцию ГЭС «Джердап» и готовы подключиться к техническому переоснащению других энергетических объектов Сербии.

Укрепляется взаимодействие в сфере транспортной инфраструктуры. РЖД реализует программу комплексного развития железных дорог Сербии и обновление подвижного состава. При этом финансирование проекта осуществляется за счёт российского госкредита в размере 800 миллионов долларов.

Настроены углублять сотрудничество в кредитно-банковской сфере. В Сербии представлены Сбербанк, ВТБ, которые сопровождают инвестиционную деятельность российских и сербских компаний, предлагают широкий спектр услуг для физических лиц.

Новые возможности для наращивания деловых связей открыло бы создание зон свободной торговли между Евразийским экономическим союзом и Сербией. Соответствующие экспертные консультации уже ведутся. Рассчитываем, что их итогом станет подписание взаимовыгодного соглашения о зоне свободной торговли.

Особое внимание в ходе переговоров уделили культурно-гуманитарному сотрудничеству. При российском участии недавно завершён монтаж мозаики на куполе храма Святого Саввы в Белграде. В ноябре этого года в Сербии выступал ансамбль песни и пляски Российской армии имени А.В.Александрова, и я поблагодарил Президента Сербии за решение назвать парк в центре Белграда в честь этого военно-музыкального коллектива и в память о трагической гибели его артистов в авиакатастрофе в декабре 2016 года.

В Сербии возрождается интерес к изучению русского языка, поддерживаются тесные образовательные связи. Договорились и далее укреплять контакты между людьми, в том числе расширять туристические обмены, создавать благоприятные условия для пребывания и работы россиян на территории Сербии и сербов в России.

На решение этих задач нацелены меморандум о сотрудничестве в области туризма и договор о социальном обеспечении, подписанный по итогам переговоров.

Обсудили текущее положение дел на Балканах. Россия заинтересована в стабилизации обстановки в этом регионе, развитии взаимовыгодных связей со всеми балканскими странами. При этом подтвердил господину Вучичу, что российская сторона продолжит оказывать Сербии поддержку в плане обеспечения её суверенитета и территориальной целостности.

Что касается Косово, мы исходим из того, что ситуация должна быть урегулирована политическим путём и на основе диалога сторон в соответствии с резолюцией Совета Безопасности ООН 1244. Поддержим любое взаимоприемлемое решение, которое будет достигнуто Белградом и Приштиной.

В заключение хочу ещё раз поблагодарить господина Президента за содержательный и конструктивный разговор. Убеждён, достигнутые сегодня договорённости послужат дальнейшему поступательному развитию наших двусторонних отношений.

Благодарю вас за внимание!

А.Вучич: Уважаемые дамы и господа! Большое спасибо за ваше внимание.

Уважаемый господин Президент Владимир Владимирович! Прежде всего благодарю Вас за очень тёплый приём и за Ваше гостеприимство. Хотел бы, если Вы позволите, одну часть моего заявления сказать на русском и одну часть на сербском языке.

Хотел бы от имени Республики Сербии выразить особую благодарность за поддержку Российской Федерацией, которую она нам оказывает в плане, как Вы уже сказали, сохранения территориальной целостности и суверенитета Сербии. Россия всегда была другом Сербии, и мы – сербы – всегда видели это. И сегодня мы замечаем разницу в отношении России к нашей стране до и после прихода к власти Владимира Владимировича.

Сербия никогда не вмешивалась и никогда не будет вмешиваться во внутренние дела Российской Федерации. Будучи представителем одного маленького по численности, но в то же время гордого и достойного народа, хочу заявить дружескому русскому народу, что Сербия высоко ценит руку дружбы, которую подал нам Президент Путин.

Хочется пожелать ему успехов на предстоящих выборах, для того чтобы он продолжил проводить политику дальнейшего укрепления отношений между нашими двумя странами. В политическом смысле Сербия всегда будет признательна Президенту Путину за многие важные для нас вещи, но хочу особо подчеркнуть три из них.

Во-первых, момент, когда Россия 8 июля 2015 года наложила вето на резолюцию Совета Безопасности ООН, предотвратив тем самым, чтобы самый пострадавший сербский народ получил клеймо позора за геноцид. Только благодаря российскому вето у сербского народа нет штампа геноцидного народа на лбу.

Во-вторых, только благодаря поддержке России и приложенным усилиям Владимира Владимировича у Сербии по-прежнему есть возможность бороться за Косово и Метохию, конечно, мирным путём и проводя серьёзную и ответственную политику.

В-третьих, Сербия, как вы все знаете, на европейском пути, но она является военно-нейтральным государством и не стремится входить в военные союзы, включая и НАТО.

Благодаря поддержке и подаркам, которые нам прислал Президент Путин, нам удалось частично возобновить нашу авиацию и, таким образом, в будущем сохранить статус военно-нейтрального государства.

Мы сегодня подписали несколько важных соглашений, особенно выделяю то, касающееся увеличения поставок газа на сербский рынок в предстоящий период. Важным для сербской и русской стороны является тот факт, что мы в Сербии используем всё больше газа, что является доказательством устойчивого промышленного прогресса нашей страны.

Выражаю благодарность России, Президенту Путину, что Сербия не столкнулась с проблемами при покупке и поставке газа для своих потребителей. Для русской стороны хочу подчеркнуть, что Сербия выполняет свои обязательства в отличие от периода 7–8–10 лет назад.

Товарооборот, как уже Президент Путин сказал, между нашими странами с каждым годом всё больше увеличивается. В текущем году товарооборот был значительно больше, чем в прошлом году. Президент Путин и я считаем, что есть ещё много возможностей для увеличения товарооборота, чтобы достичь его объёма в размере 3–3,5 миллиарда.

Как военно-нейтральное государство мы разговаривали по поводу продолжения нашего военно-технического сотрудничества. Республика Сербия дополнительно заинтересована в обеспечении вертолётно-транспортными средствами, и мы верим, что в предстоящий период по этому вопросу мы договоримся с нашими русскими коллегами.

Как я неоднократно говорил, Сербия является маленькой страной по численности и размеру территории, но мы являемся одним из редких народов, который справедливо и честно ведёт себя по отношению к нашим русским друзьям. Знаю, что для России это не имеет большого значения, но мой долг в очередной раз подчеркнуть, что этот гордый сербский народ не вводил и никогда не введёт никаких санкций против России, что мы сделаем всё для того, чтобы сохранить нашу искреннюю и традиционную дружбу с русским народом. Убеждён, что у нас это получится, потому что политика, которую проводит руководство Сербии, является суверенной, независимой и ответственной.

Хочу поздравить русский народ и всех граждан Российской Федерации с наступающим Новым годом и Рождеством. И желаю, чтобы отношения между нашими странами и народами были ещё более глубокими и прочными.

(Далее – как переведено.)Гражданам Сербии хочу сказать, что Президент Путин со мной и нашей делегацией встретился в узком составе, с глазу на глаз, а также в широком составе. Эти встречи были очень насыщенными и конструктивными, мы разговаривали обо всех областях жизни, работы. Наши отношения мы установили, улучшили и укрепили нашу дружбу и доверие.

Уверен, что и в области культуры, и спорта, и во всех остальных сферах у нас будут лучшие результаты. В следующем году 75 лет большой битве под Сталинградом. Сербия на высшем уровне будет участвовать в отмечании Сталинградской битвы, в которой погибли 1 миллион 200 тысяч русских.

Сербы, конечно, находятся среди тех редких народов, которые не участвовали в этой битве на стороне фашизма. Напротив, мы гордимся нашей антифашистской традицией. Я также выразил благодарность Президенту Путину и пригласил его приехать в Белград, поскольку в 2019 году планируем открыть храм Святого Саввы на 800-летие автокефальной Сербской православной церкви.

Мы выразили благодарность российской стороне за огромную помощь Сербии. Кроме этого мы разговаривали обо всех важных экономических вопросах. Почти половина Правительства Сербии находится здесь. Мы договорились о том, каким образом и как решать проблемы в рамках института международного сообщества.

Мы также согласовали, каким образом по-прежнему развивать наше экономическое сотрудничество, чтобы улучшить уровень жизни граждан Сербии. Надеюсь и уверен, что это содействует и лучшей жизни граждан России.

Президента Путина поздравляю с завтрашним праздником Службы безопасности России. Знаю, насколько это важно Президенту, насколько это важный день в России. Я и ему, и гражданам России желаю всего наилучшего.

Гражданам Сербии хочу сказать, что мы провели хорошие, прекрасные переговоры и я ожидаю плодотворного, успешного сотрудничества с Российской Федерацией и Президентом Путиным.

Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 19 декабря 2017 > № 2429653


Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 14 декабря 2017 > № 2422388 Владимир Путин

Большая пресс-конференция Владимира Путина.

Ежегодная пресс-конференция Президента России транслировалась в эфире телеканалов «Россия 1», «Россия 24» и «Первый канал», радиостанций «Маяк», «Вести ФМ» и «Радио России».

В прямом эфире телеканала «Общественное телевидение России» (ОТР), а также на сайте ОТР (http://www.otr-online.ru/online/) пресс-конференция транслировалась с сурдопереводом.

* * *

В.Путин: Добрый день!

Я с собой кое-что захватил, в частности основные показатели социально-экономического развития, и если представится такая возможность, а, думаю, так оно и будет (здесь позаботились, ещё материалы положили), постараюсь воспользоваться вашими вопросами, чтобы ещё раз сказать о том, что считаю очень важным. Очень близко к тому, что должно происходить в ближайшее время.

Но предлагаю, как и в предыдущий раз, по-моему, мы делали, не выступать мне с большим монологом, а прямо приступить к вопросам, которые вас интересуют, волнуют, имея в виду, что у нас всё-таки пресс-конференция, и она должна быть посвящена тому, чтобы вы смогли в полной мере исполнить свой профессиональный долг, а именно задать те вопросы, которые, как вы считаете, больше всего волнуют наших граждан, общество.

Пожалуйста. Начнём.

Д.Песков: Итак, мы имеем традицию – предоставляем первую возможность задать вопрос нашим ветеранам, участникам кремлёвского пула. Но я хочу чуть-чуть поменять эту традицию на этот раз и предложить вопрос [радио] «Говорит Москва». Потому что, во–первых, это, так сказать, уже новое поколение журналистов, и потом «Говорит Москва» было одним из самых активных СМИ в нашей ежедневной работе, задавало больше вопросов.

Пожалуйста.

Д.Кнорре: Дмитрий Сергеевич, спасибо большое. Неожиданно.

Радиостанция «Говорит Москва», Дарья Кнорре.

Владимир Владимирович, зачем Вы идёте на выборы? Какова Ваша цель, Ваша миссия? Что Вы хотите сделать для России и какой Вы видите в конце Вашего срока, если Вы победите на выборах?

Спасибо.

В.Путин: Вы знаете, я уже много раз говорил о том, какой бы я хотел видеть Россию – и на таких массовых мероприятиях, и в беседах более камерного характера. Ещё раз скажу: она должна быть устремлена в будущее, она должна быть очень современной, политическая система должна быть гибкой, экономика должна быть построена на высоких технологиях, производительность труда должна многократно возрасти.

Я бы не хотел сейчас говорить о предвыборной программе, которая у меня, так же как и у других кандидатов, наверняка будет, должна быть. Она у меня практически уже есть.

Повторяю, сейчас, наверное, не тот формат, когда можно её презентовать, но могу вам сказать главное, на чём, считаю, необходимо сосредоточить внимание и власти, и всего общества.

Это такие вопросы, если говорить конкретно, как развитие инфраструктуры, здравоохранение, образование, это, как я уже сказал, высокие технологии, повышение производительности труда.

И это всё, без всяких сомнений, должно быть нацелено на то, чтобы повысить доходы граждан, повысить доходы наших людей. Это в самых общих чертах. Но по ходу сегодняшнего разговора, думаю, мы к этому ещё неоднократно вернёмся.

Д.Песков: Life News.

А.Юнашев: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Пока мы ждали Вашего объявления об участии в выборах, о том, что люди хотят идти на выборы, стать Президентом России, заявили ещё несколько кандидатов. Однако их рейтинг, если не ошибаюсь, если не равен статистической погрешности, то несколько процентов.

На Ваш взгляд, почему почти за 20 лет Вашего правления не появился нормальный, влиятельный кандидат от оппозиции, вообще нет политика «номер два»? Почему так? И Вам самому не скучно? Насколько Вам интересно участвовать в выборах без сильного конкурента?

В.Путин: Чтобы обострить ещё Ваш вопрос, я видел, девушка плакат поднимала, на котором написано: «Путин, бай-бай».

Реплика: «Путин бабай».

В.Путин: А, бабай. «Мартышка к старости слаба глазами стала». Извините.

Д.Песков: Дайте микрофон, пожалуйста.

Вопрос: Добрый день!

Это трудности перевода. Сегодня все меня боятся. Здесь написано: «Путин бабай», – это по-татарски «Дедушка Путин», так Вас называют дети в нашей республике.

И вопрос у меня связан с детьми и с языком. Если можно, я озвучу сейчас или после коллеги.

В.Путин: Давайте уж, чтобы два раза не вставать, сейчас.

Вопрос: Вы знаете, что нашу республику и многие регионы в этом году всколыхнул языковой вопрос. Мы, конечно, переживаем, не будет ли нам хуже. Принято решение Министерством образования.

Но мы хотим услышать, не поднимете ли Вы через год, через два, через три снова этот национальный вопрос. И не стоит ли в Ваших планах укрупнение регионов, о котором сейчас все говорят? Очень переживают люди.

В.Путин: Первое, я считаю, что у нас нет никакой остроты в сфере национального, как Вы выразились, вопроса.

Второе, вопрос, связанный с языком, направлен только на одно – создать всем детям, где бы они ни проживали на территории Российской Федерации, равные стартовые условия для будущей жизни.

Мы говорим про Татарстан, который я очень люблю, и там у меня много друзей, но ведь татары проживают не только в Татарстане. Примерно половина татар проживает в других регионах Российской Федерации. У всех должны быть равные стартовые условия.

И если люди будут знать свой национальный язык, о чём я сейчас тоже скажу, считаю это очень важным на самом деле, и будут тогда отставать в языке межнационального общения – в русском языке, а преподавание в ведущих вузах страны ведётся на русском языке, мне кажется, что это было бы плохо по отношению к детям, проживающим в Татарстане. Вот и всё.

Но что нужно точно обеспечить – нужно обеспечить людям возможность изучения родного языка, не только татарского, и марийского, и чеченского, и какого угодно, якутского.

У нас, слава богу, огромное разнообразие таких языков. Это наша гордость и это наше богатство – культурное и языковое многообразие. И это, безусловно, должно быть поддержано.

Пожалуй, всё.

Реплика: Укрупнение…

В.Путин: Укрупнение.

Нет, но мы должны признать, что после известных событий начала 90-х годов, когда распался Советский Союз, всё-таки по старинному принципу формировались субъекты Федерации, и очень много субъектов Федерации оказались экономически несостоятельными.

И в целом, если говорить про экономическую целесообразность, то тогда, наверное, иногда есть смысл в этом укрупнении. Но хочу подчеркнуть, чтобы и в Татарстане, и в других национальных республиках, автономиях меня услышали: мы ничего не будем навязывать в этой сфере.

Считаю, что это очень вредно и очень опасно для единства Российской Федерации. Потому что любой народ – маленький, большой – должен выбрать сам такую форму своего сосуществования с другими народами России, которую он считает наиболее для него приемлемой и оптимальной.

Поэтому никаких государственных планов по укрупнению, по сливанию и так далее нет и быть не может. Во всяком случае, пока я Президент, этого не будет.

Теперь на Ваш вопрос по поводу оппозиции, почему она не появляется такая, которая была бы конкурентоспособной. Самое простое для меня было бы сказать, что не мне же самому для себя конкурентов воспитывать.

Хотя должен неожиданно Вам сказать: думаю на тему о том, что у нас политическая среда тоже, так же как и экономическая, должна быть конкурентной.

И конечно, очень бы хотел, хочу и буду к этому стремиться, чтобы у нас была сбалансированная политическая система. А её невозможно себе представить без конкуренции на политическом поле.

Почему у нас вроде шумные и деятельные оппозиционеры есть, но они действительно не составляют реальной действующей конкуренции власти? Вы знаете, у нас всё–таки, мягко говоря, большая специфика в России сложилась за последние десятилетия. С чем она связана? Смотрите, конечно, совсем молодые люди не помнят, даже не знают, что происходило в 90–е и в начале 2000–х годов, и не могут сравнить с тем, что стало теперь.

У нас сегодня много проблем. Мы собрались прежде всего для того здесь сегодня, чтобы поговорить об этих проблемах, и будем говорить без всякой лакировки обо всех проблемах. Но всё–таки у нас ВВП вырос на 75 процентов с 2000 года; промышленное производство – на 60; перерабатывающая промышленность росла ускоренными темпами. Соответственно, 70 процентов. Реальная заработная плата сейчас припала, и мы тоже об этом поговорим, в результате кризисных явлений последних трёх лет, но всё–таки с начала 2000–х реальная заработная плата выросла в 3,5 раза, пенсия реальная – в 3,6 раза, младенческая смертность сократилась в 2,6 раза, материнская – в четыре раза. Уходили из жизни – и мы сокращались, Россия сокращалась – почти миллион граждан в год. Мы переломили демографическую ситуацию – здесь тоже есть проблема, сейчас об этом будем говорить наверняка, – тем не менее мы переломили. Сейчас столкнулись с проблемами двух спадов, демографической ямы. Дополнительные меры будут приняты. Я сейчас об этом скажу ещё в ходе нашей встречи. Уверен, что мы с этим тоже справимся. Продолжительность жизни у нас была 65 лет, 65,3, а сейчас – почти 73. Мы жили в условиях гражданской войны в течение долгого периода времени, несколько лет, шесть лет практически это всё продолжалось, если не больше. Больше – десять почти что. Когда неготовых, необученных пацанов 18–19 лет под пули страна вынуждена была направлять, потому что ничего другого не было. Сейчас у нас посмотрите какая армия. У нас долги сократились в три раза, а резервы страны выросли в 30 раз. Ведь это о чём-то говорит!

Когда мы говорим об оппозиции, важно ведь не только шуметь на площадях или в более кулуарной обстановке и говорить об антинародном режиме. Важно что–то предложить, для того чтобы сделать ещё лучше. А люди–то, конечно, очень многим недовольны на сегодняшний день, и правы, что они недовольны, потому что можно было бы лучших результатов добиваться. Но когда начинают сравнивать и смотреть, а что же предлагают лидеры оппозиции так называемой, особенно несистемной, возникают большие сомнения.

В этом, мне кажется, самая главная проблема тех, кто хотел бы быть конкурентоспособной оппозицией, – нужно предложить реальную, не эфемерную, не крикливую повестку дня, а реальную – такую, в которую люди бы поверили. Надеюсь, что это всё–таки у нас возникнет, и чем раньше, тем лучше на самом деле.

Д.Песков: Я не могу не предоставить слова Андрею Колесникову. 18 лет он освещает деятельность Президента Российской Федерации.

А.Колесников: Строго говоря, 15, но тоже немало.

Андрей Колесников, газета «Коммерсантъ».

Владимир Владимирович, у меня простой и ясный вопрос: как кто, собственно говоря, Вы собираетесь идти на эти выборы?

Я поясню. Вы можете пойти сам от себя, от общественной организации, от партии. Коротко говоря, «чьих Вы будете»?

И в продолжение этого вопроса. Говорят, что в Вашей Администрации есть разногласия по поводу того, кто может быть главой предвыборного штаба. Если нет таких разногласий, то, может быть, Вы назовёте этого человека сейчас? И вообще, имеет ли для Вас это хоть какое-нибудь значение?

Спасибо.

В.Путин: Это будет самовыдвижение. Но я, конечно, очень рассчитываю на поддержку тех политических сил, как бы они ни были организованы в стране – в партии, в общественные организации, которые разделяют мой взгляд на развитие страны и доверяют мне. Я очень на это, разумеется, рассчитываю. И вообще рассчитываю на широкую поддержку граждан.

Что касается штаба, то, не скрою, мы вчера только об этом говорили. Пока окончательного решения нет. А по поводу разногласий – они всегда есть, у нас живая атмосфера: и споры есть, и несогласие, но до того момента, пока мы не приходим к какому–то единому решению. По этому вопросу – он технический, но всё–таки важный – я бы хотел, конечно, чтобы это были люди авторитетные, известные в стране, и которые искренне, ещё раз повторяю, поддерживают ту политику, которая проводится на протяжении последних лет.

М.Кравцова: Здравствуйте!

Мария Кравцова, информационный портал «Клопс.Ру», Калининград.

Владимир Владимирович, ежегодно на пресс-конференцию и «Прямую линию» к Вам приезжает огромное количество людей. Они обращаются со своими проблемами, в том числе личными. Можно вспомнить хотя бы тяжелобольную девушку из Апатитов, которую госпитализировали только после Ваших указаний.

Как Вы считаете, почему такое большое количество людей считают единственной возможностью решить свои проблемы обращение к Президенту, непосредственно к Вам? И сколько нужно времени, для того чтобы решить все проблемы россиян посредством такого ручного управления?

Если позволите, очень коротко второй вопрос, который непосредственно Калининграда касается. Не так давно Вы приезжали в Калининград, и был решён вопрос по поводу Приморского кольца – продолжения очереди из Светлогорска в Балтийск. У нас есть последняя очередь из Балтийска в Калининград. Она тоже очень важна. Если по первому вопросу было финансово всё решено, то по второму пока вопрос открыт. Скажите, может ли федеральный центр как–то поучаствовать в строительстве Приморского кольца из Балтийска в Калининград?

Спасибо.

В.Путин: Когда я отвечал, по-моему, на первый вопрос, говорил, что одним из приоритетов в работе Правительства, вообще государства в ближайшее время, в ближайшие годы, должна стать работа над развитием инфраструктуры.

Это, прежде всего, дорожная сеть. Это аэропорты, это порты, это связь и так далее. В этом контексте, конечно, любое дорожное строительство, тем более в таком анклавном регионе, как Калининград, будет иметь для нас приоритетное значение.

Вы уже назвали те решения, которые приняты. Считаю, что там нужно довести всё до логического завершения. Нужно, чтобы и кольцо было, и ответвление от него. Иначе не будет такого полноценного развития, которого Калининград достоин.

Поэтому сейчас я точно Вам не скажу наверняка, что да, завтра мы такое решение примем, это же нужно сопоставлять всё и с потребностями других регионов, и с тем, какие мы ресурсы сможем получить.

Когда я отвечал на этот вопрос, а что будет приоритетом, я сказал, что у нас приоритетов несколько – это инфраструктура, здравоохранение, образование, высокие технологии (ещё раз повторю всё это), это обязательно повышение доходов граждан, источники должны быть.

Тоже не скрою, мы на протяжении длительного времени, чуть ли не весь год, а последний год довольно часто, каждую неделю собираемся с Правительством, экспертами и работаем над этими источниками: где они?

Кстати говоря, когда начинается такая предметная работа, предметный разговор, то и многие эксперты достаточно либеральных взглядов соглашаются с тем, что они «нарисовали» источники, а на самом-то деле их нет. Или на них рассчитывать невозможно.

И сразу становится понятным, когда только начинается предметный разговор, а не просто беседа на заданную тему: «Вот мы придём и сделаем так и так, и всем будет хорошо». А когда точно начинаешь говорить: «Вот это, это и это – сколько получилось?» – «А ничего не получим. Или получим минимально».

Поэтому ответ на Ваш вопрос можно будет дать чуть позднее. Но то, что мы будем над этим думать, и будем работать, и будем осуществлять эти программы, – это совершенно очевидно.

Первая часть Вашего вопроса была?

А, так называемое ручное управление, понятно.

Вы знаете, миф о ручном управлении сильно преувеличен. И в регионах, и на федеральном уровне в текущем режиме, – и это я вам говорю как человек, который возглавлял Правительство четыре с половиной года: в 99-м году и в недавнем прошлом четыре года, полный срок отработал, – вы не представляете, какой колоссальный массив работы проходит через Правительство.

Это самая тяжёлая и сложная работа в системе управления. Там вмешиваться в каждый вопрос, погружаться даже невозможно, не только вмешиваться. И в регионах то же самое. А в регионах вообще мы часто не дотягиваемся, даже не знаем иногда, что там происходит. Это плохо, конечно, надо знать всё.

Но для этого мы проводим и сегодняшнее мероприятие, ежегодные конференции, и «Прямые линии», как бы их ни ругали и как бы ни говорили о том, что они носят формальный характер, – это не так.

Вот это есть обратная связь, когда люди напрямую могут добраться до первых лиц государства. Ну и, да, когда это возникает, тогда включается так называемое ручное управление, которое призвано затем систематизировать эту работу.

Вы обратили внимание, что после последней «Прямой линии» я, регулярно встречаясь с губернаторами, постоянно им «выкатывал» на стол те проблемы, с которыми граждане выходят на главу государства. То есть это имеет продолжение, и в этом смысле я не вижу ничего плохого. Но это только дополнение к общей системной работе.

Д.Песков: Спасибо. Продолжаем. Давайте, идём сюда – наша главная государственная газета – «Российская газета». Пожалуйста.

К.Латухина: Кира Латухина, «Российская газета».

Владимир Владимирович, у меня такой вопрос: за счёт чего у нас идёт экономический рост, о котором постоянно говорит Правительство, министры, Орешкин и другие, говорят о тенденциях восстановления экономики? Но всё-таки за счёт чего мы растём?

Рост идёт за счёт приписывания циферок или всё-таки есть какие-то реальные предпосылки, может быть, мы стали больше производить тракторов, станков, компьютеров?

В.Путин: Сейчас посмотрю, что близко к Вашему вопросу, чтобы добавить. По экономике есть ещё вопросы какие-то? «Что сделано по стимулированию переработки рыбы?» Это конкретный вопрос по переработке рыбы. Мы вернёмся к этому отдельно.

Реплика: Есть вопросы.

В.Путин: Давайте. В чём Ваш вопрос?

М.Румянцев: Румянцев Максим, Freepressa.

Владимир Владимирович, развитие экономики. За последнее десятилетие 48 проектов были заблокированы НКО, которые выступают вроде за экологические проблемы и их решение, а на самом деле заблокировано строительство, и десятки миллиардов рублей потеряны, сотни тысяч рабочих мест. И как в таких случаях развиваться? Экономическое развитие блокируется даже на этом этапе.

В.Путин: Понятно.

М.Румянцев: И спасибо Вам за Серебрянку: дорогу сделали. Перед пресс-конференцией с «Вести-24» съездили, сказали: «Это дорога Путина – Румянцева». Спасибо Вам большое, Владимир Владимирович.

В.Путин: У Вас вопрос больше связан с экологией, поэтому я начну тогда отвечать всё-таки на первый, а потом и на Ваш отвечу, постараюсь, во всяком случае.

Что касается роста экономики, она всё-таки растёт, и это очевидный факт. Здесь никаких приписок нет. У нас рост ВВП – 1,6 процента, рост промышленного производства – тоже 1,6 процента. При этом очень хорошие темпы роста демонстрирует автопром, химическая промышленность, фармацевтика, сельское хозяйство, конечно. В этом году опять будет где-то под три процента по результатам года – рекордный урожай.

Вчера Ткачёв сказал: 130,5 миллиона, наверное, будет. Может быть, будет больше. Это вообще самый большой урожай за всю историю. В РСФСР, по-моему, приблизительно было 127 в 1978 году. То есть такого урожая вообще никогда не было.

Растёт экспорт. Он приобрёл очень масштабный характер. Мы вышли на первое место в мире по объёму экспорта зерновых. Это блестящий показатель. Поэтому рост есть.

На чём он основывается? Во-первых, на том, что всё-таки мы преодолели два известных шока, которые пережили в середине 2014-го, в 2015 году. Какие? Это резкое снижение цен на энергоносители. Оттуда мы получали, как известно, и в значительной степени до сих пор получаем основные доходы в бюджет.

И второе – внешние ограничения или так называемые санкции. Я уверен, просто уверенно это говорю, что санкции не повлияли так, как снижение цен на нефть, но всё-таки повлияли. Мы можем об этом ещё подробно поговорить потом. Вот это первое.

Второе. Наше развитие стало больше и больше опираться на внутренний спрос, что чрезвычайно важно для любой экономики.

Что ещё говорит о том, что мы вышли не только из рецессии, но перешли в стадию уверенного развития, именно уверенного развития? У нас инвестиции в основной капитал – 4,2 процента. Обратите внимание, я сказал, что рост ВВП – 1,6, а инвестиций в основной капитал – 4,2. Это что значит? Это значит, что вложения в развитие в два раза, даже больше, чем в два раза, превышают то, что достигнуто сейчас. Это значит, что даже на ближайшую среднесрочную перспективу дальнейшее развитие уже гарантировано. Уже деньги туда вложены, в эти проекты.

Теперь у нас в этом году на данный момент времени прямые иностранные инвестиции достигли 23 миллиардов долларов. Это в два раза больше, чем в прошлом году, и лучший показатель за предыдущие четыре года.

У нас инфляция рекордно низкая за всю историю новейшей России: на сегодняшний день год к году – 2,5 процента. Дефицит бюджета – 2,2 процента. Думаю, что он будет на самом деле меньше.

Минфин там зажимает эти цифры, не желая показывать, что можно деньги потратить. Может быть, и правильно делают. Поэтому всё это говорит о том, что на сегодняшний день идёт явное оздоровление и рост экономики. Так что здесь Минэкономразвития и Орешкин были объективными.

Что касается экологических проблем, мы с вами знаем, такая проблема возникает всегда и везде. Соотношение между защитой экологии, природы и развитием. Всегда нужно искать золотую середину. У нас уже приняты решения в этой сфере, согласно которым в случае реализации тех или иных промышленных, инфраструктурных проектов, если это связано с вырубкой лесов, скажем, нужно осуществить так называемую компенсационную высадку лесов. То есть столько нужно высадить лесов и деревьев, сколько было срублено в ходе реализации промышленного либо инфраструктурного проекта. Если мы будем так же в принципе даже подходить к решению проблем и развития, и сохранения природы, мне кажется, мы будем на верном пути.

С.Натанзон: Стас Натанзон, «Россия 24».

Здравствуйте, Владимир Владимирович!

В следующем году юбилей, десять лет лозунгу «Хватит кошмарить бизнес». Тем не менее предприниматели говорят и сейчас о том, что если на их бизнес положил глаз чиновник, силовик или околочиновник, то шансов уже практически нет, касается это малого бизнеса или крупного бизнеса. А ещё говорят, что в период санкций и экономических сложностей такое рейдерство – это, по сути, государственное преступление. Как Вы думаете, такие чиновники и силовики, может быть, и есть та самая пятая колонна и предатели?

В.Путин: Вы любите всё заострять: и предатели, и пятая колонна, «караул, хватай чемоданы, вокзал уходит!». У кого-то есть ещё вопросы по избыточному контролю, работе правоохранительных органов?

Шахматы – интересно, мы вернёмся к этому.

Н.Никитина: Центробанк и Прокуратура.

В.Путин: Прокуратура? Что Прокуратура?

Н.Никитина: Действия Центробанка и Прокуратуры.

В.Путин: И что?

Н.Никитина: Надзор за действиями Центробанка.

В.Путин: Надзор за действиями Центробанка? Дайте, пожалуйста, микрофон.

Н.Никитина: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Наталья Никитина. Я экономический обозреватель информагентства «ФедералПресс».

Сейчас проходит так называемая массовая зачистка банковской отрасли. Центробанк очень внимательно следит за деятельностью как государственных, так и частных коммерческих банков. Почему мы практически не слышим о проверках со стороны правоохранительных и надзорных органов в отношении самого Центробанка? Ведь он наделён исключительными полномочиями, и сотрудники Центробанка также. Не было ли каких-то эпизодов коррупции со стороны банка-регулятора?

В.Путин: Действительно, у нас Центральный банк в соответствии с законом и с общемировой практикой – это независимая структура, которая в своей основной деятельности неподконтрольна Правительству, действует исключительно самостоятельно. В этом есть большой экономический смысл – смысл регулирования финансовой деятельности и контроля за банковской системой.

Мы можем подробнее поговорить об этом позднее, как я к этому отношусь и что я думаю на этот счёт. Но что касается контроля за соблюдением законов в самом Центробанке, этот контроль осуществляется и Прокуратурой, и другими органами. Не буду скрывать, время от времени ко мне соответствующие материалы поступают, но они своего подтверждения до сих пор не нашли.

И поэтому, во-первых, хочу вас заверить, что он осуществляется. А во-вторых, хочу ещё раз подчеркнуть, что никаких заметных серьёзных правонарушений, связанных с нарушением действующего закона, в работе Центробанка на настоящий момент не выявлено.

Теперь по поводу вопроса, касающегося проверочной деятельности в целом. Во-первых, вы знаете, что введены двух- или трёхлетние каникулы для тех, кто начинает свой бизнес. И в целом эта мера работает. Во-вторых, надзорные органы переходят к риск-ориентированной работе, то есть проверяются прежде всего те структуры, которые связаны со здоровьем человека, с жизнедеятельностью наиболее важных структурных организаций. Мы сокращаем количество. Вы знаете (ведь девушка про Прокуратуру вспомнила), большинство проверок идёт через Прокуратуру, согласовывается с Прокуратурой. Количество плановых проверок сокращается. А количество внеплановых (уже принято такое решение) не должно быть более тридцати процентов от плановых. Наконец, вводится реестр проверочных мероприятий, в котором должно быть отражено, кто проверяет, когда проверяет, сколько раз проверяет, каковы результаты этих проверок. Последовательное внедрение всех этих принципов, на мой взгляд, должно существенно оздоровить ситуацию, связанную с проверками. В целом, на мой взгляд, при возможных издержках, но всё-таки ситуация меняется, меняется к лучшему.

Другой вопрос связан с деятельностью правоохранительных органов, не проверяющих организаций, а именно правоохранительных органов. И здесь я с Вами соглашусь. Больших изменений к лучшему мы пока не видим. Связано это, конечно, и с коррупцией на всевозможных уровнях, и просто с низкой организацией этой работы, с отсутствием должного контроля за этой сферой. Сложный вопрос, не буду скрывать. И не могу сказать, что я удовлетворён тем, как здесь выстроена работа.

Знаете, где-то год назад я пригласил Бортникова (директора ФСБ, кто не знает) и дал ему материалы, которые ко мне поступили по одному из каналов в отношении конкретной структуры. Он посмотрел (неудобно говорить, но тем не менее скажу) и говорит: «Владимир Владимирович, мы ровно полгода назад в этой структуре провели оперативно-следственные действия, возбудили уголовные дела, передали в суд, все находятся в местах лишения свободы – все из целого подразделения. Полгода назад набрали новых сотрудников, и всё началось сначала».

Понимаете, я, честно говоря, иногда даже не знаю, что с этим делать, тем не менее напрашивается одно из решений. Я думаю, что мы пока не готовы осуществить это по ряду соображений финансового, организационного характера, решения жилищных проблем, но напрашивается нечто такое, что у нас в армии есть. У нас в армии постоянная ротация, это сложилось уже десятилетиями. Это одна из составляющих военной службы, тягот военной службы, если так можно сказать. Послужил три-пять лет в одном месте – обязательно, почти обязательно переводят на другое место и так далее. Может быть, есть смысл и в правоохранительной сфере организовать нечто подобное. Повторяю, это тогда будет связано с обеспечением служебным жильём, с некоторыми финансовыми издержками, и немаленькими. Это надо всё просчитать. Но эта ротация, может быть, была бы и востребована и, может быть, сработала бы эффективно и в правоохранительной сфере.

Д.Песков: Продолжаем. «Первый канал».

В.Путин: «Первый канал», «Вести-24», по блату всем раздаёт микрофон.

А.Верницкий: Я близко сел. Антон Верницкий, «Первый канал».

Владимир Владимирович, вступив в нынешний президентский цикл шесть лет назад, вернее, пять с половиной лет назад, Вы издали пакет указов, которые все мы знаем как майские указы. Они касались и практически всей жизни в России, и внешней политики, и оборонной сферы, но прежде всего социальной сферы. Мы – журналисты – про них очень много говорили, губернаторы всякий раз вздрагивали, когда Вы нагоняй им делали за неполное выполнение части этих указов, например с расселением ветхого жилья. Как Вы сами оцениваете к концу нынешнего президентского срока, какую оценку поставите исполнению майских указов? Спасибо.

В.Путин: Когда майские указы, если Вы вспомните, только вышли, сразу начался «плач Ярославны» по поводу того, что они неисполнимы и что это слишком большая нагрузка на бюджеты всех уровней, что это потащит развитие экономики вниз, что нельзя так планировать повышение заработных плат, что это неприемлемо, заработных плат в бюджетной сфере прежде всего. Потому что за повышением заработной платы в бюджетной сфере неизбежно должны будут расти заработные платы в экономике, а производительность труда в экономике не растёт так быстро, как темпы роста заработной платы. На самом деле отчасти это правда. Тем не менее я посчитал это правильным и необходимым.

Кстати говоря, отвечая на предыдущие вопросы, я сказал, что экономика сегодня всё больше и больше опирается на внутренний спрос. У нас даже при падении реальных доходов населения всё-таки за последнее время, за этот год постепенно оживает внутренний спрос, внутренняя торговля. Внутренняя торговля выросла на 3 процента уже. Я думаю, что и показатели по реальным доходам населения будут меняться к лучшему. Если бы не было этих ориентиров, которые были заданы в 2012 году в указах, по поводу необходимости обеспечить рост заработных плат в бюджетной сфере: учителя, врачи, преподаватели вузов, дошкольного образования и так далее, – то и этого бы не было. Было бы хуже намного. Поэтому считаю, что и я, и мои коллеги сделали правильно в своё время, когда обозначили эти целевые показатели.

Что с ними происходит в целом, с этими указами? Примерно 94 процента заявленных целей исполнены. Это касается в том числе и уровня заработных плат в бюджетной сфере. Уверен, что в 2018 году, как и планировалось, всё будет доведено до логического завершения. Эти целевые показатели будут достигнуты.

Вы сказали про ветхое жильё. Там ставилась задача по ликвидации аварийного жилья. Это немного разные категории. Что касается аварийного жилья, то в целом задача практически решена, по аварийному именно. Но другое дело, что у нас ветхое мало чем отличается иногда от аварийного. Но мы сейчас говорим просто о целевых показателях. По аварийному практически во всех регионах достигнуто.

Теперь другая была поставлена задача – обеспечить детей местами в детских садах. Она практически тоже решена на 98,96 процента. В начале этой программы у нас около полумиллиона детей нуждались в местах в детских садах. Сейчас в подавляющем большинстве регионов Российской Федерации эта задача решена полностью. Есть несколько регионов, где ещё работа не закончена. Количество детей, которые ожидают мест в очередях, – 63 тысячи. То есть было около полумиллиона, сейчас – 63 тысячи. Уверен, мы в ближайшее время этот вопрос закроем. Так что в целом майские указы выполняются удовлетворительно.

Д.Песков: Псков, пожалуйста.

Реплика: Можно Арктику?

В.Путин: Поскольку Псков поближе к Арктике, то мы сейчас и Арктику тоже поговорим.

А.Чабан: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

ГТРК «Псков», корреспондент Алина Чабан.

Дело в том, что за последние полтора года в стране резко повысились кадастровая стоимость земли, что повлекло за собой увеличение налогов на землю.

Это коснулось в первую очередь простых людей – владельцев дач, садовых участков, да и тех, кто живёт в деревнях и сёлах. К примеру, в Псковской области налог на землю вырос более чем в 10 раз.

У нас в Пскове даже садоводы выходили на митинги. Региональные власти рекомендовали муниципалитетам снизить ставки, но в целом проблема так и не решена.

Владимир Владимирович, можно ли разобраться с этим вопросом окончательно?

В.Путин: Да, это реальный вопрос.

Кстати, про Арктику я обещал. Что в Арктике у нас? Какие проблемы?

Д.Шучалина: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Дарья Шучалина, республиканская газета «Коми му», Республика Коми.

Вопрос про Арктику заключается в следующем. На Ваш взгляд, какие приоритеты должны расставить регионы в части своей проектной деятельности – имеются в виду северные территории, – для того чтобы служить опорой нашему государству в освоении Арктики? То есть какие конкретно приоритетные проекты перспективны с точки зрения поддержки в рамках стратегии освоения Арктики?

В.Путин: Давайте с этого начнём. У нас целая программа выстроена по развитию Арктики. Здесь важно только, чтобы промышленное освоение Арктики, включая добычу сырья, причём самого разного… Я говорил и хочу ещё раз повторить, перефразировать великого Ломоносова, когда он говорил, что богатство России будет прирастать Сибирью. Теперь богатство России должно прирастать Арктикой.

Там основные наши запасы минерального сырья. Но освоение этих запасов минерального сырья должно идти параллельно с заботой о природе, с соблюдением всех требований, которые предъявляются к хозяйственной деятельности в этом очень чувствительном регионе. Это первое.

Второе – обеспечение безопасности: и экологической безопасности, и военной безопасности в этом регионе. Напомню, я был на Земле Франца-Иосифа, там несколько лет назад иностранные экскурсоводы, когда водили иностранные группы, говорили: это острова, которые совсем недавно принадлежали России. Они как–то подзабыли, что это, вообще, российские острова, но теперь мы им напомнили, и всё там в порядке. Про это тоже забывать нельзя.

И, наконец, есть ещё одно важное соображение. Нужно никогда не забывать об интересах малых коренных народов Севера. Это чрезвычайно важная вещь. Нельзя нарушать их традиционных хозяйственных интересов и так далее. А если что–то неизбежно вступает в противоречие с реализацией крупных общенациональных проектов, безусловно, должны быть представлены меры по компенсации и замещению. Поэтому это комплексная задача. Надеюсь, мы так и будем подходить к этому.

Теперь всё–таки по первому вопросу, который действительно, на мой взгляд, чрезвычайно важен не только для Пскова, но и для других регионов Российской Федерации – практически для всех.

Прежде всего, конечно, во всём мире так устроено, и это естественно: собственники определённого имущества его содержат, платят налоги. Это само собой разумеется. А кадастровая стоимость – это рыночная стоимость. И это тоже вполне естественно и правильно.

Но что неправильно? Эти уровни тарифов кадастровых платежей должны быть, вообще, основаны на каких–то реалиях. Они должны быть основаны на реальных доходах населения. Это не может быть оторвано от жизни. Нельзя проводить шоковую терапию, как в 90–е годы. Это просто недопустимо.

Сейчас не будем здесь ругаться на тех, кто принимал соответствующие решения. И в начале этого пути люди часто обращали на это внимание, но инициаторы этого процесса всегда говорили о том, что это будут сбалансированные решения. То, о чём Вы сказали, явно говорит о том, что решения оказались несбалансированными.

У нас есть льготные категории граждан, которым делают вычет с имущества стоимостью 10 тысяч рублей. Но земельные участки, о которых Вы сказали, эти так называемые шесть соток, во многих регионах страны дороже, чем 10 тысяч рублей, в подавляющем большинстве.

Вы про Псков сказали, а что говорить про Московскую область, Ленинградскую область, другие регионы Российской Федерации вокруг городов-миллионников? Поэтому думаю, что в самое ближайшее время – я Вам благодарен за этот вопрос – такое поручение обязательно дам Правительству.

Чтобы Правительство вместе с депутатами Государственной Думы приняло решение, согласно которому все те льготные категории граждан, которые получали денежный вычет из 10 тысяч рублей, получили льготу в натуральном выражении и не платили вообще за все эти шесть соток никаких налогов. То есть те категории, которые имеют льготу по 10 тысяч рублей.

Но этого, считаю, недостаточно. Плюс к этому нужно расширить список за счёт всех пенсионеров по старости. Потому что, во–первых, эти люди уже имеют льготы, связанные с квартирами и домами, и пополнение этого списка за счёт пенсионеров по старости будет логичным и справедливым. Государство от этого не пострадает.

Д.Песков: Владимир Владимирович, не критикуйте меня, но я не могу Брилёву не дать слова, телеканал «Россия».

С.Брилёв: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Брилёв Сергей, «Россия 1».

Понятно, что сегодня основная часть вопросов касается внутренней политики по понятным причинам, у Дмитрия Сергеевича папочка зелёного цвета, какую Вы приносили на встречу губернаторов. Я всё–таки хотел про международку спросить хотя бы коротко.

До нынешнего обострения геополитической ситуации задолго уже начал, так сказать, крошиться фундамент того, к чему мы привыкли в международных отношениях. Американцы вышли из ПРО, потом мы здесь, в Европе, не договорились о Договоре об обычных вооружённых силах, потом зашатался, к ужасу, Договор о ракетах средней и малой дальности. Если взглянуть дальше, выживет ли Договор СНВ–III, и если предположить, что зашатается и он, то не приведёт ли это к новой гонке вооружений, что потребуется так поднимать военные расходы в России, что могут пострадать и уже ставшие привычными социальные выплаты, о которых сегодня, естественно, так много разговоров?

Спасибо.

В.Путин: Мы не выходили из основополагающих договоров, которые являются, являлись краеугольным камнем международной безопасности. Мы не выходили из Договора по ПРО, Соединённые Штаты вышли в одностороннем порядке. Теперь мы слышим действительно разговоры о проблемах по Договору о ракетах малой и средней дальности. Судя по всему, создаются условия и проводится информационно-пропагандистская работа для возможного выхода Соединённых Штатов и из этого Договора, тем более что по факту они уже вышли. Они пытаются нас в чём–то упрекнуть и обвинять, а сами–то они что сделали? Они поставили системы – противоракетные якобы – в Румынии.

А как они поставили? Они поставили пусковые системы «Иджис», сняли их просто с моря и поставили. Но в этих системах противоракеты можно легко заменить просто на ракеты средней дальности. То есть, по сути, уже процесс пошёл по факту. Если и дальше так дело пойдёт, ничего хорошего в этом нет. Мы сами выходить никуда ниоткуда не собираемся.

Что касается СНВ–III – то же самое. Мы слышим в Соединённых Штатах, что это уже вроде как им невыгодно, им не нужно. Такие разговоры есть. Если это произойдёт, если Соединённые Штаты опять в очередной раз в одностороннем порядке выйдут из него, это будет очень плохо с точки зрения сохранения международной стабильности и безопасности.

Теперь по поводу наших военных расходов. Мы знаем, мы видим эти процессы, мы понимаем, к чему конкретные действия могут привести. Мы обеспечим свою безопасность, не втягиваясь в гонку вооружений.

Д.Песков: Там была вторая часть.

Дайте, пожалуйста, микрофон.

С.Брилёв: Не приведёт ли рост военных расходов к сокращению социальных расходов?

В.Путин: Вы знаете, военные расходы у нас сбалансированы несколькими содержательными моментами.

Первое, нам нужно обеспечить свою безопасность.

И, второе, сделать так, чтобы это не привело к разрушению экономики. Мы именно из этого исходим.

Вот смотрите, у нас на следующий год, например, предусмотрены военные расходы – это 1,4 триллиона на закупки и 1,4 триллиона на содержание, то есть 2,8 триллиона рублей. Это примерно 2,8 с небольшим процента ВВП. Я назвал абсолютные цифры – 2,8 триллиона. Если посчитать по действующему курсу, это примерно 46 с небольшим миллиардов долларов.

В Соединённых Штатах сейчас уже подписан закон о военных расходах в 700 миллиардов долларов. У нас – 46 с небольшим, а там – 700. Почувствуйте разницу. Может ли наша страна позволить себе такие расходы? Нет, но нам того, что мы тратим эти 46 с небольшим, достаточно. Можно, конечно, сказать, что и этого много.

Но вы знаете, у нас есть известная шутка: те, кто не хочет кормить свою армию, будут кормить чужую. Это совсем старая. Есть и более современные шуточки. Я иногда рассказываю вам всякие шутки на этот счёт. Могу рассказать очередную, она тоже с бородой, но всё–таки более современная. У бывшего офицера сын приходит к нему, он сына спрашивает: «Сынок, у меня здесь кортик был. Ты не видел кортик?» Он говорит: «Пап, не ругайся. Я его поменял у мальчишки из соседнего двора на часы». Он говорит: «Покажи». Посмотрел. «Часы хорошие, молодец. Знаешь, завтра придут к нам бандиты и грабители, меня убьют, маму убьют, сестру твою старшую изнасилуют, а ты выйдешь и скажешь: добрый вечер, московское время 12 часов 30 минут». Мы же с вами не хотим такого развития событий. Так что мы будем уделять нужное внимание развитию армии и флота, не втягиваясь в гонку вооружения и не разрушая бюджет.

Д.Песков: Владимир Владимирович, я предлагаю комбинированный вариант. Там были «Дети о будущем», и здесь у нас сидят «теледетки», в центральном секторе, ребята уже не первый год принимают участие в пресс-конференции.

Давайте по очереди. Пожалуйста.

М.Волынкина: Марина Волынкина, интернет-портал «Одарённые дети».

Владимир Владимирович, я позволю себе, как и Вы, немножко пошутить, поскольку действительно три года назад у нас с Вами «родился» ребёнок, ребёнок талантливый и одарённый.

В.Путин: Ну слава Богу. Это всё от Бога.

М.Волынкина: Конечно.

Это, конечно, шутка. Вы в 2014 году на пресс-конференции поддержали создание всероссийского интернет-портала «Одарённые дети», который сегодня очень хорошо развивается, поддерживается Вами. Мы провели совершенно замечательные мероприятия, связанные с «ПатриУмом». Дети передают Вам огромный привет со всей России, это 85 регионов.

Так вот 1 сентября, когда Вы объявили конкурс о сочинении «Россия, устремлённая в будущее», на нашем портале мы в этот же день объявили семь номинаций по этому мероприятию. И ребята написали 2,5 тысячи совершенно уникальных сочинений о будущем России. 115 победителей, 19 января мы в Совете Федерации при поддержке АСИ будем поздравлять ребят.

Поскольку Вы задали вопрос, хотите ли Вы услышать из уст этих талантливых, удивительных детей ответ о том, как они видят Россию? Они потрясающе отвечают. Владимир Владимирович, что скажете?

В.Путин: Давайте. Вы прямо сейчас хотите сюда привести?

М.Волынкина: Нет, 19 января приходите, пожалуйста, на награждение этих талантливых детей в Совет Федерации – там будет присутствовать АСИ, – чтобы дети Вам сами рассказали о том, как они видят нашу Россию. Это что–то невероятное.

В.Путин: Хорошо, я постараюсь. Спасибо Вам большое за Вашу работу и за Ваше предложение.

Д.Песков: Далее – «Теледетки».

А.Жукова: Здравствуйте. Я Арина Жукова, и со мной сегодня Кирилл Сеник, это мой коллега. Мы представляем интернет-канал «Теледетки», Санкт- Петербург.

Скажите, пожалуйста, как государство поддерживает талантливых детей и как оно будет поддерживать их в будущем? И сотрудничает ли оно с деятелями культуры, искусства, учёными в этом вопросе и так далее? Есть ли понимание, кем будут эти дети в будущем, если сейчас в них вкладывают много средств и трудов?

И ещё мы знаем, что существует лагерь «Сириус», который сделан по Вашей инициативе. Туда принимают много талантливых детей со всей страны. А что делать детям, которые не менее талантливые в других регионах, но не смогли туда попасть, ведётся ли с ними какая-то работа?

В.Путин: Что касается работы с талантливыми детьми, с детьми вообще, а с талантливыми детьми в особенности, хочу сказать следующее. Уже говорил, хочу повторить, я считаю, что все дети талантливы. Вопрос только в том, и это задача преподавателей, задача родителей, чтобы раскрыть эти таланты.

Кстати говоря, это не общая фраза. Сейчас проводятся в сфере так называемых когнитивных наук такие исследования, в том числе проводятся нашими специалистами, работающими и у нас в стране, и за рубежом.

Вы упомянули про «Сириус». Это не какой-то лагерь, это центр работы с талантливыми детьми. Мы хотим рядом с «Сириусом» на площадях бывшего медиацентра (многие, наверно, во время Олимпиады там работали), там огромные площади, по-моему, четыре Красные площади по общей площади, мы хотим там создать (это тоже моя инициатива) научные современные лаборатории по нескольким направлениям мирового класса и уровня.

Это информационные технологии, биология и генетика, когнитивные науки, прежде всего по поводу способов и методик работы с молодыми людьми, с талантливыми детьми и по поводу раскрытия их таланта. Это сейчас целое направление организуется.

Поэтому мы и с научной точки зрения будем этим продолжать заниматься, и в практическом плане. Но кроме «Сириуса» у нас существуют, работают и развиваются, кстати говоря, и «Артек», и «Океан», и «Орлёнок» на Кавказе.

Но это тоже не всё. Сейчас создаются кванториумы, детские технопарки по всей стране, проводятся олимпиады. В чём смысл и конечная цель? Вести ребят от школы до высшей школы, а потом до трудоустройства, конечно, желательно в стране.

Кстати говоря, если вернуться к «Сириусу», с чего Вы тоже начали, то кроме создания лабораторий мирового класса, именно мирового класса, рядом уже нашли участок в 30 гектаров, и я хотел бы создать и технопарки, которые будут работать вообще все вместе.

«Сириус», лаборатория мирового класса и технопарки, которые будут уже заниматься коммерциализацией того, что будет нарабатываться представителями науки. Но и с ними как раз работают лучшие преподаватели школьного уровня и преподаватели высшей школы. И там же проводится курс переподготовки преподавателей школ.

Мне бы очень хотелось, чтобы серия подобных учреждений возникала по всей стране. И в целом такая сеть уже в регионах Российской Федерации начинает создаваться. Так и будем делать.

Кто по пенсионному возрасту? Пожалуйста.

Обязательно. Армию не забудем.

З.Султанова: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Зульфия Султанова, «Челнинские известия».

В последний год очень много говорят об увеличении пенсионного возраста. И всем понятно, что дело уже только во времени. Когда будет принято решение, и как Вы считаете, на сколько нужно повышать пенсионный возраст для мужчин и женщин?

В.Путин: Вы знаете, Вы затронули очень чувствительный и очень важный вопрос. Я Вам сейчас не скажу об окончательных решениях, потому что, действительно, они пока не готовы. Вы так сформулировали вопрос, будто решение уже принято.

Действительно, те, кто выступает за повышение пенсионного возраста, говорят о том, что планка выхода на пенсию была обозначена в 30-е годы прошлого века. Когда только устанавливали 55 лет – для женщин и 60 лет – для мужчин, тогда и продолжительность жизни была примерно такой же, как это ни странно. Примерно.

Сейчас все европейские страны, все страны, которые нас окружают, включая Белоруссию, Казахстан, все, на Украине то же самое, – все уже приняли решение о повышении пенсионного возраста. Не сделали этого только мы.

О чём говорят сторонники повышения пенсионного возраста? Они говорят о том, что если этого не сделать, то с учётом увеличения продолжительности жизни количество работающих будет сокращаться, а количество людей, вышедших на пенсию, будет увеличиваться, и это не даст возможности нам сбалансировать пенсионную систему.

Это совсем не значит, что государство не будет в состоянии выплачивать пенсию. Оно будет в состоянии выплачивать пенсию, там не возникнет катастрофической ситуации, при которой выплаты прекратятся, но доходы пенсионеров будут заморожены и с учётом инфляции будут сокращаться. Так говорят сторонники повышения пенсионного возраста.

Они же говорят, что если повышать пенсионный возраст, то нужно повышать одинаково и для мужчин, и для женщин. У нас женщины в 55 лет рожают даже. Слава богу, дай им бог здоровья.

Но есть и те, которые предупреждают о том, что есть проблемы в случае повышения пенсионного возраста. На что они ссылаются? Они говорят: «Мы хотим придать нашей экономике инновационный характер. Мы хотим, чтобы главную роль играли цифровые технологии».

Что это значит? Это значит, что тот результат в экономике и на предприятиях, в сфере реального производства, который достигается, условно говоря, применяя тысячу работающих, завтра на этих предприятиях, может быть, потребуется не больше ста, да плюс ещё возраст выхода на пенсию мы снесём вправо до 63 или 65 лет, некоторые предлагают.

А куда девать этих людей, которые высвободятся от работы? Что будет с рынком труда? Есть и другие соображения. Для того чтобы принять окончательно, нужно всё это просчитать реально. Я говорю не для того, чтобы уклониться от ответа. Посчитать по каждой позиции, к чему что приведёт.

Но, разумеется, при любом варианте принятия решения это не коснётся тех, кто уже вышел на пенсию, это первое. И второе, уже совершенно точно, это не должно быть никаким шоковым решением, не должно быть разовым, это должно быть, как во многих странах делается, постепенно и мягко – или через полгода, или через год.

Но повторяю ещё раз и хочу это подчеркнуть: никакого окончательного решения не принято. И ещё одно, чрезвычайно важное обстоятельство. Такие решения не могут приниматься кулуарно, даже на уровне Правительства.

Это должно происходить открыто, с привлечением общественности и, конечно, в ходе открытой дискуссии в представительных органах власти, в том числе в парламенте.

Д.Песков: Владимир Владимирович, может быть, спортивная тематика. Я предлагаю такой комбинированный вариант по спорту. Я видел «Советский спорт», видел «Матч ТВ» и видел такую, скорее антиспортивную, надпись у журналиста: «Родченков и его жизнь в России». Давайте мы начнём с «Матч ТВ». Только очень прошу быть лаконичными.

О.Богословская: Ольга Богословская, «Матч ТВ».

Владимир Владимирович, у меня вопрос, конечно же, на спортивную тему. Ситуация с Международным олимпийским комитетом и Всемирным антидопинговым агентством. Каким Вы видите общение с этими организациями? И ещё, ситуация действительно крайне напряжённая и тяжёлая, – каким Вы видите выход из создавшегося положения?

В.Путин: И я, и некоторые мои коллеги уже говорили: для нас очевидным является то обстоятельство, что скандал раздувается в преддверии внутриполитического российского календаря. И кто бы чего ни говорил, убеждён, просто знаю, что это так и есть. Вот кто бы чего ни говорил, я знаю, что это так.

Но в то же время, и тоже уже об этом неоднократно было сказано, мы сами в этом виноваты, мы дали повод для этого. Потому что действительно выявлены реальные случаи применения, использования допинга.

Правда, и в других странах тоже выявляется, просто вокруг этих стран нет такого политизированного ажиотажа. А то, что здесь политическая подоплёка, – сомнений нет.

Есть другие системные вещи в мировом спорте. Скажем, разрешение принимать запрещённые для других препараты по медицинским соображениям, якобы после операций или в силу каких-то заболеваний с детства.

Но это очень странно, потому что кто-то получает конкурентные преимущества. Но, может быть, тогда этим людям, которым разрешено принимать эти препараты, а другим запрещено, вне конкурса выступать или что-то в этом роде, не знаю.

Не хочется никого обижать и задевать, потому что люди все работают, стараются и заслуживают уважения. Но конкуренция должна быть соблюдена.

Как мы будем выстраивать отношения и с ВАДА, и с МОК? Надеюсь, конструктивно. Мы спокойно будем с ними работать, устраняя те проблемы, которые у нас действительно есть, но добиваясь, конечно, защиты интересов наших спортсменов, в том числе и в гражданских судах.

Знаю, что этого многие международные чиновники не хотят, но что нам делать? Мы вынуждены будем там, в гражданских судах, помогать нашим спортсменам отстаивать свои честь и достоинство.

Д.Песков: Да, что Вы хотите?

Дайте сюда микрофон, пожалуйста.

О.Лурье: Добрый день!

Олег Лурье, журнал «Мир и политика».

Главный свидетель ВАДА, благодаря показаниям которого отстранена наша команда, Григорий Родченков, в 2011 году являлся со своей сестрой обвиняемым по уголовному делу о нелегальной торговле допингом и гарантировал – это спортсмены среднего звена – то, что не будет определён допинг у спортсмена, он не обнаружит.

После предъявления обвинения он пытался покончить жизнь самоубийством: ударил себя ножом в алкогольном опьянении. Потом судебно-медицинская экспертиза обнаружила у него психиатрическое заболевание. То есть полный букет: это шизотипическое расстройство личности.

Потом происходили такие странные чудеса. Он как по мановению волшебной палочки вдруг превращается в свидетеля. Из 12 эпизодов остается один. И он возвращается, возглавляет РУСАДА.

Теперь такой вопрос: будет ли проведено расследование того, как велось уголовное дело и почему – сейчас дело, кстати, возобновлено – он из обвиняемого превратился в свидетеля?

Как может человек, склонный к суициду, занимающийся торговлей допингом, снова возглавить Российское антидопинговое агентство? Кто стоял за этим? Будут ли названы имена, пароли, явки? Будут ли наказаны те, кто покрывал Родченкова?

В.Путин: Вопрос непраздный. Действительно странно: человек, который несколько лет жил в Северной Америке, потом приехал к нам, но ничего странного, что он возглавил. Но то, что он подозревался в распространении допинга, его сестра, по–моему, была осуждена за это…

Реплика: На полтора года.

В.Путин: Да, на полтора года. Вот видите, Вам даже виднее, я не знал. И что ещё более странно для меня, для человека, который всё–таки в специальных службах долгое время проработал, он же ведь всю эту гадость таскал из Северной Америки: из США и Канады. Как его пропускали через таможню при таком жёстком контроле? Он же годами всё это делал.

Конечно, возникают всякие мысли на этот счёт. Да, это ошибка тех людей и тех структур, которые его туда привели. Нельзя работать с людьми, которые пытаются покончить жизнь самоубийством по любым соображениям. Это значит, что у них проблемы с психикой. Но нельзя тем более основывать решения исключительно на показаниях этих людей.

Смотрите, что в обосновательной части Международного олимпийского комитета написано: первое, что он честный человек; второе, что он находится под контролем ФБР и защищён; и третье, что всё изложено в его дневни