Всего новостей: 2527941, выбрано 859 за 0.032 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Путин Владимир в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаТранспортМеталлургия, горнодобычаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольСудостроение, машиностроениеФинансы, банкиЭкологияХимпромСМИ, ИТАвиапром, автопромНедвижимость, строительствоОбразование, наукаЭлектроэнергетикаАрмия, полицияАгропромЛеспромЛегпромРыбаМедицинавсе
Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 5 марта 2012 > № 509155 Владимир Путин, Игорь Сечин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин провёл рабочую встречу с заместителем Председателя Правительства И.И.Сечиным.

Обсуждались подготовленные по поручению Премьера предложения по контролю за деятельностью и доходами менеджмента крупных компаний с государственным участием. «Нужно ориентироваться на лучшие мировые практики, как, например, такую, при которой только за непредоставление сведений или за передачу искажённых сведений наступает уголовная ответственность», – заявил глава Правительства.

Стенограмма начала встречи:

В.В.Путин: Игорь Иванович, я просил вас подготовить предложения о продолжении работы, связанной с контролем за деятельностью менеджмента крупных компаний с государственным участием: декларирование доходов соответствующих должностных лиц и создание ситуации, которая была бы абсолютно прозрачна с точки зрения их взаимодействия с партнёрами, с бизнес-партнёрами, с тем чтобы абсолютно исключить какую-либо аффилированность компаний с государственным участием и их бизнес-партнёров в ходе практически ежедневной работы. Я знаю, что у вас есть определённые предложения. Пожалуйста, я бы хотел их послушать. Разумеется, всю эту работу нужно выстроить в рамках действующего закона.

И.И.Сечин: Уважаемый Владимир Владимирович! Действительно, после Вашего поручения, данного Правительству и ведомствам 19 декабря в ходе Вашей работы на Саяно-Шушенской ГЭС, была проведена работа по проверке деклараций руководящего состава госкомпаний. Помимо электроэнергетических компаний проверялись также компании нефтегазового сектора, транспорта, связи, банковской сферы. Было поручено обеспечить предоставление справок о доходах, раскрытие информации о цепочке собственников, контрагентов по действующим договорам. Реально это серьёзная проблема. Например, по двум таким компаниям текущие договора составляют объём порядка 522 млрд, заключенных с офшорными компаниями. В настоящее время под общее количество таких контрагентов подпадает порядка 9,8 тыс. компаний. Это действительно большая работа. Вместе с тем нам удалось чётко определить: круг лиц, предоставляющих сведения, критерии по сделкам. Были разработаны и доведены до всех компаний электронные формы с целью облегчения этой работы, потому что практически невозможно на бумажных носителях обмениваться информацией по такому большому количеству и сотрудников, и контрагентов, так что работа переведена уже в более такой системный режим.

Она уже дала определённый позитивный результат, и исполнение поручения уже привело к тому, что отмечены случаи выхода должностных лиц из состава участников коммерческих обществ. В некоторых случаях компании без рекомендации даже органов власти приняли необходимые кадровые решения. Проверки проводились параллельно отраслевыми министерствами и контрольно-надзорными органами. В них участвовали как Федеральная налоговая служба, так и Росфинмониторинг по Вашему поручению.

Предварительный анализ этих проверок выявил более 200 случаев сокрытия должностными лицами компаний сведений об участии в коммерческих организациях. К сожалению, мы пока не можем сказать, что в полном объёме получили всю информацию. Эта работа продолжается и должна быть выполнена. В целом, исходя из данных поручений, проводимый анализ информации уже способствует развитию конкуренции, росту эффективности всего госсектора. Эта работа – исполнение этих поручений – полностью соответствует мировому опыту, тем тенденциям, которые направлены на активизацию противодействия избыточной офшорной деятельности, и мы считаем, что она должна в целом привести к улучшению ситуации в экономике страны.

Уважаемый Владимир Владимирович, мы проработали ряд предложений, которые требуют Ваших поручений ведомствам, министерствам. Эти предложения основаны на опыте, применяемом в крупнейших экономиках мира – Соединённых Штатах, Финляндии, Франции, Великобритании. Они направлены на внесение изменений в конкретные нормативные правовые акты, предусматривающие проведение этой работы по обеспечению прозрачности деятельности госкомпаний на постоянной основе. Они направлены на минимизацию негативного воздействия от избыточного применения офшорных схем.

Мы также хотели бы предложить, Владимир Владимирович, рассмотреть возможность дать поручение Минфину России совместно с Банком России проработать вопрос об усилении контрольно-надзорной функции в банковской сфере, потому что банковский сектор должен быть активным участником этой работы, без объективной информации по этой линии очень тяжело сопоставлять сведения, подаваемые компаниями. И мы хотели бы, чтобы было Ваше поручение представить проекты нормативных правовых актов, предусматривающие внесение изменений в действующее законодательство Российской Федерации, усиливающее всю работу, по которой Вы давали нам это поручение.

В.В.Путин: Да, давайте так и сделаем. Сейчас поподробнее расскажете про ваше предложение. Нужно ориентироваться на лучшие мировые практики, как, например, такую, при которой только за непредоставление сведений или за передачу искажённых сведений наступает уголовная ответственность. В некоторых законодательствах отдельных стран с развитой рыночной экономикой такая ответственность для должностных лиц предусмотрена. Это создаёт обстановку, при которой не возникает желания и заниматься незаконной деятельностью, и как-то обходить предложенные государством элементы контроля. Это не единственное, над чем нужно подумать. Ничего здесь выдумывать нам своего квасного, российского, не нужно – нужно посмотреть, как эти нормы работают в других странах. Посмотреть, ещё раз проанализировать и выйти с предложением к депутатам Государственной Думы.

И.И.Сечин: Такие меры, о которых Вы сказали, предусматривает действующее законодательство Соединённых Штатов Америки.

В.В.Путин: Ну вот и замечательно, давайте расскажите поподробнее.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 5 марта 2012 > № 509155 Владимир Путин, Игорь Сечин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 5 марта 2012 > № 509153 Владимир Путин

В.В.Путин провёл встречу с М.Д.Прохоровым, В.В.Жириновским и С.М.Мироновым

Разговор шёл прежде всего о прошедших президентских выборах и совместной работе в будущем. Как заявил Владимир Путин кандидатам в президенты, у нас подчас разные подходы к решению тех задач, перед которыми стоит страна, но будем искать консенсус, компромиссы и таким образом выходить на оптимальные решения для наших людей.

Стенограмма начала встречи:

В.В.Путин: Уважаемые коллеги! Мне очень приятно встретиться с вами на мирной, нейтральной территории. Исхожу из того, что боевые действия закончились. Прежде всего хотел бы вас всех поблагодарить за вчерашние поздравления. Но не только за это, а ещё и за то, что, на мой взгляд, всё-таки эта избирательная кампания, при всей её жёсткости, была лишена непомерной грязи, как бывало у нас в прежние времена, проводилась непосредственно кандидатами, и, что самое главное, нашими штабами достаточно корректно и интеллигентно, но, повторяю, при известной жёсткости, которая и должна быть присуща кампаниям подобного рода.

Я вас хочу в свою очередь тоже поздравить с вашими результатами: кто-то добился большего, чем ожидал, кто-то меньшего, чем ожидал, – не важно. Дело не в этом, дело в том, что за вашими плечами есть люди, которые за вас голосовали, их много в любом случае. У каждого из вас много сторонников, мы должны все вместе прежде всего с большим уважением отнестись к этим людям. Поэтому и предложил вам встретиться, поговорить о том, как мы будем дальше работать. Работать нужно вместе, объединяя усилия, для того чтобы наиболее эффективно решать проблемы, которые стоят перед страной.

Вот, собственно говоря, и всё, что я хотел бы сказать вначале. Владимир Вольфович (обращаясь к В.В.Жириновскому)!

В.В.Жириновский: Мне бы, если так получится на будущее, Владимир Владимирович, может быть, как-то сориентировать ЦИК и журналистский корпус объявлять результаты? Например, победил такой-то кандидат, остальные получили поддержку своих избирателей. А то не очень приятно звучит слово «проиграли»: здесь нет проигравших, у каждого кандидата собственный, его родной электорат. Тогда, может быть, будет легче восприниматься теми, кто голосовал за других, потому что явно, что мы рады и поддержали победу, но чтобы не звучало так, что остальные, мол, проиграли, – как в Госдуму: все, кто прошёл, они получили свои места и всё. Может быть, вот такую корректировку в оформлении результатов было бы неплохо.

И, может быть, учесть как-то специализацию наших партий. Например, если у Михаила Дмитриевича (М.Д.Прохоров) больше опыта в бизнесе, то нам бы хотелось, чтобы, может быть, к нам прислушивались больше в вопросах образования, внешней политики, СНГ, молодёжь – здесь мы видим, знаем, что есть у них желание слушать нас, и в этом смысл, конечно, есть большой, специализация вполне может быть. Левые показали, что это около 25%, если вместе всех взять. Она всегда остаётся, эта левая идеология. Слишком либеральная, правая, я думаю, это в пределах 10%. Слишком много не получится, как и в других странах мира. Поэтому здесь, видимо, как-то так разойдутся все эти проценты, люди.

И конечно, в целом чтобы и мы все, любые партии, и пресса, политологи – всё-таки больше был поворот в положительный формат, чтобы не было такого там: «жуткая оппозиция, системная, несистемная, проиграли», и начинают нам… какой-то исход – «будущего нет, партии рассыпятся, пора уходить». Это не их вопрос. Это вопрос избирателей, и никто никому не должен советовать: уходить – не уходить.

И конечно, по внутренним делам, если бы можно было снова как-то подумать, – укрупнение территорий, потому что слишком они уж разнородные: 50 тыс., 200 тыс., 5 млн, 12 млн. И это граждане хотят в принципе, этого только чиновники не хотят. Сидит вот за столом, он начальник и вдруг над ним будет ещё какой-то начальник… Это тоже имеет значение.

Программы, видимо, мы все можем поддержать. Если освоение Дальнего Востока – мы предложили только в рамках Дальневосточного федерального округа просто отменить налоги как эксперимент на год. Если мы увидим, что там начинается подъём, люди поехали, дальше продолжить, потому что нужен какой-то рывок, перелом. Просто так льготы, коэффициенты не действуют. А вот полная отмена всех налогов... Недобор можно взять в других местах.

Вот ЕГЭ. Уже объявили его. Давайте попробуем в этом году без ЕГЭ. Взять и сказать, что все поступают в любой вуз, и если будет действительно перебор – в МГИМО, какие-то там московские вузы, 3–4–5 вузов, – остальные могут дома остаться, и там тоже вузы есть. Как эксперимент. Я думаю, все поддерживали отмену ЕГЭ.

И все поддержат, чтобы больше было добровольцев в армии. Из СНГ, я уверен, много русских с удовольствием за получение паспорта – не восемь лет, а всего там полгода-год… Тоже проблему эту можно решить.

И продовольственные дела. Здесь тоже… Люди хотят к этой земле, дачная амнистия у нас пробуксовывает, до сих пор оформление идёт, люди стоят в очереди. Если бы быстрее дать возможность соединить с землёй, люди тоже поедут. Они хотят, но они видят, что в этом проблемы какие-то определённые создаются, а продовольствие – наиважнейший вариант. Газ, нефть во многих странах мира есть, и машиностроение во многих странах мира есть, а вот продовольствие – оно может быть очень важным в ближайшие годы, когда органическое, наше, без удобрений оно будет котироваться. В принципе люди умеют работать, хотят работать.

Ну и трудоустройство. Молодёжь на что обижается? Вузы хорошо, образование есть, а потом тупик – ему негде работать. Базу данных дать. Вот ты в Томске окончил юристом, а твоя работа на Кузбассе, ты в Москве окончил, а в Саратове тебя ждут. Базу данных пускай он имеет, где есть вакансии, и в вузе пускай говорят: мы вас готовим, но в нашем городе потребности такой нет. Это тоже их как-то сориентирует, что готовят, да, но поехать придётся в другое место: это мобильность для молодёжи, они в принципе не против.

Конечно, как-то с туризмом… Постоянно информация, что где-то там наши застряли, где-то там их кто-то бросил – надо здесь проверить, это обманутые дольщики и брошенные туристы. Это уже чисто администрация должна на местах посмотреть или налоговые органы, с какой стати у людей остаются неоплаченные гостиницы, какая-то проблема – значит, надо просто эти фирмы как-то прижимать или пускай будет больше гарантий. Если человек собрался отдыхать, то хотя бы оставьте его…

Судебные приставы – перебор бывает иногда. У человека там 5 тыс. неизвестно было, не было, а его на границе тормозят. Слушайте, отправьте на работу исполнительный лист! В советское время всё на работу шло. Сейчас они врываются в дом, идут по банкам, и человек даже не знает, что где-то там уже рассматривают его имущество. Пускай направят по месту работы исполнительный лист, и бухгалтерия автоматически всё у него заберёт. А когда с него требуют, но он забыл, не пришёл, не заплатил, (там может быть даже штраф ГБДД), потом мы портим отпуск этим людям – и лишнее обозление.

В том числе ещё последний мой вариант – органы опеки, ювенальная эта юстиция. Слушайте, ну если действительно там страшные условия в семье… А они для статистики… Нормальная мать, дочь, ребёнок, в холодильнике там мало творожка или мало игрушек, но девочка хочет жить с матерью. Нет, говорят, мы забираем девочку в приют, а мать остаётся без ребёнка. Минюст, служба судебных приставов… Они – новая служба, они правильно многое делают, но немножко перебор бывает, это злит людей.

Ну и, конечно, всё-таки подумать о медицине. Этот вопрос у всех стоит, всё-таки больше о бесплатной. Платную затягивают, специально затягивают: больше анализов, больше диагнозов и вытягивают, вытягивают. Человеку не жалко денег: ну это же здоровье, человеку надо за здоровьем… Поэтому надо здесь посмотреть, чтобы была больше бесплатная медицина и бесплатное образование. Коммерческие вузы – хорошо, но очень часто используют для получения диплома, для того чтобы уйти от армии. Мы получаем большое количество специалистов, и не всегда они высокого качества. Может быть, здесь тоже всё-таки больше бесплатно сделать, а деньги получить другим способом, чтобы действительно они учились, потому что в обычных вузах ребята учатся более добросовестно, чем в коммерческих. Он заплатил и всё: «Я вам заплатил, чего вы тут с меня берёте?»

Вот это вопросы, которые нам нужно всем вместе решать, но самое главное в конце – это моральная обстановка. Надо окончательно в позитив перевести. Одна страна, есть партии, есть профсоюзы, и таких жёстких вопросов, какого-то такого революционного не должно быть. Мы все можем договариваться, садиться. Открытые трибуны есть, круглые столы, но окончательно к лету нужно поломать настроение в пользу того, что мы все должны работать на позитив, а не на какие-то отрицательные вещи. ЛДПР готова сотрудничать по всем направлениям, у нас наработка есть: старейшая партия, 23 года, шестой раз мы в Госдуме. В любом случае 7–8 млн в среднем за нас голосовали эти 20 лет, это приличное количество людей.

В.В.Путин: Согласен.

Михаил Дмитриевич (обращаясь к М.Д.Прохорову), у вас в программе, я знаю, много очень дельных вещей, связанных с организацией экономики. Действительно, если говорить по-серьёзному, многие вещи, о которых вы говорите как о вещах, необходимых для развития экономики, они и применялись у нас достаточно активно, и планируются к применению. Поэтому я думаю, что если вы будете реализовывать свои планы по созданию партии, то у нас вполне есть основания для конструктивного диалога. А вот то, что сказал Владимир Вольфович по поводу развития Дальнего Востока, Сибири, вам это близко, вы сами и производственную деятельность осуществляли, и голосовали, по-моему, в Красноярске, да?

М.Д.Прохоров: Под Красноярском. Владимир Владимирович, я в первый раз участвовал в президентских выборах, для меня это новый опыт, что называется на свеженького. Мне кажется, что главная проблема в нашей стране заключается в том, что у нас вертикаль власти развивается медленнее, чем гражданское общество. Так вот инициатива снизу и инициатива сверху никак не могут встретиться из-за неэффективной региональной и местной власти, то есть она сильно отстаёт, она не даёт возможности пробиться конкуренции. Главная задача на следующий период – это ввести конкуренцию в политическую сферу, в экономическую и в общественную сферу. Это то, что мои избиратели (я с ними много встречался) говорят практически каждый раз: невозможно, закрыты социальные лифты. Мне кажется, это общая проблема для всех в нашей стране, и с учётом того, как меняется сейчас ситуация в мире, сейчас у всех проблемы: в Америке проблемы, в Европе проблемы. Поэтому, чтобы страна наша была сильной, должна работать система справедливого социального лифта. Вот сейчас эти двери закрыты. Граждане хотят иметь возможность в обществе равных возможностей делать карьеру, пробиваться, создавать семьи и быть счастливыми. Поэтому, на мой взгляд, важнейшей частью проверки власти на прочность будет как раз создание этой конкурентной среды для наиболее талантливых наших граждан.

И второй момент хотел бы отметить. Я думаю, что здесь все меня поддержат, что были нарушения на этих выборах, и очень часто они оставались без внимания. Мне кажется, сейчас нужно сделать всё возможное, чтобы каждый случай бы проверен, если он задокументирован, чтобы по закону Российской Федерации каждый человек, который допустил нарушения, был бы наказан. Нам это очень нужно, важно для того, чтобы двигать страну вперёд. За меня проголосовало больше 5,5 млн человек – для меня это точно кредит доверия, поэтому я буду отрабатывать этот кредит доверия путём создания новой политической силы. Мне кажется, сильная, новая политическая партия, которая будет демонстрировать желание развивать страну, двигать нашу страну на передовые позиции, мне кажется, такая политическая сила сейчас очень и очень востребована, поэтому я хочу этим заниматься.

В.В.Путин: Отлично. Вы знаете мою позицию в целом. Я в своё время очень активно поддержал создание партии «Правое дело», даже поддержал их при прохождении в Думу (ещё не в предыдущую Думу, а раньше). И многие из этих людей работают сейчас и во властных структурах, работают неплохо.

Что касается настроения ваших избирателей и вашего подхода к тому, что нужно создавать эти социальные лифты: очень трудно, действительно, пробиться на муниципальном и даже региональном уровне. Я полностью разделяю эту позицию – и вашу позицию, и ваших избирателей. Именно поэтому мы предпринимаем попытки создания таких лифтов в виде специальных структур типа Агентства стратегических инициатив. Но этого недостаточно. Я думаю, вы обратили внимание, в одной из статей я говорил о том, что, допустим, молодые ребята, которые отслужили в армии, должны получить возможность получить затем и хорошее образование при поддержке государства. Безусловно, бесплатное образование. Создать необходимо нам что-то вроде рабфаков, которые раньше, в советское время работали. Но это, конечно, только одно из направлений работы по преодолению той стены, которая часто возникает между гражданином и властными структурами, о которой вы сейчас сказали. Полностью это разделяю и будем с вами вместе работать, для того чтобы решать и эти, и другие вопросы.

Сергей Михайлович (обращаясь к С.М.Миронову), я видел, вы обратили внимание тоже на некоторые предложения в моей программе, считаете их левыми. Они не левые, они народные, я бы так сказал.

С.М.Миронов: Правильные.

В.В.Путин: Пожалуйста.

С.М.Миронов: Владимир Владимирович, граждане Российской Федерации выбор сделали. Это факт. Граждане России избрали Президентом Вас. Ваша победа убедительна. На этом фоне тем более удивительными и абсолютно непонятными становятся некие услужливые деяния мелких чиновников и, может быть, крупных чиновников на местах, которые хотели подсуетиться и немножко «покрасивше» сделать. В этой связи, я думаю, будет правильно, если всё-таки такие факты, а нарушения имели место… И, к сожалению, сами факты этих нарушений дают некую почву кому-то сомневаться. Я сегодня ночью, и когда Вам звонил, и публично сказал: у меня данные есть, мои наблюдатели работали, есть в том числе зафиксированные нарушения. Но то, что результат таков, каков он есть, я не сомневаюсь. Это реальное волеизъявление граждан. В этой связи есть предложение и обращение к Вам, просьба. Всё-таки внимательно посмотреть с учётом того, что выбор сделан – разрыв очень большой и победа в первом туре очевидна, если будут выявлены нарушения, причём не дожидаясь никаких судов, – просто аннулировать на конкретных участках результаты, потому что они не повлияют на окончательный расклад, но при этом тех председателей участковых комиссий, тех начальников, которые замешаны и повинны, надо всё-таки наказывать. Потому что после думской кампании, к сожалению, практически никого не наказали, и все это восприняли как некий сигнал: значит, можно и дальше дурить, можно заниматься фальсификациями. И мне кажется, это тоже такой вопрос принципиальный.

Вы и ночью в телефонном разговоре, и сейчас сказали, да, у нас в наших программах, в наших подходах, в нашем видении есть совпадающие пункты. Действительно, дело не в технологиях, левые они или какие-то… Это то, что нужно сегодня большинству народа. Я хочу Вас проинформировать, что на прошлой неделе наша фракция «Справедливая Россия» внесла очередной закон о строительно-сберегательных кассах в Государственную Думу, внесла очередной законопроект, новую редакцию закона о налоге на роскошь. Мы внесли новый вариант Избирательного кодекса. Я готовлю альтернативный законопроект по выборам депутатов Государственной Думы. Я все эти документы Вам передам. В любом случае особенно по закону о строительно-сберегательных кассах нам нужно получать заключение Правительства. Я надеюсь, что Вы внимательно посмотрите, дадите задание, потому что, Вы знаете, мы пять лет работали над этим законопроектом, всё разработано. Если есть какие-то другие взгляды на механизмы, которые позволят включить дополнительный инструментарий получения нашими гражданами квартир (что очень важно решать, эту социальную проблему), мы будем признательны за такое сотрудничество. И просто информирую Вас о том, что такая работа началась, и я готов такую работу продолжать, потому что нужно действительно реализовывать…

Сегодня, наверное, мы увидим опять желание таких митинговых страстей – и Ваши сторонники хотят собираться, и оппоненты, которые заранее говорят, что там всё нечестно. Я возвращаюсь к той мысли, что действительно, коль скоро нарушения были и мы все об этом знаем, в штабах у каждого есть такие данные, нужно действительно незамедлительно принять меры. Но, наверное, нужно митинги заканчивать, надо приступать к работе, созидательной работе, потому что люди, делая выбор, конечно, ориентировались на то, что всё-таки изменения будут. В этом контексте я и партия «Справедливая Россия» готовы помогать, готовы новые идеи предлагать, чтобы Вы их рассматривали, и вместе двигаться вперёд.

В.В.Путин: Спасибо большое. Что касается возможных нарушений, то, конечно, это всё подлежит тщательному анализу и необходимая реакция должна быть. Я могу действовать в рамках своей компетенции: если нарушения допустили люди, которые входят в юрисдикцию Правительства Российской Федерации, то реакция, конечно, будет. Но надеюсь на то, что прежде всего Центральная избирательная комиссия отреагирует должным образом, другие властные структуры. Должен вам сказать, что я с Владимиром Евгеньевичем Чуровым ещё ни разу не разговаривал, вот с вами мы встречаемся, а с Чуровым я не разговаривал ни вчера, ни позавчера, ни в ближайшие несколько дней. И после подведения итогов - я с экрана телевизора это видел, но с ним лично я пока не разговаривал... Такой разговор наверняка состоится, и я тоже обращу его внимание на то, что нужно тщательно проверить все возможные нарушения, которые поступают из ваших штабов. Вы правильно сказали, никто в этом не заинтересован, в этих нарушениях, и я не заинтересован прежде всего, мне это было не нужно изначально. Вы знаете, что я как раз был инициатором установки веб-камер, мне кажется, что не на 100%, но в значительной степени они всё-таки сыграли роль и повысили прозрачность нашего процесса.

С.М.Миронов: Сыграли свою роль.

В.В.Путин: Более того, я разговаривал с некоторыми иностранными партнёрами, они с полной уверенностью – и здесь нельзя не согласиться – говорят о том, что в мире вообще ничего подобного, нигде, никогда не осуществлялось, мы первые в этом отношении. Надеюсь, мы и дальше будем совершенствовать наши избирательные процедуры, будем увеличивать прозрачность и сводить к минимуму, к нулю возможные нарушения.

Что же касается нашей совместной работы, то я с вами согласен в том, что нужно приступать к созидательной совместной работе. Конечно, у нас будут, неизбежны споры, потому что у нас подчас разные подходы к решению тех задач, перед которыми стоит страна, но будем искать консенсус, будем искать компромиссы. Именно на компромиссах и в поиске компромисса, надеюсь, будем всегда выходить на оптимальные решения для наших людей, для наших граждан. Можем подробно без прессы поговорить ещё. Спасибо.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 5 марта 2012 > № 509153 Владимир Путин


Россия. ПФО > Агропром > premier.gov.ru, 28 февраля 2012 > № 502250 Владимир Путин

Председатель Правительства России В.В.Путин, прибывший с рабочей поездкой в Башкортостан, принял участие во Всероссийском аграрном форуме в Уфе.

Выступление В.В.Путина:

Добрый день, уважаемые друзья! Я рад приветствовать всех собравшихся на Всероссийский аграрный форум. У вас сейчас ответственная пора – полным ходом идёт работа по подготовке к весенним полевым работам, закладывается основа будущего урожая, и прежде всего хотел бы всем вам пожелать успехов в этом сезоне.

Когда говорят о стратегических отраслях, то прежде всего имеют в виду такие отрасли, как оборонка, машиностроение, космос. Это, безусловно, так. Но, безусловно, к таким же стратегическим отраслям можно и нужно отнести и аграрный сектор нашей экономики: здесь и так называемая продовольственная безопасность, и широкие возможности применения новейших технологий, создание новых рабочих мест. И, наконец, мы не должны забывать, что продовольствие, вода в ближайшее время всеми экспертами определяются как важнейшие ресурсы. И у нас, конечно, возможностей для развития этих ресурсов очень много. Поэтому так важно, что наше сельское хозяйство сегодня становится одним из локомотивов развития России, нашего национального роста, опровергая все стереотипы о том, что никакие деньги и усилия не смогут сдвинуть с места проблемы, накопившиеся в АПК. Если правильно организована работа, если поддерживаются искренние стремления людей делать дело, результат всегда налицо.

И хочу отметить, что сельское хозяйство оказалось одной из наиболее благодарных на отдачу отраслей производства в национальной экономике. Меры по её поддержке работают, и работают весьма эффективно: начиная с 2006 года объём инвестиций в АПК превысил… Кто-то знает из вас эту цифру, может быть, не все: цифры солидные – 1,5 трлн рублей! И эти серьёзные ресурсы принесли ощутимый результат – и не просто в виде увеличения производства: развитие отечественного АПК стало объективным фактором устойчивости развития российской экономики в целом, улучшения жизни миллионов людей, повышения их благосостояния. Как пример, напомню о рекордно низкой инфляции 2011 года – самой низкой инфляции в нашей стране за последние 20 лет. Безусловно, что значительный вклад в решение этой макроэкономической задачи внесли те, кто работает на селе, потому что благодаря именно вашим усилиям нам удалось не только получить хороший урожай, но и удержать на приемлемом уровне цены. Это всё в целом повлияло на сдерживание инфляции. После тяжелейших летних сезонов 2009 и 2010 годов, когда засуха и природные пожары уничтожили более трети урожая, российские аграрии руки не опустили, при поддержке государства сохранили и усилили потенциал развития. Я позволю себе назвать только несколько цифр: в прошлом году рост производства сельхозпродукции превысил 22%, прирост производства мяса свинины – 10%, птицы – 12%. Уверен, что и другие направления животноводства, прежде всего крупный рогатый скот (КРС), также обязательно начнут набирать позитивную динамику.

Урожай зерна в 2011 году составил почти 94 млн т, что дало возможность восполнить наши резервы и с запасом обеспечить внутренние потребности. Кроме того, вышли на экспортный потенциал – 27‑28 млн т примерно. Это хороший показатель, и мы опять вышли на третье место в мире по продажам зерна на мировом рынке. И работа хорошая, и результат очень хороший. Мы, безусловно, продолжим поддержку этой отрасли, всех, кто трудится на земле, – здесь не может быть никаких сомнений.

В 2012 году на поддержку АПК в федеральном бюджете заложено 170 млрд рублей. Кроме того, крупнейшие банки с участием государства (это и Россельхозбанк, и Сбербанк) обеспечат кредитование ещё в размере не менее 150 млрд рублей. Доступность кредитных ресурсов будем держать под постоянным контролем. Обращаю внимание наших банкиров: важнейшим приоритетом должно стать кредитование малых и средних предприятий. Как и в предыдущие годы, сельхозпроизводителям будет предоставлена скидка на ГСМ. Она составит 30% от цены, сложившейся в каждом конкретном регионе на 31 декабря прошлого года. При этом особо отмечу, что скидка будет рассчитываться не от розничной цены, а от опта, что ещё ниже, как вы понимаете. А объёмы поставки льготного топлива будут увеличены на 10% от уровня 2011 года. Это позволит сельхозпроизводителям только в первом полугодии текущего, 2012 сэкономить 11 млрд рублей.

Далее. Да, в прошлом году за весь год у нас получилась 18 млрд экономия, здесь в первом полугодии уже будет 11 млрд. Будут продолжены меры по обновлению парка устаревшей сельхозтехники. В прошлом году на эти цели «Росагролизингу» было направлено 3,7 млрд рублей. За счёт этого хозяйства смогли приобрести свыше 5 тыс. единиц техники со скидкой в 50%. В наступившем году вся техника отечественного производства через «Росагролизинг» будет предоставляться тоже на льготных условиях, без первоначального взноса и с отсрочкой первого платежа на полгода. Надеюсь, что это действительно будет хорошей поддержкой для многих хозяйств. В общей сложности на такую программу выделяется 8,5 млрд рублей. Также за счёт федерального бюджета намерены с этого года компенсировать порядка 50% затрат сельхозпроизводителей на создание и модернизацию внутрихозяйственных мелиоративных сетей. Это будет сделано в рамках региональных программ.

Что особо хочу подчеркнуть? Мы поддерживали и будем поддерживать все формы хозяйствования на селе. В прошлом году на съезде Ассоциации крестьянских и фермерских хозяйств (АККОР) мы говорили о поддержке начинающих фермеров и индивидуальных предпринимателей на селе, о том, что таким людям важно помочь встать на ноги, обустроить дом, хозяйство, многие коллеги об этом говорили, и такая программа в ближайшие месяцы будет запущена. На её реализацию из федерального бюджета направим 2 млрд рублей и рассчитываем, что регионы также вложатся в эту работу. Кроме того, мы расширим программу по развитию семейных молочных ферм.

В прошлом году крестьянским хозяйствам оказана помощь в оформлении земельных участков. На эти цели из федерального и региональных бюджетов было выделено 120 млн рублей. В этом году запланирована значительно бо́льшая сумма – 1,4 млрд рублей.

Хотел бы затронуть ещё один вопрос, который сегодня активно поднимают фермеры, аграрный бизнес, отраслевые союзы. Речь идёт о продлении срока действия нулевой ставки по налогу на прибыль сельхозтоваропроизводителей. Эта проблема прорабатывается в Правительстве. Прямо скажу: готового ответа пока нет, надо ещё раз оценить наши возможности, но в любом случае будем отталкиваться от интересов АПК. Серьёзным подспорьем для всех предприятий аграрного сектора стали и тарифные решения, реализованные в этом году. Тарифы на природный газ и электрическую энергию не выросли, как вы знаете, что также, надеюсь, позволит АПК снизить издержки и сэкономить ресурсы. Особенно важно это в начале года – весной. В интересах агропромышленного сектора и наши решения в сфере энергоснабжения: теперь энергокомпании не имеют права накладывать на потребителей штрафы за недобор или за перебор энергии, и, надеюсь, это тоже будет серьёзным вкладом в совместную работу.

Что здесь хотел бы добавить, уважаемые друзья. Нам важно защитить аграрный бизнес от всякого рода злоупотреблений со стороны монополистов, в том числе и инфраструктурных монополий. Вы знаете, что мы вводим серьёзные контрольные, антикоррупционные меры в отношении крупных компаний, включая требование о доходах их руководителей. Считаю, что такой же подход нужен и к региональным поставщикам электроэнергии, газа, других ресурсов. Невнятные ГУПы, МУПы и многочисленные другие структуры надо выводить из тени. Под постоянным вниманием государства обязательно останется и ситуация на оптовых и розничных рынках сельхозпродукции. Наша задача – дать возможность хозяйствам удобно и выгодно реализовывать свою продукцию, и желательно без лишних посредников и перекупщиков. Бывает, что без них, безусловно, не обойтись, но лишних не нужно. В том числе нужно создавать современную, цивилизованную инфраструктуру торговли сельхозпродукцией – рынков, ярмарок, специализированных магазинов потребкооперации, однако делать это нужно, конечно, спокойно, сбалансировано, так, чтобы не ущемить интересы ни производителя, ни потребителей.

Именно поэтому Правительство приняло решение о переносе сроков поэтапного перевода рыночной торговли в специально оборудованные капитальные сооружения. Для сельхозрынков по просьбе субъектов Федерации эта отсрочка стала максимальной – до 2015 года. Но время быстро летит. Главы территорий должны уже сегодня готовить соответствующую инфраструктуру, причём делать всё так, чтобы затраты на эти мероприятия не ложились потом на плечи крестьянина, который будет арендовать торговое место, не заставляли бы его накручивать цену на конечную продукцию. Одновременно следует активнее реализовывать на местах и такой востребованный формат, как ярмарка выходного дня, и доступ туда для фермеров, владельцев личных подсобных хозяйств должен быть свободным, необременительным. Любые поборы, мздоимства всякого рода абсолютно недопустимы. Подчеркну: это прямая ответственность местных руководителей. Конечно, будем развивать сельхозкооперацию, потребкооперацию, сеть предприятий по заготовке, переработке и реализации продукции, подумаем, как эффективнее использовать здесь возможности Россельхозбанка и «Росагролизинга».

Говоря о перспективах отечественного агропрома, нельзя обойти вниманием тему вступления России во Всемирную торговую организацию. Понимаю, что это волнует многих наших сельхозпроизводителей, поэтому позволю себе несколько слов на эту тему сказать поподробнее. Опыт большинства стран–членов ВТО показывает, что присоединение к организации даёт серьёзные дополнительные возможности, главные из которых – это открытый доступ на внешние рынки. Мы говорили о том, что увеличивается наш экспортный потенциал (увеличился до 25–28 млн т зерна), но для того, чтобы защищать интересы производителя, а потом и экспортёров, конечно, нужно быть полноправными членами такой организации, как ВТО, иначе будем постоянно сталкиваться с ущемлением наших интересов. Повышение прозрачности, привлекательности национальных экономик для отечественных и иностранных инвесторов - тоже существенный фактор при вступлении в ВТО, эффективный инструмент против нечестной, недобросовестной конкуренции, причём как внутри страны, так и за рубежом.

Чтобы максимально полезно для нас реализовывать эти возможности, мы должны перенять лучший опыт старожилов ВТО, научиться пользоваться всеми имеющимися формами поддержки аграрных производителей – как прямых форм поддержки, так и косвенных. Таких инструментов там достаточно, и в арсенале немало их, ими очень эффективно пользуются все страны–члены ВТО. Наша задача состоит в том, чтобы грамотно заложить их в нашу стратегию развития, использовать в развитии нашего АПК. Я хочу ещё раз повторить: аграрный сектор, как и все остальные отрасли российской экономики, мы, конечно, никому на откуп отдавать не собираемся и не будем ставить в неравные условия с более сильными конкурентами. Конечно, мы не для того возрождали нашу отечественную промышленность, АПК, деньги вкладывали (я уже сказал, 1,5 трлн), чтобы всё это отдать на съедение каким-то недобросовестным конкурентам. Хочу ещё раз подчеркнуть: инструментов защиты наших производителей внутри страны много, нужно только, чтобы соответствующие ведомства вместе с вами заранее подумали. У нас ещё есть время, окончательное присоединение должно состояться после завершения наших внутренних процедур – это где-то к лету. Сейчас самое время подумать над всеми этими инструментами защиты.

Что особо хотел бы отметить? Во-первых, многие нормы ВТО уже вошли в повседневную практику нашей с вами работы. Более того, мы уже процентов на 90 живём в соответствии с международными правилами и требованиями этой организации, даже без вступления в ВТО, а что касается режимов Таможенного союза и единого экономического пространства, то все они строятся на принципах ВТО. Вот наши объединения с Белоруссией и Казахстаном, все эти объединения – и Таможенный союз, и единое экономическое пространство целиком опираются на нормы ВТО.

Во-вторых, для ряда чувствительных отраслей предусмотрены специальные меры адаптации, прежде всего это автопром, сельхозмашиностроение, в сфере АПК это, например, птицеводство и свиноводство. Для того чтобы обеспечить таким отраслям защиту, помочь работе в новых, конкурентных условиях, мы будем, конечно, использовать весь имеющийся инструмент и вместе с вами вырабатывать точечные решения, которые действительно необходимы в той или иной сфере АПК.

И, наконец, третье. Правила ВТО прежде всего касаются прямой поддержки сельхозпроизводителей, но они никак не затрагивают программ комплексного развития сельских территорий – я хочу это подчеркнуть. Но что касается прямой поддержки, то и здесь мы договорились о том, чего у нас раньше и не было, о том, что мы и реализовать-то пока с вами не можем. Вот у нас поддержка в этом году будет сколько? 5,5 млрд в долларовом эквиваленте, а мы договорились с ВТО, что мы имеем право оказать такую поддержку в объёме 9 млрд долларов, и в следующем году то же самое, потом с постепенным снижением. Но повторяю ещё раз: непрямая форма поддержки возможна. А это что такое? Это развитие инфраструктуры прежде всего: дорожные сети, те же самые кооперации и так далее и так далее – там много всяких элементов, которые можно будет направлять на поддержку и помогать сельхозпроизводителям эффективнее функционировать и быть более конкурентоспособными. Мы ничем не ограничены в том, чтобы вкладывать средства в обустройство инфраструктуры села. Хочу здесь напомнить о нашем решении по приоритетам использования средств региональных дорожных фондов. Прежде всего это сельские дороги, а также благоустройство всех российских населённых пунктов и, наконец, это ремонт внутригородских и внутрипоселковых дорог. В общей сложности за ближайшие два года в этот проект может быть направлено не менее 130 млрд рублей. Никогда прежде таких средств в сельские дороги, на благоустройство населённых пунктов не вкладывалось, ответственно вам заявляю.

Мы также будем расширять систему подготовки кадров и научные программы для АПК и, конечно, развивать социальную инфраструктуру. В рамках федеральной целевой программы «Социальное развитие села» мы уже построили более 15 млн кв. м жилья, обеспечили газом и водой более половины домов в сельской местности, кроме того, значительно улучшили электроснабжение и телефонизацию наших сёл. Всё это - другое качество жизни на селе, а значит, и новые возможности для экономического роста, для укрепления позиций наших отечественных производителей, создания новых рабочих мест и привлечения молодёжи. Приняли решение также продлить федеральную целевую программу «Социальное развитие села» до 2013 года.

Но считаю, что задачу нужно ставить шире. Нам необходимо выстроить по-настоящему современную социальную политику для села, и прежде всего руководствуясь интересами самих граждан, особенно в таких сферах, как образование и здравоохранение. Могу вам сказать, что сейчас готовится программа устойчивого развития сельских территорий. Она должна охватить все основные направления совершенствования социальной, инженерной, жилищно-коммунальной инфраструктуры села. И ещё один стратегический документ нам предстоит принять в текущем году – это государственная программа развития АПК до 2020 года, которая определит основные приоритеты отрасли и механизмы её поддержки. Кстати, эта программа будет полностью адаптирована и к условиям работы в ВТО. Мы должны дать мощный, долгосрочный импульс развитию сельского хозяйства, в том числе для малого и среднего бизнеса на селе, создать условия для повышения конкурентоспособности отечественного производства. И конечно, нужно в разы ускорить процесс импортозамещения, ещё больше укрепить позиции на собственном продовольственном рынке, что особенно важно с членством в ВТО, о котором я уже много рассказывал.

Убеждён, сегодня у нас уже есть всё для того, чтобы сосредоточиться не только на количественных, но и на качественных показателях. Именно качество и доступность отечественной продукции должны быть основными целями национальной аграрной политики. И конечно, благополучие, новые возможности для людей, для миллионов наших граждан в значительной степени зависят от того, как будет развиваться село.

Я хочу поблагодарить вас за внимание. Спасибо большое.

* * *

Комментарии В.В.Путина к выступлениям участников форума

В.В.Путин: Хотел бы вас проинформировать, что сегодня коллеги подготовили, а я подписал ряд документов, направленных на поддержку сельхозпроизводства. И начать можно как раз с социальных вопросов – поддержки молодых специалистов, которые приезжают на село. Мы и раньше выделяли на эти цели определённые средства. Мы увеличим эти деньги до 2,5 млрд рублей в этом году. Это первое.

Второе. Многие из присутствующих здесь, в зале, понимают, о чём идёт речь. Неоднократно, в том числе и в марте прошлого года, многие из вас ставили вопрос о поддержке так называемых крупных региональных проектов. Решение состоялось, и в этом году мы эту работу начнём.

Дальше. Это поддержка племенного животноводства (мы впервые будем выделять ресурсы из федерального бюджета) и поддержка начинающих фермеров и семейных фермерских хозяйств.

Теперь некоторые вопросы, которые коллеги здесь поднимали. Мы договорились о том, что при присоединении к ВТО мы в этом году можем до 9 млрд в долларовом эквиваленте оказать поддержку селу. И Евгений Иванович (Е.И.Третьяков – председатель Ассоциации крестьянских фермерских хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов Липецкой области) говорит: так почему же сейчас этого не сделать? Так мы ещё не вступили, Евгений Иванович! Мы же только к лету собираемся принять соответствующее решение, а там уже и бюджетный цикл этого года закончится. Но если по-серьёзному, просто объём значительный, мы бы выделили 9 млрд и, может быть, больше, но это бюджетное ограничение. Вы видите, что мы каждый год наращиваем эту помощь, и это не только прямая помощь из бюджета. Вот мы говорим о ГСМ, это же не прямая бюджетная помощь, а 11 млрд только в первом полугодии вы сэкономите. Есть и другие направления фактически прямой поддержки, но которая таковой не является.

По поводу правового статуса фермерских хозяйств, я как-то, честно говоря, это упустил. Я обязательно помечу это, мы вернёмся к этому. Да вы, конечно, правы здесь, Евгений Иванович прав абсолютно. Конечно, юрлицо отвечает только имуществом, которое на нём числится на данный момент. Давайте вернёмся, я такое поручение сформулирую, министр здесь сидит, давайте мы вместе с Минэкономразвития подумаем и вернёмся к этому вопросу. Что касается продления – то же самое: в этом же пакете подумаем по поводу продления сегодняшнего статуса.

Теперь по поводу… Валерий Михайлович (В.М.Павлов – председатель совета Чувашского республиканского союза потребительских обществ), да? По поводу поддержки потребкооперации, а именно поддержки инвесткредитов. Можно подумать, сегодня такая поддержка оказывается, но не по инвесткредитам, а по краткосрочным закупкам текущих товаров, которые нужны для организации работы. Это тоже потребует дополнительных ресурсов: субсидии – это деньги. Посчитаем, посмотрим, ладно?

И по размеру страховых взносов, очень чувствительный вопрос, сложный. Мы снизили только для совсем уж узкой группы предприятий, работающих фактически или в очень узком секторе высокотехнологичного производства, либо в социальной сфере. Мы подумаем ещё раз и вернёмся, потому что эти социальные взносы это что? Это пенсии, вот в чём дело. Сегодняшние социальные взносы – это завтрашние пенсии наших граждан. Вернёмся ещё раз, ладно? Подумаем.

Ответы В.В.Путина на вопросы участников форума

Вопрос: Уважаемый Владимир Владимирович! Плотников Владимир Николаевич, представляю ассоциацию российских фермеров. Мы тут в кулуарах обсуждали в течение двух дней, многие бы хотели задать этот вопрос, поднять тему, но как-то побаиваются, может, стесняются. Но мы крестьян представляем...

В.В.Путин: Это вряд ли, не та аудитория, я в такой аудитории не первый раз…

В.Н.Плотников: Мы хотим, я хочу одну мысль сказать, которую некоторые хотели бы Вам напрямую…

В.В.Путин: Пожалуйста.

В.Н.Плотников: Она касается очень важной темы. Те решения, которые сейчас принимаются и раньше принимались на уровне Правительства, когда мы смотрим, как они до регионов доходят... Пока дойдут до крестьянина вниз, туда, они настолько искажаются и замыливаются, что как будто в регионах кривое зеркало стоит - и правильные решения, в которых нуждается отрасль, не доходят реально до крестьян. А происходит это, Владимир Владимирович, из-за того, что у нас в регионах некоторые губернаторы проявляют слабость, непрофессионализм и некомпетенцию, и такие губернаторы как раз и дискредитируют всю власть. Поэтому народ так прямо и говорит, Владимир Владимирович, что они подставляют Путина. Вот с такими в разведку уже идти дальше нельзя, Владимир Владимирович.

В.В.Путин: Вы знаете, вы мне такой пас дали, что мне как раз вот всё сейчас на них и свалить… Я так работать не привык. Хочу вам сказать, что у нас губернаторский корпус сильный. Конечно, есть и проблемы, хоть людей там по пальцам можно всех пересчитать, тем не менее, наверное, и здесь есть проблемы, согласен, проблемы есть. Но, во-первых, кадровые решения принимаются, они и по губернаторскому корпусу тоже принимаются. Нельзя никаких массовых чисток здесь проводить, нужно действовать очень аккуратно. Здесь очень много руководителей сидит, работающих на селе, но прекрасно понимающих, что такое работа с кадрами. У нас ситуация с кадрами не очень хорошая, если не сказать очень плохая. Вот в последние лет 15 все ругают советский период, и, конечно, есть за что ругать, начиная с известного периода, когда у крестьян просто паспорта отбирали, не давали возможности выехать – закрепостили опять, крепостных создали. Я уже не говорю про уровень рентабельности в сельском хозяйстве и так далее, не буду сейчас об этом говорить. Но с кадрами работали хорошо, имею в виду ту систему отсчёта: был кадровый резерв, людей двигали спокойно. Но идеологизировано было всё – это было ужасно! Это главная ошибка была, системная. Но в целом, технологически работа шла. Сегодня такой технологической работы почти нет. Но её нужно поставить – безусловно, это так. Так что будем в этом отношении тоже выстраивать работу ритмично, спокойно. Но должен сказать, что если какие-то решения не доходят, – конечно, на региональном уровне, наверное, значительная доля ответственности лежит, – но если эти решения федеральных властей не доходят, я и с себя не хочу снимать ответственности: значит, они были недостаточно хорошо сформулированы и не должным образом проконтролирован ход исполнения этих поручений. Будем работать вместе – с вами надёжнее.

Вопрос: Здравствуйте. Юлия Колобова, Республика Карелия. Поскольку сейчас подписана уже новая программа «Молодой фермер», можно ли уточнить такой вопрос: все грантовые программы облагаются 13-процентным налогом – НДФЛ. Поскольку сумма очень велика, тогда получается, что придётся…

В.В.Путин: 13% – большая сумма?

Ю.Колобова: Большая сумма от суммы гранта – 1 млн 750. Можно ли как-то урегулировать вопрос с налоговой инспекцией, чтобы эта сумма была бы или меньше, или каким-то образом её, может быть, вообще исключить из этого гранта?

В.В.Путин: Дело не в налоговой инспекции – она выполняет закон. Она просто обязана сделать. Здесь нужно принимать решения на правительственном уровне – освобождать от НДФЛ вообще.

Ю.Колобова: Поэтому я Вам этот вопрос и хочу задать.

В.В.Путин: Может быть. Это же всё-таки доход. Грант – это доход.

Ю.Колобова: Доход физического лица, поскольку индивидуальный предприниматель, да, является… и от предпринимательской деятельности…

В.В.Путин: Это да. Это нужно просто сейчас опять поручение формулировать Министерству финансов – там половина Министерства в кому сразу падает.

Ю.Колобова: Можно это на будущее как-то?

В.В.Путин: Посмотрим. Я скажу почему – потому что обычно в этих случаях Минфин правильно формулирует. Сейчас скажу, в чём предложение в таких случаях. Когда мы начинаем делать различные изъятия, исключения из общих правил, особенно в налоговой сфере, мы очень быстро придём к ситуации, когда у нас везде будут одни исключения и не будет никаких доходов в бюджет. Это всё разрушает бюджетный процесс и экономику страны. В этих случаях нужно делать по-другому: если есть вот эти 13-процентные изъятия, нужно добавить этот грант, вот и всё. Мы подумаем, ладно?

Вопрос: Уважаемый Владимир Владимирович! Я Орлова Людмила Владимировна, «Евротехника», российско-немецкое предприятие. Вы говорили о том, что Вам удалось на 11 млрд сэкономить за счёт снижения ГСМ. Но если…

В.В.Путин: Это не мне, а вам…

Л.В.Орлова: Нам.

В.В.Путин: Не нам, а вам. Но, собственно говоря, нам вместе.

Л.В.Орлова: Нам всем вместе, да. Я имела в виду, Вы, мы – это Россия.

В.В.Путин: Да.

Л.В.Орлова: Я хотела бы предложить. Всё-таки, вступая в ВТО, мы вступаем в новую эру…

В.В.Путин: Согласен.

Л.В.Орлова: …развития.

В.В.Путин: Извините, что перебиваю, я так бодро всё докладывал. У меня у самого там тревожно, я скажу вам честно, конечно.

Л.В.Орлова: Я хотела предложить в этом году уже создать научно-образовательные центры на основе государственно-частного партнёрства – 20 центров в основных растениеводческих регионах России – и оснастить их самыми современными технологиями через «Росагролизинг». Это можно сделать очень быстро. Что это даст? Если это сделать и обучать студентов, показывать молодёжи, обучать преподавателей институтов и повышать квалификацию, это 2 млрд рублей. Я посчитала, самое современное оборудование для растениеводческого такого комплекса – 1 млрд на один, и 200 млн ежегодно на различные исследовательские работы. И мы дадим то, чего у нас в России сейчас нет – подход к технологиям. А что такое технологии, Владимир Владимирович? Мы можем сегодня сэкономить до 80–100 млрд текущих расходов, если зерновой клин России переведём на технологии сберегающего земледелия, точного земледелия. Это будет колоссальная помощь, это больше, чем какая-либо помощь в науке, и разовьёт кооперацию науки и бизнеса.

Ещё хотела сказать. Владимир Владимирович, я знаю, что большие трудности с кадрами, но новая эпоха требует новых кадров, более высокого профессионализма, высокого патриотизма, государственности и тех кадров, которые помогут всем вместе с Вами построить, влиться в это ВТО и повысить благосостояние россиян и добиться того, чтобы сельское хозяйство было такой же доходной отраслью, важной в бюджете России, как нефтяная и газовая промышленность. Но что для этого нужно? Обратите внимание на предприятия, которые в годы кризиса вкладывали, инвестировали и развивали производство: это – ваша опора, это те, кто связывает себя с Россией.

В.В.Путин: А мы так и делали, я обращаю ваше внимание, что в прошлом году мы сказали: тем предприятиями, которые сохранят поголовье КРС, мы предусмотрели бонус 5 млрд рублей. И этот бонус, насколько мне известно, до производителей дошёл.

Вопрос: Костева Людмила Юрьевна, генеральный директор птицефабрики «Волжанин», Ярославская область, это яичное направление. Уважаемый Владимир Владимирович! Я хотел бы задать Вам два вопроса, но прежде всего сказать, что Вы неоднократно в своих выступлениях подчёркивали роль птицеводческой отрасли, которая одной из первых начала работать с правительственными, приоритетными программами. И в результате сегодня отрасль добилась огромных успехов: это на душу населения 25 кг мяса, белка, и 17 кг яичной массы, это тоже белок.

Хотелось бы сказать, что наше предприятие инвестировало в развитие яичного бизнеса порядка 3 млрд рублей за этот короткий срок, в результате чего мы добились увеличения объёмов производства от проектной мощности в 7 раз, производительности труда – в 8 раз и выручки на одного работающего – 3 млн рублей. Практически это европейские показатели. Сегодня построен завод по глубокой переработке яиц, продукция которого может удовлетворить самого взыскательного потребителя, вплоть до японцев, которые из белка готовят крабовые палочки. То есть мы сегодня всё можем, но у нас такой вопрос: нельзя ли сегодня изменить порядок размещения муниципальных и государственных заказов в пользу производителя, поскольку сегодня этим правом пользуются посредники, и как результат гарантировать качество представляемой продукции во все муниципальные предприятия?

И второй вопрос тоже для всех производителей важен. Мы просим включить в программу 2012–2020 года пункт о субсидировании процентной ставки на приобретение неликвидных предприятий с целью их реанимирования, поскольку мы можем это делать. Спасибо за внимание и Вам добрых успехов!

В.В.Путин: Спасибо вам за оба вопроса, особенно за второй. Нет, правда, это неожиданный для меня вопрос, совсем неожиданный и очень интересный. Давайте мы посмотрим, проработаем, потому что если есть силы (а чувствуется, в производстве точно есть) и желание поднимать на ноги предприятия, которые оказались в сложном положении, то, конечно, нужно это сделать. У вас там большой эксперт рядом с вами сидит – Виктор Алексеевич Зубков. Ему в своё время дали умирающий совхоз, он его поднял, а после того, как он его поднял, его наградили тем, что дали другой умирающий совхоз, он и его тоже поднял – в Ленинградской области. Это очень любопытно, так что, Виктор Алексеевич, давайте вместе подумаем, посмотрим.

А что касается первого вопроса – посредники и госзакупки. Конечно, ведь мы исходили… Когда формулировал это поручение в своё время, исходил из того, что это участие в госзакупках рассчитано прежде всего на производителей сельхозпродукции. Разумеется, в армию, во всякие общественные организации и так далее, но иногда посредник действительно необходим, потому что нужно часто брать на себя ответственность за поставку, за какие-то возможные срывы в поставках и так далее, а посредники, вы знаете, участвуют в кредитовании. Давайте ещё раз вернёмся к этому вопросу. Конечно, мне бы очень хотелось, чтобы госзакупки были прямым эффективным инструментом прямой поддержки именно сельхозпроизводителей, и, если вы чувствуете, что есть проблема, обязательно к этому вернёмся, обещаю.

А.Р.Тян (мэр города Усинска, Республика Коми): Здравствуйте, дорогие друзья! Владимир Владимирович, я бы хотел задать вот какой вопрос. Мы всё про КРС (крупный рогатый скот), а я хочу сказать про малый рогатый скот, про оленеводство, которое тоже относится к этой отрасли.

Я мэр города Усинска, Республика Коми. Это, говорят, нефтяная столица, но при всём этом у меня 16 сельских поселений, где живут оленеводы. Вопрос вот какой – и просьба, потому что здесь пересечение нескольких министерств: призыв в Вооружённые силы. Я выступал в Госдуме прошлого созыва, выступал в Минрегионе, чтобы тем ребятам, которых призывают в армию, дали право альтернативной службы, но с работой в оленеводстве.

Мы на Севере, Вы знаете – это специфическая работа, мы погубим оленеводство, если молодые ребята из Коми уйдут в армию. Как правило, друзья мои, поймите меня правильно, северные народы эту нашу цивилизацию не совсем правильно переносят и в большинстве случаев погибают. И просьба всё-таки – работу в оленеводстве считать альтернативной службой, как для малых народов она считается, но малые народы – до 50 тыс. населения. Народ Коми – это 230 тыс. населения. И вот, Владимир Владимирович, просьба огромнейшая помочь в этом вопросе, чтобы не потеряли своё оленеводство.

И второе. Вы уже извините, Владимир Владимирович, я позлоупотребляю временем, 26–27 февраля в городе Усинске Республики Коми прошёл Всероссийский форум малых городов Российской Федерации, где были представлены 90 мэров, 38 субъектов Федерации, и все очень высоко оценили Вашу работу – и я, поверьте мне, я взрослый человек. Сделано колоссально много: это и раздел продукции, и тяжёлая индустрия, наше машиностроение, это всё, но предстоит сделать гораздо больше. И нам бы хотелось, чтобы мы работали вместе с Вами, и по поручению я хотел бы вручить Вам резолюцию форума (вот, вашим помощникам, наверное). И когда будете лететь, а Вы очень много летаете, посмотрите, пожалуйста, город Усинск, Республика Коми – мы всегда поддержим Вас.

В.В.Путин: Спасибо большое! Вы знаете, у нас ведь выборы на носу, да, и мне бы сейчас взять вам и всё пообещать. Мне так сложно сделать, я скажу вам как есть, скажу правду. Правда заключается в том, что нам достаточно трудно комплектовать Вооружённые силы. Мы ведь сделали с вами службу в Вооружённых силах по призыву 12 месяцев всего. Это значит, что количество призываемых ребят у нас уменьшилось. У нас ещё и демографические проблемы. Более того, с 1992 года по 2002-й, в эти десять лет, у нас с вами в стране произошёл катастрофический демографический провал: с 1992 по 2002 год просто резко упала рождаемость в России. Только с 2002 года началось постепенное исправление ситуации. Сейчас мы вообще встали на такой хороший тренд: у нас растёт рождаемость, смертность снизилась системно, по всем видам. Но вот это просто у нас провал, понимаете? И он будет серьёзно сказываться. Чтобы было понятно, у нас, знаете, танцоров нельзя забирать в армию, музыкантов нельзя забирать в армию, тех, кто работает в системе оборонно-промышленного комплекса, нельзя забирать в армию, священнослужителей нельзя забирать в армию – вообще никого нельзя забирать в армию. Мы с вами тогда там и будем служить вдвоём.

Понимаете, очень важный вопрос. Извините, я тоже остановлюсь на нём. Мы хотим в целом, планируем в будущем перейти на службу по контракту и планируем свыше 450 тыс. контрактников набирать в год. Когда мы подойдём к этой цифре, экономически сможем это сделать (а мы будем к этому стремиться), тогда, я думаю, мы расширим количество лиц, которые не призываются на службу вообще. Их практически не будет либо их, призывников, будут единицы. И тогда мы, конечно, увеличим количество тех, которых не призываем вообще. Не забудем и про вашу проблему, ладно? Спасибо большое. Пожалуйста.

Р.Р.Галимов: Глава Сухаревского сельского поселения, Нижнекамский муниципальный район, Республика Татарстан. Уважаемый Владимир Владимирович! У нас действительно и в республике, и у нас, в поселении, очень многое делается для наших сельчан. Депутатским корпусом нашего поселения построены бильярдный зал, тренажёрный зал, построен ещё борцовский зал, то есть очень многое делается. Но хотелось бы сказать, что у нас ещё много федеральных программ, которые реализуются у нас. Это и по семейным фермам строительство, кредиты – 39 сельчан взяли кредиты на 19 млн рублей (это, конечно, очень хорошо), семейная ферма – три фермы у нас уже в работе, ещё шесть подали заявки. То есть получается, что у нас село растёт, к нашему счастью, и программы, которые реализуются благодаря федеральной программе, приносят нашим сельчанам прибыль. Хотелось бы сказать, что остаётся вопрос инфраструктуры, но Вы уже отметили. Нельзя ли начать строительство сельских дорог примером с нашего поселения?

В.В.Путин: Можно. Так и сделаем.

Р.Р.Галимов: Сухаревское поселение, Нижнекамский муниципальный район, Владимир Владимирович!

В.В.Путин: Ещё раз – как называется поселение?

Р.Р.Галимов: Сухаревское, Нижнекамский муниципальный район, Республика Татарстан.

В.В.Путин: Да, Минниханову (Р.Н.Минниханов – президент Республики Татарстан) скажу – он всё сделает. Он у вас крепкий мужик, хороший руководитель. Здесь вот критиковали некоторых руководителей… Его, наверное, тоже можно покритиковать за что-нибудь, но работает он хорошо. Пожалуйста.

Вопрос: Владимир Владимирович, Амурская область, Дальний Восток… Сергей. Мы сегодня находимся не в одинаковых соотношениях наших производителей в европейской части и на Дальнем Востоке. Поэтому для нас является необходимостью как минимум сохранить действующие льготы на железнодорожный тариф на перевозку грузов, а как максимум – ещё и снизить его. Это первое.

В.В.Путин: Сейчас. Сразу с этого. Льготный тариф начинается с 1100 км, по-моему. Он сохраняется.

Реплика: Сделать его постоянным. Это как минимум!

В.В.Путин: Хорошо.

Вопрос: Это первое. И второе. Вы сказали, что увеличивается объём на льготное дизельное топливо в этом году…

В.В.Путин: Не только на дизель, на бензин тоже, всего на 10%.

Вопрос: Я просто … 20 тыс. т требуется для Амурской области … если можно…

В.В.Путин: Именно по Амурской области посмотреть? Хорошо. Договорились. А в прошлом году не хватило вам?

Ответ: Хватило, но…

В.В.Путин: Хватило, но всё равно надо больше. Это по-нашему, молодец!

Вопрос: Уважаемый Владимир Владимирович! Я представляю Самарский центр развития животноводства «Велес». Фамилия моя Анкуда Николай Александрович. Наш центр предназначен для того, чтобы решать проблемы животноводов. В 2010 году благодаря помощи нашего губернатора Артякова Владимира Владимировича такой центр был создан. Основной задачей центра является передача крупного рогатого скота маточного поголовья на условиях товарного кредита практически без возмещения кредитной ставки, то есть кредитную ставку возмещают из бюджета области. За два предыдущих года из бюджета области нам было выделено 300 млн рублей, что дало нам возможность поставить качественное поголовье в размере порядка 6 тыс. голов, а если учесть полученный за эти два года приплод, то поголовье составляет практически 8 тыс. Обратив внимание, что данная программа востребована, губернатор сделал её долгосрочной, и на 2012 год нам дополнительно выделили 160 млн рублей. Я хочу сказать, что наша работа получила положительную оценку и на федеральном уровне. Мы отчитывались у первого заместителя Председателя Правительства Российской Федерации Виктора Алексеевича Зубкова и презентовали наш проект на презентации АПК, которая проводилась по инициативе министра сельского хозяйства Елены Борисовны Скрынник тоже в июле прошлого года. Я хочу сказать, что данная программа не замыкается только на закупках и поставках скота, мы занимаемся кормопроизводством, работаем над племенными вопросами, и буквально в ближайшее время наше предприятие получит статус предприятия, которое будет формировать на своей базе племрепродукторы. Коллеги и из других регионов, и из нашего региона, которые надеялись, что я всё-таки сумею задать вопрос, сделали мне большой подарок, потому что мой вопрос заключается в следующем: я хотел просить Вас рассмотреть возможность возмещения некоего количества затрат, которые несут предприятия на приобретение племенного молодняка. Я думаю, что теперь они уже ответ на этот вопрос услышали. Большое спасибо!

В.В.Путин: Я же сказал об этом, да. Сегодня подписал постановление Правительства. Виктор Алексеевич (обращаясь к В.А.Зубкову), сколько у нас там предусмотрено средств на племенное скотоводство?

В.А.Зубков: 1 млрд.

В.В.Путин: Для начала заметно будет. Да-да, пожалуйста, прошу вас.

Реплика: Добрый день! Новикова Ирина, унитарное государственное предприятие «Продовольственная корпорация Челябинской области».

В.В.Путин: Здравствуйте.

И.А.Новикова: Вчера на круглом столе был поднят вопрос по налогообложению. Вы знаете, что в основном все сельхозпроизводители применяют систему единого сельхозналога. При этом они потребляют энергоресурсы, они приобретают основные средства (ГСМ, запчасти и тому подобные матресурсы). Входящий НДС оседает у них в себестоимости, они его к вычету не берут, в то время как поставщики этих ресурсов НДС уплачивают, получается своеобразный профицит этого налога в бюджете. Далее. Сельхозпереработчики, покупая у них, у сельхозпроизводителей, вот такое сырьё, фактически тоже увеличивают себестоимость на сумму этого налога. Вот по заданию нашего губернатора мы разработали такие предложения, как возможность сельхозпереработчикам, которые покупают сырьё у сельхозпроизводителей, применяющих спецрежим, выделять НДС расчётным путём и брать его к вычету. Данная мера, как Вы понимаете, позволит снизить себестоимость продукции и увеличит конкурентоспособность нашей продукции. Соответственно, это одна из мер поддержки при вхождении, в частности, и в ВТО. Мы разработали изменения в четыре статьи Налогового кодекса, мы отослали эти изменения в Минэкономразвития и в Минфин и, как Вы понимаете, мы не получили никакого ответа. И ситуация, видимо, такова, что без Вашего вмешательства этот вопрос решить не удастся. Насколько я понимаю, меня поддержат абсолютно все сельхозпереработчики и сельхозпроизводители. Пожалуйста, рассмотрите этот вопрос, помогите его решить.

В.В.Путин: Ирина, отдайте прямо Виктору Алексеевичу. Виктор Алексеевич, заберите, пожалуйста!

И.А.Новикова: Хорошо. Спасибо.

В.В.Путин: Посмотрим, посмотрим обязательно. В налоговой сфере, как вы понимаете, там каждый шаг с последствиями, но посмотрим обязательно.

В.А.Зубков: Владимир Владимирович, всегда вопрос, связанный с какими-то изъятиями, налогами, непростой вопрос, Вы хорошо это понимаете, но тем не менее вот Вы уже сказали, что сегодня подписали пять постановлений Правительства, которые дают сельскому хозяйству государственную поддержку по многим, многим направлениям развития – и племенного животноводства, и семейных ферм. Посмотрим мы ещё внимательно вместе с Минфином. Всё, что сегодня здесь идёт, стенограмма ведётся… И я думаю, что мы все Ваши поручения, указания, которые Вы даёте, мы отработаем и доложим Вам обязательно.

В.В.Путин: Надо посмотреть, я не очень понимаю, там были какие-то выпадающие или нет?

В.А.Зубков: Надо посмотреть, не готов, если честно.

В.В.Путин: Хорошо. Давайте на эту сторону переберёмся. Пожалуйста.

Вопрос: Бочаров Сергей Николаевич, фермер Курской области, председатель Ассоциации курских фермеров. Владимир Владимирович, разрешите ещё раз выразить слова благодарности от всех сельхозтоваропроизводителей за льготное топливо. И вопрос, Владимир Владимирович: нельзя ли поторопить своих коллег в Правительстве, чтобы они сейчас как можно быстрее сформировали льготное топливо по регионам и дали команду его распространять. На сегодняшний момент мы знаем, что некоторые топливные компании сократили пункты отгрузки ГСМ и сегодняшнее плечо составляет более 100 км в некоторых регионах. А мы знаем, что завтра мы стоим на пороге весенне-полевых работ. Спасибо.

В.В.Путин: У нас завтра или послезавтра Президиум Правительства. Я прямо в таком же ключе сформулирую поручение Министерству энергетики.

С.Н.Бочаров: Спасибо.

В.В.Путин: Давайте сюда теперь, на эту сторону.

Реплика: Владимир Владимирович, Пермский край. Директор сельхозпредприятия Горбунов Александр Данилович.

В.В.Путин: Пожалуйста, Александр Данилович.

А.Д.Горбунов: В 2006 году ликвидируется госучреждение, создаётся на базе госучреждения ООО «Перспектива». Хорошее название, мы работаем, трудимся шесть лет, работаем прибыльно. Вопрос: шесть лет мы судимся с теруправлением...

В.В.Путин: С кем?

А.Д.Горбунов: С Росимуществом. Земля досталась федеральная, и они ни в какую нам не хотят эту землю отдать в аренду.

В.В.Путин: Чего так?

А.Д.Горбунов: Хорошее было поручение у Вас …

В.В.Путин: Это региональное отделение Росимущества, да?

А.Д.Горбунов: Да, региональное, Пермское. И проблема эта не только в нашем предприятии. Проблема по всему краю у нас. И история эта, наверное… Было у Вас хорошее поручение 10 июня 2011 года в Саранске, там чётко было прописано: с этим вопросом разобраться и людей, которые там работают, оставить на земле. Всё с точностью до наоборот. Они ускорили этот процесс. В этом году они землю у нас отняли. И мало того! Чтобы мы ещё не жаловались, чтобы не было коллектива, они решили нас обанкротить. Необоснованный иск… Предприятие в год реализует на 50 млн продукции. Они нам прислали иск на 67 млн! Мы, оказывается, на этой земле обогащаемся!..

В.В.Путин: А как предприятие называется?

А.Д.Горбунов: ООО «Перспектива», Пермский край. Куединский район.

В.В.Путин: «Перспектива», да?

А.Д.Горбунов: «Перспектива». Вопросы сегодня от моего коллектива: или нам завтра принимать это банкротство, людей – на биржу, или я всё-таки должен готовиться с людьми уехать в поле?

В.В.Путин: Давайте вернёмся к этому ещё раз. Они отнесутся к этому повнимательнее, я надеюсь.

А.Д.Горбунов: Мы надеемся тоже. Спасибо.

Вопрос: Уважаемый Владимир Владимирович, Великий Новгород, Станислав Садальский. Я представляю потребительскую кооперацию Новгородской области, которая обеспечивает цепочку от производителя до потребителя прежде всего по личным подсобным хозяйствам – всем, которые есть на территории области, и которые обеспечивает малые сёла, деревни (а в Новгородской области их более 2,7 тыс., где проживает менее 50 человек). И хлеб, и крупу – всё мы доставляем вовремя. Я благодарен за то, что Вы сегодня уже дали несколько ответов по потребительской кооперации, я надеюсь, что всё-таки они будут решены положительно. Но есть ещё один вопрос: сейчас разрабатывается закон об отмене с 2013 года единого налога на вменённый доход. Для потребительской кооперации основная часть магазинов, которые находятся на селе в мелких деревнях… А единый налог и прост в управлении, и экономичен, и отмена единого налога – это очень большая проблема. В прессе появилось сообщение о том, что отмена этого налога будет перенесена на 2018 год. У меня вопрос: сможете ли Вы сейчас это подтвердить? Спасибо.

В.В.Путин: Мы действительно многократно возвращались к этому вопросу, и специалисты в области налогового законодательства считают, что ущерба там никакого быть не должно. Вы полагаете, что возникнут дополнительные сложности в связи с отменой этого налога? Если возникнут, то какие – объясните, пожалуйста.

С.С.Садальский: При отмене этого налога, Владимир Владимирович, прежде всего мы должны во все сельские магазины приобрести кассовые аппараты. Каждый кассовый аппарат – это 16 тыс. рублей. Для Новгородской области это только на приобретение сразу 16 млн, на ежегодное обслуживание их ещё 6 млн. Потом мы должны дополнительно аппарат управления набрать, потому что одно дело – обслуживание единого налога на вменённый доход, когда мы платим от площади магазина, и другое дело – когда мы должны учитывать НДС и так далее по каждому товару, который поступает. Это значительное увеличение затрат. При обслуживании села, мелких населённых пунктов это действительно для нас будет большая нагрузка. Спасибо.

В.В.Путин: Хорошо. Давайте мы ещё раз вернёмся… Виктор Алексеевич сформулируйте это. Виктор Алексеевич, ничего говорить не надо, я знаю проблему. Когда вернёмся, вы просто напомните, соберёмся ещё раз и вернёмся к этому вопросу, подумаем. Что касается кассовых аппаратов, то вы понимаете, о чём речь? Речь – об обеспечении интересов потребителей, чтобы там всё было понятно, стабильно. Всё ясно, но давайте посмотрим на структуру налога, на то, что предлагается, к каким последствиям приведёт. Может быть, сдвинем немножко вправо, посмотрим. Я услышал, обещаю вам точно – мы вернёмся к этому вопросу.

В.В.Путин: Пожалуйста, прошу вас.

Реплика: Печатко Виктор Гаврилович, Мордовия. Уважаемый Владимир Владимирович, уважаемые коллеги! Мы два дня очень здорово поработали, состоялся хороший обмен мнениями, особенно что касается лизинга, кредитных ресурсов. Но нам всем становится обидно, когда с той Болотной площади нас унижают и обзывают. Я вам просто хочу привести пример…

В.В.Путин: Кто обзывается – тот сам так и называется. У нас во дворе так говорили.

В.Г.Печатко: Неужели не видно, сколько за последние 10 лет в России сделано? Вытащены из ямы! Владимир Владимирович, вышла книга вчера в Англии – «Путин». В Англии! Комментарий был на прошлой неделе…

В.В.Путин: Ничего хорошего там не написали, наверное.

В.Г.Печатко: Нет, хорошее! Я удивился, Владимир Владимирович, я как раз не хотел слушать. 10 журналистов шесть лет писали, я себе думаю – ну сейчас начнётся: «Сливай!» Я просто два примера приведу. Один комментатор говорит: «Не было бы Путина – не было бы России». Второй комментатор говорит: «Сколько Путин сделал за 10 лет, другой бы за 40 лет столько не сделал». И россияне Вас, аграрии в этом поддерживают.

А теперь, Владимир Владимирович, вот то, что Вы сказали, – у меня много было вопросов, но многие сняли уже – и ВТО, и так далее. Но всё-таки один главный вопрос у нас есть, потому что за последние 10 лет очень много вложено, взято кредитов. Порой где-то комментируют в верхах и говорят: «Ну там на “Мерседесах” катаются». Я бы хотел, чтобы тот человек, который говорит, что в селе на «Мерседесах» катаются, приехал бы и покатался, и куда бы он приехал – мы бы посмотрели.

Факт, что взято много кредитов на развитие, по 500–700 млн. Люди рисковали, руководители предприятий, Владимир Владимирович, заложили до ложки последнее, их нельзя унижать. Но вот эта засуха нас подвела. Вы много помогли, это, конечно, помощь – всего 10% было потерь. Мы краткосрочные кредиты отсрочили на три года, вот сейчас пришло время проплачивать. И банк уже… но банк, Сельхозбанк, я должен сказать, хорошо у нас работает, у нас вопросов к нему никаких нет, понятно, – мы в содружестве работаем, но сейчас не даёт короткие кредиты, потому что надо платить за те, которые пролонгированные, а хозяйства не в силах платить. Почему? Потому что много хозяйств (35 холдингов, агрофирм так называемых), у которых проплата по году составляет более 30% выручки. Это вообще невозможно! Поэтому, если к ним строго сейчас подойти, мы потеряем всё то, что сделали за 10 лет. И наше предложение такое: отсрочить на четыре года эти кредиты. Только короткие, Владимир Владимирович! По длинным мы берём обязательство всё проплатить. Будет система, будет сохранён скот, и мы будем увеличивать продукцию. Мордовия входит в первую пятёрку по производству молока на душу населения, мяса, а по яйцам является первой. Мы производим 1,250 млрд, мы реализуем 70% своей произведённой продукции. И тот бюджетный кредит, который взят, нам, аграриям, глава республики отдал в поддержку ради сохранения скота, и мы в прошлом году увеличили на 14% производство молока, на 14% – мяса и на 19,5% – яиц. Все свои обязательства сберегли. Все аграрии, я говорю сейчас от всего зала, потому что здесь серьёзные люди, у которых на самом деле заложено всё, что можно, по 3 раза, даже жёны подписывали гарантии и поручительства, поэтому просьба такая: для сохранения и будущего развития решить этот вопрос.

И ещё один коллективный вопрос от круглого стола, Владимир Владимирович. Вопрос технического регламента, который принят в 2010 году. Очень много сейчас нареканий, шельмовство идёт, но мы представляем, все знаем, что такое растительный жир. Видимо, закон-то хороший, но строгости, наверное, здесь недостаточно. Видим, Онищенко (Г.Г.Онищенко) у нас много комментирует и говорит, эти вопросы знает. Здесь разобраться можно было бы поглубже и дать понять, что мы едим. А для аграриев это очень важно. Спасибо.

В.В.Путин: Вы меня так нахвалили в первой части вашего выступления, что невозможно отказать во второй. Просто поставили в тупиковую ситуацию. Хотя по поводу России, я думаю, что вы со мной согласитесь: Россия до нас с вами была и после нас ещё будет и никому не удастся её сдвинуть куда-то в сторону. Что касается кредитов, давайте так же, как и по некоторым другим вопросам, вернёмся, посчитаем. Ведь из чего мы исходили, когда пролонгировали эти кредиты? Исходили из того, что засуха и нужно добиться хорошего урожая, потом реализовать продукцию, получить выручку. Урожай состоялся, товар в основном продан. Надо подумать, надо с банками поговорить, потому что просто так, понимаете, за время кризиса мы несколько раз капитализировали все наши банки, в том числе Россельхозбанк, потому что выдают ресурсы, а они не возвращаются. Выдают, а они не возвращаются! В своё время по вашей просьбе (не по вашей личной просьбе, а по просьбе такого собрания) мы пошли на то, чтобы создать этот Россельхозбанк. Он, конечно, несёт большую нагрузку, потому что он не работает как обычное финансово-кредитное рыночное учреждение. Он всё-таки значительный объём своих ресурсов выдаёт на льготных основаниях, и он прогорит полностью, если мы не будем его поддерживать. Мы постоянно поддерживаем его из бюджета. Конечно, специально так и сделали для того, чтобы поддержать сельхозпроизводителя. Давайте по этим кредитам вернёмся ещё раз, подумаем, посмотрим, ладно?

Теперь что касается техрегламента и растительного жира. Мне здесь трудно с вами не согласиться вообще. Конечно, решение принято. У меня нет уверенности в том, что всё исполняется должным образом. Нужно либо санкции увеличивать, либо контроль улучшать. Так что посмотрим на это внимательно.

Пожалуйста.

Реплика: Владимир Владимирович, Куимов Игорь Евгеньевич, член совета директоров Росптицесоюза. Вы знаете, мы часто беспокоимся на своих заседаниях о племенной поддержке птицеводства, потому что птицеводство действительно развивается очень активно и Вы часто это отмечаете в своих выступлениях. А вот племенная поддержка у нас на сегодняшний день…

В.В.Путин: Хвалюсь вашими результатами.

И.Е.Куимов: Вы знаете, нас это на самом деле беспокоит, потому что мы знаем, что в связи с ВТО поддержка, дотации и прочее… Когда много хвалят, то, может быть, есть симптом того, что у нас это сократится.

В.В.Путин: Нет. Всё у нас будет сохраняться. Более того, будем наращивать. Без этого мы не сможем выстоять в безусловно обостряющейся конкурентной борьбе. Это очевидно.

И.Е.Куимов: Вот это главный вопрос, который беспокоит птицеводов. Мы в дальнейшем будем наращивать наши объёмы. За племенную работу Вам огромное спасибо.

В.В.Путин: Без этого не сможем: мы прекрасно это понимаем, поэтому и постановление подписано сегодня. Это, правда, по животноводству, но это просто следующий шаг, который мы должны сделать по КРС.

И.Е.Куимов: Спасибо.

В.В.Путин: В целом по птицеводству уже многое сделано, но бросать не будем, безусловно, потому что мы подошли к объёмам, которые нам необходимы для внутреннего потребления, но ещё импорт же сохраняется у нас. 300 тыс. т? Сколько мы в прошлом году, поменьше, может быть, под 200? Но значит, есть ещё шансы и возможности увеличивать внутреннее производство, для собственного-то рынка.

Пожалуйста.

Реплика: Никитин Александр, председатель сыродельного кооператива «Аланталь». Владимир Владимирович, я, будучи на этом форуме, радовался за всю Россию, радовался за наши отрасли – и птицеводов, и свиноводов. Действительно, всё хорошо и замечательно, тем более мне стыдно за свою отрасль. Я представляю сыроделов. Ни одно предприятие не может похвастать тем, что в 2011 году получило прибыль. Даже местный сыродельный гигант Белебеевский завод, и то испытывает проблемы. Я эту проблему знаю не понаслышке, потому что постоянно общаюсь со своими коллегами в рамках «Союзмолоко». Владимир Владимирович, огромная просьба обратить внимание на отрасль, потому что без поддержки мы сыроделие можем потерять. Спасибо.

В.В.Путин: Вот та же проблема с этими жирами. Они, конечно, мешают сыроделию России. Недавно я встречался с вашими коллегами в одном из регионов страны. Они тоже достаточно подробно говорили о проблемах, говорили о цикле производства сыра. Мы знаем это, конечно, будем помогать.

Что касается свиноводства – вы упомянули о достижениях свиноводства, – по свиноводству, конечно, есть определённая тревога, связанная со вступлением в ВТО. Там реально объёмы такие сложные, большие, к сожалению, но в этом году 6 млрд рублей мы предусмотрели специально на поддержку свиноводства. Создали практически программу, рассчитанную на три года, и каждый год будем выделять по 6 млрд, совокупно – 18 млрд рублей.

Пожалуйста.

Реплика: Владимир Владимирович, прежде всего спасибо Вам большое за эту тёплую встречу. И мы знаем, что когда с аграрниками Вы встречаетесь, значительно комфортнее Вам и лучше, потому что аграрники всегда всей душой к Вам настроены. Сегодня и вчера проходили круглые столы здесь и обсуждались многие вопросы развития агропромышленного комплекса. И все были едины в том, что за последние годы произошли действительно большие, качественные изменения роста. И они произошли благодаря той помощи, которую оказывает Правительство и Министерство сельского хозяйства. Я хотел бы в этой связи сказать о том, что Вами поставлены в Ваших статьях и на встрече с ректорами вузов большие задачи по развитию экономики, инновационного развития и кадрового обеспечения, причём поставлены вопросы очень остро. Я хотел бы в этой связи сказать, что аграрные вузы, коллективы наши, способны решить эти вопросы. И мы готовы решить эти вопросы на том уровне, как Вы ставите их в своей программе. Спасибо Вам большое! И хотел бы в этой связи считать, что тот успех, о котором Вы сегодня в своём выступлении сказали, – это и наш успех. Почему наш успех? Потому что мы своё благополучие – и личное, и коллективное – связываем с Вашей работой в качестве Президента. И поэтому мы в своих коллективах работаем и будем всё делать для того, чтобы Вы победили в первом туре. Но при этом одна просьба.

В.В.Путин: Как без этого, понятно.

Реплика: Пожалуйста, направьте те деньги, которые запланированы на второй тур, на развитие агропромышленного комплекса.

В.В.Путин: На самом деле очень важную тему затронул коллега. Подготовка кадров на селе – важнейшая проблема. У нас сельхознаука, высшая школа имеют очень хорошие традиции, и действительно, там работают люди, преданные своему делу, высококлассные специалисты, которые умеют и научить, и воспитать молодых людей, воспитать в них любовь к земле и к своей родине.

Вы на меня не сердитесь: нам пора заканчивать, я хочу пожелать вам успехов. Спасибо вам большое! Всего хорошего! Успехов вам в этом году!

Постараемся ещё исходить из того, что мы сегодня обсуждали, о чём говорили. Буквально на этой неделе, на Правительстве, вернёмся к ряду вопросов, которые вы сегодня подняли: кредиты, субсидии, ставки, ГСМ, удобрения, перевозки на дальние расстояния – ничего не забудем. Никто не забыт и ничто не забыто! Спасибо.

Россия. ПФО > Агропром > premier.gov.ru, 28 февраля 2012 > № 502250 Владимир Путин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > mn.ru, 27 февраля 2012 > № 501163 Владимир Путин

Россия и меняющийся мир

Статья Владимира Путина в «Московских новостях»

Владимир Путин

В своих статьях я уже касался ключевых внешних вызовов, с которыми сталкивается сейчас Россия. Вместе с тем эта тема заслуживает более подробного разговора — и не только потому, что внешняя политика является неотъемлемой частью любой государственной стратегии. Внешние вызовы, меняющийся мир вокруг нас заставляют принимать решения в области экономики, культуры, бюджетные и инвестиционные решения.

Россия является частью большого мира — и с точки зрения экономики, и с точки зрения распространения информации, и с позиций культуры. Мы не можем и не хотим изолироваться. Мы рассчитываем, что наша открытость принесет гражданам России рост благосостояния и культуры и укрепит доверие, которое все больше становится дефицитным ресурсом.

Но мы будем последовательно исходить из собственных интересов и целей, а не продиктованных кем-то решений. Россию воспринимают с уважением, считаются с ней только тогда, когда она сильна и твердо стоит на ногах. Россия практически всегда пользовалась привилегией проводить независимую внешнюю политику. Так будет и впредь. Более того, я убежден, что безопасность в мире можно обеспечить только вместе с Россией, а не пытаясь «задвинуть» ее, ослабить ее геополитические позиции, нанести ущерб обороноспособности.

Цели нашей внешней политики имеют стратегический, неконъюнктурный характер и отражают уникальное место России на мировой политической карте, ее роль в истории, в развитии цивилизации.

Мы, несомненно, продолжим активный и созидательный курс на укрепление всеобщей безопасности, отказ от конфронтации, на эффективное противодействие таким вызовам, как распространение ядерного оружия, региональные конфликты и кризисы, терроризм и наркоугроза. Сделаем все, чтобы обеспечить получение Россией последних достижений научно-технологического прогресса, а нашим предпринимателям — достойное место на глобальном рынке.

Будем стремиться к тому, чтобы формирование новой системы мироустройства, основывающегося на современных геополитических реалиях, происходило плавно, без ненужных потрясений.

Кто подрывает доверие

Как и прежде, считаю, что к числу важнейших постулатов относятся неделимый характер безопасности для всех государств, недопустимость гипертрофированного применения силы и безусловное соблюдение основополагающих принципов международного права. Пренебрежение всем этим ведет к дестабилизации международных отношений.

Именно через такую призму мы воспринимаем некоторые аспекты поведения США и НАТО, которые не вписываются в логику современного развития, опираются на стереотипы блокового мышления. Все понимают, что я имею в виду. Это расширение НАТО, включающее размещение новых объектов военной инфраструктуры, и планы альянса (с американским авторством) по созданию системы ПРО в Европе. Не стал бы касаться этой темы, если бы такие игры не велись непосредственно у российских границ, если бы они не расшатывали нашу безопасность, если бы они не работали против стабильности в мире.

Наша аргументация хорошо известна, не буду ее вновь разжевывать, но, к сожалению, она не воспринимается западными партнерами, от нее отмахиваются.

Беспокоит то, что хотя контуры наших «новых» взаимоотношений с НАТО еще окончательно не прорисовались, альянс уже создает «факты на земле», которые отнюдь не способствуют формированию доверия. В свою очередь, такое ведение дел бьет рикошетом по задачам глобального масштаба, мешает закрепить позитивную повестку дня в международных отношениях, тормозит их конструктивную переналадку.

Череда вооруженных конфликтов, оправдываемых гуманитарными целями, подрывает освященный веками принцип государственного суверенитета. В международных отношениях образуется еще один вакуум — морально-правовой.

Часто говорят — права человека первичны по отношению к государственному суверенитету. Без сомнения, это так — преступления против человечества должны караться международным судом. Но когда при использовании этого положения легко нарушается государственный суверенитет, когда права человека защищаются извне и на выборочной основе — и в процессе «защиты» попираются такие же права массы людей, включая самое базовое и святое — право на жизнь, — речь идет не о благородном деле, а об элементарной демагогии.

Важно, чтобы ООН и ее Совет Безопасности могли эффективно противостоять диктату со стороны ряда стран и произволу на международной арене. Никто не вправе присваивать себе прерогативы и полномочия ООН, особенно в том, что касается применения силы в отношении суверенных государств. Речь прежде всего о НАТО, пытающемся взять на себя несвойственные для «оборонительного альянса» функции. Все это более чем серьезно. Мы помним, как тщетно взывали к правовым нормам и элементарной человеческой порядочности государства, ставшие жертвами «гуманитарных» операций и экспорта «ракетно-бомбовой демократии». Их не слышали и не хотели слышать.

Похоже, что у натовцев, и прежде всего у США, сложилось своеобразное понимание безопасности, фундаментально отличающееся от нашего. Американцы одержимы идеей обеспечить себе абсолютную неуязвимость, что, замечу, утопично и нереализуемо как в технологическом, так и в геополитическом плане. Но в этом, собственно, суть проблемы.

Абсолютная неуязвимость для одного означала бы абсолютную уязвимость для всех остальных. С такой перспективой невозможно согласиться. Другое дело, что многие страны — в силу известных причин — предпочитают об этом не говорить прямо. Россия же всегда будет называть вещи своими именами и делать это открыто. Вновь подчеркну, что нарушение принципа единства и неделимости безопасности — причем вопреки многократным декларациям о приверженности ему — чревато серьезнейшими угрозами. В конечном счете — и для тех государств, которые по разным причинам инициируют такие нарушения.

«Арабская весна»: уроки и выводы

Год назад мир столкнулся с новым феноменом — почти синхронными демонстрациями во многих арабских странах против авторитарных режимов. «Арабская весна» вначале воспринималась с надеждой на позитивные перемены. Симпатии россиян были на стороне тех, кто добивался демократических реформ.

Однако скоро стало ясно, что во многих странах события разворачиваются не по цивилизованному сценарию. Вместо утверждения демократии, вместо защиты прав меньшинства — выталкивание противника, переворот, когда доминирование одной силы сменяется еще более агрессивным доминированием другой.

Негативный окрас развитию ситуации придало вмешательство извне в поддержку одной из сторон внутренних конфликтов — и сам силовой характер такого вмешательства. Дошло до того, что ряд государств под прикрытием гуманитарных лозунгов с помощью авиации разделались с ливийским режимом. И как апофеоз — отвратительная сцена даже не средневековой, а какой-то первобытной расправы с М. Каддафи.

Нельзя допустить, чтобы «ливийский сценарий» кто-то попытался реализовать в Сирии. Усилия международного сообщества должны быть направлены прежде всего на достижение межсирийского примирения. Важно добиться скорейшего прекращения насилия, откуда бы оно ни исходило, запустить наконец общенациональный диалог — без предварительных условий, без иностранного вмешательства и при уважении суверенитета страны. Это создаст предпосылки для того, чтобы объявленные сирийским руководством меры по демократизации реально выполнялись. Главное — не допустить возникновения полномасштабной гражданской войны. В этом ключе работала и будет работать российская дипломатия.

Наученные горьким опытом, мы против принятия таких резолюций СБ ООН, которые трактовались бы как сигнал к военному вмешательству во внутрисирийские процессы. Именно руководствуясь этим принципиальным подходом, Россия вместе с Китаем не допустила в начале февраля принятия резолюции, которая как раз читалась бы неоднозначно, а на практике стимулировала бы насильственные действия одной из сторон внутреннего конфликта.

В этой связи с учетом крайне резкой, на грани истерики, реакции на российско-китайское вето хотел бы предостеречь наших западных коллег от соблазна прибегнуть к ранее использовавшейся незатейливой схеме: есть одобрение Совета Безопасности ООН на ту или иную акцию — хорошо, нет — создадим коалицию заинтересованных государств. И ударим.

Сама логика такого поведения контрпродуктивна и весьма опасна. Она ни к чему хорошему не приводит. Во всяком случае — не способствует урегулированию ситуации внутри переживающей конфликт страны. Но что еще хуже — вызывает дальнейшую разбалансировку всей системы международной безопасности, подрывает авторитет и центральную роль ООН. Напомню, что право вето не каприз, а неотъемлемая часть мироустройства, закрепленная в Уставе ООН, кстати, по настоянию США. Смысл этого права в том, что решения, против которых возражает хотя бы один постоянный член Совбеза ООН, не могут быть состоятельными и эффективными.

Очень рассчитываю, что США и другие страны учтут печальный опыт и не попытаются задействовать без санкции СБ ООН силовой сценарий в Сирии. Вообще никак не могу понять, откуда такой воинственный зуд. Почему не хватает терпения выработать выверенный и сбалансированный коллективный подход, тем более что в случае с упомянутым проектом «сирийской резолюции» он уже практически вырисовывался. Оставалось только потребовать от вооруженной оппозиции того же, что и от правительства, в частности вывести боевые подразделения и отряды из городов. Отказ сделать это циничен. Если мы хотим обезопасить мирных граждан — а это для России первостепенная цель, — то необходимо урезонить всех участников вооруженного противостояния.

И еще один аспект. Получается так, что в странах, непосредственно прошедших через «арабскую весну», как ранее в Ираке, российские компании теряют наработанные десятилетиями позиции на местных рынках, лишаются довольно крупных коммерческих контрактов. А освободившиеся ниши заполняются экономическими операторами тех самых государств, которые приложили руку к смене правящих режимов.

Может возникнуть мысль, что сами трагические события в определенной степени были простимулированы не заботой о правах человека, а чьей-то заинтересованностью в переделе рынков. Как бы то ни было, но нам, конечно, нельзя с олимпийским спокойствием взирать на все это. И мы намерены активно работать с новыми властями арабских стран, чтобы оперативно восстановить наши экономические позиции.

В целом же происходящее в арабском мире весьма поучительно. События показывают, что стремление внедрить демократию с помощью силовых методов может — и зачастую приводит к абсолютно противоположному результату. Со дна поднимаются силы, в том числе и религиозные экстремисты, которые пытаются изменить само направление развития стран, светский характер их управления.

Мы в России всегда имели хорошие контакты с умеренными представителями ислама, чье мировоззрение близко традициям российских мусульман. И готовы развивать эти контакты в нынешних условиях. Заинтересованы в активизации политических и торгово-экономических связей со всеми арабскими странами, в том числе, повторю, с непосредственно пережившими период внутренних потрясений. Более того, вижу реальные предпосылки, чтобы Россия в полной мере сохранила свои ведущие позиции на ближневосточной арене, где у нас всегда было много друзей.

Что касается арабо-израильского конфликта, то «волшебный рецепт», с помощью которого можно было бы наконец разрулить ситуацию, до сих пор не изобретен. Руки опускать ни в коем случае нельзя. Учитывая, в частности, наши близкие отношения с руководством Израиля и палестинскими лидерами, российская дипломатия продолжит на двусторонней основе и в формате ближневосточного «квартета» активное содействие возобновлению мирного процесса, координируя свои шаги с Лигой арабских государств.

«Арабская весна» также ярко продемонстрировала, что мировое общественное мнение в нынешнее время формируется путем самого активного задействования продвинутых информационных и коммуникационных технологий. Можно сказать, что интернет, социальные сети, мобильные телефоны и т.п. превратились — наряду с телевидением — в эффективный инструмент как внутренней, так и международной политики. Это новый фактор, требующий осмысления, в частности для того, чтобы, продвигая и дальше уникальную свободу общения в интернете, уменьшить риск его использования террористами и преступниками.

В ходу все чаще и такое понятие, как «мягкая сила» — комплекс инструментов и методов достижения внешнеполитических целей без применения оружия, а за счет информационных и других рычагов воздействия. К сожалению, нередко эти методы используются для взращивания и провоцирования экстремизма, сепаратизма, национализма, манипулирования общественным сознанием, прямого вмешательства во внутреннюю политику суверенных государств.

Следует четко различать — где свобода слова и нормальная политическая активность, а где задействуются противоправные инструменты «мягкой силы». Можно только приветствовать цивилизованную работу гуманитарных и благотворительных неправительственных организаций. В том числе — выступающих активными критиками действующих властей. Однако активность «псевдо-НПО», других структур, преследующих при поддержке извне цели дестабилизации обстановки в тех или иных странах, недопустима.

Имею в виду случаи, когда активность неправительственной организации не вырастает из интересов (и ресурсов) каких-то местных социальных групп, а финансируется и опекается внешними силами. В мире сегодня много «агентов влияния» крупных государств, блоков, корпораций. Когда они выступают открыто — это просто одна из форм цивилизованного лоббизма. У России тоже есть такие институты — Россотрудничество, фонд «Русский мир», наши ведущие университеты, расширяющие поиск талантливых абитуриентов за рубежом.

Но Россия не использует национальные НПО других стран, не финансирует эти НПО, зарубежные политические организации в целях проведения своих интересов. Не действуют так ни Китай, ни Индия, ни Бразилия. Мы считаем, что влияние на внутреннюю политику и на общественное настроение в других странах должно вестись исключительно открыто — тогда игроки будут максимально ответственно относиться к своим действиям.

Новые вызовы и угрозы

Сейчас в фокусе всеобщего внимания — Иран. Несомненно, Россию тревожит нарастающая угроза военного удара по этой стране. Если это произойдет, то последствия будут поистине катастрофическими. Их реальный масштаб представить невозможно.

Убежден, решать проблему нужно только мирным путем. Мы предлагаем признать право Ирана на развитие гражданской ядерной программы, включая право обогащать уран. Но сделать это в обмен на постановку всей иранской ядерной деятельности под надежный и всесторонний контроль МАГАТЭ. Если это получится — тогда отменить все действующие против Ирана санкции, включая односторонние. Запад слишком увлекся «наказанием» отдельных стран. Чуть что — хватается за санкционную, а то и за военную дубину. Напомню, что мы не в ХIХ и даже не в ХХ веке.

Не менее серьезная ситуация складывается вокруг корейской ядерной проблемы. Пхеньян, нарушая режим нераспространения, открыто заявляет о своих претензиях на право обладания «военным атомом», уже дважды провел испытания ядерных зарядов. Ядерный статус КНДР для нас неприемлем. Мы неизменно выступаем за денуклеаризацию Корейского полуострова, причем исключительно политико-дипломатическими средствами, призываем к скорейшему возобновлению шестисторонних переговоров.

Однако, судя по всему, не все наши партнеры разделяют такой подход. Убежден, что сейчас нужно проявлять особую аккуратность. Недопустимы попытки испытать на прочность нового лидера КНДР, которые, по сути, провоцировали бы необдуманные контрмеры.

Напомню, что у КНДР и России — общая граница, а соседей, как известно, не выбирают. Будем продолжать активный диалог с руководством этой страны, развивать добрососедские связи, одновременно выводя Пхеньян на решение ядерной проблемы. Очевидно, что это будет сделать легче, если на полуострове укрепится атмосфера взаимного доверия, возобновится межкорейский диалог.

На фоне страстей вокруг ядерных программ Ирана и Северной Кореи невольно начинаешь задумываться о том, как возникают риски распространения ядерного оружия — и кто их усиливает. Есть ощущение, что участившиеся случаи грубого и даже силового вмешательства извне во внутренние дела стран могут стимулировать те или иные авторитарные режимы (да и не только их) к обладанию ядерным оружием. Имею, мол, атомную бомбу в кармане, и никто меня не тронет, поскольку себе дороже. А у кого бомбы нет — тот пусть ждет «гуманитарной» интервенции.

Нравится это нам или нет, но то, что внешнее вмешательство подталкивает к такому ходу мыслей, — факт. Поэтому и так называемых «пороговых» стран, находящихся на расстоянии вытянутой руки от технологий «военного атома», становится не меньше, а больше. В этих условиях возрастает значение создаваемых в различных частях мира зон, свободных от ОМУ. По инициативе России начата работа по обсуждению параметров такой зоны на Ближнем Востоке.

Необходимо сделать все возможное, чтобы соблазн заполучить ядерное оружие ни перед кем не маячил. Для этого и самим борцам за нераспространение надо перестроиться, особенно тем, кто привык наказывать другие страны с помощью военной силы, не дав поработать дипломатии. Так было, например, в Ираке, проблемы которого после почти десятилетней оккупации лишь усугубились.

Если наконец удастся искоренить стимулы, подталкивающие государства к обладанию ядерным оружием, то можно будет на основе действующих договоров сделать международный режим нераспространения по-настоящему универсальным и прочным. Такой режим давал бы возможность всем заинтересованным странам в полной мере пользоваться благами «мирного атома» под контролем МАГАТЭ.

Для России это было бы крайне выгодно, поскольку мы активно работаем на международных рынках, строим новые АЭС на базе современных, безопасных технологий, участвуем в создании многосторонних центров по обогащению урана и банков ядерного топлива.

Тревожит будущее Афганистана. Мы, как известно, поддержали военную операцию по оказанию международной помощи этой стране. Но международный военный контингент под эгидой НАТО не решил поставленных задач. Террористическая и наркоугроза, исходящая из Афганистана, не снижается. Объявив об уходе из этой страны в 2014 году, американцы занимаются созданием там и в соседних государствах военных баз без внятного мандата, целей и сроков их функционирования. Нас это, понятно, не устраивает.

Россия имеет очевидные интересы в Афганистане. И эти интересы — совершенно понятные. Афганистан — наш близкий сосед, и мы заинтересованы в том, чтобы эта страна развивалась стабильно и мирно. И главное — перестала быть главным источником наркоугрозы. Незаконный оборот наркотиков превратился в одну из острейших угроз, подрывает генофонд целых наций, создает питательную среду для коррупции и криминала и ведет к дестабилизации обстановки в самом Афганистане. Замечу, что производство афганских наркотиков не только не сокращается, но в прошлом году увеличилось почти на 40%. Россия сталкивается с настоящей героиновой агрессией, наносящей огромный ущерб здоровью наших граждан.

Учитывая масштабы афганской наркоугрозы, одолеть ее можно только всем миром, опираясь на ООН и региональные организации — ОДКБ, ШОС и СНГ. Мы готовы рассмотреть серьезное расширение участия России в обеспечении операции помощи афганскому народу. Но при условии, что международный контингент в Афганистане будет действовать более энергично и в наших интересах, займется физическим уничтожением наркопосевов и подпольных лабораторий.

Активизация антинаркотических мероприятий внутри Афганистана должна сопровождаться надежным перекрытием маршрутов транспортировки опиатов на внешние рынки, пресечением финансовых потоков, обеспечивающих наркооборот, блокированием поставок химических веществ, используемых для производства героина. Цель — выстроить в регионе комплексную систему антинаркотической безопасности. Россия будет реально содействовать эффективному объединению усилий международного сообщества, чтобы добиться коренного перелома в борьбе с глобальной наркоугрозой.

Трудно прогнозировать, как дальше будет развиваться обстановка в Афганистане. Опыт истории учит, что иностранное военное присутствие не приносило ему успокоения. Только афганцы смогут решить собственные проблемы. Вижу роль России в том, чтобы при активном участии стран-соседей помочь афганскому народу создать устойчивую экономику, повысить способность национальных вооруженных сил противостоять угрозам терроризма и наркопреступности. Мы не против того, чтобы к процессу национального примирения присоединились участники вооруженной оппозиции, включая талибов — при условии, что они откажутся от насилия, признают конституцию страны, разорвут связи с «Аль Каидой» и другими террористическими группировками. В принципе считаю, что построение мирного, стабильного, независимого и нейтрального афганского государства вполне достижимо.

Замороженная годами и десятилетиями нестабильность создает питательную среду для международного терроризма. Все признают, что это один из самых опасных вызовов для мирового сообщества. Хочу обратить внимание, что кризисные зоны, порождающие террористические угрозы, находятся вблизи российских границ — гораздо ближе, чем для наших европейских или американских партнеров. В ООН принята Глобальная контртеррористическая стратегия, но складывается впечатление, что борьба с этим злом все еще ведется не по единому универсальному плану, не последовательно, а в режиме реагирования на острые и наиболее варварские проявления террора — когда общественное возмущение наглыми акциями террористов совсем зашкаливает. Цивилизованный мир не должен дожидаться трагедий масштаба нью-йоркской атаки террористов в сентябре 2001 года или нового Беслана и только после этого, встрепенувшись, действовать коллективно и решительно.

Далек от того, чтобы отрицать достигнутые результаты в борьбе с международным террором. Они есть. В последние годы заметно укрепилось сотрудничество между спецслужбами и правоохранительными органами различных стран. Но резервы в антитеррористическом взаимодействии — налицо. Да что тут говорить, до сих пор сохраняются «двойные стандарты», террористов в разных странах воспринимают по-разному: как «плохих» и «не очень плохих». Последних кое-кто не прочь использовать в политической игре, например для расшатывания неугодных правящих режимов.

Скажу и о том, что в профилактике терроризма повсюду должны быть задействованы имеющиеся общественные институты — СМИ, религиозные объединения, НПО, система образования, наука и бизнес. Нужен межконфессиональный и, в более широком плане, межцивилизационный диалог. Россия — поликонфессиональное государство, и у нас никогда не было религиозных войн. Мы могли бы внести свой вклад в международную дискуссию на этот счет.

Повышение роли Азиатско-Тихоокеанского региона

С нашей страной соседствует важнейший центр глобальной экономики — Китай. Стало модным рассуждать о его будущей роли в глобальной экономике и международных делах. В прошлом году китайцы вышли на второе место в мире по объему ВВП и уже в ближайшей перспективе, по оценке международных, в том числе американских экспертов, превзойдут по этому показателю США. Растет и совокупная мощь КНР, включая возможность проекции силы в различных регионах.

Как нам вести себя с учетом динамично укрепляющегося китайского фактора?

Во-первых, убежден, что рост китайской экономики — отнюдь не угроза, а вызов, несущий в себе колоссальный потенциал делового сотрудничества, шанс поймать «китайский ветер» в «паруса» нашей экономики. Мы должны активнее выстраивать новые кооперационные связи, сопрягая технологические и производственные возможности наших стран, задействуя — разумеется, с умом — китайский потенциал в целях хозяйственного подъема Сибири и Дальнего Востока.

Во-вторых, своим поведением на мировой арене Китай не дает повода говорить о его претензиях на доминирование. Китайский голос действительно звучит в мире все увереннее, и мы приветствуем это, поскольку Пекин разделяет наше видение формирующегося равноправного миропорядка. Будем продолжать оказывать друг другу поддержку на международной арене, сообща решать острые региональные и глобальные проблемы, наращивать взаимодействие в Совете Безопасности ООН, БРИКС, ШОС, «двадцатке» и других многосторонних механизмах.

И в-третьих, у нас закрыты все крупные политические вопросы в отношениях с Китаем, включая главный — пограничный. Выстроен прочный, оформленный юридически обязывающими документами механизм двусторонних связей. Между руководством двух стран достигнут беспрецедентно высокий уровень доверия. Это позволяет и нам, и китайцам действовать в духе настоящего партнерства, на основе прагматизма и учета взаимных интересов. Созданная модель российско-китайских отношений — весьма перспективна.

Сказанное, конечно, не означает, что у нас с Китаем все беспроблемно. Те или иные шероховатости имеют место. Наши коммерческие интересы в третьих странах далеко не всегда совпадают, не совсем устраивает нас и складывающаяся структура товарооборота, низкий уровень взаимных инвестиций. Будем внимательно следить за миграционными потоками из КНР.

Главная же моя мысль — процветающий и стабильный Китай нужен России, и, в свою очередь, Китаю, уверен, нужна сильная и успешная Россия.

Очень быстро растет и другой азиатский гигант — Индия. С ней Россию связывают традиционно дружественные отношения, содержание которых определено руководством двух стран как особо привилегированное стратегическое партнерство. От его укрепления выиграют не только наши страны, но и вся формирующаяся система полицентричности в мире.

На наших глазах происходит не только рост Китая и Индии, но и повышение веса всего Азиатско-Тихоокеанского региона. В этой связи открываются новые горизонты для плодотворной работы в рамках российского председательства в АТЭС. В сентябре этого года мы принимаем саммит этой организации во Владивостоке, активно готовимся, создаем современную инфраструктуру, что само по себе будет способствовать дальнейшему развитию Сибири и Дальнего Востока, позволит нашей стране в еще большей степени подключиться к динамичным интеграционным процессам в «новой Азии».

Придаем и будем придавать приоритетное значение взаимодействию с партнерами по БРИКС. Эта уникальная структура, созданная в 2006 году, нагляднее всего символизирует переход от однополярности к более справедливому мироустройству. Она объединяет пять стран с населением почти в три миллиарда человек, обладающих наиболее крупными развивающимися экономиками, колоссальными трудовыми и природными ресурсами, огромными внутренними рынками. С присоединением Южной Африки БРИКС приобрел в полном смысле глобальный формат, и уже сейчас на него приходится свыше 25% мирового ВВП.

Мы еще только привыкаем работать в таком составе, притираемся друг к другу. В частности, предстоит наладить более тесную координацию по внешнеполитическому досье, плотнее работать на площадке ООН. Но когда «пятерка» БРИКС развернется по-настоящему, ее влияние на международную экономику и политику будет весьма весомым.

В последние годы российская дипломатия, наши деловые круги стали уделять больше внимания развитию сотрудничества со странами Азии, Латинской Америки и Африки. В этих регионах по-прежнему сильны искренние симпатии к России. Вижу в качестве одной из ключевых задач на предстоящий период наращивание с ними торгово-экономического взаимодействия, реализацию совместных проектов в области энергетики, инфраструктуры, инвестиций, науки и техники, банковского бизнеса и туризма.

Возрастающую роль упомянутых континентов в формирующейся демократичной системе управления глобальной экономикой и финансами отражает деятельность «Группы двадцати». Считаю, что это объединение вскоре превратится в стратегически важный инструмент не только кризисного реагирования, но и долгосрочного реформирования мировой финансово-экономический архитектуры. Россия будет председательствовать в «Группе двадцати» в 2013 году. Несомненно, мы должны использовать председательские функции и для усиления сопряженности работы «двадцатки» с другими многосторонними структурами, прежде всего с «большой восьмеркой» и, конечно же, с ООН.

Европейский фактор

Россия — неотъемлемая, органичная часть Большой Европы, широкой европейской цивилизации. Наши граждане ощущают себя европейцами. Нам далеко не безразлично, как развиваются дела в объединенной Европе.

Вот почему Россия предлагает двигаться к созданию от Атлантики до Тихого океана единого экономического и человеческого пространства — общности, называемой российскими экспертами «Союзом Европы», который только укрепит возможности и позиции России в ее экономическом повороте к «новой Азии».

На фоне подъема Китая, Индии, других новых экономик остро воспринимаются финансово-экономические потрясения в Европе — прежнем оазисе стабильности и порядка. Поразивший еврозону кризис не может не затрагивать интересов России — прежде всего с учетом того, что ЕС является нашим крупнейшим внешнеэкономическим, торговым партнером. Очевидно и то, что от состояния дел у европейцев в значительной степени зависят перспективы развития всей глобальной экономической конструкции.

Россия активно подключилась к международным мерам по поддержке пострадавших европейских экономик, последов­ательно участвует в выработке коллективных решений по линии МВФ. Не исключаем в принципе и возможности оказания в ряде случаев финансовой помощи напрямую.

Вместе с тем полагаю, что внешние финансовые вливания способны решить проблему лишь частично. Для полноценного выправления ситуации требуются энергичные меры системного характера. Перед европейскими руководителями стоит задача проведения масштабных преобразований, принципиально меняющих многие финансово-экономические механизмы, обеспечивающих подлинную бюджетную дисциплину. Мы заинтересованы в сильном Европейском союзе, каким его видят, например, Германия и Франция, заинтересованы в реализации мощного потенциала партнерства России и ЕС.

Сегодняшний уровень взаимодействия России и Евросоюза все-таки не соответствует глобальным вызовам, прежде всего в плане повышения конкурентоспособности нашего общего континента. Вновь предлагаю поработать в пользу создания гармоничного сообщества экономик от Лиссабона до Владивостока. А в будущем выйти и на формирование зоны свободной торговли и даже более продвинутых механизмов экономической интеграции. Тогда мы получим общий континентальный рынок стоимостью в триллионы евро. Есть ли сомневающиеся в том, что это было бы здорово, отвечало бы интересам россиян и европейцев?

Нужно задуматься и о более глубокой кооперации в сфере энергетики — вплоть до создания единого энергокомплекса Европы. Важные шаги в этом направлении — строительство газопроводов «Северный поток» по дну Балтики и «Южный поток» в Черном море. Эти проекты поддержали правительства многих стран, в них участвуют крупнейшие европейские энергетические компании. После их полного ввода в эксплуатацию Европа получит надежную и гибкую, не зависящую от чьих-либо политических капризов систему газоснабжения, что позволит не формально, а реально укрепить энергобезопасность континента. Это особенно актуально в свете решения некоторых европейских государств сократить или вообще отказаться от использования ядерной энергии.

Прямо скажу, что пролоббированный Еврокомиссией «Третий энергопакет», направленный на выдавливание российских интегрированных компаний, не укрепляет наших отношений. Но он — с учетом возросшей нестабильности альтернативных России поставщиков энергоресурсов — еще и обостряет системные риски для самой европейской энергетики, отпугивает потенциальных инвесторов в новые инфраструктурные проекты. В беседах со мной многие европейские политики поругивают «пакет». Надо набраться мужества и убрать это препятствие на пути взаимовыгодного сотрудничества.

Считаю, что подлинное партнерство между Россией и Евросоюзом невозможно, пока сохраняются барьеры, мешающие человеческим и экономическим контактам, в первую очередь — визовый режим. Отмена виз стала бы мощным импульсом для реальной интеграции России и ЕС, помогла бы расширить культурные и деловые связи, особенно между средним и малым бизнесом. Угрозы для европейцев со стороны т.н. экономических мигрантов из России — большей частью надуманные. Нашим людям есть где приложить свои силы и умения у себя в стране, и таких возможностей становится все больше.

В декабре 2011 года мы согласовали с ЕС «совместные шаги» к безвизовому режиму. Осуществить их можно и нужно не мешкая. Имею в виду продолжать заниматься этим вопросом самым активным образом.

Российско-американские дела

За последние годы сделано немало в развитии российско-американских отношений. Но все-таки решить вопрос о фундаментальном изменении матрицы этих отношений пока не удалось, они по-прежнему подвержены приливам и отливам. Такая неустойчивость партнерства с Америкой — отчасти следствие живучести известных стереотипов и фобий. Наглядный пример — как Россию воспринимают на Капитолийском холме. Но главная проблема — это то, что двусторонний политический диалог и сотрудничество не опираются на прочный экономический фундамент. Объем торговли далеко не отвечает потенциалу экономик наших стран. То же самое — с взаимными инвестициями. Таким образом, страховочная сетка, которая оберегала бы наши отношения от конъюнктурных перепадов, так и не создана. Над этим надо работать.

Не способствуют упрочению взаимопонимания и регулярные попытки США заниматься «политической инженерией», в том числе в регионах, традиционно важных для нас, да и по ходу избирательных кампаний в России.

Повторю, что американская затея с созданием системы ПРО в Европе вызывает у нас законные опасения. Почему эта система беспокоит нас больше, чем других? Да потому, что она затрагивает имеющиеся только у России на этом театре силы стратегического ядерного сдерживания, нарушает выверенный десятилетиями военно-политический баланс.

Неразрывная взаимосвязь между ПРО и стратегическими наступательными вооружениями отражена в подписанном в 2010 году новом Договоре по СНВ. Договор вступил в силу и неплохо работает. Это крупное внешнеполитическое достижение. Мы готовы рассматривать разные варианты того, что может составить нашу совместную с американцами повестку дня в области контроля над вооружениями на предстоящий период. Незыблемым правилом при этом должен стать баланс интересов, отказ от попыток через переговоры добиться для себя односторонних преимуществ.

Напомню, что я еще президенту Дж. Бушу на встрече в Кеннебанкпорте в 2007 году предлагал решение проблемы ПРО, которое — будь оно принято — изменило бы привычный характер российско-американских отношений, перевело бы ситуацию в позитивное русло. Более того, если бы тогда удалось добиться прорыва по ПРО, то в буквальном смысле открылись бы шлюзы для выстраивания качественно новой, близкой к союзнической модели сотрудничества и во многих других чувствительных областях.

Не получилось. Было бы, наверное, полезно поднять запись переговоров в Кеннебанкпорте. В последние годы российским руководством делались и другие предложения, как можно было бы договориться по ПРО. Все они — в силе.

Во всяком случае, не хотелось бы ставить крест на возможности поисков компромиссных вариантов решения проблемы ПРО. Не хотелось бы доводить дело до размещения американской системы в таких масштабах, чтобы это потребовало реализации наших объявленных контрмер.

Недавно у меня состоялась беседа с Г. Киссинджером. Мы с ним встречаемся регулярно. И я полностью разделяю тезис этого большого профессионала о том, что в периоды международной турбулентности тесное и доверительное взаимодействие Москвы и Вашингтона особенно востребовано.

Вообще в отношениях с США мы были бы готовы пойти действительно далеко, совершить качественный прорыв, однако при условии, что американцы на деле будут руководствоваться принципами равноправного и взаимоуважительного партнерства.

Экономическая дипломатия

В декабре прошлого года наконец был завершен многолетний марафон присоединения России к ВТО. Не могу не отметить, что на финишном отрезке администрация Б. Обамы и руководители ряда ведущих европейских государств активно способствовали достижению окончательных договоренностей.

Скажу откровенно, на этом длинном и тернистом пути иной раз хотелось «хлопнуть дверью», вообще бросить переговоры. Но мы не поддались эмоциям. В итоге достигнут вполне благоприятный для нашей страны компромисс — удалось обеспечить интересы российских промышленных и сельскохозяйственных производителей с учетом предстоящего возрастания конкуренции извне. Наши экономические операторы получают существенные дополнительные возможности для выхода на мировые рынки и цивилизованной защиты там своих прав. Именно в этом, а не в символике присоединения России к всемирному торговому «клубу» вижу главный результат.

Россия будет соблюдать нормы ВТО, как и все свои международные обязательства. Рассчитываю, что так же честно, по правилам будут играть и наши партнеры. Попутно отмечу, что мы уже перенесли принципы ВТО в нормативно-правовую базу Единого экономического пространства России, Белоруссии и Казахстана.

Если попытаться проанализировать, как мы продвигаем российские экономические интересы на международной арене, становится ясно, что мы еще только учимся делать это системно и последовательно. Еще не хватает умения, как это удается многим западным партнерам, грамотно лоббировать на внешнеэкономических площадках выгодные отечественному бизнесу решения.

Задачи же на этом направлении, с учетом приоритетов инновационного развития страны, стоят более чем серьезные — обеспечить России равноправные позиции в современной системе мирохозяйственных связей, свести к минимуму риски, возникающие при интеграции в мировую экономику, в том числе в контексте упомянутого вступления в ВТО и предстоящего присоединения к ОЭСР.

Нам как воздух необходим более широкий, недискриминационный выход на внешние рынки. Пока с российскими экономическими операторами за границей особо не церемонятся. Принимают против них ограничительные торгово-политические меры, возводят технические барьеры, ставящие их в менее выгодное положение по отношению к конкурентам.

Аналогичная картина и с инвестициями. Мы стараемся привлечь в российскую экономику зарубежные капиталы, открываем для них самые привлекательные отрасли, подпускаем к действительно «лакомым кускам», в частности в топливно-энергетическом комплексе. Наших же инвесторов за рубежом особо не привечают, а зачастую демонстративно оттирают в сторону.

За примерами ходить далеко не надо. Взять историю с германским «Опелем», который так и не смогли приобрести российские инвесторы — даже несмотря на то, что эту сделку одобрило правительство ФРГ и позитивно восприняли немецкие профсоюзы. Или вопиющие ситуации, когда российскому бизнесу, вложившему солидные средства в зарубежные активы, попросту не дают вступить в права инвестора. Такое особенно часто происходит в Центральной и Восточной Европе.

Все это подводит к мысли о необходимости усилить политико-дипломатическое сопровождение действий российских предпринимателей на внешних рынках, оказывать более плотную поддержку крупным, знаковым деловым проектам. Не забывать и о том, что Россия может применять зеркальные ответные меры в отношении тех, кто прибегает к приемам недобросовестной конкуренции.

Правительству и предпринимательским объединениям следовало бы четче координировать свои усилия на внешнеэкономическом направлении, более настойчиво продвигать интересы российского бизнеса, помогать ему осваивать новые рынки.

Хочу обратить внимание и на такой существенный фактор, который во многом определяет роль и место России в нынешних и будущих международных политических и экономических раскладах, как огромная территория нашей страны. Пусть сейчас мы занимаем не одну шестую часть суши, но тем не менее Российская Федерация — самое крупное государство с богатейшей ресурсной базой, которой нет равных в мире. Имею в виду не только нефть и газ, но также леса, сельскохозяйственные земли, запасы чистой пресной воды.

То есть территория России — источник ее потенциальной силы. Раньше огромные пространства служили для нашей страны преимущественно как буфер от внешней агрессии. Сейчас, при правильной экономической стратегии, они могут стать важнейшей основой для повышения ее конкурентоспособности.

Упомяну, в частности, быстро возрастающий в мире дефицит пресной воды. Можно предсказать, что уже в недалеком будущем развернется геополитическая конкуренция за водные ресурсы, за возможность производить водоемкие товары. У нас в руках оказывается сильный козырь. Наша страна понимает, что доставшимся богатством надо распорядиться рачительно и стратегически грамотно.

Поддержка соотечественников и гуманитарное измерение

Уважение к своей стране определятся еще и тем, как она способна защитить права своих граждан и соотечественников за границей. Важно никогда не забывать об интересах миллионов соотечественников, проживающих в зарубежных странах, и наших граждан, выезжающих за границу на отдых и в командировки. Подчеркну: МИД и все дипломатические и консульские представительства обязаны в круглосуточном режиме оказывать реальную помощь и поддержку соотечественникам. Реакция со стороны дипломатов на возникающие коллизии между нашими согражданами и местными властями, инциденты и происшествия, аварии на транспорте и т.д. должна быть незамедлительной — не дожидаясь, пока СМИ начнут бить в колокола.

Мы будем самым решительным образом добиваться выполнения властями Латвии и Эстонии многочисленных рекомендаций авторитетных международных организаций относительно соблюдения общепризнанных прав национальных меньшинств. С существованием позорного статуса «неграждан» мириться нельзя. Да и как можно мириться с тем, что каждый шестой латвийский житель и каждый тринадцатый житель Эстонии как «неграждане» лишены основополагающих политических, избирательных и социально-экономических прав, возможности свободно использовать русский язык.

Взять состоявшийся несколько дней назад в Латвии референдум по статусу русского языка, который вновь наглядно продемонстрировал международному сообществу остроту проблемы. Ведь к участию в референдуме опять не допустили более 300 тысяч «неграждан». И совсем ни в какие ворота не лезет отказ латвийского ЦИК предоставить делегации Общественной палаты России статус наблюдателей на референдуме. А международные организации, ответственные за соблюдение общепринятых демократических стандартов, как будто в рот воды набрали.

Вообще то, как проблематика прав человека используется в международном контексте, вряд ли может нас устроить. Во-первых, США и другие западные страны стремятся узурпировать правозащитное досье, полностью политизировать его и применять как инструмент давления. Критику же в свой адрес они не терпят, воспринимают сверхболезненно. Во-вторых, объекты для правозащитного мониторинга подбираются выборочно, отнюдь не по универсальным критериям, а по усмотрению «приватизировавших» это досье стран.

Россия на себе ощущает необъективность, предвзятость и агрессивность задействованного против нее критиканства, которое порой переходит все мыслимые границы. Когда нам указывают на наши недостатки по делу — это можно только приветствовать и извлекать необходимые выводы. Но когда критикуют огульно, волна за волной, планомерно пытаясь повлиять как на отношение к нам своих граждан, так и прямо на внутриполитическую ситуацию в России, то понимаешь, что за всем этим стоят отнюдь не высокие моральные и демократические принципы.

Сферу прав человека нельзя никому отдавать на откуп. Россия — молодая демократия. И мы зачастую проявляем излишнюю скромность, щадим самолюбие наших опытных партнеров. А ведь нам есть что сказать — с точки зрения соблюдения прав человека и уважения основных свобод никто не совершенен. И в старых демократиях встречаются серьезные нарушения, на них не нужно закрывать глаза. Разумеется, такая работа не должна вестись по принципу «сам дурак» — от конструктивного обсуждения проблем в области прав человека выигрывают все стороны.

Российский МИД в конце года опубликовал свой первый доклад «О ситуации с правами человека в ряде государств мира». Считаю, что активность здесь надо наращивать. В том числе и для того, чтобы содействовать более широкому и равноправному сотрудничеству по всему спектру гуманитарных проблем, продвижению основополагающих принципов демократии и прав человека.

Кстати, сказанное — это лишь часть информационно-пропагандистского сопровождения нашей внешнеполитической и дипломатической деятельности, формирования правдивого образа России за рубежом. Надо признать, что успехов здесь у нас немного. На информационном поле нас часто переигрывают. Это отдельный многоплановый вопрос, которым предстоит заняться всерьез.

Россия унаследовала великую культуру, признанную и на Западе, и на Востоке. Но мы пока очень слабо инвестируем в культурные индустрии, в их продвижение на глобальном рынке. Возрождение мирового интереса к сфере идей, культуры, проявляющееся через включение обществ и экономик в глобальную информационную сеть, дает России с ее доказанными талантами в сфере производства культурных ценностей дополнительные шансы.

Для России существует возможность не только сохранить свою культуру, но и использовать ее как мощный фактор продвижения на глобальных рынках. Русскоязычное пространство — это практически все страны бывшего СССР и значительная часть Восточной Европы. Не империя, а культурное продвижение; не пушки, не импорт политических режимов, а экспорт образования и культуры помогут создать благоприятные условия для российских товаров, услуг и идей.

Мы должны в несколько раз усилить образовательное и культурное присутствие в мире — и на порядок увеличить его в странах, где часть населения говорит на русском или понимает русский.

Нужно серьезно обсудить, как с наибольшей отдачей для объективного восприятия России использовать проведение у нас крупных международных мероприятий — встречи на высшем уровне АТЭС в 2012 году, саммитов «двадцатки» и «восьмерки» в 2013 и 2014 годах, Универсиады в Казани в 2013 году, зимних Олимпийских игр в 2014 году, чемпионатов мира по хоккею и футболу в 2016 и 2018 годах.

* * * * *

Россия намерена и далее обеспечивать свою безопасность и национальные интересы путем самого активного и конструктивного участия в мировой политике, в решении глобальных и региональных проблем. Мы готовы к деловому, взаимовыгодному сотрудничеству, к открытому диалогу со всеми зарубежными партнерами. Мы стремимся понять и учитывать интересы наших партнеров — но просим уважать наши.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > mn.ru, 27 февраля 2012 > № 501163 Владимир Путин


Россия > Армия, полиция > premier.gov.ru, 24 февраля 2012 > № 500706 Владимир Путин

В.В.Путин встретился в г.Сарове с экспертами по глобальным угрозам национальной безопасности, укреплению обороноспособности и повышению боеготовности Вооружённых сил Российской Федерации.

Стенограмма:

В.В.Путин: Уважаемые коллеги, друзья! Добрый день, добрый вечер! Мы с вами встречаемся в Сарове, думаю, что это та самая площадка, где вполне уместно поговорить по проблемам развития нашей армии, флота, по оборонно-промышленному комплексу.

Мы выстраиваем в стране долгосрочные планы и стратегии развития в сфере экономики, в здравоохранении, в образовании, в других сферах нашей жизни. Безусловно, что касается армии, флота, Вооружённых сил в целом, развития оборонно-промышленного комплекса как неотъемлемой части решения общенациональной задачи обеспечения безопасности страны, – всё это, конечно, тоже нуждается в соответствующем прогнозировании, планировании, причём на долгосрочную перспективу – лет на 30–50 не меньше, имея в виду возможности развития, имея в виду, что всё это производство, как правило, достаточно большого, длительного цикла. Ну и разумеется, нужно в каждом конкретном случае, по каждому конкретному направлению учитывать те перспективы, которые и в нашей стране имеют место быть, и в мире – в науке, в технике. Тенденции нужно заранее максимально точно определить. Не только попасть в эти тренды, но и предвидеть то, что, может быть, кто-то другой не видит, с тем чтобы быть всегда на гребне волны и максимально быть эффективными. Это нужно и для сохранения нашей безопасности, для обеспечения территориальной целостности страны, но и не только для нас. Я без всякого преувеличения хочу сказать, что это нужно для всего мира.

Мы запланировали 23 трлн рублей, как вы знаете, на развитие, модернизацию, перевооружение армии и флота и на модернизацию ОПК. Это большие средства, большие деньги. На пределе, без всякого сомнения, могу сказать: эти средства мы выделяем на пределе, поэтому будем стремиться к тому, чтобы они были использованы максимально эффективно, с максимальной отдачей. Когда я говорил о том, что все наши усилия направлены на обеспечение нашей безопасности, но не только, – это и международная безопасность, имею в виду, например, планы наших партнёров, известные планы по созданию системы противоракетной обороны. И наша общенациональная задача, и, собственно говоря, не только наша общенациональная задача, но и наша обязанность перед всем человечеством – сохранить баланс стратегических сил и возможностей.

Это очень важно, потому что после Второй мировой войны, и все здесь присутствующие это хорошо знают, это, надеюсь, ваше собственное представление, да и, собственно, что значит надеюсь? Я видел многие ваши соображения, читал, знаком с ними, и наши многие иностранные партнёры также считают, – вот этот стратегический баланс, который сложился в мире, обеспечил нам отсутствие глобальных конфликтов. Да, региональных, к сожалению, много, и в последние годы их количество растёт, но, слава Богу, баланс стратегических сил позволил нам избежать крупных, глобальных конфликтов, и поэтому наша задача – сохранить этот баланс. В связи с планами противоракетной обороны наших партнёров нам нужно предпринимать необходимые усилия, для того чтобы этот баланс был сохранён как элемент мировой стабильности, международной стабильности.

Разумеется, нам нужно будет подумать и максимально корректно, эффективно решить вопросы социального характера. Вы знаете, что мы приняли решение ещё в 2007 году изменить систему денежного довольствия в Вооружённых силах. Мы практически 2008 год готовились, в 2009 году вышел приказ министра обороны №400 о том, чтобы ввести новую систему оплаты денежного довольствия военнослужащих по тем направлениям, где на их плечах лежит особая ответственность за обороноспособность страны, – это авиация, флот, ракетчики, некоторые другие направления, в том числе это касалось тех подразделений, которые участвуют в спецоперациях. Вот в начале этого года, с 1 января этого года сделали следующий шаг и уже перешли к масштабному изменению в сфере денежного довольствия. Но это не всё, что мы делаем в социалке. Вы знаете, что в середине 1990-х, вообще в 1990-е годы, да и, к сожалению, в начале 2000-х мы могли только по 6–8 тыс. квартир для Вооружённых сил выделять, строить. Но вот за предыдущие годы речь там уже идёт о сотнях тысяч, 245 тыс., по-моему, да, Анатолий Эдуардович (А.Э.Сердюков)? 145 тыс. и плюс ещё 49 тыс. квартир служебного жилья. На эти цели мы истратили гигантскую сумму – 275 млрд рублей. Обращаю ваше внимание, что за это время мы 217 млрд истратили на обеспечение жильём наших ветеранов, ветеранов Великой Отечественной войны. Мы планировали в 2010 году закончить все проблемы, связанные с постоянным жильём, но, к сожалению, пришлось из-за кризиса и из-за того, что не была достаточно чётко налажена работа по учёту всех нуждающихся, пришлось немножко сдвинуть вправо. Но надеюсь, что в конце этого или во всяком случае к середине следующего мы с постоянным жильём проблемы решим окончательно, а в 2014 окончательно решим вопрос с предоставлением служебного жилья. В общем, комплекс вопросов большой. Совсем недавно мы с коллегами отдельно занимались вопросами развития оборонно-промышленного комплекса – приняли федеральную целевую программу по развитию ОПК. И сегодня я хотел бы с вами поговорить по всему этому комплексу. Имея в виду, что каждый из вас практически всю жизнь занимается этими вопросами, с удовольствием послушаю ваше мнение и предлагаю подискутировать.

Пожалуйста, давайте начнём нашу работу. Кто хотел бы взять слово? Прошу вас.

Р.Н.Пухов (издатель журнала «Экспорт вооружений», директор Центра анализа стратегий и технологий): У меня, Владимир Владимирович, один локальный вопрос, но он меня мучает уже несколько лет. Извините, пожалуйста, я бы хотел бы его проартикулировать, я думаю, часть коллег разделит этот вопрос. Всем известно, что Правительство приняло решение о строительстве двух новых заводов для развёртывания серийного производства С-400.

В.В.Путин: Точно.

Р.Н.Пухов: Всем понятно, почему и здесь комментарии не нужны. Но мы все знаем, что и «Ярс», и «Тополь-М», и «Искандер», и «Булава» – все делаются на Воткинском заводе. И если мы сейчас будем делать ещё тяжёлую жидкостную ракету, о которой говорили и Вы, и начальник Генерального штаба, и министр обороны, совершенно очевидно, что на Воткинске это делать нельзя. Также очевидно, что это нельзя делать в Реутове, где когда-то делалась жидкостная ракета предыдущего поколения, всё-таки Москва под боком, точно так же, как собирать самолёты «МиГ» в двухстах метрах от Белорусского вокзала, наверное, это всё-таки не вполне правильно. Озабочено ли Правительство строительством нового завода, потому что эта информация нигде никогда не проходила, она обсуждается кулуарно, и я вот посмел это вынести публично. Поделитесь, пожалуйста.

В.В.Путин: Мы думаем об этом, и вопрос, конечно, в том, как Министерство обороны и соответствующие ведомства, курирующий вице-премьер, который слева от вас сидит, Дмитрий Олегович (Д.О.Рогозин), распорядятся теми деньгами, которые мы выделяем на эти цели. Я уже говорил о том, что нам нужно вписаться в программу вооружения, в 20 трлн, и не увеличить её. Ответ мой очень простой: вот эти 20 трлн складывались и возникли в результате очень жёсткой и, как иногда у нас говорят, нелицеприятной дискуссии между различными ведомствами Правительства и силовым блоком, Министерством обороны прежде всего, экономическим блоком Правительства. Министерство обороны, а если ещё точнее сказать, Генеральный штаб, по сути дела посчитали, сколько нам нужно по количеству и по качеству, разумеется... Имею в виду, что мы уже в XXI веке живём и должны думать уже о конце XXI века и о XXII даже уже, и я говорил, и вы это понимаете, у нас прогнозирование-то должно быть лет на 50 как минимум. Так вот мы посчитали, сколько нам нужно ракет наземного базирования, сколько в воздухе должно быть у нас, сколько у нас должно быть в море. Вот когда это всё посчитали, начали считать, сколько это будет стоить. Ну я так примитивно говорю, посчитали, сколько это будет стоить. Если мы сейчас будем как-то... Нам придётся, конечно, что-то корректировать, это понятно, жизнь всегда вносит свои коррективы, но нужно делать это очень аккуратно. Можно, конечно, развернуть строительства большие и всё вложить в бетон опять, в стены, в заборы, а можно вложить в НИОКР, ОКР и так далее. Они должны посчитать и сказать: «Да, нам лучше построить новый завод, это будет в конечном счёте эффективнее». Тогда и возражать не буду, но они должны это доказать.

А.Г.Арбатов (директор центра международной безопасности Института мировой экономики и международных отношений Российской академии наук): Разрешите?

В.В.Путин: Конечно. Алексей Георгиевич, прошу.

А.Г.Арбатов: Владимир Владимирович, спасибо, что Вы выделили время. Я бы хотел сказать по поводу воздушно-космической обороны. То, что созданы войска воздушно-космической обороны в декабре прошлого года, – это очень важное и очень положительное событие. Я хочу напомнить, что в предыдущие годы мы пытались с американцами вести переговоры по этому вопросу, не имея своего сильного козыря, и поэтому мы очутились, грубо говоря, в положении бедного родственника, просясь в их противоракетную оборону. Они, естественно, не хотели нас туда пускать. Вот создание воздушно-космической обороны усиливает наши позиции на будущее. Я хочу напомнить, собственно, с чего начинался процесс нашего диалога: с того, что Советский Союз первым приступил к развёртыванию противоракетной обороны. Американцев это обеспокоило, они предложили нам вести по этому вопросу переговоры – так был заключён Договор ОСВ-1 и дальнейший процесс переговоров и соглашений. Но, как мне кажется, помимо того, чтобы выполнить намеченную программу по ВКО, нужно сейчас уделить внимание её философскому обоснованию и концептуальному. А именно – чётко определить задачи: что она защищает, от кого, при каких сценариях, что должно войти в нашу военную доктрину, в нашу стратегию, как она вписывается в нашу концепцию стратегической стабильности? В чём отличие нашей ВКО от американской ЕвроПРО, которая не вписывается в концепцию стратегической стабильности? Мне кажется, вот эту работу концептуальную необходимо проделать. Я уверен, что уже в скором времени с их стороны поступит инициатива о том, чтобы возобновить диалог по этому вопросу.

В.В.Путин: Алексей Георгиевич, я с вами полностью согласен. Я собирался, честно говоря, об этом даже два слова сказать во вступительном слове, но упустил просто. Но действительно нам нужно такое серьёзное базовое обоснование всего того, что мы планируем. Это должна быть определённая философия нашей работы, полностью согласен. Но у нас есть ещё нечто такое, что, мне кажется, должно подталкивать наших коллег и наших партнёров к более конструктивной работе, чем до сих пор мы это видим. Что я имею в виду? Совсем недавно, несколько лет назад, лично нам не говорили, но я знаю, что они говорили своим коллегам по блоку, допустим: «Ну ладно, пускай там Россия ковыряется, нам уже даже не очень интересно – у них там ржавчина одна осталась». Но это не так! Сегодня это уже совсем не так. Я уже не говорю про то, что там у нас было, но сегодня я хочу доложить: уже только с 2008 по 2011 год (2008, 2009, 2010, 2011 – четыре года) в войска поставлено 39 межконтинентальных баллистических ракет, в строй введены две новые подводные лодки, у нас 12 пусковых установок ракетных комплексов «Искандер» и ещё целый набор другой техники, причём стратегические ядерные силы у нас развиваются в опережающем порядке. У нас продолжено переоснащение именно на современные ракетные комплексы стратегического назначения – «Тополь-М», «Ярс». 10 полков у нас, да? 10 полков новых. Вот я хочу обратить на это внимание: это же и «Тополь-М», и «Ярс»… У нас и раньше были системы преодоления противоракетной обороны, а «Тополь-М», «Ярс» – это уже современные системы преодоления противоракетной обороны. Это не шутки! И доля современных ракетных комплексов в наземных силах ядерного сдерживания у нас поднялась почти в 2 раза, практически в 2 раза – с 13% до 25%. Это серьёзное качественное изменение наземных сил ядерного сдерживания.

А морские? Вы знаете все, вы специалисты, это ваша жизнь, у нас были проблемы с «Булавой». Они закончились, всё, и «Булава» будет приниматься, уже принимается на вооружение. Новые лодки вышли, я уже сказал, две – «Юрий Долгорукий» и «Александр Невский», и новые лодки будут оснащаться новыми современными комплексами. В авиационных силах ядерного сдерживания мы сохранили и Ту-160, и Ту-95МС, но не только. Начаты работы в общих чертах, но тем не менее… Кстати говоря, они модернизированы, эти самолёты, и мы думаем сейчас над созданием новых авиационных стратегических комплексов. В военно-воздушных силах создано семь крупных авиационных баз с мощной инфраструктурой, модернизируются и базовые аэропорты – впервые за 20 лет отремонтировано 28 аэропортов. Это всё стратегическая инфраструктура и она у нас развивается. Новой техникой оснащено более 30 авиационных эскадрилий: Су-34, Су-35С, Су27-СМ, МиГ29-СМТ, Як-40 и вертолёты и так далее и так далее, и транспортная авиация. Да, у нас там ещё много проблем, но уже никто не скажет, что это ржавчина и железо.

Начато перевооружение частей зенитных ракетных войск с системами С-400, и вы знаете, что мы движемся в направлении создания новых комплексов ещё более современных – С-500. А С-500 по всем своим характеристикам, по скоростям и так далее, это уже элементы системы ПРО. Я уже не говорю там про периферийные элементы этой системы, связанные вы знаете с чем, но сам комплекс по себе – это уже элемент системы противоракетной обороны. Поэтому мы очень рассчитываем на то, что мы вместе с нашими партнёрами, осознавая свою ответственность и перед нашими народами, и вообще перед человечеством, будем очень кооперабельно работать по процессам сдерживания гонки ядерных вооружений, не допустим этой гонки ядерных вооружений.

Пожалуйста, Сергей Михайлович (обращаясь к С.М.Рогову).

С.М.Рогов (директор Института США и Канады Российской академии наук): Уважаемый Владимир Владимирович, как директор Института США и Канады, я, естественно, буду говорить про нашего главного потенциального партнёра и наши отношения с Соединёнными Штатами, от которых в очень большой степени зависит и глобальная безопасность, и поддержание стратегической стабильности в ядерной сфере. Сложился на протяжении последних десятилетий какой-то порочный круг. Идёт конфронтация, потом разрядка, потом охлаждение отношений, потом опять конфронтация, опять разрядка, и вот сейчас складывается впечатление, что перезагрузка – ну разрядка, как называлось это 40 лет назад. Сейчас наметилось охлаждение, и по целому ряду вопросов, и это не только противоракетная оборона, у нас с американцами серьёзные разногласия. Здесь, я думаю, очень важно задуматься и над военными мерами, и над политическими мерами – как не идти по этому проторенному кругу, тем более что, как Вы отметили, страна выделяет колоссальные средства – 23 трлн. Но приоритеты у нас на самом деле не ограничиваются только стратегическими ядерными силами или военно-космической обороной, наши обычные Вооружённые силы или, как Вы в Вашей статье писали, новейшее неядерное вооружение, где американцы как раз уходят вперёд... Мне кажется, что если посмотреть на нашу прессу и телевидение, такое впечатление, что мы повторяем некоторые ошибки 29-летней давности, когда Рейган выступил со «звёздными войнами», у нас кое-кто решил, что всё, настаёт конец света, но потом нашли ассиметричный ответ и смогли поддержать стратегическую стабильность. И сейчас, на мой взгляд, представляется серьёзная возможность, тоже не повторяя прежних ошибок, такой ответ дать. В этой связи, глядя на Соединённые Штаты, видно, что Америка сегодня находится на разведке. Нельзя исключать, что победят республиканцы, я думаю, процентов 20–30 только, но могут победить. Правда, «друг» Дмитрия Олеговича (Д.О.Рогозин) сенатор Кайл (Д.Кайл – сенатор от штата Аризона) уходит в отставку, но если придёт республиканская администрация – это будут неоконсерваторы, по сравнению с которыми бушевская администрация – это дети. Можно ожидать очень жёсткого нажима и по ПРО, и по Украине, и по Грузии, и по всем направлениям. Не исключён вариант… Я думаю, больше шансов, что победит Обама, и здесь возможности поиска договорённостей, на мой взгляд, остаются. И мне кажется, можно подумать, учитывая, что сейчас уже сгущаются тучи, о каких-то инициативах, демонстрации того, что мы готовы к серьёзному разговору уже где-то месяца через два, и серьёзно очень подготовиться к переговорам в 2013 году и по противоракетной обороне, и по ядерным делам, поскольку со стороны американцев можно ждать новых предложений о более радикальных сокращениях, и мы можем оказаться в тяжёлой ситуации, если просто будем отвергать их. Надо подумать о нашей собственной альтернативе, у нас есть время просчитать эти варианты – что можно сделать, что можно предложить. Спасибо.

В.В.Путин: Я не думаю, что у нас наметилось какое-то охлаждение. Почему у вас такое впечатление сложилось, Сергей Михайлович? Я даже не понимаю. У нас постоянно диалог идёт – что-то нам не нравится из того, что наши коллеги делают, что-то им не нравится из того, что они делают. Но в целом у нас выстроились достаточно партнёрские отношения по ключевым направлениям международной повестки дня. Да, у нас идёт спор по системе ПРО и по тому, как это должно развиваться, но он же не вчера начался, он начался ещё до этой разрядки современной, о которой вы сказали. Здесь никакой новизны-то не было. В том, что там придут какие-то неоконсерваторы и они будут закручивать гайки – ну пусть закручивают. Они дозакручиваются до того, что у них резьба лопнет. Это же политика, которую они проводят, затратная и неэффективная. Ну, они поменяли режим в Северной Африке, а дальше что будут делать? В конце концов Израиль окажется между двух огней: между каким-нибудь режимом… Непонятно ещё, какой режим установится в Египте и что они с Сирией натворят непонятно. Что будет в странах Магриба, никто не может сказать. Вы разве уверены в том, что они контролируют там полностью ситуацию? Видимо, они пытаются взять это под контроль, но чем это закончится никто не знает, и они тоже. Поэтому всё, что делается… Напор такой есть, а он очень затратный, эффективность пока не очень высокая.

Что касается выстраивания наших дальнейших отношений по ПРО, они серьёзно не хотят с нами разговаривать (вот министр обороны здесь сидит, здесь некоторые другие коллеги есть), я вам могу сказать точно – они уклоняются. По сути всё, что делается в этой сфере, – это разговор на заданную тему с попыткой представить международной общественности дело таким образом, что да, развиваются наши отношения, да, технологии уходят вперёд, да, угрозы возникают, и никто не может им запретить эти угрозы купировать на будущее для своей национальной безопасности. А кто против-то? Понятно, что нужно купировать угрозы для своей национальной безопасности, но нужно сделать это таким образом, чтобы не создавать новых угроз глобального характера, не разрушать вот этот баланс стратегических сил, вот о чём идёт речь. Но всё-таки, на наш взгляд, предпринимается попытка этот баланс разрушить и создать для себя монополию на неуязвимость, вот о чём идёт речь. И нам просто нужно делать то, о чём мы уже сказали. А о чём мы уже сказали? Что мы будем предпринимать ассиметричные, но эффективные шаги, я уже говорил публично, ещё раз могу сказать, мы разговаривали с прежним президентом, я сказал: «Если вы будете так дальше действовать, мы вынуждены будем ассиметрично эти шаги предпринимать. Допустим, создавать новые комплексы, которые будут гораздо более эффективными по преодолению этой системы ПРО, это нам дешевле и проще. Что будет потом? Мы посмотрим, но так как вы нам говорите, что это не направлено против нас, системы ПРО, так и мы говорим вам, что они не направлены против вас». Ответ был простой: «Делайте, что хотите, мы же не враги больше». – «Хорошо, мы так и сделаем». Вот у нас уже «Тополь-М», «Ярс», десять ракетных полков оснащено, – это не всё, что мы ещё можем сделать. Но мне кажется, что всё-таки осознание того, что мы можем воткнуться в какой-то новый виток этой гонки вооружений, он всё-таки должен нас всех подвигнуть к тому, что нужно быть более конструктивными в ходе переговорного процесса, – это первое.

И второе. Вы очень серьёзную вещь затронули, Сергей Михайлович. Вы сказали, что могут быть поставлены вопросы по дальнейшим шагам в сфере ядерных разоружений. Мы не будем разоружаться в одностороннем порядке. Во-первых, что касается дальнейших шагов в сфере ядерного вооружения, дальнейшие шаги должны носить уже комплексный характер, и в ходе этого процесса должны принимать участие уже все ядерные державы. Мы не можем бесконечно разоружаться на фоне того, что какие-то другие ядерные державы вооружаются. Исключено!

И другое. Я, по-моему, даже и в своей статье отметил, это очень важный момент. Мы видим, как развиваются технологии. Действительно, наши партнёры в чём-то нас опережают, особенно по высокоточному оружию. А это высокоточное оружие (имею в виду сегодняшние возможности и мощь сегодняшних современных зарядов) в совокупности с точностью и временем доставки на территорию вероятного противника становится сопоставимым с оружием массового уничтожения, только не является оружием массового уничтожения, но по результатам применения мало чем отличается уже, а в будущем, наверное, совсем не будет отличаться. Так вот мы от ядерного оружия откажемся только тогда, когда у нас на вооружении будут подобные комплексы. И ни на день раньше! И никаких иллюзий по этому поводу ни у кого не должно быть! Вот и всё.

Пожалуйста.

И.Ю.Коротченко (главный редактор журнала «Национальная оборона», директор Центра анализа мировой торговли оружием): Я прежде всего хотел бы, конечно, думаю, высказать общение мнение и от имени военных экспертов поблагодарить за ту прекрасную статью, которая была опубликована. На самом деле она действительно носит концептуальный характер, и она очень важна, я думаю, и для внешнего мира, и для России. В этой связи ключевой тезис, который лично я для себя там нашёл, – это борьба с коррупцией в системе государственного оборонного заказа. 23 трлн рублей – это сумма очень большая. И абсолютно недопустима ситуация, когда кто-то хотел бы эту сумму «попилить», а мы прекрасно знаем, собственно, по предыдущим годам, каким образом выстраивались различного рода коррупционные цепочки в системе государственного оборонного заказа. Я думаю, в этой связи надо абсолютно поддержать политику, которая в практическом плане проводится Министерством обороны по прозрачности ценообразования, потому что абсолютно недопустимо, когда 800% рентабельность у отдельных предприятий, особенно второго, третьего уровней кооперации. Надо поддержать и ту политику, которую проводит новый вице-премьер, который уже сказал, что борьба с коррупцией тоже будет поставлена во главу угла. В этой связи конкретный вопрос. Мы говорим о новых системах С-500 для воздушно-космической обороны, тем не менее ведь имущественный комплекс «Алмаз» в предшествующие годы практически полностью был утрачен. Я думаю, что в практическом плане надо ставить вопрос о том, чтобы разобраться, куда делась недвижимость оборонных предприятий. Это абсолютно нужная вещь. Мне также хотелось бы сказать, обратить внимание, что началась информационная кампания, которая ставит под сомнение выбранный курс на создание вертикально интегрированных холдингов в системе ОПК. В частности, коллеги уже говорили, по двум новым заводам, которые строит концерн ПВО, уже проходит сюжет, что это не надо, что это, дескать, «попил» денег. Понимаете, вот такие информационные вбросы не появляются просто так. Мы должны иметь реальную основу для создания новых систем воздушно-космической обороны, поэтому ставить правительственно-государственную политику под сомнение… Надо давать по рукам тем, кто инспирирует подобные сюжеты.

По поводу ЕвроПРО правильно коллега Арбатов (А.Г.Арбатов) высказался. Вы помните, во времена Советского Союза вышла прекрасная книга «Откуда исходит угроза миру» под редакцией начальника Генштаба маршала Огаркова (Н.В.Огарков). Я думаю, что в плане поддержки наших информационных усилий на переговорах с США и с НАТО необходимо сделать такой же, аналогичный труд усилиями, в общем-то, и Минобороны, и Генерального штаба, МИДа, экспертного сообщества, для того чтобы мы могли выходить на переговоры с какой-то действительно обоснованной концепцией того, что то, что строят американцы, то, что они предлагают, – это будет угроза для будущей стабильности. В этом плане мне хотелось бы, чтобы возможности российского военного экспертного сообщества были востребованы, может быть, в более широком аспекте, чем это делается сегодня.

Также хотел бы попросить Вас высказать позицию относительно Сирии и Ирана. Мы видим, что события идут там по неблагоприятному сценарию. Очевидно, что вслед за возможной дестабилизацией ситуации в этих странах, эти события могут прийти и к нам. Они в принципе уже происходят, мы это прекрасно видим, потому что новый посол США – это политтехнолог. Совершенно очевидно, что события, которые могут иметь место в Москве 4 марта, могут иметь непредсказуемый характер. И в этом плане мне хотелось бы, чтобы был задействован потенциал тех, кто готов, в том числе публично, выступить на защиту, собственно, того выбора, который будет сделан 4-го числа российским народом, для того чтобы события не отдать на откуп тем, кто выводит какую-то часть недовольного общества на улицы. Спасибо.

В.В.Путин: Что касается наших внутриполитических событий, то, разумеется, мы будем исходить из того, чтобы гарантировать российскому народу суверенитет при принятии кардинальных решений. И все, кто действуют в рамках правового поля, все эти люди должны быть уверены в том, что их конституционные права будут гарантированы. Все, кто выходит за рамки этого поля, должны знать, что все, кто нарушают действующее законодательство, будут тоже поставлены в одинаковые условия, и соответствующая реакция со стороны государства последует.

Что касается вашего первого вопроса, это абсолютно точно. Нужно внимательным образом разобраться с материально-технической базой и с тем, где какие элементы сейчас находятся, под чьим управлением и как они там оказались. Это совершенно очевидно и, надеюсь, что Дмитрий Олегович этим займётся более тщательно, имея в виду как раз тот достаточно большой пирог, который сейчас, собственно говоря, готовится на кухне ОПК и военного ведомства. Он внешне большой, этот пирог, но там лишнего ничего нет, поэтому нужно быть очень внимательным. Более того, я вот Дмитрию Олеговичу сказал и хочу здесь повторить, никакого секрета здесь нет: я считаю, что нам вообще нужно создать какую-то специальную систему контроля прохождения всех наших основных контрактов в рамках ОПК. Там Минобороны контролирует, там есть какие-то у нас контрольные органы, но это всё немножко разрознено. Нам нужно чётко и ясно понимать, как проходит исполнение конкретных контрактов – сроки, цены, исполнители. Вот знаете, чуть-чуть сместился срок, сразу «пум», сторожевичок должен сразу выскакивать, на это сразу надо обращать внимание, реагировать. Не обязательно административно реагировать, может, помочь просто нужно людям, это вполне реально, вполне очевидный факт.

И следующий вопрос по смежникам. Здесь я уже об этом говорил, в некоторых случаях до 70–80%, а в некоторых до 95% центр прибыли складывается у смежников, а не в головном предприятии, но, к сожалению, бывает и наоборот. Недавно только встречался с коллегами в регионе. Они жалуются на то, что головные предприятия обнуляют рентабельность или в минус их выводят – тоже недопустимо. И это тоже вопрос, который требует дополнительного рассмотрения. А информационная составляющая, чего ж здесь говорить, – да, государство должно уметь себя защитить, в том числе и в информационном поле. Это правда. Пожалуйста, Владимир Евгеньевич.

В.Е.Фортов (директор Объединённого института высоких температур Российской академии наук): Спасибо, Владимир Владимирович. Я хочу коснуться очень коротко одной вечно зелёной темы, которая называется взаимодействие между фундаментальной наукой и оборонной наукой. Эту тему мы обсуждали, и в Вашей статье она заявлена как одна из центральных, что совершенно справедливо. И там показано, что, в общем, не опираясь на фундаментальную науку и передовые разработки, мы не обеспечим не только прогресс, мы не обеспечим и стагнацию, мы будем отброшены назад. И среди многих проблем, которые тут существуют, есть одна проблема, которую, как мне кажется, можем решить мы сами. Это проблема предельной забюрократизованности работ, которые ведутся в этой области. Очень часто они связаны с тривиальной вещью – ведомственными барьерами. И вот есть положительный опыт тем не менее. В последнее время здесь, в Минатоме, мы создали такой виртуальный центр с подачи Сергея Владиленовича (С.В.Кириенко), где работают над конкретной задачей учёные Академии наук, учёные Арзамаса, Челябинска, Института высоких температур. И идея тут очень простая: ставится конкретная задача на определённый срок. Она имеет начало, она имеет конец. Собирается коллектив, и мы обмениваемся приборами, компьютерными кодами, вычислительными возможностями, решая одну эту задачу. В результате получается в общем довольно здорово. Вам сегодня показывали в газодинамическом отделе некие эксперименты, где был поставлен мировой рекорд здесь, в Арзамасе, по сферическому сжатию плазмы до давлений 80 млн атмосфер. И понимаете, мне кажется, что это хорошее лекарство от такой бюрократической болезни, которая вообще заедает нас.

Есть ещё один пример. Мы занимаемся в Академии наук электромагнитным оружием. Это оружие, которое, так сказать, нелетальное. У американцев оно отнесено к разряду стратегических. Идея такая, что мощный импульс электромагнитного излучения попадает на крылатую ракету, какое-то умное вооружение – и выводит его из строя. Хотите – это можно считать ассиметричным ответом, хотите – можно считать стратегическим. Но эти работы очень масштабны, и часть работ может сделать академия. Но другую часть работы должны сделать институты Министерства обороны, потому что это связано с их функциями, а не нашими. Объединив такие работы с 12-м институтом, например, загорским, у нас получаются очень хорошие результаты, мы ускоряем эти работы просто в разы. Мне кажется, что это может быть интересно, тем более для коллег из оборонных институтов, которые работают с нами. Молодые офицеры, которые прошли подготовку, имеют доступ к передовым технологиям научных исследований, они поднимают свой уровень, имеют возможность защититься, имеют возможность участвовать в написании книг и многое-многое другое, что, по-моему, крайне важно особенно сейчас, когда происходит ретрансформация оборонной науки и интегрирование их с вузами. Это процесс не одного дня. Здесь, казалось бы, можно будет таким образом работать вместе, оперативно и не оглядываясь на всякие бюрократические вещи.

Я должен сказать, что второе направление, которое здесь может быть важным очень, – это создание некоего органа, который бы финансировал загоризонтные работы, то есть работы, которые на перспективу. Сегодня так устроено планирование в Академии наук, что у нас есть план работ академии. И вообще говоря (он пишется на пять лет), если в этот план не вложился, то это нецелевое использование денег со всеми вытекающими последствиями, а я не могу на пять лет вперёд предложить. Как и Министерство обороны для того, чтобы финансировать работы уже такого окровского типа, обязано вставить это в оборонзаказ. Возникает такой гэп пяти-шести лет. Этого можно избежать, если мы сделаем то, что американцы сделали после запуска первого спутника – они создали DARPA (Defense Advanced Research Projects Agency – агентство передовых оборонных исследовательских проектов), есть такая известная организация, которая финансирует такого рода поисковые исследования.

Последнее. Я хотел бы просто привести некий исторический пример: в 1711 году, когда Пётр I проиграл Южную войну и с турками подписали мир – Прутский мир, там было написано, что мы должны уничтожить Таганрог. Он согласился с этим, но выпустил секретное распоряжение, что дома надо снести, как написано в документе, а фундамент нужно оставить. И когда через три десятка лет снова мы захватили это место, то город бы восстановлен фактически...

В.В.Путин: Владимир Евгеньевич, не захватили, а вернули.

В.Е.Фортов: Вернули, да, в хорошем смысле.

В.В.Путин: Да. Что касается структуры, о которой вы сказали, именно это я и предложил в статье, именно это в статье и прописано. Предложение как раз и заключается в том, чтобы создать такую структуру, которая могла бы заниматься перспективными разработками и организацией финансирования. Там это есть.

А что касается объединения усилий академической науки и отраслевой, – абсолютно точно, абсолютно правильно. Надо, знаете, что? Нам нужно только подумать, как это сделать и наметить какие-то практически шаги. Мы готовы поддержать это, и Правительство поддержит. Вот сформулируйте конкретно, что нужно, какие конкретно шаги нужно предпринять, чтобы наладить это взаимодействие более практически.

В.Е.Фортов: Давайте мы обопрёмся на тот опыт, который есть у Кириенко в организации.

В.В.Путин: Да, договорились.

В.Е.Фортов: Он уже работает несколько лет.

В.В.Путин: Хорошо.

В.Е.Фортов: Я Вам хочу книгу подарить.

В.В.Путин: Спасибо большое. Вы пополняете мою библиотеку. Спасибо.

Пожалуйста.

П.С.Золотарёв (заместитель директора Института США и Канады): Спасибо. Владимир Владимирович, в этом году – он у нас юбилейный – исполняется ровно 20 лет, как был подписан указ первого Президента Российской Федерации об образовании в России федеральной контрактной системы. Понятно, что в этот период это было нереально реализовать, в прошедшие 1990-е годы, сейчас проделана огромная работа и подготовлен проект закона об образовании этой системы. Вот как показывает анализ и сравнение с опытом, как на Западе, получить полноценные закон и систему, оставаясь на уровне Правительства, практически невозможно. Сейчас там есть формулировки, которые согласованы, но согласование этих формулировок зачастую приводит к тому, что исчезают основополагающие вещи, на которых держится эта система. Опыт показывает, что только лишь тогда, когда управление по формированию и развитию этой системы, по контролю выполнения этих всех контрактов находится на президентском уровне, тогда эта система работает. Поэтому хотелось бы высказать пожелание, чтобы у нас и эффективно использовались выделяемые средства, и в целом, наконец, заработал механизм государственного хозяйствования (а он в странах капитализма всё время совершенствуется, и роль государства именно вот в этом направлении всё время повышается), чтобы у нас тоже пошло по этому пути, чтобы после марта всё-таки этот вопрос перекочевал на президентский уровень и появились там соответствующие структуры. Спасибо.

В.В.Путин: На этот счёт хотел бы сказать два слова, вы знаете, у нас всё-таки все вопросы финансового характера сосредоточены в Правительстве и мы просто можем там такой винегрет устроить из компетенций... Я думаю, что если мы в Правительстве сосредоточим в какой-то отдельной структуре те вопросы, о которых вы сказали, если мы туда всё это погрузим, то, может быть, это будет более эффективно, наладив соответствующий контроль со стороны президентских структур. Вы правы в том, Павел Семёнович, что они у нас немножко разрозненные, хотя в Министерстве обороны сейчас создали такую структуру, она в рамках Министерства обороны находится. Но уже несколько лет назад, лет пять назад, что ли, мы договорились о том, что всё, что связано с закупками, должно быть выведено под прямое подчинение Председателя Правительства, чтобы централизовать там и отделить тех, кто пользуется оружием, от тех, кто его покупает. Вот в целом это абсолютно правильная мысль, вопрос только в том, чтобы её довести до конца, реализовать соответствующим образом и наладить систему взаимодействия между заказчиком и исполнителем и теми, кто должен контролировать этот процесс. Но проблема там, конечно, существует, и Игорь Юрьевич как раз говорил о проблемах коррупционного характера. Главная цель того, что вы сейчас сформулировали, и заключается как раз в этом – чтобы отделить и чтобы конечный результат был приемлемый по цене и оптимальный по качеству. Мы над этим думаем, просто в президентские структуры это вряд ли стоит заводить, а вот вытащить это под прямое подчинение Правительства смысл есть, об этом мы, кстати говоря, и думали в предыдущие годы.

Пожалуйста, Леонид Григорьевич.

Л.Г.Ивашов (директор Академии геополитических проблем): Ивашов, Академия геополитических проблем. Владимир Владимирович, сегодня, наверное, не будет сомневающихся в том, что военно-политическая ситуация, в том числе в отношении России, будет только обостряться, а угрозы усиливаться. Таков мир, таковы его тенденции развития.

Здесь Сергей Михайлович (Рогов) говорил, что с американцами переговоры и так далее, останется ли Обама, будет лучше, хуже… Даже опыт последних десятилетий показывает, что американцы имеют свою чёткую геополитическую идею, политическую стратегию и конкретные программы, и кто бы там у них ни приходил… Взять ту же программу ПРО – начинал Клинтон, продолжал Буш, продолжает Обама. Точно так же в отношении Югославии начинал демократ уничтожать, затем Буш продолжил – Ирак, Афганистан, и мы видим, лауреат Нобелевской премии уничтожил Ливию. Так что здесь иллюзий строить не нужно. Конечно, чтобы МИД не остался безработным, переговоры нужно вести…

Но здесь тоже, чтобы не сделать опять каких-то таких шагов в не совсем правильном направлении, чтобы металл остался лишним и не был применён, наверное, нужен, во-первых, какой-то аналитический центр, где бы проводился комплексный анализ угроз, комплексное прогнозирование этих угроз и, конечно, планирование нейтрализации этих угроз. И здесь я бы высказал пожелание или претензии к нашей внешней политике, политико-дипломатической службе. Опираясь на военный потенциал, тем более если он будет возрастать, нам необходимо нейтрализовать угрозу прежде всего политико-дипломатическими методами на дальних подступах, то есть формировать такую систему, наступательную систему в целях всеобщей безопасности и прижимать всё же американцев нужно, как говорится, зажимать их в угол. Способов, методов и средств предостаточно. Даже сейчас мы видим… Я скажу фразу Киссинджера (Г.А.Киссинджер – американский государственный деятель) от 24 января этого года: «Иран будет последним гвоздём в гроб России и Китая». Ну пусть он там выживший немножко из ума, но тем не менее иранская проблема для нас – серьёзная угроза. И вот здесь можно было потребовать и заседание Совета безопасности, чтобы рассматривать вопрос об угрозе международному миру, то есть заставлять вот такими наступательными действиями по крайней мере оглядываться и осторожничать американцев, это вот первое. Второе, в этом же русле: мы сегодня страна-одиночка. Три центра силы первого уровня – Штаты, Европа, Китай – ну прямо скажем, не совсем дружелюбны к нам. И мы сегодня не имеем, по сути дела, системы стратегических союзников. Форматирование вот этой системы союзников – это не будет военный союз, но тем не менее по отдельным направлениям союзнические отношения могут быть. Разве Китай против того, чтобы препятствовать развёртыванию американской ПРО? Я думаю, да, согласится, и здесь нужно уже, мне кажется, обозначать эти переговоры и в открытом, и в закрытом режиме с китайцами, они пойдут на это. Ну и есть много таких моментов, чтобы мы формировали хотя бы союзные отношения по отдельным направлениям. И вообще-то надо и на американский континент заходить более смело, не оглядываясь, как они заходят сюда к нам, и с Индией активно работать, и с Ираном нужно новый, наверное, характер отношений выстраивать, и так далее. Потому что, наверное, мы в одиночку или разоримся, или не справимся. Спасибо.

В.В.Путин: Спасибо большое. Леонид Григорьевич, вы поставили США и Европу в один ряд, сказали, что они все недружественные, а потом тут же предложили нам выстраивать союзнические отношения с Китаем. Конечно, и США, и вся Европа – это НАТО, но там отношения тоже меняются, они меняются кардинально. И вот то, что произошло накануне событий в Ираке, то, что две ведущие страны Европы не поддержали своих главных союзников по НАТО в операциях по Ираку, – это очень симптоматично, это отражает внутренние процессы, которые происходят в блоке. Он создавался-то как антипод Советскому Союзу, а Советского Союза нет. Так с кем бороться-то? Нужны ли такие инструменты? Скорее всего сегодня это не инструмент военной политики, это скорее всего инструмент внешней политики. Это инструмент сохранения лидерства США в западном сообществе прежде всего, хотя, конечно, статью 5-ю устава этой организации никто не отменял. Она, конечно, сохраняет военный характер, и мы должны с этим считаться. Это говорит о том, что мы в состоянии выстраивать особые и свои собственные отношения с Европой, что мы и делаем активно.

Надо сказать, что это встречает всё большую и большую поддержку со стороны европейской общественности, а это очень важно, имею в виду качество государственности в этих странах. И как бы там кто ни старался, вот это изменение стратегического состояния мира будет давать о себе знать. Мне многие говорили (вы знаете, сейчас не буду называть фамилии, чтобы никого не ставить в неловкое положение), мне многие европейцы говорили: «Американцы всё продолжают нас пугать тобою, а нам не страшно, потому что мы понимаем, что Россия изменилась, мир изменился, всё». И в этой связи, конечно, многие же говорят, нужны какие-то другие, внешние угрозы. Вот Иран... Но Иран не может заменить бывшего Советского Союза, это недостаточно, хотя я думаю, что он представляет угрозу не для самих Соединённых Штатов, а для некоторых их союзников, прежде всего вот это и вызывает беспокойство.

Вот меня здесь спрашивали, я как-то упустил эту часть вопроса по поводу моего отношения к иранским событиям, но расширять ядерный клуб нам ни к чему. И мы действительно против этого, и не только потому, что одна из стран, которая может стать ядерной державой, нас чем-то не устраивает, нет, просто это приведёт к возрастанию рисков международной стабильности и безопасности, это приведёт к тому, что и другие страны региона захотят ядерное оружие. А с точки зрения технологий - вот здесь у нас сколько физиков-ядерщиков сидит, все скажут, что это уже не сложно.

Л.Г.Ивашов: Надо вместе с Китаем дать гарантию безопасности Ирану в обмен на отказ от ядерного оружия.

В.В.Путин: Так они же говорят, что они не делают ядерное оружие. И мы им верим. Поэтому там не всё так просто, как может показаться с первого взгляда.

Что касается нашего взаимодействия с Китаем, вы видите, сейчас наша совместная позиция по Сирии завершилась тем, что не была принята резолюция, которую мы считаем опасной в отношении Сирии. Но это не всё, что мы делаем совместно с нашими китайскими партнёрами. Мы сотрудничаем и в военной области, и в военно-технической области тоже. И сотрудничаем очень глубоко. У нас есть планы развития этого сотрудничества и не только по продажам, но и по совместным разработкам. И здесь мы тоже должны действовать аккуратно, имею в виду наши национальные интересы. Но мы двигаемся по этому направлению.

Что касается Индии, то мы сейчас будем подводить итоги, будем смотреть результаты военно-технического сотрудничества за 2011 год. По-моему, там процентов 25, да?

Реплика: 26%.

В.В.Путин: 26% ВТС России приходится на Индию. И более того, с Индией мы даже продвинулись с точки зрения совместных разработок дальше, чем с кем бы то ни было, в том числе и с Китаем. У нас там, вы знаете, есть совместная ракета «Брамос», хорошая современная, высокотехнологичная, высокотехнологичный продукт. И есть перспективы дальнейшей совместной работы. Мы сейчас, например, с индусами… Сейчас лодку им поставили, она, по-моему, вчера или сегодня должна уйти с Дальнего Востока. В пятницу?

А.Э.Сердюков: Лодка в аренду.

В.В.Путин: Да, в аренду. Она ушла уже, нет?

А.Э.Сердюков: Да, всё, полностью уже приняли.

В.В.Путин: Нет, она должна была уже выйти в море. Сегодня или завтра.

А.Э.Сердюков: Насчёт моря не знаю, но два дня назад приняли уже.

В.В.Путин: Да-да, они приняли, там экипаж сидит. Они должны уже были отправиться в путь. Вчера или сегодня должны уйти уже домой.

Мы работаем с ними очень активно по транспортному самолёту. И они у нас сейчас полностью практически включились в работу по ПАКФА, по перспективному авиационному комплексу пятого поколения, по Т-50. Мы выполнили практически самостоятельно целиком первый этап работы. Теперь стало очевидным, что Т-50 у нас будет. У нас две машины уже в воздухе, даже три, по-моему, уже в этом году появится ещё несколько машин. Совершенно очевидно, что мы его сделаем, всё, технологический вопрос закрыт, и сделаем достаточно быстро. Нам нужен партнёр, потому что это удешевляет окончательную цену продукта, они у нас его будут закупать, и закупать в немалых количествах. Т-50 получается лучше, чем американский самолёт пятого поколения, это тоже становится очевидным для всех специалистов, поэтому это не какой-то разговор на заданную тему, это конкретная работа. И транспортные самолёты мы с ними будем делать, уже делаем фактически. Поэтому у нас работа на марше с ними самым активным образом развивается, по сути дела всё, что вы говорите… Мы так и поступаем. Прошу вас Юрий Семёнович.

Ю.С.Соломонов (генеральный конструктор Московского института теплотехники): Уважаемый Владимир Владимирович! Хотел бы остановиться на двух моментах. Вы, отвечая на вопрос о новых угрозах, абсолютно правильно сказали, что, отвечая, мы не должны создать новых угроз, и это абсолютно очевидно. Но есть ещё один момент, с этим связанный, тем не менее то, что мы собираемся делать, должно вписываться в то, что называется критерием «стоимость–эффективность». С этой точки зрения я, будучи связанным с ракетной техникой уже больше 45 лет, многое за это время видел и приведу два исторических примера, которые, по-моему, очень доказательно говорят о том, что, думая о реакции, нельзя придумать мифов. Март 1983 года, стратегическая оборонная инициатива, провозглашённая Рейганом, была опубликована в средствах массовой информации за рубежом и у нас. В течение двух месяцев то, что было написано в виде абсолютных фантазий – всякие рентгеновские лазеры, эксимерные лазеры, пучковое оружие, лазерное оружие и так далее и так далее, – тут же перекочевало в требования Министерства обороны на разрабатываемые образцы вооружения. Мало того, что за этим потянулось снижение тактико-технических характеристик, в ряде случаев эти абсолютно мифические, гипотетические требования настолько усложнили работу конструкторов, что в ряде случаев стали просто невыполнимыми и потянули за собой огромные ресурсы и интеллектуальные, и материальные, и финансовые. Проходит пять лет, 1987–1988 год, комиссия Конгресса, со слов средств массовой информации, создаёт специальную группу экспертов по расследованию заявления представителя Министерства обороны и промышленности Соединённых Штатов, связанного с эффективностью действия лазерного оружия на элементы конструкции ракет, в том числе на отсеки «Титана-4». Выясняется, что сплошной обман – разрушающее действие лазерного оружия было инспирировано, подстроена схема испытаний. Отсек нагружался практически до состояния разрушения, и минимальное тепловое воздействие приводило (на эту тему фильм был снят) к его разрушению. В итоге был грандиозный скандал, ряд программ был закрыт. И это, на мой взгляд, лишнее доказательство того, что надо очень критично относиться к подобного рода вещам. Мы тогда отстояли и ВПК (в тогдашнем Центральном комитете) те работы, которые были связаны с созданием стратегического малогабаритного комплекса «Курьер» и не позволили нам навязать подобного рода практику. Такая же ситуация: «Буря в пустыне», новый комплекс Patriot, его борьба с иракским «Скадом», официальное заявление Raytheon corporation, что эффективность нового противоракетного комплекса составляет едва ли не 40%. Из 44 пусков противоракет по ракете тридцати - сорокалетней давности (с точки зрения сроков проектирования) ни одна ракета не была поражена. Это, при эффективной поверхности рассеивания ракеты, десятки квадратных метров.

Для чего я об этом говорю? Сейчас очень много подобного рода разговоров относительно европейской ПРО, относительно угрозы со стороны европейской ПРО, которые в подавляющем большинстве случаев, говорю об этом абсолютно официально и квалифицировано, являются надуманными с точки зрения угрозы нашему стратегическому потенциалу. Поэтому я полностью поддерживаю Леонида Григорьевича (Л.Г.Ивашов) относительно того, что действительно нужен аналитический центр, нужна площадка, где не чиновники, которые очень слабо разбираются в специальных вопросах (это естественная ситуация), а люди с профессиональным образованием, независимые учёные-эксперты высказывали бы свою позицию по ряду вопросов. Пусть это будет и полемика, что очень полезно, на мой взгляд, в подобного рода сложных вопросах, но тем не менее выносилось бы взвешенное решение относительно принятия того, как и куда наступать.

Второй вопрос.

В.В.Путин: А вот это вполне можно было бы на какой-то основе сделать и при Президенте.

Ю.С.Соломонов: Я и сказал Леониду Григорьевичу, так и сказал. Владимир Владимирович, я считаю, что нужно сделать при Президенте России такую специальную комиссию...

В.В.Путин: Это вполне можно.

Ю.С.Соломонов: ...которая бы собиралась, на мой взгляд, это моё мнение просто, два раза в год. Между этими собраниями, так как я невольно обращаюсь к опыту Соединённых Штатов, где эта работа (они просто молодцы) поставлена на системной основе, достаточно почитать... Причём то, что делается, это не обязательно руководство к действию, это расширяет для Президента, за которым практически остается право выбора и принятия окончательного решения, поскольку по Конституции он является ответственным лицом... Но одно дело, образно говоря, когда какое-то высокопоставленное должностное лицо приносит предложение и с руки что-то подписывает, а другое – когда это является результатом сложной, многоплановой, аналитической взвешенной работы. Я думаю, от этого дело только выигрывать будет.

Второе. Не знаю, как у Вас, но я на протяжении многих лет и много взаимодействовал в рамках переговорного процесса и с американцами по договору СНВ-1, и по ракетам средней дальности. У меня однозначно сложилось мнение, что мы, выражаясь спортивным языком, в последние, наверное, десятилетия выступаем в роли второго игрока. Мы полностью отдали инициативу Западу по ряду принципиальных, ключевых позиций и пытаемся (может быть, и правильно, я не хочу наводить критику) реагировать на эти предложения, с нашей точки зрения, может быть, и заслуживающие внимания – например, по секторальной ПРО, – но абсолютно неприемлемые с противоположной стороны. Мне кажется, нужно положить этому конец, и на эту аналитическую группу, в том числе, возложить обязанность выработки таких упреждающих, что ли, предложений и инициатив. Такие предложения я могу озвучить и сейчас: у меня есть вот три идеи на этот счёт, которые были бы просто продуктивны, которые однозначно были бы восприняты Западом, но самое главное – они были бы инициированы нашей стороной, и они бы повели Запад за собой. Во-первых, это бы дало помимо собственного авторитета российской стороны преимущественное положение с точки зрения взаимодействия по тем или иным направлениям, но, самое главное, это позволило бы проводить и нашу, выработанную нами, на основании того анализа, который в этом случае тоже необходим, позитивную такую систему взаимодействия. Спасибо.

В.В.Путин: Это интересно и это вполне можно реализовать. Пожалуйста, Евгений Павлович.

Е.П.Велихов (президент Национального исследовательского центра «Курчатовский институт»): Владимир Владимирович, я коротко, у меня два замечания. В основном полное одобрение того, что Вы опубликовали в последней статье по национальной безопасности. Но замечания два таких. Первое – это то, что программа перевооружения очень мощная, но, конечно, должна быть увеличена её устойчивость. Вот, мне кажется, наш 20-тилетний опыт в тяжёлые времена показывает, что это можно сделать только одним путём – стоять на двух ногах, то есть развивая всю эту программу с точки зрения создания оборонной техники. Одновременно эти же организации должны иметь и соответствующую коммерческую, то есть промышленную… Вы это хорошо знаете по тому же самому Северодвинскому заводу. Я помню, у меня было очень большое обсуждение по этому поводу с Дмитрием Федоровичем (Д.Ф.Устинов - советский государственный деятель), но Дмитрий Федорович мне категорически сказал, что это неправильно, но это были другие времена. А вот в этих временах, сейчас, мне кажется, что обязательно должно быть, потому что та же самая ситуация, ну возьмите тот же самый «Борей», о котором мы здесь говорили… Понимаете, пройдёт какое-то время, будут всегда задержки, связанные с созданием кооперации, и там много ещё проблем – это должно быть перекрыто «второй ногой», поэтому в данном случае это важный принцип.

В.В.Путин: Платформу-то мы там строили, делали?

Е.П.Велихов: Вы знаете, как она помогла Пашаеву (Д.Г.Пашаев – выдающийся российский судостроитель) создать вот эти три лодки, о которых Вы говорили, без этого он бы не создал. Но я должен сказать, Курчатовский институт выжил из-за этой платформы.

Второй вопрос, который мне бы хотелось поднять заключается вот в чём: действительно ассиметричный ответ, это сегодня, я думаю, совершенно правильный наш ответ Соединённым Штатам и НАТО, но в этом ответе, мне кажется, что нужно... Мы находимся в ядерном центре, и я всегда вспоминаю дискуссии с Юлием Борисовичем Харитоном. Его точка зрения была вполне определённой. Он считал, что всё-таки наиболее эффективный способ перехвата баллистических ракет – это ядерный перехват. Вы понимаете, я не говорю о том, что мы должны сейчас твёрдо решить, будет у нас ядерный перехват, не будет. Вы знаете, что в 135-й системе он существует, важно другое – что, если бы мы включили в нашу программу, может быть, даже пока и не очень конкретную, практическую, возможность использования ядерного перехвата, я думаю, это было бы большое отрезвляющее воздействие и на наших партнёров, потому что, конечно, и для американцев это абсолютно неприемлемо политически. Вот тут асимметрия полная: они не могут пойти на это, просто с учётом всех... Я не буду здесь детали говорить, но это 100%. И, как Вы понимаете, ещё более неприемлемо для европейцев, поэтому просто включение, как возможный асимметричный ответ, и обсуждение ядерного перехвата, мне кажется, было бы и с технической стороны, и с политической правильно.

В.В.Путин: Спасибо, спасибо большое!

Александр Александрович, пожалуйста.

А.А.Шаравин (директор Института политического и военного анализа): Владимир Владимирович, я думаю, что у России сегодня есть уникальный шанс построить современные Вооружённые силы, адекватные вызовам XXI века, потому что у нас есть не только материальные условия (мы огромные ресурсы на это запланировали выделить), но есть и субъективные условия для этого. Судя по Вашей статье, есть полное желание и политическая воля, для того чтобы этого достичь. Закономерно, что мы с Вами говорим здесь больше о железе, вооружении, военной технике, но если мы хотим построить такие Вооружённые силы, то нам нужен и новый человек, качественно новый человек в погонах. Это и новый офицер, новый офицерский корпус, и, конечно, солдат новый. Конечно, в армии сегодня много делается – и новое денежное довольствие, и квартиры, и гуманизация службы, но этого недостаточно, на мой взгляд. Нужно поменять отношение к человеку в погонах и со стороны общества, и со стороны государства. И поменять сами военно-служебные отношения, потому что в принципе нам нужно даже не новый облик сейчас в армии создавать, а нужно сущность в армии менять, чтобы человек не чувствовал себя винтиком, а полноценным гражданином – да, в погонах, да, с некоторыми ограничениями, но гражданином. Требуется огромнейшая работа, и только при достижении положительных результатов на этом направлении мы можем говорить, что мы построим новые Вооружённые силы. Маленький фрагмент: вот, например, что нужно сделать? Нужно на порядок повысить роль офицерских собраний при назначении на высшие должности, при определении премий и так далее. Буквально: если не последнее, то предпоследнее слово должно быть за офицерскими собраниями. И много других таких подобных шагов. На это хотелось бы обратить внимание. Спасибо.

В.В.Путин: Александр Александрович, у нас, по-моему, в 1918 году вводили такой способ назначения на должность. Или я чего-то не понял?

А.А.Шаравин: Нет, Вы знаете, у нас дело в том, что есть прекрасная отечественная история в этом отношении. При Петре I была баллотировка офицеров. Я его ни анархистом, ни демократом, конечно, не могу назвать, но он понимал, что лучше способа выдвинуть лучших офицеров и генералов, чем баллотировка, не существует. Причём в полку вот это собрание решало, кто будет, допустим, из командиров рот командиром батальона. Там не было анархии. Командир полка имел право отменить решение офицерского собрания, безусловно. Но за всю историю существования баллотировки ни один командир не отменил решения офицеров. Почему? Потому что если этот офицер не справится, которого командир полка продавил, то в отставку он уходит вместе с этим офицером, поэтому, если офицеры считали, что этот будет командиром батальона, как правило, командир полка утверждал их решение. То есть, конечно, последнее слово было за командиром.

В.В.Путин: Не скрою, для меня это неожиданно. Я привык задумываться над всем неожиданным. Может, там что-то и есть, надо подумать.

А.А.Шаравин: Маленький такой ещё пример из истории. Морская коллегия решала, кто будет командовать нашим флотом, который должен был пойти в сражение со шведами. Коллегия из девяти человек. Пётр I – член коллегии, естественно, главный, но всё равно с одним голосом. И выбрали из трёх кандидатов того, которого Пётр страшно не любил. И этот командующий победил. Что Пётр сказал в конце? Он сказал: вы знаете, говорит, командующий вообще-то дерьмо, но какова система! Вот так вот.

В.В.Путин: Да. Давайте подумаем. Это любопытно во всяком случае. Это первое.

Второе. Полностью с вами согласен, здесь вы абсолютно правы. Нам нужно просто ментально менять очень многое в армии, и современный военнослужащий, офицер и даже рядовой солдат, конечно, не должны быть винтиками этой системы. Каждый на своём месте должен быть личностью, должен понимать свою задачу, и нужно, что называется, творческое начало каждого человека активировать.

А.А.Шаравин: Вот тогда будет эффект.

В.В.Путин: Да, тогда будет эффект. Надо сказать, что сейчас Министерство обороны у нас создаёт такие группы. Это не совсем то, о чём вы говорите, но создаёт группы молодых специалистов по различным направлениям. Министр мне докладывал недавно, эффект очень позитивный. Это, конечно, пока сегментарно, на основных направлениях, но очень интересный эффект. Молодые люди приходят – и девушки, и парни – и работают очень эффективно. Поэтому над тем, что вы сказали, безусловно, нужно задуматься. Согласен.

Андрей Афанасьевич (А.А.Кокошин) уже давно руку поднимает, я должен ему дать сказать.

А.А.Кокошин (член Российского совета по международным делам): Спасибо большое, Владимир Владимирович. Вы начали с исключительно важной темы…

В.В.Путин: Извините, Андрей Афанасьевич. И ещё! Мы говорили и знаем о решениях в сфере денежного содержания военнослужащих, но нам, безусловно, надо будет подумать и над доходами тех, кто работает в системе ОПК. Действительно, Евгений Павлович (Велихов) сейчас сказал, это правда - часть предприятий, значительная часть предприятий ОПК работает в рынке. Во всяком случае сегмент рынка там всё больше и больше. Но есть такие центры, допустим, как в Сарове, и другие подобные учреждения, предприятия, которые главным образом работают на государство. И нам нужно подумать над разработкой такой системы денежного поощрения людей, чтобы это было не просто на уровне мировых аналогов, а даже повыше, чтобы люди сюда приходили с удовольствием, чтобы сюда конкурс был. Понимаете? Если уж мы начали лейтенанту платить 50 тыс. в месяц, который только что закончил училище, то молодым специалистам, хорошим специалистам, по сути, уникальным и штучным, конечно, нужно создавать необходимые материальные условия, базу – и доходы, и жильё, и так далее. Но об этом мы должны ещё отдельно подумать.

Извините, пожалуйста, Андрей Афанасьевич.

А.А.Кокошин: Спасибо, Владимир Владимирович. Я два слова буквально скажу к тому, о чём Вы сейчас говорили. Мы знаем, у Вас в статье, кстати, об этом сказано, что в выполнении государственного оборонного заказа, особенно в части НИР и ОКР, часто участвуют (и Вы это приветствуете) вузы, государственные научные центры, институты Российской академии наук, и там может быть сделано очень много и делается. Министр обороны знает, мы докладывали тоже ему. Но здесь важно не забыть и работников вот этих структур – не только тех, кто формально принадлежит к оборонно-промышленному комплексу, но тех, кто формально не принадлежит, но они тоже должны соответствующим образом материально стимулироваться, поскольку там часто существует такой фактор… Вот мы принадлежим к Российской академии наук, ну не очень люди идут на выполнение секретных работ, потому что секретность налагает определённые ограничения, но материально надбавка за секретность не компенсирует тех ограничений, которые, например по выезду, получает молодой человек. Я просто прошу коллег особенно это зафиксировать, это важный фактор.

Теперь то, о чём я хотел изначально сказать. Вы начали с исключительно важной темы, нам действительно нужен долгосрочный план развития вооружения и военной техники, соответствующих исследований и разработок, и он должен опираться, безусловно, на то, что сейчас называют «форсайты», раньше называли «прогнозы». У нас есть огромный дефицит в таких исследованиях и разработках. У меня есть конкретное предложение: мы должны совместно – ВПК, Министерство обороны, Росатом и Российская академия наук с привлечением лучших наших экспертов – подготовить особый перечень работ фундаментального и прикладного характера, которые могут привести к действительно прорывным достижениям в области развития вооружения и военной техники.

В.В.Путин: Это можно сделать в рамках реализации того предложения, которое Юрий Семёнович сформулировал.

А.А.Кокошин: Да, безусловно, в рамках той же самой комиссии. У него было более сфокусировано на конкретную тему, но это, кстати, относится и к другим темам. Вот Владимир Евгеньевич упомянул про некоторые исследования и разработки, которые ведутся в его институте. Они действительно могут носить ассиметричный характер применительно к доминированию нашего главного вероятного противника, как раньше говорили, - высокоточное дальнобойное оружие, это тоже может быть одной из тем. Но я считаю, что этот перечень на самом деле, как показывает наша предварительная работа (приказом министра обороны создан специальный совет по научно-технической политике при министерстве, который я имею честь возглавлять), – это сотни компонентов, такая работа должна включать сотни компонентов, очень сложного, такого внутреннего иерархического взаимодействия. Здесь нужны действительно эксперты, нужны организационные усилия и нужна политическая поддержка, поэтому я готов от Академии наук совместно со своими коллегами инициировать такую работу, Владимир Владимирович, применительно к сидящим здесь уважаемым нашим коллегам из соответствующих ведомств и организаций, но я хотел бы просить Вашего политического патронажа.

В.В.Путин: Хорошо. Спасибо.

Евгений Петрович, пожалуйста.

Е.П.Бужинский (старший вице-президент Центра политических исследований России): Спасибо, Владимир Владимирович. Я коротко хочу затронуть такой вопрос. Здесь прозвучали некоторые идеи, что нам нужно выдвигать свои инициативы в области контроля над вооружениями. Мне кажется, что в эту гонку нам втягиваться сейчас не имеет смысла, нужно взять определённую паузу. Что касается ядерного разоружения, Вы уже сказали. Сейчас очень модная тема тактического ядерного оружия. Тактическое ядерное оружие – это наш козырь и отказываться от него мы пока никак не можем. Это элемент нашего ядерного сдерживания.

В.В.Путин: Евгений Петрович, сразу могу вам сказать: мы вообще не собираемся отказываться ни от чего, что нам нужно. Понимаете? Мы будем отказываться только от того, что нас обременяет и не приносит никакой пользы. Вот и всё. А от того, что нам нужно, нас не обременяет, а, наоборот, создаёт определённые гарантии, мы вообще отказываться не собираемся.

Е.П.Бужинский: Можно продолжить?

В.В.Путин: Конечно, извините, пожалуйста.

Е.П.Бужинский: Владимир Владимирович, я просто хочу сказать, что у нас действительно есть отставание в высокоточном оружии, есть отставание в беспилотнике. Пока это отставание не будет ликвидировано, идти на какие-то дальнейшие сокращения нам смысла нет. Сейчас американцы создают системы… Это давнишняя тема, мы всегда выступали за то, чтобы ограничить крылатые ракеты морского, воздушного базирования. Сейчас они говорят: давайте, в ядерном оснащении практически готовы, при этом забывая о том… Я им задаю вопрос: а как беспилотники ударные? Молчат. Фактически это означает, что они ушли вперёд по беспилотникам, теперь можно поговорить и о крылатых ракетах. Пока мы не ликвидируем отставание по определённым позициям, дальше идти на какие-то сокращения нельзя. Спасибо.

В.В.Путин: Евгений Петрович, очень благодарен вам за эту вашу небольшую ремарку. Полностью соответствует нашим собственным представлениям о том, что мы должны делать, а чего делать не должны.

Радий Иванович, пожалуйста.

Р.И.Илькаев (научный руководитель ФГУП «Российский федеральный ядерный центр – Всероссийский научно-исследовательский институт ядерной физики»): Владимир Владимирович, к предыдущему оратору я хотел бы очень сильно присоединиться. И нас тоже очень сильно обеспокоило, что иногда обсуждается в кулуарах этот вопрос. В Вашей последней статье про тактическое ядерное оружие ничего не говорится, но все мне сказали: потому и не говорится, что этот вопрос мы даже и не будем обсуждать, зная его очень большую важность. Это полностью соответствует нашей философии, мы её в высшей степени поддерживаем.

Теперь то, что касается всяких дипломатических предложений. Нам бы очень не хотелось, как было раньше, иметь такую философию, когда очень многие наши деятели хотели получить дипломатический успех любой ценой.

В.В.Путин: Но я, по-моему, в этом никогда не был замечен, Радий Иванович.

Р.И.Илькаев: Да, вот это мы очень сильно сейчас поддерживаем, что совсем сейчас другой подход, и это абсолютно разумно, правильно. И надо все дипломатические акции сейчас хорошо просчитать, и мы бы очень хотели, чтобы наши специалисты в этом процессе тоже участвовали. Потому что, даже когда позиция абсолютно правильная, но когда всё же тем не менее не советуются, у нас есть внутреннее беспокойство, а вдруг мы что-то пропустим, и потом будет очень нам неприятно, что мы такое пропустили. Так что к Вам огромная просьба по возможности привлекать специалистов нашего ядерного центра и других учёных к этому вопросу. Плохого я про офицерское собрание не хочу сказать, оно, конечно, никогда плохого не посоветует, но, я думаю, что и учёные плохого никогда не посоветуют.

В.В.Путин: Хорошо.

Р.И.Илькаев: И последнее. Вы правильно сказали, что надо думать об очень большом времени вперёд. Без развития, серьёзного развития науки никакого прогресса, никакой перспективы не будет – это совершенно очевидно, тем более что интеллект оружия с каждым годом очень сильно растёт и без научных серьёзных, фундаментальных и прикладных исследований сделать это невозможно. Даже когда в прошлом году составили впервые программу развития фундаментальных и прикладных исследований в интересах обороны, работало очень много людей, в том числе по ядерному оружию и по другим. Составили такую программу, но что-то тормозится. Просьба, Владимир Владимирович, помочь эту программу как первый шаг провести, потому что там задействованы и Академия наук, и практически все отраслевые институты. Я думаю, что она принесёт пользу.

В.В.Путин: В рамках каких поручений разрабатывалась программ? С кем вы работали?

Р.И.Илькаев: Насколько я помню, это было поручение...

Реплика: Это поручение ВПК.

Реплика: Это ВПК, находится в НТС.

Реплика: Поручение Президента было.

В.В.Путин: Принято, да?

Реплика: Да.

В.В.Путин: Хорошо. Дмитрий Олегович (обращаясь к Д.О.Рогозину), давайте...

Д.О.Рогозин: Но оно в каком-то таком парализованном состоянии. Я сейчас нашёл эту программу, она абсолютно дееспособна, надо её просто оживить.

В.В.Путин: Ну давайте, оживите и потом мне доложите. Спасибо, Радий Иванович, спасибо большое. Прошу вас, Владимир Андреевич.

В.А.Орлов (президент Центра политических исследований России): Спасибо. Владимир Владимирович, я хотел бы вернуться к теме глобальных угроз нашей безопасности… Наверное, одна из новых угроз, я с Вами согласен совершенно, что расширение ядерного клуба уж точно не в наших интересах. Но, если мы посмотрим, в частности, на иранскую ситуацию, мы увидим, что иногда под лозунгами борьбы с распространением ядерного оружия, предотвращения распространения, на самом деле другие интересы протаскиваются, а именно: говоря о борьбе с распространением, имеют в виду смену политического режима. И вот, наверное, с этим нам должно быть точно не по пути, по крайней мере мне так кажется. И, мне кажется, что с резолюциями Совета Безопасности ООН мы зашли уже слишком далеко, и иранцы вместо того, чтобы идти на переговоры под этим давлением - давления слишком много… Когда говорят об ударах, в общем-то они думают, что действительно, может, им нужно их национальную безопасность лучше защищать, и мы таким образом задачу решаем не так, как её хотели решать. Не пора ли России всё-таки здесь не поддакивать на всё американцам. Мы, наверное, немножко избаловали их за последнее время, а, может быть, подумать о возобновлении ВТС с Ираном, а может быть, о каких-то других мерах: совместная работа с государствами не только европейскими, с США, с кем мы работаем, не разрывая, естественно, с ними диалога по Ирану, - а с такими государствами, как Турция, Индонезия, Египет, Китай, Бразилия, совместно поработать по иранской проблематике, обретая и новых партнёров здесь, на международной сцене, и имея самостоятельный голос, а не под давлением обстоятельств. Спасибо.

В.В.Путин: Должен вам сказать, Владимир Андреевич, что мы так и делаем, мы и работаем со всеми, практически со всеми партнёрами, о которых вы сказали. Вы наверняка знаете, вы упомянули Египет, там сейчас сложно с кем-то работать, просто страна находится в очень сложном внутриполитическом положении, но это всё-таки лидер арабского мира, а в арабском мире относятся очень скептически к возможности приобретения Ираном ядерного оружия. Арабский мир категорически возражает, ну так, условно говоря, и лучшее тому доказательство это то, как арабский мир относится к событиям в Сирии. Это всё взаимосвязано между собой, поэтому мы это всё учитываем. Думаю, что наша позиция в Совете Безопасности ООН по сирийской проблематике говорит о том, что мы совсем не собираемся никому поддакивать. Надеюсь, что так и будет дальше. У нас есть свои собственные интересы. Мы, конечно, должны работать кооперативно, должны понимать, что происходит в мире, никогда не должны оставаться в одиночестве: это плохой путь обеспечения наших национальных интересов.

В целом наша позиция совпадает, примерно так мы и планируем действовать, а Ваша оценка – правильная. Конечно, я тоже так считаю, что под видом борьбы с недопущением распространения оружия массового уничтожения, за счёт нового возможного члена ядерного клуба, за счёт Ирана, предпринимаются попытки другого характера и цели ставятся другие – сменить режим. Вот такие подозрения у нас есть, поэтому, как вы заметили, мы занимаем в значительной степени позицию, отличную от той, которую нам пытаются предъявить в качестве генерального пути развития иранской проблемы наши партнёры. Но в чём-то наши позиции совпадают, а именно в том, что мы не заинтересованы в том, чтобы Иран стал ядерной державой.

А что касается самостоятельности нашей позиции, то она проявилась, в частности, в том, что мы довели до логического конца нашу работу по Бушеру. Несмотря ни на какие давления со стороны, мы это сделали и намерены дальше работать в таком же плане также независимо. И сомнений здесь быть не может. Независимо (но не агрессивно) и кооперабельно с нашими партнёрами на международной арене. И конечно, нужно всегда чувствовать, кто разделяет наши позиции и на каждом отрезке по каждой проблеме искать и находить союзников. Вы абсолютно правы.

Сергей Михайлович, вы хотите…

С.М.Рогов: Владимир Владимирович, я просто хочу маленькую справку.

В.В.Путин: …теоретическую базу подвести?..

С.М.Рогов: …дать. Леонид Григорьевич (Л.Г.Ивашов) цитировал Киссинджера, и Вас, наверное, эта цитата немножко удивила, вы же с Киссинджером встречаетесь. Он такого никогда не говорил. Это фальшивое интервью, которое опубликовала «Комсомольская правда», оно взято с британского комического веб-сайта «Хохмы».

В.В.Путин: Как?

С.М.Рогов: «Хохмы» (Quibbles). И идёт в одном ряду с такими сообщениями, как «Ку-клукс-клан поддержал переизбрание Обамы на второй срок», «Маргарет Тэтчер ходила на заседание кабинета в костюме проститутки». И вот у нас решили, что это истинное лицо Киссинджера.

В.В.Путин: Я не скрою, я действительно очень удивился: Генри знаю давно, много лет. Он, конечно, человек, который защищает интересы своей собственной страны, но это абсолютно не в его стиле сказать такие слова в отношении России и Китая. Да, меня это действительно удивило. Я промолчал, но спасибо вам за разъяснения.

С.М.Рогов: Такого просто не было!

В.В.Путин: Я понял. Ну ничего, но мы должны услышать все точки зрения. Хорошо, что вы нас просветили. Пожалуйста, прошу вас.

Р.Н.Пухов: Раз Рогов задал второй вопрос, я тоже, можно? Владимир Владимирович, в прессе циркулирует информация, что есть некий тайный план сокращения военных расходов, что после выборов это может быть осуществлено. Даже если это не так, вполне возможно, что конъюнктура повернётся таким образом, что военные расходы, этот план 10-летний полностью сохранить не удастся. Скажите, пожалуйста, у Правительства есть ощущение, какие вопросы являются более важными, а какие менее? Если сокращать, грубо говоря, с чего и так далее?

В.В.Путин: Не-не-не. Я вам сейчас скажу.

Р.Н.Пухов: Успокойте нас, пожалуйста.

В.В.Путин: Да, я вас успокою и сделаю это в абсолютно открытом режиме: здесь нет никаких секретов. Споры всегда шли по поводу того, сколько нам нужно и в какие сроки, для того чтобы перевооружить армию и флот. Они закончились с принятием решения. Проблема только в одном – и когда наши оппоненты проблему разворачивают с той стороны, о которой я сейчас скажу, там действительно мне с ними трудно не согласиться – сможет ли ОПК выполнить эту программу? Вот самое главное. И если мы остаёмся, должны оставаться на почве реальности, надо посмотреть, как мы будем осваивать эти 3 трлн на перевооружение самого ОПК, потому что, как мы с вами знаем и понимаем, выпустить некоторые перспективные образцы вооружения специальной техники на старом оборудовании не представляется возможным. Нам нужно закупить оборудование, оснастить, наладить, людей подготовить – это большая работа. Параллельно можно решать другие задачи – организационно, в кадровом отношении нужно поработать. И если мы увидим, что где-то ОПК чего-то не догоняет, не успевает, мы, конечно, тогда вынуждены будем что-то сдвинуть вправо, то есть увеличить по срокам на год, на два там, я посмотрю. Но вот так, чтобы специально сейчас мы задумались над сокращением этих расходов, – это не так, мы этого не делаем и никаких планов по этому поводу не строим, и поэтому заранее не думаем о том, что нам нужно резать. Мы резать ничего не собираемся. Вопрос только в том, как промышленность будет справляться с этими задачами. А в связи с этим тогда, вы понимаете, мы не можем и не выстраиваем планов, что у нас первостепенно, что вторично, – нам всё важно. Мы и так, скажем...

Естественно, приоритет остаётся прежний, я и в статье это написал и вам могу сказать ещё раз: силы ядерного сдерживания и ракетная техника – у нас абсолютный приоритет, и мы загрузили эту программу полностью, просто целиком, вот все 100%, как Генштаб запросил, всё мы так и сделали. Но и результат есть: девять полков оснастили, 39 ракет баллистических. В этом смысле мы на шаг даже впереди наших американских партнёров: им ещё предстоит модернизировать и строить свои новые стратегические ракеты. У них ещё там... Они говорили, что у нас всё железо и ржавчина, теперь уже у них постарее будут, чем у нас. Мы немножко впереди уже. Я здесь никаких иллюзий не строю и не хочу бряцать оружием, говорить, что мы там обогнали... Ничего мы не обогнали, но в этом сегменте мы чуть-чуть впереди – на полшага. По другим – по морю, по авиации, по обычным вооружениям – мы и так достаточно скромно нарезали эти планы. Я не вижу, что бы мы там могли сокращать. Конечно, нам бы хотелось авианосцы иметь, но, видите, пока у нас в планах этого и нет, но мы тем не менее думаем над этим.

Вообще я считаю, это такая вещь философская. У нас есть огромная территория, колоссальная, нам нужно обеспечить абсолютную её защиту так, чтобы никакого желания ни у кого не было даже сюда сунуться. И вот эти разговоры о том, что глобальные ресурсы не должны принадлежать одной стране, – чтобы забыли просто об этом, на эту тему вообще разговаривать. Я уже не говорю о политической составляющей. Но вот из этого это самое главное. Алексей Георгиевич (А.Г.Арбатов) сказал об этом, но мы должны посерьёзнее, конечно, подойти к философскому обоснованию наших планов. Это нелишнее абсолютно. Но у нас и так всё там не очень-то жирно сделано. Я лично не вижу, что мы там можем посокращать. Я должен сказать при этом откровенно: мы видим, что происходит в мировой экономике, мы не контролируем все факторы неопределённости, которые там происходят. Мы с вами видели, что начало происходить в нашей экономике в 2009 году: у нас сократились доходы, мы уровень всех социальных расходов сохранили, чуть-чуть повысили немножко даже, но на базе наших прежних накоплений – резервных фондов. Мы не знаем, как будет развиваться ситуация в мировой экономике. Если произойдут какие-то тяжёлые процессы, будут происходить, это будет отражаться на нас, конечно. Мы должны будем действовать сообразно реалиям, доходам бюджета, необходимости выполнять социальные обязательства. Тогда посмотрим, тогда в контакте со специалистами, в том числе со многими из здесь присутствующих, будем думать, как нам реконструировать эти планы. Пока планов реконструкции нет никаких, и надеюсь, что этого не будет. Нам, видимо, нужно потихонечку заканчивать.

Я хочу вас всех поблагодарить за сегодняшнюю встречу. И надеюсь, что мы реализуем те предложения, которые здесь сегодня прозвучали. И вы знаете, в таком или в каком-то другом составе, но я убеждён абсолютно: нам нужно будет действительно не частить, но встречаться регулярно. Спасибо вам большое, всего хорошего!

Россия > Армия, полиция > premier.gov.ru, 24 февраля 2012 > № 500706 Владимир Путин


Россия. ЮФО > Армия, полиция > premier.gov.ru, 22 февраля 2012 > № 498497 Владимир Путин

В.В.Путин пообедал вместе с военнослужащими Таманской бригады и поговорил с ними о военной службе.

Во время посещения Таманской бригады глава Правительства вместе с министром обороны А.Э.Сердюковым зашел в солдатскую столовую. Он подошел к раздаче вслед за военнослужащими и выбрал на обед макароны с отварным мясом, фруктовый сок и пирожок. С подносом еды Премьер сел за общий стол с солдатами.

Стенограмма:

В.В.Путин: Здравствуйте! Всем приятного аппетита.

Реплики: Спасибо.

В.В.Путин: Не буду вас очень отвлекать от обеда, тем не менее хочу спросить: сколько здесь у вас служат по контракту, а сколько по призыву?

Ответ: По контракту мало, в основном по призыву.

В.В.Путин: По призыву в основном, да?

Ответ: Ну офицеры, соответственно, есть контрактники, и на должности старшин уже тоже в основном контрактники, а так в основном по призыву.

В.В.Путин: Практически со всей страны или в основном из близлежащих районов?

Ответ: Разные, со всех уголков страны.

В.В.Путин: Как вы здесь спортом занимаетесь?

Ответ: Спортом 3 раза в день занимаемся.

В.В.Путин: А когда вы службу несёте?

Ответ: С утра зарядка, перед обедом час занятий и в послеобеденное время.

В.В.Путин: Спортивное подразделение, что ли?

Ответ: До 5 часов у нас.

В.В.Путин: И все вы ходите в эти спортивные залы, которые мне министр показывал, да?

Ответ: Есть у нас спортивные залы.

Реплика: Зимой лыжная подготовка.

В.В.Путин: Лыжи есть у вас? Форма есть спортивная, да?

Ответ: Конечно.

В.В.Путин: А, посмотрев на то, как здесь служится, у кого возникло желание и возникло ли это желание остаться потом по контракту служить?

Ответ: Есть такие планы, подумать надо пока.

В.В.Путин: Есть у кого-то, да?

Ответ: Ну, не решённые пока: нужно с родителями ещё пообщаться, посоветоваться, но в принципе да.

В.В.Путин: Это возможно, ты считаешь?

Ответ: Да. А что, на военную службу сейчас внимание большое обращено.

В.В.Путин: А ты знаешь, сколько сейчас получает контрактник?

Ответ: Да, до 32 тыс.

В.В.Путин: Точно. Вот с этого года начали получать до 35 тыс. – от 25 тыс. до 35 тыс. В принципе это, чтобы было всем понятно, выше, чем средняя заработная плата в стране. У нас в прошлом году в экономике средняя заработная плата в стране была 24 тыс., а контрактник с этого января, с этого года начал получать от 25 тыс. до 35 тыс. Естественно, мы будем индексировать это по инфляции.

Реплика: Это очень хорошо для тех, кто из провинциальных городов и деревень.

В.В.Путин: Я могу вам сказать: не только провинциальных, а в принципе и в крупных городах, скажем, 30 тыс. далеко не все получают. Но я вот (сейчас мы с министром разговаривали) об этом уже говорил публично… Нам нужно будет конкретизировать ещё одну вещь, которая, мне кажется, очень может быть интересна для всех, а именно – помочь тем ребятам, которые (и девушкам, сейчас и девушки служат тоже в армии, и много довольно) отслужили в определённое время в армии. Помочь им потом получить высшее образование, создать специальные курсы, скажем, годичные, которые давали бы право фактически без дополнительных экзаменов поступать в высшие учебные заведения, причём хорошие высшие учебные заведения, лучшие высшие учебные заведения страны. На мой взгляд, это серьёзным образом будет мотивировать работу, службу в Вооружённых силах.

У нас далеко не все подразделения в стране такие, как ваше сегодня. Это, можно сказать, в известной степени образцово-показательное, но ситуация постепенно двигается именно в сторону такого качества и боевой подготовки, и бытовых условий, и занятий спортом. И мы сейчас говорили о контрактной службе. Мы думаем, где-то лет через шесть-семь-восемь, мы хотим, чтобы в армии уже было примерно 400 тыс. контрактников, может, даже чуть больше.

Реплика: Условия для этого хорошие. Стабильность появилась какая-то в армии.

В.В.Путин: Я посмотрел, сейчас и условия жизни у вас хорошие, довольно приличные, вот эти кубрики... Мы когда-то, лет шесть-семь назад, в 2006–2007 годах ещё с бывшим министром обороны согласовали строительство именно таких кубриков, но главным образом и прежде всего, конечно, для контрактников, хотя, я думаю, для них, конечно, как-то нужно и по-другому решать. Всё-таки это уже взрослые люди, многие уже с семьями приходят и для них нужно такое приличное служебное жильё. И сегодняшнее руководство Министерства обороны так и намерено делать – служебное жильё такое, где можно было бы и с семьями жить, чтобы можно было удобно жить. Или выплачивать определённые деньги, для того чтобы человек мог сам арендовать жильё, или, если не хочет арендовать, мог бы сэкономить эту дополнительную надбавку и просто жить со всеми своими сослуживцами в казарме. Зато он бы экономил определённые деньги и мог бы потом, позднее их использовать. Это то, о чём мы сейчас думаем дополнительно, чтобы сделать службу в Вооружённых силах ещё более привлекательной.

Реплика: И более престижной.

В.В.Путин: Да, но, я думаю, если мы постепенно подойдём к такому качеству несения службы, как у вас, то она такой и будет. Имею в виду и уровень заработной платы, и уровень доходов, денежного содержания и такую возможность, как получение образования в облегчённом режиме.

Вопрос: Товарищ Председатель Правительства! А не будет ли увеличен срок службы?

В.В.Путин: Нет. Мы исходим из того, что… И вы это сами видите. Сейчас мне тоже показали эту технику, хотя я её, конечно, знаю, постоянно бываю в воинских подразделениях, бываю на производстве, бываю на предприятиях военно-оборонного комплекса. Техника в принципе мне известна, но она реально уже поступает на вооружение. Она становится всё более сложной, и для того чтобы управлять такой техникой, нужно, конечно, или дольше служить, или приходить подготовленными – лучше подготовленными – в Вооружённые силы. Или для государства следующий выбор, о котором я говорил: призывать большее количество контрактников, то есть людей, которые служат уже на профессиональной основе. Мы будем постепенно двигаться в двух направлениях. Не повышать срок службы, а будем стараться готовить молодых людей к службе в Вооружённых силах заранее, через известную систему ДОСААФ, возрождая её и наполняя её необходимым оборудованием, инструкторами и так далее. И будем увеличивать количество лиц, наших граждан, которые служат по контракту. Вот по этим двум путям. А служба по призыву, как и есть сегодня, будет 12 месяцев.

Что ещё, ребята? Кто хочет спросить?

Вопрос: Товарищ Председатель Правительства! А по поводу жилищного вопроса для контрактников?

В.В.Путин: Для контрактников мы будем исходить из того, что (я уже сказал) будем строить служебное жильё. Ещё раз: я посмотрел на эти так называемые кубрики. Мы это начали делать, решили это делать в 2006–2007 годах. Это здесь у вас реализовано, но для контрактников этого недостаточно, нужно делать нормальное, хорошее служебное жильё, где можно было бы жить уже взрослому человеку с семьёй. Повторяю ещё раз: или платить немного дополнительных денег, для того чтобы человек мог снимать жильё, арендовать жильё, снимать, а если он не хочет тратить эти дополнительные деньги, он мог бы их экономить, для того чтобы поднакопить или вступить в ипотеку. Это мы подумаем отдельно.

Реплика: Товарищ Председатель Правительства! Вот когда началась реформа – создание вот этих кубриков, перевод столовых на гражданскую основу и также был поднят вопрос о пятидневной службе в армии...

В.В.Путин: Какой?

Ответ: Пятидневной, то есть чтобы рядовые служили по пять дней, а суббота, воскресенье являлись выходными, увольнительными.

В.В.Путин: Это тоже возможно, но нам нужно сначала понять, как мы будем укомплектовывать Вооружённые силы, сколько контрактников можем набрать и как мы сможем обеспечить то, чтобы люди, которые призываются по призыву, овладели бы этими воинскими специальностями и той сложной техникой, которая поступает на вооружение. Но в принципе это не исключено.

Вопрос: Товарищ Председатель Правительства! Вопрос такой: о доступности образования, преимущественно высшего образования, не только для контрактников, но и вообще для людей, прошедших срочную службу в армии, как стимул служить, что потом будет легче учиться, поступить…

В.В.Путин: Я сказал об этом, я считаю, что нужно возродить систему курсов. Вот у нас в прежние времена были такие рабфаки, так называемые рабочие факультеты. Сделать подготовительные курсы для тех, кто отслужил определённое количество лет в Вооруженных силах. Таким образом помочь людям, которые хотят продолжить образование через эти курсы. В ближайшее время мы это сделаем.

Реплика: Это очень хорошо.

В.В.Путин: Тогда все ребята, которые придут служить, сделают этот выбор сознательно, они будут знать, что у них есть шансы повысить свою квалификацию, получить высшее образование, причём в одном из лучших вузов страны. Честно скажу вам: это не то чтобы я сам придумал, я об этом ещё поговорил с преподавателями и профессорами наших ведущих университетов. По сути, они мне сами это подсказали и сами с этим согласны, они будут это реализовывать с удовольствием.

Чего ещё? Какими видами спорта вы здесь занимаетесь?

Ответ: На лыжах катаемся, бег, разные виды спорта.

Реплика: Баскетбол, футбол.

Реплика: Рукопашный бой.

Реплика: Условия все созданы, спортзалы.

В.В.Путин: Спортзалы у вас хорошие.

Реплика: Спортзалы замечательные.

В.В.Путин: Два соединенных спортзала получилось, да?

Реплика: Поэтому условия для спорта все созданы, спортивная форма хорошая, заниматься очень удобно, легко.

Реплика: Условия очень хорошие, и люди занимаются не потому, что нужно, а потому, что они сами хотят. У них есть желание, у них есть интерес, горят глаза.

В.В.Путин: А кто с вами занимается? Есть инструктор, тренер какой-то?

Ответ: Да, есть инструкторы, специально обученные.

В.В.Путин: И по рукопашному бою тоже?

Ответ: Да.

Реплика: Проводятся соревнования. Вот 23-го тоже планируется соревнование по пауэрлифтингу.

В.В.Путин: Кто из вас выиграет? Командир уже назначил победителей, нет? У вас соревнования по-честному проходят?

Ответ: Да, конечно, по-честному.

В.В.Путин: А в качестве поощрения что для победителей? Ничего?

Ответ: Грамота, письмо на родину, может быть.

В.В.Путин: А кто уже подумал о том, чтобы продолжить образование где-то после окончания?

Ответ: Я вообще буду после армии поступать в университет.

В.В.Путин: На какой факультет?

Ответ: Юридический.

В.В.Путин: А куда?

Ответ: Я сам родом из Ивановской области – в Ивановский государственный университет.

В.В.Путин: А когда ты заканчиваешь?

Ответ: В июне.

В.В.Путин: Этого года?

Ответ: Да. Результаты ЕГЭ будут ещё действительны, так как я после 11-го класса призвался и у меня будет возможность поступить в университет.

В.В.Путин: Очень хорошо. А почему на юридический?

Ответ: Мне вообще нравятся право, история, социология. Все эти науки мне достаточно интересны.

В.В.Путин: Ты не жалеешь, что в армию попал?

Ответ: Нет. Я считаю, это долг каждого гражданина. Наши отцы, деды служили по три года, потом по два – и ничего, все шли. А мы служим год.

Реплика: Причём при таких условиях, которые сейчас предоставляются, почему бы не послужить?

В.В.Путин: На флоте 5 лет служили.

Реплика: Да, и ничего. Я считаю, это долг каждого гражданина – служить в армии, научиться защищать свою Родину.

В.В.Путин: Отношения у вас здесь нормальные? Нет никаких эксцессов?

Ответ: Да нет, конечно.

В.В.Путин: Ничего такого нет? Нормально, да?

Ответ: Здесь в принципе в основном один призыв служит.

В.В.Путин: Родители здесь приезжают к вам?

Ответ: Да, конечно, приезжают. В воскресенье свободный доступ, день посещений. Родители могут свободно приезжать.

В.В.Путин: Все могут приехать в любое воскресенье, да?

Ответ: Да, все могут.

В.В.Путин: То есть у вас воскресенье в принципе свободный день?

Ответ: Да, у нас воскресенье – выходной день по распорядку.

Реплика: Да, воскресенье – выходной день по распорядку. У нас с утра спортмассовая работа до обеда, а потом выходной день. Мы можем посмотреть телевизор, кто хочет, можем позаниматься спортом, в кубриках (у нас есть спорткубрик на этаже), кто хочет, может послушать музыку, отдохнуть, поспать.

В.В.Путин: А в воскресенье вы не пользуетесь спортзалом?

Ответ: Желающий может сходить.

В.В.Путин: Какие-то соревнования проходят, да?

Ответ: Да, там идём в футбол играть, подвижные игры.

Реплика: В зимнее время очень часто на лыжах выезжаем, тоже соревнования проводим.

В.В.Путин: А по военным специальностям вас как-то делят? Вы проходите какую-то специальную подготовку?

Ответ: Конечно.

В.В.Путин: Вот у вас что за подготовка?

Ответ: Мы – танкисты, у нас танки. Ну занятия на танках, теорию изучаем, устройство танка. Также стрельбы бывают, очень часто у нас стрельбы, мы стреляем из танков, штатного орудия, пулемёта, а также автомата Калашникова. Гранаты метаем.

Реплика: В учебном корпусе изучаем теорию, а на полигонах тренируем всё на практике.

Реплика: Все танки новые…

В.В.Путин: Т-72 модернизированный или Т-90?

Ответ: Т-90.

Вопрос: Мы также занимаемся практической подготовкой, маскировкой, правилами ведения стрельбы из СВД (снайперская винтовка Драгунова), ВСС (9-миллиметровая снайперская винтовка), также СВ-98. Всё это отрабатывается на специальных полигонах, стрельбы, тактика маскировки. Товарищ Председатель Правительства, разрешите вопрос?

В.В.Путин: Пожалуйста.

Реплика: Рядовой гвардии Гончаров.

В.В.Путин: Откуда вы приехали?

Ответ: Белгородская область, посёлок Ракитное. Вы уже сказали, что займётесь программой высшего образования тех, кто служил. Скажите, пожалуйста, какие программы будут проводиться в городах в целях обеспечения рабочими местами молодых специалистов, которые отслужили в армии и имеют, допустим, высшее образование или не имеют, а его будут получать.

В.В.Путин: То, что касается высшего образования, я уже сказал. Думаю и разговаривал со многими ректорами наших университетов, ведущих вузов – мы создаем курсы по подготовке желающих поступить в высшие учебные заведения после службы в Вооружённых силах. Что касается рабочих мест, то это зависит, конечно, от региона и специализации региона либо от так называемой диверсификации экономики. Я надеюсь, что для тех, кто отслужил в армии и кто не собирается продолжать образование, уже служба в армии, приобретение определённых навыков и знаний, в частности в вашей сфере – в области бронетехники, будет хорошим подспорьем для получения и поиска работы уже по той или близкой к той военной специальности, которую вы осваиваете в Вооружённых силах.

А для того, чтобы претендовать на что-то серьёзное, конечно, нужно будет – если не этой возможностью воспользоваться, не получать высшее образование, – мы будем развивать и сеть лицеев, будем развивать сеть средних учебных заведений. Можно, конечно, подумать и о том, чтобы в этих учебных заведениях тоже была создана какая-то система облегчения получения дополнительного специального образования для тех, кто отслужил в Вооружённых силах. Пожалуй, ты прав, об этом тоже надо подумать.

Реплика: Спасибо.

Реплика: При устройстве на работу, я считаю, отношение к людям, отслужившим срочную службу, должно быть уже лучше, так как они определились уже в жизни, больше серьёзности.

В.В.Путин: Вы понимаете, мы не можем рекомендовать представителям бизнеса (то есть рекомендовать-то можем, заставить их никого не можем) взять на работу человека, который отслужил в армии. Но я знаю многих представителей бизнеса, руководителей предприятий, так называемого высшего звена менеджмента, и, конечно, люди смотрят при приёме на работу на тех, кого они берут. И хороший кадровик всегда исходит из того, что человек, который отслужил в армии, уже взрослый человек, уже устоявшийся, дисциплинированный, он уже понимает, что такое обязанности, что такое обязательства. Он может побороться и за свои права, но он соблюдает и то, что он должен делать. Это очень важно. Это, конечно, на практике всегда учитывается.

Чего ещё, ребят?

Вопрос: Товарищ Председатель Правительства! Разрешите ещё один вопрос. Рядовой Гончаров. Как человек, который уже повидал и прочувствовал на себе военную службу, не могу не задать Вам вопрос, касающийся наших отцов и дедов. Скажите, пожалуйста, будут ли возвращены льготы инвалидам и повышены пенсии пенсионерам, то есть у некоторых отцы принимали участие в горячих точках, имеют инвалидность. Такой вопрос интересный.

В.В.Путин: Я хочу сказать, что вообще всем военным пенсионерам, вам, конечно, сейчас не до этого, но наверняка многие слышали, всем военным пенсионерам мы с 1 января текущего года повысили пенсионное обеспечение в 1,6 раза. У нас есть отдельные категории военных пенсионеров, инвалидов и так далее, и, конечно, мы не будем и о них забывать тоже. Но все, повторяю ещё раз, все военные пенсионеры получили надбавку к пенсии в 1,6 раза. В целом люди удовлетворены этой ситуацией, я знаю. Там у нас действительно была проблема, которая заключалась в том, что мы в прошлом (в позапрошлом уже) году повысили пенсии гражданским пенсионерам, причём значительно – до 42–45% сразу в течение года. Мы пересчитали права тех, кто заработал пенсию в советские годы, и получилось, что военные пенсии сблизились с гражданскими, а в некоторых случаях даже стали меньше гражданских. И сейчас мы сделали этот шаг в отношении военных пенсионеров. Но вам, по-моему, ещё рановато об этом думать.

Реплика: Родители, деды есть у личного состава такой категории, поэтому интересуются.

В.В.Путин: Ладно, ребят, я хочу пожелать вам всего доброго. Не буду отвлекать вас от обеда, приятного аппетита.

Реплики: Спасибо.

В.В.Путин: И поздравляю всех вас с наступающим праздником – с Днём защитника Отечества.

Реплики: Спасибо, Владимир Владимирович. Вас тоже.

В.В.Путин: Всего доброго, ребят! Всего хорошего.

Россия. ЮФО > Армия, полиция > premier.gov.ru, 22 февраля 2012 > № 498497 Владимир Путин


Россия > Армия, полиция > premier.gov.ru, 22 февраля 2012 > № 498496 Владимир Путин

В ходе посещения Таманской бригады В.В.Путин провёл встречу с командирами соединений Вооружённых сил Российской Федерации.

Стенограмма:

В.В.Путин: Добрый день, дорогие друзья, товарищи офицеры! Наша встреча проходит в преддверии праздника – 23 февраля, в преддверии Дня защитника Отечества. Это праздник, который впитал в себя многовековые традиции российского воинства, стал действительно символом особого отношения к армии, к флоту, к человеку в погонах.

У нас практически в каждой семье своё отношение к армии: кто-то служил сам, у кого-то служили его родственники, кто-то воевал на фронтах Великой Отечественной войны из наших родственников. У многих в семьях есть потери: кто-то воевал в горячих точках. Поэтому такие дни, как 22 июня, 9 мая и 23 февраля, – это, безусловно, особые даты и в нашей истории, и в нашей жизни. Каждый из нас выбирает свой путь в жизни и каждый из нас выбирает разную судьбу и разные профессии, но обязанность настоящего мужчины – защищать Родину, защищать свою семью, своих близких, своё Отечество. Так у нас в России было всегда, уверен – так будет в будущем.

Вооружённые силы всегда были настоящей опорой страны, державы, а армия всегда была крепка офицерским корпусом. Сегодня в этом зале присутствуют командиры дивизий и бригад. На ваших плечах – огромная ответственность: вы должны быть образцом профессионализма и порядочности, настоящим моральным авторитетом для ваших подчинённых. От этого зависит жизнь воинского коллектива, качество армейской выучки, подготовки, освоение новой техники, которая сейчас всё в большем масштабе поступает в войска, обязывает нас всех повышать и собственное мастерство, совершенствовать свои знания. Уверен, что вы всегда будете соответствовать высокому званию российского офицера.

Что хочу сказать и отметить особо: выстраивая планы развития Вооружённых сил, задавая требования к новым системам вооружения, мы, конечно же, должны в значительной степени опираться, и мы всегда так делали и будем делать в будущем – будем опираться на ваши знания и на ваш опыт, потому что без профессионалов решать такие вопросы невозможно. Успех преобразований прямо зависит от того, как они будут приняты и поняты в Вооружённых силах. И ещё: глубоко убеждён, чтобы сделать армию лучше, нужно любить и чувствовать армию – это обязательное условие.

Создание мощных, эффективных Вооружённых сил – это наш безусловный приоритет, безусловный приоритет нашего государства, это наша национальная задача, причём задача на многие годы вперёд, как минимум на десятилетие вперёд. Здесь важно всё: и новая техника, и современные принципы комплектования, и в полном смысле достойные социальные гарантии военнослужащих. Сегодня в нашей армии действительно многое меняется, и многое меняется на ваших глазах, с вашим участием и при вашей помощи: развёрнуты новые подразделения – укомплектованные и оснащённые бригады, возобновилось постоянное боевое патрулирование ракетных подводных лодок и стратегической авиации. Армия вновь ведёт насыщенную боевую учёбу – с океанскими походами кораблей, с отработкой взаимодействия крупных частей и соединений сухопутных войск и авиации. Реализовано решение о создании Войск воздушно-космической обороны, это позволило объединить усилия и ПВО, и противоракетной обороны, средств предупреждения о ракетном нападении и контроля космического пространства. Выстраивается современная сеть высших учебных заведений Министерства обороны России, развёрнута многоуровневая система подготовки кадров – солдат, сержантов и офицерских кадров.

Принципиальные изменения произошли в системе социальных гарантий. Мы с вами знаем, вы это знаете лучше, чем кто-либо другой: с 1 января 2012 года денежное довольствие военнослужащих начало расти и сразу выросло в 3 раза. Напомню, что реформа денежного довольствия была начата нами ещё в 2007 году, решение было принято в начале 2007 года. И тогда министр обороны подготовил и через год был введён в действие так называемый 400-й приказ, вы об этом хорошо знаете. Тогда мы исходили из того, что в первую очередь мы должны сделать в отношении людей, на плечах которых лежит особая ответственность за обеспечение обороноспособности страны, – повысить, и заметно повысить, денежное довольствие моряков, лётчиков, ракетчиков, людей, которые воюют в горячих точках, идут под пули.

Но вот с 1 января текущего года сделан следующий шаг, и денежное довольствие выросло в среднем в 3 раза. Я всегда считал и сейчас также уверен в том, что военнослужащие, конечно, должны получать так, как это было у нас, кстати, всегда: денежные доходы их должны быть выше, чем даже у квалифицированных специалистов в экономике и в управлении, в гражданских секторах. Мы также ставим чёткие ориентиры по решению жилищного вопроса. Не вам мне говорить, как, скажем, в 1990-е или даже в начале 2000-х решались квартирные вопросы – штучно. И вот в последние годы мы перешли к массовому строительству для армии. Да, конечно, мы планировали закончить работу по предоставлению постоянного жилья уже где-то в 2010 году, я уже говорил об этом публично, надеюсь, вы слышали, если нет, могу повторить. И кризис 2009 года, который сократил наши финансовые возможности… Собственно говоря, даже не это, а, скорее всего, недостаточный учёт всех нуждающихся в жилье заставил нас сдвинуть, что называется, решение этой проблемы вправо. И мы сейчас говорим о том, что мы закончим эту работу по предоставлению постоянного жилья в 2012–2013 годах. Но скорее всего мы сможем это сделать даже уже в конце этого года, а решить вопрос по служебному жилью (такая задача стоит перед Министерством обороны) – в 2014 году. Но в целом это можно было бы решить, мне кажется, где-то к середине 2013 года.

И, конечно, нам нужно окончательно закрыть проблему для тех наших товарищей, которые были уволены без предоставления жилья, были поставлены в муниципальные очереди, и там всё так и умерло. Соответствующий ресурс мы в этом году выделили, эта проблема должна в этом году уже быть закрыта. Надо, конечно, разобраться и с военнослужащими других силовых ведомств, не только Министерства обороны, посмотреть, что там с людьми происходит, какие там есть проблемы.

Одновременно мы будем развивать и поддерживать накопительно-ипотечную систему для тех, кто заключил контракт после 2007 года. Такое понятие, как многолетняя очередь военнослужащих на жильё, должно полностью уйти в прошлое. Мы начали именно с решения ключевых социальных вопросов, потому что очевидно: требования к офицерам, к каждому военнослужащему, конечно, сегодня и в будущем будут расти, и у офицера должна быть достойная, эффективная мотивация к службе.

Нам вместе предстоит очень многое сделать. Ключевая задача – это практически полное переоснащение Вооружённых сил. И министр говорил, и Дмитрий Анатольевич (Д.А.Медведев) говорил уже, и я хочу повторить: мы в ближайшие годы должны будем в войска поставить столько специального оборудования, техники и вооружения, чтобы у нас современное оборудование составляло не менее 70%. Не буду повторяться, называя суммы, которые выделяются на создание и закупку новых образцов, отмечу лишь, что в войска и на флот будет поставляться действительно эффективное, высокоточное и надёжное оружие.

Приоритетами здесь являются стратегические ядерные силы, войска ВКО, авиация, космические системы и комплексы, а также средства разведки, РЭБ, связь, автоматизированные системы управления. Естественно, управлять ими должны настоящие профессионалы. Планируется, что в ближайшие пять лет численность солдат и сержантов-контрактников неизбежно будет расти. Конечно, это дорого, мы и сегодня с министром обороны говорили на этот счёт. Где-то к 400 тыс. мы должны подойти. Вы хорошо знаете, что во многих наших странах-соседях и на американском континенте далеко не все отказываются от службы по призыву. Наверное, нам придётся на какое-то время комплектовать Вооружённые силы и таким способом. Посмотрим, как будет развиваться экономика, как будут развиваться сами Вооружённые силы. Создание столь крупного корпуса военных профессионалов потребует от вас, от командиров, новых подходов к организации боевой учёбы, когда каждый солдат, сержант, офицер постоянно работает над собой, оттачивает своё мастерство, повышает свой профессионализм.

И конечно, нужны в полном смысле слова современные условия службы. Особое внимание – заботе о здоровье, решительной борьбе с проявлениями неуставных отношений. Всё это наряду с поддержкой боеготовности вверенных соединений – основная обязанность командира. Всегда нужно помнить о солдате, своих офицерах, проблемах, которыми живут семьи, часто разделяя все тяготы армейской и гарнизонной службы. Я не открою вам никакого секрета: у нас был период времени, когда офицера редко можно было увидеть в казарме. Я надеюсь, что ситуация меняется. Уверен, что так оно и есть. Убеждён, что армейские гарнизоны, военные городки также должны обрести новый облик. Нужно не просто оптимизировать систему базирования войск. Нам нужны современные городки с качественным служебным жильём, со всей социальной инфраструктурой. И такая задача перед Минобороны давно стоит.

В заключение хотел бы ещё раз подчеркнуть: нам всем предстоит большая работа, уважаемые товарищи. Планы по развитию Вооружённых сил по-настоящему масштабные, и они должны быть реализованы. Задача у нас одна – надёжные гарантии безопасности России.

Я хочу ещё раз поздравить вас с наступающим праздником и пожелать вам всего самого доброго! Спасибо большое за внимание!

Уважаемые товарищи! Мы дальше с вами просто поработаем в свободном режиме. Я в принципе сказал то, что хотел, в начале. Готов вас послушать, ответить на ваши вопросы, подискутировать и побеседовать.

Пожалуйста, прошу вас.

К.В.Сухорученко (полковник): Разрешите?

В.В.Путин: Прошу.

К.В.Сухорученко: Командир 288-й артиллерийской бригады, полковник Сухорученко, Западный военный округ. Товарищ Председатель Правительства, такой вопрос: новое время, новые вызовы делают неотложной задачу по перевооружению Вооружённых сил Российской Федерации. В состоянии ли наш оборонно-промышленный комплекс справиться с задачей по разработке, по массовому производству новых образцов вооружения и военной техники? Это первый вопрос.

И второй вопрос. Каковы гарантии перевооружения российской армии с учётом того, что мы знаем, что спланировано финансирование, возможно обновление руководства оборонно-промышленного комплекса? Спасибо.

В.В.Путин: Вторую часть вопроса я не понял.

К.В.Сухорученко: Каковы гарантии перевооружения российской армии? Кроме спланированного финансирования и обновления руководства ОПК.

В.В.Путин: А нам нужно обновлять руководство?

К.В.Сухорученко: Ну, это как Вам… Может быть. Спасибо.

В.В.Путин: Хорошо. Что касается того, в состоянии ли наш оборонно-промышленный комплекс решить те задачи, перед которыми он поставлен, – конечно, да. И армия, и вся экономика, промышленность нашей страны, конечно, понесли очень серьёзные потери в 1990-х, да и в начале 2000-х годов с учётом того, что нам было не до развития. Мы боролись за выживание. Но заделы у нас очень хорошие. У нас очень хорошая база, у нас очень хорошие школы, и у нас замечательные люди, талантливые. Я, знаете, хочу вам сказать, что в начале 2000-х годов я не только постоянно был в контакте с военными и по понятным причинам, потому что у нас война шла на Кавказе, я практически в еженедельном режиме встречался с тем или другим военноначальником или с кем-то из руководителей Генерального штаба, в постоянном режиме, иногда каждый день. Но так же активно поддерживал отношения и с учёными, с представителями оборонно-промышленного комплекса. Должен вам сказать, что люди там работают очень преданные своему делу, они в известной степени не уступают военным. И я просто убеждён в том, что у нашего оборонно-промышленного комплекса этих заделов достаточно.

Но должен вам сказать, что выпускать современную боевую технику и не только современную, а перспективную на сегодняшнем либо вчерашнем оборудовании, конечно, или сложно, или подчас невозможно, поэтому у нас кроме средств, предусмотренных на гособоронзаказ, специально выделяются немалые ресурсы на переоснащение самого оборонно-промышленного комплекса – это около 3 трлн рублей до 2020 года, а точнее, 2,8 – где-то под трёшку.

Мы на этой неделе примем федеральную целевую программу переоснащения ОПК. Конечно, всё, что связано с переоснащением ОПК, в принципе должно идти параллельно, а в некоторых случаях даже с опережением исполнения гособоронзаказа. Должен честно сказать, конечно, непростая задача организовать эту работу, имея в виду, что предприятия ОПК на сегодняшний день в значительной степени – так было всегда, но сегодня есть определённая специфика – зависят от смежников. Смежные предприятия, как правило, уже находятся в частных руках, или часто находятся в частных руках. Организовать с ними работу, выстроить отношения по ценам, по качеству непросто, это большая работа.

Мы позавчера с министром обороны были на КнААПО (ОАО «Комсомольское-на-Амуре авиационное производственное объединение имени Ю.А.Гагарина») – это одно из наших ведущих предприятий, где выпускают наши самолёты «Сухой», – и там обсуждали с промышленностью как раз эти вопросы. Мы должны будем выстроить очень жёсткую систему контроля за обновлением ОПК и за исполнением самого гособоронзаказа – и по срокам, и по качеству, и по цене. У нас другого выбора нет, мы должны это сделать и сделаем это. Вместе с вами только, потому что всё, что будет поступать в войска, должно быть опробовано своевременно, должна быть получена ваша экспертная оценка и должна быть реакция на предприятиях. Вы понимаете, в этом смысле – и по переоборудованию ОПК, и по исполнению ГОЗа, – все вы или все мы вместе с промышленностью должны работать как единая слаженная команда. Это непростая, но выполнимая задача. Итак, средств достаточно, трудности я вам обрисовал, я других проблем никаких не вижу. Мы это сделаем. Пожалуйста, прошу.

И.Б.Тимофеев (полковник): Командир 33-й горной бригады, полковник Тимофеев. Товарищ Председатель Правительства!

В.В.Путин: Вы знаете, что вот это я придумал – создать горную бригаду?

И.Б.Тимофеев: Так точно.

В.В.Путин: Мне очень приятно, что вы сейчас встали и докладываете, что вы – командир горной бригады. И знаете, после чего? Я принимал ребят после одной из операций в горах, просто позвал их к себе домой. И они мне рассказали, как (это печально, конечно, но я сейчас должен об этом вспомнить) они преследовали преступников, бандитов, и один из солдат заскользил (в горах это было) и начал падать в пропасть, а офицер бросился к нему на помощь. Оба упали в пропасть и погибли. После этого я поднял всё, что у нас есть по этому направлению. Выяснилось, что уже почти ничего… Не почти, а ничего нет! И воевали они просто в обычных сапогах и в обычном обмундировании. После этого было принято решение о том, что нам нужно создать специальные горные подразделения. Я был, смотрел, как они оснащены сегодня, как они работают. Я думаю, что это предмет гордости Вооружённых сил сегодня. Пожалуйста, ваш вопрос.

И.Б.Тимофеев: Товарищ Председатель Правительства! Сегодня, на данный момент, недалеко от наших границ с помощью стран, которые «экспортируют демократию», расшатывается военно-политическая обстановка, расширяются очаги напряжённости, вплоть даже до развязывания гражданских войн. Каковы, на Ваш взгляд, в военно-политическом отношении варианты развития событий на Ближнем, Среднем Востоке, а также в Закавказье? Нет ли опасности распространения и обострения обстановки на юге нашей страны? И к каким задачам должны быть готовы наши Вооружённые силы?

В.В.Путин: Можно мне вас спросить? Как вы сами оцениваете? Я отвечу сейчас на ваш вопрос. Как вы сами оцениваете состояние вашего подразделения? Каково сейчас оснащение, вооружение и как идёт подготовка?

И.Б.Тимофеев: Оснащены в полном объёме – вооружением, техникой, горным снаряжением. Сейчас подразделение бригады занимается на всех полигонах, находится разведподразделение, сейчас артиллерийские подразделения готовятся, то есть боевая подготовка идет полным ходом, в полном объёме. Получаем, дополучаем сейчас новую технику опять же в городе Прохладный. Готовимся к выполнению любых боевых задач.

В.В.Путин: А техника, которую вы получаете, вас устраивает?

И.Б.Тимофеев: Хотелось бы что-то… МТ-ЛБ (многоцелевой транспортёр легкий бронированный) как раз предназначен для выполнения задач в горной местности.

В.В.Путин: Я понимаю. Вы сказали: «предназначен для горной местности, но хотелось бы»… И там дальше как-то невнятно. Говорите прямо.

И.Б.Тимофеев: В горах только в пешем порядке работают. И там, где труднодоступные местности, МТ-ЛБ оправдывает себя для работы по выполнению поставленных задач, по предназначению. В высокогорье всё равно техника не поднимется вертолётом, авиацией.

В.В.Путин: Да, министр подсказывает: вы хотите сказать, что хотелось бы лучше, но просто лучше нет, да?

И.Б.Тимофеев: Да.

В.В.Путин: Понятно.

И.Б.Тимофеев: Ничего не придумать. Только самоотверженность наших солдат, офицеров, как Вы говорили.

В.В.Путин: Лошадки там у вас есть, да? Но обмундирование, экипировка сама?

И.Б.Тимофеев: Обеспечены в полном объёме. У нас из Министерства обороны, из отдела Управления физической подготовки приезжали: смотрели, проверяли экипировку, остались довольны. В полном объёме у нас удовлетворены.

В.В.Путин: Что касается техники, мы посмотрим, конечно. Нужна специальная техника для передвижения по горам?

И.Б.Тимофеев: В пешем порядке мы все задачи выполним…

В.В.Путин: Нет-нет, что там можно придумать? По горам что-то есть такое?

И.Б.Тимофеев: Да нет, такого нет.

В.В.Путин: Ясно. Ну ладно. Что касается вашего вопроса, мы видим, что, к сожалению, в последние годы, надо прямо сказать, после развала Советского Союза образовался на какой-то период времени один центр силы. Или во всяком случае наши партнёры американские считали, что они являются таким эксклюзивным центром силы, который может всем всё диктовать. Вы знаете об этом, неоднократно высказывался, неоднократно говорил уже об этом, неоднократно говорил о том, что мир не может быть однополюсным, он может быть только многополярным. Он будет устойчивым, если все участники международного общения будут соблюдать основополагающие принципы и нормы международного права.

К сожалению, мы сейчас часто очень видим размыв этих норм и принципов, девальвацию международного права. К сожалению, это происходит. И, к сожалению, происходит и то, о чём Вы говорите: это экспорт так называемых оранжевых революций. Но, Вы знаете, что в конечном итоге всё возвращается на круги своя. Вот то, что было у наших соседей на Украине. Вот сколько было шума по этому поводу, сколько потерь страна понесла в этой связи, но всё вернулось на круги своя, только страна прошла через определённый период турбулентности и потерь. Вот что жалко. Поэтому все экспорты демократии… Так называемой демократии, потому что демократию экспортировать нельзя, она должна вырасти внутри страны на собственной почве. А когда начинается экспорт чего-то, это так или иначе всё равно не приживается или приводит к каким-то уродливым явлениям, которые мы наблюдаем, скажем, в той же Ливии. Вот сейчас там, в средствах массовой информации что-то я не вижу, но я знаю, что сейчас там проходят столкновения между племенами, люди гибнут десятками, а, может, уже и сотнями. Понимаете? Поэтому последствия такой политики и таких действий печальные, они негативные. Нам, для того чтобы ничего подобного у нас не было, нужно: а) развивать собственные демократические институты, чтобы люди чувствовали себя участниками политических процессов, понимали и чувствовали, что от них зависят и формирование власти, и основные направления экономической и социальной политики в стране. Это самое главное.

И второе. Мы должны обеспечивать свой суверенитет, никому не позволять вмешиваться, совать нос в наши дела. И в этом смысле, конечно, должны соответствующим образом прежде всего работать правоохранительные органы, судебная система. И на страже нашего суверенитета должны стоять Вооружённые силы.

Что касается нашего ближайшего окружения, возможны ли здесь какие-то турбулентные процессы? Мы в этом не заинтересованы. Мы не собираемся, не можем и не хотим вмешиваться в чьи-то дела, но мы заинтересованы в стабильной обстановке вокруг России, по всему периметру нашей государственной границы. Мы выстраиваем добрососедские, очень добрые и уже даже союзнические отношения с нашими ближайшими соседями. Вы знаете, что мы создали Таможенный союз между тремя государствами – Казахстан, Россия и Белоруссия. С 1 января текущего года уже сделали следующий шаг по пути этой интеграции – перешли к единому экономическому пространству, что означает просто более глубокий уровень интеграции: это и свободное движение товаров, финансов, рабочей силы. Мы между собой гармонизировали отношения в экономической политике, в социальной отчасти политике (с Белоруссией в этом смысле больше), в таможенной. И, конечно, мы очень заинтересованы в том, чтобы – повторяю ещё раз – во всех этих государствах, да и по всему периметру наших границ ситуация была спокойной и стабильной. И мы будем всё делать для того, чтобы наши партнёры получали максимум выгоды от сотрудничества с Россией.

И.Б.Тимофеев: Спасибо.

В.В.Путин: Пожалуйста.

С.В.Хмелевский (полковник): Командир 32-й отдельной мотострелковой бригады Центрального военного округа, полковник Хмелевский. Товарищ Председатель Правительства! Каждый воинский коллектив, которым мы командуем, является многонациональным, может быть, даже он является образом мини-России.

В.В.Путин: Армия всегда у нас была такой, во все времена.

С.В.Хмелевский: Так точно. И в этих воинских коллективах случаются и конфликты между различными представителями различных вероисповеданий и национальностей. Нужно ли в армии учитывать специфику взаимоотношений между различными религиями и нациями, если в армии главное – устав и все в армии равны? Спасибо.

В.В.Путин: Вы знаете, ведь армия – это… Садитесь, пожалуйста. Ведь армия – это часть нашего общества, и армия – это в известной степени школа взаимодействия между людьми разных конфессий, разных национальностей. Нам очень важно, чтобы люди этих разных конфессий и национальностей чувствовали, что они являются частью единой большой российской нации. А так будет только в том случае, если они будут себя чувствовать комфортно и понимать, что это их Родина и другой Родины у них нет, и она отвечает на их чаяния и потребности, в том числе и, скажем, религиозного или этнического характера. Я считаю, что это вполне можно вписать в требования устава. Если мы сделаем так, как я недавно сказал в своей статье о развитии Вооружённых сил, а именно: если мы в армию приведём священнослужителей… А вы знаете, у нас церковь отделена от государства, у нас светское государство, но у нас нет больше кодекса строителя коммунизма, и ничего, кроме нравственных ценностей, заложенных в мировые религии, мы людям с вами дать не сможем. Да и, собственно говоря, если вы посмотрите кодекс строителя коммунизма ещё прошлых лет, он очень напоминает Библию, но только в таком примитивном… – не укради, не убий, не пожелай жены ближнего своего – вот всё это есть в кодексе строителя коммунизма. Зачем нам такие суррогаты? Тем более что у нас нет больше монополии одной партии. Нам нужно переходить к первоисточникам.

Но мы с вами не сможем этого сделать, здесь должны работать специалисты. Они тоже должны быть поставлены в определённые рамки. Нужно, чтобы и работа священнослужителей тоже строилась в соответствии с уставными правилами и нормами поведения в Вооружённых силах. Нам нужно, чтобы каждый человек мог отправлять свои религиозные культы и чтобы все члены военного коллектива относились к каждому из своих товарищей с уважением, и тогда армия, вы знаете, послужит очень хорошим примером для общества в целом. Откровенно говоря, я очень на это рассчитываю и рассчитываю здесь на вашу помощь. Это чрезвычайно важная вещь (чрезвычайно важная вещь!) в нашей многонациональной стране. И прошу вас на это обратить самое пристальное внимание. А конфликты, конечно, возможны. Я знаю про эти конфликты. Здесь, конечно, нужно руководству Министерства обороны, вам нужно думать, конечно, как укомплектовывать.

Скажу ещё одну важную вещь. Не говорил об этом публично, но не думаю, что это какая-то большая государственная тайна. Нам не нужно создавать никаких национальных воинских подразделений по этническому принципу. Армия, так же как и наше государство, наше общество, должна быть многонациональной. У нас есть исключения на Кавказе и в Чечне, но они связаны с особой спецификой этого региона и с историческими причинами, по сути, с необходимостью преодолеть тяжёлые времена гражданской войны, борьбу с международным терроризмом. Так это просто возникло естественным образом, но это исключение, а в целом армия должна быть многонациональной. Пожалуйста, товарищи, прошу вас. Возьмите, пожалуйста, микрофон.

А.Ю.Вязников (генерал-майор): 7 гвардейская десантно-штурмовая дивизия, генерал-майор Вязников. Товарищ Председатель Правительства! Менее чем через два года пройдут XXII зимние Олимпийские игры в Сочи. Вы были главным инициатором проведения их в нашей стране. Ваше мнение: как, трудно нашей сборной будет победить, каких достигнем успехов? И второе – возможно ли предусмотреть делегирование в качестве зрителей по поощрению лучших военнослужащих Вооружённых сил, учащихся военных вузов, школ? Спасибо.

В.В.Путин: Во-первых, мне бы очень хотелось, чтобы на Олимпийских играх достойно выступили армейские спортсмены. Когда мы верстали планы развития Вооружённых сил (и вы знаете эти цифры, они колоссальные: там 20 трлн), это всё была очень тяжёлая и нервная работа, я без всякого преувеличения это скажу. Некоторые последствия этих споров вы видите потом и даже в политико-кадровой сфере Правительства. Это всё, в том числе, отголоски этих споров. И да, мы, конечно, ставили перед Министерством обороны задачу по максимуму избавиться от всего, что Министерству обороны не свойственно. Когда начали избавляться от спортивных подразделений, я сказал: «Нет, слушайте, вот это давайте оставьте». И мы в результате таких компромиссов между гражданскими ведомствами, Министерством финансов, другими нашими ведомствами, Министерством обороны, мы всё-таки нашли возможность сохранить Центральный спортивный клуб армии, сохранить базы подготовки и так далее, и так далее.

Мне бы очень хотелось, и я вообще считаю, что когда выступают армейские спортсмены, то это в известной степени даже такой пример для всей армии и консолидирующий фактор, в том числе для всего общества, когда все наши граждане видят, что армейские спортсмены добиваются таких-то, таких-то успехов. Это сразу такой мостик на всю армию, вот у нас такая армия, это подсознательно для каждого гражданина, когда он видит достижения армейских спортсменов. Говорить о том, каковы будут результаты национальной сборной на Олимпийских играх, пока преждевременно, об этом пускай нам скажут наши спортивные руководители, наш Национальный олимпийский комитет, руководство спортивных федераций, министр спорта. Но я думаю, что и они вряд ли вам сейчас назовут количество медалей и смогут подсчитать очки и секунды. Я очень рассчитываю на то, что наша национальная сборная выступит достойно. Для этого сегодня созданы все необходимые условия, наверное, чего-то, может быть, и не хватает, но в целом (я постоянно за этим слежу) мы, по сути, ну если не целиком, то в значительной степени возродили и даже сделали шаг вперёд по сравнению с тем, что имели наши спортсмены ещё в советские времена. Имею в виду материально-техническое обеспечение. У нас ещё не все базы восстановлены, как нам бы хотелось, но в целом уже сейчас можно сказать, что необходимый фундамент, для того чтобы добиваться самых высших достижений и завоёвывать первые места, занимать высшую ступеньку на пьедестале почёта, у наших спортсменов есть.

Что касается предложения, чтобы военнослужащие имели возможность посмотреть Олимпийские игры, – это очень хорошее предложение, мы обязательно это проработаем и сделаем это. Я сейчас затрудняюсь, конечно, сказать, в каком масштабе, каком количестве, но это будет абсолютно правильно, востребовано, в порядке поощрения точно совершенно можно будет это сделать. Мы сделаем это обязательно. Да, у нас, кстати говоря, кроме Олимпийских игр ещё и чемпионат мира по футболу, почему-то вы не вспомнили про это, чемпионат мира по хоккею будет. В Казани в 2013 году будет студенческая Универсиада, кстати говоря, это летние соревнования, и по количеству спортсменов на Универсиаде в Казани будет большее количество участников, чем на зимней Олимпиаде в Сочи. Это крупнейшие соревнования на самом деле. Мы как-то об этом не очень вспоминаем, но это действительно крупнейшие соревнования. И подготовка к этим соревнованиям, по сути дела, меняет лицо такого большого города, как Казань. Так что можно и туда посмотреть, чтобы ребята приехали в качестве поощрения, и солдаты, и офицеры. Пожалуйста.

А.В.Головко (генерал-майор): Начальник 1-го Государственного испытательного космодрома генерал-майор Головко, войска воздушно-космической обороны. Товарищ Председатель Правительства, не складывается ли у Вас впечатление, что сегодня страны СНГ дрейфуют друг от друга в разные стороны? И не пора ли это учитывать в современных военно-политических отношениях? Спасибо.

В.В.Путин: А мы учитываем. Но так аккуратненько надо учитывать, чтобы не доучитываться до того… Чтобы не усиливать подозрения в отношении друг друга. Ведь в чем сложности отношений между странами СНГ? Вот когда все стали независимыми, чего греха таить, первое, на чём делали карьеру, это на таком квасном патриотизме и отчасти даже национализме. Во многих местах начали поднимать на щит какое-то особое положение России, которое якобы подавляло кого-то в течение десятилетий или столетий, перестали вспоминать о том, что Россия сделала для этих республик в плане развития экономики, социальной сферы, культуры, образования, это как-то ушло в тень, а выпячивать начали совсем другое. Но в целом вот такое отношение к сотрудничеству с Россией проходит, всё начинает занимать свои естественные места. И отношения с нашими ближайшими соседями выстраиваются всё больше и больше на такой союзнической даже, не просто добрососедской, а на союзнической основе. Ведь, надо прямо сказать, наверное, лучше, чем у нас, уровня жизни и нет на постсоветском пространстве в среднем. Это уже является таким притягательным элементом. Россия – огромное государство, и вы же знаете, у нас в России сегодня и на постоянной, и на временной основе живут миллионы (миллионы!) граждан из республик бывшего Советского Союза. Не наши граждане туда едут, а они к нам приезжают. Это факт жизни. Я сейчас не буду даже все их перечислять, я надеюсь, вы из прессы это всё знаете, да и что там из прессы, вы и в жизни это видите. Это первое.

Второе. Нас очень многое объединяет. У нас ещё осталась общая инфраструктура – и энергетическая инфраструктура, и транспортная, и прежде всего железная дорога. У нас огромная кооперация: многие предприятия в различных частях бывшего Советского Союза друг без друга или существовать не могут, или могут существовать с большим трудом. У нас есть такой важнейший фактор, как какая-то базовая общая ментальность и русский язык, который всех объединяет. И вот эти страхи прошлого о том, что Россия собирается кого-то опять покорять, где-то доминировать, уходят в прошлое, потому что на практике и руководство этих стран, и, что самое главное, народы этих стран видят, что Россия – надёжный равноправный партнёр. И более того, дружить, сотрудничать с Россией выгодно.

Я уже говорил о том, что мы создали Таможенный союз, единое экономическое пространство, мы создали совместные финансовые учреждения, создали фонд поддержки, из которого наши партнёры получают сотни миллионов долларов. Я уже не говорю о прямой поддержке в виде льготных кредитов, которые исчисляются миллиардами долларов, причём мы работаем со всеми не в ущерб себе, а на цивилизованной равноправной рыночной основе. Да, мы во многом и часто выстраиваем эти отношения в льготном порядке, но не безвозмездно, не унизительно для наших партнёров и не так затратно для нас. Мы создаём условия для того, чтобы мы вместе смотрели в будущее и повышали свою общую конкурентоспособность и в мировой политике, и в мировой экономике.

Есть, конечно, и печальные примеры. Например, такие, как наши отношения с Грузией. Но это не наша вина, это результат политики, которую проводило и до сих пор пытается проводить грузинское руководство. Я хочу вам сказать, что мы никогда не отождествляли грузинское руководство и грузинский народ, и я очень рассчитываю на то, что этот действительно братский для нас народ и по культуре, и по вероисповеданию окончательно осознает, что Россия – это не враг, а друг, и отношения с Грузией у нас восстановятся. Но в целом мы довольны тем, как происходят процессы на постсоветском пространстве: они двигаются в направлении объединения наших усилий для повышения качества жизни наших граждан. Пожалуйста.

С.П.Екимов (капитан 1-го ранга): Товарищ Председатель Правительства! Капитан 1-го ранга, Екимов, командир бригады надводных кораблей, Балтийский флот, Западный военный округ.

Последнее время мы часто можем слышать на государственном уровне, как много говорится о необходимости возрождения могущества Военно-морского флота. Хотел бы спросить у Вас: какие конкретные шаги в этом направлении делаются или запланированы на ближайшее время? И ещё хотел бы спросить: перспектива наращивания присутствия России в Мировом океане сохранится и на каком уровне? Спасибо.

В.В.Путин: Вы знаете, нам не нужно повторять ошибок, которые были сделаны нашими предшественниками в Советском Союзе. Я сейчас не буду повторять те цифры затрат, который внёс Советский Союз на поддержание и развитие Вооружённых сил, но мы брали на себя огромный груз ответственности по Варшавскому договору, это понятно. Нам нужно проводить реально политику определённой достаточности и не перегружать экономику. Если мы перегрузим экономику и социальную сферу, то нам с вами рядовые граждане, которые не имеют отношения к Вооружённым силам, перестанут верить. И тогда те, кто планирует различные «оранжевые» революции, о которых здесь уже спрашивал ваш коллега, приобретут реально опасный характер.

Нам нужно всегда выбирать баланс между различными направлениями нашего бытия, нашей жизни, нашей экономики. Когда мы говорим о развитии Вооружённых сил – мы эти цифры знаем, вы все знаете, – это на грани возможного. И к нашим критикам, когда они говорят, что это слишком много, вы не выполните этого и промышленность к этому не готова, – к ним тоже надо прислушиваться. Есть здесь определённая доля правды и тревога в этом отношении тоже есть: мы же видим, как развивается мировая экономика, там ещё очень много опасностей, неопределённостей. Посмотрите, что в Европе творится! Нам кажется, что всё хорошо, когда у нас более или менее прилично. Нет, всё больше и больше говорят о каких-то кризисных явлениях, о каких-то проблемах. Если, не дай Бог, там что-то грянет как следует – на нас это тоже отразится, не может не отразиться. Поэтому эти средства, которые мы выделяем на развитие Вооружённых сил, – это такой верхний предел, действительно опасный даже для нас в известной степени. Но мы эти риски просчитываем.

Я уже отвечал на вопрос одного из товарищей. Я лично считаю, что это реализуемые планы. В этой связи мы считали, конечно, основываясь на том, что нам предлагал Генеральный штаб. Вы знаете, я сам офицер всю жизнь, я начинал свою трудовую деятельность с того, что стал офицером. Я на гражданке-то не работал никогда – прямо из университета меня забрали в КГБ СССР. И уже потом, когда стал работать в Ленсовете и так далее, уволился и продолжил свою жизнь в качестве гражданского лица. Но считаю, то, что мы сейчас напланировали, реально. Я к чему сказал, что начал как офицер, а продолжил в качестве гражданского лица? Я не специалист, хоть я и офицер, не специалист, скажем, по Военно-морскому флоту, по ракетной технике, по силам общего назначения, поэтому мы, конечно, когда верстали планы развития Вооружённых сил, опирались на таких, как вы, на профессионалов, главным образом, конечно, из Генерального штаба. В том числе это коснулось и планов развития Военно-морского флота. Мы уже начали патрулирование в дальних, отдалённых стратегических районах. Вы наверняка знаете примеры, как, допустим, наши подводные лодки и от слежки уходят, и работают хорошо не только подо льдами. Не только подо льдами!

Мы в ближайшие годы планируем ввести в строй восемь новых стратегических ракетных крейсеров. Мы уже начали перевооружение на новую ракету – на «Ярс». У нас запланировано 20 лодок нестратегического назначения, по-моему, несколько сот надводных кораблей. Несколько сот там, да.

Мы думаем и над морской авиацией. Конечно, нам бы хотелось, и министр обороны всё время ставит вопрос о развитии не только палубной авиации, но и носителей этой палубной авиации – об авианосцах. Это дорогая вещь, и это наступательное оружие. Ведь то, что у нас есть сейчас, да, это совсем… Здесь не только моряки, здесь и другие командиры присутствуют… «Адмирал Кузнецов» – это не наступательное оружие, «Адмирал Кузнецов» предназначен для того, чтобы оборонять свой собственный берег и свой флот, охранять свой флот, а не наносить удары по чужой территории. Так что и в Советском Союзе в полном смысле этого слова такое направление у нас не очень-то развивалось. Но в целом мы и об этом думаем.

Я уверен, что, исходя из нашей внешнеполитической концепции, мы действуем правильно. Задача флота – обеспечить обороноспособность нашей страны. И мы будем развивать флот не как инструмент агрессии, а как инструмент обороны и защиты интересов Российской Федерации. Я лично считаю, что это один из главных компонентов в современных Вооружённых силах.

Пожалуйста.

В.А.Кочетков (полковник): Командир 106-й воздушно-десантной дивизии, гвардии полковник Кочетков. Здравия желаю.

В.В.Путин: Добрый день.

В.А.Кочетков: Товарищ Председатель Правительства, в последнее время в стране значительно активизировалась работа различного рода оппозиционных лидеров. На мой взгляд, вполне вероятно, что эта работа, может быть, направлена на расшатывание положения в стране, что может привести вполне к цветной революции или смене власти. Как Вы считаете, не пора ли прекращать их попытки, потому что, как мне кажется, это уже не демократия, а что-то иное? Спасибо.

В.В.Путин: Я должен вам сказать, что наличие легальной оппозиции в стране нам необходимо. Легальная оппозиция, оппозиция, действующая в рамках Конституции и законов Российской Федерации, – это не какие-то враждебные структуры, которые раскачивают ситуацию в стране и хотят перевернуть лодку. Конечно, любые политические кампании, связанные с выбором, с выборами, так или иначе ситуацию качают, – это естественно, и это происходит в каждой стране. Важно только, чтобы все оставались в рамках закона и не выходили за рамки Конституции. Есть, конечно, к сожалению, у нас и такие люди, которые готовы на всё для реализации своих собственных политических амбиций. И, к сожалению, не редко эти амбиции подпитываются из-за бугра. Это очевидный факт, мы это знаем.

Во многих странах мира, в ведущих странах мира и в так называемых ведущих демократиях общество себя ограждает от вмешательства во внутренние дела извне, и прежде всего от вмешательства в политические дела. Я считаю, что нам нужно брать с них пример в данном случае, проанализировать всё, что есть в этом плане и обязательно у себя внедрять. Но это не значит, что мы должны сворачивать институты демократии, это не значит, что кто-то должен монополизировать власть. А выбор в период, предшествующий всяким политическим кампаниям, выбор предпочтений в отношении каких-то политических сил, партий либо конкретных политических деятелей, лиц всегда должен оставаться за гражданами страны. В том числе, и без всякого исключения, за людьми в погонах, вообще за каждым российским гражданином, какое бы платье он ни носил – военное или гражданское. Пожалуйста, прошу вас.

О.Л.Криворог (капитан 1 ранга): Командир 11-ой бригады противолодочных кораблей Черноморского флота, капитан 1-го ранга Криворог. Товарищ Председатель Правительства, каковы перспективы Черноморского флота, учитывая тот фактор, что основная часть сил флота базируется в Крыму, на территории Украины? Спасибо.

В.В.Путин: Важный вопрос – важный и в международном плане, имею в виду наши отношения с нашим ближайшим соседом, с Украиной, и в практическом плане, и в материальном, и в финансовом плане. Со всех сторон важно. Мы не собираемся уходить из Крыма – это первое, что я хочу сказать. Второе. Для этого у нас есть все основания, имею в виду, что мы подписали с Украиной соответствующие межгосударственные соглашения о продлении пребывания нашего флота в Крыму. Это соглашение в известной степени является уникальным по стоимости пребывания нашего флота в Крыму, потому что мы договорились о том, что мы капитализируем скидку на газ, который мы поставляем в Украину, в арендную стоимость. И там речь идёт о миллиардах долларов. Таких арендных платежей никто нигде и никому не платит. Мы платим, имея в виду стратегическое значение мест базирования нашего флота и особые отношения с Украиной. Тем не менее мы думаем о том, чтобы наш Черноморский флот имел возможность базироваться и в российских портах, поэтому выделили необходимые финансовые ресурсы на развитие пункта базирования в Новороссийске и будем его развивать. Прошу вас.

В.Н.Луговой (полковник): Товарищ Председатель Правительства, командир 392-го окружного учебного центра Восточного военного округа, полковник Луговой. У меня вопрос такой. Россия заявила, что выйдет из нового договора СНВ о сокращении ядерного оружия в том случае, если американская сторона не откажется от своих односторонних планов по размещению системы противоракетной обороны в Восточной Европе. Хотелось бы услышать, на каком этапе сейчас находятся российско-американские переговоры по противоракетной обороне, и что Россия может предпринять как ответные действия на продолжение односторонних шагов Соединённых Штатов Америки по наращиванию системы противоракетной обороны?

В.В.Путин: Вы знаете, вы же видите, что это выбор, который был сделан нашими американскими партнёрами уже давно: ещё начиная с Рейгана говорили о «звёздных войнах», потом отложили, а по сути, это всё одна и та же песня. Потом опять вернулись к глобальной системе ПРО, глобальной системе противоракетной обороны, вышли (не мы же вышли из договора о ПРО, это наши американские друзья вышли), они разрушили договор. А договор о ПРО и договор о стратегических наступательных вооружениях – это две части одного целого, и уж кто-кто, а ракетчики это прекрасно понимают (и наши, и американские). Нет системы договорённости в рамках противоракетной обороны – сразу подвисают очень многие соглашения и договорённости в рамках сокращения стратегических наступательных вооружений, потому что у той страны, которая приобретает или строит систему противоракетной обороны, возникает иллюзия возможности нанесения удара по территории вероятного противника без того, чтобы получить ответный удар, потому что они считают, что они прикрыты антиракетным «зонтиком».

Вот я уже говорил и могу сказать ещё раз об этом в этой аудитории: вы знаете, что в своё время, когда у Штатов уже было ядерное оружие, а Советский Союз его только усиленно строил, то значительную часть информации мы получали по линии советской внешней разведки. Информацию таскали не в микроплёнках, а чемоданами в прямом смысле этого слова – чемоданами. Более того, был момент… А отцом-основателем, безусловно, является Нильс Бор, теоретик, датский учёный, когда наши учёные под руководством наших известных академиков не могли досчитать и направили к нему на одну из международных конференций молодого, малоизвестного специалиста и тот ему прямо сказал: «Вы знаете, вот мы считаем, считаем, у нас не получается». Он взял и досчитал, помог. Но, когда наш молодой учёный спросил: «А как это всё преобразовать в заряд?» – он говорит: «Ну слушайте, это уже перебор, это не ко мне». И это, правда, было не к нему, потому что над этим работали другие учёные. Американцы собрали на самом деле международную группу, в том числе захватили в Германии и разработчиков первых немецких ракет. Как его? Вернер фон Браун, по-моему. Мы вывезли часть других немецких специалистов, кстати говоря, и под руководством Курчатова (И.В.Курчатов) всё это разрабатывали.

Я к чему это всё рассказываю? К чему я об этом вспомнил? Это был собран цвет мировой науки в Америке, и у меня лично создалось впечатление, что они сознательно (сознательно!) отдавали нам информацию по атомной бомбе. Наши учёные во главе с Курчатовым и так бы её сделали, просто подольше бы продолжалась эта работа и дороже бы стоила. Но они сознательно давали, потому что уже было применение атомной бомбы в Хиросиме и Нагасаки, и учёные – интеллектуальная элита человечества того времени – понимали, к чему может привести одностороннее обладание таким оружием. Они хотели, чтобы в мире возник некий баланс. И договор о противоракетной обороне, с одной стороны, и по ограничению наступательных вооружений, с другой, создавал этот баланс, в том числе выраженный в международно-правовой форме. Американцы взяли и обрушили одну из этих сторон.

Что нам делать? Нам или нужно создавать самим противоракетную оборону, или давать какой-то асимметричный ответ. Можно создавать самим, но, во-первых (я, кстати, по-моему, в статье об этом тоже писал, которая вышла в понедельник), это дорого, во-вторых, ещё непонятно, как это будет работать. Так примерно можно себе представить, но ещё неточно. И вкладывать туда деньги пока, может быть, и нецелесообразно, причём деньги там колоссальные.

Нам нужно асимметричный ответ дать. Какой? Во-первых, нам нужно укреплять своё ПВО и противоракетную оборону и вокруг Москвы, и, следующий шаг, вокруг основных баз базирования. Нам нужно СПРН (система предупреждения о ракетном нападении) улучшать. И отдельный сектор мы уже закрыли. Мы знали про проблему СПРН, всё хорошо знали. И мы это делаем: мы уже ввели три станции слежения – в Армавире, Калининграде и Ленинградской области. Мы будем развивать это дальше. И что неприятно, но это реалии, мы говорим об этом нашим американским партнёрам, и я в своё время говорил своему партнёру Джорджу Бушу о том, что мы вынуждены будем тогда создавать такие системы, для которых ваша противоракетная оборона не будет препятствием. На что я тогда получил прямой ответ: «Мы же не враги, мы делаем это не против вас». Я говорю: «Ну, мы тогда делаем это не против вас». Он говорит: «Да, мы поняли, хорошо». Вот мы и будем это делать. Вот сейчас «Тополь-М», «Ярсы» на море – это уже ракеты нового поколения. В этом смысле можно сказать, что мы немножко даже, на полшага, идём впереди наших американских партнёров, потому что им ещё предстоит модернизация своего ядерного потенциала. Правда, они гораздо дальше ушли чем мы, к сожалению, по производству и использованию высокоточного и мощного оружия. Но мы действуем, работаем в этом направлении, и у нас есть хорошие перспективы, может быть, даже более интересные, чем у наших партнёров. Всё это вместе и будет нашим асимметричным ответом. Пожалуйста.

А.В.Шушукин (генерал-майор): Генерал-майор Шушукин, командир четвёртой гвардейской военной базы, Южная Осетия, Южный военный округ. В средствах массовой информации проходит информация о том, что принято решение на саммите в Вашингтоне между делегациями Грузии и американской стороной о массовой поставке вооружения на территорию Грузии. Хотелось бы узнать Вашу оценку, как Вы это воспринимаете с учётом событий августа?

В.В.Путин: Я там под столом не сидел у них, не знаю, о чём они договорились, хотя надеюсь, кто-нибудь из наших там был и расскажут. А вообще всё это – секреты Полишинеля, потому что мы судим даже не по словам, а по действиям. А действия конкретные легко отслеживаются не только с помощью внешней разведки, но и с помощью ГРУ. Перемещение судов, объёмы перевозимых грузов – это всё достаточно легко сегодня контролируется с помощью космических и других средств наблюдения. Некоторые из них мне сегодня здесь демонстрировали.

Соединённые Штаты сразу же после вооружённого конфликта в Южной Осетии и в Абхазии (сразу же, по сути дела) приступили к перевооружению грузинской армии. Я считаю, что это большая ошибка. Почему? Потому что сегодняшнее грузинское руководство проводит явно агрессивную политику и поставка вооружения в армию страны, которая проводит агрессивную политику, неизбежно всегда и везде подталкивает её к агрессивным действиям. Это как бы поощряет агрессивные действия, и в этом смысле, я думаю, наши американские партнёры совершают ошибку. Мы им постоянно об этом говорим. Я очень рассчитываю на то, что у грузинской стороны здравого ума хватит, и тот урок, который авантюристическая политика сегодняшнего грузинского руководства получила, не пройдёт даром, и что это оружие не будет использовано для новых агрессивных действий. Но мы это и знаем, мы это и видим, и не публично, но соответствующим образом на это реагируем.

Прошу вас.

Реплика: Товарищ Председатель Правительства! Командир 69 гвардейской базы, 1 разряда, Южного военного округа.

Хотелось бы услышать, как Вы лично относитесь к празднику «День защитника Отечества»? Этот день для Вас чем-то отличается, каким-то образом, от обычных дней?

В.В.Путин: Отличается, потому что, когда я служил в известной организации, мы всегда отмечали два праздника – и 20 декабря, и 23 февраля. Это для меня ещё имеет такое личное измерение: 23 февраля был день рождения моего отца. Поэтому мы всегда в семье это отмечали, причём отмечали это как двойной праздник – как день рождения отца и как день военных, потому что у меня в семье к этому относились всегда очень трепетно. У меня и со стороны мамы, и со стороны папы очень много потерь было в семьях. В одной семье человек пять погибло, в другой человека четыре или пять тоже погибло – братьев, родственников. Бабушка у меня погибла. Всё это всегда очень живо обсуждалось и воспринималось как нечто очень личное, поэтому ещё раз хочу сказать: для меня это действительно праздник, и завтра я тоже его буду отмечать так же, как и вы.

Поздравляю вас с наступающим! Всего доброго! Спасибо большое!

Спасибо, всего хорошего! До свидания!

Россия > Армия, полиция > premier.gov.ru, 22 февраля 2012 > № 498496 Владимир Путин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 22 февраля 2012 > № 498495 Владимир Путин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин провёл заседание Президиума Правительства Российской Федерации.

Стенограмма начала заседания:

В.В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги! Обменяемся оперативной информацией, как обычно. Елена Борисовна (обращаясь к Е.Б.Скрынник), по молоку у нас какие там решения по ценам?

Е.Б.Скрынник: Уважаемый Владимир Владимирович! Для того чтобы сохранить ценовую динамику в период производства большого молока, а также сохранить межотраслевой баланс, между переработчиками молока и между производителями сырого молока, сельхозорганизациями, подписано соглашение (в этом подписании участвовало в общей сложности 3,5 тыс. организаций) о ценах на молоко в период большого молока. И они обозначены по году в среднем 16 рублей. В прошлом году было…

В.В.Путин: Нет, коридор-то у нас какой-то будет?

Е.Б.Скрынник: Коридор от 12 рублей до 16 рублей, но в конечном периоде мы договорились о том, что мы стремимся совместно к 16 рублям, тем более что в 2011 году это было 14 рублей, а в 2010-м – 12 рублей. Поэтому с учётом положительного тренда рассчитываем на 16 рублей. Это даст возможность сохранить межотраслевой баланс, который существует в период производства большого молока, и в общем-то сохранить инвестиционную привлекательность отрасли.

В.В.Путин: Я, знаете, был совсем недавно, накануне, в Алтайском крае, в Барнауле, встречался с руководителями крупных предприятий, в том числе и сельхозпредприятий. Они обращают внимание как раз на эту проблему, и она связана и с переработкой этого сырья, в том числе при производстве сыров. Я сейчас не буду углубляться в детали, там действительно, на мой взгляд, есть реальные проблемы, в том числе, видимо, связаны они с недобросовестной конкуренцией некоторых наших партнёров. Нужно спокойно, в рабочем режиме разобраться. Я с вами сегодня с утра разговаривал, я прошу вас связаться с коллегами, губернатором и взять с собой специалистов, съездить туда и на месте прямо поработать с коллегами. Хорошо?

Е.Б.Скрынник: Владимир Владимирович, до 24-го мы как раз-таки соглашение будем подписывать. Мы уже договорились, что 24-го встречаемся и работаем весь день в Алтайском крае.

В.В.Путин: Хорошо, спасибо большое. Александр Алексеевич (обращаясь к А.А.Авдееву), подписано постановление Правительства о мерах дополнительной поддержки федеральных бюджетных образовательных учреждений среднего и высшего профобразования в сфере культуры на 2012–2014 годы. Я вас прошу прокомментировать это решение.

А.А.Авдеев: Владимир Владимирович, это важная, конечно, мера по поддержке образования. И она касается не только Московского и Санкт-Петербургского регионов, но она прежде всего адресована регионам России. Я просто хочу перечислить те учебные заведения, которые получают эту поддержку: Красноярский государственный художественный институт, Новосибирская консерватория, Саратовская консерватория, Нижегородская консерватория, Казанская консерватория, Новосибирский хореографический колледж, который выпускает у нас прекрасных балерин и танцовщиков, Пермское хореографическое училище. В целом эта мера (она уже не первая в отношении данных учебных заведений) означает, что они и дальше будут оставаться крупными региональными центрами художественного образования. Привлекаются на выделенные деньги лучшие преподаватели, в том числе из-за границы. Есть возможность и далее проводить конференции, форумы, разрабатывать методики подготовки и, кроме того, переоборудовать с технической точки зрения весь педагогический процесс, привлекая инновационные методы и оборудование. И самое главное и небезразличное для этих людей – это в 2,5 раза увеличивается зарплата преподавательского состава, который работает в этих учебных заведениях.

В.В.Путин: В 2 раза увеличивается, да?

А.А.Авдеев: В 2–2,5 раза, да. Те учебные заведения, которые уже получали этот грант, сейчас мы им многим возобновляем. У них зарплата та же и останется, но она в 2–2,5 раза выше, чем у тех, кто грант не получал. И это создаёт очень хорошую здоровую конкуренцию, потому что в следующий раз и другие захотят получить грант, а этого нужно заслужить и быть первыми. Это очень важная мера, и она сохраняет нашу трёхуровневую систему художественного образования в качестве одной из лучших в мире.

В.В.Путин: Ещё раз, сколько учреждений получается?

А.А.Авдеев: 12.

В.В.Путин: 12. Хорошо, спасибо за подготовку этих документов.

Андрей Юрьевич (обращаясь к А.Ю.Бельянинову), я просил вас поразбираться с одной из региональных проблем. Речь идёт об использовании автомобильного транспорта, завезённого в особую экономическую зону Магадана. Какие предложения?

А.Ю.Бельянинов (руководитель Федеральной таможенной службы): Владимир Владимирович, мы среагировали также на обращение губернатора Магаданской области Дудина Николая Николаевича, мы отработали этот вопрос – это касается внесения обеспечений при ввозе автомобилей на территорию особой экономической зоны Магадана. На сегодняшний день этот вопрос лежит в плоскости решения и компетенции Таможенной службы, но, безусловно, потребует в ближайшее же время изменений в нашем законодательстве. Я бы просил Вас, Владимир Владимирович, дать указание соответствующим органам исполнительной власти поработать уже и над изменениями законодательства.

В.В.Путин: Но то, что вы предлагаете, вы предлагаете во временном режиме – до принятия решения на законодательном уровне?

А.Ю.Бельянинов: До принятия решения по изменениям в закон.

В.В.Путин: Хорошо.

А.Ю.Бельянинов: В ближайшие дни, сегодня-завтра...

В.В.Путин: Игорь Иванович (обращаясь к И.И.Шувалову), позанимайтесь, пожалуйста, этим вопросом, имею в виду, что там, может быть, придётся что-то согласовывать с нашими партнёрами по Таможенному союзу.

И.И.Шувалов: Сделаем.

В.В.Путин: Спасибо. Антон Германович (обращаясь к А.Г.Силуанову), пожалуйста, как у нас ситуация сейчас на рынках и с ликвидностью банков? Мы с коллегами обсуждали неоднократно этот вопрос, особенно крупные наши банки с госучастием затрагивали эту тему. Как сейчас ситуация?

А.Г.Силуанов: Владимир Владимирович, ситуация нормализовалась. Сегодня на остатках банков, в Центральном банке находится более 1 трлн рублей. Ранее эта сумма колебалась около 300 млрд рублей, то есть деньги в экономике есть. И один из факторов такой ситуации – это ситуация с исполнением бюджета в текущем году. Мы стали более, министерства стали более равномерно расходовать свои средства, и в результате у нас даже (поэтому мы и обсуждали) по первому месяцу получился дефицит бюджета, и за первые две недели текущего месяца тоже мы идём с превышением расходов над доходами. Поэтому у банков в экономике денег достаточно. Хочу сказать, что это привело к тому, что ставки на межбанковском рынке снизились примерно на 0,3–0,6% и составляют сегодня около 7%, то есть это…

В.В.Путин: Почему коммерческие банки-то поднимают ставки? Я с бизнесом встречаюсь в регионах, жалуются, что и отделения Сбербанка, и ВТБ ставки повышают по новым кредитным соглашениям.

А.Г.Силуанов: Здесь надо смотреть, конечно, вопрос о привлечении средств, потому что банки привлекают средства не только межбанковского рынка и не только Центрального банка, но и привлекают ресурсы населения, коммерческого…

В.В.Путин: Нет, понятно, что они привлекают всякие ресурсы, но если они начинают сейчас повышать ставки, то они сами разгоняют инфляцию. Зачем? Нет объективных причин для этого. ЦБ не повышает ставку рефинансирования.

А.Г.Силуанов: Владимир Владимирович, абсолютно правильно. У нас инфляция невысокая. Инфляция в этом году тоже, мы надеемся, не превысит параметр предыдущего года. Межбанк недорогой, поэтому надо, конечно, разбираться с такими банками.

В.В.Путин: Вот посмотрите. Я же не просто так говорю, не с потолка взял. В том же Алтайском крае, в Барнауле вчера представители крупных предприятий мне как раз об этом и сказали, позавчера.

А.Г.Силуанов: Владимир Владимирович, разберёмся.

В.В.Путин: Поработайте с ними и выясните, что там происходит. Они все пищат по поводу того, что инфляция, инфляция, им трудно. А что трудно? Они сами нам инфляцию тогда разгоняют, получается.

А.Г.Силуанов: Ясно.

В.В.Путин: ЦБ же не повышает ставку рефинансирования?

А.Г.Силуанов: Нет, конечно.

В.В.Путин: Нет.

А.Г.Силуанов: Владимир Владимирович, ещё хотел бы на каком моменте остановиться. Мы сегодня разместили займ на 15 лет. Такого в последние годы не было. Мы в прошлом году выходили на внутренний рынок с заимствованиями на четыре-пять лет. А в этом году 2 раза уже разместили заимствования на 10 лет, а сегодня, впервые за последние годы, вышли на рынок с размещением до 15 лет, причём ставка стоимости этого займа составляет 8,3% годовых. То есть о чём это говорит? О том, что всё-таки возобновляется доверие к нашей политике – не только к нашим долговым инструментам, но и к нашей политике. Мы видим, что приходят в том числе и иностранные инвесторы. Это всё-таки факт того, что мы проводим ответственную бюджетную политику, не разгоняем расходы. Думаю, что если мы ещё закрепим такой подход в «Концепции-2020», то у нас будет ещё больше успех в этой части.

В.В.Путин: Мы и будем действовать таким образом и в будущем. Мы в прошлом году из допдоходов только 10% на потребление отправили. Нам нужно аккуратнее действовать и в этом году, несмотря на всплески конъюнктуры на внешнем рынке: сегодня так, завтра может ситуация измениться. Мы понимаем, что там происходит сейчас с Ливией и вокруг неё с поставками нефти в европейские страны. Но, я обращаюсь ко всем коллегам, нужно быть крайне аккуратными и не смотреть на эти показатели. Год только начался, у нас впереди ещё много работы, много всяких процессов, которые нами не контролируются, поэтому нужно быть ответственными и очень аккуратными в этом отношении. А с коллегами, пожалуйста, переговорите, потому что, я понимаю, риски там могут быть, ещё что-то, но нужно ответственно подходить. Они должны следить за своей филиальной сетью – что происходит в филиальной сети.

А.Г.Силуанов: Ясно.

В.В.Путин: Пожалуйста, прошу Вас. Татьяна Алексеевна (обращаясь к Т.А.Голиковой), и несколько слов о ситуации на рынке труда.

Т.А.Голикова: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги! Вы знаете, что мы приняли решение, что с 1 января 2012 года полномочия по регулированию ситуации на рынке труда в основной массе переданы субъектам Российской Федерации. Просто хочу проинформировать, что за прошедшие 1,5 месяца ситуация на рынке труда остаётся стабильной, уровень общей безработицы в январе составил 6,6%, регистрируемой безработицы – 1,7%, то есть мы находимся в показателях даже лучших, чем в 2011 году.

Самые низкие показатели общей безработицы зарегистрированы в Москве, Санкт-Петербурге, Московской, Ленинградской и Магаданской областях и Ямало-Ненецком автономном округе. Но тем не менее, как Вы помните, передавая полномочия, мы оставили за собой два направления, кроме выплаты пособий: это поддержка территории и формирование программ для тех, у кого сохраняется напряжённая ситуация на рынке труда, где уровень регистрируемой безработицы выше, чем в среднем по России. И второе направление – это мероприятия по содействию трудоустройству незанятых инвалидов, многодетных семей и так далее и создание для них рабочих мест. Я хочу сказать, что по 2012 году у нас 15 регионов с напряжённой ситуацией на рынке труда, где уровень выше, чем среднероссийский. К ним по-прежнему относятся все республики Северного Кавказа, Республика Адыгея, Алтай, Бурятия, Калмыкия, Марий Эл, Тыва, Алтайский и Забайкальский края и Курганская область.

На сегодняшний день мы с 81 субъектом Российской Федерации согласовали в рамках межведомственного согласования программу по снижению напряжённости на рынке труда на сумму 1,5 млрд рублей, которые предусмотрены в бюджете. Отказались от федеральной поддержки только Москва и Санкт-Петербург – понятно почему, потому что ситуация благополучная и, если что-то там произойдёт, они будут решать это за счёт собственных средств. 35 тыс. у нас всего по году будет охвачено мероприятиями по снижению напряжённости на рынке труда. 540,5 млн уйдёт на мероприятия по содействию занятости инвалидов и поддержке многодетных семей и 959,5 млн рублей уйдёт вот на эти 15 регионов Российской Федерации. Сейчас 61 субъект принял свои программы, 20 субъектов пока ещё не приняли, но, по информации, которая имеется у нас, программа находится на подписи высших должностных лиц субъектов Российской Федерации. Единственное, что напрягает, – что в число тех, которые пока не подписали свои программы, входят Чеченская Республика, Республика Ингушетия, Алтайский и Забайкальский края, потому что они относятся, собственно, к регионам с напряжённой ситуацией на рынке труда. И, к сожалению, пока на 15 февраля по всем регионам, которые являются теми, которые отнесены к категории напряжённых, уровень регистрируемой безработицы подрос, он незначительно подрос. Можно пока это отнести на сезонный фактор, как обычно это бывает в начале года. Единственная территория, которая продемонстрировала снижение, – это Курганская область. Все остальные 14 мы мониторам, но пока ситуация там не совсем нам нравится. Но окончательные выводы, я думаю, можно будет делать по данным I квартала, когда начнётся сезонное снижение, наоборот, безработицы, как обычно бывает ежегодно.

В.В.Путин: Нужно работать с регионами, которые пока не утвердили эти программы.

Т.А.Голикова: Да.

В.В.Путин: И добиться того, чтобы эти программы были, тем более что это самые неблагополучные регионы с точки зрения безработицы.

Т.А.Голикова: Да, мы занимаемся.

В.В.Путин: Ну что это – 49, 27%? Это же запредельные величины, мы с вами понимаем. Ясно, что это родилось не вчера, что это проблема, доставшаяся в наследство, но с ней нужно бороться, а для этого нужно иметь ясную программу действий.

Т.А.Голикова: Хорошо.

В.В.Путин: Несколько слов о повестке дня. Сегодня нам предстоит рассмотреть целый ряд вопросов, связанных с укреплением национальной безопасности, развитием Вооружённых сил и оборонно-промышленного комплекса. Речь о совершенствовании системы государственного оборонного заказа, а также о принятии такого базового, стратегического документа, как проект федеральной целевой программы по развитию оборонно-промышленного комплекса Российской Федерации до 2020 года.

В ближайшие 10 лет, как вы знаете, нам предстоит реализовать огромную, беспрецедентную программу переоснащения Вооружённых сил, а для этого потребуется коренным образом обновить и отечественный оборонно-промышленный комплекс, модернизировать существующие и создать новые производства, выйти на лидирующие мировые позиции по всему спектру технологий военного и двойного назначения.

Я назову только несколько цифр. К 2020 году не менее 80% оборудования на предприятиях ОПК должно быть моложе 10 лет. За тот же срок производительность труда в отрасли должна увеличиться в 2,6 раза. Это непростые задачи и цифры, для достижения которых нужно будет как следует поработать. Нам также потребуется многое изменить в усовершенствовании в сфере государственного оборонного заказа, настроить этот механизм на перспективные задачи. Вот я сейчас только встречался с командирами бригад, дивизий в Таманской бригаде, и должен вам сказать, что даже у командиров такого высокого звена возникают вопросы там, прямо задают: «А справится у нас оборонка с таким объёмом?» Это не праздные вопросы, и мы в Правительстве часто спорили по этому поводу. Нужно сделать так, чтоб справилась. По сути, речь должна идти о формировании нового подхода к выстраиванию отношений в цепочке «государственный заказчик–оборонные предприятия», об увязке планирования, размещения и исполнения гособоронзаказа с модернизацией отечественного ОПК, а в конечном итоге – о кардинальном повышении эффективности бюджетных расходов на национальную оборону.

Одна из важнейших задач здесь – это оптимизация госзакупок в области оборонзаказа и закрепление сроков его реализации. Необходимо устранить причины, которые вызывают то простои, то авралы, разного рода постоянные корректировки, уточнения, чехарду с контрактами, и, что меня особенно беспокоит (мы и с министром обороны об этом говорили), перенос финансирования с одной статьи на другую в рамках года с обещанием потом вернуться и дофинансировать что-то в прошедшем году. Очень опасная практика. Мы можем сползти так по отдельным направлениям и никогда не дофинансировать то, что окажется самым нужным.

Нам нужно наладить именно ритмичную, устойчивую работу всех предприятий оборонно-промышленного комплекса в полном смысле на долгосрочную перспективу. Это значит, заводы должны получить возможность планировать свою загрузку заранее и на несколько лет вперёд. Исходя из этого они смогут уверенно выстраивать свои инвестиционные программы, привлекать под них кредитные ресурсы. Мы позавчера об этом в Комсомольске-на-Амуре очень подробно говорили. Предлагаю также зафиксировать размер авансовых платежей со стороны государственного заказчика вплоть до уровня годового объёма финансирования госконтракта. Такая форма работы обеспечит предприятия необходимыми оборотными средствами для всего цикла работ. Собственно говоря, уже Минобороны к этому перешло, уже и три, и пять лет есть, и даже семь лет. Уже такая практика авансирования внедряется.

Далее. Требуется закрепить принципы и методы государственного регулирования цен на поставляемую оборонную продукцию, в том числе определить предельный уровень прибыли исполнителей. При этом чтобы предприятия не попали в ножницы цен, нужно установить жёсткие антимонопольные требования в отношении поставщиков комплектующих, сырья и материалов. С одной стороны, нельзя позволять им задирать эти цены, а с другой стороны, уважаемые коллеги, я хочу обратить ваше внимание на то, что нельзя ставить их в очень сложное положение. Опять же сошлюсь на мою вчерашнюю встречу на Алтае. Там много хороших оборонных предприятий. И некоторые комплектаторы, в том числе, скажем, по производству авиационной и главным образом морской техники, говорят о том, что они работают в ноль, а иногда и в минус. Такого тоже нельзя допускать. Если мы говорим, что у головников рентабельность должна быть 13–15%, почему мы должны комплектаторов ставить в такое разрушительное экономическое положение?

И конечно, особое внимание надо уделить строжайшей дисциплине в сфере оборонных поставок. Гособоронзаказ должен исполняться чётко, безусловно и в срок в рамках предусмотренного финансирования. Всё должно быть поставлено под такую персональную ответственность и руководителей предприятий, отраслей, министерств и ведомств. Любые коррупционные проявления в сфере национальной безопасности и обороноспособности страны абсолютно недопустимы и должны решительно пресекаться.

Важнейшим инструментом модернизации оборонно-промышленного комплекса должна стать федеральная программа. Мы обсуждали её, как я сказал, совсем недавно в Комсомольске-на-Амуре.

Программа рассчитана до 2020 года. За счёт её реализации предстоит существенно расширить научно-технические и производственные возможности отрасли, сформировать передовую инновационную структуру ОПК, увязать по задачам, ресурсам и срокам НИР и НИОКР для выполнения государственной программы вооружений на ближайшую десятилетку. И, конечно же, в центре внимания программы будут подготовка, переподготовка и повышение квалификации специалистов, занятых в оборонной отрасли. Отмечу, что до 2020 года планируется подготовка и переподготовка, повышение квалификации примерно 200 тыс. работников оборонно-промышленного комплекса.

Чтобы создать опережающий научно-технологический задел в отрасли, нам нужно максимально эффективно раскрыть её кадровый потенциал, восстановить преемственность поколений инженеров и технических работников. Крайне важно дать людям возможность выдвигать и реализовывать самые смелые, амбициозные идеи, которые позволят наладить выпуск принципиально новой, конкурентоспособной продукции военного назначения.

Я знаю, что такие люди у нас есть, причём люди достаточно молодые, перспективные, готовые к такой работе, относящиеся к ней и как к своей основной деятельности, и как к хобби одновременно. Это на самом деле очень здорово. Ставку нужно делать именно на таких людей.

Ещё один пункт повестки дня хотел бы отметить. Вопрос прямо связан с обороной и с научно-техническим развитием России. Речь – об одном из самых масштабных проектов современной России: о создании нового космодрома «Восточный». Напомню, он должен заработать уже в 2015 году, а в 2018-м здесь планируются и пилотируемые запуски.

Национальная стартовая площадка обеспечит независимый доступ нашей страны в космическое пространство. Действующие у нас сегодня космодромы – это, вы знаете, космодромы фактически двойного назначения, бывшие военные площадки, а основной космодром Советского Союза остался в Казахстане. Да, у нас есть договор, есть соответствующие контракты на использование, но Россия должна иметь и свой космодром. Это позволит выводить на орбиту аппараты самого разного назначения, выполнять пилотируемые полёты и перспективные программы по изучению и освоению небесных тел. Кроме того, космодром станет базой для развития международного сотрудничества в этой сфере. Реализация такого проекта должна подтвердить высокий научный и технологический статус нашей страны, и, что особенно важно, космодром должен стать ещё одним мощным центром развития Дальнего Востока. Новая инновационная технологическая площадка, само воплощение в жизнь такого проекта позволят раскрыться тысячам профессионалов, а также даст путёвку в жизнь многим молодым специалистам не только в области космонавтики, но и в смежных отраслях.

Сегодня наша приоритетная задача – опережающими темпами создавать всю необходимую обеспечивающую инфраструктуру. По сути, речь идёт о создании здесь современного города с аэропортом, автомобильными и железными дорогами, инженерными сетями, государственным жилым фондом и социальными объектами – детскими садами, школами и больницами. Мы не должны повторять прежних известных ошибок, когда нужные стране объекты строились любой ценой, а людям элементарно просто негде было жить. По некоторым объектам мы знаем, например на БАМе, так людей и бросили в вагончиках, даже жильём их назвать нельзя, даже в аварийное жильё не попадают.

Здесь нужно создать все условия не только для успешной работы космодрома «Восточный», но и для комфортной, достойной жизни людей, которые там будут трудиться. Это обязательное требование.

Давайте начнём работать.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 22 февраля 2012 > № 498495 Владимир Путин


Россия. СФО > Армия, полиция > premier.gov.ru, 21 февраля 2012 > № 497988 Владимир Путин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин встретился в Барнауле с сотрудниками органов внутренних дел Алтайского края.

Разговор шёл прежде всего о социальных вопросах, в частности повышении денежного довольствия и обеспечении жильём сотрудников органов внутренних дел края.

Стенограмма:

В.В.Путин: Добрый день, уважаемые друзья, товарищи офицеры!

Я не буду сегодня говорить о реформе системы Министерства внутренних дел. Об этом очень много было сказано, написано, много было споров. Нам всем понятно, мы знаем, чем она вызвана, чему посвящена и какие цели перед собой ставит. Скажу в начале нашей беседы только одно, что дело, которому вы себя посвятили, безусловно, является очень важным, очень нужным для страны и для нашего народа, и, конечно, сложным. Сложным и потому, что нужно работать с людьми. Сложным потому, что по результатам, по стилю вашей работы судят о всей государственной власти. Сложным потому, что условия, в которых нам приходится жить и вам работать, являются и опасными иногда. Последние события на границе между Дагестаном и Чечнёй, где погибли ваши товарищи, сотрудники Министерства внутренних дел, лишний раз подтверждают мою правоту. Но вы сделали правильный выбор – посвятили себя служению Родине, стране, служению нашим гражданам.

Но сегодня, будучи здесь, в Барнауле, я бы хотел поговорить с вами прежде всего о социальной стороне вашей службы. Хотел бы узнать, как до вас дошли и доходят решения в социальной сфере, связанные с повышением денежного довольствия. Здесь и ветераны есть, я смотрю, – как дошли до вас решения, связанные с повышением пенсионного обеспечения, связанные с другими социальными выплатами, в том числе по болезни, полученной на службе, по решению жилищных вопросов. С удовольствием отвечу на те вопросы, которые у вас есть, а их наверняка не может не быть. Предлагаю провести нашу сегодняшнюю встречу в свободной, непринуждённой манере.

Пожалуйста, уважаемые друзья, коллеги, прошу вас.

С.Н.Перова (начальник департамента по финансово-экономической политике и обеспечению социальных гарантий МВД России): Светлана Николаевна Перова, начальник финансового департамента. Наверное, я хочу выразить общее мнение всех здесь сидящих и вообще всех сотрудников милиции и поблагодарить Вас за огромную помощь, которую Вы лично оказываете как с точки зрения материально-технического обеспечения органов внутренних дел, так и, естественно, за социальные вопросы, о которых мы сегодня, наверное, будем говорить. Хотелось бы Вам сегодня доложить: в соответствии с Вашим поручением мы провели мониторинг в январе выплаты нового денежного содержания как по всем субъектам, так и по организациям и учреждениям системы внутренних дел. Сейчас уже можно сделать вывод, что те показатели, которые планировались, достигнуты. Создана новая система, новая структура системы денежного довольствия. Её основу составляют оклад и оклад по званию, основное, – это половина денежного довольствия. Должностные оклады по званию возросли где-то в 4 раза в среднем, а денежное довольствие в целом по стране возросло в 2 раза. Но, как показал мониторинг, есть отдельные категории, у которых не в таких пропорциях возросли, а в меньших. Категории эти в основном руководители. В своё время они получали достаточные стимулирующие компенсационные выплаты. Это руководители территориальных органов, это руководители территориальных органов полиции, некоторые сотрудники категории ОМОН и ОМСН, наши оперативные подразделения. Для того чтобы выровнять и соблюсти эту пропорцию, нами вносятся изменения уже в те документы, в те ведомственные приказы, которые мы подписали и будем и дальше работать с учётом новых приказов.

Но, к сожалению, Владимир Владимирович, у нас возможности в этом плане не такие большие, то есть мы в определённых рамках находимся. Фонд заработной платы – это основные выплаты, оклады по званию и стимулирующие компенсационные, которые у нас сегодня фиксированные. Они в фонде оплаты труда занимают порядка 90%. Поэтому нам приходится в этих рамках вносить коррективы. Что касается всех дополнительных доплат – я имею в виду доплат за работу, за особые условия, надбавку за особую службу, за риск – в фонде оплаты труда у нас где-то 8,5%, 46 млрд. И Вы знаете, что было поручение Президента, – мы через НОУС (надбавка за особые условия службы) увеличили денежное довольствие московской и подмосковной полиции.

В.В.Путин: На 10%, по-моему, да?

С.Н.Перова: Да. На 10%, до 65 тыс. мы довели в Москве и до 60 тыс. в Московской области, поэтому возможности наши небольшие. И, естественно, с учётом того, чтобы выровнять денежное довольствие этих категорий, наверное, просили бы Вас дать поручение ещё раз дополнительно проработать вопрос нам вместе с Минфином и где-то дополнительные денежные средства в рамках исполнения 2012 года, может быть, изыскать.

Кроме того, мы промониторили то, что были установлено, – региональные доплаты в субъектах. Сегодня они не выплачиваются в регионах, я имею в виду стимулирующие выплаты. Решили по Москве и Московской области, но, к сожалению, у нас не попала транспортная полиция Москвы и Московской области. И в Ханты-Мансийске, и в Ямало-Ненецком округе у них незначительно увеличилось денежное довольствие. И, конечно, в рамках того поручения, которое было тоже дано Президентом, – подготовить законопроект, который бы дал возможность нам, право главам субъектов делать ещё эти дополнительные доплаты, если это возможно. Я знаю, что и в Алтайском крае участковым инспекторам где-то до 1 тыс. рублей была такая доплата, и она в принципе была как стимулирующая.

В.В.Путин: Сейчас я отвечу. Давайте мы ребят послушаем, а потом вернёмся к тому, что вы сказали.

Пожалуйста.

К.В.Арчибасова (инспектор по делам несовершеннолетних): Уважаемый Владимир Владимирович, инспектор по делам несовершеннолетних, Арчибасова Кристина Валерьевна. В январе текущего года сотрудникам полиции значительно повысили денежное довольствие…

В.В.Путин: Вы уже работаете?

К.В.Арчибасова: Так точно.

В.В.Путин: То есть вы не студентка института?

К.В.Арчибасова: В августе 2011 года окончила Барнаульский юридический институт.

В.В.Путин: И работаете здесь, в Барнауле, да?

К.В.Арчибасова: Да-да, то есть с сентября по распределению вышла на службу в должности инспектора по делам несовершеннолетних.

В.В.Путин: И сколько у вас подопечных?

К.В.Арчибасова: Сколько подопечных? По Индустриальному району 256 вообще.

В.В.Путин: Вы работаете в Индустриальном районе?

К.В.Арчибасова: Я работаю в Индустриальном районе, отдел полиции №2.

В.В.Путин: Условия работы там нормальные у вас?

К.В.Арчибасова: Да, вполне. Вполне нормальные условия.

В.В.Путин: А какие нормальные? Что у вас там есть?

К.В.Арчибасова: Если говорить касаемо конкретно рабочего места, то, разумеется, здесь проблем никаких не возникает. То есть, как только я пришла на службу, мне как вновь прибывшему сотруднику сразу показали, приняли: «Вот это твой рабочий стол…»

В.В.Путин: Помещение нормальное, в нормальном состоянии? Всё там достойно выглядит, ничего не протекает, не холодно?

К.В.Арчибасова: Нет, не протекает и не холодно – это точно. Нормально. Ознакомили сразу с работой, положили на стол картотеку, учёт несовершеннолетних – непосредственно тех, кто состоит на профилактическом учёте. То есть, как говорят, сразу в бой просто и всё. Вот так вот.

В.В.Путин: Сколько, вы сказали, подопечных? Двести…

К.В.Арчибасова: 256, но это на весь Индустриальный район.

В.В.Путин: Это лично за вами закреплено?

К.В.Арчибасова: Нет, лично за мной закреплено гораздо меньше.

В.В.Путин: Сколько? Вот я спросил, у вас-то сколько?

К.В.Арчибасова: У меня 9 несовершеннолетних состоит на учёте.

В.В.Путин: 9?

К.В.Арчибасова: Да. Почему 9? То есть в принципе, наверное, у меня как у инспектора из всего нашего отдела меньше всего. Почему? Потому что моя территория, административный участок, – это новый район, то есть это новостройки, и он считается более благополучным. Действительно, там чистые, хорошие дворы, ухоженные, и даже по школе, по людям видно, уровень гораздо выше…

В.В.Путин: То есть там просто повыше уровень как бы и благосостояния, уровень жизни?

К.В.Арчибасова: Да.

В.В.Путин: Вот видите как.

К.В.Арчибасова: Новые дома, соответственно, новое жильё – не каждый же может себе позволить, а там именно новые квартиры. Это новый квартал, наверное, с этим связано, потому что действительно есть разница – либо середина, центр района, либо более на периферии.

В.В.Путин: И в среднем сколько лет вашим подопечным?

К.В.Арчибасова: В любом случае до 18, но в среднем – 14, в основном 14 лет. Это такой возраст, когда действительно нужно их брать под контроль обязательно, потому что они ещё как-то...

В.В.Путин: И без вас их взять под контроль сложно? Почему вы нужны там? Почему их родители не могут взять под контроль? Что там происходит? Что это за семьи?

К.В.Арчибасова: Если родители могут взять под контроль, то и вопросов не возникает, ведь у нас на профилактический учёт становятся именно те несовершеннолетние, которые либо ведут антиобщественный образ жизни, либо совершили преступление до достижения возраста уголовной ответственности, то есть что-то вот такое. Если у них какие-то простые дисциплинарные проступки в школе, это же не обязательно профилактический учёт. Мы проводим с ними обычную профилактику. Я как школьный инспектор не менее двух раз бываю в школе, зачастую и больше. Разъяснительная работа постоянно ведётся, постоянно ведутся какие-то лекции по тематике именно их правильного поведения, чтобы они не совершали правонарушения и преступления.

В.В.Путин: А есть шанс, что они станут на этот путь исправления?

К.В.Арчибасова: Я думаю, что есть безусловно, иначе зачем бы мы работали?

В.В.Путин: То есть вы их любите?

К.В.Арчибасова: Да, конечно. А как? Я стараюсь всегда, вот лично я, найти с каждым ребёнком общий язык и как-то не так, чтобы он думал, что это человек в мундире, а именно вывести его на такой разговор, чтобы он относился в первую очередь как к другу, человеку, которому он может довериться… Потому что родителям они зачастую стесняются, боятся что-то рассказать, а к нам приходят, и уже многие у нас, как мы говорим, наши учётники, то есть те несовершеннолетние ребятишки, которые состоят у нас на учёте, зачастую просто к нам в гости приходят.

В.В.Путин: А ваша форма их не пугает?

К.В.Арчибасова: Наша форма? Да как-то не замечала. Мне кажется, нравится. Наоборот, в связи с изменением они даже интересуются.

В.В.Путин: А вам самой и всем остальным нравится новая форма?

К.В.Арчибасова: Нравится, безусловно. Мы её совсем недавно получили, и она гораздо легче, то есть та ткань, если уж говорить, банально, была очень тяжёлой и плотной. Особенно мы ждём лета, когда будет тепло, я думаю, в этой форме будет гораздо проще работать.

В.В.Путин: Так какой у вас был вопрос?

К.В.Арчибасова: Во-первых, как я уже озвучила, было повышено денежное довольствие. Хотелось бы поблагодарить руководство страны за проявленное внимание и заботу. Вместе с тем ни для кого не секрет, что деньги имеют свойство обесцениваться из-за инфляции. Владимир Владимирович, скажите, пожалуйста, что будет сделано в дальнейшем? Планируется ли индексация заработной платы или же будут установлены надбавки в фиксированных суммах?

В.В.Путин: Нет, в соответствии с действующим законодательством и с новым законом предусмотрена ежегодная индексация в соответствии с уровнем инфляции. На следующий год, по предварительным оценкам, это оценки предварительные, ожидается инфляция где-то в районе 6%. Напомню, что у нас в прошлом, в 2011 году, была 6,1%. Это самая низкая инфляция за предыдущие 20 лет. Я не уверен, что нам удастся удержать инфляцию на таком же уровне и на следующий год, хотя мы планируем 6%. Там по целому ряду объективных обстоятельств она может чуть-чуть даже подрасти. Но мы, конечно, будем стараться держать её на самом низком уровне. Вот в соответствии с этим уровнем инфляции и будет проведена индексация денежного содержания. Так что можно не переживать на этот счёт. Пожалуйста, ребята, кто ещё?

М.В.Сергеев (следователь по особо важным делам, старший лейтенант юстиции): Владимир Владимирович, разрешите?

В.В.Путин: Да, прошу вас.

М.В.Сергеев: Следователь Главного следственного управления Сергеев Максим Владимирович. У меня такой вопрос, который интересует достаточно много сотрудников полиции. В настоящее время в связи с новым законодательством у сотрудников полиции появилась возможность приобрести жильё при помощи так называемой единовременной социальной выплаты. Допустим, я проработал в органах внутренних дел чуть более 9 лет, и в 2012 году я не смогу её получить по той причине, что у меня нет 10-летнего стажа в календарном исчислении. В этой связи хотелось бы узнать, как долго ещё будет реализовываться данная программа?

В.В.Путин: Вы специализируетесь на каких-то делах или вы, так сказать, широкого профиля специалист?

М.В.Сергеев: У нас идёт специализация, то есть у меня в отделе работа по бандитизму и деятельности организованных преступных сообществ, и, соответственно, статьи довольно тяжёлые.

В.В.Путин: Ничего себе! Да, это серьёзно. Какие-то дела доведены уже до суда, закончились обвинительными приговорами?

М.В.Сергеев: Да, конечно. В этом году мной было направлено дело по статье 209 «бандитизм», в данное время оно на рассмотрении. В том году довёл до конца, сдал в суд, приговор состоялся по 209-й.

В.В.Путин: А у вас в дипломе специализация какая указана – «правоведение» или там уже более узкая специальность?

М.В.Сергеев: Нет, у меня указано «правоохранительная деятельность».

В.В.Путин: «Правоохранительная деятельность»? Вы тоже заканчивали этот институт?

М.В.Сергеев: Да. Я в 2006 году пошёл работать, в 2007-м в феврале у меня выпуск был по специальности «правоохранительная деятельность».

В.В.Путин: Понятно. Ладно, теперь по поводу вашего вопроса. Мы с вами понимаем, что сотрудники милиции, сотрудники полиции теперь, сотрудники внутренних дел в отличие от военнослужащих всё-таки живут на одном месте. И много сложностей как для всех наших граждан с приобретением жилья, но в самом тяжёлом положении находятся, конечно, военнослужащие, которые вынуждены переезжать с одного места на другое. Мы с вами все взрослые люди, понимаем, что это такое. У нас в народе говорят: два раза переехать – всё равно что один раз сгореть. Я это видел, я сам был военнослужащим и за границей работал, служил и видел, как армейские люди решают такие проблемы: всё это валится в контейнер, потом перетаскивается, половина теряется. И часто неизвестно, куда контейнеру этому нужно ехать, куда его направлять, потому что жилья нет. И мы, конечно, в первоочередном порядке должны были закрывать и закрываем проблему военнослужащих, Министерства обороны.

Но и в Министерстве внутренних дел эта проблема стоит остро, и мы это прекрасно понимаем, поэтому здесь по нескольким направлениям нужно действовать. И действуем: это приобретение служебного жилья, это возможность в поднаём давать жильё и возможность получать эту единовременную выплату, о которой вы сказали. Действительно, в соответствии с принятым решением на эту единовременную социальную выплату имеют право люди, прослужившие в органах МВД не менее 10 лет. В этом году, Рашид Гумарович (Р.Г.Нургалиев) не даст мне соврать, по-моему, около 5 млрд (4,88 млрд) мы предусмотрели на эту единовременную денежную социальную выплату для приобретения жилья. На следующий год мы пока такого решения не принимали, но мы его примем, имея в виду, что его нужно закладывать в бюджет, а бюджет следующего года мы ещё не разработали, мы только начинаем работать над бюджетом следующего года, так что это правило мы отменять не собираемся. Я очень рассчитываю на то, что и деньги будут на следующий год, и вы сможете на следующий год претендовать на эту выплату для приобретения жилой площади. Спасибо. Пожалуйста, прошу вас.

А.Е.Вяткин (председатель совета ветеранов ОВД Алтайского края, подполковник милиции в отставке): Вяткин Александр Ефимович. Владимир Владимирович, разрешите мне от имени ветеранов, пенсионеров, поблагодарить за достойное повышение пенсии. Мы, ветераны, очень довольны. Я всю жизнь проработал в милиции и всегда был связан с этой, как говорят, пенсионной службой. Я не помню… Такого роста пенсий давно у нас (и на Алтае, и в целом по России) не было. Пенсии действительно повысились, причём повысились, как и обещалось. Если говорить и о моих друзьях-товарищах, с которыми я служил, то они довольны. Мы буквально недавно объехали практически 30% районов края, повстречались с ветеранами, и, конечно, был вопрос их пенсионного содержания. Вот тот уровень, который сегодня у пенсий, он их, конечно, удовлетворяет. Конечно, вопросы есть, это все понятно. И сегодня мне бы хотелось обострить тут такой момент. Это, наверное, интересует не только нас, интересует и забота в целом по стране. В нашу ветеранскую организацию обращаются вдовы, семьи погибших, инвалиды, получившие заболевания в период прохождения службы, в связи с тем, что им пенсии сегодня не увеличиваются. Поэтому я бы попросил, Владимир Владимирович, Вашего содействия или участия в рассмотрении этой проблемы, а проблема эта очень серьёзная.

В.В.Путин: Александр Ефимович (обращаясь к А.Е.Вяткину), да? Это действительно момент, который был упущен в ходе подготовки к этому реформированию. Связано это с тем, что у нас пенсии считаются с понижающим коэффициентом от уровня денежного довольствия минус 54. И нужно было сделать соответствующие перерасчёты для тех людей, которые получают пенсию в связи с потерей кормильца, либо в связи с инвалидностью, полученной вследствие заболевания на службе. Это нужно исправить, потому что у них и так исходные данные небольшие, да ещё с понижающим коэффициентом, и получилось очень мало. Поэтому мы сейчас рассматриваем вопрос о том, чтобы для тех, кто получает пенсию по потере кормильца, там этот понижающий коэффициент изменить, по-моему, от 30 до 40, да? Нет, от 40 до 50, по-моему.

Реплика: Увеличить размер.

В.В.Путин: Ну да, да. От 30 до 50, по-моему. А тем, кто получает пенсию по инвалидности, там тоже изменить от 30 до 40, по-моему. И в самое ближайшее время это решение будет принято. Но до тех пор, пока оно не принято, Правительство уже приняло решение сохранить уровень пенсионного обеспечения на уровне 2011 года, с тем чтобы понижения не было. И после этого в самое ближайшее время мы пересчитаем, и пенсии обеим категориям этих граждан будут повышены.

А.Е.Вяткин: Спасибо.

В.В.Путин: Пожалуйста, товарищи, ещё.

Д.А.Зацепин (дежурный отдельного батальона дорожно-патрульной службы, старший лейтенант полиции): Разрешите, Владимир Владимирович?

В.В.Путин: Пожалуйста.

Д.А.Зацепин: Дежурный для выезда на дорожно-транспортные происшествия Зацепин Дмитрий. Вопрос в продолжение темы о жилье. В недавнем своём выступлении Вы поднимали вопрос о необходимости разработки программы ипотечного кредитования для бюджетников на льготных условиях. Если я не ошибаюсь, вопрос был о 4% годовых. Хотелось бы уточнить, какие категория бюджетников Вы подразумевали? И имели ли Вы в виду сотрудников правоохранительных органов в целом, сотрудников органов внутренних дел в частности? Спасибо.

В.В.Путин: У нас создана специальная ипотечная льготная система для военнослужащих Министерства обороны, для МВД такой системы не разрабатывалось, но в принципе можно подумать и об этом. Вопрос, конечно, в источниках финансирования. Повторяю ещё раз: мы всё-таки исходим из того, что сотрудники Министерства внутренних дел живут на одном месте, они не переезжают с места на место. Но когда мы говорим о льготном кредитовании, то имеем в виду прежде всего, конечно, молодые семьи.

И вот, Дмитрий Анатольевич (Д.А.Зацепин), вы явно в эту категорию попадаете. Я не вижу, почему бы мы не могли в системе МВД развивать подобные льготные ипотечные системы. Можно проработать вообще в принципе для всех сотрудников МВД такую льготную накопительную систему, из года в год её немножко модернизировать. Модернизировать то, что у нас имеется для Министерства обороны, но в целом об этом подумать можно. Но уже совершенно очевидно, что для молодых сотрудников, молодых семей Министерства внутренних дел, для полиции, для других служб, конечно, можно это сделать. Александр Богданович, у вас наверняка ведь есть такие системы для молодых семей, да?

А.Б.Карлин (губернатор Алтайского края): Да, Владимир Владимирович.

В.В.Путин: Практически в каждом регионе Российской Федерации.

А.Б.Карлин: Мы активно реализуем программу, в частности «Молодая семья». Здесь я должен сказать и поблагодарить наши федеральные структуры и Правительство. Мы, Владимир Владимирович, занимаем первую позицию в стране по объёму средств, которые мы получили из федерального бюджета, по программе «Молодая семья». И по этой программе в прошлом году мы решили вопрос о государственной поддержке 1807 молодым семьям в Алтайском крае. 400 млн с лишним федеральных, наши региональные и муниципальные – в целом поддержка в совокупности составила около 1 млрд рублей для этой категории семей.

В.В.Путин: Закон не запрещает использовать эти федеральные средства, в том числе и на поддержку сотрудников…

А.Б.Карлин: Владимир Владимирович, не то чтобы не запрещает, мы немножко региональной нормой (я считаю, не противореча закону) определили профессиональный круг тех, кто выполняет наиболее значимые социальные функции, кто в этой очереди имеет право на первоочередное получение, если он попадет под категорию «молодая семья» государственной поддержки. И сотрудникам органов внутренних дел и полиции мы такую поддержку тоже оказываем.

В.В.Путин: То есть они в этот перечень попадают?

А.Б.Карлин: Да.

В.В.Путин: По каким каналам вы это осуществляете? Это субсидирование ставки и первый взнос и как дальше?

А.Б.Карлин: Это поддержка, которая осуществляется из трёх источников бюджета, её совокупный объём зависит от состава семьи. Если трое детей в молодой семье, то поддержка из федерального, регионального и муниципального бюджетов в общей сложности доходит до 850–900 тыс. У молодой семьи, где пока детей нет либо есть один ребенок, эта поддержка несколько меньше, но она тоже не бывает, как правило, ниже 350 тыс. Это цена сертификата для молодой семьи, это идёт в зачёт платы за жильё. А то, что не покрывается сертификатом, это по различным схемам, в том числе по ипотечным, уже, что называется, другая сторона вопроса.

В.В.Путин: Во многих регионах делают так: при рождении, скажем, второго и последующих детей регионы последовательно гасят часть тела кредита и, по-моему, при рождении третьего ребёнка в некоторых регионах вообще целиком списывают. Это хорошая практика, Александр Богданович.

А.Б.Карлин: Владимир Владимирович, мы практику эту знаем и даже ей несколько завидуем. Наращиваем доходы нашего бюджета, в том числе регионального, чтобы такие схемы… Они нам известны. Мы будем стараться их тоже реализовывать.

В.В.Путин: Во всяком случае сотрудники МВД в эти схемы попадают.

Пожалуйста.

С.С.Онищенко (старший участковый уполномоченный, капитан полиции): Владимир Владимирович, старший участковый уполномоченный отдела полиции №7 Онищенко Станислав. В соответствии с федеральным законом «О полиции» мне было предоставлено служебное жилое помещение, в связи с чем мне хотелось бы от Вас услышать: в случае моего перевода и смены места жительства….

В.В.Путин: А вы куда собрались из Барнаула? Такой город хороший!..

С.С.Онищенко: У меня вопрос такой: предоставят ли мне в другом регионе служебное жилое помещение?

В.В.Путин: В соответствии с законом, о котором вы упомянули, в течение шести месяцев вам должны предоставить служебное помещение. Если соответствующего фонда нет в местных органах власти, то местные органы власти обязаны арендовать и предоставить вам жильё.

С.С.Онищенко: Спасибо.

Р.З.Тимерзянов (начальник ГУ МВД России по Алтайскому краю, генерал-майор полиции): Владимир Владимирович, разрешите?

В.В.Путин: Пожалуйста.

Р.З.Тимерзянов: Начальник Главного управления по Алтайскому краю, генерал-майор полиции Тимерзянов. Здесь в продолжение разговора о служебном жилье как раз… Проблема действительно есть, и хотелось бы попросить Вас обратить внимание и поддержать нас в этом. В частности, допустим, здесь говорили конкретно о служебном жилье для участковых – да, там по закону прописано шесть месяцев. В общих понятиях остального служебного жилья… У нас есть расценки, и Минрегионразвития в определённый период, в частности сейчас, раз в квартал определяет, сколько, какая сумма выделяется для приобретения. К сожалению, так получается по жизни, что та сумма, которую Минрегионразвития определяет – в частности, скажем, на IV квартал, по Алтайскому краю была определена в размере 27 050 рублей, а цены у нас и разбег цен… Самая минимальная цена, если по черновой даже отделке, начинается от 30 тыс. и выше. Естественно, мы никак в эти рамки не попадаем. И здесь хотелось бы просить решить этот вопрос. Один из вариантов, что в пределах тех же лимитов, которые нам отведены, но чтобы мы могли брать хотя бы за минимальные суммы, так как в принципе, я знаю, что в некоторых федеральных ведомствах этот вопрос уже решился.

В.В.Путин: В некоторых ведомствах федеральных, скажем в Министерстве обороны, делают так: если за лимит человек выходит, он хочет приобрести квартиру, но большей площадью, чем положено по лимиту, он просто сам доплачивает Министерству обороны. И в целом, насколько я знаю, с офицерами разговаривал (я регулярно с ними встречаюсь), они в целом этим довольны. После повышения уровня оплаты денежного довольствия в целом они готовы это сделать тогда, когда хотят получить квартиру большей площадью. Но можно ли изменить порядок, при котором, скажем, в регионе можно было бы приобретать жильё служебное для сотрудников Министерства внутренних дел не по нормам, а больше? Можно, но тогда будет просто меньше жилья и меньше будет желания укладываться в эту норму. Вот и всё. Подумать об этом можно.

Р.З.Тимерзянов: Я извиняюсь, конечно, но здесь вопрос чуть о другом: не о нормах (выше квадратных метров), а стоимость… Вот один квадратный метр стоит на сегодняшний день от 30 и выше…

В.В.Путин: Я понимаю, но в конечном итоге сводится к тому, что я сказал. Я понимаю прекрасно, о чём вы говорите. Вы думаете, что я первый раз слышу что ли? Я регулярно занимаюсь этими вопросами, через день.

Р.З.Тимерзянов: Это же понятие служебного жилья, так? А как бы мы не хотели, сегодня согласно всем требованиям ротация в МВД тоже пошла, и пошла довольно-таки серьёзно.

В.В.Путин: Я понимаю. Я всё это понимаю. Вопрос: можно? Конечно, мы смотрим на это. В связи с инфляцией растёт стоимость квадратного метра. Это всё понятно. Но в то же время, когда подрядчик осуществляет работы по государственному заказу, это означает, что он имеет этот заказ надёжно, и он должен держать определённую цену. Конечно, стоит их только отпустить… Рынок есть рынок: вы пальчик дадите им, они вам сразу цап, и по локоть ручку-то и откусят, поэтому нужно здесь очень аккуратненько. Всё возможно. И мы с Рашидом Гумаровичем (Р.Г.Нургалиевым), с вашими экономическими службами, конечно, будем держать этот вопрос на контроле.

Р.З.Тимерзянов: И разрешите ещё один вопрос?

В.В.Путин: Пожалуйста.

Р.З.Тимерзянов: Исходящий тоже из финансовых явлений и поддержки. Я очень долго работаю в органах внутренних дел, мы всю жизнь пользовались поддержкой местных органов, органов власти субъектов. Закон «О полиции» новый тоже разрешает, мы имеем право пользоваться…

В.В.Путин: О какой поддержке вы сейчас говорите? Там много всяких видов поддержки. Что именно?

Р.З.Тимерзянов: Финансирование конкретных целевых программ, связанных с профилактикой преступности, борьбы с преступностью, безопасностью дорожного движения. Были определённые выплаты на поддержку на местах, скажем, различных наших структур, плюс, конечно, и как сегодня уже Светлана Николаевна говорила, конкретные выплаты конкретной категории сотрудников. Сегодня в принципе эта разрешительная сторона есть, но нет механизма выполнения этих моментов. И фактически на местах…

В.В.Путин: Я сейчас разъясню. Там не всё то, о чём вы сказали, есть и разрешено. Выплаты денежного довольствия не разрешены, вот в этом проблема. И именно поэтому (Светлана Николаевна об этом правильно сказала) возникли проблемы у сотрудников внутренних дел в Москве, в Московской области, на северах, в Ямало-Ненецком автономном округе и в Ханты-Мансийского округе. Там тоже произошло повышение денежного довольствия, но не в 2 раза, как в целом в среднем по стране, а где-то в 1,5 раза – тоже в принципе немало, но не так, как ожидали люди. И вот эту разницу мы не смогли даже покрыть, увеличив денежное довольствие этих категорий, вернее, сотрудников МВД, работающих на этих территориях, на 10% из федерального бюджета. Всё равно не хватило, чтобы у них в среднем выросло денежное довольствие так же, как по стране. И сейчас мы готовим поправки в действующее законодательство, в закон «О полиции», с тем чтобы разрешить регионам, которые хотят (а регионы действительно многие хотят) продолжить выплату таких надбавок. И этот уровень заработной платы, уровень денежного довольствия в регионах Москвы, Московской области, в Ямало-Ненецком автономном округе и в Ханты-Мансийском округе будет достигнут, так же как по стране. Мы сделаем это в самое ближайшее время – такая поправка в действующий закон будет внесена. Это первая часть вопроса.

Вторая часть вопроса связана с материально-техническим обеспечением. Здесь действительно местные органы власти, региональные органы власти, точнее, имеют право, так же как и в прошлом, оказывать поддержку органам внутренних дел на местах. Такое право у них никто не забирал. И здесь возможны два варианта. Первый вариант – когда региональные органы власти что-то покупают или передают какое-то имущество и ставят на баланс либо в пользование отдают (в аренду или безвозмездное пользование) соответствующим органам внутренних дел. Или второй вариант: они могут предоставить субсидию из федерального бюджета. У нас не только федеральный бюджет (ну, как правило, конечно, федеральный бюджет предоставляет), но, чтобы технически решить этот вопрос, узаконить его, региональные органы власти могут оформить эту помощь как субсидию федерального бюджета. И Александр Богданович наверняка об этом знает. Знаете, Александр Богданович?

А.Б.Карлин: Да, Владимир Владимирович. И я должен Вас заверить, что после принятия пакета законов о реформациях в системе внутренних дел и принятия законов «О полиции» и «О службе в органах внутренних дел» мы ни одну программу не свернули, мы финансирование ни по одной программе не сократили. У нас три специальные региональные программы, которые направлены как раз на решение вопросов профилактики правонарушений и преступлений и связанных с этим. Но у нас ещё в 20 региональных программах, которые в общем можно квалифицировать как социально-экономические, – там мы сознательно это делали, зашивали вопросы, которые напрямую воздействуют на пласт правонарушений и преступлений.

Ренат Закиевич (Р.З.Тимерзянов) говорит о решении ряда вопросов. Я хотел бы здесь одну нашу тему озвучить, Владимир Владимирович, и Рашид Гумарович (Р.Г.Нургалиев) на этих объектах был, он меня поддержит. У нас такой очень интересный проект мы начали реализовывать – создание квартир-офисов для участковых инспекторов полиции сейчас. Это на самом деле…

В.В.Путин: Им только ещё не хватало жить там, где они работают. Вот вы им подарок такой сделаете. Жена их сожрёт. Вместо того чтобы гостей принимать, к ним будут приходить…

А.Б.Карлин: Министр одобрил.

В.В.Путин: Ну министр одобрил, конечно. Их подопечные будут приходить…

А.Б.Карлин: Там интересная получается такая точка, и очень к этому положительно относится население, потому что…

В.В.Путин: А сами-то сотрудники полиции как к этому относятся? Им хочется жить там, где они работают?

А.Б.Карлин: По крайней мере в тех точках, где мы такие… Это квартиры со всеми удобствами, по сути дела, современные. Мы подобрали таких желающих…

В.В.Путин: Александр Богданович, вы подумайте. Я понимаю, когда для врачей такая программа, врачей общей практики, когда они живут и работают рядышком. Люди приходят к ним с бедой. А здесь как они будут?

А.Б.Карлин: А это скорая социальная помощь, которую полиция оказывает, Владимир Владимирович.

В.В.Путин: Не знаю, вам виднее, вот посоветуйтесь с министерством….

А.Б.Карлин: И вот мы сейчас с аппаратом министерства эту тему отрабатываем. Здесь есть вопрос с точки зрения того, что помещения муниципалитеты должны предоставлять согласно закону для работы участковых инспекторов полиции, а вопросы служебного жилья – это вопрос уже другой, другой мандат, что называется.

В.В.Путин: Александр Богданович, это ваше дело. Вы как считаете нужным, так и делайте вместе с министерством, вместе с региональным руководством МВД. Вот если бы вы мне предложили, если бы я был участковым уполномоченным, я бы подумал ещё – и жить, и работать, причём работа-то специфическая, в одном месте. Вот Кристина Валерьевна (К.В.Арчибасова) своих ребятишек трудных будет к себе там… они к ней будут приходить. Хотя бы рядом, но не в одном месте. Слушайте, не экономьте на копейках...

А.Б.Карлин: Это в сельских населённых пунктах, очень часто отдалённых.

В.В.Путин: Ну… не знаю. В принципе, я понимаю, что у вас всё нацелено на то, чтобы создать нормальные условия для жизни и работы.

А.Б.Карлин: Я так понял, что здесь присутствует человек, который в таких условиях работает.

С.С.Онищенко: Я непосредственно первооткрыватель, который проживает в офисном участковом пункте полиции.

В.В.Путин: Поэтому он хочет уехать в другое место.

С.С.Онищенко: Я очень доволен.

В.В.Путин: Доволен, но хочет уехать.

А.Б.Карлин: Владимир Владимирович, здесь есть вопрос. Понятно, он же тоже карьерно хочет расти и повышаться и по должности, и по званиям.

В.В.Путин: Конечно, с губернатором будет спорить, министр напротив сидит – он доволен, здоровье наше хорошее, живём мы хорошо, конечно, но хочу уехать. Будет мне там жильё предоставлено или нет, интересуется.

Ренат Закиевич (обращаясь к Р.З.Тимерзянову), а вы в качестве кого работаете?

Р.З.Тимерзянов: Я начальник Главного управления МВД по Алтайскому краю.

В.В.Путин: Ну вот начальство здесь сидит такое. Конечно, они все довольны.

Р.З.Тимерзянов: Нет, тут разнообразие, Владимир Владимирович. Действительно, есть полезность. Я помню, в советские времена у нас, у участковых, точно так же было в деревнях. И здесь идёт по этому принципу. Конечно, во-первых, далеко не в каждом населённом пункте это возможно сделать.

В.В.Путин: Сделайте, как вам нравится. Но, если бы я был участковым уполномоченным, мне было бы некомфортно и жить, и работать в одном месте. Семья же есть, дети, а туда будут народ приводить на разборки. Ну что это такое? Подумайте о людях-то!

А.Е.Вяткин: Можно?

В.В.Путин: Можно, конечно, Александр Ефимович.

А.Е.Вяткин: По этой же тематике. Владимир Владимирович, я понимаю, что такое служба участковых. Я знаю, что без участковых на месте – проблема. Я знаю беду, когда участковый один на два-три села. Я знаю, что его в таких случаях и найти тяжело. А это путь, что сейчас озвучивается… Мне кажется, что на сегодняшний день это выход из положения. И то, что он живёт на одном участке, вернее, на участке, где его домик, это, если обратиться к ряду примеров, имеющихся у нас в крае, всегда было на пользу работе милиции. Это моё субъективное впечатление, но я это ощущал в своё время и постоянно.

В.В.Путин: Александр Ефимович, мне сложно спорить с ветеранами и действующими генералами. Конечно, если другого выхода нет, то это лучше, чем совсем без жилья. Но всё-таки работать и жить в разных местах – имею в виду специфику этой службы – всё-таки лучше. Так, пожалуйста, ещё ребята. Пожалуйста.

М.П.Хорохордин (инспектор отдела организации охраны объектов,, капитан полиции): Капитан полиции Хорохордин Михаил, управление вневедомственной охраны Алтайского края. Уважаемый Владимир Владимирович, подразделение вневедомственной охраны в своей деятельности руководствуется распоряжением Правительства №1629-р, которое утверждает перечень объектов, подлежащих обязательной охране подразделениями полиции. Это такой очень важный и новый для нас документ, мы приступили к его реализации, вот уже два года реализуем Ваше распоряжение. Но при нашей работе у нас на местах возникает ряд проблем именно по физической защите объектов, и в основном эти проблемы связаны, конечно, с сокращением штатной численности, которая так же нас затронула, как и все остальные полицейские службы.

В.В.Путин: Понятно.

М.П.Хорохордин: Конечно, здесь можно говорить, что многое можно сделать, но в настоящий момент мы понимаем, что, возможно, было бы лучше оптимизировать данный перечень, который утверждён Вашим распоряжением. В принципе ряд объектов, которые включены в указанный перечень… В соответствии с законодательством они могли бы самостоятельно обеспечить охрану своих объектов. Допустим, у некоторых структур в своём составе имеются специализированные военизированные подразделения, которые могли бы обеспечить охрану объектов этих структур. Я знаю, что в настоящее время МВД разработало новую редакцию перечня объектов, подлежащих обязательной охране. Мы эту редакцию видели и очень ждём этого документа на местах. И у меня вопрос: возможно ли в кратчайший срок этот перечень утвердить в новой редакции? Решение по этому вопросу уже порядочно затянулось, а работать нам необходимо уже сейчас – это решение необходимо сейчас.

В.В.Путин: Михаил Павлович, извините, затянули. Действительно, так и есть. Мы никак не можем с Рашидом Гумаровичем определить этот список. Рашид Гумарович, имея в виду сокращение штатной численности по этому направлению, всё повычеркал там, ничего не хочет охранять уже, а есть всё-таки объекты, которые без вашей помощи не справятся. Я сейчас не буду их перечислять. Буквально два дня назад смотрел в очередной раз предложения министра и некоторые вещи, если вы обратили внимание, там всё-таки попросил вас оставить, подчеркнул, потому что действительно такие инфраструктурные вещи, жизненно важные, требующие особого внимания нельзя отдать на откуп частным структурам. Конечно, должен быть найден баланс между количеством объектов, которые лежат на ваших плечах, и штатной численностью. Я надеюсь, что мы в самое ближайшее время эту работу завершим, и этот список будет окончательно согласован. Я знаю об этой проблеме. Повторяю ещё раз: мы буквально, если не каждый день, то каждую неделю к нему возвращаемся, и то что-то добавляем, то что-то забираем. Мы уже вроде целиком согласовали, сразу пошли запросы от руководителей этих ведомств, структур о том, что без полиции внешней, без поддержки вневедомственной охраны им не справиться. Они боятся, что будут такие-то и такие-то сбои. И по некоторым вещам трудно не согласиться, и именно в силу чувствительности этого вопроса решение немножко затянулось. Мы его закончим в самое ближайшее время.

Д.А.Зацепин: Разрешите, Владимир Владимирович?

В.В.Путин: Пожалуйста, Дмитрий Анатольевич.

Д.А.Зацепин: Ещё один вопрос в продолжение обсуждения статуса сотрудника органов внутренних дел, маленько хочу с другой стороны задать вопрос: об ответственности сотрудников органов внутренних дел. В ходе проведения реформы в уголовном законодательстве появилась норма, устанавливающая, что совершение умышленного преступления сотрудником органов внутренних дел является отягчающим обстоятельством. Является ли данная норма временной и продиктована ли она велением ситуации, времени, когда эта норма принималась, либо она станет предпосылкой для того, чтобы подобная норма распространилась в дальнейшем на сотрудников всех правоохранительных органов России? Спасибо.

В.В.Путин: Безусловно, законодательство это связало с ситуацией, которая в стране сложилась, с необходимостью повышения ответственности за то, что человек делает. Это выбор каждого человека – он хочет заниматься той или иной деятельностью, тем или иным видом деятельности. Имею в виду определённые ограничения, так же как для людей, которые занимаются, скажем, политической деятельностью, государственной, – они обязаны предоставлять сведения о доходах семьи, близких родственниках и так далее. Ну не хочешь предоставлять такие сведения, не занимайся таким видом деятельности, займись чем-то другим. Не хочешь нести повышенную ответственность за какие-то свои действия, значит, не нужно заниматься этой работой. Общество хочет себя оградить от тех недобросовестных людей, которые могут использовать своё служебное положение в данном случае для личного обогащения. Я не думаю, что это у нас вечно должно сохраняться в законодательстве. Надеюсь, что со временем нормы подобного рода будут исчезать, и на их место будут приходить моральная ответственность и нравственные ориентиры.

Пожалуйста, ребята, ещё. Всё?

Е.Е.Оболенская (заместитель начальника отдела дознания, капитан полиции): Разрешите?

В.В.Путин: Да, пожалуйста.

Е.Е.Оболенская: Заместитель начальника отдела дознания, Оболенская. Подскажите, пожалуйста, Владимир Владимирович, на какой стадии находится решение вопроса о внесении изменения в уголовно-процессуальное законодательство в части, касающейся упрощения систем уголовного судопроизводства, где предварительное следствие необязательно по преступлениям небольшой тяжести, где лица, совершившие преступления, известны уже на стадии возбуждения уголовного дела? То есть ранее это была протокольная форма, сейчас она не действует. И как Вы относитесь к этому?

В.В.Путин: К чему?

Е.Е.Оболенская: К возвращению к протокольной форме именно, к упрощению уголовного судопроизводства.

В.В.Путин: Я в принципе отношусь к этому положительно. Вопрос, конечно, в обобщении практики. И здесь руководство Министерства внутренних дел, прокуратуры и суды должны всё это обобщить и представить нам свои рекомендации, но в целом, я считаю, что так работать легче. А ваше мнение какое, Елена Евгеньевна?

Е.Е.Оболенская: Мне бы хотелось, чтобы вернулись к протокольной форме. Чтобы мы вернулись именно к этому.

В.В.Путин: Да, значит, наше с вами мнение совпадает, точки зрения совпадают. Вопрос в том, какие рекомендации сформулируют суд, генеральная прокуратура и само министерство, обобщив действующую практику.

Е.Е.Оболенская: То есть этот вопрос прорабатывается в настоящее время?

В.В.Путин: Да.

Е.Е.Оболенская: Спасибо.

В.В.Путин: Пожалуйста.

В.А.Лукин (начальник отдела уголовного розыска, старший лейтенант полиции): Владимир Владимирович, разрешите?

В.В.Путин: Да, пожалуйста.

В.А.Лукин: Начальник отдела уголовного розыска Лукин. В контексте вопроса о неотвратимости наказания меня как сотрудника правоохранительных органов, всех моих коллег и наверняка и всех граждан Российской Федерации интересует вопрос о либерализации…

В.В.Путин: О чём? Либерализации?

В.А.Лукин: Да. О тех или иных составах преступления как общеуголовной, так и экономической направленности. Что касается общеуголовной, меня и моих коллег очень сильно озадачивает вопрос в контексте борьбы с таким видом преступления, как наркомания. Как Вы относитесь к этому и считаете необходимым либо, так скажем, ужесточить наказание, или… Как Вы думаете?

В.В.Путин: Вы какое высшее учебное заведение оканчивали?

В.А.Лукин: Омскую академию.

В.В.Путин: Омскую академию. Наверняка все вы и все мы (я тоже) проходили такой курс, который называется «Криминология». И вот в принципе специалисты прежде всего в этой сфере должны дать экспертную оценку того, какой вид деяния сегодня… или сталкиваясь с каким видом деяния, общество должно либо увеличивать наказание, либо смягчать его. Есть, мы с вами хорошо это знаем, определённые границы, за которые бессмысленно и повышать ответственность, и нет смысла её снижать. Должен быть какой-то оптимальный коридор для данного общества в данное время. На мой взгляд, сегодня, имея в виду огромную общественную опасность всего того, что связано с незаконным распространением наркотиков, и всего, что с этим связано, нам ни в коем случае нельзя ничего здесь либерализовать – наоборот, надо ужесточать ответственность.

В.А.Лукин: Спасибо.

Д.А.Зацепин: Владимир Владимирович, разрешите?

В.В.Путин: Пожалуйста.

Д.А.Зацепин: В продолжение темы либерализации как раз сферы, в которой можно эту либерализацию проявить. Хочу задать вопрос, интересующий меня в силу профессии. Напомню, что я – дежурный для выезда на дорожно-транспортные происшествия. Он касается практически всех граждан страны – водителей, автовладельцев, представителей бизнеса в лице страховых компаний. Ни для кого не секрет, что в последнее время крупные города страны захлестнул вал мелких дорожно-транспортных происшествий с материальным ущербом. Правила дорожного движения на сегодняшний день позволяют водителям самостоятельно оформить это происшествие, не дожидаясь сотрудников дорожно-патрульной службы. Водители же на практике этим не пользуются (и есть объективные причины), простаивая часами, дожидаясь сотрудников ГАИ, создавая новые пробки, заторные ситуации. Госавтоинспекция России неоднократно поднимала этот вопрос, привлекала заинтересованные стороны – в частности, представителей Российского союза автостраховщиков, правозащитников, лидеров объединений автовладельцев – для обсуждения вопроса, но вопрос с мёртвой точки не сдвигается. Вот такое практическое предложение – упростить, ещё более простым сделать порядок оформления мелких дорожно-транспортных происшествий, а многие из них, я по своему опыту сужу, могут оформляться по так называемому европротоколу.

В.В.Путин: А что нужно для того, чтобы ещё упростить?

Д.А.Зацепин: Лимит сейчас существует – 25 тыс. рублей возмещение ущерба. Лимит повысить в 2, в 3 раза.

В.В.Путин: И тогда большее количество людей могли бы воспользоваться этой нормой?

Д.А.Зацепин: Да, но это не единственное предложение. Существует психологическая проблема…

В.В.Путин: То есть поднять до 50 тыс. предлагаете?

Д.А.Зацепин: Желательно до 75 даже, потому что много сейчас люди берут автомобилей. Знаете, какая ситуация на автомобильном рынке в стране, что люди активно покупают хорошие новые автомобили.

Второе практическое предложение – это психологический аспект. Люди боятся оформлять дорожно-транспортные происшествия, составляя извещение о ДТП, то есть они элементарно не умеют это делать и им кажется, что это сложно. На самом деле это несложно. И можно внести в программу обучения будущих водителей требования, которые бы обязывали автошколы обучать водителей самостоятельно оформлять, оценивать условия возникновения дорожно-транспортного происшествия. И если позволяют правила дорожного движения, самостоятельно это делать. Ничего сложного в этом нет. И при обучении в автошколе водитель, 2–3 раза заполнив это извещение ДТП, сможет самостоятельно его оформить. Это повысит, мне кажется, культуру между водителями, а само ДТП сделает для него менее стрессовым, повысит культуру взаимоотношения между участниками ДТП. В свою очередь, нам, сотрудникам Госавтоинспекции, это позволит перенаправить больше сил, материальных ресурсов, людских на снижение уровня раненых и погибших от дорожно-транспортных происшествий. Мне кажется, такая реализация была бы в духе как раз последних преобразований в области безопасности дорожного движения.

В.В.Путин: Дмитрий Анатольевич, мне нравится. Не знаю, на первую вскидку, как говорится, мне нравится. Нужно будет, конечно, проанализировать эти предложения, поговорить со страховым сообществом, переговорить ещё со всеми участниками.

Д.А.Зацепин: Страховое сообщество, наверное, потребует гарантий, что к ним мошенники не поплывут.

В.В.Путин: Ну, да-да, я понимаю, я поэтому с них и начал. Нужно будет поговорить с объединениями автолюбителей, с профсоюзами транспортными. Надо продумать. Но в целом мне это предложение нравится. Мы проработаем обязательно. Спасибо вам за идею.

Всё, уважаемые коллеги? Я хочу вас поблагодарить и хочу всем вам пожелать успехов по службе. Ну и дома чтобы всё было хорошо!

М.П.Улитин (заместитель председателя совета ветеранов ОВД Алтайского края, полковник внутренней службы в отставке): Владимир Владимирович, от ветеранов: мы очень просим Вас, мы не так часто встречаемся, а для нас, ветеранов, это первый и последний, наверное…

В.В.Путин: Ну что это вы!

М.П.Улитин: Сфотографироваться.

В.В.Путин: Да, конечно, с удовольствием. Давайте.

Россия. СФО > Армия, полиция > premier.gov.ru, 21 февраля 2012 > № 497988 Владимир Путин


Россия. СФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 18 февраля 2012 > № 496613 Владимир Путин

В.В.Путин, прибывший с рабочей поездкой в г.Абакан (Республика Хакасия), провёл совещание по вопросу ликвидации последствий землетрясений в ряде регионов Сибири.

Премьер, в частности, сообщил, что Республике Тыве как региону, в наибольшей степени пострадавшему от прошлогодних землетрясений, будет выделено дополнительно порядка 400 млн рублей. Также В.В.Путин поручил МЧС и Российской академии наук представить предложения по созданию Центра прогнозирования, мониторинга и реагирования на чрезвычайные ситуации в районе Алтае-Саянского нагорья.

Вступительное слово В.В.Путина:

Добрый день, уважаемые коллеги! Как вы знаете, в сентябре и в декабре прошлого года в ряде районов Сибири прошли землетрясения: в сентябре – где-то 5 баллов, а 27 декабря – аж 9,5 балла в эпицентре. Это очень серьёзно, как вы понимаете. Очень серьёзно! Слава Богу, обошлось без серьёзных разрушений и без жертв. Стихия затронула территории республик Хакасия, Алтай, Красноярского и Алтайского краёв, Иркутской, Кемеровской и Новосибирской областей. Эпицентр в обоих случаях находился в Республике Тыва. Свыше тысячи населённых пунктов, в которых проживает порядка 6 млн человек, затронули эти события. Как я уже сказал, обошлось без серьёзных разрушений и жертв. Хотел бы в этой связи поблагодарить спасателей, медиков, других специалистов, которые работали на ликвидации последствий.

Но сделать предстоит гораздо больше, чем сделано, потому что, хотя и не было серьёзных разрушений и жертв, всё-таки эти последствия и разрушения были многочисленными. Сразу хотел бы сказать, что, судя по предварительным материалам, с которыми я ознакомился в ходе подготовки к сегодняшней встрече, нам нужно будет дополнительно оказать помощь Республике Тыва, потому что она и в эпицентре находилась, и разрушений там больше всего, и люди больше всего там пострадали. По предварительным оценкам, мы должны будем направить на помощь Тыве где-то 400 млн рублей. Я прошу, чтобы эти средства были прежде всего направлены на помощь людям, на восстановление жилья, ну и, конечно, на восстановление инфраструктуры. Здесь около тысячи жилых домов нужно восстанавливать, порядка 100 объектов инфраструктуры, включая 2 ТЭЦ и 3 моста.

От всех коллег сегодня хотел бы услышать, что планируется конкретно, пообъектно сделать и что ещё нужно сделать, какие и сколько домов подлежат восстановлению, какие варианты есть по предоставлению жилья, и, конечно, особое внимание хочу обратить на ветхое и аварийное жильё.

Вчера был в Новосибирске, там люди тоже обращаются с этими проблемами: с 1950-х годов ещё здания стоят барачного типа. И такого жилого фонда у нас в стране, доставшегося нам ещё из прежних десятилетий – ещё с 1950 –1960-х годов, очень и очень много. У нас в России это почти 60 млн кв. м при общем жилом фонде где-то в 3 млрд. 60 млн! Только в 2007 году у нас появились возможности, мы начали расселять это жильё и ремонтировать его. Надо сказать, что во всех регионах России, где эти работы проводились по жилью, там уже 12,5 млн, по-моему, или 16,5 млн людей живут в помещениях, которые капитально отремонтированы. И где-то около 300 тыс. (примерно 250–260 тыс.) человек мы расселили из аварийного жилья. Но этого, конечно, совершенно недостаточно, и будем продолжать эту работу, разумеется, дальше.

Но то, что касается ветхого и аварийного жилья в сейсмоопасных зонах, – это, конечно, особая тема, потому что мы понимаем, что ветхое и аварийное жильё в сейсмоопасной зоне представляет наибольшую угрозу для людей. И, конечно, нужно подумать о комплексе мер на перспективу. Я имею в виду прежде всего создание в сейсмоопасных регионах страны системы контроля и постоянного мониторинга и на объектах инфраструктуры, и в тех районах, где люди проживают, – в населённых пунктах. А параллельно нужно создавать систему оповещения населения. И в этой связи прошу Министерство по чрезвычайным ситуациям вместе с Академией наук представить конкретные предложения по созданию межрегионального Центра прогнозирования, мониторинга и оперативного реагирования на чрезвычайные ситуации на территории Алтае-Саянского нагорья. А это сейсмоопасный район, как мы знаем. Его основой должны стать современные сейсмостанции в республиках Тыва, Хакасия, Алтай. Такие объекты должны быть полностью оборудованы, оснащены техникой и укомплектованы кадрами.

Давайте начнём работать.

* * *

Комментарий и заключительное слово В.В.Путина:

Реплика: Республика Тыва соединена двумя линиями, которые построены одна в 1970-м, другая – в 1986 году. Их износ практически полный. Во время землетрясения вышло из строя 24 подстанции и линии, из-за чего у нас 12 населённых пунктов остались без электричества. Это более 10 тыс. человек. И, соответственно, сетевые компании, которые были указаны в докладе Минэнерго, должны рассмотреть возможность выделения дополнительных средств на ремонтно-восстановительные работы и создание дополнительной линии электропередач в Тыву для обеспечения надёжного электроснабжения.

В.В.Путин: Ладно. Значит, я так понимаю, что у нас проекта сегодняшнего нашего мероприятия нет, да?

С.К.Шойгу: Проект распоряжения есть, Владимир Владимирович.

В.В.Путин: Проект распоряжения есть?

С.К.Шойгу: Проект распоряжения есть, но он действует на те 421 млн…

В.В.Путин: Да, но 421 млн – это самое необходимое, без чего, собственно говоря, просто невозможно обойтись. Это прежде всего Тыва, это связано с людьми, оказанием им помощи, и самым элементарным с точки зрения восстановления инфраструктуры. Этого, совершенно очевидно, недостаточно. Я прошу Министерство регионального развития вместе с коллегами подготовить проект постановления Правительства, проработать как следует нужно с Минэкономики и Министерством финансов, чтобы там не было никаких непонятных нам «подснежников», чтобы были указания на подготовку соответствующих документов, в рамках которых мы можем выделять финансирование. Я имею в виду проработку, связанную с технико-экономическим обоснованием, если там по инфраструктуре, по дорогам, по мостам – по всему, что мы сейчас видели и обсуждали.

То же самое касается ветхого жилья. В 6 раз в Тыве больше, чем в других местах. Сейчас мы посоветовались тоже с полпредом, там у нас и лимит этого года есть, надо посмотреть, кое-что можно перераспределить. Это запредельные величины, конечно. А населения-то не так уж и много. В абсолютных величинах доля небольшая, и в принципе эта помощь может быть зримой и в общем достаточно эффективной. Особенно, конечно, по тем зданиям, которые страдали или пострадали уже от землетрясений. Они, как Сергей Кужугетович выразился, являются раскаченными и сами по себе уже представляют определённую опасность.

То же самое касается Хакасии, Алтайского края. Нужно всё это собрать вместе, всё проанализировать как следует, обосновать и представить предложения, но таким образом, чтобы, ещё раз повторяю, не просто выделить столько-то, выделить столько-то, а надо понять, сколько конкретно и на что, посчитать надо.

То же самое касается и сейсмоустойчивости, и центров, которые давали бы нам возможность вовремя оповещать население о происходящих событиях. Такой центр здесь нужен, нужно несколько станций. Здесь, я посмотрел, они в принципе есть, но их, видимо, нужно реконструировать, усилить, кадрами оснастить, поэтому я прошу обратить внимание регионов на то, что было сказано академиком Лаверовым. Специалисты нужны будут, а им жить надо где-то. Возьмите это на себя, если нужно, мы вам поможем. Я думаю, что пару-тройку, семь-десять квартир вы сможете выделить. А то, что деньги выделены – 400 млн, – это нужно прежде всего людям помочь. В основном нужно сейчас на это направить деньги, чтобы люди как можно быстрее получили жильё. Вы мне так и не сказали, в каких объёмах и что вы можете сделать в этом отношении, то есть что купить на рынке, если он у вас здесь есть, что нужно строить. Вот это нужно обязательно проработать. Сколько времени нужно на подготовку такого документа?

Ответ: Я думаю, проект в течение двух недель будет готов.

В.В.Путин: Хорошо.

Реплика: Просто уже большая работа проделана. Владимир Владимирович, по оперативному вопросу, если бы Вы дали поручение перераспределить часть денег фонда, который сейчас используем, мы бы могли тогда более оперативно направить.

В.В.Путин: Фонда какого?

Реплика: ЖКХ Советского района.

В.В.Путин: Да, давайте. Только мне сначала доложите, что вы предполагаете перераспределять.

Реплика: Хорошо.

В.В.Путин: Но это можно тоже в течение двух недель – всё это вместе можете приложить. Сегодня у нас 18-е? Давайте к концу месяца – в начале марта, где-то числа пятого-шестого доложите. Спасибо.

Россия. СФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 18 февраля 2012 > № 496613 Владимир Путин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 17 февраля 2012 > № 496617 Владимир Путин

Председатель Правительства России В.В.Путин провёл в Новосибирске совещание о повышении эффективности госуправления с помощью информационных технологий.

Вступительное слово В.В.Путина:

Добрый день, уважаемые друзья, коллеги!

Сегодня мы поговорим о том, как нам с максимальной отдачей использовать возможности современных информационных технологий для повышения эффективности системы госуправления, для формирования комфортной, в полном смысле этого слова дружественной среды взаимодействия государства и граждан. Мы не случайно собрались именно здесь, на площадке технопарка Новосибирского академгородка. У нас создано 13 таких площадок в целом по стране. Да, Игорь Олегович (обращаясь к И.О.Щёголеву), в сфере высоких технологий? Мы с 2007 по 2011 год где-то 5,5 млрд направили на эти цели непосредственного, прямого государственного финансирования. И в ближайшие три года планируем ещё 6,5 млрд, где-то 6–6,5 примерно.

Здесь так же, как и на других площадках, созданных при прямой финансовой поддержке государства, удалось соединить возможности и науки, и бизнеса, обеспечить инновационную цепочку от идеи до актуального высокотехнологичного продукта, в том числе это, безусловно, касается и проектов в сфере информационных технологий, где у нас уже есть заметные, признанные успехи, бренды, завоевавшие не только общероссийскую, но и мировую популярность. Сейчас мне здесь об этом очень интересно рассказывали. Хочу поблагодарить всех коллег за эту информацию, за эту презентацию.

Надеюсь, что и в дальнейшем наши разработчики будут производить интересные, востребованные программные продукты, выходить с этими продуктами на глобальные рынки и занимать лидирующее положение. В ходе сегодняшней встречи предлагаю поговорить, как нам реализовать эту задачу, какую помощь дополнительную могло бы оказать государство. Мы, когда сейчас осматривали стенды, коллеги рассказывали о своих достижениях, они и ряд проблем уже обозначили, которые им кажутся актуальными, важными и по которым они ждали бы нашей поддержки. Предлагаю в таком формате уже поговорить об этом поподробнее.

Прежде всего хотел бы сказать о льготах по налогу на прибыль – вот об этом мы говорили сейчас, только в соседнем здании – и на тарифы страховых взносов. Сейчас эти льготы имеют резиденты экономических зон технико-внедренческого типа, я об этом уже сказал. И конечно, я бы просил Эльвиру Сахипзадовну (Э.С.Набиуллина) посмотреть ещё раз на возможность распространения этих льгот и на технопарки. Мы знаем позицию Министерства финансов. Она заключается в том, что нам не нужно, как некоторые специалисты Минфина считают, создавать неконкурентную среду, и, если мы в технопарках будем генерировать льготы, то мы другие предприятия, которые работают в этой же отрасли, но не в технопарке, будем ставить в неконкурентную ситуацию, поскольку у них таких льгот не будет. Во всяком случае, я вас прошу, Антон Германович (А.Г.Силуанов), и Эльвиру Сахипзадовну посмотреть на это ещё раз, прикинуть: может быть, и можно будет найти какие-то решения, которые не будут наносить ущерба для экономики в целом. Также необходимо посмотреть и на вопрос поддержки отечественных компаний, патентующих свою продукцию не только в России, но и за рубежом. И подчеркну: государство заинтересовано, чтобы у наших производителей было максимальное число запатентованных технологий, и готово, конечно, помогать и в финансовом отношении, и юридически.

Кроме того, считаю, что конкурентному отечественному программному продукту и IT-технологиям должен отдаваться приоритет и в ходе госзакупок. Мы тоже об сейчас только что говорили, я эту позицию сформулировал. Конечно, мы это делали по очень многим продуктам в период кризиса, вы знаете: создавали преференции для наших производителей. Думаю, что в такой очень важной, сложной и высокотехнологичной сфере, конечно, мы должны помогать своим производителям. При этом действовать нужно будет аккуратно, с тем чтобы вообще не уничтожить конкурентную среду, и мы не можем закрыть свой собственный рынок для иностранного производителя. Но повторяю: здесь и технические регламенты можно использовать, и другие инструменты, для того чтобы обеспечить вам определённые преференции. Будет правильным, если информация от наших инфраструктурных монополий, госкомпаний или компаний с государственным участием будет публично раскрываться о доле используемых ими российских программных продуктов. Это вещь абсолютно понятная и правильная. Минэкономразвития, Министерство промышленности должны будут представить здесь соответствующие предложения с указаниями этим компаниям. Я ещё раз хочу повторить: мы готовы всемерно поддерживать сферу IT-технологий, тем более что спрос на её качественные, передовые разработки растёт неизменно как у нас в стране, так и за рубежом, причём как в бизнес-структурах, так и в государственных учреждениях. Масштабная информатизация госорганов – это серьёзный ресурс для укрепления национальной экономики, повышения инвестиционной привлекательности страны и, конечно же, важнейшее условие здесь – это эффективная модернизация социальной сферы, качественных изменений в здравоохранении, образовании, системе социальной защиты. Кроме того, очевидно, что широкое внедрение информационных технологий сделает более простым и прозрачным общение граждан с властью, на порядок уменьшит головную боль от необходимости посещать разного рода конторы. Наконец, что особо хотел бы подчеркнуть, – это реальная и очень эффективная антикоррупционная мера.

В целом речь идёт о построении эффективного, современного государственного механизма управления, ориентированного на запросы граждан, на интересы общества и национальной экономики. Для решения всех этих задач мы и переводим органы власти на новые, высокотехнологичные формы работы, создаём отраслевые и межведомственные системы электронного взаимодействия.

Особое место в оптимизации сферы госуправления занимает такой масштабный проект, который называется «электронное правительство», и этот проект сейчас внедряется на всей территории нашей страны на всех уровнях власти.

Напомню, что с 1 октября прошлого года на электронное взаимодействие перешли все федеральные органы, все ведомства. Теперь при оказании более чем 330 госуслуг чиновники не вправе требовать от граждан справки или документы с информацией, которая уже есть в других федеральных ведомствах и федеральных базах. Уточнять все необходимые формальности сотрудники служб обязаны самостоятельно по своим межведомственным каналам. Надо сказать, что работа была проведена большая, для того чтобы все эти базы данных были сопоставимыми, чтобы возможности электронного общения между ведомствами можно было организовать должным образом. И сейчас в рамках этой системы ведомства еженедельно делают от 50 до 100 тыс. взаимных запросов. Это означает, что десятки тысяч людей уже избавлены от беготни по инстанциям. Но это, уважаемые друзья, коллеги, конечно, только самая вершинка айсберга, потому что все основные-то услуги ежедневного пользования предоставляются людям на региональном и муниципальном уровнях. И в этой связи хотел бы сказать, что уже с 1 июля этого года на электронное межведомственное взаимодействие должны перейти все регионы и муниципалитеты страны. Это огромная работа, и именно на этих уровнях у нас сосредоточен основной массив оказания услуг. В целом процесс идёт по графику и, в общем, в штатном режиме. Я бы отметил даже некоторые регионы-лидеры – это Волгоградская область, Самарская и Тюменская области. Но есть и отстающие, к сожалению, – это Нижегородская и Вологодская области, Адыгея, Якутия, Чукотский автономный округ.

Прошу глав этих регионов разобраться в ситуации и оперативно её исправить. В течение двух недель все долги по графикам текущих работ должны быть закрыты, все отставания устранены, и я прошу доложить об этом в Правительство. Впрочем, нашим коллегам, которые идут впереди, двигаются неплохо, я уже о них сказал, тоже не стоит ослаблять внимание к этой теме.

Уже к 1 марта на электронное межведомственное взаимодействие должны быть переведены 14 первоочередных, наиболее важных для людей госуслуг, и ответственность, конечно, должна быть персональной. Здесь наши коллеги на местах, в регионах должны понимать, что без их прямого, личного внимания к этим проблемам мы эту работу вовремя не сделаем.

Что хочу отметить особо? Для того чтобы система «электронного правительства» приносила реальную пользу, граждане должны быть осведомлены обо всем, что с этим связано. Граждане должны знать, какими государственными и муниципальными услугами они могут воспользоваться, какие сведения у них могут требовать в органах власти, а какие чиновники обязаны найти самостоятельно. К 1 июля эту информацию следует разместить на всех досках объявлений в государственных и муниципальных учреждениях и на ведомственных интернет-сайтах, и, конечно же, в СМИ. Но здесь подчеркну, что люди вправе самостоятельно решать, пользоваться им современными, электронными средствами и таким образом получать услуги, или действовать по старинке. Мы не можем и не будем ограничивать людей в этом, потому что, во-первых, далеко не у всех есть доступ в интернет, а люди старшего поколения им не пользуются, предпочитают напрямую получать услугу в государственных учреждениях. И в этой связи, конечно, нам нужно будет и дальше развивать систему так называемых многофункциональных центров, действующих по принципу «одного окна».

Вот мы недавно обсуждали в Правительстве. По сути, у нас это не одно окно, а одна дверь, потому что люди входят в помещение, а там уже много различных окошек. Но и это на первом этапе уже неплохо. Конечно, хотелось бы, чтобы можно было все это прямо в одном окне получить и не ходить по очередям даже в рамках одного помещения. Пусть сделают для начала хотя бы эту одну дверь.

Хотел бы также добавить, что оказание госуслуг населению – это значимая, но все же лишь часть потенциала информационных технологий в сфере госуправления. Речь идет о дальнейшей оптимизации рабочих процессов в органах власти, о сокращении сроков принятия решений и о повышении их качества, об использовании IT-технологий при проведении торгов, конкурсов и государственных закупок.

Нам также нужно предусмотреть защиту от так называемых грязных данных – разного рода неточных или ошибочных сведений. Напомню, что именно из-за такой искажённой информации в базах данных различных ведомств и возникла мнимая налоговая задолженность у миллионов граждан – практический результат этой «грязной» информации. Ведомствам надо самим наводить порядок в своих электронных архивах, чтобы у людей потом не возникали неудобства, связанные с финансовыми, бюрократическими издержками и пустой тратой времени.

Что еще хочу отметить. Современные технологии – это эффективный путь повышения открытости государственных и муниципальных структур. Именно с их помощью можно выстраивать общественные механизмы контроля за действиями власти, причем на всех уровнях. Считаю, что надо максимально открывать информацию, которая накапливается в ведомственных базах данных, естественно, за исключением тех данных, которые идут с соответствующим грифом секретности, либо ДСП (для служебного пользования). Кстати, такой информации –открытой, я имею в виду, широкой информации – часто не хватает нашим компаниям, причем прежде всего малому и среднему бизнесу при выстраивании долгосрочных планов и определении инвестиционных приоритетов. И наконец, важно, чтобы наши затраты на информатизацию давали ощутимую экономическую отдачу – экономию ресурсов и заметный рост производительности труда в сфере госуправления, чтобы люди чувствовали реальные, качественные изменения и сами могли вносить предложения, как сделать применение информационных технологий в госуправлении более удобным.

И здесь напомню о предложении привлечь граждан к разработке и тестированию сайтов и информационных продуктов государственных ведомств. Они должны быть действительно удобны и понятны в обращении, должны быть развёрнуты к человеку. Более того, общество становится всё более сложно организованным, у людей, у разных общественных и профессиональных групп появляются новые запросы, и очевидно: они должны иметь возможность формулировать, предлагать, какие дополнительные госуслуги и в какой форме им необходимы. Такая модель гражданского аудита уже действует на открытом портале Правительства, где люди обсуждают важнейшие законодательные инициативы, высказывают свои точки зрения, предлагают свои идеи. Как вы знаете, у меня даже было предложение, чтобы вот таким образом граждане могли сами вносить соответствующие законодательные инициативы. Но это нужно будет проработать. Считаю, что вполне реализуемое предложение. Убеждён, что граждане должны стать полноценными архитекторами и строителями здания «электронного правительства».

И в заключение ещё одно замечание. Учитывая масштабы и важность задач, следует проработать вопрос о назначении в каждом ведомстве и регионе конкретного человека – компетентного и ответственного, который будет курировать внедрение информационных технологий. Нужно эту ответственность персонифицировать.

* * *

Комментарии В.В.Путина:

К выступлению Н.И.Касперской, генерального директора ЗАО «Инфовотч» (о необходимости дальнейшего снижения пороговой численности персонала IT-компаний, дающей право на получение льгот по страховым взносам).

В.В.Путин: Давайте мы просто снизим этот порог. Это же можно сделать.

Н.И.Касперская: Снизить порог – это очень хорошо. На самом деле мелкие компании в более невыгодной ситуации здесь находятся, чем более крупные.

В.В.Путин: Наталья Ивановна, с этим согласен полностью, и давайте мы снизим этот порог ещё раз. Мне Эльвира (Э.С.Набиуллина) подсказывает, что мы его понизили, давайте сделаем ещё один шаг.

А.Г.Силуанов: 3 раза.

В.В.Путин: Да, уже 3 раза понижали, Антон (А.Г.Силуанов) говорит. Но, что касается фискальной стороны дела при убыточности предприятий, здесь как нам обеспечить фискальные интересы государства, если предприятие из года в год показывает убытки?

Э.С.Набиуллина: На стартапах это обычно…

Н.И.Касперская: Во-первых, эти предприятия работают в высокотехнологичном секторе.

В.В.Путин: Первый год ладно, но сколько по времени?

Н.И.Касперская: Это зависит от продукта. Бывают продукты, которые разрабатываются много лет, если какую-то мы возьмём сложную разработку, скажем, сложную корпоративную систему.

В.В.Путин: Как быть-то? Это же мы в законе не пропишем: продукты всё новые и новые появлялись, там каждый продукт не пропишешь. Как нам обеспечить и фискальные интересы государства, и нормальную работу при стратапах?

Н.И.Касперская: Я думаю, что тоже должны быть какие-то критерии введены. Ведь если мы сумели определить разработчиков, то тут мы и говорим о том, что это предприятие, которое создаёт свою продукцию.

В.В.Путин: Ну давайте вместе подумаем. Предложение сформулируйте. Какой срок нужен для того, чтобы не попадать под ножи фискальных органов?

Н.И.Касперская: Мы думали, что до пяти лет, три-пять лет, то есть до пяти лет, как правило, все компании уже либо начинают зарабатывать, либо умирают.

В.В.Путин: Давайте. Хорошо, посмотрим. Договорились.

Н.И.Касперская: Спасибо.

К выступлению П.А.Французова, исполняющего обязанности проректора по стратегическому и инновационному менеджменту Сибирского государственного университета телекоммуникаций и информатики (о создании на базе Новосибирского академгородка федерального исследовательского центра под руководством какого-то одного ведомства).

В.В.Путин: Спасибо вам за информацию, за предложения. Должен сказать, что в целом мы примерно в этом направлении и двигаемся. Вы знаете и о создании сети федеральных университетов, исследовательских университетов, о грантовой поддержке отдельным учебным заведениям, но и не только отдельным учебным заведениям, а о так называемых мегагрантах, которые предоставляются на конкурсной основе, как раз так, как вы это и предлагаете сделать, отдельным учёным – и нашим, и зарубежным учёным вне зависимости от их национальной принадлежности. И это уже десятки таких мегагрантов в разных школах на всей территории Российской Федерации. И я с вами согласен: именно такой подход и генерирует интересную работу. Вокруг такого учёного складывается группа из студентов старших курсов и из аспирантов, которые реально вместе с ним и учатся, и работают, и, что очень важно, продвигают потом окончательный продукт, финальный продукт на рынок. Вот так работа и складывается.

П.А.Французов: Владимир Владимирович, можно мне ответить?

В.В.Путин: Конечно.

П.А.Французов: Программа супергрантов – это привлечение иностранных учёных на временной основе. Я говорил совсем о другом. О том, чтобы приглашать профессоров пожизненно. Это совершенно разные вещи. А программа исследовательских университетов существует, но тем самым фактически выделяются университеты, в которых научная работа идёт лучше, чем в других. Да, это правильно: их нужно выделить. Но положа руку на сердце, Новосибирский государственный университет честно заслужил статус исследовательского университета. Но это заслуга не только НГУ, это заслуга и Сибирского отделения Академии наук, то есть исследовательским университетом является не НГУ, им является академгородок. И если удастся сделать, собрать всё это вместе, все разрозненные части академгородка и заставить его работать, как надо, мы получим эффективность этой системы в десятки раз больше.

В.В.Путин: Я не сомневаюсь, если бы вы меня дослушали, как раз именно это я и намерен был сказать. Что касается привлечения пожизненно профессоров – это тоже вариант, но это не исключает того, что мы должны привлекать наиболее востребованных на данный момент времени, повышая мобильность кадров, научных кадров, привлекая тех людей, которые нужны нам именно сегодня и именно на конкретную тематику. Потому что вам виднее, чем мне, хотя у меня очень много и служебных, и личных связей в научной среде. Мы с вами хорошо знаем, что у учёного, так же как у любого человека, есть пики, есть какое-то движение вниз, и поэтому нам-то нужно с вами создать систему, когда мы будем брать людей на пике их творческих возможностей и создавать прорывные направления, обеспечивать прорывные направления. Не значит совсем, что у нас не должно быть базы просто из высококлассных специалистов, которых можно и нужно приглашать и пожизненно, конечно. Но вот эта система мегагрантов рассчитана на то, чтобы создавать эти школы. Она работает и достаточно эффективно заработала, и это не только иностранные учёные, это и наши. У нас половину мегагрантов получают наши, отечественные учёные, которые никогда никуда не уезжали. Часть, примерно 50%, – это иностранные либо наши, которые когда-то куда-то выехали и вернулись. Да, они работают здесь, допустим, не круглый год: по условиям они должны проработать в России не менее трёх месяцев, но по факту работают больше. Как правило, до полугода и даже больше этого, но одно другого не исключает. А в целом подход-то ведь такой же, как вы предлагаете по сути дела. Похожий.

Что касается создания в Новосибирске такой структуры, о которой вы говорите: давайте проработаем, я ничего против не имею. Напротив, тоже в этом протокольном решении зафиксируем поручение Министерству образования и науки вместе с вами и вместе с другими участниками процесса, вместе с руководством области проработать этот проект. Он сам по себе является очень привлекательным. Он не исключает того, что мы делаем сейчас, начинаем делать и будем продолжать делать с этими мегагрантами, он не исключает... Имею в виду такую базу шикарную, которая здесь есть. Её надо, конечно, структурировать и использовать более эффективно, с этим я не спорю.

К реплике П.А.Французова о существовавшей в США практике получения технологическими вузами контрактов на разработки в военной области

В.В.Путин: Что касается военных заказов: здесь прежде всего, видимо, речь идёт о НИР, НИОКР. Это правда, в этом направлении, конечно, нужно подумать.

К выступлению В.Л.Макарова, президента ассоциации «Руссофт» (о создании единого органа, который отвечал бы за поддержку внешнеэкономической деятельности, выход на глобальные рынки; об облегчении процесса ввоза в Россию единичных высокотехнологичных изделий).

В.В.Путин: Давайте так и сделаем. Нам нужно было бы ваше мнение по конкретным направлениям, то, что касается ввоза в страну единичных продуктов, которые вам нужны для продвижения своих собственных. И здесь нужно понять, что конкретно мешает сегодня, на сегодняшний день, какие конкретно правила, что не даёт соответствующим образом развиваться. Первое.

Что касается специального органа, можно подумать. Мы создали этот фонд поддержки, как вы знаете. Это только первый шаг – у нас раньше вообще ничего не было в этом направлении. Теперь он создан и деньгами наполняется. Естественно, это фонд поддержки высокотехнологичного экспорта. Поддерживать экспорт нефти и газа никто не собирается и металлопродукции любого качества. Но здесь вы тоже обратили внимание на то, что даже не все эти продукты требуют такой особой поддержки со стороны государства, а именно те, которые дают возможность прорваться в число немногих, имеющих преимущество, как производители какой-то особенной, востребованной на глобальных рынках продукции. Вот это отработать – что конкретно поддерживать в связи с теми ресурсами небольшими, которые мы пока можем выделить на это направление. Мы говорим о чём? О поддержке каких продуктов – всех подряд или каких-то особых? А если особых, то как их вычленить? Как нам разобраться в том, что конкретно нужно поддерживать? Есть и другие вопросы, которые вы упомянули, но сказали, что готовы поподробнее это всё представить. Дайте нам эти предложения. Это же касается и выстраивания работы, выстраивания работы с ассоциациями, с конкретными производителями. В целом, мне представляется, у нас Министерство экономического развития, Минпром, да и Минфин находятся в постоянном контакте со всеми сегментами бизнеса, с представителями всех сегментов бизнеса. Если вы считаете, что здесь чего-то недостаточно, что нужно выстроить какие-то особые отношения с ассоциацией, допустим, которую вы представляете, производителей...

В.Л.Макаров: С одной не надо, со всеми надо.

В.В.Путин: Ну со всеми теми, которые работают в этой сфере, давайте мы это сделаем. Мы с удовольствием это сделаем. Пойдём не только навстречу, мы будем вам благодарны, если вы сами предложите какие-то формы сотрудничества.

К выступлению Р.У.Гаттарова – члена Совета Федерации (о том, что голосование по законопроектам в Интернете должно обязательно сопровождаться авторизацией пользователя).

Что касается авторизации – это, естественно. Да я, по-моему, в статье об этом сразу сказал: не помню, по-моему, там это есть, я сделал там эту оговорку. Я понимаю, что тревоги по этому поводу могут возникнуть – не забросают ли Госдуму каким-то предложениями малореализуемыми, сложными, не обеспеченными финансами. Не думаю, что это произойдёт, потому что любая законодательная инициатива имеет своей целью регулировать и принятие закона, и потом имеет своей целью регулировать определённые общественные отношения, а это, как правило, затрагивает интересы и других групп, если так условно сказать. Если мы хотим поднять количество рабочих часов в неделю, это сразу затронет работников. Работодатели хотят, а профсоюзы – нет. И сразу мы получим обратную реакцию в той же сети. Мы сразу получим не 100 и 200 тыс., а 500, а может, миллионы тех, кто против. Законодателю только нужно будет определиться с так называемой социальной справедливостью. То же самое касается и сфер регулирования, напрямую экономики, скажем, социальной сферы в широком смысле. Поэтому меня это не пугает, я считаю, что это, наоборот, сделает наших людей действительно соучастниками процессов управления в государстве и регулирования в экономике, в социальной сфере.

* * *

Заключительно слово В.В.Путина:

Уважаемые коллеги, нужно, наверное, заканчивать. Мы уже потрудились неплохо. Я хочу вас поблагодарить и хочу сказать, что у нас есть проект протокольного решения, мы добавим сюда, дополним теми предложениями, которые прозвучали в ходе нашей дискуссии, – считаю их очень интересными. И постараемся сделать так, чтобы всё, что здесь прозвучало сегодня, не утонуло и не было забыто, а было проработано. Сделаем всё для того, чтобы довести эти проработки до уровня практической реализации.

Спасибо вам большое. Всего хорошего.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 17 февраля 2012 > № 496617 Владимир Путин


Россия > Медицина > premier.gov.ru, 15 февраля 2012 > № 495010 Владимир Путин

Председатель Правительства России В.В.Путин провёл в Набережных Челнах совещание в режиме видеоконференции по вопросам реализации демографической политики и региональных программ модернизации здравоохранения.

Вступительное слово В.В.Путина:

Добрый день, уважаемые коллеги, друзья!

Я сегодня предлагаю поговорить по одной из самых важных, острых и востребованных тем – по народосбережению, по демографической проблеме.

За последние годы мы доказали, уважаемые коллеги, что можем добиваться результата, концентрируя внимание на ключевых направлениях нашей работы, и демографические программы работают. По итогам 2011 года население России превысило 143 млн человек, а продолжительность жизни теперь у нас преодолела 70-летний рубеж (70,3). Такие показатели превзошли даже наши собственные ожидания и ожидания наших экспертов – и зарубежных, и отечественных. Согласно прогнозам ООН, к 2015 году в России численность населения должна была бы составить 136,7 млн человек. По данным Росстата, по предварительным данным, по прежним данным – 142,2 млн человек. Но, имея в виду наши демографические программы, мы с вами к 2015 году планировали выйти на среднюю продолжительность жизни 70 лет. К 2015 году. По результатам прошлого года эта планка уже преодолена. За период с 2005 по 2011 год ожидаемая продолжительность жизни увеличилась на пять лет.

Отмечу, что население страны увеличилось не только за счёт миграционного притока, но прежде всего в России снижается смертность и увеличивается рождаемость. Естественная убыль населения – она пока, к сожалению, ещё есть – сократилась у нас до минимума за последние 20 лет, а почти в трети российских регионов зафиксирован естественный прирост населения. Почти в трети регионов Российской Федерации! Татьяна Алексеевна (Т.А.Голикова) знает все эти показатели – я попрошу её в своём выступлении сказать об этом. Это в значительной степени результаты работы руководителей регионов Российской Федерации.

Начиная с 2006 года, нами принимаются действительно масштабные меры по сокращению смертности от инфаркта, инсульта, онкологических заболеваний и дорожных травм. Мы развиваем высокотехнологичную помощь, делая её максимально доступной, хотя и здесь, конечно, ещё очень много проблем, недофинансирование, считаю, ещё большое, и наши медицинские учреждения могли бы оказывать эту высокотехнологичную помощь в большем объёме, имей они достаточное финансирование.

За последние шесть лет в России родилось более 10 млн детей. По уровню рождаемости мы уже обошли многие европейские страны. Для примера могу сказать, что, скажем, на 1 тыс. населения в Великобритании, в Норвегии, во Франции приходится 12,7 рождённых человек, в Швеции – 12,2, в Дании – 11,3, в Польше – 11,2, в Германии – 7,9, в России – 12,6. За шесть лет нам удалось на треть сократить младенческую смертность. На треть! За этой статистикой (всё легко считается) – 11 тыс. спасённых малышей.

В 2011 году по сравнению с 2005 годом показатели младенческой смертности снизились на 33,6% (с 11 до 7,3 на 1 тыс. родившихся живыми). В 2009 году младенческая смертность в Норвегии, например, составляла 2,7 на 1 тыс. родившихся, а в Германии – 3,5, во Франции – 3,6, в Великобритании – 4,7. А в 23 субъектах Российской Федерации (в 23 пока, но тем не менее уже в 23!), в том числе в Чувашии, в Тамбовской области, в Санкт-Петербурге показатели уже достигли европейских, а в некоторых случаях и превышают их. В Чувашии, например, – 3,5, в Тамбовской области – 4, в Санкт-Петербурге – 4,3.

Безусловно, позитивная динамика рождаемости связана с общим улучшением ситуации в стране, повышением качества жизни российских семей, с увеличением горизонта планирования. Работали и наши меры поддержки – это материнский капитал, родовые сертификаты, а также строительство в регионах перинатальных центров, центров высоких медицинских технологий. На этой неделе, если вы обратили внимание, в Кургане побывал, посмотрел, как идёт завершение работы одного из таких перинатальных центров, 22-го по счёту в рамках проводящейся нами федеральной программы. Как показывает практика, в тех регионах, где появляются современные перинатальные центры, на порядок снижается младенческая смертность. Просто на порядок, и материнская тоже, поэтому считаю, что эту программу нам нужно продолжить. Такое поручение мною уже сформулировано, и Министерству здравоохранения и Министерству финансов нужно посчитать. Нам нужно ещё как минимум 20–25 таких центров по стране иметь.

Вместе с тем мы должны понимать, что демографическая ситуация всё ещё неустойчива. В среднем на одну маму у нас по-прежнему приходится меньше двух детей. Кроме того, страна уже вплотную столкнулась с демографическим эхом 1990-х годов: сейчас семьи начинает создавать малочисленное поколение этого времени – люди, рождённые в этот период времени. У нас с 1992 по 2002–2003 годы был очень серьёзный спад рождаемости в стране, просто яма демографическая. И сейчас вот это поколение подходит к репродуктивному возрасту, начинает создавать семьи, рожать детей – их по количеству просто мало.

Вы наверняка посмотрели, статью наверняка прочитали, которую я опубликовал в «Комсомолке». При инерционном сценарии (я там пишу об этом), то есть при отсутствии новых демографических мер, к 2050 году население России составит порядка 107 млн человек. Если же нам удастся сформулировать новые программы, новые меры поддержки, реализовать их эффективно, то к этому времени население России увеличится до 154 млн человек. Мы не просто должны продолжить наши программы, но и расширить их, предложить дополнительные меры по стимулированию рождаемости, и прежде всего необходимо поддержать семьи, конечно, с детьми. Многодетная семья должна стать важнейшей ценностью, а семья с двумя, тремя детьми – предпочтительной социальной нормой. Надо исключить ситуацию, когда рождение ребёнка ставит семью в трудное материальное положение или на грань бедности. Ещё раз хочу повторить: необходимо ввести в регионах, в которых сохраняются негативные демографические тенденции, специальное пособие семьям при рождении третьего и последующих детей. Оно будет в размере прожиточного минимума ребёнка. В следующем году прожиточный минимум ребёнка примерно составит 7 тыс. рублей. Я сейчас здесь, разговаривая с сотрудниками этого медицинского учреждения, тоже вопросы услышал, хотел бы ещё раз тогда к этому вернуться. О чём идёт речь? Речь идёт о том, чтобы поддержать... Ну во-первых, о том, что эта программа должна быть адресной и направлена на поддержку семей с небольшими доходами. Это первое.

Второе. Нужно в первую очередь, хочу это подчеркнуть – именно в первую очередь поддержать те регионы Российской Федерации, в которых специалисты фиксируют устойчивую негативную демографическую динамику в течение нескольких лет подряд. Навскидку (это требует ещё дополнительного изучения на уровне экспертов, на уровне министерств, соответствующих ведомств), навскидку это европейская часть Российской Федерации, это Северо-Запад, это некоторые регионы Поволжья и Дальнего Востока. Я хочу сразу подчеркнуть, отвечая в том числе и на вопрос, который мне сегодня был задан здесь: этот подход не имеет никакого этнического характера, но имеет ярко выраженный - на первом этапе, хочу это подчеркнуть, - региональный характер. Люди любой национальности, любого этноса, проживающие в этих депрессивных с демографической точки зрения регионах и нуждающиеся в помощи государства, вне зависимости от своей этнической, национальной принадлежности должны получить помощь от государства. Но ясно, что наиболее проблемные регионы с этой точки зрения у нас, скажем, на Дальнем Востоке (вот Татьяна Алексеевна (Т.А.Голикова) мне с утра рассказывала) – это, допустим, Сахалин, на Камчатке наверняка проблема. Мы знаем, что там проживают представители народов Крайнего Севера, у них традиционно за последние многие годы проблемы, связанные с демографией. Скажем, на севере страны Коми наверняка попадает, в регионах Поволжья это совершенно точно Республика Марий Эл.

Т.А.Голикова: Мордовия.

В.В.Путин: И Мордовия. Причём Марий Эл примерно в таком же состоянии по демографии, как и Сахалин. Я хочу ещё раз подчеркнуть: программа носит региональный, а не этнический характер. Мы будем поддерживать регионы, нуждающиеся в поддержке, и это на первом этапе. В зависимости от работы программы, от её эффективности и от результатов работы самой экономики, от наших возможностей, мы будем искать дополнительные возможности поддержки семей, которые приняли решение завести третьего и последующих детей.

При этом мы планируем помочь регионам, которые введут такое пособие. На первом этапе федеральное софинансирование может составить до 90% от необходимых средств. К 2018 году выйдем на паритетное финансирование с субъектами – по 50%. Ожидаю, что субъекты Федерации с хорошей бюджетной обеспеченностью возьмут на себя бо́льшую долю расходов или ещё дополнительно увеличат сумму помощи семьям. Также напоминаю, что у каждого субъекта Федерации должны быть свои внятные, ощутимые меры поддержки женщин, рожающих второго и последующих детей. Это и региональный материнский капитал, и предоставление на безвозмездной основе земельных участков, в том числе для индивидуального жилищного строительства, и обеспечение жильём.

Подчеркну, решение демографических задач во многом зависит от деятельности региональных управленческих команд, от их стремления создать условия для жизни и самореализации людей. В конечном счёте любые экономические достижения должны иметь прежде всего весомое человеческое измерение. Замечу, что российская императрица, одна из наиболее эффективных руководительниц России, Екатерина II, в качестве одного из приоритетов работы руководителей губерний определила рост численности народонаселения. И она была права абсолютно. И для нас сегодня эта проблема, этот вопрос, является абсолютно актуальным, без всякого преувеличения – на первом месте стоит. Убеждён, для современных губернаторов это должно быть задачей номер один, так же как и в прежние времена. В этой связи предлагаю всем субъектам Федерации провести дополнительный анализ демографической ситуации в 2009-м, в 2011 году и обратить особое внимание на причины снижения рождаемости и увеличения показателей смертности, если такие тенденции в каких-то регионах имеются.

Следует посмотреть на ситуацию в комплексе – насколько эффективно работают региональные меры по улучшению демографической ситуации, меняется ли в лучшую сторону качество медицинской помощи и как его оценивают сами пациенты, люди, граждане нашей страны? Насколько действенно ведётся работа по снижению дорожно-транспортных происшествий, по экологическому оздоровлению территорий, снижению производственного травматизма? И, главное, что делается для поддержки института семьи? Как действует система родовспоможения, эффективна ли система оказания помощи молодым матерям? В том числе созданы ли условия для того, чтобы женщины могли сочетать материнство и продолжение трудовой деятельности. Нужно сделать всё для того, чтобы помочь им сохранить свою квалификацию или получить какое-то дополнительное образование.

Что касается очередей в детских садах, то эту проблему мы должны полностью решить во всех регионах страны за предстоящие четыре года. Кстати говоря, обращаю ваше внимание вот на что: когда будете планировать строительство или переоборудование помещения под детские сады, имейте в виду, что у нас неизбежный демографический спад будет, связанный с провалом с 1992 по 2003 год. И лучше сегодня при планировании дошкольных учреждений заранее совмещать их со школами так, чтобы потом опять не перепрофилировать, если такая ситуация возникнет. Считаю, что у нас должен быть разработан своеобразный стандарт работы региональных управленческих команд в сфере демографии. Прошу Минздравсоцразвития, Минэкономики, Минрегион представить на этот счёт свои предложения.

Уважаемые коллеги! Очевидно, что без качественной и доступной медпомощи, современной системы сбережения здоровья нам не решить этих амбициозных демографических проблем и задач. Напомню, что мы сконцентрировали полномочия по оказанию медицинской помощи на региональном уровне, при этом резко повысили ответственность субъектов Федерации за доступность и качество медицинской помощи.

Сейчас вы работаете над реализацией региональных программ модернизации здравоохранения. Здесь есть действительно позитивные изменения, прежде всего в работе первичного звена. Но, надо прямо сказать, вы знаете это ещё лучше, чем я, проблем там ещё очень-очень много. Есть и уникальные, просто очень хорошие примеры, но проблем очень много, и давайте об этом тоже поговорим.

В 2011 году в субъекты Федерации на проведение региональных программ здравоохранения, модернизации здравоохранения из федерального бюджета было перечислено 190 млрд рублей. Все деньги – у вас. Они по-разному расходуются, осваиваются. Ещё раз мы с Татьяной Алексеевной (Т.А.Голиковой) сейчас к этому вернулись, она считает, и я тоже с ней согласен, у нас нет цели любой ценой деньги запулить куда-то и растранжирить их, но затягивать с реализацией этих программ тоже не следует.

Что бы хотел сказать в этой связи? Четверть средств в рамках программ модернизации должна быть направлена на село. Нужно отремонтировать и переоснастить фельдшерско-акушерские пункты, увеличить количество офисов врачей общей практики. Я прошу держать под особым контролем программу привлечения молодых врачей на село. Вот мы сейчас посмотрели, у Рустама Нургалиевича (Р.М.Минниханов – Президент Республики Татарстан) здесь очень хорошие модульные ФАПы производятся, недорогие. Сколько? 27 тыс. 1 кв. м получается?

Т.А.Голикова: 22.

В.В.Путин: Да, 22 тыс. Вот в каждом регионе практически можно развернуть такое производство либо расширять то, что имеется.

Вся работа, в том числе принятие нормативно-правовой базы для осуществления дополнительных выплат на селе, выделение жилья, должна быть проведена до 1 марта 2012 года, чтобы не получилось так, что человек приехал, а жить ему негде и денег получить не может. Я напомню, что врачи до 35 лет, желающие работать на селе, получат 1 млн рублей. Этой поддержкой смогут воспользоваться те, кто уже приехал работать в 2011 году или приедет в 2012 году. Со своей стороны регион обязан помочь молодому врачу в решении жилищной проблемы.

Я вот на что хочу обратить внимание, уважаемые коллеги. При нехватке, например, в Орловской области 97 врачей в сельской местности регионом заявлена потребность в субсидиях по 1 млн на врача, только на одного врача! Вологодская область при нехватке 214 врачей выставила заявку на семь человек, Саратовская область при нехватке 116 врачей сельской местности выставила заявку на девять врачей. Это о чём говорит? О том, что внимания достаточного со стороны руководителей регионов пока нет. Нет готовности, видимо, обеспечить жильём, ещё чего-то нет. Так мы медленно слишком будет двигаться, уважаемые друзья.

Второе. Мы ставим перед регионами очень сложные и ответственные задачи по модернизации здравоохранения, поэтому считаю необходимым поощрить те субъекты Российской Федерации, которые добились уже или добиваются заметных успехов по модернизации здравоохранения и не просто в срок осваивают деньги, а действительно изменяют качество предоставления медицинской помощи на селе. И в этой связи хотел бы вас порадовать, сказать, что те, кто действительно это делает, кто добивается результатов, получит дополнительные ресурсы. У нас есть резервы в объёме 5 млрд рублей, мы готовы их направить в те регионы, которые добиваются зримых, положительных результатов.

Давайте перейдём к обсуждению, к теме нашей сегодняшней встречи. Пожалуйста, Татьяна Алексеевна (обращаясь к Т.А.Голиковой), вам слово.

Т.А.Голикова: Уважаемый Владимир Владимирович, уважаемые коллеги! Вашему вниманию сейчас будет представлена презентация. Но чтобы не повторяться по тем показателям, Владимир Владимирович, о которых Вы уже сказали, я обращу внимание на те острые моменты, которые сегодня складываются в сфере демографии в Российской Федерации. Я напомню, что у нас демографическая концепция реализуется в трёх этапах. Задачей первого этапа было снизить темпы естественной убыли населения, обеспечить эмиграционный прирост, и действительно на первом этапе естественная убыль населения сократилась в 2,9 раза. С 2011 года по 2015 мы реализуем второй этап концепции демографической политики. И вот здесь, наверное, есть необходимость обратить внимание на те значимые показатели, которые имеют сущностную роль при оценке мероприятий, которые нам нужно принимать и вводить как на федеральном, так и на региональном уровнях. Действительно, все демографы прогнозировали нам в 2010–2011 году существенное падение рождаемости, но и 2010, и 2011 год оказались самыми высокими с точки зрения рождения детей. Тем не менее, даже если взять этот прогноз по предварительному высокому прогнозу Росстата, в 2015 году рождаемость всё равно в силу известных причин должна сокращаться. Если она составила 1 млн 794 тыс. человек в 2011 году, то там она может составить 1 млн 784 тыс. человек. Я об этом скажу чуть дальше.

В.В.Путин: Поэтому два ребёнка в семье уже недостаточно, чтобы поддержать динамику.

Т.А.Голикова: Я вот как раз хотела сказать об этом. И вот эти показатели, которые мы формировали тогда, на тот момент, когда мы вообще находились в очень сложной демографической ситуации, конечно, не позволяли нам делать какие-то далеко идущие планы и строить амбициозные показатели. Тем не менее о смертности я просто хочу сказать, что если за пять лет первого этапа демографической политики мы снизили смертность на 6,4 пункта, то по данным за 2011 год, хотя они пока носят предварительный характер, смертность снизилась на 5,2 пункта, то есть они практически сопоставимы с данными за пять лет. Это говорит о том, что работает система здравоохранения, какие бы претензии к ней ни предъявляли. И что тоже важно, естественная убыль населения за один год сократилась в 1,8 раза, но у нас к 2015 году стоит показатель достигнуть естественного прироста, и здесь очевидно, что когда мы ставили себе показатель как раз по количеству детей, которые приходятся на одну женщину, мы ставили показатель 1,68, сейчас уже, по данным за 2011 год, – это 1,6. Поэтому для того, чтобы не свалиться опять к той ситуации, в которой мы находились некоторое время назад, нам придётся наши планы по тому, как должна выглядеть демография в Российской Федерации вот в этом среднесрочном периоде, корректировать. И вот здесь, для того чтобы выполнить те амбициозные задачи, которые мы перед собой ставим с точки зрения сохранения населения и его естественного прироста, нам уже нужно к 2015 году приближаться к 2. А что касается миграционного притока, то миграционный приток у нас в 2011 году составил почти 300 тыс., а это тот показатель, который в концепции демографической политики мы себе ставили к 2025 году. Поэтому если мы сохраним эти показатели, то в принципе показатели, которые мы хотели достигнуть на втором этапе по численности населения – 142–143 млн человек, а мы уже имеем их в 2011 году, – мы всё-таки будем их иметь и в 2015 году.

Теперь я бы хотела обратить внимание на то, как у нас выглядит статистика по отдельным регионам страны. Но прежде чем перейти к этой статистике, я бы хотела сказать, что этот показатель количества детей, приходящихся на одну женщину, у нас в 2006 году составлял 1,296 и был достаточно низкий, потому что вплоть до 2003 года рождаемость в Российской Федерации составляла 1,2 млн в год, и численность населения Российской Федерации стала очень серьёзными темпами сокращаться с 1996 г. Самое ужасное, что у нас в год умирало 2,3 млн. человек. Это уже в тот период стало правилом. Сейчас у нас существенно более позитивные показатели. Очевидно, что эти показатели, которые мы имеем сейчас, стали возможны благодаря тем мерам, которые принимались с точки зрения демографии как на федеральном уровне, так и на уровне субъектов Российской Федерации. Но, наверное, самыми востребованными оказались материнский семейный капитал (и я должна сказать, что 3,4 млн наших граждан заявились на сегодняшний день, на 1 февраля, на получение материнского семейного капитала)… Очевидно, что востребованными стали две меры. Первая мера – это жильё, то есть 98,7% – это средства, которые уходят на разные формы обеспечения жильём. И очень востребованной оказалась мера, которая была принята нами в кризисный период, когда мы по 12 тыс. платили наличными деньгами за счёт средств материнского семейного капитала, и за два года этой мерой воспользовалось тоже 3,3 млн человек.

Теперь перейду вот к этому самому суммарному коэффициенту рождаемости. Пока мы его имеем только за 2010 год: Росстат ещё не подвёл итоги 2011 года, 2011 год есть только в целом по Российской Федерации. Я хочу сказать, что если в целом по Российской Федерации коэффициент суммарной рождаемости составлял в 2010 году 1,569, четыре федеральных округа (Северо-Западный, Центральный, Южный федеральный округ и Приволжский федеральный округ) имели этот показатель ниже, хотя, безусловно, в них были…

В.В.Путин: Ниже, чем 1,6, да?

Т.А.Голикова: Ниже, чем среднероссийский.

В.В.Путин: 1,6, да?

Т.А.Голикова: Да. Понятно, что в трёх регионах – в Северо-Западном округе один регион, в Южном федеральном округе три региона и в Приволжском федеральном округе пять регионов, которые имеют показатели выше среднероссийского. Но тем не менее общая ситуация складывается не в пользу этих округов.

Что касается Дальневосточного, Сибирского, Уральского федеральных округов и Северо-Кавказского, то здесь тоже есть разные показатели, но тем не менее там уровень рождаемости выше среднероссийского. Если говорить об отдельных регионах Российской Федерации, то 10 субъектов имеют наилучшие показатели по суммарному коэффициенту рождаемости.

И я хотела бы обратить внимание ещё на один показатель. Традиционно мы считаем, что женщина находится в репродуктивном возрасте, когда ей от 20 до 29 лет. Но с учётом того опыта, который мы приобрели, реализуя демографическую концепцию, мы уже сейчас к этому возрасту относим женщин в возрасте от 20 до 39 лет. И среднее количество женщин, которое в России сложилось вот в этом возрасте, составляет 29,8. Субъекты, которые находятся в левой части слайда, – как раз субъекты, которые и по суммарному коэффициенту рождаемости, и по доле женщин, находящихся в возрасте от 20 до 39 лет, достаточно позитивно выглядят. А вот те, которые находятся в правой стороне, – Брянская, Ульяновская, Пензенская, Белгородская, Ивановская, Саратовская, Тульская, Тамбовская области, Республика Мордовия, Ленинградская область, – в них ситуация представляется наиболее тревожной с точки зрения рождаемости и с точки зрения количества детей, приходящихся на одну женщину. Если мы обратимся к изменениям, которые происходили по вторым рождениям, когда мы вводили материнский семейный капитал, то мы увидим, что по сравнению с 2006 годом количество вторых и последующих рождений возросло на 16,3 пункта. Это очень хороший показатель, но я хочу обратить внимание и на другое: что с 1982 по 1989 год суммарный коэффициент рождаемости в Российской Федерации превышал 2, а в 1987 году был самый высокий и составлял 2,19 ребёнка на одну женщину. По сути, это те показатели, которые мы…

В.В.Путин: Сколько было? 2 целых?..

Т.А.Голикова: 2,19, ну 2,2 практически, поэтому это те показатели, которые перед нами стоят, та задача, которая должна быть перед нами поставлена на 2015–2016 годы.

Что касается продолжительности жизни. Здесь есть, как Вы справедливо сказали, достаточно позитивные сдвиги. Следующий слайд, пожалуйста. У нас серьёзно возросла продолжительность жизни за последние годы, но я хочу отметить, что у нас прирост продолжительности жизни у мужчин обеспечивается более высокими темпами, чем у женщин, хотя, естественно, продолжительность жизни у женщин выше. И разрыв между продолжительностью жизни у женщин и мужчин с 2006 по 2011 год сократился на достаточно существенную цифру – на 1,1 года, был 12,9 лет, сейчас 11,8. Что касается динамики естественного прироста, то 28 субъектов у нас демонстрируют естественный прирост населения в 2011 году, в 2006 году таких регионов было 16, я не буду их перечислять, они все в левой стороне слайда представлены. Что касается динамики показателя рождаемости, вот на этом я хотела бы остановиться чуть более подробно. У нас темпы прироста в 2011 году критические, они составляют 0,2%. Число регионов, в которых регистрируется снижение рождаемости, из года в год, к сожалению, растёт. В 2009 году таких регионов было 14, в 2011 их уже 44, и самые критические с точки зрения снижения рождаемости именно по тем показателям, о которых Вы говорили, и о которых я уже сказала, – это Сахалинская область и Республика Мордовия, там крайне напряжённая демографическая ситуация. Тем не менее у нас достаточно приличная динамика по показателям смертности.

В.В.Путин: Марий Эл ещё. Марий Эл и Мордовия одинаковые.

Т.А.Голикова: Да, они примерно одинаковые. Что касается показателя смертности, то у нас в принципе демонстрируются очень хорошие показатели по смертности практически всеми регионами.

В.В.Путин: В смысле? По снижению?

Т.А.Голикова: По снижению смертности, конечно. Я только лишь отмечу, что Чеченская Республика, Кабардино-Балкарская Республика, Республика Алтай и Краснодарский край имеют незначительное увеличение. Это незначительное увеличение, но тем не менее я бы хотела обратить внимание руководителей этих регионов на то, что в сегодняшней ситуации и это является недопустимым, потому что смертность нам нужно снижать, это наш основной ресурс для сохранения населения Российской Федерации.

В.В.Путин: Причины какие в основном?

Т.А.Голикова: Сердечно-сосудистые, дорожно-транспортные и онкология, всё то же самое, всё те же. И мы пока ещё на первом месте в мире находимся по смертности от инсультов, хотя мы принимаем достаточно серьёзные меры, но тем не менее…

В.В.Путин: Сосудистые заболевания.

Т.А.Голикова: Что касается младенческой смертности, здесь тоже очень позитивные сдвиги. Но я бы напомнила, что мы переходим с 2012 года на новые критерии учёта, а новые критерии учёта могут нам изменить сильно показатели по младенческой смертности. И мы прогнозировали в 2015 году, что младенческая смертность у нас возрастёт до 8,1, но это было в рамках концепции демографической политики, когда мы ещё не осуществляли программы модернизации. Я бы хотела привлечь внимание регионов на то, что это существенный элемент. И то, что Вы сказали – создание перинатальных центров, введение трехуровневой системы оказания медицинской помощи женщинам в период рождения детей, – это существенный элемент, который может изменить эту ситуацию и не привести к ухудшению этого показателя. Но тем не менее я хочу сказать, что лидерами у нас являются, и Вы их назвали, Чувашская Республика, Тамбовская область, Санкт-Петербург, Сахалинская область, Республика Коми, Калининградская область, Республика Татарстан с точки зрения снижения младенческой смертности. Пока никаких сдвигов по улучшению ситуации не демонстрирует Чеченская Республика, Республика Дагестан, Республика Северная Осетия–Алания, Еврейская автономная область. И, к сожалению, нас очень настораживают показатели младенческой смертности в таких регионах, как Республика Тыва, Республика Алтай, Хабаровский край, Ненецкий автономный округ и Камчатский край. Здесь ещё нашим коллегам есть над чем поработать.

Как Вы уже сказали, Владимир Владимирович, в Вашей статье Вы предложили как раз меру по поддержке третьих и последующих рождений. Я просто хочу обратиться к коллегам: мы вчера проводили соответствующие расчёты по этому поводу, и действительно, я уже сказала, что нам нужно достигать коэффициента 2. Что это означает? Это уровень третьих и последующих рождений на уровне приблизительно 17–20% рождённых. Сейчас мы имеем по данным за 2010 год (пока 2011 года нет) 13,1%, то есть это очень серьёзные показатели, которых надо достигать. И в этой связи число рождений третьих и последующих детей нам нужно увеличивать в ближайшее время на 30%. Но для того, чтобы мы сумели эффективно реализовать ту меру, о которой Вы сказали (я не буду говорить уже то, что Вы перечислили в своём вступительном слове), тем не менее в качестве этапов реализации программы мы считаем оценку эффективности уже действующих программ в субъектах Российской Федерации, причём эту работу нужно делать уже сейчас.

Второе – это установление пособий в регионах, в которых сохраняются негативные демографические тенденции, и, возможно, в последующем на конечном этапе распространение этой меры на все регионы.

Что нужно сделать? Нам представляется, что нужно достаточно оперативно внести изменения в законодательство, введя это пособие как специальное, так же как мы вводили пособие по материнскому семейному капиталу, но это носит несколько иной характер.

Второе. Мы должны определить субъекты Российской Федерации, которые на первом этапе должны реализовывать введение этого пособия, определить категории семей, имеющих право на получение пособия, разработать порядки предоставления финансового обеспечения этих пособий, порядки проверки достоверности сведений о доходах семей; естественно, определить объёмы средств как на субъектовом, так и на федеральном уровнях, которые должны быть направлены на эти цели. И очевидно, что эту работу нам нужно проводить совместно с регионами, потому что все должны двигаться здесь, как нам представляется, в одинаковом правовом поле.

И ещё, наверное, три элемента, на которые я бы хотела коротко обратить внимание. Вы тоже на них обращали внимание в своей статье. Речь идёт о содействии занятости женщин, которые воспитывают детей. Это восстановление профессиональных навыков и повышение конкурентоспособности на рынке труда тех женщин, которые находятся в отпуске по уходу за ребёнком. У нас эта мера реализовывалась в прошлом году на федеральном уровне. Но в связи с тем, что в 2012 году мы передали полномочия регионам Российской Федерации, я просто обращаю внимание коллег, что эту работу надо продолжить, потому что только 73 региона это предусмотрели у себя, а такие регионы, как Смоленская область, Ленинградская, Свердловская, Кемеровская области, Республика Ингушетия, Карачаево-Черкесская Республика, Чеченская Республика, Удмуртская Республика и Республика Саха (Якутия) пока эту меру в своих программах не предусмотрели.

И ещё один элемент – это содействие трудоустройству инвалидов, родителей, воспитывающих детей-инвалидов, и многодетных родителей. Здесь меры реализуются на федеральном уровне. Соответствующие средства у нас в федеральном бюджете заложены, и они реализуются в рамках региональных программ и в рамках тех средств, которые мы предоставляем регионам страны.

И наконец, я не могу не сказать о миграционной политике. Как я уже сказала, 2025 год – это 300 тыс. человек, хотя мы практически достигли этого показателя в 2011 году. Но я бы здесь обратила внимание на другое – на качественный миграционный прирост и качественные показатели этого. И здесь мы видим четыре направления. Они представлены на слайде. Я просто скажу, что это привлечение иностранных работников на рабочие места, которые невозможно заместить российскими работниками, стимулирование иностранных граждан к заключению длительных трудовых договоров, упрощение процедур получения разрешения на временное проживание, виды на жительство, гражданство Российской Федерации для иностранных граждан, которые длительно осуществляют трудовую деятельность на территории Российской Федерации, которые уплачивают страховые взносы, которые окончили российские высшие учебные заведения и работают по специальности. И наконец, обеспечение доступа иностранных граждан и членов их семей к социальным и медицинским услугам в зависимости от их правового статуса. И это проблема, которую сейчас надо решать. ФМС сейчас готовит проект концепции миграционной политики, и мы надеемся, что она даст свой ощутимый результат. Спасибо.

* * *

Т.А.Голикова: Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги! Я постараюсь коротко по программам модернизации, потому что собственно то, что я сейчас буду представлять, это сводные данные, представленные в материалах, которые базируются на ваших отчётах. И я хочу сказать, что общее исполнение по всем трём источникам – а таких источников на 2011 год было на сумму 298,3 млрд рублей – составило 59,3%. Регионы, собственно, разделились, или мы их разделили на три группы: 29 регионов – это регионы, которые обеспечили исполнение до 70%, дальше – с 70 до 50% и ниже 50% (ниже 50%, потому что среднее исполнение где-то находится между 50–60%).

Как выглядят основные направления программ модернизации здравоохранения с точки зрения исполнения? У нас первое направление включало в себя четыре поднаправления – это завершение строительства начатых объектов, капитальный и текущий ремонт, приобретение медицинского оборудования. В принципе по всем этим показателям исполнение, за исключением завершения строительства начатых объектов, превысило цифру в 50% (за исключением того, что мы включали как эксклюзив: это завершение строительства в случае готовности объекта больше 80%). Но тем не менее по пяти учреждениям здравоохранения, которые находятся в трёх регионах Российской Федерации, государственные контракты в 2011 году не заключены и достаточно высока вероятность того, что эти показатели могут быть не исполнены.

В IV квартале 2011 года регионы страны приступили к информатизации. Это было связано с тем, что мы приняли единую концепцию информатизации по Российской Федерации. Но сейчас уже мы проводим пилотный проект по подключению к федеральным сервисам, участниками пилотного проекта являются Белгородская, Волгоградская области, Забайкальский край, Ивановская, Омская области, Республика Саха (Якутия), Свердловская область и Ставропольский край. Март будет первым этапом, когда мы будем подводить первые итоги модернизации, которая проводится и в субъектах, и на федеральном уровне.

Третьим направлением является внедрение стандартов оказания медицинской помощи. 2013 год является годом, когда мы должны цивилизованно перейти на новые современные стандарты, и это связано с тем, что два года мы тратим на модернизацию учреждений, чтобы обеспечивать надлежащий уровень качества медицинской помощи и медицинского оборудования. Тем не менее мы планировали в 2011 году ввести 77 обновленных федеральных стандартов, но из-за позднего принятия закона об основах охраны здоровья граждан мы предложили регионам обновить свои стандарты на основе наших проектов и, собственно, они сумели 89 стандартов в среднем по России внедрить в 3178 учреждениях, что, естественно, дало – и я об этом скажу чуть позже – средний рост заработной платы как по врачебному персоналу, так и по среднему медицинскому персоналу. Кроме того, как Вы помните, мы принимали решение, что часть средств направляется на выплату узким специалистам в амбулаторном поликлиническом звене, и здесь тоже достаточно хорошие показатели, здесь регионы страны перевыполнили показатели по численности персонала, который был вовлечён в это направление. В рамках программы модернизации была введена диспансеризация 14-летних подростков, её в основном начали в связи с тем, что начался учебный год с 1 сентября. И тем не менее за четыре месяца у нас достаточно высокий охват – 94,1%. Но я бы хотела обратить внимание также и на то, что модернизация здравоохранения – это не только оснащение, ремонты, это в принципе изменение подхода к системе организации медицинской помощи, повышение качества доступности посредством учёта всех региональных особенностей, которые мы учитывали, когда формировали программы. Это и географические, и экологические, и демографические, и состояние с заболеваемостью и так далее. В результате мы договорились с регионами, что мы будем выстраивать единую систему формирования потоков пациентов на всех этапах оказания помощи. У нас сейчас действуют единые нормативы обеспеченности фельдшерскими пунктами, ФАПами, офисами врача общей практики и врачебными амбулаториями на соответствующее количество населения страны. Но тем не менее мы, имея эти нормативные значения, пока ещё плановых показателей не достигли. Тем не менее надеемся, что 2012 год будет основным годом, когда те показатели, которые регионы себе запланировали, будут реализованы, поскольку это достаточно сложная работа с точки зрения организации, и на подготовительные мероприятия было потрачено достаточно большое количество времени.

Но тем не менее я бы хотела отметить, что на 313 единиц увеличилось число врачебных бригад в выездных формах работы. Это частично то, что поднималось в видеоролике одним из врачей. Но здесь, безусловно, это связано с развитостью инфраструктуры – дорогами, коммуникациями, телефонной связью и так далее.

В.В.Путин: А почему такая разница: в 2010 году нормативные значения, допустим ФАПы – 4800…

Т.А.Голикова: А потому что оптимизация… Это нормативное значение… был 3118.

В.В.Путин: Да. Так это прилично, да? Выполнение приличное? Секундочку.

Т.А.Голикова: Это разница: то, что мы должны были достигнуть. Это нормативное, сколько по стране должно быть, а это сколько мы имели в 2010 году. План себе на 2011 год ставили 158, но смогли только 38, и так по каждой позиции. То есть нам нужно достичь вот того, что мы имеем здесь, в первой колонке, для того чтобы обеспечить доступность.

В.В.Путин: Большое отставание.

Т.А.Голикова: Большое отставание.

В.В.Путин: Особенно по малым населённым пунктам.

Т.А.Голикова: Да. Но это вот то, что как раз и характеризует доступность, по поводу чего предъявляются основные претензии населением.

Населённые пункты менее 100 жителей. Там у нас по закону образовываются домовые хозяйства первой помощи. Выпущены все соответствующие нормативные акты. И я должна сказать, что здесь регионы сработали в общем неплохо. Таких домовых хозяйств первой помощи было открыто 4028.

В.В.Путин: Секундочку, а кто это делал?

Т.А.Голикова: Это субъекты. Это плановые показатели, которые в их программах были зафиксированы на 2011 год.

В.В.Путин: Слушайте, коллеги, вы посмотрите, что у нас происходит? Планировали ФАПов открыть на селе… В населённых пунктах от 100 до 300 жителей, планировали открыть 158, открыли 38. Знаете, надо посмотреть, Татьяна Алексеевна, в оригинальном разрезе.

Т.А.Голикова: У нас это всё есть.

В.В.Путин: Здесь есть?

Т.А.Голикова: Мне сейчас просто надо рыться во всём этом, я Вам дам.

В.В.Путин: Хорошо, я в Москве посмотрю. Но надо добиваться исполнения. Я обращаюсь ко всем коллегам, которые здесь присутствуют: вы за этим следите, пожалуйста. Я понимаю, можно планы нарисовать, а потом на них никто не смотрит… Зачем планы-то рисовать тогда? Это же в рамках программы модернизации у нас?

Т.А.Голикова: Абсолютно.

В.В.Путин: И мы когда приступали к программе модернизации, я же обратил внимание всех на то, что мы значительное внимание должны уделить работе на селе. И все сказали: «Да-да, будем уделять», планы нарисовали – открыть 158 ФАПов, а открыли 38. В населённых пунктах от 300 до 700 жителей: планировали 156, а открыли 75; в населённых пунктах 1500 жителей: планировали 655, открыли 200 с небольшим; где 3 тыс.: 226 планировали, а сделали 169. Если мы так будем выполнять планы, мы куда приедем? Вы мне предложения сделайте по поводу того, как мы будем отслеживать результаты работы по реализации этих планов, иначе мы никаких планов не реализуем.

Т.А.Голикова: Хорошо. В принципе по открытию этих структур у всех регионов в программах модернизации есть график открытия.

В.В.Путин: Неоткрытых в Приморском крае 30, в Псковской области – 15, в Ямало-Ненецком округе – 13. Но вы сделайте мне более полную картину, пожалуйста.

Т.А.Голикова: Хорошо, Владимир Владимирович. Про первую помощь я уже сказала.

В.В.Путин: Это за какое время работы? За год?

Т.А.Голикова: Это 2011 год.

В.В.Путин: Слушайте, ребята, так работать нельзя. Как же мы работать-то будем? Что это за работа такая? Это мы в первый раз сейчас об этом заговорили, о результатах?

Т.А.Голикова: Нет, результаты мы, естественно, подводим только по итогам 2011 года, потому что у нас…

В.В.Путин: Давайте мы на будущее договоримся ежеквартальный отчёт представлять.

Т.А.Голикова: Ежеквартальный отчёт есть, но мы исходили из тех графиков, которые стояли в региональных программах модернизации. Мы отчитываемся по этим показателям, но они все в основном были сдвинуты к концу года – ввод.

В.В.Путин: Так вот они были сдвинуты, а результат получился такой. Можно и дальше сдвигать. Хорошо, можно было бы и сдвинуть, но тогда нужно было бы сделать то, что планировали. Договорились, давайте мы ежеквартально будем получать отчёты.

Т.А.Голикова: Хорошо. Седьмой слайд, пожалуйста. Такая же ситуация у нас по консультативно-диагностическим центрам, межтерриториальным амбулаторно-поликлиническим учреждениям и амбулаторно-поликлиническим учреждениям. Здесь тоже тех планов, которые были поставлены в 2011 году, фактически регионы в 2011 году не достигли. Здесь тоже представлены по уровням соответствующие показатели. Но при этом, я должна сказать, что у нас улучшились показатели по посещаемости в амбулаторно-поликлинических учреждениях. Нагрузка постепенно со стационарного звена здравоохранения снимается и переходит в первичное звено – в дневные стационары. У нас число амбулаторных посещений возросло по сравнению с 2010 годом на 2,75%, в том числе патронаж на дому возрос на 4,1%.

В.В.Путин: Секундочку, у вас кто этим занимается, ваши заместители по медицине или министры соответствующие?

Т.А.Голикова: Вице-губернаторы ответственные.

В.В.Путин: Вице-губернаторы. Значит, у меня к вам просьба: вот мы это будем заслушивать ежеквартально, а вас прошу соответствующие отчёты проверять ежемесячно. Нужно это поставить под серьёзный, реальный контроль, иначе у нас постоянно будут сбои, мы все планы сорвём.

Т.А.Голикова: Что касается инфраструктуры центров здоровья, то здесь ситуация выглядит более позитивно. Восьмой слайд.

В.В.Путин: Дело в том, что за первый год ещё ладно, там нужно было наладить работу, я могу себе представить: наладить работу нужно, запустить механизмы, провести тендеры и так далее и так далее.

Т.А.Голикова: Да, это было самое сложное.

В.В.Путин: Но сейчас нужно входить в график и навёрстывать это всё.

Т.А.Голикова: Может воспользоваться, Владимир Владимирович, предложением Рустама Нургалиевича, с точки зрения тех ФАПов, которые нам представляли, когда мы были здесь на выставке, потому что в значительной степени работа, которую пытаются проводить регионы по модернизации существующих, в общем-то ни к чему хорошему не приводит. А эти….

В.В.Путин: Современные.

Т.А.Голикова: …быстровозводимые, современные, они были бы более эффективны. И мы обсуждали – в принципе завод, который производит эти ФАПы, может справиться с достаточно высокой потребностью, которая есть на сегодняшний день в России.

В.В.Путин: Этот завод, другие можно использовать. В регионах сейчас уже много предприятий, которые могут делать…

Реплика: Мы тоже.

В.В.Путин: Конечно. Да почти везде есть, надо только это организовать нормальным образом. Продолжайте.

Т.А.Голикова: Пожалуйста, девятый слайд. Ещё одно из составляющих, которые реализуются в рамках программ модернизации, – это развитие детской медицины. У нас по двухлетней программе на эти цели должно быть направлено 169,2 млрд рублей, или 27,2% от общей суммы финансирования. Пока что по первому году финансирование составило 53,9%, но здесь тоже основные объёмы приходятся в основном на ремонты и приобретение оборудования. Абсолютными лидерами по использованию средств и приведению в порядок детских лечебных учреждений являются территории, которые представлены на слайде. Я не буду их перечислять.

На следующем слайде представлена статистика того, что завершено по строительству, где проведены капитальные ремонты.

В.В.Путин: Это те регионы, которые…

Т.А.Голикова: Да, это те регионы, которые обеспечили высокий уровень…

В.В.Путин: …высокий уровень работы, да?

Т.А.Голикова: …уровень работы по детской медицине.

В.В.Путин: Мы же сейчас говорили о тех, кто плохо, давайте назовём тех, кто хорошо. Ивановская область – 93%, Курская – 91%, Алтай – 85%, Бурятия – 86%, Дагестан – 81%, Карачаево-Черкесия – 85%, Брянская область – 86%.

Т.А.Голикова: Липецкая – 81%.

В.В.Путин: Липецкая – 81%. Молодцы.

Т.А.Голикова: Следующий слайд, пожалуйста.

Я хочу обратить внимание на показатели, которые у нас в программе в 2012 году, но тем не менее ряд регионов приступил к реализации этого мероприятия в 2011 году. О чём я говорю? Это то, на что Вы обращали внимание. У нас в 2010 году дефицит коек реанимации интенсивной терапии для новорождённых составлял 3332 койки, коек патологии новорождённых и недоношенных детей – почти 10 тыс. Вот отдельные регионы у нас приступили к этому мероприятию в 2011 году. И Вы видите достаточно позитивный сдвиг, хотя он, может быть, не такими высокими темпами идёт, но тем не менее по первой позиции мы сократили дефицит на 30%, по второй позиции немножко более скромные показатели, но тем не менее. И 15 регионов страны у нас открыли отделения или койки паллиативной, хосписной помощи детям, которые страдают тяжёлыми недугами.

Что мы выявили по данным диспансеризации. К сожалению, данные у нас печальные. По итогам структуры выявленных заболеваний, 12,6% в структуре вновь выявленных заболеваний связаны с нарушениями репродуктивной функции подростков. И, к сожалению, опять же в ходе проведения углублённой диспансеризации у 57% 14-летних подростков впервые выявлены заболевания. А это означает, что недолжным образом была поставлена профилактическая работа в более ранних возрастах и, самое главное, что 14 лет – это тот возраст, когда впервые, наверное, приходит повестка, что нужно встать на учёт в военкомате. А у нас получается, что 57% из обследованного контингента – это впервые выявленные заболевания. Безусловно, с этим контингентом работают, но я бы хотела сказать, что регионам нужно обратить на это особое внимание и не дожидаться диспансеризации в 14-летнем возрасте, а использовать возможности ежегодной диспансеризации детей, которая законодательно и нормативно предусмотрена, и регионы, собственно, это проводят, но, видимо, недостаточно. И вот как раз эта диспансеризация это и выявила.

Что у нас получилось, Владимир Владимирович, по заработной плате. Мы планировали, что у нас за два года средняя заработная плата в рамках программы модернизации возрастёт в среднем на 35%. По врачам у нас сейчас средняя заработная плата по России составила 28 тыс., возросла на 16% по сравнению с 2010 годом. По медработникам 15,5 тыс. рублей составила, на 14,7% больше, чем в 2010 году. У нас сейчас есть только показатель по заработной плате по экономике по России за 2011 год. И если говорить о средней российской (пока регионов нет, есть только 11 месяцев и там данные позитивные), по 12 месяцам у нас заработная плата врачей на 19,3 в среднем превысила зарплату по экономке.

В.В.Путин: В стране в целом?

Т.А.Голикова: Да, в стране в целом. А вот, к сожалению, средних медицинских работников отстаёт на 34,1%. Очень большой разрыв, и вот здесь нам надо вместе подумать в рамках третьего направления, как поднять заработную плату средних медицинских работников. Когда смотришь в сравнении с 11 месяцами по экономике, ситуация в общем более или менее, но поскольку 12-й месяц является месяцем, когда выплачивают все премиальные и стимулирующие, то там ситуация может измениться, но это мы увидим только тогда, когда Росстат нам предоставит соответствующие данные.

Что касается кадров, это проблема, которая у нас на сегодняшний день является ключевой. Мы увеличили приём в наши медицинские учреждения и учреждения дополнительного профессионального образования в 2011 году на 33%. На 3% мы увеличили переобучение по программам переподготовки. В 2011 году и в рамках программы модернизации, и в рамках нашей текущей деятельности 212 тыс. медицинских работников прошли переподготовку. И дефицит врачебных кадров у нас на 30% стал ниже, чем было запланировано в программах модернизации здравоохранения.

В.В.Путин: То есть вы думали, что будет дефицит больше?

Т.А.Голикова: Да, так регионы планировали в своих программах. И то, что Вы сказали, по 1 млн рублей. Я бы хотела обратить внимание на то, что мы с регионами в общем и с Владиславом Юрьевичем (В.Ю.Сурков) в последние дни проделали достаточно серьёзную работу, и с полпредами. Что я имею в виду? Мы резко активизировали регионы в принятии нормативных актов по выплате 1 млн рублей. Но, к сожалению, на сегодняшний день мы имеем ситуацию, когда 72 региона направили сведения (это по состоянию на 18 часов сегодняшнего дня) о принятых нормативных актах, девять субъектов сообщили о том, что работа по согласованию нормативных актов не завершена. Я, к сожалению, должна назвать эти регионы, потому что мы предпринимали все возможные усилия, но пока результата не получили. Это Республика Ингушетия, Калининградская, Курская, Московская, Новгородская, Тамбовская, Тульская и Ярославская области и Ненецкий автономный округ. По состоянию на вчерашний день могу сказать, мы перечислили только 62 млн Тюменской области, поскольку она оказалась самая первая, кто исполнил все обязательства. На 18 часов сегодняшнего дня мы перечислили 534 млн рублей, это уже значительное количество субъектов. Но, к сожалению то, на что Вы обратили внимание, профориентационная работа, которая должна проводиться, и разъяснительная работа, которая должна проводиться, она ещё даже и в тех регионах, которые представили соответствующую информацию, пока ещё ненадлежащим образом организована. И мы обращали на это внимание и просим ещё раз регионы на это обратить внимание, чтобы каким-то образом эту работу активизировать.

И наконец, то, что я хотела сказать в заключение, это задачи на 2012 год. Первое, что бы хотелось просить регионы, это соблюдение графиков, которые были запланированы на 2011–2012 годы. Понятно, что 2011 год был очень сложный с точки зрения вхождения в программы. Они сейчас развёрнуты, но тем не менее мы бы просили эти графики соблюдать.

Второе. Многие регионы обращались к нам, что они хотят скорректировать качественные показатели. Мы не будем корректировать качественные показатели, поскольку тогда программы всегда будут выполненными. А здесь мы как бы должны отслеживать ту динамику показателей, которую вы тогда для себя планировали.

Третий момент, на который я бы хотела обратить внимание, – это повышение финансового обеспечения программ госгарантий, которые территориальны, в том числе и за счёт тех средств, которые предоставляются в рамках направления по совершенствованию стандартов оказания медицинской помощи. И про миллион рублей я уже сказала.

И совсем в заключение, Владимир Владимирович, по совокупности тех мер, которые были приняты регионами и по реализации программ модернизации, и по их исполнению как кассовому, так и качественному, и по демографическим показателям. По предварительным данным, которые мы имеем, мы на сегодняшний день можем выделить 6–7, наверное, регионов Российской Федерации, которые продемонстрировали наиболее успешную работу. Это Забайкальский край, Омская, Рязанская, Воронежская области, Республика Мордовия, город Санкт-Петербург и Республика Татарстан. Я хочу сказать, что, наверное, этот список не конечный, потому что мы пока имеем предварительные данные, особенно по демографическим показателям в разрезе регионов страны. С учётом того, что Вы нам дали разрешение и поручение одновременно наиболее отличившиеся территории премировать в размере пока 5 млрд рублей к определённому сроку, по-моему, 1 мая, мы ещё по данным Росстата по марту посмотрим. И либо этот список останется таким, как он есть, либо к нему ещё добавятся дополнительные регионы, которые в принципе продемонстрировали неплохие показатели по исполнению двух составляющих. Спасибо.

В.В.Путин: По сколько примерно им нужно будет добавить? Приблизительно, в среднем?

Т.А.Голикова: Если Вы помните, мы резервировали более существенную сумму – 35 млрд рублей на два года. Почему 5 млрд? Потому что мы не считаем…

В.В.Путин: Нет, по сколько каждому региону в среднем?

Т.А.Голикова: Если сейчас, то этих регионов семь. Понятно, что она по-разному разложится с учётом численности населения…

В.В.Путин: Где-то 0,5 млрд?

Т.А.Голикова: 0,5 млрд рублей, да.

* * *

Комментарии В.В.Путина:

К выступлению А.В.Хорошавина, губернатора Сахалинской области

В.В.Путин: Александр Вадимович (обращаясь к А.В.Хорошавину), пока демографические показатели у вас ниже, чем в среднем по стране. Рождаемость у нас по России в целом 12,6% на 1 тыс. человек, а у вас 11,8%. Смертность по России 13,5%, а у вас 14,1%. Это говорит понятно о чём. Всё-таки недостаточное внимание к вопросам здравоохранения, материнства и детства и к вопросам медицинской техники, квалификации медицинского персонала и так далее. Недостаточное внимание, видимо, к тому, что делается на дорогах, на предприятиях с точки зрения травм… Это комплекс мер. Так что я обращаю на это ваше внимание и прошу всех других коллег, когда будете выступать: пожалуйста, сосредоточьтесь на основных вопросах нашей сегодняшней повестки дня.

К выступлению С.В.Антуфьева, губернатора Смоленской области

В.В.Путин: Сергей Владимирович (обращаясь к С.В.Антуфьеву), вы много рассказали, я знаю, что так оно и есть, многое делается. Я у вас был не так давно, смотрел, как вы работаете, как ваши коллеги работают. И действительно программы большие, но результаты-то скромные пока. Вот в чём всё дело-то!

Что касается жилищной программы для многодетных семей, да, это мы подумаем вместе, это наша общая задача. Но результаты в сфере демографии, в здравоохранении говорят о том, что внимания, видимо, недостаточно к этим вопросам. Рождаемость у вас ниже российской на 17,5%: у вас – 10,4%, а по России в целом – 12,6%. Смертность выше российской на 19,6%. Естественная убыль в России – 0,9%, а у вас – 6,4%. Это просто резко отличается от средних показателей по стране в негативную сторону. Выросла и детская смертность. Правда, там в абсолютных величинах, слава Богу, цифры небольшие, совсем небольшие, единичные, но всё-таки 26,8 рост. Сергей Вадимович, нужно побольше внимания уделять медицине и конкретной работе в медицинских учреждениях: посмотреть, кто и как у вас работает, кто и как снабжается в медицине, как они заработную плату получают, как и какое оборудование доставляется. В рамках программ модернизации здравоохранения у нас что по Смоленской области происходит? Сколько Смоленская область получила в рамках этой программы?

Т.А.Голикова: Смоленская область: общая программа – 1,5 млрд…

В.В.Путин: Нет, 4,4.

Т.А.Голикова: Это всего, а я сейчас говорю про 2011 год. Процент исполнения по ним – 75.

В.В.Путин: Процент исполнения неплохой. Я повторяю ещё раз: не нужно любой ценой деньги осваивать, их нужно с умом тратить. 4,4 млрд рублей за два года для Смоленской области приличные деньги. Ещё раз посмотрите, туда ли вы их направляете, эффективно ли они будут израсходованы. Впереди ещё там у вас основная сумма – больше, чем половина. Я прошу Министерство здравоохранения внимательно посмотреть вместе с областью, что нужно сделать по этому направлению.

Т.А.Голикова: Хорошо.

К выступлению А.А.Турчака, губернатора Псковской области

В.В.Путин: Андрей Анатольевич (обращаясь к А.А.Турчаку), вы и сами это знаете, у вас по всем основным показателям откровенно плохие результаты. По всем! По самым чувствительным! Вас реабилитирует, конечно, то, что с вашим приходом на должность губернатора ситуация начала меняться. Это правда. И динамика положительная. И я, обращая на это внимание, хотел бы, чтобы вы не забывали про эти острейшие проблемы, они номер один в области, я считаю, просто даже мне не хочется называть, они страшно звучат. Поэтому ещё раз повторяю, я не ставлю вам это в вину, потому что с вашим приходом на должность губернатора ситуация начала меняться, и причём динамика, как меня заверяет министр здравоохранения, положительная, заметная. Нам нужно настойчиво продолжать эту работу. Действительно, для Пскова это одна из самых острых и важнейших проблем. Их много проблем, конечно, но это одна из самых важных. Считаем необходимым обратить ваше внимание на ситуацию на дорогах. Понятно, что там транзита много и так далее, но надо, значит, с дорожниками эти проблемы решать. И развивать, конечно, ускоренным темпом все медицинские услуги, связанные с оказанием помощи пострадавшим при дорожно-транспортных происшествиях.

К выступлению Р.Н.Минниханова, президента Республики Татарстан

В.В.Путин: Действительно, вы молодцы. Хорошие показатели по основным параметрам: рождаемость выше российской на 6%, смертность ниже российской на 8% и естественный прирост есть – плюс 1%.

Р.Н.Минниханов: За 20 лет естественный прирост у нас за счёт миграции держался, каждый год мы росли, и, я считаю, что это один из таких наших серьёзных успехов. Надо сохранить, как сказано, чтобы рост дальше продолжался.

В.В.Путин: Да, нужно наращивать, наращивать. Спасибо, Рустам Нургалиевич.

К выступлению В.И.Шпорта, губернатора, председателя правительства Хабаровского края

В.В.Путин: Вячеслав Иванович (обращаясь к В.И.Шпорту), в целом у вас неплохие показатели по основным параметрам. Вы сказали о том, что у вас стабилизировались показатели по рождаемости, по смертности. Но если по рождаемости этой стабилизации можно порадоваться, потому что рождаемость у вас выше, чем по стране, то по смертности – нет, потому что смертность-то у вас тоже выше, чем российская. Такая стабилизация недостаточна для того, чтобы решить проблему демографии, причём это намного выше – на 7,5%. Отсюда и естественная убыль населения, гораздо большая, чем в среднем по стране. Поэтому такая стабильность тоже не нужна. Повторяю ещё раз, у вас в целом действительно много сделано. И это объективно, по справке я смотрю здесь. И совершенно очевидно, что вы на месте не стоите, двигаетесь вперёд и достаточно уверенно. Но есть и проблемы, на которые нужно обратить внимание. Вы планировали отремонтировать, по вашему же плану, почти 50 медицинских учреждений, 49, а отремонтировали меньше 50%. В чём дело-то? Почему вы сами-то свои планы-то не выполнили?

В.И.Шпорт: Мы в этом году всё это доотремонтируем, Владимир Владимирович, и всю программу выполним. Просто поздно аукционы прошли, потому что мы начали не с начала года в прошлом году эту программу.

В.В.Путин: Давайте.

В.И.Шпорт: То есть здесь нет никаких проблем.

В.В.Путин: Хорошо.

В.И.Шпорт: Всё движется, и в этом году всё будет сделано.

В.В.Путин: Ладно. Только не за счёт качества. Надеюсь, вы нагоните и всё сделаете, да?

Теперь вы в начале вашего доклада сказали, что медицинская общественность позитивно оценивает всё, что происходит в сфере модернизации здравоохранения. И в целом мы, конечно… Для нас нужно знать мнение специалистов, но ещё важнее – это мнение самих людей, тех, которые пользуются услугами медицинских учреждений. Поэтому рекомендую вам и такие исследования проводить почаще. И конечная-то цель всё-таки – удовлетворённость людей теми медицинскими услугами, которые они получают. Но в целом, повторяю ещё раз, у вас выглядит всё очень достойно. Спасибо.

К выступлению М.М.Магомедова, Президента Республики Дагестан

В.В.Путин: Вы сказали о традициях и так далее… Традиции традициями, но я смотрю по объективным показателям: в целом у вас хорошо поставлена работа. И судя по тому, что я видел сейчас на экране, состояние медицинских учреждений, во всяком случае в Махачкале, очень приличное. Безусловно, нужно больше внимания уделить – это касается всех, но и Дагестана в том числе – фельдшерским акушерским пунктам на селе. Это очевидно, 100%, я знаю, я там неоднократно бывал и знаю, как это всё выглядит. Но вот в Махачкале действительно шаг такой сделан вперёд – у меня, что называется, глаз намётан, я часто бываю в медицинских учреждениях, – выглядит очень достойно, по современному, и, судя по всему, уделяется должное внимание: практически всё, что планировали сделать с точки зрения здравоохранения, практически всё реализовано. Это хорошо. Разумеется, помощь таким регионам, как ваш, востребована, мы Дагестану и таким субъектам, конечно, дальше будем помогать, обязательно будем это делать. Но что, конечно, бросается в глаза, это пока скромный уровень заработной платы в системе здравоохранения в республике. Судя по показателям, которые мы видим – снижение смертности, естественный прирост, – врачи у вас работают хорошо, а вот уровень заработной платы пока очень скромный. Над этим тоже нужно подумать и вам, и Министерству, всем нам нужно подумать. Спасибо большое!

К выступлению А.П.Козлова, губернатора Орловской области

В.В.Путин: Александр Петрович (обращаясь к А.П.Козлову), так же как и в некоторых предыдущих случаях, не могу не сказать, что работа идёт, она идёт практически по всем направлениям: и региональный материнский капитал у вас выделяется, и семьям, которые заводят третьего и последующего детей, предоставлено право бесплатного получения земельного участка. И, смотрю, ремонты – с некоторым отставанием, но всё-таки проводятся, новое строительство есть, стандарты вы внедряете, и зарплата подрастает. Вроде бы всё есть. И понятно, что негативные тенденции, которые сложились в прежние годы, за три с небольшим года вашего губернаторства так быстро изменить невозможно. Но то, что негативные тенденции сохраняются, это всё-таки показатель того, что нужно, видимо, больше внимания уделять этим вопросам. Вы говорили о том, что рождаемость повышается, но она повышается на такие величины, которые статистика относит к погрешности просто. Она одна из самых низких в России – 16,7%. Вы сказали, что смертность уменьшилась и сейчас она 16,3%. По моим данным, как была 17,3%, так 17,2% сейчас. Не знаю, надо проверить тогда статистику: 16,3% – не знаю, откуда вы взяли. И таким образом естественная убыль населения... Есть общая тенденция к снижению уровня смертности, это понятно, но почему-то у вас выросла младенческая смертность. Я думаю, что в абсолютных величинах это незначительная, конечно, цифра, но она выросла почему-то. Почему?

Мы вводим новое оборудование, изменяем стандарты, приводим в порядок медицинские учреждения, а младенческая смертность подросла. Это с какой стати-то? Александр Петрович, прошу вас самым внимательным образом ко всем этим проблемам отнестись. Вы человек очень опытный, и я знаю, что если вы внимание сконцентрируете на какой-то проблеме, безусловно, она будет решаться. А это одна из важнейших проблем. Я уже об этом говорил в начале нашего совещания и ещё раз хочу это повторить. Очень рассчитываю на то, что не только у вас в Орле, но и во всей России мы… Как финансисты относятся к инфляции: говорят, таргетировать надо инфляцию, то есть целевым образом её снижать, – здесь, наоборот, надо целевым образом повышать все показатели. Смертность снижать, конечно, а показатели рождаемости, медицинское обслуживание населения нужно, конечно, улучшать. И все необходимые предпосылки для этого и в вашем регионе, в вашей области, конечно, есть. Нужно целенаправленно работать над результатом.

К выступлению Н.Ю.Белых, губернатора Кировской области

В.В.Путин: Что касается ЭКО, конечно, нужно расширять эту практику по всей стране, это очевидный факт. Надо бороться, конечно, с прерыванием беременности, совершенно очевидно у нас эта проблема очень остро стоит, и в программах модернизации здравоохранения везде предусмотрено создание вот таких психологических пунктов работы с женщиной. Но давайте прямо скажем и будем честными по отношению к ситуации: психолог психологом, а если кормить не на что ребенка, не на что его поднимать, то тогда хоть ты десяток психологов посылай туда, толку никакого не будет. Поэтому, во-первых, и предложено в демографически неблагополучных регионах вводить плату за третьего ребёнка, чтобы помочь семьям поднять человека на ноги, а во-вторых, и в региональных программах нужно обязательно учитывать эту составляющую и всячески обращать внимание на тех женщин, которые набираются мужества и в непростых условиях сегодняшнего дня принимают решение рожать. Тем более такие вот женщины, о которых сейчас Никита Юрьевич сказал: которые остаются с ребёнком одни, у которых нет полной семьи. Надо менять вообще отношение общества к таким ситуациям и этим женщинам помогать.

* * *

Заключительное слово В.В.Путина:

Я хочу вас поблагодарить за сегодняшнюю работу. Ещё раз хочу сказать что проблема, которой мы с вами занимались, относится к наиболее острым и к наиболее важным проблемам, все мы с вами это прекрасно понимаем. От того, как мы её будем решать, насколько эффективно и профессионально, будет в значительной степени зависеть будущее нашей страны.

Я обращаю внимание на то, что сегодня звучало в качестве критики, обращаю внимание на шероховатости, проблемы, которые есть, вопросы, нерешённые в полном объёме. Хочу подчеркнуть ещё раз: у нас есть необходимые ресурсы, они все заложены в бюджеты – и в ваши бюджеты, и в бюджеты федеральные, нужно организовать работу должным образом.

Ещё раз хочу сказать, что да, действительно, в прошлом году мы только её начали разворачивать и там действительно были проблемы, связанные со сроками проведения тендеров, организации работы. Всё это закончено. Я ожидаю от вас не только полного исполнения всех программ и планов 2012 года, но и исполнения всего, что было запланировано на 2011год. Всё, что не было сделано в должном объёме должно быть безусловно исполнено.

Спасибо вам большое за внимание.

Россия > Медицина > premier.gov.ru, 15 февраля 2012 > № 495010 Владимир Путин


Россия. ПФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 15 февраля 2012 > № 495009 Владимир Путин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин провёл в Набережных Челнах рабочую встречу с Президентом Республики Татарстан Р.Н.Миннихановым.

Во время встречи с действующим президентом республики В.В.Путин вручил медаль П.А.Столыпина бывшему главе Татарстана М.Ш.Шаймиеву.

Стенограмма начала встречи:

В.В.Путин: Рустам Нургалиевич, мы уже с вами практически целый день разговариваем по проблемам республики в различных аспектах. На что вы хотели бы обратить внимание, непосредственно сидя за столом? Хотя в целом я знаю, что результаты прошлого года хорошие, давайте мы не будем к этому возвращаться. Они в Татарстане хорошие в целом. Есть и проблемы, их, между прочим, немало, несмотря на то что у нас Республика Татарстан является лидером по очень многим показателям – это очевидный факт, но я и вы, тем более знаете, что проблем ещё больше: и в медицине, и в ЖКХ есть проблемы, в обеспечении самым необходимым даже во многих населённых пунктах. Тем не менее, повторяю ещё раз, всё на марше, всё развивается хорошо. На что бы вы хотели обратить внимание?

Р.Н.Минниханов: Владимир Владимирович, совершенно правильно. Я уже докладывал о наших темпах роста, развитии экономики. Конечно, очень важно нам наличие высокотехнологичных конкурентных производств. Мы считаем, что развитие КамАЗа, развитие особой экономической зоны, наши нефтехимические комплексы – мы всё-таки держим это на особом контроле. И развитие Камского промышленного кластера – это даст нам возможность иметь больше денег, иметь рабочие места и развивать. Из социальных проектов – это, конечно же, сейчас жильё, капитальный ремонт. Это очень важно, и мы каждый год тысячи многоквартирных домов ремонтируем, программа пошла. И ремонт школ…

В.В.Путин: Сколько, вы сказали, школ у вас уже давно не ремонтировалось?

Р.Н.Минниханов: У нас свыше 30 лет 787 школ, плюс ещё коррекционные школы – где-то 800 школ. Мы за три года... Это большая программа, но её надо делать. Мы сейчас сделали много для учителя. Мы ввели систему электронной школы: wi-fi там, ноутбуки для учителей. Но есть школы достойные, а есть школы, которые уже износились. Поэтому наша задача – привести в порядок школы. И сегодня я озвучил: первичное звено, особенно на селе. В то же время мы много сделали для высокотехнологичной медицины и немножко упустили первичное звено: это ФАПы, это поликлиники. В этом году мы к этому приступаем и, если будет какая-то федеральная поддержка в части реализации этих планов, конечно же, мы более успешно сделаем.

В.В.Путин: Она есть. Рустам, сколько получает республика по системе модернизации?

Р.Н.Минниханов: Почти 9.

В.В.Путин: Почти 9 млрд?

Р.Н.Минниханов: Да.

В.В.Путин: Так вот часть нужно направить на ФАПы…

Р.Н.Минниханов: В этом году мы будем направлять и каждый год…

В.В.Путин: Сколько вы истратили денег из того, что было предложено в прошлом году в процентном отношении?

Р.Н.Минниханов: Мы практически где-то 70%, но это было только… У нас по ремонту и по строительству идёт все в графике. У нас по закупкам по некоторым позициям были неприемлемые цены, и мы вынуждены были… Мы до сентября все объекты введём, и всё это будет. Всё, что нужно отремонтировать, поставить, полным ходом идёт, до сентября все объекты мы сделаем и придём за той премией, о которой было сказано сегодня.

В.В.Путин: Хорошо. А на премию дополнительный ФАП отремонтируете?

Р.Н.Минниханов: Да, обязательно. Это тоже поддержка. Грех жаловаться. И федеральный фонд по ЖКХ, и программа «Сельские дороги» – по всем программам принимаем участие. И строительство наших технопарков…

В.В.Путин: Вы хорошо отработали в период кризиса по созданию и поддержанию моногородов…

Р.Н.Минниханов: Да, моногорода – это же огромная поддержка: появились новые производства, новые рабочие места. Мы это ощущаем.

В.В.Путин: Хорошо. Давайте по документам.

* * *

(К беседе подключается бывший глава республики М.Ш.Шаймиев)

М.Ш.Шаймиев: День добрый.

В.В.Путин: Привет. Как поживаете?

М.Ш.Шаймиев: Мне-то легче намного. Мы сейчас послушали совещание, которое Вы провели. Дай Бог Вам терпения, выдержки…

В.В.Путин: Этого достаточно.

М.Ш.Шаймиев: Здоровья. Нет, это такой труд.

В.В.Путин: Нам с Рустамом хватит терпения.

Минтимер Шарипович, я хотел в рамках своих сегодняшних полномочий наградить вас медалью Правительства, медалью Столыпина, потому что вы были не просто президентом Татарстана, а вы реально работали над развитием республики по основным её отраслям. Помню, сколько мы с вами провели времени при обсуждении вопросов, связанных с развитием и отраслей, и отдельных предприятий. Вот сегодня мы с Рустамом были на КамАЗе, но впервые с КамАЗом вы меня познакомили, я имею в виду познакомили с точки зрения его проблем, тогда он тоже был в достаточно сложном положении. Это было, по-моему, в 1999 году, когда вы пришли и попросили поддержать по кредитам, в связи с тем что он находился в сложном положении, там ещё и пожар произошёл...

Но я сейчас вспомнил про КамАЗ в связи с тем, что так же, как вы к КамАЗу относились, вы относились практически ко всем значимым предприятиям республики, именно к каждому конкретному предприятию, к каждому конкретному коллективу.

М.Ш.Шаймиев: Наше хозяйство.

В.В.Путин: Просто работали предметно, и я уже не говорю про социальную сферу, Казань просто поменяла своё лицо, в лучшую сторону, конечно.

М.Ш.Шаймиев: Не без Вашего участия.

В.В.Путин: Ну, я немножко помогал.

М.Ш.Шаймиев: Нет, не немножко.

В.В.Путин: Помню, как мы с вами ходили в дома, которые разваливались совершенно, какие-то покосившиеся.

М.Ш.Шаймиев: Но главное, Вы дали согласие возглавить комиссию по празднованию 1000-летия Казани.

В.В.Путин: Ну комиссию возглавить – это самое простое.

М.Ш.Шаймиев: Нет! Столько было сделано! По КамАЗу я хочу сказать, Вы тогда, в 2000 году взяли меня с собой в Японию – специальная повестка дня была, рассматривали эти кредиты.

В.В.Путин: Я помню. Но мы сейчас не меня награждаем, а вас. Спасибо большое! И хочу вас поблагодарить за преемника вашего, нам с ним легко работать, человек знающий.

Россия. ПФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 15 февраля 2012 > № 495009 Владимир Путин


Россия > Образование, наука > premier.gov.ru, 14 февраля 2012 > № 495014 Владимир Путин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин встретился с ректорами российских вузов.

Вступительное слово В.В.Путина:

Добрый день, уважаемые коллеги! Мы достаточно регулярно встречаемся. В прошлый раз, по-моему, народу было поменьше. А студентов добавилось. Понятно. В любом случае говорим регулярно по проблемам, которые нас всех волнуют, а главная проблема здесь – это развитие образования, науки, высшей школы вообще, настройка высшей школы на запросы общества и экономики.

Я ещё раз хочу подчеркнуть то, о чём мы с вами говорили неоднократно: к 2020 году мы должны создать в нашей стране, в России, целую сеть университетов мирового класса. И сейчас активно работаем над этим, я имею в виду, конечно, и все наши высшие учебные заведения. Но вы знаете и о программах, которые активно развиваются – имеются в виду и исследовательские университеты, и федеральные университеты, и два наших ведущих вуза (в Москве и Петербурге два университета). Как и прежде, хотел бы тоже ещё раз вернуться к этой теме, послушать ваше мнение по поводу того, как развивается эта работа, как она движется, что нам нужно сделать дополнительно, для того чтобы эта работа шла поступательно вперёд.

Хотел бы обратить ваше внимание на то, что за последние пять лет мы увеличили расходы федерального бюджета на высшую школу в 2 раза. За пять лет в 2 раза! А на гражданскую науку – более чем в 3 раза! Это абсолютно объективные, выверенные данные.

Как вы знаете, с 1 сентября прошлого года на 9% был проиндексирован стипендиальный фонд, и в результате все вузы, находящиеся в ведении Минобрнауки, выплачивают студентам стипендию в размере выше академической.

Нам необходимо в этом отношении сделать следующий шаг. Наверняка вы знакомы с тем, что было обнародовано через «Комсомольскую правду» в понедельник. И вот по некоторым из этих вопросов я с вами хотел бы поговорить и посоветоваться отдельно. Больше того, хотел бы обратиться в известной степени за помощью. Здесь нам нужно просто выработать общий единый порядок работы по этому направлению. О чём там говорилось? О том, что мы должны существенно увеличить стипендии для начинающих студентов. Я знаю, что и коллеги, которые в этом зале собрались, тоже с настороженностью отнеслись к этому предложению, потому что ассистенты получают 5 тыс. Но, вы знаете, это очень мало и для ассистентов. Мы не должны, ссылаясь на то, что ассистенты мало получают, сдерживать стипендии студентам, – ассистентам поднимать надо, это ненормально, невозможно жить на эти деньги. Что касается студентов, из чего я исходил? Это не предвыборный лозунг, то есть это, конечно, ясно, что это появилось в ходе нашего внутриполитического календаря, но сделано это предложение было осознанно и не как какая-то подачка. Это было сделано для того, чтобы мы с вами смогли сформировать ту самую систему справедливых так называемых социальных лифтов, которых у нас не хватает, – это очевидно, это правда, и это, во-первых.

Во-вторых, мы должны создать условия, когда люди из небогатых семей, но талантливые могли бы себя реализовать себе на пользу и стране на пользу. Если человек приходит в вуз с хорошими потенциальными качествами, с хорошими задатками, но ему не на что пойти купить себе, извините, колбасы и булки хлеба или масла, то невозможно ему нормально учиться, он должен где-то бегать подрабатывать, а значит, он не получит нормальных знаний. И вот, собственно говоря, вас и собрал сегодня для того, чтобы с вами посоветоваться по поводу того, как это всё сделать.

Исходил из чего? Первые два, в некоторых случаях три года этот молодой человек или девушка должны получать минимальные деньги, чтобы можно было прожить, – это около 5 тыс. Но это только те, кто хорошо учится, без «троек». Если с «тройками», тогда извините, тогда можно платить больше, чем 1300, как сегодня, но не 5 тыс. Итак, он получает первые два-три года по 5 тыс., и если он начинает тратить это время действительно на учёбу, действительно добивается хороших результатов, то тогда к третьему-четвёртому курсу у него есть шансы получить повышенную стипендию или даже стипендию Правительства, Президента, какой-то грант, или начать работать в малом предприятии, сеть которых мы развиваем в высших учебных заведениях, или даже, может быть, работать не в рамках вуза, на стороне, но по профилю. И тогда он не выпадает из общего процесса своего профессионального становления, а наоборот, повышает постоянно свою квалификацию. Смысл был именно в этом – дать возможность на первых шагах нормально учиться, получать знания, создать условия для того, чтобы человек мог подрасти и дальше развиваться по этому направлению. Вот это первое, на что я хотел бы обратить внимание и о чём нужно поговорить.

Второе, конечно, мы все это понимаем, вы лучше, чем кто-либо другой: высшая школа – это прежде всего профессорско-преподавательские кадры, это люди, которые работают, которые преподают, на них и держится вся система образования. У нас небольшой перекос возник в связи с тем, что мы доводим сейчас среднюю заработную плату в общеобразовательных школах для педагогов до средней по экономике. В 56 субъектах Российской Федерации профессорско-преподавательский состав в высших учебных заведениях получает заработную плату ниже, чем средняя по экономике. Эта ситуация должна быть исправлена, это очевидное дело. Нам нужно с 1 сентября ситуацию кардинальным образом поменять. Сегодня зарплата в системе высшего образования составила 21 867 рублей за прошлый год при средней зарплате по экономике в стране за прошлый год 24 тыс., то есть у нас в целом она пониже получилась, это за счёт тех нескольких десятков регионов, где она ушла ниже средней по экономике.

Хотя здесь тоже нужно посчитать. Вот у меня данные по уровню заработной платы работников высших учебных заведений. Что такое работники, я не очень понимаю: если это профессорско-преподавательский состав, то это одно, а если это со всеми другими категориями, то это несколько другое. Я попросил министра, сегодня он посчитает, и мы поймём точные данные, у нас будут точные данные по профессорско-преподавательскому составу. Но в любом случае там, где этот средний по экономике уровень не достигнут у профессорско-преподавательского состава, это нужно будет сделать с 1 сентября текущего года.

В этой связи есть проблемы, на которые я хотел бы обратить ваше внимание. Что касается Министерства образования и науки, то по всем вузам, работающим по линии этого министерства, проблема будет, безусловно, решена, но у нас есть ещё ведомственные вузы. Я сейчас с некоторыми министрами разговаривал – это Министерство транспорта, Министерство здравоохранения, Министерство сельского хозяйства, Министерство культуры. Я думаю, что по Министерству культуры будут наибольшие проблемы и здесь, скорее всего, придётся дать дополнительные деньги из бюджета. Проблема заключается в том, что у нас, конечно, в бюджете этого года дополнительных средств не предусмотрено, но я очень рассчитываю на то, что у нас и деньги появятся в ходе исполнения бюджета. Кстати говоря, и по стипендиям у нас ведь тоже не заложены эти расходы, поэтому эти 5 тыс., вот эти средства, мы, скорее всего, будем в состоянии предоставить, начиная со следующего календарного года, с января следующего года. Посмотрим, может быть, если будут допдоходы, может быть, и к сентябрю сможем. Пока просто я не могу дать таких обещаний публично. Со следующего календарного года точно, но, может быть, и с сентября – посмотрим по результатам работы экономики. А по профессорско-преподавательскому составу это нужно сделать с сентября.

Итак, Министерство образования и науки знает, это задача известная, и соответствующие ресурсы есть. Профильным министрам я такое поручение сформулирую уже сегодня, и они тоже будут готовиться. Но я и к вам хочу обратиться, уважаемые друзья и коллеги. Мы с вами знаем (вы знаете лучше, чем я), когда было очень много, относительно много платных студентов, тогда и количество преподавателей резко увеличилось под эту категорию. По мере сокращения платных студентов сеть никак не реструктурируется. Я совсем не призываю заниматься массовыми увольнениями, боже упаси, но кадровый состав должен соответствовать. И потом нужно, конечно, оставлять, упор делать на лучших. Это первое.

И второе. Сейчас стало очевидным, что у нас примерно 50:50 кадровый состав в высших учебных заведениях. 50% – это обслуживающий персонал. Это совсем не значит, что с сегодня на завтра нужно заниматься какими-то там массовыми чистками. Боже упаси! Но постепенно, спокойненько нужно приводить в нормальное состояние. Сколько у нас на одного студента по нормам должно быть?

А.А.Фурсенко: По нормам один к десяти.

В.В.Путин: Один к десяти?

А.А.Фурсенко: За исключением нескольких выделенных вузов, один к десяти.

В.В.Путин: А сейчас у нас один к пяти получается.

А.А.Фурсенко: Кое-где.

Реплика: У нас один к четырём.

В.В.Путин: У вас один к четырём, да? Ну вот. По нормам на одного преподавателя – 10 студентов, а сейчас получается один к четырём, один к пяти. Я призываю вас просто подумать над этим, подумать и двигаться в сторону нормализации.

Есть ещё одна проблема, на которую я хотел бы сегодня обратить внимание, – это молодые преподаватели. Вы знаете, что у нас внедряется практика грантов для учёных, для преподавателей. Одна из этих программ называется «Мегагранты», где мы не учебному заведению, не научному заведению, а конкретному человеку, учёному предоставляем грант где-то в размере 130–150 млн рублей. Вот этот человек приезжает, под него создаётся лаборатория, и он начинает работать, привлекая и аспирантов, и студентов старших курсов, и так далее. Я с некоторыми получателями этих грантов встречался, видел, как они работают – очень интересно, люди увлечены реально. Там половина примерно наших бывших соотечественников, которые уехали за границу и вернулись. Много тех, кто никуда и не уезжал. Есть и иностранцы в полном смысле этого слова, стопроцентные, которые приехали и живут по три, четыре, пять месяцев, по полгода живут в нашей стране, причём не только в столичных городах Москве и Петербурге, но и на периферии, в том числе в Сибири, допустим. И все довольны, главное.

Вот идея заключается в том, чтобы такую же грантовую программу сделать для молодых преподавателей, молодых учёных, с тем чтобы наши отечественные, молодые, хорошие специалисты ехали в вузы по всей территории Российской Федерации. И здесь нам нужно будет эту программу выстраивать всем вместе. Правительство должно будет внести свою лепту, вузы должны будут помочь и поддержать эту программу, и, конечно, региональные власти, прежде всего с точки зрения обеспечения жильём, создания необходимых бытовых условий, для того чтобы молодые люди, молодые перспективные преподаватели могли начать работать и не были бы обременены необходимостью решать текущие, малоприятные задачи.

И в завершение буквально два слова… Да, конечно, это дело министерства, вы сами ставили этот вопрос. Это так называемые псевдовузы, нужно там поляну зачищать просто. К сожалению, это до сих пор ещё является проблемой нашего высшего образования. Здесь тоже мне бы очень хотелось вас привлечь к сотрудничеству. Хотел бы попросить вашей помощи, чтобы вы вместе с министерством имели в виду эту проблему и помогали бы министерству подходить к решению этой задачи не чисто формально, административно, а по сути.

И есть ещё одна тема, может быть, малоприятная для этого состава собравшихся, но тем не менее она известна, в обществе обсуждается, вы это знаете. Это разрыв в доходах между руководителями высших учебных заведений и рядовым профессорско-преподавательским составом. Я сейчас не хочу здесь ничего навязывать и не хочу усугублять эту тему. Я попросил бы Виктора Антоновича Садовничего (В.А.Садовничий – ректор Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова) и других наших коллег и друзей самим сформулировать видение этой проблемы и способы её решения.

* * *

Заключительное слово В.В.Путина:

По поводу стипендий. Они действительно маленькие. Сколько там? 2,5 тыс., по-моему? Вы слышали, и ректоры тоже знают об этом (все теперь об этом знают): есть предложение студентам первых курсов повысить до 5 тыс., а это значит, что и аспирантам, конечно, стипендия должна быть повышена. Совершенно очевидно: аспирант не может получать меньше, чем студент первого курса.

Уже я говорил о стипендиях студентам со следующего календарного года, а со следующего учебного года, с 1 января, мы планируем повысить стипендии аспирантам уже до 6 тыс. сразу, это как раз в разы.

Но со следующего календарного, когда студенты первых курсов будут получать по 5 тыс., конечно, тогда должны подрасти ещё и стипендии аспирантов. Это очевидная вещь.

Теперь по поводу банка данных для хороших идей и каналов доведения до потребителя этих идей. Я, кстати, говорил в одной из своих статей о так называемой системе краудсорсинга, о которой вы знаете и многие из присутствующих знают. Идея очень хорошая, и мы, по сути, даже не называя это краудсорсингом, использовали это при принятии ряда законов, в частности закона о медицине, об основах медицины. По некоторым другим вопросам также фактически работали, и работали, как выяснилось, в целом результативно. Все эти документы – это результат компромиссов, но зато это приемлемые для участников процесса компромиссы, что тоже очень важно для последующей реализации этих идей, поэтому мы будем развивать это направление деятельности. Первое.

И второе – конкретно ваше предложение можно было бы реализовать и предложить в рамках созданного Агентства по стратегическим инициативам Я Никитину (А.С.Никитин – генеральный директор Агентства стратегических инициатив) скажу, он вас найдёт, обязательно с ним переговорите, хорошо?

И наконец, по поводу заработной платы в бюджетном секторе. Вы понимаете, в чём дело? У нас средний уровень заработной платы по стране, я уже говорил, по декабрю прошлого года – 24 тыс. с небольшим. Если мы на госслужбе будем непомерно раздувать заработную плату, то тогда у нас все молодые люди, выпускники будут стремиться исключительно на госслужбу. И так уже у нас есть такой мейнстрим – туда все тянутся, для того чтобы там что-то заработать или на такой государственной ренте там сидеть. Поэтому это правильно, что нужно повышать уровень заработной платы в госсекторе, совершенно верно, но он всё-таки должен соответствовать общим доходам населения, слишком так стрелять было бы очень опасно. А что касается того, что люди из госслужбы потом переходят в бизнес, – я здесь не вижу ничего плохого, если это современный, интересный бизнес. Собственно говоря, если люди развивают экономику, уходят в интересные компании, мне кажется, что это неплохо, вопрос только в том, чтобы человек мог себя реализовать и на госслужбе, и в бизнесе. Ведь это такая тонкая вещь, это зависит от большого количества составляющих: одному нужно заработать миллионы и миллиарды, а другому достаточно достойно жить, иметь возможности нормально одеваться, растить детей, купить машину, дом иметь. Для этого миллиарды не нужны, но нужен достойный уровень заработной платы. Это всё делается ритмичной, постепенной работой всего общества, правильными решениями на уровне, конечно, руководства страны, эволюционным путём. Спасибо вам большое. До свидания!

Россия > Образование, наука > premier.gov.ru, 14 февраля 2012 > № 495014 Владимир Путин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 13 февраля 2012 > № 493258 Владимир Путин

Статья Председателя Правительства России В.В.Путина в газете «Комсомольская правда».

Строительство справедливости. Социальная политика для России

Россия - социальное государство. Мы имеем гораздо более высокий уровень социальных гарантий, чем страны с сопоставимым уровнем производительности труда и доходами на душу населения. В последние годы расходы бюджетной системы на социальную сферу составляют более половины в общих бюджетных расходах. Только за последние четыре года они выросли в абсолютном выражении в 1,5 раза - а в доле ВВП с 21% до 27%. Ни одна из социальных гарантий не была поколеблена в условиях кризиса 2008 - 2009 годов. Более того, даже в этот период росла зарплата работников бюджетного сектора, увеличивались пенсии и другие социальные выплаты. Но наши граждане отнюдь не удовлетворены существующим положением, и их неудовлетворенность справедлива.

Социальная политика имеет несколько целей, несколько измерений. Это поддержка слабых, тех, кто по объективным причинам не может зарабатывать себе на жизнь. Это обеспечение работы социальных лифтов, «равного старта» и продвижения каждого человека на основе его способностей и таланта. Эффективность социальной политики измеряется мнением людей - справедливо ли устроено общество, в котором мы живем.

Я не буду говорить об успехах - они есть. И в демографической политике, где удалось добиться серьезного сдвига к лучшему, и в пенсионном обеспечении, и в ограничении бедности. Есть реальные достижения в образовании, в охране здоровья, в культуре.

Но сегодня нам надо говорить о проблемах, которые не удалось решить, и о задачах, которые должны стать повесткой следующего этапа развития России.

Первое. Многие граждане не могут реализовать свои профессиональные знания, найти такую работу, которая позволяла бы иметь достойную зарплату и развиваться, строить карьеру. Плохо, с большими перебоями работают социальные лифты, начиная от системы образования. Эта проблема значительно обострилась в последние годы, когда большинство молодых работников, входящих на рынок труда, окончило вузы.

Второе. Недопустимо, вызывающе велика дифференциация доходов. Каждый восьмой гражданин России все еще живет за официальной чертой бедности.

Третье. За первое десятилетие XXI века принципиально изменилось представление о нормальных потребностях и возможностях средней российской семьи. Всего 10 - 12 лет назад речь шла главным образом о том, чтобы не скатиться за грань нужды, а целые социальные категории, прежде всего пенсионеры, были вынуждены существовать за этой гранью. Теперь же основная масса населения предъявляет запросы совершенно иного порядка. Социальная сфера не успела адаптироваться к этому. Население, и в первую очередь «средний класс», образованные и хорошо зарабатывающие люди, в своей массе остается неудовлетворенным уровнем социальных услуг. Несмотря на рост бюджетного финансирования образования и здравоохранения, сохраняется низкое качество, не остановлено расползание принудительной платности в этих сферах. Далеки от решения задачи создания комфортной среды проживания.

Четвертое. В условиях значительного сокращения численности населения трудоспособного возраста и увеличения старшего возраста неотложным становится кардинальное повышение эффективности социальных расходов. Если мы хотим сохранить и тем более качественно улучшить ситуацию - другого выхода у нас просто нет.

Социальное измерение экономики

Люди разного призвания - предприниматели, рабочие, специалисты, «бюджетники» - должны иметь поле для реализации своего потенциала, поле для профессионального и социального роста.

Первое. Инженер, агроном, экономист, дизайнер - каждый из профессионалов должен получить возможность не просто работать по специальности, а строить профессиональную карьеру. А значит - постоянно повышать свою квалификацию, обучаться новым прикладным технологиям. При этом надо сделать квалификацию каждого видимой, различимой для работодателей.

Мы еще в 2006 году договаривались с объединениями предпринимателей, что они возьмут на себя создание системы профессиональных квалификаций. К сожалению, результаты очень скромные. За 5 лет утверждено всего 69 стандартов. Мягко говоря - это капля в море. По всей видимости, мы переоценили степень интереса крупных корпораций к национальной системе квалификаций, открытой для малого и среднего бизнеса. Значит, надо решать это как общенациональную задачу, подключить все ресурсы государства.

Предлагаю, чтобы Правительство до конца 2012 года совместно с предпринимательскими и профессиональными ассоциациями, с ведущими университетами страны приняло Национальный план развития профессиональных стандартов и создания открытой базы данных членов профессиональных ассоциаций.

Второе. В любой стране учителя и врачи, ученые и работники культуры - это не только костяк «креативного класса». Это те, кто придает устойчивость развитию общества, служит опорой общественной морали.

Безусловно, мы будем повышать эффективность работы наших систем образования и здравоохранения. Устранять ситуации, когда мы по инерции финансируем учреждения, которые работают откровенно плохо. Но ведь такая работа велась начиная с 90-х годов: проводились организационно-экономические реформы, менялись системы управления, вводились механизмы внешней оценки. Пока это не привело к заметному для народа улучшению качества образования и здравоохранения. По всей видимости, потому, что из рассмотрения регулярно выпадало самое важное - мотивация людей, которые работают в этих отраслях.

Считаю, речь о любых реформах в здравоохранении и образовании может идти только в том случае, когда эти реформы обеспечивают достойную оплату труда профессионалов-бюджетников. Врач, учитель, профессор на своей основной работе должны получать достаточно, чтобы не искать заработков на стороне. Не выполним это условие - все усилия по изменению организационно-экономических механизмов, по обновлению материальной базы этих секторов уйдут в песок.

Эффективно управлять качеством медицинской помощи, образовательных программ, научных исследований можно только опираясь на авторитет профессиональной среды. Восстановление профессиональной морали, самоуправление и самоочищение профессиональных коллективов - это то, на что вправе рассчитывать общество, пересматривая свои отношения с медицинским, учительским, научным сообществом.

Оплату бюджетников надо соотносить с конкретными условиями регионального рынка труда. Ведь человек сравнивает свою заработную плату не с абстрактными величинами, которые можно найти в статистическом справочнике, а с тем, что зарабатывают его соседи и знакомые, что может заработать он сам, перейдя из бюджетной сферы в бизнес.

При этом механическое повышение зарплаты всем и каждому неэффективно. Необходимо гораздо полнее учитывать в зарплате квалификацию и профессиональные достижения работника. Это значит, что рост базового уровня оплаты должен сочетаться с еще более быстрым увеличением фонда стимулирующих надбавок и доплат.

Мы сделали первый шаг в формировании эффективного контракта с учителями - а это миллион человек. Начиная с этого года субъекты Федерации при поддержке федерального бюджета должны обеспечить среднюю зарплату учителей не ниже средней по экономике региона.

Начиная с 1 сентября этого года будет повышена оплата труда преподавателей государственных вузов - до размера средней зарплаты по региону. В течение же 2013 - 2018 гг. средняя зарплата профессоров и преподавателей вузов будет постепенно увеличена еще в два раза и доведена до 200% от средней по экономике. При этом повышенная зарплата должна сразу устанавливаться тем, кто имеет научные результаты и пользуется уважением студентов и выпускников. С каждым годом доля таких лучших профессионалов будет расти. Выделяя достойных, конкурентоспособных преподавателей, мы обеспечим необходимое обновление кадров высшей школы.

Ресурсы для реализации этой задачи обеспечит государство - через регулярное увеличение нормативного финансирования программ высшего образования. А конкретную ответственность за ее выполнение будут нести ректоры вузов - мы включим соответствующие показатели в их контракты.

Аналогично за несколько лет будет постепенно повышена до эффективного уровня заработная плата преподавателей колледжей и профессиональных лицеев, мастеров производственного обучения, других педагогов, врачей, среднего медицинского персонала, научных сотрудников РАН и государственных научных центров, работников учреждений культуры. При этом для врачей и научных сотрудников целевой ориентир к 2018 году такой же, как для преподавателей высшей школы - 200% от средней зарплаты по региону.

Реализация этой задачи потребует значительных ресурсов - в совокупности до полутора процентов ВВП в год. Важно использовать серьезные внутренние резервы отраслей - в частности, реорганизовать неэффективные организации и программы. Такая реорганизация должна дать не меньше трети от необходимых средств.

В конечном счете заработная плата должна платиться не за факт принадлежности к определенному учреждению, а за реальный вклад в науку, образование, здравоохранение, культуру, в оказание обществу и гражданам конкретных услуг. Для руководителей вузов, медицинских и научных учреждений, финансируемых из бюджета, надо ввести по аналогии с ранее принятыми решениями по государственным корпорациям обязательность декларирования доходов.

Третье. Не менее значимая проблема - квалификация и социальное самочувствие рабочих - тех, кто является становым хребтом любой экономики.

Давно миновало время, когда рабочие могли иметь низкий уровень жизни, низкий уровень образования. Сегодняшний рабочий - это ответственный исполнитель сложных и меняющихся технических регламентов. В условиях, когда конкурентоспособные предприятия постоянно обновляют технологии, когда товары низкого качества быстро вытесняются с рынка - квалификация рабочего, его кругозор, его профессиональная гордость, его способность постоянно обучаться стали решающим фактором конкурентоспособности.

Между тем некоторые владельцы и менеджеры предприятий продолжают вести себя так, будто на дворе начало прошлого века. Как будто можно утвердиться на рынке за счет экономии на работниках. С 2004 по 2010 гг. в экономике произошло существенное увеличение доли работников, занятых в условиях, не отвечающих гигиеническим нормативам - на 17%. Удельный вес таких рабочих мест вырос с 21% до 29%.

Надо вместе с профсоюзами изучить возможность законодательно расширить участие рабочих в управлении предприятиями. Такое участие практикуется - например, в Германии в форме так называемых производственных советов. В компетенцию таких советов у нас могла бы входить ежедневная организация труда коллектива - от графиков рабочего времени до составления социального плана в случае закрытия каких-то производств, повышение квалификации работников.

Рынок труда квалифицированных рабочих нуждается в серьезных переменах. Необходимо построить внутри рабочих профессий социальные лифты. В России надо воссоздать рабочую аристократию. К 2020 году она должна составить не меньше трети квалифицированных работников - около десяти миллионов человек (с семьями - 25 миллионов).

Квалифицированные рабочие должны быть включены в национальную систему профессиональных квалификаций, оценка их профессионального уровня и получение новых квалификаций не должна замыкаться внутри отдельных предприятий, как это фактически сложилось в настоящее время. Это увеличит возможности рабочих на рынке труда, повысит их мобильность и в конечном счете - их заработки.

Четвертое. Мы совершенно недостаточно заботимся о возможностях, которые рынок труда предоставляет тем нашим гражданам, кто обладает не меньшими, чем другие, талантом и желанием работать и зарабатывать, но кому сложно «вписаться» в стандартные трудовые отношения. Это прежде всего люди с ограниченными возможностями здоровья (колясочники, слабовидящие, слабослышащие и ряд других категорий).

Мы в последние годы приняли целый ряд решений о налоговых стимулах для работодателей, использующих труд людей с ограниченными возможностями здоровья. Правительству вместе с заинтересованными общественными организациями до конца 2012 года надо оценить, насколько действенными оказались эти меры - и при необходимости предпринять дополнительные шаги в этой области.

В ближайшие годы надо создать систему, которая помогала бы каждому инвалиду, способному и желающему обучаться и работать - найти свою образовательную и профессиональную траекторию жизненного роста. От специализированной образовательной программы - до адаптированного к его специальным потребностям рабочего места.

Пятое. Предприниматели в нашем обществе все еще не чувствуют себя уверенно. В немалой степени это наследие 1990-х годов. Тогда предпринимательство, с одной стороны, зачастую было сопряжено буквально с риском для жизни, который создавали безнаказанные бандитские группировки, а с другой - нередко сводилось к дележу государственного имущества. Отсюда недоверие многих граждан к предпринимателям и недоверие многих предпринимателей к обществу и государству.

Многие наши граждане все еще нередко считают всякую крупную собственность несправедливо приобретенной и воспринимают крупных предпринимателей скорее как светских персонажей, чем как творцов, чья деятельность служит двигателем развития страны. (Отчасти поводы к этому дают и некоторые предприниматели.)

Нужна история не просто успеха - но справедливого успеха с точки зрения окружающих. Успеха, доставшегося тяжелым трудом, умением рисковать, готовностью брать на себя ответственность за других.

В российском бизнесе уже есть массовый слой людей, которые настроены на перемены, которые хотят жить по-новому. Это хозяева малого и среднего бизнеса, это менеджеры, те, кто сегодня находится на втором-третьем этажах управления. Эти люди хорошо осознают неэффективность сложившейся модели бизнеса.

Шанс для молодой бизнес-элиты в наступившем десятилетии - это управление частными корпорациями нового типа, которые соберут на российском фондовом рынке деньги десятков и сотен тысяч таких же, как они, граждан. Эти корпорации публичные, они уже не имеют персонального хозяина - и тем самым устойчивы к коррупции, к связкам с чиновничьими интересами.

* * *

На фоне общего повышения уровня доходов слишком медленно сокращается разрыв между наиболее и наименее обеспеченными группами населения. В нашей стране дифференциация доходов соответствует США и существенно выше, чем в Западной Европе. Определенная степень дифференциации доходов естественна для зрелой рыночной экономики, однако избыточный разрыв воспринимается как несправедливость и служит источником социальной напряженности. Поэтому важнейшая задача - уменьшение материального неравенства. Как за счет более адресной и эффективной социальной политики, так - и в первую очередь - за счет возможности каждому зарабатывать, обеспечить себе достаточный уровень доходов.

Нефтегазовые доходы «протекают» внутрь экономики неравномерно. Увеличивать перераспределительные мощности государства уже некуда. Уверен - только по мере роста новых секторов, развития обрабатывающей промышленности, сельского хозяйства, современных транспортных и интеллектуальных услуг мы будем воспринимать нашу страну как более справедливую. Где каждый зарабатывает своим трудом и талантом.

Но тем, кто не может зарабатывать - или еще не работает, - государство будет адресно помогать.

Пенсии и социальная помощь

Предоставляемыми государством выплатами и льготами пользуются около 60% семей. Нам удалось существенно поднять уровень пенсий, будем повышать их и дальше, чтобы прибавка не съедалась ростом цен. В то же время на первый план выдвигается проблема помощи семьям с детьми.

Государство принимает меры, направленные на то, чтобы поддержать стремление семей к рождению второго и последующих детей. Эти меры, прежде всего введение материнского капитала, стали приносить первые результаты. Рождаемость повышается, и это радует. Но семья с детьми, особенно если их трое-четверо, часто сталкивается с ситуацией, когда мать не имеет возможности работать, а детям трудно дать то, что получают те их сверстники, которые являются единственными детьми у своих родителей. Да и при одном ребенке молодая семья испытывает серьезные материальные трудности, если родители не успели еще как следует утвердиться в своей профессии и вынуждены снимать жилье.

Абсолютно нетерпимо, когда рождение ребенка подводит семью к грани бедности. Полностью исключить такую ситуацию - национальная задача на предстоящие 3 - 4 года. Сегодня размеры большей части пособий на детей устанавливаются регионами, и во многих субъектах Федерации они, прямо скажем, постыдно малы.

В 2006 году мною был предложен комплекс мер по стимулированию рождения второго ребенка, включая и материнский капитал, который постоянно индексируется. Практика применения этих мер показала их результативность. Сегодня считаю возможным сделать еще один шаг вперед. Предлагаю ввести в субъектах Федерации, в которых сохраняются негативные демографические тенденции, специальное пособие семьям при рождении третьего и последующих детей, до достижения ими трехлетнего возраста - в размере прожиточного минимума ребенка. Конкретно - это будет означать прибавку около 7000 рублей в месяц. Федеральный бюджет окажет поддержку регионам, которые введут такое пособие, до 90% от необходимых средств в 2013 году с постепенным увеличением собственных средств региона до 50% к 2018 году. Это начало - давайте посмотрим, насколько полезной такая программа окажется. Если дело пойдет хорошо и экономические условия будут благоприятны - будем искать возможность поддержать и другие регионы. Хочу напомнить - те или иные меры поддержки отдельных групп регионов применялись и в советское время - например, для Дальнего Востока.

Ожидаю, что регионы с хорошей бюджетной обеспеченностью внесут существенный вклад в эту инициативу, взяв на себя большую долю расходов или увеличивая сумму помощи семьям.

Конечно, такие пособия не должны получать семьи, где родители имеют высокие доходы. Будет правильно ввести заявительный принцип предоставления пособий. Семья сможет обратиться за детским пособием, если в ней доход на человека, например, не выше, чем средний по региону. Пособие будет предоставляться без долгих предварительных проверок, но налоговые органы станут выборочно анализировать доходы получателей пособий, обращая особое внимание, например, на владельцев дорогой недвижимости. Думаю, что схожим образом надо будет со временем поступать и с другими выплатами, призванными помогать нуждающимся.

Мы не можем останавливаться и в совершенствовании пенсионной системы.

Пенсионное обеспечение, наверное, является самым большим достижением - и самой большой проблемой для нашей страны. Достаточно сказать, что мы тратим на пенсии больше 10% валового внутреннего продукта - это четверть всего бюджета «расширенного правительства».

Из-за краха экономики в 90-х годах у нас практически не было выбора - мы обязаны были вытащить стариков из нищеты. Напомню - в первый же год после начала реформ, в 1992 г., реальный размер пенсии опустился наполовину от уровня предыдущего года, потом после слабых попыток его поднять на основе всевозможных индексаций и доплат наступил кризисный 1998 г., который спровоцировал новое обрушение пенсий. На такой основе просто нельзя было жить.

На восстановление размера пенсий у нас ушло больше 10 лет. Если заработная плата и общий уровень доходов восстановились к середине 2000-х гг., то полного восстановления размера пенсий по отношению к докризисному уровню 1990-х гг. российской пенсионной системе удалось добиться лишь в 2010 г. благодаря валоризации пенсионных прав и введения доплат к минимальным пенсиям до уровня прожиточного минимума пенсионера. Долги нужно отдавать. Российское правительство этот долг отдало.

Часто говорят - зачем Правительство подняло пенсии в 2009 году, практически сразу после выборов Президента? Сделай власть это сегодня, сейчас - и выборы, дескать, были бы в кармане, ведь пенсионеры чаще других ходят на выборы. Отвечу. Мы сделали это, как только смогли, как только появилась первая экономическая возможность. Все другое было бы безнравственно.

Пенсии непременно будут расти. Как и прежде, еще раз хочу сказать, что я против повышения пенсионного возраста. В то же время необходимо учитывать интересы тех, кто намерен продолжить работу по достижении пенсионного возраста и, имея хороший заработок, хотел бы отсрочить оформление пенсии, но зато значительно увеличить ее будущий размер. Уже в самое ближайшее время надо предусмотреть такую возможность.

Нужна совершенно новая пенсионная политика для среднего класса. Смысл ее в том, чтобы предоставить людям наиболее широкие возможности ответственного выбора вариантов решения своих жизненных проблем. Решения, которое достигается с помощью государства, в сотрудничестве с государством, но не только силами государства.

Это предполагает в первую очередь развитие накопительного компонента пенсионной системы. Надо признать, что пока он толком не заработал. Доходность пенсионных накоплений невысока, а в результате низка их привлекательность. Между тем в отсутствие серьезного накопительного компонента вряд ли удастся уменьшить неприемлемый разрыв между зарплатами типичных представителей среднего класса и пенсиями, которые они получают после окончания трудовой деятельности. Государство может и обязано предоставить каждому гражданину в старости средства на нормальное питание, лекарства, одежду и другие основные нужды. Но если человек, получая высокую зарплату, привык не стеснять себя в тратах и не откладывает на будущее - реалистично ли требовать, чтобы государство сохранило ему привычный уровень жизни после ухода на пенсию? Если нет накопительного компонента, сделать это можно только за счет платежей всех, кто работает. А ведь соотношение численности работающих и пенсионеров в предстоящий период значительно снизится.

В то же время надеяться только на обычные сбережения, очевидно, невозможно. Когда речь идет об обеспечении человека в старости, государство должно не только гарантировать сохранность пенсионных накоплений, а заботиться об их устойчивой доходности. При необходимости - дополнять их своими средствами.

Образование и культура

Наша система образования и воспитания должна отвечать вызовам нового времени. При этом мы не будем отказываться от своего главного достижения - доступности образования. Но мы испытываем серьезные проблемы с качеством образования.

В качестве первоочередных национальных задач вижу следующие.

Первое. В течение ближайших четырех лет ликвидировать очереди в детские сады. В том числе - за счет расширения мест в семейных, негосударственных, корпоративных детских садах. Надо пересмотреть СанПиНы, которые сегодня мешают развитию таких форм, приблизить детские дошкольные учреждения к местам проживания детей. Надо включить организаторов и педагогов негосударственных детских садов в систему финансовой и методической поддержки со стороны муниципальных бюджетов.

Второе. Обеспечить социальное равенство в получении образования. Мы уже привыкли к тому, что отбор детей в престижные школы (и соответствующая конкуренция их родителей) начинается с первого класса. При этом в ряде наших крупных городов образовались группы школ с устойчиво низкими результатами обучения. В таких школах почти нет отличников, участников олимпиад, но много детей с трудностями в обучении, с неродным русским языком, с девиантным поведением. Школа перестает выполнять функцию социального лифта, начинает воспроизводить и закреплять социальную дифференциацию.

Дети не должны быть заложниками социального или культурного статуса своих семей. Если школы работают в трудных социальных условиях, то и они, а не только гимназии и лицеи, работающие, как правило, с благополучными детьми, должны получать специальную поддержку - и методическую, и кадровую, и финансовую.

Третье. За последние десятилетия система дополнительного образования детей потеряла значительную часть своих кадровых и финансовых ресурсов. Кружки и секции сегодня посещает только половина школьников, и только четверть - бесплатно. Сильной деформации подверглась традиционно значимая сфера социализации - детский спорт. Число спортивных школ и секций растет, но часто они ориентированы только на перспективы перехода в большой спорт. Это порождает раннюю селекцию и отсев детей.

Необходимо вернуть систему дополнительного образования в сферу ответственности государства - на региональный уровень, оказывая при необходимости поддержку из федерального бюджета. Оплату педагогов дополнительного образования, уровень квалификации которых сопоставим с учительским (включая спортивные школы и школы искусств), надо поэтапно довести до уровня зарплаты учителей общеобразовательной школы. В результате этих мер мы рассчитываем к 2018 году увеличить долю школьников, вовлеченных в дополнительные программы, до 70 - 75%, в том числе не менее 50% - на бесплатной основе.

Четвертое. Предстоит серьезное обновление программы и методов работы школы, где мы - надо признать - серьезно отстали. Новые стандарты старшей школы должны обеспечить доступность для каждого школьника 5 - 6 профилей обучения, соответствующих склонностям и жизненным планам подростков.

Надо развивать наши сильные стороны. У нас в стране - традиционно сильные математические школы в университетах и РАН. Мы можем поставить задачу сделать наше школьное математическое образование через десять лет лучшим в мире. Это даст нашей стране серьезные конкурентные преимущества.

Пятое. Пора навести порядок в стипендиальном обеспечении. Стипендия для тех, кому она реально необходима, кто без нее не сможет продолжать образование (и кто, разумеется, хорошо учится), должна достигнуть прожиточного минимума студента. На сегодняшний день это означает прибавку к стипендии в размере 5 тыс. рублей в месяц. По крайней мере, на первых курсах обучения, когда студент основное время должен уделять учебе, а не отвлекаться на подработки. За всем этим должны следить сами студенческие коллективы - студенты знают, как живут их товарищи, их трудно будет обмануть подложными справками. При этом мы безусловно продолжим практику выделения именных стипендий и спецгрантов для тех, кто показывает выдающиеся результаты в учебе и научной работе.

Шестое. Мы будем продолжать совершенствовать систему Eдиного государственного экзамена. В последнее время ее часто критикуют, и во многом справедливо - есть претензии и к прозрачности проведения ЕГЭ в ряде регионов, и к тому, насколько сам он отражает способности и знания выпускника школы. Надо методически и организационно обновить ЕГЭ, привлекать к контролю за проведением экзамена общественных независимых наблюдателей, защитить от злоупотреблений и искажений и при этом - сохранить его несомненные достоинства, рациональное зерно. Имею в виду - принцип независимой оценки качества образования детей и работы школьных педагогов. И главное - возможность для ребят из сельской местности, из отдаленных территорий, из семей с разным уровнем достатка продолжить обучение в лучших региональных и федеральных университетах.

Седьмое. Нельзя согласиться с теми, кто предлагает снизить прием в вузы, чтобы большинство молодых людей ограничивались обучением в техникумах или в системе профобразования. Эти предложения не учитывают настроя молодежи, причем настроя конструктивного, ценного для общества. Вместе с тем мы не можем сохранять положение, когда выпускник вуза заведомо не находит (а часто и не ищет) работы по профилю подготовки и идет работать туда, где ему заново приходится овладевать знаниями и навыками. Причина этого - несоответствие структуры бюджетных мест и реальных потребностей рынка труда. Абитуриенты видят это несоответствие - поэтому на «избыточные» бюджетные места поступают те, кто не собирается работать по специальности - а часто и не имеет для этого минимальной подготовки. Когда больше половины студентов очного обучения, начиная с третьего курса, учатся урывками, потому что вне связи с будущей профессией работают где-то практически на полную ставку - это значит, что мы неэффективно используем до четверти бюджетных средств, направляемых в высшее образование - больше 100 миллиардов рублей в год.

Надо вернуть престиж и высокое качество российского высшего образования. Неприемлемо, когда мы зачисляем на бюджетные места (в том числе в сложных инженерных вузах) таких абитуриентов, которые по уровню своих знаний просто не смогут учиться по выбранной специальности. Надо создать такую систему, при которой поступать на бюджетные места будут в основном те, кто имеет отличные и хорошие результаты по профильным предметам или являются победителями предметных олимпиад.

Программы обучения в их прикладной части должны формироваться при непосредственном участии объединений работодателей. Мы - вместе с другими развитыми странами - уже нашли оптимальную форму подготовки профессионалов, владеющих прикладными компетенциями. Это прикладной бакалавриат, соединяющий базовое фундаментальное образование с получением востребованной на рынке конкретной квалификации. Теперь необходимо последовательно его развивать. К 2018 году доля прикладных бакалавров должна составить не менее 30 - 40% выпуска наших вузов.

Восьмое. Надо навести элементарный порядок в системе высшего образования. На рынке существует большое количество вузов (в том числе государственных), которые прямо нарушают право человека на получение добротных знаний. Рособрнадзор действует в этом отношении неэффективно. Предлагаю в 2012 - 2014 гг. силами наших ведущих университетов с привлечением ученых РАН и международных экспертов провести аудит всех образовательных программ высшего профессионального образования. В первую очередь - по экономике, юриспруденции, управлению, социологии.

Вузы, которые потеряли рынок труда для своих выпускников, которые не ведут серьезных исследований, будут присоединены к сильным университетам со сложившимися коллективами и традициями. Этот процесс уже стартовал. Государство выделит дополнительные средства на восстановление научных школ и на необходимую дополнительную подготовку студентов «присоединенных» вузов.

Девятое. Восстановить престиж и актуальность обучения прикладным квалификациям. Привязать их к конкретным технологиям, представленным на рынке. И обучение вести, как правило, на базе полноценного среднего образования, получаемого в школе. В этом случае потребуется не 3 - 4 года, как сейчас, а не больше года, а иногда и полгода. Зато это будет действительно напряженный учебный труд - на реальных рабочих местах, с лучшими профессионалами в качестве наставников. И получать такую подготовку человек сможет не раз в жизни, а по мере необходимости, столько раз, сколько нужно. Создавать такие центры будем совместными усилиями государства и работодателей. Профлицеи и колледжи станут многопрофильными центрами, где проводится обучение по широкому набору таких программ. Разумеется, делать это надо осторожно, не ломая сложившихся форм там, где они работают эффективно и люди ими довольны.

Инвестиции в образование станут нашим ключевым бюджетным приоритетом. Ведь это не только подготовка кадров для экономики, но и важнейший фактор социального развития общества, формирования объединяющих нас ценностей. В этом отношении роль образования смыкается с ролью культуры.

Надо признать, - в прошедшее десятилетие внимание к развитию культуры было недостаточным. Нас успокаивали, с одной стороны, растущий платежеспособный спрос на посещение концертов и театров, а с другой - широкое распространение интернета, в котором неплохо представлены в том числе вполне достойные культурные блага. Разумеется, государство, со своей стороны, стимулировало художественное творчество и поддерживало музеи, библиотеки и другие учреждения культуры. Но масштабы такого рода активности отставали от роста коммерческой составляющей в сфере досуга. Излишне коммерциализированными (а многие говорят прямо - пошлыми) стали и программы федеральных телеканалов.

В результате мы видим «расходящиеся ножницы» поддержки и потребления культуры: по сравнению с 1990 годом число музеев и театров выросло, а количество их посещений - упало.

Было бы неправильно административными методами подавлять коммерчески ориентированную активность в этой сфере. В конце концов люди голосуют своими деньгами. Однако миссия культуры, искусства никак не ограничивается этими рамками, и государство вместе с меценатами призвано создавать необходимые условия для реализации этой миссии.

Первое. Необходимо обеспечить широкий, без каких-либо ограничений, доступ каждого гражданина к национальным и мировым культурным ценностям. Государство поддержит формирование публичных электронных библиотек, музейных и театральных интернет-ресурсов, будет приобретать права на бесплатное размещение в интернете выдающихся фильмов и спектаклей.

Второе. Культурные практики должны вернуть себе ключевое место в организации досуга людей. Мы будем развивать систему самодеятельного художественного творчества - начиная со школы, где необходимо предусмотреть позицию организатора детского творчества (которым в каждом данном случае может быть режиссер, художник, хореограф или музыкант) и выделить другие необходимые ресурсы. Важно, чтобы дети уже в школе приобщались к национальной культуре народов России.

В крупных и средних городах будет развиваться практика, когда музеи работают допоздна. «Ночи музеев» успешно проходят в Москве, в других наших городах.

Особое внимание государство будет уделять работе музеев, театров, библиотек и творческих клубов в малых городах. Сейчас там наибольший дефицит культурного досуга. Министерству культуры вместе с руководителями регионов надо создать - и широко обсудить с интеллигенцией - проект государственной программы развития культуры в малых городах.

С учетом того, что значительная часть музейных ценностей находится в запасниках, а не в выставочных залах - надо создать передвижной фонд наших национальных музеев, который наполнит галереи малых и средних городов России, даст возможность многим людям прикоснуться к высокой культуре.

Третье. Будет расти финансирование системы грантов, предоставляемых на конкурсной основе деятелям искусства и художественным коллективам, в том числе молодежным. Надо перенять практику приглашения молодых деятелей искусства из разных стран - предоставления им стипендий, условий для творчества и общения друг с другом. Такие международные центры есть во многих городах Европы и вносят большой вклад не только в качество культурной среды, но и в распространение в мире национальной культуры. В свою очередь, мы будем расширять стипендиальные программы и для молодых российских деятелей искусств - давая им возможность поработать в новых для себя городах и регионах.

Четвертое. Цифровое телевидение дает возможность создать общенациональные специализированные каналы. Нам нужно иметь каналы, посвященные классической музыке, театру, изобразительному искусству и архитектуре, «литературный» и «исторический» каналы. И, конечно, несколько каналов «детской классики» для каждого возраста.

Сохранение человека

В 2011 году была создана принципиально новая правовая база развития российского здравоохранения. С ее помощью четче и справедливее будут распределяться средства на финансирование медицины, а пациенты получат широкие возможности выбирать врача и лечебное учреждение. На полную реализацию возможностей, которую создает правовая база, уйдет несколько лет. В это время необходимо решить еще целый ряд проблем отечественного здравоохранения.

Первое. Пациенты не удовлетворены качеством медицинских услуг. В первую очередь это связано с квалификацией врачей и медсестер. Одновременно с обеспечением конкурентоспособной зарплаты медиков необходимо в течение ближайших 4 лет провести оценку уровня профессиональной квалификации врачей, причем сделать это в сочетании с обновлением программ повышения квалификации. Профессиональные ассоциации медиков должны сыграть решающую роль в такой оценке.

Второе. Немалые резервы повышения качества медицинского обслуживания связаны с улучшением его организации. В большинстве случаев амбулаторное лечение комфортнее для пациента и дешевле для государства. Недаром в экономически развитых странах его доля в составе медицинской помощи намного выше, чем у нас.

Но, улучшая и развивая амбулаторное лечение, мы должны учитывать, что его эффективность зависит от применяемых медикаментов. Нужна продуманная дорожная карта развития лекарственного обеспечения. Иначе мы просто потратимся на подарок зарубежной фарминдустрии. Мы уже приняли программу развития отечественной фармацевтической промышленности, производства медицинской техники, направив на эти цели большие средства - больше 120 миллиардов рублей. Теперь надо принять меры по организации рынка такой продукции, системе информирования потребителей. Последним должны заниматься врачи, их профессиональное сообщество - а не сами производители лекарств и оборудования.

Третье. Необходимо повысить ответственность каждого человека за состояние своего здоровья. Иначе никаких денег не хватит. Сегодня у нас 80% людей не занимаются физкультурой или спортом, 65% регулярно употребляют крепкие спиртные напитки или курят, 60% проходят медобследования только в случае болезни. При этом большинство опрошенных уверено, что следят за своим здоровьем!

Четвертое. Охрана здоровья - это прежде всего предотвращение заболеваний, и ключевую роль здесь имеет формирование здорового образа жизни. Мы будем создавать условия для бесплатных занятий физкультурой по месту жительства и на работе, настойчиво и жестко бороться с распространением наркотиков, принимать меры, нацеленные на снижение потребления алкоголя и табака.

Жилье

Обеспеченность граждан России жильем с советского времени выросла на 40% - до 22 м2 на человека. Доля коммуналок упала в четыре раза. Но если сравнивать с европейскими странами, с США, - то, что мы имеем, выглядит очень скромно. Непомерно, непропорционально возросла стоимость жилья. У нас сейчас только четверть граждан имеет возможность построить или приобрести новое жилье. По расчетам экспертов, если откладывать всю зарплату, то на квартиру в 54 м2 в 1989 году можно было накопить за 2,5 года, а сейчас - за 4,5. (Это при том, что относительная стоимость большей части товаров резко упала, они стали доступнее). Именно снижение доступности жилья воспринимается многими нашими гражданами как снижение качества жизни по сравнению с СССР. Отсутствие перспектив в этой области искажает жизненные приоритеты людей.

Мы сегодня помогаем получить жилье ветеранам, офицерам армии, молодым семьям. Переселяем людей из ветхого жилья, где нет человеческих условий для жизни. Мы подсчитали свои возможности - до конца 2012 года выделим на жилье для ветеранов дополнительно еще 30 миллиардов рублей. Хочу сказать - мы будем продолжать и расширять эту практику, в первую очередь для молодых семей с детьми.

Но этого недостаточно. Средний класс должен иметь возможность приобрести новое жилье, используя ипотечные механизмы. Пока ипотека недоступна для большей половины среднего класса, особенно в крупнейших городах, где стоимость жилья завышена.

Что мы предполагаем делать?

Первое - снижать стоимость строительства, и не за счет заработной платы и охраны труда рабочих, а за счет снижения цен на строительные материалы, прекращения раздувания цен из-за коррупционной нагрузки на строительный бизнес. Он сегодня буквально тонет в согласованиях. Наверное, две трети усилий и затрат специалистов строительных фирм приходятся на прохождение разнообразно выстроенных бюрократических барьеров, а не на организацию производства.

Мы введем конкурентный порядок экспертизы строительных проектов - сегодня многие проекты лежат там буквально годами. Строители могут обратиться не только к государственной, но и к частной экспертизе. Мы переведем излишние процедуры согласования и строительного надзора в уведомительные - строителям это позволит сэкономить большие ресурсы.

На региональном уровне надо обеспечить устранение искусственного монополизма как строителей, так и поставщиков базовых строительных материалов. В ряде регионов есть, например, монополия даже на песчаные и гравийные карьеры. И почему-то эти карьеры принадлежат родственникам и знакомым людей, руководивших в свое время этими регионами.

В совокупности мы можем снизить цены на современное комфортабельное жилье не менее чем на 20%, а в отдельных регионах - до 30%.

Второе. Введение в экономический оборот большого количества земельных участков - как в ходе расширения «агломерационного радиуса» крупных городов, строительства местной дорожной и инфраструктурной сети (я об этом писал в «экономической» статье), так и в результате изъятия их у тех государственных учреждений и ведомств, где они лежат мертвым грузом. Здесь не может быть никаких «священных коров». При этом земля должна предоставляться тем, кто строит социальное, экономичное жилье и социальные объекты - бесплатно (в обмен на ограничение продажной цены жилья). Правительство представит соответствующую программу не позднее осени этого года.

Третье. Цена ипотеки должна снизиться вместе со снижением инфляции. Должны получить развитие сберегательно-накопительные механизмы - типа немецких стройсберкасс. Мы начали ряд региональных пилотных проектов в этой области, будем их расширять. Наконец мы будем расширять программу субсидирования процентной ставки по ипотеке для молодых семей, а также для работников бюджетного сектора. На это могут быть направлены средства, которые будут высвобождены после завершения олимпийских строек в Сочи, объектов АТЭС на Дальнем Востоке, а также после завершения программы обеспечения жильем офицеров Вооруженных сил.

Четвертое. Наряду с расширением возможностей купить квартиру надо создать цивилизованный рынок арендного жилья. В большинстве стран Европы, например, от трети до половины семей арендует жилье всю жизнь и не испытывает по этому поводу никакой ущемленности. Для этого надо стимулировать создание специализированных компаний - как самими девелоперами, так и независимых. Создать типовые контракты, гарантирующие права долгосрочных арендаторов. Ведь сегодня у нас тот, кто снимает квартиру, психологически «живет на чемоданах».

Считаю это важным еще и потому, что доступное арендное жилье - это важное условие роста территориальной мобильности наших граждан, экономической конкуренции городов и регионов.

Для людей с невысокими доходами будем создавать программы развития некоммерческой аренды жилья.

В совокупности представленные меры дадут возможность к 2020 году решить проблему доступности нового жилья не для четверти, как сейчас, а для 60% российских семей. А к 2030 году - снять проблему полностью.

Среда обитания

Особая, больная проблема для нашей страны - состояние жилищно-коммунальной инфраструктуры. Платежи за коммунальные услуги составляют заметную и, надо признать, - возрастающую часть расходов семей. Сегодня люди оплачивают уже больше 90% от так называемого экономически обоснованного тарифа, а конца росту запросов коммунальщиков не видно. При этом качество многих услуг - от уборки домов и прилегающих территорий до ремонта жилого фонда - совершенно не соответствует их стоимости.

Данные из многих регионов свидетельствуют: проблема в локальном монополизме и бесконтрольности поставщиков коммунальных услуг. В неумении - или нежелании местной власти выстроить конкурентные условия на этом рынке. Неподготовленные люди (а больше всего страдают пожилые люди с невысокими доходами) часто оказываются оставлены один на один с фирмой-монополистом.

Региональные и местные органы власти должны организовать снабжение людей качественными коммунальными услугами и нести реальную ответственность за исполнение этой работы. Можно это делать, дотируя из бюджета единственную любимую фирму. А можно - приложив усилия к тому, чтобы рынок ЖКХ в твоем городе привлекал большое количество фирм-конкурентов.

Общими усилиями нам необходимо навести порядок в жилищно-коммунальном хозяйстве.

Первое. Необходимо широкое обучение граждан основам законодательства и экономики ЖКХ. Надо поддержать формирование сети общественных организаций, помогающих жителям организоваться, защищать свои права, контролировать выполнение предприятиями ЖКХ своих обязательств.

Второе. Перейдем к установлению социальной нормы потребления коммунальных ресурсов, что позволит сделать их оплату более справедливой. При этом важно разработать компенсирующие меры, чтобы не пострадали пожилые люди, оставшиеся одни в большой квартире, если они жили в ней больше 10 лет.

Третье. Только за счет средств бюджета и платежей граждан за коммунальные услуги осуществить модернизацию ЖКХ не удастся. Ключом к решению задач по модернизации коммунального хозяйства является создание благоприятных условий для привлечения частных инвестиций в эту отрасль. Задача частного бизнеса в ЖКХ - реализовывать масштабные инфраструктурные проекты, а не латать дыры за счет тарифов. Для этого стоимость коммунальных услуг будет устанавливаться как минимум на три года вперед, а тарифы на этот срок рассчитываться по простой формуле, понятной и потребителю, и инвестору. Главное - тарифы будут зависеть от качества и надежности предоставления услуг.

Сбережение России

На нашей территории сосредоточено порядка 40 процентов мировых природных богатств. А население - это лишь 2 процента от жителей Земли. Смысл сложившейся ситуации очевиден. Не реализовав масштабный, долгосрочный проект демографического развития, наращивания человеческого потенциала, освоения своих территорий, мы рискуем превратиться в глобальном смысле в «пустое пространство», судьба которого будет решаться не нами.

Сегодня в России живет 143 млн. человек. По оценкам экспертов, при инерционном сценарии - т. е. при сохранении существующих и отсутствии новых мер - к 2050 году оно составит порядка 107 миллионов человек. Если же нам удастся сформулировать и реализовать эффективную, комплексную стратегию народосбережения - население России увеличится до 154 млн. человек. Таким образом - историческая цена выбора между действием и бездействием - почти 50 миллионов человеческих жизней в ближайшие 40 лет.

Первое. Поддержка многодетных семей. Выше я уже сказал о мерах по преодолению временной бедности, связанной с рождением третьего ребенка.

В дополнение к этому должна быть реализована специальная программа по первоочередному улучшению жилищных условий для семей с тремя и более детьми.

Будут предложены дополнительные решения по содействию занятости женщин с детьми. Они дадут возможность успешно сочетать материнство и профессиональную деятельность - гибкий трудовой график, дистанционная занятость, детские сады и ясли. Женщина, выходящая на работу после декретного отпуска, должна получить новые возможности по дополнительному профессиональному обучению. А работодатель, принимающий ее на работу, - содействие от государства.

Второе. Для решения демографических проблем объективно потребуется «умная» миграционная политика, построенная на четких требованиях и критериях, исключающая потенциальные этнокультурные и другие риски. Нужно будет обеспечить миграционный приток на уровне порядка 300 тысяч человек в год. В первую очередь за счет привлечения на постоянное жительство в Россию наших соотечественников, проживающих в ближнем и дальнем зарубежье, квалифицированных иностранных специалистов, перспективной молодежи.

У нас уже была запущена программа по переселению в Россию соотечественников. Скажем прямо - она сработала неэффективно. На новом этапе развития страны мы должны вновь вернуться к этому вопросу и разработать гораздо более действенный и масштабный набор мер поддержки людей, которые хотят вернуться на свою историческую Родину.

Я уже говорил (в статье о национальной политике), что главным, ключевым условием для того, чтобы человек переехал жить и работать в Россию, должна стать его готовность принимать нашу культуру, наши ценности. Предлагаю снять все ограничения для тех иностранных граждан, которые на общих основаниях с гражданами России (то есть, сдав экзамены и обучаясь на русском языке) хотели бы поступить в наши профессиональные учебные заведения. Значительно упростить путь к получению вида на жительство и затем - гражданства России для выпускников наших вузов, устроившихся на работу по специальности.

Вокруг задачи развития человеческого потенциала России мы должны выстроить нашу социальную, экономическую, миграционную, гуманитарную, культурно-просветительскую, экологическую, законодательную политику. И не на период от «выборов до выборов», а на долгосрочную, в полном смысле - историческую перспективу.

* * * * *

Ключевая проблема социальной политики России - даже не объем ресурсов, который мы направляем на решение социальных задач. А эффективность, целевой характер проводимых мер. Нам необходимо в ближайшие годы изменить ситуацию, ликвидировать все зоны потерь в социальном секторе, когда ресурсы тратятся впустую, направляются не тем, кто в них отчаянно нуждается, а людям, которые могут легко прожить без этого; когда мы по инерции поддерживаем учреждения, не обращая внимания на эффект их работы для граждан; когда мы ставим интересы тех, кто работает в социальных учреждениях, выше интересов тех, на кого они работают.

В наступившем десятилетии мы должны изменить ситуацию. Каждый рубль, направляемый в социальную сферу, должен «производить справедливость». Справедливое устройство общества, экономики – главное условие нашего устойчивого развития в эти годы.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 13 февраля 2012 > № 493258 Владимир Путин


Россия. УФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 13 февраля 2012 > № 493256 Владимир Путин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин провёл в г. Кургане совещание о реализации проекта модернизации региональных систем общего образования.

Вступительное слово В.В.Путина:

Добрый день, уважаемые коллеги!

Мы сегодня посмотрим, как на региональном уровне, в регионах Российской Федерации реализуется наш проект по обновлению российской школы. Мы побывали уже с министром и с Олегом Алексеевичем Богомоловым, губернатором, в одной из школ. Школа рядовая абсолютно, со всеми минусами и плюсами. Минус самый большой – материально-техническая база, а плюс самый большой – это люди, которые там работают. Очень приятно было пообщаться с коллективом, поговорить с ними о текущих проблемах, с родителями.

Школа, как известно, – это база, для того чтобы человек мог сделать хороший старт в жизни. Образование всегда было в центре внимания и всегда было существенным фактором, составляющим конкурентоспособность той или иной страны, той или иной экономики, а в современном мире значение образования с точки зрения повышения конкурентоспособности при экономическом развитии становится абсолютно приоритетным. Это важнейший фактор конкурентоспособности с учётом того, что происходит в мировой экономике и в нашей в том числе.

Требования ко всей системе образования, безусловно, возрастают. Обновляя школу, внедряя современные подходы и образовательные технологии, мы должны в полной мере сохранить все преимущества российского образования, несомненные достижения традиционной отечественной школы, включая её фундаментальность. Кроме того, было бы ошибкой рассматривать систему образования лишь как сферу услуг по предоставлению определённого набора знаний. Смысл просвещения – это и формирование, воспитание человека, гражданина, по-настоящему широко образованного и думающего.

Уровень образовательной культуры, единство образовательного пространства – это важнейшие индикаторы состояния общества, это вещи, которые определяют нашу национальную идентичность и национальную перспективу. Сохранение единства образовательного пространства – это одно из главных условий самого существования России, гарантия мира, и гражданского, и межнационального, межконфессионального. Подчеркну, что единое образовательное пространство не подразумевает обезличивания, стирания национальных, культурных и других особенностей, диктата какой-то одной государственной идеологии. Но то, что нам необходимо, – это формирование общих, гражданских ценностей, скрепляющих российскую нацию, и такой подход, несомненно, должен быть отражён в школьных программах. Так, мы обязаны вырабатывать общие подходы и взгляды в вопросах изучения в школах основных гуманитарных предметов, особенно таких, как «Отечественная история», «История народов Российской Федерации». Не должно быть фактов искажения, предвзятых трактовок истории нашей страны и истории отдельных наций и этносов, проживающих в нашей стране.

В этой связи хотел бы в целом обратить внимание на качество учебной литературы, да и не только на качество, но и на цену. Вот сегодня, повторяю ещё раз, мы когда в школе разговаривали с членами школьного совета, один из родителей обратил внимание на эту проблему. Отмечу, что на 2011–2012 учебный год у нас рекомендовано к использованию в школе более 1,3 тыс. учебников. Свобода выбора образовательной программы, многообразие, вариативность образования – несомненно, дело хорошее, и можно отнести его к нашим положительным моментам, к нашим достижениям. Однако дети зачастую вынуждены при переходе из одной школы в другую в пределах даже одного города, а подчас даже в пределах одного района, приобретать целый комплект новой школьной литературы, осваивать непривычную для них методологию изложения учебного материала, брать в этой связи дополнительные уроки. Например, для пятиклассников по русскому языку и математике рекомендовано по девять вариантов учебников, по литературе – 11 вариантов, для семиклассников только по математике – 15 учебников. Считаю, Минобрнауки следует поработать над этим вопросом. Мы сейчас с Андреем Александровичем уже и перед совещанием тоже обменялись мнениями по этой проблеме. Конечно, не нужно всё механически унифицировать, но и крайности с многообразием учебников делу на пользу не идут. Надо здесь навести разумный порядок. Мы с уважением относимся к праву учителя на свободу выбора методики обучения, но эта свобода должна использоваться в интересах школьника, качества его подготовки, и это не должно никому усложнять жизнь - ни преподавателям, ни ученикам. Андрей Александрович (обращаясь к А.А.Фурсенко), прошу вас обратить на это особое внимание, сделать соответствующие предложения.

Ещё одну очень чувствительную проблему хотел бы сегодня затронуть. В 1990-е годы из-за недофинансирования образования школа фактически была поставлена в очень тяжёлые условия, и для обеспечения учебного процесса была вынуждена просить помощи подчас у родителей, помощи самой разной, в том числе и финансовой. Со временем такая ситуация укоренилась и сегодня воспринимается во многих школах как нечто само собой разумеющееся. И, разумеется, с такой практикой добровольно-принудительной платы нужно заканчивать.

Мы существенно нарастили бюджетные ассигнования на образование, на российские школы, меняем сами принципы финансирования: теперь деньги должны следовать за учеником, и фактически государство теперь формирует заказ на обучение конкретного школьника, при этом серьёзно повышается самостоятельность и ответственность школ. Обращаю внимание коллег: всё, что касается перемен в образовании, должно делаться максимально открыто и в прямом диалоге с обществом. Надо, безусловно, объяснять людям смысл всех новаций, которые вводятся в этой сфере, нельзя ограничиваться сухими чиновничьими инструкциями и разъяснениями, этого недостаточно. Из-за такого подхода у людей возникает часто непонимание того, что происходит, а кое-кто на этом ещё и спекулирует, рассказывая сказки о ползучем переходе на платное образование.

Хочу ещё раз подчеркнуть: государство продолжает финансировать образовательные учреждения в полном объёме. Право на бесплатное общее образование закреплено в нашей Конституции, и никто его отменять не собирается. Если какие-либо дополнительные услуги оказываются на платной основе, то здесь всё должно быть чётко, прозрачно и понятно. Нужно снимать все вопросы в этой сфере, установить жёсткие границы – за что можно брать деньги, а за что нет, чтобы никакого произвола и ущемления прав людей не было.

Принципиальные критерии здесь следующие. Преподавание всех предметов основной программы, я хочу это подчеркнуть, преподавание всех предметов основной программы уже оплачено государством, и какая-либо плата здесь недопустима. Возможна ли плата вообще? Да возможна, но только на добровольной основе и за дополнительное, факультативное обучение, сверх программы, и она никоим образом не должна быть связана с успеваемостью ученика и его переходом из одного класса в другой. Кстати, в проекте нового закона «Об образовании» уже есть статья, прямо запрещающая оказание платных услуг преподавателем по основным предметам в школе, где он работает. Проект этого закона в целом подготовлен, на экспертном уровне обсуждён, если какие-то у вас будут сегодня соображения на этот счёт, пожалуйста, давайте обменяемся мнениями и по проекту этого закона. Если нужно что-то дополнительно здесь сформулировать, давайте сделаем это.

Теперь поговорим о первых итогах реализации нашего проекта по модернизации региональных систем общего образования. Мы выделили его в качестве приоритета, запустили, несмотря на все известные трудности с бюджетом и деньгами, как обычно, несмотря на кризис, который страна пережила в 2009–2010 годах, да и в 2011-м ещё мы только-только из него выбрались – только-только, по некоторым параметрам ещё не всё завершено даже. Отмечу, что в целом консолидированный бюджет системы образования за последние пять лет вырос практически в 2 раза и составил в этом году 2 трлн 342 млрд рублей.

Нам действительно надо качественно изменить состояние российской школы и, конечно, нужно учитывать демографические тенденции. Они, тенденции, как вы знаете, в целом позитивные. Ещё очень много здесь проблем, но в общем тренд неплохой. В прошлом году в первый класс пошло около 1,5 млн ребятишек – это на 33 тыс. больше, чем в 2010 году. А всего через пять лет в российских школах будет учиться примерно на 1 млн школьников больше, чем сейчас, а это значит, что будет расти потребность в современных, комфортабельных школах, в профессиональных, хорошо подготовленных преподавателях, учителях.

За 2011–2013 годы из федерального бюджета на модернизацию школьной сети мы выделяем дополнительно 120 млрд рублей. При этом договорились, что и регионы предусмотрят софинансирование этого проекта. Особо отмечу: на сельские школы деньги будут выделяться в двойном размере. Это поможет нам быстрее создать эффективную сеть школ на селе, дать сельским школьникам образование, соответствующее современным образовательным стандартам. Там, где это оправданно, нужно сделать всё возможное для того, чтобы сохранить и малокомплектные школы. Мы с вами знаем, что эта тема очень чувствительная и малокомплектные школы на порядок дороже, чем укомплектованные в полном объёме, но имея в виду огромность нашей территории, удалённость часто населённых пунктов друг от друга, повторяю ещё раз: там, где это возможно, оправданно, нужно эти малокомплектные школы сохранять.

И, конечно, наша ключевая, базовая задача – повысить социальный статус и достаток учителя – человека, на котором и держится вся система образования. Он должен получать достойную заработную плату, чтобы жить полноценной жизнью, содержать большую семью, иметь возможность взять жилищный кредит, поэтому мы поставили первую, неотложную цель – довести зарплату учителя до средней по экономике в конкретном регионе России.

Как обстоят дела сейчас в этой сфере? По данным, которые я запросил и получил, за IV квартал прошлого года в 62 регионах России средняя заработная плата учителя уже превысила среднюю по экономике (в 62 регионах!), а в 21 регионе заработная плата школьных учителей выросла на 30% и более, однако пока ещё не достигла средней по экономике. Например, в Калужской области в среднем за октябрь–декабрь учителя получили зарплату на 40% выше, чем по экономике в регионе, в Москве – на 38%, в Чукотском автономном округе – на 30%, Алтайском крае – на 26%, в Новгородской и Свердловской областях – на 25% выше, чем по экономике.

Особо обращу внимание, что мы предоставили право регионам самим принимать решение об использовании денежных средств, предназначенных на повышение фонда оплаты труда учителя, то есть они могут увеличить заработную плату не только учителям-предметникам, но и другим категориям педагогических работников, таким как учителя-логопеды, педагоги-психологи, социальные педагоги. Кроме того, в компетенции регионов – и повышение ставок и окладов работникам дошкольных, коррекционных и профессиональных учреждений. Отмечу, в настоящее время 74 региона России воспользовались этим правом.

Обращаю внимание: в текущем, 2012 году мы должны полностью решить нашу задачу, о которой я только что сказал, доведения заработной платы учителя до средней по экономике. Нужно решить эту задачу в 2012 году повсеместно, во всех регионах России. Что вызывает беспокойство? В Правительство приходят обращения от учителей, которые считают, что они не получили обещанной прибавки или им непонятен механизм её расчёта, где-то вовсе не разъяснили механизмы повышения заработной платы, а где-то ещё хуже – объяснили неверно. По данным опроса, проведённого в январе–феврале текущего года, более 75% учителей отметили, что они получили повышенную заработную плату. 15% считают, что прибавки не было. Около 10% не смогли оценить изменения в доходах. Это как-то странновато.

Прошу региональные и местные власти обратить самое серьёзное внимание на эти замечания с мест, причём недопустимы какие-либо претензии к тем людям, которые обращают внимание на эти проблемы. Следует внятно и спокойно разъяснять людям суть дела, разбираться в их конкретных проблемах – тогда и вопросы отпадут сами по себе. Нужно, чтобы каждый учитель почувствовал реальное повышение зарплаты не на бумаге, а в своём кармане, в кошельке, в жизни.

Давайте перейдём к работе.

* * *

А.А.Фурсенко: Спасибо. Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги! Главная задача обсуждаемого проекта – это существенное повышение средней заработной платы учителей общеобразовательных учреждений. Уже было сказано, главная задача – это доведение заработной платы как минимум до средней по экономике соответствующего региона, улучшение условий обучения школьников. Решение вот этих двух задач должно обеспечить и, в общем, уже сегодня обеспечивает достижение системного эффекта проекта – повышение качества школьного образования и степени удовлетворенности населения услугами образования. Это именно есть конечный результат нашего проекта.

Для реализации проекта в 2011–2012 годах из федерального бюджета выделено 120 млрд рублей, в 2011 году федеральный бюджет выделил 20 млрд и дополнительное финансирование со стороны регионов составило 7 млрд рублей. Субсидии из федерального бюджета были направлены в бюджеты субъектов Федерации на самые разные цели – это приобретение оборудования, автобусов, учебников, повышение квалификации учителей, текущие ремонты и так далее. Какие основные результаты реализации проекта в 2011 году? Как уже было сказано, первое, основное – существенное повышение зарплаты учителей. Мы проанализировали ситуацию с зарплатой работников образования начиная с 1960-х годов. Вот до 1960-х годов средняя заработная плата работников образования примерно соответствовала средней по экономике. Потом она начала отставать, и к 2000 году отставание составило 45%, средняя зарплата по образованию была почти вдвое меньше, чем средняя заработная плата по экономике.

Сейчас разрыв сокращается. Мы сократили его до 25% к концу 2011 года, и по учителям в этом году мы ставим задачу сравнять среднюю зарплату со средней зарплатой по экономике соответствующего региона. При этом могу сказать, что в целом проект стимулирует повышение средней заработной платы по отрасли образования, и, реализуя задачи, которые поставлены в Вашей статье, Владимир Владимирович, мы считаем, что мы можем уже к концу 2012 года вплотную приблизиться или сравняться со средней заработной платой по экономике работников образования в целом. Потому что, если мы подтянем вузы (большая работа ведётся по дошкольному образованию, по школам даже мы где-то обгоняем), – мы, может быть, с некоторым отставанием по времени, но подтянемся к этой задаче.

Во всех регионах перешли на новую систему оплаты труда, однако мы столкнулись с проблемой недостаточного понимания самого механизма повышения зарплаты, и как следствие – определённым недовольством. Зачастую повышение зарплаты рассматривалось учителями как временная прибавка к зарплате. Сегодня в школе подходили ко мне и директор, и учителя, говорят: «А вот сейчас закончится некий период, не остановится повышение зарплат?» И когда я говорил, что у нас в законе заложена эта норма, что мы должны отслеживать среднюю заработную плату по экономике, они успокаивались, но думаю, что пока (в течение нескольких лет) это не будет выполняться, полного успокоения не наступит. Об этом же говорят и звонки на «горячие линии» – федеральные, региональные. Причём я могу сказать, что большинство обращений поступало из Орловской, Ростовской, Магаданской областей. На сегодняшний день ситуация нормализовалась, но единственная гарантия того, что проблем больше не возникнет, это постоянная работа с учителями, причём не с трибун, а непосредственная работа в школах руководителей региональных и муниципальных систем образования. Это даёт гарантии того, что учителя понимают и начинают активно участвовать в этой работе.

В 2011 году только за счёт федеральной субсидии было обеспечено (тут в слайдах есть) около 7 тыс. школ новым оборудованием, 2 тыс. автобусов было приобретено. Было закуплено порядка 15 млн единиц учебников, что позволило пополнить фонды 30 тыс. школьных библиотек. В этой связи, Владимир Владимирович, я хочу сказать, что один из вариантов решения задачи, которую Вы подняли в статье, который сегодня тоже указывали в докладах и который сегодня тоже указывали учителя в школе, – большая унификация учебников. Например, провести всероссийский конкурс учебников по каждому направлению и рекомендовать школам только победителей. Не по одному победителю, а, например, по три-четыре победителя по каждой номинации. Это означает, что все остальные учебники могут быть переведены в разряд, например, учебных пособий. Мы не запрещаем их использовать в учёбе, но как базовые учебники рекомендовать несколько учебников–победителей, причём конкурсная комиссия, конечно, должна быть не министерская, а всероссийская, в которую привлечь ведущих учёных, педагогов, представителей каких-то общественных организаций. Мне кажется, что существенно можно было бы сузить список, причём не вызывая социальные напряжённости – почему эти учебники, а не другие.

Далее. В соответствии с нашими рекомендациями регионы при объявлении закупочных процедур в качестве требований к поставщикам включали: обязательное обучение учителей работе с новым оборудованием, наличие сервисных центров и линий технической поддержки. Хотя и здесь возникали проблемы, связанные с недобросовестностью фирм, выигравших конкурсные процедуры с некорректно составленной конкурсной документацией, что повлияло на кассовое освоение средств. Не все регионы смогли эти средства освоить, в некоторых регионах идут судебные разбирательства, разбирались на уровне антимонопольных органов. Например, в Костромской области организация–поставщик сорвала сроки поставок, сейчас там идут суды. В Смоленской области направлена жалоба в ФАС, из-за того что конкурсная документация содержала требования к проекту по работе в условиях высокогорья. Ну, в общем в Смоленске высоких гор не наблюдалось, естественно, что этим требованиям отвечала только одна фирма–поставщик, эти условия были опротестованы, конкурс был отменён, в результате деньги не смогли должным образом быть оплачены. Сейчас мы надеемся, что таких конкурсов не будет.

Далее. Следствием реализации проекта является рост удовлетворённости населения работой системы образования самих учеников и их родителей. Мы проводим постоянно… Не мы, не министерство, а органы образования, независимые эксперты проводят постоянно социологические опросы. Я могу сказать, что, например, в Белгородской области в 2008 году около 60% населения было удовлетворено условиями общего образования, а аналогичный показатель по итогам соцопроса в конце 2011 года составил 80%. Примерно такие же цифры в Кемеровской области. То есть мы считаем, что эти опросы надо проводить, но надо результаты этих опросов доводить до широкой публики, потому что на самом деле действительно объективные параметры есть, но они как-то в ходе эмоционально-политической борьбы иногда замалчиваются.

Далее. Эффективность проекта характеризует прирост численности работающих в школах молодых учителей до 35 лет. С 1 сентября 2011 года по сравнению с 1 января 2011 года прирост составил 10%, то есть более чем на 25 тыс. молодых учителей стало больше работать в школе за этот период. И мы считаем, что это результат этого проекта в первую очередь.

К настоящему году завершается согласование региональных комплексных мер на 2012 год. Уже заключены соглашения с девятью регионами и в три из них перечислены средства. Я напомню, что мы по графику должны перечислить все средства до 1 марта, я думаю, что мы обгоним этот график и 30 млрд рублей будут перечислены до 1 марта, а второй транш должен быть перечислен до 1 июня.

В этом году регионы имеют возможность направить часть субсидии, до 25% (это значит, до 15 млрд рублей), на проведение капительного ремонта и реконструкцию зданий общеобразовательных учреждений. Для сравнения хочу сказать, что в последние годы мы выделяли на ремонт аварийных школ по 1 млрд рублей в год, и то это дало определённые результаты. В этом году это 15 млрд, и примерно 10 млрд, если мы не изменим порядок, можно выделить в следующем году. Мы надеемся, что это даст системный эффект. При этом списки школ, зданий, в которых планируется проводить капитальный ремонт, и объёмы расходов по ним будут размещены на сайте проекта. Это означает, что про каждую школу будет известно, какова смета, какая школа. Это значит, что общественность может контролировать, как идут ремонты. И в общем мы надеемся, что, может быть, в рамках этого проекта мы решим проблему, которую мы всегда упоминаем – это проблема тёплых туалетов во всех школах, что она будет наконец завершена и этот вопрос будет закрыт. Так же как какое-то время назад, Вы помните, мы решали на Кавказе проблему буржуек в школах. Он закрыт раз и навсегда и больше к нему не возвращаются.

Далее. Вторая главная задача на 2012 год – это обеспечение открытости реализации проекта. С самого начала реализации проекта был организован его мониторинг как на региональном, так и на уровне каждого общеобразовательного учреждения. Во всех регионах в открытом доступе была размещена информация об объёмах средств в разрезе муниципальных образований. В соответствии с Вашим указанием, Владимир Владимирович, в этом году в соглашение включены требования, чтобы была размещена в открытом доступе информация о том, как дошли деньги до каждой школы. И это означает, что общественность может контролировать, каким образом до каждой школы доведены деньги на выплату зарплат учителей.

Также мы делаем акцент на привлечение школьных советов к реализации проектов, формированию перечня обоснованных потребностей общеобразовательных учреждений в закупаемом оборудовании. Сегодня Вы обсуждали со школьным советом, и они действительно до этого, я знаю, достаточно активно обсуждали вопрос о том, что надо купить в рамках выделенных средств – что первично, что вторично, что для них самое главное.

Третья главная тема на 2012 год. Мы должны обеспечить повышение средней зарплаты, чтобы повышение средней зарплаты учителей сопровождалось повышением требований к качеству их работы через процедуру аттестации, через систему повышения квалификации. И конечно, мы будем инициировать наряду с аттестацией учителей повышение квалификации руководителей муниципальных органов управления образованием и руководителей школ. Сегодня поднимался вопрос о том, что экономическая культура директоров школ должна возрастать, потому что только это обеспечит разумное распределение средств.

В.В.Путин: Сама директор школы это и сказала.

А.А.Фурсенко: Сама директор школы, то есть это не то, что мы их заставляем. Они сами заинтересованы в этом.

Очень важно, чтобы норматив доводился до каждой школы, чтобы он не перераспределялся внутри муниципалитетов, потому что иначе возникает желание заткнуть какие-то дырки и отсутствует мотивация школ действительно работать на экономию средств, на экономическую самостоятельность.

Вопросы обоснованности уровней механизмов оплаты труда – это и предмет обсуждения в самом школьном коллективе при установлении системы оплаты, и появление их на «горячих линиях» – означают, что такие обсуждения не везде есть или они проходят формально. Мы сейчас разместили в интернете обсуждение с участием учителей и практиков на нашем министерском сайте дискуссии по поводу различных моделей оплаты труда, за несколько дней они переместились с министерского сайта на ряд общественных сайтов. И началось обсуждение, то есть тысяча учителей принимает в этом участие. Это значит, что эта тема не надуманная.

Уважаемые участники совещания!

Среди главных претензий учителей – увеличение административной нагрузки на школы. Продолжает расти документооборот и учителей, причём каждый новый проект влечёт за собой дополнительный поток бумаг. Наряду с переходом на электронный документооборот, унификацию запросов мы сегодня уже предлагаем на базе автоматизированного мониторинга объединить в один общий электронный формат отчётность по нацпроекту «Образование», национальной инициативе «Наша новая школа», проекту модернизации региональных систем общего образования. Там в основном одни и те же параметры, но по сегодняшнему порядку требуется по каждому из этих направлений своя система отчётности. Мы готовы, Владимир Владимирович, внести соответствующее предложение в Правительство, с тем чтобы было принято решение об объединении вот этих отчётных инструментов.

И в заключение я хочу сказать ещё одну вещь, что вообще проект на самом деле сложный. Если мы нацпроект начинали с того, что мы всё-таки поддерживали лидеров, то этот проект, это движение, по ключевым проблемам во всех регионах, во всех муниципалитетах и во всех школах - как сильных, так и в общем слабых - требует большей ответственности, больших организационных усилий, потому что там в общем люди активные, они как бы сами рвутся, а тут кого-то надо вытягивать. И вовлечение не только учителей, не только директоров школ, но и всех заинтересованных граждан, в том числе родителей в дело улучшения качества образования. Поэтому я полностью поддерживаю предложение о том, что одним из системных эффектов должно быть вовлечение родителей в воспитание и в реализацию новаций в образование. Спасибо. Доклад окончен.

* * *

Заключительное слово В.В.Путина:

Я хочу вас поблагодарить за сегодняшнюю встречу, так же как и тех учителей, с которыми я сегодня встречался в вашей школе. Содержательно, полезно. Прошу министерство всё это обобщить – всё, что было сказано и в первой части, и во второй, в том числе и руководителями регионов, которые принимали участие сегодня в нашей работе.

Что касается пожелания Галины Ивановны (Г.И.Меркулова – председатель профсоюза работников народного образования и науки Российской Федерации), профсоюзов по поводу того, чтобы продолжить программу, – ведь у нас программа своей целью имела... Конечно, речь идёт о модернизации системы школьного образования, но мы эти деньги выделили из федерального бюджета, чтобы высвободить средства регионов на ремонты и оборудование и чтобы поднять средний уровень заработной платы учителей до средней по экономике. В этом году мы эту цель достигаем, а то, что вы сказали, – продлить её – это значит выделить ещё дополнительные миллиарды – 100 млрд, 50, сколько... Но тогда должна быть всё-таки немножко другая программа. Нам надо понять, что мы должны на эти миллиарды сделать. Цель у нас была такая – поднять до среднего по экономике. Мы это решаем в этом году, это уже очевидный факт. Это не значит, что мы на этом остановимся, и я с Галиной Ивановной согласен в том, что нужно думать о следующих шагах. Давайте вместе и подумаем. Спасибо вам большое за работу.

Россия. УФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 13 февраля 2012 > № 493256 Владимир Путин


Россия > Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 9 февраля 2012 > № 490310 Владимир Путин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин принял участие в работе съезда Российского союза промышленников и предпринимателей.

Выступление В.В.Путина:

Добрый день, уважаемые друзья, коллеги! Сейчас Александр Николаевич (Шохин) рассказывал о том, как началась ваша работа. Мне было приятно, что он обратил внимание на выступления министров Правительства Российской Федерации, сказал, что министры ведут себя блестяще: обещают всё! Я не буду всё обещать, но постараюсь поговорить по тем темам, которые, безусловно, всех нас интересуют и волнуют.

Благодарю за приглашение, и прежде всего хочу вас поздравить с юбилеем, с 20-летием. Правда, юбилей состоялся в конце прошлого года, но я так понимаю, что принято решение отмечать это событие уже в этом году - имею в виду, что праздники у нас такие затяжные, и там, видимо, было не до вашего юбилея. Кстати говоря, по поводу праздников: они у нас, конечно, затяжные, новогодние, и вполне можно было бы сделать так, чтобы ограничить все эти рождественские праздники: скажем, точно 7 января, Рождеством, а всё, что накапливается дальше, переносить, скажем, на май (чего люди хотят). Имею в виду, что, как правило, в этот промежуток времени попадают выходные дни, они приплюсовываются к общим праздникам, получается 10–11 дней. Видимо, для здоровья уже тяжеловато. Это так, отвлечение, я даже не собирался об этом говорить. Я хочу вас поздравить ещё раз с праздником, пожелать вам всего самого доброго.

Компании, представленные в вашем союзе, в РСПП, – это действительно в полном смысле этого слова большая сила: две трети ВВП страны производят ваши компании. Безусловно, для вас это предмет гордости, и это показывает, говорит о том, что это действительно крупнейшее объединение, важнейшее, в котором действительно можно, нужно ставить проблемы, которые перед страной стоят, перед экономикой в целом, перед бизнесом. И здесь как раз та площадка, на которой их нужно обсуждать и находить решения.

Сегодня обязательно поговорим о конкретных шагах по качественному изменению инвестиционного климата. Как вы знаете, первый пакет мер был обнародован неделю назад на инвестфоруме «Россия-2012». Но начать хотел бы с такого базового, фундаментального вопроса – это отношение в нашем обществе к бизнесу, к предпринимательскому классу вообще, в целом к частной собственности. Считаю, что это один из основополагающих аспектов позитивного делового климата в России. Это и культурная, и ментальная, и историческая проблема.

Мы должны прямо сказать, что существующее в обществе отношение к предпринимательству, к институту самой частной собственности коренится не только в советском прошлом – хотя это, безусловно, так, это оттуда к нам ещё пришло, – но и в том, что происходило в 1990-е годы. Мы с вами много говорили на этот счёт, когда бизнес нередко сводился к простому дележу государственного пирога. Кстати говоря, нам, конечно, и вот эту страницу тоже надо перевернуть. Есть и на экспертном уровне… Я с Григорием Алексеевичем Явлинским говорил на этот счёт, здесь он прав, я с ним согласен, надо нам завершить этот период. Разные варианты предлагаются, надо с обществом, конечно, это обсуждать, с экспертным сообществом, но так, чтобы действительно общество приняло эти варианты закрытия проблем 1990-х годов: нечестной, прямо скажем, приватизации, всяких аукционов. Это должен быть либо разовый взнос, либо ещё что-то такое, но вместе с вами нам нужно над этим подумать. Я думаю, что и общество в целом, и предпринимательский класс в этом заинтересованы в первую очередь. Эту тему надо закрывать.

То, что нам, безусловно, нужно сделать, так это обеспечить общественную легитимность самого института частной собственности, общественное доверие к бизнесу, иначе мы не сможем развивать современную рыночную экономику и тем более мы не сможем создать здоровое гражданское общество, которое разделено было бы какими-то базовыми противоречиями, и вот эти противоречия мешали бы нашему обществу развиваться, мешали бы развитию экономики и экономических свобод. Вот с этим нужно закончить.

Кстати, многое в отношении людей к предпринимателям стало меняться в период кризиса. Я уже говорил об этом, говорил публично, и здесь, думаю, уместно вспомнить ещё раз, потому что в это очень сложное, ответственное для подавляющего числа наших граждан, для экономики страны, для всего нашего государства время абсолютное большинство бизнесменов проявили социальную солидарность: сохранили производства, рабочие места. Я это знаю лично, потому что многократно длинными, тяжёлыми вечерами, разговаривая с вашими коллегами, убедился в том, что многие реально брали на себя личную ответственность, рисковали, по сути, всем, что было заработано за очень многие годы, просто на карту всё поставили ради сохранения предприятий и рабочих мест. Это серьёзное дело. Мне кажется, что здесь какой-то перелом даже у нас наступил. За это хотел бы вам выразить слова особой благодарности.

За прошедшие годы мы действительно видели примеры добросовестного, рачительного, дальновидного отношения бизнесменов к развитию предприятий, к их модернизации, подготовке кадров. Многие российские компании доказали свою конкурентоспособность и на внутреннем, и на внешнем рынках. Считаю, что прежде всего сам бизнес заинтересован в том, чтобы абсолютное большинство граждан России поняли, что предприниматель – это не просто мастер по переделу собственности, а настоящий человек труда, человек дела, что его добросовестный труд служит России, причём служит так же, как труд рабочего, инженера, учителя или врача.

И здесь хочу остановиться на предложении, которое не связано напрямую с бизнесом, а наоборот, направлено на то, чтобы что-то у кого-то отщипнуть – это совершенно не так. Я имею в виду предложенный налог на роскошь. Он как раз должен стать своего рода общественно признанной платой за отказ от инвестиций в развитие в пользу сверхпотребления и тщеславия. Я хочу, знаете, обратить ваше внимание на что? Многие здесь присутствующие, в зале, мы же со многим из вас знакомы уже многие и многие годы, знают, о чём я скажу. Люди в странах с так называемой развитой рыночной экономикой, капиталы которых переходят из поколения в поколение, семейные капиталы, которым 100–200 и больше лет – их если на улице увидишь, они мало чем отличаются от рядового гражданина. К сожалению, у нас это далеко не всегда так. Но на что я бы хотел обратить внимание ради справедливости: у нас нуворишей становится всё меньше и меньше, а людей ответственных и деловых, в том числе и среди известных и состоявшихся крупных предпринимателей, людей с таким ответственным подходом, – всё больше и больше. Поэтому я хотел бы вот что сказать: этот налог на богатство, так скажем, конечно, не носит фискального характера. Его фискальное значение никто не собирается преувеличивать. Фискальное значение этой меры минимальное. Это скорее всего морально-этическая норма, и я хочу, чтобы и в предпринимательском сословии это тоже было понято. Очевидно также, что такой налог не должен затронуть средний класс, потому что нам нужно очень чётко и корректно определить те принципы, критерии, по которым будет взиматься такой налог. Считаю, что такие критерии должны вырабатываться в открытом диалоге с обществом и, разумеется, с предпринимательским сообществом. В том числе должна применяться эта мера с использованием современных механизмов общественных коммуникаций и тестирования государственных решений.

Хотел бы ещё раз вернуться к теме народного IPO банка ВТБ, вот Андрей Леонидович здесь (А.Л.Костин – глава ОАО «Банк ВТБ»). Для сохранения деловой, коммерческой репутации в глазах общества и инвесторов руководство банка приняло очень справедливое, на мой взгляд, решение, морально выверенное решение, я бы сказал: выкупить акции по цене первичного размещения – это 13,6 копейки за акцию. При этом выкуп будет осуществлён в марте–апреле 2012 года на собственные средства банка ВТБ. До 1 мая все расчёты должны быть произведены. Хочу сразу сказать, что банк ВТБ принял это решение без всякого давления, никто Андрею Леонидовичу это решение не навязывал, он это подтвердит. Мы не заставляли банк это делать, это действительно, хоть банк и правительственный, тем не менее самостоятельное решение менеджмента и руководства банка.

Уважаемые коллеги!

Качественное изменение общественного отношения к бизнесу позволит нам в полной мере, на мой взгляд, изменить широкий спектр экономических и социальных вопросов, улучшить инвестклимат, в том числе реализовать наши планы по расширению пространства для деловой инициативы. Ещё раз повторю: предпринимательский талант – это важнейший ресурс России. Мы должны открыть дорогу новому поколению бизнесменов, создав в России наилучший инвестиционный климат, наилучшее корпоративное и антимонопольное законодательство, сняв барьеры для выхода на рынок новых компаний. В российском предпринимательстве уже есть массовый слой людей, которые настроены на перемены, которые хотят жить по-другому. Также есть люди и в крупном, и в малом, и в среднем бизнесе – таких людей достаточно, и, что немаловажно, не только среди собственников, но и среди менеджмента, то есть среди тех, кто сегодня находится на втором или третьем этажах управления.

Мы предложили всем ведущим деловым организациям России, включая РСПП, самим разработать национальную предпринимательскую инициативу по формированию конкурентного делового климата в нашей стране. Координатором, своеобразным штабом проекта предложили стать Агентству стратегических инициатив. Мы с Александром Николаевичем (Шохин) тоже это обсуждали, коллеги здесь тоже присутствуют. Я понимаю и хочу сразу сказать: мы не собираемся делать из АСИ какое-то новое предпринимательское сообщество (мы об этом тоже говорили), у нас их достаточно, хватит. В данном случае, для решения подобного рода вопросов как штаб, как координатор АСИ вполне приемлемо, и мне очень приятно, что на прошлой неделе было подписано соответствующее соглашение между Агентством стратегических инициатив и основными предпринимательскими объединениями. Хочу подчеркнуть: национальная предпринимательская инициатива – это принципиально новый подход к формированию делового климата, когда не чиновник, а сам бизнес, то есть главный потребитель этого климата, этих услуг предъявляет требования к участникам процесса. При этом мы устанавливаем обязанность чиновника результативно, по существу выполнять эти требования, а не формально на бумажке. Как я уже говорил, мы намерены ввести систему KPI для каждого руководителя министерства и ведомства, то есть персональной ответственности, выявления персональной эффективности каждого человека. На практике это означает следующее: перед ведомствами в рамках их компетенции будут ставиться вполне определённые целевые задачи и показатели (совершенно конкретные по времени, срокам, часам и так далее) по существенному уменьшению сроков и количества различных процедур и их стоимости, чтобы в результате мы вошли в двадцатку стран с наилучшими условиями для ведения предпринимательской деятельности. Конечно, это будет сложно, и мы с вами прекрасно понимаем. Но если мы не будем ставить перед собой таких задач, мы ничего не сделаем.

Хочу сказать, что значит новый подход на примере такой чувствительной сферы, как внешнеэкономическая деятельность? Она особенно актуальна сегодня в связи с вступлением нашей страны, в связи с ожидаемым присоединением нашей страны к ВТО. Кстати, могу тоже для информации вам сказать, что мы планируем это сделать где-то в мае-июне, в июне, наверное. Там максимум, по-моему, шесть месяцев, мы спешить с этим не будем по известным вам причинам. Будем сейчас вместе с вами активно вырабатывать различные меры. Разумеется, мы и раньше об этом думали, но сейчас, когда всё уже подписано, всё состоялось, у нас есть срок, предусмотренный самими правилами ВТО, у нас нет необходимости спешить с этим. Мы вместе с вами подумаем над теми проблемными точками (а они, конечно, есть, мы это знаем, понимаем), над теми проблемными точками, которые мы должны обработать заранее, приняв соответствующие решения на правительственном уровне, для того чтобы максимально обеспечить ваши интересы при вступлении страны в ВТО.

Войти в двадцатку лучших стран по условиям ведения бизнеса – это значит, что предприниматель должен тратить, допустим (на примере внешнеэкономической деятельности хочу показать), на оформление экспорта или импорта не 36 дней, как сейчас, а, скажем, 5–6 дней, и не 1800 долларов в среднем за контейнер, а почти в 2 раза меньше, заполнять не 10 документов, а не более 5. Просто хочу вам показать, к чему, я считаю, нужно стремиться в конкретной работе, просто на конкретных участках деятельности различных государственных структур. Из этого мы будем исходить, оценивая результаты работы соответствующих ведомств. Справились они с такой задачей? Оформляют, как и раньше, 10 документов или уже семь, или уже пять, или четыре? По таким конкретным вещам будем оценивать деятельность каждого конкретного чиновника и руководителя соответствующего ведомства. Вот это и будет системой KPI.

Обращаю внимание: оценивать работу руководителей министерств и ведомств разного уровня будем не за количественные, как я сказал, а за качественные изменения. Кроме того, мы вводим механизм дисквалификации чиновников за нарушение стандартов оказания услуг, причём не просто какое-то порицание или даже отстранение от должности, а вплоть до права занимать определённую должность в течение нескольких лет, то есть вводим систему дисквалификации.

Конечно, мы будем действовать настойчиво, даже жёстко, потому что мы в значительной степени по многим параметрам отстаём, и нам нужно идти быстрее по этому пути, чем движутся по этому пути наши партнёры, конкуренты. Предлагаю поэтому нам всем вместе с коллегами, в том числе и с вами, разработать так называемые дорожные карты по каждому направлению деятельности: конкретные шаги по совершенствованию нормативно-правовой базы и государственных институтов. Уверен, участие бизнеса в этой работе позволит избежать ненужных ошибок, зачастую не улучшающих, а иногда, и на практике так случается, ухудшающих положение. К сожалению, подчас мы добиваемся результата, обратного ожидаемому. Вот чтобы этого не произошло, призываем вас к совместной работе.

Со своей стороны хотел бы представить на ваше обсуждение ещё ряд наших инициатив по улучшению делового климата. Первое: свою эффективность доказал такой механизм, как оценка регулирующего воздействия. Уже отмечал, что только в прошлом году предпринимательское сообщество на предварительной стадии разработки отклонило фактически каждый второй проект нормативного акта как ухудшающий условия развития экономики России. Я хочу обратить ваше внимание, уважаемые коллеги: контакт, который у нас на постоянной основе осуществляется с вашими объединениям, в том числе с Александром Николаевичем, который представляет ваши интересы, с некоторыми другими коллегами, которых он привлекает, приводит к практическим результатам, а это всё-таки практический результат. Мы с ними в контакте по выработке тех решений, которые влияют на работу компаний и бизнеса. Каждый второй документ был отклонён. Это значит, что мы пока ещё… Это хорошо, с одной стороны, а с другой стороны, это означает, что мы пока ещё не научились готовить документы так, как нужно и удобно и тем, кто пользуется этими документами, людям вообще и компаниям в частности. Поэтому мощный общественный фильтр обязательно будет сохранён, а сфера его применения будет расширяться.

Сейчас практика оценки регулирующего воздействия (ОРВ) распространяется только на нормативно-правовые акты в области контроля и надзора, а также при установлении требований к продукции и к процессам её производства. Предлагаю распространить процедуру ОРВ на законодательство и подзаконные акты в сфере таможни, и убеждён, эта мера поможет существенно улучшить деловой климат в этой чувствительной и проблемной сфере, прямо скажем. Прошу Минэкономразвития совместно с ФТС России подготовить соответствующие предложения. В последующем считаю целесообразным распространить оценку регулирующего воздействия и на налоговое законодательство.

Второе. На встрече с «Деловой Россией» мы говорили о необходимости оптимизации тех налогов, от которых в первую очередь зависит развитие производственного сектора нашей экономики. Хочу напомнить, что у нас есть резерв роста налоговых доходов по ряду направлений – это, как уже отмечал, потребление особо дорогих товаров, а также алкоголя, табака, сбор рентных платежей в тех секторах, где он пока занижен. Сейчас готовятся расчёты такого налогового манёвра. И здесь нужно действовать очень взвешенно, разумеется, продуманно. Мы с вами знаем, что любой шаг в этом направлении отражается по всей цепочке. При этом, повторю, мы не будем увеличивать налоговую нагрузку на несырьевые сектора экономики. Мы должны определить размер ключевых налогов и зафиксировать это решение на перспективу. Мы это прекрасно понимаем, потому что у бизнеса – и у крупного, и у среднего, и у малого бизнеса - должно быть ясное понимание фискальной политики государства на определённую длительную перспективу, для того чтобы вы могли работать спокойно, строить свои планы, инвестпроекты, кредитные соглашения заключать и так далее. Такое понимание, безусловно, есть. К этому будем стремиться, к этой стабильности.

Третье. Для роста промышленного потенциала страны нам нужно не только реконструировать существующие предприятия и объекты, но и, разумеется, строить новые. Кстати говоря, сейчас такая бурная политическая жизнь идёт в связи с предстоящими выборами, мы часто слышим, что у нас в стране за последние 10–15 лет ничего и не строится. Я почти каждую неделю езжу, открываю какие-то предприятия. В значительной степени (ну не в значительной, а почти процентов на 70) это как раз результат вашей работы. Думаю, что сидящие здесь, в зале, знают, как у нас ничего не строится. Строится, ещё как строится! Новые объекты вводятся, совершенно, абсолютно новые, продвинутые в технологическом смысле и в машиностроении, и в металлургической промышленности, и в приборостроении. Хотелось бы больше. Собственно говоря, над этим и будем работать. И проблем здесь ещё, к сожалению, хватает. Например, на получение разрешения на строительство зачастую нужно тратить столько времени, сколько затрачивают в других странах на само строительство, да и у нас, собственно говоря. Для того чтобы построить, нужно меньше времени, чем получить разрешительные документы. Здесь Россия находится на одном из последних мест в рейтингах глобальной конкурентоспособности, единый порядок согласования и реализации инвестиционных проектов в строительстве, к сожалению, до сих пор отсутствует. Вот сколько раз мы говорили, говорили, и поручения давал? До сих пор отсутствует!

Наличие большого числа разрешительных процедур никак не сказывается на безопасности при этом конечного результата. Чтобы попасть в двадцатку лучших стран по условиям инвестклимата, нам нужно сократить число различных разрешительных процедур с 51 до 7, а количество дней, необходимых для получения всех согласований, – с сегодняшних 423 хотя бы до 35. Предлагаю, используя лучшие мировые практики, кардинально упростить все механизмы согласований проектной документации и выдачу разрешений на строительство. Наличие у застройщика собственности на земельный участок, экспертизы проектной документации и её соответствие градостроительному плану должны стать достаточным основанием для начала строительства: имеешь такие документы – пожалуйста, значит, можешь начинать строить. Я прошу Минэкономразвития и Минрегион совместно с Агентством стратегических инициатив, РСПП, другими деловыми организациями подготовить план перехода от разрешительного к уведомительному порядку согласования документов при одновременном – разумеется, хочу это подчеркнуть: при одновременном повышении репутационной и финансовой ответственности застройщика. Ответственность должна быть безусловно: это очень чувствительная сфера. Эта ответственность должна быть современной и эффективной, мы не можем вернуться к кодексам древности – не помню, к кодексу Хаммурапи, что ли, по которому, если строение разрушалось и кто-то погибал, не дай Бог, в этом строении, брали кого-то из родственников застройщика, засовывали в такое же строение и там его тоже кончали. Таких варварских методов у нас быть не должно, но эффективность и безопасность должна быть обеспечена.

Считаю также целесообразным подумать об изменении условий размещения госзаказов на строительном рынке. Государство должно развивать практику заказов готовых объектов под ключ, а не оплачивать непонятные сметы на строительно-монтажные работы. Оплата должна производиться по факту приёмки объекта. Такое решение среди прочего сделает невыгодным искусственное раздувание расходов и завышение объёмов работ.

Четвёртое. Мы продолжим работу по гуманизации уголовного законодательства, в том числе надо исключить возможности для самоуправства и произвола, причём это касается, как правило, так называемых экономических статей. По многим из них следователь должен сегодня заводить уголовное дело без заявления потерпевшего или его законного представителя. Понятно, какой здесь простор для субъективных и заказных решений. Но и здесь, конечно, нам нужно будет предварительную экспертизу провести со специалистами, экспертами, судьями, следователями. Подавляющее большинство людей там профессиональные и компетентные, но нам нужно исключить все возможности для злоупотреблений.

Уважаемые коллеги! В заключение хочу ещё раз подчеркнуть: экономическая свобода может основываться только на прочном фундаменте нравственных ценностей, на участии в судьбе своей страны, своего народа в решении острых социальных и других проблем, с которыми сталкиваются наше государство и каждый конкретный человек. Сейчас российским предпринимателям нужна история не просто успеха, но справедливого успеха – успеха, доставшегося настоящим трудом, умением побеждать в честной конкурентной борьбе, и связана она должна быть с готовностью распоряжаться своей свободой, брать на себя ответственность за других таким образом, чтобы в результате и для предприятия конкретного, и для отрасли, и для всей страны в целом видна была очевидная выгода. Необходимо трудиться и самому, и давать достойную работу многим другим людям. Собственно говоря, делать то, ради чего вы и живёте. Спасибо вам большое за внимание.

* * *

Комментарии В.В.Путина и его ответы на вопросы участников съезда

О Евразийской комиссии

В.В.Путин: …Это действительно очень важно, потому что вот этот наднациональный орган будет постепенно набирать обороты и сосредотачивать в своих руках всё больше и больше компетенции, и нужно, чтобы предпринимательские сообщества имели общую позицию в отношениях с этим вновь рождённым органом, структурой. Чтобы не было ситуации как с Еврокомиссией, когда она сама по себе работает, а экономика, Европа часто сама по себе. Я в разговорах с бизнесом очень часто слышу критические замечания в адрес Еврокомиссии. Это не наше дело, они там сами должны разобраться, но нам лучше изначально, с первых шагов выстраивать эти отношения с этим наднациональным органом.

Об уполномоченном по правам предпринимательства

В.В.Путин: …Мы предполагаем дать ему определённые полномочия, в том числе административного характера, вплоть до приостановки действия распоряжений каких-то органов. Но что конкретно ему там нагрузить, чем конкретно его можно озадачить и какие права и компетенции передать, – это нам нужно вместе с вами подумать и выработать такой пакет.

…Нам нужно, чтобы это был человек, который мог бы и в правительственных структурах чувствовать себя уверено...Чтобы он эффективно мог работать.

А.Н.Шохин: Сегодня Эльвира Набиуллина призналась, что начинала трудовую деятельность в РСПП – можем её предложить на эту должность.

В.В.Путин: Допустим. Просто, у нас то, что касается работы с вашими и нашими иностранными коллегами, у нас эту функцию выполняет Шувалов. И в целом, насколько я себе представляю, они довольны, потому что он, будучи Первым заместителем Председателя Правительства (у него ещё широкие полномочия в рамках Правительства), эффективно может влиять на ход процесса, на принимаемые решения. Но если это будет просто человек, вообще не связанный с Правительством, – это тоже нормально, я ничего против не имею. Давайте вместе подумаем...

О вступлении в ВТО

В.В.Путин: Думается, что Министерство экономического развития, некоторые другие коллеги, особенно наша команда, которая вела переговоры в течение почти 17 лет… Думается, нужно собрать предпринимателей по отраслям и по каждой отрасли провести такой диалог-семинар. Только после этого нам будет понятна – наверное, будет понятна – вся картина, где возможны какие-то риски, для того чтобы немедленно и своевременно отреагировать на них и принять решения там, где это возможно. Эльвира (обращаясь к Э.С.Набиуллиной), сделайте это, пожалуйста, как можно быстрее. Сейчас у нас середина февраля, несмотря ни на какие внутриполитические дебаты, вам это ничего не мешает сделать.

…В целом мы представляем, где есть опасность – для сельского хозяйства, для животноводства, для машиностроения, для сельхозмашиностроения и так далее. А вот для такой отрасли, как ваша, там только одни плюсы, потому что вам это позволит лучше защищать свои интересы на рынках третьих стран, пользоваться инструментами ВТО для защиты на рынках третьих стран – там, где вас до сих пор дискриминировали. Но есть отрасли, где действительно могут быть сложности. Я хочу подчеркнуть, что у нас практически по каждому направлению – мы представляем, что там может происходить, – готовятся соответствующие контрмеры в рамках действующих в ВТО процедур. Но я не уверен, что специалисты наши всё до детали там чувствуют и просчитали, поэтому с профессиональным сообществом, но именно по отраслям, нужно обязательно провести такие семинары в ближайшие, скажем, две-три недели.

…Вот металлурги. Я был на некоторых предприятиях, вы знаете. Просто чувство гордости возникает за людей, которые там работают, и сразу, когда на таких предприятиях побываешь, все сомнения по поводу успешности России исчезают в одну секунду. Когда заходишь на металлургическое предприятие, где все в белых халатах ходят, ощущаешь себя как в операционной в больнице. Таких технологий в мире – по пальцам пересчитать, а у нас есть. Особая благодарность тем людям, которые думают о коллективах, о людях, которые там работают, о стране, об экономике нашей в России. Но есть сферы деятельности, где мы, к сожалению, пока такого уровня конкурентоспособности не достигли. И у них, конечно, могут быть проблемы, и я понимаю их озабоченности, поэтому и соглашаюсь с вами в том, что нужно по отраслям немедленно просто... Они и так в контакте, Минэкономразвития и так в контакте, я знаю, но ещё раз к этому вернуться и вырабатывать меры защиты.

А вот что касается того, чтобы учитывать мнения предпринимательского сообщества в ходе переговорного процесса по выработке новых условий мировой торговли, здесь безусловно, потому что наша задача-то заключается именно в том, чтобы обеспечить ваши интересы. Безусловно, будем учитывать вашу позицию при формировании повестки дня и по формированию наших подходов к выработке мер, улучшающих мировую торговлю. Безусловно, даже не сомневайтесь! В этом наша задача – чтобы помочь вам. Вы знаете, как мы старались в последние годы при необходимости и по возможности оказывать поддержку всем нашим экспортёрам, боролись за ваши интересы (может быть, не всегда эффективно), настроили Министерство иностранных дел. Ведь в прежние годы такого не было, сейчас они, по-моему, работают достаточно эффективно, во всяком случае активно по этому направлению. Так будем действовать и дальше, даже не сомневайтесь. Другое дело, что механизмы, может быть, нужно совершенствовать, нужно быть в более тесном контакте, чтобы наши переговорщики понимали, чего вы от них ждёте.

О вредных отходах

В.В.Путин: Виктор Филиппович (В.Ф.Рашников – президент ООО «Управляющая компания ММК»), секундочку! Скажите, пожалуйста, сколько раньше, лет семь назад (7–8–10), Магнитка выбрасывала в атмосферу тонн вредных отходов? И сколько сейчас выбрасывает? Тонн, десятков тонн!

В.Ф.Рашников: Сегодня мы выбрасываем порядка 220 тыс. т, в своё время выбрасывали практически 900 тыс. т.

В.В.Путин: Представляете? Трудно себе представить: в атмосферу 900 тыс. т вредных отходов! А сейчас – 200. Вот модернизация-то что делает! Вы знаете, я у Виктора Филипповича бывал неоднократно, катался там на лыжах, он очень здорово развивает социальную сферу для коллективов и для людей, которые там рядышком живут. Хочу поблагодарить Виктора Филипповича, всех его коллег, акционеров, за то, что они так подходят к решению социальных вопросов.

О налоге на роскошь

В.В.Путин: Виктор Филиппович, а как вы относитесь к налогу на роскошь?

В.Ф.Рашников: Владимир Владимирович, Вы только его озвучили. Надо сейчас переварить, посмотреть. Но если подошло это время…

В.В.Путин: Ладно. Спасибо, ответ хороший.

Об отборе кандидатов в советы директоров крупных компаний с госучастием

В.В.Путин: Я прошу прощения, здесь записка поступила от Сергея Васильевича Маевского (директор омского филиала «СГ-Транс») по поводу порядка отбора кандидатов в советы директоров крупных компаний с госучастием. Сергей Васильевич пишет, что не видно системы этого отбора. Ну, его право.

А.Н.Шохин: Почему не видно? Администрация Президента – своих, Правительство – своих. По-моему, всё понятно.

В.В.Путин: А системы-то нет, системы. Одни – своих, другие – своих, а системы нет, одно другого не исключает. Если у вас есть предложения по такой системе, по формальным признакам отбора и так далее… Это на самом деле не пустая записка, я и сам над этим думаю…

Я полностью с вами согласен: там не должно быть конфликта интересов – очевидный факт. Но должны быть действительно независимые, хорошие эксперты, специалисты, которые будут повышать прозрачность этих компаний и эффективность.

Об инвестициях

В.В.Путин: …Вкладывать нужно в надёжные, беспроигрышные проекты. Наша с вами задача, задача Правительства сегодня и в будущем – создать такие условия, чтобы деньги было вкладывать не страшно, была уверенность в том, что они не пропадут, а наоборот, будут развивать экономику, прибыль давать для новых инвестиций и так далее. Вот, собственно говоря, ради чего и предлагаются те нововведения, о которых я сегодня говорил.

О женщинах на руководящих должностях

В.В.Путин: Конечно, без женщин не обойтись. Вот Наталия Романовна Суслова (фамилия подходящая) пишет о том, что очень мало, если иметь в виду советское прошлое, очень мало женщин в руководстве страны…

На самом деле Наталия Романовна права. Если мы посмотрим на наших соседей, скажем, в Финляндии, там, когда правительство садится за стол переговоров или на совещание, там как минимум половина женщин.

А.Н.Шохин: У них законом это определено.

В.В.Путин: Я не знаю, стоит ли у нас законом определять, сколько должно быть в процентном отношении женщин, мужчин. Важно определять по личным и деловым качествам. Но, безусловно, у нас дефицит, это правда. Мы подумаем над этим.

* * *

А.Ю.Жбанов (член регионального отделения РСПП Ивановской области): Уважаемый Владимир Владимирович, Жбанов, Ивановская область, Ивановское региональное отделение РСПП. Я думаю, всем потребителям электрической энергии очень импонировало Ваше жёсткое выступление, жёсткая оценка, 20 декабря прозвучавшая относительно энергосбытовых компаний. Я хотел бы только понять одно: у русских как бывает? Быстро пугаются, иногда быстро испуг проходит. Вот у них – пройдёт испуг или не пройдёт, то есть будет там наведён порядок в части реализации цен или…

В.В.Путин: Нет-нет, речь ведь шла не только о наведении порядка по ценам, хотя, разумеется, конечный итог должен быть такой. И дело совершенно не в испуге, дело в том, что та практика, которая там сложилась, неприемлема. И мы точно доведём дело до изменения этой ситуации. Рассчитываю, что и на ценовых показателях это, безусловно, отразится.

Реплика: Я представляю Татарстан, оборонно-промышленный комплекс, руководитель боеприпасного завода. Хочу сказать, что затянулся процесс утверждения федеральной целевой программы по модернизации, реконструкции ОПК. Я бы просил ускорить этот процесс, потому что многие проекты уже готовы, а финансирование не начинается.

В.В.Путин: Согласен.

Реплика: И второе. Вы знаете, и в целом военно-политическая ситуация в мире, и безопасность России, и многие проблемы ОПК в последние годы особенно очень остры. Они перезрели, особенно в боеприпасной отрасли. Я бы Вас очень просил вникнуть в эту проблему, иначе действительно очень много серьёзных проблем накопилось, а здесь тысячи людей… И здесь очень опасно. Спасибо.

В.В.Путин: Согласен с вами. Проблема действительно непростая, здесь есть, как в таких случаях говорят, две новости – не совсем они свежие, но тем не менее – одна хорошая, другая плохая. Плохая заключается в том, что действительно эта программа затянулась, она не принимается до сих пор в нужном виде, а хорошая – в том, что на неё есть деньги. Это точно, 3 трлн рублей, которые у нас предусмотрены, никуда не делись, они не секвестрируются, они заложены и в этот бюджет, и 2013, и 2014 годов, и нам нужно только рационально ими распорядиться. Но я полностью согласен с вами в том, что нужно ускорить эту работу.

Что касается боеприпасов, боеприпасной отрасли, это очень чувствительная тема главным образом потому, что заказчик – Министерство обороны – говорит (я никакого здесь секрета не раскрою), что у нас столько боеприпасов, что им девать некуда. Они сейчас рвут, рвут по всей стране, уничтожают, уничтожают, уже вызывают раздражение у населения.

Реплика: Они просрочены.

В.В.Путин: И нужно делать это поаккуратнее. Я уже с министром обороны на этот счёт говорил. Это тем не менее не значит, что нам никогда не потребуются больше боеприпасы, и если мы сегодня чего-то не сделаем либо с точки зрения реструктуризации этой отрасли, либо с точки зрения поддержания тех сегментов этой отрасли, которые нам будут нужны в будущем, то через два-три года, когда новые современные боеприпасы потребуются, просто их...

Реплика: Будет поздно.

В.В.Путин: Их некому будет производить. Я знаю эту проблему, соответствующее поручение есть. Мы не бросим её…

А.Г.Лебедев (руководитель регионального отделения РСПП Мурманской области): Владимир Владимирович, такой вопрос. На мой взгляд, уже давным-давно назрело принятие конкретной экономической государственной политики по отношению к северным регионам нашей страны. Это проблема очень серьёзная. И у нас закон об арктической зоне, ещё первая версия, был в 1998 году. С тех пор он периодически приходил, опять уходил на уровне законопроекта... До сих пор такого закона нет. В Советском Союзе было понятно: существовали определённые стимулы, те же самые полярки, коэффициенты. Я не говорю о том, что это нужно возвращать, просто должна быть внятная экономическая политика государства по отношению к северным регионам нашей страны…

В.В.Путин: Я не могу сказать, что совсем нет никакого здравого подхода к этому региону страны. Знаете, мне приятно всегда в такой аудитории находиться, потому что то, что я сейчас скажу (я уверен), почти 100% людей разделяют такой подход: если всё обстоит так, как вы сказали, экономически нецелесообразно то-то и то-то, то искусственно поддерживать не имеет перспективы, но там люди живут, они работают, люди высококвалифицированные. Наша общая задача с вами – и государства, и бизнеса – заключается в том, чтобы так настроить экономическую ситуацию в регионе, чтобы то, что там делается, и то, что развивается, имело экономическую перспективу. Когда вы говорите о том, что совсем никто об этом не думает, это не так. Может быть, недостаточно делается, но что не думают, – это не так. Во-первых, мы планируем, и мы обязательно осуществим вопросы, связанные с энергообеспечением региона. Там же газа нет, а он придёт туда с работой на Штокмане, а Штокман мы будем разрабатывать всё равно. Есть определённые планы, временные сроки: их пришлось немножко отодвинуть в связи с кризисом и падением спроса на это сырьё, а разрабатывать только для внутреннего рынка нецелесообразно, как все здесь присутствующие понимают, потому что экономика не бьётся, нам нужно часть обязательно отправлять на экспорт, если мы хотим, чтобы инвестиции окупались в необходимые для того, чтобы проект был эффективным, сроки. Поэтому сейчас по мере роста спроса мы будем разрабатывать Штокман, и газ придёт и в Мурманскую область. Это первое.

Второе. Мы будем возрождать Северный морской путь, и с этим тоже очень многое связано. Будем заниматься разработкой там углеводородного сырья, будем развивать транспортную инфраструктуру. Но, разумеется, если невозможно вернуться к некоторым стимулам советского периода, хотя, может быть, некоторые и можно было бы использовать. Сейчас не буду вдаваться в детали, я думал об этом... Всё равно нам нужно создавать какие-то экономические стимулы, в том числе в рамках тех особых экономических зон, о которых вы сказали. Эльвира Сахипзадовна здесь, я обращаю её внимание на эту проблему ещё раз. Давайте вернёмся, посмотрим, что можно сделать по этим зонам, они достаточно эффективно работают у нас там, где развернулись в полный рост.

А.Г.Лебедев: Просто речь идёт, Владимир Владимирович, не об искусственной поддержке, о госрегулировании…

В.В.Путин: Да-да-да, я понял. Я же, по-моему, ответил: я солидарен с вами в значительной степени.

В.С.Плечкачевский (депутат Государственной Думы): Одну секундочку, Владимир Владимирович. Я бы хотел задать вопрос, который касается каждого здесь, в зале, поскольку в недавнем прошлом я возглавлял комитет по собственности Государственной Думы. Мы так и не смогли решить эту проблему, которая называется «единство объекта недвижимости», а касается она каждого, потому что Правительство собирается вводить налог на недвижимость. Я утверждаю, что 99% объектов в мире – это единый объект, земля и здание. В России ровно наоборот: 99% у нас разорвано, поэтому возникают сумасшедшие неопределённости в оценке, и мы прогнозируем огромное количество споров. Так вот, мы будем стимулировать приватизацию земли? У нас до конца этого года действует так называемый льготный период, в который мы с Грефом (Г.О.Греф) пытались установить стимулы, чтобы быстрее приватизировать землю. Мне кажется, что приватизация земли в интересах государства, хотя бы для целей введения налога на недвижимость.

В.В.Путин: То есть вы предлагаете продлить этот период?

В.С.Плечкачевский: Продлить и любым способом стимулировать, потому что сегодня пока действует абстрактная формула, введённая Москвой, Юрием Михайловичем (Лужковым), что земля – гектар в Москве – стоит 100 млн долларов. Я утверждаю как специалист, что обременённый зданиями он едва ли стоит 2% от рыночной стоимости свободного участка. Нельзя так оценивать!

В.В.Путин: Думаю, что вы близки к истине, так нельзя подходить, иначе у нас в Москве вообще ничего не останется, кроме развлекательных центров. Поэтому и продлить можно. Но если мы всё время будем говорить, что мы продляем, продляем, то стимулы тогда исчезают. Давайте вместе подумаем, как и стимулировать, с одной стороны, но и не подрезать крылья, не лишать перспективы тех, кто работает здесь.

А.Н.Шохин: На самом деле, когда мы добились продления в очередной раз до середины этого года, мы обещали Правительству, что это будет в последний раз. И те поправки к закону и нормативные акты в принципе позволяют быстро завершить этот процесс. Главное, чтобы бюрократия в агентствах по имуществу, территориальных прежде всего, не загубила это дело.

В.В.Путин: Действующий мэр Москвы Сергей Семёнович Собянин погружён в проблему, он знает, он в материале. Вместе с министерством, надеюсь, будут работать быстро и эффективно. Если не получится, то в принципе не исключаю и очередного продления.

Д.В.Ступин (президент Союза промышленников и предпринимателей Братска): Город Братск, Иркутская область, Ступин Дмитрий Валерьевич, президент Союза промышленников.

Владимир Владимирович, Вы сейчас подметили, что машиностроительный комплекс тоже требует поддержки – не у всех всё гладко.

В.В.Путин: В первую очередь.

Д.В.Ступин: В первую очередь. Какие планирует сейчас Правительство программы поддержки машиностроительного комплекса?

В.В.Путин: Надо посмотреть на программы развития машиностроительного комплекса – там и поддержка, связанная с диалогом и с финансовыми учреждениями… Мы совершенствуем систему государственных гарантий. Исхожу из того, что в первую очередь, конечно, эти государственные гарантии должны распространяться на такие сферы деятельности, как машиностроение. Это одна из прямых поддержек со стороны государства. Я уже говорил о налоговом манёвре, мне бы очень хотелось, чтобы этот тренд на облегчение налогового бремени на вторые, третьи переделы, на машиностроение – сохранился. Мы не только его сохраним, но и постараемся его ещё усилить. Правда, таким образом, чтобы уже не поставить в трудное положение ресурсодобывающие сферы, потому что они и так уже под достаточно жёстким фискальным прессом находятся.

Но я хочу, чтобы у нас было ясное понимание, чтобы ни у кого не складывалось впечатления, что Правительство не понимает, что без собственного машиностроения у нас нет будущего. Это понимание есть у всех. И конечно, Министерство экономического развития, Министерство промышленности постоянно генерируют какие-то предложения – мелкие, средние, капитальные – на поддержку машиностроения. Я уже много раз говорил, могу ещё раз повторить: мы, конечно, такие крупные холдинги будем пока сохранять, будем выводить их на уровень рентабельности. Я имею в виду в авиации, в судостроении, в станкостроении даже постараемся это сделать, потому что без этого вообще никуда двигаться невозможно. И потом имеем в виду выводить их постепенно на рынок. Кстати говоря, я очень рассчитываю, что наш бизнес примет в дальнейшем активное, осознанное участие в этом приватизационном процессе…

С.Н.Агапитов: Уважаемый Владимир Владимирович! Я – Агапитов Сергей Николаевич, общероссийское объединение работодателей «Союз коммунальных предприятий». Смертельный вопрос – о ЖКХ.

В.В.Путин: Вопрос не может быть смертельным, ситуация там почти смертельная.

С.Н.Агапитов: Да, но затрагивает каждого с момента рождения (вода, тепло) и до последней точки в виде пакета ритуальных услуг, поэтому комплексный подход к этому вопросу. Так вот в настоящее время от трёхбуквенного сочетания «ЖКХ», перешедшего из советского периода, остались только «Ж» и «К», хозяйства уже нет. Так вот с «Ж» сейчас законодательно вроде бы решено в лице Жилищного кодекса, Фонда реформирования и модернизации ЖКХ, фонд Цицина (К.Г.Цицин). Но он в принципе не Фонд реформирования ЖКХ, он фонд реформирования «Ж» – жилища: капитальный ремонт, аварийное жильё. А вот «К» так и болтается у нас. В 2009 году на Президиуме...

В.В.Путин: Извините, это не совсем так всё-таки, имею в виду, что средства из этого фонда должны предоставляться тем регионам и муниципалитетам, которые предпринимают необходимые шаги по модернизации всей системы ЖКХ. И в этом смысле это не просто фонд на капитальное строительство либо расселение ветхого жилья, это всё-таки инструмент стимулирования к изменению ситуации к лучшему.

…Безусловно, государство должно к этому приложить максимальные усилия, здесь и сомнений нет. Нам нужно только с вами понять, кто, за что должен там отвечать. То есть разделения-то формальные есть, это, как правило, муниципальная ответственность. Часть ответственности возложена и на регионы, а на подержание всей этой системы деньги в значительной степени по различным каналам поступают из федерального бюджета. Вот вы сами сказали о монополизме. Прежде всего нам постепенно нужно отходить от этой ситуации, чтобы там цены не задирались этими монополистами – нужно демонополизировать рынок. Нужно создать условия, при которых частные инвестиции могли бы туда прийти. В этом направлении, если мы будем двигаться, нас ждёт успех. А если мы это всё опять огосударствим окончательно, то те 60 млрд, которые составляют дырку в бюджете жилищно-коммунальной системы (там, по-моему, 60 млрд как были дыркой, так и остаются до сих пор), не будут сокращаться, они будут только нарастать. Почему? Потому что, когда получают на такие вещи бюджетное финансирование прямое и ничего другого нет, и условий для прихода туда частных инвестиций не создаётся, эта дырка будет только увеличиваться. Но это должна быть наша совместная с вами работа.

С.Н.Агапитов: Владимир Владимирович, извините. А то, что программа – ФЦП, нам денег даже не надо… В федерально-целевой программе прописан механизм кредитования в длинную предприятий коммунального комплекса. Дайте нам эту ФЦП, потому что там пять-семь, то есть это долгосрочные тарифы, это индексация. Там денег не надо, Вы определите нам поляну, на которой мы должны комфортно себя чувствовать.

В.В.Путин: Вы знаете, дело в том, что эти так называемые длинные деньги сегодня тоже с рынка не возьмете: это всё равно требует поддержки государства, а это тоже деньги.

С.Н.Агапитов: Но это кредитные деньги, а не бюджетные. Они бюджетные, пропущенные через ВЭБ, но они кредитные, возвратные. Поэтому это бизнес-план, за это уже каждый отвечает. А когда бюджетно-сладкие, мы их потом не видим.

В.В.Путин: Хорошо.

С.Н.Агапитов: Нужны длинные кредитные деньги, которые…

В.В.Путин: Я благодарен вам за то, что вы акцент сделали именно сюда.

С.Н.Агапитов: Конечно, не надо бюджетных: у нас есть. Определите нам только длинную индексацию тарифов. Спасибо.

В.В.Путин: Договорились, ускорим…

С.Г.Потехин (директор и главный конструктор калужского филиала ФГУП «НПО им. С.А.Лавочкина»): Владимир Владимирович! Я Потехин, город Калуга. Я представляю космическую отрасль. Все мы прекрасно знаем, что ядерная энергетика, космическая отрасль – это самые наукоёмкие, самые такие отрасли, которые выражают и мощь страны, и могущество страны и весь тот интеллектуал, который вложен в эти два слова. У меня большая просьба: несмотря, может быть, на последние наши неудачи, больше внимания обратить на космическую отрасль, чтобы у нас как паровоз потащил за собой электронику, ту же самую металлургию, чтобы появились новые материалы, для того чтобы у нас появились новые космодромы, чтобы мы вернули всё то могущество, которое было раньше. Я думаю, что оно до конца (про это речь даже не идёт) не растеряно, но чтобы всё-таки космонавтика, энергетика (я переживаю за космонавтику) у нас развивались более полномерно и при более серьёзной поддержке государства.

В.В.Путин: Это действительно так символично, что предпоследний вопрос был о ЖКХ, то есть о действительно больной теме, тяжёлой теме, которая касается практически каждого нашего гражданина, а завершающая касается космонавтики и ракетной отрасли, которой тоже каждый наш гражданин гордился и гордится до сих пор. Это действительно символично, но хочу вам сказать, что вы… Я же не представлял, из какой сферы вы, о чём хотите спросить. Я рад, что этот вопрос прозвучал, потому что здесь есть что ответить. В 2009 году, когда у нас был общий, как вы знаете, очень тяжёлый спад производства… Мне кажется, что общий спад производства был где-то в районе 9%.

А.Н.Шохин: 8,7%.

В.В.Путин: 8,7%. А ракетно-космическая отрасль выросла на 17 с лишним процентов! Вот при общем спаде производства рост ракетно-космической отрасли составил 17,4–17,5%, по-моему. Представляете, рост какой был?

И что касается новых космодромов, тоже вы не можете не знать, у нас осуществляется план строительства космодрома Восточный на Дальнем Востоке страны. И причём это наш первый космодром, который будет чисто гражданским, в том числе и для запусков обитаемых кораблей на орбитальные станции. Безусловно, это является очень мощным стимулом, интегратором развития высокотехнологичных сфер. У нас есть и планы, связанные с новыми орбитальными станциями, у нас есть планы новых ракетоносителей, и вы наверняка об этом знаете. Всё это в полном объёме финансируется, и мы предполагаем это делать в будущем. Это, безусловно, является нашим конкурентным преимуществом, которое досталось нам от прежних поколений, и мы должны сделать всё для того, чтобы сохранить наши лидирующие позиции. Так будем и поступать. Обязательно! Спасибо вам большое. Всего доброго!

Россия > Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 9 февраля 2012 > № 490310 Владимир Путин


Россия. ПФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 6 февраля 2012 > № 490311 Владимир Путин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин провёл совещание по итогам его рабочей поездки в Пермский край.

Премьер поручил собрать «представительную команду», чтобы прямо на месте наметить «дорожную карту» для решения задач, которые стоят перед различными отраслями края.

Вступительное слово В.В.Путина:

Уважаемые коллеги! Как вы знаете, недавно был в Перми и встречался там с руководством ведущих предприятий края. Должен сказать, что в целом на меня это произвело очень благоприятное впечатление, потому что никто из коллег, с которыми я встречался, а это всё руководители действительно крупных не только в краевом разрезе, но и в масштабах всей страны предприятий, причём в самых разных отраслях работающие, – никто из них не стонал, не ныл, не говорил, что всё пропало – клиент уезжает, поезд уходит (или что там в нашей киноклассике?). Наоборот, говорили, что сделано за последние годы, но говорили и о проблемах.

При этом хочу обратить внимание, что вопросы, которые они поднимали, абсолютно конкретные и, на мой взгляд, практически каждый из них требует нашего дополнительного внимания и поддержки. Нет ничего такого, что я считаю необоснованным, запредельным или невозможным к реализации. Причём хочу подчеркнуть, здесь и приборостроительные предприятия – это Пермская научная приборостроительная компания, вы знаете, она работает в области создания приборов, которые используются в авиации, судостроении, на речном транспорте, и у них есть свои предложения. Кстати говоря, обратили внимание на то, что созданная система наших исследовательских университетов очень помогает им в работе с кадрами - и не только в привлечении молодых хороших специалистов, но и в реализации некоторых программ, которые они для себя ставят в качестве приоритетных, потому что сотрудничают вместе с этими учебными заведениями, используют их научную базу, используют их потенциал – и специалистов, и студентов.

У них есть предложение, совершенно конкретный проект 2017 года, они предлагают «Новый Звёздный»... Но я сейчас не буду об этом говорить подробнее. Есть и вопросы, Анатолий Эдуардович (Сердюков), связанные с гособоронзаказом. Кстати говоря, по оборонке там несколько было проблем, и думаю, что они корректно поставлены, требуют дополнительного внимания.

Затем Территориальная генерирующая компания №9 – здесь так же, как и в некоторых других случаях, коллеги указывают на необходимость ускоренного принятия подзаконных актов, связанных с реализацией закона о теплоснабжении. Я просил бы и Министерство экономического развития, и Министерство энергетики самым активным образом подключиться. Знаю, что уже четыре проекта находятся в работе, возвращено два проекта, а всего должно быть принято 10 подзаконных актов, актов Правительства. Нужно ускорить эту работу и напрямую с ними поговорить о том, что конкретно ещё нужно сделать. Такая компания, как «Метафракс», химическое предприятие, одно крупнейших в области, обратилась с вопросами реконструкции прикамского газопровода, ещё там один вопрос есть. Я просил бы «Газпром» напрямую с ними поработать. В целом развитие инфраструктуры и увеличение поставок сырья даст им возможность существенно нарастить производство, создать новые рабочие места, налоговую базу поднять в крае. Прошу вас с ними поработать.

То же самое касается и развития железнодорожной инфраструктуры. Это, конечно, затратные вещи. И в первом случае нужно строить газопровод, во втором случае нужно магистраль там целую возводить – «Белкомур», выход на порты Архангельска и Мурманска, но это существенным образом расширяет возможности предприятий края. Понятно, что это, ещё раз повторяю, инвестиционно затратные вещи, но в общем и целом всё равно нужно на это посмотреть и поработать на предмет того, как это реализовать.

Предприятие такое «Новомет-Пермь» свои проблемы сформулировало. «Авиадвигатель» известный вместе с пермским заводом «Машиностроитель» по производству двигателей. Мы идём ритмично, мы финансируем это из федерального бюджета фактически, многое сделано, в целом они мне рассказали о том, на какой стадии сейчас они находятся… для самолёта МС-21. По сути, мы можем создать совершенно новый продукт, абсолютно конкурентоспособный на мировых рынках, новый авиационный двигатель. Работа идёт, работа идёт в графике. Есть текущие проблемы, с которыми предприятия сталкиваются, и здесь их нужно поддержать.

И есть вопросы, связанные с обеспечением кредитования и решением ряда проблем, скажем, при выделении грантов. Здесь это отдельная тема. В машиностроении, допустим, привлечение средств, которые мы сейчас направляем на цели развития, связано с определёнными ограничениями. Мы с вами понимаем, что в машиностроении общее правило, что они 50% должны сами добавить, а в этой отрасли у них таких средств нет. И в целом я согласен с тем, что можно было бы эту планку понизить, а можно было бы... Они могли бы на наши деньги и небольшие свои ресурсы развернуть проект, а потом уже начинать возвраты, после того как продукция попадёт на рынок. Но это требует дополнительной проработки, я это прекрасно понимаю. Здесь нужно, чтобы и Минфин, и Министерство промышленности вместе бы поработали.

В общем, я вас для чего собрал? Для того чтобы вы вместе с Аппаратом Правительства – а у них в Аппарате Правительства сейчас, у коллег наших, собрано всё то, чего от нас хотели бы наши коллеги услышать и увидеть, – нужно всё это обобщить вместе с Аппаратом Правительства, структурировать.

Я прошу вас собрать представительную команду – либо министры сами, либо замов своих (но тех, которые могут принять решение) делегируйте, пожалуйста, туда, прямо на место, чтобы вместе с руководством области, с губернатором и коллегами, с которыми я встречался, в оперативном режиме эти вопросы не только пообсуждать, но и наметить «дорожную карту» для решения задач, которые перед различными отраслями области, края стоят. Договорились? Ну сейчас поподробнее ещё несколько слов скажу.

Россия. ПФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 6 февраля 2012 > № 490311 Владимир Путин


Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь > premier.gov.ru, 4 февраля 2012 > № 487073 Владимир Путин, Игорь Сечин, Александр Медведев, Круглов

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин провёл рабочую встречу с заместителем Председателя Правительства И.И.Сечиным, а также с заместителями председателя правления «Газпрома» А.И.Медведевым и А.В.Кругловым.

Обсуждалась ситуация в энергетике в зимний период, а также вопросы, связанные с поставками газа в европейские страны. Премьер поручил приложить максимальные усилия для того, чтобы обеспечить потребности зарубежных партнёров, имея в виду, что главная задача энергетиков вообще, «Газпрома» в частности – обеспечить внутренние потребности Российской Федерации.

Стенограмма начала встречи:

В.В.Путин: Здравствуйте. Хочу поговорить с вами о том, как у нас энергетика работает в целом: электроэнергетика, углеводородная электроэнергетика большая, прежде всего работающая на разных первичных источниках. Игорь Иванович, с Вас начнём.

И.И.Сечин: Владимир Владимирович, в рамках Ваших поручений по подготовке к осенне-зимнему периоду и прохождению в настоящий момент осенне-зимнего периода в стране докладываю Вам, что все объекты большой электроэнергетики работают стабильно. Последствия аварии после шторма в Новороссийске, Анапе устранены, все потребители страны получают необходимый объём электроэнергии.

На объектах электроэнергетики созданы резервы топлива, которые поддерживаются в нормативном режиме. После Вашей поездки в Кемерово разбирались по ситуации на «Бийскэнерго». Заключён дополнительный договор на поставку топлива между угольщиками и собственниками предприятия. Эта ситуация также отрегулирована, поэтому все объекты электроэнергетики функционируют в заданном режиме. Проводится мониторинг ситуации в ежедневном режиме. В Министерстве энергетики создана межведомственная рабочая группа по прохождению осенне-зимнего периода. Ситуация находится под контролём.

В.В.Путин: Угли, топочный мазут, газ – запасы?

И.И.Сечин: Как по резервному топливу все нормативы выполняются на всех объектах электроэнергетики, так и по ремонтам, Владимир Владимирович.

В.В.Путин: Сети?

И.И.Сечин: И по ремонту, и сетям, сетевые решения (я Вам только что докладывал, по Новороссийску были проблемы после шторма) - всё ликвидировано, все последствия сейчас…

В.В.Путин: Хорошо. Но мы видим, особенно в Сибири и в некоторых районах центральной европейской части России ситуация непростая – морозы большие, поэтому самым внимательным образом и дальше нужно ситуацию мониторить и оперативно реагировать на любые изменения. Как с поставками газа?

А.В.Круглов: Владимир Владимирович, к наступившим холодам «Газпром» готов. Ежедневная добыча у нас на уровне 1,6 млрд кубометров газа в день.

В.В.Путин: По сравнению с прошлым годом это как выглядит?

А.В.Круглов: По сравнению с прошлым годом где-то на 300–400 млн даём плюс. Из подземных хранилищ тоже мы ежедневно вынимаем 630 млн. В связи с холодной погодой у нас увеличился отбор предприятий коммунально-бытовой сферы населением. Это тоже где-то по сравнению с прошлым годом на 200 млн. Все заявки мы удовлетворяем, никаких отключений нет. С предприятиями промышленности мы работаем в соответствии с контрактами. То, что касается стран экспорта и стран ближнего зарубежья, контракты мы все выполняем – контракты и обязательства. Сейчас мы наблюдаем увеличение заявок из европейских стран, они тоже… Сейчас там холодно…

В.В.Путин: Давайте сначала по ближнему зарубежью, это наши соседи – Белоруссия, Украина, Молдова. Как они получают?

А.В.Круглов: Белоруссия, Молдова – они получают в соответствии с контрактами. На Украину на прошлой неделе был отмечен перебор газа.

В.В.Путин: Перебор по сравнению с чем?

А.В.Круглов: По сравнению с контрактом (контракт 135 млн ежедневный отбор), там было от 150 до 170, и по годовому объёму у нас заключён договор на 27 млрд. Если вот в таком режиме, то дальше будет отбор порядка 50 млрд.

В.В.Путин: Я так себе представляю, что пока договор-то не переписан?

А.В.Круглов: Пока нет, Владимир Владимирович.

В.В.Путин: Это наши партнёры объявили о том, что они хотели бы закупать у нас не больше 27 млрд, а на самом деле отбирают на сегодняшний день и, если так будут отбирать, то это сколько будет по году?

А.В.Круглов: Это будет порядка 50.

А.И.Медведев: Даже больше, Владимир Владимирович, если так и дальше пойдёт, будет порядка 60.

В.В.Путин: То, что в рамках 50, – это в рамках контракта, а вот то, что больше 50, – это выходит даже за рамки того контракта, который они хотели сократить. Но тем не менее нужно Украине помогать и в полном объёме удовлетворять их потребности.

А.В.Круглов: Есть.

В.В.Путин: А что по дальнему зарубежью, по Европе?

А.В.Круглов: По дальнему зарубежью заявки выполняются в соответствии с контрактами. В настоящее время мы видим, что объём заявок увеличился. У нас существует утверждённый график поставок газа в Западную Европу. В рамках этого графика мы поставляем, но вот те дополнительные объёмы, которые наши западноевропейские партнёры просят нас поставить, в настоящее время, конечно, мы удовлетворить не можем и поставляем газ только в соответствии с контрактами.

В.В.Путин: То есть по тем заявкам, которые были сделаны до этого, вы работаете в полном объёме, так я понял?

А.В.Круглов: Было несколько дней небольшое уменьшение поставок, где-то до 10%, и буквально один день – это Польша, Италия. Но это опять-таки, я говорю, в рамках нескольких дней, в остальном – полностью в соответствии с контрактами.

В.В.Путин: Александр Иванович, а как же спот? Почему на споте не берут? На свободном рынке?

А.И.Медведев: Владимир Владимирович оказалось, что вот эти все слова про ликвидный спотовый рынок являются, мягко говоря, существенным преувеличением, потому что рынок спотовый – не ликвидный, и, несмотря даже на то, что цены спотовые хотя и выросли (они ниже наших цен), по долгосрочным контрактам удовлетворить свои потребности за счёт спотового рынка Европа не смогла, потому что по существу этот спотовый рынок не работает.

В.В.Путин: Он виртуальный в значительной степени.

А.И.Медведев: Конечно.

В.В.Путин: То есть, реального продукта на нём просто нет в нужном объёме.

А.И.Медведев: В нужном объёме нет и быть не может.

В.В.Путин: Альтернативные виды топлива тоже, видимо, нельзя эффективно задействовать в таких условиях.

И.И.Сечин: Владимир Владимирович, дело в том, что надо объективно рассматривать вопросы, связанные с использованием альтернативных источников, так как альтернативная генерация, скажем, ветровая, требует дополнительного резервирования как по сетям, так и по классическим видам генерации. Всё это ложится на плечи потребителей и резко повышает стоимость электроэнергии для европейских потребителей.

В.В.Путин: Сегодня не лишним будет вспомнить тех, кто мешал нам строить «Северный поток». Если бы не мешали, была бы уже вторая нитка, и они обе были бы загружены. Под новые транспортные маршруты «Газпром» уже вскрыл бы новые месторождения, в том числе Бованенковское, активнее работали бы на Штокмане, и сегодня, уверен, таких проблем бы и не возникало. И по споту тоже разговоров много, а толку мало. Надеюсь, что мы завершим работу по северному маршруту, по «Северному потоку», активнее начнём работать по южному. Что, кстати, по отбору со стороны Турции?

А.И.Медведев: Мы уже не в первый раз нашим турецким коллегам помогаем даже сверх возможностей, которые предоставляют наши контракты, и будем помогать по мере возможности, Владимир Владимирович.

В.В.Путин: Сейчас мы в рамках контракта выполняем свои обязательства или это уже больше контрактных обязательств?

А.И.Медведев: Мы даже перевыполняем, Владимир Владимирович.

В.В.Путин: Перевыполняем?

А.И.Медведев: По Турции идёт перевыполнение и по суше, и по морю.

В.В.Путин: На сколько примерно?

А.И.Медведев: Около 6–8 млн в сутки, а это немало.

В.В.Путин: Да-да-да, я понимаю. Ладно, несмотря на все сложности сегодняшнего дня, всё-таки мы проекты свои продвигаем, в том числе и инфраструктурные. Это вопрос, конечно, будущего. Сегодня очевидно, что это абсолютно востребованные проекты, нужные и нам, и нашим партнёрам.

Судя по всему, вот эти представления о глобальном потеплении, тоже нуждаются в определённой корректировке. Во всяком случае мы сталкиваемся сегодня с такими серьёзными процессами, и люди от них страдают, если вовремя к ним, к таким ситуациям, не подготовиться. Надо готовиться, надо готовиться вовремя, своевременно всё делать.

Ну а на сегодня прошу вас приложить усилия максимальные для того, чтобы обеспечить потребности наших зарубежных партнёров, имею в виду, что главная задача энергетиков вообще, «Газпрома» в частности – обеспечить внутренние потребности Российской Федерации, обеспечить потребителей в Российской Федерации. Это первоочередная задача.

Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь > premier.gov.ru, 4 февраля 2012 > № 487073 Владимир Путин, Игорь Сечин, Александр Медведев, Круглов


Россия > Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 2 февраля 2012 > № 485146 Владимир Путин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин принял участие в инвестиционном форуме «Россия-2012».

Выступление В.В.Путина:

Добрый день, уважаемые дамы и господа! Герман Греф (Г.О.Греф – глава Сбербанка России) сказал, что здесь выдающиеся спикеры. Я себя к таким не отношу: у нас в стране есть и более выдающиеся спикеры. Он сослался на китайскую мудрость, я вспомнил ещё одну: для того чтобы дальше видеть – нужно выше сидеть. И в силу своего сегодняшнего должностного положения позволю себе изложить видение Правительства Российской Федерации о том, как мы смотрим на процессы, происходящие в мире, в мировой экономике, где мы видим Россию и как предполагаем строить свою экономическую политику.

Сейчас в мире идёт широкая дискуссия о глобальной экономике и возникающих здесь рисках. Все ведущие государства формируют свою стратегию развития, да не только ведущие – вообще все государства мира. Ответственные правительства думают о том, что делать, как поступить, какие механизмы использовать для того, чтобы развивать экономику. Россия, разумеется, в ряду этих государств, она не исключение. Мы часть мировой экономики, и очевидно, что нам придётся столкнуться (да собственно, что значит «придётся столкнуться?!» – мы и сталкиваемся уже) с теми же проблемами, что и всем остальным странам мира, одновременно решая собственные, национальные задачи, причём в контексте глобальной трансформации, которая происходит в мире, в контексте новых экономических, технологических, цивилизационных трендов современного мира.

На наш взгляд, турбулентность, нестабильность глобальной экономики приобрели длительный характер – собственно говоря, здесь наше мнение совпадает с мнением многих международных экспертов. Ни одна из причин нынешних финансовых потрясений до сих пор не устранена. Более того, кризис 2008 года, который предсказал наш уважаемый гость – господин Пол Кругман (американский экономист, лауреат Нобелевской премии по экономике в 2008 году), безусловно, переходит в новую стадию и обнажает масштабные, глубинные проблемы: это и долговой кризис корпораций и целых государств, это и дисбалансы раздувшегося непомерно финансового сектора, во многом спекулятивного и оторвавшегося от экономических реалий. Кстати говоря, и здесь тоже (это не моё собственное мнение и не мнение моих коллег из Правительства России, и даже не наших экономистов), я регулярно встречаюсь, вы знаете, с ведущими бизнесменами, руководителями и ведущими акционерами крупнейших корпораций, с менеджментом мировых – и американских, и европейских компаний. По сути, говорят одно и то же, они все говорят одно и то же: говорят о раздувшемся финансовом секторе, который оторван от реалий экономики. Это разрушительный процесс деиндустриализации и потери качественных рабочих мест в экономиках ряда ведущих стран еврозоны и США.

Совершенно очевидно, что мир уже не будет таким, как прежде. Если измерить происходящее историческими категориями, то нам представляется, что речь идёт о завершении продолжавшегося почти пять столетий периода доминирования ряда государств в политике, экономике и финансах. Основные центры мирового роста смещаются за пределы так называемого исторического (условного исторического) Запада, повышается значение Азиатско-Тихоокеанского региона, безусловно, и стран БРИКС.

Такую реальность осознать непросто и осознавать её неприятно, наверное, тем более что за последние 20 лет перед кризисом многие эксперты и политики рисовали совсем другую, куда более радужную перспективу для традиционных мировых лидеров. Казалось, что экономика западных стран может только расти, а сбережениям, переведённым в так называемую, как у нас говорили когда-то, свободно конвертируемую твёрдую валюту – в доллары США, дойчемарки, а затем и в евро, в принципе ничего не угрожает и угрожать не может. Особенно незыблемой западная экономика казалась на фоне хаоса 1990-х годов в России. Возникла устойчивая иллюзия, что можно богатеть и потреблять, не заботясь о своей эффективности и конкурентоспособности, что возможен рост без развития, рост в долг. По сути, так и было.

В настоящее время происходит отрезвление. В настоящий момент консолидированный государственный долг еврозоны составляет почти 90% от ВВП. В разных странах по-разному, но где-то 80–85%, где-то, как вы знаете, в Италии зашкаливает за 124%, в Греции и так далее. Совокупно получается где-то около 90%. Структурные проблемы экономики США также известны и очевидны: госдолг США достиг 15,3 трлн долларов и превысил ВВП страны. Страна целиком живёт в долг. Напряжение в финансовых системах Европы и США… И должен сказать, что нас это, конечно, не радует. Я хочу сразу оговориться (вот я говорю об этом и в значительной степени повторяю то, что говорят наши коллеги и эксперты и из Соединённых Штатов, и из европейских стран): нас это не радует. Я, знаете, не в восторге от того, что мне приходится говорить. Просто мы вынуждены это констатировать и иметь в виду должны. А не радует нас прежде всего потому, что эти системные риски создают угрозу для глобальной экономики, для динамики новых лидеров, таких как Китай, например. Его экономическое здоровье также зависит от развитых на сегодняшний день экономик.

Становится всё более очевидным, что сохраняются риски очередной глобальной рецессии, а выход из кризиса, появление новой модели роста может занять достаточно длительное время, причём прорисовываются два сценария. Негативный – это дальнейшее обострение текущих проблем при неспособности принять кардинальные решения как на национальном, так и на международном уровне. Такой сценарий чреват дальнейшим проеданием будущего, накоплением долга, ростом протекционизма, торговыми войнами как следствие и, конечно, политической нестабильностью, размыванием среднего класса во многих развитых странах. Другой сценарий – позитивный, это, по сути, отказ от экономики «пузырей» и возвращение к экономике реальных сущностей, ценностей и реальных активов, экономике с человеческим измерением, экономике, которая создаёт не деривативы (ценные бумаги на ценные бумаги), а рабочие места. Здесь много коллег с экспертными знаниями, долго работающими в экономике, тем не менее я позволю себе сказать, что, по экспертным оценкам, на сегодня в мире около 60 трлн долларов реальных активов и порядка 600 трлн производных финансовых инструментов. В 10 раз больше!

На наш взгляд, драйвером развития может стать выход на новый технологический уровень, а это не только технологии и инновации. Это – другая культура жизни, бизнеса, труда, потребления, инвестиций и образования, причём сам по себе технологический прорыв поставит перед многими странами серьёзные вопросы и проблемы. Например, потенциальная энергетическая революция (переход на водородное топливо, на другие альтернативные виды топлива) может сопровождаться (и наверняка будет сопровождаться) падением цен на нефть и другие углеводороды, а это сегодня основной экспортный товар России. Для нас это реальный вызов. Правда, по тем же оценкам, по мировым оценкам, по оценкам ООН, в ближайшие 10–15, даже 20 лет объём потребления будет расти, а структура меняться будет медленно. И у нас есть исторический шанс использовать наши природные преимущества для модернизации нашей экономики.

Словом, предстоящие десятилетия – это время больших вызовов, рисков и трансформаций, в результате неизбежно появятся новые экономические центры в мире, и мне бы очень хотелось, я на это рассчитываю, должен сказать, что у нас есть все шансы, чтобы Россия стала одним из таких центров.

Каковы наши исходные позиции? Мы завершили, безусловно, постсоветский этап нашего развития. Россия признана в мире как страна с рыночной экономикой. А в 2012 году (в этом году) мы окончательно присоединяемся к ВТО: основные решения партнёров состоялись, теперь, что называется, мяч на нашей стороне, мы это решение в ближайшие месяцы примем. С 1 января 2012 года заработало единое экономическое пространство России, Казахстана и Белоруссии. В этой связи хотел бы ещё раз выразить слова благодарности руководству этих стран за такое профессиональное, прагматичное отношение к процессам интеграции на постсоветском пространстве. Мы движемся и к другой форме – более глубокой форме интеграции – к Евразийскому союзу. Но уже сегодня общий рынок ЕЭП насчитывает 170 млн человек, а ВВП стран–участниц ЕЭП, рассчитанный по паритету покупательной способности, превышает 3 трлн долларов США. По этому показателю участники ЕЭП потеснили Германию и уступают лишь Соединённым Штатам, Китаю, Индии и Японии.

Сама Россия занимает шестое место среди крупнейших экономик мира, и у нас, безусловно, есть все предпосылки уже в скором времени войти в «пятёрку». Уверен, что так оно и будет. Мы закончили прошлый год с хорошим результатом в целом, если взять интегрированный экономический результат. Без всякого преувеличения, он один из лучших в мире. Более чем 4-процентный рост экономики – самый высокий среди стран «восьмёрки», один из лучших, даже не один из лучших, а лучший показатель среди крупных экономик Европы. Сейчас у нас рекордно низкий за последние 20 лет уровень инфляции. Он ещё достаточно большой по сравнению с развитыми рыночными экономиками, но всё-таки самый лучший показатель за последние 20 лет – 6%. Это уже сравнимо с такими странами, как Великобритания, у которой, например, 4,5%, если мне память не изменяет, в 2011 году. Самый лучший показатель за 20 лет – это всё-таки говорит о том, что мы целенаправленно работали и добились – добиваемся, во всяком случае, определённого успеха на этом направлении. Это не только внешнеэкономическая конъюнктура, это целенаправленные действия Правительства. Это связано и с поддержкой сельского хозяйства, и с соответствующим незначительным ростом цен на продовольствие в прошлом году. Это связано с тем, что мы изымаем часть нефтегазовых доходов и не пускаем их на потребление. Вот мы получили допдоходы в 2011 году за счёт конъюнктуры рынка, но на потребление отправили всего 10%. Это тоже вклад в таргетирование инфляции. В ближайшие годы, надеюсь, она сократится до 4%.

У нас профицит бюджета. Единственная страна среди развитых крупных экономик мира, у которой профицит бюджета! Планировали сначала небольшой дефицит, думаем, что он возможен в наступившем или в 2013 году, но в целом, уверен, мы сведём его к нулю. В этом году профицит почти 1% ВВП. При этом у нас третьи в мире золотовалютные резервы, и резервы Правительства России растут. Крайне низкий, безопасный государственный долг – всего 10,4% ВВП страны, при этом внешний долг составляет всего 2,5%.

Но что важнее – кроме текущего, сбалансированного состояния экономики, хороших макроэкономических показателей Россия обладает и базовыми, долгосрочными, сильными преимуществами. Наш главный ресурс – это, безусловно, талантливые, креативные, хорошо подготовленные и образованные люди, это колоссальное богатство, в том числе, конечно, необходимая стартовая площадка для развития современного производства. Кстати говоря, здесь, в социальной сфере (тоже позволю себе несколько слов сказать об этом) происходят позитивные изменения. Так же, как и во всех европейских странах, у нас большая проблема с демографией, но постоянное внимание к этой проблеме, к этой очень острой проблеме и здесь даёт положительный результат. У нас только за прошлый год (за один год!) на 1,5 года (на 1,5, представляете!?) увеличилась средняя продолжительность жизни в стране. Это очень хороший показатель. Смертность сократилась в пять с лишним раз – лучший показатель по снижению детской смертности за 19 лет!

Кроме того, если вернуться к экономике, у нашей экономики высокая норма сбережений, что создаёт значительные резервы для развития. Наша задача – конвертировать эти сбережения в инвестиции. По оценкам большинства независимых исследований, Россия входит в пятёрку стран с наибольшим потенциалом для привлечения прямых иностранных инвестиций. Но на этом я бы позитив закончил, потому что проблем у нас гораздо больше.

По реальному состоянию инвестклимата мы, к сожалению, на позорном для нас 120-м месте в мире. Печально! Бедная реализация богатого потенциала – это историческая проблема России. Мы, наше поколение, должны разорвать этот замкнутый круг, в полной мере использовать свои возможности и стать одним из глобальных лидеров. Для этого, как я уже сказал, у нас есть все шансы.

Наиболее серьёзный вызов, с которым придётся столкнуться России, – это вызов низкой эффективности. Так, по объёму экономики Россия лишь немного отстаёт от той же самой Федеративной Республики Германия, а по производительности труда отстаёт в 2,6 раза, по энергоэффективности в 3 раза отстаёт. По такому показателю, как ВВП на душу населения, уступает почти вдвое. В низкой эффективности сконцентрированы все наши, по сути, болевые точки – и сырьевой характер экономики с низкопроизводительными рабочими местами, и технологическое отставание, и неконкурентный инвестиционный климат. Решать эту проблему нужно, конечно, комплексно, улучшая качество человеческого капитала, повышая мотивацию работников и активность предпринимательского класса, развивая доступность инфраструктуры и финансовых ресурсов.

Но магистральный путь для изменения структуры экономики и занятости – это создание современных производств и современных, высокотехнологичных, престижных и хорошо оплачиваемых рабочих мест. Вы знаете о наших планах по формированию не менее 25 млн новых рабочих мест в ближайшие 10–15 лет. Я именно специально употребил этот термин «по формированию», не созданию заново. Заново за 10 лет 25 млн создать практически невозможно, но, меняя производство, создавая новое производство и меняя имеющееся, в принципе такая задача реализуема.

По сути, речь идёт о запуске мотора непрерывного обновления рабочих мест. Где их можно создать? Очевидно, что пределы занятости в сырьевом комплексе и связанной с ним инфраструктуре практически достигнуты, предел уже наступил, – это порядка 5,5% граждан, занятых в экономике, поэтому новые, качественные рабочие места предстоит создать именно в несырьевом секторе экономики. Это и будет зримым свидетельством кардинальных изменений в российской экономике. По сути, от рентной, сырьевой, перераспределительной экономики мы должны перейти к экономике созидания, к экономике творчества и развития. Кстати говоря, вот как раз переработку-то и нужно усилить и активно развивать. При этом мы не намерены противопоставлять такие понятия, как «индустриальная» или «постиндустриальная» экономика. Анализ современной практики, опыт многих государств показывают, что одно без другого не живёт: деиндустриализация начинает вымывать научные, инжиниринговые центры, а затем даже и качественное высшее образование, а без постиндустриальных отраслей лишается инновационной подпитки традиционная промышленность.

Новые рабочие места создаются прямыми инвестициями, причём при всей важности государственных вложений, например, в инфраструктуру, где без государства действительно не обойтись. Мы это прекрасно понимаем, так же как не обойтись без государственного участия в софинансировании отдельных крупных проектов, где частный бизнес пока не готов идти на индивидуальные риски. Но в целом генеральное, решающее значение имеют, конечно, частные инвестиции. При этом мы понимаем, что эти частные инвестиции идут в экономику тогда, когда это выгодно, то есть когда создан благоприятный инвестиционный климат. Реальность современного глобального мира – это конкуренция стран за капиталы и предпринимателя. Победить – значит выиграть в борьбе за создание высокооплачиваемых, интересных рабочих мест, о чём я уже говорил, за новое качество жизни и новые возможности.

Уважаемые коллеги! Мы ставим задачу в ближайшие несколько лет войти в число стран с наиболее привлекательным деловым климатом. И я вот сейчас, и с коллегами мы вчера советовались, думали, говорить об этом вслух или нет, но всё-таки надо сказать, – надо сказать о тех целях, которые мы перед собой ставим. Нам нужно сделать 100 шагов вперёд – подняться со 120-го на 20-е место по уровню ведения, по условиям ведения бизнеса. Что это в реальной жизни означает? Какие нужно сделать конкретные шаги? Всё предельно прагматично и прозаично. Сроки подключения к сетям, например, к сетям энергоснабжения, должны сократиться практически в 4 раза. Бухгалтер будет тратить на заполнение налоговой отчётности в 3 раза меньше времени, чем сейчас. Грузовая фура будет пересекать таможню в 7 раз быстрее, чем сейчас. Чтобы получить разрешение на строительство объекта, понадобится в 5 раз меньше времени, чем сейчас, и в 3 раза меньше различных бумаг. Так должно быть во всём. Какие принципы определяют нашу стратегию развития?

Прежде всего, это презумпция добросовестности бизнеса. Исходя из стереотипа нечестности предпринимателя, государство вводит всякого рода надзоры, контроли, запреты, согласования и излишнюю отчётность. Излишнюю – это не значит, что отчётности не надо, тоже в крайности нельзя впадать, но излишнюю нужно ликвидировать. А в итоге это не даёт развиваться законопослушному предпринимателю.

Следующий принцип – это широкое внедрение лучших международных практик, доказавших свою эффективность. У нас есть счастливая возможность проанализировать всё, что в мире делается положительного, и внедрять у себя. И наконец, не чиновник, конечно, должен решать, что нужно инвестору. Убеждён, сами предприниматели должны формулировать требования к таможенным, налоговым, административным и другим процедурам, то есть создание благоприятной деловой среды – это партнёрский проект государства, бизнеса и общества. Должен сказать, что мы практически уже начали эту работу. Здесь, в зале, наверняка есть представители предпринимательских объединений России, они хорошо знают, что при подготовке и законов Российской Федерации, и при подготовке подзаконных нормативных актов Правительства России мы практически постоянно находимся с ними в контакте и, прежде чем сформулировать окончательное решение, многократно с ними советуемся и вносим необходимые коррективы. Мы будем эту практику расширять.

По всем направлениям улучшения инвестиционного климата подготовлены и конкретные дополнительные меры. Сегодня хотел бы о некоторых наших шагах, которые мы сейчас готовим, вас проинформировать.

Первое. В России появится уполномоченный по защите прав предпринимателей – подчеркну: всех предпринимателей, – а не только иностранных инвесторов. Такой омбудсмен у нас уже есть. Он получит особый процессуальный статус, а следовательно, право отстаивать интересы предпринимателей в суде, рассматривать их жалобы, вносить предложения в органы государственной власти, а также (в некоторых случаях это вполне обоснованно) приостанавливать ведомственные нормативные акты до решения суда и в качестве обеспечительной меры обращаться в суд с оперативным приостановлением действий чиновников.

Второе. Для споров с участием предпринимателей в арбитражных судах уже сейчас действует упрощённая процедура административного судопроизводства с гарантиями для предпринимателей. Так, бремя доказывания возлагается на административный орган. Считаю, что эти гарантии вполне можно было бы и усилить: процедура рассмотрения дел должна быть максимально быстрой, и, напротив, следует удлинить, расширить сроки для возможного обжалования решений со стороны предпринимателей.

Кроме того, надо дать возможность совмещать административные и имущественные дела в рамках административного судопроизводства. Предприниматели должны иметь право на компенсацию имущественных потерь непосредственно в административном деле. Необходимо активнее присуждать судебные издержки в пользу выигравших процесс предпринимателей. По сути, речь идёт о создании аналогии административных судов. Считаю, что эту систему нужно и можно формировать на основе арбитражных судов: здесь созданы основы для информационной прозрачности и есть профессиональные люди, судьи профессиональные для рассмотрения административных дел, в том числе и налоговых.

Третье. Из уголовного законодательства, я уже об этом сказал в своей статье, которая недавно опубликована, должны быть убраны все рудименты советского правового мышления, все зацепки, которые позволяют делать из хозяйственного спора уголовное дело на одного из участников этого спора. Надеюсь, что это приведёт и к снижению коррупции, особенно в правоохранительных органах. Отмечу, что по налоговым спорам возбуждение уголовного дела невозможно без решения фискального органа о наличии налоговой задолженности, при этом данное решение можно оспорить в суде. Такой механизм следует использовать и при привлечении к ответственности по иным экономическим правонарушениям. Например, нельзя возбудить уголовное дело, основанное на квалификации незаконности сделки, без признания в арбитражном суде этой сделки недействительной. Считаю также, что споры с участием саморегулируемых организаций и их членов должны рассматриваться также в арбитражных судах.

Четвёртое – изменение идеологии контроля предпринимательской деятельности (чрезвычайно важно!), переход от различных государственных разрешений к страхованию ответственности, при этом максимально расширим поле деятельности для саморегулируемых организаций.

И в этой связи пятое. Общественные объединения предпринимателей получат право подавать судебные иски в защиту интересов предпринимателей. Например, это даст возможность владельцу небольшого бизнеса отстаивать свои права, спорить с самыми высокими должностными лицами, скажем, в регионе и с губернатором не в одиночку, а от лица достаточно мощной общественной организации. И это нужно закрепить в законе. Надо расширить сферу применения групповых (коллективных) исков, которые могут предъявлять предприниматели.

Шестое. По всем позициям будем гармонизировать наше корпоративное законодательство с законодательством наших основных партнёров, прежде всего европейских партнёров. Так, необходимо ввести лучшую мировую практику в сфере акционерных соглашений. Эту работу мы ускорим.

Повторю: всё это только первый пакет предлагаемых мер. Он делает, сделает, уверен, российскую экономику более прозрачной и, конечно, имеет, как я уже только что сказал, сильный антикоррупционный эффект, но, конечно, только этих мер будет недостаточно. Считаю, что общество должно принять самое активное участие в формировании антикоррупционной повестки. Мы должны воплотить отторжение и неприятие коррупции со стороны общества в конкретное, предметное участие общества в борьбе с этим злом. У нас есть предложения, как это сделать. Об этом намерен говорить и на завтрашнем заседании наблюдательного совета Агентства стратегических инициатив, и на следующей неделе – на съезде РСПП.

Хочу подчеркнуть, уважаемые дамы и господа: любые преобразования должны опираться на людей, на их внутреннее стремление изменить нашу страну. Так было в 2000-х, когда мы собирали Россию, так будет, уверен, и сейчас, на принципиально новом этапе нашего развития. Уверен, энергия гражданского общества, и прежде всего его креативного класса, станет главной движущей силой развития Российской Федерации.

Большое вам спасибо за внимание.

* * *

Комментарии В.В.Путина и его ответы на вопросы

К выступлению Пола Кругмана, профессора Принстонского университета

В.В.Путин: Вот мы сейчас все говорим о кризисе, связанном с долгом в Штатах, еврозоне. Но если посмотреть на глобальный рынок потребления, на платёжеспособный спрос в глобальном масштабе с одной стороны и на созданные в мире производственные мощности с другой, посмотреть на запасы, которые накапливаются у крупнейших экономик, у крупнейших глобальных компаний, складывается впечатление, что мы вползаем просто в очередной кризис перепроизводства. Это, конечно, требует таких внимательных расчётов. Просто некоторые специалисты (я с ними разговаривал многократно) считают, что главная проблема и главная угроза – именно здесь. С долгами можно потихонечку разобраться, а более глубинные вещи лежат как раз в сфере глобального перепроизводства. И более того, считают, что в принципе такой кризис уже созрел где-то в конце 80-х годов – мировой кризис созрел где-то в конце 80-х годах прошлого века, но был отложен в связи с развалом Советского Союза, потому что для глобальных компаний появились новые сегменты глобального рынка в виде зон влияния бывшего Советского Союза и самого бывшего Советского Союза, это и территория, которая начала быстро всё потреблять в большом количестве. И просто этот глобальный кризис перепроизводства оказался отложенным. А сейчас он занимает своё законное место. Вот как вы относитесь к этому тезису?

П.Кругман (как переведено): Я слышал об этом мнении, и я крайне не согласен с этим мнением. Я никогда не понимал, что значит «глобальное перепроизводство». Это не значит, что не существует людей в мире, которые не хотят больше покупать. И это не значит, что мир производит гораздо больше автомобилей, потому что, когда мы будем на стадии, когда каждый житель Китая может купить автомобиль, тогда будет огромный потенциал для спроса. В большей степени у нас нет кризиса с рабочими, с неправильным процессом производства. Я думаю, что то, что мы должны делать – инвестировать в инфраструктуру, инвестировать не в недвижимость, не в жильё, а в другие объекты, в другое строительство. Необходимо обучать неквалифицированных работников. Я не думаю, что это кризис перепроизводства. Это кризис долга, кризис падения спроса, потому что спрос был поступательным в своё время, но на спрос нельзя всё время полагаться: существуют другие проблемы. В 1930-х годах каждый человек говорил, что этот кризис был глубоким, структурным, и что мы никогда не сможем использовать весь потенциал производства, и мы не будем нуждаться в рабочих. Люди говорили об этом и в 1945–1946 годах. А потом у нас было экономическое восстановление, которое нчалось с помощью большой государственной программы расходов, и оказалось, что уже не было недостатка в спросе на продукты или на рабочую силу. Как Джон Кейнс (John Keynes) говорил, что у нас проблема не с кризисом, а с заправкой, потому что машине нужна заправка, чтобы дальше продолжать движение.

В.В.Путин: Великая депрессия закончилась, как известно, Второй мировой войной, разрушениями и необходимостью восстановления хозяйства целого региона мира, всей Европы практически. Потребовались новые продукты, открылись новые рынки. Но вы сейчас признали, что есть проблема с платёжеспособным спросом. Да, люди хотят покупать, они бы хотели и задаром получить, я их понимаю, я бы сам хотел что-нибудь задаром получить, но вопрос-то – могут ли они за это заплатить. Я понял, я вашу позицию понял. Мне было важно услышать вашу точку зрения. Спасибо вам большое.

К выступлению Рагурама Раджана, профессора Чикагского университета

В.В.Путин: Существуют объективные показатели, кого относят к людям, живущим за чертой бедности, а кого не относят. У нас разные методики подсчёта, скажем, с европейцами. По европейским методикам у нас количество людей в России, живущих за чертой бедности, примерно 26%. По нашей методике – 12,5%. Но и по той, и по другой методике количество этих людей за последние 10–11 лет сократилось почти в 2 раза. Если по западной методике считать, у нас было 52%, сейчас – 26%. По нашей методике у нас было около 25%, стало – 12,5%. В прошлом году у нас доходы граждан страны росли меньше, чем в позапрошлом, и уровень заработной платы вырос на 3,7% примерно, а общие реальные доходы населения, в связи с тем что пенсии и пособия росли более скромными темпами, чем в 2010, выросли всего на 0,4–0,5%. Поэтому значительное уменьшение людей, живущих за чертой бедности, в прошлом году у нас не было достигнуто. Но в предыдущие годы динамика была вполне позитивной. Я надеюсь, что мы и в этом году эту позитивную динамку продолжим.

Я почему спросил? Один из Ваших тезисов – Вы сказали, что растёт неравенство. Так вот у меня возник вопрос: растёт количество людей, живущих за чертой бедности? По-моему, да, по-моему, в Штатах действительно растёт по всем методикам. Но дело, мне кажется, даже не в этом. А разве раньше, в прежние десятилетия или в прежние столетия, в прошлые столетия разве количество людей, чувствующих, испытывающих это неравенство, было меньше? Их было не меньше! Их было, наверное, даже больше. Вопрос в другом – что сегодня люди не хотят с этим мириться. Вот в чём проблема. Но здесь другие причины, надо смотреть на другие причины. Вот вы совершенно точно указали на средний класс, на его самочувствие и так далее. Но одна маленькая реплика по поводу того, что нельзя чувствовать себя счастливым, накопив долг. Это кто как. Кто как. У нас многие чувствуют себя счастливыми, и в Штатах, кстати, многие чувствуют себя счастливыми. Последствия могут быть тяжёлыми, это правда. И в мире тоже между государствами это неравенство действительно не стало больше или меньше. Раньше ещё хуже было, просто и в мире тоже уже не хотят с этим мириться, другая ситуация складывается.

По поводу… Сам не могу разобрать: накарябал, как курица лапой. Спешил очень, потому что интересно наш коллега рассказывал. То, что сильная зависимость от потребления в Штатах. Ну и чего? Везде сильная зависимость от потребления. Регулирования было недостаточно. Единственное, что могу сказать, чтобы вы понимали, – когда мы говорим о сокращении регулирования со стороны государства, мы имеем в виду прежде всего неэффективное регулирование. Потому что у нас регулирование носит, как правило, не характер и не форму цивилизованного рыночного регулирования, а просто такого грубого административного давления. Это немножко разные вещи. Просто, мне кажется, в этой аудитории, здесь, в России, об этом нужно сказать. Спасибо большое.

… О чём мы говорим? О чём господин Греф сказал? Надо принять решение о сокращении социальных расходов? Кто проголосует из депутатов? Кто руку поднял – поименно обозначили, вывесили в интернет. В следующий раз его уже не изберут в парламент. Вот в чём проблема. Они голосуют, они принимают, может быть, болезненные, но необходимые решения. Во всяком случае, своевременно. А в некоторых странах вообще не принимают. А если принимают, то сразу другая сторона начинает провоцировать действия против очевидных вещей – людей на улицу выводят, начинают витрины бить и так далее. Не будем говорить про те страны, которые сейчас переживают тяжёлые испытания, – дай Бог им мужества и здоровья политического. Возьмём Аргентину: в каком положении эта страна находилась? Вместо того чтобы консолидироваться и решать проблемы, совершенно очевидные для специалистов, очевидные для общества и политических партий, людей на улицу начали выводить – витрины колотить и банки взрывать. И возникает вопрос: такая система имеет перспективы на будущее или нет? И если она должна остаться, сохраниться в основе своей, – что нужно видоизменить таким образом, чтобы не заводить экономику в тупик. И не сводить страны… Это же сводит страны с мировых позиций – они начинают сходить с ведущих позиций в мировой экономике, а за этим наступает и деградация самого общества, и социальной сферы. Вещь очевидная! Но значит, система сбои́т, как говорят в народе, сбой даёт. Вот о чём мы хотели сказать.

К выступлению Майкла Милкена, председателя Института Милкена

В.В.Путин: В своё время, чтобы решить эти экономические проблемы, Александр Македонский пошёл и Персию завоевал. Теперь Греция не может никого завоевать, но её ещё и лишили возможности девальвировать собственную валюту, поскольку у неё нет собственной валюты, лишили возможности эмиссии, поскольку у них нет эмиссионного центра. Остался только один способ – прямое сокращение социальных расходов и увеличение конкурентоспособности на этой базе, потому что сделать резкий скачок, для того чтобы переоснастить всю экономику, всю промышленность, реальный сектор, практически без инвестиций невозможно, а привлечь инвестиции в этой ситуации тоже невозможно. Она в таком трудном замкнутом круге оказалась, Греция.

Но я думаю, что вообще многие страны переживают (не только Греция) такие сложности. Вопрос в том, что (Майкл ведь правильно сказал, я абсолютно с ним согласен) её лишили возможности внутреннего развития, во всяком случае сократили, а такой эффективной помощи извне пока всё-таки не предоставляют, дают понемножку, как бы стимулируя к дальнейшим сокращениям. А здесь есть ограничения и политического характера, о которых мы говорили, в частности Герман Греф говорил. Осталось что? Прямо сокращение соцрасходов, а это такое грубое, прямое решение со стороны парламента и правительства. Когда девальвация - там вроде как объективно страдают тоже люди, конечно, граждане, но это не прямое как бы сокращение соцрасходов. А здесь прямое, резкое. Правительство виновато, партия виновата, которая победила на выборах. Невозможно принять решение в этих условиях, а инструмент, который бы позволял решать проблему, у них изъяли, более аккуратный инструмент. В этой связи у меня вопрос к Майклу и к нашим уважаемым коллегам. Как вы всё-таки считаете (разные ведь точки зрения существуют на то, как решать проблемы проблемных стран): Центральный европейский банк должен скупать их обязательства напрямую или это делать через фонд? А если делать через фонд, то кто должен капитализировать этот фонд – частные какие-то мифические инвесторы или всё-таки государство?

…По сути, природа проблем-то одна и та же. Грецию лишили определённых инструментов, о которых вы сказали, в частности возможности девальвировать собственную валюту, а правительство Аргентины когда-то слишком жёстко привязало свою национальную валюту к доллару и лишило экономику гибкости. Наверное, по сути это очень похожие причины.

Если позволите, пару замечаний по поводу того, что Майкл сказал в начале: по поводу запуска советского спутника и того, что это побудило Соединённые Штаты к соревнованию и вывело на новые рубежи, и это было началом конца Советского Союза. Я позволю себе здесь не согласиться, потому что, во-первых, всё-таки Соединённые Штаты всегда чувствовали и занимались этой конкурентной борьбой, назовём это так мягко, даже в период до Великой депрессии и после Второй мировой войны. На каком-то этапе они явно обогнали всех, а потом просто увидели… Стало очевидным, что Штаты отстали на каком-то этапе, они просто начали проигрывать в этой конкурентной борьбе, и это, конечно, было толчком для инноваций, для развития. Это, безусловно, так. А Советский Союз начал закатываться тогда, когда внедрил у себя и неэффективную, неконкурентоспособную политическую систему, и экономическую. На каком-то этапе в период мирового кризиса, когда регулирующая роль государства возросла, это было очевидно, когда Штаты переживали тяжёлое время Великой депрессии, ведь многие здесь, в зале, наверное, знают, и наши американские друзья знают: многие специалисты из Штатов переезжали в Советский Союз, устраивались здесь на работу, конечно, кадры были замечательные. У меня лично есть знакомые и друзья, семьи которых переехали жить в Советский Союз, так здесь и остались. Просто хорошие инженеры, специалисты. Но в связи с технической, технологической революцией негибкая плановая система государства начала давать сбои и в конце концов, по сути, загнулась. Мне кажется, в этом всё-таки основное дело, а не в том, что США пробудились к соревнованию. Они всегда соревновались. На каком-то этапе отстали, это правда. А что касается Греции, то мне кажется, дело не в том, что греки не хотят или не умеют работать, – там не создано технологических возможностей для эффективного применения высококвалифицированной рабочей силы, во всяком случае, недостаточно. Так же как, допустим, в России. Отсюда и сбои. Но сбои возможны везде. Вот у Майкла, Греф сказал, сколько у него лечебных заведений?

Г.О.Греф: 2,2 тыс.

В.В.Путин: 2,2 тыс. самых современных! А профессор Кругман приехал больной.

Г.О.Греф: Владимир Владимирович, у него 2,2 тыс. школ. Там учат.

В.В.Путин: Но он всю жизнь занимается медициной.

Г.О.Греф: Это правда.

В.В.Путин: Ну вот. Кстати говоря, насчёт образования. У нас сегодня, я приводил такие данные уже, 50% наших молодых людей в возрасте от 25 до 35 лет (50%!) получают высшее образование. А молодёжь в возрасте от 15 до 25 лет получают либо намерены получить образование в этой возрастной группе - 80%. Это совершенно очевидно, образовательный драйв сохраняется в нашей стране, что, безусловно, является очень хорошим показателем и вселяет надежду.

* * *

Вопрос: Мой вопрос господину Премьер-министру. Я руководитель венчурного фонда, руковожу высокотехнологичной компанией. Мне очень понравились Ваши замечания. Я читал Вашу статью в начале недели, где Вы говорите, что необходимо вкладывать в высокотехнологические отрасли, чтобы развивать экономику. И мне понравилось то, что Вы сказали. Я хотел бы, чтобы Вы подробнее прокомментировали, в частности, кто будет реализовывать эти идеи и каким образом, чтобы они смогли иметь реальный эффект?

В.В.Путин: Я об этом написал достаточно подробно. Могу повторить, имея в виду наш сегодняшний формат, в общем виде: мы считаем, что государство и дальше, конечно, должно будет создавать условия, что касается материальной части – прежде всего вкладывая в инфраструктуру. И поэтому мы приняли непростое для себя решение: в условиях приближающихся выборов и в Государственную Думу, и президентских выборов мы пошли на то, что увеличили, скажем, акцизы на моторное топливо, не намного, но вот с этого года на 1 рубль, тем не менее для людей это тоже определённая нагрузка, но для того, чтобы улучшить дорожную сеть в России. Мы хоть и говорили об издержках демократической политической системы и понимаем, что это надполитическая нагрузка, но мы тем не менее действуем ответственно. Правда, мы ставим перед собой задачи снижения разрыва между высокооплачиваемыми гражданами, гражданами с высокими доходами и теми, кто живёт за чертой бедности. Это, кстати говоря, одна из наших основных острых проблем в социальной сфере, но мы будем и дальше вкладывать в инфраструктуру. Мы приняли программу развития железнодорожного транспорта до 2030 года, приняли программу развития аэродромной сети, авиационного транспорта, железнодорожного транспорта и автомобильного. Мы будем и дальше развивать энергетику, не только традиционную углеводородную энергетику, но и атомную. Приняли решение в ближайшие десять лет увеличить генерацию в 2 раза: у нас сегодня в структуре генерации 16% атомной энергетики, мы планируем 25%. И должны будем построить столько же крупных блоков, сколько за весь период Советского Союза.

При этом, конечно, самое главное: будем и дальше совершенствовать инвестиционный климат, о конкретных шагах по этому направлению я сегодня говорил даже в своём вступительном слове. И хочу сказать ещё раз: самое главное, конечно, создать условия для притока частных инвестиций, поэтому государственные инвестиции будем прежде всего вкладывать в инфраструктуру и привлекать на этой базе частные инвестиции. Будем постепенно – хочу это подчеркнуть, – постепенно выходить из активов государственных корпораций, которые мы создали не для того, чтобы увеличить государственный сектор в экономике России, а для того, чтобы поднять с колен очень инвестиционно затратные и ивестиционноёмкие отрасли российской экономики, в которые частные инвесторы пока не приходят либо приходят с известной долей опасений. Потому что отдача от этих вложений носит длительный характер – 10–15 лет, я имею в виду судостроение, авиацию, ракетно-космическую технику. Мы создали корпорации, но постепенно, по мере возмужания этих корпораций будем выводить эти активы тоже в рынок. Вот таким образом…

Вопрос: Премьер-министр, мы занимаемся вопросом развивающихся рынков. Президент Медведев сказал, что хочет сделать Москву важным финансовым центром. Что Вы об этом думаете, и какие конкретные меры будут для этого приняты?

В.В.Путин: Вы знаете, мы все родом из Петербурга. В своё время о том, чтобы сделать Петербург финансовым международным центром, говорил ещё бывший мэр этого города господин Собчак (А.А.Собчак – первый мэр Санкт-Петербурга). Это была его красивая, интересная идея, в которую тогда никто не верил. Он умный человек был, очень образованный, и он умел смотреть в будущее: смелый был человек. И сегодня, когда мы говорим о том, чтобы создать в Москве такой финансовый центр, в это уже трудно не поверить, и скажу почему. Во-первых, мы ставим перед собой реалистичные задачи. Мы не думаем, что сегодня-завтра Москва будет таким же финансовым центром, как, скажем, Лондон или какие-то другие центры - в Швейцарии или ещё где-то. Вопрос не в этом. Вопрос в том, что мы становимся этим финансовым центром естественным образом, по крайней мере для наших ближайших соседей.

Я уже говорил, могу повторить ещё раз: процентов 70 нашего торгового оборота в безналичном расчёте между Россией и Белоруссией осуществляется в рублях, и объём расчётов наличными тоже постоянно увеличивается. Именно в рублях. Рублёвая зона расширяется естественным образом. То же самое происходит и в расчётах с Казахстаном. И мы с вами прекрасно понимаем (здесь же все люди из бизнеса или те, которые занимаются экономикой), мы будем наращивать, углублять интеграцию. Естественным образом российская валюта, а она у нас является абсолютно конвертируемой – мы не отказались от конвертации валюты даже в условиях кризиса 2008–2009–2010 годов, хотя нас многие к этому подталкивали... Вы знаете, мы 1 июля 2007 года приняли решение о полной конвертации. Скажем, юань – неконвертируемая полностью валюта, мы с вами знаем, а рубль – полностью конвертируемый. И даже в условиях кризиса, имея в виду отток капитала (он был большим на первом этапе), мы не пошли на то, чтобы ограничить вывоз. Исходили из того, что деловые люди, капитал в широком смысле слова оценят то, что мы даже в трудных условиях не меняем правил игры.

И в целом мы оказались правы, потому что это практически всё восстановилось. Мы даже золотовалютные резервы восстановили. И вот такая последовательная, финансовая, экономическая политика и естественно складывающиеся интеграционные процессы на постсоветском и евразийском пространстве дают нам шансы превратить Москву сначала в региональный, а потом, может быть, и в глобальный финансовый центр. Разумеется, это возможно будет только в том случае, если мы создадим для этого благоприятные условия. Мы над этим работаем, думаем, будем советоваться и с вами, и с другими участниками рынка. Причём мы не делаем здесь разницу между отечественными, нашими инвесторами и коллегами иностранными, мы считаем вас в одном качестве, в одном ряду, будем с вами советоваться и выбирать наилучшие практики.

Вопрос: На форуме мы обсуждали важность привлечения местного капитала в рынок. При этом в своё время все активно поддержали так называемое народное IPO ВТБ. Акционерами этого банка стали более 100 тыс. человек. Под влиянием мирового финансового кризиса стоимость акций сильно упала, несмотря на то, что показатели деятельности ВТБ улучшаются. Считаете ли Вы возможным в условиях этого глобального кризиса принять меры по защите экономических интересов этих миноритариев, инвесторов? И насколько это важно для будущего процесса приватизации в России? Спасибо большое.

В.В.Путин: Лучшим способом защиты инвесторов, миноритарных акционеров является укрепление российской экономики и повышение капитализации тех учреждений, в которые вы вложили свои средства. Как вы совершенно справедливо заметили, результаты деятельности ВТБ улучшаются. ВТБ, как тоже известно, приобрёл Банк Москвы, столкнулся с проблемами экономического характера (я сейчас не буду говорить о какой бы то ни было криминальной составляющей, это дело правоохранительных органов), но экономические проблемы возникли. И вы знаете, что мы предприняли активные действия по защите интересов и самого учреждения, и его акционеров, в том числе и миноритарных.

Я в целом хочу сказать, что если вы нашли когда-то свободные средства и они несколько упали в цене, эти ценные бумаги (в связи, как вы сами это правильно сказали, с мировым экономическим кризисом, к сожалению), – это объективная составляющая этого процесса, на который российские власти почти не имеют никакого влияния. И поэтому я считаю, что я бы лично не стал спешить с тем, чтобы избавляться от этих активов, потому что, имея в виду положительные тенденции в том же ВТБ, есть все шансы полагать, что они прирастут в цене и вы получите прибыль. Но если вы считаете, что по каким-то соображениям вам лучше выйти из этих активов, то мы можем сделать таким образом: я могу поручить руководству банка проработать вопрос об обратном выкупе этих акций у миноритарных акционеров, с тем чтобы вы не понесли никаких убытков. Да, это вообще серьёзная вещь, я хочу, чтобы не только Надя (задавшая вопрос), но и граждане Российской Федерации, которые приобрели эти активы – а это актив, в котором контрольный пакет принадлежит Правительству Российской Федерации, – чтобы граждане знали, что мы будем делать всё для того, чтобы убытков у них не было. Мы готовы будем для этого выделить даже необходимые ресурсы. Андрей Леонидович, сколько примерно это потребует денег?

А.Л.Костин: Владимир Владимирович, у нас есть разные клиенты: есть миноритарные клиенты и есть небольшие клиенты, их много – 115 тыс. Объём небольшой, поэтому если Вы дадите мне для глубокой проработки три дня, я в понедельник доложу все варианты, которые возможны по этому вопросу.

В.В.Путин: Ну примерно сколько стоит?

А.Л.Костин: Выкупить?

В.В.Путин: Да.

А.Л.Костин: Для того чтобы выкупить, скажем, полностью 100–110 тыс. акционеров, нам потребуется порядка 15–18 млрд рублей, где-то так.

В.В.Путин: Понятно. Хорошо. Поработайте, пожалуйста, с коллегами, доложите.

Россия > Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 2 февраля 2012 > № 485146 Владимир Путин


Россия. ЦФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 31 января 2012 > № 483363 Владимир Путин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин, прибывший с рабочей поездкой в Тамбовскую область, посетил детско-юношескую спортивно-адаптивную школу, где занимаются дети и подростки с отклонениями в развитии, а также инвалиды.

Перед тем как пройти в здание школы, Премьер поднялся на склон и понаблюдал за тем, как тренируются спортсмены-горнолыжники. В настоящее время в школе на отделении горнолыжного спорта занимаются 80 человек с нарушением зрения.

Понаблюдав за тренировкой, В.В.Путин прошёл в здание школы, где за чашкой чая пообщался с тренерами и учащимися.

Стенограмма:

В.В.Путин: Ещё раз хочу повторить то, с чего начал, когда на горку поднялся. Откровенно говоря, случайно увидел это в средствах массовой информации – то, как здесь организована работа, и то, какие у вас трудности в продвижении, достижении тех целей, которые вы поставили, помощи ребятам с ограниченными возможностями. Посмотрел, как они катаются – люди, которые почти ничего не видят и даже совсем ничего не видят, катаются на горных лыжах! Честно говоря, по-простому сказать, я обалдел: не видел такого. И ещё стало ясно, что у вас и проблемы есть, и их немало. Поэтому решил к вам заехать посмотреть, как на самом деле у вас всё складывается и поговорить с вами о том, что сделать нужно дополнительно для вашей школы, ну и в целом по стране, чтобы помочь таким энтузиастам, как вы, и таким мужественным ребятам, с которыми вы занимаетесь.

Скоро намечаются, как вы знаете, Олимпийские игры в Лондоне. У нас будут 200 человек выступать – паралимпийцев.

Реплика: Мы эту цель завоевываем.

В.В.Путин: Да, это на 70% больше, чем паралимпийцев, которые выступали у нас в Пекине. На 70%! То есть ребята занимаются очень активно спортом, и если ещё года четыре назад у нас только в 15 регионах Российской Федерации были созданы соответствующие структуры, в которых занимались люди инвалидным спортом, то сейчас в 58 регионах Российской Федерации созданы такие опорные базы. Я знаю, что здесь, в Тамбове, тоже вы создали, создаёте специализированную адаптационную школу.

Реплика: 27 января учредили уже, на днях.

В.В.Путин: Ну да, быстро сориентировались. Хорошо.

Реплика: Виталий Леонтьевич (Мутко) стимул уже создал. Сейчас все школы, которые есть в стране, получают бюджетную субсидию от Правительства Российской Федерации.

В.Л.Мутко: 1 млрд выделили на субсидирование, из них 600 млн – на компенсацию дороги (вызов в сборные), а 400 млн субсидии пошли на школы в регионы. То, что мы Вам хотим доложить по концу года. И, может быть, на следующий год даже эту сумму увеличить, потому что школ будет больше. Сейчас уже таких специализированных школ 15 в стране. Везде отделения…

В.В.Путин: Да-да, я видел. У них там групп уже свыше 250.

В.Л.Мутко: Да-да, отделений уже 250.

Реплика: А всего школ 5,5 тыс. Конечно, 15 и 5,5 тыс. – несопоставимые вещи, поэтому по поручению Виталия Леонтьевича мы в Паралимпийском комитете такой сборник нормативных документов подготовили для того, чтобы территориям было легче выполнять, создавать эти школы.

В.В.Путин: Олег Иванович, а вы руководителей школы прямо зачислили пока в штат?

О.И.Бетин (глава администрации Тамбовской области): Руководители школы у нас в штате. Супруги Олейниковы по договору выполняли свои функции, сейчас, после создания школы, они войдут в штат и будут получать заработную плату. Плюс сейчас ещё определены меры вознаграждения за работу с людьми, которые имеют проблемы со здоровьем.

В.В.Путин: Сколько здесь всего тренеров?

О.И.Бетин: Порядка 20.

В.В.Путин: Нет-нет, вот здесь.

О.И.Бетин: В этом центре работают супруги Олейниковы…

В.В.Путин: Вдвоём?

О.И.Бетин: Они энтузиасты этого дела.

Р.И.Олейникова: Мы всё делали, да.

О.И.Бетин: И сейчас у них первый спортсмен будет участвовать в чемпионате России на тестах, уже заявили, вот мы сегодня обсуждали.

Р.И.Олейникова: Нет, это уже пятый. В Сочи первый.

О.И.Бетин: Да, в Сочи первый.

В.В.Путин: Ну, здорово, вы стали тренером сборной страны, да?

Р.И.Олейникова: Да.

В.В.Путин: Я вообще смотрю, как ребята катаются?

Реплика: Пусть расскажут.

В.В.Путин: Вы на лыжах катаетесь, да?

Р.И.Олейникова: Кандидат в мастера спорта.

В.В.Путин: Как вас зовут?

С.А.Чурилов: Сергей.

В.В.Путин: Как же вам удаётся кататься, будучи человеком, который ничего не видит? На горных лыжах! Я понимаю, ещё можно на беговых бежать вперёд…

С.А.Чурилов: Нет, на беговых я как-то не очень, не моё, а вот горные, особенно если получается… Получаешь непередаваемое ощущение: чувство полёта, это непредсказуемо... А когда я чувствую, что у меня получается, у меня улыбка до ушей после тренировки, и хочется ещё и ещё заниматься.

В.В.Путин: Не страшно, нет?

С.А.Чурилов: Нет. Даже случай был - я ехал и не заметил, как сделал сальто через себя и оказался на пятой точке. Вообще даже не почувствовал ничего, но было здорово.

В.В.Путин: Ну да, но лучше без таких экспериментов.

С.А.Чурилов: Но это же всё тренировки, всё в этом процессе и происходит.

В.В.Путин: А как же это происходит у вас? Я не очень понимаю, как это можно делать.

С.А.Чурилов: На слух, на слух. Вот представляете, лидер едет рядом, впереди меня, и я должен чётко за ним… У меня есть проблема небольшая: у меня нет громкоговорящего передающего устройства, чтобы на спине у человека висел громкоговоритель, и я ехал за ним, чтобы было лучше слышно.

В.В.Путин: А, так вы сейчас…

С.А.Чурилов: На голос чисто.

В.В.Путин: Просто на голос?

Реплика: Лидер просто едет впереди, кричит «да-да-да», и он за ним идёт сразу. Очень тяжело, и лидеру тяжело, и спортсмену тяжело.

Реплика: Лидер боком едет.

С.А.Чурилов: Когда начинаешь разгоняться, я уже его просто теряю из слуха, и я его не слышу.

В.В.Путин: Это естественно, потому что там шумит же всё и лыжи скрипят.

Реплика: Да ветер же просто звук уносит…

В.В.Путин: Конечно, конечно.

Реплика: Да. И ещё передают по радио, кто, с каким результатом прошёл.

С.А.Чурилов: Со стороны слышишь. Когда просто стоишь и кто-нибудь другой едет, вроде слышно далеко, а вот сам едешь – вообще ощущения совсем другие.

В.В.Путин: Нужно быть абсолютно бесстрашным человеком, я считаю.

Реплика: А у нас таких много.

В.В.Путин: Я не представляю, чтобы я закрыл глаза и поехал. Я не поеду.

Реплика: А Вы попробуйте.

В.В.Путин: Меня очень трудно будет заставить это сделать. А не существуют такие специальные переговорные устройства?

Реплика: Существуют мегафоны.

Реплика: На уровне сборной команды Виталий Леонтьевич уже всё это решил. А то, что касается... Вообще чем хороши субсидии, которые сейчас выделяет Минспорта? Мы сможем создавать и центры сбора команд детской спортивной школы в целом по стране, и для нас тогда резерв сборной команды будет значительно больше. Это несложно.

Реплика: Переговорное – это на спине вешается датчик, он говорит и слышно...

В.В.Путин: Потому что нужно же дистанцию с лидером держать ещё. Можно же на него налететь.

Реплика: Это уже лидер должен об этом заботиться.

Реплика: И чувствовать должен, и результат должен показывать. У нас в лыжной гонке и биатлоне лидерами выступают спортсмены не ниже чем мастера спорта международного класса.

В.В.Путин: В биатлоне-то ладно! А это же горные лыжи!

Реплика: Слепые стреляют на звук и выигрывают всё. Сейчас в Ванкувере, в Турине наши же ребята...

В.В.Путин: Нет, послушайте, стрельнуть из положения лёжа или стоя можно даже на слух, но на горных лыжах разогнаться...

Реплика: Можно.

Реплика: Главное – вовремя остановиться.

С.А.Чурилов: В ворота ещё попасть нужно.

В.В.Путин: Так в ворота попасть – вообще не понимаю, как это можно сделать? Как долго вы занимаетесь уже?

С.А.Чурилов: Шесть лет я уже занимаюсь.

В.В.Путин: Здорово! Шесть лет! У вас, я так понимаю, переговорное устройство. Чего ещё здесь не хватает? Я посмотрел, там у вас вроде бы и с ботинками проблема, и с лыжами.

Реплика: И с лыжами, и с ботинками, и с подъёмником.

Реплика: Дали нам в этом году 13 пар лыж и 6 пар ботинок.

В.В.Путин: А сколько нужно?

Реплика: Ну чем больше, тем лучше. Желающих много.

В.В.Путин: Много желающих?

Реплика: Много желающих, да. И опорники приходят, просятся, хотят, но нет возможности, нет условий, чтобы они могли здесь заниматься. Нет элементарно подъёмника.

В.В.Путин: Ну подъёмник мы вам поставим, подъёмник поставим.

Реплика: Хорошо. Освещение ещё.

В.В.Путин: Пока мы шли сюда, в ваше помещение, в офис ваш, так скажем, Виталий Леонтьевич уже сказал: подъёмник поставим. Так что считайте, что этот вопрос решён.

В.Л.Мутко: Мы с Олегом Ивановичем (Бетиным) поговорили сейчас, мы вместе здесь посмотрим проект. Здесь действительно хорошую гору сделаем с подъёмником, метров на 450 трассу, хороший подъёмник…

В.В.Путин: И нужно здесь какое-то помещение.

В.Л.Мутко: Здесь будет сделано: раз уже сделан центр...

О.И.Бетин: Управляющая компания есть, подобрали здесь, в этом здании, помещение.

В.Л.Мутко: Модуль поставим, Олег Иванович.

В.В.Путин: Виталий прав: может быть, модуль поставить?

В.Л.Мутко: Конечно, для них, чтобы у них была раздевалочка, для хранения лыж, маленькая методическая комната и медицинский кабинет. Такой модуль поставим, и всё.

Р.И.Олейникова: Небольшой для тренажёров.

В.Л.Мутко: Да, тренажёрный зал небольшой.

В.В.Путин: Много места не займёт, дети поедут…

О.И.Бетин: Как раз там площадка есть, плато – как раз хорошо, где мы хотели игры зимние проводить. Здесь можно привязать как раз к горе, к высокой точке. Мы привяжем, чтоб подниматься можно было удобно.

В.В.Путин: Людям просто удобно будет здесь заниматься: раздеться можно будет…

С.А.Чурилов: Добираться проблема.

В.В.Путин: А транспорт не ходит городской сюда?

С.А.Чурилов: Здесь транспорт в стороне, постоянно людей надо искать, чтобы кого-то привезти сюда.

В.Л.Мутко: Можно автобус приобрести для центра. Центр начнёт развиваться, конечно, у него будет автобус.

О.И. Бетин: Нет, автобус мы уже приобрели. Его надо будет просто заказывать в эти дни.

В.В. Путин: Какие? Они же каждый день сюда приходят.

О.И.Бетин: Давайте мы сделаем, маршрут там пустим.

В.В.Путин: Конечно, пустить, и всё.

О.И.Бетин: Маршрутную «Газель» пустим, и будет ходить по расписанию.

В.В.Путин: Видите, ещё один вопрос уже решили. Только чтобы ходила.

О.И.Бетин: Конечно. А маршрут – надо дорогу сделать, и там это всё, техника безопасности должна быть.

В.В.Путин: Виталий, как быстро можно модуль поставить?

В.Л.Мутко: Владимир Владимирович, модуль – это три месяца. Просто здесь проектные изыскания и привязка, чтобы Олег Иванович сделал, а мы быстро сделаем потом.

О.И.Бетин: Мы сейчас согласуем эти проекты. Делать земляные работы и отсыпать…

В.Л.Мутко: Здесь просто ещё отсыпать надо.

В.В.Путин: Вы человек опытный, сколько времени потребуется примерно на предпроектные работы?

О.И.Бетин: Предпроектные работы мы за месяц сделаем, ну и два-три месяца стройка.

В.В.Путин: То есть через четыре месяца здесь будет модуль?

О.И.Бетин: К середине года, к июню-июлю должно быть построено.

В.В.Путин: Хорошо. Тогда оборудование нужно просто сейчас оставить…

В.Л.Мутко: У нас первая субсидия пошла – 750 тыс. рублей… Мы начинаем из государственного, федерального бюджета давать субсидии. Сейчас школа получила юридическое лицо, где-то 1,5 млн сразу начнет получать ежемесячно из федерального бюджета. Мы заказываем подготовку членов сборной команды страны по паралимпийскому спорту. На эту субсидию можно покупать и переговорные устройства, и лыжи, и ботинки. Это пошло ежегодное обеспечение из федерального бюджета.

В.В.Путин: Давайте мы им прямо, целенаправленно на подготовку.

В.Л.Мутко: Это на этот центр, это просто я так называю. Это же они получили 750 тыс.

В.В.Путин: Мало, надо еще подбросить, мало им. Если люди хотят сюда ходить, если ограничение только в том, чтобы лишнюю пару лыж купить… Если в бюджете нет, вы скажите, я переговорю с бизнесом – мгновенно, сразу же сделаем.

В.Л.Мутко: Владимир Владимирович, не надо ничего. Я просто Вам хочу сказать, что на самом деле это пример того, что мы на уровне национальной сборной (здесь все ребята – кандидаты в сборную) всё сделаем. Сейчас пошли в регионы, вот у Олега Ивановича школа появилась. Всё это очень здорово, мы здесь сейчас всё сделаем. И если Тамбовская область взялась за инвалидный спорт, мы поддержим, с сегодняшнего дня поддержим.

В.В.Путин: А подъёмник какой там? Двухмодульный?

В.Л.Мутко: Конечно, какой-нибудь небольшой. Сделаем.

Реплика: Двухместный обязательно.

В.В.Путин: Двухместный, конечно, с двух сторон должно быть.

В.Л.Мутко: Мы сделаем это все. И я скажу, Владимир Владимирович, Вы подписали распоряжение: мы с 1 января 2012 года приравняли по выплатам спортсменов и паралимпийцев по чемпионатам Европы.

В.В.Путин: А раньше за чемпионат Европы и мира ничего не получали?

Реплика: Ничего не получали.

В.В.Путин: Теперь с 2012 года паралимпийцы будут получать наравне со спортсменами.

В.Л.Мутко: И стипендию. Пока это небольшие деньги: 3 – Европа, 5 – чемпионат мира. Это доллары имеются в виду, в рублях мы выплачиваем. И стипендию Президента мы индексировали – 32 тыс. стало. И сейчас вот…

Реплика: Владимир Владимирович, Вы помните, ровно 10 лет назад практически в это же время мы проводили государственный совет о повышении роли физической культуры и спорта, формировании здорового образа жизни россиян. И тогда, когда ни одно министерство не могло решить про стипендию, Вы тогда на президиуме дали поручение, мы с министром финансов ночью для госсовета тогда считали эту стипендию. Вот ровно 10 лет – в конце января этого года… И уже эти все программы, которые возродили, – спартакиады по всем видам спорта, в том числе паралимпийские, в том году провели… Вся страна участвовала в этих спартакиадах.

Реплика: В Москве провели.

Реплика: Да. Строятся эти все центры, которые тогда принимали, оздоровительные, все сегодня, самое главное, идут с доступной средой, вот эти новые. Сложнее переоборудовать старые, а с новыми, конечно, полегче. Виталий Леонтьевич в виде субсидий помогает Паралимпийскому комитету уже третий год подряд. Есть возможность выступления наших ребят. Турин… Ванкувер… по зимним видам спорта в Паралимпийских играх мы вообще не проигрываем сейчас…

В.В.Путин: Сережа, а у вас разряд, да?

С.А.Чурилов: Я кандидат в мастера спорта.

В.В.Путин: То есть принимаете участие в соревнованиях?

С.А.Чурилов: Да, на чемпионат России ездил, вот уже 6-й год.

Реплика: Шесть чемпионатов прошёл, в России, спартакиады инвалидов.

С.А.Чурилов: Самое большое, конечно, достижение – 3-е место.

В.В.Путин: Третье место на чемпионате России? В каком году?

С.А.Чурилов: В 2006-м. Самые первые чемпионат открывали.

В.В.Путин: А где?

С.А.Чурилов: В Подмосковье.

В.В.Путин: Вы тоже катаетесь?

Ответ: Мастер спорта, серебряный призёр чемпионата России.

Реплика: Это уже опорники у нас – с нарушением опорно-двигательного аппарата. Мы так зовем – опорники.

В.В.Путин: Да, я понимаю, понимаю. А сколько лет вы занимаетесь?

Ответ: Пять лет.

В.В.Путин: А ребята?

И.В.Мачихин: А мы – лидеры.

В.В.Путин: Лидеры?

И.В.Мачихин: Те самые, которые ведут этих спортсменов.

Реплика: Лидер должен обладать определёнными человеческими качествами, чтобы чувствовать партнёра, потому что нельзя вперёд уехать, тормозить.

В.В.Путин: Это мастерство.

И.В.Мачихин: Мастерство приходит со временем.

В.В.Путин: Сколько тебе лет?

И.В.Мачихин: Мне 16.

В.В.Путин: А как долго занимаешься лыжами?

И.В.Мачихин: С 2010 года, с февраля.

В.В.Путин: Два года, да?

И.В.Мачихин: Да.

Реплика: Это наша смена, мы готовили.

И.В.Мачихин: Уже третий сезон в этом году. Очень интересно. Я очень благодарен нашим тренерам, они вкладывают в нас все свои знания, всю душу. Предложили нам с Максимом продолжить их дело, я согласен.

Реплика: Владимир Владимирович, на них тоже распространяется всё, что Министерство спорта распространило, все стипендии они также получают, премиальные, государственные награды лидеры получают.

В.В.Путин: Послушайте, но это же ответственность ещё какая! За человека с которым ты работаешь.

Реплика: Очень большая.

Р.И.Олейникова: Жизнь.

В.В.Путин: Это здорово, что такие молодые ребята идут и у них есть желание, во-первых, этим заниматься, а во-вторых, мужество, чтобы это делать. Это требует определённого мужества, ответственности за другого человека.

Реплика: Это специальная категория, которою надо тоже готовить. И вот то, что субсидии идут, там тоже предусмотрено повышение квалификации наших спортсменов, тренеров, потому что очень многие из олимпийского спорта приходят. Нам приходится их учить, чтобы они были лидерами в горных лыжах, в лыжных гонках да и в других видах спорта, в лёгкой атлетике.

В.В.Путин: Как часто вы здесь? Каждый день практически?

Р.И.Олейникова: Да, мы-то вообще с ним… Он здесь бывает 24 часа, когда техника строительная работает. Он здесь её охраняет. Мы здесь всё время.

В.В.Путин: С берданкой?

Р.И.Олейникова: Практически да. Вообще, Владимир Владимирович, сложнее, конечно, дело с лидерами обстоит: не знаем, как их заинтересовать, очень сложно их найти…

В.В.Путин: Естественно.

Р.И.Олейникова: Они должны быть особой квалификации, эти ребята. Очень сложно… Нам легче найти инвалида, чем лидера, а этих надо готовить.

В.В.Путин: Я понимаю. Виталий Леонтьевич, мы тогда в Москве ещё вернёмся к этому, надо подумать действительно. И по центрам мы договорились, да? Олег Иванович здесь организует транспорт, во-первых, на дорогу посмотрит, чтобы дорога была нормальная…

О.И.Бетин: Землю, проект согласуем, завезём.

В.В.Путин: А Виталий Леонтьевич сделает проект и поставит модуль соответствующий.

О.И.Бетин: Энергетику, воду туда завезём.

В.В.Путин: И подъёмник. Да и дооборудуем всем, чем нужно, в самое ближайшее время, имеется в виду оборудование, связанное с организацией спорта – лыжи, ботинки, переговорное…

О.И.Бетин: Владимир Владимирович, мы достигли соглашения с «Газпромом». У нас есть усадьба семьи Чичериных, и там на склоне очень хороший рельеф. Мы сейчас такой спортивно-оздоровительный центр для детей, в общем, молодёжи с ограниченными возможностями делаем. Виталию Леонтьевичу мы уже показывали. Согласовали строительство корпуса, затем мы надеемся, что двойку там сделаем – спортзал вместе с бассейном, там есть школа, есть детский дом, и, в общем, такой центр сделаем с «Газпромом». Начинаем строить, согласовали смету. Там для того, чтобы был лыжный спуск и другие виды спорта олимпийские...

В.В.Путин: «Газпром» много внимания и немало средств направляет на спортивные мероприятия.

О.И.Бетин: С министром мы согласовали уже, проект сделали хороший, я Вам покажу потом.

В.В.Путин: Хорошо. Ну что, я хочу пожелать вам успехов, всего доброго.

Реплика: Одну секундочку, Владимир Владимирович.

Реплика: Я живу в Рассказовском районе, очень много времени и сил уходит на то, чтобы добираться на тренировку. Хотя бы на время тренировок комнату в общежитии, чтобы можно было больше времени проводить здесь…

В.В.Путин: Решим этот вопрос. Я сейчас не буду говорить, как. Считайте, что уже решили.

Реплика: Спасибо.

Р.И.Олейникова: Владимир Владимирович, ещё знаете что? Хотела показать. Вот мой супруг разработал такую модель для слепых.

М.И.Олейников: Владимир Владимирович, если разрешите, я покажу, как со слепыми у нас начинались занятия. Сначала, когда мы начинали, они ничего не понимали: как это всё, горные лыжи. Они никогда не видели ни трасс, ни спортсменов, которые спускаются, и пришлось сделать такой макет – макет трассы. Вот так они располагаются, они как бы спускаются вниз по горе. Вот старт, и они сразу так: ворота, ворота, ворота, ещё ворота.

Р.И.Олейникова: Руками щупают.

М.И.Олейников: И ведёшь их. Например, поворот налево. Вот идёт спортсмен, лидер впереди. Лидер ему говорит: «Лево» – это для краткости. Спортсмен начинает левую палку уже выводить вперёд. Потом вот здесь, в этом моменте, следует команда «оп!», он указывает палкой и производит поворот. Так аналогично и вправо. Хотя это для слалома, для специального слалома. А это вот для гиганта (гигантского слалома) и супергиганта. Здесь приходится это уже...

В.В.Путин: Здесь все дисциплины у них есть?

М.И.Олейников: Да, да, все, и скоростной спуск даже есть. Но мы ещё со слепыми в скоростном спуске не участвуем. Мы пока потихоньку освоили в этом году супергигант – это уже было большое достижение.

Р.И.Олейникова: Ну с нашей горой в 50 м, Владимир Владимирович, бесполезно.

М.И.Олейников: Здесь приходится не так, как в слаломе, идти, а здесь приходится какой-то участок преодолевать вертикально, чтобы попасть в ворота, потому что ворота очень далеко, скорость большая. Здесь разгоняйся, лидер находится здесь, даёт команду - и горнолыжник спускается, и здесь поворот производит. Только через такие макеты остальным слепым мы могли объяснить, что от них требуется, иначе… Они просто никогда не видели этого и не могли понимать.

В.В.Путин: Непростое дело.

Реплика: Мы работаем, всё время экспериментируем, и у нас получается.

В.В.Путин: Я вижу, вроде неплохо, и у меня далеко не всегда получается, хотя и катаюсь давно.

Реплика: Можно обратиться с маленькой просьбой? То, что касается сборных команд, спасибо Минспорту, Правительству, всем мы полностью обеспечены. Но, чтобы сохранить конкурентоспособность, а мы сегодня по зимним видам спорта лучшие (и по летним прогрессируем), конечно, необходимо… Просьба помочь нам, субъектам Российской Федерации, чтобы интенсивно создавали спортивные школы. То есть нормативную базу с Минспортом мы всю сделали, но из 5,5 тыс. сегодня только 15-я и 16-я спортивная школа – это, честно говоря… Может быть, будет пополнение резервов… Наши конкуренты тоже растут, нужно пополнение.

В.В.Путин: У нас за последнее время в этом направлении немало сделано. Что нужно дополнительно?

Ответ: Чтобы спортивные школы создавались. Чтобы хотя бы по одной школе было в каждом субъекте Российской Федерации. Хотя бы по одной школе.

В.В.Путин: Что для этого нужно? Просто сориентировать руководителей? Или…

Ответ: Ну как сориентировать… Всё, нормативная база есть. Это всё – функция и компетенция субъектов Российской Федерации.

В.В.Путин: Ладно. С коллегами будем общаться, не забуду про это.

* * *

На выходе из школы В.В.Путин пообщался с ожидавшими его жителями Тамбова. Глава Правительства заверил их в том, что начатые в стране преобразования будут продолжены. Отвечая на вопрос одной из тамбовчанок о том, как будут продвигаться программы благоустройства города, Премьер сообщил, что в этом году регионы дополнительно получат в свои бюджеты около 90 млрд рублей, которые будут направлены в том числе на дорожное строительство и улучшение благоустройства дворов. «Надеюсь, это будут не точечные меры, а постоянная, системная работа», – сказал В.В.Путин.

Россия. ЦФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 31 января 2012 > № 483363 Владимир Путин


Россия. ЦФО > Агропром > premier.gov.ru, 31 января 2012 > № 483362 Владимир Путин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин провёл в Тамбове совещание по развитию животноводства в России.

Стенограмма начала совещания:

В.В.Путин: Уважаемые коллеги, добрый день! Наша встреча сегодня посвящена животноводству, развитию этой отрасли, которая, без всякого преувеличения, является одной из ключевых в агропромышленном комплексе. От её стабильности очень многое зависит: и насыщенность внутреннего рынка, и благополучие десятков тысяч людей, которые трудятся в этой отрасли. Хочу напомнить, что мы обсуждали с вами эту тему около года назад, чуть больше года назад, в Ростове-на-Дону, по-моему. Важно, что даже в тех условиях, достаточно сложных условиях прошлого года, мы говорили в целом о позитивных тенденциях в отрасли. Важно, что они сохраняются и имеют такой устойчивый характер. Достаточно сказать, что мы уже не только практически полностью обеспечили себя мясом птицы (вы об этом хорошо знаете), но и начинаем осваивать даже зарубежные рынки. Очень хорошие показатели и в свиноводстве.

Кстати, назову ещё ряд лидеров по производству мяса всех видов: это Белгородская область, Воронежская, Московская, Ленинградская, Ростовская, Саратовская, Челябинская области, а также Ставрополье, Татарстан, Башкортостан, Краснодарский и Алтайский края. В 2012 году производство скота и птицы на убой ожидается на уровне 11,6 млн т в живом весе, что на 660 тыс. т, или на 6%, больше, чем в 2011 году. А в 2011 году было на 3,7% больше, чем в 2010-м, то есть у нас такая тенденция, тренд, как я сказал, положительный сохраняется.

Всё это, конечно, результат той большой, последовательной работы, которая велась вами прежде всего и теми, кто работает в животноводстве, в последние годы. Конечно, это и результат работы в рамках национального проекта развития АПК: запущены и реализуются специальные отраслевые программы – по мясному и молочному животноводству, птицеводству, свиноводству, развивается и инфраструктура переработки.

Для поддержки товаропроизводителей мы используем меры таможенно-тарифного регулирования, направляем значительные ассигнования из федерального и региональных бюджетов. В результате удалось аккумулировать солидные инвестиционные и кредитные ресурсы. Большая их часть пошла на проекты развития, на создание новых рабочих мест, строительство или модернизацию порядка 3,5 тыс. ферм и других объектов с использованием современных технологических решений. Общая сумма инвестпроектов в отрасли с 2006 по 2011 год составила 576 млрд рублей. Хочу обратить ваше внимание, что при этом на субсидирование процентной ставки мы из федерального бюджета за это время истратили 120 млрд рублей.

Вместе с тем, несмотря на господдержку, одно направление животноводства нуждается в дополнительном внимании, оно остаётся, по сути, проблемным. Это выращивание и переработка мяса крупного рогатого скота, ну и молочное животноводство. Приведу не очень приятные цифры. В целом вы, конечно, и без меня представляете тенденции, но не знаю, все ли знакомы с этими цифрами в обобщённом виде. В 1990 году в России производилось молока 55,7 млн т, а в 2011-м – только 31,7 млн т, то есть у нас за 20 лет в России минус 24 млн т. Понятно, что связано это было в предыдущие годы с большим потоком импорта, в том числе в связи с демпингом по молоку сушёному – порошок этот, конечно, подорвал экономику отрасли на самом деле.

Конечно, нельзя не учитывать и экстремальные погодные условия 2009, и 2010 годов, и последующую за тем нехватку кормов. Но в общем есть совершенно очевидно и системные проблемы, о которых можем и должны мы сегодня тоже поговорить. Вы знаете, что мы из федерального бюджета дополнительно выделили средства – 5 млрд рублей в прошлом году – на те хозяйства, которые сохранили поголовье. Видимо, таких мер недостаточно. Предлагаю сегодня обсудить, что мешает притоку инвестиций в отрасль, как обеспечить большую рентабельность, выгоду такого производства.

Уверен, что у нас есть все возможности насытить рынок собственной продукцией – так же, как происходит с мясом птицы. Единичными, точечными мерами, конечно, проблему не решить. Здесь нужны конкретные системные шаги, в том числе укрепление производственной инфраструктуры, выстраивание эффективной и взаимовыгодной кооперации поставщиков и переработчиков мяса и молока. Особенно это касается средних и малых сельхозпредприятий, фермерских хозяйств. Одним из решений этих задач может быть создание производства полного цикла. Эта практика уже применяется, в рекламе не нуждается. Мы уже имеем достаточно успешных примеров использования такого формата работы, прежде всего в сфере переработки мяса птицы и свинины.

По производству молока таких предприятий мало, и нам следует мотивировать предпринимателей запускать новые линии по глубокой переработке и производству готовой продукции, активнее поддерживать такие инициативы. Это в свою очередь позволит обеспечить привлекательность молочного производства, высокое качество молочной продукции, что, безусловно, сделает наши товары еще более конкурентоспособными и, что важно, ускорит процессы импортозамещения. В настоящее время это одна из ключевых задач развития животноводства.

Но есть и еще один вопрос, который, безусловно, не обойдем сегодня вниманием, – это вступление во Всемирную торговую организацию. Вы знаете, что и ваш покорный слуга постоянно об этом говорил, - я знаю вашу озабоченность в связи с этим. Хочу заметить, что вопрос вступления в ВТО чрезвычайно важен и сейчас. И мне бы сегодня очень хотелось, чтобы мы пообсуждали вот что. Мы окончательно присоединимся где-то летом. До этого времени у нас с вами есть всё для того, чтобы поискать решение тех проблем, которые могут возникнуть после присоединения. А инструменты защиты есть. Нужно просто заранее об этом подумать, договориться. Мы это все понимаем, видим и, безусловно, готовы подставить плечо. Я думаю, что вам понятно в то же время – мы 17 с лишним лет вели переговоры. В целом условия достаточно хорошие. И что касается аграрного производства, без преувеличения могу сказать, – это одни из лучших условий, на которых вообще страны присоединялись к ВТО. Я сейчас об этом поподробнее ещё скажу несколько слов. Да, риски, конечно, всегда есть. Но если взвесить всё, что должна получить экономика и, главное, потребитель, то я думаю, что плюсов всё-таки больше. А как минимизировать риски, повторяю ещё раз, – об этом поговорим.

Государство продолжит поддерживать отечественное сельское хозяйство. В ходе этого переговорного процесса о присоединении к Всемирной торговой организации мы получили определённый резерв для увеличения прямой поддержки товаропроизводителя в ближайшие годы. Вы знаете, что на 2012 год у нас общая поддержка запланирована где-то в долларовом эквиваленте 5,6 млрд, по-моему. Да, 5,6 млрд долларов, 170 млрд рублей. А по условиям, на которых мы присоединились к ВТО, мы можем оказать поддержку в 2012 году и 2013-м на 9 млрд долларов. Понятно, что почти в 2 раза больше, чем мы сами запланировали. Это тоже один из резервов нашей с вами работы. И мы вместе должны будем проанализировать ситуацию по отдельным направлениям, если потребуется, значит, где-то и добавить.

Обращаю внимание: мы сохранили возможности квотирования импорта мяса, а также право вводить специальные антидемпинговые пошлины. Далее. Правила ВТО не ограничивают государственные ассигнования в развитие транспортной, социальной инфраструктуры в сельской местности, создание новых предприятий, субсидирование системы образования и подготовки кадров. И такие программы мы, безусловно, будем продолжать. Я думаю, что вы со мной согласитесь – здесь я бы попросил Виктора Алексеевича Зубкова, министерство вместе с вами посмотреть, особенно на вопросы развития инфраструктуры транспорта. Здесь, в развитии логистики, значительная часть затрат лежит. И если своевременно государство переключит часть поддержки прямого субсидирования на развитие, скажем, транспортной инфраструктуры и другой логистики, это может быть существенной, реальной экономической поддержкой.

Далее. Членство в ВТО создаёт лучшие условия для привлечения в отрасль инвестиций – это уже очевидный факт. И прежде всего в переработку, в пищевую промышленность, для выхода с нашей продукцией и на внешние рынки, для защиты наших производителей от недобросовестной конкуренции внутри страны, здесь, да и за границей прежде всего. Понятно, что, попав в ВТО, нам не только расслабляться не стоит, но нужно знать, учитывать все тонкости членства ВТО. И повторяю ещё раз: у нас есть время над этим подумать, тем более что мы сейчас разрабатываем государственную программу развития сельского хозяйства на 2013–2020 годы, и здесь нужно будет все эти подводные камни заранее предусмотреть, учесть и иметь в виду.

В заключение хотел бы сказать ещё несколько слов о начинающейся в скором времени посевной кампании. Мы об этом много раз говорили в Правительстве, с губернаторами обсуждали этот вопрос, и знаю, что сельхозпроизводители постоянно ставят этот вопрос. Когда мы встречаемся с ними, в том числе и с вами – с теми, кто этим занимается, ставится вопрос о скидках на горюче-смазочные материалы при проведении весенних полевых работ. Хочу вас проинформировать, мы работу с нашими нефтяными компаниями закончили, договорились с ними: скидка будет. Она составит 30% от цены ГСМ, сложившейся в каждом конкретном регионе страны на декабрь 2011 года, за декабрь 2011 года, причём скидка будет рассчитываться не от розничной цены, а от опта, то есть будет за литр бензина и за литр дизельки чуть больше 16 рублей – почти в 2 раза меньше розничной цены, которая сейчас применяется, на сегодняшний день.

В этой связи хотел бы сказать слова благодарности руководству наших основных нефтяных компаний. Это в значительной степени их добрая воля, проявление социальной ответственности людей, которые в этой сфере работают. Мы с вами понимаем, насколько это важно для сельского хозяйства, а значит, и для обеспечения граждан России продовольствием отечественного производства. Я в этой связи хотел бы добавить, что по сравнению с прошлым годом объём поставки льготного топлива будет увеличен на 10%. Надеюсь, что этого будет достаточно для всех сельхозпроизводителей. В этой связи ещё одно замечание. В прошлом году за счёт этой льготы в сельском хозяйстве, если считать субсидии, осталось 18,5 млрд рублей. В этом году только за I полугодие будет 12,2 млрд, только за I полугодие. Что касается II полугодия – это отдельная, другая песня, позднее к этому вернёмся. Всё. Давайте перейдём к работе. Слово – Виктору Алексеевичу Зубкову.

Да, когда я говорил про нефтяников, мы всё-таки не должны забывать: понятно, что это другая сфера деятельности, не сельское хозяйство, но они идут навстречу, притом что общая фискальная нагрузка на нефтяную отрасль у нас в стране – более 80%, имея в виду и налогообложение, и вывозные таможенные пошлины, и так далее. То есть они и так в принципе загружены фискально, но тем не менее проявляют такое чувство ответственности. Ещё раз хочу сказать им спасибо.

Пожалуйста, Виктор Алексеевич (обращаясь к В.А.Зубкову).

В.А.Зубков: Спасибо, Владимир Владимирович. Уважаемые коллеги, я думаю, это хорошая новость не только для растениеводов, которые уже в конце февраля по многим регионам начнут полевые работы. Сегодня это известие как раз вовремя, своевременное, для вас – тех, кто занимается реальным животноводством, потому что это и зерно, которое может быть дешевле, и корма, которые также важно иметь для того, чтобы развивать наше животноводство.

Сегодня животноводство – это важнейшее направление агропромышленного комплекса, которое по сути определяет уровень и темпы его развития. Здесь формируется значительный уровень добавленной стоимости, создаются новые рабочие места, в том числе и в таких отраслях, как пищевая промышленность, переработки и так далее.

Важно, что позитивные изменения, о которых говорил Владимир Владимирович, реально отражаются на прилавках наших магазинов. Мы видим большое разнообразие отечественной качественной продукции. Я посмотрел статистику за последние шесть лет: надо сказать, что несколько лет назад в Москве было менее половины отечественного продовольствия. Сегодня – более 70%. Такие результаты достигнуты благодаря, конечно, значительному росту инвестиционной активности в животноводстве. Ключевую роль здесь сыграли система стимулов и мер государственной поддержки, которые созданы Правительством Российской Федерации за последние годы. Кроме того, мы активно защищаем наш внутренний рынок с помощью мер таможенно-тарифного регулирования. Мы будем и далее их использовать в рамках условий, определённых при вступлении России в ВТО. Но я хочу поддержать Владимира Владимировича, что мы должны сейчас, до 1 июля ещё раз внимательно по всем позициям рассмотреть все те риски, которые имеют место.

Одним из основных инструментов ускоренного развития животноводства, конечно, стала реализуемая Правительством с 2008 года государственная программа развития АПК. В результате нашей стране удалось серьёзно снизить зависимость от импорта мяса. За шесть лет прирост объёма производства составил более 3 млн т. Наибольший рост отмечен в свиноводстве, птицеводстве, здесь поголовье приросло в 1,5 и 2 раза, а, соответственно, и объёмы производства мяса также возросли. Только за 2011 год прирост мяса птицы составил 320 тыс. т, у нас таких никогда не было темпов. А свинины – более 100 тыс. т, и это после двух лет действительно жесточайшей засухи. Я много лет работал в сельском хозяйстве, и думаю, что даже в советские времена, если бы вот так два года потрясло с такой засухой, то выходить из этой ситуации было бы очень сложно. И таких темпов, как мы получили в 2011 году, я думаю, вряд ли можно было бы достичь. Работает рынок, работают те механизмы, которые были включены Правительством в эти годы: конечно, были своевременные решения Правительства по дополнительной государственной поддержке в последние годы.

Ещё раз, если вернуться к засухе. Смотрите, мы из нашего интервенционного фонда выделяли зерно на корм столько, сколько попросили в каждом регионе. И даже многие стали отказываться. Но мы-то выделяли не по той цене, которая была на рынке – 9 рублей за 1 кг, а мы-то выделяли практически в 2 раза дешевле. И конечно, это сыграло на то, что у нас не только не упали объёмы производства, – и продовольственная инфляция у нас за 2011 год получилась 4,2%, самая низкая за все последние 20 лет.

В итоге самообеспеченность по продукции животноводства достигла 73%. Душевое потребление отечественного мяса возросло за эти годы на четверть, но всё равно оно пока низкое – 58 кг. Этого явно недостаточно. Резервы есть. Например, по мясу птицы есть все возможности в ближайшее время увеличить среднедушевое потребление с 25 до 30, а в перспективе – до 35 кг.

Это как раз то, что сегодня потребляет Европа, цифры буквально реальные. Этому будет способствовать в том числе расширение...

В.В.Путин: Вот они столько мяса потребляют, а потом борются с ожирением. Деньги тратят.

В.А.Зубков: Европа-то не так, это Америка. Это диетическое мясо, Владимир Владимирович.

Я про индейку хочу сказать. Помимо Ростова-на-Дону запустим высокотехнологические проекты и в Ставрополье, Калуге, других городах. Учитывая, что Доктриной продовольственной безопасности страны целевой показатель по мясной продукции установлен на уровне 85%, в ближайшие годы мы должны сохранить положительную динамику. Принимаются меры по наращиванию объёма производства говядины – это наиболее высокозатратное, капиталоёмкое направление с длительными сроками окупаемости.

Здесь есть примеры. Я хочу сказать, что в Брянской области при поддержке со стороны государства (это Внешэкономбанк, здесь присутствует руководитель этого банка) реализуется крупнейший в Европе проект по производству говядины. Владимир Владимирович, я думаю, Вам надо обязательно побывать, посмотреть «Мираторг», вот этот проект. Я скажу, такого у нас вообще никогда не было в России. Это такой перспективный, большой, современнейший проект, который, я скажу, я думаю, что такого проекта нигде и нет сегодня – ни в Европе... 40 тыс. т мяса говядины – это прекрасный пример того, что в России действительно можно иметь новый облик, то есть мы эту отрасль не просто развиваем – мы её начинаем развивать с самых современных проектных решений.

Какие основные риски связаны с вступлением России в ВТО, Вы уже говорили. Они, конечно, в первую очередь касаются птицеводства и свиноводства и в определённой степени производства говядины. С учётом высокой инвестиционной составляющей в структуре себестоимости отечественного животноводства наши производители пока не в полной мере готовы конкурировать на открытом рынке без соответствующей поддержки.

Вот свиноводство взять. Сегодня в свиноводстве пока только треть комплексов – это эффективные высокотехнологичные хозяйства. Треть! 15% имеют среднюю эффективность и почти половина – это, к сожалению, пока у нас ещё хозяйства, которые в зоне риска находятся. И, конечно, если к нам, предположим, резко хлынет продукция свиноводства, то вот эта половина, конечно, будет терпеть издержки и надо будет нам помогать. Мы имеем сейчас на 2012 год 6 млрд рублей, и эту сумму на три года мы для свиноводов зарезервировали по 6 млрд рублей на 2012–2013–2014 годы, но нам надо здесь ещё искать такие подходы, чтобы наша отрасль не пострадала. Ведь мы за последние годы вложили в развитие свиноводства более 200 млрд рублей. Кстати, аналогичные инвестиции – до 300 млрд. рублей – запланированы и на ближайшую перспективу. Мы в Правительстве регулярно обсуждаем вопросы, связанные с рисками для этих инвестиций, ищем подходы, чтобы их минимизировать.

Мясо птицы. По сравнению со свининой и говядиной мясо птицы становится экономически наиболее привлекательным продуктом и потребления, и сырьём для переработки. Да и это в общем-то общемировая тенденция. Ставим перед собой задачу обеспечить расширение каналов его сбыта.

Серьёзным стимулом может стать адресная поддержка поставки отечественного мяса птицы в системе детского питания и сети социальных учреждений. Владимир Владимирович, нам, может быть, даже повезло, что мы сейчас нашей отечественной продукцией ещё пока не насытили свои рынки, поэтому нам надо увеличивать не только производство, нам надо увеличивать потребление. Надо посмотреть, действительно, на те нормы, которые сегодня реально существуют в питании, в детском питании – в школах, детских садах, в сети социальных учреждений (больниц и так далее), тем более что государственная поддержка этого направления входит в меры так называемой зелёной корзины, разрешена правилами ВТО.

Нам надо посмотреть нормы: скорее всего, их надо несколько увеличить. Тем самым мы можем направлять, поставлять напрямую в эти учреждения продукцию птицеводства и, может быть, мясо говядины. А найти такие подходы можно при разработке проекта федерального закона «О федеральной контрактной системе». Надо нам посмотреть с точки зрения поддержки поставки отечественной продукции, чтобы туда не шла импортная продукция. Как нам это сделать? Я думаю, что здесь, может быть, такие поручения дать нашим министерствам и ведомствам, чтобы мы могли увеличить не только нормы потребления в этих социальных учреждениях, но и чтобы там не было импортной продукции, а была бы отечественная продукция. Для защиты рынка высококачественной говядины в условиях ВТО Минсельхозу необходимо в кратчайшие сроки подготовить законодательную основу – национальный стандарт на этот вид мяса. Пока у нас нет стандарта, нам могут ввезти под видом высококачественной говядины совсем не то, что это на самом деле из себя представляет. Я думаю, что такая работа – национальный стандарт, – это то, что нам надо необходимо срочно делать.

В целом для решения задач по защите российских производителей при вступлении в ВТО мы должны сформировать новую систему стимулов животноводства как на федеральном, так и региональном уровнях. Ключевое направление этой работы – активизация межрегионального взаимодействия и удовлетворения имеющегося внутреннего спроса за счёт отечественного продовольствия. Есть регионы, Вы уже назвали их, которые полностью себя обеспечивают мясом собственного производства, имеют излишки, поставляют в другие регионы. Не буду называть, Вы называли эти регионы. В других регионах зачастую объёмы производства продукции серьёзно отстают от уровня потребления. У нас есть регионы, которые по сути ничего не производят: по 20 тыс. т мяса производят. Это крупные регионы, то есть они вынуждены или завозить по импорту, чтобы кормить своё население, или из других регионов. А мы знаем, насколько сейчас дороги все перевозки, особенно железнодорожные. Потом это удорожает продукцию – это цены в магазинах совсем другие, поэтому нам, конечно, необходимо очень серьёзно поработать с этими регионами, где объёмы производства крайне малы и недостаточны, и эту работу необходимо наладить на системной основе.

Каждый регион должен сформировать свою чёткую программу по обеспечению региональных нужд в отечественном продовольствии. Мы дали такое поручение, до 1 июля эта работа должна быть закончена. Кроме того, такое предложение есть, может быть, его тоже обсудить сегодня: на предприятия пищевой промышленности, которые работают на импортном сырье, не должны распространяться меры государственной поддержки, включая субсидии из федерального и региональных бюджетов, льготные тарифы и другие преференции. Что получается? Если действительно так случится, что, может быть, более дешёвая какая-то продукция пойдёт на наши рынки и на те же мясоперерабатывающие предприятия, то наше право… Мы же так не делаем с техникой иностранного производства, которую мы не субсидируем за счёт субсидий, которые мы направляем. Мы же субсидируем только отечественную технику. Мы такое решение принимали, и оно было абсолютно правильным. В качестве дополнительных мер поддержки наших производителей мы рассматриваем развитие образовательных услуг, стимулирование кооперации малых форм хозяйствования, повышение уровня ветеринарной защиты внутреннего рынка. Это последнее направление имеет особое значение с учётом необходимости пресечения импорта в Россию некачественной продукции. На границе таможенное и ветеринарное администрирование должно быть ужесточено, мне кажется. Там должны меры приниматься своевременно и вовремя. Сохранение достигнутого уровня развития отечественного животноводства – в этих целях.

В новой госпрограмме, которая начнет действовать 1 января 2013 года, мы не просто сохранили, а постарались усилить основные направления развития животноводства. Я полагаю, что их реализация позволит снизить риски для отечественного животноводства при вступлении в ВТО. Хотел ещё раз поблагодарить за решение о продлении скидки на топливо. Действительно, это сегодня крайне важно. Я думаю, что селяне, которые слышали это, этому будут рады. Спасибо за внимание.

* * *

Заключительное слово В.В.Путина:

По поводу чувствительного вопроса, который так или иначе сегодня многократно звучал, – это ВТО. Вы знаете, у нас, к сожалению, администрирование такое, что на самом деле, если по-честному сказать, не так уж много эффективных инструментов было защиты даже до сих пор. Ну вот смотрите, что у нас происходило по молоку по тому же: вот оно как сократилось. Почему? А потому что завозили сухое молоко. А почему? А потому что существуют огромные дырки через ту же Белоруссию, через другие…

Вот, допустим, буйволятину завозили под видом говядины, мясо из Юго-Восточной Азии завозили под видом европейского продукта и так далее. То есть, если по-честному, у нас достаточно на низком уровне, к сожалению, находилось администрирование, в том числе и таможенное администрирование. В современном мире таких дырок очень много.

Я очень надеюсь, что сам факт присоединения к ВТО нам многие вещи, как ни странно, поможет в более современном, цивилизованном режиме решать. Только нам нужно видеть эти угрозы и своевременно их купировать, мы можем с вами это сделать.

Я хочу вас поблагодарить и за результаты работы по прошлому году, и в надежде на то, что отрасль будет самым активным образом развиваться. И точно могу вам гарантировать, что мы будем продолжать её поддерживать. Спасибо.

Россия. ЦФО > Агропром > premier.gov.ru, 31 января 2012 > № 483362 Владимир Путин


Россия > Образование, наука > premier.gov.ru, 30 января 2012 > № 482693 Владимир Путин

В.В.Путин провёл на Тихвинском вагоностроительном заводе заседание Правительственной комиссии по высоким технологиям и инновациям.

Вступительное слово В.В.Путина:

Добрый день, уважаемые коллеги!

Мы сегодня собрались здесь для того, чтобы провести первую в этом году Правительственную комиссию по высоким технологиям и инновациям. И собрались здесь не случайно – на Тихвинском вагоностроительном заводе. Это новое предприятие, построенное по принципам green field, то есть практически с нуля. Не знаю, вы смогли уже с ним познакомиться, я вот походил, посмотрел: производит очень хорошее впечатление, действительно.

Как мы выяснили, это крупная подобная стройка в нашей стране за последние 25 лет и одна из крупнейших строек, может быть, даже самая большая стройка подобного рода в Европе. И, конечно, дело не только в масштабах, дело и в качестве: новейшее оборудование практически со всего мира, самое высококонкурентоспособное. Именно такие высокотехнологичные проекты шаг за шагом и должны менять структуру нашей экономики. Они формируют качество занятости, создают эффективные, интересные рабочие места для инженеров, для квалифицированных рабочих. Открытие современного предприятия здесь, в Тихвине, – это очень хороший пример взаимодействия, объединения ресурсов частного бизнеса, государства, наших институтов развития.

Этот проект финансировали три финансовых учреждения: два из них – это Внешэкономбанк и наш Банк развития, который мы создали с Казахстаном, и «Номос-Банк» ещё, да, третий. Более половины выдали, по сути, два государственных финансовых учреждения: один международный, но с нашим контрольным участием, второй – чисто наш институт развития, Внешэкономбанк. Здесь мы видим решение и экономических, и социальных задач, очень хороший пример.

И в этой связи отмечу то, как принимаются решения по привлечению кадров. Наверно, видели тоже новые дома, современные, здесь и строительство квартир, строительство домов жилых – это решение самого острого вопроса, квартирного, жилищного. Гибкие ипотечные схемы привлекли тоже хорошие финансовые учреждения: на 30 лет дают ипотечный кредит (на 30 лет!), 10,5% годовых, возможность привлечения, использования материнского капитала, других источников финансирования. Вообще, вполне реализуемые проекты обеспечения жильём.

Я сегодня предлагаю поговорить о том, как нам шире и с большей отдачей использовать такие механизмы для создания новой российской экономики. Вызовы XXI века хорошо известны – это постоянно обостряющаяся конкуренция как раз за людей, за идеи, за умные инвестиции и технологии, которые формируют новые высокотехнологичные, а потому и хорошо оплачиваемые рабочие места, значит, и задают современные стандарты жизни.

Вот, кстати, здесь тоже выше среднего по стране заработная плата. Поговорил с людьми, которые работают, – с работниками предприятия. Во всяком случае, у тех, с кем я разговаривал, у всех высшее образование, на станках работают. Должен сознаться, что я бы, конечно, не смог управлять таким станком, ну, наверное, смог бы, если бы получил специальную подготовку, но это требует специальной подготовки. Люди не только местные, вот приезжают из других регионов: работа интересная.

Как я уже говорил и мы с вами это хорошо знаем, идёт достаточно большая конкуренция не только между регионами России за подобные проекты и за подобных людей, людей с таким уровнем и компетенцией, но и на международной арене идёт именно такая конкуренция. Фактически эта конкуренция – за будущее. И здесь выигрывают государства, создающие лучшие, наиболее привлекательные условия для рождения идей, самореализации специалистов, для привлечения капитала. Мы должны сделать так, чтобы именно в России открывались новые предприятия и качественные рабочие места, чтобы именно у нас был самый короткий путь от самой идеи, от бизнес-идеи и новаций, до конечной продукции и до рынка.

К сожалению, мы это тоже с вами хорошо знаем, это пока применительно к нашей стране далеко не так: вот этот цикл у нас пока очень длинный. Нужно сделать так, чтобы бизнес, готовый к инновациям, развитию, чувствовал поддержку со стороны государства. Это действительно формула ответственного государственного мышления. Напомню, что в прошлом году Правительство утвердило стратегию инновационного развития России до 2020 года. В этом документе обозначены амбициозные, но при этом абсолютно реалистичные ориентиры, адекватные и запросам нашего общества, и требованиям национальной конкурентоспособности. За предстоящие 10 лет доля инновационной продукции в промышленном производстве России должна вырасти с нынешних 4,5–5% до 25–30%. Расходы на НИР и НИОКР к 2020 году также должны практически в 2 раза увеличиваться – до 2,5–3%. Сейчас это, к сожалению, 1,16%. Предстоит как глубоко модернизировать, так и создать новые отрасли. Технологическое перевооружение должно стать не точечной, а массовой практикой, по сути, моделью развития. Кроме того, России необходимо существенно расширить своё присутствие и на мировых рынках высокотехнологичной продукции. Для достижения этих целей мы намерены увеличить финансирование науки, наших исследовательских и университетских центров, усилить поддержку инновационного бизнеса и прорывных проектов. И главное – в экономике надо формировать долгосрочный, устойчивый спрос на инновации, и здесь важнейшую роль должны сыграть компании с госучастием.

Я обращаю внимание: не подменять собой частный бизнес, а выступить именно катализатором инновационных процессов, особенно там, где этот процесс связан с известными повышенными рисками, за счёт масштабных вложений в НИОКР, производство и закупку современных товаров, услуг на внутреннем рынке. Именно поэтому было принято решение подготовить и утвердить специальные программы инновационного развития для всех крупнейших компаний с госучастием. Мы сегодня посмотрим, как эта работа продвигается. Отмечу, что средства здесь концентрируются значительные: так, в этом году компании с госучастием направят на свои инновационные программы порядка 950 млрд рублей, а в следующем, 2013 году, внутренний спрос на инновацию только за счёт государственных компаний возрастёт до 1,5 трлн рублей.

На что просил бы обратить внимание, уважаемые коллеги. Первое – программы инновационного развития госкомпаний должны быть увязаны с их инвестиционными проектами и финансовыми планами, глубоко интегрированы в бизнес-стратегию. Нужно, конечно же, не осваивать средства на инновации, а делать так, чтобы финансовые ресурсы реально работали на повышение конкурентоспособности нашей экономики, наших отраслей экономики и отдельных компаний.

Второе – считаю, что следует жёстко привязать оплату труда руководителей компании и ведущих менеджеров с достижением ключевых показателей инновационного развития.

Третье – сами эти показатели должны быть предельно конкретными и содержательными, отражать сущностные изменения в работе компании.

И наконец, предлагаю расширить список предприятий с госучастием, которые обязаны разрабатывать программы инновационного развития. Я прошу Минэкономразвития сформулировать свои предложения по этим вопросам и в целом подумать над повышением эффективности инновационных программ компаний с госучастием. Это в полной мере относится и к ещё одному новому механизму частно-государственного партнёрства, который мы сейчас внедряем. Речь – о так называемых технологических платформах. Их всего 28 – да? – по-моему, у нас. Такой формат позволяет сконцентрировать ресурсы государства, науки, образования и бизнеса вокруг прорывных проектов как раз в тех секторах экономики, которые во многом будут определять новый мировой технологический уклад. Имею в виду медицину, биотехнологии, энергетику, космическую промышленность, ядерные, информационно-коммуникационные технологии. Я прошу все крупнейшие компании с госучастием подключиться к этой работе, создать индивидуальные планы по участию в деятельности технологических платформ по приоритетным для компаний направлениям технологического развития.

И ещё один пункт нашей повестки. Напомню, что в рамках съезда «Деловой России» Внешэкономбанк, Минэкономразвития, «Деловая Россия» и Агентство стратегических инициатив подписали соглашение о поддержке крупных территориально-промышленных кластеров. Считаю, что такой механизм комплексного развития территорий следует активно использовать и развивать, опираясь, конечно, и на мировой, и на наш собственный опыт, уже имеющийся. Например, в Томской области такой кластер действует на базе особой экономической зоны технико-внедренческого типа. В свою очередь Росатом развивает кластерные проекты в Ульяновской области и Красноярском крае.

Очевидна общая заинтересованность регионов, муниципалитетов, производственного бизнеса в реализации проектов подобного рода. Субъекты Федерации, местное самоуправление получают дополнительные налоговые поступления, создаются новые рабочие места, расшиваются многие социальные проблемы. В свою очередь предприниматель чувствует реальную поддержку на этапе старта, снижает свои риски и издержки на пути от бизнес-идей до открытия производства. Нам нужны согласованные, универсальные подходы к созданию территориально-производственных кластеров с чётким обозначением сфер ответственности всех участников этого процесса. Нужно ясно понимать, кто будет вкладывать в строительство транспортной, энергетической, жилищной инфраструктуры, как привлечь к реализации кластерных проектов институты развития, компании с госучастием, минимизировать риски для выполнения НИОКР и НИР. В этой связи прошу Минэкономразвития оперативно подготовить перечень пилотных проектов развития территориальных кластеров и представить на рассмотрение в Правительство Российской Федерации. При этом хотел бы, чтобы были сразу установлены чёткие критерии их работы и индикаторы эффективности. Это всё, что я хотел бы сказать вначале.

Кто у нас, Клепач будет, да? Андрей Николаевич, пожалуйста, прошу вас.

А.Н.Клепач (заместитель министра экономического развития Российской Федерации): Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые члены комиссии! Действительно, получается три таких новых звена поддержки инновационного технологического развития, которые начали формироваться с прошлого года. То, что Владимир Владимирович выделил, – это первое: программа инновационного развития, второе – технологические платформы и третий подход, который только сейчас начинает разворачиваться, – это кластеры, в том числе инновационной направленности.

Коротко, у вас есть презентация, доклад. По программам инновационного развития: что мы ждём от них? Владимир Владимирович уже сказал, я бы здесь может быть выделили ещё несколько моментов. Промышленные компании (а там не только промышленные компании), которые участвуют, то есть разработали эти программы, – это практически треть промышленного производства России. Но если мы посмотрим на научный потенциал, то есть расходы на НИОКР, – это почти половина всех НИОКР, которые у нас осуществляются, даже с учётом того, что тратится на фундаменталку. Причём их программы, которые были одобрены, обеспечивают почти 60% (даже больше) прироста расходов на НИОКР за эти годы. И уже за три года, то есть 2011–2013 год, по сути дела компании запланировали удвоение расходов на научные и опытно-конструкторские разработки. Что это должно дать? Если мы посмотрим на параметры роста производительности труда, энергоэффективности, то они примерно вдвое выше по этим компаниям, чем в целом по экономике, поэтому это действительно очень важный локомотив качественного и эффективного роста.

Коротко о проблемах. Владимир Владимирович уже выделил то, что программы, так как они сейчас представлены, на самом деле плохо согласованы и со стратегиями компаний. Причём у большинства компаний долгосрочных стратегий как таковых нет, и с финансовыми планами: финансовые планы на один год, а программа инновационного развития, где тоже есть финансовые намерения компаний и требования или определённые намерения, что получить от государства, – в основном на пять, а то и на восемь-девять лет. Понятно, что здесь нужно, во-первых, очень серьёзно перестраивать корпоративное управление, то есть формировать стратегии, долгосрочные финансовые планы. Во-вторых, уже ведомствам учесть эти программы и состыковать их с теми разрабатываемыми сейчас государственными программами, а также внести необходимые поправки в проекты федеральных целевых программ, чтобы у нас действительно здесь был согласованный процесс. При этом, может быть, по опыту наших коллег из Казахстана, у них существует такая жёсткая вертикаль: стратегические планы, которые принимают в Казахстане и государство, и ведомства, доводятся до крупнейших компаний. И ключевые требования качественного роста, количественного роста включаются и в стратегические планы компаний. У нас пока такой связки нет. Что касается предварительных результатов выполнения этих программ в 2011 году, полную картину мы будем иметь в мае. Но сейчас можно что сказать? Что примерно порядка 90% расходов на развитие – это и капитальные расходы, и НИОКР в 2011 году от того, что планировалось, осуществлены. Но картина крайне неоднородная по компаниям. И есть целый круг компаний, где выполнение планов 50–60%. И в первую очередь это те компании, которые сильно зависят от государственного финансирования – по оборонке и по др.

Фактически 60% расходов на НИОКР, которые идут через планы компаний, – это тоже государственные деньги, поэтому здесь эта болевая точка согласованности с государственными программами очень важна. Еще одна проблема, которая напрямую выходит на технологические платформы. Из 47 компаний примерно 37 участвует в технологических платформах. 9 из них являются одними из координаторов. Но при этом что мы видим, исходя из анализа программ? Что целый ряд технологических направлений становится существенным барьером для развития. Вы можете обратить внимание на 6-й слайд. Здесь выделено три технологических направления, которые и эксперты, и компании отмечают как одни из достаточно серьёзных и узких мест: это композитные материалы, моделирование и проектирование сложных систем и топливные элементы. На самом деле многие компании ведут здесь разработки. Государство тратит достаточно большие деньги. Если мы возьмем композиты, то там примерно в год по всем направлениям – и оборонным, и необоронным – у нас идет от 8 млрд до 10 млрд государственных, и от 7 млрд до 10 млрд частных денег. Но результаты пока не соответствуют тому, что у нас было записано и в планах по развитию оборонной промышленности, и по научной. Поэтому здесь фактически первый вопрос даже – это не деньги, а это координация усилий. И чтобы её осуществить мы вместе с Минобрнауки, Минпромом и другими ведомствами пытаемся выстроить такую программу согласования на уровне государственной программы по науке и технологиям, которую Минобрнауки формирует.

Я напомню, в 2013 году завершается нынешняя действующая ФЦП. Даже стоит вообще ноль государственного финансирования. И поэтому сейчас Минобрнауки в проекте своей государственной программы формирует ключевые технологические направления такого задельного плана, в том числе и по композитам, медицинским технологиям, программному обеспечению. С другой стороны, дальше вот вместе с Минпромом нужно посмотреть, как эти задельные работы разворачиваются уже в конкретные технологии прикладного плана и как это стыкуется с тем, что делают компании. Возможно, что нам здесь надо будет сделать и некоторые дорожные карты, чтобы обеспечить действительно тесное взаимодействие, допустим, по тем же композитам, где порядка четырёх-пяти игроков, но разобщённость существует достаточно сильная. Поэтому главная задача здесь – сконцентрировать и ресурсы, и силы, и денежные ресурсы, и тогда действительно можно обеспечить прорыв в этих технологиях, от которых зависит наша и технологическая конкурентоспособность, и научный потенциал.

По технологическим платформам (потому что вы видите, что эти технологические направления, которые здесь выделены, все стыкуются с целым рядом технологических платформ) можно открыть восьмой слайд. Значит, у нас сейчас, как Вы правильно сказали, 28 платформ. Ещё внесены в Правительство проекты двух платформ – это платформа по текстильным материалам и легкой промышленности, платформа по как раз управлению сложными системами. И как бы на подходе (она рассмотрена была рабочей группой) – платформа по зелёному автомобилю. Ещё в очереди, наверное, порядка 10. Мы сейчас стараемся не расширять как бы поляну, а в первую очередь сосредоточиться на поддержке и развитии тех платформ, которые уже приняты. И здесь очень большая организационная работа, которую ведут в первую очередь координаторы самих платформ с участием и рабочей группы, и правительственных ведомств. Сегодня, я так понимаю, будет презентация платформы по медицине будущего Людмилы Михайловны Огородовой (Л.М.Огородова – председатель технологической платформы «Медицина будущего»). Это одна из тех платформ, которая, мы считаем, наиболее продвинута, и здесь уже есть хорошее взаимодействие и с Минздравсоцразвития, и с Минобрнаукой. Это действительно не только здоровье людей, но это огромный технологический рывок для всей нашей экономики и для здравоохранения. При этом что бы мы выделили? Это работа достаточно тяжёлая и организационная, требующая больших, в том числе и финансовых, затрат. Поэтому одно из предложений нашего министерства, и фактически это коллективная позиция рабочей группы, – надо предусмотреть определённую субсидию для разработки стратегических планов, то есть что исследовать, как организовать это взаимодействие. Наша оценка потребности – где-то порядка 300 млн рублей для разработки от 10 до 20 платформ, поддержки их работы в течение года. Эти деньги можно включить в проект государственной программы по развитию науки и технологии. Таким образом, мы действительно сможем обеспечить качество этих планов, и, по сути дела, это тоже софинансирование тех усилий, которые участники этих платформ осуществляют. Если платформа это, по сути дела, частно-государственное партнёрство вокруг определённого технологического направления и пучка технологий, в том числе имеющих выход на инновации, на рынок, то территориально-производственные кластеры – это уже такая территориальная организация, но тоже нацеленная и на технологическое развитие, имеющая инновационный выход. Сейчас те проекты, которые в рабочем порядке начала рассматривать рабочая группа и которые вносят нам и регионы, они, по сути дела, делятся на две группы. Это кластеры, я бы сказал, базирующиеся на том или ином городе, где есть достаточно чёткая специализация и есть сильная материнская компания. Это в первую очередь кластеры «Росатома» или «Роскосмоса». Например, Железногорск, где есть и горно-химический атомный комбинат, и космическое производство – «Решетнёв» (ОАО «ИСС» имени академика М.Ф.Решетнёва). И есть проекты кластеров более распределённого типа, как Нижнекамский нефтехимический или Тольятти–Самара вокруг автомобилестроения и авиакосмических проектов, здесь намного более сложная организация.

Мы сейчас работаем с этими проектами. И здесь что в первую очередь я бы выделил? Опять же ключевой вопрос – это организация. Отсюда проекты кластеров предполагают: первое – что там есть действительно не просто исторически сложившееся взаимодействие, а есть научный и технологический потенциал мирового уровня, который нам действительно позволит сделать в ближайшие годы серьезный рывок. Во-вторых, есть программы, которые они смогли подготовить: как программа якорного, базисного производства, так и программа диверсификации, потому что особенно это актуально для «Росатома». Для ЗАТО (закрытые административно-территориальные образования), нужно создавать и более широкую поляну деятельности. В-третьих, это программа развития самого города, самой инфраструктуры. Потому что если при советской власти и в старые времена ЗАТО или такого рода кластеры обеспечивали более высокий стандарт жизни, который соответствовал мировым и тем инновационным разработкам, которые там осуществлялись – и в академгородке, и в том же Железногорске (Красноярск-66) или Сарове, – то сейчас в программах компаний денег на развитие города, инфраструктуры фактически нет. Экономика становится более жёсткой.

Тем не менее нам нужно иметь инструменты и механизмы для того, чтобы люди, которые там живут, действительно имели очень высокий стандарт и жизни, и самореализации. Причём сейчас трудно сказать, сколько нынешние проекты охватывают, но приблизительно это примерно 1,4 млн человек, если не больше, то есть это огромнейшая часть не просто населения, а населения, которое является интеллектуальной элитой России. Один из инструментов для этого, который мы предлагаем, – это рассмотреть возможность таких субсидий на развитие, которые бы обеспечивали и прописывали, какие стандарты жизни и реализации проектов там могут быть сделаны. Это можно встроить в те механизмы субсидий, которые сейчас есть по выравниванию бюджетной обеспеченности. Предварительная оценка – порядка 5 млрд рублей.

Плюс мы смотрим и прорабатываем вариант использования и распространения такого рода кластера льгот и преференций, которые есть для «Сколково». Эти предложения мы вместе с другими ведомствами и Минфином должны будем подготовить в ближайшее время. Поэтому на самом деле получается, что это соединение программ компаний, технологических платформ, кластеров – это не только экономический и технологический проект, но это и социальный проект. Потому что он действительно позволит для определённой, инженерной, научной элиты России обеспечить стандарты жизни, которые сопоставимы с тем, что есть за рубежом. И позволит действительно работать на благо России здесь, внутри. Спасибо, у меня всё.

* * *

А.А.Фурсенко: Спасибо. Я, во-первых, хотел поддержать то, что говорил Андрей Николаевич, что все доклады были ориентированы на то, что необходимы новые инструменты поддержки стратегических проектов. У нас сегодня бюджетный проект скроен так, что реально у нас максимальный диапазон – это в общем три года, и даже если у нас есть более длинные прогнозы, то всё-таки в основном финансирование на три года. А по тем проектам, которые мы сегодня рассматривали (то, что говорил Сергей Владиленович Кириенко, последние медицинские проекты), там требуется горизонт более широкий. Поэтому первая вещь, которую я бы хотел сказать, – это то, что крайне важно, чтобы у нас появлялись новые инструменты – инструменты, которые позволяли бы финансировать стратегические проекты на более длительный срок.

Вторая вещь, которая мне кажется тоже очень важной, – у нас сегодня в проекте есть вопрос мониторинга. Мы видим, что действительно существенно увеличиваются вложения компаний в поддержку науки. У нас только за этот год вложения собственными деньгами увеличились вдвое (с 2010-го на 2011 год). У нас свои деньги компании вложили около 2 млрд в 2010 году, в 2011 году – более 4 млрд. Но очень важно, чтобы у нас был постоянный мониторинг, чтобы мы видели, как это происходит с разных сторон, потому что мы сейчас, например, анализируем, каким образом происходит эта совместная работа со стороны вузов и со стороны компаний, и у нас не всегда цифры сходятся. Поэтому просто просьба – у нас сейчас есть в проекте предложение по новому мониторингу, чтобы какие-то оперативные данные поступали не раз в год и только через исполнителя, а чтобы они, может быть, в специальном электронном мониторинге по основным параметрам поступали более часто, чтобы мы могли оперативно отслеживать те изменения, которые необходимы для того, чтобы более активно работа происходила.

И третья вещь – это вопрос, который поднимала Людмила Михайловна, вопрос по поводу координации. Очень важно, чтобы эти работы происходили не только через ведомства, которые отвечают за то или иное направление. Сейчас накоплен положительный опыт – это рабочая группа при нашей комиссии, которая поддерживает и программы инновационного развития, и технологические платформы. Она возглавляется, координируется Министерством экономического развития, мы принимаем участие, Минпромторг. Наверное, очень важно, чтобы именно на базе этой группы по тем проектам, которые являются сегодня прорывными, работа продолжалась, велась, чтобы они были межведомственные. Вот это коротко, что я хотел бы сказать.

* * *

Заключительное слово В.В.Путина:

Я не буду ещё раз возвращаться к важности вопроса, который мы сегодня обсуждаем. Это генеральный путь развития нашей экономики. Понятно, и комментариев никаких здесь не нужно. Я хотел бы – поскольку здесь упоминалась уже статья, которая сегодня вышла, по развитию российской экономики, – сказать, что это и моё собственное представление о том, как она должна развиваться, это и представление тех людей, с которыми мне посчастливилось работать в предыдущие годы. Причём это разные люди с несколько разными подходами. Генерально одно и то же, конечно, направление развития, но есть вкусовые, я бы сказал, вещи. Тем не менее в конечном итоге то, что я в окончательном виде делал и правил, полностью отражает мои собственные представления о том, что мы должны делать и куда должны двигаться. О некоторых вещах мы ещё с вами поговорим поподробнее наверняка в том или другом формате. Но направление развития, о котором мы сегодня говорили, инновационное развитие – это, безусловно, является одним из генеральных направлений нашего развития и нашего будущего. В этом наше будущее, конечно. Я хочу вас всех поблагодарить за работу и выразить надежду, что все, о чём мы договариваемся, будет исполняться. Спасибо вам большое.

Россия > Образование, наука > premier.gov.ru, 30 января 2012 > № 482693 Владимир Путин


Россия. СФО > Нефть, газ, уголь > premier.gov.ru, 24 января 2012 > № 481792 Владимир Путин

В.В.Путин провёл в г. Кемерово совещание «Об итогах реструктуризации и перспективах развития угольной промышленности».

По итогам совещания глава Правительства подписал Долгосрочную программу развития угольной промышленности России до 2030 года.

Вступительное слово В.В.Путина:

Добрый день, уважаемые коллеги, друзья!

У нас сегодня важная встреча, которая касается развития угольной отрасли в стране. Нам предстоит обсудить перспективы развития одной из базовых отраслей отечественного топливно-энергетического комплекса – угольной отрасли. Мы уже одобрили генеральные схемы развития газовой и нефтяной промышленности, размещения объектов электроэнергетики, запустили программу комплексного освоения углеводородов Ямала и севера Красноярского края, реализуем Восточную газовую программу. Сегодня, как я сказал, мы рассмотрим ещё один ключевой вопрос, ещё один стратегический документ – долгосрочную программу развития угольной промышленности России до 2030 года. По итогам совещания мы должны утвердить доработанную программу. Первый этап её реализации рассчитан на период до 2015 года, второй – до 2020 и третий – до 2030 года. Общий объём финансирования программы – 3,7 трлн рублей, 251,8 млрд рублей – это бюджетные средства.

Общая динамика экономики, уважаемые коллеги, рост эффективности угледобывающих предприятий – а это я с удовлетворением отмечаю – позволяют нам верстать вот такие масштабные планы, намечать задачи, связанные с выходом на новые рынки, освоением перспективных месторождений, глубокой переработкой угля. Хочу напомнить, что ещё не так давно, в 1990-е годы, некоторые деятели у нас в стране предлагали поставить на этой отрасли крест (вы наверняка это хорошо помните), считали её абсолютно бесперспективной. Собственно говоря, у нас почему-то время от времени всегда возникают такие вопросы: то угольную отрасль объявят бесперспективной, то наше машиностроение, автомобилестроение объявят бесперспективным, всё закрыть нам и самим в тайгу податься за грибами и ягодами. Очевидно, отрасль не только стала уверенно набирать обороты, но и выдержала испытания мировым финансовым и экономическим кризисом. Здесь свою роль сыграла и поддержка государства, и, я с удовлетворением это хочу отметить, ответственная позиция бизнеса.

Для справки: по итогам 2011 года в Кузбассе было добыто более 192 млн т – это на четверть выше рекордных показателей советского периода. В 1988 году был пик добычи в Кузбассе – 153 млн т, а в прошлом году 192 млн т.

В общей сложности в 2011 году в России было добыто, или, как горняки говорят, до́быто, – да? – 336 млн т угля. В целом угольная промышленность России показала в прошлом году хорошие результаты. Прибыль компаний возросла более чем в 1,5 раза и составила порядка 122 млрд рублей.

Крепкая финансовая база позволяет больше вкладывать в развитие, модернизацию, обустройство новых месторождений, техническое перевооружение действующих предприятий. Всё это даёт отдачу – формируется современная, конкурентоспособная отрасль. Так, за последние пять лет производительность труда – и это тоже очень хороший показатель, просто нельзя не порадоваться – в угольной промышленности увеличилась почти на 30%.

Отдельно скажу о программе реструктуризации угольной промышленности. Она сыграла важнейшую роль в решении социальных проблем людей, в обеспечении жильём, решении экологических вопросов. Эту работу обязательно нужно продолжать и будем продолжать: в текущем году выделим ещё более 5 млрд рублей. Средства в том числе пойдут на переселение шахтёрских семей, а также на обеспечение бесплатным так называемым пайковым углём для бытовых нужд всех, кто имеет право на его получение. Прошу и собственников угольных предприятий, профсоюзы не снижать внимания к социальным проблемам.

В полной мере это относится и к вопросам безопасности труда. Трагедия на «Распадской» стала серьёзным уроком для нас всех. После этого был принят целый ряд системных решений, направленных на укрепление безопасности.

Я сейчас с вдовами шахтёров встречался, хочу поблагодарить собственников, акционеров «Распадской», профсоюзы, региональные власти за внимательное отношение к людям. Не осталось ни одного вопроса, который мы обещали решить, всё решено. Спасибо.

В целом сформирован на сегодняшний день целый набор административных и экономических рычагов, обязывающих работодателя строго соблюдать требования безопасности, вкладывать инвестиции в охрану труда. Мы закрепили это на нормативном уровне.

Кардинально изменены и принципы оплаты труда горняков, и здесь также акцент сделан именно на безопасность труда, чтобы жизнь и здоровье горняка не приносились в жертву объёмам добычи во что бы то ни стало. Теперь, как вы знаете, доход шахтёра не менее чем на 70% состоит из гарантированной зарплаты, а остальные 30% формируются за счёт выработки. Отмечу, что по итогам 2011 года средняя заработная плата по угольной отрасли возросла почти на 20% и составила порядка 32 тыс. рублей в месяц, и это самый большой прирост зарплат в производственном секторе.

Обращая на это внимание, хочу сказать, что и акционеры угольных предприятий, и соответствующие власти, и профсоюзы находят здесь согласованные решения, которые приводят к таким позитивным производственным и социальным последствиям. И, что особенно приятно (сегодня у нас много поводов обратить внимание на позитивное развитие), при увеличении добычи, при увеличении производительности труда снижается уровень производственного травматизма. Это объективные данные статистики.

Тема безопасности – важнейшая, поэтому мы приняли решение уже в 2012 году напрямую направить из федерального бюджета ещё порядка 500 млн рублей на финансирование НИОКР как раз в этой сфере. Средства пойдут на разработку и внедрение современных средств индивидуальной защиты и спасения горняков, а также на создание комплексных систем управления безопасностью шахт.

Теперь о перспективных планах. По оценкам экспертов, в ближайшие десятилетия спрос на уголь будет увеличиваться, причём как внутри России, так и на глобальных рынках, что особенно важно. Наша угольная промышленность, смежные отрасли, транспортная инфраструктура должны быть готовы этот спрос удовлетворить. Мы должны не только сохранить, но и существенно расширить свои позиции, в том числе и на перспективных рынках Азиатско-Тихоокеанского региона.

Нам нужно чётко понимать, где и сколько мы планируем добыть угля, как будем выстраивать внутреннюю и экспортную логистику, включая железнодорожные маршруты, портовые терминалы, как развивать мощности машиностроения для выпуска современного оборудования.

Что бы хотел в этой связи выделить отдельно? Первое – нужно рачительно подойти к освоению сырьевой базы как уже существующих, так и новых месторождений. Речь идёт и о традиционных центрах добычи – Кузбасс, Восточный Донбасс, Воркута, и о перспективных площадках в Туве и Якутии.

Второе – надо серьёзно ускорить внедрение новых, наиболее современных технологий добычи, переработки и обогащения угля. Одним словом, всё, что приносит существенную добавленную стоимость. Значит, повышать доходность предприятий можно будет, создавать новые рабочие места.

Третье – чтобы угольная индустрия отвечала самым лучшим мировым стандартам, потребуются квалифицированные кадры и научные разработки. Это совместная задача государства и бизнеса. Я уже сказал, что мы приняли решение дополнительные деньги вложить в НИОКРы по безопасности.

Четвёртое – нужно снять все существующие инфраструктурные ограничения для развития отрасли. Прежде всего это касается узких мест на железнодорожном транспорте, в портовом хозяйстве, чтобы не возникало уже набивших оскомину проблем с предоставлением вагонов, с пробками на железнодорожных линиях и в портах. Из-за проблем с вывозом продукции на ряде разрезов запасы на складах уже сегодня почти в 3 раза превышают все нормативы. Понятно, что если так будет дальше продолжаться, так и чего добывать? Надо будет заниматься вывозом просто добытого угля.

Важнейшим вопросом сегодня является не только создание новых дорог, но и повышение интенсивности использования существующей железнодорожной инфраструктуры с применением передовых мировых технологий и опыта. Необходимо сделать приоритетным обеспечение роста объёмов перевозок за счёт коренной модернизации существующих железнодорожных линий, обратив внимание на следующее:

- необходимость увеличения массы и количества вагонов в подвижном составе;

- создание и внедрение технологий, позволяющих увеличивать частоту движения поездов, в том числе с использованием новейших технологий, отечественных прежде всего, я имею в виду ГЛОНАСС;

- увеличение скорости и сокращение сроков доставки грузов;

- сокращение простоя вагонов под погрузо-разгрузочными операциями;

- рациональное распределение грузо- и пассажиропотоков между различными видами транспорта.

Необходимо реализовать ряд проектов по развитию железных дорог на Северо-Западе страны, на Южном и Дальневосточном направлениях. Кроме того, в целях координации работы и обеспечения баланса интересов участников рынка железнодорожных перевозок необходимо создать саморегулируемую организацию, аналогичную «Совету рынка», который действует в сфере электроэнергетики.

Считаю, что нужно ещё раз посмотреть транспортную стратегию и внести необходимые коррективы уже сейчас. Эта проблема сдерживает реализацию наших планов по освоению природных ресурсов, развитию и созданию новых индустриальных центров.

И, конечно, нужно в полной мере использовать такие механизмы привлечения инвестиций в инфраструктуру, как государственно-частное партнёрство. Надо объединять усилия и ресурсы добывающих компаний, переработчиков, железнодорожных перевозчиков, тем более что угольные предприятия готовы вкладывать средства в транспортные проекты. Проекты развития железнодорожной инфраструктуры являются высокозатратными и часто не имеют внутренней окупаемости, но они создают условия для роста других отраслей народного хозяйства, создания новых производственных мощностей и рабочих мест, а также существенных дополнительных доходов для бюджетов всех уровней. Считаю, что эти доходы могут быть направлены на софинансирование тех инфраструктурных проектов, о которых мы сейчас говорим.

Значительным резервом для финансирования развития железнодорожной инфраструктуры может также стать размещение средств накопительной части пенсионных сбережений, находящихся под управлением Внешэкономбанка, в долгосрочные инфраструктурные облигации. Я прошу Министерство экономического развития, Минфин России, Минтранс, Минздравсоцразвития проработать этот вопрос и вынести его на рассмотрение. Рассчитываю, что сегодня будет сделан очень важный шаг. Речь идёт о подписании соглашения между 24 крупнейшими грузоотправителями из различных отраслей промышленности, формирующими более 80% всех железнодорожных грузов, а также РАО «РЖД» и Внешэкономбанком. По сути, соглашение является новым механизмом обеспечения интересов как грузоотправителей, так и транспортников в целях решения главной задачи – социально-экономического развития региона и страны в целом. При этом долгосрочные обязательства грузоотправителей увязаны с обязательствами железнодорожников по модернизации необходимой инфраструктуры, в том числе при инвестиционной поддержке государственных институтов развития.

Мы рассчитываем, уважаемые коллеги… Мы ожидаем здесь успеха. Сегодня вырабатывается комплекс мер, который должен нам позволить к 2030 году на 100 млн т увеличить добычу, то есть мы с вами должны выйти на общий уровень ежегодной добычи 430 млн т. Сегодня 330 млн т, должны нарастить ещё сотню, как это и предусмотрено долгосрочной программой развития угольной отрасли.

Я хочу поблагодарить всех участников этого совещания за большую работу, которая была проделана на этапе подготовки. Отмечу, что принятие долгосрочной программы развития угольной промышленности шло с серьёзным торможением, к сожалению, в том числе и потому, что до сих пор не утверждены государственные программы, являющиеся механизмами их реализации. Очень важно, чтобы все мероприятия программы и поручения сегодняшнего совещания были выполнены, несмотря на текущий политический календарь и возможные предстоящие ротации. Я обращаю внимание: для ряда руководителей это принципиальный вопрос, и прошу спланировать вашу работу таким образом, чтобы все поручения были выполнены до 1 мая текущего года. И в дальнейшем будем самым внимательным образом следить за тем, что происходит в этой сфере.

Мы сейчас в режиме видеоконференции обсудим эти вопросы с коллегами. Но перед тем как мы это сделаем, хочу вот что сказать. Хочу обратить внимание, что у нас значительная часть подвижного состава находится уже в частных руках. Я очень рассчитываю на то, что частные перевозчики, акционеры образуемых компаний будут в тесном контакте решать вопросы, которые мы сегодня обсуждаем, с РАО «РЖД», имея в виду, что диспетчирование остаётся в руках РАО «РЖД». Потребности в подвижном составе испытывает не только РАО «РЖД», а грузоотправители. Здесь нужна слаженная, чёткая работа всех звеньев цепи. Всех звеньев! Прошу на это обратить пристальное внимание. Понятно, что особенно после последних мероприятий, связанных с приватизацией грузовой компании, были вложены немалые деньги. И, естественно, кто эти деньги вкладывает, рассчитывает на то, что они будут эффективно использованы, на прибыль рассчитывает, – всё понятно, и это так и должно быть… Но я призываю всех – и РАО «РЖД», и собственников этих компаний – друг с другом работать, работать в тесном контакте и находить приемлемые для всех решения.

* * *

Заключительное слово В.В.Путина:

Уважаемые коллеги, что бы я хотел сказать в завершение. Я сейчас подписал эту долгосрочную программу, вот она, посмотрел ещё раз на неё внимательно. Это, конечно, очень большая работа: реально добиться согласования такого большого количества позиций с таким большим количеством участников этого процесса непросто. Я хотел бы поблагодарить всех, кто работал, особенно в последнее время. Я знаю, что эта работа шла тяжело, и много интересов, часто разнонаправленных интересов… Тем не менее вам удалось договориться. Вы знаете, это говорит о чувстве ответственности, о растущем нашем общем профессионализме, о готовности находить компромиссы в интересах развития отрасли, регионов России, да и всей страны. Сейчас предстоит ещё подписание этого соглашения между всеми участниками, их тут 24, да?

И.И.Сечин: Мы не всех привезли, Владимир Владимирович. Только угольщики здесь будут.

В.В.Путин: Нет, сколько там всего подписантов?

И.И.Сечин: Всего около 30.

В.В.Путин: Да, около 30. Процесс сложный, когда вдвоём, втроём собираешься, трудно договориться, а когда около 30 – это вообще кажется запредельным и невозможным, а вы это сделали. Спасибо вам большое. Хочу пожелать вам удачи. Благодарю вас.

* * *

По итогам совещания в присутствии В.В.Путина представители ОАО «Российские железные дороги», Внешэкономбанка и крупнейшие грузоотправители подписали соглашение о привлечении инвестиций в инфраструктуру.

* * *

Перед подписанием глава Правительства осмотрел выставку, посвящённую в основном обеспечению безопасности работ в угольных шахтах. Премьеру также продемонстрировали уникальную российскую разработку – систему ГОРНАСС, позволяющую обеспечить связь с шахтёрами и спасателями как при проведении горных работ, так и при чрезвычайных ситуациях.

Россия. СФО > Нефть, газ, уголь > premier.gov.ru, 24 января 2012 > № 481792 Владимир Путин


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 23 января 2012 > № 481793 Владимир Путин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин, прибывший с рабочей поездкой в Ставропольский край, принял участие в Форуме народов Юга России.

Вступительное слово В.В.Путина:

У нас у одной из участниц день рождения сегодня, и я от вашего, нашего имени поздравлю её и желаю всего самого доброго!

Дорогие друзья, добрый день! Прежде всего хочу вас поблагодарить за возможность выступить перед вами – перед столь представительной и разнообразной аудиторией, очень интересной аудиторией. Вы представляете различные общественные организации, то есть то, что и называется гражданским обществом; хорошо знаете настроения людей; знаете, чем люди живут, чем дышат, что называется, как они себя чувствуют, их социальное самочувствие. Рассчитываю, что сегодня у нас будет интересная и живая дискуссия.

Испокон веков в южных регионах нашей страны жили смелые, мужественные, сильные духом народы, люди – представители этих народов. У каждого из них свой язык, своя культура, неповторимые традиции, замечательные, интересные очень обычаи, но одна общая, большая Родина – Россия и одна многовековая, очень противоречивая, правда, но великая общая история. А её уроки, уроки этой истории, говорят об одном – о смертельной опасности любых межнациональных, межэтнических, гражданских конфликтов, о том, какие глубокие раны оставляют несправедливость и взаимная вражда. Юг России в полной мере испил чашу ужасов гражданской войны в своё время, депортации, терроризма. Когда нас стравливали, разъединяли, сеяли семена розни, Россия становилась и беспомощной, и зависимой, и уязвимой.

Сохраняя память о прошлом, о его уроках, нам важно восстановить правду, знать эту правду и беречь единство народов России, а значит, и единство национального самосознания как основы жизни народа и развития самого государства. Когда мы вместе, когда чувствовали себя единым народом, Россия всегда преодолевала всякие трудности и всякие смуты, побеждала врагов, отстаивала свою свободу и независимость. Это было и в XVII веке – не применительно к этой территории, не применительно к Кавказу, но всё-таки применительно к Поволжью. В 1612 году, вы знаете, в Поволжье люди самых разных национальностей и вероисповеданий встали на защиту единого государства. Так было в 1812 году, в 1941–1945 годах. На фронтах Великой Отечественной войны сражались и погибали сыны и дочери всех народов Советского Союза.

Один из самых впечатляющих примеров стойкости духа, самопожертвования – это легендарная оборона Брестской крепости. Её бессмертный гарнизон состоял из людей самых разных национальностей, в том числе и рождённых здесь, на юге России, – в Чечне, Ингушетии, других регионах России.

И, конечно, мы всегда будем помнить тех, кто в 1990-е годы (совсем недавно) защитил мир на Северном Кавказе, боролся за целостность нашего государства. Террористы получили тогда сокрушительный отпор, и им не помогли никакие ни подачки из-за границы, ни инструкции, ни идеологическая подпитка, ни одурачивание наших граждан. Всё это оказалось бессмысленным перед героизмом, мужеством, мудростью народов России.

Всех, кто не хотел быть рабом, кто не хочет быть рабом, не заставишь никогда, не поставишь на колени. Мы и народы юга России не захотели жить ни в атмосфере страха, насилия, ни в нищете, ни в изоляции. Помню, какую роль сыграл дагестанский народ в эти годы и в Цумадинском районе, и в Ботлихе, какую роль он сыграл в отражении международного терроризма и ваххабизма. Люди без всякого подталкивания извне, из федерального центра, без всяких указаний – я хочу подчеркнуть, даже без оружия на самом деле – встали на защиту своего собственного дома, своей малой родины и всей России. Среди тех, кто отдал свои жизни в борьбе с терроризмом, – и военнослужащие российской армии, и мирные жители, и ополченцы, казачество, духовные, общественные деятели, представители духовенства. Все они представители самых разных национальностей и вероисповеданий. И скажу вам откровенно: любые попытки разжечь межнациональную и межрелигиозную рознь – это предательство их памяти, предательство со стороны тех, кто осмеливается и сегодня паразитировать на национальной теме, провоцировать сепаратистские или националистические настроения. А цели у деятелей разных мастей понятны, они не имеют ничего общего ни с реальным решением межэтнических проблем, ни с развитием России, ни с интересами граждан нашей страны.

Уважаемые друзья! Мы с вами должны говорить о тех вопросах, которые действительно волнуют наше общество, и тема межнациональных отношений – одна из них, одна из наиболее чувствительных, острых и важных. Проблем здесь много, они возникают не на пустом месте. Очень часто первопричиной межнациональной напряжённости являются – да не очень часто, а прежде всего – неравномерное экономическое развитие различных российских территорий, а затем и массовая миграция, а затем и недееспособность подчас местных властей и правоохранительных органов соблюдать порядок, коррупция, бедность и отсутствие социальных перспектив, чувство несправедливости и незащищённости.

Межэтнические противоречия конфликтов вспыхивают с особой силой там, где возникает управленческий и правовой вакуум, где чиновники, правоохранительные системы игнорируют или не защищают законы, зачастую небескорыстно создают преференции отдельным лицам или общинам, или вообще самоустраняются от решения острых вопросов, непонятным образом отпускают лиц, совершивших тяжкие преступления, либо покрывают вызывающее, хамское поведение, нарушение общественного порядка. Такие ситуации вызывают оправданное раздражение и возмущение, дискредитируют всю власть. Граждане чувствуют, что добиться правды и справедливости невозможно, люди просто не верят в то, что их могут защитить.

И, конечно, коррупция, клановость, сращивание чиновников и правоохранительных органов с криминалитетом – это беда не только юга России, к сожалению, не только Северного Кавказа, но и значительной части российских территорий, унизительная для нашей страны и для достоинства наших людей. Мы должны искоренить фундаментальные причины, порождающие коррупцию. И, конечно, мы должны обеспечить неотвратимость наказания за любое коррупционное деяние. Со своей стороны будем и дальше совершенствовать работу правоохранительных органов, судов, органов власти всех уровней. Общественные и правозащитные организации, средства массовой информации должны реагировать на каждый известный им факт мздоимства, на каждую попытку использовать своё служебное положение или нажиться на людях. Ваш голос, позиция гражданского общества – важнейшая составляющая эффективности наших совместных усилий в борьбе с коррупцией.

Дорогие друзья!

Каждый человек, живущий в нашей стране, не должен забывать о своей вере, о своей этнической принадлежности. Но он должен прежде всего быть гражданином великой страны – России. Единство в многообразии – залог силы и успеха, мощи нашего государства, его авторитета на международной арене. Наш общий, я хочу это подчеркнуть, общий великий поэт Расул Гамзатов говорил: «Я исходил и всегда исхожу из сознания – нас всех поставила на ноги одна земля, нам всем хорошо будет только тогда, когда мы вместе». И поэт великий, и слова великие, замечательные.

Спасибо вам за внимание.

Начнём работать. Я так понимаю, что у нас сегодня намечается свободный разговор на тему, которая предложена. Но, собственно говоря, мы можем поговорить по любым проблемам, которые вас интересуют и волнуют на юге страны. Мы договорились сделать таким образом, что сначала выступят коллеги, которые здесь присутствуют, ну и мы можем сразу начать в форме живого общения.

* * *

Комментарии В.В.Путина к выступлениям участников форума и его ответы на вопросы:

О межэтнических отношениях

Что касается вот этих межэтнических отношений, о которых вы сказали, вот это действительно было. В то время (советское) мы ничего этого не замечали. Я думаю, что подавляющее большинство тех, кто в этом зале находится сейчас, со мной согласятся. Я вообще, откровенно говоря, в тот период времени вообще не знаю ни одного межэтнического конфликта. Просто ничего подобного не происходило!

Я родился и вырос в Ленинграде, как вы знаете. Но у нас вообще не было, мы даже, честно говоря, по национальностям друг друга не знали, хотя это была многонациональная такая среда, в которой я рос и воспитывался. Нам было безразлично – может быть ещё, не знаю, может быть, потому, что это крупный порт, Ленинград, Петербург и там всё это намешано так. Но мне представляется, что в целом по стране было примерно так. Я во всяком случае это ощущаю.

Все проблемы у нас межэтнического и межрелигиозного характера возникли позже, уже в 1990-е годы: в связи с распадом Союза всё это началось. Но целью нашей сегодняшней встречи не является анализ, откуда взялось это обострение. Но факт это очевидный, причём я не думаю, что такое межэтническое, межрелигиозное согласие было основано исключительно в результате репрессивных действий государства, нет. Там всё-таки органы власти хоть и идеологизировали всю работу, но всё-таки занимались и воспитанием.

Я, по-моему, в статье («Россия: национальный вопрос» в «Независимой газете») об этом говорю и в публичных выступлениях тоже всегда об этом говорил, но нужно искать проблемы и в нас самих ещё. Нужно посмотреть. Вы же упомянули об образовании, о культуре. И я думаю, что это то, на что мы должны сегодня обратить внимание. Я повторяю ещё раз: в советские времена вся эта работа была излишне идеологизирована, но всё-таки она проводилась и в образовательных учреждениях, и в семьях, и в культурных учреждениях. Многое было посвящено тому, чтобы сохранить межэтническое равновесие и межконфессиональный мир. Очень многое было нацелено на это. А сейчас этим, к сожалению, – я должен эту критику обратить и в свой адрес, – к сожалению, государственные органы, в том числе и на федеральном уровне, мало, а на региональном почти ничего не делают, а если делают, только для галки. Эта работа требует очень острого и точного инструментария, может быть, более тонкого, чем тот, который даже сегодня применяют хирурги. Это начало нашей дискуссии.

О русском языке и культурном многообразии народов России

Спасибо большое вам и тем коллегам из общественных организаций республик, республиканских, которые поддерживают идею развития русского языка, русской литературы, культуры как такого скрепляющего цивилизационного ядра. В этой связи на что бы я хотел обратить внимание, тем более что мы находимся здесь, в Ставропольском крае? Я ведь много езжу по стране, нечасто, к сожалению, встречаюсь с представителями интеллигенции в различных республиках, что печально. У нас все меньше и меньше издается художественных произведений на языках малых народов России. Вот это культурное многообразие, которым мы так гордимся и о котором так часто говорим, оно может быть утрачено, если мы не воссоздадим вот эту систему поддержки культур и языков народов Российской Федерации. Здесь нужно вкладывать средства просто. В советское время это было, регулярно издавались, это было очень престижно, переводились эти произведения на русский язык. И тогда была и связка между языками и культурами и литературами народов России и русским языком, она будет более мощной, потому что будет выход на многомиллионную территорию. На это мы, конечно, тоже должны будем обратить внимание.

…Достоевский говорил о либералах, которые чувствуют себя ущербными. Это ущербные люди, они стесняются того, что они русские, или того, что они там дагестанцы, карачаевцы. Это люди, которые стесняются сами себя.

Реплика: Но они очень агрессивные.

В.В.Путин: Они агрессивные именно поэтому, потому что они ущербные.

О ценностях и ориентирах ислама

Теперь по поводу девочек, которые приходят закутанные. Вы знаете, я сейчас вспомнил. Я в своё время был инициатором того, чтобы Россия стала ассоциированным членом организации «Исламская конференция». Это была моя инициатива. Я переговорил с коллегами, и они очень активно поддержали, на удивление. Практически все страны этой организации, а это очень авторитетная организация в исламском мире, поддержали, и Россия сегодня является наблюдателем при этой организации.

Я участвовал в одном из саммитов этой организации, и мне запомнилось выступление одного из тогдашних лидеров. Это, по-моему, был Махатхир – премьер-министр Малайзии. И он прямо в зал (раз в 30 больше, чем этот, представляете, весь исламский мир представлен), вот он вышел на трибуну и говорит, обращаясь к залу: что мы делаем, зачем мы подавляем наших женщин, зачем мы их одеваем в чадру и не даём возможности получить им образование, мы убиваем сами себя, дело дошло до того, что мы вынуждены закупать оружие у наших врагов. Я потом, правда, когда выступал, им сказал: зачем у врагов, покупайте у нас, мы – друзья. Но это факт, это я своими ушами все слышал. Потом я с ним разговаривал. Это убеждение.

Понимаете, у нас ведь что происходит? У нас сейчас пошёл ренессанс, и слова Богу, что у нас есть ренессанс наших традиционных религий, и, кстати говоря, в основе всех этих наших традиционных религий лежат одни и те же базовые ценности – морально-этические, нравственные ценности. В том числе и духовные лидеры, они часто теряют свои ориентиры. Они думают, что там – это ориентир номер один. А там внутри идёт борьба за развитие ислама. И уходить назад и дальше отступать – это нелепо, нелепо просто, если мы уже достаточно вперёд ушли. Нам нужно ценности эти поднять – нравственные, моральные, нельзя совсем загонять себя в средневековье.

… В современных условиях всё равно ничего нельзя продиктовать из Москвы и навязать. Но я хочу, чтобы вы меня услышали, услышали те, от кого это зависит. Я не случайно привёл слова Махатхира. Понимаете, это реалии исламского мира сегодня, и он знал, о чём он сказал.

Об обеспечении жильём ветеранов, о пенсиях

По поводу обеспечения жильём ветеранов. Мы действительно на первом этапе то, что обещали, всё сделали. Мы потом сказали ещё, что обеспечим всех, в том числе и тех, кто встал на очередь до 1 марта 2005 года. Их оказалось очень большое количество. Мы даже не ожидали, что такое количество будет большое, но мы эту программу доведём до конца. Вот это первое, что я хочу сказать.

Теперь по поводу пенсий. Да, действительно – в 1,6–2 раза увеличились военные пенсии. Я хочу воспользоваться тем, что вы сейчас сказали, вот для чего. У нас в своё время, когда мы в позапрошлом году провели валоризацию гражданских пенсий, то есть пересчитали пенсионные права тех, кто заработал пенсии ещё в советское время, мы сразу в один удар повысили пенсию где-то на 42–45%. И получилось так, что гражданская пенсия в отдельных случаях стала выше, чем военная, и многие военные начали переходить на гражданскую службу. Это первое.

Второе. Когда мы приняли решение о повышении денежного довольствия военнослужащих – а оно тоже в 2, а то и в 3 раза сейчас повысилось, – строго говоря, по ранее действующим правилам должны были бы привязать жёстко и пенсии военных пенсионеров к этому росту: мы просто не смогли этого сделать из-за разницы с гражданскими. Сейчас я хочу обратиться к гражданским пенсионерам. Я знаю, что некоторые говорят: ну теперь между нами появилась огромная разница. Я уже это знаю и письма эти получаю – между гражданскими и военными. Да, военные могут получать чуть побольше, но не настолько.

Я что сейчас хочу сказать, что мы и гражданские будем поднимать потихоньку и найдём вот этот необходимый баланс. Да, в наступившем году у нас планируется по инфляции не такой уже большой рост, но мы видим эту разницу и гражданские тоже будем подтаскивать туда поближе и найдём этот баланс между гражданскими и военными пенсиями, то есть мы на каком-то этапе начнём опережающими темпами тоже и гражданскую повышать. Не сразу – я хочу, чтобы нас тоже поняли, – потому что мы сразу не можем сделать и по военным пенсионерам, и по гражданским в опережающем порядке, имея в виду, что в позапрошлом году на 40% с лишним повысили: ну у нас просто бюджет развалится. Но мы будем индексировать гражданские пенсии и всё равно найдём момент, когда их опережающим темпом будем подтаскивать к военным. Это так, для сведения просто.

О последствиях боевых действий в Чечне

…И по поводу того, что нужен ли Кавказ, не нужен? Здесь уже многократно говорили на эту тему. Вы знаете, я недавно разговаривал с одним из бизнесменов наших – не крупный, приличный, но не какой-то миллиардер сумасшедший. Они работали раньше в Ираке. И свернули там полностью работу. Я говорю: почему? Говорит: вы знаете, невозможно, мало того что покупательная способность (страна богатая, нефтедобывающая же страна, вроде бы богатая), но покупательная способность населения к нулю свелась. Говорит: но дело даже не в этом. Я говорю: а что такое? Но невозможно с людьми коммуницировать, как зомби ходят туда-сюда, то есть в таком тяжёлом состоянии пока. Я очень рассчитываю и надеюсь, что восстановится всё постепенно, но в таком состоянии после вот этих тяжёлых событий предыдущих лет.

Я к чему это говорю? К тому, что мы все знаем, что происходило в Чечне в предыдущие годы. И как было тяжело всем – и всей России, и чеченскому народу. Вот я уже говорил об этом. Когда приехал первый раз в Чечню, там ещё боевые действия шли. В школу зашёл, оказывается, несколько лет уже дети в школу не ходили. Ни парты, ни одного стула нет. Понимаете, в чём дело? И если мы, не дай Бог, позволим себя втянуть в такие процессы, у нас будет то же самое на всем Кавказе. Нельзя этого допустить. Эти негативные последствия возможны и для Кавказа, и для России негативные последствия.

О распаде СССР и попытках оторвать Северный Кавказ от России

После распада Советского Союза что произошло? 25 млн русских оказалось за рубежами своего Отечества. Советский Союз – это же большая Россия просто была и всё. А оказалось, что они вне России. 25 млн! И куда им деваться? И мы знаем, что греха таить, и бытовой национализм начал расти. Люди бы уехали с удовольствием – ехать некуда, Россия не может принять всех. Невозможно предоставить всем квартиры, невозможно всех обеспечить работой. И хотели бы – невозможно в таком объёме сделать. Я к чему это? К тому, что, не дай Бог, если Россию раскачают, будет ещё хуже. Будут страдать и малые народы, и русский народ будет страдать, и не случайно… Ведь посмотрите, испокон веков все наши, чтобы так вот толерантно сказать, не враги, скажем, а наши политические противники и конкуренты, ведь постоянно, постоянно пытаются оторвать Северный Кавказ от России, постоянно, из века в век. Тоже ведь не случайно, это говорит о геополитическом значении этого региона мира. Я вот недавно в Петербурге на встрече с футбольными болельщиками тоже говорил, хочу ещё раз повторить этот тезис: ведь как только… Если (надеюсь, этого никогда не случится) от России начнут отнимать какие-то национальные образования, она тут же скукожится и превратится окончательно в третьестепенную региональную державу. Россия, русские и другие народы России, прежде всего русские, как магнит, они притягивают к себе другие народы сегодняшней Российской Федерации, вместе составляют мощную, огромную, великую державу. Её просто не будет, и пострадают прежде всего русские. И у других народов будет что-то похожее тогда на то, что мне этот бизнесмен описывал по Ираку. Мы не должны, не имеем права допустить этого ни в коем случае, и не допустим.

О Новочеркасском училище и предложении создать на его базе межнациональный учебный центр по подготовке патриотов России

Действительно был в этом учебном заведении, посмотрел, порадовался, как выстроено, как по-доброму, по-отечески и в то же время так всё по государственному, строго, где надо, без всякого перебора, разумеется. И видно, что с детьми любят работать. Здорово! Молодцы! Так красиво работают, здесь и денег никаких не жалко. Так что давайте мы посмотрим и по Новочеркасскому училищу, и посмотрим по вашей идее. Я вас поздравляю с тем, что вы закончили эту стройку.

О выборах в Карачаево-Черкесии в 1999 году

Я помню эту ситуацию, которая сложилась в 1999 году, да, в Карачаево-Черкесии. У нас действительно непросто устроенная страна. Связано это с национально-территориальным делением. Именно с национально-территориальным делением. И ещё сложнее ситуация из-за того, что в некоторых национальных республиках проживает сразу несколько титульных наций. Вот это, конечно, усугубляет ситуацию, так сложилось… В некоторых странах за рубежом такая же практика. Например, в Ливане, когда происходят выборы, говорю прямо, как думаю, они происходят, к сожалению, часто не по личным и деловым качествам, а по этнической принадлежности. Правда, и когда тот или другой этнос выдвигает своего кандидата, он, конечно, смотрит на личные и деловые качества…Но если вы вспомнили сейчас про тот кризис в Карачаево-Черкесии 1999-го года, то президент у республики всё-таки один, а титульных наций несколько: и карачаевцы, и черкесы, и русские там проживают. Правда, русские вели себя очень спокойно, как бы отошли от этого конфликта, но я помню прекрасно, как остро всё это смотрелось. Когда я пригласил лидеров и той и другой стороны, они не дадут соврать, я им сказал: я вас не выпущу из кабинета до тех пор, пока вы не договоритесь. Так и будете сидеть у меня, пока не договоритесь.

О главах субъектов Федерации

Но в этой связи ещё одно очень важное соображение: федеральный центр в такой ситуации и в такой стране, как Россия, если он авторитетный, всегда выполняет очень важную функцию баланса интересов в межрегиональных, межэтнических и межрелигиозных отношениях… С другой стороны, мы должны сегодня выстроить такую систему приведения к власти руководителей регионов Российской Федерации, чтобы они чувствовали большую ответственность перед населением и чтобы граждане понимали, что не центр навязал им какого-то руководителя, а всё-таки они его выбрали, приняли решение о том, что именно этот человек должен быть во главе республики. Вот несколько лет назад, когда это было востребовано, когда мы, по сути, ещё не вылезли из гражданской войны на Кавказе… Мы говорим о борьбе с терроризмом, ведь всё это выродилось в гражданскую войну по сути дела, и тогда это, безусловно, было востребовано. Сегодня надо этот механизм настроить. Как? Давайте вместе подумаем, ведь это закон, будущий закон совместного действия, совместной ответственности и федерального центра, и регионов. И этот проект закона будет разослан во все субъекты Российской Федерации. Законодательное собрание, представители религиозных конфессий, лидеры религиозных конфессий, вообще просто думающие люди – все вместе должны очень серьёзно отнестись к этому законопроекту. Это один из очень важных моментов в строительстве нашей политической системы. Да, безусловно, там останется так называемый негативный контроль, то есть право отзыва Президентом России человека, который не справился, или по каким-то соображениям, по каким-то факторам и показателям не справляющегося со своими обязанностями. Но, если вы помните, я говорил о каком-то президентском фильтре, в проекте закона говорится о консультациях с Президентом… Окончательного решения нет. Давайте все вместе подумаем над этим.

О партийном строительстве

И ещё одно соображение. Это касается уже не способа приведения к власти руководителей субъектов Российской Федерации, а это касается партийного строительства. В целом я всегда стремился к тому, чтобы у нас были крупные партии, общенациональные крупные партии. Конечно, нужно дать возможность людям, которые не могут привлечь большое количество сторонников, заявить свою позицию, прямо об этом сказать, и не только бегая по улице и стращая граждан, но и в легальных условиях, на каких-то общественных площадках, используя общественную трибуну. Это нужно сделать. И здесь такая аудитория, которая наверняка меня поймёт. Мы должны быть крайне аккуратными. Почему? Потому что совсем мельчить тоже плохо, мы не должны создавать региональных, каких-то республиканских, не дай Бог, национальных партий. Нам нужны многонациональные и общенациональные политические структуры, которые, конечно, думали бы о развитии территории той или другой, но в первую очередь заботились бы об общенациональных проблемах, ставили эти общенациональные проблемы и предлагали способы их решения. И если мы, не дай Бог, сдвинемся в строительство каких-то республиканских или территориальных партий, - это очень опасный путь, который будет раскачивать страну.

О преступности

С.В.Степанов (руководитель Регионального штаба Всероссийской общественной организации «Молодая Гвардия Единой России»): Добрый день, Владимир Владимирович! Меня зовут Сергей Степанов (город-герой Волгоград). Я молодой отец, мне 27 лет. И конечно, меня не может не беспокоить вопрос безопасности моих детей, моей семьи. Я знаю, сейчас многое делается в направлении борьбы с организованной преступностью, но, наверное, этого недостаточно. Взять хотя бы ту трагедию, которая произошла в станице Кущёвской в Краснодарском крае. Вместе с тем волнуют и так называемые этнические преступные группировки, которые, или деятельность которых, по сути, является прямой угрозой межнациональному миру и согласию, единству народов России. Эти ценности – Вы о них много говорите, и сегодня мы о них говорим… В этой связи вопрос: что должно сделать государство, чтобы не появлялись новые Кущёвки? Чтобы закон был един для всех граждан нашей страны независимо от национальности, вероисповедания, возраста, пола и так далее?

В.В.Путин: Кущёвка, насколько я понимаю, не имеет прямого отношения к этническим преступным группировкам.

С.В.Степанов: Не имеет. Это оргпреступность.

В.В.Путин: Да, но когда вы это соединили вместе, получился такой взрывоопасный коктейль, понимаете? Хотя, что касается этнических преступных группировок, они были всегда. Не только в России, они и в Советском Союзе были. Наш первый выступающий коллега, доктор, говорил как раз о ворах в законе. Их больше всего – представителей – откуда?

С.В.Степанов: Из Грузии.

В.В.Путин: Грузия, правильно. Саакашвили здесь ни при чём, он другой персонаж. Но и устойчивые преступные группы были, они всегда были. Сейчас это приобретает более острый характер в связи с увеличением миграционных процессов. Я об этом вскользь сказал в своём выступлении. Миграционные процессы откуда появляются? Из-за неравномерности экономического развития территорий Российской Федерации. Вы садитесь, пожалуйста, а то вы молодой отец, устанете. Должны силы беречь для следующего ребёнка ещё.

О социально-экономических показателях России

Смотрите, что у нас получается. В целом страна вернулась к докризисному уровню безработицы. Вообще, я говорил недавно на Президиуме Правительства: по прошлом году у нас одни из лучших экономических показателей в мире получились. В мире! Мы на третьем месте – по уровню развития ВВП страны, на четвёртом месте (Германию пропустили) – по развитию промышленного производства. У нас минимальная за 20 лет – минимальная за 20 лет инфляция - 6% с небольшим. За 20 лет самая маленькая! У нас минимальный государственный долг. Если в США 100%, в Европе среднее 85–86%, в Италии 124%, в Японии 224%, у нас – 10% (10,4%). И только внешний долг 2,5% (2,4%), при этом резервы и Центрального банка свыше 500 млрд (третье место в мире), и ещё резервы Правительства: два резервных фонда – 2,7 трлн рублей и 1,7 трлн - второй резервный фонд Правительства, то есть у нас в целом достаточно устойчиво.

У нас есть свои проблемы. Это недиверсифицированная экономика, у нас небольшой, к сожалению, за прошлый год рост реальных доходов населения. Зарплата выросла на 3% с лишним, на 3,7%, по-моему. Да, зарплата, а общие доходы населения – всего 0,4–0,5% в реальном выражении за минусом инфляции. Почему так получилось? Потому что в позапрошлом году мы резко подняли пенсии, а в прошлом году только по инфляции их индексировали. Зарплата выросла прилично, а за счёт небольшого роста пенсий и социальных пособий у нас получился небольшой рост реальных доходов. У нас пока большой нефтегазовый дефицит (там 11%), но и он снижается.

В целом у нас очень хороший результат по прошлому году. Повторяю без всякого преувеличения, это данные не только Минэкономразвития России, это данные Еврокомиссии и МВФ: один из лучших в мире результатов.

Я сказал по безработице. В некоторых европейских странах... в Греции – 17%, в Испании – почти 23% безработица, представляете? У нас 6,1%,а там 23%. Но в Ингушетии-то у нас 49%, а в Чечне – 37% с хвостиком. Вот в чём проблема, а демография там лучше, чем в любом другом субъекте Российской Федерации. Там поскольку, по пять человек в семье в среднем?

Реплика: По восемь тоже есть.

В.В.Путин: Вот у него восемь, он говорит. Вы понимаете? Кстати говоря, тоже один из показателей: у нас самая низкая младенческая смертность в России за 19 лет в 2011 году.

О демографическом росте

И с учётом миграционного прироста начался рост населения России – 143,03 млн человек. Ну так вот, в республиках, скажем, Северного Кавказа демографический рост большой, безработица колоссальная. Конечно, молодые люди – куда им деваться? Они едут искать лучшей доли в других регионах России и далеко не всегда имеют и нормальное образование, и общекультурный уровень. Ну, правильно, это я говорю как есть, не в обиду никому, поэтому вместо того, чтобы в клубе танцевать лезгинку, танцуют где-то на площади, да и так ещё агрессивно, чтоб все видели, чтобы всех задеть, а это только раздражает людей. Понимаете, здесь очень много таких тонких факторов.

О нарушениях законности

Нужно, во-первых, развивать производственные мощности на всей территории России, так, чтобы человек там, где родился, там и пригодился, чтобы мог реализовать себя, в том числе и, скажем, на Северном Кавказе. Второе: безусловно, нужно повышать уровень компетенции и эффективность правоохранительных органов, чтобы они не проходили мимо ни против каких фактов нарушения законности, чтобы их никто не коррумпировал и чтобы люди, местное население, чувствовали себя защищёнными. И тогда будет всё нормально: когда все равны перед законом, тогда не будет проблем. Откуда возникли эти массовые беспорядки, связанные с гибелью футбольного болельщика в Москве? Ну, потому что люди возмутились чем? Несправедливостью. Взяли и отпустили. Вот в этом всё дело.

О миграции

Ну и наконец, ещё один фактор. Мы сейчас говорим о внутренней миграции, но есть ещё и миграционный приток. И здесь, конечно, нам нужно, и я в статье об этом пишу, нужно бороться за качество миграционного потока. Надо, чтобы к нам приезжали люди хорошо подготовленные, знающие русский язык, русскую историю, чтобы им легко было адаптироваться к нашей действительности, поэтому я предлагаю ввести обязательное изучение и экзамен, во всяком случае по русскому языку. Нужен целый комплекс мер, целый комплекс. Мы в состоянии его реализовать. Будем это делать.

Снова о событиях в станице Кущёвской

Вы знаете, конечно, не нужно создавать какой-то негативный образ Кубани, но не говорить об этом нельзя. Надо говорить об этом, ведь дело не в том, что этих преступников нашли, как вы сказали, и изобличили тогда, когда возник вопрос и быстро стал достоянием общественности. Дело ведь не в этом, а дело в том, почему они творили свои преступления в течение длительного времени и никто не обращал внимания! Вот в чём вопрос, вот что людей-то задевает! Люди чувствуют себя незащищёнными. Ну а если бы это зло исходило от какой-то этнической группировки, представляете, что бы тут возникло? Было бы ещё хуже, ужасно было бы! Поэтому самое главное – чтобы все были равны перед законом. Нужно многое сделать для того, чтобы нам добиться эффективной работы правоохранительной системы.

О моноэтнических образованиях

Что касается моноэтнических образований. Вы знаете, это понятно, что когда люди приезжают в какой-то новый регион, я уже не говорю из-за границы в новую страну, но даже внутри страны перемещаются и вместе живут, – легче общаться друг с другом по понятным причинам. В целом здесь ничего плохого нет, но когда это превращается в замкнутые этнические моноструктуры – это плохо. Это плохо и для местного населения. Это плохо для самих людей, которые живут там. Вы знаете, в Нью-Йорке, в других городах Соединённых Штатов, в Европе – там целые кварталы: и Чайна-тауны, и всякие другие. Кстати, и в России тоже была и Немецкая слобода в Москве, и Еврейская, и Татарская, и Греческая, Грузинская. Но в современном мире – я знаю это лично, общаюсь со своими знакомыми – люди, когда попадают в такое моноэтническое образование, стараются оттуда выбраться, потому что оно затягивает, оно ограничивает, оно не даёт возможности развиваться, не даёт возможности получить образование, хорошую работу. Потому что как говорят: «Вы откуда? Оттуда? Всё, заходите завтра». – «А можно?» – «Можно». – «А могу?» – «Нет, не можете». Понимаете? «Имеете право?» – «Имею». – «А можете?» – «Нет, не можете». Это людей ограничивает. Поэтому, конечно, лучше не создавать таких моноэтнических кварталов. Ничего хорошего из этого не получается. Человек должен чувствовать себя свободным и равным среди равных. И только тогда он сможет реализовать свои лучшие качества, получить образование, достойную работу и так далее. Мне кажется, к этому надо стремиться.

О развитии Северо-Кавказского федерального округа и, в частности, Ставропольского края

Идея, собственно говоря, разделить страну на федеральные округа принадлежит мне, я её реализовал. И когда она реализовывалась, там не было Северо-Кавказского федерального округа. Позднее уже, года два назад, было принято решение организовать на базе Южного федерального округа ещё и Северо-Кавказский. И думаю, что и авторы этой идеи, и Дмитрий Анатольевич исходили из того, что нам нужно больше внимания уделить Северному Кавказу, сосредоточить на нём внимание и административное, и финансовое, именно для того, чтобы всей России было более комфортно, чтобы люди не уезжали в другие регионы, чтобы предприятия строились, чтобы создавались рабочие места.

Вот коллега только что говорил о возможности создания, скажем, свободных экономических зон. Да, такие зоны предусматриваются, прежде всего, конечно, в туристическом кластере. И я думаю, что это очень правильная идея. Мы будем, конечно, идти по этому пути. Обязательно создадим условия, куда привлекались бы люди из различных регионов Российской Федерации и разных национальностей совершенно. Я вот недавно в Хакасии был, мне глава администрации Хакасии говорит, что вернулись из Израиля, по-моему, 10 семей и переехали назад из Германии. Я говорю: из Израиля к вам переехали? Условия суровые. Не жили здесь никогда. Люди приехали, повыбирали место, сознательно выбрали и живут там и работают, в сельском хозяйстве в основном. И здорово работают и прекрасно себя чувствуют. Ну в Хакасию возвращаются. В Ингушетию точно приедут. Не потому что Хакасия хуже, Хакасия дальше просто.

Значит, по поводу Ставрополья. Вы понимаете, дело в том, что нельзя было сосредоточиться исключительно на республиках Северного Кавказа именно в силу их сегодняшнего экономического положения. Должен всегда быть какой-то лидер. Вот Ставропольский край, безусловно, лидер. По всем показателям, это 40–60% от общих показателей. Но здесь, вы понимаете, здесь другое. И я знаю, чего вы не досказали. А я считаю, что нужно сказать. А не досказали вы того, что местные жители с тревогой смотрят на то, сколько здесь скапливается людей, молодых особенно, из северокавказских республик. Здесь несколько проблем. Во-первых, местные власти должны за этим внимательно наблюдать. Во-вторых, различные филиалы вузов и местные вузы не должны брать абы кого, только бы место там занимать за денежки, чтобы сидели и ни фига не делали, использовали своё положение студента исключительно для того, чтобы иметь право пребывать здесь. Это касается уже не только Ставрополья, но и всех других территорий. Нужно строго следить за исполнением действующего законодательства, а может быть, где-то и ужесточать его вплоть до уголовного, потому что не только приезжают, но кто-то ведь и сдаёт «резиновые комнаты», где на 12 метрах 100 человек прописано. Понимаете? Это нужна дополнительная, системная настройка, чтобы не возникло проблем ни у тех, кто приезжает, чтобы их не унижали, ни у тех, кто живёт на этих территориях, чтобы они чувствовали себя хозяевами на своей собственной территории. Однозначного ответа нет, но, может быть, на каком-то этапе можно будет укрупнить, но на сегодняшний день так сложилось и нужно просто думать на тему о том, как довести эту ситуацию до приемлемой для всех, кто проживает и в Ставрополье, и в республиках Северного Кавказа.

О проблемах воспитания и традициях народов Северного Кавказа

Вот здесь, у нас, присутствует много духовных лидеров, руководителей республик, представители средств массовой информации, деятели культуры. Я бы в этой связи вот что хотел сказать. Вы знаете, ведь местное население что раздражает? Часто такое вызывающее отношение к местным обычаям и местной культуре. И часто молодые люди с Кавказа дома бы себя так не повели, вот в чём всё дело. Дома бы так себя не вели, а здесь считают возможным. Я почему сейчас вспомнил о том, кто в зале присутствует? Я хочу и к вам обратиться, чтобы… Это и дома (а тут человек уезжает), чтобы с ним работали, воспитывали нужным образом. Понимаете? Это тоже очень важно. Иначе это будет вызывать постоянное раздражение, искрить будет постоянно. Будет плохо и для тех, кто приезжает, и для тех, кто живёт. Надо уйти от этой ситуации.

Реплика: Владимир Владимирович, извините. Вы написали в этой статье одну изумительную вещь, которая решает все проблемы. У меня есть внук, которому семь лет. Он уже два года занимается борьбой. В идеале я бы хотел, чтобы он мог побороть многих, играть на скрипке и знать много языков – вот в чём проблема. Мы должны говорить о джентльмене, который приезжает… У нас горячие народы – казаки, наши друзья, которые борются с детства. Идеал мужчины – это сильный, уверенный в себе мужчина, который не ведёт себя вызывающе ни в какой обстановке. И когда это будут воспитывать наши все конфессии, когда будут воспитывать учителя, это настоящее... Я не знаю, согласны ли Вы со мной?

В.В.Путин: Я согласен полностью, тем более что у народов Кавказа это в крови есть, понимаете? Это благородство…У народов Кавказа это благородство в крови, в воспитании есть, это нужно просто закреплять. А то, что он у вас и борется, и на скрипке играет, знаете, нет ничего такого в старой шутке: когда мужчина и женщина встречаются. Она говорит: мне нравятся фильмы про индейцев, я люблю евреев и военных. Он представляется: позвольте представиться, полковник Абрам Семёнович Чингачгук. На все руки мастер. Пожалуйста.

О предприятии «Росвертол»

Реплика: Уважаемый Владимир Владимирович. Вы тоже были у нас в 2000-м году, и, как говорят, время идёт, а годы летят. Прошло уже 12 лет. Я очень Вам благодарен за то, что Вы принимали личное участие в развитии нашего предприятия. Если в 2000-м году у нас работало всего 5 тыс., то сейчас работает свыше 8 тыс., но проблемы роста всегда рождают другие проблемы. Когда-то мы были на далёкой окраине города Ростова-на-Дону, сегодня мы оказались в центре быстро развивающегося города. У меня просьба к Вам: рядом в Батайске имеется аэродром Министерства обороны и разрушенные заводы, свыше 10 лет они не эксплуатируются, и министр обороны даже дал своё согласие, но чтобы оформить, юридически эту землю передать нам, надо два-три года, а у нас нет такого времени. У нас просьба «Росвертола» и «Вертолётов России» передать с баланса на баланс эту территорию, а мы гарантируем образовать там не менее 3 тыс. высокотехнологичных рабочих мест и одними из первых подключиться к выполнению Вашей программы по созданию 25 млн высокотехнологичных рабочих мест.

В.В.Путин: А организационно-правовая форма «Росвертола» какая?

Реплика: 98% – государство…

В.В.Путин: А 2%?

Реплика: Ну 2% – это мелочь. 2% владеет где-то свыше 12 тыс. людей.

В.В.Путин: Нет-нет, дело хорошее. Просто вопрос – как передать с баланса на баланс?

Реплика: Передать Оборонпрому. Оборонпром является 100-процентной государственной «дочкой».

В.В.Путин: Хорошо. На самом деле вы правы. Я сейчас без всяких шуток говорю: вы правы. Потому что очень много имущества числится за Министерством обороны, но не используется. Правда, Минобороны так же, как любое ведомство, хочет хоть что-то выручить за это имущество, для того чтобы решать стоящие перед ведомством задачи, в том числе обеспечивать жильём военнослужащих, уже добывая эти деньги, реализуя имущество. Но тем не менее мы посмотрим обязательно.

Реплика: Владимир Владимирович, там остались только географические координаты и больше ничего. Остальное всё абсолютно разрушено. Разрешите передать письмо в Ваш секретариат.

В.В.Путин: В секретариат не надо. Мне передайте, а то в секретариат будет долгая дорога.

О программе социально-экономического развития Республики Калмыкия

У нас Калмыкия включена в программу развития «Юг России». Но тем не менее я посмотрю, что там конкретно есть для Калмыкии. У нас несколько программ по развитию юга страны: это программа «Юг России» и там отдельно Чечня и Ингушетия, имея в виду, что они оказались в тяжёлом положении, особенно Чечня: разрушения просто очень большие. И Калмыкия там тоже есть. Но я вам обещаю, что я вернусь и обязательно посмотрю, что там есть по Калмыкии и что нужно сделать дополнительно. Спасибо вам.

О поддержке казачества

И.А.Кочубеев (помощник атамана Ставропольского окружного казачьего общества Терского войскового казачьего общества): Владимир Владимирович, меня зовут Игорь Кочубеев. Я являюсь потомственным казаком Терского казачьего войска. Ни для кого не секрет: Ставрополье – это казачий край, и сегодня ставропольские казаки ощущают реальную поддержку как федеральной, так и краевой власти. Хочу Вас от лица ставропольских казаков поблагодарить, в этом есть вполне конкретная и Ваша заслуга. Позвольте задать вопрос: считаете ли Вы, что терские казаки, что казачество в целом является стабилизирующим фактором поддержки русского народа, русского населения на Северном Кавказе? Спасибо.

В.В.Путин: Вы знаете, казачество – это особая каста, она складывалась веками. И это особая субкультура в хорошем смысле этого слова, особые традиции – очень яркие, красивые, интересные. Казачество всегда отличалось тем, что оно было на службе Отечества, и патриотизм казачества вне всяких сомнений. В этом смысле казаки подают очень хороший пример не только русскому, но и всем народам России – пример служения своему Отечеству. То, что казачество пострадало в первые годы советской власти – это очевидный факт, но мы знаем, что в последние годы очень многое сделано самими казаками, прежде всего для возрождения своих традиций. Государство поддерживало и, безусловно, будет поддерживать казачество.

О возвращении русского и русскоязычного населения в Чечню

Действительно, сейчас не будем говорить о том, что произошло, не будем о тяжёлом вспоминать, но в основном русскоязычное население, в основном это, вы правы, русские, они уехали из республики, хотя есть какое-то количество… И это, безусловно, негативно сказалось на социально-экономической сфере, потому что специалисты уехали и специалистов нужно вернуть. И то, что руководитель республики поддерживает этот процесс возвращения, что стремится к обеспечению нормальной жизни людей, безопасности, – это очень правильно. И дело, конечно, и в тех людях, которые себя русскими считают и вообще любых граждан России любой национальности. Нужно возвращать специалистов в республику, они нужны, и не только для строительных работ, которые и дальше будут наращиваться. Но вот, скажем, «Роснефть» собирается там НПЗ строить, а чеченцы ведь известные нефтяники, в Советском Союзе славились, специалисты нужны, и своих надо готовить как следует, и нужно привлекать специалистов из других регионов Российской Федерации. Кстати говоря, в Чечне наименьший показатель по ЕГЭ, и я здесь вижу не столько негатива больше, сколько позитива. Но понятно, что уровень пока не очень хороший, имея в виду тот колоссальный ущерб, который был нанесён системе образования в предыдущие годы, в годы, когда там была полная неразбериха и шла междоусобная война. А хорошо, что не завышают уровень ЕГЭ сейчас, вот это очень правильно, и преподаватели вузов меня поймут. Это честное отношение к оценке уровня знаний – очень правильная линия поведения, которая всячески заслуживает поддержки. То есть нужно показывать уровень образования не пустым надуванием баллов по ЕГЭ, а повышением уровня знаний. Вот в Чечне, по-моему, такой процесс происходит.

О помощи нуждающимся семьям в Республике Северная Осетия–Алания

Конечно, мы с вами понимаем, что те проблемы, о которых вы сказали, исключительно должны решаться на региональном уровне. Тем не менее мы посмотрим, что можно сделать, имею в виду, что у нас Северная Осетия–Алания за последние годы очень сильно пострадала от самых различных событий, в том числе я имею в виду, конечно, и ужасную трагедию Беслана, которая у всех нас останется кровоточащей раной в наших сердцах, в моём точно. Подумаем, что можно сделать для таких семей, как ваша, дополнительно.

О развитии Республики Дагестан

У нас есть программа по Югу России, и там есть Дагестан. Но Дагестан – крупнейшая республика Северного Кавказа, конечно, она нуждается в особом внимании. Здесь присутствуют министры Правительства, мои коллеги, я вернусь, мы с президентом республики посмотрим ещё раз, что конкретно следует добавить для развития Дагестана с точки зрения социально-экономического развития, прежде всего, конечно, производительных сил. Но что точно нужно сделать всем вместе – это отметить юбилей Дербента. Самый древний город на территории Российской Федерации! По некоторым данным, поселения там появились ещё 5 тыс. лет тому назад, а свидетельства точные, связанные уже с нашей цивилизацией: 2 тыс. лет тому назад уже был город. Это, конечно, уникальное для человеческой цивилизации место, и на это точно надо посмотреть.

О поступлении в вузы абитуриентов из республик Северного Кавказа

Что касается ЕГЭ и низкого уровня знаний тех абитуриентов, которые приезжают из некоторых республик Кавказа. Да, такая проблема есть. Я уже говорил это со ссылкой на Чечню, но там как раз, повторяю ещё раз, не завышают этот уровень. Там он где-то 0,4–0,5% по сравнению с другими республиками. И я считаю, что это хорошо, они серьёзно подходят. В некоторых действительно завышают, но и реакция есть. По-моему, в Карачаево-Черкесии уволили министра образования, так что нужно по нескольким направлениям действовать: нужно повышать общий уровень, безусловно, но есть и возможность у вузов избавиться от студентов, которые не могут пройти программу. Таких инструментов у высших учебных заведений много, надо просто ими воспользоваться, некоторые просто не хотят применять эти инструменты. Но дополнительный способ выявления знаний тоже отработан. Московский государственный университет использует такой способ, как собеседование. Можно подумать и распространить на некоторые другие такие солидные высшие учебные заведения.

Об обновлении Правительства после президентских выборов, о создании ведомства, курирующего национальную политику

По поводу обновления Правительства. Я уже говорил о результатах работы прошлого года: реально получились одни из лучших в мире, и это не только результат хорошей внешней экономической конъюнктуры. Она действительно хорошая. Цена на нефть держится на приличном уровне, но не только это. Это ведь и прямая работа Правительства. Я говорил о низкой инфляции, самой минимальной за 20 лет у нас – 6,1%. Она ещё большая по сравнению с другими странами, но в Великобритании 4,5%. Уже сопоставимые величины. Почему так получилось? Во-первых, мы сельскому хозяйству массировано помогли и с ГСМ, и минеральными удобрениями, и транспортом, и субсидированием ставок по кредитам, и так далее и так далее. Большой урожай получили, сразу цены на продовольствие раз – снизились. Мы получили в этом году сверхдоходы. Мы только 10% на потребление направили, всё остальное в резервные фонды. То же таргетирование инфляции. И так по многим другим позициям. По очень важной позиции, такой, как, скажем, борьба с безработицей: ведь мы создали одну из наиболее эффективных систем борьбы с безработицей, подавления безработицы в каждом субъекте Российской Федерации. Я попросил, чтобы руководители субъектов Российской Федерации практически лично всё это возглавили. Целую программу и профинансировали и создали, поддержали отдельные отрасли экономики и промышленности: авиастроение, ракетостроение, автомобилестроение и так далее, я сейчас не буду перечислять комплекс мер. Я к чему это говорю? К тому, что, конечно, нерешённых проблем очень много, и, конечно, люди с этими нерешёнными проблемами (например, с ЖКХ) сталкиваются каждый день, они накапливаются всё время. И на любые органы власти, на местные, региональные, федеральные нарастает ком нерешённых проблем. Но это совсем не значит, что нужно всех разгонять, понимаете, тем более что результаты-то реально положительные и хорошие. Разумеется, должна быть ротация, и ротация серьёзная, это очевидный факт. И она будет. Это то, что касается Правительства. Но прежде чем говорить о том, как строить будущее Правительство, надо сначала пройти выборы 4 марта. Я не хотел говорить, но скажу. Мне приятна ваша поддержка, я очень дорожу этим. Поверьте, я искренне этим дорожу и благодарен вам за это. На что хотел бы обратить внимание? Когда складывается общее мнение, что «Ну, а что там? И так победит», главное – не породить такие настроения, что и на выборы ходить не надо. Есть такая опасность.

Теперь по поводу министерства. Вы знаете, я считаю (я искренне написал это в своей статье), что у нас, в нашей стране – в такой сложной стране, многонациональной, – к сожалению, мы мало времени и места в своей работе уделяем межнациональным и межконфессиональным отношениям, это у нас на втором плане в Министерстве регионального развития. Но это действительно не должно быть простым бюрократическим образованием, простым бюрократическим органом. Вот вы – активный пользователь интернета и блогер, давайте тоже разверните дискуссию в Сети. Давайте послушаем людей, как бы они видели? Чтобы это была такая восприимчивая к острым проблемам структура, но не дискуссионный клуб, а нечто наделённое властными полномочиями, имеющее ресурсы свои и так далее. Давайте вместе подумаем, какую организационно-правовую форму придать этой структуре.

Р.А.Мусаев (главный редактор сетевого издания «Рукавказ» (Чеченская Республика): Спасибо большое, я с удовольствием этим займусь и потом пришлю Вам полученные результаты.

В.В.Путин: Спасибо, я искренне вам буду благодарен. Говорю без всяких шуток и без иронии, потому что мы только сейчас с Козаком Дмитрием Николаевичем обсуждали, вот сейчас только, перед тем, как в зал войти: у меня нет окончательного… У меня есть некоторые соображения, окончательного ответа до сих пор нет, и у него – человека, который курирует в Правительстве Министерство регионального развития, тоже нет. Это не такой простой вопрос, если с практической точки зрения посмотреть на это дело.

Об инициативе Михаила Шемякина по стажировке северокавказских художников во Франции

Дело действительно хорошее и идея хорошая, и я готов помочь. Мы с ним осуждали это и в России, и во Франции. Но почему обязательно во Франции? Пускай организует в России.

Реплика: Речь идёт и о центре в Майкопе и во Франции.

В.В.Путин: Хорошо, мы вернёмся. Мы с ним в контакте, с Мишей, я обязательно вернусь к этому, мы пообсуждаем. Идея сама по себе очень хорошая, я согласен.

О школе дзюдо Я.К.Коблева (президент Федерации дзюдо Юга России)

Школа у вас знаменитая, это правда. И тренер выдающийся, очевидно.

О среднем классе

В.В.Путин: Спасибо. То, что нужно будет предпринять дополнительные усилия для развития среднего класса – очевидный факт, но я же и говорил: мы должны создать 25 млн высокотехнологичных рабочих мест, а это тоже средний класс. Средний класс – это учителя, врачи, школьные педагоги. Вот что должно быть основой среднего класса. Кстати говоря, у нас в начале 2000-х годов было 10–15% людей, которых можно было отнести к среднему классу. Что это такое по нашим меркам? Это наличие машины, сегодня это где-то 30 тыс. рублей дохода в месяц, квартира. Вот сегодня таких людей уже у нас не 10–15%, а 30–40%, и количество таких людей растёт. Где-то по официальным данным – 30%, но если вы будете людей опрашивать, то они сами себя относят к среднему классу в большем количестве, и это получается уже 40%. Но, безусловно, нам ещё многое нужно предпринять для того, чтобы базу создавать для этих людей.

Об эмиграции за рубеж

То, что касается эммиграции наших специалистов за границу, это, конечно, проблема, которая называется утечкой умов, я уже об этом говорил. Должен сказать, что в современном открытом мире… Вы знаете, у нас есть такая поговорка: «рыба ищёт, где глубже, человек – там, где лучше». Там, где выше уровень заработной платы, туда специалисты и едут. Кстати говоря, у нас уезжают, скажем, в Европу, а из Европы уезжают в Штаты, потому что там выше уровень заработной платы. Постоянно идёт такой процесс. Наша с вами задача заключается в том, чтобы создать наилучшие условия для применения высококвалифицированных кадров в нашей стране – это и уровень заработной платы, для молодых учёных лабораторная база и, самое главное, жилищные условия. Это мы всё знаем, по этим направлениям будем двигаться, просто это невозможно сделать с сегодня на завтра, хотя по отдельным категориям можно создавать и эксклюзивные условия. Над этим мы тоже подумаем.

Заключительное слово В.В.Путина:

Дорогие друзья, я прошу на меня не сердиться. Я понимаю, что многие хотели бы высказаться, но нам нужно заканчивать. Мне ещё нужно встретиться с руководителями республик. Я хочу вас поблагодарить за сегодняшнюю такую открытую и очень живую беседу. Это даже не беседа, это дискуссия по очень тонкой теме, по очень чувствительной теме для любого государства, для любой страны, а особенно для такой страны, как наша, как Россия. И то, что вот здесь, в этой среде люди, уважаемые в этом регионе нашей страны, так откровенно говорили об этих острых вопросах, – это само по себе дорогого стоит. Это значит, что мы готовы к таким дискуссиям, и в свою очередь означает, что мы с вами любые проблемы вместе сможем решить. Спасибо вам большое.

* * *

По завершении Форума народов Юга России В.В.Путин провёл встречу с руководителями субъектов Федерации, входящих в Южный и Северо-Кавказский федеральные округа

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 23 января 2012 > № 481793 Владимир Путин


Россия. ДФО > Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 21 января 2012 > № 477194 Владимир Путин, Сергей Шойгу

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин провёл рабочую встречу с главой МЧС С.К.Шойгу.

Тема беседы – подготовленные по поручению Премьера предложения по развитию Дальневосточного региона и Восточной Сибири. По мнению В.В.Путина, речь должна идти о создании института развития и привлечении современных, эффективных управленцев, для того «чтобы решать стоящие перед этим регионом страны острые проблемы».

Стенограмма начала встречи:

В.В.Путин: Сергей Кужугетович, мы с вами неоднократно обсуждали вопросы развития Дальнего Востока, Восточной Сибири. В сегодняшних ваших профессиональных обязанностях вы так или иначе постоянно поднимаете эти вопросы. Я просил вас подготовить предложения по организационным структурам, которые могли бы предметно заняться целым регионом. У нас на сегодняшний день есть Государственная комиссия по развитию Дальнего Востока, Восточной Сибири (Государственная комиссия по вопросам социально-экономического развития Дальнего Востока, Республики Бурятии, Забайкальского края и Иркутской области), но это чисто административная структура, бюрократическая и не всегда эффективная. Имелось в виду создать нечто такое, которое бы предметно занималось конкретными проектами развития в этом важнейшем для нас регионе страны.

С.К.Шойгу: Владимир Владимирович, по Вашему поручению мы довольно оперативно собрали всех специалистов в этой области из Академии наук России и, безусловно, тех, кто там живёт и работает. Не скрою, мы воспользовались Вашим советом и привлекли, безусловно, и тех людей, не буду их называть ветеранами, которые и создавали экономику Сибири и Дальнего Востока в советское время. Их опыт, конечно, неоценим, и мы, естественно, им воспользовались.

Мы отработали все варианты, какие могли бы быть, и в результате у нас получился комплект документов, или комплект предложений, которые, если в сухом остатке говорить, сводятся к следующему. Предлагаем создать Корпорацию развития Восточной Сибири и Дальнего Востока от западных границ Красноярского края до Камчатки, естественно Курильской гряды, Сахалина. И здесь, конечно, мы провели все расчёты и подготовили все нормативные законодательные акты по созданию такой корпорации.

Мы понимаем, что без развязки транспортной схемы, транспортной системы, выведения на объемы 60–80 и до 100 млн т нашей Транссибирской магистрали, БАМа, БАМа-2 сложно будет открыть это богатство, «сундук» с теми ресурсами, которыми на сегодняшний день богаты Сибирь и Дальний Восток. Всё это посчитано, и эта программа потребует создания более 5 млн рабочих мест, привлечения специалистов высокой квалификации по строительству, освоению, новым технологиям, науке, транспортному строительству, мостам, тоннелям, железным дорогам, карьерам, рудникам, шахтам и, безусловно, предприятий с созданием добавленной стоимости. Я имею в виду крупные комплексы.

В.В.Путин: Я думаю, речь должна идти о создании института развития и привлечении управляющей компании, привлечении хороших, современных, эффективных управленцев, для того чтобы решать стоящие перед этим регионом страны острые проблемы, задачи, для того чтобы развивать этот регион. Давайте обсудим это поподробнее, по каждому пункту ваших предложений.

Россия. ДФО > Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 21 января 2012 > № 477194 Владимир Путин, Сергей Шойгу


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 20 января 2012 > № 477204 Владимир Путин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин провёл рабочую встречу с мэром Москвы С.С.Собяниным.

Обсуждались основные показатели за 2011 год по Москве, прежде всего в здравоохранении и образовании, а также в области жилищного строительства. Кроме того, мэр Москвы хотел посоветоваться с Премьером – что строить на месте снесённой несколько лет назад гостиницы «Россия». Глава Правительства предложил обсудить этот вопрос прямо «на месте».

Стенограмма начала встречи:

В.В.Путин: Сергей Семёнович, посмотрел основные показатели за 2011 год по Москве: практически всё там в плюсе у вас, как это и обычно для Москвы и москвичей. Некоторые вещи всё-таки требуют дополнительного обсуждения. Мы с вами занимались вместе вопросами развития здравоохранения. В Москве, как я уже говорил, и вы это знаете, много крупнейших федеральных центров, которыми может не только Москва, но и вся страна гордиться. Но всё-таки много и проблем в здравоохранении для рядового москвича. Вот вы были в Первой Градской, да?..

С.С.Собянин: Да.

В.В.Путин: Вы тогда мне рассказывали про планы. Насколько я понимаю, всё-таки там не так быстро происходит всё, как нам хотелось бы.

С.С.Собянин: Да, конечно. Предыдущий год, 2011 год, был годом вхождения в проект: мы занимались проектированием, разработкой документации, торгами, проведением конкурсов. Но тем не менее мы ввели в прошлом году шесть крупных новых объектов, 150 объектов вышли из капремонта, в приблизительно 2 тыс. объектах проводился текущий ремонт. Да, и 30 единиц крупногабаритного оборудования – это компьютерные магниторезонансные томографы, уже установлены и работают. Бо́льшая часть оборудования законтрактована или в течение ближайшего месяца будет законтрактована. Тем не менее, конечно, основной объём инвестиций в здравоохранение придётся на 2012 год – на текущий год.

В.В.Путин: У нас в прошлом году для Москвы было предусмотрено по линии ФОМСа, по линии федерального центра 23 млрд рублей с лишним. Вы их получили?

С.С.Собянин: Да, получили. Ну и мы добавляли.

В.В.Путин: Всего почти 50 млрд.

С.С.Собянин: Да-да. Часть из этих денег не законтрактована, но она перейдёт на уже фактическую реализацию в этом году. Поэтому я бы просил, Владимир Владимирович, провести совместно с Минздравом совещание по реализации этой программы в 2012 году, потому что он будет уже наиболее серьёзным и по объёму инвестиций, и по конечному результату.

В.В.Путин: Но у нас разделено же на две части примерно равными долями.

С.С.Собянин: Да.

В.В.Путин: 23 млрд с лишним в 2011 году, 24 млрд с небольшим – в 2012-м.

С.С.Собянин: Да, но часть из этих денег перейдёт на 2012 год, потому что контракты заключены.

В.В.Путин: То есть вы проплатили?

С.С.Собянин: Мы контракты заключили, но не стали проплачивать, пока оборудование не будет поставлено и запущено в эксплуатацию, чтобы иметь гарантию того, что мы закупили качественное оборудование. Но в целом в любом случае надо всю программу 2012 года совместно с Правительством ещё раз отработать. Если будет у Вас такая возможность, мы проведём на одной из площадок…

В.В.Путин: А что в самой Первой Градской больнице?

С.С.Собянин: Проводится капитальный ремонт на том объекте, где Вы были. Мы вначале хотели провести текущий ремонт, но когда начали делать, то убедились в том, что там…

В.В.Путин: Старое всё.

С.С.Собянин: Да, надо более серьёзно всё делать. Даже предыдущие какие-то мелкие ремонтные работы… Мы решили заново всё переделать, потому что бессмысленно... Там нет вентиляции, нет кондиционирования нормального, инженерных сетей и так далее. И сейчас практически…

В.В.Путин: Сколько не было ремонта там?

С.С.Собянин: Лет 30, наверное, не было ремонта.

В.В.Путин: И мы с вами договаривались, что вы будете выбирать объекты прежде всего для рядовых москвичей. Имеются в виду районные поликлиники, больницы – межрайонные, районные больницы.

С.С.Собянин: Конечно. Мы в этом году ввели четыре крупных поликлиники, по сути дела, диагностические центры. На выходе ещё две поликлиники. Ремонты, конечно, в первую очередь проводятся в поликлиниках, больницах. Это не эксклюзивные какие-то больницы, это больницы, которыми пользуется большинство москвичей.

В.В.Путин: И по школам, по заработным платам педагогов. В целом, насколько я представляю по документам, вы уже вышли на среднюю по экономике в Москве, да?

С.С.Собянин: Владимир Владимирович, Вы год тому назад проводили совещание в Москве. Если Вы помните, учителя к Вам обращались с жалобами на то, что больше половины московских школ получают очень маленькое финансирование по сравнению с элитными школами. И разница составляла – в 2 раза. Мы всю эту разницу убрали. Помните, ещё было опасение, что мы это сделаем за счёт уменьшения школ, которые финансируются по высшему стандарту. Мы этого не сделали, конечно, мы подняли снизу маленькие стандарты – по 60 тыс. рублей на человека – до 120. Это позволило выровнять ситуацию в образовании города.

В некоторых школах зарплата повысилась на 40%. В среднем по городу увеличение составило 20%, и мы вышли даже выше, чем средняя зарплата. Средняя зарплата по Москве на конец года составила 43 тыс., а в образовании в ноябре уже была где-то 51–52 тыс. Поэтому я думаю, что и в будущем году мы будем планку держать, отрываясь от средней заработной платы.

В.В.Путин: Вы знаете, на что я ещё обратил внимание? В 2011 году несколько сократился ввод жилья…

С.С.Собянин: Да, об этом много писали, что в связи с тем, что мы ограничили строительство жилья в центре города, в целом ввод сократится. На самом деле этого не произошло. У нас на 18% увеличился ввод жилья, то есть там 1 млн 700 тыс. жилья было в 2010 году введено, в 2011 году – 2 млн 30 тыс. жилья.

В.В.Путин: Это значит, что у меня неточные данные. Жилья сдано около 1,2 млн кв. м…

С.С.Собянин: Нет, это неправильная информация.

В.В.Путин: На 10% ниже уровня прошлого года.

С.С.Собянин: Нет, это ошибка.

В.В.Путин: Ошибка?

С.С.Собянин: Ошибка. Мы ввели 2,36 млн кв. м жилья. В 2010 году – 1,7 млн, то есть у нас идёт 18% рост, идёт рост как по общему коммерческому жилью, так и по бюджетному.

В.В.Путин: Хорошо, давайте проверим эти цифры ещё раз.

С.С.Собянин: Конечно, проверим.

В.В.Путин: Хорошо. У вас какие вопросы есть?

С.С.Собянин: Я хотел посоветоваться по одному вопросу. Вы помните историю с гостиницей «Россия»: там были и судебные разбирательства, и всякие дебаты по поводу того, что там можно построить.

В.В.Путин: Когда её снесли-то?

С.С.Собянин: Года три, наверное, прошло. Там ничего не происходило, есть разные проекты. Хотел пару проектов показать.

В.В.Путин: Один из проектов – парламентский центр?

С.С.Собянин: Да. Это вид исторический, как он раньше выглядела, тут вот хорошая панорама, виден был весь Кремль, Китай-город, это было раньше. Сейчас было предложено два проекта. Первый проект – это создание такого делового, офисного, гостиничного, апартаментного типа, это чуть меньше 400 тыс. кв. м. Второй вариант – это строительство парламентского центра, это ещё более громоздкий вариант, более 400 тыс. кв. м.

В.В.Путин: А здесь сколько?

С.С.Собянин: Под 370–380 тыс.кв. м.

В.В.Путин: Примерно одинаково.

С.С.Собянин: Примерно одинаково, да. Конечно, это дополнительная колоссальная нагрузка на центр города, на транспортную ситуацию, и такого вида на Кремль уже не будет. Поэтому я хотел посоветоваться, как с этим проектом дальше быть, потому что это всё-таки центр города, речь идёт о парламентском центре, речь идёт о земле, которая всегда являлась спорной.

В.В.Путин: Для парламентского центра место, конечно, удобное, прямо напротив Кремля. У меня есть предложение: давайте мы сейчас всё равно с вами должны поехать на Президиум Правительства, давайте мимо проедем, посмотрим, там выйдем, на месте, и ещё раз к этому вернёмся.

С.С.Собянин: Хорошо, Владимир Владимирович.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 20 января 2012 > № 477204 Владимир Путин


Россия > Транспорт > premier.gov.ru, 17 января 2012 > № 474608 Владимир Путин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин встретился с представителями общественных организаций автомобилистов.

Стенограмма:

В.В.Путин: Уважаемые коллеги, добрый день!

Как вы знаете, у автолюбителей много проблем. Больше всего их беспокоят, конечно, плохие дороги, пробки, отсутствие парковочных мест. Сегодня мы с вами поговорим о техосмотре. Вы знаете, что с 1 января 2012 года начал действовать новый порядок прохождения техосмотра. Мы сейчас были только на одной из станций, я посмотрел на месте, как организована работа: в целом продумано. У нас Шувалов Игорь Иванович возглавлял комиссию, группу рабочую, которая готовила эти решения, затем соответствующий закон в Думе обсуждался.

Работа началась, и сегодня я хотел бы с вами поговорить на тему о том, как это организуется, какие вы видите здесь проблемы, какие вопросы нужно доработать. Вот сейчас мы были на станции, где тоже коллеги ваши начали организовывать прохождение техосмотра. Они там обратили внимание на информационное обеспечение, на совмещение, допустим, выдачи талона на техосмотр и оформление ОСАГО. Это, конечно, для людей было бы удобно, на эту тему поговорим.

Но вначале я хотел бы сказать о самом главном – о том, что прохождение техосмотра теперь будет организовано на пунктах техобслуживания, причём аккредитацию таким пунктам техобслуживания будут давать не чиновники региональных, тем более федеральных каких-то властей и даже не ГИБДД, а Российский союз автостраховщиков, что, на мой взгляд, является делом принципиального значения.

И в этой связи хотел бы обратить внимание на другую возможную засаду – на возможное стремление к монополизации этого рынка, чего допустить, на мой взгляд, нельзя в интересах потребителей этих услуг, так же как и нельзя занизить рентабельность предприятий, которые занимаются этим видом деятельности. Вот сейчас я с руководителем такого предприятия разговаривал. Он говорит, что объём работы у нас возрос, а доходы нет. Это существенный момент, на который мы должны все с вами обратить внимание. Здесь прежде всего региональные власти, конечно, могут сыграть позитивную роль - имею в виду, что могут предоставлять определённые субсидии, особенно если это связано с предоставлением льгот для малоимущих и незащищённых категорий граждан, прежде всего инвалидов, пенсионеров и так далее. В Москве установлена, например, предельная стоимость 690 рублей, а от платы за ТО пенсионеры освобождены, если имеют один автомобиль. И эта возможность есть практически у каждого региона, так же как необходимость установить определённый барьер при взимании платы, а методика устанавливается ФСТ – Федеральной службой по тарифам. И здесь тоже не должно быть никаких необоснованных колебаний. Нужно будет, безусловно, учесть и специфику каждого региона: там, где не хватает стационарных центров ТО, необходимо предусмотреть мобильные станции и пункты. Нужно, конечно, чтобы ГИБДД, во всяком случае сегодня, обеспечила необходимый объём талонов, чтобы бланки были на всех станциях. Вроде пока такой нехватки не наблюдается, имею в виду, конечно, что начало года ещё, нет пика прохождения техобслуживания: как мы знаем, это происходит как раз по весне.

Ну а в целом, вот я посмотрел, как организовано: практически за 30 минут можно пройти техосмотр и получить талон. Это в общем и целом, на мой взгляд, такой хороший, уже серьёзный шаг вперед. Главное, чтобы мы с вами все вместе на практике выстроили работу должным образом так, чтобы людям было удобно, но и, повторяю, так, чтобы предприятия не оказывались в накладе, чтобы был обеспечен хороший уровень рентабельности работы станций техобслуживания. Все действующие сегодня до 2014 года станции имеют право работать в таком режиме, но и те, что будут появляться вновь, в 2014 году должны будут пройти аккредитацию.

Давайте обсудим все текущие вопросы, связанные с организацией этой работы. Пожалуйста, кто начнёт?

В.И.Лысаков (председатель координационного совета Межрегиональной общественной организации автомобилистов «Свобода выбора»): Можно я?

В.В.Путин: Да, Вячеслав Иванович, прошу вас.

В.И.Лысаков: Спасибо. Мы с коллегами предварительно говорили - все мы мониторим эту ситуацию, и по обслуживанию не только легкового транспорта, но и грузового и так далее. Сейчас выявляются две проблемы, которые решить можно и нужно. Нам надо оградить этот рынок от откровенных жуликов и от недобросовестных операторов. К сожалению, нормативно-правовая база, выработанная на сегодняшний день, такова, что Российский союз автостраховщиков производит аккредитацию операторов только по бумагам, они не могут проверить каждого на наличие аппаратуры и так далее. И вот сейчас имеющий хождение в интернете случай, когда прошла аккредитацию в соответствии с правилами и законом одна из структур, у которой нет вообще абсолютно оборудования, то есть они получили в соответствии с правилами пачку талонов, условно говоря, они сейчас будут торговать этими талонами. Это первое. Я думаю, что мы проблему эту постараемся решить в новом составе Думы, депутаты, с учётом общественного мнения проведём круглые столы и так далее, и подумаем, как законодательно оградить рынок от откровенных мошенников. Это первое.

Есть второй случай, когда система, фирма получила аккредитацию - есть оборудование, но они не прогоняют машины через это оборудование, – так же могут теоретически или гипотетически торговать этими талонами. Здесь тоже есть один из выходов. Я знаком с программистами молодыми из Перми, которые предлагают следующий вариант: они заводят всю систему в программное обеспечение с тем, чтобы талон техосмотра распечатывался физически только после того, как машина пройдёт проверку на всех стендах абсолютно, то есть имитировать ничего нельзя. Пройдёт проверку – тогда после этого уже.… Ну, это один из вариантов. Мы наверняка и с Павлом Борисовичем (П.Б.Бунин – президент Российского союза автостраховщиков), и с Виктором Николаевичем (В.Н.Кирьянов – заместитель министра внутренних дел Российской Федерации) встретимся, с нашими коллегами соберёмся, подумаем, как это защитить, может быть, с точки зрения аппаратно-программного обеспечения, может, ещё каким-то образом. Но вот пока это две проблемы, которые на виду, на поверхности. На самом деле разговоры о сложности техосмотра, скорее всего, рождены тем, что в посленовогоднее время нет информационных поводов особенных, поэтому журналисты будируют эту тему. Пока особых проблем мы не видим, но мы мониторим эту ситуацию, будем, конечно, отслеживать её и по возможности исправлять как с точки зрения законодательной, так и с точки зрения организационной.

В.В.Путин: Вячеслав Иванович упомянул об одной из проблем, на первый взгляд несущественных, а тем не менее я хотел бы, Игорь Иванович (обращаясь к И.И.Шувалову), обратить ваше внимание на это – имеется в ввиду оборудование, которое требуется к применению на станциях технического обслуживания, – чтобы не было завышенных требований, чтобы эти требования не подгонялись под конкретного производителя и продавца. Сейчас на станции мне показали один из приказов Министерства промышленности, где, судя по всему, явно завышенные требования, рассчитанные на одного поставщика.

В.И.Лысаков: Аффилированного, видимо.

В.В.Путин: Наверное, я не знаю, но вопросы такие сразу возникают. Я вам сейчас отдам, я взял у них прямо копию этого приказа Министерства промышленности, нужно проверить. Понятно, что ориентироваться нужно на лучшие стандарты, но что это означает? Что мы всех заставляем сейчас покупать именно это оборудование, что ли? Как это? Разберитесь, я вам сейчас дам. Это первый вопрос.

Второй вопрос. Нам нужно, чтобы базы данных ГИБДД были таким образом адаптированы к работе, чтобы станции обслуживания, которые будут выдавать соответствующие документы о прохождении техобслуживания, могли легко ими пользоваться. Там тоже есть вопросы. Вы как-то можете прокомментировать, Виктор Николаевич (обращаясь к В.Н.Кирьянову)?

В.Н.Кирьянов (заместитель министра внутренних дел Российской Федерации): Владимир Владимирович, на самом деле работа проведена просто большая, и сегодня за эти дни, в которые по-новому проходит техосмотр, мы всё нарабатываем. Первые дни показали, что в общем-то безболезненно... Я думал (хочу сказать как профессионал в этом деле), что будет намного больше вопросов уже в первые дни проведения техосмотра. Сегодня их практически у нас нет, потому что мы все ежедневно общаемся, анализируем ситуацию по всем регионам. У нас осталось больше десятка регионов, где мы остались пока и проводим техосмотры (это Госавтоинспекция), остальные все регионы уже работают в нормальном, рабочем режиме. Конечно, шероховатости есть, это большое дело – то, что сейчас идёт, но я думаю, что мы сегодня справимся. У нас полное понимание есть, и что надо исправить по программе – мы обязательно исправим, и подправить по базе данных – мы подправим. Я думаю, что ничего сложного в этом нет, работа у нас – в правильном направлении.

В.В.Путин: Хорошо.

В.И.Лысаков: Владимир Владимирович, и у них стоимость техосмотра в ГАИ – 300 рублей. К сожалению, 95 пунктов только на Россию осталось, работать будут до 31 декабря 2013 года, но стоимость в разных регионах разная: от 300 рублей до 1000 с лишним рублей. Но пункты ГАИ проводят в силу определённой специфики там, правовой ситуации 300 рублей плату. Поэтому могут как бы на выбор пойти либо в коммерческую структуру, либо в систему ГАИ, причём сейчас МВД сделало совершенно правильный шаг, – это так называемый межрегиональный техосмотр, то есть можно пройти техосмотр в любом регионе вне зависимости от того, где зарегистрировано твоё транспортное средство. Это действительно шаг по отношению к нам, автомобилистам.

В.Н.Кирьянов: Понятно. Вообще, это как палочка-выручалочка, понимаете? Где видим, что чуть-чуть что-то не идёт, подключаемся и эту дырочку уничтожаем.

В.В.Путин: Давайте коллег послушаем. Павел Борисович, пожалуйста.

П.Б.Бунин: Спасибо большое. На сегодняшний день мы обеспечили преемственность этой работы, как сказал Виктор Николаевич. Все действующие пункты, ранее работавшие с ГАИ, аккредитованы при РСА и обеспечены талонами. Аккредитованы уже и новые коммерческие пункты, которые тоже обеспечиваются талонами нового образца. С Вячеславом Ивановичем (Лысаковым) я совершенно согласен по поводу этой проблемы недобросовестных действий некоторых возможных операторов техосмотра. Эту проблему надо решать, надо собираться экспертным сообществом и при помощи современных IT-технологий эту проблему решать.

По поводу монополизации – о чём Вы сказали. У нас 1990 пунктов, которые работали с ГАИ, включены в реестр. Они принадлежат совершенно разным юридическим лицам, и монополизация здесь, наверное, сложна, но Федеральная антимонопольная служба, конечно, всегда имеет возможность посмотреть. 13 новых коммерческих пунктов тоже принадлежат совсем разным юридическим лицам, как физическим лицам и крупному автомобильному дилеру, так и «Жилкомхозу» на Колыме, – там в общем совершенно разные пункты. Поэтому с монополизацией, безусловно, посмотрим.

По поводу мобильных станций. Сейчас действительно идёт ориентир на новые мобильные станции, чтобы услугу приблизить к потребителю. Цена мобильного комплекта там – от 300 до 500 тыс. рублей. В общем-то это подспорье малому бизнесу, это создание новых дополнительных рабочих мест. В общем, автостраховщики заинтересованы в том, чтобы на дорогах нашей страны были исправные машины.

В.В.Путин: Хорошо. Александр Николаевич (обращаясь к А.Н.Васильеву), пожалуйста.

А.Н.Васильев (лидер интернет-сообщества «Убитые дороги Пскова»): Я считаю, что, конечно, важно, чтобы и пункты техосмотра находились в хорошем состоянии. Но всё-таки вот эта система… Человек должен быть в центре системы, то есть это всё должно быть вокруг него, чтобы ему было удобно проходить эти обязательные процедуры. И я специально узнавал в Пскове, как у нас проходит процедура техосмотра. Первые дни показали, что в целом люди даже остались довольны. Предсказуемо с должным скептицизмом они приходили на станцию техосмотра, но на станции нет сотрудника ГИБДД, стоимость уменьшилась почти в 2 раза, потому что не надо платить госпошлину (300 рублей) и за сам техталон. Сама процедура быстрее проходит, меньше надо документов – вот это положительные сдвиги. Но тем не менее сообщество говорит о том, что техосмотр – это вещь всё-таки очень субъективная, очень много махинаций на этом рынке. Но я так понимаю, что отменить его вообще нельзя по действующим нормам, в том числе мировым.

В.В.Путин: Дело не в нормах. Дело в безопасности движения и в безопасности людей.

А.Н.Васильев: Да. Но даже страховщики отметят, что сложно доказать: до ДТП транспортное средство было в хорошем состоянии или всё-таки оно было в плохом?

В.В.Путин: Александр Николаевич, вы это говорите сейчас с точки зрения организации бизнеса. Но мы же должны думать и о безопасности на дорогах.

А.Н.Васильев: Я понимаю.

В.В.Путин: Прежде всего об этом – о безопасности людей, их здоровье. Как выпустить на линию и вообще на дорогу транспортное средство, которое опасность представляет? И так-то весь автотранспорт – это средство повышенной опасности даже в хорошем, нормальном состоянии. А если он будет ещё в плохом состоянии?

А.Н.Васильев: Главное, чтобы не было махинаций. Это самая главная задача: чтобы все были равны, чтобы все получали абсолютно одинаково техосмотр, проходили его честно, машина проходила действительно через все эти процедуры, и на дороге у нас были безопасные автомобили.

В.В.Путин: Игорь Иосифович (обращаясь к И.И.Волчеку).

И.И.Волчек (президент Союза предприятий технического осмотра): Я представляю здесь как раз тех самых операторов. Я владелец этой станции, на которой вы сегодня были.

В.В.Путин: Хорошая станция. Она с 1994 года работает?

И.И.Волчек: Станция работает с 1996 года. То есть накоплен уже большой опыт работы в предыдущей системе, и вот уже неделю мы работаем по новому закону, и уже накопили достаточно… Первый положительный момент – это то, что действительно, реально для автовладельцев облегчилась процедура прохождения за счёт того, что мы теперь полностью сами отвечаем за весь процесс технического осмотра и не зависим от ГИБДД, с которым раньше мы работали по договорным условиям. И я, как владелец станции, например, могу полностью управлять процессом со своими сотрудниками, поэтому оптимальная организация, как Вы заметили, и люди уже не ждут получении информации, заезжают на станцию, сразу оплачивают, а пока идёт занесение информации в базу данных, автомобиль уже осматривается и на выходе, при окончании процесса, он уже может получить талон, причём если автовладелец желает получить полис ОСАГО, как Вы заметили, всё это уже организовано: если автомобиль технически исправен, он тут же получает полис ОСАГО, то есть очень удобно и правильно.

Ещё такой психологический момент, который был раньше: когда присутствовал сотрудник Госавтоинспекции, это некоторых людей отпугивало, поскольку знали, что могут придираться и так далее. Теперь этот психологический момент снят, то есть гражданские люди, коммерсанты, которые готовы любезно встретить и провести техосмотр. Мы считаем, что техосмотр – собственно, я считаю как человек, который этим занимается уже 17 лет, – это форма некой независимой экспертизы. Есть ремонт автомобиля, есть так называемый техосмотр. Не всегда ремонт проводится добросовестно. Мы обслуживаем свой автомобиль, меняем масло и так далее. Техосмотр – это как раз форма, когда можно определить и понять, насколько добросовестно был сделан ремонт автомобиля. Это проводится не так часто – раз в два года или раз в год и так далее. Для автолюбителей должно быть понятно, что прежде всего мы проверяем автомобили по тем параметрам, которые связаны с безопасностью движения, безопасностью экологии, и не придираемся к тем параметрам, которые в принципе напрямую с этим не связаны.

Вы обратили внимание на то, что на сегодняшний день в законе может быть не совсем корректно сформулированы требования к оборудованию? Оборудование, установленное на нашей станции, – это оборудование, которое прежде всего проверяет параметры, связанные с безопасностью и экологией: это газовый анализ, это проверка тормозов. Очень важны проверка тормозов и наличие специального оборудования, то есть тех самых роликовых стендов, на которых можно определить не просто усилие тормозов, а неравномерность. Это очень важно в наших климатически сложных условиях, когда мы большую часть времени ездим по скользкой дороге. Это очень важный момент, и прежде всего на это технические эксперты обращают внимание и предоставляют информацию автовладельцам. Я считаю, что важен диалог в процессе техосмотра, а не как раньше, когда сотрудник Госавтоинспекции выписывает талон, не всегда любезно это было...

Теперь мы стараемся предоставить информацию автовладельцу. Если автомобиль неисправен, мы даём эту информацию. И что имеет большое положительное значение в новом законе – то, что мы можем уже устранять незначительные неисправности прямо на месте, то есть, если фары не отрегулированы, или если на старом автомобиле не совсем корректный выхлоп, то есть газовый анализ, мы можем на месте это устранить по новому закону, и это очень важно, потому что мы не отправляем автовладельца без талона, а на месте уже это делаем. Пока мы это делаем бесплатно, могу сказать. Естественно, мы сейчас уже пытаемся нашим некоммерческим партнёрством разработать схему, по которой мы смогли бы уже предоставлять примерно одинаковые услуги по крайней мере по Москве, и можно говорить по всей России.

Очень важный момент – это автоматизация процесса. На сегодняшний день это как раз одна из проблем, наверное для нас именно организационная проблема, – это автоматизация процесса передачи информации от диагностической линии в единую информационную систему МВД. Мы своим партнёрством сегодня эту программу уже разработали, на днях её установим, и я надеюсь, что по крайней мере в рамках Москвы мы эту проблему решим. И этим опытом мы можем поделиться, собственно, со всеми регионами России. Это необходимо сделать для того, чтобы процесс был автоматизирован, и чтобы не было возможностей обходить процесс техосмотра и продавать технические талоны. Поскольку если информация будет передана – это объективная информация, которая идёт с оборудования, – то обойти будет очень сложно. И те недобросовестные фирмы, которые не имеют оборудования, не смогут продавать талоны.

И очень важный момент, подчеркну, что сегодня в законе отсутствуют требования к производственной базе, и это как раз даёт возможность недобросовестным предпринимателям аккредитовываться, имея, допустим, документ или, может быть, даже оборудование или какие-то передвижки, не привязанные, собственно, к помещению. И это очень важно: необходимо привязать наличие оборудования к помещению. Оборудование должно быть метрологически проверено, если есть сертификаты, которые это подтверждают, и этого достаточно. И необходимость персонала, квалифицированного персонала, который по новому закону предусматривается, – не так, как раньше, а это тот персонал, который сегодня выдаёт талоны технического осмотра вместо сотрудника Госавтоинспекции, к нему предъявляются новые требования.

В.В.Путин: Эксперты так называемые.

И.И.Волчек: Эксперты так называемые, да. И это тоже некая проблема, потому что на сегодняшний день, наверное, в регионах России есть нехватка таких специалистов, поскольку требования изменились. К счастью, в больших городах, таких как Москва, есть такие специалисты. Вы сегодня видели, они как раз проводили технический осмотр. Они полностью удовлетворяют этим квалификационным требованиям. Но таких людей немного, и это – проблема, которую надо обсуждать и решать, и мы, собственно, уже приступили к этой задаче. Я надеюсь, что в ближайший месяц мы организуем курсы, на которых сможем готовить людей с опытом работы по техническому осмотру, для того чтобы они были переквалифицированы в технических экспертов.

В.И.Лысаков: Можно вопрос Игорю Иосифовичу? Игорь Иосифович, вы подтвердили необходимость корректировки нормативно-правовой базы в этой части. Конечно, над этим мы все будем работать. А вот такой вариант прохождения техосмотра, более простой: у вас обслуживается постоянно машина – ну, скажем так, не менее года, от года там и более, два-три-четыре года, – ваши мастера знают эти машины как облупленные, они проходят профилактические работы, ремонтные работы. Вы не занимаетесь обслуживанием?

И.И.Волчек: Нет-нет, мы занимаемся только проведением технического осмотра.

В.И.Лысаков: Хорошо, тогда это вопрос не к вам, а в принципе. Владимир Владимирович, есть некий сертифицированный сервис, который обслуживает автомобили юридических лиц, физических лиц, он знает эти машины, повторяю, занимается заменой расходников, ремонтом и так далее. Почему бы нам не отнести ответственность этого сервиса… То есть качество работ они должны гарантировать и подтверждать, что автомобиль у них обслуживается, ремонтируется, проводятся профилактические работы, и это транспортное средство соответствует техническим нормативам, это подтверждение фактически того же техосмотра. Вот это один из вариантов упрощения техосмотра. Если человек делает машину в гараже, пусть он проходит через пункты, а если он обслуживается на сертифицированном сервисе, зачем ему ещё раз подтверждать, собственно говоря, нормативное состояние технических узлов? Потому что сервис, который занимается с этой машиной, должен это знать и должен нести ответственность за качество своей работы. Ну, это в качестве предложения для дальнейшей дискуссии, для дальнейшего обсуждения просто.

В.В.Путин: Игорь Иосифович, какие функции выполняет это некоммерческое объединение, некоммерческое партнёрство?

И.И.Волчек: Некоммерческое партнёрство мы создали как общественную организацию, собственно профсоюз, который объединяет в нашем случае практически все предприятия Москвы. Прежде всего мы защищаем интересы предприятий и как раз работаем в направлении… Прежде всего мы создаём программное обеспечение, которое позволит автоматизировать, мы сейчас занимаемся обучением, и мы предоставляем информацию и организовываем некую юридическую защиту предприятий, которые занимаются этой областью. Я в этой связи, Владимир Владимирович, хотел бы сказать, что технический осмотр, на мой взгляд, – это предмет саморегулирования, который как раз в рамках саморегулируемой организации позволит решить в основном все те проблемы, которые мы сегодня обсуждаем и которые, скажем так, не предусмотрены законом: требования к производственно-технической базе, требования и подготовку персонала и так далее, то есть необходимо количество станций по регионам. Мы владеем этой информацией и уже имеем опыт, поэтому тут мы можем взаимодействовать и с РСА. Надо отметить, что практически в каждом регионе России в той или иной форме существуют или некоммерческие партнёрства, или добровольные саморегулируемые организации уже сегодня. То есть наша стратегическая задача – объединиться и создать в ближайшее время какую-то единую российскую структуру. На мой взгляд, это было бы целесообразно и даже необходимо.

В.В.Путин: Вот вы говорили (технический вопрос, вроде бы мелкий) об оборудовании, которое вы применяете уже в течение нескольких лет. Оно, я так понимаю, хорошее, мирового класса оборудование. И ваш менеджер Игорь Владимирович мне сегодня рассказывал о том, что в приказе (он даже не мог сначала понять, что это за документ, потом мы с ним нашли этот приказ Министерства промышленности) требования к оборудованию подобного рода явно завышенные. Расскажите, о чём там речь.

И.И.Волчек: Есть некие неточности, на мой взгляд, в требованиях к оборудованию. Например, к тормозным стендам указаны параметры, которые явно завышены. То есть понятно, что не нужно такое оборудование, поскольку, если говорить конкретно, требования к тормозным стендам рассчитаны на автомобили с общей массой, допустим, более 6 т. Но сколько у нас легковых автомобилей приезжает на техосмотр с такой массой? В общем, по моему опыту не было практически ни одного автомобиля. Нет абсолютно смысла устанавливать такие завышенные требования. Теперь, например, новыми правилами предусмотрено измерение такого параметра, как «шум» – я считаю, что это избыточно и не нужно. Но при этом (наверное, это некая небольшая недоработка) отсутствуют требования к проверке негерметичности выхлопной системы. То есть шум мы должны мерить, а негерметичность не смотрим! И что самое интересное – такие машины уже проходили. Это нонсенс, на мой взгляд, и избыточно. Вот этим можно не заниматься и не тратить на это время. Так же как, допустим, измерение люфта. Это достаточно сложный прибор, он сложный с точки зрения его установки на автомобиль. Люди – технические эксперты – имеют достаточный опыт, и они могут определять люфт на глаз. Если, конечно, он чувствует, что люфт завышен, он ставит прибор, и для того чтобы доказать автовладельцу, что с автомобилем что-то не так, необходимо применять. Вот здесь как раз необходима, на наш взгляд, некая корректировка, с тем чтобы упростить саму процедуру. Это будет легче и для оператора, и это будет понятнее и проще для автовладельца. В принципе процедура, как Вы видели, с учётом того, что применяется хорошее техническое оборудование, уже, по моему опыту, может проводиться в течение 20 минут – в течение этого времени будут установлены действительно все показатели или параметры, связанные прежде всего с безопасностью.

В.В.Путин: А теперь скажите два слова о стыковке или нестыковке с базой данных ГИБДД.

И.И.Волчек: Была большая работа проведена. Мы очень, я считаю, плодотворно взаимодействовали с МВД в последнее время и с РСА в новогодние каникулы, как раз с тем, чтобы перейти на новую систему: мы начали 10-го числа работать. Сама информационная система МВД абсолютно устраивает, то есть система хорошая, нормальная. Были некие нюансы, которые уже были отработаны буквально за эти дни. Мы передаём информацию без проблем. Отсутствует пока именно связь между оборудованием и вот этой системой. Это мы уже своим партнёрством программу разработали. В принципе при установке этой программы проблем никаких я не вижу.

Важный момент – мы сегодня не имеем возможности получать обратную информацию, нет обратной связи, как это было раньше, то есть первичные данные автовладельца мы должны заносить изначально вручную, с документов. Раньше госинспектор получал карточку водителя из своей информационной системы, базы данных, доступа к которой мы сегодня не имеем. Если это будет предусмотрено…

В.В.Путин: Именно это я имел в виду.

В.Н.Кирьянов: Владимир Владимирович, да, раньше мы делали запрос, одновременно проверяя машину на розыск, и высвечивалось всё, что касается автомобиля, и, конечно, не надо было вручную забивать. Здесь сегодня получается, что мы тратим дополнительное время. Конечно, это не очень удобно. Но я думаю, что мы поработаем тоже над этим и подумаем, как эту ситуацию исправить.

В.В.Путин: Да, вы подумайте, как сделать так, чтобы система работала в автоматическом режиме. Это будет и вам удобнее, надёжнее будет, и предприятиям, и, главное, людям будет удобнее, потому что быстрее будет происходить. Ладно?

В.Н.Кирьянов: Хорошо.

В.В.Путин: Игорь Вадимович (обращаясь к И.В.Титову), пожалуйста.

И.В.Титов (генеральный директор ОАО «Научно-исследовательский институт автомобильного транспорта»): Спасибо, Владимир Владимирович. Наш институт, НИИ автомобильного транспорта, являлся одним из разработчиков проведения технического осмотра. Причём у нас есть дочернее предприятие, пункт технического осмотра, совместно с немецкой фирмой DEKRA, и так случилось, что там оборудование (это один из лидеров технического осмотра) соответствует самым высоким требованиям. Поэтому мы не теоретизировали, а черпали информацию из практики. Разрабатывали мы эти правила с удовольствием, потому что приятно заниматься узакониванием чего-то разумного, полезного, удобного для людей и соответствующего международному опыту. Заказ политический нам был такой: максимально упростить. Работали очень серьёзно. Существует технический регламент безопасности колёсных средств, там есть раздел, в котором сотни требований, седьмой раздел, определяющий требования к транспортным средствам, находящимся в эксплуатации. Раньше считалось, что проверка при техническом осмотре проводится в соответствии со всеми этими сотнями требований. Сейчас составлен чёткий перечень. То есть, во-первых, гарантировано то, что в соответствии с этими требованиями осуществляется проверка, во-вторых, эти требования относятся только к эксплуатации с точки зрения безопасности транспортного средства. Но я бы с коллегой не согласился по поводу необходимости измерения шумовых параметров. Кажется, это очень серьёзное требование, которое мешает нам жить, если не выполняется, и его обязательно нужно отслеживать. Время сокращено. В качестве примера приведу легковой автомобиль с бензиновым двигателем по технической составляющей с 43 минут до 31 минуты.

В.В.Путин: У вас так на практике и получается где-то минут 30, да?

И.И.Волчек: Да, на практике получается процесс диагностики не дольше 30 минут.

В.В.Путин: Так что вы правильно рассчитали.

И.В.Титов: Да. Хотелось бы отметить, что сейчас есть такое некое несоответствие внутри ряда нормативных документов, но, насколько я знаю, соответствующие поручения уже даны. Тот самый технический регламент, который определяет требования к эксплуатации. И у нас требования в постановлении должны, естественно, коррелировать друг с другом. В общем-то, я хотел попросить о том, чтобы дано было такое поручение.

В.В.Путин: Спасибо.

Павел Борисович (обращаясь к П.Б.Бунину), хотели добавить что-то?

П.Б.Бунин: Спасибо большое. Я ещё раз - про базу данных МВД. Нам крайне важно определиться, кто оператор чистой базы данных, потому что всегда есть технические ошибки, когда сотрудник набивает что-то, ошибается, потом их очень сложно вылавливать, надо ставить фильтры. Вот если бы можно было политически определить, что есть база данных, в которую есть какой-то доступ (конечно, не в полном объёме, а в том, в котором разрешён) страховщикам, операторам техосмотра, тогда ошибок и спорных ситуаций вследствие них было бы гораздо меньше.

В.В.Путин: Я думаю, что это вполне можно было делать. Виктор Николаевич, вы специалистам поручите, я с Нургалиевым (Р.Г.Нургалиев) переговорю тоже. Так, чтобы защитить ту часть информации, которая нужна исключительно для ведомства, а открыть ту часть, которая нужна для операторов и всех участников рынка.

П.Б.Бунин: Спасибо большое.

В.В.Путин: Это можно сделать.

Игорь Иванович (обращаясь к И.И.Шувалову), пожалуйста.

И.И.Шувалов: Уважаемый Владимир Владимирович! По поводу прохождения по новой процедуре технического осмотра мы в Правительстве постоянно проводим совещания, и буквально вчера были даны в том числе поручения для того, чтобы Министерство промышленности и торговли инициировало внесение соответствующих изменений для полного соответствия технического регламента правилам прохождения, для того чтобы они не были излишними. И заместитель министра промышленности и торговли Саламатов Владимир Юрьевич такие поручения получил.

Другая проблема, о которой СМИ говорили с начала года, – это отсутствие соответствующих бланков талонов на всех станциях. Мы приняли такое решение, что те пункты операторов, где в настоящий момент бланки отсутствуют по какой-либо причине, могут в простой письменной форме заполнить характеристику автомобиля, подписать и этот документ направить в страховую организацию. Страховая организация будет уполномочена выдать страховой полис ОСАГО. И такой подход Союз страховщиков поддержал.

И ещё один момент. Мы действительно, когда разрабатывали законопроект, думали, что помимо всех тех пунктов, которые в настоящий момент уже аккредитованы, то есть все те, которые были по состоянию на 2011 год, вошли в соответствующий реестр (мы не сократили ни одного пункта и даже добавили, как было сказано, 13 дополнительных). Но мы имели в виду, что будут аккредитованы те профессиональные дилерские центры и станции технического обслуживания, которые, по сути, этой функцией никогда не занимались, и то, о чём Вы сказали, что, обслуживая постоянно автомобиль и отслеживая его техническое состояние, конечно же, они будут одновременно выдавать соответствующее…

Реплика: По факту.

И.И.Шувалов: По факту, поскольку техническое обслуживание автомобиля будет проводиться регулярно, как это полагается по паспорту. И такая информация будет страховщику направляться. Поэтому эта возможность в законе заложена. По факту пока таких организаций у нас нет, но мы надеемся, что эти дилерские центры и специализированные станции технического обслуживания будут аккредитованы.

В.В.Путин: Мы с вами, как в народе говорят, рассусоливать не будем особенно. Вопрос понятен, конкретен. В его достойном урегулировании заинтересованы миллионы наших граждан. Вопрос очень важный почти для каждой российской семьи. У нас количество автомобилей из года в год растёт, увеличивается в разы. За последние годы вообще количество увеличилось в разы. На сколько выросло по процентам?

В.Н.Кирьянов: 44 млн с копейками сегодня количество автомобилей в России. Конечно, огромная цифра. На 2 млн c лишним больше по сравнению с прошлым годом - 2,148 млн.

В.В.Путин: Понимаете, у нас один из самых перспективных рынков, по оценкам всех международных экспертов. Автомобильный рынок растёт очень быстро. Мы в позапрошлом году продали легковых машин в России больше, чем в такой стране, как Индия с более чем миллиардным населением. Представляете, какой у нас рынок? И вопросов здесь много. Один из них – это тот, который мы с вами обсуждали. Я, во-первых, хочу вас поблагодарить и ваш институт хочу поблагодарить, ГИБДД неплохо отработало, МВД в целом, правительственная комиссия, но мы видим, что есть ещё и шероховатости, и нужно их устранять. Вот цель нашей сегодняшней встречи – как раз выявить эти проблемы и наметить конкретные шаги для их устранения. Игорь Иванович, я попрошу вас в самое ближайшее время эти предложения представить.

И.И.Шувалов: Сделаем, Вам доложим.

В.В.Путин: Спасибо. И есть ещё один момент, на который я хотел бы обратить внимание (это прежде всего касается общественных организаций), – это дороги и дорожные фонды. Они будут пополняться за счёт налога. 90 млрд получат регионы в дорожные фонды, а за счёт акциза ещё 94 млрд. Деньги большие, которых давно на такие цели не выделялось и не было в региональных бюджетах. И общественные организации, и заксобрания на местах, в регионах, должны самим строгим образом следить за тем, чтобы деньги были истрачены исключительно целевым образом, чтобы граждане почувствовали изменение ситуации с качеством наших дорог. Спасибо.

Россия > Транспорт > premier.gov.ru, 17 января 2012 > № 474608 Владимир Путин


Россия. ПФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 14 января 2012 > № 470911 Владимир Путин, Рустэм Хамитов

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин провёл рабочую встречу с главой Республики Башкортостан Р.З.Хамитовым.

Обсуждались итоги социально-экономического развития республики за год, которые в целом, прежде всего в промышленности, сельском хозяйстве, строительном комплексе, выглядят неплохо, даже превышая некоторые среднероссийские показатели. В то же время Премьер обратил внимание главы региона на отставание в росте доходов работников образования и поручил исправить положение.

Стенограмма начала встречи:

В.В.Путин: Довольны результатами работы?

Р.З.Хамитов: Да, Владимир Владимирович. Республика хорошо поработала в 2011 году. Вот основные наши результаты (показывает материалы), я хотел Вам продемонстрировать. Что касается регионального продукта, мы выйдем где-то на 110% – это повыше среднероссийского показателя.

В.В.Путин: 9,1.

Р.З.Хамитов: Да, это было по ноябрю, мы ещё немного добавим за декабрь, и будет совсем неплохо. Цифра будет где-то 940–950 млрд рублей. То есть в следующем году, в этом, уже точно будет 1 трлн рублей регионального продукта.

В.В.Путин: Отлично.

Р.З.Хамитов: Следующее: по индексу промышленного производства – 109,7%, то есть тоже в районе 110%. Это ноябрьская цифра, она тоже подрастёт у нас чуть-чуть. У нас хорошие позиции – первое место в России мы держим по количеству прибыли предприятий. Мы работаем осознанно в этом направлении, заставляем отчитываться так, как нужно, с тем чтобы законодательство выполняли. Больше 80% предприятий у нас прибыльных, собственно говоря, оттуда мы и берём налоговую базу.

После прошлогодней засухи и провала мы выправили ситуацию в сельском хозяйстве. Она у нас сейчас не то что стабильная, а сверхстабильная. Мы собрали хороший урожай – более 3 млн т хлеба, двухгодичный запас кормов по всем показателям. Так что по этой части, по зимовке скота у нас никаких вопросов нет. Да и нет никаких проблем с посевной кампанией, мы хорошо помогали сельчанам в 2011 году, субсидировали топливо вместе с Федерацией, помогали семенами.

Строительный комплекс тоже неплохо идёт. В этом году мы перейдём 100-миллиардный рубеж, будет где-то 105–107 млрд. Это тоже ноябрьская цифра, но она тоже будет в пределах 110%. Строительный комплекс ожил, развернулся и очень хорошо работает. Отсюда ввод жилья – то, что заявляли, мы выполнили: 2 млн 100 тыс. кв. м жилья мы сдали, из них 75% – это индивидуальное жилье. Это связано ещё и с тем, что мы строим как посёлки, так и хорошо строит у нас народ в сельской местности. Мы помогаем, выделяем площадки, берём на себя инфраструктуру – подвод воды, газа, электроэнергии. Это даёт результат. На следующий год запланировано 2 млн 350 тыс., а в 2015 году мы должны выйти на 3 млн кв. м при населении 4 млн – 0,75 кв. м на человека в год.

Инвестиции в основной капитал – порядка 103–104. Заработные платы выросли, можно даже сказать, существенно – 112%. Реальная зарплата – на 2,5%, а по итогам года она будет примерно 3–3,5%. Рост будет нормальный. У нас есть специфика: 40% населения республики – сельчане. В сельском хозяйстве, к сожалению, заработные платы ниже, и только за счёт промышленности мы, конечно, компенсировать не можем. Это и в советское время так было, и всегда, но сейчас мы потихоньку догоняем среднероссийскую заработную плату.

Внешнеторговый оборот растёт, наши предприятия хорошо отгружают продукцию нефтепереработки, нефтехимии и химии. Почти 12 млрд долларов – такой приличный объём.

По налогам: мы генерируем более 300 млрд рублей в год налогов – это сумма, которая собирается на территории республики. Это – в федеральный бюджет, это осталось у нас (показывает графики). Конечно, нам хочется, чтобы подросла эта сумма. Работаем над тем, чтобы налоговую базу увеличивать.

Реальные доходы тоже в общем неплохие. Заработная плата в образовательных, дошкольных учреждениях – очень тяжёлый был вопрос. Мы однократно ввели увеличение, прямо директивно, на 1 тыс. рублей, в 2011 году ещё 2 раза увеличивали. По итогам года доведём среднюю зарплату до 10 тыс., хотя, конечно, пока это немного.

В.В.Путин: По итогам 2011 года?

Р.З.Хамитов: По итогам 2011 года будет 10 тыс.

В.В.Путин: Маловато.

Р.З.Хамитов: У нас много детских садов, много работников. Республика большая. По школам мы вышли уже на приличную цифру…

В.В.Путин: На следующий год нужно на среднюю по экономике выйти.

Р.З.Хамитов: Да-да. Чуть-чуть, может быть, ниже.

В.В.Путин: По дошкольным надо подтаскивать. Разница большая очень.

Р.З.Хамитов: Согласен, это для нас проблема. Кроме того, хочу сказать, что в следующем году мы построим 52 новых детских сада, это ещё значительное количество воспитателей. Таких объёмов строительства по детским садам не было даже в советское время. В этом году мы сдали 10,5 тыс. мест в новых детских садах. Разными способами проблему решаем потихоньку.

Теперь по модернизации здравоохранения. У нас очень приличная сумма – 15,5 млрд рублей запланировано на два года пропорционально нашему населению. С другой стороны, надо подтягивать наше здравоохранение к современному уровню. Нам пошли навстречу. Мы выполняем эти работы, идём достаточно уверенно, спокойно. В части капитальных ремонтов в этом году 490 млн рублей – полмиллиарда рублей – пошло на капитальные ремонты.

В.В.Путин: Сколько у вас всего объектов здравоохранения на обеспечении?

Р.З.Хамитов: Межрайонных, межтерриториальных медицинских учреждений у нас 11, мы их хорошо, капитально отремонтируем. Часть ремонтов идёт за бюджетные деньги. На 4 млрд рублей будет приобретено самое разнообразное медицинское оборудование – томографы, рентген, ультразвуковые аппараты.

В.В.Путин: Тендер проводите?

Р.З.Хамитов: Тендер мы проводим в электронном виде, это электронная площадка, цены у нас рекомендованы производителями и даже ниже, то есть в этом плане мы всё отладили. Очень хорошая экономия – мы в этом году на электронных тендерах сэкономили более 1 млрд рублей. Дальше – информационные системы, тоже обычная работа, она идёт по плану, и внедрение стандартов – 10 млрд за два года. Нисколько не сомневаемся, что мы эту работу выполним. Кроме того, средняя заработная плата тоже подрастёт – уже не стыдно, что называется, за врачей. Ещё есть разрывы со средним медицинским персоналом, но это отдельная тема. Конечно, она значима, большая, но будем сокращать эти разрывы.

В.В.Путин: Разрывы почти не сокращали.

Р.З.Хамитов: Пока нет. К сожалению…

В.В.Путин: Подросли зарплаты и там и там, но надо работать…

Р.З.Хамитов: Далее: мы разворачиваем власть лицом к народу. Власть должна быть ближе. Работаем, слушаем людей, пытаемся решать их непосредственные задачи: подъезд, улица, двор, освещение, ЖКХ, транспорт и так далее. У нас есть интересный, хороший опыт: мы создали в этом году 12 тыс. домовых комитетов в многоквартирных домах. Там, где нет ТСЖ, эти люди реально сегодня представляют интересы жителей. Процесс идёт хорошо, мы даже немного доплачиваем председателям советов многоквартирных домов – немного, в пределах 1–1,5 тыс. рублей, но люди работают.

Они смотрят, куда идут деньги, как идут деньги на ремонт, по какой цене покупают краску, шифер. Это хороший опыт. Кроме того, мы смогли помочь всем сельским поселениям, их у нас много – 819. Каждому мы дали по 200 тыс. рублей. Для них это большие деньги: забор починить, на кладбище ограду поправить, дорогу где-то сделать. Очень хороший эффект от того, что мы напрямую стали работать с сельскими поселениями, люди поддерживают нас в этой части.

Мы хорошо двинулись по разным спортивным мероприятиям. В 2012 году в Уфе пройдёт молодёжный чемпионат мира по хоккею. В этом году – серебро, надеемся, в следующем году общими усилиями выиграем какую-нибудь хорошую медаль, и приглашаем Вас. В 2012 году у нас пройдёт летний чемпионат мира по биатлону, тоже готовимся, тоже всё хорошо идёт – всё по плану. В 2013 году в феврале проведём зимние игры среди детей – это малые Олимпийские игры для детей от 10 до 14 лет. Это 1 тыс. участников, примерно 30 стран, подготовка тоже идёт хорошо.

Россия. ПФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 14 января 2012 > № 470911 Владимир Путин, Рустэм Хамитов


Россия > Приватизация, инвестиции > ria.ru, 12 января 2012 > № 471244 Владимир Путин

Премьер-министр РФ Владимир Путин, баллотирующийся в президенты, намерен сделать основной упор в экономической политике на стимулировании инвестиций, создании новых производств, масштабном внедрении инноваций, повышении энергоэффективности и развитии современных отраслей.

"Стимулом для инвестиций в реальный сектор экономики станет снижение процентных ставок. Мы решим эту задачу, в первую очередь, за счет подавления инфляции и развития национального финансового рынка, использования инструментов "длинных денег", - говорится в проекте предвыборной программы Путина.

В нем отмечается, что России нужен масштабный рост инвестиций: до уровня 25% ВВП к середине десятилетия против сегодняшних 20%. "Наша цель - создание за 20 лет не менее 25 миллионов рабочих мест нового качества с достойным уровнем оплаты за интересную работу. Размещение нового производства в России должно быть более выгодным, чем в других странах", - говорится в документе.

Повышая эффективность

Модель экономического роста прошлого десятилетия, основанная на высоких ценах на нефть и использовании недозагруженных мощностей, построенных еще во времена СССР, практически исчерпала себя, отмечает Путин. Необходимо поднять на новый технологический уровень развитие энергетики, промышленности и динамично развивающееся в последние годы сельское хозяйство, также необходимо способствовать дальнейшему развитию современных отраслей - телекоммуникаций, информационных технологий биотехнологий и других, продолжает он.

"Мы создадим все условия для стимулирования частной инициативы. Каждый, кто думает об открытии собственного дела, сможет это сделать. Мы поможем бизнесу - продолжив наступление на административные барьеры. Будем развивать и гарантировать предпринимательские свободы. Прежде всего - защиту от любых посягательств на частную собственность", - говорится в проекте предвыборной программы.

Кроме того, Путин обещает, что государство поможет российским производителям выйти на новые рынки сбыта и будет стимулировать экспорт сырьевых товаров более глубокой степени переработки (нефтегазовая и химическая отрасли, черная и цветная металлургия, деревообработка и др.), продукции машиностроения и других высокотехнологичных отраслей.

"Мы будем повышать эффективность использования энергетических ресурсов. В целях снижения энергоемкости экономики мы будем создавать благоприятные условия для развития отечественного производства энергосберегающих товаров и оказывать содействие внедрению энергосберегающих технологий, прежде всего, в сфере жилищного строительства", - отмечается в проекте предвыборной программы Путина.

Бюджет и налоги

Развивая отечественное производство, Россия не может позволить себе накапливать государственный долг, говорится в документе. "Бюджет страны должен быть устойчивым и сбалансированным, и достигать этого мы будем не за счет фискального бремени, а за счет диверсификации и укрепления устойчивости экономики, создания новых производств", - отмечается в нем.

Такая политика позволит ответственно планировать и увеличение объемов социальных расходов, не создавая опасности попадания в "долговую яму", полагает Путин. Согласно проекту его предвыборной программы, России к середине десятилетия необходимо выйти на бездефицитный бюджет. Ранее официальные власти уже озвучивали планы прийти к нулевому дефициту в 2015 году.

Что касается налоговой политики государства, то она "должна быть справедливой и эффективной, она должна не только обеспечивать текущее наполнение бюджета, но и стимулировать создание новых предприятий, расширение налоговой базы", отмечается в документе.

"Мы будем качественно улучшать работу с налогоплательщиками за счет перехода к полноценному электронному обмену документами с органами налогового контроля, сокращения сроков и количества налоговых проверок, упрощения налоговой отчетности", - говорится в проекте.

Локомотивы роста

"Для достижения качественного рывка в экономике, для повышения национальной конкурентоспособности необходимо масштабное внедрение инноваций. Государство будет стимулировать технологическое перевооружение и помогать бизнесу получить доступ к современным технологиям", - отмечается в документе.

Ставятся цели по формированию кадрового потенциала страны в этой сфере через воспитание собственных высококвалифицированных специалистов и привлечение лучших в мире кадров для модернизации страны.

"Не только "Сколково", но все "инновационные территории", включая наукограды, станут локомотивами развития страны", - говорится в проекте предвыборной программы Путина.

Еще одним направлением будущего развития станет поддержка сельского хозяйства. "Сельское хозяйство поддержим за счет развития современных систем сбыта сельхозпродукции. Прибыль от ее продажи должна доставаться, прежде всего, производителям, а не торговым посредникам. Нужно развивать оптовые продовольственные центры, хранилища сельскохозяйственной продукции, позволяющие товаропроизводителям обеспечить стабильный сбыт. Существенную поддержку агропромышленному бизнесу должна оказывать и совершенствуемая система страхования сельскохозяйственных рисков", - отмечается в проекте предвыборной программы.

Кроме того, ставится цель создать современные условия для жизни на селе. "Важно, чтобы молодежь смогла реализовать себя, занимаясь делом, которому посвятили жизнь их отцы и деды. В села будут проложены дороги, подведены вода, электричество, для всех сельчан должны быть доступны современные школы, больницы, дома культуры", - говорится в документе.

Для того чтобы придать новый импульс фермерскому движению, Путин предлагает максимально упростить открытие нового бизнеса, связанного с производством сельскохозяйственной продукции. "Поможем в вопросах с получением и оформлением земельных участков, с приобретением современной техники. Поддержим создание информационных банков, содержащих образцы готовых решений, например, типовые проекты семейных ферм, в том числе в комплексе с жильем для фермеров, для реализации которых не потребуется разрешения на строительство", - поясняется в проекте.

Документ опубликован на сайте Путина как кандидата в президенты www.putin2012.ru.

Россия > Приватизация, инвестиции > ria.ru, 12 января 2012 > № 471244 Владимир Путин


Россия > Рыба > premier.gov.ru, 11 января 2012 > № 469220 Владимир Путин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин провёл встречу с представителями общественных объединений любительского и спортивного рыболовства.

Стенограмма:

В.В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги, друзья!

У нас так удачно получилось, что Российская ассоциация общественных объединений охотников и рыболовов одновременно является и членом Общероссийского народного фронта. У нас есть возможность пообсуждать сегодня, поговорить по тем проблемам, которые вызвали такую бурную реакцию со стороны рыболовов-любителей, и я вполне разделяю их настроения по этому поводу. В 2010 году закон принят, и мы помним, какую он вызвал реакцию. Потом были предприняты попытки его изменить, внести поправки. Они до сих пор не внесены, да, Андрей Анатольевич (обращаясь к А.А.Крайнему – руководителю Федерального агентства по рыболовству)?

Да, они не внесены в парламент, именно поэтому я хотел с вами встретиться. Потому что, несмотря на такое широкое обсуждение – и в интернете обсуждался, с общественными организациями этот вопрос обсуждался, – всё-таки проблемы, на мой взгляд, остаются. И, прежде чем сделать окончательный, конечный шаг – внести эти поправки, мне хотелось с вами встретиться, поговорить на эту тему, пообсуждать.

Конечно, идеи были, видимо, у авторов этого законопроекта благородные заложены: цивилизовать этот процесс, помочь людям, которые занимаются рыбалкой, любят этот вид досуга (а у нас миллионы людей этим занимаются), создать дополнительные условия для воспроизводства биоресурсов и так далее. Но во что это вылилось на самом деле, на практике, мы знаем. Я с удивлением обнаружил, что в некоторых регионах (а именно регионам было отдано право определять места для рыбалки за деньги, так прямо скажем, определять так называемые промысловые участки и выставлять их на конкурсы), в некоторых регионах почти половина водной глади, водного зеркала была передана как раз сразу коммерческим организациям для организации этих торгов. А то, что осталось вне поля коммерческой деятельности оказалось так далеко, и не обустроено совершенно никакой инфраструктуры, что людям туда просто и добираться-то невозможно. В некоторых регионах 47% водной глади, в некоторых свыше 20%. Насколько я помню, в Казани вообще всё целиком. Это первое, что вызывает тревогу.

Второе – эти так называемые карты рыболовов. Они, по-моему, так и остались в проекте закона, поправок. Тоже благородное вроде начало, хорошая идея, казалось бы… У нас такая огромная страна, столько возможностей. Это же не какое-то среднеевропейское государство. Я знаю, как у них это всё организовано, но там подчас водоёмы даже не похожи на естественные: там всё это выглядит как искусственные водоёмы. Там понятно, а у нас, чтобы человеку получить эту так называемую карту рыболова, фиш-карту, нужно будет прийти в какое-то учреждение – видимо, в Росрыболовство, в местное какое-то учреждение. Если он живёт в этом районе, он получит её бесплатно. Да ещё получить надо, походить, пороги пообивать. А если он привык ездить в другое место на рыбалку? Значит, ему надо будет заплатить опять?

Сделано исключение для детей до 14 лет, для инвалидов. Это благородно, конечно, но, мне кажется, мы чрезмерно забюрокрачиваем весь этот процесс. Вообще, мне не очень понятно, зачем мы это делаем. Ну зачем это нужно делать? Люди испокон веков занимались рыбалкой. Любительская рыбалка не наносит вреда экологии и сохранению биоресурсов. Браконьерство наносит, но это не любительская рыбалка! Боритесь с браконьерством тогда более эффективно.

Что касается воспроизводства биоресурсов, то мы и так из бюджета регулярно – вот в 2011-м, в 2012 году тоже предусмотрено – выделяем по 2 млрд рублей, при этом свыше 1,5 млрд – непосредственно на воспроизводство. Процесс был запущен ещё в 2010 году, нам нужно его как-то завершать. И я хотел с вами посоветоваться, как мы это сделаем, чтобы не нанести никакого ущерба людям, а наоборот, если уж что-то и делать, то делать это только для того, чтобы помочь, поддержать, создать более благоприятные условия, но я думаю, что, как уже неоднократно говорили, там, где речь идёт о каких-то искусственных водоёмах либо таких водоёмах, которые действительно бизнес берёт, для того чтобы предоставить дополнительные возможности, так пускай бизнес всё организует на этих участках, на этих водоёмах – на своих, но всё взять и загнать в коммерческую сферу – это неправильно. В общем, я бы хотел с вами сегодня на этот счёт поговорить, посоветоваться, для того чтобы понять окончательно, какие шаги нужно предпринять, для того чтобы, как я уже сказал, этот процесс завершить. Пожалуйста, кто начнёт? Может быть, Эдуард Витальевич (обращаясь к Э.В.Бендерскому)?

Э.В.Бендерский (президент Российской ассоциации общественных объединений охотников и рыболовов): Добрый день, Владимир Владимирович! Добрый день, уважаемые коллеги! Спасибо за предоставленное слово. Наверное, нет смысла окунаться или погружаться в историю, почему такой всплеск недовольных рыбаков вышел. На мой взгляд, сегодня очевиден такой перекос, что позиции общественных организаций в этой области стали серьёзно зажиматься, в том числе на региональном уровне. Дело в том, что, в частности, ассоциация «Росохотрыболовсоюз» на протяжении многих лет (с 1950-х годов) занималась ведением в том числе рыбного хозяйства. Наглядные примеры – Московская область, Можайское водохранилище, Рузское водохранилище. У нас посещение только Можайского водохранилища по году составляет от 300 тыс. до 500 тыс. рыбаков в год. И никогда у нас не возникало проблем, связанных с тем, что рыбаки были недовольны, что здесь предоставляются какие-то услуги, продаются путёвки и так далее: во-первых, потому что они знали, что ведёт своё хозяйство здесь общественная организация и, как ни крути, в общественной организации – со всеми её, может быть, плюсами, минусами, но это общественный институт, – достаточно прозрачные и финансы, и основные средства шли на воспроизводство. Ежегодно только в Можайское водохранилище выпускалось 5 млн молоди судака, 2 млн – щуки, то есть рыбак знал, что он, приезжая на Можайское водохранилище, получал в первую очередь качественную рыбалку. Он знал, куда идут его деньги. Его никто не заставлял покупать какие-то надуманные услуги, то есть процесс был, так скажем, добровольный. И когда пошло поголовное перезакрепление водоёмов, не умаляя достоинство, может быть, частных пользователей (они тоже делают свою работу), но просто пошли перегибы. В отдельных регионах, отдельных районах за районными организациями вообще не осталось ни одного водоёма, и те рыболовы и охотники, которые приходили на известные места... Пришли новые хозяева, поменялась вывеска, теперь заплати такие-то деньги. «За что? Кому? Кто вы такой?» – «Я – частная компания. Никаких социальных серьёзных обязанностей, ответственности не несу». Поэтому это вызвало, конечно, такую бурю негодования. На мой взгляд, сегодня важно сохранить баланс пользования и общественные организации, где процессы всё-таки по уставным своим задачам отличаются от частных компаний. Если этого баланса нет, возникает социальная напряжённость.

В.В.Путин: Эдуард Витальевич, вы давайте поконкретнее. Я всех призываю предельно конкретными быть сегодня. Есть текст. У вас есть замечания по этим текстам, какие-то предложения туда, что-то вам кажется излишним, избыточным, опасным, ненужным? Вы же наверняка читали это.

Э.В.Бендерский: Владимир Владимирович, я думаю, Андрей Анатольевич подтвердит, что как раз специалисты нашей ассоциации максимально конкретны с точки зрения помощи в законотворческом процессе. Как только эти ситуации возникли, мы предоставили специалистов, и тот текст, который сегодня в законопроекте есть, на 90–99% нам понятен, наши предложения там учтены, и мы находимся в рабочем тандеме. Есть определённые вещи: мы, например, считаем, что такие водохранилища, такие объекты, как Можайское водохранилище, должны быть объектами закрепления, поскольку я привёл позитивный пример работы на нём. Если нам удастся в федеральном законе прописать конкретную норму, чтобы разделить, как-то защитить интересы общественных организаций, общественных пользователей, это будет вообще сильный шаг, на мой взгляд, хотя, как это сделать, мне пока не очень понятно.

В.В.Путин: Если все считают, что так нужно сделать, что это целесообразно, прямого действия закон, прямо прописать в законе, и всё, чтобы потом на уровне исполнительной власти не было никаких собственных новаций и отхода от смысла самого закона.

Давайте мы все по очереди выскажемся. Андрей Анатольевич, у вас есть эти все замечания, поправки, да?

А.А.Крайний: Да, Владимир Владимирович, спасибо за предоставленную возможность. Добрый день, Владимир Владимирович! Добрый день, коллеги! Мы действительно достаточно плотно работали сегодня, ожидая Вас, подводили итоги, год шла работа. Я всё-таки в отличие от Эдуарда Витальевича (Э.В.Бендерский) начну с начала. 1 января 2011 года вступила в силу пятая часть статьи 24, где появилось понятие путёвок и возмездного оказания услуг на так называемых рыболовных базах или рыбопромысловых участках, которые выиграны по конкурсу.

В.В.Путин: Слушайте, мы ловили, ловили рыбу столетиями. На фига вообще это всё нужно было делать?

А.А.Крайний: Владимир Владимирович, видит Бог, не наша была инициатива!

В.В.Путин: А чья? Не моя же!

А.А.Крайний: Мы власть исполнительная, а не законодательная. Я говорю о том, что по Вашему поручению, во-первых, мы тогда объявили мораторий на проведение конкурса, он действует до сих пор. Во-вторых, 235 договоров расторгнуто…

В.В.Путин: А чья это была инициатива? Можете сказать?

А.А.Крайний: Депутатов. Я ровно год назад выступал на комитете по природным ресурсам и уже тогда предупреждал коллег о том, что это опасно. Нельзя связывать деньги и водно-биологические ресурсы вместе, вот то, что говорил Эдуард Витальевич. Понимаете, услуга должна быть добровольной. То есть я приезжаю на эту базу, пусть это база, как бы она ни называлась: хочу – я плачу́ деньги за услугу, не хочу – я не плачу́. А в этой части связали: я обязан приобрести путёвку! Что и вызвало волнения.

Так вот, Владимир Владимирович, есть некая разноголосица. Даже коллеги, которые сидят здесь, в этом зале, не во всём друг с другом согласны. Мы действительно с коллегами Эдуарда Витальевича очень плотно работали. Работа удалась плотной, но мне представляется, что есть вещи, с которыми согласятся все присутствующие здесь в зале. Проще всего, Владимир Владимирович, взять и сегодня принять решение: отменяем часть пятую статьи 24, не нужно путёвки покупать. Но это только одна сотая проблемы.

В.В.Путин: Путёвки? Что за путёвки? Это фиш-карты вот эти?

А.А.Крайний: Нет, это, где путёвка. Фиш-карта – это пока только законопроект, а мы говорим о законе действующем де-юре, сегодня: путёвка, которая вызвала, собственно, волнения все изначально. Это одна сотая проблемы. В конце концов проблема-то не в том на самом деле – платить или не платить, где платить и когда платить. Давайте напишем большими буквами «бесплатно», везде бесплатно, но мы должны отдавать себе отчёт, что таким образом мы не решаем целого ряда проблем, о которых говорили участники митингов и о которых говорят коллеги.

Первое. Что делать с рыболовными участками? На самом деле в нынешнем действующем законе не совсем корректное название «рыбопромысловый». Всё-таки участок должен называться рыболовным, а не рыбопромысловым. Это не промысел. Это первое. И в законопроекте это учтено.

Второе. Многие из здесь присутствующих выступали против участков на реках, на Волге, скажем. Почему? Потому что участок – это такая вещь с географическими координатами. Это же не граница, по земле проведённая, не забор. Поэтому в нынешней редакции законопроекта сказано, что участки могут создаваться при таких, как Вы сказали, удостоверительных условиях: на искусственных водоёмах, то, что вырыто, – вот тут сидит представитель Владимир Петрушин (В.А.Петрушин – президент Федерального союза рыболовных хозяйств), который этим как раз занимается очень активно в Московской области, - на водоёмах, которые не имеют рыбохозяйственного значения (попросту говоря, рыбы нет), и на тех реках, где водятся ценные и особо ценные породы рыб, причём в законопроекте приведён исчерпывающий перечень из 11 видов, из них: три краба, дальневосточные лососи и дикая атлантическая сёмга (это Кольский). Таким образом, если принять эту редакцию, я надеюсь, что все коллеги с этим согласятся, у нас в европейской части России остаются только участки на Кольском полуострове. Всё остальное бесплатно и свободно.

Затем обязательно надо вводить норму (она в законопроекте есть) о запрете электроловильных устройств и ужесточении наказания за электроудочки. И второе. Мы даже сейчас дискутировали перед Вашим приходом буквально, как ввести запрет или ограничение оборота сетей. Что получается, Владимир Владимирович? Мы два года назад ввели норму о запрете ввоза сетей из мононити, так называемых китайских капроновых сетей, на территорию России. Народ у нас креативный, начали ввозить все эти материалы под видом авосек, рулонов и так далее. Поставили машинки и шьют здесь, по домам, эти сети. Сети эти дешёвые, их можно бросить при приближении рыбинспектора, скажем. Этими сетями устлано дно Ладоги, Онеги, Волги, Рыбинки и так далее. Надо вводить, видимо, лицензирование, потому что нельзя запрет полностью ввести на сети: есть районы России, где по-другому рыбу не поймать, Северные Курилы, например, – там у берега 3 км начинается, с удочкой бесполезно... Это то, с чем согласны все.

И ещё один вопрос. Владимир Владимирович, когда мы говорим…

В.В.Путин: Послушайте, средства лова – сети, электроудочки – это одно, а путёвки – это совсем другое.

А.А.Крайний: Нет-нет, путёвок в нынешнем законопроекте уже нет никаких.

Что касается карты рыболова, Владимир Владимирович. В первом варианте законопроекта этой карты не было. Эта карта появилась по итогам обсуждения в интернете. Это предложение не Росрыболовства было, а предложение рыбаков-любителей. И вокруг этого предложения разгорелась горячая дискуссия: платить/не платить, где платить, сколько платить. Сегодня в законопроекте сказано: люди, которые…

В.В.Путин: Послушайте, я не знаю, откуда возникла эта идея. Может быть, из интернета, и там тоже продвинутые люди сидят, которые знакомы с тем, как организована любительская рыбалка в других странах. Действительно, во всех европейских странах эти фиш-карты присутствуют, я сам пользовался этими фиш-картами. Но у нас всё-таки немножко другая страна: у нас огромная страна, у нас люди ездят куда угодно. Понимаете? Я вот сел на самолёт и полетел на рыбалку. Где мне взять эту фиш-карту? Куда бежать её покупать где-то там? Замучаешься бегать! Понимаете? У нас совсем другая культура этого досуга.

А.А.Крайний: Владимир Владимирович, я с Вами согласен, но разработчики законопроекта – я хочу заметить, что в это число входили и эксперты, и представители общественных о