Всего новостей: 2528443, выбрано 859 за 0.058 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Путин Владимир в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаТранспортМеталлургия, горнодобычаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольСудостроение, машиностроениеФинансы, банкиЭкологияХимпромСМИ, ИТАвиапром, автопромНедвижимость, строительствоОбразование, наукаЭлектроэнергетикаАрмия, полицияАгропромЛеспромЛегпромРыбаМедицинавсе
Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 12 октября 2011 > № 416700 Владимир Путин, У Банго

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин, находящийся в Китае с рабочим визитом, встретился с Председателем Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей У Банго.

Стенограмма начала встречи:

У.Банго (как переведено): Добро пожаловать в Китай! Я очень рад нашей очередной встрече с Вами уже на пекинской земле. Я помню, что в прошлом месяце в Москве мы с Вами провели очень хорошую встречу. И по сей день я очень хорошо помню эту встречу с Вами. Я знаю, что сейчас в Вашей стране очень интенсивный период.

Сегодня в России происходят очень важные политические события. В декабре в вашей стране пройдут выборы в Государственную Думу России. К тому же, Вы ещё являетесь лидером партии «Единая Россия». И в таких условиях Вы всё-таки нашли возможность для участия во встрече между главами Правительств Китая и России. Это говорит о Вашем высоком внимании к развитию китайско-российских отношений.

Я знаю, что вчера между Вами и Премьером Вэнь Цзябао состоялись очень хорошие переговоры. Эти переговоры были очень конкретными. Кстати, они касались всех сторон, всех вопросов нашего сотрудничества. Товарищи мне доложили, что в общем вы обсудили между собой 10 вопросов.

Я верю, что Ваш настоящий визит обязательно придаст мощный импульс дальнейшему развитию наших отношений. Несмотря на краткость Вашего визита, тем не менее, это очень важный, значимый визит. После нашей встречи Вам ещё предстоит встреча с Ху Цзиньтао, а также важный обмен мнениями между двумя лидерами.

Я бы хотел заранее Вас поздравить с большими успехами Вашего визита в Китай. Я ещё раз Вас очень горячо приветствую!

В.В.Путин: Спасибо, уважаемый господин Председатель! Мне действительно очень приятно видеть Вас снова. Мы совсем недавно виделись в Москве. И то, что у нас происходит такой интенсивный диалог на самом высоком уровне, говорит о том, что и Россия, и Китай придают российско-китайским отношениям очень большое значение.

Вы очень хорошо осведомлены о том, что происходит в России, и не только потому что там Вы были совсем недавно, а потому что у Вас плотные и хорошие контакты с коллегами в российском Парламенте. Действительно, у нас начался достаточно большой, продолжительный, очень напряжённый политический процесс внутри страны. Но развитие российско-китайских отношений как во внешней политике, так и в экономике, безусловно, влияет на благосостояние наших граждан, поэтому мы придаем развитию наших отношений такое большое значение. В этой связи очень важны контакты не только между главами государств, правительств, но и между парламентами наших стран. Я хочу поблагодарить Вас, и всех Ваших коллег во Всекитайском собрании народных представителей за то внимание, которое Вы уделяете развитию китайско-российских отношений.

У.Банго: Спасибо за Ваши замечательные и весьма тёплые слова!

Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 12 октября 2011 > № 416700 Владимир Путин, У Банго


Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 12 октября 2011 > № 416699 Владимир Путин, Ху Цзиньтао

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин встретился с Председателем Китайской Народной Республики Ху Цзиньтао.

Стенограмма начала встречи:

Ху Цзиньтао (как переведено): Уважаемый господин Премьер-министр, мне очень приятно с Вами вновь встретиться спустя три месяца. Добро пожаловать в Китай в связи с Вашим официальным визитом, а также участием в 16-й регулярной встрече между главами Правительств Китая и России.

Вы большой друг китайского народа. Несмотря на очень напряженный Ваш график внутригосударственной деятельности, Вы сумели найти возможность к нам приехать. Я думаю, что это наглядно говорит о том, что Вы уделяете большое внимание развитию наших двусторонних отношений.

Вчера между Вами и Премьером Вэнь Цзябао в весьма доброжелательной и весьма деловой атмосфере состоялись очень хорошие переговоры, по итогам которых подписан целый ряд новых документов сотрудничества между нашими государствами.

Я глубоко уверен, что Ваш настоящий визит, а также Ваше участие во встрече между главами Правительств Китая и России придаст очень мощный стимул дальнейшему развитию и укреплению китайско-российских отношений всеобъемлющего стратегического взаимодействия и партнёрства.

Далее я с Вами хочу обстоятельно обменяться мнениями по вопросу двустороннего характера, а также иным вопросам, представляющим взаимный интерес. Я хотел бы передать Вам слово. Пожалуйста.

В.В.Путин: Большое спасибо, уважаемый господин Председатель. Дорогой друг, я хочу Вас поприветствовать и сказать, что очень рад Вас видеть снова. Российско-китайские отношения развиваются очень успешно, и Ваш июньский визит в Россию закрепил эти позитивные тенденции. Хочу Вам передать самые тёплые пожелания и привет от Президента Медведева.

Действительно мы вчера провели 16-ю встречу глав Правительств Китая и России, и она прошла очень успешно. А накануне были подписаны соглашения между представителями различных бизнес-структур, между нашими компаниями общим объёмом более 7 млн долларов. Мы вчера говорили о развитии, прежде всего, наших отношений в сфере экономики, подвели некоторые итоги нашей работы и наметили перспективы развития.

Я рад возможности рассказать Вам и о результатах наших сегодняшних встреч, поговорить обо всём спектре наших отношений. Очень рассчитываем на Вашу поддержку тех планов, которые выработали Правительства Китая и России на предстоящие перспективы.

Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 12 октября 2011 > № 416699 Владимир Путин, Ху Цзиньтао


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 11 октября 2011 > № 416702 Владимир Путин, Юлия Тимошенко

Находящийся с рабочим визитом в Пекине В.В.Путин прокомментировал по просьбе российских журналистов приговор, вынесенный экс-премьеру Украины Ю.В.Тимошенко.

В.В.Путин: Я, правда, не очень понимаю, за что ей дали эти семь лет. Тимошенко для нас и для меня лично – не друг, не родственник, более того скорее политический оппонент, потому что она, как вы знаете, всегда была в политике человеком, условно говоря, западно-ориентированным. А я-то считаю, что мы – и Россия, и Украина – получали бы больше конкурентных преимуществ, если бы объединяли свои усилия в рамках интеграционных процессов на постсоветском пространстве. Просто это выгоднее. Я не говорю ни о какой политике, чисто прагматично по экономике, хозяйственной стороне дела. Но это, безусловно, всегда суверенный выбор другой страны, в данном случае Украины. Кстати говоря, и сегодняшнее руководство, как мы слышим это из публичных выступлений, придерживается фактически такой же точки зрения, здесь мало что изменилось.

Что касается газовых дел, то я же не знаком с обвинительным заключением суда. Я не знаю, что там написано конкретно. Но если судить по материалам средств массовой информации, то обвинительный приговор вынесен за подписание контрактов с Россией по газу. Во-первых, Тимошенко ничего не подписывала. Контракты подписаны на уровне хозяйствующих субъектов – «Газпромом» и контрпартнёром – НАК Украины.

Во-вторых, самое главное заключается не в этом. Самое главное заключается в том, что эти коммерческие контракты подписаны в полном соответствии с законами России и законами Украины и международными правилами и нормами. При подготовке этих документов мы исходили из практики, которая сложилась у «Газпрома» с другими партнёрами в Европе. При определении цены на газ там применяется точно такая же формула, как в аналогичных контрактах с другими европейскими партнёрами. Точно такая же формула! Но что очень важно, это то, что впервые за многие годы сотрудничества с Украиной мы разделили контракт на поставку газа в саму Украину и на транзит в страны Евросоюза. Это принципиальный вопрос, потому что это не связывает какие-то спорные двусторонние отношения между Россией и Украиной в газовой сфере с транзитом нашего газа в европейские страны. Я считаю, что ставить под сомнение весь этот комплекс договорённостей – это опасно и контрпродуктивно. Спасибо.

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 11 октября 2011 > № 416702 Владимир Путин, Юлия Тимошенко


Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 11 октября 2011 > № 416701 Владимир Путин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин дал интервью агентству «Синьхуа» и первому каналу Центрального телевидения Китая.

Стенограмма:

Корреспондент (как переведено): Добрый вечер, уважаемый Владимир Владимирович. Я заместитель главного редактора новостного агентства «Синьхуа», а это – знаменитый китайский телеведущий.

В.В.Путин: Очень приятно. Добрый вечер!

Корреспондент: 13 октября, два года назад в Посольстве России в Китае мы также брали у вас интервью. Мы до сих пор очень подробно помним то интервью.

В.В.Путин: Мне очень приятно.

Корреспондент: Во-первых, прежде чем начать задавать вопросы, хотел бы от лица всех работников нашей сферы поздравить Вас с прошедшим днём рождения.

В.В.Путин: Спасибо большое.

Вопрос: Итак, начнём. В этом году исполняется 10 лет со времени подписания договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между двумя странами. Как Вы оцениваете современное состояние российско-китайских отношений? И каким сферам, может быть, на Ваш взгляд, следует придать больше импульса?

В.В.Путин: Это базовый документ, который позволил нам выстраивать отношения между двумя странами на совершенно новой основе. И, используя этот документ, используя этот договор, мы довели отношения между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой до очень высокого уровня – до такого, которого, пожалуй, в истории наших стран ещё и не было. Прежде всего, мы достигли беспрецедентно высокого уровня доверия в политической сфере. Мы очень тесно сотрудничаем на международной арене.

Безусловно, и Китай, и Россия являются большими государствами, крупными странами, и сами по себе являются значимыми игроками на международной арене. Но российско-китайское взаимодействие на международной сцене, безусловно, стало фактором, очень существенным фактором в мировой политике. Мы научились консолидированно выступать, защищая наши законные интересы. Этот договор позволяет нам работать в очень чувствительных сферах, таких как военно-техническое сотрудничество. Речь идёт о многомиллиардных контрактах и о придании этому взаимодействию нового качества. Оно заключается в том, что мы уже перешли к совместным НИОКРам и совместным разработкам, совместному производству отдельных видов оборудования.

В ходе сегодняшних переговоров сделали ещё один шаг в этой сфере: договорились о создании в Китае центров по обслуживанию и текущему ремонту российской техники. Наконец, в сфере экономического взаимодействия мы достигли рубежей, которых раньше у нас никогда не было. У нас даже в лучший докризисный год, в 2008 году пик сотрудничества выражался в 55,9 млрд долларов, а сейчас, после кризиса, мы не только восстановили этот уровень, но даже превысили его: в этом году он будет как минимум 70 млрд, а может быть, и больше – к 80 млрд долларов США. В 2015 году мы имеем все шансы добиться уровня 100 млрд, а к 2020-му у нас будет оборот около 200 млрд долларов США.

Посмотрите, что происходит в гуманитарной сфере: Год российской культуры, Год китайской культуры, Год русского языка в Китае, Год китайского языка в России. Я, например, с огромным удовлетворением смотрел, как проходил Год русского языка в Китае, мы даже несколько были удивлены, сколько народу приняло в нём участие и с каким воодушевлением многие участники этого процесса относились к своему прохождению на вершину этого конкурса.

Для нас не было ничего неожиданного, с нашей стороны было вполне естественным движением прийти на помощь китайскому народу, когда вы столкнулись с тяжёлыми последствиями землетрясения: мы, как вы знаете, пригласили китайских детей из пострадавших районов в Россию. Председатель Ху Цзиньтао поддержал эту инициативу и затем пригласил российских детей в Китай. Всё это говорит о том, что мы достигли действительно очень высокого – беспрецедентного уровня отношений между государствами и в основе этого процесса, конечно, лежит договор, о котором вы упомянули.

Корреспондент: Я очень хорошо помню, что во время ликвидации последствий землетрясения в Сычуани самый последний живой человек, которого удалось извлечь из-под завалов, как раз был извлечён с помощью российских спасателей.

В.В.Путин: Это возможно. У нас действительно очень хорошая, отмобилизованная служба по спасению, действительно хорошо экипированная и технически вооружённая.

Но это не единственное направление нашего сотрудничества. Я уверен, знаю точно: когда у нас происходят какие-то проблемы в России, китайские друзья мгновенно откликаются. Практически всегда мы слышим предложения какой-то помощи, сочувствия, поддержки. Это тоже создаёт определённую атмосферу во взаимоотношениях между государствами.

Вопрос: Очень многие СМИ, включая китайские, российские, из третьих стран, очень большое внимание уделяют Вашему визиту. Во многом это, возможно, связано с тем, что это Ваш первый крупный визит после объявления о решении участвовать в выборах Президента Российской Федерации в следующем году. В ходе этого визита достигнуто взаимопонимание во многих областях, подписаны контракты на несколько миллиардов американских долларов. Несёт ли этот визит для Вас какой-то особый смысл?

И ещё один вопрос: в ключевых сферах сотрудничества, например в газовой, удалось ли достичь какого-то прогресса?

В.В.Путин: Я не считаю, что сфера газового взаимодействия для нас является ключевой. У нас разностороннее сотрудничество, и оно всё больше и больше диверсифицируется. Я думаю, что приоритетом для нас, конечно, должно быть сотрудничество в высокотехнологичных сферах – не только традиционных, не только в машиностроении, но и в авиации, авиастроении. Здесь у нас есть абсолютно точно общие национальные интересы. Чтобы занять достойное место на мировых рынках, безусловно, нужно объединять усилия, скажем, по созданию широкофюзеляжных самолётов, нужно объединять и технологические, и финансовые возможности.

Есть и другие сферы – нанотехнологии, биотехнологии, информационные технологии, медицина. В энергетике у нас тоже очень разносторонний пакет предложений с обеих сторон. Да, мы работаем в области нефти и газа, то есть в области углеводородного сырья. Но это не только предполагаемые поставки газа в Китай, это совместные разработки и совместная добыча углеводородов, в том числе, скажем, у нас в Удмуртии – в России. Это возможная будущая работа в рамках проекта «Сахалин-3» на Дальнем Востоке – на Сахалине. Это возможная работа в рамках проекта «Магадан-1» на шельфе. Это, конечно, и возможность поставки в Китай природного газа по двум маршрутам: по восточному и западному. Наши китайские друзья считают, что для них приоритетным на первом этапе является западный маршрут, это в районе Горного Алтая. Мы изучаем возможность поставок и по восточному маршруту – это как раз из района Владивостока. Только что мы закончили трубопроводную систему из Сахалина через город Хабаровск в город Владивосток. При наращивании объёмов закачки по этой трубопроводной системе можно было бы говорить и о реализации этого направления, в том числе в рамках реализации проектов по сжижению газа.

Здесь, конечно, существенным является вопрос ценообразования. Я уже сегодня на встрече со своим коллегой, Премьером Госсовета, говорил, что тот, кто покупает, всегда хочет купить подешевле, а кто продает, стремится продать подороже. Мы на политическом уровне не занимаемся непосредственно торговлей: это работа хозяйствующих субъектов - наших компаний. И я думаю, что они найдут справедливое решение этого вопроса, взаимовыгодное – выгодное как для Китая, так и для России.

Я не хотел бы здесь вдаваться в детали, потому что это такая сложная субстанция коммерческих переговоров. Здесь важно, так же как и в медицине, не навредить. Но мы знаем потребности Китая, Китай знает наши возможности. Ресурсная база очень большая, и она в состоянии обеспечить потребности наших китайских друзей в этом виде топлива. Это будет решать не только экономические, энергетические, но и экологические проблемы, потому что газ – это самый экологически чистый вид топлива из углеводородного сырья.

Кроме этого мы возобновили поставки в Китай электроэнергии, работаем над строительством высоковольтной линии электропередач. Там уже переход через Амур, по-моему, завершён. Речь идёт о возможном строительстве на территории России дополнительных генерирующих мощностей. Следующее направление – сотрудничество в области поставок угля. Часть наших компаний вместе с китайскими партнёрами уже работает, уже поставки осуществляет, и у них есть хорошие проекты по расширению сотрудничества при прямом участии китайских друзей.

Наконец, ядерная энергетика. Мы все прекрасно знаем и сожалеем о трагедии, которая произошла в Японии. Но все мы прекрасно понимаем, что такие страны, как Китай и, скажем, Россия, без ядерной энергетики обойтись не могут. И поэтому наша задача – не в том, чтобы испугаться и всё закрыть, а наша задача в том, чтобы применять самые новейшие технологии, которые исключили бы любую возможность наступления неблагоприятного развития событий.

Мы закончили первую очередь Тяньваньской атомной станции, причём работы проведены на самом высоком, высочайшем мировом уровне, по самым современным технологиям и с точки зрения экономичности, и с точки зрения обеспечения безопасности. Мы закончили экспериментальный реактор на быстрых нейтронах, причём сделали это раньше срока на девять месяцев. И я хочу сказать, что это самая современная техника, самая современная технология, таких реакторов в мире всего четыре: два – в России, один – в Японии, и сейчас вот один появился в Китае. В общем, палитра нашего взаимоотношения в сфере экономики очень разнообразна и разнопрофильна. Конечно, газовое сотрудничество может быть очень масштабным, и мы, ещё раз повторяю, будем стремиться к достижению приемлемых для обеих сторон компромиссов.

Вопрос: Для таких крупных держав, которые достигли небывалого уровня политического доверия, можно сказать, что цифра 100 млрд долларов к 2015 году – это не такая уж и большая цифра.

В.В.Путин: Согласен. И мы многое можем сделать для того, чтобы эта задача была перекрыта раньше, в эти сроки были бы достигнуты другие рубежи. Это вполне можно делать. Я ведь ещё не говорил о таких направлениях, как, скажем, сотрудничество в области космоса, судостроения и во многих других. Один проект по созданию нового широкофюзеляжного самолета – вы даже не представляете, какой эффект это будет иметь для развития высоких технологий как в России, так и в Китае. До сих пор и Китай, и сейчас всё больше и больше Россия закупают то американскую, то европейскую авиационную технику. И дай им Бог здоровья, нашим партнёрам, но такие государства, как Россия и Китай, в состоянии и должны иметь собственное производство, тем более что, скажем, для России здесь ничего нового нет, нужно просто развивать ту технологическую базу, тот кадровый потенциал и тот научный уровень, который в России традиционно присутствовал. Плюс – и очень большой плюс – наличие рынков как в России, так и в Китае. Вот таких областей у нас на самом деле очень много. Если мы будем на них внимание своё концентрировать, мы наверняка добьёмся гораздо больших результатов, чем те, о которых я сказал в начале нашей беседы.

Вопрос: Вы прилетели на Ил-96. Наверное, очень хороший самолёт? Мы не летали.

В.В.Путин: Машина хорошая: двигатели хорошие – тоже российского производства. В современном мире ничего не стоит на месте. Соединённые Штаты обеспечивают производство практически всех типов самолётов. Ну не всех, скажем. Есть такая небольшая машина «Амфибия» с реактивными двигателями Бе-200: такие машины производит только Россия, в мире больше никто не производит. Но на главных сегментах, безусловно, США могут обеспечить определённое лидерство для себя, а страны Европы уже нет: они вынуждены были объединить свои усилия, они создали Объединённую европейскую авиастроительную корпорацию. Там и Германия участвует, и Франция, и Испания, и другие страны участвуют в кооперации. Нужно объединение, повторяю, и кадрового потенциала, и научного, и технологического, и финансового, и наличие рынков сбыта продукции.

Вопрос: Некоторые политические аналитики и комментаторы считают, что Россия и Китай, такие две стремительно развивающиеся страны с формирующимися рынками, могут оказать очень большое влияние и даже возглавить процесс строительства нового мирового порядка. В частности, также очень активно продвигается сотрудничество, например, в рамках стран БРИКС. Как, на Ваш взгляд, строится сотрудничество между Россией и Китаем в реформировании международной экономической системы?

В.В.Путин: Я не знаю, был ли точным перевод. Вначале вы сказали о создании нового порядка, а в конце – о реформировании имеющегося. Если перевод был точным, то всё-таки создание нового порядка и реформирование имеющегося – это разные вещи. Хотел бы сначала обратить на это внимание. Я думаю, что нужно нам с вами вместе вести речь, конечно, о реформировании имеющихся структур, и прежде всего мировых финансовых структур, таких как Международный валютный фонд и Мировой банк. И здесь, разумеется, я с вами полностью согласен: роль стран БРИКС должна быть повышенной в этих международных институтах, имею в виду растущее значение экономик этих стран. Необходимо, конечно, наводить порядок и с этими хэдж-фондами, и с другими современными инструментами, снижать волатильность рынков минерального сырья и вообще больше внимания уделять реальному сектору производства и ограничивать спекуляции. В этом смысле, конечно, страны БРИКС, в том числе и Россия, и Китай, могут и должны сказать своё слово, могут сыграть свою положительную роль в стабилизации мировой экономики.

Вопрос: Мы заговорили о мировой экономике. Мы все знаем, что сейчас в Европе всё больше разыгрывается кризис суверенных долгов, а также банковский кризис. Оказало ли это какое-то влияние на Россию? Кроме того, я знаю, что Вы довольно остро критиковали в этом плане Америку и говорили, что Америка паразитирует на мировой экономике. Что, как Вам кажется, нужно сделать, чтобы изменить эту ситуацию?

В.В.Путин: Сразу же хочу заметить, что банковского кризиса там, слава Богу, пока нигде нет. Есть проблемы с финансами – это правда, но это пока не привело к каким-то трагическим последствиям для финансовой системы и крупных финансовых учреждений. Более того, лидеры ведущих европейских стран – Франция и Германия – объявили о том, что они рассматривают возможность поддержки финансовых учреждений в связи с долговыми кризисами в отдельных странах еврозоны. Это, безусловно, очень позитивный сигнал. Вообще, долговые проблемы, конечно, существуют, это результат отсутствия должной финансовой дисциплины. Но на сегодняшний день это пока всё-таки больше политическая, чем финансовая проблема.

В чём она заключатся эта политическая проблема и почему она пока не финансовая? Самая острая проблема сегодня в еврозоне – с Грецией, но, если мне память не изменяет, Греция – всего 2% от ВВП всей Европы. Закрыть эти проблемы, конечно, можно: по мнению разных специалистов, нужно где-то от 1–1,5 трлн евро. Цифра, конечно, немаленькая, солидная, но вполне подъёмная для еврозоны в целом. Это не такие уж большие деньги для Европы, хотя приличные, конечно, но всё-таки подъёмные. А почему это политическая проблема? Потому что для того, чтобы сконцентрировать эти ресурсы, ведущие страны Европы должны подставить своё плечо тем, которые оказались в трудной ситуации. Это требует определённого политического мужества от руководителей этих стран, потому что население этих стран, конечно, такому развитию событий не очень радуются.

Но в конечном итоге это же выгодно для всей объединённой Европы. Поэтому надо что-то делать. Почему мы с вами об этом говорим? Потому что всё, что там происходит, имеет негативные последствия для всей мировой экономики, к сожалению. Кстати, я не думаю, что здесь страны БРИКС могли бы сыграть какую-то уж особую роль. У европейских грандов достаточно ресурсов, чтобы решить эти проблемы.

Что касается оценок ситуации в американской экономике, то я не считаю, что мои высказывания носят какой-то особый характер. Послушайте ряд европейских экспертов, лидеров, членов правительств, руководителей финансово-экономических блоков этих государств – ведущих государств Европы: они говорят то же самое. Я ничего нового не сказал. Ну конечно, если растут долги и расходы, то это значит, что страна пользуется благами за счёт наращивания долгов. Что происходит сегодня? Сегодня Федеральная резервная система скупает казначейские обязательства, то есть просто печатает деньги. Я в данном случае не хочу давать никаких оценок. Может быть, наши американские коллеги чувствуют это точнее и лучше, чем мы в других странах, но нам они в своё время так вести себя не советовали. Повторяю, что, может быть, на данном этапе некоторые вещи являются необходимыми, но всё-таки это имеет определённые ограничения. Вот такая политика.

Потом, я не говорил, что Америка паразитирует на мировой экономике. Она паразитирует на монопольном положении доллара как почти единственной мировой валюты. Тут ещё вот в чём проблема! И это, мне кажется, плохо и для мировой экономики, и для самих Соединённых Штатов, потому что расслабляет и ведёт к нарушению финансовой дисциплины. Но я бы не хотел, чтобы всё, что я говорю, воспринималось как такая огульная критика и желание кого-то грязью замазать. Нет! Все страны, так или иначе, сталкиваются с какими-то проблемами. Здесь нечему радоваться, здесь нужно просто вместе – вместе с нашими европейскими коллегами, с американскими, вместе со странами БРИКС – подумать в рамках «двадцатки», скажем, о том, как из этой ситуации вместе выходить. Нужно искать общие согласованные решения.

Никто сегодня не заинтересован в какой бы то ни было раскачке. В условиях глобализации мы все в известной степени находимся в одной лодке, нужно вести себя аккуратно, не раскачивать её, чтобы воды не хватануть, чтобы лодка не перевернулась.

Вопрос: Учитывая нынешнюю экономическую ситуацию, некоторые, в основном западные, комментаторы говорят, что нынешнее состояние мировой экономики негативно отразится и на российском экономическом росте, в частности он может замедлиться в следующем году. Как Вы относитесь к этим оценкам? Кроме того, Россия сейчас активно проводит курс модернизации, инноваций. Какова конечная цель этой политики?

В.В.Путин: Мы сами внимательно следим за тем, что у нас происходит, внимательно следим за мировой конъюнктурой. Наша экономика пока очень уязвима, зависима от этой мировой конъюнктуры. Связано это с тем, что значительная часть доходов бюджета завязана на несколько экспортно-ориентированных отраслей, прежде всего сырьевых отраслей: это нефть, газ, химическая продукция, металлургическая продукция. И именно поэтому, когда наступает кризис в развитых экономиках, которые потребляют эти ресурсы, объёмы потребления сокращаются, а значит, сокращаются объёмы продаж наших товаров на экспорт. Это и есть то, что называется сырьевой зависимостью. И именно поэтому главная наша задача, ну не именно поэтому, а в том числе и поэтому, главная наша задача – это диверсифицировать нашу экономику, придать ей более инновационный характер, рассчитанный на длительную перспективу, обеспечить ей конкурентоспособность и устойчивость от волатильности мировых рынков. Постепенно, не так быстро, как бы нам хотелось, но мы всё-таки по этому направлению двигаемся, и есть определённый результат. Например, сейчас мы получили дополнительные доходы бюджета. Так вот, они достигнуты главным образом на две трети, более чем на две трети, за счёт ненефтегазовых доходов, а это означает, что тренд в нужном направлении всё-таки имеет место быть.

По мере реализации этой программы наши отношения с Китаем будут не ухудшаться, а наоборот, только улучшаться. Почему? Потому что в абсолютных величинах мы не собираемся сокращать добычу и продажу минерального сырья, в котором так нуждается Китай и другие наши партнёры, но наша структура промышленности должна меняться и структура доходов бюджета должна соответствующим образом меняться. Но у нас в наших долгосрочных планах до 2020 года так всё примерно и прописано. А при развитии высокотехнологичных сфер производства, конечно, Китай будет одним из наших партнёров и, надеемся, тоже будет хорошим рынком для реализации наших достижений в области, как я уже говорил, таких перспективных отраслей, как нанотехнологии, биология, медицина, медтехника и так далее, и тому подобное.

Вот мы, например, остаёмся абсолютными лидерами (мировыми лидерами) в пуске ракет в коммерческих целях. Но, как мы понимаем, это, что ни на есть, одна из самых высокотехнологичных сфер производства. Если мы, скажем, будем это трансформировать в наши совместные программы по освоению космоса, то, безусловно, технологический уровень и Китая, и России будет только повышаться. Но это не только, скажем, производство ракет и коммерческие пуски для интересов других стран. С этим связана целая цепочка других производств, например, космическое зондирование земли, с помощью которого сейчас многие компании работают, скажем, даже по поиску минерального сырья. Или космическое позиционирование: мы уже в России достаточно далеко продвинулись по созданию системы ГЛОНАСС – это глобальное космическое позиционирование. И у нас сейчас уже на орбите группировка, по-моему, 26 спутников, тоже практически глобальная система. Здесь мы, кстати говоря, даже немножко опередили наших европейских партнёров, с которыми начинали эту программу одновременно.

Есть другая часть этой программы – кроме спутниковой группировки, нужно развивать наземную часть. А здесь, скажем, наши китайские партнёры были бы очень кстати со своими технологиями, развитыми производствами, хорошо подготовленными специалистами. А это, в свою очередь, не только производство и продажи, но и косвенное положительное влияние на экономику в целом при осуществлении наземных перевозок, перевозок на море, при авиаперевозках – сфер использования очень много. Я думаю, если мы будем двигаться по этому пути, мы не только не будем вредить, наоборот, будем открывать новые и новые горизонты.

Вопрос: Россия вступает в ВТО уже 17 лет. Как Вы думаете, сможет ли она завершить этот процесс до конца этого года?

В.В.Путин: Китай вёл переговоры тоже, по-моему, 15 или 16 лет.

Корреспондент: Да, здесь мы очень схожи.

В.В.Путин: Мы хотим вступить во Всемирную торговую организацию, мы ставим перед собой такую задачу и цель. Мы считаем, что это в целом положительно отразится на российской экономике главным образом потому, что это повышает уровень доверия к экономике и процедурам в рамках этой экономики – административным и правовым процедурам. Кстати говоря, мы полностью уже адаптировали наше внутреннее законодательство к требованиям ВТО. Полностью! Основные вопросы решены со всеми главными партнёрами. Я думаю, что это сегодня вопрос скорее тоже политического характера.

Если наши основные партнёры в Европе, в Штатах хотят, чтобы Россия была членом организации, а сама организация действительно была универсальной (всё-таки без России нельзя сказать, что она совсем уж универсальная. Она жила без нас, эта организация, и жить ещё без нас будет, безусловно, но всё-таки это страна, которая, скажем так, сегодня больше всех нефти добывает и продаёт в мире, и, наверное, было бы лучше, если бы она была членом организации. Страна, которая не имеет возможностей, скажем, в других отраслях (а их достаточно много сейчас, которые влияют на мировую торговлю), - тоже было бы лучше, если бы там была наша страна. Но, повторяю, это не только от нас зависит, зависит ещё от наших партнёров.

Мы очень долго спорили по вопросам сотрудничества в рамках организации в области сельского хозяйства, по санитарным мерам защиты, по квотам и так далее, и так далее. Затем так же долго и нудно вели переговоры по правилам работы в сфере автомобилестроения. В целом основные проблемы решены. Мне бы очень хотелось, мы рассчитываем на то, что мы можем этот процесс завершить и в этом году. Мы со своей стороны сделали всё, чтобы это произошло. Я уверен, что вопрос, повторяю, находится сегодня в политической плоскости, и это зависит от наших основных партнёров.

А что касается Китая, то мы благодарны нашим китайским друзьям за поддержку заявки России на вступление в ВТО. Кстати говоря, у нас внутри экономики, внутри основных отраслей производства представители разных отраслей по-разному относятся к вступлению в ВТО. Некоторые считают, что пока ещё по некоторым отраслям российский производитель не достиг уровня конкурентоспособности с американскими, европейскими, да и с некоторыми партнёрами из Азии и пока нам лучше оставаться вне рамок этой организации. Кто-то, наоборот, нас подталкивает к этому. Моё мнение заключается в том, что в целом это всё-таки будет позитивно – вступление России в ВТО, но, повторяю, на стандартных условиях, с обязательными договорённостями по защите отдельных секторов российской экономики на определённый срок до момента, когда они действительно станут конкурентоспособными. Повторяю, основные параметры договорённостей уже достигнуты.

Корреспондент: Желаю России удачи!

В.В.Путин: Спасибо.

Вопрос: У меня здесь ещё осталось два последних вопроса личного характера, поскольку времени у нас уже осталось немного. В Китае Вас очень хорошо знают, причём знают как очень разностороннего политика. У Вас есть чёрный пояс по дзюдо, Вы летали на истребителе, погружались под воду... Каким образом разные стороны Вашей жизни помогают Вам в политике?

В.В.Путин: Откровенно говоря, не вижу здесь ничего особенного. Сотни, может, тысячи людей занимаются дзюдо, занимаются другими видами боевых искусств, в том числе китайского происхождения. Вообще, мне кажется, что в основе всех боевых искусств так или иначе лежат китайские искусства. Ушу – это то, что знает весь мир. Огромное количество людей летают на самолётах, тем более занимаются дайвингом. Я просто люблю новизну, мне нравится.

Вопрос: Но очень мало таких, чтобы это всё было объединено в одном человеке.

В.В.Путин: Вы знаете, мне кажется, что таких людей очень много. О них меньше говорят и совсем не показывают по телевизору. Во всяком случае, у меня таких знакомых много. Ну действительно, я люблю новизну, я люблю что-то новое осваивать. Это правда. Сам процесс доставляет мне удовольствие. Сейчас я пытаюсь научиться кататься на коньках. Я никогда в жизни на коньках не стоял. Я сегодня рассказывал об этом Премьеру Вэнь Цзябао, мы с ним на разные темы разговаривали.

Но что совершенно очевидно: в значительной степени, когда я это делаю, борюсь за то, чтобы Россия получила право на проведение масштабных спортивных соревнований в нашей стране. Прежде всего, делаю для того, чтобы привлечь внимание людей к необходимости организации здорового образа жизни, чтобы поднять интерес к спорту, к физической культуре, чтобы люди следили за своим здоровьем. Ну а занятия спортом помогают в любой деятельности – в политике, в бизнесе, на производстве. Где бы человек ни работал, если он, слава Богу, здоров, то это всегда помогает.

Я помню, как я посещал Шаолинь, смотрел на блестящие выступления монахов, которые занимаются боевыми искусствами, и завидовал им. Я так не могу, как они.

Вопрос: Действительно, Вы очень любите узнавать различные новые, неизведанные области, и говорят, что Вы человек, который готов принимать различные вызовы. А Вы занимались очень тяжёлой работой и даже описали её, что Вы были, как раб на галерах. Вы приняли решение ещё раз заняться этой работой? Скажите, пожалуйста, какое у Вас понимание дальнейшего развития России? Почему Вы решили опять заняться этой тяжёлой работой?

В.В.Путин: Я считаю, что решение, которое мы приняли с действующим Президентом, с Дмитрием Анатольевичем Медведевым, является абсолютно правильным, потому что это не ослабляет, а наоборот, укрепляет систему управления в России. Первое.

Второе. Мы рассчитываем на поддержку избирателей, потому что считаем, что мы с минимальными издержками прошли очень сложный период в жизни нашей страны, в экономике, связанный с мировым экономическим кризисом.

Мы очень достойно прошли период до кризиса. В то время, когда я был Президентом, у нас в 2 раза уменьшилось количество людей, проживающих за чертой бедности (и я считаю, что это самое главное достижение), объём экономики почти в 2 раза увеличился. Повторяю ещё раз: мы с минимальными потерями прошли период экономического кризиса, который достаточно больно ударил по нашей стране. Мы отдаём себе отчёт в том, что и как мы должны делать для того, чтобы достичь максимальных результатов по развитию страны и в экономике, и в социальной сфере. Поэтому я считаю, что мы вполне можем вынести на суд наших людей, на суд граждан России наше предложение и на парламентских выборах, и на президентских. Повторяю ещё раз: у нас есть ясное представление о том, что и как мы должны делать. Мы ведём себя открыто и честно по отношению к тем вызовам, которые перед нами стоят. Мы честно и откровенно говорим людям о том, что мы собираемся делать в наших программах, а это, на мой взгляд, самое важное.

Конечно, очень хорошо, когда человек, занимающийся политикой, занимается ещё и спортом. Это так же важно, но всё-таки гораздо важнее быть открытым, быть честным в отношении к гражданам своей собственной страны и уметь прямо излагать свою позицию и говорить о сложностях и перспективах, предлагать наиболее взвешенные (я хочу это подчеркнуть: взвешенные!) решения для достижения стратегических целей развития своей собственной Родины. И у меня, и у действующего Президента Медведева такие представления есть, и мы хотим предложить их стране.

Корреспондент: Желаю Вам удачи!

В.В.Путин: Спасибо.

Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 11 октября 2011 > № 416701 Владимир Путин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 4 октября 2011 > № 413273 Владимир Путин

В газете «Известия» опубликована статья Председателя Правительства России В.В.Путина, посвящённая вопросам интеграции и взаимовыгодного сотрудничества на постсоветском пространстве.

Статья в газете «Известия»

Новый интеграционный проект для Евразии – будущее, которое рождается сегодня

1 января 2012 года стартует важнейший интеграционный проект – Единое экономическое пространство России, Белоруссии и Казахстана. Проект, являющийся, без преувеличения, исторической вехой не только для трёх наших стран, но и для всех государств на постсоветском пространстве.

Путь к этому рубежу был непростым и порой – извилистым. Он начался двадцать лет назад, когда после крушения Советского Союза было создано Содружество Независимых Государств. По большому счёту была найдена та модель, которая помогла сберечь мириады цивилизационных, духовных нитей, объединяющих наши народы. Сберечь производственные, экономические и другие связи – без которых невозможно представить нашу жизнь.

Можно по-разному оценивать эффективность СНГ, бесконечно рассуждать о его внутренних проблемах, о нереализованных ожиданиях. Но трудно спорить с тем, что Содружество остается незаменимым механизмом, позволяющим сближать позиции и вырабатывать единую точку зрения на ключевые проблемы, стоящие перед нашим регионом, и приносит зримую, конкретную пользу всем его участникам.

Более того, именно опыт СНГ позволил нам запустить многоуровневую и разноскоростную интеграцию на постсоветском пространстве, создать такие востребованные форматы, как Союзное государство России и Белоруссии, Организация Договора о коллективной безопасности, Евразийское экономическое сообщество, Таможенный союз и, наконец, Единое экономическое пространство.

Характерно, что в период мирового финансового кризиса, заставившего государства искать новые ресурсы для экономического роста, интеграционные процессы получили дополнительный импульс. Мы объективно подошли к тому, чтобы серьёзно модернизи­ровать принципы нашего партнёрства – как в СНГ, так и в других региональных объединениях. И сконцентрировали своё внимание, прежде всего, на развитии торговых и производственных связей.

По сути, речь идёт о превращении интеграции в понятный, привлекательный для граждан и бизнеса, устойчивый и долгосрочный проект, не зависящий от перепадов текущей политической и любой иной конъюнктуры.

Замечу, что именно такая задача ставилась при создании в 2000 году ЕврАзЭС. И в конечном счёте, именно логика тесного, взаимовыгодного сотрудничества, понимание общности стратегических национальных интересов привели Россию, Белоруссию и Казахстан к формированию Таможенного союза.

1 июля 2011 года на внутренних границах трёх наших стран был снят контроль за передвижением товаров, что завершило формирование полноценной единой таможенной территории с ясными перспективами для реализации самых амбициозных деловых инициатив. Теперь от Таможенного союза мы делаем шаг к Единому экономическому пространству. Создаём колоссальный рынок с более чем 165 миллионами потребителей, с унифицированным законодательством, свободным передвижением капиталов, услуг и рабочей силы.

Принципиально важно, что ЕЭП будет базироваться на согласованных действиях в ключевых институциональных областях – в макроэкономике, в обеспечении правил конкуренции, в сфере техрегламентов и сельскохозяйственных субсидий, транспорта, тарифов естественных монополий. А затем – и на единой визовой и миграционной политике, что позволит снять пограничный контроль на внутренних границах. То есть, творчески применить опыт Шенгенских соглашений, ставших благом не только для самих европейцев, но и для всех, кто приезжает работать, учиться или отдыхать в страны ЕС.

Добавлю, что теперь не потребуется техническое обустройство 7 тысяч километров российско-казахстанской границы. Более того, создаются качественно новые условия для наращивания приграничного сотрудничества.

Для граждан снятие миграционных, пограничных и прочих барьеров, так называемых «трудовых квот» будет означать возможность без всяких ограничений выбирать где жить, получать образование, трудиться. Кстати, в СССР – с его институтом прописки – подобной свободы не было.

Кроме того, мы значительно увеличиваем объём товаров для личного потребления, которые можно ввозить беспошлинно, тем самым, избавляя людей от унизительных проверок на таможенных постах.

Широкие возможности открываются и для бизнеса. Говорю – о новых динамичных рынках, где будут действовать единые стандарты и требования к товарам и услугам, причём, в большинстве случаев унифицированные с европейскими. Это важно, поскольку сейчас все мы переходим на современные техрегламенты, и согласованная политика позволит нам избежать технологических разрывов, тривиальной несовместимости продукции. Более того, каждая из компаний наших стран в любом государстве-члене ЕЭП фактически будет пользоваться всеми преимуществами отечественного производителя, включая доступ к госзаказам и контрактам.

Естественно, чтобы закрепиться на таком открытом рынке – бизнесу предстоит работать над своей эффективностью, снижать издержки, вкладывать ресурсы в модернизацию. Потребители от этого только выиграют.

Вместе с тем, мы можем говорить и о начале настоящей «конкуренции юрисдикций», о борьбе за предпринимателя. Ведь каждый российский, казахстанский, белорусский бизнесмен получает право выбирать – в какой из трёх стран ему регистрировать свою фирму, где вести дела, где заниматься таможенным оформлением грузов. Это серьёзный стимул для национальных бюрократий заняться совершенствованием рыночных институтов, административных процедур, улучшением делового и инвестиционного климата. Словом, устранять те «узкие места» и пробелы, до которых прежде не доходили руки, совершенствовать законодательство в соответствии с лучшей мировой и европейской практикой.

В свое время европейцам потребовалось 40 лет, чтобы пройти путь от Европейского объединения угля и стали до полноценного Евросоюза. Становление Таможенного союза и ЕЭП идёт гораздо динамичнее, поскольку учитывает опыт ЕС и других региональных объединений. Мы видим их и сильные, и слабые стороны. И в этом наше очевидное преимущество, позволяющее избежать ошибок, не допустить воспроизводства разного рода бюрократических навесов.

Мы также находимся в постоянном контакте с ведущими бизнес-ассоциациями трёх стран. Обсуждаем спорные вопросы, учитываем конструктивную критику. В частности, весьма полезным было обсуждение на Деловом форуме Таможенного союза, который прошёл в Москве в июле этого года.

Повторю: для нас очень важно, чтобы общественность наших стран, предприниматели воспринимали интеграционный проект не как верхушечные бюрократические игры, а как абсолютно живой организм, хорошую возможность для реализации инициатив и достижения успеха.

Так, в интересах бизнеса уже принято решение начать кодификацию правовой базы Таможенного союза и ЕЭП, чтобы участникам экономической жизни не приходилось пробираться через «лес» многочисленных абзацев, статей и отсылочных норм. Для работы им будет достаточно всего лишь двух базовых документов – Таможенного кодекса и Кодифицированного договора по вопросам Таможенного союза и ЕЭП.

С 1 января 2012 года в полном формате заработает и Суд ЕврАзЭС. Обращаться в суд по всем фактам, связанным с дискриминацией, нарушением правил конкуренции и равных условий ведения бизнеса – смогут не только государства, но и участники экономической жизни.

Принципиальная особенность Таможенного союза и ЕЭП – это наличие надгосударственных структур. К ним также в полной мере относится такое базовое требование, как минимизация бюрократических процедур и нацеленность на реальные интересы граждан.

На наш взгляд, должна повышаться роль Комиссии Таможенного союза, которая уже сейчас обладает значительными полномочиями. На сегодня – их около сорока, а в дальнейшем уже в рамках ЕЭП – будет более ста. В том числе, это полномочия на принятие ряда решений по конкурентной политике, по техрегламентам, по субсидиям. Решать столь сложные задачи можно только путём создания полноценной, постоянно действующей структуры – компактной, профессиональной и эффективной. Поэтому Россия выдвинула предложение создать Коллегию КТС с участием представителей государств «тройки», которые будут работать уже в качестве независимых, международных чиновников.

Строительство Таможенного союза и Единого экономического пространства закладывает основу для формирования в перспективе Евразийского экономического союза. Одновременно, будет идти и постепенное расширение круга участников Таможенного союза и ЕЭП за счёт полноценного подключения к работе Киргизии и Таджикистана.

Мы не останавливаемся на этом и ставим перед собой амбициозную задачу: выйти на следующий, более высокий уровень интеграции – к Евразийскому союзу.

Какими нам видятся перспективы и контуры этого проекта?

Во-первых, речь не идёт о том, чтобы в том или ином виде воссоздать СССР. Наивно пытаться реставрировать или копировать то, что уже осталось в прошлом, но тесная интеграция на новой ценностной, политической, экономической основе – это веление времени.

Мы предлагаем модель мощного наднационального объединения, способного стать одним из полюсов современного мира и при этом играть роль эффективной «связки» между Европой и динамичным Азиатско-тихоокеанским регионом. В том числе, это означает, что на базе Таможенного союза и ЕЭП необходимо перейти к более тесной координации экономической и валютной политики, создать полноценный экономический союз.

Сложение природных ресурсов, капиталов, сильного человеческого потенциала позволит Евразийскому союзу быть конкурентоспособным в индустриальной и технологической гонке, в соревновании за инвесторов, за создание новых рабочих мест и передовых производств. И наряду с другими ключевыми игроками и региональными структурами – такими как ЕС, США, Китай, АТЭС – обеспечивать устойчивость глобального развития.

Во-вторых, Евразийский союз послужит своего рода центром дальнейших интеграционных процессов. То есть, будет формироваться путём постепенного слияния существующих структур – Таможенного союза, Единого экономического пространства.

В-третьих, было бы ошибкой противопоставлять Евразийский союз и Содружество Независимых Государств. У каждой из этих структур есть своё место и своя роль на постсоветском пространстве. Россия совместно с партнёрами намерена активно работать над совершенствованием институтов Содружества, насыщением его практической повестки.

В частности, речь идёт о запуске в СНГ конкретных, понятных, привлекательных инициатив и совместных программ. Например, в сфере энергетики, транспорта, высоких технологий, социального развития. Большие перспективы у гуманитарного сотрудничества в науке, культуре, образовании, у взаимодействия в сфере регулирования рынков труда, создания цивилизованной среды для трудовой миграции. Нам досталось большое наследство от Советского Союза – это и инфраструктура, и сложившаяся производственная специализация, и общее языковое, научно-культурное пространство. Совместно использовать этот ресурс для развития – в наших общих интересах.

Кроме того, убеждён, что экономической основой Содружества должен стать максимально либерализованный торговый режим. По инициативе России – в рамках её председательства в СНГ в 2010 году – был подготовлен проект нового Договора о зоне свободной торговли, базирующийся, кстати, на принципах Всемирной торговой организации и нацеленный на полномасштабное снятие разного рода барьеров. Рассчитываем на серьёзный прогресс в согласовании позиций по Договору в ходе очередного заседания Совета глав правительств СНГ, которое состоится совсем скоро – в октябре 2011 года.

В-четвёртых, Евразийский союз – это открытый проект. Мы приветствуем присоединение к нему других партнёров и прежде всего – стран Содружества. При этом не собираемся кого-либо торопить или подталкивать. Это должно быть суверенное решение государства, продиктованное собственными долгосрочными национальными интересами.

Здесь хотел бы затронуть одну, на мой взгляд, весьма важную тему. Некоторые наши соседи объясняют нежелание участвовать в продвинутых интеграционных проектах на постсоветском пространстве тем, что это якобы противоречит их европейскому выбору.

Считаю, что это ложная развилка. Мы не собираемся ни от кого отгораживаться и кому-либо противостоять. Евразийский союз будет строиться на универсальных интеграционных принципах как неотъемлемая часть Большой Европы, объединённой едиными ценностями свободы, демократии и рыночных законов.

Ещё в 2003 году Россия и ЕС договорились о формировании общего экономического пространства, координации правил экономической деятельности без создания наднациональных структур. В развитие этой идеи мы предложили европейцам вместе подумать о создании гармоничного сообщества экономик от Лиссабона до Владивостока, о зоне свободной торговли и даже более продвинутых формах интеграции. О формировании согласованной политики в сфере промышленности, технологий, энергетики, образования и науки. И, наконец, о снятии визовых барьеров. Эти предложения не повисли в воздухе – они детально обсуждаются европейскими коллегами.

Теперь участником диалога с ЕС станет Таможенный, а в дальнейшем и Евразийский союз. Таким образом, вхождение в Евразийский союз, помимо прямых экономических выгод, позволит каждому из его участников быстрее и на более сильных позициях интегрироваться в Европу.

Кроме того, экономически логичная и сбалансированная система партнёрства Евразийского союза и ЕС способна создать реальные условия для изменения геополитической и геоэкономической конфигурации всего континента и имела бы несомненный позитивный глобальный эффект.

Сегодня очевидно, что мировой кризис, разразившийся в 2008 году, носил структурный характер. Мы и сейчас видим его острые рецидивы. Корень проблем – в накопившихся глобальных дисбалансах. При этом очень сложно идёт процесс выработки посткризисных моделей глобального развития. Например, практически застопорился Дохийский раунд, есть объективные сложности и внутри ВТО, серьёзный кризис испытывает сам принцип свободы торговли и открытости рынков.

На наш взгляд, выходом может стать выработка общих подходов, что называется, «снизу». Сперва – внутри сложившихся региональных структур – ЕС, НАФТА, АТЭС, АСЕАН и других, а затем – путём диалога между ними. Именно из таких интеграционных «кирпичиков» может сложиться более устойчивый характер мировой экономики.

К примеру, два крупнейших объединения нашего континента – Евросоюз и формирующийся Евразийский союз – основывая свое взаимодействие на правилах свободной торговли и совместимости систем регулирования, объективно, в том числе и через отношения с третьими странами и региональными структурами, способны распространить эти принципы на всё пространство от Атлантики до Тихого океана. На пространство, которое будет гармоничным по своей экономической природе, но полицентричным с точки зрения конкретных механизмов и управленческих решений. Затем будет логично начать конструктивный диалог о принципах взаимодействия с государствами АТР, Северной Америки, других регионов.

В этой связи отмечу, что Таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана уже начал переговоры о создании зоны свободной торговли с Европейской ассоциацией свободной торговли. В повестке форума АТЭС, который пройдет через год во Владивостоке, важное место займут темы либерализации торговли, снятия барьеров на пути экономического сотрудничества. Причём Россия будет продвигать общую, согласованную позицию всех участников Таможенного союза и ЕЭП.

Таким образом, наш интеграционный проект выходит на качественно новый уровень, открывает широкие перспективы для экономического развития, создаёт дополнительные конкурентные преимущества. Такое объединение усилий позволит нам не просто вписаться в глобальную экономику и систему торговли, но и реально участвовать в процессе выработки решений, задающих правила игры и определяющих контуры будущего.

Убеждён, создание Евразийского союза, эффективная интеграция – это тот путь, который позволит его участникам занять достойное место в сложном мире XXI века. Только вместе наши страны способны войти в число лидеров глобального роста и цивилизационного прогресса, добиться успеха и процветания.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 4 октября 2011 > № 413273 Владимир Путин


Россия. ЮФО > СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 16 сентября 2011 > № 405732 Владимир Путин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин принял участие в пленарном заседании X Международного инвестиционного форума «Сочи-2011».

Вступительное слово В.В.Путина:

Добрый день, уважаемые друзья, коллеги! Уважаемые дамы и господа!

Я очень рад возможности выступить перед вами, рассказать о наших планах, поделиться своими соображениями о развитии мировой экономики и ситуации в России. Прежде всего позвольте несколько слов сказать о ситуации в мировой экономике и финансах – так, как мы в России это себе представляем.

Следует признать, что глобальный кризис, начавшийся в 2008 году, по-прежнему даёт о себе знать.

Недавнее снижение кредитного рейтинга США – событие неординарное и знаковое. Фондовые индексы крупнейших экономик Европы всего за пару недель августа упали примерно на 10%, и, напротив, существенно выросли ставки заимствований европейских стран, в том числе членов «большой восьмёрки», то есть уровень доверия инвесторов пока ещё очень слабый.

Кризис суверенных долгов развитых стран требует от поли­тиков, экономистов и инвесторов переосмысления традиционных подходов. Летняя встряска в глобальной экономике лишний раз напомнила о том, что модели развития, опирающиеся на рост долгов, больше не работают. Совершенно очевидно, что недавние лидеры уступают сегодня свои позиции и уже не могут быть примером взвешенной макроэкономической политики, чему совсем недавно ещё они нас учили.

Более того, долговой кризис и в Европе, и в Соединённых Штатах Америки усугубляется тем, что их экономики находятся практически на грани рецессии. Ясности относительно их оздоровления как не было, так, к сожалению для всех нас, и для нас в России тоже, пока нет.

При этом происходит смещение центров глобального роста. В ближайшие 10 лет именно развивающиеся экономики будут демонстрировать уверенный подъём, темпы которого в 2,5 раза превысят аналогичные показатели развитых стран.

Мы, в России, оперативно реагируем сегодня на малейшие негативные всплески. Так, в августе, как вы знаете, чтобы не допустить сжатия ликвидности, Минфин увеличил предложение средств на бюджетных аукционах. В свою очередь Банк России проводил интервенции, балансируя курс национальной валюты, а также в постоянном режиме работая с участниками рынка и другими регуляторами.

Должен отметить, что сегодня по ключевым показателям Россия чувствует себя уверенно. К началу будущего года мы должны окончательно справиться с последствиями кризисного спада, то есть уровень нашей экономики увеличится до докризисного уровня и в ближайшие три года темпы экономического роста составят порядка 4% в год. Это база, но мы будем стремиться к более высоким показателям. Вот эти 4% – это то, что мы закладываем в свои планы, в том числе в бюджет, в прогнозы развития экономики. Но, разумеется, ещё раз хочу повторить: мы будем стремиться к большему, и мы считаем, что этого для нас недостаточно.

Кроме того, у нас практически отсутствуют опасные краткосрочные долги корпоративного сектора, а в отношении государственного долга к ВВП страны эта позиция по-прежнему не превышает 10%. А что касается внешнего долга, то это вообще цифра где-то около 3%, не более. Отмечу, что в среднем по развитым странам это значение составляет где-то 90% в среднем. В некоторых странах, как вы знаете, зашкаливает и за 100%, а в некоторых даже и за 200%.

Объём золотовалютных резервов России – свыше 0,5 трлн долларов, по этому показателю наша страна занимает 3-е место в мире после Японии и Китая. И мы рассчитывали, что в этом году, финансируя дефицит бюджета, решая социальные проблемы, мы практически израсходуем резервный фонд Правительства. У нас два правительственных фонда – Фонд национального благосостояния, из которого мы финансируем в основном дефицит пенсионной системы, потребности пенсионной системы, и резервный фонд Правительства. Мы считали, что в этом году резервный фонд Правительства полностью израсходуем, – но мы не только его не израсходуем, мы его пополняем, резервы Правительства тоже растут.

Инфляция в текущем году едва ли превысит 7%, что станет новым минимумом за всю новейшую историю России.

Мы будем не просто поддерживать столь значимую для бизнеса стабильность, но будем стараться создавать важнейшие макроэкономические условия для проведения дальнейших преобразований. Именно в логике развития сформирован проект федерального бюджета на ближайшую трёхлетку – на 2012-й и последующие два года – 2013-й и 2014-й. До конца сентября проект бюджета будет внесён в парламент России.

Проект бюджета свёрстан с минимальным дефицитом на основе весьма осторожных и консервативных оценок. Ранее мы ставили задачу полностью сбалансировать доходы и расходы к 2015 году, надеемся, что сможем сделать это раньше, выйти на такую планку раньше. В этом году, как вы знаете, и мы уже публично об этом говорили, несмотря на то что мы исходили из сценария, при котором в этом году у нас было бы 3,6–3,7% дефицита, в этом году мы сведём этот дефицит практически к нулю, то есть в этом году дефицита бюджета в России не будет. Тем не менее, повторяю, мы исходим из консервативных оценок, мы смотрим на реалии нашей экономики, на реалии того, что происходит в мировой экономике, планируем, что в 2012 году у нас будет где-то 1,5% дефицита, в 2013-м – 1,5–1,6%, в 2014 году – 0,7%, но если внешнеэкономическая конъюнктура будет складываться для нас удачно, как это было в этом году, может быть, и в следующем году не будет никакого дефицита.

Что хотел бы здесь отметить? Мы увеличиваем социальные расходы, вкладываем значительные финансовые ресурсы в модернизацию здравоохранения и образования: это инвестиции в качество жизни, в человеческий капитал. Мы прекрасно понимаем, что для проведения такой политики нужны средства – большие, огромные деньги. При этом необходимо сохранить устойчивость бюджета и, конечно, нельзя беспредельно наращивать фискальную нагрузку – фискальную нагрузку и на граждан, и на бизнес, лишать предпринимателей стимулов и ресурсов для развития. Нам нужно было найти очень тонкую, ювелирную развязку и точечные решения, поэтому мы пошли на снижение базовой ставки страховых платежей, одновременно введя дополнительную нагрузку на зарплаты свыше 512 тыс. рублей в год: для нашей страны, для России, это уже высокая заработная плата. По сути, это нагрузка на тех, кто получает большие доходы. Должен сказать, что, по предварительным оценкам, (а эти оценки мы делаем, исходя из динамики поступления в бюджет) после увеличения социальных налогов и платежей в виде страховых взносов до 34%... – это было сильным ударом, тяжёлым, мы понимаем это, – но всё-таки динамика платежей показывает, что в целом бизнес с этим справлялся и объём поступлений в бюджет не уменьшался, а увеличивался. И по большому счёту некоторые эксперты считали, что нет необходимости даже снижать эту фискальную нагрузку, тем не менее мы сделали это, – сделали для того, чтобы улучшить условия для ведения бизнеса.

Что касается малого бизнеса, то для него ставки страховых платежей уменьшаются до 20%, сохраняются льготы для сельхозпроизводителей, компаний, в которых трудятся инвалиды, люди с ограниченными возможностями, а также для бизнеса в сфере высоких технологий и предприятий, созданных при высших учебных заведениях и научных центрах.

При этом для малого производственного бизнеса мы вводим и нулевую ставку даже на высокие зарплаты (свыше 512 тыс. рублей). Это важно, ведь в таких компаниях особенно велика доля расходов на фонд заработной платы, и поэтому мы хотим точечно поддержать это направление деятельности.

Подчеркну, позиция Правительства последовательная и чёткая: общая налоговая нагрузка по отношению к ВВП страны не должна увеличиваться, поиск резервов должен идти за счёт более рационального использования бюджетных средств и наведения порядка в налоговом администрировании.

Уважаемые коллеги! Недавние события в мире – ещё одно жёсткое напоминание о необходимости создания устойчивой экономической модели. Совершенно очевидно, что первенство остаётся за теми, кто воплотит в жизнь наиболее действенную стратегию посткризисного развития.

Уверен, мы должны стремиться не просто к увеличению масштабов российской экономики: я уже говорил, что к этому году мы этот масштаб, этот объём восстановим, но наша задача не только в этом, а в повышении эффективности экономики через развитие реального производства и стимулирование инноваций. Нам необходимо менять структуру нашей экономики, её качество.

В осуществлении нашей стратегии преобразований мы, конечно, намерены опираться на активный, творческий класс людей, на тех, кто хочет конвертировать свои знания и способности в проекты развития, в создание современных предприятий и высокотехнологичных компаний, в организацию миллионов рабочих мест, в модернизацию социальной сферы.

При этом, конечно, нужно признать, и я хочу об этом здесь сегодня сказать, что риски и неопределённости нашего делового климата в России пока, к сожалению для нас, ещё велики.

Здесь можно по-разному относиться ко всяким рейтинговым агентствам, они сами ошибок много делают, но то, что они указывают нам на наши проблемы, – это хорошо, мы за это благодарны. Правда, конечно, хотелось бы, чтобы эти оценки были более взвешенными: например, по этим оценкам Россия является чуть ли не мировым лидером по такому негативному критерию, – который негативно влияет на инвестклимат, – как «влияние малярии на ведение бизнеса». Где Россия и где малярия? Странные оценки и странные критерии. Но Бог с ним, даже если абстрагироваться от этих издержек и очевидных несуразиц, тем не менее всё-таки мы серьёзно относимся к коллегам, которые дают нам такие неблагоприятные оценки, отчасти мы действительно с этим согласны и понимаем: здесь многое нужно изменить.

Хочу отметить: наша общая задача не в том, чтобы быть тихой гаванью для спекулятивного капитала, где он может спокойной отсидеться. В России должны быть созданы все условия для «умных» инвестиций и в производство, и в развитие высоких технологий, поэтому мы должны расширить пространство свободы для честной предпринимательской деятельности, оказать содействие тем, кто предлагает внятные, полезные инициативы, смысл которых – не просто сиюминутная выгода, а изменение качества жизни отдельных городов, посёлков, целых регионов, разумеется, при получении прибыли от ведения хозяйственной деятельности.

Именно такие задачи мы ставим и перед Агентством стратегических инициатив. Через общенациональный конкурс мы отобрали талантливых молодых людей, которые с нуля начинали свой собственный бизнес, таких людей, которые реализовали и готовы дальше реализовывать значимые социальные проекты. Теперь они должны предложить решения по устранению системных проблем, административных и иных барьеров, которые подпитывают и коррупцию, в том числе мешают развитию бизнеса.

Кроме того, агентство уже начало отбор перспективных проектов, которые будут осуществляться при поддержке Российской венчурной компании и Внешэкономбанка. Вот здесь, как мне сказали, на Сочинском форуме, это Агентство стратегических инициатив должно подписать с этими структурами соответствующие соглашения. Надеюсь, это произошло или сейчас должно произойти.

Обращаю ваше внимание на то, что после нашей встречи, которая сейчас проходит, Агентство стратегических инициатив планирует провести специальный брифинг для российских и зарубежных инвесторов, средств массовой информации и подробно рассказать о своей деятельности.

Далее. Только за последние месяцы мы сформировали сразу несколько мощных институтов развития. Для поддержки крупных программ как иностранного, так и отечественного бизнеса создан Российский фонд прямых инвестиций. В его международный экспертный совет согласились войти ведущие представители мирового инвестиционного сообщества. В фонд уже направлено более 2 млрд долларов, а за пять лет капитал этой компании должен достигнуть 10 млрд долларов. Эти средства фактически пойдут на софинансирование российской модернизации. Вы знаете, у нас развивается и целая сеть специальных экономических зон: 24 зоны уже работает, и работает успешно, создаётся такая площадка, как «Сколково», о которой наверняка многие слышали, то есть мы по этому направлению будем идти последовательно, настойчиво. Будем работать и в целом по изменению системных проблем к лучшему и точечно постараемся работать.

Чтобы поддержать амбиции малого и среднего бизнеса по выходу на зарубежные рынки, в ближайшее время начнёт работу и Агентство по страхованию экспорта. У нас такого инструмента фактически не было. Планируем, что в 2012–2014 годах будет застраховано экспортных кредитов на общую сумму более 14 млрд долларов. И прежде всего помощь получит российская высокотехнологичная продукция, которая, уверен, способна достойно конкурировать на мировом рынке.

На сегодня это от общего объёма экспорта примерно только 17,6%, а к 2015 году такая поддержка уже будет обеспечена примерно на 30% от общего экспорта страны.

Ещё одно важное направление наших усилий – это поощрение изобретений и инноваций в сфере энергоэффективности, инфраструктуры, техники, связи и так далее. Мы окажем содействие нашим учёным и инженерам, инновационному бизнесу, окажем прежде всего через заказы крупнейших государственных корпораций, то есть создадим рынок для них. В этом году 46 госкомпаний запустят инновационные программы объёмом 700 млрд рублей, а уже через два года удвоят их финансирование.

У нас должна быть сформирована целая линейка работающих инструментов развития для всех видов бизнеса – и для крупного, и для среднего, и для малого.

Конечно, одно из условий привлекательного инвестирования – это создание климата, уровень предсказуемости тарифов. О климате я уже говорил, здесь мы намерены действовать настойчиво, последовательно. Что касается тарифов, это, безусловно, важнейшая составляющая. В Правительстве долго шла непростая дискуссия на эту тему, мы исходили из того, что за счёт роста тарифов нельзя покрывать неэффективность инфраструктурных монополий, отсутствие с их стороны реальной работы по сокращению издержек.

Принято следующее решение. Тарифы на тепло- и электроэнергию вырастут по году не более чем на уровень инфляции, и начало этого роста мы планируем не с 1 января (как обычно делали до сих пор), а с 1 июля, с тем чтобы с начала года не подталкивать инфляционные ожидания.

Единственное исключение – это РАО «РЖД», там рост тарифов тоже будет 6%, примерно на уровне инфляции, но с 1 января, имея в виду необходимость обеспечить ремонтные работы - это связано с необходимостью гарантировать безопасность на железнодорожном транспорте. На газ мы планируем поднять тарифы на 15% по году – общий объём роста, но тоже с 1 июля следующего года, а не с 1 января, как раньше.

И ещё одна значимая тема. На федеральном уровне мы будем и дальше обеспечивать макроэкономическую стабильность, запускаем важнейшие социальные и инфраструктурные проекты. Но результат федеральных инициатив во многом, конечно, будет зависеть от деятельности региональных управленческих команд, от их желания изменить вектор развития целых территорий, от готовности брать на себя инициативу и ответственность.

Знаете, я сейчас прошёл по выставке, которая развернута здесь в рамках работы форума. Уверен, что и многие из вас с этим познакомились. Регионы предлагают очень много интересных проектов, но нам бы хотелось, чтобы не только проекты предлагались, чтобы текущая работа управленческих команд, как я сказал, в регионах была на уровне. Это в полной мере касается и создания благоприятного делового климата.

Считаю, что нам вполне можно разговаривать о создании единого стандарта поддержки бизнеса в субъектах Российской Федерации, чтобы любая компания, входящая на новый региональный рынок, понимала правила игры, чтобы они у нас были унифицированными, понятными и прозрачными и чтобы любая компания, которая приходит в регион, знала, на какое содействие со стороны не только федеральных, но и региональных властей она может рассчитывать. Я прошу Агентство стратегических инициатив, о котором сегодня уже упоминал, совместно с деловым сообществом, федеральными и региональными органами власти представить предложения на этот счёт.

Со своей стороны будем подталкивать территории к необходимым переменам с помощью самых различных инструментов, в том числе, разумеется, и финансовых. Так, создан специальный фонд поощрения регионов с наилучшими результатами по привлечению инвестиций: его объём сегодня – 10 млрд рублей. Я предлагаю также подумать о том, чтобы напрямую увязать состояние предпринимательского климата с выделением дотаций субъектам Федерации.

В целом эффективность работы региональных и местных властей по привлечению инвесторов, созданию новых современных производств и рабочих мест должна быть базовым критерием оценки деятельности руководителей регионов.

Уважаемые коллеги! Думаю, многие из вас сейчас задаются вопросом, насколько мы искренни и настойчивы в своём стремлении дать простой ответ на подчас сложные и трудно решаемые проблемы. Мы не собираемся замалчивать эти проблемы, и я сейчас об этом тоже скажу. Хочу, чтобы вы понимали: все вышеперечисленные меры рассчитаны на годы вперёд, они не зависят от политической или даже внешнеэкономической конъюнктуры. Скажу больше: мы в полной мере осознаём, что только развития самих институтов, которые способствовали бы поступательному движению России вперёд, недостаточно. Надо решать и системные проблемы, и, безусловно, одна из них, одна из этих неприятных и сложных для нас проблем, – это коррупция. Ясно, что это такая системная беда не только России, а практически всех стран и развитых экономик, но особенно, конечно, она характерна для экономик переходного периода.

На протяжении всех последних лет мы шаг за шагом ликвидировали возможности для коррупционных проявлений, совершенствовали работу правоохранительных органов, вводили предельно понятные и чёткие административные процедуры, создавали условия для честной конкуренции. Эту работу, безусловно, мы будем продолжать и дальше.

Сегодня одни из наших ключевых задач – обновление кадрового состава российского чиновничества, изменение философии госслужбы. Мы намерены привести во власть, экономику, политику, социальную сферу новых людей, которые уже показали, что могут действовать в логике конструктивных преобразований, готовы работать на благо граждан и всей страны. И, безусловно, сделаем всё для того, чтобы и в процессе выборов в Государственную Думу (а выборы должны у нас состояться в декабре текущего года), в высший законодательный орган страны, пришли именно такие люди. Именно для этого мы проводим и предварительные голосования по всей территории Российской Федерации. Именно для этого мы вовлекаем широкую общественность и предлагаем всем, кто хочет с нами совместно работать, идти в Государственную Думу, в том числе и по каналам ведущей сегодня политической силы – партии «Единая Россия».

Далее. Наш бизнес становится более зрелым и подчас уже не нуждается в дополнительной опеке. Именно поэтому считаю необходимым расширять полномочия саморегулируемых организаций, предоставить им возможность самим наводить порядок в деловой среде. Правда, это должно быть сделано таким образом, чтобы не ухудшать положения вещей и не создавать проблем для участников рынка. Это предмет нашей основательной, профессиональной работы с соответствующими сообществами. В целом будем предпринимать и другие шаги по сокращению необоснованного присутствия государства во всех сферах экономики, в том числе постепенно выходить из капитала госкомпаний. Мы – ещё раз хочу это подчеркнуть, всегда подчеркиваю на разных уровнях – не собираемся создавать государственный капитализм. Если мы концентрируем какие-то ресурсы, то только для того, чтобы поднять то или другое производство или ту или другую отрасль. Скажем, мы создаём госкомпании или компании с преимущественным участием государства в авиастроении, судостроении, некоторых других отраслях. Но посмотрите, что в других-то странах происходит, там то же самое происходит: монополизация по сути дела. Потому что есть сферы деятельности, где частный бизнес сегодня не в состоянии вкладывать огромные ресурсы, во всяком случае, у нас в стране, да и в Европе – ЕС там что делает, чем занимается? Поэтому если мы хотим сохранить, скажем, свой авиапром или судостроение, мы вынуждены сегодня включать и государственные ресурсы, но не собираемся там сидеть вечно. Как только компании встанут на ноги, выйдут уверенно на рынки (и на наши, и на зарубежные, а такие перспективы у них, безусловно, есть), мы постепенно, шаг за шагом, будем сокращать там наше государственное участие. И, кстати говоря, здесь нет ничего необычного, многие страны поступают именно таким образом. Действуя вместе, мы сможем, безусловно, я в этом не сомневаюсь, изменить Россию, сделать её сильным, по-настоящему процветающим, дружественным по отношению к своим соседям государством, в котором защищены права и достоинство граждан, достоинство человека, установлены надёжные гарантии для частной собственности. Уверен, действуя таким образом, мы обязательно добьёмся успеха. Большое вам спасибо за внимание.

* * *

Комментарии В.В.Путина к выступлениям участников форума

К выступлению Л.Д.Блэка, председателя совета директоров и генерального директора Apollo Global Management:

Большое спасибо, Леон. Я с большим интересом слушал всё, что вы говорили, и в части оценок мировой экономики, и то, что вы сказали в отношении России. Но, если позволите, два слова в порядке комментария. Очень благодарен вам за добрые слова в адрес города Сочи. Вы сказали, что кое-что увидели – и это уже вызвало у вас восхищение. Но если вы увидите не кое-что, а как следует, то, я уверен, это положительное впечатление у вас будет укрепляться. Здесь ещё очень многое нужно сделать, прежде всего для развития инфраструктуры. Прежде всего. Это дороги, тоннели, мосты, это водо-, газоснабжение, водоотведение, энергетика. Но я уверен, что все эти планы – грандиозные в полном смысле этого слова. Не только для России, для любой страны они были бы грандиозными. Я уверен, что мы всё это осуществим и эта часть юга России будет очень притягательной и комфортабельной и для российских граждан, и для тех, кто приезжает сюда из-за границы.

Теперь несколько слов по поводу ваших оценок того, что происходит в Штатах и Европе. Ну мне здесь добавить нечего. Откровенно говорю и вам, и всем собравшимся в этом зале: господин Блэк действительно один из экспертов мирового уровня и класса, и практик к тому же, поэтому эти все оценки дорогого стоят, их интересно и полезно знать - как люди такого уровня и масштаба оценивают сегодняшнюю ситуацию в мировой экономике. Вы сказали про Штаты, про Европу, но вы знаете, всё-таки меня здесь… Меня тоже очень многое тревожит, но есть и определённый оптимизм, он заключается в том, что, скажем, в той же Европе, сталкиваясь с проблемами, всё-таки европейские лидеры находят в себе силы, мужество принимать неприятные, но нужные решения. Мы назвали эти страны, там и Португалия, и Ирландия, и Испания, я уже не говорю про Грецию… Но смотрите, что сейчас происходит в Италии. Страна столкнулась с проблемами. Естественно, жили в долг: 124, по-моему, процента к ВВП – долг страны. Вот как бы, знаете, господина Берлускони ни поругивали за его особое отношение к прекрасному полу (кстати, из зависти в основном поругивают, я считаю), но он себя в этой острой ситуации проявил как ответственный государственный деятель в полном смысле этого слова, принял на свои плечи эти тяжелые, но необходимые решения. Действительно, я смотрел и радовался за него. Да, ему тяжело, да, конечно, многим не нравится, но выхода другого нет. На самом деле всем понятно, что нужно делать в этой ситуации, но далеко не все обладают мужеством эти решения принять.

И не только в Италии, но и в других странах, в общем, необходимые решения принимаются. Это всё-таки важная вещь, это сигнал положительного характера. При всех сложностях, которые есть в зоне евро, – я в постоянном контакте со своими европейскими коллегами, причём и с бизнесом, и с правительственными чиновниками высокого ранга, и с финансовыми учреждениями – всё-таки они понимают, что происходит, и в целом действуют в правильном направлении. Это, на мой взгляд, самый важный положительный фактор, что удастся преодолеть эти трудности. Мне бы, во всяком случае, этого очень хотелось. И для Штатов очень бы хотелось, и для Европы, потому что это наши непосредственные партнёры. И Соединённые Штаты – мировой экономический лидер (пока, во всяком случае), и с европейскими странами у нас более 50% товарооборот. Мы куда свои товары продаём? На эти рынки – и в Штаты, и в Европу, и оттуда покупаем товары...

Я обратил внимание на то, что Леон сказал по поводу инвесторов, которые предпочитают отсиживаться в стороне – «на обочине сидят», как он выразился. По-моему, Президент Обама недавно призвал инвесторов к более активной работе. И я считаю, что это абсолютно правильный и своевременный призыв, потому что пока инвесторы сидят на обочине и чего-то ждут, само по себе изменение к лучшему не произойдёт. Да, конечно, нужно проявлять осторожность. Да, конечно, нужно действовать аккуратно, взвешенно, профессионально. Но надо делать что-то! Надо эти точечные вещи делать уже сегодня, иначе мы только создаём условия для развития рецессии, а этого нельзя допустить.

Что касается призыва Леона к России поучаствовать в приобретении активов, от которых финансовые учреждения, в том числе европейские, намерены были бы избавиться. Но ведь речь идёт, Леон, о так называемых токсичных, как правило, активах (ну или сложных активах). Кто же хочет кушать несвежие продукты? Можно и несварение желудка получить. Поэтому наши инвесторы готовы были бы это сделать, но понимая дальнейшее развитие ситуации в той или другой области, в той или другой сфере. Даже в этих условиях. И мы с правительственного уровня, используя инструменты Правительства, готовы были бы поддержать наших инвесторов. Надо сказать, что у них, в общем, свободных ресурсов всё больше и больше. Если вы поговорите с руководителями ведущих наших банков (ВТБ, Сбербанк, Банк развития – Внешэкономбанк), вы увидите, что, как говорил один из наших очень любимых в прошлом деятелей искусства и артистов Шукшин (В.М.Шукшин), деньги ляжку жмут, некуда девать. Они ищут интересные и перспективные проекты. Но нужно, чтобы к нам относились тоже соответствующим образом. Все, ну не все, но очень многие знают, как непросто шёл у нас диалог по приобретению у «Дженерал Моторс» (GM) одного из его важнейших активов в области автомобилестроения в Германии. По «Опелю» шли переговоры, но договорились. Мучили, мучили этот вопрос – всё подписали, всем выгодно. Всем! И мы ничего умыкнуть не собирались оттуда, никаких технологий. Да, мы говорили о развитии, говорили о том, что часть производства может быть и должна быть размещена на территории Российской Федерации, но аккуратно, последовательно, без всяких рывков, без нанесения ущерба кому бы то ни было. Я даже встречался с лидерами профсоюзов «Опеля» – обо всём договорились. Нет, так и не дали сделку совершить на конечном этапе! Но почему?

Мы также вели переговоры о вхождении в некоторые секторы электронной промышленности. Говорили, говорили, все понимают, что надо. Нет, в конце раз – и соскочило всё. Не надо бояться России. Мы вполне цивилизованные партнёры на сегодняшний день. Мы не собираемся – ещё раз хочу сказать – утащить какие-то технологии. Мы хотим просто полноценного и равноправного сотрудничества. Готовы предоставить свои рынки.

И, кстати говоря, что касается наших иностранных партнёров – и западных, и американских, и европейских, да и из Азии тоже. Я вот считал бы, что они должны вкладывать не только в сырьевые отрасли (я сейчас об этом скажу), но и в такое производство, успех которого гарантировал бы и внутренний рынок страны, ориентировался в значительной степени на внутренний рынок. Мы ведь не случайно в условиях острого кризиса в 2009 году пошли на повышение, допустим, пенсий – на значительное увеличение. Это тоже мало на самом деле, но всё-таки мы это сделали, чтобы увеличить покупательную способность вот этой категории наших граждан. В целом мы всегда, постоянно над этим думаем, и покупательная способность населения в России будет, безусловно, возрастать. У нас сейчас, не по моим оценкам, а по оценкам международных экспертов, самый перспективный рынок автомобильной техники в Европе – самый перспективный, – это для примера. Есть, скажем, и другие области, область телекоммуникаций например. У нас взрывной рост мобильной телефонизации. Ни в одной стране Европы такого нет, просто взрывной рост. И в других областях тоже есть. Это интересные, привлекательные сферы для приложения своих усилий не только для наших компаний, но и для иностранных партнёров. Вот это то, что мне хотелось сказать в качестве комментария. Я ещё раз хочу искренне поблагодарить вас, Леон, за очень обстоятельное сообщение, было очень интересно.

К выступлению Д.Гаффа, управляющего директора венчурного фонда Siguler Guff:

Леон говорил об интересе инвесторов к добывающим отраслям российской экономики, а Дрю сейчас рассказал о том, что делается по развитию и вложениям в так называемую новую экономику. И то, и то для нас представляют интерес. Если в первом случае объём инвестиций является значительным… Хочу обратить внимание наших партнёров: в этом смысле Россия – одна из самых открытых стран, ведь у нас нет ни одной крупной мировой компании, которая бы у нас в этом секторе не работала. И совсем недавно, вы знаете, наша нефтяная компания «Роснефть» подписала документы о стратегическом партнёрстве с «Эксон Мобил», в том числе и на арктических участках нашего шельфа. А то, что было сказано о вложениях в так называемую новую экономику и об удачных вложениях, честно говоря, мне это очень было приятно слышать, имею в виду, что это для нас, для российского Правительства и вообще для России, стратегическая задача – изменение структуры нашей экономики. Но пока, надо признать и мы это с вами знаем, пока доля российской новой экономики на мировых рынках крайне мала – 3% с лишним. Вопрос, конечно, в структуре того, что считается новой экономикой. Скажем, у Китайской Народной Республики доля значительно выше, но и продукты там другие – не те, которые способны делать наши отечественные команды, скажем программистов, о которых господин Гафф сказал. У нас потенциал колоссальный и его нужно использовать. Спасибо большое.

Я уже упоминал об Агентстве стратегических инициатив и просил бы его руководителя, господина Никитина (А.С.Никитин) тоже высказаться по тем проблемам, которые мы подняли для обсуждения, но с упором уже на инвестиционные возможности России. И мне бы очень хотелось, чтобы вы продолжили то, о чём сейчас Дрю говорил. Прежде всего мне бы хотелось послушать ваше мнение о том, как можно развивать эти инновационные сферы нашего производства, нашей экономики.

К выступлению А.С.Никитина, руководителя Агентства стратегических инициатив:

Я, знаете, что хотел бы в этой связи сказать. Во-первых, господин Никитин, безусловно (и вы это сейчас все поняли), относится к той категории российских предпринимателей, достаточно ещё молодых, но уже прошедших через непростые профессиональные испытания – прошедших с определённой болью, со сложностями, но завершивших этот путь положительным результатом. Они добиваются положительного результата, и это очень отрадно, что, во-первых, у нас: а) такие люди есть и б) что в нашей стране это возможно.

Я бы в этой связи хотел вернуться к тому, о чём Леон сказал, я пометил это, не сразу отреагировал. А вы сказали, Леон, что слава Богу, что Россия не попала в такое сложное положение во время кризиса, как другие страны. Это не совсем так. Мы попали, может быть, даже в более тяжёлое положение, чем другие страны, потому что российская экономика испытала двойной удар: рынки для наших традиционных товаров сократились, и цены упали, но мы предприняли целый ряд достаточно энергичных шагов для исправления ситуации. Это касалось прежде всего финансового сектора, затем производства, реального сектора производства, это касалось энергетики, инфраструктуры, решения социальных вопросов, в том числе мы разработали и внедрили по всем регионам Российской Федерации, как оказалось, весьма эффективные инструменты по борьбе с безработицей. Мы вышли на докризисный уровень безработицы – практически уже вышли. Это всё нам, честно говоря, тоже, как вот и Андрею на его предприятиях, – в масштабах страны тоже далось непросто. Но мне очень приятно отметить, что положительный результат мы получили.

И в этой части – завершая в этой части наш разговор, я бы хотел сказать, что мы и Агентство стратегических инициатив, о котором я говорил, создавали для таких людей, как господин Никитин, чтобы сформулировать для них дополнительные условия по ведению бизнеса. И я очень рассчитываю на то, что делая это, они самым благоприятным образом повлияют на формирование всего инвестиционного климата и бизнес-среды в нашей стране. Но мне бы хотелось, чтобы другой наш участник сегодняшней дискуссии, господин Дмитриев Кирилл Александрович (я уже говорил о Российском фонде прямых инвестиций) продолжил дискуссию применительно к деятельности этой структуры с тем, чтобы мы могли сориентироваться, какие он видит возможности для инвестирования в российскую экономику.

К выступлению К.А.Дмитриева, генерального директора Российского фонда прямых инвестиций:

Господин Дмитриев буквально два слова только сказал о нашем Фонде прямых инвестиций, я очень рассчитываю и уверен, что он будет действовать эффективно и надёжно. И потому что его возглавляет такой профессионал, как господин Дмитриев: это человек очень опытный, показавший уже свои возможности и доказавший умение эффективно работать, но и коллеги его, о которых он сегодня упомянул, – это, конечно, люди первой величины в международных финансах и международном инвестиционном процессе.

Я очень рассчитываю, что мы будем работать совместно, корпоративно и будем добиваться положительных результатов. Но вот мои коллеги – и справа и слева от меня – уже говорили о различных формах приложения инвестиционных усилий, называли различные секторы российской экономики, и высокотехнологичной и сырьевой, а вот господин Дмитриев в конце упомянул ещё и сельское хозяйство. Я в этой связи хотел бы попросить господина Даниленко Андрея Львовича поделиться своими соображениями и по инвестиционной привлекательности в том секторе экономики (где работает он и его друзья), и о перспективах развития сельского хозяйства в России.

К выступлению А.Л.Даниленко, президента группы компаний «Русские фермы»:

Спасибо большое, Андрей! Я только не понял, почему зал зааплодировал, когда он сказал про рюмку водки. Надо бороться с алкоголизацией страны! Помните, был фильм про Джека-американца, который табак высаживал не очень удачно? А вот у Андрея всё получилось. Я, помню, когда я первый раз увидел его на одной из ферм (вы же в Калифорнии жили, да?), спрашиваю: «Это чьё производство?» Он говорит: «Моё». Я говорю: «Да? Отличная современная ферма! А чья она?» Он говорит: «Моя, моя». Я говорю: «А вы откуда?» Он говорит: «Из Калифорнии». Я думал, что молодой человек, как в некоторых деревнях у нас говорят, смеется около меня, особенно когда он сказал, что он филолог по образованию. Я думаю: совсем дурака валяет. Потом выяснилось, что он действительно из Калифорнии, что он филолог и занимается сельским хозяйством. И я его спросил (не знаю, Андрей, помнишь ты или нет?): «А что в Калифорнии не занимаетесь?» Он говорит: «Там нет таких условий, там я бы никогда не получил такие кредиты практически без залога». А у нас залоговой массы нет никакой и губернатор помогает активно, что меня очень порадовало. А потом, через год, мы встретились на другом мероприятии, совершенно случайно, и он мне с гордостью говорит: «Я принял российское гражданство». – «Молодец!» И я так понял, что когда он занялся молочным животноводством, то его привлекала не рюмка водки, а в том числе и доярки российские. Всё это удачно сочетается. Действительно, очень хороший пример, очень хороший пример развития бизнеса с нуля. И мне действительно это очень приятно, потому что это значит, что программы по поддержке сельского хозяйства у нас реально и эффективно работают. По некоторым направлениям деятельности – например, ну я уже говорил об этом, многие и так, без этого знают, без меня: это есть в статистике, скажем по производству мяса птицы, мяса свинины – у нас просто рост, сопоставимый с ростом количества этих… переносных телефонов, радиотелефонов, и даже рост ещё более мощный. В разы! Не в проценты, в разы!

Я не знаю, есть ли где-нибудь ещё вот у наших потенциальных конкурентов такой рост. Я думаю, что нет нигде. Но мы и по красному мясу проедемся в самое ближайшее время, по крупному рогатому скоту будем работать – в общем, по всем направлениям. За последние годы у нас всё, что мы делаем в области сельского хозяйства, даёт эффективную отдачу. Вот, к сожалению, в прошлом году и даже в позапрошлом мы столкнулись с неприятными погодными условиями, но тоже предложили и осуществили целую систему мер поддержки сельхозпроизводителя. И, надо сказать, она тоже эффективно сработала. Прежде всего, конечно, тех хозяйств, которые пострадали от засухи. В этом году ситуация исправляется.

И один из лидеров сельхозпроизводства в России – это, конечно, Краснодарский край. Я бы хотел попросить губернатора Краснодарского края господина Ткачёва Александра Николаевича рассказать на региональном примере о том, как у нас развивается эта отрасль производства и вообще как и что делают региональные власти Краснодарского края для улучшения инвестиционного климата не только в области сельского хозяйства, но и по другим направлениям. Кстати говоря, город Краснодар (а это административный центр Краснодарского края) в рейтингах по инвестиционной привлекательности за последнее время устойчиво занимает первое место.

К выступлению А.Н.Ткачёва, губернатора Краснодарского края:

Что касается развития инфраструктуры, это действительно так. Я и в своём выступлении говорил – это проблема не только Краснодарского края, либо побережья Чёрного моря. У нас не так много мест в России с таким климатом, как этот, и, разумеется, мы будем уделять этому больше и больше внимания только после того, как закончим Сочинский олимпийский проект, потому что он требует огромных капитальных вложений и расходов из федерального бюджета. И для того, чтобы сбалансировать доходы и расходы, для того, чтобы проводить взвешенную макроэкономическую политику, которая лежит в основе благополучия и создаёт условия для наращивания необходимых темпов роста экономики, мы, конечно, должны действовать очень аккуратно. Мы не собираемся необоснованно влезать в долги, превышать определённые параметры и так далее.

Хотелось бы завалить страну деньгами и начать стройки везде – очень бы хотелось, – но мы не можем поступить так исходя из требований макроэкономического характера. Мы должны учиться, в том числе и на ошибках. Мы знаем, с чего начался мировой кризис, известно, – с проблем ипотечного кредитования в Соединённых Штатах. Значит, были допущены определённые ошибки, и многие из присутствующих в зале знают, какие. Мы будем действовать аккуратно.

Жаль, что Александр Николаевич не сказал о том, что делается в крае по созданию инвестиционного климата. А ему есть что сказать. Здесь действительно много положительных моментов. Неслучайно город Краснодар опережает и Москву, и Петербург по критериям благополучности инвестиционного и бизнес-климата. Это действительно так. Я сам, когда первый раз увидел, удивился. Второй раз уже никакого удивления у меня не было. Ситуация здесь действительно развивается неплохо. А вот что касается «мы держим страну за хвост», у нас у страны нет хвоста, Александр Николаевич, это вы перестаньте. У нас красавица страна, никакого хвоста у неё нет! Образно? И образно не надо. Но вот что касается макроэкономических параметров, мы будем обязательно придерживаться этих базовых требований в развитии нашей экономики. И я бы хотел закольцевать нашу сегодняшнюю дискуссию и опять перейти к тому, с чего мы начали: хотел бы попросить господина Жан-Пьера Тома – он специальный представитель президента Франции по развитию французско-российских торгово-экономических связей – поделиться с нами своими соображениями о том, в каком состоянии сегодня находится мировая экономика, что мы вместе могли бы сделать для того, чтобы купировать риски этой экономики и двигаться вперёд.

К выступлению Ж-П.Тома, специального представителя Президента Франции по развитию франко-российских отношений:

Я считаю, что наш уважаемый коллега, участник дискуссии сделал очень много не только приятных, важных замечаний, но и дал ряд очень хороших сигналов, безусловно. Когда вы упомянули о позиции Президента Франции по поводу необходимости создания евро-российского экономического пространства, то здесь нельзя с этим не согласиться. Я и сам, как вы знаете, неоднократно говорил о том, что настоящая Европа это даже… Граница Европы, географическая, проходит по Уральским горам, а Европа больше, потому что это не просто географическое понятие – в основе единства лежат общая культура и общие моральные, нравственные ценности, – а это пространство от Португалии до Владивостока. И нам нужно, конечно, создавать условия для того, чтобы мы вместе осваивали всё это пространство на благо всех народов, которые проживают на этой огромной территории, и, безусловно, это можно сделать. Здесь нужно говорить об облегчении, а затем об устранении вообще визового режима, с тем чтобы деловые люди, просто граждане наших стран могли свободно общаться. Здесь нужно говорить о внедрении единых правил экономической жизни, и поэтому мне ничего не остаётся, кроме того как поприветствовать то, что вы сказали: что без России Евросоюз не является полноценной Европой. Так и есть! Мы, конечно, можем и должны органично дополнять друг друга. Имею в виду наши возможности, наши компетенции в различных сферах деятельности и наличие или отсутствие, скажем, тех же самых природных ресурсов, интеллектуальных ресурсов и так далее. Конечно, при дополнении друг друга объединённая Европа в широком смысле будет гораздо более конкурентоспособной в мировой экономике, чем сегодня. Но если вернуться к этой мировой экономике, а здесь господин Блэк (справа от меня) и господин Гафф (слева) говорили о её проблемах, мы знаем сегодня и о проблемах Еврозоны, знаем о том, что руководство ведущих экономик Европы – Франции и Федеративной Республики Германии – подвергаются предельной критике сегодня по поводу того, как и что предпринимается для того, чтобы преодолеть эти проблемы еврозоны...

Да, не все знают, что, допустим, по количеству обязательных для всех членов Евросоюза решений Европарламент сегодня принимает таких решений больше, чем Верховный Совет СССР в своё время в отношении союзных республик в Советском Союзе. И тем не менее мне трудно не согласиться с господином Тома, что в сфере исполнительной власти для того чтобы быть более эффективными, наверное, наши коллеги нуждаются в том, чтобы расширять компетенцию наднациональных органов исполнительной власти.

Что касается действия ведущих экономик, я думаю, что всё-таки руководители этих стран – и Франции, и Федеративной Республики - действуют не только под давлением общественного мнения, но и исходя из определённых соображений экономико-стратегического характера. Всё-таки они, думаю, вправе добиваться того, чтобы проблемные страны не просто ждали помощи от ведущих экономик в виде выпуска ценных бумаг и реструктуризации их долговых обязательств, а чтобы они сами предпринимали какие-то меры и действия, направленные на реструктуризацию своей экономики и своих, допустим, тех же долговых обязательств. Но мне кажется, что в конечном итоге ведущие экономики Европы всё-таки подставят плечо проблемным странам, помогут им, добиваясь по максимуму от них какого-то движения в направлении исправления ситуации собственными силами, опираясь на собственные ресурсы. Эта политика требует определённой выдержки, характера, но я не сомневаюсь, что всё-таки в зоне евро с этими проблемами справятся так же, как и в Штатах, опираясь на фундаментальные, базисные основы американской экономики. Я хочу поблагодарить своих коллег, которые сегодня принимали участие в этой дискуссии.

* * *

Ответы В.В.Путина на вопросы из зала:

Вопрос: Сегодня в Вашем присутствии были оформлены договорённости по «Южному потоку», важный стратегический пункт. И сегодня же Янукович (В.Ф.Янукович – Президент Украины) дал окончательный, на его взгляд по крайней мере, комментарий по поводу несогласия Украины вступать в Таможенный союз. Ваше мнение по совпадению в один день таких двух важных фактов?

В.В.Путин: А что он сказал?

Ответ: Янукович сказал, что Украина отказывается вступать в Таможенный союз и это их окончательное решение. Он сегодня это сказал на конференции в Ялте.

В.В.Путин: Я не видел этого заявления. Окончательное решение всегда принимает народ той или другой страны в ходе открытой дискуссии, проведения предусмотренных законодательством страны определённых процедур для принятия решений судьбоносного характера. Но, безусловно, это всегда суверенный выбор той или другой страны – куда двигаться, к каким объединениям присоединяться.

Мы сейчас только что говорили о проблемах еврозоны. Я с трудом себе могу представить, что в этих условиях Украина будет присоединяться к Евросоюзу. Это просто абсолютно нереальные вещи. Но как стратегия этот выбор, конечно, возможен. Но здесь возникают другие вопросы и другие соображения, а именно вопросы и соображения экономической целесообразности. Что выгоднее, в конечном итоге это должны определить наши украинские друзья и коллеги. Что выгоднее? Стремиться в еврозону или использовать имеющиеся уже конкурентные преимущества, связанные с огромной кооперацией между целыми отраслями экономики Украины и России? Использовать преимущества в сфере единого транспорта, энергетики, использовать преимущества ментального и культурологического характера, использовать преимущества отсутствия языковых барьеров? Это огромный пласт факторов, который, безусловно, обеспечивал бы бо̀льшую конкурентоспособность украинской, да и российской, и всех других участников Таможенного союза экономик. Вот здесь нет никаких сомнений.

Мне кажется, что соображения, которые говорят, что нужно двигаться в другую сторону, скорее носят политико-эмоциональный характер. А если посмотреть на реалии, то станет ясно, что выгод в Таможенном союзе больше. Это, во-первых. А во-вторых, а кто сказал, что Таможенный союз не должен интегрироваться в общее европейское экономическое пространство? Вот коллега, господин Тома, только что говорил о создании единого евро- российского экономического пространства. И Президент Франции – одной из ведущих экономик Европы – прямо об этом заявляет. Одно другому не противоречит, но естественно, мы не можем и не будем ничего навязывать никому из наших партнёров. Это в конечном итоге должно быть их осознанным выбором. Но мы будем продолжать сотрудничать в любом случае, и украинское направление нашей и экономической политики, и политики вообще, конечно, от таких заявлений страдать не будет. Насколько мне известно, Президент Украины принял приглашение Президента России. Он в ближайшее время приедет в нашу страну, у нас будет возможность поговорить с ним на все эти темы, подискутировать, поговорить и подискутировать не просто как с соседом, а как с другом.

Вопрос: Владимир Владимирович, губернатор Краснодарского края сказал о 94-м законе, который изуродовал всю систему государственных закупок, то есть инвестиций по сути дела. Вы сделали себе пометку, но не откомментировали. Здесь и министр Набиуллина (Э.С.Набиуллина, министр экономического развития России)… Может быть, мы получим ясный…

В.В.Путин: А вы в какой организации работаете? Следит как за пометками!

Вопрос: Мы получим какое-то разъяснение о судьбе этого закона?

В.В.Путин: О судьбе 94-го закона, да? Сейчас в Правительстве России идёт напряжённая работа, которая должна завершиться либо кардинальными поправками в этот закон, либо принятием нового закона. Там действительно очень много проблем, которые не дают эффективно работать. В некоторых отраслях просто невозможно пользоваться инструментами 94-го закона. Но в Министерстве экономического развития видят эти проблемы. Например, там нужно принять участие в каких-то конкурсах, где исполнителем может быть только одно предприятие. Правда, есть инструменты, дающие возможность государству назначить этого единственного исполнителя, который производит услуги либо товары, но, безусловно, в целом закон нуждается в совершенствовании как минимум, мягко говоря. Так что Минэкономразвития видит эту проблему и работает над ней. Здесь важно только, исправляя одни ошибки, не наделать других. Нужно действовать аккуратно.

* * *

Заключительное слово В.В.Путина:

Ну что же, уважаемые друзья! Я хочу искренне поблагодарить участников нашей дискуссии. Для меня лично было очень интересно послушать мнения столь значимых экспертов, без всякого преувеличения это говорю, мастеров своего дела, людей, добившихся реальных результатов, блестящих результатов в том, что они сами делают. И мне очень приятно, что у нас была такая открытая, свободная дискуссия. И мне бы очень хотелось, чтобы не только те люди, которые присутствуют здесь, на сцене (не хочу употреблять слово «на панели», как-то это двойственно звучит), те люди, которые здесь со мной, на сцене, те люди, которые находятся в зале, и те, которых, может быть, и нет сегодня здесь, но которые работают в России, чтобы они чувствовали, что Правительство Российской Федерации, региональные власти делают и будут делать всё возможное для того, чтобы не просто улучшать климат (это только условия), а для того, чтобы все мы добивались результатов на благо наших стран, на благо граждан России и граждан наших партнёров. Количество таких партнёров, я убеждён, у нас будет увеличиваться. Я хочу всем вам пожелать успехов. Спасибо вам большое!

Россия. ЮФО > СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 16 сентября 2011 > № 405732 Владимир Путин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 13 сентября 2011 > № 401084 Владимир Путин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин провёл заседание Президиума Правительства Российской Федерации.

Стенограмма начала заседания:

В.В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги! Мы обменяемся сначала оперативной информацией, а потом пойдём по повестке.

Сергей Иванович, в Бушере, в Иране, открылась электростанция. Как там прошёл пуск? Там, по-моему, на 50% мощности она выходит? Какие перспективы в ближайшее время? Как наши специалисты, которые работали над созданием этой атомной электростанции, оценивают свои собственные результаты? Как вы их оцениваете и как оценивают партнёры? Пожалуйста.

С.И.Шматко: Уважаемый Владимир Владимирович! Вчера состоялась праздничная церемония пуска первого энергоблока Бушерской станции. Впервые она была подключена к национальной энергетической сети Ирана 2 сентября, набрала мощность 60 мегаватт, установленная мощность блока – 1 тыс. мегаватт. Вообще, Владимир Владимирович, проект – уникальный. Я напомню, что на берегу Персидского залива 37 лет назад немцы начали строить этот проект. Потом в силу разных причин (революции, ирако-иранская война) был остановлен этот проект. 13 лет назад россияне вышли на площадку, было проинтегрировано, осмотрено порядка 12 тыс. т оборудования, то есть то немецкое оборудование было проанализировано и интегрировано в российский проект атомной станции.

Наши специалисты и иранские специалисты оценивают, что проект Бушерской атомной станции полностью отвечает всем требованиям уровня безопасности. Сооружение атомной станции проходило под постоянным контролём МАГАТЭ (Международное агентство по атомной энергии), здесь никогда никаких вопросов не было. Мы оцениваем, что в течение ближайших трёх-четырёх месяцев будут проходить соответствующие эксперименты по пусконаладочным работам. Вообще, из практики, к промышленной эксплуатации и набору полной мощности блок будет готов примерно через год. Мы исходим из того, что сотрудничество будет дальше продолжено – участие в эксплуатации атомной станции: об этом вчера были подписаны соответствующие протоколы.

Хотел бы добавить, Владимир Владимирович, что перед этим, за день, мы в Тегеране провели девятое заседание межправкомиссии. Межправкомиссия отличалась очень приподнятым конструктивным духом. Иранцы сами говорили о новом окне возможностей по развитию сотрудничества России и Ирана на базе возникшего доверия. Инициативно был сформулирован ряд интересных предложений по сотрудничеству в областях транспорта, электроэнергетики, нефти и газа, и в ближайшее время мы все эти предложения Вам доложим.

В.В.Путин: Хорошо. Где-то к весне следующего года они должны выйти на 75%, да?

С.И.Шматко: Владимир Владимирович, да, мы исходим из того, что где-то через… Но это зависит и от того, как будет себя вести блок. Мы всегда нашим коллегам, иранцам, говорили следующее: в первую очередь должна быть обеспечена безопасность и в этом плане никаких директивных сроков по проведению пусконаладочных работ быть не должно.

В.В.Путин: Наши специалисты остаются там, работают?

С.И.Шматко: Да, Владимир Владимирович. Мы создали совместное предприятие по эксплуатации этого блока, вчера были подписаны все документы. Мы считаем, что это было бы ответственно с нашей стороны.

В.В.Путин: Сколько примерно наших специалистов сейчас там трудится?

С.И.Шматко: Сейчас там находится порядка 1,5 тыс. человек, из них значительная часть занята в пусконаладке, порядка нескольких сотен (в зависимости от договорённости с иранцами) будут заниматься эксплуатацией.

В.В.Путин: Хорошо, спасибо большое. Я прошу вас передать поздравления всем, кто работал. Это действительно хороший результат, практически с нуля пришлось осуществлять эту работу. Сложность её заключалась в том, и Сергей Иванович с этого начал, что некоторые вещи пришлось приспосабливать под новые условия и под новые технологии, потому что начинали, естественно, тридцать с лишним лет назад на старых технологиях. Тогда они были передовыми, а сегодня это уже устаревшие технологии, а переделывать всегда сложнее. Работа завершена, сделана на очень хорошем уровне, я вас поздравляю!

С.И.Шматко: Разрешите тогда представить к госнаградам как иранских атомщиков (об этом тоже говорили), так и, может быть, предложения по нашим, российским.

В.В.Путин: Хорошо. Игорь Юрьевич, у вас сегодня отдельная тема в повестке дня. Но у меня вопрос совсем в другой плоскости: ваше ведомство, Антимонопольная служба, одобрила слияние ММВБ и РТС – двух наших основных торговых площадок. Ясно, что есть совершенно очевидные, позитивные стороны этого процесса слияния, которое приведёт к образованию крупной, мощной европейской площадки, но есть и угрозы. Не создастся ли ситуация, при которой единая площадка будет монопольно диктовать цены на свои услуги?

И.Ю.Артемьев: Именно так, уважаемый Владимир Владимирович. Уважаемые члены Правительства! 9 сентября наша служба одобрила ходатайство Московской межбанковской валютной биржи о присоединении РТС к себе. И, собственно, основной проблемой было то, что в условиях такого соединения – при многих положительных эффектах – чтобы не выросли соответствующие тарифы на рынке ценных бумаг за совершение сделок на рынке ценных бумаг, а также тарифы в расчётных депозитариях. В связи с этим Федеральная антимонопольная служба согласовала в общем с ММВБ и другими участниками рынка и выдала обязательное для исполнения предписание в адрес ММВБ, согласно которому соответствующий рост тарифов в будущем возможен будет только в том случае (по обеим этим ключевым услугам), если произойдёт согласование с так называемыми комитетами пользователей. Иными словами, ключевые участники рынка ценных бумаг, которые осуществляют львиную долю соответствующих торговых операций, уже на будущей единой бирже создадут соответствующие комитеты, и администрация биржи будет лишена возможности согласно этому предписанию произвольно увеличивать тарифы на депозитарную деятельность, другие виды деятельности без согласия комитета пользователей, то есть участников рынка, которые должны будут принять такое решение на комитете пользователей количеством голосов в две трети.

Иными словами, только когда рост тарифа будет действительно обоснован и сами участники рынка, частные структуры в большинстве своём согласятся с таким повышением, что оно обоснованно, тогда повышение будет возможно. Такой подход был возможен ещё и потому, что мы провели международный анализ рынков и посмотрели, сколько эти комиссии сегодня взимают на соответствующих биржах в Германии, Соединённых Штатах, Британии, и пришли к выводу, что этой сегодняшней комиссии уже достаточно для того, чтобы обеспечить деятельность, в том числе, объединённой биржи. Таким образом роста цен в этой сфере не будет.

В.В.Путин: Хорошо. Но вы должны за этим внимательно наблюдать.

Эльвира Сахипзадовна, мы в этом году в федеральном бюджете предусмотрели приличные деньги, приличную сумму – 880 млн рублей на поддержку социально ориентированных некоммерческих организаций, а в целом в бюджетах субъектов Федерации эта цифра выглядит вообще очень солидно – свыше 9 млрд рублей. Как идёт работа по поддержке этих социально ориентированных некоммерческих организаций?

Э.С.Набиуллина: Действительно, в этом году впервые в федеральном бюджете были выделены деньги на поддержку социально ориентированных некоммерческих организаций, и буквально на днях я подписала приказ, который реализует то Постановление, которое Вы подписали в конце августа по основным направлениям поддержки социально ориентированных некоммерческих организаций. И основная сумма средств из 880 млн рублей, а именно 600 млн рублей, на конкурсной основе, на условиях софинансирования будет перечислена регионам под региональные программы поддержки социально ориентированных некоммерческих организаций. И важно то, что мы и в приказе отразили те приоритеты, которые были в постановлении, именно на этот год приоритеты… То есть получат прежде всего поддержку те организации, которые занимаются проблемами социального сиротства, проблемами материнства и детства, помощи пожилым людям, социальной адаптацией инвалидов. Это основные направления, по которым будет осуществлена поддержка. Это первое направление.

Второе направление – 132 млн рублей на поддержку крупных, федерального значения, социально ориентированных некоммерческих организаций. Это также в этих приоритетных направлениях. Всё это будет предоставляться на конкурсных условиях. Порядок проведения этого конкурса утверждён приказом, и для проведения конкурса и для того, чтобы механизм был прозрачный и всем понятный, мы создаём координационный совет, куда будут включены представители других ведомств, Общественной палаты, эксперты, представители некоммерческих организаций.

Подготовительная работа. Мы готовились к этой работе до приказа. В частности, были разработаны методические рекомендации для региональных программ. Регионы должны эти программы составить. В начале июня мы все эти методические рекомендации отправили в регионы, и, по предварительному мониторингу, у 17 регионов эти программы уже в высокой стадии готовности. Могу назвать таких активных лидеров, как Томская область, Республика Татарстан, Республика Саха (Якутия), Алтай, Красноярский край. Они активно работают и в целом в бюджетах уже предусматривают средства на поддержку социально ориентированных некоммерческих организаций. Конечно, я хотела бы сказать, что мы будем мониторить, как эти программы будут реализовываться, и этот мониторинг будет не по тому, сколько денег потрачено и сколько получили социально ориентированные некоммерческие организации, а каких эффектов они достигли, и таким показателям, как количество приёмных замещающих семей, которые принимают на воспитание детей, количество выпускников детских домов, которые получили ту или иную поддержку, количество инвалидов, которым была оказана поддержка в их трудоустройстве. То есть вполне конкретные показатели по этим программам, которые осуществляют социально ориентированные некоммерческие организации. Я надеюсь, что все регионы примут активное участие в такой деятельности.

В.В.Путин: Хорошо, ладно. Сейчас-то финансирование идёт?

Э.С.Набиуллина: Финансирование у нас было выделено, постановление разрешает нам сейчас потратить…

В.В.Путин: Понятно, выделено, но деньги-то идут?

Э.С.Набиуллина: Сейчас мы утвердили порядок конкурсного отбора. Будет проходить конкурс, и до конца года мы должны будем эти деньги…

В.В.Путин: То есть пока не идут деньги.

Э.С.Набиуллина: Пока нет, нужно провести конкурс.

В.В.Путин: У нас уже сентябрь скоро заканчивается. Это деньги этого года.

Э.С.Набиуллина: Они будут перечислены в виде субсидий, это быстро. Это не стройки, поэтому мы сможем сделать достаточно быстро.

В.В.Путин: Поздно, год заканчивается. Мы сегодня поговорим применительно к государственным программам.

Э.С.Набиуллина: Приказ мы сделали буквально через две недели после выхода постановления, поэтому…

В.В.Путин: Ладно. А как у нас… У нас из Минздрава кто-то есть здесь?

Александр Львович (А.Л.Сафонов – заместитель министра здравоохранения и социального развития Российской Федерации), у нас одна из проблем, которую мы перед собой ставили для решения – это борьба с контрафактом в фармацевтике, борьба за качество лекарственных препаратов. Выделили с 2009 года деньги – 900 млн рублей – на строительство нескольких лабораторий. Совсем недавно, по-моему, запустили ещё одну. Так? Как работа идёт в этом плане?

А.Л.Сафонов: Уважаемый Владимир Владимирович! Как Вы правильно сказали, у нас в рамках системной работы по предотвращению поступления на рынок контрафактной продукции, связанной с лекарственными средствами, предусмотрена большая работа по созданию в федеральных округах лабораторных комплексов. В частности, у нас в 2011 году вступили в действие аккредитованные Росстандартом на техническую компетентность и независимость лаборатории в Северо-Кавказском, Сибирском и Южном федеральных округах. В частности, у нас 14 сентября предусматривается открытие лаборатории в городе Ростове-на-Дону. С апреля эта лаборатория работает в тестовом режиме. Также в 2011 году, в IV квартале, предусмотрено введение в действие лабораторий в городе Хабаровске и в городе Санкт-Петербурге. Одновременно мы ведём работу по продолжению развития этого комплекса, и в 2012 году предусматривается открытие компетентных на эту работу лабораторий в городе Москве и в Татарстане. Уже состоялись переговоры с правительством Республики Татарстан, и ими одобрено открытие данного центра на базе государственного учреждения – Центра контроля качества и сертификации лекарственных средств Республики Татарстан. В общей сложности на создание лабораторного комплекса в Ростове-на-Дону мы выделили 350 млн. Таким образом, это позволит нам системным образом обеспечивать качество обращающейся продукции в сфере лекарств.

В.В.Путин: Хорошо.

Давайте несколько слов скажем о сегодняшней повестке дня. Мы с вами вчера занимались подведением итогов работы в Правительстве, проектом бюджета на 2012 год и последующие годы, говорили о мерах, которые Правительство предлагает по борьбе с ростом тарифов инфраструктурных монополий в 2012 году. Речь шла, напомню, об ограничении роста тарифов на железнодорожный транспорт, газ, тепло, электроэнергию. Мы предложили в этой связи ряд мер.

Сегодня заслушаем доклад Минэкономразвития о том, как решаются наши текущие проблемы, в частности о выполнении федеральных программ в первом полугодии 2011 года. Я напомню, что сегодня у нас реализуются две государственные и 54 федеральные целевые программы. В бюджете на их выполнение в текущем году заложено 925 млрд рублей – это почти на четверть больше, чем в 2010 году. Ещё 349 млрд рублей выделено на так называемую непрограммную часть государственных инвестиций.

Только в рамках федеральной адресной инвестпрограммы на 2011 год финансируется 3,4 тыс. капитальных объектов. Я хочу подчеркнуть, что такого объёма у нас до сих пор никогда не было. Но, к сожалению, вновь вынужден остановиться на застаревших проблемах. Мы уже начали говорить об этом применительно к некоммерческим социально ориентированным организациям. Речь идёт о запаздывании исполнения федеральных целевых программ, об отставании от намеченных графиков. По итогам восьми месяцев текущего года почти половина программ профинансирована из бюджета менее чем на 25% от запланированных на год объёмов, в том числе по девяти программам финансирование практически не осуществлялось. И дело здесь не в нехватке ресурсов: все необходимые средства для выполнения этих работ есть и предусмотрены в бюджете.

Сейчас вернусь к бюджетному процессу. Мы с вами знаем, как тяжело идёт работа над бюджетом: шум, гам, до слёз доходит иногда, не побоюсь сказать это прямо и по-честному, и чуть не до драки. Каждый руководитель борется за интересы своего ведомства и своего направления деятельности. И в целом на самом деле, честно говоря, меня это радует, потому что все вы относитесь к своим обязанностям по-честному, что называется, боретесь за интересы того участка работы, который возглавляете. Но, когда дело доходит до организации работы, видим, что возникает проблема, а проблема в том, чтобы грамотно, продуктивно работать над проектами, своевременно заключать государственные контракты. Я предлагаю сегодня ещё раз обсудить эти так называемые узкие места и проблемы, посмотреть, что нужно изменить, поправить, для того чтобы из раза в раз не возвращаться к этому вопросу. Обращаю внимание всех ведомств на необходимость строго соблюдать бюджетную дисциплину: необоснованные затягивания, всяческие проволочки в оформлении договорных отношений недопустимы.

На второе полугодие 2011 года у нас запланирована к вводу в эксплуатацию бо́льшая часть объектов и строек. Их завершение должно состояться в срок и без всяких недоделок. До конца 2011 года, напомню, планируется ввести в эксплуатацию 1 408 объектов. Кроме того, выходит на финишную прямую подготовка проекта федерального бюджета на трёхлетку. Прошу министерства и ведомства ответственно отнестись к формированию новых целевых программ, которые стартуют в этот период. По старым идёт работа вот таким образом, как я сказал, и новые предлагаются. Вносить нужно программы, если уж мы формируем какие-то новые направления, и вносить их нужно на рассмотрение в Правительство в установленные сроки и в качественном виде (качественно – значит: подготовлено к реализации).

Я уже говорил о том, что сегодня Федеральная антимонопольная служба должна доложить один из вопросов. Считаю, что этот вопрос является принципиально важным для любого правительства, и для российского тоже. Речь идёт о состоянии конкуренции в России. Конкурентная среда задаёт тон экономике страны, формирует инвестиционный климат, для большинства отраслей служит главным внутренним стимулом развития. Поэтому поддержка – подчеркну это – здорового соперничества в деловой сфере является важнейшей стратегической задачей не только Правительства, но и всего государства.

К сожалению, у нас ещё очень много болевых точек. Это рынок нефтепродуктов, продовольствия, сбытовой сектор электроэнергии. Здесь порой очень ярко проявляется слабость или даже отсутствие конкуренции, а за монополизм приходится платить гражданам страны. Конечно, эти проблемы не решаются за один день, понятно, многие из них создавались десятилетиями, но и отказываться от их решения недопустимо, и откладывать на потом неправильно. Нам нужна логичная, взвешенная государственная политика по поддержке конкуренции, с чёткими ориентирами и действующей системой оценки конкурентной среды, а также системой справедливых поощрений и неотвратимого наказания для тех участников рынка, которые нарушают соответствующие нормы и законы.

Хочу подчеркнуть, анализ реального состояния конкуренции в стране – это база для принятия ответственных решений. Нельзя создавать конкуренцию искусственно, только на бумаге. Задача государства – обеспечить реальные условия для ведения честной конкурентной борьбы, и, что крайне важно, шаги в этом направлении должны быть последовательными и понятными для всех, для бизнеса прежде всего. Во-первых, необходимо убирать излишние административные входные барьеры, об этом мы уже неоднократно говорили с вами. Громоздкие процедуры регистрации нужно упрощать, ликвидировать надуманные требования, обременительные сборы и ограничения доступа к инфраструктуре – всё это тормозит предпринимательскую инициативу, порой становится непреодолимым препятствием для выхода на рынок новых компаний и предприятий, а значит, новых продуктов и услуг.

Во-вторых, вы знаете, что ФАС ведёт постоянный мониторинг цен по основным группам товаров, регулярно фиксирует резкие и зачастую необоснованные скачки цен, и, как правило, они вызваны желанием некоторых компаний воспользоваться доминирующим положением на рынке, реализовать свою монопольную ренту. И нужно своевременно, быстро, оперативно и жёстко реагировать на такие проявления.

В то же время важно сделать прозрачными правила работы на рынке, как я уже говорил. В первую очередь это касается механизмов формирования цен, и прежде всего на товары первой необходимости. Предельно ясно, что любая коммерческая организация должна получать прибыль, без этого невозможна экономическая жизнь, но когда речь идёт о получении монопольных сверхдоходов – путём задирания цен или снижения качества жизненно важных товаров – с использованием своего положения, то говорить о каких-то рыночных принципах невозможно, нет здесь никакого рынка. Нужно обращать на эти вещи принципиальное, пристальное внимание и постоянно к этому обращаться. Российский потребитель должен иметь возможность приобретать качественные товары по разумным, экономически обоснованным ценам.

Давайте с этого и начнём.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 13 сентября 2011 > № 401084 Владимир Путин


Россия > СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 10 августа 2011 > № 386284 Владимир Путин

В ходе своей поездки на Таманский полуостров В.В.Путин дал интервью корреспонденту телеканала «Моя планета».

Стенограмма:

Корреспондент: Владимир Владимирович, Вы оказались в самый благодатный момент для Тамани, потому что здесь эта щедрая земля пышет. Здесь не только жарко, но ещё сейчас пошли и фрукты, и овощи, всё как-то заиграло. В этой связи я хотел бы Вас спросить: Вы первый раз на Тамани?

В.В.Путин: Да.

Корреспондент: Какие-то первые впечатления уже, наверное, возникли?

В.В.Путин: Я почти ничего не видел. Можно сказать, что почти - из окна машины, здесь ещё кусочек залива, раскоп этот. Но я уже говорил, встречаясь с ребятами, и хочу повторить ещё раз: мне чрезвычайно интересно (а в прошлом году я об этом впервые узнал – к своему стыду, впервые) было понять, что на территории нашей страны, именно здесь, было древнейшее государственное образование – не российское, просто государственное образование, но древнейшее. Древние греки пришли сюда в VI веке до нашей эры. Представляете? Греки, потом хазары, потом черкесы и аланы, потом турки. Перед этим…

Корреспондент: Византия…

В.В.Путин: Нет-нет. Перед этим была столица русского княжества.

Корреспондент: Тмутаракань.

В.В.Путин: Да, Святослав правил здесь. Потом пришли черкесы, так краешком прошлись здесь. Потом турки, а потом Россия опять вернула эти территории. И каждый народ оставлял частичку своей духовной культуры здесь. И это не могло так или иначе не остаться в сознании людей, которые здесь живут сегодня. Так или иначе это из поколения в поколение всё-таки передаётся. И когда понимаешь это, тогда с полным основанием говоришь, что наш народ в целом – это народ глубочайшей и очень богатой культуры.

Корреспондент: Европейской.

В.В.Путин: И это очень важно – осознание себя самих.

Корреспондент: И надо сказать больше, что именно здесь, в Тамани, появились первые христианские храмы на территории нашей страны. Задолго до того, как было официальное крещение Руси, это тоже.

В.В.Путин: Здесь чего только не было! Хазары, как известно, были иудеями, они не были этническими евреями, но они исповедовали иудаизм. И это тоже часть этой культуры.

Корреспондент: Удивительна, кстати, ещё одна история, что сюда в I веке до нашей эры, когда Рим начал, так сказать, громить евреев в Палестине, они бежали сюда в большом количестве и здесь появилась первая на территории нашей страны синагога. Говорят, что сюда приезжал Ирод Великий с инспекцией, чтобы посмотреть, как же живут его соплеменники на северных территориях. То есть здесь столько прошло великих людей…

В.В.Путин: Это очень интересно.

Корреспондент: … великих историй, что это, конечно, удивительно. И в этой связи вопрос: при таком фантастическом коктейле из вина, лучшего в нашей стране, из истории, из потрясающего моря нужно ли развивать эту территорию как совершенно отдельный туристический кластер?

В.В.Путин: Здесь существуют два абсолютно противоположных мнения. Первое мнение заключается в том, что нужно отдать эту территорию исключительно учёным и не допускать сюда публику для осмотра, потому что готовить объекты к показу, по мнению некоторых специалистов, опасно, так как их нужно восстанавливать, чтобы людям было интересно смотреть. Их нужно так или иначе восстанавливать в первозданном виде, а это может нанести им ущерб. Я всё-таки больше придерживаюсь другой точки зрения, солидарен с другими специалистами, которые считают, что, если по уму организовать, а во всём мире это делается…

Корреспондент: В Греции, пожалуйста.

В.В.Путин: …если по уму организовать, то можно и сохранить археологическое, культурное наследие, и людей знакомить с тем, что у нас есть. И с точки зрения воспитания патриотических чувств мне кажется, что это очень важно. Причём это не квасной патриотизм, а именно духовная часть нашего народа, которую мы, к сожалению, знаем не очень хорошо. Но я же вам сказал: я только в прошлом году в режиме видеоконференции, когда мы проводили мероприятие с археологами, работающими по всей территории России… Мне вот отсюда рассказали о значении этого места, Тамани, и вот этих раскопок. Мне это очень интересно.

Корреспондент: И вот в этой связи я бы задал ещё один вопрос. Мне кажется, то, что молодёжь, то, что ребята-студенты здесь работают, – это совершенно мощнейший воспитательный фактор. И в этой связи чем больше молодежь будет попадать в археологические экспедиции… Потому что это не просто отдых у моря, а это такой интеллектуальный отдых у моря. Мне кажется, что это очень важно, и я даже думаю, что существуют студенческие строительные отряды, а если бы возникло такое отдельное движение студенческих археологических отрядов, то это было бы вообще совершенно удивительно. Уж не знаю, насколько до этого дойдёт, но сама по себе идея, по-моему, интересная.

В.В.Путин: Ну почему? Вот сейчас только студенты как раз задавали примерно такой же вопрос. Они говорили о возможности одного из направлений волонтёрского движения вот именно в области археологии. Мне кажется, это вполне возможно.

Корреспондент: А что Вы как председатель попечительского совета РГО (Русское географическое общество) можете для этого лично сделать, как Вам кажется, помимо выделения гранта?

В.В.Путин: Это немаловажно, выделение грантов – немаловажно. Я думаю, что если мы будем помогать специалистам обустраивать эту территорию, поможем наряду с частным бизнесом создать им здесь научный центр, лаборатории, с местами для проживания, кампусом для студентов, которые сюда будут приезжать, если мы поможем вот эту территорию, которая сейчас принадлежит отчасти акционерному обществу, возместить людям, чтобы у них не было потерь, но сохранить для государства как объект культурно-археологического, исторического наследия и будем помогать им дальше работать, публиковать свои научные труды, общаться с коллегами за рубежом, пропагандировать результаты своей работы на всю страну, вот тогда мы будем добиваться тех результатов и тех целей, ради которых и создавалось Русское географическое общество.

Корреспондент: Спасибо огромное, было очень приятно видеть Вас здесь, на замечательной таманской земле!

В.В.Путин: Спасибо.

Россия > СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 10 августа 2011 > № 386284 Владимир Путин


Россия > Образование, наука > premier.gov.ru, 1 апреля 2011 > № 312463 Владимир Путин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин провёл заседание правительственной комиссии по высоким технологиям и инновациям

Вступительное слово В.В.Путина:

Добрый день, уважаемые коллеги! Мы сегодня проводим первое в этом году заседание правительственной комиссии по высоким технологиям и инновациям.

Вначале хотел бы привести немного статистики. За первые два месяца текущего года рост промышленного производства в России составил 6,3% (это по сравнению с январём–февралём 2010 года), а в обрабатывающей промышленности рост составил 11,8%. ВВП страны, как вы знаете, по итогам 2010 года увеличился на 4%. Процессы посткризисного восстановления экономики развиваются достаточно устойчиво.

Наша задача сейчас – поддержать эту позитивную динамику, причём акцент нужно сделать не просто на цифры роста, а на его качество, содержание, обновление экономики, широкое внедрение инноваций. Принципиальный вопрос здесь – это повышение эффективности и отдачи от всех институтов развития.

Недавно мы выезжали, смотрели, как у нас функционируют технопарки. Многие из здесь присутствующих были, знакомились с этой работой. Так вот технопарки, особые экономические зоны, госкорпорации, банки с госучастием, фонды поддержки инноваций и научно-образовательные центры – всё это должно быть эффективно использовано для развития страны, для технологического обновления. Конечно же, следует использовать те возможности, которые открывает частно-государственное партнёрство, в том числе его новые формы, которые пока не используются или очень мало используются в России. Имею в виду так называемые технологические платформы, например. О внедрении в практику этого механизма мы сегодня и поговорим. Отмечу, что такая модель уже доказала свою эффективность во многих странах мира: например, её активно используют в рамках Евросоюза, у наших партнёров и соседей.

Формат технологической платформы позволяет объединить усилия государства, науки, образования, бизнеса вокруг прорывного инновационного проекта – проекта, который на выходе даст передовые, а главное – коммерчески привлекательные технологии, товары и услуги, причём, может быть, не такие уж грандиозные на первый взгляд, даже имеющие отношение к ширпотребу, но влияющие на технологическое обновление. И мы их с успехом продвигаем на рынке. Я сейчас посмотрел, когда сюда заходил, наш коллега Прохоров (М.Д.Прохоров – президент ООО «Группа ОНЭКСИМ») продвигает один из таких продуктов. Как вы его назвали – «Ё-мобиль»?

М.Д.Прохоров: «Ё-мобиль».

В.В.Путин: Ну название, конечно… Непонятно, откуда вы его взяли. Нет, может быть, даже и неплохо, во всяком случае внимание привлекает. Это совершенно новый продукт, совсем новый, технологически новый. Но я ещё не готов сделать окончательные выводы: на нём я ещё не поездил, сейчас попробую это сделать. У нас сейчас будет заседание Совбеза. Хочу на этом вашем «Ё-мобиле» доехать до Дмитрия Анатольевича и ему показать. Я смогу доехать, здесь недалеко? Не развалится по дороге ваш «Ё-мобиль»? Сейчас проверим, во всяком случае стремиться нужно к таким продуктам – к новым абсолютно, новым идеям и их реализации.

Кроме того, технологические платформы за счёт их поддержки со стороны государства должны создавать стимулы для инновационной активности бизнеса, привлечь ресурсы для проведения научных исследований, подготовки высококвалифицированных специалистов.

Замечу, что в Минэкономразвития России поступили предложения более чем по 180 проектам технологических платформ, то есть со стороны бизнеса и науки интерес к такому формату работы очевиден. Выдвинутые заявки подробно анализировались, рассматривались, изучались. И сегодня по итогам этого экспертного отбора нам предстоит рассмотреть и утвердить перечень, состоящий из 25 технологических платформ.

Они будут формироваться по целому ряду направлений: медицина, биотехнология, энергетика, авиация и космос, ядерные технологии, информационно-коммуникационные технологии. Это как раз те сферы, которые определяют новый глобальный технологический уклад.

Считаю, что при внедрении технологических платформ мы должны сразу установить чёткие критерии их работы, индикаторы эффективности. Главным показателем успешности призван служить выпуск конкурентоспособной продукции, действительно востребованной на внешнем и на внутреннем рынках. На внешнем тоже: не только здесь, в России, надо продавать – надо выходить на мировые рынки, занимать там свою нишу.

Основным мотором, источником инвестиций должен быть бизнес. Государство в свою очередь готово будет разделить с ним ответственность при выполнении высокорискованных НИОКР и НИР, при необходимости предусмотреть иные меры поддержки – например, вложиться в строительство инфраструктуры. Напомню, что только в текущем году на развитие особых экономических зон, технопарков и наукоградов из федерального бюджета выделяется более 17,5 млрд рублей. И эту инфраструктуру необходимо грамотно использовать при реализации совместных проектов в рамках технологических платформ.

Также прошу Минэкономразвития, другие федеральные ведомства при разработке государственных программ, стратегий отраслевого развития учитывать те задачи, которые будут решаться в рамках формирующихся технологических платформ.

Среди первых технологических платформ, которые мы намерены создать, целый ряд напрямую связан с биотехнологиями. Это такие платформы, как «Медицина будущего», «Биоиндустрия и биоресурсы». Такой выбор продиктован современными тенденциями, той возрастающей ролью, которую играет биология в медицине, во многих отраслях промышленности, в энергетике, в сельском хозяйстве. Меня коллеги поправят из вузов, из Академии наук, но, по-моему, это Тамм (И.Е.Тамм – физик-ядерщик) когда-то сказал, что наш век был веком ядерной физики, ядерных технологий, а следующий век будет веком биологии. Мы постепенно в это направление, по-моему, все и уходим, я имею в виду не только нашу страну – в целом мир. Сейчас такие проекты активно продвигаются в Китае, Индии, Бразилии, Японии. В странах Евросоюза вкладываются крупные инвестиции в биофармацевтику, биоэнергетику.

В 2010 году годовой оборот мировой биоиндустрии оценивался в сумму более чем 2 трлн долларов, а к 2030 году, по данным Организации экономического сотрудничества и развития, с помощью биотехнологий будет выпускаться до 35% продукции в химической промышленности, до 80% медицинских препаратов, будет производиться половина сельскохозяйственных продуктов. В то же время сегодня на долю России приходится менее чем 0,2% оборота мирового биорынка, причём у нас в основном развиваются биотехнологии, связанные с фармацевтикой. По другим направлениям результаты весьма скромные.

Наша задача – изменить такую ситуацию, создать условия для формирования в России мощного сектора биоиндустрии, тем более для этого у нас есть все возможности: сильная учебная и научно-исследовательская база, соответствующие мировому уровню научные разработки.

Надо провести детальную инвентаризацию в отрасли, разработать меры по стимулированию спроса на российскую биотехнологическую продукцию, снять излишние административные барьеры, которые зачастую мешают работать предпринимателям. Об этом мы с вами говорим в последнее время систематически, постоянно – не только говорим, но и делаем кое-что. Надеюсь, что эти меры будут эффективными.

Также следует обеспечить координацию НИР и НИОКР, чтобы консолидировать ресурсы и возможности наших государственных академий, федеральных и ведомственных целевых программ, федеральных, региональных, корпоративных исследовательских центров.

Считаю, что нам необходимо ускорить разработку специальной координационной программы развития биотехнологий в России. Её согласованный проект прошу Минэкономразвития представить в Правительство не позднее середины мая текущего года.

Давайте перейдём к обсуждению предложенных тем.

Россия > Образование, наука > premier.gov.ru, 1 апреля 2011 > № 312463 Владимир Путин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter