Всего новостей: 2097672, выбрано 1 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Кузнечевский Владимир в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Кузнечевский Владимир в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Сирия. Россия. США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 апреля 2017 > № 2176692 Владимир Кузнечевский

Сирийское переплетение - метастазы еще Первой мировой?

Владимир Кузнечевский, Доктор исторических наук

Колоссальная по объему историография Первой мировой войны пополнилась еще одним исследованием российского историка, преподавателя Международного университета в Москве С.Э.Цветкова под названием «Последняя война Российской империи»*. (*Цветков С.Э. Последняя война Российской империи. М.: Классика, 2016. 496 с. ) Можно без большого преувеличения сказать, что по полноте охвата материала и широте исторического кругозора у книги не так уж много найдется аналогов не только в российской, но и зарубежной литературе. Судя по всему, автор исследования это понимает и в предисловии «скромно» замечает: «Я ставил перед собой задачу создать запоминающийся образ этой практически неизвестной у нас войны».

Правда, на мой взгляд, замечание насчет «неизвестности» Первой мировой немного запоздало. После прошедшего в 2014 году 100-летнего юбилея столь эпохального события российская историография этой, как было принято у нас говорить, «забытой войны», существенно возросла и число публикаций продолжает увеличиваться. Но дело, конечно же, не в этом, а в том, добавил ли автор что-либо новое в рассматриваемой им теме. Как мне представляется, добавил.

Книга состоит из пяти крупных частей, играющих роль глав, эпилога и довольно внушительного библиографического списка из 180 наименований, включающего в себя практически все (с 1914 по 2013 г.) основные монографии русских и зарубежных исследователей и журнальные публикации, посвященные Первой мировой войне, а также мемуары основных участников событий тех лет и документальные источники.

В отличие от многих исследований, описывающих эту беспрецедентную международную бойню друг с другом 38 государств из существовавших на тот момент на международной арене 59, которая унесла около 10 млн. солдатских жизней и почти 12 млн. мирного населения и обошлась человечеству (по разным подсчетам) в 208-359 млн. долларов, автор рецензируемого исследования не ограничивается описанием и анализом только основных, ключевых событий и сражений войны, но подробно отслеживает ход военных действий на всех фронтах - Западном, Восточном, Турецком, Балканском - от момента подготовки к военным действиям и вплоть до последнего ее дня. При этом им подробно разбираются и анализируются не только разработка и стратегия крупных наступательных и оборонительных операций, но и то, как военные действия преломлялись в глазах непосредственных участников сражений - генералов, рядовых солдат и даже обозников и врачей. Знакомясь в юбилейный, 2014 год - когда российская и мировая общественность отмечала 100-летний юбилей поражающего всех образованных людей грандиозного события - с публикациями, посвященными этой войне, пожалуй, невозможно назвать другого, столь масштабного и подробного описания военных событий.

Но главное достоинство данной книги не в масштабности ее подхода к исследуемому явлению (хотя и в этом тоже), а главным образом в том, что автор расположением преподносимого материала и его истолкованием подводит читателя к нескольким вполне оригинальным выводам.

Сначала хотелось бы отметить, что бредовая гитлеровская теза об исключительном праве германской нации на господство над всеми другими европейскими (и неевропейскими) нациями родилась совсем не в послеверсальской Германии, как принято считать, а на островах Туманного Альбиона. Именно там, пишет С.Цветков, и зародилось, «новейшее научное заблуждение - расизм». Опираясь на мысль Джавахарлала Неру, С.Цветков приходит к выводу, что «в наибольшей степени национальным чванством страдала Англия - единственная европейская страна, взрастившая расистскую идеологию на почве собственной политической культуры. Идея национального превосходства над другими народами преподносилась в английских учебных заведениях как непреложный закон бытия. Крупнейший расовый теоретик конца ХIХ - начала XX века Хьюстон Стюарт Чемберлен, сын адмирала и племянник фельдмаршала сэра Невилла Чемберлена, вспоминал: «Я с раннего детства впитал это чувство гордости... Меня учили... считать французов более низким сортом людей и не упоминать их наравне с англичанами». «Сам Бог не мог бы выбить из англичанина чувство собственного превосходства», - писал идеолог британского империализма Сесиль Родс, который, еще учась в Оксфорде, усвоил, что англичане принадлежат к «людям лучшей нордической крови» (с. 21). После таких пассажей Гитлеру только и оставалось в своей «Майн Кампф» вместо слова «англичанин» подставить слово «немец», и вот тебе и гитлеровская расистская теория*. (*Не отсюда ли, что называется, «растут ноги» громогласных заявлений прямых потомков англосаксов, переселившихся в Америку в XIX веке - вице-президента США Джо Байдена и бывшего кандидата в президенты США Х.Клинтон об исключительности американской нации по сравнению с другими современными народами и о том, что американцам должны принадлежать и особые права в нынешнем международном сообществе.)

Как мне представляется, не менее интересен вывод автора книги о том, что анализ препарированных им документов убеждает его, что вразрез со сложившимися представлениями в мировой (и российской в том числе) историографии совсем не германский кайзер Вильгельм II в решающей степени способствовал развязыванию Первой мировой. Приведенные автором книги документы свидетельствуют: тем, кто до последнего не верил, что война все-таки может разверзнуться, был именно Вильгельм.

Обильно цитируя документы германского Генштаба, немецких дипломатов, записки и письма самого германского императора, а также и телеграммы Николая II (с. 88-101), автор книги показывает, что еще за 17 дней до начала объявления войны кайзер вполне убежденно говорил, что, ввиду того что Сербия согласилась на «самую унизительную капитуляцию», перед Австрией «отпадает всякий повод для войны». Но в ответ на это Николай II направляет кайзеру телеграмму, где, имея в виду именно Сербию, пишет: «Слабой стране объявлена гнусная война. Возмущение в России, вполне разделяемое мною, безмерно. Предвижу, что очень скоро, уступая оказываемому на меня давлению, я буду вынужден принять крайние меры, которые приведут к войне» (с. 98).

Между тем далеко не все эксперты высокого ранга в России разделяли позицию своего царя. «Российский военный атташе в Париже граф Алексей Алексеевич Игнатьев в беседе с военным министром Франции Александром Мильераном заявил, - пишет автор книги, - что хотя славянский вопрос остается близким нашему сердцу, но история выучила, конечно, нас прежде всего думать о собственных государственных интересах, не жертвуя ими в пользу отвлеченных идей». На прямой вопрос французского МИД: «Какие действия предпримет Россия в случае нападения Австрии на Сербию?» - русский ответ был: «Россия не будет воевать» (с.71).

Крайне интересен анализ автором книги ситуации с Корниловским мятежом 9 сентября 1917 года, к Первой мировой войне вроде бы отношения не имеющим (кстати сказать, в книге Цветкова немало таких отступлений, которые проливают весьма и весьма интересный свет не только на финальную судьбу Первой мировой, но и на судьбу русской революции 1917-го). Автор книги убедительно показывает, что, не предприми Керенский своих собственных мер против Корниловского мятежа и не пригласи себе в союзники большевиков, которые тут же легально создали под этим предлогом свои собственные вооруженные силы – так называемую Красную гвардию, вся история русской революции могла пойти по совершенно другой экспоненте. «Устранив Корнилова - пишет Цветков, - Керенский предрешил и свою собственную судьбу» (с. 450-451). Можно бы добавить - и судьбу революции в России.

Не новы, но по-своему интересны размышления автора книги о том, что союз Николая II с Англией и Францией перед войной отнюдь не вытекал из исторической канвы взаимоотношений России с европейскими государствами. Более естественным был бы союз России с Германией против как раз «англичанки». Но история сослагательного наклонения не имеет.

Во всем тексте рецензируемой книги разбросано очень много таких и подобных, совершенно оригинальных мыслей и находок, «выламывающихся» из общего тренда работ о Первой мировой войне. И вообще, новая книга С.Цветкова наводит на мысли о том, что мы еще далеко не все для себя открыли из того, чем «обязаны» в современной нашей истории той войне, которую Валерий Брюсов в 1918 году опрометчиво назвал «последней войной» человечества.

Не сомневаюсь, читатель, взявший себе за труд познакомиться с книгой Сергея Цветкова, получит немало пищи для своего собственного размышления об этом великом событии - Первой мировой войне. И не только о ней.

Сирия. Россия. США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 апреля 2017 > № 2176692 Владимир Кузнечевский


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter