Всего новостей: 2496458, выбрано 2 за 0.008 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Коршунов Сергей в отраслях: Агропромвсе
Коршунов Сергей в отраслях: Агропромвсе
Россия > Агропром. Экология > agronews.ru, 20 мая 2017 > № 2353522 Сергей Коршунов

«Мы едим мясо с целым набором антибиотиков». Эксперт — о рационе россиян.

Чем опасно употребление мяса и овощей, выращенных с применением антибиотиков и химикатов, и почему важно развивать органическое сельское хозяйство? Об опасностях и последствиях употребления сельхозпродукции, выращенной на антибиотиках и химикатах, АиФ.ru поговорил с председателем правления Союза органического земледелия Сергеем Коршуновым.

Елена Трегубова, АиФ.ru: Недавно президент Владимир Путин говорил, что производство органической продукции имеет положительное влияние на здоровье населения. Почему важно развивать органическое сельское хозяйство?

Сергей Коршунов: В первую очередь органическое земледелие отличается от традиционного интенсивного земледелия агроэкологией: оно направлено на здоровье почв, экосистем и людей. При его производстве не употребляются пестициды и гербициды, не используются химические средства защиты растений, генномодифицированные гибриды, антибиотики, гормоны роста, пищевые добавки. При этом методе снижается антропогенная нагрузка на окружающий ландшафт, то есть он сохраняет свою идентичность. Это очень важно для потребителей: мы с вами получаем продукцию, которая не содержит потенциально вредных химических веществ, при этом у неё более богатый биологический потенциал.

— Чем опасны для человека химикаты, на которых выращиваются овощи и фрукты?

— В 2011 году воздействие отдельных химических веществ, находящихся в окружающей и производственной среде, обусловило в мировом масштабе 4,9 млн случаев смерти.

Химические вещества, которые применяются в пестицидах и гербицидах, убивают вредные растения и насекомых: это самые настоящие яды! Допустим, фермер работает с ядом, который убивает грызунов в пшенице. Грызуны, как мы знаем, тоже млекопитающие. Разница в том, что грызуна можно убить маленьким количеством яда, человека — большим. Но регулярное потребление продуктов, выращенных с использованием химикатов, имеет накопительный эффект, и со временем у человека снижается иммунитет. Он становится уязвимым для целого букета болезней, включая сердечно-сосудистые, онкологию, аллергию. Сейчас аллергиков (в том числе и в малых городах) гораздо больше, чем было 50 лет назад. Остаточные количества пестицидов могут встречаться практически в любых продуктах: овощах, фруктах, соках, вине, мясе, яйцах, молоке, рыбе и хлебобулочных изделиях.

Ещё одна опасная для здоровья вещь — это потенциальные канцерогены. Почему потенциальные? Потому что одни исследования говорят, что они являются канцерогенами, а другие — нет. В любом случае на длинном горизонте потребление их небезопасно. Даже при потреблении в небольших дозах эти вещества накапливаются в организме и впоследствии могут способствовать возникновению опухолей.

— Как понять, можно ли отравиться той или иной продукцией?

— Если хозяйство ведёт свою деятельность в соответствии с законодательством, все технологические параметры соблюдаются, то продукцией интенсивного сельского хозяйства вы отравиться не сможете, за исключением каких-то случаев индивидуальных аллергических реакций. Это бывает с овощами, которые вбирают в себя много влаги. Например, с дынями или арбузами, где количество влаги приближается к 95-97%. Также ягоды и огурцы вбирают в себя огромное количество азота из почвы. Он образуется там и превращается в нитраты. И эти нитраты мы с вами потребляем. А по каким-то другим овощным культурам, например, по картошке, такого нет. Там тоже может быть превышение ПДК по разным химическим элементам, но всё-таки не настолько сильное.

Россия > Агропром. Экология > agronews.ru, 20 мая 2017 > № 2353522 Сергей Коршунов


Россия > Агропром > agronews.ru, 28 марта 2017 > № 2117281 Сергей Коршунов

Сергей Коршунов: «В России есть рынок органической продукции».

Союз органического земледелия (СОЗ) инициировал общероссийское исследование, чтобы выяснить качественные и количественные показатели органического и биологизированного земледелия в России. В ходе исследования, которое предполагается завершить к октябрю, будут опрошены более 800 сельхозпроизводителей, а также представители региональных органов АПК, аграрных вузов и торговых сетей. Пока такое исследование проведено только в Белгородской области. Там выяснилось, что 71% аграриев знают и практикуют элементы органического земледелия. Председатель правления Союза Сергей Коршунов в интервью «Агроинвестору» рассказывает, кто сейчас в России применяет технологии органик, и что изменит принятие закона о производстве органической сельхозпродукции.

— Чего ваш союз ожидает от исследования?

— Белгородская область — это некий старт, мы не очень понимали, как отреагируют производители, но оказалось, что они готовы участвовать. Поэтому по другим регионам будут более обширные исследования, мы станем больше спрашивать и об используемых методах органического земледелия, и об экономических показателях хозяйств. Цель — посмотреть, что они применяют, в каком объеме и насколько это рентабельно. Не факт, что эту информацию все хозяйства откроют, но хоть кто-то расскажет, и это очень интересно. Например, у моего приятеля в Смоленской области 5 тыс. га и в течение шести лет он выращивает органический люпин, но весь урожай экспортирует. И в российской статистике нигде не учитывается, что он органик. Да, у него есть сертификат, но он получен в Швейцарии, и в России о нем никто не знает.

— О скольких российских компаниях-производителях органической продукции сейчас известно?

— Распространена цифра, что органическим земледелием занимаются 70 производителей. Однако это лишь те, кто сами рассказали о себе, подали заявку в союз. Зарубежные сертификаторы никому свою отчетность не дают, хотя и не скрывают ее. Вся информация доступна, но ее никто не изучает, да и сделать это непросто, так как сертификат может быть выдан на юридическое лицо с другим названием.

— Но в России же существует три национальных стандарта на органическую продукцию? Кроме того, в ряде регионов, в том числе Воронежской и Ульяновской областях, Краснодарском крае приняты региональные законы об органическом сельском хозяйстве. А в той же Белгородской области действует областная программа биологизации земледелия.

— Да, но по национальным стандартам пока еще практически никто не сертифицирован. Лишь в декабре 2016 года сертификат получила первая компания. Проблема в том, что ГОСТ есть, но подтвердить, что продукция производится в соответствии с ним, может только официальный аккредитованный сертификатор. Их на сегодня два, но они получили аккредитации только в конце прошлого года. До этого же работали и продолжают работать компании, которые сертифицируют участников рынка по собственным системам добровольной сертификации, — например, «Листок жизни», его сертификаты имеют более полусотни производителей.

— Что сейчас дает российскому производителю сертификат?

— У меня есть свое хозяйство и полученные за рубежом сертификаты, но только на земельные участки. Технологии я не сертифицировал, потому что понимаю, что не буду отправлять на экспорт корма, мясо, молоко. В России же сейчас сертификат ничего не дает, дополнительную маржинальность я за это не получу. Поэтому, как и подавляющее число российских производителей, я напишу на этикетке «экологически чистый продукт» безо всяких сертификатов. Те, кто работает не на экспорт, готовую продукцию не сертифицируют. В результате исследования мы, в том числе, хотим показать, что рынок органической продукции есть. Но он нацелен не на внутренний рынок: легальные органические производители ориентированы на экспорт. Те же, кто занимается органическим производством в силу своих убеждений, не получают сертификаты, так как в России они сейчас бесполезны. …

Россия > Агропром > agronews.ru, 28 марта 2017 > № 2117281 Сергей Коршунов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter