Всего новостей: 2300549, выбрано 3 за 0.000 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Лагард Кристин в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыФинансы, банкивсе
Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 23 мая 2016 > № 1763564 Кристин Лагард

Директор-распорядитель Международного валютного фонда Кристин Лагард примет участие в Астанинском экономическом форуме, который начнет свою работу 25 мая. До вылета в Казахстан, госпожа Лагард любезно согласилась дать эксклюзивное интервью агентству МИА “КАЗИНФОРМ”.

Здравствуйте, госпожа Лагард, и добро пожаловать в Казахстан. Это – Ваш первый визит в Казахстан и Центральную Азию. В чем цель Вашей поездки, и каковы Ваши ожидания от встреч с официальными лицами Казахстана?

Действительно, это моя первая поездка в Казахстан, и в этот регион. Это знаменательное время для Центральной Азии и Казахстана – 25-летие независимости, но вместе с тем непростое время. Цены на нефть и другие биржевые товары резко упали, темпы роста в экономике основных партнеров, таких как Россия и Китай, замедлились, а глобальные финансовые условия стали более жесткими.

Эти изменения могут быть долгосрочными, поэтому региональные обсуждения за круглым столом, которые мы организуем вместе с официальными органами Казахстана, являются весьма своевременными. Мы будем обсуждать, как преодолеть экономические трудности и как вывести Казахстан и Центрально-Азиатский регион на верный путь к росту и процветанию. Для этого потребуются национальные меры политики, а также региональное сотрудничество.

Каковы Ваши взгляды на перспективы казахстанской экономики?

Казахстан многого достиг со времени обретения независимости. Последние 15 лет стали периодом особенно заметного повышения благосостояния и уровня жизни, главным образом, вследствие роста производства и высоких цен на биржевые товары. Казахстан поступил мудро, сохранив часть доходов, полученных в этот период в виде сбережений в Национальном фонде. Это помогло стране успешно преодолеть последствия мирового финансового кризиса 2008-2009 годов.

Теперь трудности имеют иной характер. Как и в случае других экспортеров нефти, падение цен на нефть серьезно сказалось на Казахстане. В этом году в стране ожидается прирост лишь на 0,1 процента, что значительно ниже средних темпов роста, которые составляли 7½ процента в год за последние 15 лет и были весьма внушительными. Мы не ожидаем, что на протяжении следующих нескольких лет темпы роста быстро повысятся. Это действительно очень значительное изменение.

Важно, что официальные органы ввели плавающий курс тенге и укрепили основы денежно-кредитной и курсовой политики – все эти меры, по нашему мнению, были целесообразными. Мы считаем, что можно также добиться улучшения основ налогово-бюджетной политики, чтобы внести в них больше ясности и повысить их устойчивость. Мы предлагаем консолидировать счета государственного бюджета, бюджеты местных органов управления, а также так называемые «внебюджетные» фонды в одну форму представления. Это будет способствовать четкому изложению целей политики и операций официальных органов.

Если цены на нефть останутся примерно на текущем уровне, от правительства может потребоваться перераспределить некоторые бюджетные ресурсы. Ряд бюджетных статей следует сократить, с тем чтобы сохранить контроль над общим сальдо и создать возможности для увеличения ресурсов, направляемых на социальные расходы (что необходимо для защиты малоимущих и наиболее уязвимых групп) и на капитальные расходы, чтобы помочь экономике расти и создавать рабочие места.

Мы также рекомендуем, чтобы Казахстан изыскал пути диверсификации экономики с отходом от ориентации на нефть как на основной источник национального дохода. Это включает действия, благодаря которым условия деятельности и экономика станут более конкурентоспособными, интегрированными на региональном и глобальном уровне, более открытыми и всеобъемлющими. Мы знаем, что к Казахстану имеется большой интерес как к «мосту» между Европой и Азией. Благодаря этому интересу, а также следующим за ним финансовым ресурсам, создаются огромные возможности для страны, и необходимо направлять эти ресурсы таким образом, чтобы способствовать экономическому росту и созданию рабочих мест.

Как вам известно, недавно снизился курс тенге; каково мнение МВФ относительно текущей стоимости национальной валюты и гибкости обменного курса?

Снижение курса тенге создало новые возможности для экспортеров, а также для производителей товаров и услуг, конкурирующих с импортом. Несомненно, деловая среда должна быть такой, чтобы казахстанские предприниматели могли воспользоваться этими возможностями, и всегда целесообразно посмотреть, что можно улучшить в этом отношении. Но мы также должны признать, что девальвация была сопряжена и с издержками. Повысилась инфляция, и перспективы компаний и людей, занимавших средства в долларах, а также банков, предоставивших такие займы, оказались более трудными. Поэтому мы считаем, что Центральному банку следует добиваться дальнейшего снижения инфляции, используя инструменты денежно-кредитной политики, четко сообщать о своих денежных операциях и усиливать мониторинг банков.

Не секрет, что Казахстан, как и регион, зависит от состояния экономики соседних государств – России и Китая. Каковы прогнозы МВФ для этих стран, и как Казахстан и регион могут справиться с негативными вторичными эффектами, создаваемыми этими странами?

В 2015 году российская экономика имела отрицательные темпы роста, и ее восстановление откладывается на последние месяцы 2016 года вследствие дальнейшего падения цен на нефть. Однако проведенные в России меры политики ослабили последствия этих потрясений за счет введения свободноплавающего обменного курса и пополнения капитала банковской системы.

Для Китая, который является все более значимым партнером по торговле, мы прогнозируем рост на уровне 6,5 процента в текущем году и 6,2 процента в следующем. Китай действительно переживает непростой период перебалансирования своей экономики, но при надлежащем сочетании мер политики и структурных реформ он может справиться с этим переходом.

Что следует предпринять Казахстану в связи с этими вторичными эффектами? Во-первых, как я отмечала в связи с денежно-кредитной и курсовой политикой, важно сохранять гибкость. Это помогает остановить потери валютных резервов, сохранив резервы для удовлетворения будущих потребностей. Корректировка курса валюты подтолкнула вверх цены, поэтому в денежно-кредитной политике следует сосредоточиться на противодействии инфляционному давлению.

Во-вторых, что касается мер налогово-бюджетной политики, некоторые дополнительные целенаправленные и временные расходы могут смягчить последствия потрясений и поддержать экономическую активность. При этом, учитывая, что ожидается продолжительный период шоков и прогнозируется увеличение государственного долга, в среднесрочной перспективе могут потребоваться меры бюджетной консолидации, при этом всегда необходимо избегать таких сокращений расходов, которые могут повредить росту в долгосрочной перспективе, и защищать адресные социальные расходы. В целом, важно продолжать формирование сбережений в качестве буферного резерва для будущих поколений, а также поддерживать государственный долг на экономически приемлемом уровне.

В этом году Казахстан празднует 25-летнюю годовщину Независимости. Каково Ваше личное мнение о нашей стране? О нашей столице Астане и Президенте Нурсултане Назарбаеве?

Страна и ее соседи прошли за последнюю четверть века огромный путь вперед и могут гордиться множеством достижений. Казахстан – это страна с многообещающим будущим, он является крупным экспортером нефти и других биржевых товаров и имеет важное стратегическое расположение между Европой и Китаем. Вы также построили поистине красивую и уникальную новую столицу в Астане, что является огромным достижением.

Какими будут достижения в следующие 25 лет?

Ранее я упомянула важность диверсификации и других реформ. Президент Назарбаев наметил впечатляющий план для Казахстана, включая программы «Казахстан-2050»и «100 шагов». Намеченные в этих программах планы преобразований имеют верную направленность, и мы с интересом ожидаем их обсуждения в ходе наших регулярных консультаций с Казахстаном.

Недавно журнал «Time» включил Вас в список самых влиятельных людей в мире. Какова Ваша реакция и Ваша личная формула успеха?

Это большая честь оказаться в числе самых влиятельных людей вместе с некоторыми другими известными личностями. Я рада иметь возможность оказывать воздействие через свою ежедневную работу, не только давая рекомендации должностным лицам правительств об оптимальных мерах политики для улучшения жизни их граждан, но и посещая наши государства-члены и общаясь с самыми различными людьми. Для меня особенно важно иметь возможность делиться своим опытом деловой женщины с более молодыми поколениями и быть в курсе их забот. Они оказывают на меня не меньшее влияние, чем я, возможно, могу оказывать на них.

Автор: Арнур Рахимбеков

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 23 мая 2016 > № 1763564 Кристин Лагард


Весь мир > Госбюджет, налоги, цены > un.org, 17 апреля 2015 > № 1352332 Кристин Лагард

ГЛАВА МВФ: СТРУКТУРНЫЕ РЕФОРМЫ - НЕ ПРОСТО СЛОВА

17-19 апреля в Вашингтоне пройдут Весенние совещания Всемирного банка и Международного валютного фонда. На форум съедутся тысячи сотрудников государственных структур и финансовых ведомств, журналисты, ученые, представители гражданского общества и деловых кругов. Словом, все те, кому небезразлично сегодняшнее состояние мировой экономики. Кстати, в преддверии форума своим видением того, как нужно развивать глобальную экономику, поделилась глава МВФ Кристин Лагард. Тему продолжит Артем Пащенко.

**

В 2014 году темпы экономического роста составили 3,4 процента. В МВФ не считают такие показатели ни низкими, ни высокими. Еще осенью прошлого года глава Фонда говорила о режиме "новой посредственности", в который вошла глобальная экономика. Так Кристин Лагард охарактеризовала недостаточно высокие темпы роста в течение длительного промежутка времени.

"Нельзя допустить, чтобы это состояние "новой посредственности" стало нашей реальностью. Подъем мировой экономики продолжается, но он происходит умеренными темпами и является очень неравномерным".

И, несмотря на то, что мировой экономике благоприятствовали снижение цен на нефть и высокие темпы роста экономики в США, на восстановление необходимо время, считает Лагард.

"Положение в странах с развитой экономикой несколько лучше, чем в прошлом году. Взять, к примеру, Великобританию и США. Также улучшаются перспективы зоны евро. Но прогнозы для большинства стран с формирующимся рынком и развивающихся стран немного хуже, чем в прошлом году, в основном, из-за более низких цен на биржевые товары".

По словам Лагард, глобальная экономика на 70 процентов будет зависеть от роста в развивающихся странах, но и в этой группе он будет неравномерным. К примеру, даже государства БРИКС сегодня не могут похвастаться стабильностью:

"Если Индия становится эпицентром роста, то китайская экономика стабильна и не демонстрирует значительного улучшения. Южная Африка находится в лучшем положении, чем Россия, которая испытывает экономические трудности. А Бразилия - та, вообще, в застое".

Конечно, в каждой стране - свои проблемы, но "симптомы" посредственного роста, которые проявляются в этих государствах, схожи:

"В условиях умеренного общего роста мировая экономика по-прежнему находится в достаточно затруднительном положении. В прошлом году я предупреждала о проблемах, которые возникнут в нынешнем году. Это - низкая инфляция, невысокие темпы роста, высокий уровень безработицы, увеличение внешних долгов. Эти факторы угрожают и богатым странам".

Лагард убеждена, что финансовые ведомства всех стран обязаны действовать сообща, чтобы ускорить процесс восстановления и обеспечить высокие темпы экономического роста:

"Нужно задействовать рычаги на всех уровнях, а начать следует с поддержания спроса. Конечно, в каждой стране будет свой рецепт борьбы с низкими темпами роста, но все государства мира могут принять ряд коллективных мер, которые помогут дать толчок экономическому развитию".

И задуматься надо не только над тем, как стимулировать краткосрочный рост, но и над тем, какие темпы экономического развития ждут человечество в будущем.

"Это очень важный вопрос. По нашим прогнозам, потенциальный рост экономики в будущем тоже будет скромным, и в богатых, и в развивающихся государствах. В значительной мере это является следствием глубоких "шрамов", оставленных финансовым кризисом. Кстати, мы, возможно, недооценили его последствия. Кроме того, фундамент крепкой экономики подмывают подводные течения меняющихся демографических процессов и низкого производства".

Лагард считает, что в сложившейся ситуации, меры макроэкономической и финансовой политики, направленные на укрепление доверия и увеличение инвестиций, должны сопровождаться структурными реформами.

"Откровенно говоря, слишком много государств только говорят о структурных реформах. Пришла пора от слов перейти к делу. Мировой экономике нужны срочные и глубокие реформы".

В МВФ советуют государствам увеличивать инвестиции в инфраструктуру, развивать торговлю, снижать барьеры на пути компаний, выходящих на торговые рынки, а также устранять препятствия на рынке труда.

Весь мир > Госбюджет, налоги, цены > un.org, 17 апреля 2015 > № 1352332 Кристин Лагард


Франция > Финансы, банки > mn.ru, 29 июня 2011 > № 365600 Кристин Лагард

Античная леди

Министр экономики и финансов Франции Кристин Лагард стала новым директором-распорядителем МВФ

Совет директоров МВФ вчера выбирал нового директора-распорядителя фонда между министром финансов Франции Кристин Лагард и руководителем мексиканского центробанка Агустином Карстенсом. Как и планировалось, имя нового главы МВФ будет названо до 30 июня, и это имя Кристин Лагард. Еще накануне голосования американский министр финансов Тимоти Гайтнер подтвердил, что США будут голосовать за кандидатуру Лагард. «Ее исключительный талант и богатый опыт внесут бесценный вклад в работу ключевой в это сложное для мировой экономики время организации», — заявил Гайтнер. Алексей Кудрин также сообщил, что Россия поддержит главу французского минфина.

Выдвигая свою кандидатуру на пост главы МВФ, Лагард пообещала привнести в работу фонда «опыт адвоката, министра, управленца и женщины». В обращении к совету директоров фонда 23 июня она пообещала, что в случае избрания не станет «представителем Европы», а будет отстаивать интересы всех членов фонда в равной мере.

Первые уроки

Дочь преподавателя английского языка и учителя классической словесности, Кристин Лагард (в девичестве Лаллуэтт) старалась воплотить античный идеал всесторонне развитого человека. Воспитание в семье было строгим: от нее требовали правильной речи, соблюдения этикета, глубокого знания культуры, прежде всего французской и античной. Во многом, как признается Лагард, ее характер и способ мышления сформировали регулярные занятия латынью и греческим, сначала в лицее Клода Моне в Гавре, потом в университете в Париже. В юности она профессионально занималась синхронным плаванием и в 15 лет завоевала бронзовую медаль на национальном чемпионате.

Потеряв в 17 лет отца и получив в лицее бакалавриат, она уехала в США на стипендию фонда межкультурных образовательных обменов American Field Service. Там она училась в школе для девочек Holton Arms School под Вашингтоном, где очень страдала. У нее было трое братьев, и с детства она привыкла общаться в основном с мальчиками. В отличие от своей приятельницы Мадлен Олбрайт, Лагард уверена, что женщина-политик не должна имитировать мужское поведение и что «слишком большая концентрация тестостерона в одной комнате» вредит делу.

Именно в Америке Лагард впервые ощутила вкус политики. Она проходила стажировку в Капитолии в качестве ассистента конгрессмена-республиканца Уильяма Коэна, который впоследствии стал министром обороны США в администрации президента Билла Клинтона. Как раз в то время Коэн участвовал в расследовании Уотергейтского скандала и голосовал за импичмент Никсона. Через год она вернулась во Францию с мечтой о карьере политика.

Юрист по стечению обстоятельств

Политическую карьеру Лагард решила начать с Национальной школы администрации — это элитное государственное учреждение выпустило двух президентов республики, семь премьер-министров и многочисленных министров, среди которых Валери Жискар д’Эстен, Жак Ширак, Ален Жюппе, Доминик де Вильпен и Жак де Ларозьер (еще один француз, занимавший пост главы МВФ). Кристин дважды пробовала поступить в школу, но оба раза неудачно. Она говорит, что это был единственный крупный провал в ее жизни.

По совету друга семьи Лагард решила стать юристом-международником и поступила в престижный университет Парижа X-Нантер, где учились Николя Саркози и Доминик де Вильпен, а преподавал Доминик Стросс-Кан. В 25 лет Лагард получила степень магистра по английскому языку и трудовому законодательству. Тогда же молодую женщину-юриста приняли на работу во французский филиал всемирно известной американской юридической конторы Baker & McKenzie, единственную, по ее словам, в Париже фирму, где не было половой дискриминации.

В Baker & McKenzie Кристин Лагард прошла путь от младшего адвоката парижского офиса до исполнительного директора, имеющего в своем подчинении почти 4,5 тыс. сотрудников в 35 странах мира. В 31 год она уже была партнером, в 35 лет — управляющим парижского офиса, в 39 лет переехала в Чикаго, где находился главный офис компании. В 1999 году Лагард стала первой женщиной — председателем правления Baker & McKenzie, ей было 43 года. За годы ее руководства совокупный доход фирмы вырос вдвое. В 2002 году Wall Street Journal Europe поставил Лагард на пятую позицию в рейтинге самых успешных деловых женщин Европы.

Карьера развивалась без резких скачков, как бы сама собой, призналась Лагард в интервью Le Nouvel Economiste. Коллеги характеризуют ее как сверхорганизованного трудоголика, способного переносить чудовищные перегрузки и работать круглыми сутками, не теряя эффективности. Восстанавливаться энергетически после перегрузок ей помогают йога и отдых с семьей в сельской части Франции. Кристин Лагард — вегетарианка и не пьет спиртного. У нее два взрослых сына — архитектор Тома и программист Пьер-Анри. Их отец никогда не становился темой обсуждения в интервью Лагард. Зато она открыто говорит об отношениях с предпринимателем Ксавье Джоканти, с которым они вместе с 2006 года. Джоканти — совладелец компании Resiliance (проекты в сфере недвижимости) и учредитель косметического холдинга La Cite de la Cosmetique. Кроме того, он возглавляет центр по содействию занятости на малых предприятиях.

«Время засучить рукава»

Добившись успеха в юридическом бизнесе, Лагард не переставала интересоваться политикой. В конце 1990-х — начале 2000-х она работала в евроатлантическом аналитическом Центре стратегических и международных исследований, где вместе со Збигневом Бжезинским председательствовала в совете США–ЕС–Польша, возглавляя рабочую группу по американско-польской оборонной индустрии. Она также входила в стратегический совет по инвестициям, созданный в 2004 году французским премьер-министром Жан-Пьером Раффареном.

Участие в этом совете и позволило ей попасть в большую политику. Президент France Telecom и бывший французский премьер Тьерри Бретон и создатель совета Раффарен порекомендовали Лагард в правительство Доминика де Вильпена, где ей предложили возглавить министерство внешней торговли.

Всего через 48 часов после назначения Лагард публично раскритиковала французский трудовой кодекс, который, по ее мнению, лишь препятствует трудоустройству. В ответ на это глава правительства призвал нового министра к порядку.

В мае 2007 года, через несколько дней после того как Николя Саркози стал президентом и поручил Франсуа Фийону сформировать новое правительство, Лагард получила портфель министра сельского хозяйства и рыболовства. Еще через месяц, после очередной перестановки, возглавила министерство экономики и финансов.

Одну из главных идей Саркози — «больше работать, чтобы больше получать» — Лагард выразила в том же году на заседании Национальной ассамблеи: «Франция — страна, которая много думает. Пришло время перестать думать и засучить рукава».

В 2007 году она предложила новый фискальный пакет, призванный облегчить налоговый груз для бизнеса, либерализовать рынок труда, стимулировать инвестиции и сдержать уход капитала за границу. Этот закон стимулировал сверхурочную работу более низкими налогами. Кроме того, по поручению президента Кристин Лагард отменила правило о 35-часовой рабочей неделе и повысила надбавки за сверхурочные. Рабочая неделя французов сократилась с 39 часов до 35 по инициативе Стросс-Кана, занимавшего пост министра экономики, финансов и промышленности в кабинете социалиста Лионеля Жоспэна (1997–1999), когда экономика Франции пережила подъем.

Летом 2009 года, когда международный финансовый кризис перерос в глобальный экономический, Лагард возглавила антибанкирскую кампанию. Она призвала коллег по G20 запретить гарантированные бонусы банкирам и привязать их к финансовым достижениям банков. «Возмущение зарплатами банкиров обоснованно», — заявила она. В конце того же года глава минфина, по примеру Великобритании, выдвинула законопроект о 50-процентном налоге на превышающие 27 тыс. евро бонусы банкиров.

Еще одним проектом Кристин Лагард стало объединение национального агентства занятости с агентством индустрии и коммерции, которое до этого момента занималось назначением и выплатой социальных пособий безработным. Структура, образовавшаяся в результате слияния, как считается, работает эффективнее и требует меньше затрат.

Саркози был доволен проведенными реформами, и Лагард сохранила свой пост после перестановок в правительстве 2009 года.

В августе 2010 года опросы общественного мнения показали, что большинство французов (42%) и 64% сторонников партии «Союз народного движения» хотели бы видеть Лагард следующим после Франсуа Фийона премьер-министром. Правда, сама министр тогда же призналась, что не стремится занять этот пост.

«Азартная игра на чужие деньги»

Сторонники кандидатуры Лагард утверждают, что она лучше чем кто бы то ни было сможет справиться с европейским финансовым кризисом. «Она умеет поймать волну и знает, как справиться с кризисом. Без ее вмешательства кризис был бы гораздо более серьезным для гораздо более существенного количества людей», — заявил представитель Лагард Бруно Сильвестр.

Однако не все настроены оптимистично. Когда в странах еврозоны начались долговые кризисы, Лагард последовательно выступала за спасение экономики Греции и Ирландии. Главу французского минфина считают архитектором стратегии вывода Афин из кризиса, и эта стратегия все чаще подвергается критике за неэффективность и непоследовательность по мере приближения греческого дефолта, который может вызвать цепную реакцию по всей зоне евро.

«Проблема в том, что в глазах многих людей руководство еврозоны дискредитировало себя неспособностью решить греческую проблему раз и навсегда», — считает Саймон Тилфорд, главный экономист лондонского аналитического Центра европейских реформ.

Бывший главный экономист МВФ Саймон Джонсон считает, что в самом проекте еврозоны есть структурный изъян, и если кто-то и может его устранить, то это не Кристин Лагард. По его мнению, она сыграла решающую роль в отрицании проблем еврозоны, когда начался глобальный финансовый кризис, и упорствует в этом мнении до сих пор. В январе 2011 года она заявила, что только отдельные страны единого экономического пространства имеют проблемы, и это не дает оснований говорить об общеевропейском кризисе. Такая позиция Лагард и ее страны, по мнению Джонсона, приводит к невозможности найти структурное решение проблемы.

В качестве нового главы МВФ и представителя ключевой страны ЕС Лагард будет способствовать тому, чтобы проблемы зоны евро продолжали решаться щедрыми кредитами странам, «где не любят платить налоги», считает Джонсон. В середине июня на встрече в Брюсселе главы финансовых ведомств европейских стран, по инициативе Кристин Лагард, уже договорились увеличить общеевропейский фонд помощи с 440 до 780 млрд евро.

«Учитывая возможные проблемы Испании, Италии и Бельгии, МВФ может потребоваться больше 1 трлн евро для кредитов. Кристин Лагард олицетворяет собой азартную игру на чужие деньги как стратегию возрождения еврозоны», — считает Джонсон.

Кристин Лагард могла бы сделать блестящую карьеру президента Еврокомиссии, но для работы распорядителя Международного валютного фонда она не подходит, думает Тилфорд. В сфере европейского права она разбирается гораздо лучше, чем в экономике, так в Европе считают многие. Мария Ефимова

Франция > Финансы, банки > mn.ru, 29 июня 2011 > № 365600 Кристин Лагард


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter