Всего новостей: 2300549, выбрано 16 за 0.007 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Медведев Александр в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыНефть, газ, угольСМИ, ИТвсе
Россия. Весь мир. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 17 мая 2017 > № 2181163 Дмитрий Медведев, Александр Коновалов

VII Петербургский международный юридический форум.

Дмитрий Медведев принял участие в пленарном заседании форума на тему «Право в глобальном контексте».

Международный юридический форум в Санкт-Петербурге учреждён в 2011 году и является крупнейшей площадкой для диалога политиков, юристов, экономистов и учёных, представляющих все основные экономические и правовые системы.

Цель форума – продвижение идей модернизации права в условиях глобальных изменений, в том числе решение задач в сфере улучшения взаимодействия правовых систем и выработки единых подходов к решению проблем развития права в современном мире, модернизации российского права с учётом лучшего опыта зарубежного нормотворчества и правоприменения, содействия развитию современной юридической науки и юридического образования в России и в мире.

Основные темы форума в этом году – регулирование современных технологий и их влияние на развитие профессии, антимонопольное регулирование, финансовая и инвестиционная политика, российско-азиатское сотрудничество, регулирование рынка культурных ценностей. Тема пленарного заседания – «Право в глобальном контексте».

Из стенограммы:

А.Коновалов: Дамы и господа! Я рад приветствовать вас на открытии пленарного заседания Петербургского международного юридического форума. В седьмой раз в Санкт-Петербурге собрались ведущие юристы всего мира, для того чтобы обсудить в открытом профессиональном диалоге самые актуальные вопросы современного права и правоприменения. Несмотря на чрезвычайное многообразие их деловых специализаций, их профессиональных интересов, тем, которые они будут обсуждать, каждый год в основе форума лежат два незыблемых элемента. Во-первых, это высочайший профессионализм спикеров и качество дискуссий. Во-вторых, это общая, генеральная миссия форума – содействовать оптимизации права и правоприменения, взаимопониманию юристов в целях всеобщего блага, благополучия, справедливости нашей цивилизации.

Тем не менее, сохраняя верность этим базовым направлениям, каждый год форум предлагает какие-то новые оттенки юридической мысли, новые темы для обсуждения. Этот год тоже не станет исключением. Сквозной темой встреч юристов на этом форуме будет взаимодействие и взаимное соотношение права и новейших технологий. Во многом этой тематикой и оправдан состав спикеров сегодняшнего пленарного заседания. Будут обсуждены как никогда широко и конкретно вопросы несостоятельности и банкротства в рамках I Международного форума по банкротству.

Как всегда, будут рассмотрены самые актуальные, новейшие аспекты правоприменения в сфере частного права, финансов, инвестиций, иных основных отраслей правоприменения, которые в наибольшей степени интересуют юристов и получателей их услуг.

Ещё одна новелла, которая вас наверняка заинтересует. Нынешний год богат на юбилеи. Один из них – это 120-летие учреждения Нобелевского комитета, который сейчас вручает самую престижную, самую известную премию за достижения в научной сфере. Юристы, как мы знаем, эту премию не получают, и мы считаем это несправедливым. Потому что, во-первых, к самому учреждению Нобелевского комитета юристы отчасти имели отношение, поскольку в основе этого проекта лежал частноправовой акт – завещание господина Нобеля. Кроме того, некоторые сферы научного познания, например математику, Нобель сознательно исключил из числа сфер, в которых поощряются научные достижения его премией. Но юриспруденция к числу таких исключённых наук не относилась – по крайней мере в пользу этого нет никаких достоверных подтверждений. Но шутки в сторону. Мы считаем, что сегодня у нас есть возможность восполнить этот пробел. И по инициативе Петербургского юридического форума, поддержанной ведущими правоведами мира, ведущими учебными и научными школами мира, учреждается премия Петербургского международного юридического форума за наиболее выдающиеся работы в сфере частного права, гражданского права, международного частного права. Помимо того, чтобы стать очень важным источником для новых подходов и технологий в практическом правоприменении, эта премия призвана напомнить всем нам о том, что право – это не только и не столько ремесло, а в значительной степени наука, идеология, философия жизни, следование которым способно сделать наш мир гораздо более гармоничным и справедливым.

Желаю вам всем успехов и плодотворных дискуссий на площадках форума.

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги! Добрый день, дамы и господа! Я хочу сердечно поприветствовать участников и гостей форума, тех, кто прибыл в наш родной город!

Форум проводится уже в седьмой раз и является крупнейшей в мире площадкой, которая объединяет юристов различных специализаций, различных правовых систем. Сюда приезжают адвокаты, корпоративные юристы, судьи, прокуроры, нотариусы, государственные служащие, работники различных международных структур, молодые специалисты (что, наверное, особенно важно) и, конечно, опытные руководители юридических фирм.

В этом году в работе форума участвуют более 3,5 тыс. гостей из 70 стран.

Уверен, что участие в работе форума будет не только интересным, но и полезным для всех, кто присутствует сегодня в здании Главного штаба в Петербурге, а также для тех, кто смотрит наш форум в режиме трансляции в интернете – это реалии сегодняшнего дня.

Аудитория нашего форума действительно становится всё более и более глобальной, в том числе и поэтому для пленарного заседания нашего форума была выбрана тема – «Право в глобальном мире». Так же, как и перед другими специалистами, перед юристами стоит задача понять, где сегодня находится место нашей профессии в новой мировой системе координат.

Конечно, с одной стороны, мы обязаны обеспечивать верховенство права, проводить в жизнь основные правовые принципы, поддерживать доверие к закону в обществе, стабильность правовых отношений в экономике.

С другой стороны, мир между нами и вокруг нас не является статичным. Вместе с новыми знаниями приходят и новые угрозы, и значит, мы должны более адекватно реагировать на них.

Надо уметь интерпретировать действующие нормы так, чтобы именно право оставалось главным способом разрешения конфликтов в нашем обществе на любом уровне. Право – это именно тот инструмент, который позволяет устанавливать равновесие между традицией и модернизацией в глобальном мире.

При этом нужно понимать, что мы живём в эпоху так называемого умного права, от которого ждут гибкости, ждут чётких формулировок. Правовые конструкции должны быть совместимы с достижениями науки и технологий, а люди должны быть защищены действующим законодательством так, чтобы можно было легко перешагивать через существующие границы для учёбы, работы, ведения бизнеса или просто для отдыха. В таких условиях любому грамотному юристу уже недостаточно быть просто хорошим, но узким специалистом в области права. Чтобы оставаться конкурентоспособным, надо разбираться и в смежных темах, поэтому в программу форума включены сессии, которые касаются не только сугубо юридических проблем, но и охватывают практически весь спектр взаимоотношений между бизнесом и государством, от синдицированного кредитования до экологии, от энергетики до онлайн-торговли. Чтобы поощрить исследователей, которые изучают современное право, частное право, было принято решение об учреждении премии в сфере гражданского и международного частного права. Сейчас об этом объявили наши коллеги. Презентацию этой премии вы тоже только что посмотрели. Со своей стороны хочу поблагодарить известных учёных-правоведов из разных стран, которые согласились войти в представительный совет экспертов этой премии. Сегодня после пленарного заседания мы ещё встретимся с ними и обсудим, как работать дальше.

Д.Медведев: «Мы живём в эпоху так называемого умного права, от которого ждут гибкости, чётких формулировок. Правовые конструкции должны быть совместимы с достижениями науки и технологий, а люди должны быть защищены действующим законодательством так, чтобы можно было легко перешагивать через существующие границы для учёбы, работы, ведения бизнеса или просто для отдыха».

Каждый день, а строго говоря, и каждую минуту мировое правовое пространство меняется, потому что оглашаются новые судебные решения, законопроекты становятся законами, разрабатываются и принимаются новые нормы. Мы узнаём об этом практически сразу и должны учитывать все эти новые данные. К этому нас обязывает и глобализация. В результате национальные правовые системы должны реагировать на постоянные внешние вызовы сразу по двум направлениям.

Первое – это воздействие высоких технологий. С приходом в юриспруденцию этих технологий изменились способы распространения правового материала, а также способы коммуникации между ведомствами, клиентами, судом. Всё шире становится область применения так называемой технологии распределённых реестров, или, как её принято именовать, блокчейн. Практически на наших глазах рождаются нормы, которые устанавливают пределы регулирования в интернете, определяют действие права в сфере облачных технологий и в социальных сетях, в электронной торговле или применении беспилотных транспортных средств. Эти вопросы на форуме будут обсуждаться в рамках блока «Смарт-общество».

Д.Медведев: «С приходом в юриспруденцию высоких технологий изменились способы распространения правового материала, а также способы коммуникации между ведомствами, клиентами, судом. Всё шире становится область применения так называемой технологии распределённых реестров, или, как её принято именовать, блокчейн. Практически на наших глазах рождаются нормы, которые устанавливают пределы регулирования в интернете, определяют действие права в сфере облачных технологий и в социальных сетях, в электронной торговле или применении беспилотных транспортных средств».

Видно, что реакция юридического сообщества на расширение высокотехнологичного сектора в правовых отношениях довольно противоречивая. Кто-то считает, что вообще ничего не надо менять, что традиции в праве гораздо важнее оформления новых тенденций, а ценность – именно в балансировке новых явлений хорошо проверенными юридическими инструментами. Кто-то, напротив, говорит о необходимости очень быстрой реакции права на меняющийся мир. Есть, наконец, эксперты, которые вообще ставят под сомнение состоятельность традиционных правовых механизмов регулирования в современном высокотехнологичном мире. И даже ставят под сомнение будущее правовых институтов и перспективы юридической специальности. Я знаю, что эта тема будет одной из интересных тем форума, включая вопросы о пересмотре языка, а значит, и базовых принципов права, внедрение новых алгоритмов правового регулирования, цифровизации всего правового поля, включая основные понятия, и в конечном счёте вопросы о том, какова роль искусственного интеллекта в регулировании межчеловеческих коммуникаций. Причём мы с вами понимаем прекрасно, что это вопрос недалёкого будущего, это уже вопрос не из области фантастики, эта тема реально стоит в повестке дня, и, надо признать, это очень интересная тема. Во всяком случае, мне кажется, это то, чем интересно заниматься сейчас любому юристу.

Однако искусственный интеллект вряд ли сможет в ближайшем будущем заменить труд юристов. Как справедливо заметил физик-теоретик Стивен Хокинг в одном из своих опусов, даже если машины обеспечат всех нас материальными благами, в которых мы нуждаемся, распределять эти блага всё равно будут люди. Это действительно в природе человека – делить блага. А значит, всё равно будут нужны сбалансированные, общепризнанные и чёткие правила поведения, правила социального взаимодействия, даже при наличии новых алгоритмов взаимодействия. Поэтому хочу выразить свою убеждённость, что, конечно, пока никакой альтернативы праву – как механизму достижения справедливости и стабильности в обществе – просто не существует.

Второе, о чём хотел бы сказать, это воздействие наднациональных институтов, иногда его ещё называют мягким правом. Успешный пример в этой сфере – деятельность различных структур при Организации Объединённых Наций, в том числе Комиссии ООН по праву международной торговли. Практически полвека (она была основана в 1966 году) она находит решения по самым актуальным правовым вопросам, включая такие, как электронная коммерция, облачные технологии, трансграничное банкротство, то есть все те вопросы, которые сегодня встали в повестку дня.

Свой вклад в модернизацию глобальной правовой инфраструктуры вносят и сотни учёных, которые работают в академических центрах по всему миру, и саморегулируемые сообщества, которые объединяют предпринимателей. Такие во многом независимые от национальных государств, обособленные системы регулирования стали появляться в разных областях, в том числе в финансовой и страховой сферах.

Поскольку у глобальных рынков нет территориальных границ, нет национальной локализации, привязки к определённому регулированию, многие решения действительно удобнее искать в формате мягкого права. Это касается и проблем «умного общества».

Сейчас эти проблемы действительно активно обсуждаются. Например, вопрос о том, как обеспечить достоверность данных в сети блокчейн. Это тоже стало довольно модным вопросом для обсуждения. На площадках форума предполагается обсудить совместимость правового регулирования с технологией блокчейн.

Мы не знаем, конечно, что будет происходить, не знаем, как это всё будет выглядеть, в какие годы и как быстро это будет развиваться, но, мне кажется, нам точно нужно обратить внимание на все эти проблемы. Потому что, если вернуться к теме интернета, несмотря на то что сети существуют уже десятилетия и, собственно, сам интернет уже существует три десятка лет, мы оказались не готовы (я имею в виду юридическое сообщество и государство, политические лидеры) к решению многих проблем, связанных с глобальной сетью.

Было бы желательно, чтобы, когда мы вплотную начнём соприкасаться с так называемым блокчейном, то есть с распределёнными сетями, с этим распределённым ресурсом, мы хотя бы представляли себе, как будут выглядеть основные параметры регулирования, какова здесь роль национальных законодательств. Даже при понимании того, что сам по себе блокчейн – это абсолютно автономная система, ценность которой в том, что формально на неё никто не влияет. Но в человеческом обществе всё гораздо сложнее. Я лишь призываю к тому, чтобы мы уже сейчас начали думать о параметрах правового регулирования.

Есть и масса других сложных вопросов, в том числе как защитить права потребителя, который приобретает некачественный товар, например, на зарубежных сайтах, или как провести процедуру банкротства в отношении транснациональной компании. Предложить решения для таких вопросов в рамках национального законодательства и национальной практики очень трудно, по сути, невозможно. Но это не значит, что мы должны пренебрегать нормами национального законодательства. Нужно вести, во-первых, открытую дискуссию по всем этим моментам, учитывать все риски, все трудности, с которыми сталкиваемся и мы, и наши зарубежные коллеги, перенимать лучший опыт. Не стесняться, наверное, и выхода на международное регулирование, если об этом удастся договориться (создание в перспективе новых конвенций).

Такой подход следует использовать и при совершенствовании регулирования в ряде традиционных отраслей – это и недропользование, и экология, и энергетика, и строительство, – и, безусловно, в борьбе с новыми угрозами, я имею в виду киберпреступность или использование современных технологий террористами.

И высокие технологии, и упомянутое мягкое право не только создают вызовы для юриспруденции, но и стимулируют развитие традиционного права, в том числе и потому, что дают нам возможность спланировать повестку дня на завтра или определить, что нужно начинать именно сегодня.

Я назову лишь три приоритетных направления, которые сегодня учитываются в деятельности российских властей и, стало быть, в деятельности Правительства России.

Во-первых, это поддержание стабильности гражданско-правовых отношений, прежде всего – права собственности как фундаментальной основы современного общества.

Нет других правовых рецептов поощрения и охраны предпринимательства, кроме института частной собственности, принципа невмешательства в частные дела, гарантии судебной защиты. Хотя многие институты частного права модернизируются – с учётом IT-технологий, как это происходит в том числе с электронными реестрами прав на имущество. Но именно гражданско-правовые принципы позволяют людям чувствовать себя уверенно, а предпринимателям – понимать, как их инвестиции защищены законом.

Как отмечал один из наших выдающихся юристов Лев Петражицкий, именно сознание своего права делает человека гражданином. Право и законность, стабильность отношений частной собственности воспитывают в человеке такие черты, которые необходимы для экономического процветания: предприимчивость, умение смело реализовывать хозяйственные планы, полагаться прежде всего на себя, а не на случай.

В текущем году мы, кстати, отмечаем 150-летие со дня рождения этого очень известного юриста. И, конечно, в этом году мы отмечаем столетие двух революций – Февральской и Октябрьской, которые произошли в нашей стране. Я сейчас не буду давать оценку этим историческим событиям, в этом году много на эту тему будет дискуссий, но очевидно, что это и в известной степени юбилей попытки создать особую новую законность. Попытки, которая, скажем по-честному, себя вряд ли оправдала. Итоги этого исторического урока неуважения к институту частной собственности нам забывать, конечно, не следует.

Во-вторых, о чём хотел бы сказать, нужно продолжить работу по дальнейшей систематизации правового поля. Мы в Правительстве понимаем, что экономика российская, бизнес ждут не только понятных правил поведения, но и эффективных механизмов защиты своих интересов.

В некоторых странах традиционно считают, что законы пишутся прежде всего для юристов. Мы стремимся в этом смысле держаться золотой середины, чтобы нормативные акты были понятны и людям, достаточно далёким от юриспруденции. Несмотря на это, в целом ряде отраслей у нас накопился огромный массив правовых норм в виде различных подзаконных актов. Даже если та или иная сфера кодифицирована (например, у нас принят Градостроительный кодекс), порой существует несколько тысяч документов, которые дополняют его различными положениями. Эта ситуация, конечно, не вполне нормальна.

Кроме того, ряд норм корректируется судами. Во многих случаях дело доходит до разбирательств в Конституционном Суде именно потому, что норма неверно понимается или неточно истолкована.

По большинству отраслей права в нашей стране – я имею в виду и гражданское право, и уголовное право, и налоговое, и процессуальное законодательство – у нас есть современные своды законов, современные кодифицированные акты, но нужно продолжить работу по сквозной систематизации норм и правил, которые регулируют экономическую деятельность. Убеждён, что таким образом мы сможем повысить качество правового регулирования, особенно в тех отраслях, где содержится много технических норм. Эту работу мы ведём в том числе и в рамках реформы контрольной и надзорной деятельности. Но главное – такого рода систематизация позволит уйти от тотального, изматывающего контроля. А это значит, будет легче малому бизнесу, крупным предпринимателям, отдельным секторам промышленности и сельского хозяйства и экономике в целом.

Третье – это повышение доверия к судебной системе. В мире в целом растёт число дел, которые рассматриваются в международных судах и арбитражах. Обращу внимание, что только Международный суд Организации Объединённых Наций рассматривает сейчас 14 таких дел. Такого количества дел на рассмотрении одновременно не было практически никогда за всю историю существования суда. Более того, появляются и новые арбитражные центры, чья деятельность пользуется доверием. Это касается в значительной степени Азиатско-Тихоокеанского региона – например, в Сингапуре, в Гонконге, в некоторых других юрисдикциях.

Арбитраж остаётся одним из самых востребованных способов решения споров не только между государствами, но и между компаниями. И конечно, попытка решить спор именно в суде (на национальном или наднациональном уровне) правильна, её можно только приветствовать. Естественно, при чётком соблюдении существующей процедуры.

К таким случаям не относятся ситуации, когда предпринимаются попытки разрешения споров в международных судах без согласия государства-ответчика. Такие тенденции существуют, они опасны и противоречат сути международного судебного разбирательства.

Мы в нашей стране поддерживаем развитие профессиональных и независимых арбитражных третейских учреждений. Мы корректировали законодательство в этой сфере. Работа эта ещё в известной степени продолжается. И конечно, будем работать и дальше над повышением доверия к арбитражу со стороны государственной власти и государственных судов.

Уважаемые коллеги! В глобальном мире потребность в правовом регулировании не сокращается. Более того, чем стремительнее меняется структура экономики, чем стремительнее меняется повседневная жизнь, тем чаще людям оказывается нужна защита со стороны права.

Юристы обязаны на все эти вызовы отвечать так, чтобы сохранить истинный дух права, даже если, что называется, букву права нам помогает набирать компьютерная программа.

Мы должны использовать самые передовые судебные практики и правовые практики в целом, учиться друг у друга, безусловно, уважать друг друга, обмениваться опытом, находить баланс между национальными правовыми системами и трансграничным регулированием. Все эти темы и все возможности для этого представлены на нашем форуме.

Я искренне желаю всем хорошего настроения, хорошей погоды. Весна в России сильно запоздала, но в Петербурге погода очень хорошая. Так что всем успешной работы!

И.Дроздов (председатель правления Фонда «Сколково», модератор): Дорогие друзья, Дмитрий Анатольевич уже задал основные направления нашей дискуссии. Мы сегодня будем говорить о том, как право влияет на технологии, как технологии влияют на право. Одна из задач юриста, одна из его функций – это осуществление законотворческой деятельности. Здесь мы знаем, что право традиционно не успевает за технологиями. Дмитрий Анатольевич привёл пример про интернет. А мы буквально перед сессией обменивались мнениями, и Джон (Флауд) нас удивил, сказал, что свой первый мейл он получил в 1987 году, то есть уже 30 лет назад. А регулирование отношений в сети Интернет появилось, насколько вы знаете, гораздо позже.

Первый вопрос господину Шталю. Очевидно, что в Швейцарии законодательный процесс довольно неспешный. Интересно узнать, сколько времени проходит в Швейцарии от момента появления идеи до её законодательного оформления. Чувствуете ли вы давление в изменяющемся мире, хотите ли вы что-то предпринять, чтобы этот процесс ускорить?

Ю.Шталь (председатель Национального совета Швейцарии, как переведено): Уважаемый господин Премьер-министр, коллеги! Для меня большая честь выступать на этом знаменитом правовом форуме в Санкт-Петербурге. Здесь в 1816 году Швейцария открыла первое консульство в России. Сегодня это генеральное консульство занимается важными связями, а именно поддержкой экономических и торговых отношений между нашими двумя странами. Сегодня, в начале XXI века, Швейцария активно участвует в том, чтобы рано или поздно стать одной из 10 стран-инвесторов в России. Швейцарское посольство в Москве, а также Swiss business hub активно содействуют поддержке Швейцарии как основного экономического центра. Более 10 тыс. российских граждан в Швейцарии вносят свой вклад в благосостояние страны своим предпринимательством. Я считаю, что условия для этого созданы и эти условия – серьёзный фундамент.

Теперь я перейду к ответу на ваш вопрос. Я хотел бы обратить внимание на сходство между российским и швейцарским парламентом. У нас двухпалатная система, где присутствуют представители, которые выбраны народом. Наши парламенты думают, высказываются и действуют в интересах тех лиц, которые их избрали, они выступают за общее благо, за общее достояние, это намного больше, чем совокупность частных интересов. Это общее благо превосходит совокупность частных интересов.

Уважаемые дамы и господа! Я считаю, что принятие закона – это не изолированное действие. Я считаю, что подпись на законе стоит под документом совместного производства, и швейцарская Конституция это чётко определила, так как федеральное правительство с учётом прав народа и с учётом прав кантонов является верховной властью в нашем государстве. Гарантированные права народа укрепляют, усиливают репрезентативную функцию парламента, и это опора любой демократии.

Я очень рад и горд, что на этой неделе меня сопровождает делегация из Федерального собрания. Они сегодня приехали из Москвы в Петербург. И эта презентация является, собственно говоря, фундаментом наших действий.

Итак, уважаемые дамы и господа, Швейцария непосредственно вовлечена в процедуру законотворчества. Для любого решения нам нужно согласие народа, так называемое народное большинство, и, конечно же, большинство, которое мы должны получить среди кантонов.

Чтобы дать шанс меньшинствам, мы должны также предоставить, например, инициативу, которая поддерживается 50 тыс. наших граждан. Но помимо этого у нас есть право законодательной инициативы, то есть любой наш гражданин может сделать предложение по изменению Конституции, если он для этого получит порядка 100 тыс. подписей – это количество соответствует менее чем 1% нашего населения. Федеральное собрание и парламент разрабатывают встречное предложение по этой инициативе, чтобы требование несколько смягчить или же наоборот, облегчить воплощение этой инициативы в жизнь.

Федеральное собрание проводит реформы, реформирует также и правительство. Этот процесс у нас давно проходит по сравнению с другими странами. Но я считаю, что народ также может скорректировать курс парламента. И члены парламента, и члены правительства осознают свою ответственность, потому что они знают, что есть народное голосование, есть референдум, и в этом случае они очень осторожно действуют при принятии решений, потому что законы, которые народом приняты и одобрены, очень редко ставятся под сомнение. Право на референдум – это гарант стабильности и швейцарского правопорядка. Данные права народа никак не ограничивают права парламента, а, наоборот, дополняют и укрепляют их.

Уважаемые дамы и господа, давайте теперь обратимся к нашей сегодняшней теме, а именно к вопросу о том, что происходит с национальным правом перед лицом универсальных прав. Конечно, глобализация влияет и на демократию в Швейцарии – глобализация, которая в последние десятилетия стала процветать в мире. Но, несмотря на колоссальное развитие международного права с конца Второй мировой войны, народные права в Швейцарии, права народа не ставятся под сомнение. Федеральному парламенту удалось закрепить в нашей Конституции и право на законодательную инициативу. Национальное и международное право защищают права человека. Если же народная инициатива противоречит международному праву, она объявляется недействительной. Права человека в Швейцарии являются неприкосновенными. Наши права, а также права слабых групп населения защищены. Это, собственно говоря, особенность Швейцарии. Вы знаете, что мы в Швейцарии говорим на четырёх языках. Требуется и на уровне политики обращать внимание на меньшинства.

Международное право должно строго соблюдаться. И сегодняшняя тема форума говорит о том, что мы должны эти процессы очень внимательно соблюдать, обращать на них внимание. Несмотря на то что в Швейцарии законодательная инициатива порой достаточно долго воплощается в жизнь, считаю, что успех и стабильность нашей страны, которая живёт в мире и находится сейчас в экономически благополучной ситуации, заключается именно в этом. Наша система, и в этом я убеждён, нацелена именно на то, чтобы больше тратить времени на воплощение в жизнь инициатив, которые пришли со стороны народа.

Я призываю всех присутствующих в зале воспринять правильно свою роль в процессе законодательной деятельности. Я очень рад был представить вам нашу швейцарскую систему, может быть, немного подробнее, чем вы её знаете.

Я уверен, что результаты форума также будут направлены на достижение поставленных целей.

И.Дроздов: Спасибо, господин Шталь. Я уже сказал, что сегодня мы будем говорить о праве и будущем. С юристами не всегда просто говорить о будущем, они достаточно консервативны, поэтому мы сегодня пригласили на сессию настоящего технаря – главного технического директора компании AliExpress господина Дунбая Го. У меня к Дунбаю будет два вопроса.

На прошлой неделе в журнале The Economist вышла статья с громким названием, что новым мировым ресурсом является не нефть, а данные. В качестве подтверждения этого тезиса говорится, что пять крупнейших компаний в мире по капитализации – Microsoft, Google, Amazon, Facebook – работают с данными. У нас такая же тенденция. Сбербанк показывает результаты, с точки зрения капитализации неплохие, – тоже работает с данными. Данные дают огромную власть. При помощи специальных алгоритмов, данных можно предсказывать настроение потребителя, что он хочет купить и в какой момент времени, когда выйдут из строя детали каких-то сложных устройств, будь то самолёт, электростанция или просто станок на фабрике. Можно предсказывать, к каким заболеваниям склонен человек, когда и чем у него есть риск заболеть. Всё это получило общее наименование «предсказательная аналитика». Это мощное направление, огромное количество стартапов – много таких и в России, благо у нас сильная математическая школа, – бьются за разработку конкурентоспособного алгоритма. Но все эти алгоритмы бессмысленны, если они не подпитываются сырьём в виде данных. А с этим всё не так просто. Данные аккумулированы у крупных компаний. Обращу внимание, что в нашем законодательстве есть право изготовителя базы данных. Упрощу: кто собрал данные, тому эти данные и принадлежат, он ни с кем может не делиться. А как этот дисбаланс устранить – в этом мой вопрос. Быть может, стоит предусмотреть какие-то новые правила недискриминационного доступа к этим данным?

Второй вопрос сформулирую гораздо короче. Очевидно, что не только на электронных площадках, но и в обычной жизни мы сталкиваемся с недобросовестностью поставщиков, с нарушениями с их стороны. Интересно, как компания AliExpress борется за чистоту рядов на своей площадке. Выполняет ли она сама роль полицейского или судьи, нужна ли здесь помощь государства? Быть может, нужно принятие каких-то наднациональных, национальных правил, чтобы помочь ей в этой борьбе?

Дунбай Го (главный технический директор компании AliExpress, как переведено): Прежде всего хочу сказать, что для меня большая честь быть приглашённым на этот форум. Большое спасибо за прекрасное выступление предыдущего оратора, очень интересно было услышать о Швейцарии. У меня нет юридического образования, я очень много интересного узнал. Очень здорово, что вы упомянули здесь некоторые вещи, потому что необходимо сохранять стабильность юридической, правовой системы, и нам это даёт возможность рассказать о том, что сейчас происходит в интернет-мире, какие особенности и изменения ожидаются в будущем, в том числе с точки зрения преступности в киберпространстве.

Действительно, очень важно помогать расти малым и средним предприятиям. Это обязательное условие благосостояния страны, конечно же, AliExpress поддерживает эту идею. Основная идея, на которой базируется концепция AliExpress, – это строительство платформы для электронной торговли, чтобы малые и средние предприятия могли быть вовлечены в глобальную торговлю. Речь идёт не о том, чтобы заработать побольше денег, а о том, чтобы позволить этим компаниям получить доступ, чтобы они могли участвовать в глобальной торговле и улучшать общество в конечном итоге. Это самая интересная, большая идея.

Действия, связанные с данными, должны быть продуманными, поскольку надо думать о последствиях. Как Вы сказали, сегодня интернет и бизнес в интернете фактически имеют дело с данными, с виртуальными объектами. Если мы недостаточно уважительно относимся к этим данным – об этом как раз упомянул господин Премьер-министр, – если активы, связанные с данными, недостаточно защищены, если мы не защищаем права, которые связаны с этими активами, то в будущем мы, скорее всего, увидим большие проблемы. В будущем право на данные будет одним из самых важных прав. На эти права обязательно надо обращать внимание уже сейчас. В некоторых странах, если такие права подрываются, нарушаются, малым предприятиям, стартапам сложно расти, сложно найти своё место в глобальном контексте. Наверное, стартапам действительно очень сложно расти, если их будущий актив не имеет защиты.

Кроме того, если мы хотим каким-то образом изменить эту ситуацию, если мы хотим, чтобы правительство приняло какой-то закон о регулировании, то нужно быть осторожными, чтобы это регулирование не превратилось в излишнее бремя для предприятий, чтобы малым и средним предприятиям не поставили заслон на пути к рынку.

Если закон (мы предполагаем, что он достаточно симметричный) облегчает дорогу большим компаниям, чтобы они могли получать данные и использовать их, то тогда можем сделать этот закон в принципе запретительным для малых компаний. Этого допустить нельзя.

Какие бы компании ни были, будь то AliExpress или другие компании, независимо от формата и формы, всегда нужно думать о том, чтобы будущие компании, стартапы, их способности, их возможности, а также способности и возможности тех, кто представляет, скажем, академический мир, были использованы максимально.

Мы сегодня привлекаем и малые компании, мы привлекаем исследователей. В AliExpress предлагают возможности, скажем, для исследователей, чтобы они занимались датамайнингом и таким образом увеличивали стоимость нашей компании. Мне кажется, что это очень интересное направление для развития бизнеса.

Что касается вашего второго вопроса, а именно о борьбе с интернет-преступностью, мне кажется, что это также укладывается в нынешние тенденции. Роль интернета возрастает гораздо быстрее по сравнению с тем, как успевает за ним законодательство. Сегодня мы видим, что очень мало законодательного регулирования в этой сфере. Даже в той области, которая касается транснациональной, трансграничной торговли, очень мало законов.

И первая страна, которая выйдет в эту сферу, сумеет создать гораздо более благоприятные условия, в том числе для национального бизнеса в области IT.

Если законодательство такого рода будет принято, то бизнес-сообществу будет удобнее. Для них будет обеспечена безопасная атмосфера, безопасное пространство, и они смогут выйти в более широкий, так сказать, океан, не боясь преступлений в этой области. Да, конечно, это очень большая сфера, это большой бизнес, и мы сейчас приближаемся к миллиардным оборотам. При этом технического персонала, который у нас есть, не очень много. На него мы выделяем средств гораздо меньше, чем на инвестирование в обеспечение информационной безопасности – безопасности данных, безопасности бизнеса и так далее. То есть гораздо больше денег и усилий тратится на то, чтобы наша платформа была безопасной, и на борьбу с подделками и преступлениями. Сегодня мы видим, что извне нам помочь некому. То есть мы выполняем функцию полицейских сами, и это значит, что мы делаем всё, что в наших силах, чтобы обеспечить безопасность, бороться с преступностью. Потому что преступность может быть со всех сторон – с точки зрения продавца и с точки зрения покупателя. Когда мы обнаруживаем, что кто-то продаёт нелегальные, серые товары, мы закрываем это торговое место.

Но вполне возможно, что человек пришёл не просто так, мы ни в коем случае не должны дискриминировать. Может быть, кто-то начинает торговать теми же товарами под другим именем, взяв, скажем, имя своего родственника или соседа. Таким образом, мы не хотим, с одной стороны, ограничивать торговлю, а с другой стороны, вынуждены бороться с возможной преступностью. Что касается AliExpress, бóльшая часть торговли ведётся в трансграничном формате, и продавцы иногда даже могут быть связаны с международной преступностью. То же самое можно сказать о покупателях. Опять же могут быть ложные профили, ложные аккаунты. Они могут быть из самых разных стран. Мы обнаруживаем преступников, но единственное, что мы можем сделать, заплатить за это какую-то цену, как мы выяснили.

Не существует общих правил регулирования. Как уже сказал господин Премьер-министр, нам требуется некоторый уровень сотрудничества, для того чтобы внедрить какие-то стандарты или способы организации, которые позволили бы нам выпускать, вероятно, какую-то информацию, предоставлять информацию для того, чтобы облегчать обмен информацией. Например, мы могли бы сообщить, что, например, какое-то лицо неправильно себя вело, и мы могли бы, соответственно, эту информацию передавать. Может быть, человек, скажем, 10 разных аккаунтов создал, и это подрывает экономическую стабильность. Что-то должно с этим быть сделано. Такие вещи в принципе могли бы быть использованы также для помощи стартапам. Дело в том, что есть стартапы, которые обращаются ко мне с идеей подбора аккаунтов. Например, смотрят: здесь два одинаковых электронных адреса. Или, скажем, имя то же, но оно по-другому пишется. Для многих из этих вещей требуется знание местной специфики. И я думаю, что помощь здесь и сотрудничество были бы очень полезными. Я думаю, что мы бы все выиграли от такого сотрудничества.

И.Дроздов: Спасибо. Хотел бы перейти к другой теме. Слово «блокчейн» сегодня уже звучало. А у нас сегодня присутствует директор института, который претендует быть ведущим в мире институтом в области блокчейна.

Это новая технология, а новые технологии традиционно нас пугают. Когда мы говорим о беспилотных автомобилях, боимся, что с их появлением возникнут проблемы на дорогах, что дроны будут падать на нас с неба. Когда говорим о генетически модифицированных организмах, боимся, что от употребления таких продуктов произойдут какие-то мутации. И что блокчейн разрушит финансовую систему. Поэтому реакция часто бывает: ограничить, запретить или не разрешать. Но здесь важен некий баланс, потому что технологию не остановишь, она будет уходить в те юрисдикции, которые являются более благоприятными, вместе с талантами. А талант – это главное, за что будет вестись борьба в XXI веке. Важно эту борьбу не проиграть.

У меня относительно блокчейна вопросы к Паоло (Таске). Насколько право может ускорить или замедлить развитие технологии? Или для блокчейна это в принципе безразлично?

Другой вопрос. Мы привыкли ассоциировать блокчейн с финансовыми транзакциями, с финансовым рынком, но блокчейн – это, по сути, некая квалифицированная замена свидетеля, который может подтвердить определённые факты. Поэтому возникают такие мысли: не может ли технология блокчейн в перспективе вытеснить или облегчить работу нотариусов, регистраторов сделок – во всех случаях, когда требуется что-то засвидетельствовать?

П.Таска (исполнительный директор Центра технологий блокчейн Университетского колледжа Лондона, как переведено): Господин Премьер-министр! Господин председательствующий! Большое спасибо. Я благодарен за приглашение и рад присоединиться к коллегам.

Что касается ваших вопросов, они очень своевременны. Не так давно мы проводили исследование в Университетском колледже в Лондоне. Оно было посвящено основным вызовам, которые не дают технологии блокчейн широко распространиться в разных экономических системах. Эти сложности мы решили перечислить, а потом поместили их в основные категории: технологические проблемы, коммерческие, правовые проблемы, или вызовы, если угодно. Потом мы опросили более 200 экспертов, что они знают о блокчейне. Мы спрашивали учёных, компьютерщиков, технологов, предпринимателей, представителей стартапов и юристов – наших регуляторов, представителей регулирующих ведомств.

Данные, которые мы получили по результатам опроса, свидетельствуют о том, что коммерческие проблемы являются наименее важными – те, которые связаны с бизнесом. Технологические проблемы – наименее сложные.

С другой стороны, опрос показал, что самые сложные, самые важные и самые значимые – это правовые проблемы.

Очень интересно наблюдать за блокчейном – новой цифровой технологией. Мы создаём технологию, создаём её на будущее, и респонденты говорят, что самые важные проблемы – это правовые.

Если посмотреть более конкретно, какие это правовые проблемы, и попытаться понять, каковы основные сложности, почему они предотвращают широкое распространение решений, основанных на блокчейне, то мы увидим, что это проблемы с идентичностью и проблемы со средой. Говоря «идентичность», я имею в виду установление личности. Ведь когда говорят о блокчейне, то речь идёт о новом средстве, которое позволяет допускать архитектуру, где существуют соглашения об обмене данными, децентрализованные. И эти соглашения достигаются между различными участниками сети. Нет центра в блокчейне, это распределённая система.

Что касается анонимности или установления личности, здесь проблема в том, что блокчейн может использоваться для выдачи новых имён, идентичности. Кто-то говорит, например, о том, что он доказывает существование человека.

Проблема состоит в том, что технология есть, ею легко пользоваться, но она вторгается в сферу, которую не могут регулировать нормальные правила, системы регулирования. У нас есть база, право, даже конституционное право, но эта правовая база не может решить проблемы установления личности в блокчейне, в особенности если речь идёт о международных транзакциях.

Отчётность – это вторая проблема. Проблема отчётности в системе блокчейн связана с тем фактом, что нет единого центра, информация распределена по сети, нет одного человека, который бы отвечал за возможную ошибку или возникшую проблему.

Мы на последней встрече обсуждали две платформы, и пользователи платформ говорили, что у них серьёзные проблемы.

Одна из них – Lending Club. Это американская платформа. Там неправильно информация пошла о 22 млн долларов. И личность бенефициара была указана неправильно, то есть тут две смежные проблемы. Компания, которая стояла за этой платформой, отвечала за эту ошибку и в результате потеряла в капитализации миллиард долларов из-за ошибки.

Вторая – «Бао». Это очень крупная кредитная платформа в Китае. В результате того, что там произошло, случился крупнейший финансовый скандал – скандал на более чем 7 млрд долларов. И гендиректора компании посадили, потому что пришли к тому, что он отвечал за эти проблемы.

То есть на этих платформах, получается, нет отчётности, потому что нет одного центра. Все люди равно отвечают за то, что происходит. И если что-то идёт не так, очень сложно решить проблему и защитить потребителя.

И последнее – неопределённость.

Позвольте, я с высоты птичьего полёта взгляну на эту проблему. Сейчас появляются новые технологии – квантовые компьютеры, «умная» энергия, «умные» заводы и блокчейн. Все эти технологические инновации на самом деле переходят черту между физическим пространством и киберпространством.

И вот тут нас ждёт сюрприз. Потому что инновация развивается по экспоненте, а с ней появляется и развивается неопределённость. Мы начинаем не доверять системам, поэтому регуляторы и государство чувствуют себя в высшей степени неуютно. Все эти новые технологии знаменуют изменение парадигмы.

Блокчейн, например. Доверие к человеку переходит на платформу доверия к машинам. Здесь возникают вопросы относительно того, как это регулировать. Ведь когда поставщик услуг не человек, а система, то очень сложно понять, как её регулировать.

Финансовые системы. Поставщики услуг – это банки. Они дают деньги заёмщикам, имеют дело с кредиторами. Но если уходят банки и остаётся платформа, то в чём роль государства, в чём роль центрального банка? Такие встают вопросы, и это порождает неопределённость.

И последний ваш вопрос. Возможно, что блокчейн заменит регистраторов или нотариусов и будет предоставлять альтернативное решение для прозрачного обмена информацией между цифровыми единицами или компаниями. Но сложности здесь будут не технические, сложности будут, как я уже сказал, правовые.

Взять реальные активы, имущество из реального мира и поместить в кибермир, киберпространство – это вещь очень непростая. Как, например, машину или контракт взять и перевести в кибермир? Как взять активы и перевести в систему блокчейн? Оцифровать их? Создать их цифровое выражение? Здесь есть определённые проблемы, и однозначного их решения, пожалуй, не существует.

И.Дроздов: Спасибо, это очень интересно, вы как раз помогли перекинуть мостик к нашим следующим спикерам. Мы будем говорить о взаимоотношении человека и машины, об искусственном интеллекте. Мы знаем правовые базы, с которыми работаем. Чтобы с ними работать, надо иметь определённые юридические навыки. Мы можем выбрать определённый массив информации, нужные нам законы, судебные решения, но анализировать должны сами юристы. И Дмитрий Анатольевич в своём выступлении сказал, что вряд ли когда-либо машины заменят юриста.

Но компания IBM бросает такой вызов юридическому миру. Я прочёл в сети статью руководителя юридической компании Силиконовой долины, который сравнил появление Watson Legal, его значение для права, с появлением калькулятора при обучении алгебре. Звучит довольно многообещающе. Я хотел бы попросить Шонну (Ш.Хоффман-Чилдресс) немного рассказать об этой системе, потому что мало кто из присутствующих в зале представляет, что это такое. Нам было бы интересно узнать, реально ли она эксплуатируется, какие примеры есть. Цель какая? Неужели вы замахнулись на святое – отнять заработок у юриста?

Ш.Хоффман-Чилдресс (глобальный бизнес-консультант по когнитивным технологиям корпорации IBM, как переведено): Большое спасибо, что пригласили меня сегодня. У Вас было превосходное выступление, господин Премьер-министр. IBM – это компания, которая решает проблемы. Мы не хотим заниматься юриспруденцией. Но проблема заключается в том, что у вас есть проблемы, и мы можем попытаться их решить. Создаются новые рабочие места для так называемых новых воротничков. У нас есть синие воротнички – водители и так далее, люди интеллектуального труда – белые воротнички, есть также юристы, представители медицинской профессии.

Я специалист по правовым технологиям, у меня образование в области юриспруденции, но я занималась также и технологиями. Сегодня утром я проснулась и первое, что сделала, – поговорила с искусственным разумом. Меня Siri разбудила. Я попросила Siri проиграть мне запись последнего выпуска новостей, и она это сделала. Последний, с кем я говорю перед сном, это тоже искусственный разум. На ночь я прошу Siri разбудить меня утром. Watson мне тоже очень помогает. Утром, после того как я прослушала новости, я начала писать почтовое сообщение. Я хотела сделать так, чтобы слова, которые я пишу, правильно воспринимались моими адресатами. Поэтому Siri проверила мои тексты, дала свой отзыв, сказала, что изменить в моих электронных посланиях, чтобы лучше передать, что я пытаюсь донести до своих адресатов. Возникают такие работники – «новые воротнички». И это прекрасная возможность для вас взять те изменения, которые происходят в рамках новой революции, за рога, что называется. Я думаю, что более миллиарда человек будут уже в этом году так или иначе затронуты системой Watson. И более миллиона пациентов будут обслуживаться этой системой. У вас могут быть родственники, у которых серьёзные заболевания, и система Watson может помочь вам, поскольку эта система объединяет более 25 тыс. медицинских журналов, там есть вся информация, которая нужна врачам для того, чтобы правильно лечить пациентов.

Есть три момента, с которыми вы можете столкнуться. Во-первых, нужно освоить перемены, нужно понять, что эти перемены значат для вас. Роботы входят в нашу жизнь. Siri вошла в нашу жизнь. Это касается всех, кто находится в этом зале. Нам нужно эту технологию освоить, понять, что она может сделать для нас и в чём может сыграть очень важную роль для каждого лично. И второй момент – как вы сами можете измениться как личность. Давайте посмотрим, как мы можем помочь молодым людям. На нашем поколении, может быть, не так сильно скажутся когнитивные технологии, как на тех поколениях, которые придут нам на смену.

Как мы можем помочь правовым фирмам решать их проблемы? Я вижу здесь ведущих юристов со всего мира. Знания, которыми вы обладаете, стоят дороже золота. Эти знания могут использоваться для того, чтобы обучить следующие поколения всему тому, что знаете вы. Я не говорю: раздавайте эти знания бесплатно. Это было бы слишком здóрово. Но предоставьте эти знания!

Я работаю с одной из крупнейших юридических фирм мира, они как раз сейчас занимаются этой проблематикой, создают такого рода базу знаний. Как обучить систему Watson, чтобы она в свою очередь начала обучать следующее поколение специалистов? Эта система используется в здравоохранении. У нас есть, как вы знаете, может быть, онкологический консультант в рамках программы Watson. Что он позволяет сделать, как он построен? Онкологи из США, из клиники в штате Мэн, из Кливленда, из других клиник обучали систему Watson в течение двух лет всему тому, что они знают. И мы эти знания перенесли на малайзийскую почву. Там один онколог на 1,5 тыс. больных, и Watson может ускорить доступ к врачам, поможет пациентам получить консультацию в более сжатые сроки. И таким образом мы повысим уровень тех услуг, которые мы оказываем нашим пациентам.

И.Дроздов: Спасибо, Шонна. Все самые интересные и сложные вопросы мы оставили для Джона (Флауда). Если Джон захочет прокомментировать то, что он услышал, может, поспорить с чем-то, мы будем рады. Но я хотел бы, чтобы прежде всего Джон сконцентрировался на таком вопросе. Система Watson предполагает, что человек её обучает, и, может быть, в какой-то момент ученик, могу предположить, превзойдёт учителя. Вопрос в том, хорош ли будет этот учитель и правильным ли вещам он будет обучать ученика? Это уже вопросы этики. Кто будет отвечать за то, что машина кем-то умышленно или неумышленно обучена плохим вещам и начнёт такие плохие вещи делать?

И второй момент. Мы уже говорим о машинах как о чём-то разумном. Машины вроде как отделяются от людей. Провокационный вопрос: могут ли машинам быть дарованы права? И частный вопрос: кому принадлежат авторские права на картину, написанную роботом?

Д.Флауд (профессор права и общества юридического факультета Университета Гриффит, как переведено): Начну с того, что поблагодарю вас за то, что меня пригласили участвовать в этом прекрасном мероприятии.

Я бы хотел прежде всего прокомментировать вопрос об обучаемом и обучающем. В Австралии я работаю с одной из крупных юридических компаний, мы работаем с системой, которая анализирует документы. У меня есть группа студентов, которая занимается обучением системы. Система затем сможет самостоятельно 75% различных документов составлять, а 25% придётся, соответственно, добавлять. Это будет уже свой собственный контент.

И я бы хотел ещё представить вам новую концепцию. Добавить к тому, что мы уже здесь упоминали. Может быть, вы помните, что такое Xero Spark? Это то, что существовало в Силиконовой долине несколько лет назад. Предполагалось, что они какую-то специальную кнопочку изобрели, которая делает копии. Конечно, они этого не сделали. Но самое интересное, что они привлекли несколько антропологов, которые исследовали, как люди используют компьютеры, как они пользуются интернетом, машинами и так далее. Мне кажется, именно это нужно нам сделать.

Я социолог, не только юрист. Я исследовал, каким образом юристы работают, как они организуются, как они занимаются бизнесом. И, надо сказать, нельзя заранее предположить, что все будут работать каким-то определённым образом. Понятно, есть нормы культуры, есть какие-то лингвистические особенности, и это видно. Крупные международные компании, бизнесы, которые базируются в Нью-Йорке, управляются очень разными людьми. Мы видели очень много русских, которые часто пользуются коммерческим арбитражем в Лондоне, и очень успешно это делают.

Я думаю, надо начинать с того, что проводить наблюдения и исследования, как эти вещи работают. Это подводит меня к следующему – к проблеме этики, к тому, как мы относимся к роботам и машинам, алгоритмам, как они относятся к нам. Мы обычно думаем о неких алгоритмах как об устройствах, которые действуют, обрабатывая большое количество данных. IBM говорит нам, что 90% всех данных в мире было создано в последние два года. Это удивительная цифра, в это сложно поверить. Наверное, последним человеком, который знал всё в мире, был Леонардо да Винчи. Я не хочу сказать, что нам нужен новый Леонардо да Винчи, вряд ли у нас это получится. Но что мы сделали? Мы фактически создали нового Леонардо да Винчи, используя такие алгоритмы, как Watson, и другие.

Что нам надо иметь в виду? Как мы применяем эти устройства, как мы их регулируем и ведём себя по отношению к ним. Возьмём классическую ситуацию. Её очень часто обсуждают. Предположим, есть машина без водителя. На одну сторону переходит женщина с ребёнком, на другую – пять пожилых людей. В какую сторону должна свернуть машина, чтобы избежать столкновения? Надеюсь, что такой выбор ей не придётся делать, но выбор перед нами всё равно бывает. И тот выбор, который мы делаем, переходит в алгоритмы, к роботам и становится очень важным.

Что мне говорят специалисты по технологиям? Сегодня алгоритмы с нуля уже никто не создаёт. Они слишком сложные, слишком большие, это слишком дорого. Слишком много ресурсов на это требуется. Поэтому сегодня используется то, что имеется. К этому добавляются какие-то элементы, они изменяются различным образом. И это приводит к большому количеству разных проблем, в том числе с точки зрения безопасности в киберпространстве, правовых последствий и так далее. В результате мы точно не знаем, что заводится в эти алгоритмы. Я приведу пример. В Соединённых Штатах суды, когда выносят приговор преступникам, используют определённые алгоритмы определения своего решения. Они могут быть объективными, рациональными, самыми лучшими. Мы предполагаем, что человек ни в коем случае не отдастся эмоциям в данной ситуации. Но мы начали проводить исследования и выяснили, что эти алгоритмы, конечно, уже имеют определённые преднастройки, встроенные с самого начала, и некие предубеждения. Это то, что делает человека человеком. Получается, что роботы делают то, что всегда делали люди. Мы передаём им наши идеи, наши этические принципы. И мне кажется, что нам нужно сделать шаг назад и задуматься об этой проблеме.

Есть ещё один аспект – как мы сами относимся к машинам. Мы часто говорим о правах человека. Мы говорим о правах животных (это уже приемлемая концепция). Теперь уже дошли до того, что права есть (или, возможно, должны быть) у растений. Возникает логичный вопрос: должны ли быть права у машин?

Прежде чем вы отмахнётесь от этой идеи как совершенно сумасшедшей, позвольте рассказать вам одну историю. Военные сделали машину, которая должна искать пехотные мины. Это что-то вроде такой машины, которая идёт по минному полю и пытается найти пехотные мины. У машины четыре опоры. После того как все четыре опоры были взорваны, военные сказали: машина тоже имеет чувства, четыре ноги уже оторваны, давайте остановимся. Но машина-то не чувствует. То есть получилось, что люди перенесли идею о собственном страдании на машину!

Давайте сделаем шаг дальше. Если машины или роботы станут воспроизводиться, самообучаться, всё дальше отходить от программиста, от того, кто их создал, от кого бы то ни было, то в какой момент машина станет сама собой. Кто будет отвечать за её действия? Будет ли отвечать создатель? Или машина сама будет нести ответственность за собственные действия? И потом появляется новый вопрос: кто имеет право (и на каких условиях) поменять машину или выключить её? На самом деле это вопрос, отключаем ли мы систему поддержки дыхания…

Всё это фантазия? Всё это фантастика? Но многое меняется сегодня. Именно на эти вопросы нам нужно будет найти ответ. Сейчас на них ответы не даются. Но уверяю вас, очень скоро они станут для нас очень важными.

Д.Медведев: Очевидно, что нашему форуму удалось достичь несколько целей.

Во-первых, попытка разбавить юристов представителями других специальностей на этой сцене впервые за семь лет удалась. И здесь звучат очень интересные речи – не только традиционные выступления юристов, после которых часто хочется отдохнуть как следует, но и выступления людей, у которых гораздо более свежий взгляд на существующие проблемы. Это первое. Мне кажется, это хорошо.

Второе. Несмотря на все страшилки, которые здесь обсуждаются, юристы явно не испугались. Государство, хочу сказать, тем более не напугать. Поэтому, несмотря на перспективы развития искусственного интеллекта, несмотря на, уверен, продвижение технологии распределённых данных, то есть технологии блокчейн, в ближайшие годы (может быть, 10, 15 лет), место для правового регулирования, а стало быть, возможность юристам зарабатывать деньги сохранится. Здесь никаких сомнений нет, и я хотел бы всех успокоить.

Но на самом деле перед нами стоят огромные проблемы, если говорить серьёзно. Это действительно проблемы, связанные с первостепенной, может быть, темой для обсуждения: доверие, которое необходимо при использовании тех или иных технологий.

Посмотрите: интернет, например, как явление повседневной жизни порождает очень разные эмоции – и доверие, и антипатию, и недоверие, и желание что-то там анализировать, и, наоборот, желание от всего этого отказаться. Но это среда, с которой мы сталкиваемся.

Каково же будет попасть в ситуацию, когда значительная часть операций, например, будет проходить через технологии типа блокчейна? Это не фантазии. Вполне вероятно, что посредничество банков по многим операциям окажется излишним. Более того, сама по себе эта технология распределённых данных основана на том, что все доверяют всем. И если кто-то исчезает из этой системы, то вся система сохраняется.

Тогда возникает вопрос: в чём здесь роль государства? В чём здесь роль права? Что здесь регулировать? На эти вопросы так или иначе юристам придётся отвечать.

Очень неплохо, что мы смотрим в будущее. Юристы ведь обычно занимаются сиюминутными проблемами, мы вынуждены отвечать на массу очень сложных повседневных вопросов, начиная от вопросов регулирования экономических отношений и заканчивая вопросами применения уголовного права. Но нужно смотреть и в будущее. Мне кажется, тематика нынешнего форума очень располагает к этому.

Я хочу пожелать всем, кто будет принимать участие в панельных дискуссиях... Я посмотрел: реально очень интересные вопросы, во всяком случае, для меня. Я, к сожалению, не могу разделиться на пятьдесят частей, но надеюсь, что мои коллеги получат истинное удовольствие от обсуждения вопросов, которые стучатся уже во все наши дома. Это вопросы на стыке человеческой культуры, культуры развития технологий и, конечно, развития права.

Желаю всем интересных дискуссий. Спасибо большое!

Россия. Весь мир. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 17 мая 2017 > № 2181163 Дмитрий Медведев, Александр Коновалов


Россия > Агропром > premier.gov.ru, 27 апреля 2017 > № 2160839 Дмитрий Медведев, Александр Ткачев

Заседание Правительства.

Первый вопрос повестки – о национальном докладе о ходе и результатах реализации в 2016 году Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013–2020 годы.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Сегодня у нас в качестве большой, основной темы – национальный доклад о реализации в 2016 году госпрограммы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельхозпродукции, сырья и продовольствия на период с 2013 по 2020 год. Доклад в соответствии с правилами ежегодно направляется в Государственную Думу (хотя я основные положения недавно в Государственной Думе от нашего с вами имени представил) и публикуется в средствах массовой информации, в интернете.

Результаты выполнения государственной программы за прошлый год мы уже детально обсуждали на коллегии Минсельхоза (7 апреля), в Государственной Думе он обсуждался, вчера на совещании у Президента по импортозамещению тоже частично эти вопросы затрагивались.

Результаты в целом можно признать весьма успешными: собран, как известно, рекордный за последние 25 лет урожай зерновых и зернобобовых. Серьёзно уровень импортозамещения подрос.

По многим пунктам Доктрина продовольственной безопасности у нас уже исполнена на 100%. Кроме того, продолжают увеличиваться объёмы поставок продовольствия и сельхозпродукции на экспорт (более чем на 5% увеличение в этом году). Само сельское хозяйство выросло тоже на значительную цифру – почти 5%.

Эти цифры – показатель системной работы, которая проводилась по всем направлениям, в том числе через государственную программу по вопросам технического обновления агропрома в 2016 году. Напомню, что на 60% выросло производство новой сельхозтехники.

В отрасль пришли частные деньги – инвестиции в основной капитал сельского хозяйства выросли более чем на 14%. Такой интерес у инвесторов появился в значительной мере в результате государственной поддержки.

В прошлом году на реализацию госпрограммы было предусмотрено более 223 млрд рублей. Сельхозпроизводителям облегчили доступ к кредитам. В 2016 году кредитов, напомню, взяли на сумму более 1,5 трлн рублей.

Есть неплохие результаты по созданию современных условий жизни на селе: проводим газ, занимаемся водопроводами, строятся дома, новые школы, фельдшерско-акушерские пункты, спортплощадки, клубы – всё, в чём нуждаются люди. Конечно, эта работа не везде ещё одинаково идёт. Она должна быть продолжена.

Важно, что успехи в сельском хозяйстве стимулируют смежные отрасли, такие как пищевая промышленность. Поэтому в прошлом году была утверждена стратегия повышения качества пищевой продукции. На прошлой неделе был подписан план мероприятий по реализации этой стратегии, начиная от регулирования в рамках Евразийского союза и заканчивая нормативами пищевых добавок, о которых довольно много говорят. Развиваем систему мониторинга качества и безопасности продуктов и создаём единую информационную систему, которая позволит прослеживать пищевую продукцию на всех этапах её производства и продажи.

Обо всём этом доложит министр. И в качестве руководителя региона сегодня приглашён губернатор Алтайского края Александр Богданович Карлин.

Сегодня также обсудим, что делается в рамках наших многофункциональных центров, как сделать их работу более приближенной к потребностям людей. Речь идёт о передаче им функций, которыми в настоящий момент занимаются отделы записи актов гражданского состояния, а именно функций по регистрации актов гражданского состояния о рождении и смерти. Они смогут выдавать такие свидетельства. Людям будет проще, и это позволит в том числе разгрузить загсы.

Кроме того, в повестке дня изменения в Налоговый кодекс, которые касаются продажи жизненно необходимых медицинских изделий. В 2015 году был утверждён перечень изделий, ввоз и реализация которых не подлежат обложению налогом на добавленную стоимость. Теперь мы освободим от налога на добавленную стоимость и лизинг с правом выкупа таких изделий, что позволит нашим больницам получать современное медицинское оборудование с меньшими финансовыми затратами.

И субсидии распределяются. Во-первых, на поддержку промышленного производства. У нас промышленное производство показывает рост, неплохие темпы показали обрабатывающие отрасли. Для того чтобы они развивались и дальше, выделяется более 80 млрд рублей. Деньги пойдут на поддержку машиностроения, лёгкой промышленности и других обрабатывающих отраслей, на обеспечение предприятий доступными кредитами, на замещение импорта, на создание современных производств.

Также 2,5 млрд рублей распределяется на строительство и ремонт дорог в семи регионах (это Бурятия, Тыва, Калининградская, Ростовская, Костромская, Рязанская, Ярославская области). Мы этим всё время занимаемся. Я в Омске на эту тему совещание проводил. Эти деньги должны пойти на улучшение ситуации с дорогами.

Наконец, более 5 млрд рублей выделяется на формирование комфортной городской среды. Этот приоритетный проект мы недавно обсуждали. В ближайшие годы проведём масштабную работу по благоустройству дворовых территорий, пешеходных зон, скверов, парков. Сейчас все регионы активно включились в этот процесс.

Александр Николаевич Ткачёв, пожалуйста.

А.Ткачёв: Многое об успехах отрасли было сказано на итоговой коллегии Минсельхоза, в которой Вы принимали участие. Сегодня, представляя национальный доклад, я лишь кратко подведу основные итоги прошлого года.

Реализация мероприятий государственной программы развития сельского хозяйства в 2016 году позволила нарастить объёмы производства сельхозпродукции и в целом успешно продолжить процессы импортозамещения и расширения экспорта отечественной сельхозпродукции.

Устойчивая динамика развития отрасли во многом обусловлена увеличением государственной поддержки сельского хозяйства до 223 млрд рублей. Рост производства в сельском хозяйстве сохраняется на протяжении последних четырёх лет. В 2016 году он составил почти 5%. Урожай зерновых превысил 120 млн т, достигнуты рекордные показатели по сбору пшеницы, кукурузы, подсолнечника, сои, овощей и фруктов. Россия вышла на первое место в мире по объёмам производства сахарной свёклы, опередив Францию, США и Германию, благодаря росту урожая на 32%. Это позволило нам произвести 6 млн т сахара, полностью обеспечить внутренний рынок и впервые стать крупным поставщиком сахара на мировом рынке. Теперь экспорт российского сахара исчисляется не тысячами, а сотнями тысяч тонн. В 2016 году – более 100 тыс. Экспорт в 2015 году составлял чуть более 7 тыс. т.

Сбор тепличных овощей увеличился на 15%. Выросли площади закладки новых садов и виноградников.

Положительные изменения мы наблюдаем и в производстве животноводческой продукции. По итогам 2016 года производство скота и птицы увеличилось на 3,5%, прежде всего за счёт роста в свиноводстве и птицеводстве.

Серьёзным потенциалом импортозамещения обладает и молочная отрасль. В 2016 году производство молока практически сохранилось на уровне 2015 года, что связано с уменьшением поголовья в личных подсобных хозяйствах. Вместе с тем сельхозпредприятия и фермерские хозяйства с каждым годом увеличивают объёмы производства молока, в том числе за счёт увеличения молочной продуктивности.

В прошлом году Правительством продолжена поддержка сельхозмашиностроения. На субсидии производителям сельхозтехники направлено более 11 млрд рублей – в два раза больше, чем годом ранее. Это позволило приобрести с господдержкой более 17 тыс. единиц техники.

В 2016 году впервые за последние три года отмечен рост инвестиций в АПК на 10% по сравнению с предыдущим годом. Объём инвестиционного кредитования сельского хозяйства вырос на 28% и превысил 380 млрд рублей. Краткосрочное кредитование увеличилось на 35% – до 1,2 трлн рублей. Такой рост обусловлен увеличением потребности сельхозтоваропроизводителей в кредитах, которая сохраняется и в текущем году. Поэтому есть дополнительная потребность в субсидиях именно на эти цели.

Основными кредиторами отрасли остаются Россельхозбанк (он доминирует, безусловно) и Сбербанк. На их долю приходится 88% общего объёма предоставленных кредитов. По итогам 2016 года финансовое положение сельхозтоваропроизводителей сохранилось на приемлемом уровне. Средняя рентабельность производства с учётом господдержки превысила 17%. Без учёта субсидий рентабельность находится на уровне до 10%. Выросла доля прибыльных хозяйств в общей численности сельхозпредприятий – на 2,5% и составляет сегодня порядка 87%.

Отмечается также положительная динамика уровня заработной платы в отрасли. В 2016 году она выросла на 10% и превысила 24 тыс. рублей в целом по стране.

Улучшение финансово-экономического состояния отрасли обеспечивает стабильный рост производства, сокращение импорта и повышение доли отечественной продукции на внутреннем рынке. В результате по итогам года выполнен ряд основных показателей Доктрины продовольственной безопасности. Об этом мы подробно говорили на коллегии.

Что касается товарооборота сельхозпродукции с другими странами, здесь тоже позитивный тренд. Программа импортозамещения в сельском хозяйстве работает. Импорт продовольствия сократился на 6%. За год на 16% сократились поставки мяса, поставки мяса птицы – на 12%, рыбы – на 10%, яблок – на 20%, свежих овощей – на 28%. По итогам года основными товарными позициями в структуре импорта стали: молочная продукция – 7%, говядина – 4,5%, рыба и морепродукты – 5,6%, овощи – 5,6%, фрукты, прежде всего цитрусовые.

Рост производства создал стимулы для сельхозпредприятий к расширению рынков сбыта за рубежом. Экспорт увеличился на 5% – до 17 млрд долларов. Речь идёт о наших основных экспортных позициях: зерно, растительное масло, рыба.

В 2016 году существенно выросли объёмы поставок пшеницы, кукурузы, риса, соевых бобов, растительных масел, в четыре раза увеличились поставки свинины, почти в два раза – поставки мяса птицы.

Для увеличения объёма экспорта нашей продукции планируем в этом году приступить к работе в рамках приоритетного проекта «Экспорт продукции АПК». Наши задачи: проанализировать потенциальные рынки сбыта, оказать сельхозтоваропроизводителям поддержку в продвижении на зарубежных рынках, провести работу вместе с Россельхознадзором по снятию фитосанитарных, ветеринарных и других барьеров.

Ещё одно важное направление нашей работы – поддержка фермеров и сельхозкооперации. В реализации программы по грантовой поддержке малых форм хозяйствования с каждым годом участвует всё больше регионов. В 2016 году получателями грантов стали 4,5 тыс. фермерских хозяйств. В хозяйствах, получивших гранты, будет создано свыше 7 тыс. новых рабочих мест. В 2016 году удвоена грантовая поддержка сельхозкооперативов, это обеспечило расширение кооперативного движения. За прошлый год создано более 300 новых сельхозкооперативов. Планируем, что в 2017 году будет создано не менее 1200.

Безусловно, комплексное развитие сельхозпроизводства и села невозможно без решения социальных вопросов. На сегодняшний день на селе проживает около 38 млн человек. Это уклад жизни для четверти населения страны. Улучшать условия жизни на селе призвана программа устойчивого развития сельских территорий. Регионам выделяются средства на газификацию, водопровод, строительство школ, фельдшерско-акушерских пунктов, спортивных сооружений, а также на приобретение жилья, в том числе для молодых семей и специалистов. В прошлом году на реализацию программы направлено 12 млрд рублей. В этом году выделено более 15 млрд, в том числе в полтора раза увеличено финансирование строительства дорог в сельской местности. На сегодняшний день в трети сельских населённых пунктов нет асфальтированных дорог, и исправить эту ситуацию – чрезвычайно актуальная задача.

Реализуемая федеральная целевая программа позволяет привлечь инвесторов в сельские территории и стимулирует инвестиционную активность.

О результатах реализации ФЦП по развитию мелиорации я докладывал Вам, Дмитрий Анатольевич, на коллегии.

Завершая своё выступление, хочу сказать, что все предложения по совершенствованию реализации мероприятий госпрограммы перечислены в национальном докладе и презентованы в материалах к заседанию Правительства.

Наша цель в текущем году – сохранить позитивную динамику развития сельского хозяйства, повысить конкурентоспособность отечественной продукции. Приоритет первого порядка – обеспечить льготное кредитование отрасли в полном объёме для увеличения темпов сельхозпроизводства.

Д.Медведев: Теперь прошу Александра Богдановича Карлина, который возглавляет очень крупный сельскохозяйственный регион – Алтайский край, рассказать о том, как у вас дела, как проходила реализация этих документов.

А.Карлин: Аграрный потенциал Алтайского края хорошо известен в федеральных ведомствах и Правительстве.

Мы к числу конкурентных преимуществ аграрной отрасли на Алтае относим многоукладность и большое отраслевое разнообразие. Это предопределяет устойчивость, экономическую эффективность отрасли. Эти конкурентные преимущества мы будем наращивать, и государственная программа, о которой сегодня идёт речь, во многом способствует нам в этом.

Определённые позитивные изменения в отрасли наметились и у нас в регионе за несколько последних лет. Но именно в 2016 году, после того, как госпрограмма была существенным образом обновлена, регионам были предоставлены возможности дифференцированного подхода к трансляции средств государственной поддержки, когда были наконец реализованы многолетние пожелания крестьян о консолидации частных субсидий, которые поступали в отрасль по различным направлениям. Это с одной стороны. С другой – эффекты эти обусловлены тем обстоятельством, что наряду с госпрограммой активно работает ещё одна очень важная программа «Устойчивое развитие сельских территорий». Таким образом, мы поддерживаем и производство, и сельский социум.

И ещё программа, которая сегодня звучала, – поддержки отрасли сельхозмашиностроения. Мы считаем, и наши крестьяне просят об этом, наряду с сохранением и развитием госпрограммы, её продвижением также эти направления не оставлять без правительственного внимания.

Я поддерживаю тезисы доклада и выступление Александра Николаевича. Хотел бы озвучить здесь несколько предложений.

Первое. Мы просим поддержать позицию Минсельхоза о дополнительном выделении средств на льготное краткосрочное кредитование, если будет корректировка бюджета 2017 года. Не буду обосновывать, у нас в банках, которые этим занимаются, сегодня заявок крестьян на 8 млрд рублей, в то время как все субсидии по этому направлению мы практически уже использовали.

Ещё одно предложение – это возможность увеличения до трёх лет, а может быть, даже до пяти лет сроков действия соглашений, которые мы, регионы, заключаем с Минсельхозом. Нет необходимости здесь доказывать, что отрасль сельского хозяйства имеет свои особенности, тем более в Сибири, и те контролируемые цифры, которые были бы заложены на срок, мной названный, повысили бы прогнозируемость ведения агробизнеса для участников хозяйственной деятельности, с одной стороны, и повысили бы доверие крестьян к действиям власти, что, конечно же, чрезвычайно важно.

Мы активно сегодня занимаемся экспортом продовольствия: более чем на 60% в прошлом году экспорт продовольствия, которое производится в Алтайском крае, возрос.

Но здесь есть одна тенденция, которую мы бы просили соответствующие федеральные ведомства отметить и по возможности воздействовать на это.

Наше продовольствие любят, особенно в азиатских странах, оно имеет высокую репутацию по качеству, экологической чистоте, но на рынки мы заходим с нашей, по сути, продукцией премиум-класса в сегменты экономкласса с соответствующей ценовой составляющей.

Я думаю, что комплекс государственных мер поддержки (наверное, не на короткую дистанцию, но на перспективу) позволит нам исключить факты дискриминации наших производителей продовольствия на зарубежных рынках и, таким образом, будет способствовать развитию отрасли, поднимать репутацию нашей экономики.

В заключение позвольте по поручению крестьянства Алтайского края выразить благодарность Правительству, Министерству сельского хозяйства – аграрии в последнее время всё чаще называют его «нашим министерством», это уже, на мой взгляд, является симптоматичным – за последовательную и эффективную государственную политику по развитию сельского хозяйства и регулированию продовольственного рынка.

В свою очередь заверяем, что Алтайский край и впредь будет достойно реализовывать ответственную миссию форпоста продовольственной безопасности на востоке страны.

Д.Медведев: Симптомы налицо, на самом деле, так что Александр Николаевич в этом смысле может быть доволен. Есть определённые достижения.

Пожалуйста, есть какие-то предложения, прежде всего в проект протокольного решения, или какие-то комментарии ещё у членов Правительства?

А.Дворкович: Поддерживаю высказанные предложения, в том числе предложение об удлинении сроков соглашений, – можно было бы зафиксировать в протокольном решении, это полезная вещь, которая повысит предсказуемость. Это же, кстати, касается и вопроса о чётком нормативном закреплении обязательств Правительства, Министерства сельского хозяйства выделять субсидии на весь срок реализации инвестпроектов. Сегодня это делается, эти обязательства фиксируются, но скорее явочным порядком, а не на основе нормативного акта Правительства. Мы аккуратно с юристами проработаем эту тему и доложим отдельно.

М.Шмаков: Я хотел бы обратить внимание на один из показателей, который представлен в госпрограмме. Дело в том, что хороший результат получен, и плановый показатель по заработной плате, который составлял 55% от среднего по экономике, перевыполнен и составляет 65,6%. Я считаю, что за это надо награждать, приветствовать эту тенденцию.

Однако на 2017 год прогнозируется сокращение средней номинальной начисленной заработной платы работников на эти 10% и фактически приведение к плановому показателю. Но я думаю, что 55% и 65% от среднего по экономике – нам не эти показатели надо доводить до плановых, а несколько другие, которые недовыполнены.

Д.Медведев: Давайте подведём итог.

Коллеги представили ряд предложений, и в докладе они содержались, и в выступлениях после доклада. По поводу дополнительных средств из бюджета, о которых говорилось: я и в Государственной Думе говорил, и здесь хочу ещё раз отметить – конечно, мы будем рассматривать заявки на дополнительное финансирование, в том числе при корректировках бюджета и для дополнительных кредитных ресурсов, направляемых в сельское хозяйство, тем более там есть старые инвестиционные проекты так называемые, новые инвестиционные проекты и необходимость решения целого ряда других задач. Мы обязательно этим займёмся. Кстати, принято решение о докапитализации Россельхозбанка, для того чтобы Россельхозбанк мог вести кредитную политику стабильно и основные вопросы кредитования на селе за счёт собственного ресурса решать, как и некоторые другие банки.

По поводу увеличения срока действия соглашения с регионами до трёх или даже пяти лет – в принципе давайте такое поручение дадим, это действительно повысило бы стабильность отношений. Есть там и известные ограничения, тем не менее давайте этот вопрос проработаем, тем более что по целому ряду направлений мы выходим на трёхлетнюю перспективу, не говоря уже о самом трёхлетнем планировании нашего бюджетного цикла.

Выход на зарубежные рынки, поддержка целого ряда других направлений – это тоже нужно отразить в проекте решений, и то, о чём сказал Михаил Викторович Шмаков, по поводу зарплаты, тоже нужно посмотреть, что происходит.

Россия > Агропром > premier.gov.ru, 27 апреля 2017 > № 2160839 Дмитрий Медведев, Александр Ткачев


Россия > Агропром > premier.gov.ru, 7 апреля 2017 > № 2134976 Дмитрий Медведев, Александр Ткачев

Расширенная коллегия Министерства сельского хозяйства.

Об основных результатах деятельности Минсельхоза в 2016 году и задачах на 2017 год.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Я впервые участвую в заседании коллегии вашего министерства. Руководство Правительства министерство посещениями в этом плане не баловало. Для чего я это сделал? Хочу прямо сказать: для того чтобы лишний раз подчеркнуть внимание к сельскому хозяйству со стороны государства.

Аграрный сектор у нас действительно очень стабильно развивается. Можно прямо сказать, хорошо развивается. Только в прошлом году рост производства сельхозпродукции составил более 4%.

У нас есть все возможности, чтобы не только сохранить, но и увеличить набранные темпы роста. Сельское хозяйство за последние годы продемонстрировало очень хорошее развитие и, что скрывать, получило беспрецедентные объёмы государственной поддержки, которые никогда в современной истории Российской Федерации аграрному сектору не оказывались. Только в 2016 году на реализацию госпрограммы мы направили 223 млрд рублей. Средства немаленькие. От каждого вложенного рубля мы, конечно, ждём результатов. В чём эти результаты? Это богатый выбор качественных и разумных по цене продуктов, высокие доходы от экспортных поставок, что тоже очень важно, и третье направление – человеческое: важно, чтобы люди на селе жили не хуже, чем в городе.

Мы реально способны достичь этих целей, так как уже добились за последнее время превращения очень сложной, как раньше было принято говорить, убыточной отрасли в перспективную. Посещение новых объектов, предприятий всегда доставляет мне и моим коллегам особое удовольствие. Совсем недавно мы вместе посещали предприятие «Тамбовский бекон». Просто привожу его как пример вложения новых инвестиций, которых в аграрном секторе в настоящий момент много, причём это крупные инвестиции. Развитие происходит и в фермерских хозяйствах, и по другим направлениям.

Чуть подробнее об итогах года. Мы заметно продвинулись в реализации каждой из основных целей госпрограммы развития сельского хозяйства. Во-первых, мы укрепили продовольственную безопасность нашей страны за последнее время, причём очень существенно. Обеспечиваем себя и зерном, и картофелем, и сахаром, и растительным маслом, и мясом. Это пять из восьми показателей Доктрины продовольственной безопасности. По итогам прошлого года эта обеспеченность стала ещё выше. Цифры приводить не буду, Александр Николаевич (А.Ткачёв), наверное, ещё скажет. Но это уже очень часто существенно выше, чем те позиции, которые зафиксированы в Доктрине продовольственной безопасности. Конечно, это произошло в том числе за счёт рекордных урожаев зерновых, кукурузы, сои, подсолнечника, сахарной свёклы.

Заметно выросло производство овощей и фруктов. Есть положительная динамика по производству мяса, причём она в ряде случаев весьма положительная, хотя в основном за счёт производства мяса птицы и свинины.

Что касается оставшихся трёх показателей доктрины, то здесь тоже есть движение вперёд. Почти достигнуто пороговое значение по рыбе. Мы увеличили производство соли. По молоку пока ситуация менее благоприятная, мы остаёмся на уровне 2015 года.

По большинству показателей Доктрина продовольственной безопасности выполнена. Именно поэтому в прошлом году шла активная работа над её корректировкой. Когда я встречался с руководителями и хозяевами аграрных предприятий в Тамбове, говорили о корректировке этой программы, чтобы она была более современной, ориентированной и на внутренние цели, и на потребности экспорта. Есть предложения добавить несколько новых целевых показателей. Речь идёт о введении показателей по производству овощей и бахчевых культур, фруктов и ягод. Документ пока в стадии проработки. Надо всё просчитать, чтобы окончательно понять, в каком виде его утверждать.

Считаю, что мы набрали очень приличный темп по импортозамещению на продовольственном рынке. Сегодня мы не только себя кормим, но и экспорт увеличиваем, учимся на этом зарабатывать. Напомню, что в прошлом году выручили порядка 17 млрд долларов.

Ещё одну вещь хочу сказать. Ограничения по ввозу импортной продукции, сырья и продовольствия в Россию сохраняются, так что мы работаем абсолютно спокойно. Наши партнёры не прилагают никаких усилий для того, чтобы мы свою позицию поменяли. Давайте не будем их разочаровывать, нам от этого только лучше.

Также вполне успешно развиваем сотрудничество с Евразийским союзом. Эти вопросы мы недавно в Бишкеке обсуждали. Это огромный рынок, где мы можем присутствовать. И их продукты, продовольствие на нашем рынке появляются. Так что наш общий рынок будем развивать.

Во-вторых, мы стараемся сделать наше сельское хозяйство более конкурентоспособным – и за рубежом, и на внутреннем рынке. Один из наиболее эффективных путей в этом направлении – развитие малого и среднего агробизнеса, тем более что значительная часть российской сельхозпродукции производится в фермерских хозяйствах, в личных хозяйствах. Однако большинство из них, конечно, работает на технике, которую давно пора обновить, работает по старым технологиям. Хозяйства страдают от нехватки средств. Поэтому в госпрограмму включены и меры по поддержке малых форм хозяйствования. В прошлом году на эти цели направлялось более 10 млрд рублей. Действует система поддержки, причём суммы грантов постоянно увеличиваются. Для начинающих фермеров в 2016 году средний размер гранта, напомню, вырос более чем на 10%. Гранты для владельцев семейных животноводческих ферм увеличились в среднем на 20%.

Эта система поддержки позволила обновить свою материально-техническую базу 164 сельскохозяйственным потребительским кооперативам. Мы им будем помогать и дальше. По итогам форума в Сочи я дал поручение проработать вопрос о программе поддержки сельскохозяйственной и потребительской кооперации.

И конечно, всем, кто работает на земле, всегда нужна сама земля – основное средство производства. За последние пять лет фермеры оформили в собственность более полумиллиона гектаров, точнее 663 тыс. Спрос на участки, пригодные для сельского хозяйства, сохраняется. Поэтому в прошлом году был принят закон, который упрощает возврат земель сельхозназначения в оборот.

В-третьих, мы работаем для того, чтобы упростить аграриям доступ к деньгам, чтобы можно было и взять короткий кредит на сезонные работы, и сделать долгосрочные инвестиции, обновить технику, естественно, приобретать горючее. Всё это не должно быть проблемой для тех, кто работает на земле. Для этого мы субсидируем краткосрочные и инвестиционные кредиты. Мы частично компенсируем расходы на модернизацию объектов АПК, мы помогали и помогаем с уплатой страховой премии. Всего в регионы из федерального бюджета на эти цели поступило более 150 млрд рублей.

В прошлом году наши сельхозпроизводители взяли кредитов на 1,5 трлн рублей. Это практически на треть больше, чем в 2015 году. В основном это краткосрочные кредиты на пополнение оборотных средств. Но есть потребность и в более долгосрочных вложениях. В прошлом году в отрасли отмечен рост инвестиций на 10% по сравнению с предыдущим годом. По ряду направлений субсидирования мы видим неплохой результат. Если взять обновление сельхозтехники, её производство в нашей стране выросло более чем в полтора раза (это совместный результат Минсельхоза и Минпрома) – на 58%. Аграрии стали покупать наши машины, причём делают это осознанно. Не только чтобы своим, что называется, помочь, а потому, что эти машины реально стали высокого уровня. Правда, и это надо признать, ещё много техники находится в эксплуатации более 10 лет. Её нужно менять. Поэтому поддержка сельхозмашиностроению будет оказана и в этом году, а стало быть, техника будет более доступной.

И в-четвёртых, все меры, о которых я говорил, не только развивают агропромышленный комплекс, но и меняют, самое главное, жизнь людей, которые работают на селе. Достаточно эффективно продолжает действовать программа, которая обеспечивает устойчивое развитие сельских территорий. Чтобы люди не уезжали из сельской местности, мы строим и приобретаем жильё. Эта программа продолжается уже достаточно долго, она рассчитана на период до 2020 года. В прошлом году более полумиллиона квадратных метров было построено – 609 тыс. Среди тех, кто въехал в новые дома, более двух третей – это молодые специалисты, что, конечно, особенно ценно для села.

Но одного жилья мало, это очевидно. Нужно продолжить работу, которую мы последние 10–11 лет ведём, по газификации сельскохозяйственных территорий, и в этом смысле добились многого. Но эта работа должна быть продолжена. Строим водопроводы, строим дороги. В прошлом году на селе появилось около 500 км новых автодорог. Хотя темпы могут быть больше. Всё зависит от финансирования.

И конечно, строим школы. Здесь отдельная программа, и эта программа касается не только города, но и в значительной мере сельских территорий. Строим спортплощадки (отдельное направление), ремонтируем дома культуры, строим новые дома культуры (новая программа по линии Минкульта принята), открываем фельдшерско-акушерские пункты.

Нужно сделать всё, чтобы создать на селе нормальные условия жизни, поэтому развитие сельских территорий должно быть для нас в приоритете.

Коллеги, я неделю назад утвердил новую редакцию государственной программы. Особое внимание в ней уделяется таким направлениям, как техническая и технологическая модернизация отрасли, стимулирование инвестиций в агропромышленный комплекс.

Чтобы нашу сельхозпродукцию лучше покупали за рубежом, она должна соответствовать стандартам качества. Решать эту задачу, как и в целом задачу продвижения на внешние рынки, мы будем в рамках реализации приоритетного проекта по увеличению экспорта продукции агропромышленного комплекса.

Мы изменили правила предоставления субсидий, сделали их более гибкими. Ввели с 2017 года так называемую единую, или, как иногда говорят, консолидированную, субсидию. Теперь регионы сами должны решать, какие направления сельского хозяйства они будут поддерживать.

И вот ещё что хотел сказать. Появились комментарии о каких-то будущих урезаниях денег на программу развития сельского хозяйства. Что хотел бы заметить? Опубликованные цифры, которые в программе есть, на период 2018–2020 годов, по сути, носят ориентировочный характер и, скажем прямо, в значительной мере направлены на балансировку бюджета. Мы и раньше утверждали цифры меньшие, а доводили больше, как в этом году, как в прошлом году, как в позапрошлом году. Я лично принимал решение о сохранении финансирования сельского хозяйства на 2017 год практически в прежних объёмах. Тем более мы по ряду позиций к этому вопросу ещё вернёмся. По сути, это наша защищённая статья. Так будем делать и впредь, на период 2018–2020 годов. Хочу, чтобы вы от меня это услышали.

Уверен, что и по итогам 2017 года наше сельское хозяйство покажет движение по всем направлениям, наши труженики села покажут самые высокие результаты.

А.Ткачёв: Сегодня Председатель Правительства впервые принимает участие в работе нашей коллегии. У нас есть уникальная возможность выразить благодарность за поддержку, которую Правительство оказывает аграриям, несмотря на общее сокращение расходов федерального бюджета.

В результате по многим позициям мы достигли рекордных показателей. В растениеводстве рост составил почти 8%, собран рекордный урожай зерновых – свыше 120 млн т. Россия вернула себе статус ведущей зерновой державы, стала мировым лидером по экспорту пшеницы.

За счёт ввода новых, современных теплиц сбор тепличных овощей увеличился на 15%. Выросли площади закладки новых садов и виноградников. Сохранился рост в производстве животноводческой продукции, во многом за счёт успехов в свиноводстве и птицеводстве. Рост также наблюдается в пищевой и перерабатывающей промышленности, которая занимает одно из ведущих мест в структуре промышленного производства России с долей 15% и объединяет более 30 самостоятельных отраслей. Многие из них, например масложировая, сахарная, кондитерская, мясоперерабатывающая, демонстрируют серьёзный экспортный потенциал.

Сегодня в соответствии с Доктриной продовольственной безопасности Россия не только полностью закрывает потребности внутреннего рынка по ряду направлений, но и активно поставляет свою продукцию на внешние рынки. Важный показатель, где пока не удаётся увеличить долю отечественной продукции, – молоко. По итогам года обеспеченность на уровне 82%. Доктрина предполагает 85% и выше. Важно продолжить стимулировать производство молока и говядины, тепличных овощей, а также закладку новых садов, поскольку здесь мы всё ещё зависим от импорта.

Благодаря поддержке Правительством этих приоритетных точек роста инвесторы всё чаще проявляют интерес к молочному и мясному скотоводству, овощеводству и садоводству, несмотря на длительный срок окупаемости вложений. По итогам прошлого года сохранился рост инвестиционной активности: на один рубль господдержки привлекалось до семи рублей инвестиций. Это говорит о том, что экономические рычаги, стимулирующие развитие отрасли, работают эффективно.

Мы также фиксируем существенный рост кредитования отрасли. Дмитрий Анатольевич привёл цифры по объёму выданных кредитов. Отмечу, что у Россельхозбанка как основного института развития отрасли темпы ещё выше. Объёмы кредитования банком сельского хозяйства выросли в 1,6 раза – до 1 трлн рублей, в том числе выдано в 1,5 раза больше инвестиционных кредитов (на сумму 261 млрд рублей) и на треть больше кредитов на сезонные полевые работы (260 млрд рублей). На втором месте по активности – Сбербанк. Он тоже достаточно активно работает на рынке и осваивает новые горизонты. Мы бы хотели, чтобы эти два фундаментальных, основополагающих банка ещё активнее работали в сельхозсекторе.

Рост инвестиционной активности позволяет обновлять и создавать новые мощности, что повышает производительность труда и создаёт на селе новые рабочие места. Растёт заработная плата в сельском хозяйстве – плюс 12% по итогам года (в среднем по стране – до 24 тыс. рублей).

Господдержка позволяет сохранять на приемлемом уровне рентабельность производства. Растёт число прибыльных хозяйств. Уже практически в каждом субъекте Федерации число прибыльных, вышедших из банкротства и состоявшихся предприятий превышает 80%, хотя пять лет назад цифры были 50–60%. То есть серьёзные, позитивные перемены.

Наиболее динамично развивающимся сектором аграрной экономики остаются фермерские хозяйства. Рост производства превысил 14% в 2016 году. Для сравнения: в сельхозорганизациях рост составил 8%. Да, база была ниже, и, конечно, рост более выразительный, тем не менее с каждым годом вклад фермеров в общий каравай стабильно растёт. На сегодняшний день на их долю приходится более 12% от общего объёма сельхозпроизводства.

Крупные комплексы являются локомотивом развития сельских территорий, поскольку там, где они создаются, проводятся дороги, свет, газ и другая инфраструктура. Но наряду с ними фермеры могут стать средним классом на селе и фундаментом отрасли. Именно поэтому поддержка фермеров является приоритетным направлением работы министерства, и в новом механизме льготного кредитования мы зафиксировали 20-процентную квоту для малых форм хозяйствования.

Второй год реализуются меры по поддержке кооперации на селе. В 2016 году Правительство удвоило объёмы финансирования по этому направлению, что позволило в два раза увеличить число кооперативов, получивших грантовую поддержку. Благодаря такой поддержке государства кооперативное движение постоянно расширяется.

По итогам сельскохозяйственной переписи, проведённой в 2016 году, за последние 10 лет площадь земель, используемых фермерами, выросла более чем на 40%.

Чтобы стимулировать целевое использование сельхозземель, в прошлом году был принят федеральный закон, который усовершенствовал процедуру изъятия земель. И мы сразу увидели позитивную динамику. По итогам года Россельхознадзор передал материалы для запуска процедуры изъятия земель у недобросовестных собственников на площади 34 тыс. га – это в два раза больше, чем в 2015 году. Суды приняли решения об изъятии 10 тыс. га таких земель – это в четыре раза больше, чем годом ранее. В то же время это только начало пути.

Прошу регионы активизировать работу по вовлечению в оборот пустующих земель. Потенциал здесь неисчерпаемый. Мы можем вернуть в оборот до 10 млн га сельхозземель, а значит, получить больший урожай, в том числе кормовых культур и овощей.

Со своей стороны мы продолжим работу над совершенствованием земельного законодательства, чтобы максимально учесть интересы аграриев и передать землю в руки эффективных собственников.

Не менее важным фактором увеличения объёмов производства является повышение урожайности за счёт мелиорации. Долгие годы мелиоративные системы недофинансировались. На сегодняшний день доля мелиорированных земель в России достигает 6% от площади пашни. Для сравнения: в Соединённых Штатах Америки – 40%, в Китае – 55%, в Германии – 45%. В этом году впервые за всю историю финансирование программы развития мелиорации сельхозземель увеличено в 1,5 раза. Это позволит ввести в эксплуатацию дополнительно почти 100 тыс. га мелиорируемых земель.

Регионы активно включились в реализацию программы. В засушливых территориях – Республике Крым, Волгоградской, Саратовской областях, Ставропольском крае, Калмыкии и ряде других – за счёт полива урожайность возрастает в два раза по зерновым, кукурузе, масличным, а также овощам.

Для Центрального Нечерноземья, где земли заболочены, мы предусмотрели поддержку на внесение мелиорантов, понижающих кислотность почв. Специалисты считают Нечерноземье зоной гарантированного урожая даже в самые засушливые годы. Наша задача – за счёт раскисления почв и внесения минеральных удобрений сделать эти земли плодородными. Это наш резерв.

Ещё одним направлением нашей работы является развитие отечественной селекции и генетики. Здесь мы активно взаимодействуем с Федеральным агентством научных организаций, в том числе в рамках исполнения указа Президента России.

В животноводстве ситуация несколько лучше, чем в растениеводстве, где высока зависимость от импортных семян. Напомню, что доля импортных семян сахарной свёклы – 80%, семян кукурузы – 44%, семян подсолнечника – 53%. По семенам овощей и картофеля эта зависимость достигает 50%. Племенное поголовье свиней и мясного скота имеется в необходимом количестве для нормального развития.

В молочном скотоводстве мы продолжаем закупать за рубежом порядка трети от общего объёма племенного молодняка. Но тенденции позитивные. За последние четыре года импорт молочного скота сократился на 40%.

В птицеводстве зависимость от импортного племенного материала достигает 80–90%. Ежегодно мы закупаем 7 млн суточных цыплят и 830 млн инкубационных яиц. Перед селекционерами стоит задача создания отечественных пород высокопродуктивной птицы. Для стимулирования работы в этом направлении мы субсидируем строительство селекционных центров. Первые 10 селекционно-семеноводческих центров и 4 селекционно-генетических центра уже получили поддержку. Это позволит к 2020 году снизить поставки импортных семян почти в два раза: семян сахарной свёклы – до 50%, кукурузы и подсолнечника – до 30% и картофеля – до 40%. К 2020 году мы планируем полностью обеспечить потребности внутреннего рынка в молочном скоте, а к 2025 году снизить долю использования импортного племенного материала в птицеводстве до 60%.

За производственными показателями важно не забывать и о социальной составляющей. Важнейшим является вопрос подготовки кадров. Сегодня у аграриев появилась возможность использовать новейшие технические достижения, такие как роботизированные теплицы и фермы, беспилотники и многое другое. Поэтому перед аграрным образованием стоит задача подготовки специалистов, способных работать в новом, высокотехнологичном сельском хозяйстве. В этом году мы планируем представить на обсуждение проект программы кадрового обеспечения отрасли.

Повышать условия жизни на селе призвана программа устойчивого развития сельских территорий. На её реализацию в прошлом году было направлено почти 13 млрд рублей. В текущем году на эти цели предусмотрено 15 млрд. В полтора раза увеличено финансирование строительства дорог в сельской местности.

Несколько слов о рыбном хозяйстве. На сегодняшний день мы отмечаем рекордные показатели не только в сельском хозяйстве, но и в рыбохозяйственном комплексе, который является неотъемлемой составляющей продовольственной безопасности нашей страны. Вылов рыбы и других водных биоресурсов в 2016 году вырос на 6% и достиг почти 5 млн т. Импорт рыбной продукции в Россию снизился на 10%. Экспорт рыбы, напротив, вырос на 10%. В отрасль приходят инвестиции, растёт рентабельность и число прибыльных организаций. Растут также зарплаты работников отрасли. Итоги прошедшего года мы подробно обсудили на коллегии Росрыболовства 30 марта.

Немало сделано и в нормативно-правовом регулировании рыбной отрасли. Внесены изменения в отношении развития прибрежного рыболовства, обновления рыбопромыслового флота и развития рыбопереработки и аквакультуры. Мы предлагаем также распространить льготное кредитование по ставке не более 5% на аквакультуру. Речь идёт о краткосрочных кредитах на приобретение кормов и посадочного материала. В этом году важно оперативно запустить новый механизм распределения инвестиционных квот и своевременно провести отбор заявок. Это масштабное преобразование для отрасли.

Говоря об итогах работы в 2016 году, по ряду направлений я озвучил планы и задачи на 2017 год. Хочу подчеркнуть, что наша главная цель – сохранить позитивную динамику, которую отрасль демонстрирует все последние годы, повысить конкурентоспособность отечественной продукции. Это важно, как в случае снятия санкций, так и для освоения внешних рынков. Российский АПК переживает трансформацию: если раньше мы говорили об импортозамещении, то теперь настало время делать упор на увеличение экспорта. По итогам года объём продовольственного импорта снизился на 6% – до 25 млрд долларов, тогда как экспорт вырос на 5% – до 17 млрд долларов. Импорт в нашу страну по-прежнему достаточно высок – 25 млрд долларов. Но пять лет назад это была цифра за 40 млрд. Мы неуклонно снижаемся. Тем не менее мы должны активно заниматься экспортом.

Удалось сократить поставки импортной мясной продукции, овощей и картофеля, обеспечить рост экспортных поставок свинины, мяса птицы, пшеницы, кукурузы, растительных масел, сахара. Перед нами стоит ряд задач по дальнейшему продвижению продовольственного экспорта. Это работа и для Россельхознадзора – по снятию барьеров на пути российской продукции, и для министерства – по поддержке в её продвижении, в том числе на зарубежных выставках. И самим аграриям потребуется перестроить свои бизнес-процессы, для того чтобы соответствовать требованиям мирового рынка. Конечно, надо всем вместе решить главную задачу – победить АЧС (африканская чума свиней), потому что потери, которые мы сегодня имеем по стране, невероятно высоки. За 10 лет мы потеряли порядка миллиона поголовья свиней. Убытки исчисляются десятками миллиардов рублей. Конечно, это недопустимо. Об этом мы подробно говорили в Тамбове на встрече с животноводами.

Для повышения конкурентоспособности отрасли мы совершенствуем меры господдержки. По поручению Правительства с 1 января консолидированы меры господдержки. Теперь регионы могут сами оперативно распределять средства и направлять их в региональные точки роста.

В 2017 году на мероприятия в рамках единой субсидии предусмотрено 36 млрд рублей. Дефицит средств на 2017 год не позволил учесть дополнительную потребность в средствах на закладку садов и поддержку фермеров для сохранения набранных темпов. А эти меры поддержки пользуются повышенным спросом в регионах. В очереди на получение грантов стоят порядка 7 тыс. фермерских хозяйств и сотни кооперативов. Дополнительная потребность на гранты малым формам составляет более 12 млрд рублей, если мы хотим удовлетворить весь спрос.

Дмитрий Анатольевич, знаю, что Вы всегда поддерживаете село не на словах, а на деле. Вы говорили, что при увеличении доходной части бюджета – в течение года или во второй части – эти доходы могут быть выделены как дополнительные, чтобы поддержать аграрный сектор. В случае корректировки бюджета в 2017 году просим предусмотреть возможность выделения дополнительных 10 млрд на единую субсидию, для того чтобы регионы могли по позициям, о которых я говорил выше, чётко выполнять свои обязанности.

В этом году заработало льготное кредитование по ставке не более 5%. Упростились и условия для заёмщиков. В программе участвует более 25 банков. Сейчас рассматриваем возможность снижения требований к размеру уставного капитала банка с 20 млрд до 10 млрд рублей, что расширит круг ещё на 30 аккредитованных банков. Конкуренция среди банков привела к снижению ставки до 2–3%, не выше 5%. Это стало возможным благодаря этим подходам.

Регионы самостоятельно определяют объёмы кредитования по приоритетным направлениям и могут перераспределять средства между отраслями.

Конечно, есть ещё определённые нарекания, как и всегда бывает с нововведениями. Их необходимо в течение года устранить. Но уже понятно, что новая модель – это существенный шаг вперёд.

Чтобы расширить число получателей льготных кредитов, мы предлагаем регионам не только определять лимит по направлениям, но и устанавливать на уровне региона максимальный размер кредита на одно предприятие. Такое ограничение верхней границы позволит снизить объём льготного кредитования на одно предприятие и предоставить субсидии большему количеству заёмщиков.

Льготные кредиты оказались настолько востребованными, что предусмотренные средства уже практически полностью освоены. Чтобы обеспечить краткосрочными кредитами осенние полевые работы, вторую часть года, чтобы провести удачно и своевременно уборочную кампанию, нам необходимо в том числе, если будут дополнительные доходы, 9 млрд рублей. Именно для коротких льготных кредитов и, о чём мы говорили, для инвестиционных кредитов, для наших инвестпроектов, которых мы закладываем уже в этом году десятки, а может быть, по окончании года мы перейдём на сотни – во всех отраслях: это глубокая переработка, это новые технологии, это новые предприятия, которые будут украшать нашу страну и, естественно, создавать новый, конкурентоспособный продукт. Понятно, что 6 млрд, которые сегодня есть, все расходованы. Хотелось бы, чтобы все заявки на инвесткредиты были удовлетворены именно по ставке 5%. И на это нужно ни много ни мало тоже дополнительно порядка 10 млрд рублей.

Дефицит средств повлечёт за собой отказ инвесторов от реализации новых аграрных проектов в текущем году. А с учётом инерции отрасли в 2019–2020 годах мы можем столкнуться с сокращением производства.

И последнее направление, которое я хотел бы сегодня затронуть, – техническое перевооружение. В последние годы Правительство оказывает беспрецедентную поддержку сельхозмашиностроению. Именно на Кировском заводе в Санкт-Петербурге Дмитрий Анатольевич принял такое политическое решение. Уже практически бюджет был свёрстан, и мы получили 10 млрд. И конечно, невероятный эффект, мы с Денисом Валентиновичем Мантуровым даже не предполагали, что настолько активно могут заработать заводы, настолько наша продукция будет конкурентоспособной и селяне по-настоящему обратят внимание на наше российское сельхозмашиностроение. Скажу честно, казалось, что его уже нет, что оно разрушено и никогда не поднимется. Вы уже говорили об этом: мы приобрели за один год 17 тыс. единиц новой отечественной техники – это в два раза больше, чем годом ранее. Однако темпы выбытия сельхозмашин (Вы тоже об этом сказали), конечно, выше.

Например, за последние четыре года парк техники сократился на 25 тыс. тракторов, то есть выбыло 75 тыс. тракторов, а купили новых 50 тыс. То же с зерноуборочными комбайнами – выбыло 30 тыс., а приобрели 22 тыс. Тем не менее, если мы будем наращивать и объём поддержки, и чёткую синхронную работу сельхозпроизводителей и заводов, мы выйдем в ноль и дальше уже будем, наверное, прибавлять.

Чтобы ускорить техническое перевооружение, необходимо увеличить темпы приобретения техники в лизинг. Этот инструмент пользуется популярностью у малого бизнеса. 89% в структуре поставок «Росагролизинга» приходится на фермеров. Потребности аграриев в услугах «Росагролизинга» в два раза превышают возможности компании. На очередном съезде фермеров, который был в феврале, фермеры активно озвучивали предложения по увеличению объёмов финансирования лизинга. Минсельхоз считает целесообразным докапитализировать «Росагролизинг» от 5 до 7 млрд рублей в случае появления дополнительных доходов бюджета. Это серьёзные инструменты для сельхозтоваропроизводителей (тем более без залоговой схемы), они пользуются большой популярностью у наших селян – и у больших, и у малых форм.

Таким образом, суммируя четыре названных направления, общий объём поддержки сельского хозяйства необходимо увеличить дополнительно на 36 млрд рублей.

Дмитрий Анатольевич, аграрии благодарны Вам за всё то, что уже сделано для отрасли. Понимаем, что ситуация с финансами сейчас непростая. И понимаем, что это возможно только из дополнительных доходов бюджета, если всё в стране будет нормально – и политическая, и экономическая стабильность, экономический рост.

С Минфином у нас выстроились конструктивные отношения, и я знаю, что Вы разделяете позицию о приоритетной поддержке сельского хозяйства и знаете, как нужны сейчас эти средства на развитие реального сектора.

Cегодня мы за счёт тех инструментов поддержки, которые предусмотрены Правительством, запустили десятки важнейших инвестпроектов в АПК. Если мы действительно хотим стать ведущей аграрной державой, нельзя останавливаться на достигнутом, надо двигаться вперёд. Дополнительная поддержка позволит успешно провести уборочную кампанию, увеличить число реализованных инвестпроектов, а также ускорить перевооружение наших аграриев мощной, современной сельхозтехникой. К 2020 году это даст возможность существенно повысить производство мяса, молока, овощей и фруктов, а также увеличить на 25% количество высокопроизводительных рабочих мест по стране и на 20% поднять налоговые поступления в региональные бюджеты.

Д.Медведев: Александр Николаевич озвучил планы. Действительно, они выдающиеся. Некоторые предложения и просьбы тоже озвучил.

Могу лишь ещё раз констатировать, что сельское хозяйство действительно является нашей приоритетной отраслью и защищённой статьёй бюджета. Поэтому все те предложения, которые в настоящий момент существуют, мы самым внимательным образом вместе с Минсельхозом, вместе с Минэкономразвития, вместе с Минфином, конечно, будем анализировать.

А теперь я предлагаю вручить награды нашим выдающимся аграриям.

Россия > Агропром > premier.gov.ru, 7 апреля 2017 > № 2134976 Дмитрий Медведев, Александр Ткачев


Россия > Агропром > premier.gov.ru, 2 марта 2017 > № 2092093 Дмитрий Медведев, Александр Ткачев

Заседание Правительства.

Первый вопрос повестки – о подготовке к проведению в 2017 году сезонных полевых работ.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Начнём с рассмотрения вопроса, связанного с сезонными полевыми работами.

Я напомню, как мы закончили прошлый год. Результаты были действительно очень достойные, собран рекордный урожай зерновых – чуть более 119 млн т. Результат, конечно, выдающийся.

Прогнозы на предстоящий урожай также весьма неплохие. По информации Минсельхоза, более 96% посевов озимых культур в хорошем состоянии. И мы можем ожидать приличных результатов не только по зерновым, но и по другим культурам.

Что касается материально-технического обеспечения посевной кампании, то ситуация неплохая, не хуже прошлогодней, а может быть, даже лучше по отдельным позициям. Семенами зерновых культур, сельхозтехникой, удобрениями, топливом аграрии в целом обеспечены.

Уровень технической оснащённости сельхозпроизводителей достаточный, но требует всё же дальнейшего существенного улучшения. Только в рамках предоставления субсидий производителям сельхозтехники в прошлом году аграрии смогли приобрести более 17 тыс. единиц, то есть переоснащение идёт довольно ударными темпами, если сравнить с тем, что происходило, например, 5–10 лет назад. И поскольку мы сохранили эту меру поддержки, выделяем даже больше средств – 13,7 млрд рублей на эти позиции, у аграриев есть возможность и дальше покупать новые машины и оборудование, что, естественно, очень важно.

Ещё один важный фактор для посевной – это доступность кредитов, особенно краткосрочных. Мы запустили механизм льготного кредитования для аграриев, который позволяет им брать кредиты по ставке не более 5%, о чём говорили в прошлом году. Такого рода обещание аграриям давалось, я давал поручение. Пока ресурсов достаточно для проведения весенних полевых работ, но мы рассмотрим возможность увеличения программы для осенних сезонных работ.

Также с этого года мы объединили субсидии, чтобы регионам было удобнее планировать свои программы по развитию агропромышленного комплекса, и, конечно, сохранили механизм несвязанной поддержки, благодаря которому поддерживаем сельское хозяйство в регионах с непростыми климатическими условиями.

Такова общая ситуация. Более подробно доложит Министр сельского хозяйства. Послушаем мы и сообщение губернатора Волгоградской области Андрея Ивановича Бочарова о том, как дела у них обстоят, – как пример ситуации, как складывается работа по сезонным полевым работам в 2017 году.

Ещё один вопрос касается защиты авторских и смежных прав. Тема, действительно, очень важная. Мы рассматриваем вопросы управления такими правами на так называемой коллективной основе. Его осуществляют специальные коммерческие организации, но, как показывает опыт, в том числе весьма негативный, этот институт требует гораздо большего внимания и контроля со стороны общества.

В этом контексте предлагается дополнить часть 4 Гражданского кодекса рядом положений. Прежде всего предусматривается обязанность проводить аудит таким организациям, размещать саму информацию на официальном сайте, и ответственность за это установлена – чтобы было понятно, что с деньгами происходит, чтобы это не приводило к тому, что деньги неизвестно куда уходят у организаций, которые такими правами управляют.

Кроме того, создаются наблюдательные советы, которые должны контролировать ситуацию. Они включают и исполнительную власть, и правообладателей, и творческие союзы и так далее.

Предполагается, что предельный размер средств, которые эти организации тратят на покрытие собственных расходов, стандарт раскрытия такой информации будут утверждаться Правительством.

Это норма национального законодательства, но мы полагаем, что аналогичные правила нужно будет урегулировать и на уровне Евразийского экономического союза.

Кстати, на следующей неделе, уже во вторник, я буду принимать участие в заседании Евразийского межправсовета в Бишкеке. Только что Президент там был. И мы совместно с коллегами – премьерами пяти государств обсудим вопросы интеграции. Этих вопросов накопилось достаточное количество. Естественно, обсудим в предельно откровенном ключе, посмотрим, как нам дальше интеграцию развивать.

Давайте поговорим о сезонных полевых работах.

Александр Николаевич (обращаясь к А.Ткачёву), пожалуйста.

А.Ткачёв: С первых дней года мы внимательно отслеживаем ситуацию с подготовкой к весенним полевым работам. Сейчас важно обеспечить нормальный старт посевной. В этом году мы намерены сохранить и приумножить те успехи, которые были достигнуты. Продолжаем увеличивать площади обрабатываемых сельхозземель. Впервые за 15 лет вся посевная площадь в России превысит планку в 80 млн гектаров – это плюс 523 тыс., то есть полмиллиона гектаров дополнительно мы задействуем в севообороте, а значит, у нас есть резервы для увеличения объёмов производства зерна.

Задача по вводу в оборот сельхозземель является приоритетной для нас на ближайшее будущее. Под озимые у нас занято 17,5 млн гектаров – на 300 тыс. гектаров больше, чем годом ранее. Пшеница занимает более 85% в структуре площадей под озимыми. Мы следим за состоянием посевов, они нормально перенесли сильные морозы, в начале года помог хороший снежный покров.

На юге страны, в Южном и Северо-Кавказском федеральных округах, уже началась подкормка озимых. Ожидаем, что яровые культуры будут засеяны на площади 52 млн гектаров. Увеличатся площади посевов под кукурузу, рис, сою, лён, сахарную свеклу.

В прошлом году мы собрали рекордный урожай – свыше 119 млн т. Это даёт нам возможность полностью обеспечить потребности внутреннего рынка, сохранить мировое лидерство по экспорту пшеницы и развивать экспорт других сельхозкультур.

С начала сезона мы уже экспортировали свыше 24 млн т зерна. По итогам сельхозгода ожидаем, что экспорт зерновых достигнет 37 млн т – это плюс 7% по сравнению с прошлым годом. В отличие от предыдущих сезонов, когда бóльшая часть урожая вывозилась осенью, а весной экспорт практически прекращался, в этом году есть возможность равномерно распределить вывоз зерна.

Такая торговая политика характерна для наших западных конкурентов – Соединённых Штатов и Канады, и то, что российские аграрии также начали её придерживаться, говорит о том, что наше сельское хозяйство становится устойчивой, эффективной отраслью, в которой производители могут себе позволить подождать с продажей урожая для получения лучшей цены. Раньше же урожай продавали прямо в поле, во время уборки, чтобы успеть рассчитаться с кредиторами.

Хороший экспортный потенциал мы наблюдаем не только в зерновых, которые являются нашей традиционной экспортной статьёй, но и в переработке. По предварительным данным, экспорт подсолнечного масла вырос на 28% по итогам года и достиг 1,8 млн т. Масложировая отрасль является лидером и единственным представителем АПК в несырьевом экспорте. Общий объём экспорта растительных масел достигает почти 2 млрд долларов.

С начала сезона на экспорт вывезено почти 100 тыс. т сахара – в 10 раз больше, чем за весь сезон 2015–2016 годов. Мы оцениваем наш экспортный потенциал в размере более 200 тыс. т сахара. Такие возможности открылись благодаря рекордному урожаю сахарной свёклы. Мы собрали более 48 млн т и вышли на первое место в мире по производству свекловичного сахара, опередив по этому показателю Францию, Соединённые Штаты, Германию.

Мы продаём не только сахар, но и продукцию из него. Экспорт кондитерских изделий в прошлом году принёс стране почти 1 млрд долларов. В целом по итогам прошлого года экспорт сельхозпродукции и продовольствия вырос на 4% и составил 17 млрд долларов. Мы уверенно движемся к цели по превращению России в нетто-экспортёра продовольствия, и в ближайшие годы Россия может поставлять за рубеж больше сельхозпродукции, чем закупать. В последние 20 лет сельскохозяйственный импорт преобладал над экспортом, но мы видим динамику последних трёх лет: импорт сокращается, а экспорт растёт.

Увеличение экспортных поставок даёт производителям необходимые финансовые ресурсы для проведения посевной. По данным регионов, в целом по стране хозяйства обеспечены семенами, удобрениями, ГСМ, техникой. Обеспеченность основными ресурсами находится на уровне выше прошлого года. Минсельхоз совместно с Минпромторгом и Российской ассоциацией производителей удобрений разработал и внедрил механизм сдерживания роста цен на минеральные удобрения.

Принятые меры позволили в феврале снизить цены на основные виды удобрений по сравнению с ценами февраля прошлого года примерно на 10–20%. Это позволит аграриям активнее использовать удобрения во время весенних полевых работ.

Запасы дизельного топлива превышают прошлогодние на 8%, запасы бензина – на 12. В сравнении с аналогичным периодом прошлого года цены на дизель и бензин выросли примерно на 10%. Готовность техники к посевной находится на прошлогоднем уровне, рост объёмов приобретения новой сельхозтехники компенсирует выбытие старой. На сегодняшний день в сельском хозяйстве эксплуатируется более 450 тыс. тракторов, из них 60% эксплуатируется уже более 10 лет.

Государство уделяет этому вопросу особое внимание. Каждый год увеличиваются объёмы господдержки сельхозмашиностроения. В 2016 году на эти цели было направлено 11 млрд – в два раза больше, чем годом ранее. Это позволило приобрести 17 тыс. единиц техники. Это, конечно, огромное завоевание и сельхозмашиностроителей, и сельхозтоваропроизводителей.

В текущем году в соответствии с Вашим поручением, Дмитрий Анатольевич, мы продолжим субсидировать приобретение новой сельхозтехники. Мы это делаем очень активно вместе с Министерством промышленности и торговли. Сумма 13,7 млрд рублей из средств резервного фонда Правительством выделена. Мы надеемся, что будет уже не 17 тыс. единиц новой техники, а более 20 тыс.

Для проведения сезонных полевых работ ежегодно привлекается значительный объём кредитных ресурсов, которые являются основным инструментом пополнения оборотных средств сельхозтоваропроизводителей. Объём выданных краткосрочных кредитов на проведение сезонных полевых работ вырос в два раза и превысил 40 млрд рублей. Россельхозбанк выдал кредиты на сумму 37 млрд рублей – рост практически в два раза, Сбербанк России – на 3 млрд рублей. Такой рост спроса на кредиты объясняется запуском нового механизма льготного кредитования по ставке не более 5%, причём конкуренция среди банков в ряде случаев привела к снижению ставки, как мы и предполагали, по льготным кредитам до 2–3%. Минсельхозом заключены соглашения с 10 системообразующими банками, также мы включили в этот процесс и региональные банки – 15 из них будут участвовать в этом в субъектах Российской Федерации, то есть на местах.

На 22 февраля Минсельхоз включил 1420 заёмщиков в реестр на получение льготного кредита на общую сумму свыше 134 млрд рублей. Краткосрочные кредиты в сфере растениеводства планируют получить более 640 заёмщиков на сумму свыше 38 млрд.

Повышенный спрос на такие кредиты говорит о том, что этот инструмент работает эффективно, это прорыв, такого ещё не было. Главное, что снизилась нагрузка на бизнес. Сельхозтоваропроизводители приходят напрямую в банк, получают льготный кредит, и не надо ждать возмещения процентов, как это было раньше. При этом приоритетные для кредитования направления определяют региональные власти. Это прозрачный, удобный механизм и уникальные условия господдержки, которыми сейчас хотят воспользоваться все.

На льготные кредиты в бюджете предусмотрено 21,5 млрд рублей. При этом мы зафиксировали в правилах, что 20% этих средств будет направлено на льготные кредиты для малых формам хозяйствования, то есть непосредственно КФХ – фермерских хозяйств. Недавно был съезд фермеров, и, естественно, наши коллеги очень активно поддержали эту меру поддержки.

Хочу сказать, что этот 21 млрд мы, естественно, взяли за счёт общих внутренних резервов бюджета. Мы сократили несвязанную поддержку в восьми субъектах Федерации, где рентабельность производства зерна, отдача от земли наиболее высокая. Таким образом, мы 21 млрд аккумулировали и направили на приоритетные вещи – льготное кредитование и инвестиционное кредитование.

Напомню, что на текущий момент на субсидирование краткосрочных льготных кредитов предусмотрено 11,5 млрд. Таким образом, мы сможем просубсидировать кредитные договора на сумму порядка 200 млрд рублей.

Хочу напомнить, что рынок коротких кредитов, если сравнить с прошлым годом, – порядка 800 млрд., то есть, получается, что только порядка 25% идёт на обеспечение крестьян льготными кредитами. Конечно, если делать это на 100%, то эту сумму надо увеличивать в два, а может быть, и в три раза.

Очень важны меры поддержки по инвесткредитам, потому что нам нужно перестраивать нашу пищевую промышленность, аграрную промышленность, заниматься глубокой переработкой. Мы по-прежнему по многим направлениям неконкурентоспособны в этом смысле, и, безусловно, если отменят санкции, мы будем проигрывать на старых предприятиях, немодернизированных. А льготные кредиты позволяют привлекать сотни предприятий, бизнесов в десятках регионов, что, собственно, и происходит, эти процессы идут очень активно.

Ещё одним нововведением господдержки отрасли является появление единой субсидии. Теперь регионы могут сами оперативно распределять средства. Это повысит эффективность бюджетной поддержки. В 2017 году на эти мероприятия в рамках единой субсидии предусмотрено 36 млрд рублей.

Что касается распределения средств. В регионы направлено 136 млрд рублей – в три раза больше, чем на аналогичную дату прошлого года. Уверен, что в результате совместной работы мы успешно проведём весенний сев, что позволит в текущем году при благоприятных погодных условиях собрать не менее 107 млн т зерна, как это предусмотрено госпрограммой.

Д.Медведев: Александр Николаевич сразу напугал: если отменят санкции… Их никто не отменит. Бояться не надо, никто санкции не отменит. Как я уже сказал недавно, наши партнёры принимают все решения для того, чтобы эти санкции носили постоянно действующий характер, кодифицируют их в законодательстве. Это создаёт очень неплохие условия для развития сельского хозяйства.

Теперь послушаем Андрея Ивановича Бочарова, как обстоят дела у него в регионе.

А.Бочаров: В Волгоградской области подготовка к сезонным полевым работам проходит в плановом режиме. Выполнен комплекс необходимых организационных и агротехнических мероприятий, создан и функционирует областной штаб. Запасы семян, удобрений, ГСМ достаточны для начала посевных работ. Сельхозтехника готовится в плановом режиме.

Волгоградская область находится в пяти природно-климатических зонах – от чернозёмов до полупустынь и частично пустынь. Стратегическое значение для нас имеет мелиорация и обводнение территорий: это важно не только для получения дополнительных объёмов высококачественной продукции, но прежде всего для создания более благоприятных условий жизни и деятельности людей, проживающих в сложных климатических условиях, – это порядка 400 тыс. человек.

Я воспользуюсь случаем и выскажу слова благодарности от всех нас, жителей Волгоградской области, тех, кто проживает на таких территориях. В результате засухи 2015 года мы получили достаточно серьёзный ущерб. И мы благодарим Правительство за принятое решение, которое компенсировало часть потерь наших сельхозтоваропроизводителей, что позволило нам провести успешно 2016 год и подготовиться к 2017 году.

Учитывая высокую значимость мелиорации, прошу сохранить финансирование региона в объёмах 2017 года по вопросам мелиорации на ближайшие пять лет. Это позволит нам и создать дополнительные рабочие места, и обеспечить нормальные условия жизни жителям территорий со сложными климатическими условиями. Ежегодный объём финансирования составляет порядка 500 млн рублей.

Второй момент. Сельхозтоваропроизводители высоко оценивают решение по вопросам льготного кредитования. Для Волгоградской области и, я думаю, для других регионов примерно с такими же климатическими зонами во время осеннего сева (а это 75% будущего урожая) это очень важно. Поэтому просим для этих целей рассмотреть возможность выделения дополнительных средств этого вида господдержки в объёмах тех же самых, весенних. Это составляет порядка 600 млн рублей.

Волгоградская область готова к проведению весенних полевых работ.

Д.Медведев: Чтобы была картинка того, что происходит, и я несколько слов сказал, и министр доложил, и руководитель региона.

Пожалуйста, коллеги, какие будут соображения?

У нас есть проект протокольного решения о том, что делать с учётом той картины, которая складывается. Она в целом достаточно неплохая, и тем не менее.

Э.Набиуллина: Я хотела бы поднять вопрос отбора банков для участия в этой программе. Анализ ситуации в регионах показывает, что многие банки, которые традиционно кредитовали сельхозпредприятия, особенно малые предприятия, не включены в эту программу. Это приводит к неравным условиям конкуренции, а также ведёт к снижению доступа сельхозпроизводителей, особенно малых, к банковским услугам.

На наш взгляд, было бы целесообразно расширить количество банков, участвующих в этой программе, потому что не только размер капитала является показателем финансовой надёжности банков. Сейчас существует отсечка по капиталу – 20 млрд рублей. Мы предлагали механизм и предлагаем его сейчас: включать в эту программу те банки, которые дают право Центральному банку раскрывать надзорную информацию о своём финансовом положении соответствующему органу, предоставляющему либо субсидии, либо деньги. Мне кажется, этот механизм позволил бы банкам, которые чувствуют себя надёжными, здоровыми, не боятся раскрывать такую информацию, и расширил в целом механизмы доведения денег до сельхозпроизводителей.

Д.Медведев: Важное замечание. Пожалуйста, какие будут ещё комментарии?

А.Дворкович: Я хочу подчеркнуть две вещи.

Первое. Механизмы, о которых сегодня было доложено, новые. Мы перешли на эту систему поддержки только в этом году. Мы, действительно, снизили потребность в оборотном капитале для сельхозтоваропроизводителей путём перевода субсидирования на банки без промежуточного звена в виде субъектов Российской Федерации, и в этом смысле, конечно, это плюс. Но эта система, как любая новая система, требует постоянного контроля, мониторинга, обратной связи, которую мы получаем из регионов сегодня (спасибо огромное за это, мы будем продолжать это делать в ближайшие месяцы), и корректировки уже на уровне решений ведомств и Правительства.

Я поддерживаю то, что сказала Эльвира Сахипзадовна по поводу расширения перечня банков. Мы в ближайшее время эту работу вместе проведём. Действительно, все банки, которые по определённым критериям считаются надёжными, должны участвовать в этом механизме, в этой работе. Это повысит доступность кредитования и улучшит конкурентные условия. Уже сегодня банки конкурируют, это хорошо. Они уже предоставляют условия лучше, чем прежде, но здесь можно идти вперёд.

Также очень важно сочетать этот механизм поддержки с единой субсидией, которая сегодня даётся регионам, и с несвязанной поддержкой, которая есть в рамках госпрограммы и закона о бюджете. Новая структура государственной поддержки должна быть окончательно выверена. Очень важно – как будут сочетаться эти три механизма. Мы тоже эту работу в этом году проведём.

И наконец, что касается сельхозтехники. Вы сказали в своём выступлении, что ситуация находится на минимально необходимом уровне. Но нам ещё нужно в ближайшие годы обновить примерно 50% парка сельскохозяйственной техники. Это очень серьёзная задача. Пока у нас нет достаточных ресурсов для её решения, но по мере увеличения доходности самих сельхозпроизводителей и улучшения ситуации с бюджетом при экономическом росте, надеюсь, у нас такие возможности появятся.

Д.Медведев: Давайте эту информацию примем к сведению.

Что касается более представительного отбора банков для участия в программе, я считаю, это абсолютно правильно, потому что аграрный бизнес так и устроен, что он очень близок к земле, что называется, к конкретным регионам. И чем больше будет таких банков, тем лучше, тем более если такую инициативу поддерживает сам Центральный банк, потому что Центральный банк внимательно следит за состоянием банков. И это важно, имея в виду возможности более полноценного доведения всякого рода финансовой поддержки до сельхозпроизводителей в самых разных частях нашей страны. Несмотря на крупнейшие банки, в целом ряде случаев удобно пользоваться и услугами региональных банков, если они надёжны, если они должным образом раскрывают информацию, о которой было сказано. Давайте это отметим и примем решение.

Россия > Агропром > premier.gov.ru, 2 марта 2017 > № 2092093 Дмитрий Медведев, Александр Ткачев


Россия > Агропром > premier.gov.ru, 2 сентября 2016 > № 1887125 Дмитрий Медведев, Александр Ткачев

О ходе проведения в 2016 году сезонных полевых работ.

Селекторное совещание.

Из стенограммы:

Д.Медведев: У нас сегодня выездной видеоселектор, посвящённый сезонным полевым работам.

Сначала несколько цифр по текущей ситуации. По данным на 31 августа текущего года, урожай убран практически с 70% посевов, намолочено 91,7 млн т зерна, в том числе пшеницы – приблизительно 63,5 млн т. Темпы уборки и средняя урожайность очень неплохие, превышают прошлогодние показатели, хотя они тоже были не самые худшие. Если погода будет благоприятной, то мы можем получить очень приличный, можно сказать, высокий урожай.

Ситуация такова, что мы на сегодня не только полностью закрываем собственные потребности в зерне, но можем и дополнительно зарабатывать на нём. Сегодня российская пшеница экспортируется во многие страны мира. Учитывая размеры нашей пашни, мы просто обязаны сделать аграрный экспорт стабильной статьёй доходов. Причём мы можем продавать за границу не только пшеницу, но и некоторые другие культуры. В частности, и по подсолнечнику мы тоже практически закрываем потребности внутреннего рынка, можем уже думать о поставках на внешние рынки подсолнечного масла. На Дальнем Востоке серьёзно увеличилось производство сои, которая в настоящий момент уже экспортируется в страны Азиатско-Тихоокеанского региона.

Экспортный потенциал высокий, и им нужно правильным образом распорядиться, естественно, не забывая о внутреннем рынке. Увеличение производства и увеличение урожайности в растениеводстве также должно стимулировать развитие животноводства, создание новых мощностей в животноводческом комплексе.

Здесь важно правильным образом настроить систему регулирования зернового рынка. Эта система должна защищать производителей от рисков, в том числе рисков сезонного колебания цен. У нас уже применяются такие инструменты, как государственные интервенции (закупочные и товарные), а также экспортная пошлина. Но нужно дополнительно простимулировать и экспортные возможности с учётом текущей ситуации. Хочу ещё раз напомнить, мы приняли решение обнулить экспортную пошлину на пшеницу на ближайшие два года. В результате зерновой рынок получит дополнительный стимул для развития и бо?льшую предсказуемость, в том числе будут исключены риски потерь от колебаний валютных курсов. Рассчитываю на то, что эта мера сможет поддержать в том числе и экспортёров, и число заключаемых контрактов вырастет.

В целях стабилизации цен на внутреннем рынке Минсельхоз по моему поручению уже приступил к закупочным интервенциям. Первые торги были проведены в Крыму. Государство также планирует закупить зерно у производителей из тех регионов, где большие запасы зерна, а цены на него достаточно сильно просели. Речь идёт о Приволжском округе, об Уральском, Сибирском федеральных округах. Будем надеяться, что это сможет обеспечить более справедливую цену на зерно. Аграрии смогут, соответственно, получить дополнительные деньги, закупить всё необходимое к посевной, так что эта практика будет продолжена.

У нас также увеличивается производство овощей – как в открытом грунте, так и в теплицах. Мы находимся в Астраханской области, где овощеводство – один из самых развитых сегментов. Только что побывали в одном из хозяйств, была встреча с предпринимателями, руководителями небольших предприятиятий, которые занимаются прежде всего овощеводством, аквакультурой, некоторыми другими видами аграрного дела. Но овощи нужно не только собрать, но и хранить, упаковывать, перевозить, доставлять до прилавка, и чтобы это не очень сильно сказалось на цене продукции. Ситуация достаточно разная. Мы сейчас зашли в магазин, не так много местной продукции на прилавках. Продукция из других регионов приходит, что само по себе неплохо, но нужно создавать условия, для того чтобы и местные производители могли продавать свою продукцию. Необходимо также, чтобы эта продукция доходила до наших крупных мегаполисов, до центра страны, до Москвы, до Петербурга – это тоже отдельная задача. Ещё совсем недавно на рынке доминировала иностранная продукция. Сейчас ситуация поменялась, нужно это ценить. Нам важно продолжить курс на замещение избыточного импорта.

Только что разговаривал с аграриями, они просили повременить с отменой ограничений на импорт сельхозпродукции. У нас все решения приняты, ограничения сохраняются. Это мера по защите рынка, в то же время это контрсанкционная мера. Но самое главное, что мы надеемся: это действительно поможет нашим аграриям выращивать хорошие урожаи, поставлять свою продукцию в магазины, чтобы она продавалось по разумным ценам, чтобы наши люди были довольны. Вот главная цель такого рода решений.

В этом году также планируется ввести в строй и модернизировать почти 200 га теплиц. Эта мера также направлена на то, чтобы на прилавках появилось больше российских овощей.

Уверен, что практически любой руководитель региона сможет рассказать об успехах в сельском хозяйстве, они сейчас есть у всех – это не фигура речи, это именно так. Куда бы я ни приезжал, везде сельское хозяйство развивается – и на севере, и в центре страны, и на юге, и на западе, и на востоке. Сельское хозяйство, аграрный сектор в настоящий период – это один из немногих стабильно растущих сегментов российской экономики. И в этом году этот сектор, эта отрасль покажет рост, в отличие от целого ряда других отраслей, где есть проблемы. Это нужно ценить и всячески стимулировать. Мы прекрасно понимаем, что за этими результатами, за этими цифрами – напряжённый труд миллионов аграриев по всей стране.

Сегодня мы поговорим и о некоторых проблемах, которые существуют. Одна из самых сложных проблем, о которой мы сегодня также говорили на встрече с аграриями, – это семена. У нас сохраняется чрезмерная зависимость от импорта по семенам, особенно при выращивании сахарной свёклы, кукурузы, подсолнечника, целого ряда овощей. Инструментами поддержки предусмотрен опережающий рост семеноводства. Субсидии в целях поддержки элитного семеноводства должны быть направлены на возмещение затрат (до 20% затрат) на модернизацию селекционно-семеноводческих центров. Это исключительно важно. Это вопрос государственной безопасности в полном смысле этого слова. Нужно обязательно этим заниматься – и науке, и бизнесу.

Ещё одна тема – современная техника. У нас с 2013 года работает программа субсидирования российской сельхозтехники. В этом году на неё выделено 10 млрд рублей. За счёт субсидий сельхозпроизводители закупают новые комбайны, новые тракторы по более доступным ценам. В целом программа весьма востребована, и мы надеемся сохранить существующий уровень поддержки.

Кредиты – тоже важнейший вопрос. Надо обеспечить бесперебойное финансирование уборочных работ, своевременное доведение до сельхозпроизводителей средств господдержки. Эта задача является актуальной, я и в этом году неоднократно на это ориентировал коллег по Правительству. Необходимо быстрее принимать решения, чтобы из Москвы эти деньги быстрее перечислялись в регионы, чтобы они в регионах не оседали где-то на бюджетных счетах, чтобы быстрее доходили до сельхозпроизводителей. Прошу за этим сохранять максимально тщательный контроль.

По мере возможности будем уделять приоритетное внимание и другим вопросам. Рассмотрим это в ближайшее время на заседании комиссии по развитию сельского хозяйства. Это и вопросы удобрений, топлива, и, естественно, того, как проходит сев озимых культур под урожай будущего года, как обстоят дела с софинансированием обязательств в рамках государственной программы сельского хозяйства.

Давайте прежде всего сконцентрируемся на текущем состоянии сезонных полевых работ, но с теми основными нюансами, о которых я сказал.

А.Ткачёв: Вы абсолютно правильно отметили, что Минсельхоз, как и Правительство, ставит вопросы перед регионами о том, чтобы вопросы самообеспечения были в компетенции и ответственности, прежде всего продуктами питания, регионов. Это, на мой взгляд, и политически очень важно. Я знаю, что многие регионы, не говоря уже о юге, работают над этим, и сделано немало, есть огромный потенциал. И должен сказать, что в Астраханской области, может быть, только по свинине и отчасти по птице они не закрывают на 100%, но резерв есть. Я уверен, что в течение одного-двух лет максимум Астраханская область выйдет на уровень самообеспечения. Но подчёркиваю, это, на мой взгляд, задача престижа. Каждый регион своими продуктами – свинина, говядина, молоко, овощи закрытого грунта – должен кормить собственный народ. Остальное всё на экспорт, потому что экспорт в ближайшие пять лет станет основной статьёй дохода для аграриев всей страны, нам есть, куда продавать. И сегодня мы активно при Вашей поддержке этим занимаемся.

Что касается текущего дня уборочной кампании, подведения итогов, то, конечно, благодаря достаточно благоприятным погодным условиям мы подошли к хорошим заделам уборки. У нас достойные показатели по целому ряду направлений. Как Вы уже отметили, по прогнозам, если погода и дальше будет благоволить, ожидаемый рекордный урожай зерна – не менее 110 млн т. При сохранении благоприятных погодных условий урожай зерновых может возрасти и достичь (я, конечно, с осторожностью говорю, но тем не менее) от 113 до 116 млн т. Мы уже перевалили за половину, остался месяц-полтора. И всё-таки очень надеемся, что это будет рекорд практически за всю новую историю.

Д.Медведев: Это тогда будет абсолютный рекорд.

А.Ткачёв: Но хочу сказать, что Россия в 1990 году собирала 116 млн т зерна, уже эту цифру преодолевала. За 26 лет мы, к сожалению, должны констатировать, посевные площади, занятые под зерновые, сократились на 20%, и у нас выбыло более 13 млн га. Но урожайность была порядка 12–15, а сегодня 24 центнера с га. Но самый выдающийся урожай, это для истории, был в 1978 году – 127 млн т, 17 центнеров с га. И это опять же благодаря объёмам пашни.

Д.Медведев: Сохраняется задача восстановления объёмов пашни.

А.Ткачёв: Я сейчас буду об этом говорить в том числе. О чём это говорит? Мы на правильном пути, безусловно. Мы поднимаем объёмы зерна за счёт урожайности, за счёт технологий, интенсивных технологий прежде всего. Получаемая господдержка даёт возможность аграриям добиваться рекордных показателей на меньших посевных площадях за счёт повышения урожайности.

Мы прекрасно понимаем, что нам нужно идти дальше и менять на 2017 год правила распределения погектарной поддержи так, чтобы каждый потраченный рубль попадал в десятку и приносил максимальную отдачу. И здесь две составляющие.

Первая – надо стимулировать внесение минеральных удобрений. Прежде всего хочу напомнить, что половина страны сеет вообще без удобрений и получает 10–12 центнеров, рентабельность там от 10%, и вроде бы как неплохо. Но тем не менее мы прекрасно понимаем, что потенциал у каждого региона, до Дальнего Востока, гораздо выше. Я уверен, что если мы начнём заниматься предметно этим вопросом, для многих земель впервые, если будут внесены удобрения, конечно, земля наша благодатная отреагирует сразу. Я в этом убеждён, в течение пяти-семи, максимум 10 лет мы можем поднять нашу среднюю урожайность с 24 до 30 центнеров с га.

Конечно, с одной стороны, мы должны, как я уже сказал, стимулировать внесение удобрений, то есть из погектарной поддержки доплачивать тем, кто занимается предметно плодородием почвы и сеет с удобрениями, тем самым поднимая урожайность, и стимулировать, с другой стороны, возврат в оборот, как Вы сказали, неиспользованных земель. Вот эти 10 млн в течение 10 лет мы можем монотонно год за годом возвращать. Там, Вы знаете, уже кусты, уже деревья. Работы много. Но мы будем стимулировать, финансировать и субсидировать эти работы. Мы впервые этим будем заниматься в современной России, и я уверен, что аграрии воспримут это как большой стимул. Эти земли, конечно, нужны всем – это их доходы, это их результат труда и так далее.

За счёт введения повышающих коэффициентов акцент при распределении связанной поддержки должен быть смещён также в пользу регионов с непростыми природно-климатическими условиями. У нас, плохо или хорошо, наверное, не очень, но погектарная поддержка на юге была выше, чем в Сибири. То есть мы исходили из критериев, что большое плодородие, вроде бы 60 центнеров с гектара, надо ещё больше. Но с другой стороны, мы прекрасно понимаем, что денег в большей степени не хватает тем территориям, у которых рентабельность ниже на земле, условия климатические хуже, поэтому мы переворачиваем эту систему поддержки.

Я уверен, если мы пойдём по этому пути, плюс будем доплачивать за удобрения, плюс за ввод новых земель, то, я Вас уверяю (мы подключили экспертное сообщество), если до 2030 года эта работа будет проводиться, можно получить 170 млн т зерна. Я хочу напомнить, что Китай производит 507 млн, Соединённые Штаты Америки – 428. Мы говорим: 116. Да, у нас седьмая позиция, но понятно, что зерно – это очень высокодоходная часть аграриев, мы умеем заниматься производством зерна. Конечно, чем больше мы будем продавать на экспорт и внутри страны, естественно, от этого мы будем только богаче. Мы посчитали, что дополнительные доходы от экспорта, если продавать порядка 60 млн на экспорт, составят 11 млрд долларов.

Такие подходы по корректировке несвязанной поддержки, я уверен, одобряет большинство регионов. Мы планируем согласовать наши предложения с регионами и заинтересованными ведомствами, до конца года представить их в Правительство.

На сегодняшний день уборочная кампания приближается к завершающей стадии, почти 70% площадей уже убрано, собрано свыше 92 млн т зерна, почти на треть больше, чем годом ранее. Урожайность выше на 7%. Планируется собрать рекордный урожай пшеницы, сахарной свёклы, сои, у нас здесь большой потенциал.

Уборка масличных культур, подсолнечника, сои, льна, тоже находится в активной фазе. По прогнозам, удастся собрать до 15 млн т масла семян. Рассчитываем, что снова побьём рекорд по сбору сои. Позавчера я в этом лично убедился в ходе рабочей поездки в Амурскую область, Хабаровский край, где мы проводили Всероссийский день сои. В Приамурье сосредоточено 40% всех посевов сои по стране, мы производим порядка 3 млн т. Хочу напомнить, 2 млн т закупаем в Бразилии, Парагвае. Должен сказать, что это, к сожалению, генно-модифицированная соя, которую мы должны, конечно, компенсировать, восполнить своей, экологически чистой, нормальной. Для этого есть потенциал. Кстати, рентабельность сои – больше 60%, то есть достаточно высокая, почти как зерна. Я имею в виду в лучших территориях.

Всё это формирует высокий экспортный потенциал зерновых и растительных масел. Планируем сохранить наступательную стратегию на мировые рынки сбыта в этом году и закрепиться на позиции крупнейшего экспортёра пшеницы. В 2016–2017 годах планируем экспортировать до 40 млн т зерна, в том числе до 30 млн т пшеницы.

Введение ограничений на ввоз в Россию овощей оказало положительное влияние на развитие овощеводства. Производство тепличных овощей в сельхозпредприятиях, по прогнозам, вырастет на 25% и достигнет по итогам года 800 тыс. т. А нам нужно, чтобы закрыть дефицит, 2 млн, то есть ещё чуть больше 1 млн т нужно произвести. Мы продолжаем их закупать, это десятки миллиардов рублей. В целом планируется собрать 16,5 млн т овощей, 31 млн т картофеля.

Вы правильно сказали, что мы сегодня закладываем 200 га теплиц, но чтобы выполнить задачу, которую Вы ставите вместе с Президентом, – за 5 лет обеспечить себя овощами, – нам нужно 300 га. Тогда к 2020 году мы практически произведём тот объём, 1 млн т, который нам необходим.

Сегодня мы уже приступили к закладке фундамента урожая будущего года. Засеяно 17% прогнозной площади озимых. Всеми необходимыми ресурсами для проведения осенних полевых работ сельхозпроизводители обеспечены. Продолжается подготовка семян к озимому севу, запасы превышают прошлогодние. Обеспеченность семенами составляет 95%, из них кондиционных семян – 97%.

За последние два года наметилась тенденция сокращения импорта семян на 15–20% в зависимости от сельхозкультур. Этому способствовало развитие отечественных семенных компаний, увеличение спроса на рынке семян отечественной селекции. Тем не менее по итогам первого полугодия сохраняется высокая зависимость от иностранного селекционного материала: по сахарной свёкле – 76%, по кукурузе – 25%, по подсолнечнику – 38%, по овощам – 23%.

Для развития отечественной селекции предусмотрены субсидии на поддержку элитного семеноводства, а также возмещение 20% прямых понесённых затрат. До 2020 года в регионах планируется ввести в эксплуатацию 87 селекционно-семеноводческих центров, в том числе построить 61 центр и модернизировать ещё 26.

Но, Дмитрий Анатольевич, мы об этом тоже с Вами говорили и будем очень благодарны, если Вы поддержите. Вы чётко сказали, что это продовольственная безопасность, поэтому, чтобы быстрее дело шло и была окупаемость этих центров, мы просим, чтобы всё-таки капексы были не 20, а 40%. Их всего 80 на всю страну, но это скелет, базис, который будет нас сопровождать на десятки лет вперёд.

Предлагаю ФАНО России совместно с Минсельхозом усилить работу по подготовке программ развития селекции и семеноводства наиболее импортозависимых культур до 2030 года и проработать вопрос их финансирования совместно с Минфином.

Запасы минеральных удобрений и топлива выше, чем в прошлом году. Готовность техники в среднем по России остаётся на уровне прошлого года, что позволит завершить сезонные работы в оптимальные сроки. Благодаря поддержке Правительства за последние два года мы существенно увеличили темпы обновления парка сельхозтехники. Если в 2014 году в общем объёме закупок на 40% отечественной сельхозтехники приходилось 60% импортной, то уже в этом году доля закупок отечественной техники выросла на 15%, то есть соотношение 55 на 45 по тракторам и комбайнам. В последующие годы необходимо сохранить достигнутые объёмы субсидирования, чтобы растущие темпы приобретения новых сельхозмашин компенсировали выбытие старой техники. На полях страны работает порядка 600 тыс. тракторов и комбайнов, и у половины из них износ уже более 10 лет.

Что касается ситуации по финансированию отрасли. В этом году на развитие растениеводства мы направили в регионы порядка 62 млрд рублей, из них три четверти, или 77%, уже доведено до сельхозтоваропроизводителей. Это на 7% больше, чем в прошлом году.

Весомой помощью остаётся привлечение кредитов. Динамика кредитования сезонных полевых работ на 20% опережает прошлогоднюю. Банками выдано кредитов на сумму 186 млрд рублей, в том числе лидер Россельхозбанк – 123 млрд, Сбербанк – 63 млрд рублей.

Несколько слов о ситуации на рынке зерна. Мы ведём ежедневный мониторинг. Спасибо, что поддержали наше предложение обнулить экспортную пошлину. Это даст экспортёрам больше определённости, они смогут заключить долгосрочные контракты на поставку зерна, не переживая из-за колебаний курсов валют.

Во избежание резкого падения цен с учётом высокого урожая уже ведётся закупка зерна, как Вы отметили, в интервенционный фонд. Мы начали с Крыма, уже к сентябрю перейдём в центральную часть России. До конца сельхозгода планируем закупить в наш фонд до 2 млн т по предельно минимальным закупочным ценам на зерно, которые Минсельхоз утвердил в марте.

Завершая своё выступление, Дмитрий Анатольевич, хочу напомнить, что 18–19 ноября в Сочи состоится второй Всемирный зерновой форум, организованный по Вашей инициативе. Россия вновь станет мировой ареной для выработки предложений, рекомендаций по дальнейшему развитию зерновой отрасли и обеспечению глобальной продовольственной безопасности. За семь лет, прошедших со дня проведения первого Всемирного зернового форума в Санкт-Петербурге, российский экспорт зерна расширил свою географию с 60 до 100 стран, производство зерна выросло на треть. Россия выходит в четвёрку лидирующих стран по производству и экспорту зерновых. Эти факты свидетельствуют о возрастающей роли России в числе ключевых игроков на глобальном рынке зерна, усилении её влияния на мировую агропромышленную, агропродовольственную политику.

Пользуясь случаем, хочу пригласить всех принять участие в работе второго Всемирного зернового форума.

А.Жилкин: Дмитрий Анатольевич, хочу от всех сельхозпроизводителей поблагодарить Вас лично, Правительство России за реализацию последовательной политики в развитии агропромышленного комплекса, который обеспечивает продовольственную безопасность страны и реально решает политику импортозамещения. Отмечу, что долгосрочные планы развития отрасли получили существенный импульс, в том числе это контрсанкции, которые ввела наша страна. Освободившиеся на рынке ниши обеспечивают устойчивый повышенный спрос на продукцию.

В региональном АПК начинает складываться система расширенного воспроизводства, увеличивается занятость, растёт количество хозяйств, внедряются новые технологии. Мы активно используем современные методы орошения, добиваемся высокой урожайности за счёт применения научно-обоснованных норм внесения минеральных удобрений. Сегодня в передовых хозяйствах средняя урожайность – 80 тонн с гектара по овощам, до 100 тонн с гектара по луку, и это не предел.

Сегодня Вы, Дмитрий Анатольевич, видели продукцию астраханских аграриев, Вы видели запуск нового завода по переработке томатов, его первую очередь – получение томатной пасты отечественной. В следующем году на этой площадке будут запущены вторая и третья очереди, объём готовой продукции будет доведён до 50 тыс. т томатной пасты.

Все организационные и финансовые вопросы решены. Опираясь на этот факт, мы планируем нарастить объёмы производства сельхозпродукции. Только в этом году объём растениеводческой продукции перешагнет планку 1,5 млн т. Хочу напомнить, что в лучшие советские годы Астраханская область выращивала не более 800 тыс. т.

При этом структура меняется, я не буду всё перечислять, но структура меняется в сторону выращивания тех растений, которые раньше закупались за пределами Российской Федерации. Мы устойчиво по многим видам овощных культур, лука и картофеля вышли на получение двух урожаев с одного поля.

Хочется отметить, что все планы, которые мы ставили на 2016 год, будут выполнены. Но это не означает, что у нас нет проблем или все они преодолены. Ввиду того, что регион расположен в зоне рискованного земледелия, выращивание растениеводческой продукции здесь невозможно без оросительных систем, что отражается на высокой себестоимости сельскохозяйственной продукции. Поэтому в первую очередь хочу поблагодарить Министерство сельского хозяйства и Правительство за оказываемую поддержку в вовлечении в сельскохозяйственный оборот неиспользуемых земель сельхозоборота за счёт мелиорации. В этом году только будет введено 4 тыс. га. В этом году также по линии Минсельхоза был выполнен значительный объём работ, для того чтобы мы могли поднимать и направлять воду в наши полупустынные земли. Мы используем активно систему капельного орошения, на сегодня «под капелькой» находится 50 тыс. га земли. Для того чтобы помочь аграриям, Дмитрий Анатольевич, я Вам докладывал, в особой экономической зоне начинается строительство завода по производству трубок для капельного орошения, в том числе на основе биоразлагаемых технологий. Это российская технология, в апреле следующего года завод будет запущен.

Ещё обеспечение овощной продукцией во внесезонный период. Здесь у нас два направления, и первое – это овощеводство защищённого грунта. У нас ЛПХ достаточно активные, где-то 500 га – это площадь с использованием плёночных укрытий. Но это сверхранняя продукция, то есть они там круглогодично выращивать не могут. Поэтому ту поддержку, которая сегодня присутствует в Минсельхозе, я думаю, надо продолжить, чтобы общую программу, поставленную для круглогодичного выращивания в закрытом грунте, выполнить.

И второе направление – единовременное хранение и логистика. Хочу доложить, что в регионе функционирует 92 овощераспределительных центра, половина из них введена была при поддержке в том числе бюджета в последние пять лет. Объём единовременного хранения составляет 160 тыс. т. Мы планируем довести до 35% объём возможного сохранения для дальнейшей реализации в течение двух-трёх лет.

Всё это, конечно, возможно при достаточно комфортном взаимодействии с Минсельхозом. И я бы хотел повторить своё обращение, Дмитрий Анатольевич, – сегодня при формировании программ поддержки аграрного сектора страны учесть особенности таких регионов, как мы, высокозасушливых: к ним относится часть районов Ростовской области, Волгоградской области и Ставропольского края. Здесь нужны несколько иные коэффициенты, Александр Николаевич (А.Ткачёв) об этом знает. Если такое поручение будет, мы Вам будем благодарны.

А.Карлин: Уборочная кампания в Алтайском крае находится на пике. Сегодня 52% площадей в нашем регионе убрано, намолочено 3 млн т зерна. И у нас есть уверенность, что мы свои обязательства, которые взяли согласно соглашению с Минсельхозом, не только выполним, но и перевыполним примерно на 10–15%. Не менее 5 млн т зерна Алтайский край в этом году стране даст. Это обеспечит устойчивое развитие отрасли и сельского хозяйства на последующие периоды и полностью загрузит самые крупные мощности по мукомольной, комбикормовой, макаронной промышленности в Алтайском крае и крупяные наши производства.

Дмитрий Анатольевич, к уборке мы подготовились достаточно серьёзным образом. На полях сегодня работает только зерноуборочных комбайнов 8,5 тыс. В этом году приобретено крестьянами 170 комбайнов, практически подавляющая часть – это комбайны отечественного производства. Мы использовали механизмы государственной поддержки крестьян согласно известному постановлению №1432. За последние пять лет наши крестьяне приобрели более 1,2 тыс. только зерновых комбайнов.

Это наряду с другими мерами и системной государственной поддержкой сегодня позволяет нашим сельхозтоваропроизводителям, крестьянским (фермерским) хозяйствам, несмотря на погодные аномалии, которые случались и в этом году, в целом вести отрасль устойчиво и демонстрировать положительные экономические результаты деятельности на земле.

Я хотел бы особо доложить по гречихе. Алтайский край в среднем половину объёмов в стране по этой культуре даёт. Доложу, что положение здесь спокойное, стабильное, 560 тыс. га гречихи с хорошей урожайностью мы имеем. Это культура поздней уборки, поэтому убрано пока ещё только 7%, но примерно 85% этих площадей сегодня уже в валках, культура требует раздельной уборки. Мы специально ориентировали крестьян, чтобы они ускорились по этому виду работ, потому что культура имеет потенциальную угрозу терять часть урожая от сильных осенних ветров. То, что крестьяне сделали, гарантирует нам, что выращенное будет собрано и переработано у нас, в Алтайском крае.

Поэтому мы просили бы, чтобы средства массовой информации наше население информировали правильно, чтобы избежать какого-то ажиотажного спроса. Поверьте, нашим крестьянам и зернопереработчикам это не с руки, нам выгоднее работать на устойчивом потребительском рынке, мы в этом заинтересованы.

Крестьяне уже активно работают по обработке почвы, ведут вспашку зяби. Мы уже приступили к посеву озимых. Предполагается, что мы в следующем году будем иметь озимых посевов 185 тыс. га. Это создаст определённую подушку безопасности для наших очень сложных климатических условий.

Мы единственный регион на востоке страны, в Зауралье, который занимается производством сахарной свёклы. Мы в этом году имеем более 23 тыс. га посевов этой технической культуры. К уборке свёклы также приступили. Мы приближаемся к решению задачи самообеспечения нашего региона по сахару. Для нас это принципиально важно, поскольку по всем основным другим продуктам питания мы не только покрываем собственные потребности, но являемся в этом смысле регионом – продовольственным донором и намерены эту миссию выполнять и дальше.

У нас более 0,5 млн га под важной технической культурой – подсолнечником. Мы в прошлом году экспортировали за пределы нашей страны алтайское растительное масло замечательное, экологически качественное в объёме более 80 тыс. т. Виды на урожай неплохие, мы надеемся, что будем достойно присутствовать и на мировых рынках по поставкам этого вида продовольствия.

Я одобряю позицию Александра Николаевича, высказанную сегодня здесь. Мы эти мысли обсуждали у нас, в Алтайском крае, в июле, по корректировке механизмов субсидирования сельского хозяйства, в частности по несвязанной поддержке. Я думаю, принимаемые корректировки позволят этот механизм организовать более эффективно.

Ю.Берг: На сегодня уже убрано 80% посевных площадей, намолочено более 2 млн т зерна, средняя урожайность – 13,1. Валовой сбор зерна в 2016 году сохраняется в пределах 3 млн 200 тыс. т при средней урожайности 11,5, что обеспечит область семенами, фуражом и позволит иметь 2 млн т товарного зерна для реализации. Не сомневаюсь, что главную задачу – завершение уборочной страды, вспашка зяби и пара на площади более 2 млн га и сев озимых культур – область выполнит в срок.

Я поддерживаю все предложения, которые были высказаны моими коллегами Александром Александровичем (А.Жилкиным), Александром Богдановичем (А.Карлиным) по тем госпрограммам, которые есть. Также выражаю благодарность за эти программы. Мы все надеемся, что они и дальше будут работать.

Р.Минниханов: Формирование урожая в этом году в Татарстане прошло в тяжёлых погодных условиях. Сумма положительных температур оказалась на 30% выше, а количество осадков – на 38% ниже среднемноголетних показателей. Но благодаря соблюдению технологий возделывания сельхозкультур, а также системному внедрению инноваций и элементов влагосбережения нам удалось полностью обеспечить потребности республики в сельхозпродукции.

В целом под урожай текущего года нашими хозяйствами направлено свыше 24 млрд рублей, из которых 18 млрд – кредиты.

Что касается уборочной, завершена уборка зерновых и зернобобовых культур на площади 1,5 млн га. Валовой сбор превысил 4 млн т при урожайности 27 центнеров с гектара. Мы приступили к уборке масличных культур – рапса и подсолнечника. В текущем году планируем собрать до 400 тыс. т маслосемян. Сахарной свёклы планируем собрать более 2 млн т, на сегодня накопано свыше 200 тыс. т. Сахарные заводы приступили к приёмке и переработке сырья.

Засуха прошлых лет заставила нас более внимательно отнестись к вопросам мелиорации. В республике восстановлено свыше 30 тыс. га орошаемых земель. Кроме того, овощами начали серьёзно заниматься на приусадебных участках.

Потепление климата в последние годы позволяет нам увеличивать площади кукурузы на зерно. В текущем году они доведены до 100 тыс. га. Планируем намолотить более 400 тыс. т зерна кукурузы. И большие планы на будущее – в ближайшие годы довести валовой сбор по этой культуре до 1 млн т.

В республике продолжается подготовка грубых и сочных кормов. Предстоит прокормить более 1 млн голов крупного рогатого скота. Кормами для высокопродуктивной зимовки республика будет обеспечена в полном объёме.

Началась работа по закладке урожая следующего года. Планируем посеять 600 тыс. га – это более 35% зернового клина. Все площади подготовлены, на сегодня посеяно 480 тыс. га.

Из республиканского бюджета на посевные дела мы дополнительно выделили 1 млрд рублей по статье несвязанной поддержки для проведения осеннего сева. Основная часть этих средств хозяйствами направлена на закупку минеральных удобрений.

По техническому обеспечению активно используется федеральная программа, через «Росагролизинг» приобретено 340 единиц техники на сумму более 1 млрд рублей. По постановлению Правительства Российской Федерации №1432 приобретено 535 единиц техники на сумму 1 млн 230 тыс. рублей. Также из республиканского бюджета три года подряд ежегодно выделяем порядка 2 млрд рублей на возмещение 40% стоимости приобретённой техники. Кроме того, для проведения всего комплекса полевых работ сельхозпроизводителям республики выделено 140 тыс. т дизельного топлива по льготной цене.

Я хотел бы обозначить один вопрос. Перерабатывающие предприятия для закупки сырья привлекают большие суммы краткосрочных кредитов, которые в настоящее время не субсидируются. Это, конечно, отрицательно влияет на обеспечение сырьём переработчиков и на их финансовое положение. Я бы просил рассмотреть возможность возобновления господдержки по данным видам кредитов.

В.Владимиров: Уборку мы практически завершили, осталось немного кукурузы и свёклы. Ожидаем, что урожай Ставропольского края будет чуть более 10 млн т. Это хороший урожай. Достигнуто, конечно, это не только благодаря погодным условиям. За три года мы нарастили в три раза количество удобрений, вносимых на один гектар, – до 180 кг. Мы в два раза увеличили площади посевов высокопродуктивными или репродуктивными семенами, это тоже даёт эффект практически 50%. Сегодня мы гордимся урожаем. Соберём ещё, я думаю, 1 млн т кукурузы, 2 млн т свёклы, ориентируемся на 800 тыс. т картофеля, овощей закрытого грунта будет чуть более 300 тыс. т.

Мы, как и вся Россия, в сельском хозяйстве устойчивы, ежегодно прирастаем на цифры от 4 до 7% по разным видам культур и в целом по производству.

К посевной 2016 года мы готовы полностью: 100% – ГСМ, 100% – удобрения. Спасибо за решение по удобрениям. Сегодня мы видим снижение по цене на удобрения. Применяем новые удобрения, так называемые жидкие удобрения, безводные удобрения, это тоже даёт свой особый эффект.

Разрешите три вопроса.

Первый. Александр Николаевич, спасибо за инициативу о перераспределении несвязанной поддержки. Но хотелось бы дополнить, помимо коэффициентов удобрений, продуктивности, плодородности почв, также наличием животноводства на этой территории. Сегодня мы практически на 30% снизили количество населения, занятого в сельском хозяйстве, только из-за одного: в два раза снизили количество производимой продукции животноводства – это мясо, молоко, субпродукты. Желательно было бы нам такой коэффициент ввести.

Второй вопрос, актуальный и с каждым годом всё более актуальный вопрос на юге России, – это град. Сегодня только Ставропольский край потерял уже 1 млрд рублей. У нас 35 тыс. га посевных площадей выбыло из строя из-за градовых явлений. Сегодня в целом 2,5 млн га находится под противоградовой защитой, но тем не менее необходимо усиливать эту службу, что важно, делать ответственной за свои действия. Я из краевого бюджета сегодня плачу 75 млн рублей за противоградовые мероприятия, но град как падал, так и падает, причём это у нас, в Кабардино-Балкарии, Краснодарском крае. Необходимо усиливать и выводить в отдельную службу.

Д.Медведев: В отдельную службу где?

В.Владимиров: Моё глубокое убеждение, что это должно быть Министерство по чрезвычайным ситуациям. Но здесь, что называется, кто это будет тянуть на себе. Чтобы была ответственность.

И третий вопрос. Дмитрий Анатольевич, спасибо за поддержку, Вы поддержали меня по АПП «Ставрополье». Я бы хотел немножко усилить. Сегодня мы на территории АПП «Ставрополье» планируем детское питание производить, питание для спортсменов, сублимированные продукты. Таких проектов, я уверен, в регионах очень много, именно по переработке сельхозпродукции.

Мы по образу Минпрома видим поддержку на создание инфраструктуры в рамках региональных парков. Если есть такая возможность, сделать целевым решение об обеспечении инфраструктурой объектов сельхозпереработки на территории Российской Федерации тех регионов, которые в этом заинтересованы.

В.Голубев: Вы сказали, что урожай этого года неплохой, и первая часть уборки показала, что он действительно выше прошлого года. И надежды на вторую половину уборки у нас такие же. Мы уже начали активную работу по подготовке урожая будущего года. Планируем посеять не меньше 2,2 млн га озимых. Сегодня хозяйства готовят почву и кондиционный семенной материал, которым, мы уверены, будут обеспечены полностью.

Какие проблемы я бы сегодня хотел выделить, актуальные для Ростовской области? Мне кажется, часть из них коллеги уже обозначали. Для нас актуальным является развитие тепличных комплексов, мы планируем строительство нескольких таких объектов. Это позволит увеличить производство местных овощей закрытого грунта, например, в следующем году на 14 тыс. т. Но в то же время сегодня в области есть мощности для единовременного хранения, они примерно на 148 тыс. т овощей. К сожалению, это только 19% от потребности формирования запасов длительного хранения и ритмичной отгрузки в течение года. Поэтому мы принимаем дополнительные меры по расширению ёмкости хранилищ, планируем в 2016–2017 годах дополнительно ввести мощности на 32 тыс. т.

Отдельная тема – это создание условий для модернизации существующих консервных заводов. В первом полугодии текущего года по сравнению с аналогичным периодом прошлого у нас увеличился выпуск продукции из овощей, но в то же время серьёзно поддержать консервные заводы могло бы субсидирование процентной ставки по кредитам на пополнение оборотных средств для закупки сырья. Думаю, что здесь у нас есть примеры, это аналогия с масложировой отраслью.

Область участвует в федеральной программе, о которой также говорили, Александр Александрович говорил, – это мелиорация, для нас она очень актуальна. В своё время примерно 10% посевных площадей гарантированно обеспечивали 30% урожая Ростовской области. Мы, конечно, добавляем из года в год, за три последних года 12,5 тыс., а в текущем году 6 тыс. га орошаемых земель у нас появится. Но в то же время из-за смены условий финансирования господдержки сегодня реально хватает на возмещение не многим более 20% затрат на строительство оросительных систем и приобретение оросительного оборудования. Поэтому мы предлагаем рассмотреть возможность увеличения суммы возмещения этих затрат.

Следующий вопрос. Речь идёт о науке. Несомненно, что сегодня наука стремится, но в полной мере не обеспечивает введение научно обоснованных систем ведения отраслей селекции сельхозкультур и животных. Предлагается Федеральному агентству научных организаций проработать с регионами и согласовать с органами управления АПК субъектов проведение научно-исследовательских работ на территории конкретных субъектов.

Что беспокоит? Беспокоит рост цен на ГСМ. На 21,8% с начала года выросла цена на бензин марки Аи-92, им заправляется почти 75% автопарка. Поэтому я считаю, что нужны дополнительные меры по остановке роста цен.

И последнее. По-прежнему селяне высказывают мнение о том, что необходимо принятие решений по укреплению финансовой устойчивости сельхозпредприятий. Сегодня в области их кредиторская задолженность к июлю текущего года составляет 97 млрд рублей. Мы уже высказывали это предложение, считаю возможным его повторить: всё-таки рассмотреть вопрос и принять нормативную базу, которая позволит банкам реструктурировать задолженность предприятий АПК на более длительный срок.

С.Собянин: В Москве за последние годы происходит резкое изменение структуры продовольственной группы с точки зрения резкого уменьшения импорта. В 2014 году импортные товары на 28% просели, в этом году в I квартале – ещё на 13%. Все эти товары, естественно, замещаются отечественными товарами. Для примера скажу, что поставки отечественного картофеля составляют 96% от потребности, сахара – 90%, молока и молокопродуктов – 88%, масла растительного – 87%, мяса и мясопродуктов – 83%, рыбы – 70%. Это серьёзная подвижка в силу того, что Москва всегда была городом, который потребляет большой объём импорта. Причём качество этих товаров в своём большинстве соответствует потребительским критериям.

Для развития товаропроводящей сети мы создали агропродовольственный кластер «Фудсити», который заключил соглашения практически со всеми сельхозрегионами и с двумя десятками стран, у которых можно купить товары мелкооптовым покупателям по достаточно сходной цене, с низкими наценками. Кроме того, со всеми регионами заключены соглашения, проводим региональные ярмарки. Почти в каждом районе Москвы созданы фермерские рынки выходного дня, на которые мы записываем фермеров напрямую в электронной форме, что обеспечивает доступ на рынок Москвы, причём места им предоставляем бесплатно.

Какие проблемные вопросы могут возникнуть, на мой взгляд, в связи с обнулением экспортной пошлины? Как я мог понять, не знаю, насколько это правильно, в 2014 году цена на зерно резко выросла, есть опасения, что такие же ценовые колебания могут произойти и в этом году. Хотелось бы минимизировать эти риски.

В.Кондратьев: Первый вопрос касается обеспечения семенами. Я понимаю, что в перспективе, может быть, будет государственно-частное партнёрство по этим селекционно-садоводческим центрам, но это долгосрочная перспектива или краткосрочная?

Сегодня есть наше уважаемое ФАНО, и у нас в крае тоже присутствуют ФГУПы, которые входят в это агентство. И дело в том, что сегодня у нас в крае все 16 сахарных заводов заработали, и сегодня бизнес очень активно заинтересован в сахарной свёкле. И они готовы пойти на это самое государственно-частное партнёрство, 50 на 50 или как мы определим, потому что сегодня это уже для них жизненная необходимость. Причём условия таковы, что им не нужна земля, им не нужно имущество, им нужна только возможность, то есть площадка, остаток научного потенциала, который ещё есть в федеральных государственных унитарных предприятиях, для того чтобы они смогли создать родительские формы семян, в данном случае свёклы. Кроме того, они готовы пойти на то, что эти родительские формы останутся в собственности Российской Федерации. То есть им нужны сами семена.

Д.Медведев: А что нужно от ФАНО?

В.Кондратьев: Поручение, чтобы они не начали сейчас заниматься укреплением. ФАНО сегодня говорит: давайте, к примеру, Гулькевическое федеральное государственное унитарное предприятие присоединим к такому, которое помощнее. Но это всё форма, а содержание не меняется. Поэтому нужно поручение: рассмотреть вопрос о конкретном подходе к государственно-частному партнёрству Гулькевической по крайней мере семеноводческой станции, ну и в целом по ряду федеральных предприятий.

Ещё вопрос о внесении изменений в закон о карантине. У нас сегодня из закона о карантине ушло такое понятие, как «партия семян». На селекционной станции, к примеру, чтобы было понятно, 160 т семян находится. У нас есть фермеры, есть малые и крупные формы, так вот, чтобы приобрести даже мешок семян, необходимо брать карантинный сертификат. А почему нельзя его получить на всю партию и не заморачиваться фермерам, которые должны потом проходить опять целый круг, грубо говоря, на тонну (им больше не нужно) получать карантинный сертификат. То есть ввести, как было раньше, – «партия семян». Они получат карантинный сертификат на 160 т и всё. А потом просто отнимите, если нужно проконтролировать, если свыше 160 т, это уже «левак».

И второй момент немаловажный. Даже если ты покупаешь 300 кг семян (это фермеры), то требуется документ, подтверждающий фитосанитарную обработку складских помещений. Это целый круг вопросов. Конечно, фермер сам себе во вред не сработает, он не будет хранить семена в непригодных условиях. А это опять разрешительные документы, куча справок. Они просто эти вопросы поднимают всегда, потому что для них каждая копейка на счету. Не нужно отрывать их от дел, которые для них приоритетные.

Россия > Агропром > premier.gov.ru, 2 сентября 2016 > № 1887125 Дмитрий Медведев, Александр Ткачев


Россия > Нефть, газ, уголь > premier.gov.ru, 21 июля 2016 > № 1832745 Дмитрий Медведев, Александр Новак

Заседание Правительства.

Первый вопрос повестки – о мерах по повышению темпов газификации в России.

Стенограмма:

Д.Медведев: Вначале несколько слов о документах. Речь идёт о трёх постановлениях, которые касаются распределения в текущем году субсидий в транспортной сфере. Мы продолжаем субсидировать региональные и воздушные перевозки и формирование региональной маршрутной сети. Для стимулирования авиакомпаний в рамках программы субсидирования снижены размеры тарифов на перевозку. Кроме того, авиаперевозчикам предоставлена возможность самостоятельно финансировать не менее 50% стоимости самой перевозки.

Расширена сеть субсидируемых маршрутов авиаперевозок, что всегда важно. В неё включены четыре города в Сибирском федеральном округе (это Краснокаменск, Нижнеангарск, Таксимо, Чара) и 12 в Дальневосточном федеральном округе (Дальнегорск, Дальнереченск, Зея, Кавалерово, Ноглики, Пластун, Самарга, Северо-Курильск, Сусуман, Терней, Тында и Шахтёрск). Это, безусловно, для людей дополнительные возможности, поэтому специально назвал населённые пункты.

Также дополнительные рейсы появятся на популярных туристических направлениях с учётом информации, которая получена от туристических агентств и авиаперевозчиков. Это почти 20 тыс. мест в самолётах в Санкт-Петербург, регион Кавказских Минеральных Вод и Республику Алтай.

Кроме того, подписан документ о выделении субсидии в размере 3 млрд рублей производителям автобусов, а также техники на газомоторном топливе для жилищно-коммунального хозяйства. Эта мера будет способствовать увеличению выпуска газомоторной техники и развитию в регионах заправочной инфраструктуры. Необходимость перехода к такого рода технике, которая использует газомоторное топливо, мы также неоднократно обсуждали.

Ещё 3 млрд рублей направляются организациям транспортного машиностроения на компенсацию затрат, которые связаны с производством железнодорожного подвижного состава, что даст потребителям возможность приобрети в текущем году около 20 тыс. грузовых железнодорожных вагонов. Это и дополнительная загрузка транспортного машиностроения, и сохранение рабочих мест, в том числе у смежников.

Теперь – к повестке дня.

Начнём с обсуждения мер по повышению темпов газификации нашей страны. Тема исключительно важная, мы занимаемся ею постоянно, в последние годы во всяком случае. Природный газ, проведённый в города и села, не только улучшает жизнь людей, но и, конечно, создаёт условия для деловой активности, для развития бизнеса, снижает затраты и по времени, и по финансам.

Уровень газификации страны постепенно, но неуклонно увеличивается. С 2005 года, когда, собственно, эта программа заработала, эта позиция увеличилась на 13%, в настоящий момент средний уровень газификации по стране 66%. Это значительное увеличение, и за этими цифрами колоссальные усилия, большая работа, десятки тысяч километров новых газопроводов, сотни тысяч обеспеченных газом домов и квартир, и, конечно, самое главное – миллионы людей, которые получили газ.

Инвестиции только со стороны «Газпрома» составили сотни миллиардов рублей, соответственно, есть встречная часть инвестирования со стороны регионов, она также очень немаленькая.

В последние годы темпы газификации несколько снизились в связи с замедлением экономического роста, повышением энергоэффективности в ряде случаев, но тем не менее принят ряд решений, для того чтобы ситуацию исправить. В частности, в плане действий, который позволяет сократить сроки подключения к газовым сетям новых потребителей, говорится о снятии избыточных административных барьеров. Недавно мы специально установили полномочие по утверждению типовых форм документов, которые нужны для этой процедуры. Тему эту, кстати, обсуждали относительно недавно на совещании. Процедура всё равно долгая. Это вредно с точки зрения развития экономики, улучшения делового климата, поэтому здесь ситуацию нужно поменять. Поручения я на эту тему подписал.

Кроме плана утверждён порядок определения показателей надёжности и качества услуг по транспортировке газа, которые учитываются при формировании тарифов, запущены биржевые торги на природный газ с поставками на месяц вперёд и на сутки вперёд. Также прорабатываются программы газификации регионов, по которым пройдут крупные газотранспортные маршруты, такие как «Сила Сибири» и Сахалин – Хабаровск – Владивосток.

Благодаря этим новым экспортным большим проектам природный газ придёт в дома и города Дальнего Востока, что, конечно, очень важно с учётом того, что там газификации практически не было.

Сегодня мы обсудим, какие дополнительные меры нужно принять для того, чтобы темпы газификации увеличить.

А.Новак: В настоящее время, согласно утверждённой генеральной схеме развития газовой отрасли на период до 2030 года, разработаны и утверждены 82 генеральные схемы газоснабжения и газификации субъектов Российской Федерации. Это позволяет формировать долгосрочные (пятилетние) программы развития газификации и газоснабжения субъектов Российской Федерации, исполнение которых обеспечивается ежегодными планами-графиками синхронизации, утверждёнными совместно ПАО «Газпром» и субъектами Российской Федерации.

Что касается инвестиций за период с 2005 года, в дополнение, Дмитрий Анатольевич, к тому, что Вы сказали, я хотел бы отметить, что действительно львиная доля инвестиций – это инвестиции «Газпрома» в магистральные и межпоселковые газопроводы, это 56%, 270 млрд рублей вложено в период с 2005 года. Около 200 млрд рублей вложено средств субъектов Российской Федерации на развитие внутрипоселковой инфраструктуры и подготовку котельных, около 3% – это средства федерального бюджета, выделенные в рамках отдельных федеральных целевых программ, таких как развитие Калининградской области, Крымского федерального округа, Северо-Кавказского федерального округа, развитие сельского хозяйства.

Совокупный объём инвестиций на сегодня с начала действия программы составил уже более 0,5 трлн рублей.

С 2005 года в Российской Федерации газифицировано почти 4500 населённых пунктов, в среднем около 350 в год. При этом в нынешнем году мы ожидаем газификацию 480 населённых пунктов, что значительно выше среднегодовых показателей. За этот же период построено около 30 тыс. км межпоселковых газопроводов, газифицировано 770 тыс. квартир и домовладений, а также 4700 котельных, перевод которых на газ решает как вопросы повышения энергоэффективности, так и экологические вопросы.

В результате средний уровень газификации достиг 66%. Более высокий уровень газификации на сегодня в городах – 70,4%, в сельской местности – 56,1%, но тем не менее за этот период в сельской местности на 60% повысился объём газификации. Такое различие в темпах объясняется низким уровнем газификации села до начала программы, а также большей востребованностью со стороны жителей села, не имеющих централизованного теплоснабжения.

Важно отметить также, что переход на сетевой природный газ, особенно в сельской местности, позволяет не только создавать необходимые инфраструктурные условия для населения, но и сдерживать рост цен на жилищно-коммунальные услуги.

Несмотря на достаточно высокие показатели уровня газификации, в территориальном аспекте показатели отличаются: центральные и южные регионы России – в среднем высокогазифицированные ввиду более развитой инфраструктуры, высокой плотности населения и основных промышленных потребителей. Например, в Центральном федеральном округе газификация сегодня достигла уровня 80%, в Южном федеральном округе – 86%, в Поволжье – 86%, на Кавказе – 91%.

Что касается Сибири, то здесь, конечно, вопрос энергоснабжения традиционно решается за счёт использования богатых залежей угля и уровень газификации существенно ниже.

Перспективы газификации сибирских регионов сегодня в первую очередь связаны с реализацией крупнейшего, масштабного проекта – строительством новой газотранспортной системы «Сила Сибири», разработкой новых крупнейших месторождений – Ковыктинского и Чаяндинского и других месторождений Восточной Сибири. В дальнейшем планируется (и рассматриваются варианты) объединение единой системы газоснабжения с газотранспортными системами Восточной Сибири и Дальнего Востока, что даст дополнительный импульс газификации сибирских регионов.

Что касается газификации сетевым природным газом Дальнего Востока, здесь в 2011 году, как уже отметил Председатель Правительства, был введён в эксплуатацию первый пусковой комплекс газотранспортной системы Сахалин – Хабаровск – Владивосток, что позволило обеспечить поставки природного газа в Хабаровский и Приморский края за счёт ресурсов природного газа, добываемого на шельфовых месторождениях острова Сахалин.

Кроме того, по поручению Правительства Российской Федерации на Дальнем Востоке реализуются приоритетные проекты газификации, такие как судостроительный комплекс «Звезда», территории опережающего развития в Приморском и Хабаровском краях и другие. Перспективы развития газификации Дальнего Востока связаны с реализацией Восточной газовой программы, являющейся составной частью генеральной схемы развития газовой отрасли.

Как уже, Дмитрий Анатольевич, Вы также отметили, большой перечень дополнительных мер в последнее время был принят на базе Ваших поручений, которые Вы дали на совещании в Карелии в прошлом году. Здесь действительно уже принят ряд нормативных документов, которые позволяют упростить процедуры подключения к газотранспортной инфраструктуре, а также намечен дополнительный план мероприятий.

Хотел бы перечислить некоторые проблемы, которые сейчас сдерживают дальнейшее развитие и требуют соответствующего решения.

Первое. В настоящее время подавляющее большинство населённых пунктов, расположенных в непосредственной близости от газотранспортных сетей, практически полностью газифицировано. Дальнейшая газификация удалённых населённых пунктов с низкими объёмами потребления газа, меньшей плотностью населения и промышленных потребителей сопряжена с необходимостью строительства протяжённых газораспределительных сетей, требующих значительно больших инвестиций на единицу потребляемого газа, со значительно более длительными сроками окупаемости, а в большинстве случаев практически неокупаемых.

При этом «Газпром» фактически остаётся сегодня единственной организацией, занимающейся газификацией, и основным поставщиком природного газа для населения, несмотря на то что его доля на внутреннем рынке газа за 10 лет снизилась со 100 до 70%. При этом независимые поставщики газа практически не участвуют в газификации ввиду отсутствия обязательств и экономических стимулов.

В целях повышения экономической привлекательности газификации в субъектах Российской Федерации считаю необходимым разработать и утвердить комплекс стимулирующих мер, включив в него, например, рекомендации субъектам Российской Федерации рассмотреть возможность снижения налоговой нагрузки на строящиеся, новые газораспределительные сети, отмены или снижения налога на имущество для таких сетей.

Необходимо также предусмотреть внесение изменений в Земельный кодекс в части установления возможности предоставлять в безвозмездное пользование земельные участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, для целей строительства объектов газоснабжения и газораспределения, предусмотренных утверждённой программой газификации субъектов Российской Федерации.

Также считаю необходимым рассмотреть поэтапную ликвидацию перекрёстного субсидирования при поставках природного газа в субъектах Российской Федерации в целях повышения инвестиционной привлекательности проектов газификации.

Второй крупной проблемой сегодня остаётся неисполнение субъектами Российской Федерации обязательств по подготовке потребителей к приёму газа. В соответствии с действующим законодательством субъекты и органы местного самоуправления обязаны обеспечить строительство уличных газораспределительных сетей и подготовку потребителей к приёму газа, однако не все регионы исполняют свои обязательства в полном объёме. Например, по итогам прошлого года из 66 планов-графиков синхронизации выполнения программ газификации только 46 субъектов выполнили обязательства в полном объёме, что не позволило подключить плановое количество новых потребителей природного газа, а также привело к переносу срока ввода в эксплуатацию инфраструктуры, построенной за счёт средств «Газпрома».

В целях повышения ответственности субъектов Российской Федерации за исполнение согласованных планов-графиков синхронизации Министерство энергетики предлагает использовать механизм предоставления встречных гарантий, в рамках которых заинтересованные стороны – поставщики газа, включая независимых поставщиков, и субъекты Российской Федерации – предоставляют друг другу финансовые гарантии, которые в случае неисполнения одной из сторон принятых на себя обязательств должны обеспечить компенсацию понесённых расходов. Возможно, в рассрочку в течение нескольких лет.

Также необходимо предусмотреть использование механизма «бери или плати» в случае неисполнения заявленных объёмов потребления газа. Мы также считаем необходимым учитывать выполнение обязательств, предусмотренных соответствующими программами развития газификации и газоснабжения, при оценке эффективности деятельности глав субъектов Российской Федерации.

Наконец, ещё одна системная проблема, влияющая на дальнейшую эффективную газификацию, – это систематическое нарушение платёжной дисциплины потребителями природного газа, включая предприятия, находящиеся в собственности субъектов Российской Федерации или муниципальных образований. Общая сумма задолженности на сегодня значительная, составляет 217 млрд рублей.

В целях укреплениях платёжной дисциплины по инициативе Министерства энергетики в конце прошлого года был принят федеральный закон об укреплении платёжной дисциплины, который предусматривает повышение финансовой ответственности потребителей, предоставление финансовых гарантий, ужесточение административной ответственности. Сейчас ведётся активная работа по подготовке подзаконных актов, в этом году они должны быть приняты.

Уважаемые коллеги! В заключение хотел бы отметить, что предложенные дополнительные меры позволят повысить ответственность участников газификации в Российской Федерации, создать необходимые, в первую очередь экономические, условия для привлечения частных инвестиций в газификацию, что позволит повысить темпы газификации в Российской Федерации.

Эти предложения нашли отражение в проекте протокольного решения, прошу поддержать.

В.Голубев (заместитель председателя правления ПАО «Газпром»): Дмитрий Анатольевич, для «Газпрома» интенсификация газификации является абсолютно экономически выгодной, потому что за последние годы, Вы знаете, мы существенно прирастили наши объёмы добычи на Ямале, в Сибири, на Дальнем Востоке, и сегодня возможности добычи значительно превышают сложившийся объём потребления. По нашим оценкам, средний уровень газификации Российской Федерации может составлять порядка 85% при 64% на сегодняшний день.

С регионами у нас сложились хорошие рабочие отношения, отработаны все эти регламенты. Но есть два объективных фактора, которые влияют на ежегодные конкретные объёмы инвестиций или объёмы газификации: это финансовые возможности самого «Газпрома» и субъектов Федерации по синхронному выполнению обязательств, а также, как Александр Валентинович отмечал, экономическая целесообразность реализации нового проекта газификации.

Сегодня мы в рамках Восточной программы ведём большую работу по корректировке генеральных схем газификации Байкальского региона, Амурской области, Хабаровского, Приморского краёв. На этот счёт у нас есть своего рода «дорожная карта» в виде поручений по итогам заседания Правительственной комиссии по социально-экономическому развитию этого региона.

Все сценарные условия, которые мы рассмотрели – и по объёму потребления, и по срокам, и по маршрутам, – они, к сожалению, в силу опять же значительной удалённости потребителей от магистральных газопроводов, небольшого количества потребления приводят к тому, что расчётный тариф будет существенно превышать сложившийся в европейской зоне. Поэтому без комплексных мер государственной поддержки, без придания этим проектам статуса социальных, наверное, трудно будет принимать решения по такой интенсивной и массовой газификации этих регионов.

Несколько предложений в целом по Российской Федерации. Сегодня, наверное, целесообразно, чтобы субъекты Федерации предусматривали в своих бюджетах, выполняли за собственный счёт разработку градостроительной документации (имеется в виду проект планировки территории, проект межевания), с тем чтобы ускорить выпуск проектной документации и получение разрешений на строительство.

Безусловно, необходимо принимать меры, которые предотвращают совершение сделок с земельными участками, принадлежащими государственным и муниципальным органам власти, на период от выбора этих земельных участков для строительства объектов газификации до завершения строительства.

Безусловно, нужна мера по внесению изменений в Земельный кодекс, для того чтобы земельные участки, принадлежащие государственным и муниципальным органам, могли предоставляться не безвозмездной основе под объекты газификации. У нас есть проблема, когда мы пытаемся проводить магистральные газопроводы или объекты газификации, в том числе для газификации военных объектов, по землям Министерства обороны – здесь эти проблемы иногда решаются очень трудно. Вы знаете эти случаи.

У нас была в своё время программа модернизации всего теплового хозяйства военных городков, но именно из-за сложности проведения газопроводов по этим территориям мы, по сути дела, вынуждены сегодня отложить реализацию этих проектов. Здесь нужно, видимо, совместное решение и внесение соответствующих изменений в законодательство.

А в целом, я думаю, мы стоящие задачи выполним. Ещё раз подчёркиваю: «Газпром» абсолютно заинтересован и считает это своей миссией.

С.Шойгу: Мы с вами довольно плотно работаем, но темпы работы нас абсолютно не устраивают. Мы предложили вам несколько вариантов. Предложили весь перечень военных городков, программу замены котельных с жидкого и твёрдого топлива на газ. Мы пошли на всё, но темпы нас абсолютно не устраивают. Мы продолжаем строить наши базы в Арктике, в частности это о-в Средний, Земля Франца-Иосифа, Новосибирские острова, о-в Врангеля. Скажем, только на Новосибирские острова мы завозим на сезон 12 тыс. т дизельного топлива. При этом мы предлагали и просили: давайте сделаем там газовое хранилище, в конце концов, и мы готовы перейти на это.

Поэтому, наверное, по нашим военным городкам нужна не просто отдельная программа. Мы уже три года фактически с вами говорим на эту тему, но темпы перевода на газ нас абсолютно не устраивают. Конечно, можно ссылаться на то, что трубу долго тянуть, но мы с вами пошли на то, чтобы делать газохранилище. Будем там на месте пользоваться газом, не надо трубы тянуть помногу километров. Мы сегодня везём огромное количество жидкого топлива, угля.

И вторая часть того, что нам необходимо, – это разработка самих газовых котлов, потому что по большей части мы сейчас перешли на такое индивидуальное отопление наших объектов там, где есть газ, но котлы мы приобретаем в основном не наши, и вы об этом знаете. Это большая серьёзная проблема и задача, для нас во всяком случае.

Поэтому я с трудом принимаю те замечания, которые прозвучали от «Газпрома». Они абсолютно не соответствуют действительности и несправедливы. Исходя из этого, если вы хотите с нами работать, давайте будем работать.

Д.Медведев: Значит, по газификации ситуация у нас следующая. Я напомню, что «Газпром» начал этой проблемой заниматься активно где-то около 11 лет назад. В советские времена газификация в нашей стране развивалась совершенно на других принципах. К сожалению, она развивалась таким образом, что все наши соседи (во всяком случае, бывшие республики СССР, нынешние наши соседние государства) оказались в существенно лучшем положении, чем Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика, потому что по уровню газификации населения (прежде всего я об этом хочу сказать, это волнует людей больше всего) у них 90–95% газификации в каждой республике практически. Они, конечно, компактные, и тем не менее. Это, кстати, касается и Украины, и кавказских республик и так далее. У нас уровень газификации на селе был вообще запредельно низким – в районе 20%, и по стране он был на 13% меньше. Сейчас две трети страны газифицировано. Газификация на уровне городов уже весьма приличная.

Я думаю, уже, наверное, под 80% стремится. А вот на селе она ещё пока пониже, средняя – 66%, то есть две трети страны.

Эту работу поэтому нужно обязательно продолжить. Стыдно, когда страна, которая производит больше всего газа в мире, имеет такой уровень газификации населения. Именно поэтому «Газпром» в эту работу включился, инвестировал собственные средства, хотя «Газпром» коммерческая организация, и об этом забывать не нужно. Естественно, регионы тоже в эти процессы включились.

До поры до времени всё это развивалось достаточно активно, потом начались некоторые сбои, именно поэтому я и предложил сегодня рассмотреть этот вопрос на заседании Правительства.

Я поддерживаю то, что было сказано в отношении необходимости более солидарного отношения к проблеме газификации.

Дело в том, что «Газпром», конечно, очень большой, национальное достояние, но у нас есть другие компании, которые газификацией занимаются. Они, собственно, мало чем отличаются от «Газпрома» с правовой точки зрения: и «Газпром» – компания в форме акционерного общества, и они – акционерные общества, у них большие объёмы добычи, доходы неплохие. Их не огромное количество в нашей стране.

Я думаю, что нам нужно подумать, каким образом независимых производителей газа всё-таки подключить к этой программе. Конечно, всё это должно быть не принудиловкой, а работой в рамках разумной доходности какой-то, но участвовать в этом должны все.

Я прошу Министерство энергетики подготовить предложения (и «Газпром» ко мне тоже на эту тему обращался), чтобы все занимались этой программой, в соразмерных долях во всяком случае. Конечно, всё равно основная ответственность будет на «Газпроме», потому что именно «Газпром» в основном обеспечивает газом регионы Российской Федерации.

По поводу ответственности субъектов по планам синхронизации – этот вопрос всегда стоял, прошу его держать на контроле. Здесь наши коллеги из субъектов Федерации сами должны определяться. Если они считают для себя приоритетом, чтобы в деревни и города приходил газ, пусть ищут деньги на синхронизацию, на подведение сетей, на внутрипоселковую, внутригородскую разводку сетевого хозяйства.

Внедрение других принципов типа «бери или плати», оценки деятельности субъектов по темпам газификации, я думаю, тоже можно проработать.

Что же касается работы с Министерством обороны, это отдельная тема, безусловно, она, собственно, и в программу газификации напрямую не входит. Но работать надо, потому что люди, которые служат в Министерстве обороны, работают на гражданских должностях, – это точно такие же граждане нашей страны. Там есть большая проблема и специфика с этими военными городками. Надеюсь, что Министерство обороны и «Газпром» при участии, естественно, Министерства энергетики тоже подготовят свои предложения о том, каким образом работать в будущем.

Тему будем держать на контроле, потому что, несмотря на 2/3 газификации страны, мы должны прийти к ситуации, когда уровень газификации приблизится к уровню, который был достигнут в наших соседних республиках. Тогда можно считать, что эта задача решена.

Давайте примем решение. Договорились.

Россия > Нефть, газ, уголь > premier.gov.ru, 21 июля 2016 > № 1832745 Дмитрий Медведев, Александр Новак


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 27 мая 2016 > № 1769075 Дмитрий Медведев, Александр Шохин

Встреча Дмитрия Медведева с членами Общероссийского объединения работодателей «Российский союз промышленников и предпринимателей» (РСПП).

В повестке: о реформе администрирования системы обязательного социального страхования и других неналоговых платежей, о развитии системы третейского разбирательства.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Вчера у вас был профессиональный праздник, День предпринимателя. Коллеги, я вас поздравляю! Предпринимательство стало у нас уже, по сути, сословием российским, значительная часть людей себя относит именно к предпринимателям, и от того, как себя чувствуют предприниматели, зависит практически всё в экономике.

Мы с вами регулярно встречаемся – и со мной, естественно, и с моими коллегами вы проводите различные мероприятия, встречи. Такой диалог, безусловно, полезен, потому что важно слышать, с какими проблемами сталкивается бизнес, именно в таком укрупнённом формате получать обратный сигнал по поводу тех решений, которые приняты. Эти решения никогда не бывают идеальными, поэтому важно, чтобы такой обратный сигнал, фидбэк, так сказать, постоянно поступал в Правительство.

Сегодня нелегко, наверное, всем. Задачи по возобновлению роста экономики, по расширению доли несырьевой составляющей сохраняют свою актуальность, мы над этим работаем, в том числе и через механизмы поддержки предпринимательства. Есть у нас и относительно неплохие по нынешним меркам результаты. Во всяком случае по линии различного рода индикаторов типа Doing Business наши позиции последовательно улучшаются. По понятным причинам индикаторы – это всего лишь индикаторы, тем не менее это тоже важно.

С другой стороны, бизнесу важно не упустить время, более активно пользоваться возможностями, которые открываются, развивать экспортный потенциал, интенсивнее продвигать проекты на нашем внутреннем рынке. Скажем, наши производители неоднократно выступали за сохранение продовольственного эмбарго на аграрные товары, на сельхозтовары из стран, которые ввели санкции в отношении Российской Федерации или впоследствии к ним присоединились. Я поручил подготовить предложения по продлению ответных мер не на год, а до конца 2017 года. Будет, соответственно, подготовлено обращение к Президенту и оформляющее необходимые решения постановление Правительства. Поэтому те, кто занимается сельскохозяйственным бизнесом, агропромом, получат и более длительный горизонт планирования своих инвестиций, о чём они нас неоднократно просили – и крупные аграрные компании, и относительно небольшие. И получат возможность всё-таки посчитать, как и что будет происходить в более дальней перспективе.

Теперь в отношении рейтингов. Действительно, мы на них обращаем внимание, но финальную оценку, конечно, ставят не рейтинговые агентства (международные или наши внутренние), а сами предприниматели. Неоднократно предприниматели на разном уровне и мне, и моим коллегам говорили, что важнее льгот, преференций сам принцип стабильности, и понятно почему. Именно устойчивость подходов, стабильность регулирования создают важнейшее условие развития бизнеса. Вообще, насколько государство способно обеспечить предсказуемость правил на рынке, стабильность налоговой системы, гарантии защиты прав предпринимателей – это всё и определяет климат.

Главный показатель на самом деле такой, он связан с количеством частных компаний, которые готовы, хотят работать в нашей стране, потому что государство свои компании в обиду не даёт, это естественно, государство является их собственником. Но если частных компаний становится больше, значит мы идём в правильном направлении, если меньше – значит у нас есть проблемы.

Несколько моментов, которые касаются текущей повестки дня. Первое. Правительство начало реформу администрирования системы обязательного социального страхования. Взносы во внебюджетные фонды на обязательное пенсионное, социальное и медицинское страхование теперь включены в систему налогов и сборов. Собирать их будет Федеральная налоговая служба – мы сегодня об этом поговорим, – при этом налоговики не включены в сам процесс формирования пенсионных и иных социальных прав людей, это не их обязанность. Все элементы взимания взносов, тарифы, льготы, естественно, сохраняются, но само администрирование переходит к единому администратору – Федеральной налоговой службе, которая является составной частью нашего Министерства финансов, что вполне логично.

Второй вопрос – это неналоговые платежи. Работа над проектом закона, который определяет принципы их начисления и взимания, уже началась, идёт инвентаризация подобных платежей, выработка подходов к созданию единой системы их регулирования. У крупного бизнеса, который у нас представлен в РСПП, есть свои идеи на этот счёт, думаю, их тоже можно было бы обсудить, а также вопросы, которые связаны с тарифами естественных монополий. Тема всегда актуальная. В этом году мы запланировали небольшую индексацию цен, в том числе цен на газ, но, понятно, никогда довольными все не бывают. Инфраструктурные монополии показывают нам свои расчёты, как им будет тяжело, в случае если мы не будем применять более высокую индексацию, – они не смогут инвестиции делать. С другой стороны, все остальные, в том числе промышленность, говорят о том, что такая индексация душит их развитие. И здесь дело Правительства – весьма, кстати сказать, непростое – найти баланс таких интересов.

Ещё одна тема, которую хочу сейчас анонсировать, – это третейское разбирательство. Мы об этом с вами тоже давно говорим. Дискуссия об активизации третейский судов идёт уже несколько лет. Здесь присутствуют коллеги, которые со мной это и лично обсуждали, и на совещаниях. Сейчас эта дискуссия перешла уже в область практики. Закон принят в конце прошлого года. В его подготовке активное участие принимали члены РСПП, за что большое спасибо.

Благодаря их инициативе появился новый вариант некоммерческой организации, при которой создаётся постоянно действующий арбитраж.

Оценивать выполнение требований закона, его действенность в бизнес-кругах, конечно, будете вы сами, будет совет по совершенствованию третейского разбирательства, тем более что туда должны быть включены и представители делового сообщества, и, конечно, юристы.

Давайте поговорим об этих и иных вопросах.

Для начала разговора передаю слово президенту объединения работодателей «Российский союз промышленников и предпринимателей» Александру Николаевичу Шохину. Пожалуйста.

А.Шохин: Спасибо, Дмитрий Анатольевич. Уважаемые коллеги, несмотря на кризис, действительно, как сказал Председатель Правительства, за последнее время удалось добиться серьёзных успехов по целому ряду застарелых проблем бизнеса, и те же рейтинги Doing Business подтверждают, что по таким вопросам, как подключение к электросетям, регистрация предприятия и так далее, мы продвинулись очень сильно.

Но одновременно к старым проблемам добавляются новые, и среди этих проблем я хотел бы просто назвать как минимум две системные: во-первых, параллельно с работой Открытого правительства, Экспертного совета при Правительстве, общественных советов и так далее наблюдается рост закрытости органов власти, которые ранее были достаточно открыты для предпринимательского сообщества и для совместной работы. В частности, многие ФОИВ (федеральные органы исполнительной власти) злоупотребляют грифом «Для служебного пользования», даже на такие публичные решения, как поправки в Налоговый кодекс. Внесение идёт, понятно, по укороченной программе, но не должен гриф «ДСП», сокращая процедуры, в то же время отторгать бизнес от обсуждения этих вопросов.

Иногда, мы понимаем, технологически гриф «ДСП» ставится не для того, чтобы что-то утаить от прессы или от бизнеса, а просто времени не хватает для того, чтобы пройти стандартную процедуру типа ОРВ (оценка регулирующего воздействия) и так далее. Но можно продумать какую-то укороченную процедуру публичного обсуждения, и может быть, по решению Председателя Правительства такую укороченную процедуру в конкретных случаях можно было бы устанавливать, но не злоупотреблять этим грифом. Может быть, и в регламенте Правительства такие прописать технологии. В частности, было бы правильно запретить ставить эти грифы на законопроекты, кроме тех, которые относятся к оборонному сектору, к отдельным приложениям к федеральному бюджету и так далее.

Не всегда доклады, подготовленные во исполнение поручений Президента, Председателя Правительства, доклады по реализации «дорожных карт», решения, которые готовятся по итогам встреч с бизнесом, размещаются в публичном доступе. Поэтому, конечно, хотелось бы, чтобы и здесь тоже было взаимопонимание у нас.

Как Вы правильно отметили, Дмитрий Анатольевич, не хватает нам предсказуемости и прогнозируемости социально-экономической политики. Позавчера на заседании президиума экономического совета у Президента все докладчики фактически начинали с того, что необходимо повысить предсказуемость экономической политики. Мы, РСПП, безусловно, поддерживаем эту тему. Мы понимаем прекрасно, что подготовка стратегических документов – «Стратегии-2030», иных стратегических документов по отдельным направлениям – это достаточно длительный процесс, но мы хотели бы на ранних подступах, что ли, участвовать вместе с соответствующими ведомствами в этой работе. Та же «Стратегия-2030». Хорошо начали в декабре прошлого года, создали рабочие группы (хотя не во все из них бизнес был приглашён), а потом в связи с переносом на год этой работы всё застопорилось, хотя, я так понимаю, перенос делался для того, чтобы, наоборот, качественно эту работу сделать, а не притормозить её.

И если говорить уже о конкретных сюжетах, то, безусловно, они касаются, как было отмечено, и системы соцстраха, и фискальной нагрузки. В частности, при передаче функции администрирования страховых взносов от страховщиков в Федеральную налоговую службу мы, безусловно, хотели бы, чтобы чётко было зафиксировано сейчас, что передаётся именно администрирование сборов. И там много вопросов, которые ФНС предстоит решать, с тем чтобы, как мы и договаривались на ранних этапах обсуждения этого закона, административная нагрузка была снижена при новом администраторе. В частности, и количество проверок было снижено, и количество различного рода платёжек, и так далее. Мы считаем, что не надо сейчас перегружать соответствующее законодательство поправками субстантивного толка, потому что они на самом деле могут и помешать выстроить качественное администрирование.

В частности, очень много дискуссий сейчас идёт (может быть, в силу того, что гриф «ДСП» не ставится, правда) по поводу того, что можно и пороги убрать, и в целом увеличить страховые взносы в те или иные фонды или реформировать некоторые элементы пенсионной системы и так далее. Нам кажется, что в равной степени и к налогам относится, и к страховой системе положение Послания Президента о моратории на повышение фискальной нагрузки до 2018 года включительно. Здесь было бы правильно, обсуждая эти темы, как говорится, готовиться к тому, что будет после 2018 года, но не пытаться сейчас с колёс как бы вбросить отдельные элементы, вырывая их из стратегических документов. В частности, стратегия пенсионной системы у нас существует, это повод для такого длительного, серьёзного обсуждения и компромисса между социальными партнёрами, ведомствами и так далее.

В то же время сейчас, когда обсуждаются те или иные элементы реформирования пенсионной системы, то лишь отдельные элементы обсуждаются, которые явно облегчают нагрузку на федеральный бюджет по трансфертным и иным аспектам. Нам кажется, что этот подход как раз неправильный, поскольку многие элементы тогда либо останутся в тени, либо потом, как говорится, тихой сапой будут изменены. Это касается и существующего тарифа, и судьбы накопительной пенсионной системы, и так далее.

Мы хотели бы, например, в этих вопросах, наоборот, зафиксировать долговременность и стабильность. Например, тариф 22% в пенсионную систему действует как льготный и временный, ежегодно мы его продлеваем. Поэтому хотелось бы лучше на 10 лет, как минимум на пять лет зафиксировать этот тариф. Пусть он даже называется льготным, но чтобы он не менялся, потому что годовое продление оптимизма не добавляет.

Есть какие-то вопросы, которые, не затрагивая системы в целом, той же нагрузки на бизнес, мы давно обсуждаем, и можно было бы их решить. В частности, мы давно обсуждаем, что социальные фонды можно было бы передать под управление социальных партнёров. Социальные партнёры присутствуют в правлениях всех фондов, но это не реальное партнёрское управление, поэтому было бы правильно, наверное, даже в нынешнем политическом цикле, так сказать, решить этот вопрос.

Теперь по фискальной нагрузке. Я не буду обсуждать все темы, связанные с администрированием. Хотел бы, чтобы, может быть, Михаил Владимирович (М.Мишустин) нам рассказал, как реально будет улучшено администрирование, чтобы не просто смена администратора была, в контексте, о котором я говорил, и чтобы Министерство финансов подтвердило, что роста фискальной нагрузки через упрощение технологии типа снятия порогов тоже не будет.

Если говорить о фискальной нагрузке, то я напомню коллегам, которые участвовали в наших съездовских дебатах, что мы на съезде презентовали методологию оценки совокупного уровня фискальной нагрузки на бизнес, провели соответствующие расчёты. Мы предлагаем считать эту фискальную нагрузку как соотношение суммы налоговых платежей за вычетом налогов на доходы физлиц в консолидированный бюджет, а также взносов в социальные фонды и страховых премий на обязательное страхование ответственности владельцев опасных производственных объектов и соотносить это с валовой добавленной стоимостью за вычетом амортизации.

Минэкономразвития в принципе поддержало нашу методологию. Нам хотелось бы, чтобы Минфин отреагировал. Соответствующее поручение Президента есть, но нам хотелось бы, чтобы уже в текущие Основные направления налоговой политики был включён раздел, который подтверждает эту методологию как совместную, понятную и бизнесу, и Минфину, и другим ведомствам. Если сумеем это сделать, нам легче будет оценивать каждую налоговую новеллу с точки зрения изменений совокупной фискальной нагрузки.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 27 мая 2016 > № 1769075 Дмитрий Медведев, Александр Шохин


Австралия. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 апреля 2016 > № 1722248 Александр Медведев

В австралийском городе Перт на текущей неделе проходит международная конференция по сжиженному природному газу (СПГ) и выставка. "Газпром" на мероприятии представляет заместитель председателя правления Александр Медведев, к которому на стенде компании выстраивались очереди из международных делегаций.

Для России поезка в Перт оказалась удачной — страна выиграла долгожданную заявку на проведение следующей конференции СПГ-производителей в 2022 году в Санкт-Петербурге. По мнению Медведева, это важный сигнал того, что Россию, которая пока производит лишь 10 миллионов тонн СПГ, оценивают как важного игрока этой индустрии. В интервью РИА Новости Александр Медведев рассказал об СПГ-проектах "Газпрома" от Балтики до Сахалина, о трендах в ценообразовании на голубое топливо, реалистичности амбициозных планов США по экспансии на международный рынок СПГ, а также об отношениях "Газпрома" с соседкой-Европой, которые в последнее время переживают легкий холодок.

— Россия в лице "Газпрома" выиграла заявку на проведение СПГ конференции в 2022 году в Санкт-Петербурге. Как вы расцениваете этот факт? С кем пришлось побороться за победу?

— У нас были серьезные конкуренты — Канада, Малайзия и Оман. То, что в текущей политической обстановке выиграли именно Россия и Санкт-Петербург, показывает, что несмотря ни на что, Россия оценена как важнейший игрок на рынке СПГ и сегодня, и тем более в будущем. Поэтому мы очень довольны, что такое событие будет проведено у нас. Было очень много скептиков, которые сомневались, что мы выиграем. В комитете были представители и США, и Канады. Я думаю, что это было очень мудрое решение.

— В какой форме подавались заявки?

— В устной и письменной формах, в соответствии с регламентом, представляются данные по роли страны на мировом рынке СПГ и по имеющимся выставочным возможностям, гостиничным возможностям, досугу и пр. Это событие пройдет в новом Экспофоруме, который является самым современным конгресс-центром в Европе, а может быть, и в мире.

— Расскажите о ближайших планах "Газпрома" по развитию СПГ бизнеса.

— У нас есть два уникальных проекта, которые, благодаря своей специфике, остаются конкурентоспособными, несмотря на трудную ситуацию на рынке. Это расширение "Сахалина-2". Пока речь идет о третьей очереди, но есть потенциал и для строительства четвертой. Газ для этого проекта будет поступать из ресурсов "Сахалина-3".

Другой наш проект — это "Балтийский СПГ", куда газ будет поступать не с конкретных месторождений, а из Единой системы газоснабжения, с учетом того, что северо-западный транспортный коридор предназначен и для поставки газа в "Северный поток-2", и для дополнительной газификации севера России. Газ у нас есть, необходимые транспортные мощности будут созданы, и все проекты будут реализованы.

Эти два проекта будут реализованы практически в один и тот же срок — 2021 год. Эта дата очень важна, потому что именно к 2021-2022 году, после превышения предложения над спросом благодаря началу работы ряда австралийских СПГ-проектов, ожидается рост спроса с новых рынков, и рыночная ситуация изменится. Поэтому 2021 год — очень важная дата для нас. И поэтому мы интенсивно работаем по обоим проектам, чтобы не потерять рыночную нишу.

— А "Газпром" уже начал переговоры с потенциальными партнерами по "Балтийскому СПГ"?

— Да, мы ведем переговоры. Я пока не хочу раскрывать, с кем, но они идут довольно успешно и интенсивно, потому что конкурентоспособность проекта не может не привлекать участников. Интерес есть у многих. Как говорится, много званых, но мало призванных.

— Но вам нужна именно технология по сжижению?

— Да, для реализации проектов СПГ необходима технология по сжижению. Такими технологиями обладают сегодня западные компании. Однако к России применяются американские секторальные санкции, что заставляет нас крайне тщательно и осторожно подходить к выбору партнера. При этом, хочу заметить, в "Газпроме" эффективно реализуется программа импортозамещения. Уверен, что через некоторое время мы будем в состоянии осуществлять такие проекты с использованием российского оборудования и технологий.

— Санкции США в отношении Южно-Киринского месторождения, которое входит в проект "Сахалин-3", повлияют на расширение "Сахалина-2"?

— Нет, не повлияют, потому что свято место пусто не бывает, американский источник (оборудования — ред.) не является эксклюзивным с этой точки зрения.

— Давайте поговорим о ценах на нефть. Можете назвать свой прогноз цены?

— Я уже давно слежу за ценами и знаю, что ни один прогноз самых солидных агентств не сбылся. Вопрос в том, насколько реальность отклонялась от прогноза. Нынешняя ситуация, когда цены были сначала на уровне 30 долларов, а сейчас поднялись до 40, очень серьезно отразилась на нефтяном производстве. Сокращается количество буровых установок, объемов бурения, как следствие — объемов добычи. Если не сразу, то через какое-то время это не может не отразиться на цене.

Население растет, численность среднего класса растет, люди хотят жить в комфортных условиях, пользоваться благами цивилизации. Это относится и к развивающимся странам, таким как Индия, Пакистан, Вьетнам, Бангладеш и другие. Поэтому рост потребления энергоресурсов неизбежен. А сокращение инвестиций в разведку и добычу, при условии, что мы верим в рыночные силы, не может не привести к возврату цен на тот уровень, который обеспечит инвестиционный процесс. Потому что при текущем уровне цен поддерживать инвестиционный процесс довольно тяжело, даже самым конкурентоспособным производителям. И не надо забывать, что нефтяные компании являются источниками крупных налоговых поступлений не только в России, но и во многих других странах, в той же Саудовской Аравии.

Поэтому все эти факторы неизбежно приведут к выходу нефтяных цен на тот уровень, которые обеспечат приток инвестиций. Какой это будет уровень — 60, 80 или 90 долларов? Посмотрим. Мы никогда не гнались за сверхвысокими ценами, мы хотели бы тот уровень цен, который позволил бы нам заниматься нашей работой. А наша работа очень простая — искать запасы, развивать их, добывать и продавать газ нашим покупателям в Европе.

— Цена на российский газ для Европы в 2016 году прогнозируется на уровне 199 долларов за тысячу кубометров против 243 долларов в 2015 году. 2015 год тоже показал снижение цен по сравнению с 2014 годом. Но при этом доля "Газпрома" в Европе выросла. Это взаимосвязанные процессы?

— В 2015 году мы проэкспортировали больше, чем в 2014 году, и сейчас идем с опережением графика. Частичная потеря выручки из-за падения цен компенсируется ростом объемов. Конечно, хотелось бы иметь более высокую цену. Кроме того, так как спотовые цены, которые были выше нефтепродуктовых цен, также существенно упали, можно предполагать, что по итогам года будет некоторая корректировка цен. Но, в принципе, глубина падения уже пройдена и она отражена в наших формулах, поэтому дальнейшего существенного снижения цены против цены первого квартала мы не ожидаем.

— А сколько она составила в первом квартале?

— Мы подведем итоги перед собранием акционеров. В общем, некоторая корректировка в сторону снижения есть, но она незначительная.

— На Дне инвестора 1 февраля озвучивался стресс-сценарий в 169 долларов…

— Мы сейчас выше этого стресс-сценария, хотя стресс-сценарий всегда полезен.

— Исходя из текущих показателей поставок газа, вы можете озвучить прогноз по экспорту на 2016 год?

— Я думаю, что мы точно будем на уровне не ниже прошлого года. Скажем осторожно, не ниже 160 миллиардов кубометров.

— Как вы относитесь к обсуждениям о целесообразности ухода в ценообразовании на газ от нефтепродуктовой привязки?

— Мы столкнулись с темой спотовой привязки еще в прошлый кризис 2008-2009 годов. Часть наших объемов мы продаем с прямой либо косвенной привязкой к газовым хабам. Но ликвидность большинства хабов по-прежнему недостаточна для того, чтобы быть надежным ценовым ориентиром. Корреляция между нефтепродуктовыми ценами и ценами хабов остается очень и очень высокой. Зачем менять что-то на кота в мешке, если есть ценообразование с нефтепродуктовой привязкой.

Почему даже когда нефтепродуктовые цены были ниже хабовых, мы не побежали менять наши контракты? Потому что мы считаем, что торговля на газовых хабах пока подвержена рискам финансовых спекуляций, а мы не можем себе позволить быть заложниками спекулянтов. Мы занимаемся долгосрочным бизнесом. Как известно, банки зарабатывают и в период падения цен, и в период роста, для них главное — неустойчивость рынка.

А нам и нашим клиентам нужно обратное — предсказуемость, возможность планировать свою деятельность. Поэтому мы не собираемся бросаться в омут, где трейдеры могут что-то заработать, а мы можем потерять в главном. Хотя новые методы торговли мы успешно используем. Мы продаем газ на газовых аукционах, продаем успешно, используя возможности текущей рыночной ситуации.

Мы можем, умеем и будем работать на спотовом рынке, тем более когда мы стали собственниками компании ВИНГАЗ (крупнейший оператор газового рынка не только Германии, но и Европы). И наша компания ГМиТ имеет существенные объемы для работы. В портфеле наших дочерних предприятий почти 50 миллиардов кубометров, и мы с этими объемами будем эффективно работать.

— Вы можете назвать примерный процент газа от общего объема, привязанный к хабам?

— Эти расчеты довольно условны, поскольку помимо прямой привязки в наших контрактах есть и косвенная. И не забывайте, что в ряде стран никакой хабовой привязки быть не может — страны Юго-Восточной и Южной Европы, где никакого ближайшего хаба днем с огнем не найдешь, а продавать там газ с привязкой к TTF или NBP это будет просто несерьезно.

— Евросоюз недавно рассматривал ряд положений по повышению собственной энергобезопасности. Там есть пара интересных моментов, например расширение импорта СПГ. "Газпром" видит в этом для себя конкуренцию?

— Я встречался (в рамках СПГ-конференции в Австралии — ред.) с руководителем одной крупной американской компании, которая приступила к экспорту СПГ, и мы пришли к общему мнению, что мы, по сути, не являемся конкурентами, а должны совместно развивать мировой рынок. Кто может конкурировать с нашим трубным газом, особенно в текущих экономических условиях? Тем более что произошла девальвация валюты, а 90% наших расходов — в рублях. Фактически у нас затраты снизились в два раза.

В США работает другая бизнес-модель. Там экспортеры покупают газ на споте, потом сжижают его, транспортируют, то есть работают по принципу "с паршивой овцы, хоть шерсти клок". А мы работаем на долгосрочной основе, чтобы наши инвестиции в долгосрочном плане окупались и чтобы мы могли развивать бизнес.

Но никакой ценовой войны быть не может, потому что мы работаем по нашим контрактам. Мы не устанавливаем цены по своей воле, у нас работает формула, а если необходим пересмотр цен, то проводятся переговоры, которые, как правило, приводят к взаимоприемлемому результату.

— А как вы относитесь к амбициозным планам США по строительству мощностей по экспорту СПГ?

— Заявок на получения права экспортировать газ, как и на регазификацию, было очень много, но лишь немногие получили разрешения. Споры о том, сколько же будет экспортировать США — 20, 30 или 100 миллионов тонн, — продолжаются. Мне почему-то кажется, что это будет скорее 20 миллионов тонн, чем 100.

— А каково ваше отношение к другой инициативе Евросоюза — согласовывать межправсоглашения на поставки газа и новые контракты?

— У нас не так мало уже заключенных контрактов на срок до 2035 года и далее — их общий объем 4 с лишним триллиона кубометров. В этом смысле нам беспокоиться не о чем. Что касается новых контрактов, то, если в Европе хотят перейти на госплановскую модель управления, мы все знаем, чем такие планы заканчиваются.

Мы мыслим рыночными категориями и считаем, что экономические субъекты должны договариваться. Мы также знаем, что эти инициативы ЕС вызвали неудовольствие у других участников рынка. Ведь регулирование — это одно дело, а вмешательство в хозяйственную деятельность — другое, так можно дойти и до абсурда. Будем надеяться, что здравый смысл возобладает и препятствий для хозяйственной деятельности не будет.

— А ЕК не предлагала "Газпрому" или вашим партнерам заключить с Германией межправсоглашение по "Северному потоку-2"?

— Нет, у нас нет такой необходимости, потому что проект носит коммерческий характер. Эту позицию разделяют и акционеры не только из Германии, но и из Австрии и Франции.

— И вам не предлагали?

— Нет, не предлагали.

— Можете назвать сроки привлечения проектного финансирования для "Северного потока-2"?

— Естественно, мы стремимся, чтобы наши крупные проекты реализовывались на базе проектного финансирования, когда 70% — это заемные средства, а остальные 30% — собственные средства акционеров. Хорошие проекты у нас всегда завершались успешным привлечением средств, и сейчас мы уже контактируем с банками по ряду проектов — и "Северного потока-2", и третьей очереди "Сахалина-2", и строительства Балтийского СПГ.

Несмотря на сложную ситуацию на рынке, интерес у банков есть. Главное, чтобы они не натолкнулись на какие-то непреодолимые препятствия. Мы знаем, что иногда случается и так, что сначала акционеры финансируют проект, а потом рефинансируют его на более благоприятных условиях, чем те, которые могли бы быть, если бы проектное финансирование было получено с самого начала.

Акционеры готовы пойти и на такой вариант, хотя, конечно, это потребует мобилизации дополнительных собственных средств. Поэтому мы все-таки хотим, чтобы работали классические схемы, а не экстремальные.

— Но сроков по привлечению проектного финансирования для "Северного потока-2" вы не ставите?

— Сроки есть. Как только в 2017 году будут получены все необходимые разрешения, в этом же 2017 году должен быть решен вопрос по проектному финансированию.

— Примерную сумму можете назвать?

— Мы уже объявляли, что общая сумма проекта планируется в объеме 9,9 миллиарда евро, поэтому легко можно посчитать 70% от этой суммы.

— И общая сумма проекта остается неизменной?

— Да, она может только сократиться.

— Я правильно поняла, что "Газпром" уже ведет переговоры по привлечению проектного финансирования для третьей очереди "Сахалина-2" и Балтийского СПГ?

— Да, наши финансовые консультанты работают с банками.

— А суммы вы можете назвать?

— Нет.

— А сроки привлечения?

— Тоже нет, каждому овощу свое время.

— Когда у вас планируется следующая встреча с еврокомиссаром по конкуренции Маргрет Вестагер?

— Мы договорились встретиться в мае.

— Согласно отчету "Газпрома" за 2015 год, в настоящее время пересмотра цен на газ в Стокгольме требуют французская Engie, турецкая BOTAŞ, Shell Energy Europe Ltd, датская DONG Naturgas A/S (слушания по делу в октябре-ноябре 2016г), польская PGNIC (решение по делу должно быть вынесено не позднее августа 2017 года). С Engie удалось договориться, а с кем-нибудь еще?

— С германской Uniper мы тоже договорились. С BOTAŞ ситуация особая. К сожалению, ситуация сложилась так, что трагедия со сбитым Су-24 осложнила взаимодействие наших стран, хотя все поставки осуществляются в соответствии с контрактом. Мы надеемся, что переговоры возобновятся. На самом деле у нас к BOTAŞ в суде встречное требование по повышению цен с 1 января 2016 года, поэтому здесь обоюдоострая ситуация.

— Верна ли логика размышления о том, что пока "Газпром" пошел на уступки именно акционерам "Северного потока-2"?

— Нет, это совпадение. С кем-то переговоры шли дольше, с кем-то быстрее. Участие в инфраструктурных проектах дает нам только более тесные контакты, но никакой увязки с другими вопросами за этим не стоит. Контрактные взаимоотношения — это одно, а реализация инвестиционных проектов — совсем другое. Если стороны уже являются партнерами, то трудно представить, чтобы они не смогли договориться по текущим вопросам.

— А с остальными переговоры продолжаются?

— Я уверен, что все разногласия будут преодолены.

— Досудебно?

— Подача в арбитраж чревата тем, что те, кто подает иск, могут получить меньше, чем им предлагали на переговорах, как не раз показывала практика.

— Какова контрактная цена на российский газ для Украины во втором квартале?

— Да какая цена, если они ничего не покупают. Цена по формуле контракта. В современных условиях на эту цену грех жаловаться.

Австралия. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 апреля 2016 > № 1722248 Александр Медведев


Сербия. Весь мир. ЦФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 28 октября 2015 > № 1535629 Дмитрий Медведев, Александр Вучич

IV Московский международный форум «Открытые инновации».

Тема пленарного заседания – «Человек на стыке трендов технологической революции».

Международный форум инновационного развития «Открытые инновации» проводится в Москве с 2012 года. Традиционным стало наличие страны-партнёра. В этом году партнёром выступила Сербия, в 2014 году – Китай, в 2013 – Финляндия и Франция.

Каждый из пяти дней четвёртого форума посвящён отдельным сторонам жизни и деятельности человека, на которые коренным образом влияют современные технологические процессы: это работа, дом, образование, здоровье и досуг. Тема пленарной сессии этого года – «Человек на стыке трендов технологической революции».

Гостями Форума станут первые лица федеральных органов исполнительной власти, руководители ведущих глобальных компаний, выдающиеся учёные и эксперты в сфере инновационного бизнеса.

Пленарное заседание IV Московского международного форума «Открытые инновации».

Стенограмма:

Д.Медведев: Добрый день всем, кто здесь присутствует! Добрый день, господин Председатель Правительства Республики Сербия Александр Вучич, господин Бутчер!

Уважаемые участники нашего пленарного заседания, гости форума, дамы и господа!

Прежде всего позвольте мне от лица нашего Правительства поприветствовать вас в Москве на уже четвёртом форуме «Открытые инновации». Он проходит в хорошем месте, о котором сказал мэр Москвы. Действительно, здесь проходили разные интересные мероприятия в последние десятилетия, сейчас мы его возрождаем. Надеюсь, что оно будет использоваться и для таких интересных мероприятий, как форум.

Мы сейчас все послушали весьма любопытные выступления. Так, немножко страху нагнали – я периодически ловил себя на мысли о том, вообще хорошо ли, что мы занимаемся инновациями, потому что количество рисков, количество угроз умножалось от выступления к выступлению. Но, с другой стороны, есть повод и для оптимизма. Очевидно, что всё равно прогресс не остановить, и первая, и вторая, и третья индустриальные революции произошли, будет и четвёртая, по всей вероятности. Неизвестно, увидим ли мы её, но очевидно, что всё будет развиваться, изменения будут накапливаться, мы всё время будем ставить перед собой те вопросы, о которых мои коллеги говорили: что делать в этой ситуации – заниматься ли активным внедрением этих инноваций или предоставить экономике просто плыть по течению, вмешиваться ли в эти вопросы государству или отдать всё на откуп частному бизнесу, как выстроить модель работы, как заниматься охраной этих изобретений, в том числе и патентованием, о которых здесь говорилось. Я вкратце замечу, что, на мой взгляд, патентование – это не только государственная задача, но и задача частного бизнеса.

Всё, о чём здесь говорилось, безусловно актуально и интересно. Ещё раз хочу поблагодарить спикеров за интересные выступления. Но по понятным причинам решение всех этих проблем будет растянутым во времени. Но, с другой стороны, с учётом того, в какую эпоху мы живём, эти решения, и с этим я не могу не согласиться, должны иметь глобальное звучание, иметь глобальный характер. Можно построить самую лучшую систему, принять идеальные национальные законы, но система не будет работать, потому что она будет натыкаться на глобальный характер коммуникаций, на глобальный характер изменений, которые происходят во всех отраслях знаний, во всех отраслях промышленности.

Как всем этим заниматься – это действительно задача для всех национальных правительств. Поэтому, кстати сказать, на всех форумах «Открытые инновации» у нас были почётные гости, главы правительств разных стран. Сегодня это наши друзья из Сербии, Председатель Правительства Республики Сербия. Ещё раз хотел бы поблагодарить за совместное участие в этой сессии.

Что говорить о России? В России, очевидно, изменения происходят, и происходят так же быстро во многом, как и в других государствах. Меня радует, что бизнес-среда в России всё-таки становится более предсказуемой, у нас появляются возможности вкладывать в инфраструктуру, создавать более комфортную среду для инноваций, реализовывать такие проекты, как «Сколково», заниматься венчурным инвестированием. Я, правда, не совсем согласен с тем, что здесь звучало, в том числе от моих товарищей: я не уверен, что таких проектов, например, как «Сколково», должны быть десятки. Почему? Ровно потому, что государство не должно вкладывать во все проекты. Государство должно просто показать пример, как это можно делать, сконцентрировать какой-то ресурс. Но, по-хорошему, такие точки роста должны создаваться прежде всего за счёт усилий бизнеса при поддержке государства в виде инфраструктурных решений.

Очевидно, что во всех технопарках, во всех современных инновационных системах государство не только сидеть не обязано, оно просто там вредно, оно будет сковывать развитие. Но об этом мы ещё можем поспорить. Тем не менее, несмотря на довольно сложную экономическую ситуацию, несмотря на издержки, о которых мои коллеги говорили, этот курс будет продолжен – на поддержку инновационного роста нашей экономики, и это действительно уже государственная задача. Я об этом неоднократно говорил и ещё раз хотел бы повторить: никакой альтернативы такому развитию не существует, в том числе даже в стране, у которой колоссальные энергетические запасы, в такой стране, как Россия, всё равно нет никакой альтернативы инновационному развитию. Главное, чтобы мы успевали, могли встроиться в глобальный технологический мир и занять в нём достойное место.

Мир, как нам только что показали на этих презентациях, переживает технологический бум. Некоторые говорят о технологической революции, можно и этот термин использовать. Но изменения происходят зачастую, если говорить о технологиях, неожиданно и стремительно. Если говорить о социальных революциях, у них всегда есть предпосылки, о чём нас учили в школах, в университетах: накопление всякого рода противоречий, потом выход этих противоречий в виде революционных социальных изменений. В технологическом мире не совсем так. Может выстрелить в таком месте, где никто и не ожидает, что это случится, потому что все эти процессы могут быть скрыты. Или это какое-то открытие, озарение, в результате которого произойдёт что-то совершенно особенное, поэтому мы не можем к ним полностью подготовиться.

Предсказать, что будет трендом через 10–20 лет – это нелёгкая задача даже для футурологов и киносценаристов, не говоря уже о политиках. Посмотрите, какое количество прогнозов сбылось, какое не сбылось. Правовое регулирование тем более не поспевает за этими изменениями. Ещё 25 лет назад в России персональные компьютеры и сотовые телефоны, как и, собственно, в других странах, тоже были в диковинку. Что будет завтра, мы приблизительно себе представляем, но не уверены, что даже то, о чём сейчас говорим, будет мейнстримом, по которому будет происходить развитие. Тем не менее все говорят о беспилотном транспорте, энергонулевых домах, мире робототехники, гаджетах, которыми сегодня пользуются практически все, об автоматизированных средствах.

Говорят и об этике по целому ряду вопросов (была сейчас блестящая презентация), включая самые разные проблемы, например сбора персональных данных в Сети, обеспечения кибербезопасности. Вопросов гораздо больше, чем ответов, но, наверное, так и должно быть.

Я хотел бы также сформулировать несколько связанных с этим тенденций, которые, на мой взгляд, важны с точки зрения, подчёркиваю, интересов государств и правительств.

Первое, о чём хочу сказать, – это реструктуризация рынка труда и возрастание креативной составляющей труда. Если автоматизация, робототехника, системы искусственного интеллекта будут вытеснять низкоквалифицированный труд, то на первое место выйдет то, что как раз отличает человека от робота (или от друга, как нам только что здесь сказали), – возможность воображать и творить. Это относится не только к инженерам и программистам, но и ко всем творческим профессиям. При этом исключительные права человека на изобретения и разработки, на творческие результаты должны быть гарантированы правовыми решениями, включая, кстати, наднациональные правовые решения. Пока в этом смысле человечество не продвинулось, я об этом говорил неоднократно на различных площадках. Пока как-то, мне кажется, эта проблема не очень волнует руководителей государств и правительств в других странах. А мне кажется, что на это уже пора обратить внимание.

Второе, о чём хотел бы сказать, – это, конечно, приход в новую жизнь тех поколений, которые уже буквально рождены в цифровом мире. Конечно, они привыкли общаться в социальных сетях, привыкли использовать цифровые технологии. Более того, они зачастую проводят в интернете значительную часть времени, бо?льшую часть времени. Не знаю, хорошо это или плохо. Наверное, в этом есть и известные серьёзные издержки, но так есть, и мы с этим должны считаться. Поэтому и огромное количество товаров и услуг приобретается таким путём. Понятно, что мы должны всё это учитывать в своей государственной практике.

Современные коммуникационные платформы помогают по-новому организовывать коллективные действия людей и объединять их для различных общественных инициатив. Естественно, также повышается и подотчётность и открытость органов власти – от муниципалитетов до федеральных правительств. Всё это также должно быть учтено в повседневной практике органов государственной власти.

Третье, о чём хотел бы сказать, – это, конечно, прорывы в целом ряде важнейших технологий, включая биомедицину. Сегодня меняется не только социальная реальность, но и открываются новые возможности для укрепления здоровья человека. Только что, когда была презентация, нам показывали основные угрозы, основные страхи, которые почти на рефлекторном уровне озвучиваются человеком. Основной страх – это потерять здоровье, хронические болезни, лекарства. Поэтому мы, конечно, этому должны уделять огромное внимание.

Инновации уже позволяют диагностировать болезни на ранних стадиях, но очевидно, что основные, важнейшие решения ещё впереди, и причём эти решения должны будут позволить людям вести активную жизнь, сделать возможными такие технологии не только для обеспеченных людей, но и для самых обычных людей. На это, мне кажется, любое государство, любое правительство обязано обращать самое пристальное внимание.

И, наконец, ещё одна тенденция – это глобализация и «оцифровка» образования. Образование сегодня превратилось в непрерывный процесс. По сути, каждый из нас не прекращает этот процесс в личном качестве, этим занимаются все, начиная от детей в детских учреждениях и заканчивая различного рода начальниками. Учиться необходимо всю жизнь. Открытые платформы теперь стирают остатки географических границ. Лекции в некогда элитарных университетах, куда стремились попасть и не могли, например, зайти в аудиторию, сейчас стали доступными в результате возможности посмотреть их на экранах компьютеров. Сам процесс обучения становится динамичнее, в нём всё больше игровых элементов. Поэтому традиционная система образования, почему я об этом и говорю (а это задача государства), на эти факторы обязана реагировать. Невозможно делать вид, что ничего этого не происходит, что сохраняются классические школы, классические университеты, а всё остальное – это какая-то современная муть, которая не должна приниматься во внимание.

Уважаемые участники форума, коллеги! Кто-то может сказать, что не всё из перечисленного здесь с этого подиума и с этой трибуны актуально для нашей страны. У нас действительно страна большая, у неё много регионов, причём эти регионы входят в новый мир на разных скоростях, где-то быстрее, где-то инерция всё-таки сильнее, но тем не менее мы должны всё это учитывать, тем более что Россия привыкла гордиться своими научными открытиями. Мы знаем немало примеров, когда разработка тех или иных решений оказалась невостребованной, а автор впоследствии вынужден был реализовывать эти идеи в другой стране. Нам, конечно, важно выстроить такую систему, при которой талантливые изобретатели – а мы верим, что у нас есть талантливые изобретатели и сегодня, люди масштаба Сикорского или Теслы – не только могли бы предлагать новые решения, но и опираться на существующую инфраструктуру поддержки, успешно коммерциализировать их.

Но, ещё раз подчеркиваю, этим должно заниматься не только государство, тем более что, если верить одной из презентаций, которая только что была, государству в нашей стране и во многих европейских странах в этом плане верят гораздо меньше. Здесь разность мышления. Действительно интересно, что в этом плане государству в Китае или Японии верят больше. Наверное, это и образовательные вопросы, и вопросы традиций, которые так или иначе влияют на нас, тем не менее учитывать это нужно.

Сегодня многие традиционные отрасли меняются под воздействием новых производственных технологий, некоторые даже стали говорить о подрывном характере отдельных инноваций. В результате их внедрения реально трансформируются рынки, изменяется сам характер конкуренции, целые секторы экономики, по сути, оказываются за бортом. Это необходимо учитывать, в том числе и в смысле такой большой проблемы, как безработица. Страны-лидеры должны уделять этому повышенное внимание.

Способны ли мы на политическом и государственном уровне предвосхитить все эти тенденции? Ответ: конечно, нет. Мы можем их предвосхитить, мы можем их учитывать лишь частично. Государство должно помочь со средой, сформулировав законы, обеспечив доступ капитала в некоторые особенно важные секторы типа тех, что я упомянул (здравоохранение, образование), создав специальную инфраструктуру в виде участия в технопарках, обеспечив регулирование рынка труда, поддержку образования, но комплексно решать все эти задачи, конечно, могут только все участники инновационного процесса – это прежде всего бизнес, наука, образование и потребители. Один из таких комплексных проектов нашего времени, который мы реализуем в нашей стране, называется «Национальная технологическая инициатива». Она включает в себя систему «дорожных карт», объединённых понятием «сеть». Фактически мы пытаемся уловить контуры зарождающихся рынков, важнейшие направления и создать условия, при которых российские компании могли бы занять на них достойное место. Буквально на днях утверждён порядок реализации таких карт. Говорю об этом именно как о примере того, где уместно участие государства.

Естественно, мы открыты для любого сотрудничества, поскольку в одиночку ни одному государству не под силу решать столь масштабные, столь разнообразные задачи. И конечно, в выигрыше окажется тот, кто может создать наиболее комфортную бизнес-среду, конкурентоспособную юрисдикцию в этом смысле и, конечно, привлекательные условия для жизни тех, кто занимается творчеством. Мы очень хотели бы, чтобы Россия была одним из таких мест.

И конечно, я желаю всем участникам форума хорошей работы, полезных деловых контактов. Спасибо.

М.Бутчер (модератор, главный редактор веб-сайта TechCrunch Europe, как переведено): Большое спасибо, господин Премьер-министр. И сейчас мы готовы выслушать господина Премьер-министра Вучича, Сербия.

А.Вучич (Председатель Правительства Республики Сербия, как переведено): Спасибо, Майк, за приглашение принять участие в этом мероприятии. Я буду выступать на родном языке. Я только хочу сказать, что в этом обсуждении принимают участие члены моей делегации, поэтому я перехожу на свой родной язык.

Уважаемый Председатель Правительства Российской Федерации господин Медведев! Для меня особая честь присутствовать на сегодняшнем чрезвычайно важном и крупном собрании, форуме. Хочу поблагодарить Вас за то, что относительно небольшой стране предоставили такую честь – вместе с Вами выступить на этом собрании.

Я происхожу из страны, где родились Никола Тесла, Михайло Пупин, своими изобретениями и достижениями изменившие ход истории человечества, но и из страны, которая сегодня не может по своему академическому потенциалу быть сопоставленной со многими другими странами, которые в научно-технологическом, инновационном смысле далеко впереди нас. Я воодушевлён тем, что Вы, Председатель Правительства, сегодня здесь организовали, Вы показали огромное желание, чтобы Россия осуществляла прогресс. Как сказано, Россия занимает 7-е место по внутренним патентам, 25-е – по международным патентам. Мы гораздо ниже, в Сербии 200 патентов. В основном это патенты из частного сектора, который самообучался, и возрождался, и показывал инновативность. Я бы сказал, что огромная сила этого сектора или нового поколения людей, которые получали образование не в наших научных институтах, – это одна из вещей, которую государство должно будет поддерживать в будущем.

Как и Вы, Председатель Правительства, так и мы обычно стремимся к тому, чтобы государство избегало каких-то обязательств, и оставляем это для частного сектора. Но опыт многих стран нам говорит, особенно учитывая талант наших людей, которые это показали не только в Сербии, но и за рубежом, что вложение в стартап-компании, вложение кредитами и так далее, всё то, что мы можем сделать, может принести нам огромные результаты. В нашем регионе мы хорошо соревнуемся с некоторыми странами по развитости информационных технологий, а в определённых других смыслах отстаём.

Но что для нас важно, и я посчитал важным научиться этому у вас и у многих других, – что мы должны менять себя дополнительно. Я думал, что, если начнётся рост экономики, вы решите все свои проблемы. К сожалению, мы их не решили и, очевидно, мы не могли предварительно какое-то видение получить. Меня напугало, что, как было сказано, через 20 лет будет гораздо больше изменений, чем за последние 200 лет. Я несовременный человек, я не купил смартфон всё ещё и, как большинство людей, рабочих в нашей стране, смотрю, что это новое принесёт нам. Эти рабочие боятся потерять работу, а я боюсь показать, что я хочу быть слишком модным и соответствовать трендам. Председатель Правительства Медведев сказал, что у нас нет альтернативы, мы должны идти в ногу с новой эпохой, и если мы этого не будем делать, общество будет нести урон. И наше будущее, как Вы сказали, во многом будет зависеть от того, насколько мы сможем, я бы сказал, внедрить новые технологии, и чем быстрее мы их введём, тем будет лучше.

Для этого существует два очень серьёзных условия. Мы будем проводить реформы, мы будем работать над обучением нашего населения. Я тут слышал Майкла, Давида Яна, господина Рифкина. Всех мы пригласим в Сербию, чтобы их услышал наш народ, чтобы узнал от них что-то, и будем менять наш подход к науке. Так же как мы смело вступили в серьезные реформы, приняли фискальные конституционные меры, реформировали рынок труда. Это никому не нравилось в Сербии, а сейчас я наблюдаю, что люди видят первые улучшения, которые произошли вопреки серьёзным, трудным, болезненным реформам. Также мы сделаем то, о чём я узнал от Шимона Переса, легендарного Президента Израиля. Приходит время, когда люди будут работать два-три часа и учиться два-три часа, чтобы осваивать новые технологии, также ученики будут пять часов учиться и ещё дополнительно определённое время (два-три часа) проводить, занимаясь практикой и готовясь к будущей работе.

Как вы знаете – это происходило в России, аналогично и в Сербии, – с 1990-х годов у нас вдруг появилось множество юристов, менеджеров и так далее. Но никто не хотел становиться машиностроителем, инженером. Так что есть нехватка простых рабочих. Мы вместе с Германией и некоторыми другими странами попытаемся ввести в Сербии двойственное (дуальное) образование. Я знаю, что я столкнусь с большим сопротивлением в нашей стране, потому что наши люди стараются, чтобы ничего не изменилось, за последние 40 лет ничего не изменилось и, когда мы оканчиваем университет и среднюю школу, считается, что больше ничего дальше не надо изучать. Это вещи, которые серьёзно надо менять, и так же как и за последние полтора года мы провели реформы в других секторах, нам придётся осуществлять серьёзные реформы в образовательном секторе, что является важным условием для развития нашей страны.

В нашей стране все мировые компании используют талант наших молодых людей, начиная от Microsoft и Acer и других, но у нас успешные отечественные компании в секторе информационных технологий, и я надеюсь, что таким образом нам удастся обеспечить лучшее будущее для них. Мы многое можем и желаем научиться у России и у других. Я действительно впечатлён тем, как вы организовали этот форум, я поздравляю Вас, Председатель Правительства, с этим, а мы продолжим с нашим обучением и с проведением тяжёлых реформ, для того чтобы наши граждане соответствовали прогрессу в мире.

Ещё раз поздравляю Вас с форумом, который Вы организовали исключительным образом.

М.Бутчер: Большое спасибо, господин Премьер-министр Вучич.

Перед нами выступали прекрасные докладчики по широкому кругу проблем. Хотел бы сейчас задать несколько вопросов.

Господин Премьер-министр Медведев, Вы – пользователь технологий, я Вас часто вижу с iPad, Вы подключены к миру технологий. Как Вы считаете, какие основные тренды имеют существенное значение для России в ближайшее время? Вы упомянули о национально-технологической повестке. Может быть, Вы подробнее расскажете об этом?

Д.Медведев: Спасибо, господин Бутчер.

Кто-то из нас любит пользоваться всякими техническими новинками, а, как мой коллега сказал, он не очень любит пользоваться – и нормально, и без них можно жить, причём очень даже неплохо. Но надо признаться, что, конечно, всё равно XXI век диктует определённые условия, в которых мы проживаем, – полностью игнорировать достижения научно-технического прогресса невозможно, да и, наверное, не очень умно. Мы так или иначе с ними соприкасаемся.

Если говорить о текущем состоянии дел в нашей стране, я достаточно подробно, мне кажется, сказал сейчас об этом с этой трибуны. Мой коллега господин Вексельберг также рассказывал о текущих проблемах инновационного развития в нашей стране на примере в том числе «Сколково» и других видов инновационного бизнеса, которыми он лично занимается.

Мы действительно в последние годы поставили, что называется, на нормативную основу всю эту работу. В части законодательства – когда мне коллеги по бизнесу или некоторые государственные служащие говорят: нам нужно такой документ принять, – я думаю, что у нас вполне нормальная нормативная среда. Она довольно цивилизованная, современная. Раньше нас всё время упрекали в отношении того, что наше патентное законодательство, законодательство об интеллектуальной собственности не является современным. Я считаю, что и оно сегодня вполне современное. Вопрос именно в практическом применении, это гораздо более сложная задача, это действительно зависит от всех нас.

Что же касается наших идей, то мы пытаемся создавать вот такой симбиоз между подходами государства, с одной стороны, и идеями бизнеса, ставить всё на платформу государственно-частного сотрудничества, потому что, ещё раз подчеркиваю, если говорить о создании инновационной экономики, то это точно не просто государственная задача. Да, роль государства важна, но не менее важной является роль бизнеса, роль общественных структур, образования, науки, потребителей, всех, так сказать, экторов научного, технического мира и современной экономики. Поэтому я считаю, что мы не должны преувеличивать роль государства, но и не должны её недооценивать.

Ровно поэтому мы создали такую идею, как наша технологическая платформа современная, к которой мы в настоящий момент стараемся двигаться, – это Национальная технологическая инициатива, о которой было сказано в Послании Президента. Впоследствии она превратилась в набор планов по наиболее критичным в настоящий момент, и более интересным, скажем так, технологическим решениям. Это и упомянутая карта, посвящённая современным проблемам мозга и использованию компьютерных технологий, она называется NeuroNet. Это и проблемы наших транспортных средств без экипажа, без водителя – то, что называется AutoNet, и целый ряд других идей, по которым в настоящий момент уже, по сути, утверждены «дорожные карты» относительно того, как двигаться вперёд, причём смысл этих «дорожных карт» именно в том, чтобы пробудить частную инициативу и придать этому ускорение за счёт государственного ресурса.

Да, наверное, на первых порах мы вынуждены будем вложить туда и государственные средства, но это должен быть первый толчок. Впоследствии, надеюсь, все эти направления будут развиваться самостоятельно. Мы утвердили несколько лет назад в рамках сколковского проекта и специальной комиссии по модернизации также перечень особых, наиболее важных технологий, которыми регулярно занимаемся, в самых разных сферах – это и упомянутая мною биомедицина, и фотоника, и, конечно, интернет-технологии самые разные. Всё это остаётся в поле зрения, но ещё раз в заключение хотел бы подчеркнуть, что это наша общая задача, и здесь необходимо соединять усилия государства и всех других участников этого процесса.

М.Бутчер: Разрешите продолжить в развитие одной из мыслей, которую Вы высказали. Россия успешно развивает технологии, технику, и я – человек, который живёт за пределами России, уважаю её достижения в науке и технике. Но в ближайшие несколько лет каковы наиболее сильные стороны и слабые стороны России?

Вы говорили о развитии самоуправляемых автомобилей, и также в сфере медицины... Говорилось о том, что в штате Невада используются беспилотные автомобили. Каково отношение России к развитию беспилотных автомобилей? Каковы сильные и слабые стороны?

Д.Медведев: Если говорить о наших наиболее проблемных, слабых местах, то они, мне кажется, довольно понятны. К сожалению, в 1990-е годы мы довольно… Я назову несколько этих проблем.

Во-первых, мы в результате экономических трудностей потеряли довольно много людей, которые уехали, для того чтобы работать в других странах, и не вернулись. Кто-то вернулся, кто-то не вернулся. Это реальные потери. К сожалению, это случилось. Задача сегодня заключается в том, чтобы создать такие условия, когда те, кто всё-таки размышляет о том, где жить и работать, в том числе инноваторы, те, кто занимается творческой деятельностью, всё-таки принимали решение в пользу России. Это первое.

Второе. Как раз мой коллега господин Вучич об этом говорил. К сожалению, значительная часть людей, которые в 1990-е годы принимали решение о том, как учиться и где учиться, выбирали в основном профессии гуманитарного цикла – это прежде всего менеджеры, юристы, экономисты. Безусловно, это очень важно. И в наших странах как странах, которые вышли из другой формации, которые имели другую экономику, это было нужно Но, с другой стороны, мы потеряли большой слой классных современных инженеров, которыми, кстати, всегда славились наши страны. Россия была, может быть, одной из выдающихся стран с точки зрения инженерной подготовки, инженерной мысли. Это тоже, наверное, та слабость, которую мы должны учитывать.

Можно, конечно, и другие проблемы называть, мои коллеги здесь тоже говорили об этом, – это и целый ряд инфраструктурных проблем, проблемы патентования, хотя, ещё раз подчеркиваю, патентованием прежде всего, конечно, должно заниматься не государство, а бизнес, заинтересованный в том, чтобы защитить те или иные разработки. Но помимо этих слабостей мы имеем и колоссальные плюсы и преимущества, о которых все говорят и которыми если, может быть, нет смыла сейчас гордиться, то во всяком случае их нужно учитывать. К числу этих преимуществ, я считаю, по-прежнему, несмотря на все трудности последних 20, может быть, 15 лет относится система образования. Очевидно, что по целому ряду направлений, по целому ряду профессий те знания, которые дают российские классические университеты, российские технические университеты, – всё-таки знания мирового уровня. И это нужно обязательно сохранить и в то же время обогатить современными формами образования, о чём говорил я, что мы делаем в «Сколково», в том числе и в рамках так называемого Сколтеха, и что делают другие коллеги в научных центрах, которые развиваются в других местах. Поэтому образование я считаю колоссальным преимуществом нашей страны.

Второе, что мне представляется очень важным – тут я не хочу никого обидеть, тем не менее: наши люди, люди, которые живут в нашей стране, имеют, если хотите, генетическую склонность к творчеству, и в этом смысле их отчасти проще побудить к такому труду. Они с удовольствием что-то изобретают, что-то придумывают, и в этом вторая наша сильная сторона. Но эта сильная сторона очень часто оборачивается как раз и проблемами – ровно по той причине, о которой мои коллеги здесь говорили: проблема не в том, чтобы что-то создать, а в том, чтобы это коммерциализировать. Придумывать у нас на самом деле умеют, и воплощать технические решения, придумывать новые технологические идеи, создавать новые программы, по сути, находясь в мейнстриме современного развития, но коммерциализация – это пока точно не наша сильная сторона, потому что это проблема того, как делать бизнес. Этим, по всей вероятности, нам ещё нужно заниматься, этому нужно учиться.

Поэтому я считаю, что мы сейчас имеем и сильные, и слабые стороны, и наша задача, в том числе задача Правительства, воспользоваться всем этим, и, конечно, постараться проблемы преодолеть.

М.Бутчер: Здесь мы видели на примере «Сколково» и других презентаций, что есть кое-какие разработки, которые Вас очень воодушевляют.

Д.Медведев: Да.

М.Бутчер: Прекрасно! Премьер-министр Вучич, я хотел бы задать Вам тот же самый вопрос. Сербия, конечно, иная страна, это не Россия. У Вас тоже есть и положительные стороны, и какие-то проблемы. Вы говорили отчасти о реформах, которые будете проводить, они будут касаться предпринимательства, инвестиций в науку и технологии. Каковы сильные и слабые стороны вашего государства в вашем подходе к технологиям?

А.Вучич: Я, наверное, должен сказать, что у нас по-прежнему хватает проблем с экономическим возрождением в нашей стране. Мы держим сейчас уровень фискального дефицита 3%, и нам также успешно удалось обеспечить темпы роста. Они сейчас положительные – плюс 1%, несмотря на нерадужные прогнозы Всемирного банка. Мы несколько раз уже видели расхождения в их прогнозах и тем, что мы реализовываем, и мы планируем достичь плюс 3% экономического роста к 2027 году.

По нашей сегодняшней теме хотелось бы сказать следующее: это для нас очень важно. У нас есть серьёзная положительная сторона, преимущество по отношению к другим государствам, состоящее в том, что у нас довольно много талантливой молодёжи, и об этом говорят во всём мире, это признаётся. Вот почему такие компании, как Microsoft, IBM, General Electric, Schneider, неизменно проявляют интерес к нашей стране, и другие американские компании следуют их примеру. Но это также является отчасти и проблемой для нас, ибо мы сталкиваемся с утечкой мозгов так называемой. Те молодые люди, которые набирают определённый потенциал, мигрируют на Запад в большинстве своём, где выше зарплата, и немногие, надо сказать, возвращаются в родную страну. С другой стороны, да, конечно, мы привлекаем всех этих инвесторов в Сербию, мы создаём систему субсидий, систему различного рода поощрений. Если речь идёт о создании нескольких тысяч дополнительных рабочих мест, государство, конечно же, поддержит всем, чем возможно, для того чтобы люди не уезжали из нашей страны и гарантировали успешное развитие и успешное будущее и для себя, и для всего государства.

Да, мы активно инвестируем в подобные проекты, но, что, я думаю, является нашей самой серьёзной слабой стороной, честно вам скажу, это недостаточное развитие предпринимательства в нашей стране. Я не хотел бы вдаваться сейчас в подробные объяснения, скажу лишь, что в 1960-х годах, когда у нас был социализм в управленческой сфере, это полностью уничтожило дух предпринимательства. Потом последовали не менее сложные 1990-е годы, и теперь не так уж просто всё это восстановить и не так-то просто развить дух предпринимательства, который нам нужен. Для меня очень болезненно слушать здесь выступающих, потому что я слышу вещи, к которым я не привык, которые для меня необычны, потому что это совершенно новые для меня вещи и идеи. Здесь мне нужно ещё повысить свой уровень осведомлённости, это отнюдь не просто.

Мы всегда говорили о том, что государство будет делать. Но это сумасшествие, потому что наша задача – создать нормативно-правовую среду и чуть-чуть подтолкнуть, и всё. Не следует думать о чём-то большем в плане развития ситуации. Я бы сказал, что это в том числе и те проблемы, о которых упомянул Председатель Правительства Медведев, мой коллега. Поэтому нам нужно менять нашу систему образования, наши подходы к науке, к инициативам с участием новых технологий и тому подобному. Ибо, если нам удастся этого достичь, то, без сомнения, вся эта талантливая молодёжь реализует себя на родине. Скажу вам, что эти молодые люди вносят серьёзный вклад в рост нашего ВВП, в промышленный рост в стране. Допустим, разработка программного обеспечения – это 500 млн евро (размер сегмента). Это серьёзное подспорье для нашей страны, для небольшой страны. И это серьёзное подспорье для них и их семей.

М.Бутчер: Я просто скажу о том, что знаю некоторые сербские компании…

А.Вучич: Да-да, об этом я и говорю. Прекрасные ребята. Но они всё сделали без нашей поддержки. Они были настолько талантливы, настолько умны, настолько прекрасно сработались, что остаётся только восхищаться. И я слышал ещё о группе молодых предпринимателей, которые также весьма многообещающи.

Очень интересно проследить параллели между тем, о чём говорите Вы и господин Медведев: это участие и взаимодействие в этих процессах между государственным сектором и частным. Да, мы утром ещё об этом говорили. Знаете, что мне сказал Премьер-министр Медведев? «Может быть, вы не так много об этом знаете, но очень важно об этом сказать. Очень важно рассказать о том, что делается в этой связи в вашей стране, потому что то, что Вы услышите здесь сегодня, может Вам пригодиться». Вот почему, собственно, я и участвую в этом мероприятии, в этих дискуссиях, притом что у нас очень много возможностей научиться чему-то практическому и практичному от ваших присутствующих здесь экспертов.

Да, нам нужно менять наше мировоззрение, наши подходы, в какой-то степени это нелёгкая задача, совсем нелёгкая, и, кроме того, времени у нас нет на то, чтобы это затягивать, потому что, как говорили здесь коллеги, в ближайшие 20 лет грядут такие серьёзные изменения, что только поспевай изменяться. Поэтому нам нужно ускориться, все процессы интенсифицировать, и тогда мы добьёмся успеха. Я не сомневаюсь насчёт России, но нам нужно работать в том же направлении. Да, технологии не остановить.

М.Бутчер: Господин Медведев, Давид Ян говорил об отношении к технологии, о том исследовании, которое было сделано и представлено здесь, на форуме «Открытые инновации». Говоря об этике в сфере регулирования технологической сферы, Ян практически сказал в своей презентации, что некоторые выводы и некоторая информация, которую представил господин Сноуден, о проникновении технологий в личную жизнь человека привели к тому, что некоторые страны теперь более скептически настроены к развитию в этой сфере и боятся за свою частную жизнь. Как Вы думаете, какова должна быть регулятивная политика в этой сфере, чтобы общество не воспринимало негативно потенциал новых технологий, каким образом с этим быть?

Д.Медведев: Это, наверное, самый сложный вопрос для государственной власти – вопрос о том, насколько интенсивным должно быть вмешательство в такого рода процессы. Вообще, насколько мерами регулятивного воздействия можно менять ту или иную среду, насколько эти меры являются эффективными, насколько они защищают людей, насколько они защищают бизнес – на мой взгляд, здесь нужно придерживаться принципа разумной достаточности. Государства не смогут отказаться от регулирования инноваций, от регулирования процесса оборота интеллектуальной собственности, от регулирования целого ряда процессов, которые идут в сети Интернет, но эти решения, это вмешательство должны быть корректными и не приводить к противоположному результату.

Поэтому я считаю, что даже в условиях, когда мы все сталкиваемся с теми или иными проблемами от использования новых технологий (и в презентациях наших спикеров всё это довольно рельефно звучало), всё-таки вмешательство государства и решения, которые принимаются на уровне правительств, должны быть разумными, не должны приводить к обратному эффекту. Потому что в конечном счёте, когда речь идёт об использовании новых технологий, мы прекрасно понимаем, что существуют тысячи способов обойти те или иные государственные решения, и ровно поэтому решения должны быть разумными, достаточными и эффективными.

М.Бутчер: Господин Вучич, теперь вопрос к Вам. Кратко, каковы стратегические стимулы развития вашей экономики с этой точки зрения? Ведь в странах, подобных вашей, необходимо выходить на международный уровень, потому что внутренний рынок небольшой и нужно расширяться.

А.Вучич: Да, конечно, вы совершенно правы. Наша экономика по-прежнему опирается на удовлетворение внутреннего спроса. Этого, конечно же, недостаточно для развития экономики, поэтому нам нужно использовать международный опыт в этой сфере и интегрироваться в международные сообщества. Это то, что необходимо сделать.

Кроме того, нужно вынести определённые уроки и сделать выводы из того знания, которое доступно теперь нам, в частности, в сфере производства сельхозпродукции, в улучшении качества медицинского обслуживания. Это для нас чрезвычайно важно, этим мы занимаемся очень активно в последние два-три года, гораздо активнее, чем раньше. Хотя, конечно, мы ещё далеки от лучших международных стандартов.

Как я уже сказал, для нас отнюдь не просто заниматься этими вопросами, но это как раз две сферы, которые являются нашими приоритетами. Это, я надеюсь, позволит нам и далее поддерживать и улучшать положительные показатели экономического роста, на которые мы вышли уже в этом году, и будем надеяться, что у нас будет достаточное финансирование для того, чтобы это сделать.

Если говорить о новых субсидиях и различного рода мерах стимулирования в сфере технологий: конечно, на всё нужны деньги. Это один из важнейших вопросов. И конечно, это делать гораздо проще, когда темпы экономического роста положительные, когда фискальный дефицит под контролем. Именно такая ситуация характерна для нас сейчас. Нам нужно добиться успеха, создать очень стабильную систему. Мы ожидаем, что в долгосрочной перспективе нам удастся сработать ещё лучше.

М.Бутчер: Я уверен, что удастся, и очень рад тем результатам, которые мы видим в технологической сфере по компаниям из Сербии. Господин Медведев, возвращаюсь к Вам. Каково будет Ваше послание участникам форума «Открытые инновации»? Основной посыл?

Д.Медведев: Я хочу пожелать всем удачи в достижении тех целей, которые вы перед собой ставите. И хотел бы специально подчеркнуть, что, несмотря на все привходящие обстоятельства, Россия открыта для инноваций и для сотрудничества со всеми, кто в этом заинтересован.

М.Бутчер: Спасибо, Премьер-министр Медведев, Премьер-министр Вучич! Спасибо, уважаемые господа!

Дамы и господа, большое спасибо за то, что были с нами. Мы на этом завершаем наше пленарное заседание.

Сербия. Весь мир. ЦФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 28 октября 2015 > № 1535629 Дмитрий Медведев, Александр Вучич


Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 27 октября 2015 > № 1530610 Дмитрий Медведев, Александр Вучич

Российско-сербские переговоры.

Стенограмма начала встречи:

Д.Медведев: Я уже сказал господину Председателю Правительства, что это большой, содержательный визит. Имею в виду и наши переговоры, и форум «Открытые инновации», где мы с Вами проведём встречу с бизнесом, наконец, беседу с Президентом нашей страны.

Мне кажется, это очень хорошо, это на пользу российско-сербскому сотрудничеству, нашим отношениям. Так что мы Вас сердечно приветствуем.

Единственное, погода, конечно, не очень, но в это время в Москве всегда такая погода.

И хочу ещё отдельно отметить, что господин Вучич блестяще владеет русским языком. Конечно, наши языки похожи, но всё-таки разные.

А.Вучич: Спасибо, хотя это не совсем так. Я точно всё понимаю, но неверно говорю.

Ещё раз хочу поприветствовать Вас, господин Председатель, вашу делегацию. Надеюсь, что сегодня, завтра и послезавтра мы сделаем многое здесь, в Москве. Думаю, что наши отношения, отношения дружбы и сотрудничества, будут ещё лучше в будущем, если это вообще возможно. Ещё раз Вам спасибо.

<…>

Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Сербия о взаимной охране интеллектуальной собственности в ходе двустороннего военно-технического сотрудничества.

Подписали: Руководитель Федеральной службы по интеллектуальной собственности Григорий Петрович Ивлиев и Министр обороны Республики Сербия Братислав Гашич

Меморандум о взаимопонимании между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Сербия в области экономического сотрудничества, привлечения инвестиций и реализации совместных проектов.

Подписали: Первый заместитель Министра экономического развития Российской Федерации Алексей Евгеньевич Лихачёв и Министр экономики Республики Сербия Желько Сертич

Меморандум о сотрудничестве между Федеральной миграционной службой (ФМС России) и Министерством внутренних дел Республики Сербия (МВД Сербии).

Подписали: Руководитель Федеральной миграционной службы Константин Олегович Ромодановский и Министр внутренних дел Республики Сербия Небойша Стефанович

Меморандум между Федеральной службой Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков и Министерством внутренних дел Республики Сербия о сотрудничестве в противодействии новым психоактивным веществам.

Подписали: Заместитель директора Федеральной службы по контролю

за оборотом наркотиков Николай Борисович Цветков и Министр внутренних дел Республики Сербия Небойша Стефанович

Меморандум между Федеральной службой по военно-техническому сотрудничеству Российской Федерации и Министерством обороны Республики Сербия.

Подписали: Заместитель директора Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству Анатолий Григорьевич Пунчук и Министр обороны Республики Сербия Братислав Гашич

Меморандум о взаимопонимании в области молодёжной политики между Федеральным агентством по делам молодёжи Российской Федерации и Министерством по делам молодёжи и спорта Республики Сербия.

Подписали: Руководитель Федерального агентства по делам молодёжи Сергей Валерьевич Поспелов и Министр по делам молодёжи и спорта Республики Сербия Ваня Удовичич

Меморандум о сотрудничестве между Деловым советом по сотрудничеству с Сербией и Деловым советом по сотрудничеству с Россией.

Подписали: Генеральный директор ФГБУ «Российское энергетическое агентство», председатель Делового совета по сотрудничеству с Сербией Анатолий Владимирович Тихонов и Председатель Делового совета по сотрудничеству с Россией при Промышленной палате Сербии Бранислав Груйич

Меморандум о стратегическом партнёрстве между ООО «РЖД Интернешнл» и АО «Инфраструктура железных дорог Сербии».

Подписали: Генеральный директор ООО «РЖД Интернешнл» Сергей Алексеевич Павлов и Директор АО «Инфраструктура железных дорог Сербии» Горан Максич

Заявления Дмитрия Медведева и Александра Вучича для прессы

Стенограмма:

Д.Медведев: Добрый день! Только что завершились переговоры с моим коллегой, Председателем Правительства Республики Сербия Александром Вучичем. Переговоры были успешными именно потому, что они были дружескими, и это полностью характеризует отношения, которые существуют между нашими странами, их историю, но, надеюсь, и перспективу.

Вы были свидетелями подписания большого количества документов, часть из них носит более конкретный характер, часть носит характер меморандумов, но надеюсь, что они будут наполнены практическим содержанием в ходе их реализации.

Мы регулярно встречаемся с нашими партнёрами из Сербии. Полтора года назад, в июле 2014 года, мы проводили переговоры с господином Вучичем здесь, в Москве. Время быстро бежит. Наши друзья и партнёры присутствовали на международных мероприятиях, Президент Сербии господин Николич приезжал на мероприятия в мае, когда мы праздновали День Победы в Великой Отечественной войне. Завтра мы продолжим наше общение, потому что завтра такой особый форум – «Открытые инновации», который мы регулярно проводим. В этот раз нашим почётным гостем является Республика Сербия, это нас очень радует.

Что касается главной темы переговоров помимо обмена информацией по текущим делам – это всё-таки развитие двусторонних экономических связей.

Что здесь можно сказать? С одной стороны, динамика товарооборота в этом году со многими государствами, европейскими государствами, у нас отрицательная. Связано это с разными причинами. Применительно к тому, что у нас существует с нашими партнёрами из Сербии, – это прежде всего изменение цен на энергоносители, потому что всё-таки значительную долю в товарообороте составляют именно нефть и газ. Но, конечно, своё влияние оказывают и нестабильность на мировых рынках, и курсовые разницы.

Тем не менее есть сферы, по которым наши отношения развиваются, и никто эти позиции из нас не драматизирует. Наоборот, мы считаем, что есть движение вперёд по целому ряду направлений.

Если говорить о том, что у нас продвинулось за последний год, опять же, кстати, в том числе и из-за политических решений, – это сельхозсотрудничество, сотрудничество в области агропромышленного сектора. В прошлом году импорт сельхозпродукции из Сербии в Россию вырос на 70%, за шесть месяцев этого года увеличился ещё на 40%, и Сербия занимает уже теперь свою нишу на российском рынке сельхозтоваров, что на самом деле неплохо. Надеюсь, что наши партнёры сумеют закрепиться, потому что санкции – штука не вечная, но тот, кто занял чьё-то место, как правило, с большой неохотой его уступает, и мы, в общем, этому будем рады.

Кроме того, у нас работают механизмы консультаций для преодоления всякого рода экономических проблем, для развития сотрудничества, в частности, Межправительственный российско-сербский комитет по торговле, экономическому и научно-техническому сотрудничеству. Надеюсь, партнёры продолжат эту работу, будут насыщать это сотрудничество новыми элементами.

И хотел бы также сказать, что прежние механизмы сотрудничества у нас сохраняются. Они, конечно, не носят вечного характера. Я имею в виду в том числе режим свободной торговли, он помогает нам текущие трудности преодолевать.

Ещё одним эффективным способом развития отношений являются крупные инфраструктурные проекты. Мы сегодня достаточно подробно об этом говорили. У нас их с Сербией много, прежде всего они касаются энергетики. Один из самых успешных примеров – это выход нашего совместного предприятия «Нефтяная индустрия Сербии» на позиции регионального лидера на Балканах, причём это сопровождается расчисткой и всякого рода долговых проблем, и тех трудностей, которые ранее были в деятельности предприятия, что нас очень радует. Будем надеяться, что это будет высокоэффективный и очень интересный проект. Компания работает в области нефтедобычи, переработки, в области нефтехимии. И когда-то убыточное предприятие сейчас обеспечивает, насколько я знаю во всяком случае, до 14% бюджетных доходов Сербии.

Мы также продолжаем работать над обеспечением стабильности поставок газа. Сейчас (вот мы только что партнёров информировали) в связи с реализацией новых идей и прекращением проекта «Южный поток» мы прорабатываем другие маршруты поставок. Об этих идеях мы ещё раз сейчас подробно рассказали нашим сербским друзьям.

Кроме энергетики, конечно, мы участвуем в целом ряде других проектов, включая транспортную инфраструктуру. Сейчас тоже подписывались документы на эту тему. Надеюсь, что здесь сотрудничество также будет продолжено.

Особое значение имеет для наших стран и развитие гуманитарных связей. Все наши инструменты, институты здесь работают – и Российско-Сербский гуманитарный центр, и целый ряд других проектов. Будем и дальше эти проекты поддерживать.

Будем развивать контакты в сфере образования. В этом году вступило в силу соглашение о взаимном признании документов об образовании и учёных степеней между нашими странами. Стабильно растёт количество сербских студентов в России, что хорошо, и количество тех, кто хочет изучать русский язык. К их числу присоединился господин Председатель Правительства, что меня особо радует, это на самом деле приятное событие.

Но дело не только в том, что мы говорим на близких языках. Мы всегда рады нашим гостям из Белграда, потому что у наших стран очень богатая история отношений и, уверен, блестящее будущее.

Спасибо. Передаю слово своему коллеге.

А.Вучич: Спасибо. Добрый день! Прежде всего хочу поблагодарить Дмитрия Анатольевича за гостеприимство и извиниться перед всеми присутствующими за то, что, так как я всё ещё не говорю бегло по-русски, только часть моего обращения будет на русском языке.

Как вы знаете, Сербия и Россия имеют традиционно дружественные отношения. После нашей встречи с Дмитрием Анатольевичем я уверен, что сегодняшние переговоры станут дополнительным импульсом для ускоренного развития наших политических и экономических отношений. Сербия выражает искреннюю признательность Российской Федерации за помощь и защиту жизненно важных интересов Республики Сербия в Совете Безопасности Организации Объединённых Наций и за истинную, дружественную поддержку в ЮНЕСКО, где Сербия защищает сохранение и существование своих церквей, монастырей и исторических памятников, своё прошлое и своё будущее.

Также за прошедший период, в нелёгкое для России время, мы думаем, Сербия показала и доказала своё искреннее дружественное отношение к Российской Федерации тем, что осталась одной из немногих европейских стран, которые вопреки многочисленным требованиям всего мира не ввели никаких санкций против Российской Федерации. Сербия продолжит вести такую политику и в будущем.

Мы сегодня разговаривали на все важные, глобальные темы, но прежде всего договорились о дополнительном развитии наших экономических отношений. Сербия погасит все свои долги перед Российской Федерацией, прежде всего «Газпромом», в сроки короче предполагаемых, что ясно показывает улучшение финансовой ситуации в сербском бюджете и наше желание строить отношения с Российской Федерацией на чистых и ответственных основаниях.

Последняя информация на русском языке. Я пригласил Дмитрия Анатольевича Медведева посетить с официальным визитом Сербию. Думаю, что это будет в следующем году. Добро пожаловать в Сербию!

Д.Медведев: Спасибо!

А.Вучич (как переведено): Хотел бы на сербском ещё несколько слов добавить. Переговоры мы вели по различным областям, прежде всего по экономическому развитию наших отношений в сельском хозяйстве, сотрудничеству в этой области, где отмечается большой прогресс. Сегодня испытал особенную гордость, когда на нашем общем обеде Дмитрий Анатольевич сказал, что пил сербский йогурт. Я надеюсь, будет больше таких продуктов, которыми мы будем гордиться.

Мы считаем, что очень много можем вложить, чтобы более значимую часть российского рынка занять, о чём наши министры сельского хозяйства сегодня говорили. Мы можем развивать наше сотрудничество во всех областях. В транспорте играет очень важную роль «РЖД». Мы после 30 лет впервые инвестируем в наши железные дороги, добиваясь всё лучших результатов. Мы готовы принять российские компании для строительства инфраструктурных объектов. Мне кажется, что открыты двери и для наших компаний в России.

Также хочу сказать, что мы провели сегодня бизнес-форум. Огромное количество сербских компаний. Никогда, думаю, в последнее время не ехали в таком количестве: восемь министров, Председатель Правительства, 120 компаний сербских.

Я хочу поблагодарить Дмитрия Рогозина, сопредседателя МПК – он с самого начала своей работы начал очень активно выступать за развитие отношений с Сербией.

Мы разговаривали об энергетических вопросах и других экономических темах, и видим очень много хорошего впереди. Сербия останется России другом, но на рациональных основаниях нам удастся построить ещё лучшие отношения в интересах и одной, и другой страны.

Мы разговаривали и о том, как улучшить наш экспорт в Российскую Федерацию, поскольку с нашей стороны отмечается дефицит из-за импорта большого количества энергоносителей. Говорили и насчёт ремонта техники в нашей стране. Считаю, что мы близки к договорённости с «Газпромом» о расширении «Банатского двора», газохранилища, до миллиарда кубометров. Мы говорили насчёт расширения, чтобы мы стали гигантами в отношении хранения газа и чтобы обеспечили таким образом наши потребности, чтобы не было никаких проблем в будущем, будет ли поступать газ в Сербию или не будет.

Я очень благодарен за защиту наших интересов, когда мы об этом просили наших российских друзей. И с радостью ожидаю Дмитрия Анатольевича в Белграде. Но ожидаю, что до этого мы сделаем ещё много-много конкретных вещей.

Хочу поблагодарить всех наших хозяев из Российской Федерации и сказать: хвала и сербским министрам, которые имеют большое желание строить ещё лучшие отношения с Российской Федерацией.

Сербия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 27 октября 2015 > № 1530610 Дмитрий Медведев, Александр Вучич


Россия. ПФО > Нефть, газ, уголь > premier.gov.ru, 6 октября 2015 > № 1509779 Дмитрий Медведев, Александр Новак

Совещание о модернизации нефтеперерабатывающих производств.

Перед совещанием Дмитрий Медведев ознакомился с работой завода «Лукойл-Нижегороднефтеоргсинтез», расположенного в городе Кстово Нижегородской области, и принял участие в церемонии ввода в промышленную эксплуатацию комплекса каталитического крекинга.

ООО «Лукойл-Нижегороднефтеоргсинтез» – одно из ведущих предприятий нефтепереработки в Российской Федерации с установленной мощностью по переработке нефти 17 млн т в год. Его предшественник – Новогорьковский нефтеперерабатывающий завод – был запущен в эксплуатацию 23 августа 1958 года. В 2002 году предприятие вошло в состав российской нефтяной компании «Лукойл».

Предприятие выпускает свыше 70 наименований товарных нефтепродуктов: автомобильные, авиационные и дизельные топлива, нефтебитумы, парафины и др. За период с 2002 по 2014 год компания «Лукойл» инвестировала в развитие Нижегородского НПЗ 100,7 млрд рублей. На предприятии работает около 2300 человек, средний возраст работников – 39 лет, более 80% имеют высшее и среднее специальное образование.

В 2010 году на предприятии введён в эксплуатацию комплекс каталитического крекинга-1. Благодаря запуску комплекса уже в 2011 году производство автомобильных бензинов в ООО «Лукойл-Нижегороднефтеоргсинтез» возросло на 1 млн т по сравнению с предыдущим годом. С 2012 года предприятие производит все автобензины только по стандарту «Евро-5».

В период с 2011 по 2015 год на территории завода осуществлялось строительство объектов комплекса каталитического крекинга вакуумного газойля-2. Пуск комплекса позволит значительно увеличить выход светлых нефтепродуктов, производить дополнительно 1,1 млн т автобензина, 0,15 млн т пропилена в год.

Совещание о модернизации нефтеперерабатывающих производств

Стенограмма начала совещания:

Д.Медведев: Добрый день, коллеги! Всегда приятно участвовать в церемониях, связанных с введением новых мощностей, в том числе и в такой важной для нашей страны отрасли, как нефтепереработка, нефтехимия. Мы только что вместе с руководством «Лукойла», вместе с Вагитом Юсуфовичем Алекперовым приняли участие в церемонии запуска второй очереди комплексного каталитического крекинга. Благодаря современному производству возрастает выпуск автомобильного бензина экологического пятого класса, значит, мы ещё на один шаг приближаемся к нашей цели, заключающейся в том, чтобы освободить российский рынок от низкоэкологического топлива, перейти на европейские стандарты с использованием стандарта бензина класса «Евро-5». Я напомню, что мы такую цель перед собой поставили уже практически в 2011 году.

Хочу отметить, что проектирование промышленного комплекса на нефтеперерабатывающем заводе «Лукойл-Нижегороднефтеоргсинтез» осуществлялось совместно российскими и зарубежными компаниями. Надеюсь, что это создало все нужные технологические эффекты, а открытие нового комплекса – это важное свидетельство того, что постепенно реализуются существующие планы по модернизации нефтеперерабатывающих производств. Понятно, что эти планы зависимы от общего состояния дел в отрасли, цен на нефть, текущей налоговой политики. Мы всё это прекрасно понимаем, тем не менее всё равно процессы эти развёрнуты, они идут. Необходимость обновления, модернизации нефтеперерабатывающих производств диктуется двумя соображениями. С одной стороны, относительной отсталостью технологического уровня из-за многолетнего недофинансирования, которое образовалось как минимум в период 1990-х годов и которое сейчас большинство серьёзных компаний компенсирует, вводя новые мощности. А с другой – возросшими требованиями к качеству нефтепродуктов на потребительском рынке, и в первую очередь в сфере транспорта, а также экологическими требованиями.

В 2011 году были подписаны четырёхсторонние соглашения между нефтяными компаниями, Федеральной антимонопольной службой, Ростехнадзором и Росстандартом. Тогда компании обязались модернизировать свои НПЗ, чтобы перейти на производство более качественных видов нефтепродуктов, а также обеспечить необходимые объёмы их выпуска для поставок на внутренний рынок.

Первоначально срок модернизации был установлен в 2015 году – окончательный срок. В настоящий момент этот срок перенесён на 2020 год в силу существующих трудностей, но это не означает, что это будет бесконечный перенос. Судя по набранным темпам, шансы провести эту модернизацию в период до 2020 года у нас вполне приличные.

В целом нефтеперерабатывающая отрасль демонстрирует хорошие темпы развития: за период 2011–2014 годов нефтяные компании инвестировали в модернизацию НПЗ 823 млрд рублей – это огромные деньги. В этом году на эти цели запланировано 214 млрд рублей. Это позволило существенно увеличить выпуск нефтепродуктов класса «Евро-5». Причём за эти годы увеличение было кратным: практически более чем в 60 раз по автобензинам и в четыре раза – по дизельному топливу.

В соответствии с соглашениями с 2011 по 2015 год запланировано ввести в эксплуатацию 74 установки вторичной переработки нефти, но по состоянию на 1 сентября текущего года заработало 53 установки, часть ещё не заработали – налицо отставание от графиков. Давайте обсудим, что происходит – здесь есть и финансовые причины, и производственные.

Также из-за непростой экономической ситуации есть необходимость обсудить вопрос о сроке обращения на российском рынке бензина 4-го класса. Здесь есть разные подходы, я знаю. По понятным причинам все, кто модернизацию провёл, считают, что можно делать это немедленно, то есть с 2016 года. Есть другие предложения, давайте обсудим их, исходя из баланса коммерческих интересов, налоговых интересов и стимулирования всех участников процесса к тому, чтобы проводить модернизацию.

Вот то, что мне хотелось сказать вначале.

Давайте послушаем сообщение министра. Александр Валентинович, сделайте такое сообщение, а потом мы уже в закрытом режиме поговорим со всеми присутствующими руководителями по основным проблемам, связанным именно с нефтепереработкой и стимулированием этих процессов в текущей финансовой ситуации. Пожалуйста.

А.Новак: Спасибо большое. Уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые коллеги! В первую очередь хотел бы сказать, что российская нефтеперерабатывающая промышленность в настоящее время представлена 34 ключевыми нефтеперерабатывающими заводами с мощностью свыше 1 млн т и 230 мини-НПЗ – менее 1 млн т. Совокупные мощности сегодня составляют 330 млн т. При этом хотел бы обратить внимание, что всего 12% наших крупных нефтеперерабатывающих предприятий на сегодняшний день обеспечивают 95% производства нефтеперерабатывающих продуктов в России. То есть это база нефтеперерабатывающей отрасли, 33 завода свыше 1 млн т, и один из них – здесь мы сегодня находимся – в Кстове. Бо?льшая часть крупных НПЗ была построена и введена в эксплуатацию более 50 лет назад. Но за последнее десятилетие в России было введено 6 новых нефтеперерабатывающих заводов мощностью 31,5 млн т и введено и модернизировано, реконструировано 47 новых установок, которые прошли программу модернизации.

Я хотел бы коротко доложить об итогах работы за четыре года и перспективных целевых задачах отрасли. С 2011 года нефтеперерабатывающая отрасль действительно получила новое развитие, новый импульс. Были приняты решения, направленные на стимулирование модернизации производства высококачественных бензинов и переход на более высокоэкологичные классы бензина, и в этот период, как уже сказал Председатель Правительства, у нас существенно выросла доля бензинов и дизтоплива высокоэкологичного класса. Приведу цифры: в 2011 году у нас бензины 4-го и 5-го класса составляли всего в совокупности 28% от выпуска. На сегодня, в 2015 году, мы ожидаем уже 93%, то есть всего 7% низкокачественных бензинов будет выпущено. Дизтоплива было 27%, в этом году будет 82%.

Одной из мер государственного регулирования, направленной на повышение качества моторных топлив, стало принятие национального технического регламента, регламента Таможенного союза, в соответствии с которым на территории Российской Федерации предусматривается поэтапное исключение из обращения моторного топлива низких экологических классов.

Есть сроки перехода на обращение моторных топлив экологического класса, и мы, строго говоря, действуем в соответствии с этим планом. С 2013 года из обращения на внутреннем рынке России ушёл класс номер два, с 2015 года (в этом году) – класс номер три, с 2016-го…

Д.Медведев: Скажите, какие страны сохраняют ещё эти классы? Я не имею в виду Европу, там всё очень подготовлено, быстро развивается. Какие?

А.Новак: Если брать страны Содружества Независимых Государств, кроме Белоруссии практически везде, где есть нефтеперерабатывающие заводы, ещё сохраняются классы номер два, номер три, то есть низкоэкологичные. Если говорить о других странах помимо Европы, то в Латинской Америке, Юго-Восточной Азии тоже есть, выпускают заводы ещё старые, которые не модернизированы. Хотя новые заводы, безусловно, все строятся уже класса пять, и даже в Европе переходят уже (задача поставлена) на класс шесть.

Что касается потребления моторных топлив. Это очень важный показатель, исходя из которого мы планируем балансы производства. Здесь представлены графики потребления автомобильных бензинов, дизтоплива. Я хотел бы обратить внимание, что в 2015 году мы ожидаем потребления бензина в России в объёме 35,4 млн т. Прогноз на следующий год, по оценке в том числе консенсуса и компаний, и федеральных органов власти, колеблется от 34,4 млн т до 36,4 млн т. То есть среднее – это 35,5 млн т. Чуть выше, чем в этом году, в следующем году незначительно ожидается увеличение потребления бензина.

Выполнение планов модернизации. В 2011 году были подписаны 18 четырёхсторонних соглашений между нефтяными компаниями, ФАС, Ростехнодзором и Росстандартом. Это ключевое направление работы, в рамках которого сегодня происходит модернизация в нефтеперерабатывающей отрасли. Предусмотрена реконструкция 34 действующих установок и строительство 99 новых установок, то есть всего 133 новые установки. При этом необходимо отметить: основная нагрузка по планам модернизации и по вводу установок приходится на наши, безусловно, вертикально интегрированные нефтяные компании (в частности, например, у компании «Роснефть» из 130 установок – 42 установки), то есть почти одну треть всех установок.

Анализ исполнения российскими компаниями четырёхсторонних соглашений показывает, что за период с 2011 по 2014 год планы ввода установок выполнены в полном объёме. Введено 47 установок и общий объём инвестиций, как Вы отметили, составил 823 млрд рублей из общих 1,9 трлн, которые были запланированы в ценах 2014 года на все 133 установки, то есть порядка 45% по состоянию на сегодня уже проинвестировано. Однако в 2015 году, в начале года, к нам обратились наши нефтяные компании с просьбой перенести 14 установок на период с 2016 по 2020 год, и мы эти вопросы сейчас рассматриваем совместно с другими федеральными органами власти.

Хотел бы отдельно остановиться на прогнозе производства и потребления автомобильного бензина на период с 2016 по 2018 год. В соответствии с этим прогнозом, в 2016 году два варианта развития событий. Вариант первый: в случае реализации установленного перехода с 2016 года на обращение бензина только 5-го класса возможен дефицит бензина, исходя из прогнозного потребления от 1,8 млн т до 3,8 млн т. Сразу хотел бы отметить, что эти данные были даны по состоянию на сентябрь. Вчера мы получили новые данные от компаний. С учётом заявлений компаний, что они реализуют задачу по введению и переходу на 5-й класс в 2015 году и в I квартале 2016 года – ещё 2,8 млн т, мы видим, что дефицит может быть от 1 млн т в случае максимального потребления до профицита в объёме 1 млн т в случае минимального потребления. Если же брать средний показатель, мы выйдем на баланс примерно на уровне 35,5 млн т.

Дмитрий Анатольевич, в целом наша отрасль, исходя из тех планов, которые есть и которые сегодня перед собой поставили компании в качестве задач четырёхсторонних соглашений, готова обеспечить потребности внутреннего рынка в объёме прогнозного потребления, это 35,5 млн т. Однако у нас нет резерва в этой части, поскольку в течение года мы имеем неравномерное потребление топлива: есть пиковые периоды во время посевной, во время уборочной кампаний. Кроме этого в целях снижения рисков возможного дефицита и в существующей экономической ситуации, которая в принципе сегодня стимулирует компании меньше перерабатывать на нефтеперерабатывающих заводах, мы считаем, что для недопущения дефицита было бы целесообразно попросить Вас рассмотреть вопрос продления на один год возможности оборота на территории Российской Федерации бензинов 4-го класса. Речь идёт только о бензине. Дизтоплива у нас достаточно, здесь стабильный профицит дизельного топлива, который направляется как на внутреннее потребление, так и на экспорт. Для того чтобы обеспечить стимулирование компаний окончательно завершить модернизацию и перейти на 5-й класс, предлагается рассмотреть возможность дифференциации акцизов на 4–5-й класс, с тем чтобы установить дифференциал 3,5 тыс. рублей. Это, на наш взгляд, даст необходимый стимул, для того чтобы переходить ускоренными темпами на 5-й класс.

Я хочу обратить внимание, что такое решение даст возможность в случае разных факторов, влияющих на возможный дефицит потребления и обеспечение потребления топлива, этот 4-й класс, который в незначительных объёмах ещё может дополнительно поступать на рынок в объёме от 2 до 4 млн т в зависимости от потребности, даст нам демпинг и снижение рисков, возможности нормального прохождения следующего года с точки зрения обеспечения внутреннего рынка. Поэтому мы (Министерство энергетики, мы обсуждали это и с другими органами власти) предлагаем рассмотреть такую возможность внесения изменений в технический регламент – продлить по бензинам обращение на внутреннем рынке до 1 января 2017 года.

И в части анализа четырёхсторонних соглашений есть ещё ряд предложений. Их четыре. Текущая редакция четырёхсторонних соглашений на сегодня не предусматривает детализацию по годам объёмов производства моторных топлив внутри периода с 2016 по 2020 год, то есть так подписывались соглашения, что по годам было, только включая 2015 год, а 2016–2020 стоит одной цифрой. И для того чтобы чётко понимать балансы производства нефтепродуктов, контроля, мониторинга, мы просим от Вас такое поручение, чтобы внести изменения в соглашения и разбить этот период по годам. Это касается как производства автомобильного бензина, дизельного топлива и топлива реактивных двигателей, так и актуализации сроков строительства новых и реконструкции действующих установок вторичной переработки нефти с разбивкой по годам.

Третье предложение касается обязательств компаний по поставкам на внутренний рынок. Сегодня текущая редакция четырёхсторонних соглашений не содержит таких обязательств. Учитывая, что следующий год у нас балансируется на довольно таком малом уровне возможностей дифференциации вокруг объёмов потребности, мы бы просили также рассмотреть возможность внесения изменений в четырёхсторонние соглашения, в которых предусмотреть обязательства нефтяных компаний по обеспечению поставок на внутренний рынок в следующем году автомобильного бензина не менее 90% от объёмов производства.

И, наконец, последнее предложение касается обязательств по вводу установок по переработке нефтяных остатков. Таких обязательств сегодня нет в четырёхсторонних соглашениях, а это важно также с точки зрения планирования и формирования устойчивого прогнозирования потребления нефтепродуктов и их производства. Поэтому просили бы также поручение – рассмотреть возможность изменения четырёхсторонних соглашений и предусмотреть обязательства нефтяных компаний по строительству и реконструкции установок по переработке нефтяных остатков.

Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо.

Россия. ПФО > Нефть, газ, уголь > premier.gov.ru, 6 октября 2015 > № 1509779 Дмитрий Медведев, Александр Новак


Россия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 24 июня 2013 > № 842084 Александр Медведев

ОБЪЕМ ЭКСПОРТА КОМПАНИИ РАЗВЕНЧИВАЕТ МИФЫ О ДОРОГОВИЗНЕ РОССИЙСКОГО ГАЗА (" THE FINANCIAL TIMES ", ВЕЛИКОБРИТАНИЯ ) АЛЕКСАНДР МЕДВЕДЕВ

Сэр, своей статьей "Конец газпромовским амбициям" Вы всего лишь демонстрируете, насколько модно стало возвещать коммерческую кончину Газпрома. Но от этого анализ не становится правильным. Недавно Газпром экспорт установил новый рекорд по объему ежедневных поставок. Мы перекачали 466 миллионов куб.м. газа в Европу за день, дойдя до предела сегодняшних возможностей трубопровода. В 2012 Газпром объявил о своей колоссальной прибыли в 38 миллиардов долларов США. Во времена непростой экономической ситуации в мире вряд ли это является признаком слабости.

Резкое увеличение нами экспорта газа развенчивает миф, что газ из России обходится его покупателям слишком дорого. Если измерять энергетическую (теплота от сгорания топлива) ценность, то наш газ намного дешевле, чем другие источники энергии, которые Европа может себе позволить. Наша долгосрочные привязанные к цене на нефть контракты гибки и предусматривают регулярный пересмотр цен. И мы успешно исполняем свои обязательства по ним. Уже сегодня, так называемая нефтяная ценовая привязка выходит за рамки нефтепродуктов и включает в себя, например, уголь или даже древесные топливные гранулы. Если у вас есть значимый доступ к источнику энергии, мы готовы заложить ее цену в наши расчеты, потому что это в наших интересах поддерживать конкурентоспособность цены на газ.

Литва имеет полное право структурировать свой энергетический рынок как ей угодно, в том числе выделить трубопроводную сеть страны в отдельное государственное хозяйственное подразделение. Тем не менее, мы ожидаем, что Литва будет соблюдать подписанные ей инвестиционные гарантии. Абсурдно утверждать, что просить справедливой компенсации за отчужденное имущество - "политический" запрос. Европейская Комиссия умоляет инвесторов поддержать больную энергетическую инфраструктуру Европы. Неправомерные экспроприации, наверняка, подадут неверный сигнал им .

Усиливающийся инвестиционный дефицит вызывает серьезную озабоченность. Добыча газа в Европе находится в свободном падении, а инфраструктуры не хватает для увеличения импорта. Вот почему, имеет коммерческий смысл для нас и наших европейских партнеров расширять и диверсифицировать маршруты поставок, например через Черное море с помощью "Южного потока".

Александр Медведев, зам. председателя правления Газпрома.

Россия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 24 июня 2013 > № 842084 Александр Медведев


Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь > premier.gov.ru, 4 февраля 2012 > № 487073 Владимир Путин, Игорь Сечин, Александр Медведев, Круглов

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин провёл рабочую встречу с заместителем Председателя Правительства И.И.Сечиным, а также с заместителями председателя правления «Газпрома» А.И.Медведевым и А.В.Кругловым.

Обсуждалась ситуация в энергетике в зимний период, а также вопросы, связанные с поставками газа в европейские страны. Премьер поручил приложить максимальные усилия для того, чтобы обеспечить потребности зарубежных партнёров, имея в виду, что главная задача энергетиков вообще, «Газпрома» в частности – обеспечить внутренние потребности Российской Федерации.

Стенограмма начала встречи:

В.В.Путин: Здравствуйте. Хочу поговорить с вами о том, как у нас энергетика работает в целом: электроэнергетика, углеводородная электроэнергетика большая, прежде всего работающая на разных первичных источниках. Игорь Иванович, с Вас начнём.

И.И.Сечин: Владимир Владимирович, в рамках Ваших поручений по подготовке к осенне-зимнему периоду и прохождению в настоящий момент осенне-зимнего периода в стране докладываю Вам, что все объекты большой электроэнергетики работают стабильно. Последствия аварии после шторма в Новороссийске, Анапе устранены, все потребители страны получают необходимый объём электроэнергии.

На объектах электроэнергетики созданы резервы топлива, которые поддерживаются в нормативном режиме. После Вашей поездки в Кемерово разбирались по ситуации на «Бийскэнерго». Заключён дополнительный договор на поставку топлива между угольщиками и собственниками предприятия. Эта ситуация также отрегулирована, поэтому все объекты электроэнергетики функционируют в заданном режиме. Проводится мониторинг ситуации в ежедневном режиме. В Министерстве энергетики создана межведомственная рабочая группа по прохождению осенне-зимнего периода. Ситуация находится под контролём.

В.В.Путин: Угли, топочный мазут, газ – запасы?

И.И.Сечин: Как по резервному топливу все нормативы выполняются на всех объектах электроэнергетики, так и по ремонтам, Владимир Владимирович.

В.В.Путин: Сети?

И.И.Сечин: И по ремонту, и сетям, сетевые решения (я Вам только что докладывал, по Новороссийску были проблемы после шторма) - всё ликвидировано, все последствия сейчас…

В.В.Путин: Хорошо. Но мы видим, особенно в Сибири и в некоторых районах центральной европейской части России ситуация непростая – морозы большие, поэтому самым внимательным образом и дальше нужно ситуацию мониторить и оперативно реагировать на любые изменения. Как с поставками газа?

А.В.Круглов: Владимир Владимирович, к наступившим холодам «Газпром» готов. Ежедневная добыча у нас на уровне 1,6 млрд кубометров газа в день.

В.В.Путин: По сравнению с прошлым годом это как выглядит?

А.В.Круглов: По сравнению с прошлым годом где-то на 300–400 млн даём плюс. Из подземных хранилищ тоже мы ежедневно вынимаем 630 млн. В связи с холодной погодой у нас увеличился отбор предприятий коммунально-бытовой сферы населением. Это тоже где-то по сравнению с прошлым годом на 200 млн. Все заявки мы удовлетворяем, никаких отключений нет. С предприятиями промышленности мы работаем в соответствии с контрактами. То, что касается стран экспорта и стран ближнего зарубежья, контракты мы все выполняем – контракты и обязательства. Сейчас мы наблюдаем увеличение заявок из европейских стран, они тоже… Сейчас там холодно…

В.В.Путин: Давайте сначала по ближнему зарубежью, это наши соседи – Белоруссия, Украина, Молдова. Как они получают?

А.В.Круглов: Белоруссия, Молдова – они получают в соответствии с контрактами. На Украину на прошлой неделе был отмечен перебор газа.

В.В.Путин: Перебор по сравнению с чем?

А.В.Круглов: По сравнению с контрактом (контракт 135 млн ежедневный отбор), там было от 150 до 170, и по годовому объёму у нас заключён договор на 27 млрд. Если вот в таком режиме, то дальше будет отбор порядка 50 млрд.

В.В.Путин: Я так себе представляю, что пока договор-то не переписан?

А.В.Круглов: Пока нет, Владимир Владимирович.

В.В.Путин: Это наши партнёры объявили о том, что они хотели бы закупать у нас не больше 27 млрд, а на самом деле отбирают на сегодняшний день и, если так будут отбирать, то это сколько будет по году?

А.В.Круглов: Это будет порядка 50.

А.И.Медведев: Даже больше, Владимир Владимирович, если так и дальше пойдёт, будет порядка 60.

В.В.Путин: То, что в рамках 50, – это в рамках контракта, а вот то, что больше 50, – это выходит даже за рамки того контракта, который они хотели сократить. Но тем не менее нужно Украине помогать и в полном объёме удовлетворять их потребности.

А.В.Круглов: Есть.

В.В.Путин: А что по дальнему зарубежью, по Европе?

А.В.Круглов: По дальнему зарубежью заявки выполняются в соответствии с контрактами. В настоящее время мы видим, что объём заявок увеличился. У нас существует утверждённый график поставок газа в Западную Европу. В рамках этого графика мы поставляем, но вот те дополнительные объёмы, которые наши западноевропейские партнёры просят нас поставить, в настоящее время, конечно, мы удовлетворить не можем и поставляем газ только в соответствии с контрактами.

В.В.Путин: То есть по тем заявкам, которые были сделаны до этого, вы работаете в полном объёме, так я понял?

А.В.Круглов: Было несколько дней небольшое уменьшение поставок, где-то до 10%, и буквально один день – это Польша, Италия. Но это опять-таки, я говорю, в рамках нескольких дней, в остальном – полностью в соответствии с контрактами.

В.В.Путин: Александр Иванович, а как же спот? Почему на споте не берут? На свободном рынке?

А.И.Медведев: Владимир Владимирович оказалось, что вот эти все слова про ликвидный спотовый рынок являются, мягко говоря, существенным преувеличением, потому что рынок спотовый – не ликвидный, и, несмотря даже на то, что цены спотовые хотя и выросли (они ниже наших цен), по долгосрочным контрактам удовлетворить свои потребности за счёт спотового рынка Европа не смогла, потому что по существу этот спотовый рынок не работает.

В.В.Путин: Он виртуальный в значительной степени.

А.И.Медведев: Конечно.

В.В.Путин: То есть, реального продукта на нём просто нет в нужном объёме.

А.И.Медведев: В нужном объёме нет и быть не может.

В.В.Путин: Альтернативные виды топлива тоже, видимо, нельзя эффективно задействовать в таких условиях.

И.И.Сечин: Владимир Владимирович, дело в том, что надо объективно рассматривать вопросы, связанные с использованием альтернативных источников, так как альтернативная генерация, скажем, ветровая, требует дополнительного резервирования как по сетям, так и по классическим видам генерации. Всё это ложится на плечи потребителей и резко повышает стоимость электроэнергии для европейских потребителей.

В.В.Путин: Сегодня не лишним будет вспомнить тех, кто мешал нам строить «Северный поток». Если бы не мешали, была бы уже вторая нитка, и они обе были бы загружены. Под новые транспортные маршруты «Газпром» уже вскрыл бы новые месторождения, в том числе Бованенковское, активнее работали бы на Штокмане, и сегодня, уверен, таких проблем бы и не возникало. И по споту тоже разговоров много, а толку мало. Надеюсь, что мы завершим работу по северному маршруту, по «Северному потоку», активнее начнём работать по южному. Что, кстати, по отбору со стороны Турции?

А.И.Медведев: Мы уже не в первый раз нашим турецким коллегам помогаем даже сверх возможностей, которые предоставляют наши контракты, и будем помогать по мере возможности, Владимир Владимирович.

В.В.Путин: Сейчас мы в рамках контракта выполняем свои обязательства или это уже больше контрактных обязательств?

А.И.Медведев: Мы даже перевыполняем, Владимир Владимирович.

В.В.Путин: Перевыполняем?

А.И.Медведев: По Турции идёт перевыполнение и по суше, и по морю.

В.В.Путин: На сколько примерно?

А.И.Медведев: Около 6–8 млн в сутки, а это немало.

В.В.Путин: Да-да-да, я понимаю. Ладно, несмотря на все сложности сегодняшнего дня, всё-таки мы проекты свои продвигаем, в том числе и инфраструктурные. Это вопрос, конечно, будущего. Сегодня очевидно, что это абсолютно востребованные проекты, нужные и нам, и нашим партнёрам.

Судя по всему, вот эти представления о глобальном потеплении, тоже нуждаются в определённой корректировке. Во всяком случае мы сталкиваемся сегодня с такими серьёзными процессами, и люди от них страдают, если вовремя к ним, к таким ситуациям, не подготовиться. Надо готовиться, надо готовиться вовремя, своевременно всё делать.

Ну а на сегодня прошу вас приложить усилия максимальные для того, чтобы обеспечить потребности наших зарубежных партнёров, имею в виду, что главная задача энергетиков вообще, «Газпрома» в частности – обеспечить внутренние потребности Российской Федерации, обеспечить потребителей в Российской Федерации. Это первоочередная задача.

Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь > premier.gov.ru, 4 февраля 2012 > № 487073 Владимир Путин, Игорь Сечин, Александр Медведев, Круглов


Россия. СКФО > Миграция, виза, туризм > kremlin.ru, 3 февраля 2012 > № 487064 Дмитрий Медведев, Александр Хлопонин

Рабочая встреча с Александром Хлопониным.

Дмитрий Медведев провёл рабочую встречу с Заместителем Председателя Правительства – полномочным представителем Президента в Северо-Кавказском федеральном округе Александром Хлопониным, в ходе которой обсуждались вопросы развития туристического кластера в Северо-Кавказском регионе.* * *

Д.МЕДВЕДЕВ: Александр Геннадиевич, мы в последние несколько лет как раз занимались вопросами развития Северного Кавказа, в том числе с упором на развитие туризма и других возможностей Кавказа как нашего региона. И для этого необходимо, конечно, чтобы была полноценная, современная нормативная база, помимо решений по финансированию и соответствующих проектов, которые принимаются на уровне Правительства. За последнее время мы эту базу подготовили и приняли целый ряд законов, а также подзаконных актов. Я, в свою очередь, несколько документов подписал в последние несколько дней на эту тему.

Расскажите подробнее, что сейчас делается и что ещё необходимо для того, чтобы эта идея получила своё практическое воплощение.

А.ХЛОПОНИН: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Проект о развитии туристического кластера, который непосредственно под Вашим руководством разрабатывается и сегодня реализуется на территории Северо-Кавказского округа, является одним из приоритетных, основных. Это связано с тем, что, во-первых, он затрагивает инфраструктуру практически всех регионов Северо-Кавказского округа, предполагает создание свыше 300 тысяч новых рабочих мест, что для региона является одним из основных вопросов на сегодняшний день. Объём инвестиций на территории тех особых зон, которые будут развиваться, – свыше 600 миллиардов рублей.

В соответствии с параметрами этого проекта планируется построить свыше 1100 километров горнолыжных трасс, около 227 единиц горнолыжных подъёмников, гостиничный комплекс вместимостью свыше 100 тысяч мест. Планируется ежедневная пропускная способность этого кластера свыше 175 тысяч, и годовой объём туристов – свыше 10 миллионов. Это очень серьёзный инфраструктурный проект, и он является одним из важнейших.

По оценкам экспертов, помимо 300 тысяч новых рабочих мест, косвенных рабочих мест, которые мы будем создавать через предприятия малого и среднего бизнеса различных форм собственности, через сельхозкооперацию, через поставки продуктов, через создание обслуживающей инфраструктуры, – ещё свыше 200 тысяч. Поэтому этот проект вовлечёт в свою инфраструктуру большое количество людей, создаст реальные предпосылки для развития занятости и будет решать проблемы безработицы.

Данный проект включает в себя создание шести особых экономических зон. Помимо этого проекта принято решение, опять-таки благодаря Вам, по развитию Прикаспийского прибрежного кластера на территории Республики Дагестан. И сейчас в соответствии с Вашим поручением разрабатывается проект концепции развития Кавказских Минеральных Вод как особо ценного объекта бальнеологического центра на территории Российской Федерации. Это важнейшее направление, мы сейчас над этим работаем, готовим проект концепции.

Что было сделано за этот период времени. Безусловно, создано шесть новых особых экономических зон. Сейчас подписано соглашение со всеми субъектами Российской Федерации, которые занимаются разработкой этого кластера, подписаны соглашения со всеми муниципальными образованиями. Сейчас идут технические вопросы, связанные с кадастровой оценкой земли, с учётом имущественного комплекса, который там находится. Мы планируем завершить эту работу в ближайшее время.Под Вашим контролем создана компания, акционерное общество «Курорты Северного Кавказа» с уставным капиталом 5 миллиардов 350 миллионов рублей, и в этом году в бюджете запланирована докапитализация этой компании до 12 миллиардов рублей. Компания будет заниматься управлением этого проекта на территории Северо-Кавказского федерального округа, Краснодарского края, Республики Адыгея. На сегодняшний день компанией «Курорты Северного Кавказа» подписано соглашение о создании совместного предприятия с французскими партнёрами, и планируется уже в феврале этого года регистрация этого совместного предприятия. Уставный капитал планируется около одного миллиарда евро, из которых 51 процент будет принадлежать российской стороне, 49 процентов будут принадлежать французским инвесторам.

Помимо этого в конце 2011 года был принят Федеральный закон №365 о внесении изменений в федеральные нормативные акты об особых экономических зонах. Этот Федеральный закон даёт дополнительные экономические преференции для резидентов – участников этих особых экономических зон. Какие это дополнительные преференции. Это льготы по налогу на прибыль, это льготы по налогу на имущество, это определённые преференции по страховым платежам и по упрощённой системе въезда иностранных граждан на территорию для участия в развитии и создании этого проекта. Это серьёзный стимул, это позволяет на сегодняшний день привлечь значительное количество инвесторов для реализации этого проекта.

Помимо этого сегодня Правительством принято решение по предоставлению правительственных гарантий в объёме 70 процентов от объёма инвестиций. В размере 100 миллиардов рублей эти деньги и гарантии также предусмотрены в федеральном бюджете. И мы планируем использовать этот эффективный механизм для развития этих зон.

Хотел бы сказать, что на сегодняшний день мы уже имеем соглашение и протокол о намерении с конкретными участниками этого проекта. Это и англо-германские фирмы, и корейские фирмы, которые готовы непосредственно заниматься развитием энергетического комплекса на территории; это и российские компании, такие как «Архыз-Синара», «Нафта-Москва», и ряд других компаний, которые уже подписали соглашения о намерениях и готовы участвовать и активно развивать этот проект.

Всё идёт в точности в соответствии с графиком по разработке этого проекта, который был предусмотрен, непосредственно находится на контроле, и мы Вам, безусловно, будем докладывать о каждом дополнительно принятом решении.

Дмитрий Анатольевич, есть ещё два вопроса, которым действительно, по нашим оценкам и по оценкам экспертов, надо уделить особое внимание. Это, во-первых, вопросы, связанные с кадровым обеспечением. Если мы говорим, что основная цель – это создание новых рабочих мест, нам бы хотелось, чтобы прежде всего эти высококвалифицированные рабочие места были заняты нашими ребятами, которые, собственно говоря, живут и проживают на территории округа. Для этого мы планируем сейчас подготовить специальную программу вместе с компанией «Курорты Северного Кавказа», в рамках которой мы бы создавали в республиках учреждения среднего профессионального образования по высшему стандарту, где бы ребята получали первоначальные навыки и высокопрофессиональную подготовку, чтобы потом уже быть вовлечёнными в проект туристического кластера.

Базовыми институтами, которые мы также планируем задействовать в разработке этого образовательного стандарта, являются Олимпийский университет, который сегодня в Сочи планируется к реализации, и под Вашим патронатом Северо-Кавказский федеральный университет для подготовки уже высококвалифицированных специалистов.

Вторым вопросом, который требует дополнительной проработки, и здесь тоже хотели бы обратиться к Вам, является вопрос, связанный с обеспечением безопасности на территории этих курортов, потому что вопросы такие существуют на сегодняшний день. Мы хотели бы обратиться к Вам с просьбой провести совещание на эту тему по курортам.

Д.МЕДВЕДЕВ: Хорошо. Для того чтобы жизнь на территории нашего Северного Кавказа была стабильной и не отличалась в худшую сторону от других частей нашей страны, необходимо, чтобы они развивались по нормальным и понятным современным законам. Именно поэтому эта идея была мною инициирована, и целый ряд законопроектов был принят, о которых Вы сказали, и эта работа сейчас продолжается на уровне Правительства.

Рассчитываю на то, что все предложения по инвестициям, которые существуют, будут осуществлены. Я рад тому, что наши иностранные партнёры доверяют нашим идеям и предложениям, потому что, что там скрывать, Северный Кавказ, в общем, достаточно долгое время воспринимался иностранцами как проблемная зона, в том числе по вопросам безопасности. Но если наши иностранные партнёры, как и российские инвесторы, готовы туда вкладывать деньги – это означает, что они доверяют тому, как развивается в настоящий момент Северо-Кавказский федеральный округ, в том числе и идее создания современных туристических зон.

В том, что касается кадров, я с Вами согласен. Прежде всего надо опираться на тех, кто живёт и работает, или как раз не работает, у кого отсутствует работа, в соответствующих территориях, республиках, краях, областях, которые расположены на территории Северо-Кавказского округа и Южного федерального округа. И именно на них должны быть ориентированы новые рабочие места. Но и они должны быть готовы к ним, к этим рабочим местам и к тем навыкам, которые требуются, для того чтобы участвовать в развитии современных туристических кластеров, современных горноклиматических курортов. Потому что это не просто там шашлыки жарить – это на самом деле достаточно серьёзные навыки, которые, в общем, используются практически во всех подобных курортах в мире.

Поэтому необходимо развивать возможности существующих университетов, если потребуется, создавать средние профессионально-технические учебные заведения и профессиональные учебные заведения, которые будут готовить работников именно для того, чтобы услуги в рамках этого туристического кластера, в рамках этой идеи по уровню приближались к мировому. В противном случае туда не поедут ни наши граждане, ни иностранные граждане тем более, а мы должны эту идею реализовать на высшем уровне.

И в целом я считаю, что это абсолютно правильное, позитивное направление, имея в виду то, что мы сейчас концентрируем внимание и силы на Сочи. Но Юг России, Северный Кавказ не замыкаются Сочи. Несмотря на то что это важный, очень крупный курорт, там Олимпиада будет проходить, у нас огромное количество других весьма интересных мест, куда нужно вкладывать и деньги, и силы, прилагать разум для того, чтобы там возникли современные курорты. Поэтому докладывайте мне о развитии ситуации. Что касается соответствующего совещания, то я готов его провести.

Спасибо.

Россия. СКФО > Миграция, виза, туризм > kremlin.ru, 3 февраля 2012 > № 487064 Дмитрий Медведев, Александр Хлопонин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 2 февраля 2012 > № 485137 Дмитрий Медведев, Александр Коновалов

Глава Минюста доложил Дмитрию Медведеву об итогах работы над новой редакцией Гражданского кодекса.Александр Коновалов возглавляет рабочую группу по доработке новой редакции Гражданского кодекса.

* * *

Д.МЕДВЕДЕВ: Добрый день!

Александр Владимирович, я в ноябре давал Вам поручение возглавить рабочую группу по доработке новой редакции Гражданского кодекса нашей страны, потому что там были разные подходы, сформировавшиеся как среди тех, кто ранее занимался подготовкой этого документа, так и среди некоторых других групп авторов. Каковы результаты, потому что срок для доработки был установлен – 1 февраля 2012 года?

А.КОНОВАЛОВ: Дмитрий Анатольевич, во исполнение Вашего поручения была сформирована рабочая группа, в которую вошли как разработчики проекта поправок к Гражданскому кодексу, так и все вовлечённые в этот процесс специалисты, эксперты и Министерства экономического развития, и представители широкого круга практикующих юристов. То есть в процессе обсуждения этого документа был задействован очень широкий круг экспертов, который был довольно репрезентативным, что позволяет действительно надеяться на то, что результат этой дискуссии отражает на сегодняшний момент всё лучшее, что есть в российской юридической практике и юридической мысли.

Дискуссия была действительно непростой, но исключительно конструктивной. Хотел бы отдать должное разработчикам кодекса, которые действительно подготовили очень серьёзный фундаментальный документ, который, по сути, зиждется на уже более чем 15-летнем периоде применения нового гражданского законодательства России.

За это время Гражданский кодекс, первая часть которого была принята в 1995 году, успел обрасти очень серьёзной судебной практикой, новыми подходами, и эти новые подходы, новая ткань гражданского правоприменения, по сути, воплотились в поправках к ГК.

В то же время я бы хотел отдать должное и тем, кто критиковал этот проект, вносил свои предложения, подчас более революционные, более радикальные. Но в общем и целом, по нашим оценкам, удалось найти некий баланс между радикальным динамизмом и в какой-то степени консерватизмом, если так его можно назвать, то есть документ получился сбалансированным, взвешенным и, на наш взгляд, готов сегодня к внесению в парламент. Мы хотели бы рекомендовать это сделать.

Хотел бы отметить, что поправки к ГК затрагивают очень широкий круг вопросов. Они во многом сегодня способны облегчить, усовершенствовать, оптимизировать гражданский оборот в стране. Это касается как защиты добросовестности поведения участников гражданского оборота, защиты интересов кредиторов, защиты прав собственности, и, что тоже важно отметить, сегодня очень широкий круг новых вещно-правовых титулов, новых возможностей в реализации прав собственников, владельцев различными видами имуществ добавляется к ГК.

Если этот закон будет принят, пройдёт свой путь и станет частью Гражданского кодекса, то нет сомнений в том, что как интересы собственников, так и интересы инвесторов, кредиторов в России будут защищаться существенно надёжнее, правильнее и современнее, чем это делается сейчас.

Довольно серьёзный вклад внесён в обеспечение обязательственного права, то есть, по сути, оборота имущества, совершения сделок, договоров, то есть всего, за счёт чего сегодня существует экономический оборот в России. С учётом интересов российской экономики это представляется исключительно важным шагом для инвесторов в российскую экономику – как отечественных, так и зарубежных.

Это очень важный сигнал, который пополняет юридический и правовой инструментарий новыми возможностями, которые сегодня приходят на службу тем, кто занимается инвестициями в России, ведёт хозяйственную деятельность, предпринимательскую деятельность. Но, повторюсь, как для предпринимателей, так и для граждан, которые не ведут предпринимательскую деятельность, а просто живут своей обычной, нормальной жизнью, кодекс даёт новые возможности, новые комфортные условия для того, чтобы эффективно реализовывать свои права.

Д.МЕДВЕДЕВ: Гражданский кодекс – как его иногда любят называть, экономическая конституция страны, – это документ очень важный и очень сложный. И было крайне необходимо, чтобы этот кодекс приобрёл своё новое измерение как с учётом того, что меняется экономическая жизнь, развивается наша страна, так и с учётом тех задач, которые стоят сегодня перед нашим государством. Я имею в виду и крупные проекты – такие, как создание международного финансового центра в нашей стране, и общую задачу по улучшению инвестиционного климата.

И то, о чём Вы сейчас докладываете – создание новой редакции Гражданского кодекса, по целому ряду институтов действительно представляет собой очень важный шаг в деле развития гражданского законодательства и в целом укрепления правовых основ ведения предпринимательской деятельности в нашей стране, да и защиты обычных имущественных интересов наших граждан – включая фундаментальные институты, такие как право собственности и договорное право.

Надеюсь, что именно в таком виде этот документ сможет сыграть свою роль, обеспечив и должный динамизм развития нашей экономики, и в то же время сохранив те традиции, которые были свойственны нашей правовой системе в последние 200 лет.

Рассчитываю на то, что этот документ окончательно будет доведён по всем нюансам до конца в самое ближайшее время, а я готов буду внести его в Государственную Думу для последующего рассмотрения.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 2 февраля 2012 > № 485137 Дмитрий Медведев, Александр Коновалов


Россия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 31 мая 2011 > № 334551 Александр Медведев

Здесь одной болеутоляющей таблеткой не обойдешься

Заместитель главы Газпрома Александр Медведев высказывает своем мнение о регулирующих ведомствах, о Фукусиме, о снабжении электроэнергией в будущем и об участии российского государственного концерна в финансировании клуба «Шальке 04».

55-летний Александр Медведев любит посмеяться, и это даже в какой-то степени относится к его профессиональным качествам. Заместитель главы Газпрома и генеральный директор его экспортной дочки придает этому непрозрачному государственному концерну дружелюбное лицо. Оно необходимо этому предприятию, имидж которого пострадал от газовых кризисов. Да и проводимая концерном в настоящая политика не всегда находит поддержку потребителей и Европейского Союза. Зато газовая отрасль  оказалась в выгодном положении после катастрофы в Японии, говорит Медведев, который, кстати, не является родственником российского президента.

Sueddeutsche Zeitung: Г-н Медведев, недавно закончился очередной сезон в Бундеслиге. Вы следите за немецким футболом?

Медведев: Да, немного. Я знаю, что «Боруссия» из Дортмунда стала чемпионом.

- Вы довольны 14 местом, которое в итоге занял клуб «Шальке 04»?

- Нет, я даже очень недоволен. Я разочарован. Это плохо для клуба, для его владельцев и для спонсоров…

- то есть для Газпрома - главного спонсора…

- Но в то же время «Шальке» в Лиге чемпионов дошел до полуфинала. Клуб также выиграл кубок. В следующем сезоне Бундеслиги «Шальке» будет находится в самом верху таблицы.

- Несколько дней назад договор с «Шальке» был продлен. Речь идет о 13 – 15 миллионах евро, которые Газпром ежегодно платит клубу. Это партнерство все еще необходимо?

- Название «Газпром» в головах людей уже прочно связано с природным газом. Это было особенным вызовом для работы в традиционном угольном регионе. Наше сотрудничество очень успешно. Газпром – самый известный бренд в Бундеслиге, о чем свидетельствуют опросы. Мы добились поставленной цели.

- Изменился ли имидж Газпрома? Российский концерн до последнего времени имел, скорее, плохую репутацию. Это объясняется, например, спором с Украиной по поводу поставок газа в 2006 и в 2009 году.

- У нас были сложные годы. В ходе газового кризиса с Украиной Газпром воспринимался неправильно. Все время говорят о том, что мы якобы требовали от Украины слишком высокую цену – ничего подобного! Вместе с тем многие не хотели правильно анализировать происходившие события. Вместо этого они просто нападали на Газпром и на Россию.

- Вы отдаете себе отчет в том, что люди в Европе все еще скептически настроены по отношению к Газпрому?

- У нас нет никаких других намерений, кроме желания продавать природный газ. Однако во время кризисов природный газ искусственно политизировался, и от этого страдала его репутация, несмотря на все экономические и экологические преимущества. Это были безосновательные обвинения.

- Является ли Газпром надежным поставщиком энергоносителей?

- Последние 40 лет мы бесперебойно поставляем природный газ в Европу – независимо от политических треволнений. Если бы не было этих поставок из Советского Союза, то экономика Европы сегодня выглядела бы совершенно иначе.

- К каким последствиям привела катастрофа в Фукусиме?

- Политики теперь должны открыть глаза и по-новому оценить роль природного газа в энергетическом балансе. Теперь это не только экономический, но и политический вопрос. При этом газ должен рассматриваться не как противоположность возобновляемым источникам энергии, а как добавление к ним. Поскольку природный газ способен сглаживать колебания, свойственным возобновляемым источникам. Газ не наносит ущерба окружающей среде, хотя это многим и не нравится. Я недавно прочитал статью в газете, и там говорилось о том, что работающие на угле тепловые электростанции якобы наносят меньше вреда окружающей среде чем те, которые используют природный газ. Этот текст, судя по всему, был заранее оплачен. Это показывает, что у угля явно существует влиятельное лобби. Газовая отрасль вела себя до последнего времени слишком сдержанно.

- В России многие люди скептически относятся к возобновляемым источникам энергии. Какую роль будет играть природный газ в будущем?

- Мы можем мечтать о том, чтобы возобновляемая энергия играла важнейшую роль в энергетическом балансе. Но при этом мы не должны упускать из виду экономические факторы. Эти технологии еще очень далеки от совершенства. Природный газ не наносит ущерба окружающей среде, он эффективен и надежен. А как относится к тому, что ветряные турбины занимают все больше пространства? Они, конечно, экологичны, но они портят окружающий вид. Природный газ – это топливо 21-го века. Мы уже сейчас ощущаем повышенный спрос.

- Насколько повышенный?

- Газпром в мае отправил своим потребителям на 30% больше природного газа, чем в прошлом году. В текущем году мы рассчитываем поставить в Европу 155 миллиардов кубометров природного газа, тогда как раньше мы исходили из объема в 151 миллиард кубометров. При этом цена на него в этом году увеличится до 400 долларов за 1000 кубометров.

- Ожидаете ли вы более высокий спрос в Японии?

- Япония будет нуждаться в большем количестве электроэнергии для восстановления при меньшем использовании атомных электростанций. Возможно, для этого стране потребуется дополнительно до 20 миллионов тонн сжиженного газа в год. Такого количества газа на рынке нет. Даже Европа в ближайшие два-три года может столкнуться с дефицитом газа.

- В настоящее время существует избыток предложения. Поэтому такие импортеры как Eon и RWE испытывают проблемы – их закупочные цены связаны с тем, что происходит на рынке с нефтью. И они заключили долгосрочные контракты, по которым они должны покупать определенное количество газа, независимо от существующей потребности. Эти предприятия хотят иметь более гибкие договоры и более выгодные условия.

- Я надеюсь, что мы, несмотря на существующие проблемы, сможем найти решение. Однако некоторые наши партнеры сами совершили ошибки в области маркетинга и торговли. Продавцы газа должны избавить своих покупателей от иллюзий и объяснить действие рыночных механизмов.

- Энергетическим концернам сложно говорить со своими клиентами о расходах, так как цены на спотовом рынке находятся под давлением по причине существующего в настоящий момент избыточного предложения.

- Краткосрочные спотовые рынки не имеют того значения, которое им приписывают. Они, скорее, играют дополнительную роль. Мы верим в традиционные механизмы ценообразования на газовом рынке. Спотовым рынкам не хватает ликвидности. Они не являются масштабом для ценообразования. Спотовые рынки не смогут заменить традиционные рынки. Но если это случится, то это приведет с более серьезным колебаниям цены, что в конечном итоге нанесет ущерб потребителю.

- Вы хотели бы продавать газ непосредственно потребителям в Европе. Но этому препятствует Европейский Союз, требующий более значительной либерализации – например, разделения сетей и производителей.

- Правительственные органы – это наша головная боль, и здесь одной болеутоляющей таблеткой не обойдешься. Многие вообще не хотят задумываться о том, каких усилий требует координация поставок, когда источники энергоносителей находятся в России на расстоянии 5000 километров. Провести отделение транспортной сети очень сложно, так как половина всех расходов приходится на трубопроводы. Никто другой не вкладывает средства в инфраструктуру. В противном случае будет меньше газа, и он уже будет предлагаться по более высоким ценам. Мы обсуждаем эти вопросы с Европейской комиссией.

- В Европе многие критически настроены по отношению к проекту «Южный поток», то есть к запланированному российско-итальянскому трубопроводу, который предполагается проложить по дну Черного моря. На какой стадии планирования находится этот проект?

- После присоединения к проекту компании BASF-Wintershall «Южный поток» стал еще и немецким проектом. Он должен внести свой вклад в безопасность энергоснабжения. В конце этого года в строй вступает балтийский трубопровод «Северный поток», и вместе с «Южным потоком» они будут обеспечивать диверсификацию транспортных маршрутов – это и есть часть нашей стратегии. 

- Как выглядит график реализации?

- Различные исследования относительно осуществимости этого проекта уже завершены. Анализ проекта в целом будет закончен до конца текущего года. Кроме того, мы готовим последние предложения относительно финансирования. До конца 2012 года все вопросы будут решены.

- Может ли активно поддерживаемый Европейским Союзом конкурирующий проект Nabucco одержать верх в соревновании с «Южным потоком»?

- При помощи «Южного пока» мы наращиваем свою сеть и расширяем доступ Европы к российскому природному газу. В отличие от этого Nabucco должен сначала освоить новые газовые месторождения. Я здесь не вижу никакой конкуренции. Оливер Билгер (Oliver Bilger), ,,Da reicht nicht nur eine Schmerztablette", Sueddeutsche Zeitung, Германия

Россия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 31 мая 2011 > № 334551 Александр Медведев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter