Всего новостей: 2527941, выбрано 655 за 0.042 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Медведев Дмитрий в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаТранспортМеталлургия, горнодобычаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольФинансы, банкиТаможняЭкологияХимпромСМИ, ИТАвиапром, автопромНедвижимость, строительствоОбразование, наукаЭлектроэнергетикаАрмия, полицияАгропромРыбаМедицинавсе
Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 15 мая 2017 > № 2173078 Дмитрий Медведев

Совещание c вице-премьерами

Из стенограммы:

Д.Медведев: Несколько слов об одном документе, который недавно вышел из Правительства. Это Стратегия развития Российского экспортного центра на период до 2019 года.

Понятно, что большинство стран (во всяком случае, хорошо развивающихся стран) помогают своим экспортёрам, тратят на это деньги, используют самые разные нефинансовые инструменты, различные формы поддержки. В этом плане мы пока уступаем этим государствам, поэтому при подготовке стратегии были проанализированы лучшие международные практики, для того чтобы наш экспортный центр занимался этими вопросами профессионально и систематически.

Что нужно сделать?

Во-первых, центр должен обеспечивать поддержку экспортёров и всех экспортно ориентированных предприятий на всех этапах – от поиска партнёров до постпродажного обслуживания.

Часто наши предприятия, которые хотели бы работать на зарубежных рынках, которые имеют неплохие, кстати, перспективы, так и не могут начать продажи на экспорт за рубеж, поскольку им просто не по силам преодолеть все эти фазы, все трудности, которые существуют. Это, как правило, может быть и небольшой бизнес, который начинает свою работу, и инновационные стартапы. И таким клиентам нужно показать, что экспорт их продукции вполне реальная задача.

Во-вторых, Экспортный центр должен значительно расширить своё присутствие в регионах, потому что экспортную продукцию у нас создают не только в Москве и в Петербурге, работать по принципу «одного окна», чтобы весь пакет услуг – как финансовых, так и организационных, включая договоры кредитования, договоры по страхованию, гарантии, маркетинговую поддержку – можно было получать в одном месте. Причём желательно дистанционно, в электронной форме, без всяких ненужных бумажек.

В-третьих, Экспортный центр будет исполнять функции агента Правительства по предоставлению субсидий. В первую очередь такие субсидии будут выделяться, чтобы компенсировать нашим экспортёрам затраты на сертификацию, на регистрацию и защиту прав интеллектуальной собственности и другие расходы, связанные с продвижением высокотехнологичной продукции на рынок. Деньги на все эти цели в рамках утверждённой стратегии в бюджете запланированы.

Ещё один вопрос, который тоже связан с нашими экономическими возможностями, в том числе экспортными. Я подписал два документа, которые касаются развития особых экономических зон.

Первый документ вводит новые критерии для создания таких территорий. Их было создано немало. Далеко не все они показали себя эффективными. Теперь при организации новой экономической зоны необходимо будет предоставить оценку её рентабельности, её доходности и, конечно, сроков окупаемости всего проекта. Нужно будет иметь проект планировки территории, перспектив развития территории. Это должны делать регионы и муниципалитеты. Причём нужно анализировать все вопросы, включая экологические риски, возможности, связанные с устранением потенциального ущерба окружающей среде. И наконец, управляющая компания должна иметь опыт в создании подобной инфраструктуры.

Ряд зон показывает вполне устойчивое развитие. Несколько лет назад в Зеленограде была создана экономическая зона технико-внедренческого типа. Теперь мы собираемся её расширить. Соответствующий документ подписан. Дмитрий Николаевич (обращаясь к Д.Козаку), чуть подробнее расскажите о документах, о которых идёт речь, и о перспективах.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 15 мая 2017 > № 2173078 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 10 мая 2017 > № 2173064 Дмитрий Медведев

Заседание Комиссии по контролю за реализацией предвыборной программы партии «Единая Россия».

О ходе реализации раздела «Социальная политика: вложения в каждого человека – основа общего будущего».

Из стенограммы:

Д.Медведев: Сегодня наше важное партийное мероприятие – заседание комиссии по контролю за реализацией предвыборной программы. Нам надо обсудить дальнейшие планы, как нам дальше работать – и по партийной линии, и, чтобы претворять в жизнь нашу партийную программу, по государственной линии.

Мы все вместе с вами занимались подготовкой программы. Я лично возглавлял комиссию по подготовке документа. Считаю, что это было очень полезно, потому что работа весьма серьёзная, творческая. Многие из вас непосредственно принимали участие в написании текста программы, представляли позицию на встречах в рамках платформ партии, во время экспертных мероприятий. В результате программа содержит решения именно тех вопросов, которые волнуют абсолютное большинство граждан России. «Единая Россия» должна продемонстрировать, что эта программа не является сугубо предвыборным документом, а, как мы с вами и договаривались, будет работать весь период, пока работает Государственная Дума, поскольку это была программа, с которой мы выходили на выборы, и она подлежит исполнению в текущий период.

Основная задача – исполнить те положения программы, которые были сформулированы и приняты, и, соответственно, оправдать доверие людей, которые в эту программу поверили. Поэтому есть предложение – и я его поддерживаю, решение это было принято – реорганизовать комиссию по подготовке программного документа в комиссию по контролю за его исполнением. Думаю, что это правильно, я и сам буду этим заниматься, и просил бы всех присутствующих здесь так же активно работать, как это происходило в период подготовки программы. Будем встречаться регулярно, обсуждать разделы программы, а если потребуется, будем актуализировать и программные решения, потому что жизнь меняется, и, естественно, те государственные, в том числе правительственные решения, которые были приняты нами для исполнения программы.

Такая работа не может ограничиваться сугубо партийными рамками, поэтому мы будем обязательно привлекать экспертное сообщество. По сути, и здесь у нас коллеги представляют экспертизу высокого уровня, для того чтобы предлагать эффективные решения задач, которыми мы занимаемся.

Первые итоги выполнения программы были подведены на съезде нашей партии в январе, с тех пор уже кое-что удалось сделать.

Предложения программы стали основой законодательной работы фракции «Единой России» в Государственной Думе. Многие предложения были учтены при подготовке бюджета на период 2017–2019 годов, обсуждались они и при корректировке государственных программ.

Я напомню, наша партия начала такие проекты, как «Городская среда», «Парки малых городов», «Местный дом культуры», «Театры малых городов». Совсем недавно, во время поездки в Омск, мы по линии «Единой России» обсуждали вопросы именно этих проектов в сфере культуры. Все эти проекты получили поддержку руководства страны и, что не менее важно, закреплены в бюджете. Более того, мы ещё и стараемся изыскать дополнительное финансирование под эти проекты.

Сегодня мы подробно поговорим о том, что мы планируем сделать в социальной сфере, какие задачи перед нами стоят. От того, насколько мы с этими задачами справимся, будет, конечно, зависеть и развитие страны, об эффективности нашей работы будут судить большое количество людей. И в этом направлении мы с вами предпринимаем целый ряд шагов. Какие это шаги, напомню.

Во-первых, для формирования максимально сбалансированного рынка труда принимаются решения, чтобы каждый мог найти работу, получать за эту работу достойные деньги.

Поэтапно увеличивается минимальный размер оплаты труда до прожиточного минимума работающего человека. Напомню, что с 1 июля он вырастет до 7800 рублей.

И у нас есть планы (я их озвучил во время отчёта Правительства в Государственной Думе), чтобы минимальный размер оплаты труда сравнялся с прожиточным минимумом в ближайшие два года.

Принимаем меры, чтобы выровнять дисбаланс между зарплатами руководителей и подчинённых. Здесь тоже есть что контролировать, равно как необходимо контролировать, чтобы не было задолженности по зарплатам. Это ситуация меняющаяся – где-то она улучшается, где-то, наоборот, возникают проблемы. Нужно мониторить её. Главное на ближайшее время – сохранить достигнутый реальный уровень оплаты труда. Мы договаривались со следующего года обеспечить его повышение в соответствии с темпами роста экономики. Я рассчитываю услышать ваши предложения, как эту задачу решать.

Что ещё хотел бы отметить? Мы выстраиваем эффективную систему поддержки тех, кто нуждается в помощи государства, – это пенсионеры, дети-сироты, многодетные семьи. В этом году также происходит индексация пенсии неработающих пенсионеров. С 1 февраля, напомню, мы перешли на индексацию по фактической инфляции всех федеральных социальных выплат. Во многих регионах семьи с детьми получают различные выплаты, льготы и компенсации, но это зависит от региональных возможностей.

Рассчитываю также услышать, какие ещё меры можно было бы принять, чтобы обеспечить нормальный уровень жизни тем, кто находится в социально сложной ситуации и у кого не всегда есть возможность найти дополнительные источники дохода. И конечно, очень важно, о чём мы говорили неоднократно, делать социальную поддержку более адресной.

И третье, о чём хотел бы сказать, это продолжение работы по созданию в стране безбарьерной среды. Люди, у которых есть проблемы с передвижением, со слухом или зрением, не должны чувствовать себя беспомощными ни в государственных структурах, ни на улице. В рамках программы «Доступная среда», которая рассчитана на период до 2020 года, появляются различные решения, которые существенно облегчают жизнь людям с проблемами в области здоровья. Но это действительно должно работать (я имею в виду все приспособления, которые создаются в муниципалитетах), а не устанавливаться просто для галочки. В целом мы можем совершенствовать и эту работу, создать условия для того, чтобы инвалиды имели возможность лучше реализовывать свои способности в жизни, заниматься творчеством, спортом и, самое главное, работать по призванию, а не там, куда возьмут.

Давайте обсудим названные мной темы, затронем некоторые другие. Как я уже сказал, это у нас первая встреча. В рамках комиссии по контролю за реализацией предвыборной программы мы будем регулярно встречаться – я думаю, что на нашей партийной площадке, это правильное место. Давайте обсудим эти вопросы. Передаю слово Борису Вячеславовичу Грызлову, а потом послушаем других коллег. Пожалуйста, Борис Вячеславович.

Б.Грызлов: Сегодня первое заседание Комиссии по контролю за реализацией предвыборной программы партии «Единая Россия» – той программы, которая была принята накануне выборов в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации седьмого созыва и поддержана нашими избирателями. Как по-другому нам оценить тот результат, который партия «Единая Россия» получила на выборах в Государственную Думу? Сейчас фракция насчитывает 343 депутата.

Понятно, что программа партии – это не догма. Программа партии – это живой организм. Этот организм необходимо не только контролировать, но и развивать.

Поэтому Высший совет партии «Единая Россия» как орган, который по уставу обязан заниматься в том числе стратегическим развитием и программными продуктами, создал три группы. Одна из этих групп под руководством члена Высшего совета партии Олега Михайловича Бударгина называется «Благосостояние и социально-экономическое развитие». В эту группу входит большое количество руководителей субъектов Федерации, министров, руководителей государственных корпораций. Мы уже провели заседание этой рабочей группы, целью которой как раз является анализ хода реализации программы.

Мы, Дмитрий Анатольевич, хотели бы к следующему заседанию нашей комиссии дать предложения от этой группы – группы по вопросам социальной политики.

Также в Высшем совете есть группа по внешней политике и по государственному и партийному строительству.

Думаю, что работу, которую будет проводить эта группа, можно оформить в виде доклада, в котором будут идеи, предложения по наполнению программы какими-то дополнительными идеями и дополнительными источниками для реализации этих идей.

Сегодня мы подготовили ряд выступлений, докладов.

И первым, если не возражаете, выступит с информацией секретарь президиума Генерального совета Неверов Сергей Иванович.

С.Неверов: Конечно, реализация программы, с которой «Единая Россия» шла на выборы и которую поддержали наши граждане, требует достаточно серьёзной, слаженной работы как законодательной, так и исполнительной власти на всех уровнях, и предложенный Вами, Дмитрий Анатольевич, формат работы программной комиссии сегодня позволяет это сделать. Новый формат, который был выбран, работы фракции в тесном контакте с Правительством тоже говорит о том, что мы достаточно плотно ежемесячно обсуждаем те программные направления, с которыми мы шли на выборы.

Сражу же после выборов мы приступили к работе по реализации нашей программы. Первое такое заседание фракции было посвящено бюджету, и Вы уже об этом сказали, как раз документу, в котором заложены все основные меры социальной поддержки тех категорий граждан, которые в этом действительно нуждаются. Подчеркну, что в принятом бюджете все социальные меры поддержки были сохранены.

У нас 28 мая, как Вы знаете, пройдёт предварительное голосование в регионах, где будут избирать губернаторов, представителей законодательной власти. Сейчас активно проходят дебаты, на этих дебатах поднимается очень много вопросов по программе, с которой мы шли на выборы. И каждый месяц депутаты фракции «Единой России» отчитываются перед людьми о проделанной работе. В небольших посёлках, в деревнях, в крупных промышленных центрах уже прошло 11 942 встречи. Такого после выборов никогда не было, чтобы такое количество встреч провели наши депутаты и отчитались о проделанной работе.

Ещё одно направление нашей работы, которое было задано Вами, Дмитрий Анатольевич, и которое даёт огромный стимул для развития конкретных отраслей, позволяет вносить коррективы в уже принятые решения, потому что жизнь не стоит на месте. Я имею в виду работу на форумах, которые проводит партия. Прошедший форум в Омске, который был посвящён вопросам поддержки культуры, как раз является примером таких конкретных решений. Уверен, что и предстоящие мероприятия, одно из которых перекликается с темой нашего сегодняшнего заседания (это поддержка социально ориентированных НКО, пройдёт в Ярославле), будут столь же продуктивными. Конечно, говоря о реализации программы, нельзя не отметить важность предстоящего форума, посвящённого благоустройству наших городов, которое реализуется совместно с нашими гражданами: сейчас как раз обсуждается, какой будет двор, город в том или ином населённом пункте.

Подход, когда депутаты нашей фракции, члены Правительства в первую очередь опираются на мнение людей, позволяет нам не отступать от главного принципа нашей программы – слышать голос каждого и действовать в интересах наших людей. Я думаю, что мои коллеги более подробно остановятся на тех пунктах программы, которые удалось реализовать буквально за 41 пленарное заседание. Достаточно серьёзные инициативы были приняты в Государственной Думе.

Д.Медведев: На что хочу обратить внимание коллег: когда мы будем говорить о различных направлениях нашей совместной деятельности, давайте уделять основное внимание тем решениям, которые мы ещё пока не приняли, на которых нам надо сконцентрироваться как с точки зрения подготовки самого нормативного материала, так и с точки зрения их оценки, их социально-экономических последствий. Чтобы мы находились в графике, позволяющем исполнять программу, принимать решения, а решения ещё требуются по большому количеству направлений. Пожалуйста, Ольга Юрьевна Баталина.

Пожалуйста, Ольга Юрьевна Баталина.

О.Баталина: В разделе «Социальная политика» пять основных тематических блоков: сохранение и повышение уровня благосостояния; достойная работа и профессиональная самореализация для всех; сбережение и приумножение народа; равные возможности и качество жизни для всех; гражданская активность и общественные инициативы – основа социального развития. Вместе с экспертами мы подвели предварительные итоги реализации всех пунктов программы, которые входят в эти тематические разделы. Эти предварительные итоги в качестве раздаточного материала находятся сегодня у всех участников заседания, можно к ним обращаться.

Я остановлюсь подробнее на первом тематическом разделе – сохранение и повышение уровня благосостояния. Одна из ключевых задач, которую партия ставила перед собой в этом разделе, – сохранить достигнутый реальный уровень оплаты труда, а с 2018 года обеспечить его повышение в соответствии с темпами роста экономики. Понятно, что рост реальной заработной платы напрямую связан с ситуацией в экономике, с инвестиционной активностью. Здесь ситуация постепенно улучшается. По оценке Росстата, в январе – феврале 2017 года рост реальной заработной платы составил 102,3% к январю – февралю 2016 года. Но при этом надо отметить, что ситуация в экономике неоднородная. Этот показатель, безусловно, средний по экономике, он не характеризует состояние отдельных отраслей, улучшение отмечается пока только в ряде отраслей.

На особом контроле у партии – повышение заработной платы работникам бюджетной сферы. Основой для этого являются майские указы Президента. В целом «дорожные карты» выполняются. Если происходят сбои, партия вмешивается, как это было в начале текущего года, когда из ряда регионов пошли сигналы о задержках выплаты зарплаты и уменьшении стимулирующих выплат воспитателям детских садов. В результате проведённого мониторинга удалось урегулировать эту проблему, решить проблему с задержкой оплаты труда воспитателям в ряде субъектов Российской Федерации, в частности в Крыму, Дагестане, Карелии, Псковской, Ивановской и Иркутской областях.

Если говорить о дополнительном внимании партии, дополнительных мероприятиях, то представляется важным обратить внимание сейчас на тех работников бюджетных учреждений, которые не попадают под нормы указов, (учитывая, что в майских указах указаны отдельные категории работников таких учреждений), рассмотреть возможность провести индексацию заработной платы этим категориям. Уже четыре года индексация заработной платы не проводилась. Разумеется, это влияет в целом на фонд оплаты труда, в том числе на выполнение обязательств по выплате и повышению заработной платы в соответствии с «дорожными картами» указов.

Безусловно, влияет на ситуацию с оплатой труда и повышение минимального размера оплаты труда. С 1 июля 2017 года МРОТ будет повышен до 7800 рублей. Конечно, знаковым решением в этой части стало решение, принятое Вами, Дмитрий Анатольевич, по итогам социального форума в Санкт-Петербурге, когда одномоментно с 1 июля 2016 года минимальный размер оплаты труда был повышен до 7500 рублей. По предварительным экспертным оценкам, в текущем году соотношение МРОТ и прожиточного минимума составит порядка 70%. Учитывая принятое решение по повышению минимального размера в течение двух лет, считаем важным отвязать страховые платежи индивидуальных предпринимателей в социальный фонд от минимального размера оплаты труда. Если мы этого не сделаем, то необходима будет дополнительная экономическая экспертиза: насколько индивидуальные предприниматели справятся с этой возрастающей нагрузкой. Возможно, для них, если говорить о росте страховых взносов (в которых они тоже заинтересованы, потому что это будущие платежи, которые будут направлены в адрес этих же индивидуальных предпринимателей), «дорожная карта» должна быть чуть более плавной, чтобы, принимая совершенно правильные и справедливые решения, выполняя нормы Трудового кодекса, мы болезненно не ударили по индивидуальным предпринимателям.

Важный пункт программы и задача, которую поставила перед собой партия, – сохранить уровень жизни пенсионеров, а с 2017 года обеспечить его повышение в соответствии с темпами роста цен. Обязательства, которые партия принимала на себя, – по безусловному выполнению норм федеральных законов, касающихся индексации пенсий в 2017 году, – выполнены. Мы вновь вернулись к полноценной индексации страховых пенсий в соответствии с темпами роста цен за предыдущий год. 1 февраля страховые пенсии неработающим пенсионерам были индексированы исходя из фактической инфляции прошлого года на 5,4% и с 1 апреля доиндексированы до 5,8%.

В этом году, в начале года, напомню, все пенсионеры получили единовременную выплату в размере 5 тыс. рублей – как работающие, так и неработающие, гражданские и военные.

С учётом проведённых индексаций и фиксированных выплат среднегодовой размер страховой пенсии по старости в 2017 году составит 13 655 рублей. Это практически 160% прожиточного минимума пенсионера. И всем неработающим пенсионерам, у которых общая сумма материального обеспечения не достигает величины прожиточного минимума, сохраняется федеральная или региональная социальная доплата.

Разумеется, на уровень жизни пенсионера влияет как темп роста доходов, так, собственно, и темп роста расходов пенсионера. Поэтому на отдельном контроле у партии мониторинг всех тех значимых экономических величин, которые влияют на потребительскую корзину пенсионера, в том числе тарифов на коммунальные услуги, цен на лекарственные препараты и многих других.

Обязательства партии в этой части программы касались также восстановления с 2017 года индексации всех социальных выплат, пособий, компенсаций в соответствии с нормами действующего законодательства. Напомню, что был закреплён и новый порядок индексации: мы перешли на индексацию социальных выплат по фактическому уровню инфляции за прошлый год, и теперь это делается с 1 февраля текущего года.

Но здесь есть проблема. Если на федеральном уровне обязательства по индексации всех социальных выплат выполняются (кроме редких случаев – например, принято решение о неиндексации материнского капитала, в остальной части все социальные федеральные выплаты индексируются каждый год в соответствии с федеральными законами), то на региональном уровне это не так. В большинстве регионов, к сожалению, свои социальные выплаты субъекты Федерации не индексируют. Многие не индексируются уже и четыре, и пять лет подряд.

Мы считаем, что такие обязательства должны быть по аналогии с федеральными законами заложены в региональных законах. И, оценивая свои возможности, субъекты Федерации должны понимать, что важно не только установить социальную выплату, но и взять обязательство по тому, чтобы эта социальная выплата в дальнейшем не съедалась инфляционными издержками.

Ещё одно обязательство, которое было принято нами в программе, – совершенствовать адресные программы социальной поддержки населения и расширять практику их применения.

Разумеется, речь шла и идёт о повышении эффективности социальной политики, о повышении эффективности мер социальной поддержки, с тем чтобы они направлялись в адрес наиболее нуждающихся в этом граждан. Однако, как показывает мониторинг, тоже, к сожалению, это не всегда происходит так. Учитывая сложное положение региональных бюджетов, в большинстве случаев идёт простое сокращение объёма обязательств. То есть речь идёт преимущественно о сокращении бюджетных расходов, а не о повышении эффективности механизмов социальной поддержки. При этом, напомню, принимая необходимое федеральное законодательство, мы предусматривали, что высвобождающиеся вследствие оптимизации отдельных социальных выплат средства субъекты Федерации могут направлять на поддержку других социально незащищённых категорий населения.

Есть, к сожалению, проблемы с применением критериев нуждаемости. В разных регионах – разные подходы. Где-то учитывается только доход, где-то учитывается имущество, а оно не всегда приносит доход, поэтому мы считаем, что это, конечно, полномочия регионов, но важен взвешенный подход. И главное, любые изменения должны проходить общественные обсуждения, чтобы люди понимали, на что направлены те или иные изменения в социальной политике на региональном уровне и кто является выгодоприобретателем принимаемых решений. Если эти решения будут приниматься ровно так, если мы будем видеть, что высвобождающиеся средства направляются на увеличение объёмов отдельных выплат или на повышение эффективности социальных выплат, на поддержку отдельных категорий, которые в этом нуждаются, я думаю, что и общественная поддержка принимаемых решений будет выше.

Одна из эффективных мер поддержки на региональном уровне, введённая федеральным законом в 2013 году, – это социальный контракт. Здесь применяются и критерии адресности, и критерии нуждаемости, и мы реально видим эффективность этой меры поддержки. Объём этой меры поддержки растёт, а это тоже обязательство, которое мы предусмотрели в нашей предвыборной программе, – развивать такие программы, и именно программы социальной помощи на основании социального контракта.

В прошлом году общая сумма социальных контрактов, реализованных по стране в целом, составила порядка 2,4 млрд рублей. Эффективность этой меры поддержки в том, что она позволяет людям справляться с трудной жизненной ситуацией, потому что внутри семьи формируется новый источник дохода: люди получают новую профессию, проходят переобучение, начинают вести домашнее подсобное хозяйство, если говорить о сельской местности, или у них появляется небольшой семейный бизнес, и они в дальнейшем справляются со своими трудностями уже без социальной поддержки государства.

На социальном форуме в Санкт-Петербурге мы предлагали ввести софинансирование из федерального бюджета региональных программ государственной социальной помощи на основании социального контракта. С точки зрения поддержки регионов в этом направлении это сегодня один из самых эффективных инструментов софинансирования таких обязательств, и мы уверены, это станет хорошим стимулом для увеличения объёмов поддержки на региональном уровне и для их расширения.

И две позиции в этом блоке программы касались справедливости в вопросах оплаты труда. Один из пунктов – установить зависимость размера заработной платы топ-менеджмента государственных корпораций и хозяйственных обществ, в уставном капитале которых более 50% акций находятся в собственности Российской Федерации, от показателей эффективности и прибыли указанных организаций. В настоящий момент это реализовано, Минэкономразвития совместно с Росимуществом разработаны методические указания по применению ключевых показателей эффективности для таких компаний. Наименования этих показателей и их целевые значения будут утверждаться организацией, и таким образом уровень вознаграждений и заработной платы топ-менеджмента будет увязан с ключевым показателем эффективности. Мы со своей стороны как партия обеспечим контроль за тем, как это реализуется, и оценим, насколько эффективны были данные принятые решения.

И второе мероприятие было предусмотрено – ввести ограничения соотношения зарплат руководителей, их заместителей и главных бухгалтеров государственных муниципальных учреждений и унитарных предприятий со средней заработной платой в этих учреждениях. Мы нередко видели ситуации, когда руководитель учреждения получает несоразмерно высокую заработную плату, несопоставимую с положением дел в конкретном учреждении. Это мероприятие программы также выполнено. Был принят федеральный закон, который затрагивает и государственные (муниципальные) учреждения, унитарные предприятия, и государственные внебюджетные фонды, и территориальные фонды обязательного медицинского страхования, и в настоящий момент такие предельные размеры установлены в такого типа государственных учреждениях. Соответствующие федеральные и региональные нормативные акты приняты, и партия осуществляет контроль за тем, как они будут реализованы на местах.

Д.Медведев: Давайте обсудим в том числе прозвучавшие и в этом выступлении вопросы (я тоже в своём вступительном слове сказал об этом) по задержкам заработной платы. Ситуация динамическая, но всё равно нужно обязательно отслеживать, что и как происходит с выплатами бюджетникам, да и выплатами в коммерческом секторе, потому что в целом механизмы контроля приблизительно одинаковые. И, конечно, по индексации в регионах, по социальным выплатам и по применению критериев нуждаемости, о чём было сказано, по вопросам социального контракта, по соотношениям между заработными платами в различных секторах и внутри одной организации (между заработной платой топ-менеджеров и обычных работников) – все эти темы должны быть в поле нашего зрения, как и некоторые другие, о которых, надеемся, сейчас будет сказано.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 10 мая 2017 > № 2173064 Дмитрий Медведев


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 5 мая 2017 > № 2166952 Дмитрий Медведев

О предварительных результатах работы по созданию территорий опережающего социально-экономического развития на Дальнем Востоке в 2015–2017 годах.

Совещание.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Тема сегодняшнего совещания очень важная, но не исчерпывающая, конечно, всей проблематики развития Дальнего Востока. Я специально собрал вас именно на совещание, а не на заседание комиссии, для того чтобы предметно рассмотреть только один вопрос, который касается создания территорий опережающего социально-экономического развития на Дальнем Востоке.

Напомню, что это новый механизм, ему менее трёх лет. Часть времени заняло создание нормативной базы, причём было много споров и обсуждений по понятным причинам, потому что речь шла о создании системы льготирования, а это для бюджета всегда чувствительная тема. Соответственно, основное количество территорий работает чуть больше одного года. Это не так много, тем не менее можно сделать некоторые выводы о том, какие тенденции возобладали, о том, в каком направлении осуществляется развитие ТОР, что получается, что получается хуже и какие изменения в законодательство нужно предложить, чтобы эта работа шла более успешно.

Напомню, что с этого года территории опережающего развития создаются не только на Дальнем Востоке, но и в моногородах. Но о них мы сегодня говорить не будем, это тема отдельного совещания, посвящённого развитию моногородов. Cконцентрируемся на Дальнем Востоке, где сейчас действует 16 ТОР.

Масштабы этой работы растут. Очередной документ о создании новой территории уже внесён в Правительство. Мы всё это должны делать очень осмысленно, потому что те обязательства, которые мы принимаем на себя (я имею в виду Российскую Федерацию), носят долгосрочный характер. Мы должны действовать наверняка, понимая, что проект состоится.

Из федерального бюджета на развитие инфраструктуры ТОР в регионы направляются немалые средства. Мы уже вложили порядка 4,5 млрд рублей. На ближайшие годы предусмотрено ещё 30 млрд. И ещё около 20 млрд будут направлены за счёт бюджетов регионов, которые здесь представлены, муниципальных образований и некоторых внебюджетных источников. На эти деньги мы строим дороги, энергосети, коммунальную инфраструктуру, решаем целый ряд других задач.

Налоговые преференции, которые мы предоставляем в ТОР, весьма существенны по сравнению с общим порядком и действуют длительный срок.

Подчеркну, что, если мы в текущих экономических условиях пошли на особый порядок работы с инвесторами, каждый бюджетный рубль необходимо тратить рационально и постараться получить максимальную отдачу для людей, которые живут в регионе, в виде новых рабочих мест, в виде создания современной инфраструктуры, которая нужна не только для производственного, экономического развития, но и просто для перемещения людей, чтобы им было комфортно жить и работать.

И всё, что строится при поддержке государства, должно строиться на долгосрочную перспективу, опираться на чёткие планы развития территорий.

Конечно, мы должны укрепить доверие инвесторов. Инвестиции на Дальнем Востоке – довольно сложная тема, иначе бы мы вообще эту модель ТОР, наверное, не придумали и не предложили, потому что, скажем честно, инвестировать в Москве или в Подмосковье – это одно, а инвестировать на Дальнем Востоке – это совершенно другое.

Для инвесторов в регионе существует не только набор преимуществ, но и определённые риски. Это и большие расстояния, и население, которое, к сожалению, там не такое значительное, как хотелось бы, и, как следствие, низкий спрос. При этом конкурировать приходится (я хотел бы отдельно и специально это подчеркнуть) с наиболее динамично развивающимися странами Азиатско-Тихоокеанского региона. И именно на них мы должны ориентироваться, договариваясь при планировании экспортных стратегий.

Компаниям, которые зашли в территории, важно оказывать всестороннюю поддержку. Это и задача институтов развития Дальнего Востока – сделать так, чтобы инвесторы избежали вакуума в администрировании, в хозяйственном плане. Это касается и подготовки кадров, и доступа к кредитам, и консультаций, и поддержки всех этих инвестиций в режиме единого окна.

Функционирует, напомню, четыре института развития: Корпорация развития Дальнего Востока, Агентство Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта, Агентство по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке и Фонд развития Дальнего Востока.

Результаты политики создания ТОР в регионах уже видны – где-то больше, где-то меньше. Запускаются новые производства в самых разных отраслях. Строится около 50 предприятий. Увеличивается количество рабочих мест. Мы, конечно, ожидаем, вправе ожидать, что эта динамика будет нарастать, в противном случае вообще не нужно было с этим и связываться.

Сейчас важно проанализировать работу территорий. Нужно оценить на примере Дальнего Востока, насколько эффективно объединяются усилия государства и инвесторов. Напомню, у нас по закону установлено, что сначала Дальний Восток и моногорода, а потом этот механизм может применяться по всей стране. Но последствия распространения этого механизма на всю страну нам, конечно, нужно оценить – какие обязательства берут на себя компании, инвесторы, как они их исполняют – и подумать о корректировках законодательства. Особо хочу отметить, что изменения, которые будут вноситься, не должны ухудшать условия работы инвесторов. Заключённые договоры пересмотру не подлежат. Это понятный принцип. Условия, которые в них определены, должны сохраниться на срок действия конкретной территории, потому что это обязательство мы брали на себя.

А.Галушка: Ключевые результаты, первые результаты работы территорий опережающего развития Вы, уважаемый Дмитрий Анатольевич, охарактеризовали. Я напомню, что первая территория опережающего развития была создана год и десять месяцев назад: 25 июня 2015 года было подписано постановление Правительства о создании территории опережающего развития в Комсомольске-на-Амуре. Сегодня их уже 16. Официально поданы потенциальными инвесторами твёрдые заявки на резидентство в этих ТОР – таких заявок 262 на сумму инвестиций 1,4 трлн рублей. С каждой заявкой идёт последовательная работа по конвертации её в конкретное соглашение с инвестором, в инвестиционный проект. Такого рода соглашений, которые подписала управляющая компания ТОР с инвесторами, 124 на 483 млрд рублей.

На сегодняшний день запущены первые 17 предприятий в ТОР, вложено фактически 30 млрд рублей. До конца года планируется запуск 44 новых предприятий и вложение 137 млрд рублей инвестиций. Из бюджета на сегодняшний день фактически выделено более 4 млрд рублей на создание инфраструктуры. Таким образом, фактический мультипликатор вложенных бюджетных денег к вложенным частным инвестициям сегодня составляет 1 к 7. С учётом перспективных проектов, которые до конца года будут реализованы, мультипликатор увеличится до 11.

Стоит отметить, что это самые разные проекты: это и судостроение, и нефтехимия, и газохимия, переработка природных ресурсов, инвестиции в сельское хозяйство, транспорт и логистика. Очень важно, что преобладают несырьевые проекты. Таким образом, важным эффектом является диверсификация структуры экономики Дальнего Востока.

В ходе подготовки к сегодняшнему совещанию поступил целый ряд самых разных предложений по совершенствованию этого механизма. Я остановлюсь на некоторых из них.

Во-первых, предложение, которое мы отработали с коллегами из Минтруда, Минфина, касается внесения поправок в закон о территориях опережающего развития, уточнения порядка приобретения статуса резидента ТОР и распространения льгот по страховым взносам на инвесторов. Речь идёт о том, чтобы чётко на уровне закона определить, что такого рода льготы предоставляются для новых рабочих мест, которые возникают в результате создания новых мощностей.

Соответствующий законопроект подготовлен, согласительные процедуры по нему завершаются, мы готовы в двухнедельный срок внести его в Правительство Российской Федерации и в протоколе просили бы эту позицию закрепить.

Д.Медведев: Хорошо. Мы только что с коллегами разговаривали, и я хочу обратить на это внимание. Мы с вами понимаем, коллеги: территории опережающего развития – это те места, где должны быть новые инвестиции, а не «перекрашенные» старые, которые уже осуществлены и которые просто хочется подвести под льготный режим. Я просил бы на это обратить самое пристальное внимание и Министерство по развитию Дальнего Востока, и Министерство экономического развития, а все остальные структуры – вести мониторинг.

А.Галушка: Второе – по показателям эффективности работы территорий опережающего развития. Первый показатель, по которому сложилось общее мнение, – это соотношение частных и бюджетных инвестиций. Фактические значения я уже привёл. На сегодняшний день мы этими показателями руководствуемся. Но есть предложение закрепить их на уровне акта Правительства и установить, что на один бюджетный рубль, который вкладывается в создание инфраструктуры ТОР, не менее трёх рублей частных инвестиций должно привлекаться.

Дмитрий Анатольевич, Вы только что подписали постановление Правительства о внесении изменений в методику отбора инвестпроектов для Дальнего Востока. И в этом постановлении Правительства этот мультипликатор уже закреплён для инвестпроектов, которые субсидии получают на инфраструктуру. Такой прецедент у нас уже создан, и мы предлагаем и по ТОР его применить.

Кроме того, мы используем показатель стоимости для бюджета создания одного рабочего места в ТОР и предлагаем этот показатель для каждой ТОР устанавливать при создании ТОР в качестве показателя эффективности.

И третий показатель, который предлагают наши коллеги из Минэкономразвития (и мы поддерживаем принципиально), – объём добавленной стоимости, которую создают инвесторы на один бюджетный рубль вложений в инфраструктуру. Единственное уточнение, что мы можем использовать этот показатель не ранее чем через пять лет, когда проекты запустятся, раскрутятся на полную мощность и у нас будет возможность это должным образом оценивать.

В заключение, Дмитрий Анатольевич, я хотел бы продолжить Ваш финальный тезис о том, что мы не можем стоять на месте. Мы должны постоянно мониторить и оценивать, как меняется конкурентоспособность условий инвестирования, ведения бизнеса на Дальнем Востоке в сравнении со странами АТР. И мы видим, что наши соседи-конкуренты не стоят на месте, они активно продвигают новые регуляторные механизмы, новое законодательство. В Китае запущена так называемая третья волна создания особых экономических зон, в Шанхае – экспериментальная особая экономическая зона, в рамках которой порой самые экзотические регуляторные практики опробуются. В Японии принято решение о продлении льгот с 10 до 15 лет. В Китае на сегодня в особых экономических зонах существенно дерегулируется валютно-банковский контроль и оборот ценных бумаг. Мы должны, понимая все эти тенденции, гибко вносить изменения в наше действующее законодательство о территориях опережающего развития.

Мы бы просили соответствующего протокольного решения по итогам совещания: подготовить предложения по усилению конкурентоспособности условий инвестирования, ведения бизнеса ТОР на Дальнем Востоке с учётом реалий АТР и необходимости развития преференциального режима, исходя из того, что мы должны не ухудшать положение инвесторов, а улучшать.

М.Орешкин: Показатели эффективности важны, в том числе для того, чтобы мотивировать. Но кого нужно в первую очередь мотивировать? Есть дискуссии, нужно ли мотивировать конкретные компании, конкретных инвесторов осуществлять инвестиции. Наша точка зрения заключается в том, что в первую очередь мотивировать нужно регионы, которые зачастую обращаются с предложениями по созданию ТОР, но это больше касается истории с моногородами, и Корпорации развития Дальнего Востока, чтобы она понимала, что, если выносятся предложения по созданию ТОР в той или иной местности, должны обязательно за теми бюджетными инвестициями, теми решениями, которые принимаются в этой связи, прийти инвестиции частные в определённом объёме. И бюджет тоже должен выиграть через увеличение объёма добавленной стоимости, потому что по НДС никаких льгот нет, и если большой объём добавленной стоимости будет создаваться на предприятиях, работающих в этих ТОР, то бюджет получит дополнительные поступления в части НДС.

И по последнему моменту, который Александр Сергеевич затронул, относительно режима работы компаний. Мы как раз сейчас с Министерством Дальнего Востока обсуждаем вопрос специального подхода к истории контроля и надзора и, возможно, будем предлагать создать на территории, ограниченной в рамках нескольких ТОР, специальный режим работы контрольно-надзорных органов, чтобы ещё улучшить условия для ведения бизнеса инвесторов, чтобы снять все риски.

Сообщение губернатора Хабаровского края Вячеслава Шпорта на совещании о предварительных результатах работы по созданию территорий опережающего социально-экономического развития на Дальнем Востоке в 2015–2017 годах

Сообщение губернатора Хабаровского края Вячеслава Шпорта на совещании о предварительных результатах работы по созданию территорий опережающего социально-экономического развития на Дальнем Востоке в 2015–2017 годах

В.Шпорт: Хочу сказать от имени всех губернаторов Дальнего Востока: никогда столько внимания не уделялось развитию Дальнего Востока, сколько уделяется сегодня. Например, в 2002 году (я тогда депутатом работал) выделялось на весь Дальний Восток 726 млн рублей, Хабаровскому краю – 12 млн. Хорошо сравнивать: за прошлый год Хабаровскому краю выделили 12 млрд. Так же по другим регионам. Сегодня идёт процесс реальной поддержки Дальнего Востока, не на бумаге, не на словах, а на деле.

По состоянию на 5 мая в Хабаровском крае зарегистрировалось 29 резидентов. На 1 мая было 28, а на сегодняшний день уже 29 (вчера зарегистрировался). То есть процесс идёт. Эти компании заявились на объём инвестиций – 41 млрд рублей и на создание более 5 тыс. рабочих мест. Это то, что нам сегодня требуется. Ещё 34 заявки находятся на рассмотрении.

Д.Медведев: На какую сумму?

В.Шпорт: На 41 млрд.

Д.Медведев: Немало.

В.Шпорт: Прошло менее двух лет. Срок объективно очень небольшой. Чтобы построить просто цех, корпус для цеха на каком-нибудь авиационном объединении, например, в 9 тыс. кв. м, требуется от трёх до пяти лет. Просто цех, не завод. Поэтому, конечно, времени мало. Тем не менее с момента получения статуса резидента 11 компаний в Хабаровском крае уже приступили к выпуску продукции. Они не платят налоги на прибыль, на имущество, объём выпущенной продукции за прошлый год составил у них 3,3 млрд рублей, создано 535 новых рабочих мест (это не те, кто сбежал с других заводов, это новые рабочие места) и уплачено в бюджет края 125 млн рублей налогов (это с льготами). Конечно, через пять лет будет отдача другая.

В чём мы видим эффективность режима территории опережающего развития? Несколько соображений с фактами. Режим ТОСЭР повышает эффективность инвестиций в проекты Хабаровская края.

У нас проблема какая? Удорожающие хоздеятельность факторы. Например, есть такой макропоказатель: на 1000 рублей ВРП в крае затрачивается 293 тонно-километра. В среднем по России – 60 тонно-километров на 1000 рублей валового внутреннего продукта. Смотрите, какая разница. У наших лесников, например, затраты на экспорт пиломатериалов доходят до 25%, а по круглым – до 40%, то есть издержки очень большие. В силу этих льгот эти вещи нивелируются, конечно, когда компания приходит в территорию.

Например, есть такой резидент – аэропорт Хабаровск. Заявленные инвестиции – 4,5 млрд рублей. Имеет срок окупаемости в обычном режиме 25 лет. Кто пойдёт на 25 лет? Никто. Однако этот же проект в режиме ТОСЭР окупается за 14 лет, и налоговые льготы за 10 лет эксплуатации компенсируют около 28% начальных капитальных затрат. Поэтому сегодня японская компания пришла в этот проект, подписали уже соглашение, и летом мы начнём его реализацию. Такие примеры есть ещё, но этот пример показательный. Положительные вещи налицо.

Второе соображение. Режим территории опережающего развития, сама система обращения с инвесторами в рамках этого режима заметно улучшает инструменты в лучшую сторону по сравнению с другими. Например, выдача разрешений на строительство. У нас трубный завод, который сегодня уже работает в территории, в Хабаровске, выпускает продукцию, получил разрешение на строительство за 28 дней. В обычном режиме сегодня он получал бы его от 60 до 90 дней. А три года назад за 500 дней получали, например. Вот эти вещи сегодня работают. Инвесторы это оценивают, поэтому они и приходят.

Есть ещё ряд примеров. Приведу только особо важные. В инфраструктуру сегодня мы вкладываем деньги государственные, и инвесторы это видят, и хорошая тема, когда мы разрешаем ему сегодня вкладывать, а потом их окупать. Зашевелились инвесторы на площадке гринфилд, например, в Комсомольске-на-Амуре. Гринфилд – это пустая площадка, куда они изначально не очень шли. Сегодня работаем уже там. Если взять эффективность сегодня по тем компаниям, которые работают на территории Хабаровская края, она составляет 9,68 рубля инвестиционных на один рубль государственной поддержки. Это хороший показатель. Конечно, мы стремимся, чтобы ещё лучше было, но я считаю, что это хорошее достижение.

Третье соображение. ТОСЭР показывает прирост в крае проектов производственной направленности. Не могу сказать, что мы этим занимаемся жёстко, но мы стараемся использовать эти территории не под сырьевые проекты, а под проекты высокого передела.

Хочу Вас лично поблагодарить за Комсомольск-на-Амуре, Дмитрий Анатольевич. Вы там были в 2013 году, когда город утонул, и обратили внимание, что город выпускает самолёты-невидимки (а самолёты-невидимки выпускают всего в двух местах – в Соединённых Штатах Америки и в Комсомольске-на-Амуре), а инфраструктура там не соответствует пятому поколению, она в третьем поколении, может быть, с плюсом. Отток населения из города был 2000 человек в год. Сегодня он сокращается. В прошлом году было уже 850 – не очень здóрово, но уже почти в два с половиной раза меньше. Наша задача – остановить отток населения из города, который делает высокоинтеллектуальную продукцию с высокой добавленной стоимостью. Процесс этот пошёл.

Сегодня 29 резидентов, которые работают в крае, – это обрабатывающая промышленность, это высокая добавленная стоимость, высокий передел.

Мы подписали соглашение с ОАК (вчера подписали его уже в окончательном виде). В Комсомольске-на-Амуре сегодня создаётся индустриальный центр – российский индустриальный центр на Дальнем Востоке. Мы предполагаем там 11 проектов, которые будут работать с большими предприятиями (это малый и средний бизнес), будут производить авиакомпоненты, элементы бортовых кабельных систем, подвесных агрегатов, крепежа, заниматься механической обработкой. Это те, которые сегодня уже пришли работать в Комсомольск-на-Амуре.

Люди это видят. Есть перспективы – остановился отток. Для нас это очень важно.

Расчётная выручка по проектам локализации – примерно 5 млрд рублей. Расчётная пока. Но отгруженная продукция только по авиастроению за прошлый год – 78 млрд. Это важный момент.

Ещё два ключевых момента.

Никогда в Хабаровском крае не было японских инвестиций. Сегодня пришёл один проект – тепличный комплекс. Первый этап уже работает. Овощи (помидоры, огурцы) в Хабаровском крае не купишь, в течение часа их разбирают. Подписали соглашение. Японцы оценили наши льготы и пришли вторую очередь внедрять, и на третью мы уже договорились. Это один проект, он рабочий, даёт отдачу.

Второй проект крупнее – аэропорт Хабаровск. Соглашение с компанией Sojitz (там консорциум целый) подписано. Японцы будут инвестировать в развитие аэропорта в Хабаровске. Корейцы – мы с ними три года бились – ушли из проекта, потому что окупаемость за 25 лет их не устраивала. А сегодня мы создали территорию на этой площадке, и пришли японцы.

Ключевое здесь, что иностранный инвестор оценил, проверил на себе, и пошли другие проектанты к нам в край.

Я предлагаю сегодня, как Вы сказали, правила не менять, отшлифовать. Предложения по эффективности мы принимаем, будем работать.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 5 мая 2017 > № 2166952 Дмитрий Медведев


Россия > Агропром > premier.gov.ru, 27 апреля 2017 > № 2160839 Дмитрий Медведев, Александр Ткачев

Заседание Правительства.

Первый вопрос повестки – о национальном докладе о ходе и результатах реализации в 2016 году Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013–2020 годы.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Сегодня у нас в качестве большой, основной темы – национальный доклад о реализации в 2016 году госпрограммы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельхозпродукции, сырья и продовольствия на период с 2013 по 2020 год. Доклад в соответствии с правилами ежегодно направляется в Государственную Думу (хотя я основные положения недавно в Государственной Думе от нашего с вами имени представил) и публикуется в средствах массовой информации, в интернете.

Результаты выполнения государственной программы за прошлый год мы уже детально обсуждали на коллегии Минсельхоза (7 апреля), в Государственной Думе он обсуждался, вчера на совещании у Президента по импортозамещению тоже частично эти вопросы затрагивались.

Результаты в целом можно признать весьма успешными: собран, как известно, рекордный за последние 25 лет урожай зерновых и зернобобовых. Серьёзно уровень импортозамещения подрос.

По многим пунктам Доктрина продовольственной безопасности у нас уже исполнена на 100%. Кроме того, продолжают увеличиваться объёмы поставок продовольствия и сельхозпродукции на экспорт (более чем на 5% увеличение в этом году). Само сельское хозяйство выросло тоже на значительную цифру – почти 5%.

Эти цифры – показатель системной работы, которая проводилась по всем направлениям, в том числе через государственную программу по вопросам технического обновления агропрома в 2016 году. Напомню, что на 60% выросло производство новой сельхозтехники.

В отрасль пришли частные деньги – инвестиции в основной капитал сельского хозяйства выросли более чем на 14%. Такой интерес у инвесторов появился в значительной мере в результате государственной поддержки.

В прошлом году на реализацию госпрограммы было предусмотрено более 223 млрд рублей. Сельхозпроизводителям облегчили доступ к кредитам. В 2016 году кредитов, напомню, взяли на сумму более 1,5 трлн рублей.

Есть неплохие результаты по созданию современных условий жизни на селе: проводим газ, занимаемся водопроводами, строятся дома, новые школы, фельдшерско-акушерские пункты, спортплощадки, клубы – всё, в чём нуждаются люди. Конечно, эта работа не везде ещё одинаково идёт. Она должна быть продолжена.

Важно, что успехи в сельском хозяйстве стимулируют смежные отрасли, такие как пищевая промышленность. Поэтому в прошлом году была утверждена стратегия повышения качества пищевой продукции. На прошлой неделе был подписан план мероприятий по реализации этой стратегии, начиная от регулирования в рамках Евразийского союза и заканчивая нормативами пищевых добавок, о которых довольно много говорят. Развиваем систему мониторинга качества и безопасности продуктов и создаём единую информационную систему, которая позволит прослеживать пищевую продукцию на всех этапах её производства и продажи.

Обо всём этом доложит министр. И в качестве руководителя региона сегодня приглашён губернатор Алтайского края Александр Богданович Карлин.

Сегодня также обсудим, что делается в рамках наших многофункциональных центров, как сделать их работу более приближенной к потребностям людей. Речь идёт о передаче им функций, которыми в настоящий момент занимаются отделы записи актов гражданского состояния, а именно функций по регистрации актов гражданского состояния о рождении и смерти. Они смогут выдавать такие свидетельства. Людям будет проще, и это позволит в том числе разгрузить загсы.

Кроме того, в повестке дня изменения в Налоговый кодекс, которые касаются продажи жизненно необходимых медицинских изделий. В 2015 году был утверждён перечень изделий, ввоз и реализация которых не подлежат обложению налогом на добавленную стоимость. Теперь мы освободим от налога на добавленную стоимость и лизинг с правом выкупа таких изделий, что позволит нашим больницам получать современное медицинское оборудование с меньшими финансовыми затратами.

И субсидии распределяются. Во-первых, на поддержку промышленного производства. У нас промышленное производство показывает рост, неплохие темпы показали обрабатывающие отрасли. Для того чтобы они развивались и дальше, выделяется более 80 млрд рублей. Деньги пойдут на поддержку машиностроения, лёгкой промышленности и других обрабатывающих отраслей, на обеспечение предприятий доступными кредитами, на замещение импорта, на создание современных производств.

Также 2,5 млрд рублей распределяется на строительство и ремонт дорог в семи регионах (это Бурятия, Тыва, Калининградская, Ростовская, Костромская, Рязанская, Ярославская области). Мы этим всё время занимаемся. Я в Омске на эту тему совещание проводил. Эти деньги должны пойти на улучшение ситуации с дорогами.

Наконец, более 5 млрд рублей выделяется на формирование комфортной городской среды. Этот приоритетный проект мы недавно обсуждали. В ближайшие годы проведём масштабную работу по благоустройству дворовых территорий, пешеходных зон, скверов, парков. Сейчас все регионы активно включились в этот процесс.

Александр Николаевич Ткачёв, пожалуйста.

А.Ткачёв: Многое об успехах отрасли было сказано на итоговой коллегии Минсельхоза, в которой Вы принимали участие. Сегодня, представляя национальный доклад, я лишь кратко подведу основные итоги прошлого года.

Реализация мероприятий государственной программы развития сельского хозяйства в 2016 году позволила нарастить объёмы производства сельхозпродукции и в целом успешно продолжить процессы импортозамещения и расширения экспорта отечественной сельхозпродукции.

Устойчивая динамика развития отрасли во многом обусловлена увеличением государственной поддержки сельского хозяйства до 223 млрд рублей. Рост производства в сельском хозяйстве сохраняется на протяжении последних четырёх лет. В 2016 году он составил почти 5%. Урожай зерновых превысил 120 млн т, достигнуты рекордные показатели по сбору пшеницы, кукурузы, подсолнечника, сои, овощей и фруктов. Россия вышла на первое место в мире по объёмам производства сахарной свёклы, опередив Францию, США и Германию, благодаря росту урожая на 32%. Это позволило нам произвести 6 млн т сахара, полностью обеспечить внутренний рынок и впервые стать крупным поставщиком сахара на мировом рынке. Теперь экспорт российского сахара исчисляется не тысячами, а сотнями тысяч тонн. В 2016 году – более 100 тыс. Экспорт в 2015 году составлял чуть более 7 тыс. т.

Сбор тепличных овощей увеличился на 15%. Выросли площади закладки новых садов и виноградников.

Положительные изменения мы наблюдаем и в производстве животноводческой продукции. По итогам 2016 года производство скота и птицы увеличилось на 3,5%, прежде всего за счёт роста в свиноводстве и птицеводстве.

Серьёзным потенциалом импортозамещения обладает и молочная отрасль. В 2016 году производство молока практически сохранилось на уровне 2015 года, что связано с уменьшением поголовья в личных подсобных хозяйствах. Вместе с тем сельхозпредприятия и фермерские хозяйства с каждым годом увеличивают объёмы производства молока, в том числе за счёт увеличения молочной продуктивности.

В прошлом году Правительством продолжена поддержка сельхозмашиностроения. На субсидии производителям сельхозтехники направлено более 11 млрд рублей – в два раза больше, чем годом ранее. Это позволило приобрести с господдержкой более 17 тыс. единиц техники.

В 2016 году впервые за последние три года отмечен рост инвестиций в АПК на 10% по сравнению с предыдущим годом. Объём инвестиционного кредитования сельского хозяйства вырос на 28% и превысил 380 млрд рублей. Краткосрочное кредитование увеличилось на 35% – до 1,2 трлн рублей. Такой рост обусловлен увеличением потребности сельхозтоваропроизводителей в кредитах, которая сохраняется и в текущем году. Поэтому есть дополнительная потребность в субсидиях именно на эти цели.

Основными кредиторами отрасли остаются Россельхозбанк (он доминирует, безусловно) и Сбербанк. На их долю приходится 88% общего объёма предоставленных кредитов. По итогам 2016 года финансовое положение сельхозтоваропроизводителей сохранилось на приемлемом уровне. Средняя рентабельность производства с учётом господдержки превысила 17%. Без учёта субсидий рентабельность находится на уровне до 10%. Выросла доля прибыльных хозяйств в общей численности сельхозпредприятий – на 2,5% и составляет сегодня порядка 87%.

Отмечается также положительная динамика уровня заработной платы в отрасли. В 2016 году она выросла на 10% и превысила 24 тыс. рублей в целом по стране.

Улучшение финансово-экономического состояния отрасли обеспечивает стабильный рост производства, сокращение импорта и повышение доли отечественной продукции на внутреннем рынке. В результате по итогам года выполнен ряд основных показателей Доктрины продовольственной безопасности. Об этом мы подробно говорили на коллегии.

Что касается товарооборота сельхозпродукции с другими странами, здесь тоже позитивный тренд. Программа импортозамещения в сельском хозяйстве работает. Импорт продовольствия сократился на 6%. За год на 16% сократились поставки мяса, поставки мяса птицы – на 12%, рыбы – на 10%, яблок – на 20%, свежих овощей – на 28%. По итогам года основными товарными позициями в структуре импорта стали: молочная продукция – 7%, говядина – 4,5%, рыба и морепродукты – 5,6%, овощи – 5,6%, фрукты, прежде всего цитрусовые.

Рост производства создал стимулы для сельхозпредприятий к расширению рынков сбыта за рубежом. Экспорт увеличился на 5% – до 17 млрд долларов. Речь идёт о наших основных экспортных позициях: зерно, растительное масло, рыба.

В 2016 году существенно выросли объёмы поставок пшеницы, кукурузы, риса, соевых бобов, растительных масел, в четыре раза увеличились поставки свинины, почти в два раза – поставки мяса птицы.

Для увеличения объёма экспорта нашей продукции планируем в этом году приступить к работе в рамках приоритетного проекта «Экспорт продукции АПК». Наши задачи: проанализировать потенциальные рынки сбыта, оказать сельхозтоваропроизводителям поддержку в продвижении на зарубежных рынках, провести работу вместе с Россельхознадзором по снятию фитосанитарных, ветеринарных и других барьеров.

Ещё одно важное направление нашей работы – поддержка фермеров и сельхозкооперации. В реализации программы по грантовой поддержке малых форм хозяйствования с каждым годом участвует всё больше регионов. В 2016 году получателями грантов стали 4,5 тыс. фермерских хозяйств. В хозяйствах, получивших гранты, будет создано свыше 7 тыс. новых рабочих мест. В 2016 году удвоена грантовая поддержка сельхозкооперативов, это обеспечило расширение кооперативного движения. За прошлый год создано более 300 новых сельхозкооперативов. Планируем, что в 2017 году будет создано не менее 1200.

Безусловно, комплексное развитие сельхозпроизводства и села невозможно без решения социальных вопросов. На сегодняшний день на селе проживает около 38 млн человек. Это уклад жизни для четверти населения страны. Улучшать условия жизни на селе призвана программа устойчивого развития сельских территорий. Регионам выделяются средства на газификацию, водопровод, строительство школ, фельдшерско-акушерских пунктов, спортивных сооружений, а также на приобретение жилья, в том числе для молодых семей и специалистов. В прошлом году на реализацию программы направлено 12 млрд рублей. В этом году выделено более 15 млрд, в том числе в полтора раза увеличено финансирование строительства дорог в сельской местности. На сегодняшний день в трети сельских населённых пунктов нет асфальтированных дорог, и исправить эту ситуацию – чрезвычайно актуальная задача.

Реализуемая федеральная целевая программа позволяет привлечь инвесторов в сельские территории и стимулирует инвестиционную активность.

О результатах реализации ФЦП по развитию мелиорации я докладывал Вам, Дмитрий Анатольевич, на коллегии.

Завершая своё выступление, хочу сказать, что все предложения по совершенствованию реализации мероприятий госпрограммы перечислены в национальном докладе и презентованы в материалах к заседанию Правительства.

Наша цель в текущем году – сохранить позитивную динамику развития сельского хозяйства, повысить конкурентоспособность отечественной продукции. Приоритет первого порядка – обеспечить льготное кредитование отрасли в полном объёме для увеличения темпов сельхозпроизводства.

Д.Медведев: Теперь прошу Александра Богдановича Карлина, который возглавляет очень крупный сельскохозяйственный регион – Алтайский край, рассказать о том, как у вас дела, как проходила реализация этих документов.

А.Карлин: Аграрный потенциал Алтайского края хорошо известен в федеральных ведомствах и Правительстве.

Мы к числу конкурентных преимуществ аграрной отрасли на Алтае относим многоукладность и большое отраслевое разнообразие. Это предопределяет устойчивость, экономическую эффективность отрасли. Эти конкурентные преимущества мы будем наращивать, и государственная программа, о которой сегодня идёт речь, во многом способствует нам в этом.

Определённые позитивные изменения в отрасли наметились и у нас в регионе за несколько последних лет. Но именно в 2016 году, после того, как госпрограмма была существенным образом обновлена, регионам были предоставлены возможности дифференцированного подхода к трансляции средств государственной поддержки, когда были наконец реализованы многолетние пожелания крестьян о консолидации частных субсидий, которые поступали в отрасль по различным направлениям. Это с одной стороны. С другой – эффекты эти обусловлены тем обстоятельством, что наряду с госпрограммой активно работает ещё одна очень важная программа «Устойчивое развитие сельских территорий». Таким образом, мы поддерживаем и производство, и сельский социум.

И ещё программа, которая сегодня звучала, – поддержки отрасли сельхозмашиностроения. Мы считаем, и наши крестьяне просят об этом, наряду с сохранением и развитием госпрограммы, её продвижением также эти направления не оставлять без правительственного внимания.

Я поддерживаю тезисы доклада и выступление Александра Николаевича. Хотел бы озвучить здесь несколько предложений.

Первое. Мы просим поддержать позицию Минсельхоза о дополнительном выделении средств на льготное краткосрочное кредитование, если будет корректировка бюджета 2017 года. Не буду обосновывать, у нас в банках, которые этим занимаются, сегодня заявок крестьян на 8 млрд рублей, в то время как все субсидии по этому направлению мы практически уже использовали.

Ещё одно предложение – это возможность увеличения до трёх лет, а может быть, даже до пяти лет сроков действия соглашений, которые мы, регионы, заключаем с Минсельхозом. Нет необходимости здесь доказывать, что отрасль сельского хозяйства имеет свои особенности, тем более в Сибири, и те контролируемые цифры, которые были бы заложены на срок, мной названный, повысили бы прогнозируемость ведения агробизнеса для участников хозяйственной деятельности, с одной стороны, и повысили бы доверие крестьян к действиям власти, что, конечно же, чрезвычайно важно.

Мы активно сегодня занимаемся экспортом продовольствия: более чем на 60% в прошлом году экспорт продовольствия, которое производится в Алтайском крае, возрос.

Но здесь есть одна тенденция, которую мы бы просили соответствующие федеральные ведомства отметить и по возможности воздействовать на это.

Наше продовольствие любят, особенно в азиатских странах, оно имеет высокую репутацию по качеству, экологической чистоте, но на рынки мы заходим с нашей, по сути, продукцией премиум-класса в сегменты экономкласса с соответствующей ценовой составляющей.

Я думаю, что комплекс государственных мер поддержки (наверное, не на короткую дистанцию, но на перспективу) позволит нам исключить факты дискриминации наших производителей продовольствия на зарубежных рынках и, таким образом, будет способствовать развитию отрасли, поднимать репутацию нашей экономики.

В заключение позвольте по поручению крестьянства Алтайского края выразить благодарность Правительству, Министерству сельского хозяйства – аграрии в последнее время всё чаще называют его «нашим министерством», это уже, на мой взгляд, является симптоматичным – за последовательную и эффективную государственную политику по развитию сельского хозяйства и регулированию продовольственного рынка.

В свою очередь заверяем, что Алтайский край и впредь будет достойно реализовывать ответственную миссию форпоста продовольственной безопасности на востоке страны.

Д.Медведев: Симптомы налицо, на самом деле, так что Александр Николаевич в этом смысле может быть доволен. Есть определённые достижения.

Пожалуйста, есть какие-то предложения, прежде всего в проект протокольного решения, или какие-то комментарии ещё у членов Правительства?

А.Дворкович: Поддерживаю высказанные предложения, в том числе предложение об удлинении сроков соглашений, – можно было бы зафиксировать в протокольном решении, это полезная вещь, которая повысит предсказуемость. Это же, кстати, касается и вопроса о чётком нормативном закреплении обязательств Правительства, Министерства сельского хозяйства выделять субсидии на весь срок реализации инвестпроектов. Сегодня это делается, эти обязательства фиксируются, но скорее явочным порядком, а не на основе нормативного акта Правительства. Мы аккуратно с юристами проработаем эту тему и доложим отдельно.

М.Шмаков: Я хотел бы обратить внимание на один из показателей, который представлен в госпрограмме. Дело в том, что хороший результат получен, и плановый показатель по заработной плате, который составлял 55% от среднего по экономике, перевыполнен и составляет 65,6%. Я считаю, что за это надо награждать, приветствовать эту тенденцию.

Однако на 2017 год прогнозируется сокращение средней номинальной начисленной заработной платы работников на эти 10% и фактически приведение к плановому показателю. Но я думаю, что 55% и 65% от среднего по экономике – нам не эти показатели надо доводить до плановых, а несколько другие, которые недовыполнены.

Д.Медведев: Давайте подведём итог.

Коллеги представили ряд предложений, и в докладе они содержались, и в выступлениях после доклада. По поводу дополнительных средств из бюджета, о которых говорилось: я и в Государственной Думе говорил, и здесь хочу ещё раз отметить – конечно, мы будем рассматривать заявки на дополнительное финансирование, в том числе при корректировках бюджета и для дополнительных кредитных ресурсов, направляемых в сельское хозяйство, тем более там есть старые инвестиционные проекты так называемые, новые инвестиционные проекты и необходимость решения целого ряда других задач. Мы обязательно этим займёмся. Кстати, принято решение о докапитализации Россельхозбанка, для того чтобы Россельхозбанк мог вести кредитную политику стабильно и основные вопросы кредитования на селе за счёт собственного ресурса решать, как и некоторые другие банки.

По поводу увеличения срока действия соглашения с регионами до трёх или даже пяти лет – в принципе давайте такое поручение дадим, это действительно повысило бы стабильность отношений. Есть там и известные ограничения, тем не менее давайте этот вопрос проработаем, тем более что по целому ряду направлений мы выходим на трёхлетнюю перспективу, не говоря уже о самом трёхлетнем планировании нашего бюджетного цикла.

Выход на зарубежные рынки, поддержка целого ряда других направлений – это тоже нужно отразить в проекте решений, и то, о чём сказал Михаил Викторович Шмаков, по поводу зарплаты, тоже нужно посмотреть, что происходит.

Россия > Агропром > premier.gov.ru, 27 апреля 2017 > № 2160839 Дмитрий Медведев, Александр Ткачев


Россия. СФО > Транспорт. Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 25 апреля 2017 > № 2160838 Дмитрий Медведев

Совещание о дорожном хозяйстве Омской области.

Из стенограммы:

Д.Медведев: У нас сегодня несколько важных мероприятий, а начнём мы с темы, которая волнует большое количество людей в разных частях нашей страны, и в Омской области, а в Омске в особенности. Мы обсудим состояние дорог. Это действительно важная тема для любого региона.

Во время поездок я всегда стараюсь сесть за руль и вместе с губернатором проехаться, посмотреть, как выглядят дороги, почувствовать, что называется, на собственном опыте, что происходит, есть ли изменения. И сейчас мы так же поступили – проехались, посмотрели состояние дорог в Омске. Понятно, не во всех местах, тем не менее общую картину составить можно.

Ситуация и в стране, и, конечно, в Омской области, мягко говоря, далека от идеальной.

По федеральным трассам нам удалось в нормативное состояние привести более 70% сети. Это движение, которое наметилось в последние годы. Но по региональным дорогам ситуация гораздо хуже: лишь порядка 40% соответствуют эксплуатационным требованиям.

Совсем недавно мы обсуждали реализацию приоритетного проекта «Безопасные и качественные дороги». Цель – привести в нормативное состояние дороги 37 крупнейших городов. Это действительно ключевая тема, потому что именно в городах дороги разбиваются, естественно, больше, сконцентрировано большое количество людей. И в эти 37 крупнейших городов вместе с прилегающими территориями входит город Омск.

В этом году в общей сложности планируется построить и отреставрировать около 5 тыс. км автомобильных дорог, ликвидировать тысячи очагов аварийности.

По линии «Единой России» реализуется проект «Безопасные дороги», в рамках которого наши коллеги проверяют состояние дорожного покрытия, помогают контролировать качество отремонтированных и построенных участков. Насколько я знаю, такая работа ведётся и здесь, в Омске, и, конечно, она должна быть налажена.

Люди, которые живут в Омске, Омской области, много пишут на эту тему. Это, может быть, один из наиболее важных вопросов, по которым люди обращаются к власти. Во всяком случае, ко мне поступает огромное количество обращений именно из Омска по поводу состояния дорог. Это и понятно: Омск – город большой, в нём живёт более миллиона человек, а с учётом агломерации почти полтора миллиона, и вопросы транспортной инфраструктуры здесь стоят очень остро.

Конечно, мы стараемся с федерального уровня помогать региональным и городским властям. Сюда направляются бюджетные средства. В прошлом году было выделено почти 1,4 млрд рублей.

В этом году в рамках приоритетного проекта по безопасным и качественным дорогам уже доведены лимиты бюджетных ассигнований в размере миллиарда рублей. В результате протяжённость дорожной сети, которая соответствует нормативным требованиям, должна быть увеличена за этот период и должно быть снижено количество аварийных участков в полтора раза.

Ещё приблизительно полмиллиарда (464 млн) рублей предназначено по программе «Устойчивое развитие сельских территорий» для области. Эти средства должны позволить улучшить транспортную доступность, чтобы люди могли добираться до районных центров, до городов.

Эти средства запланированы, но, естественно, они не закроют всех проблем. Нужно думать над тем, каким образом решать эту задачу в дальнейшем. Надо подумать о перспективе – каким образом все эти вопросы планировать с точки зрения финансов как на федеральном, так и на региональном уровне.

Давайте послушаем сообщения наших коллег о том, как им видится ситуация. Это у меня уже не первое региональное совещание по дорогам, но, ещё раз подчёркиваю, для Омской области этот вопрос очень актуален, почему я решил и позвать сюда федеральных государственных служащих, и послушать региональные власти.

В.Назаров: У нас действительно по прошлому году стояла по социальным вопросам некачественность дорог на первом месте. В прошлом году нам удалось выровнять ситуацию. Более 50 улиц только по городу Омску было сделано. Но сегодня основная задача, которая стоит перед нами, – не просто сделать дороги, а сделать их качественно, и чтобы подрядчик понимал, что у него есть гарантийные обязательства по качеству выполнения работ.

По прошлому году в рамках программы «Платон» было выделено дополнительно 750 млн к 300-летию города Омска, которые также были переданы муниципальному образованию.

По этому году у нас планируется порядка 7,5 млрд рублей – это в полтора раза больше, чем в прошлые годы. И опять же мы будем основной упор делать на областной центр.

Д.Медведев: Сколько всего, Виктор Иванович, людей проживает в областном центре вместе с агломерацией? В процентах от населения области? Я так понимаю, это значительная часть области.

В.Назаров: Да, процентов 70 с агломерацией. Остальные – по территориям.

В прошлом году мы недоосвоили порядка 380 млн, но это произошло из-за подтопления территорий. По прошлому году у нас было порядка 150 населённых пунктов на этот момент подтоплено. В этом году у нас нормально, и, если эти деньги вернутся из федерального центра, мы, безусловно, сможем их в этом году освоить.

Сегодня главная задача – построить как можно больше дорог с качественным покрытием. По этому году мы планируем построить порядка 125 км дорог с твёрдым покрытием – это будет в шесть раз больше, чем в прошлом году, и восстановить мостовые переходы – четыре моста по северу, там, где были подтоплены, где не смогли из-за большой влажности их довести до логического завершения.

68% регионального дорожного фонда будет направлено на капитальный ремонт и содержание региональных и муниципальных дорог. В результате будут ликвидированы более 500 тыс. кв. м наиболее разрушенных участков и отремонтировано 100 км, в том числе и региональных дорог.

И о комфортной среде населённых пунктов. Мы в этом году планируем 215 км дорог населённых пунктов и 128 км по городу Омску.

На мероприятия по проекту «Безопасные и качественные дороги» у нас предусмотрено 2 млрд рублей, 1 млрд – из федерального центра и 1 млрд из бюджета Омской области. На эти деньги мы дополнительно планируем ремонт 45 объектов общей протяжённостью 218 км. Безопасность – это 30 нерегулируемых пешеходных переходов возле детских учреждений, оборудование светофорными объектами перед пешеходными переходами в соответствии с ГОСТ, это ликвидация мест, где часто происходят дорожно-транспортные происшествия. Они все выявлены, систематизированы, и порядка более половины за этот год и следующую половину года мы должны завершить с учётом того, какие рекомендации дали работники Государственной автоинспекции.

Сложности у нас, конечно, сегодня есть. Хотелось бы сказать огромное спасибо Министерству транспорта, коллегам за то, что деньги поступили вовремя из федерального центра. Никогда такого не было, чтобы в феврале уже деньги были зачислены в бюджет области. Сегодня мы работу ведём. К сожалению, немного задержали. Тем не менее сегодня передача трансфертом бюджету города Омска 950 млн проведена (из 2 млрд). На 495 млн проведены торги, подписание контрактов – на 28 апреля. На 1,4 млрд торги объявлены, подписание контрактов – на 16 мая, окончательно – 29 мая.

Мы гарантированно можем сегодня заявить о том, что с учётом всех конкурсных процедур, всех обязательств все работы завершим до 30 сентября. Все деньги по дорожному фонду будут освоены в полном объёме.

Вы ставили задачу – общественное обсуждение этих проектов. Мы и встречи проводили с населением, и через средства массовой информации рассказывали, и Общероссийский народный фронт участвовал. Люди выбирали те объекты, где, как они считают, наиболее важно сегодня провести ремонт.

Формирование городской среды – это второй проект, в котором нам помогает федеральный центр. Мы планируем в этом году отремонтировать около 300 тыс. кв. м дворов и подъездов к дворам, а также более 150 тыс. кв. м наиболее посещаемых территорий общего пользования. На этот проект будет направлено 450 млн рублей (355 млн – это деньги федерального центра, 95 млн – из областного бюджета). Деньги уже распределены 46 муниципалитетам. 25 мая будут утверждены муниципальные программы с окончательным перечнем объектов, потому что там идёт индивидуальная работа. И к 25 июля мы уже определимся с подрядчиками и начнём работы. К 1 ноября мы планируем полностью завершить программу формирования комфортной городской среды.

Ещё раз хочу акцентировать внимание – сегодня эту задачу нужно брать под личный контроль и действительно формировать пул, о чём говорит сегодня население. Немного затянули, но в те сроки, которые я обозначил, 1 сентября и 1 ноября, – в полном объёме все деньги будут освоены и все работы будут выполнены с учётом качества и количества.

Д.Медведев: Нужно, конечно, не деньги освоить, а именно работы выполнить в положенные сроки. Осваивать деньги у нас, к сожалению, умеют, в том числе и дорожники, а нам нужны качественно выполненные работы по восстановлению дорог, в ряде случаев – по строительству дорог.

Теперь по той поддержке, которая оказывается по федеральной линии.

Е.Дитрих (первый заместитель Министра транспорта Российской Федерации): Ситуация с дорогами в Омской области и в городе Омске, как и во многих регионах сегодня, далека от идеальной. 65% региональной сети (6,5 тыс. км из 10 тыс. км) не отвечает нормативным требованиям. По местным дорогам Омской области (городские и поселковые улицы) ситуация похожая: на начало текущего года 71% из 13 тыс. км не соответствует нормативным требованиям.

С одной стороны, правительством Омской области практически в полном объёме выдерживаются обязательства по формированию регионального дорожного фонда. Если в предыдущие годы мы фиксировали отклонения между суммами, которые должны зачисляться в дорожный фонд и фактически зачисляются, то по 2016 и 2017 годам и акцизы на ГСМ, и транспортный налог, и все трансферты поступают в дорфонд практически в запланированном объёме.

В прошлом году Федерация оказала Омской области довольно значительную поддержку по линии дорожного хозяйства – 1,35 млрд рублей были предоставлены в виде межбюджетных трансфертов. Это и 300 млн на реализацию мероприятий по региональным дорожным программам, и 750 млн на неотложные меры по приведению дорог области и Омска в нормативное состояние, и компенсация выпадающего транспортного налога, и субсидии на сельские дороги. Это была своего рода тренировка перед проектом «Безопасные и качественные дороги».

Каков итог? 87% прошлогодних бюджетных назначений использовано в полном объёме. Это в целом по России очень неплохо. Вместе с тем, по итогам мониторинга Федерального дорожного агентства по этому году (в апреле провели такой мониторинг) не все отремонтированные участки по выходу из зимы находятся в надлежащем состоянии. Например, по программе неотложных мер в прошлом году ремонтировалось 10 участков региональных дорог и 28 участков уличной сети города Омска общей протяжённостью 67 км. По апрелю: на 65 км – продольные трещины, на 40 км – деформация обочины. Это говорит о том, что работы в прошлом году были закончены достаточно поздно, по городу в середине октября – это была дата завершения последних работ. По нашему мнению, при выполнении части работ использованы недостаточно качественные материалы. 15 км шелушения дорожного полотна – был использован, вполне возможно, некачественный битум. Это приведёт к тому, что через какое-то короткое время эти дефекты появятся вновь.

Нам бы хотелось предложить, чтобы правительство Омской области и город дали подрядчикам поручение в рамках гарантийных сроков исправить все недочёты, которые были выявлены.

По безопасным и качественным дорогам. Вы, Дмитрий Анатольевич, не далее как неделю назад провели президиум, были приняты важные решения по сетевому сводному плану-графику проекта по учёту субъектами средств от дорожных фондов. Для Омской области планы по безопасным и качественным дорогам очень амбициозны. В проект вовлечено более 1250 км дорог и улиц, из них 200 км – дороги федерального значения на территории городской агломерации, 500 – это региональные и муниципальные дороги, 550 – это дороги и улицы местного значения.

Сегодня в нормативном состоянии 34% из них, или 428 км. Во многом это из-за федеральных дорог, которые вошли в состав этой агломерации. В период 2017–2018 годов протяжённость соответствующей нормативу дорожной сети по Омской агломерации составит в 2017-м – 44% (от 34% сегодняшних), в 2018-м – 55%.

Сегодня на сети Омской агломерации 70 мест концентрации дорожно-транспортных происшествий. К концу 2017 года количество таких мест будет сокращено до 45, к концу 2018-го – до 35. Для достижения этих показателей мы совместно концентрируем в проекте 2 млрд рублей (1 млрд даёт Российская Федерация, 950 млн предоставляет Омская область, 50 млн – город).

В утверждённой программе реализации проекта на этот год запланировано выполнение работ по ремонту покрытия проезжей части (это основная статья расходов). Будет капитально отремонтировано без малого 200 км дорог и уличной дорожной сети. Будет установлено 340 дорожных знаков, 30 светофорных объектов. Виктор Иванович (Назаров) говорил о точках около школ – это как раз эти светофоры. Будут устанавливаться дорожные ограждения, наноситься дорожная разметка. Все эти работы собраны в 47 объектов, по которым Федерация, субъект и город проводят торги и заключают контракты. Львиная доля работ (38 объектов) – это город Омск.

План-график предусматривал доведение федеральной поддержки в I квартале, и 21 февраля Росавтодор средства перечислил. Но, к сожалению, только 13 апреля эти средства попали в муниципалитет, и в результате из семи объектов региональной дорожной сети торги проведены только по четырём, а по трём ещё пока проходят конкурсные процедуры. Из 38 объектов местной дорожной сети (это половина запланированных работ) только позавчера объявлены торги по 31 объекту.

Завершение контрактации исходя из этого – конец мая – начало июня, и это если по торгам не будет вопросов со стороны антимонопольных органов. С учётом короткого строительного сезона здесь, конечно, нужно приложить серьёзные усилия, чтобы все работы были выполнены в срок и с высоким качеством. Службы Минтранса, Росавтодора возьмут на контроль исполнение этих работ в нормальном качестве.

Есть отставание по целому ряду непроизводственных, но очень важных позиций плана-графика проекта «Безопасные дороги». В феврале проектный комитет давал поручение субъектам Федерации, которые участвуют в проекте, провести презентации, общественные обсуждения и свериться с жителями по программам выполнения работ, которые были ранее утверждены, и при необходимости откорректировать программы без ухудшения показателей. Общественные слушания окончены совсем недавно. Только сейчас начинается работа по корректировке программ. Это с учётом того, что нужно проводить торги по объектам. Здесь тоже затяжка сроков, конечно, недопустима. Мы стараемся из федерального минтрансовского проектного офиса раз в две недели проводить селекторы. Тем не менее по части позиций региональной проектной команде требуется бóльшая активность.

Часть вопросов, которые нам задают субъекты Федерации, мы решаем оперативно. По Казначейству по электронной системе торгов были вопросы – Казначейство оперативно отреагировало, Министерству финансов огромное спасибо – всё сделали. Были системные вопросы у Федеральной антимонопольной службы – решили, рассмотрели их на проектном комитете.

Но отклик и активность омской проектной команды нужно улучшать. И здесь просил бы Виктора Ивановича (Назарова) в еженедельном режиме организовать работу с членами команды, чтобы оперативно получать обратную связь от участников, какие проблемы в проекте существуют, информировать и Минтранс, и Правительство Российской Федерации.

Уверен, что это позволит выйти на целевые показатели в 2017 году.

Д.Медведев: Я на три вещи ещё хочу обратить внимание из того, что было сказано сейчас Евгением Ивановичем (Дитрихом) и Виктором Ивановичем (Назаровым).

Надо действительно сделать всё, чтобы была совместная работа по этой теме, потому что и финансирование совместное. Строго говоря, это в значительной степени региональные обязательства, тем не менее мы стараемся помогать. Поэтому, во-первых, по всем документам, которые есть, нужно провести все процедуры, если они ещё не проведены, всё законтрактовать и всё поставить на исполнение вместе с контролем.

Второе. По поводу дефектов, которые были выявлены по итогам зимы. Зимы у нас суровые, снега много, тем не менее есть гарантийные обязательства подрядчиков. Там, где выявленные дефекты являются следствием некачественного проведения работ, необходимо в рамках гарантийных сроков всё это исправить. Пусть подрядчики всё сделают. В противном случае нужно применять к ним меры ответственности. Нам не нужны дороги, которые ремонтируются на несколько месяцев.

И последнее. У нас этот проект сопряжён с проектом по восстановлению городской среды, по дворам. Оба проекта находятся под самым внимательным контролем «Единой России», да и люди просто смотрят, что происходит, обращаются. Я просил бы по партийной линии тоже обеспечить необходимый контроль, общаться с властями, но самое главное – обеспечить необходимые согласования с жителями региона, обеспечить вместе с региональными властями систему обратной связи по дорожным работам, которые ведутся, и по работам, которые идут по проекту, связанному с восстановлением дворов, с улучшением общей городской среды. Эту работу нужно организовать.

Россия. СФО > Транспорт. Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 25 апреля 2017 > № 2160838 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 24 апреля 2017 > № 2160837 Дмитрий Медведев, Максим Орешкин

Расширенная коллегия Министерства экономического развития.

Об итогах работы министерства за 2016 год и задачах на предстоящий период.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Сегодня мы подведём итоги работы Министерства экономического развития в прошлом году, обсудим планы на текущий год, на ближайшую перспективу. Многое о том, что сделано, было сказано в отчёте Правительства Государственной Думе, который я представил совсем недавно. На прошлой неделе прошла коллегия Минфина. Поэтому мы завершаем коллегией Минэкономразвития такую отчётную неделю. И конечно, более предметно поговорим о тех направлениях, которыми занимается ваше министерство.

В своём выступлении в Государственной Думе я говорил о том, что прошлый год, несмотря на то что прошёл в режиме жёсткой экономии, стал годом осознанных возможностей. Действительно, посмотрите, как за относительно небольшой период изменилась наша повестка дня. Ещё год, может быть, два года назад, когда мы встречались на коллегии, по большей части говорили о резком падении нефтяных цен, о ситуации «идеального шторма», в котором оказалась наша экономика. И, соответственно, в поле нашего внимания были меры быстрого, ситуативного реагирования, в том числе и антикризисные меры, которые мы с вами совместно осуществляли.

С этими вызовами мы справились. И это результат нашей с вами совместной работы, в значительной степени работы Министерства экономического развития, потому как Минэкономразвития было основным разработчиком и координатором «антикризисного плана» прошлого и позапрошлого годов.

Сегодня, притом что многие меры поддержки продолжают действовать, в основном мы концентрируемся на запуске механизмов качественного экономического роста, рассчитанного не на один год, а на длительную перспективу. На площадке министерства идёт активная работа над комплексным планом действий, который должен обеспечить существенное ускорение темпов роста нашей экономики и, конечно, реальные позитивные изменения в жизни людей. Важно, что в этой работе участвуют, как обычно, эксперты, представители бизнес-сообщества. Все конструктивные соображения должны быть учтены при подготовке финальной версии, скоро она будет представлена в Правительство. Времени осталось не так много, поэтому нужно эту работу завершать.

Как и все сырьевые экономики, мы получили очень болезненный урок, сделали очевидные выводы. Несмотря на весьма существенную концентрацию рисков, вышли на положительные показатели по объёмам промышленного роста и по объёмам роста сельхозпроизводства. По итогам года позитивная динамика, мы надеемся, будет ещё заметнее. Во всяком случае цифры, которые звучали, пока вполне достижимы, включая рост валового внутреннего продукта до 2%. Мы сохраняем относительно невысокий уровень безработицы.

Неплохими темпами продвигаемся к оптимальному для нашей страны уровню инфляции, и это принципиальный момент для экономического роста. В этом смысле условия, которые складываются, – беспрецедентные для экономики современной России за последние 25 лет. Эти положительные сдвиги должны быть долгосрочными и устойчивыми трендами. В ближайшие годы мы должны сделать всё, чтобы наша экономика развивалась по целевому сценарию прогноза, который, кстати, и подготовлен вашим министерством.

На какие моменты хочу обратить внимание сегодня? Во-первых, самое главное для Министерства экономического развития – это инвестиции. Важно, чтобы те огромные возможности, которые существуют для бизнеса, для миллионов людей стали реальным способом заработать деньги. Мы видим, что после длительной инвестиционной паузы у предпринимателей есть готовность к новым проектам. Такой настрой демонстрируют и иностранные инвесторы – я встречался в конце прошлого года с Консультативным советом по иностранным инвестициям.

Ещё один пример – работа Российского фонда прямых инвестиций. При его участии инвесторы приходят в инфраструктуру, промышленность, сельское хозяйство, здравоохранение, потребительский сектор. Потому что видят не только перспективные возможности – это, конечно, всегда хорошо, но и доходность, это всё-таки основной мотивирующий компонент для любого инвестора.

Наша задача – привлечь деньги в инновационное развитие, в самые перспективные отрасли, в предприятия (для этого нужно снять избыточные административные ограничения, это системная работа, которой мы занимаемся, двигаемся вперёд) и предложить частным инвесторам весомые стимулы и гарантии. По всем направлениям мы стараемся продвигаться, запускаем механизмы, которые объединяют интересы бизнеса и государства, развиваем во всех проектах систему государственно-частного партнёрства, которая себя во многих случаях неплохо зарекомендовала. Специалисты министерства многое сделали для того, чтобы создать нормативную основу для государственно-частного партнёрства. Уже сейчас реализуются более 1,8 тыс. проектов, в которые инвестировано 126 млрд частных средств. Подчёркиваю: именно частных инвестиций.

Введены в эксплуатацию объекты, которые получили поддержку из бюджета по программе проектного финансирования. Эта программа, которую ведёт Минэкономразвития, работает уже несколько лет. Государственная гарантийная поддержка предоставлена в рамках 41 проекта. Общая стоимость – почти 350 млрд рублей.

Постоянно расширяется сфера применения ранее запущенных инвестиционных инструментов, таких как территории опережающего развития, инновационные кластеры. ТОР у нас становится всё больше, в настоящий момент их уже 34. Я только что подписал ещё два решения о создании территорий опережающего развития: на Дальнем Востоке – в Хабаровском крае (в Николаевске-на-Амуре) и в Сарове Нижегородской области.

Надо признать, что есть регионы, которые научились грамотно использовать эти новые возможности, уже получают видимый результат. Конечно, министерству нужно лучше взаимодействовать с регионами, поддерживать лучшие региональные практики, для того чтобы инвесторы чувствовали нашу заинтересованность в их работе, и масштабировать наилучшие практики, как это принято, на всю нашу страну.

Второе, о чём хотел бы сказать, это, безусловно, деловая среда. Она должна быть комфортной, предсказуемой. У нас, как известно, есть неплохие результаты по продвижению во всех рейтингах, включая такой ключевой, как Doing Business. В этом большой вклад министерства. Деловой климат во многом зависит от того, как работает государство, в том числе от качества государственных и муниципальных услуг. Мы этим также предметно занимаемся в последние несколько лет через развитие системы многофункциональных центров, и перечень предоставляемых ими услуг постоянно растёт. Надо прямо сказать, это оказался весьма удачный государственный проект, который координировало ваше министерство. Он действительно делает жизнь огромного количества жителей нашей страны проще. Это прямое попадание в то, что нужно было сделать для исполнения различных государственных функций.

В 39 регионах запущен уже и пилотный проект по созданию МФЦ для бизнеса. Следующий шаг – работает более 500 окон для малых и средних предприятий. С помощью МФЦ теперь можно и бизнес-план подготовить, и получить юридическую помощь, и заключить договор страхования, то есть оперативно решить те вопросы, с которыми сталкивается каждый, кто ведёт своё дело.

В этом году многофункциональным центрам будут переданы полномочия Росреестра, которые касаются обработки документов для регистрации прав собственности. Эти вопросы также должны решаться по системе одного окна в любом МФЦ, независимо от места расположения фирмы или места жительства. Кроме того, теперь можно подать заявление о регистрации прав и с помощью электронного сервиса, без прямого обращения через МФЦ. Важно, чтобы такая система работала без сбоев, поэтому надо обратить на это особое внимание.

Третье, о чём хотел бы сказать, – это поддержка экспорта. В первую очередь, конечно, в несырьевом секторе, где производятся высокотехнологичные продукты и услуги, особенно для средних и небольших компаний. Они всё активнее втягиваются в экспортную деятельность – всего за три года их число выросло более чем наполовину. Надо сделать всё, чтобы помочь им реально закрепиться на внешних рынках, используя для этого инструменты страховой и гарантийной поддержки, административные процедуры на границе упростить и принять целый ряд других решений. Нужно защищать и интеллектуальную собственность, где, кстати, и государство должно обеспечивать свои интересы, их там довольно много, поэтому просил бы обратить на это внимание министерства. И, конечно, ключевым элементом системы поддержки несырьевого экспорта должны быть наши торговые представительства. Уже по тем поручениям, которые я давал (и давал министр), идёт активная дискуссия о возможном изменении полномочий торговых представительств, способах повышения их эффективности. Такая работа ведётся в рамках специальной рабочей группы. По результатам надо сформулировать окончательные предложения.

Четвёртое, о чём хотел бы сказать, – создание условий для конкуренции. Министерство проводит большую работу, чтобы постепенно снижать присутствие государства в целом ряде ключевых отраслей. За прошлый год количество приватизационных сделок выросло больше чем в три раза. Выручка большая, это, конечно, связано с продажей ряда крупных, дорогих активов. В то же время это лучший результат за несколько лет, очень важно, что он достигнут не только за счёт продажи этих больших, дорогих активов, но и за счёт так называемой малой и средней приватизации.

Пятое, о чём хотел бы сказать, касается технологии управления. Ваше министерство стало пилотным для внедрения принципов проектного управления. Решение это правильное, но одного его недостаточно: без динамичной и современной работы по подготовке нормативных актов мы двинуться не сможем. Электронные форматы, новые технологии обмена информацией, новые программные продукты создают для этого массу возможностей. Вообще вся цифровая экономика создаёт принципиально новую ситуацию. Все они неплохо работают в бизнесе, многое надо использовать и в государственном управлении, поэтому надо подумать и над этим вопросом.

Шестое – это статистика, качественная статистика. Без неё невозможно проведение эффективной экономической политики. На основании этой информации мы принимаем ключевые решения, которые непосредственно влияют на повседневную жизнь людей, на будущее нашей страны. Независимость статистики гарантируется законодательством. Но это не означает, что работа статистической службы не требует улучшения. Здесь существуют резервы и в смысле технологий сбора и анализа информации, в том числе big data, и в плане интеграции с другими статистическими агрегаторами, которые собирают большой поток информации, – это и Центральный банк России, и налоговая служба – всё это нужно вместе анализировать. Поэтому нужно подготовить согласованные предложения о том, как нам дальше развивать эту службу с учётом её передачи под крыло Министерства экономического развития.

То, что я сейчас назвал, это, конечно, не все направления деятельности министерства и ваших подведомственных структур. Их очень много, и они тоже важны. Это поддержка индивидуального и малого предпринимательства, упрощение контрольно-надзорных процедур, создание стимулов для инновационной активности, эффективное управление государственным имуществом (об этом я несколько слов сказал), повышение эффективности государственных компаний, компаний с государственным участием, внедрение стандартов корпоративного управления, внедрение новых стандартов открытости. Всё это должно быть в поле зрения министерства. И по всем этим направлениям нам действительно очень многое предстоит сделать. Повторю то, о чём недавно говорил коллегам-депутатам: каждое экономическое решение должно в конечном счёте приводить к видимому улучшению жизни граждан нашей страны. Это то, чем вы должны руководствоваться в вашей повседневной деятельности.

Ещё раз хочу поблагодарить вас за работу.

М.Орешкин: Итоговая коллегия министерства – это очень важное событие, мы собираемся все вместе, внимательно смотрим на то, что уже сделано, ставим задачи и определяем ключевые векторы развития на ближайший год.

Последнее время повестка экономической политики существенно изменилась. Задача стабилизации уступает место задаче развития. Сегодня главный приоритет – вывести экономику на темпы роста, опережающие среднемировые. Цель действительно амбициозная, учитывая множество вызовов, которые стоят перед нами.

Особое место здесь занимает демография. Низкая рождаемость 1990-х годов предопределила снижение численности населения в трудоспособном возрасте на ближайшие годы, по среднему прогнозу Росстата, на 800 тыс. человек в год. В такой ситуации даже при росте выпуска на одного занятого среднемировыми темпами (а они составляют около 2%) темп роста российской экономики будет составлять меньше 1% в год. Поэтому для достижения поставленной цели нам необходимо быть лучше многих.

Для этого российской экономике необходимо меняться. Сейчас очень важно понимать, какие изменения необходимы и как они будут претворяться в жизнь. Мир стремительно меняется, поэтому стратегии в том виде, как они существовали раньше, в виде больших повествовательных документов сразу обо всём, во многом стали бесполезны. Акцент на уровне Правительства должен делаться на нескольких ключевых, прорывных направлениях, которые должны давать максимальный положительный эффект.

Очевидно также, что без правильных управленческих подходов по внедрению изменений нам не обойтись. Реализация любого плана действий должна основываться на двух ключевых моментах. Первое – любой план деятельности (Правительства или министерства) должен быть живым документом, который имеет механизм быстрой адаптации к изменяющейся внешней ситуации, а также имеет чёткую обратную связь от объекта изменений. Второе – должны быть созданы управленческие механизмы, которые способствуют эффективному внедрению изменений в жизнь.

Одним из таких инструментов на уровне Правительства должны стать обновлённые государственные программы. В этом году планируется перевод пяти пилотных государственных программ на новые рельсы, предполагающие установление ограниченного, не более пяти, набора целевых показателей с чётким разделением мероприятий на проектную и процессную часть, а также создание механизма скоринга проектов, который позволит определять наиболее эффективные направления. Однако этого недостаточно. Первая задача, которую я ставлю перед министерством в этом году, – это разработка механизмов управления изменениями и внедрения их в жизнь. С традиционной вертикальной структурой управления – с наличием чётко разграниченных так называемых сфер ответственности и полномочий, де-факто управленческих колодцев, – невозможно реализовывать масштабные планы изменений, можно только сохранять статус-кво.

Но чтобы внедрять изменения на уровне страны, чтобы начинать их реализацию, нужно уметь меняться самим. В настоящее время мы уже начинаем обкатывать в министерстве новые принципы и подходы к управлению изменениями. Мы постепенно отказываемся от управленческих колодцев, повышаем степень горизонтального взаимодействия, переходим на принципы решения задач проектными командами, собранными из представителей разных департаментов. Сейчас создаём специальный департамент, чей главный KPI – это успешность внедрения изменений во всех сферах ответственности министерства. Осенью мы планируем выйти на полноценное применение новых практик и после этого будем предлагать постепенно масштабировать их на уровень всего Правительства. Это может стать одним из элементов реформы государственного управления.

Кроме изменения методов управления будем менять и структуру министерства. Пока она, по сути, отражает приоритеты политики середины – конца 2000-х. Резких изменений будем избегать, но целевая структура должна отражать необходимость фокусировки на новых вызовах, стоящих перед страной, в том числе на повышении качества государства, развитии человеческого капитала и технологическом обновлении экономики.

Важный вопрос не только для министерства, но и для всей экономики России: кто будет реализовывать планируемые изменения? Здесь опять необходимо обратиться к демографической статистике. Самое большое поколение в нашей стране – это поколение 30-летних, именно это поколение в ближайшие годы должно стать лидером изменений в нашей стране, именно это поколение уже сегодня работает над созданием будущего для своих детей, которые сейчас находятся в детских садах и начинают учиться в школах. В министерстве в настоящее время бóльшая часть сотрудников имеет возраст до 35 лет. Уже сейчас в министерстве сформирован прочный костяк молодых лидеров. Де-факто наше министерство можно назвать министерством нового поколения.

Последнее время много говорят об отсутствии социальных лифтов у нас в обществе, но именно работа в нашем министерстве как раз является одним из таких лифтов, причём очень эффективным. Комплексность стоящих перед министерством задач и наличие опытных наставников в коллективе позволяют максимально реализовывать себя молодым сотрудникам. История это подтверждает: когда министерство брало на себя роль лидера изменений в нашем обществе, такой социальный лифт начинал работать максимально быстро. Команда министерства 2000-х сейчас занимает ключевые посты и во властных структурах, и в бизнесе, они являются лидерами общественного мнения. Я уверен, что некоторых из стажёров, которые пополнили министерство в этом году, через 10–15 лет мы увидим на самом высоком уровне.

Для успешного развития сотрудников мы стараемся менять среду, в которой работают люди, менять корпоративную культуру. Задача – создать коллектив, который будет совместно работать над решением общих задач, дать понимание каждому сотруднику, как он может развиваться в министерстве, прогрессировать и становиться сильнее.

На прошлой неделе в Красноярске состоялся экономический форум, на котором в режиме мозгового штурма обсуждалось, какие изменения необходимы экономике России. Что интересно, на основной пленарной сессии на вопрос, что должно сделать государство, чтобы обеспечить высокие темпы экономического роста, больше всего проголосовавших ответили: минимизировать свою активность.

Тема понятности, прозрачности и предсказуемости действий государства прошла нитью через все дискуссии на форуме. Сегодня для роста требуется реализация большого количества инвестиционных проектов с горизонтом как минимум три-пять лет. Таким проектам нужна долгосрочная предсказуемость.

Идею устойчивой среды для ведения бизнеса мы закладываем как одну из основных в план действий Правительства. И не надо ждать, пока план будет утверждён, нужно уже сейчас начинать реализовывать ряд важных изменений. Мы это и делаем. Вторая задача Министерства на этот год – максимально способствовать созданию предсказуемой среды для бизнеса и населения в нашей стране.

Для повышения предсказуемости макроэкономической динамики мы в этом году уже поменяли наши подходы к работе с макроэкономическим прогнозом. Теперь это не просто набор таблиц, а полноценный инструмент коммуникации.

Мы в этот раз постарались подготовить понятную презентацию прогноза, сделали её публичное представление, встретились с бизнесом, экономистами, экспертами. Такие мероприятия сделаем регулярными, чтобы понимание трендов и системы мер экономической политики в обществе росло. Да, была определённая критика прогноза, но это и хорошо. В том числе ради такой обратной связи мы так активно вышли в публичную плоскость. Наша задача – сделать так, чтобы нас слышали и, самое главное, чтобы в то же время мы слышали имеющуюся критику.

Важно, чтобы процесс коммуникации шёл и на региональном уровне. Мы увеличиваем частоту поездок в регионы, в рамках которых происходит посещение нескольких городов, проводится обсуждение имеющихся проблем не только с региональными властями, но и с представителями работающих в регионе компаний, не только крупного, но и малого бизнеса. Я очень рад, что сегодня мы впервые в истории министерства в рамках расширенной коллегии собираем представителей региональных властей и проведём отдельную дискуссию по проблемам, которые есть в регионах.

С точки зрения создания предсказуемой среды для бизнеса на микроэкономическом уровне мы видим важной работу по следующим направлениям.

Первое. Координация дальнейшего движения России вперёд по качеству делового климата, причём не только в части Москвы и Санкт-Петербурга, чьи показатели изучаются составителями рейтинга Doing Business, но и с точки зрения распространения наиболее успешных практик по всем регионам.

Второе. Отстаивание интересов бизнеса при помощи успешно зарекомендовавшего себя инструмента оценки регулирующего воздействия, который позволил остановить не одну инициативу, которая могла нанести урон экономическому росту.

Третье. Работа по треку наведения порядка в части неналоговых платежей, навязанных государством услуг и избыточных требований. Планируем уже в скором времени выйти здесь с подготовленными вместе с деловым сообществом предложениями.

Четвёртое. Повышение качества работы контрольно-надзорной сферы. Министерство является исполнителем по четырём из восьми частей соответствующего приоритетного проекта. Заканчивается работа над специальным законом в этой области. Задача – сменить акцент деятельности контрольно-надзорных органов с наказания на предотвращение, базировать их работу на риск-ориентированном подходе, сделать их работу максимально понятной для бизнеса.

Пятое. Формирование долгосрочных и прозрачных подходов к тарифам естественных монополий. В этом году мы впервые за долгие годы предложили не менять тарифы, утверждённые на трёхлетний срок в прошлом году, и в дальнейшем будем предлагать придерживаться базового подхода ориентации на целевой уровень инфляции 4%.

Шестое. Формирование понятных принципов долгосрочного территориального развития. В этом году мы ведём работу над подготовкой концепции стратегии территориального планирования.

В ближайшие годы также важно подумать над созданием единого реестра мер государственной поддержки, чтобы вмешательство государства в отдельные рынки было понятным, прозрачным и предсказуемым.

Мы начали совместную работу с Министерством промышленности по подготовке отраслевых стратегий. Первая на очереди – стратегия по автомобильной промышленности. Очевидно, что стратегия такой важной для нашей страны отрасли должна быть взаимосвязана с другими стратегиями. Если мы прогнозируем рост доли электромобилей, то инфраструктура таких крупных городов, как Москва, должна начинать меняться уже сейчас. Министерство, обладая комплексным взглядом на экономику, может отслеживать такие взаимосвязи.

Понятность, простота и удобство – это ключевые вещи, которые должны характеризовать доступ граждан к государственным услугам. Внедрение за последние годы системы многофункциональных центров кардинально изменило ситуацию. Изменения здесь видны невооружённым глазом – в новые центры ежедневно обращаются 300 тыс. человек, 95% которых высоко оценивают работу центров. Это лучшая реклама нашей работы. Ближайшие планы по развитию МФЦ будут сосредоточены на том, чтобы сделать получение государственных услуг ещё более комфортным – это как раз третья задача министерства на текущий год. Речь идёт в том числе о работе по жизненным ситуациям, когда в случае, например, рождения ребёнка нужно будет подать только одно заявление, а не как сейчас это происходит – сразу несколько.

Второе направление здесь – разрешение МФЦ самим принимать платежи, чтобы исключить посредников и опять же упростить получение госуслуг для граждан.

В первой части коллегии у нас состоялась интересная дискуссия с Эльвирой Сахипзадовной о том, как Банк России развивает подходы к статистике и как здесь Правительство совместно с Центральным банком могут найти новые подходы к решению проблем, которые, конечно же, у нас есть. Поэтому четвёртая задача на этот год – это разработка программы по повышению качества статистики, её открытости, доступности и прозрачности для потребителей, а также снижение нагрузки на респондентов. Здесь мы будем пытаться найти решения вопросов недостаточной координации на межведомственном уровне, прорабатывать переход к использованию новых технологий, в том числе технологий анализа больших данных, а также переходить на более эффективные способы сбора статотчётности. Важный вопрос, конечно, для статведомств – это финансирование. В 2020 году запланирована очередная перепись населения, однако пока на неё в федеральном бюджете средства не предусмотрены. Будем выходить здесь с соответствующими заявками и просить Вас, Дмитрий Анатольевич, их поддержать.

С Сергеем Николаевичем Горьковым в первой части мы подробно говорили о поисках решения пятой задачи министерства – стимулировании процесса трансформации экономики через рост объёма реализуемых инвестиционных проектов и повышение производительности труда. Мы подробно обсудили две темы.

Первая – выстраивание новых принципов финансирования инвестиционных проектов. Концепция «фабрики проектного финансирования» была представлена нами недавно в Правительство. На Красноярском форуме эта концепция подробно обсуждалась и вызвала одобрение со стороны как инвесторов – банков и пенсионных фондов, так и компаний, активно вовлечённых в развитие новых инвестиционных проектов. Предложенная схема нацелена на привлечение большего объёма частных ресурсов за счёт снижения рисков реализации проектов на трёх основных этапах: их подготовки, структурирования финансирования и реализации. А дополнительные встроенные инструменты позволят обеспечить проекты необходимым долгосрочным финансированием по ставкам не выше 10–11%.

Вторая тема касается приоритетного проекта «Повышение производительности труда». Главную задачу этого проекта мы видим в появлении новых управленческих команд, демонстрирующих качественные результаты. Здесь вместе с Внешэкономбанком работаем над созданием федерального центра компетенций, в том числе над разработкой маркетплейса для консультационных и образовательных услуг.

На первой части коллегии проблему роста производительности мы также обсуждали с присутствующим здесь Дмитрием Коновым, руководителем «Сибура».

Отдельное спасибо, Дмитрий Анатольевич, за поддержку идеи о проведении в следующем году первого управленческого форума, в его рамках мы планируем уже подвести первые итоги реализации приоритетного проекта.

Рост предсказуемости – это ключевой фактор роста инвестиционной активности в текущем году, но при этом нельзя забывать о тех механизмах, которые уже существуют и зарекомендовали себя с положительной стороны, например, государственно-частные партнёрства. Недавно мы проводили коллегию по данному вопросу, где с участием ФАС обсудили ряд проблемных моментов и наметили шаги по их преодолению.

Важное влияние на качество делового климата оказывает качество работы наших подведомственных служб – Росреестра, Росаккредитации, Росимущества, Роспатента. Задача по всем направлениям – стремиться к минимизации прямых контактов заявителей и чиновников, применять экстерриториальные принципы работы, добиваться цифровизации получения госуслуг. Будем анализировать возможность внедрения новых технологий, в том числе, например, технологии блокчейн.

С точки зрения привлечения иностранных прямых инвестиций считаем важным поддержание работы Консультативного совета по иностранным инвестициям, а также плотную работу с такими международными финансовыми институтами, как Азиатский банк инфраструктурных инвестиций и Группа Всемирного банка. Опыт Всемирного банка, чьим мандатом являются проекты, способствующие экономическому росту, росту конкурентоспособности, развитию человеческого капитала и снижению бедности, активно используется нами при подготовке плана действий Правительства.

Наш шестой приоритет – формирование эффективной, понятной и востребованной системы поддержки малого и среднего предпринимательства.

В рамках реализации приоритетного проекта Правительства, который курируется Игорем Ивановичем (Шуваловым), мы совместно с Корпорацией МСП значительно повышаем доступность заёмного финансирования для маленьких компаний, в том числе за счёт расширения «Программы 6,5». Задача также обеспечить им качественную инфраструктуру для начала и ведения бизнеса, максимально упростить начало собственного дела. Это мы будем достигать за счёт совершенствования и продвижения бизнес-навигатора, создаваемого корпорацией, также за счёт формирования сети центров услуг, оказываемых бизнесу в режиме одного окна – на базе кредитных организаций и сети МФЦ. И безусловно, наша прямая ответственность – это максимально благоприятные правовые условия ведения бизнеса – как в части налогов, так и в части вопросов контроля и надзора, снятия административных барьеров.

На первой части коллегии с Евгением Дёминым, владельцем компании «Сплат», обсудили вопросы, связанные с седьмой задачей министерства на этот год – созданием среды для активного вовлечения в глобальный рынок российских производителей. Компания «Сплат» у нас очень знаменитая и активно выходит на внешние рынки.

В рамках реализации задачи по экспорту важной считаем работу по следующим направлениям.

Первое. Реализация приоритетного проекта «Международная кооперация и экспорт».

Второе. Повышение эффективности работы торговых представительств. У нас на послезавтра запланирована презентация наших наработок и совместный с торговыми представителями мозговой штурм.

Третье. Сохранение высокого качества работы по международной повестке. Помимо традиционной работы по поддержке работы всех межправкомиссий в этом году ведётся активная работа по ряду направлений. Среди важных задач – развитие торгово-экономического сотрудничества с Японией. А в конце года у нас запланирована министерская встреча ВТО и мы уже начали активную подготовку к ней.

По приватизации. Главная задача, как мы её видим, – обеспечить положительный эффект на рост экономики через рост конкуренции и повышение качества корпоративного управления. На сегодня готова структура сделки по первичному размещению акций компании «Совкомфлот» на Московской бирже, работаем активно по данному направлению совместно с менеджментом. Новое здесь – это то, что сделка структурируется таким образом, чтобы не только привлечь средства в бюджет, но и дать импульс развитию компании и смежных с ней отраслей. Кроме того, продолжаются активные продажи небольших госактивов в рамках так называемой массовой приватизации. По этому направлению близки к выполнению годового плана. Совершённые на данный момент сделки дадут бюджету страны больше 4 млрд рублей.

С Александром Шульгиным из «Яндекса» обсудили тематику цифровизации экономики и того положительного эффекта, который внедрение новых технологий может оказать на российскую экономику. Наши оценки, сделанные при проработке раздела «Умная экономика» плана действий Правительства, указывают, что максимальный положительный эффект может быть достигнут в таких отраслях, как торговля, транспорт, ЖКХ, финансы, а также образование и здравоохранение, где переход к дистанционной работе и использование технологий искусственного интеллекта должны стать причиной прорывных изменений.

Министерство уже отвечает за выработку и реализацию инновационной политики, координирует деятельность институтов развития в этой сфере. Но эту работу нужно более тесно интегрировать с продвижением по отраслевым стратегиям, с поддержкой цифровизации.

С Ильёй Поповым, генеральным продюсером группы компаний «Рики» (владельца уже ставшего знаменитым бренда «Смешарики»), обсуждали удобство работы компаний новой экономики в России. Структура экономики России неизбежно будет меняться в соответствии с глобальными трендами. И основная добавленная стоимость через 10–20 лет будет создаваться в сфере услуг, информации и развлечений – так называемых креативных индустриях. Поэтому любые изменения регуляторики мы должны продумывать с оглядкой на этот сектор экономики.

Одним из ключевых событий этого года для министерства является подготовка плана действий Правительства, который имеет самый широкий охват и включает в себя в том числе разделы по налоговой системе и социальной политике. По итогам его разработки приоритеты Министерства будут корректироваться, чтобы отражать долгосрочные задачи, стоящие перед экономикой.

Завершая своё выступление, скажу, что нас ожидает очень интересная работа в новом формате. Как говорил Махатма Ганди: «Если желаешь, чтобы мир изменился, сам стань этим изменением»!

В министерстве действительно работают профессионалы, люди увлечённые, которые помогают государству в самых сложных ситуациях решать государственные задачи, помогают бизнесу, помогают нашим людям развиваться, приспосабливаться к реалиям экономической жизни современного периода. Именно поэтому я посчитал правильным прямо на коллегии часть наших товарищей отметить государственными наградами и вручить их. Давайте это сделаем.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 24 апреля 2017 > № 2160837 Дмитрий Медведев, Максим Орешкин


Россия. Арктика. СЗФО. ДФО > Транспорт > premier.gov.ru, 21 апреля 2017 > № 2160836 Дмитрий Медведев, Максим Соколов

О крупных проектах развития транспортной инфраструктуры севера России.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Добрый день всем, кто в зале присутствует, и тем, кто на видеосвязи. За последние три недели для меня это уже вторая поездка в северные широты. В конце марта вместе с Президентом мы были на Земле Франца-Иосифа, где состоялось совещание по вопросам развития Арктики. На прошлой неделе я провёл правительственное совещание на эту тему – по доработке госпрограммы социально-экономического развития Арктической зоны, в том числе по возможному финансовому наполнению этой программы в ближайшей перспективе, то есть на 2018, 2019 и 2020 годы.

Буквально перед нашей встречей утвердил распоряжение Правительства о подписании соглашения по укреплению международного арктического научного сотрудничества. Это соглашение направлено на развитие международного гуманитарного сотрудничества, включая научные исследования.

Так что северной проблематикой мы занимаемся почти постоянно. Сегодня у нас совещание более узкое, конкретное, посвящено оно реализации крупных проектов по развитию транспортной инфраструктуры на Севере, в том числе и в Мурманской области, где мы собрались.

Автомобильные и железные дороги, морские порты и аэропорты имеют для труднодоступных северных территорий, вообще для Арктической зоны критическое значение, просто жизненно важное. И это не фигура речи в данном случае. Это именно та инфраструктура, без которой жизни просто не будет, включая, например, тот же северный завоз – завоз продуктов, топлива. С другой стороны, это транспортная мобильность людей, то есть возможность перемещаться в весьма суровых климатических условиях, возвращаться в центр страны, домой. Это тысячи рабочих мест и залог экономического развития всех этих регионов.

Чтобы это обеспечить, мы и задумали ряд масштабных строек. Некоторые из них я сейчас обозначу, потом коллеги на эту тему скажут. Например, в рамках проекта «Ямал СПГ» в арктических условиях фактически с нуля построен морской порт Сабетта и одноимённый аэропорт. Через новый морской порт на Ямале будет ежегодно проходить значительное количество сжиженного природного газа, газового конденсата. Это обеспечит круглогодичную навигацию судов-газовозов, их проход по Северному морскому пути.

Только что вместе с коллегами мы осмотрели и обсудили вопросы, связанные с комплексным развитием Мурманского транспортного узла. Это один из крупнейших инфраструктурных проектов не только в Арктической зоне, но и в масштабах всей страны, тем более здесь условия особо благоприятные применительно к Северу. На базе нашего самого северного морского порта мы создаём сегодня круглогодичный глубоководный порт с очень существенными, большими логистическими мощностями. Тут должны появиться терминалы для перевалки нефтяных грузов, угля, контейнеров, новые подъездные пути к порту и новая железная дорога. Проект очень крупный. Мы обсуждали, каким образом в нынешних не самых простых финансовых условиях обеспечить финансирование этого проекта.

Этот морской хаб, как принято говорить сейчас, сможет принимать крупнотоннажные транспортные суда вместимостью до 300 тыс. т и будет интегрирован в международный транспортный коридор «Север – Юг». По расчётам, годовой грузооборот порта Мурманск достигнет к 2020 году более 80 млн т, если получится сделать всё, о чём мы сегодня говорили.

И Сабетта, и Мурманский транспортный узел стали для своих регионов абсолютно точно точками роста. Ряд других инфраструктурных проектов находится пока в начальной стадии. В частности, разработан бизнес-план создания железнодорожного Северного широтного хода и железнодорожных подходов к нему. Эта магистраль протяжённостью 700 км планируется, чтобы соединить Северную и Свердловскую железные дороги, сократить транспортные маршруты от нефтегазоконденсатных месторождений в северных районах Западной Сибири до портов Балтийского, Белого, Баренцева и Карского морей. Углеводородное сырьё (газовый конденсат, широкие фракции лёгких углеводородов, нефть) будут вывозить в европейскую часть страны и на экспорт в Европу и Северную Америку. Если говорить о таких проектах, то там планируемая суммарная загрузка может составить почти 24 млн т в год. Это действительно большой проект, по которому ещё надо принимать фундаментальные решения.

Очень существенный экономический эффект мы рассчитываем получить также от строительства и реконструкции на Севере сети автомобильных дорог и от реконструкции аэропортов. Проектов много, по основным из них сегодня доложит Министр транспорта. Это очень важно для того, чтобы Север развивался.

Хочу также обратить внимание на следующее. Для реализации таких крупных проектов нужны значительные инвестиции, причём не только из федерального бюджета, возможности которого, как известно, ограничены, но и из других источников. В нашем совещании принимают участие руководители ряда регионов и некоторых крупных компаний, которые много работают на Севере. Предлагаю всем подумать над источниками финансирования северных строек на условиях концессии. С учётом ограничений федерального бюджета нам надо определиться с приоритетными проектами, которые будут осуществляться на принципах государственно-частного партнёрства. Естественно, государство будет стараться вносить свою лепту в эти процессы – и за счёт правильных управленческих решений, и за счёт других возможностей, принимать нужные распорядительные акты.

Хочу проинформировать тех, кого это касается, о том, что сегодня я подписал распоряжение о переводе лесных земель (это компетенция Правительства Российской Федерации) в земли промышленного использования для размещения центра строительства крупнотоннажных морских сооружений – Кольской верфи группы «Новатэк». Буквально перед отъездом я это распоряжение подписал. Говорю об этом как о примере того, что мы готовы такие управленческие решения принимать. Это именно то, что должно делать государство. И мы должны вместе с вами подумать, каким образом найти финансирование, дополнительное фондирование для этих операций.

М.Соколов: Приоритетной задачей развития транспортной системы севера нашей страны является полная её интеграция в единое транспортное пространство Российской Федерации, которое мы формируем на основе сбалансированной и эффективной транспортной инфраструктуры, а также увеличение экспортного потенциала и объёмов экспорта транспортных услуг.

Начну, естественно, с дорог. Поскольку северные территории – это зона с особыми климатическими условиями и низкой плотностью населения, по объективным обстоятельствам плотность дорог здесь ещё недостаточная. При этом одним из основных элементов дорожной инфраструктуры до сих пор являются автозимники. Вместе с тем, по информации и МЧС, и ряда экспертов, в ближайшие 25–30 лет зона вечной мерзлоты в России уменьшится на 10–15%, а по некоторым прогнозам, к середине XXI века – даже на 30%. В связи с этим актуальным становится вопрос строительства автодорог, эксплуатация которых будет осуществляться на круглогодичной основе.

В настоящее время на нашем Севере Федеральное дорожное агентство (Росавтодор) строит, реконструирует, эксплуатирует федеральные трассы «Кола» (из Санкт-Петербурга идёт сюда, в Мурманск), «Холмогоры» (из Москвы в Архангельск), «Лена», «Вилюй», «Колыма» (на Дальнем Востоке). Кроме того, на Севере осуществляется строительство и реконструкция региональных автомобильных дорог, в том числе с участием федерального бюджета, субсидий и иных видов поддержки. Так, строится дорога в Ненецком автономном округе – Нарьян-Мар – Усинск (по итогам этого года с учётом ввода 15-километрового участка останется еще чуть более 60 км), а также в Магаданской области – из Колымы в сторону Чукотки (на Анадырь через Омсукчан и Омолон).

С привлечением внебюджетных источников строится участок автомобильной дороги Сургут – Салехард в составе стратегического проекта «Северный широтный ход». Это не только железная дорога, но и автомобильная трасса. Кстати, совсем недавно с участием регионального бюджета был введён мост через реку Надым в Ямало-Ненецком автономном округе.

Завершение строительства, ввод в эксплуатацию этих трасс обеспечит круглогодичную связь северных регионов с остальной автодорожной частью нашей страны и, что немаловажно, решит или по крайней мере существенно продвинет вопрос северного завоза.

В условиях низкой плотности автомобильных и железных дорог особенно важно поддерживать и развивать наземную инфраструктуру воздушного транспорта, прежде всего для обеспечения мобильности постоянно проживающего населения, а также трудовых ресурсов, которые работают вахтовым методом. В последние годы за счёт федеральных средств реконструирована инфраструктура северных аэропортов в части национальной опорной сети. Так, введены после реконструкции взлётно-посадочные полосы в Мурманске, Анадыре, Магадане. В последующем мы сделали и перроны в этих городах и в Якутске, а также на аэродромах совместного базирования в Архангельске и Петрозаводске. На указанные цели было направлено более 10 млрд рублей из федерального бюджета.

Также привлекаются средства из региональных бюджетов, внебюджетных источников. Так, в 2012 году в аэропорту Якутска был введён новый терминал, а в Ямало-Ненецком автономном округе абсолютно за счёт внебюджетных источников, средств частного инвестора построен с нуля новый аэропорт Сабетта. Он уже принял почти полмиллиона пассажиров и по итогам прошлого года был признан лучшим региональным аэропортом, а буквально три года назад там была голая тундра.

В рамках федеральной целевой программы развития транспортной системы с прошлого года начата реконструкция норильского аэропорта Алыкель, обеспечивающего круглогодичное сообщение Норильского промышленного района с регионами России. И для того чтобы сохранить эту воздушную связь (она единственная из Норильска), мы в течение трёх лет поэтапно ведём реконструкцию участков взлётно-посадочных полос. В прошлом году закончили участок 700 м, в этом году – чуть более километра, в следующем, 2018 году планируем полностью завершить реконструкцию взлётно-посадочной полосы, а в 2019-м – и других сооружений аэродрома Норильска.

Также в текущем году начнётся реконструкция взлётно-посадочной полосы №2 в аэропорту Якутска, а с 2018 года продолжится реконструкция наземной инфраструктуры аэропорта Магадан. Всего мы планируем на эти цели порядка 7 млрд (чуть более даже) из бюджетных источников.

Основу транспортных связей на севере представляют собой морские перевозки. К морским портам северных территорий нашей страны относятся 16 портов, а также порт Петропавловск-Камчатский. Они обеспечивают 7% от общего грузооборота российских морских портов. Но по итогам 2016 года, в абсолютных цифрах это весьма существенный объём – более 50 млн т. Основную номенклатуру составляют нефть, нефтепродукты, уголь, руда, контейнеры, генеральные грузы. Главной артерией здесь является Северный морской путь.

В 2015 году был утверждён комплексный проект развития Северного морского пути до 2030 года. Мы планомерно занимаемся его развитием. Арктика не может существовать без ледоколов, поэтому сейчас в акватории Северного морского пути действует восемь линейных ледоколов, четыре из которых – атомные, остальные – дизель-электрические. Также ведётся планомерная работа по строительству новых и усовершенствованию действующих ледоколов. Также администрацией Севморпути обеспечен ежедневный контроль за местоположением судов, организовано снабжение судов информацией о ледовой, навигационной гидрометеорологической обстановке по пути следования.

Несколько слов о портовой инфраструктуре. Крупнейшим среди портов Севера является порт «Мурманск». Объём перевалки составил, по итогам прошлого года, более 38 млн т. Порт показал существенный, 40-процентный рост. Это результат ввода терминала по перевалке нефти с Новопортовского месторождения в Обской губе, перевалки нефти, добываемой «Лукойлом», из Норвегии на новый рейдовый перегрузочный комплекс в порту Мурманск, а также увеличение перевалки в порту Варандей.

Дальнейшее развитие портовой инфраструктуры Арктической зоны в первую очередь связано с освоением углеводородных и угольных месторождений Крайнего Севера. Основной проект в этой части – это проект строительства морского порта Сабетта. Сейчас порт фактически функционирует в штатном режиме и готов с этого года обслуживать перевалку грузов и приём всех судов, газовозов ледового класса. Из них крупнейший в мире недавно пришвартовался – «Кристоф де Маржери». С учётом строительства и запуска соответствующего завода он обеспечит оборот порядка 18 млн т ежегодно. Аналогичных проектов сегодня в мире нет, это крупнейший из всех существующих в полярных районах. Инициатором является компания «Новатэк». Инвестиции составили, именно в порт, порядка 108 млрд рублей, в том числе более 70 млрд рублей – из федерального бюджета.

Также мы видим перспективы развития этого района, в том числе с перспективами освоения Салмановского газоконденсатного месторождения. На данный момент инициатором этого проекта выступает компания «Арктик СПГ-2». Сегодня уже завершены строительство и ввод в эксплуатацию причальных сооружений для приёма строительных грузов. Если двигаться дальше на север, то в районе порта Дудинка проектируется наливной терминал, на мысе Таналау, мощностью 5 млн т. В рамках освоения угольного месторождения в районе реки Лемберова Арктическая горная компания осуществляет проектирование терминала мощностью 10 млн т в порту Диксон. А компания на Чукотке, «Берингтрансуголь», для освоения Амаамского угольного месторождения проектирует терминал в порту Беринговский мощностью 10 млн т. Уже в текущем году планируются первые отгрузки из этого порта.

Кроме перечисленных инвестиционных проектов в Арктической зоне реализуются проекты, направленные на реконструкцию и приведение существующих портов в нормативное состояние. В первую очередь это причалы в портах Анадырь, Певек и Петропавловск-Камчатский. В прошлом году в Петропавловске-Камчатском, как и в Мурманске, мы открыли новый пассажирский морской вокзал.

Инвестировать в развитие портовой инфраструктуры Севера заинтересованы и иностранные партнёры. Это индийская компания Tata, которая прорабатывает возможность строительства терминала по перевалке угля в Камчатском крае мощностью 10 млн т. Проект находится уже в стадии принятия инвестиционного решения и может стать визитной карточкой нашего международного сотрудничества. Здесь, в Мурманской области, иностранные инвесторы, в том числе и наши китайские партнёры, тоже активно интересуются проектами.

В дополнение к перечисленным проектам совместно с администрациями субъектов Российской Федерации рассматриваются проекты по строительству глубоководного порта в Архангельске, нового порта Индига. Мы с учётом определённой концентрации финансовых ресурсов федерального бюджета на обозначенных проектах, конечно, прорабатываем эти вопросы, но в качестве первоочередных эти проекты пока не стоят. Но в нашей государственной программе и стратегии развития транспортной системы до 2030 года эти проекты присутствуют.

В связи с ограниченным бюджетным финансированием и с учётом Вашего, Дмитрий Анатольевич, поручения в качестве дополнительного источника инвестиций в портовую инфраструктуру предлагается также определить инвестиционный сбор. Соответствующая поправка к готовящемуся к рассмотрению в Государственной Думе во втором чтении законопроекту подготовлена и поддержана на этой неделе на заседании комиссии по законопроектной деятельности. Этот инвестиционный сбор предполагается взимать с судов загранплавания. Сумма этого сбора в общем объёме будет незначительной, но при этом она позволит обеспечить дополнительные средства в объёме примерно 4–8 млрд рублей в год для строительства и реконструкции других объектов морских портов. Это решение уже находится на площадке Государственной Думы.

Конечно, устойчивая и бесперебойная работа морских портов в большой степени, может быть, даже в первую очередь зависит от эффективной работы железнодорожного транспорта. И здесь, учитывая определённые ограничения пропускной способности железнодорожной и портовой инфраструктуры на подходах к северным портам, проекты, которые у нас есть по развитию железнодорожной инфраструктуры, масштабны, и один из них – это как раз проект по развитию Северного широтного хода. Он предполагает в целом строительство и реконструкцию 700-километрового участка, 355 км нового строительства.

Ещё один проект – «Белкомур». Он предусматривает реконструкцию существующей железнодорожной инфраструктуры в трёх субъектах Российской Федерации – Пермском крае, Республике Коми и Архангельской области. Реализация проекта планируется с использованием механизма частной концессионной инициативы, и общий объём инвестиций оценивается в 251 млрд рублей. Но мы видим реализацию этого проекта в перспективе следующего десятилетия.

Несколько слов о проектах в Якутии. Там в позапрошлом году было открыто рабочее движение на железнодорожном участке Беркакит – Томмот – Нижний Бестях. Участок уже завершён практически на 90%, и, конечно, он существенным образом улучшает логистику северного завоза. Поэтому мы видим задачу – в ближайшее время завершить этот участок в полном объёме и запустить не только грузовое, но и пассажирское сообщение.

Теперь несколько слов о комплексном развитии Мурманского транспортного узла. Это, конечно, прежде всего развитие Мурманского порта. Это единственный незамерзающий крупный порт не только в Заполярье, но и в европейской части нашей страны, имеющий открытый доступ в Мировой океан, который абсолютно не зависит от прохода проливов, расположенных в других государствах, и с учётом глубин, климатических условий, розы ветров практически не требует ни углубления, ни сооружения дополнительных заграждений.

Развитие портовых мощностей Мурманска является одним из мероприятий, необходимых для выполнения поручений Президента Российской Федерации о переориентации грузов, перевалка которых сегодня осуществляется в портах стран Прибалтики. Это грузовая база примерно в пределах 20 млн т. И не только Прибалтики. С учётом Украины это порядка 40 млн т. Конечно, было бы абсолютно логично, чтобы эти грузы переваливались, уходили на экспорт из портов Российской Федерации, для чего необходимо развивать соответствующие терминалы.

Что касается развития Мурманского транспортного узла, строительства нового порта на западном берегу Кольского залива, в районе Лавны, то в соответствии с федеральной целевой программой срок окончания проекта – 2020 год. В рамках бюджетных ограничений мы имеем дефицит бюджетных ресурсов, хотя строительство началось в 2014 году и на сегодняшний день уже пройдена треть этого пути – 30%. Строительство развёрнуто на всех участках подходной железной дороги протяжённостью 46 км. Для того чтобы

завершить в срок строительство железнодорожных подходов в порт, построить терминал, подходы к этому терминалу, а также осуществить необходимые обустройства в акватории Кольского залива, мы предлагаем использовать механизм государственно-частного партнёрства как для объектов портовой инфраструктуры, так и для завершения строительства железнодорожной инфраструктуры, с тем чтобы скоординировать по времени строительство и запуск этих двух объектов.

Здесь мы предлагаем двигаться по пути, основанному на принципе платежей за доступность, когда частный инвестор привлекает средства в строительство объектов федеральной собственности. Но при этом за рамками горизонта бюджетного планирования, федеральной целевой программы, то есть 2020 года, получает от государства гарантированные возмещения своих вложений. Таким образом, финансово-экономическая модель этого проекта в целом начинает работать, поскольку объём вложений в портовую инфраструктуру оценивается в пределах 24–25 млрд рублей, и примерно столько же, чуть меньше, мы видим дефицит средств по строительству железнодорожных подходов. Мы уже работаем над экономической и финансовой моделью этого проекта. Сегодня Государственная транспортная лизинговая компания является бенефициаром, то есть компанией, которая консолидирует так называемую проектную компанию, которая бы могла найти инвесторов, финансы, внебюджетные источники для реализации этого проекта.

Мы принципиально обсуждали этот проект с нашими коллегами по Правительству и, конечно, с правительством Мурманской области. Поэтому просим Вашего поручения по формулированию финансово-экономической модели этого проекта и утверждению его параметров в ближайшем будущем. Соглашение по принципу take or pay, которое обеспечит доходность этого проекта, с угольной компанией-трейдером Mercuria может быть подписано уже в рамках Петербургского экономического форума.

Д.Медведев: Мы подготовим все поручения с учётом того, о чём сказал Министр транспорта, и предложений, которые сделают губернаторы и другие участники совещания. Некоторые общие вещи я всё же отмечу.

Во-первых, в отношении перевалки в российских портах. Очевидно, что это наша стратегическая задача, нам абсолютно нет никакого резона отдавать это заграничным портам, неважно каким, украинским или ещё каким, – не принципиально. Прежде всего мы должны соблюдать наши национальные интересы и действовать именно в этом направлении, стараясь все эти операции совершать в российских портах, чтобы на этом зарабатывала российская экономика в целом.

Мы обсуждали с вами, когда ходили по Кольскому заливу, ситуацию в Мурманской области с транспортным узлом и некоторые другие проекты. До этого у меня на совещании по арктическому измерению также обсуждалась эта тема. Вопрос о так называемом флаге нашей страны – я имею в виду изменение в Кодекс торгового мореплавания. Ещё раз хочу отметить: надо довести до конца эту задачу. Я просил бы вас вместе с коллегами по Правительству зайти ко мне и окончательно представить предложения для дальнейшего продвижения этого закона в Государственной Думе.

По модели государственно-частного партнёрства. В целом хотел бы высказаться в положительном плане. У нас нет таких денег в федеральном бюджете сейчас. Единственная возможность для того, чтобы эти проекты не заглохли, чтобы они дали свой эффект (и этот эффект в данном случае, очевидно, носит кумулятивный характер – один проект цепляется за другой), – такого рода предложения, по модели государственно-частного партнёрства, в том числе и в железнодорожной сфере, применительно к Мурманской области и к другим территориям надо подготовить и представить. Поработайте вместе с Минфином и Минэкономразвития, но я другого варианта развития по таким направлениям пока не вижу. Это надо обязательно сделать, обкатать этот проект и привлечь финансирование со стороны инвесторов.

Россия. Арктика. СЗФО. ДФО > Транспорт > premier.gov.ru, 21 апреля 2017 > № 2160836 Дмитрий Медведев, Максим Соколов


Россия > Финансы, банки > premier.gov.ru, 20 апреля 2017 > № 2160831 Дмитрий Медведев, Антон Силуанов

Расширенная коллегия Министерства финансов.

Об итогах работы министерства за 2016 год и задачах на предстоящий период.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Мы собрались для того, чтобы подвести итоги работы министерства за 2016 год, сформулировать основные цели и задачи на предстоящий период. Мы Минфин ценим и любим. Очень многое я уже сказал вчера, когда Правительство отчитывалось в Государственной Думе. Подробно обсудили вопросы, которые интересовали и депутатов, и их избирателей. Получили отклик и на некоторые наши инициативы. Услышали идеи, которые могут быть реализованы в будущем.

Очевидно, такой диалог полезен, позволяет ещё раз оглянуться назад, проанализировать пройденный за год путь.

А сегодня мы поговорим по темам, которые относятся непосредственно к компетенции Минфина, хотя значительная часть вчерашних вопросов, конечно, тоже так или иначе касалась Министерства финансов.

Прошлый год был тоже сложным, был годом экономии ресурсов. Вызовы, с которыми мы столкнулись ранее, никуда не исчезли. Действительно, сохраняются и санкции, и финансовые ограничения. Рыночная конъюнктура остаётся весьма неблагоприятной. Начинали год с очередного очень драматического падения цен до уровней, которые последний раз были 12 лет назад. И хотя основные вызовы не связаны с нефтяной конъюнктурой, это, скажем так, вызовы долгосрочные. Но если говорить о краткосрочных и среднесрочных вызовах, что скрывать, от нефтяной конъюнктуры у нас пока очень многое зависит.

Для решения стоящих перед нами задач потребовалось принять целый ряд жёстких решений. Во-первых, вновь пришлось выстраивать весьма жёсткий баланс между доходами и необходимостью двигать страну вперёд, развивать её. Впрочем, в этот раз это было несколько легче. Мы наработали неплохой опыт антикризисной деятельности. Не только отвечали на вызовы, которые существуют, но и реализовали ряд возможностей, которые мы ранее и сами создавали, в том числе возможности, которые появились как реакция на всякого рода ограничения.

Спад в экономике удалось остановить. Считаю, что это действительно главная победа по итогам 2016 года. Рецессия, которая была неизбежна, всё-таки была неглубокой, непродолжительной и отнюдь не разрушительной, как это иногда предсказывали. Усилилась конкурентоспособность экономики, наметилось в целом оздоровление структуры экономики и, как мы уже неоднократно с вами констатировали, в IV квартале прошлого года началось восстановление экономического роста.

Второе, что я хотел бы отметить: мы совершили манёвр в планировании – временно вернулись к горизонту в один год. Оперативно подготовили новый план действий в экономике, заложили в него не только неотложные мероприятия, но и старались действовать на усиление экономики – и в части улучшения инвестиционного климата, и развития малого и среднего бизнеса, и снижения административного давления на предпринимателей. Минфин в этом принимал самое активное участие, выстраивал эффективный антикризисный менеджмент, последовательно отстаивал стабильность бюджетной системы, настаивал очень строго и действительно жёстко на бережном отношении к ресурсам. По многим пунктам этого антикризисного плана ответственным исполнителем был Минфин, и министерство показало себя в очередной раз эффективным и высокопрофессиональным коллективом. В итоге, начав год с весьма неблагоприятных условий, мы закончили его с крепким платёжным балансом, стабильной бюджетной системой и с беспрецедентно низкой для нашей страны инфляцией.

Адаптация бюджета была достаточно плавной, позволила смягчить болезненный переход для наиболее пострадавших секторов экономики. Появились и первые признаки восстановления инвестиций. Эффективность действий была признана международным экспертным сообществом. Я вчера, выступая в Государственной Думе, специально эти рейтинги перечислял, чтобы и коллеги-депутаты услышали то, как оценивают наши действия: рейтинговые агентства отмечали улучшения условий и самой экономики, и делового климата.

Третье. Надеюсь, наша политика была предсказуема и понятна, способствовала устранению имеющихся дисбалансов и препятствий для развития страны. Мы вернулись к трёхлетнему планированию бюджета на следующий цикл, и, конечно, это повысило прогнозируемость условий ведения бизнеса, улучшило инвестиционные условия. Да и наша долгосрочная стратегия на снижение нефтяной зависимости экономики также была продолжена, мы предусмотрели снижение балансирующей цены нефти до 45 долларов за баррель по итогам 2019 года. Резервы тратились гораздо медленнее вопреки тем прогнозам, которые звучали.

Принципиальной позицией (это четвёртое, что я хотел бы отметить) было сохранение стабильных налоговых условий. Пополнение бюджета происходило не за счёт повышения ставок – у нас, по сути, сохраняется фактический мораторий на это, – а за счёт оптимизации расходов и улучшения собираемости. Главным критерием стало повышение справедливости. Мы стремились снизить нагрузку на добросовестный бизнес, помочь ему уменьшить издержки – при повышении нагрузки и рисков для так называемых серых практик. Вводились различные механизмы и технологии прослеживаемости операций налогоплательщиков. Например, это привело к увеличению легального оборота товаров из меха в несколько раз.

Кстати, на днях я утвердил перечень непродовольственных товаров, при продаже которых на рынках, ярмарках, в выставочных комплексах, то есть вне пределов действия розничных сетей, продавцы обязаны будут применять контрольно-кассовую технику. Это позволит не только усилить контроль за своевременной и полной уплатой налогов, но и защитить права людей, потому что у покупателя будет законный документ, который позволит отстаивать права в случае покупки на рынке некачественного товара.

Что касается тех, кто работает нормально, мы доработали упрощённый порядок возмещения НДС для самых крупных налогоплательщиков. Расширили возможность применения по всей стране института региональных инвестиционных проектов, который был апробирован на Дальнем Востоке. От федеральных властей инвесторы теперь смогут получить 10-летние льготы по налогу на прибыль, а от региональных – снижение налога на имущество.

И пятый принципиальный момент: в прошлом году велась работа по повышению операционной эффективности использования бюджетных средств. Расширено применение казначейского сопровождения. Прошёл эксперимент по внедрению казначейского аккредитива. Ряд новаций позволил повысить результативность межбюджетных субсидий, хотя там есть ещё чем заниматься, скажем откровенно. В полную силу вступило положение, по которому субсидии возвращаются, если не были достигнуты установленные показатели или не выполняются графики. Ужесточены сроки распределения субсидий (мы сейчас за этим стараемся следить) и период заключения соглашений. Совсем недавно на эту тему с коллегами из Правительства проводил отдельное совещание.

Были разработаны программы оздоровления региональных финансов для 15 регионов, у которых самый высокий уровень долга. Эти и целый ряд других решений позволили ослабить остроту долговой проблемы у регионов, хотя, конечно, эта проблема остаётся, мы её видим, она существенная.

За последние годы тем не менее (вчера об этом говорил и хотел бы ещё раз в этом зале отметить) снизился дефицит региональных бюджетов. В 2016 году это было 12,5 млрд рублей, хотя совсем недавно, в 2015-м, – 171 млрд рублей. Это всё-таки кратное снижение, это не может не радовать. Государственный долг регионов по рыночным заимствованиям сократился за прошлый год более чем на 130 млрд рублей.

Ещё один принципиальный момент, о котором тоже хотел бы сказать. Мы существенно расширили круг полномочий Минфина. Минфин – это теперь, если хотите, суперведомство, за которым закреплено большое количество новых направлений. Что передано Минфину? Под руководство Минфина перешла Федеральная таможенная служба и Росалкогольрегулирование. Ликвидирован Росфиннадзор, его полномочия переданы Федеральному казначейству, таможенной и налоговой службам. В сферу компетенций Министерства финансов перешли полномочия по координации и контролю за сбором социальных взносов (через Федеральную налоговую службу).

Совсем недавно я принял решение о том, что Минфин теперь курирует у нас и государственные закупки. Федеральное казначейство определено федеральным органом исполнительной власти, ответственным за функционирование единой информационной системы в сфере закупок. Сам Минфин получил всю полноту полномочий по выработке политики в области контрактной системы. Надеюсь, что вы с этим справитесь. Рассчитываю, что это решение позволит обеспечить единый подход при выработке госполитики и регулировании в сфере государственных и муниципальных закупок..

Эти решения очевидно позволили улучшить контроль за поступлениями доходов в бюджет, перевести координацию работы в этой сфере в одни руки.

Надеюсь, это позитивно в целом скажется на управлении государственными финансами в стране.

На министерстве лежит большая ответственность за проведение государственной политики в финансовой сфере. Ключевые задачи на текущий год остаются понятными.

Во-первых, это обеспечение устойчивости бюджетной системы. Мы должны умело оперировать нашими ресурсами. Важно способствовать дальнейшему снижению инфляции как основного препятствия для снижения ставок. И конечно, это должно происходить при безусловном исполнении социальных обязательств.

Второе – дальнейшее снижение зависимости экономики и бюджета от цен на нефть. Существуют различные предложения на сей счёт, в том числе и у руководства Министерства финансов. Мы к этому вернёмся.

Третье – это всемерное содействие развитию экономики. Важно не только эффективно и быстро финансировать проекты, но и продолжить правильную настройку налоговой системы, отменять неэффективные льготы, с одной стороны, а с другой, в том числе с учётом сказанного мною вчера, – продумывать введение новых эффективных экономических стимулов, улучшать администрирование, снижать административную нагрузку на бизнес. Эта задача остаётся неизменной.

Четвёртое. Проведение эффективной интеграции всех тех полномочий, которые вы получили, а их большое количество. Ещё идёт донастройка, мы видим некоторые шероховатости, тем не менее нужно сделать всё, чтобы все эти полномочия, которые сконцентрировал Минфин, реализовывались эффективно, включая упомянутые мной только что государственные закупки.

И пятый блок, межбюджетные отношения. Нужно посмотреть, какая поддержка нужна регионам в этом году. В случае необходимости мы будем её оказывать, о чём я также вчера говорил, выступая перед коллегами – депутатами Государственной Думы.

Я обозначил общие задачи, которые стоят перед министерством. Думаю, что все присутствующие, все коллеги их прекрасно осознают. Ещё хотел бы поблагодарить вас за работу, пожелать успехов и передать слово вашему министру.

А.Силуанов: Дмитрий Анатольевич, сначала хотел поблагодарить Вас за высокую оценку работы министерства и за доверие, которое Вы оказываете нам. Я уверен, что мы справимся с теми задачами, которые Вы поставили.

Вчера, Дмитрий Анатольевич, в выступлении в Государственной Думе Вы сказали, что прошедший год стал годом осознанных возможностей, в том числе и в экономике. Ушедший год действительно подтвердил способность нашей экономики как быстро подстраиваться к шокам, так и создавать новые источники роста даже в непростых условиях.

Два года назад мы пережили самый мощный за последние полвека внешний шок, по силе воздействия и продолжительности сопоставимый с падением цен на нефть в 1980-е годы. А справились мы с ним лучше и быстрее, чем с любыми такими кризисными проявлениями, с которыми мы сталкивались.

В чём это проявилось?

Во-первых, в быстром исправлении макроэкономических дисбалансов. Сейчас при низких ценах на нефть у нас крепкий платёжный баланс, минимальная зависимость от внешнего долга, контролируемый уровень дефицита бюджета и низкая инфляция. Это не позволило разрастись кризису: ВВП в этот раз сократился на 3,7%, а в прошлый кризис (2008–2009 годов) – на 10,7%.

Во-вторых, это проявилось в снижении зависимости от цен на нефть. Цена на нефть, балансирующая текущий счёт платёжного баланса, сегодня составляет 35–40 долларов за баррель. Для балансирования бюджета мы в этом году выходим на цену 60 долларов за баррель, а ставим задачу – 40–45. В то время как ещё только три года назад цена нефти, балансирующая бюджет, составляла 100–105 долларов за баррель.

И третье. Результатом наших действий стала более здоровая экономика, структура экономики. Возросла конкурентоспособность экономики. Мы видим, что доля прибыли в ВВП возросла на 3,5 процентных пункта, составив 42,4% ВВП, а прибыль является основным источником для инвестиций, а значит, и для роста экономики.

Как результат, уже со второй половины прошлого года наблюдается улучшение деловых настроений и существенно растёт динамика инвестиций.

Такая реакция экономики – подтверждение правильности принятых решений, среди которых: плавающий курс и инфляционное таргетирование, контроль над бюджетным дефицитом при снижении цен на нефть, а также точечная антикризисная поддержка вместо заливания проблем большими деньгами.

Эксперты и международные финансовые организации отметили эффективность действий властей. И мы видим значительный приток инвестиций в наши активы. Это результат доверия той политике, которая проводится Правительством в последние годы.

Меры бюджетной и денежно-кредитной политики создали фундамент для восстановления экономического роста, что мы и наблюдаем в последние месяцы. Однако без реализации структурных изменений наши темпы роста упрутся в потолок, который составляет, по нашим оценкам, около 1,5% в год. А задача у нас более амбициозная. Задача состоит в том, чтобы мы обеспечили рост на уровне 3–3,5% ежегодно.

Поэтому главная задача Министерства финансов – это проведение бюджетной политики, позволяющей передвинуть планку потенциального роста как можно выше.

Что для этого нужно?

В первую очередь избавиться от нефтяной зависимости. Эта зависимость преследовала нашу страну последние 50 лет, и каждый кризис был связан именно с ней. Сейчас у нас есть уникальный шанс избавиться от нефтяной иглы.

Рецепт для этого – бюджетные правила, это своего рода профилактика «голландской болезни», блокирующая влияние ценовых колебаний на бюджет, на курс рубля, на инфляцию. Просим поддержать подготовленные Министерством финансов предложения и сформировать бюджет на 2018–2020 годы уже на новых правилах. Предыдущие годы мы хоть и накапливали резервы, но всё-таки бóльшую часть конъюнктурных доходов тратили. Такая политика не привела и не могла привести к устойчивому развитию, и за последние 10 лет, мы видим, темпы роста экономики составили всего в среднем 1,6% в год.

Использование конъюнктурных доходов создавало иллюзию благополучия, которая рассеялась, как только исчезали конъюнктурные доходы. Таким образом, мы сами провоцировали экономические и бюджетные кризисы. С февраля текущего года мы, по сути, уже начали тестировать новую конструкцию бюджетных правил. И результат – снижение корреляции между динамикой курса и ценами на нефть, заметное снижение оценки рисков инвестиций в российские активы, снижение процентных ставок в экономике.

Конечно, бюджетные правила не единственный инструмент по обеспечению устойчивости макроэкономической среды, важны и предсказуемые фискальные последствия и условия. Причём это касается не только налоговых, но и неналоговых платежей, а также налоговых льгот. Задача на этот год – разработать совместно с деловым сообществом конструкцию налоговой системы на среднесрочный период, которая бы потом не менялась на протяжении следующих шести лет. А также разработать кодекс неналоговых платежей, поскольку неналоговые платежи являются такой же налоговой нагрузкой, как и налоги, и их введение или установление должно быть так же предсказуемо, как и изменения налоговой системы.

Создание предсказуемых условий – это необходимое, но недостаточное условие для повышения темпов экономического роста. Низкий потолок потенциального роста – главным образом следствие структурных ограничений, о чём мы говорили: это и демографические факторы, низкое качество человеческого капитала, состояние конкурентной среды и инвестиционный климат, качество и эффективность государственного управления. Эти структурные ограничения – предмет долгих длинных дискуссий на площадках Правительства, на экспертных площадках, не буду на них подробно останавливаться. С точки зрения бюджета очевидно, что для преодоления структурных ограничений необходимо уточнить структуру бюджета. И эту структуру смещать в пользу расходования средств именно в человека, в человеческий капитал – это здравоохранение, образование, наука. Это и есть те ключевые условия выхода на ускоренные темпы роста, которые мы планируем в перспективе. Такой манёвр в расходах потребует качественного изменения подходов к структуре расходов и оценке их эффективности. У нас денег достаточно в бюджете, главное – как эффективно ими распорядиться. Основой для этого должен стать проектный подход.

Мы видим необходимость трансформации тех проектных принципов, которые сейчас реализуем через приоритетные проекты, трансформации этих принципов на государственные программы. Действительно, нам ещё не удалось добиться эффекта от реализации государственных программ, но перенос проектного подхода на государственные программы позволит это сделать. Пять пилотных госпрограмм в ключевых отраслях – в образовании, здравоохранении, ЖКХ, транспорте и сельском хозяйстве – будут полностью переведены на механизмы проектного управления. В дальнейшем мы планируем распространить это и на остальные государственные программы.

Текущее состояние конкурентной среды и качество инвестклимата – одни из ключевых факторов, сдерживающих потенциал развития. Поэтому именно обеспечение равных конкурентных условий и сокращение административной нагрузки является второй целью деятельности Министерства финансов.

Добиваться этого планируем за счёт улучшения администрирования доходов. Основная задача здесь – это рост собираемости налогов и снижение административной нагрузки для добросовестного бизнеса, повышенное внимание к предприятиям, которые до сих пор используют серые схемы. Планируем задействовать здесь передовые информационные технологии, которые мы с подведомственными службами взяли на вооружение.

Здесь и АСК НДС-2, здесь и ЕГАИС, здесь и маркировка, о которой мы говорили и которая позволила увеличить оборот легальной продукции в несколько раз.

Во многом именно результаты усилий по выводу экономики из тени позволили нам избежать повышения уровня налоговой нагрузки в сложные для бюджета годы.

Повышение собираемости должно сопровождаться сокращением административной нагрузки. Планируем отказаться от бумажной отчётности для пользователей ЕГАИС. Недавно проводили общественный совет, где было сказано о том, что нам необходимо сокращать бумажную отчётность и переходить на современные методы представления, обмена информацией. Мы подготовили соответствующий законопроект, который будет реализован уже после принятия в текущем году.

Теперь к ключевым задачам в области администрирования доходов.

Во-первых, главная задача на ближайший год – это полный охват розницы контрольно-кассовой техникой с онлайн-передачей данных в Федеральную налоговую службу.

В результате создаётся уникальный инструмент, позволяющий получать информацию обо всех розничных продажах в стране. Это не только точные статнаблюдения. К этой информации можно привязать инструменты налоговой политики и таким образом минимизировать нагрузку для налогоплательщиков.

Во-вторых, в таможенной сфере цель – создание системы, обеспечивающей мониторинг движения товаров от границы до конкретного розничного покупателя. Пилотный проект по внедрению механизма мониторинга товаров стартует с 1 февраля следующего года, в течение которого предполагается расширение товарного состава мониторинга такой продукции.

Задача на этот год – интеграция информационных систем и систем управления рисками между Федеральной налоговой службой и Федеральной таможенной службой. Мы сейчас в наших подведомственных службах в полной мере задействуем риск-ориентированный подход, и система управления рисками, которая существует в налоговой службе, сейчас будет доступна для таможенных органов и наоборот. И это позволит создать единое досье участника внешнеэкономической деятельности, налогоплательщика, что, соответственно, улучшит администрирование и добросовестным налогоплательщикам предоставит зелёный свет и для растаможки, и для прохождения административных процедур. А для тех налогоплательщиков, которые, наоборот, попадают в красную зону, будет налажен усиленный контроль.

В-третьих, в сфере страховых взносов задача – интегрировать информационные массивы внебюджетных фондов и Федеральной налоговой службы. На этой базе будет повышена собираемость страховых взносов.

Объём серого фонда заработной платы – более 10 трлн рублей в год, что является следствием глубоких структурных диспропорций, в том числе в уровнях налоговой нагрузки между белой и серой экономикой. Выход необходимо искать в сочетании экономических стимулов – путём изменения структуры налоговой нагрузки со снижением налоговых ставок на труд и увеличения косвенного налогообложения. Это создаст стимулы для вывода экономики из тени и наряду с другими элементами (расширение безналичных расчётов, маркировки, прослеживаемости товаров) обеспечит повышение собираемости налогов.

Ещё один резерв улучшения конкурентных условий – повышение эффективности госкомпаний. Конкурентный уровень дивидендной доходности, мы считаем, является одной из ключевых предпосылок повышения такой конкурентности. У нас в бюджете учтено 50% выплат дивидендов госкомпаний. Знаем, что целый ряд компаний имеет другую точку зрения, но считаем, что мы должны ликвидировать субсидирование стоимости акционерного капитала, поскольку государство имеет актив, с этого актива должны получать доходы, сопоставимые с той доходностью, которая сегодня складывается на рынке.

Поэтому мы считаем, что инвестиции, финансируемые за счёт занижения доходов акционера, по определению эффективными быть не могут. И мы считаем, что оценка эффективности руководителя госкомпании или компании, имеющей долю государства (государственное участие), должна в том числе проводиться и через оценку того, сколько платит эта компания акционеру в лице государства дивидендов.

Третья цель Минфина – это операционная эффективность бюджета.

Дмитрий Анатольевич, Вы об этом уже говорили. Действительно, мы существенно много сделали с точки зрения налаживания совместной работы Минфина, Федерального казначейства, субъектов Российской Федерации. И здесь перед нами стоит целый ряд задач.

Прежде всего необходима дальнейшая интеграция бюджетного и закупочного процесса через развитие института нормирования закупок, подготовки каталога закупаемой продукции, развитие информационного пространства для повышения прозрачности процедур.

Второе. Будет расширено применение казначейского сопровождения расчётов при исполнении госконтрактов по всей глубине кооперации. Такие задачи были поставлены Правительством, такие задачи будут реализованы в текущем году. Будет повышена прозрачность движения средств при расчётах, в первую очередь по государственному оборонному заказу (за исключением Министерства обороны). Такую задачу мы в текущем году выполним. В дальнейшем мы распространим механизм казначейского сопровождения на субсидии до уровня муниципалитетов, а также по контрактам с единственным поставщиком.

Казначейское сопровождение позволяет более эффективно относиться к использованию бюджетных средств и, соответственно, не допускать их отвлечения от тех целей, которые законодатель определил в законе о бюджете.

Внедряя механизм казначейского сопровождения, мы ещё больше убедились в правильности объединения в казначействе функций государственного финансового контроля. По сути дела, казначейство сегодня осуществляет и текущий контроль, и последующий контроль. В момент осуществления текущих операций уже можно видеть и необходимость проведения последующих контрольных функций, контрольных операций. За счёт этого эффективность контроля существенно повышается.

Действительно, Дмитрий Анатольевич, как Вы сказали, мы в текущем году расширяем сферу использования казначейского аккредитива по субсидиям юридическим лицам и апробируем его применение при банковском сопровождении государственных контрактов, а в перспективе и по любым авансам. У нас теперь не деньги будут ходить, а будет использоваться казначейский аккредитив, что существенно улучшит ситуацию с кассой для федерального бюджета. И эти деньги мы будем более эффективно использовать – меньше будет потребности в тратах резервов в ходе исполнения бюджета.

Задачи повышения эффективности расходов сегодня выходят на первый план. И в этом году Минфин разработает Концепцию повышения эффективности бюджетных расходов до 2023 года. Первым этапом этой работы станет подготовка предложений по оптимизации расходов в рамках формирования бюджета на 2018–2020 годы. Такая работа будет проведена Минфином совместно с ведомствами. Доложим наши предложения на комиссии у Игоря Ивановича Шувалова, а после этого уже представим предложения, Дмитрий Анатольевич, Вам.

Следующая задача – обеспечение здоровой финансовой системы, способной трансформировать сбережения в эффективные инвестиции.

Программа докапитализации банков, которая была реализована Министерством финансов в 2014 году, а также меры Центрального банка по избавлению банковской системы от неэффективных банков дали результат с точки зрения увеличения доверия к банковской системе.

В этом году на повестке стоит изменение механизмов финансового оздоровления банков. На повышение доверия направлена и работа по применению кредитных рейтингов по национальной шкале при оценке надёжности и эффективности финансовых институтов. Мы будем использовать наши российские рейтинги для того, чтобы размещать средства федерального бюджета, а также средства государственных корпораций и госкомпаний. Мы подготовим новый банковский инструментарий, расширим его с точки зрения использования синдицированного кредитования, безотзывных сберегательных сертификатов, вкладов в драгоценных металлах и целого ряда других инструментов, что позволит банкам более эффективно работать, и, соответственно, повысится доверие к этим институтам.

В сфере развития страхового рынка был принят целый ряд решений. Повышена ёмкость российского перестраховочного рынка – создана национальная перестраховочная компания. Радикально изменён подход к работе с обанкротившимися страховыми компаниями. Принят закон, предусматривающий сокращение процедур их банкротства, а также переход к страховому возмещению непосредственно в натуральном виде. В текущем году будет продолжена реформа ОСАГО, будут усовершенствованы европротокол и зелёная карта. Считаем, что это тоже важные направления работы Минфина.

В сфере негосударственного пенсионного обеспечения мы подготовили уже предложения по созданию пенсионного индивидуального капитала. Этот механизм, с одной стороны, позволит формировать нашим гражданам достойную пенсию, а с другой стороны, позволит сформировать длинные ресурсы, которые могут быть задействованы в качестве источников для инвестиционных проектов.

Проведение взвешенной бюджетной политики облегчает задачу по привлечению долговых инструментов на наш финансовый рынок. Мы в этом году, уже в текущем месяце выпустим облигации федерального займа для населения, будет расширено использование отечественной инфраструктуры при размещении традиционных инструментов при выпуске еврооблигаций.

В этом году мы также при выпуске еврозаймов будем рассчитывать исключительно на нашу внутреннюю инфраструктуру, на привлечение отечественных кредитных организаций. Создана инфраструктура для новых сегментов долгового рынка, в том числе выпуск ОФЗ для рынков стран азиатского региона.

Пятая задача Минфина – это совершенствование региональных финансов.

Здесь мы добились ряда результатов, несмотря на все сложности, которые сегодня мы видим в сбалансированности бюджетов субъектов Российской Федерации.

Конечно, здесь и снижение дефицита бюджета. Сократилось количество дефицитных субъектов с 76 регионов в 2015 году до 56 в 2016 году.

Сократился и уровень долговой нагрузки на 2,7 процентных пункта до 33%. Уменьшилось и количество субъектов, у которых зашкаливает долг за 100% (с 14 до 8%). Это результат тех соглашений, которые Министерство финансов заключало с субъектами Российской Федерации. Хоть их и много критикуют – они достаточно жёсткие, эти соглашения, – но, с другой стороны, они сыграли положительную роль, поскольку в случае невмешательства центра в финансы субъектов Российской Федерации мы должны были бы говорить о допущении ряда примеров несостоятельности регионов. Это сделать мы не могли, поэтому мы считаем, что соглашения сыграли и играют свою положительную роль в стимулировании регионов обеспечивать сбалансированные бюджеты.

В этом году тенденции, положительные с точки зрения исполнения бюджетов субъектов, продолжились. Видим, что доходы регионов увеличились на 15% по сравнению с I кварталом прошлого года, а дефицит бюджетов регионов сократился в два раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Понятно, что география региональных финансов очень разная. Есть регионы, у которых продолжаются проблемы с высоким долгом. И Минфином будут применяться (мы на трёхсторонней комиссии договорились с депутатами Государственной Думы) более точечные, адресные подходы к тем регионам, у которых большие размеры долга, которым необходима поддержка по реструктуризации, рефинансированию долгов. Договорились, что такие точечные решения на основе анализа ситуации с регионами мы в ближайшее время подготовим, внесём в Правительство и обсудим на трёхсторонней комиссии.

На текущий год у нас стоит задача оценить расходные обязательства субъектов Российской Федерации и использовать эту оценку при формировании межбюджетных отношений. Также будем добиваться от регионов подготовки более сбалансированных и реалистичных бюджетов и прогнозов. Соответствующие стимулирующие меры у нас предусмотрены.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

За последние два года мы смогли справиться с мощнейшим внешним стрессом, и не только справиться, но и заложить фундамент для развития экономики. Безусловно, важную роль в этом сыграло Министерство финансов. Хотелось бы поблагодарить сотрудников за высочайший профессионализм, который был проявлен в ходе этой работы.

Дмитрий Анатольевич, мы сформулировали цели, которые необходимо реализовывать, знаем, как это делать, и уверены, что коллектив Министерства финансов справится с поставленными Вами задачами.

Э.Набиуллина: Министерство финансов для Банка России – важнейший и самый близкий партнёр. Нас не зря объединяют в одно понятие – денежные, финансовые власти. Конечно, наши меры – денежно-кредитная политика, с одной стороны, и бюджетная политика, с другой стороны, – тесно увязаны, влияют друг на друга. У нас общая ответственность – поддержание макроэкономической стабильности.

Именно финансовая система первая приняла на себя удар внешних шоков, которые мы испытали два года назад, и с тех пор нам приходилось принимать часто очень непростые, иногда непопулярные решения. Минфин, принимая консервативные решения в области бюджетной политики, последовательно поддерживая линию на снижение бюджетного дефицита, на снижение зависимости от нефтяных доходов, на наш взгляд, внёс очень большой вклад в сохранение стабильности и поддержал процессы адаптации экономики.

В том, что российская экономика себя чувствует более уверенно, макроэкономические показатели в норме, – очень серьёзная заслуга Министерства финансов.

Экономическая ситуация выглядит сейчас в целом обнадёживающей. Принимая решение по денежно-кредитной политике в марте, мы видели возможность продолжения снижения ключевой ставки во II квартале, если ситуация будет развиваться в соответствии с прогнозом.

В марте инфляция снизилась до 4,3%, а по оценке на 17 апреля инфляция уже опустилась в годовом выражении до 4,1%, что очень близко к целевому уровню.

Более быстрое снижение инфляции открывает нам пространство для снижения ключевой ставки уже в апреле. И я даже допускаю, что на ближайшем заседании совета директоров, которое состоится через неделю, может быть дискуссия о снижении ставки между 25 и 50 базовыми пунктами.

В целом же, проводя денежно-кредитную политику, мы будем придерживаться взвешенного, аккуратного подхода, учитывая риски и неопределённости, в том числе по динамике нефтяных цен, будем сохранять умеренную жёсткость денежно-кредитной политики, для того чтобы добиться стабилизации инфляции вблизи 4% и устойчивого снижения инфляционных ожиданий.

Выбранная Министерством финансов стратегия бюджетной консолидации, планируемое сокращение дефицита бюджета будет способствовать стабильности государственных финансов. А с точки зрения денежно-кредитной политики для нас важно, что выбранная стратегия ограничивает инфляционные риски со стороны бюджетной политики. Параметры бюджетной политики влияют на денежно-кредитную политику и наоборот, поэтому нам важен режим постоянных консультаций. Я надеюсь, что мы сохраним такое взаимодействие и когда вы начнёте работу (вы уже практически начали) над бюджетом в этом году.

В прошлом году Министерство финансов анонсировало планы по переходу к бюджетному правилу, а в этом году уже началась реализация переходных положений правила. Банк России приветствует это решение. Бюджетное правило способствует снижению зависимости российской экономики от колебаний цен на нефть, способствует поддержанию макроэкономической стабильности, обеспечивает бóльшую предсказуемость политики и бóльшую предсказуемость и устойчивую динамику процентных ставок в экономике.

Бюджетное правило в сочетании с таргетированием инфляции будет способствовать стабилизации воздействия на реальный курс рубля, позволит уменьшить его волатильность, которая, хотя уже заметно снизилась, всё же беспокоит российских производителей и предпринимателей.

С февраля этого года Банк России, выступая агентом Минфина, проводит в рамках переходных положений бюджетного правила покупки иностранной валюты на внутреннем рынке. Это механизм сглаживания влияния колебаний сырьевой конъюнктуры на экономику России до закрепления этих бюджетных правил в Бюджетном кодексе Российской Федерации. Мы действуем таким образом, чтобы покупки валюты не привели к увеличению волатильности курса.

Курс рубля при этом остаётся плавающим, продолжает формироваться под воздействием рыночных факторов. А влияние проводимых операций на номинальный курс очень ограничено, поскольку объёмы ежемесячных покупок валюты не будут превышать объёмы ежемесячных дополнительных нефтегазовых доходов бюджета от превышения фактической цены на нефть уровней, которые заложены в бюджете.

Отмечу, что краткосрочные инфляционные риски, связанные с началом покупки Минфином валюты, которые Банк России учитывал при принятии своих решений в начале года, не реализовались.

Для денежно-кредитной политики крайне важна определённость в отношении не только основных параметров бюджета, но и изменений в налоговой системе. Сейчас обсуждается и налоговый манёвр, и иные налоговые инновации. На наш взгляд, очень важно при обсуждении просчитывать и возможное влияние на инфляцию, инфляционные эффекты, и принимать здесь взвешенные решения. Мы надеемся, что Минфин, Правительство будут делать это во взаимодействии с Центральным банком.

Мы также поддерживаем проект, который давно обсуждаем, по выпуску ОФЗ для населения. Для нас, кроме прочего, это фактор, который повысит эффективность трансмиссионного механизма денежно-кредитной политики. А для населения – это абсолютно надёжная, выгодная альтернатива депозитам. При этом мы не ожидаем негативного влияния на банковскую систему, объём невелик пока, в условиях профицита ликвидности небольшой переток средств граждан из депозитов в ОФЗ не будет проблемным для банков.

Другой проект касается государственного долга – это выпуск суверенных облигаций, номинированных в юанях. Мы также его обсуждаем. На наш взгляд, выпуск суверенных облигаций, номинированных в юанях, даст ориентир заимствованиям для выпуска бумаг российским корпоративным эмитентам. Мы уже сейчас видим интерес к этому инструменту со стороны крупных российских эмитентов. Создана вся необходимая финансовая инфраструктура, внесены соответствующие изменения в законодательство. Мы находимся во взаимодействии с Народным банком Китая, препятствий для размещения нет. Сейчас мы готовы сказать, что технически готовы к выпуску.

Два предыдущих года наш фокус деятельности был сосредоточен на обеспечении стабильности финансовой системы. На мой взгляд, на передний план сейчас выходят вопросы развития финансовой системы. Не только поддержание стабильности, устойчивости, но и развитие финансовой системы, с тем чтобы она вносила больший вклад в экономическое развитие, появлялось больше источников длинных денег. И здесь очень важна наша совместная работа по законопроектам.

Антон Германович в своём выступлении уже коснулся части важных инициатив. Я бы хотела здесь дополнить этот перечень теми инициативами, которые мы считаем важными для развития финансового сектора. Один из крупнейших проектов, над которым мы работаем совместно с Минфином, – реформа лизинговой отрасли. Мы обсуждали эту тему и на совещаниях у Игоря Ивановича (Шувалова). Сейчас разработали законопроект, который готовится к внесению в Государственную Думу. Его основные положения включают в том числе создание реестра лизинговых компаний, определение минимального капитала лизинговых компаний, повышение их прозрачности. На наш взгляд, это чрезвычайно важно, учитывая, что уже сейчас лизинговый портфель составляет, по оценкам, 3 трлн 200 млрд рублей. Это очень большая цифра, в прошлом году рост был 36%. Конечно, важно, чтобы эта отрасль, которая имеет немалое значение для развития экономики, была устойчивой, прозрачной и было адекватным регулирование.

Ряд законопроектов прошли первое чтение в Государственной Думе, и предстоит серьёзная работа по подготовке их ко второму чтению.

Важнейший из них – о введении единой системы оценки деловой репутации и квалификационных требований к менеджменту, требований к учредителям, собственникам некредитных финансовых организаций. У нас такие требования, определённые требования, есть в банковской системе. Это очень важно – повышать ответственность собственников, менеджмента финансовых организаций за их устойчивость, за добросовестное управление. На наш взгляд, очень важно ввести подобные нормы и для небанковских организаций.

Другой законопроект, который сейчас в Думе и который важен, – это повышение эффективности регулирования в сфере борьбы с инсайдом и манипулированием рынком. Здесь пока наше законодательство отстаёт от лучших мировых практик. Мы понимаем, какая это острая тема. Для того чтобы повысить инвестиционную привлекательность нашей экономики, конечно, механизмы борьбы с инсайдом и манипулированием рынком должны быть эффективными.

Следующая важнейшая тема – это законопроект о финансовом уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг. Недавно на президиуме Госсовета обсуждалась тема защиты прав потребителей финансовых услуг, и, конечно, финансовый уполномоченный может стать одним из инструментов, который повысит эффективность защиты прав потребителей. Мы предполагаем вводить его поэтапно. Я надеюсь на поддержку Министерства финансов, в целом Правительства и Государственной Думы по этому законопроекту.

Ряд законопроектов находится на стадии доработки перед внесением в Госдуму.

Во-первых, это важный для нас законопроект, который ужесточает ответственность за фальсификацию отчётности в финансовой сфере.

Мы ведём большую работу по повышению киберустойчивости финансовых организаций, противодействию кибератакам. Для нас важно, учитывая, какие преимущества даёт развитие цифровых технологий в финансовой сфере, обеспечить адекватный уровень надёжности и защиты от рисков. Поэтому необходимо изменение законодательства, которое позволило бы устанавливать требования к финансовым организациям по организации защиты информации и противодействию хищениям средств клиентов. Этот законопроект мы также совместно готовим.

Важно упомянуть также и нашу общую работу, наши предложения (это наша совместная с Министерством финансов инициатива) по модели формирования пенсионных накоплений, по индивидуальному пенсионному капиталу. Сейчас, по нашей оценке, работа над проектом уже достаточно продвинута, мы прошли несколько кругов и ведомственного, и экспертного обсуждения. Я очень надеюсь, что эти изменения будут приняты. Это обеспечит и гражданам лучшее качество жизни, и сформирует источник длинных денег для экономики, которые необходимы для инвестиционного развития.

И последнее, о чём я хотела бы упомянуть (мне кажется, особую важность приобретает это сейчас, когда идёт работа над сценарными условиями, над прогнозом, над бюджетом), – наше взаимодействие с Минфином и Минэкономразвития при подготовке среднесрочного макроэкономического прогноза, с тем чтобы он был обоснован, потому что на него ориентируется не только бюджет, но и предприятия в нашей экономике, экономические субъекты. Я надеюсь, что эта работа также позволит обеспечивать согласованность взглядов на макроэкономику, экономическую политику, потому что это очень важно. Последние два года мы действительно работали достаточно согласованно, и, на наш взгляд, это даёт определённые плоды.

Хочу в заключение ещё раз поблагодарить всех сотрудников Министерства финансов за то конструктивное взаимодействие, которое у нас складывается, за ваш высочайший профессионализм, ответственное, неравнодушное отношение к делу. И мы рассчитываем на то, что такое взаимодействие сохранится в будущем. Успеха вам, спасибо!

Д.Медведев: Сейчас Эльвира Сахипзадовна сказала, что очень часто позиция Министерства финансов и Центрального банка отражает единую позицию финансовых властей и так и воспринимается. Хотел бы это подтвердить. Даже вчерашний опыт общения с коллегами – депутатами Государственной Думы в очередной раз это продемонстрировал. Претензии были одинаковые. При этом хотел бы сказать то, что вчера сказал депутатам: я считаю, что в текущей ситуации в последние несколько лет и Министерство финансов, и Центральный банк принимали абсолютно адекватные, выверенные решения, которые в полной мере отвечали сложившейся ситуации. И это нам помогло.

У нас теперь хорошо научились делать презентации. И всякая презентация, даже коллегии, начинается с объявления миссии и ценностей. Мне хотелось бы поддержать и миссию Министерства финансов – способствовать развитию экономики, справедливому распределению национального дохода, обеспечению финансовой стабильности, национальной безопасности через эффективное и бережное управление государственными финансами, развитие и повышение надёжности финансовой системы Российской Федерации, – и ценности, которых вы придерживаетесь. Я их назову: верное служение государству и обществу, профессионализм, открытость и результативность.

Действительно, Минфин – высокопрофессиональное ведомство. Надеюсь, что именно так вы и будете работать в 2017 году. Успехов и всего доброго!

Россия > Финансы, банки > premier.gov.ru, 20 апреля 2017 > № 2160831 Дмитрий Медведев, Антон Силуанов


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 19 апреля 2017 > № 2160830 Дмитрий Медведев

Отчёт Правительства о результатах работы в 2016 году.

«Правительство Российской Федерации: <…> представляет Государственной Думе ежегодные отчёты о результатах своей деятельности, в том числе по вопросам, поставленным Государственной Думой» (Конституция Российской Федерации, статья 114, подпункт «а» пункта 1).

Из стенограммы:

Д.Медведев: Уважаемый Вячеслав Викторович (В.Володин), уважаемые депутаты Государственной Думы, уважаемые коллеги! Сегодня я представляю отчёт о деятельности Правительства за 2016 год депутатам нового, седьмого созыва. Со многими из вас мы сотрудничали, работали в прежнем составе Государственной Думы, поэтому итоги работы 2016 года – это в известной степени наш совместный результат. Хороший, очень плотный уровень взаимодействия сохраняется и с обновлённой Думой, это стало понятно за время первой осенней сессии. Я хотел бы искренне поблагодарить депутатов и прошлого, и нынешнего созыва за совместную работу.

Всего за прошлый год Государственная Дума рассмотрела и приняла 284 правительственных законопроекта, которые теперь стали законами. Новый состав парламента после выборов сразу включился в работу – за осеннюю сессию был одобрен 91 законопроект Правительства, и сейчас на разных стадиях рассмотрения находится ещё свыше 270. В том числе такие важные законопроекты, которые призваны повысить качество судебной экспертизы, эффективность борьбы с кибератаками, снизить число пробок, сделать движение безопасным. Один из таких важных законопроектов, который активно обсуждался в прошлом году, на который очень остро реагируют наши граждане, – «О садоводстве, огородничестве и дачном хозяйстве». Все эти проекты уже прошли первое чтение. Прошу уважаемых коллег-депутатов активно заниматься этими и другими важными законопроектами. От того, насколько слаженно мы с вами работаем, действительно во многом зависит, как живут граждане нашей страны.

В этом году по просьбе коллег-депутатов мы несколько изменили формат отчёта Правительства. Основной акцент решили сделать на ответах, на дискуссии. В докладе я коротко – умеренно коротко, конечно, – остановлюсь на основных итогах года.

Если говорить о политических событиях, то, конечно, главным политическим событием стали выборы в Государственную Думу. Единый день голосования определил стратегический курс России на ближайший политический цикл. Он показал, что важнее всего в работе власти для граждан нашей страны последовательность и ответственность за принимаемые решения, способность слышать и выполнять обещанное, побеждать честно и чисто. И как Председатель Правительства, и как Председатель партии «Единая Россия» я уверен, что это правильно. Люди проголосовали за стабильность, и в то же время наши граждане проголосовали за развитие, за то, чтобы мы сделали всё, чтобы людям жилось лучше, чтобы успех действительно стал нормой жизни в нашей стране. В этом главный политический запрос общества сегодня. Я уверен, что этот запрос сохранится и в ходе предстоящей президентской кампании. Борьба, как и в любой президентской гонке, естественно, будет серьёзной. Но хотел бы специально подчеркнуть в этом зале: мы никогда не превращали политическую борьбу в войну и делать этого не собираемся.

Мы с вами прекрасно понимаем, что сегодня у нас трудностей хватает, и если мы будем тратить время ещё и на популизм, на спекуляции, раздувать пустые конфликты, то от этого выиграют только те, кого вряд ли заботит, как будет жить Россия, те, кто хочет изолировать и ослабить нашу страну. Конечно, это не значит, что у нас не может быть разногласий, это совершенно нормально. Но хочу отдельно, специально подчеркнуть: наши споры при всей разнице в подходах политических партий, идеологии касаются методов достижения главной цели. А в чём эта цель? Она у нас общая – развивать страну, чтобы обеспечить людям благополучную жизнь. В этом смысле прошедший год был для нас очень важным. Он действительно был непростым, как и предыдущие, прошёл в режиме жёсткой экономии ресурсов, но дал нам главное – стал годом осознанных возможностей.

В политике – при всём внешнем давлении – мы по-новому осознали возможности не только ему противостоять, но и наступать в продвижении своих интересов. В экономике мы по-новому осознали возможности не только ситуативно отвечать на кризисные явления, но и создавать новые источники роста. Мы по-новому осознали возможности, существующие в нашей стране. Как и то, что рассчитывать нам приходится только на себя. Нас и санкциями продолжали давить (это уже общее место и, по всей вероятности, очень надолго), и нефть была дешёвой. Всё это осталось, но мы научились использовать ситуацию, когда вступили в конкурентную борьбу за лидерство на внутреннем и внешнем рынке. Сегодня никакие вызовы нас уже не пугают, наоборот, дают стимул развиваться. И эта уверенность в собственных возможностях уже приносит результаты. Ведь наша экономика развивается, несмотря на то что нам всем предсказывали катастрофу из разных мест, в том числе из-за океана. Прогресс видят даже те, кого трудно заподозрить в симпатиях к нашей стране.

Д.Медведев: «Всего за прошлый год Государственная Дума рассмотрела и приняла 284 правительственных законопроекта, которые теперь стали законами. За осеннюю сессию был одобрен 91 законопроект Правительства, и сейчас на разных стадиях рассмотрения находится ещё свыше 270. В том числе такие важные законопроекты, которые призваны повысить качество судебной экспертизы, эффективность борьбы с кибератаками, снизить число пробок, сделать движение безопасным».

Я хотел бы несколько слов сказать про эти оценки. Все оценки условны, но всё-таки это имеет значение. Два крупнейших рейтинговых агентства «большой тройки», я имею в виду Fitch и Moody's, за последние полгода изменили прогнозы для экономики России с «негативного» на «стабильный». А ещё одно, S&P, подняло его до «позитивного». И уже к концу года Россия может вновь вернуться в категорию стран с инвестиционным рейтингом. А это значит – дополнительные возможности для притока финансов и решения других задач.

В рейтинге глобальной конкурентоспособности наша страна в прошлом году поднялась на 43-е место, это неплохо с учётом того, какой путь мы проделали. Подчеркну отдельно, что наши позиции растут уже четвёртый год подряд, и это в условиях финансового кризиса. Мы последовательно продвигаемся и в рейтинге Всемирного банка Doing Business, который оценивает качество делового климата. Здесь тоже изменения существенные – за последние пять лет мы поднялись на 80 позиций. Обратите внимание – 80 позиций! Где мы были – это 120-е место в мире из 200 стран, которые в ООН, а сейчас мы на 40-м месте. И второй год подряд мы опережаем наших партнёров по БРИКС. А это для нас очень важно, потому что это наши друзья, но в тоже время это экономики, которые развиваются по сходным законам. Надеемся, что бизнесу от этого становится легче работать, экономика становится более эффективной, есть успехи и в области рейтингов по здравоохранению, по образованию. Там тоже есть движение вперёд.

Прогресс, пусть и небольшой, есть в каждой из отраслей критически важных для развития страны. А это значит, что это непросто отдельные успехи, это всё-таки системные улучшения. Принимаемые методы, меры - они работают. И в целом наша страна двигается вперёд.

Сегодня наша задача помочь этому движению. Чтобы каждое решение в экономике приводило к конкретным изменениям в жизни человека. Именно на это была направлена работа Правительства в прошлом году, хоть мы все прекрасно понимаем, что в повседневной жизни люди ни о каких рейтингах не думают. Мы все это понимаем, конечно. А думают, о тех проблемах и трудностях, с которыми сталкиваются каждый день, когда платят высокую плату за коммуналку, или ипотеку берут, когда не могут попасть к нужному врачу, или записать ребёнка в хорошую школу.

В последние несколько лет нам пришлось не просто, и всей стране и значительной части населения нашей страны. Но даже в этих условиях у нас есть неплохие результаты. Я отчитываюсь о результатах, поэтому ещё хочу специально это отметить.

Самый главный, наверное, из результатов – это увеличение продолжительности жизни. С 2006 года (а почему мы берём 2006 год – именно в тот период мы начинали реализовывать первый национальный проект) она выросла на 6 лет и достигла почти 72 лет. Это самый высокий показатель за всю историю страны.

Человек живёт дольше и лучше, если редко болеет, когда может заниматься любимым делом, строить планы для себя и своей семьи, получать стабильный доход. Наконец, когда у человека достойная старость и нет препятствий, чтобы быть активным. Не просто доживать, а жить полноценной жизнью. Мы понимаем, что пока реальная картина от этого довольно далека. Но чтобы такие возможности появились у каждого человека, чтобы у нас было больше здоровых, благополучных и счастливых людей, мы активно занимаемся сферами, которые непосредственно влияют на жизнь людей. Я на них остановлюсь.

Д.Медведев: «У нас общая цель – развивать страну, чтобы обеспечить людям благополучную жизнь. В этом смысле прошедший год был для нас очень важным. Он действительно был непростым, прошёл в режиме жёсткой экономии ресурсов, но дал нам главное – стал годом осознанных возможностей».

Первое – это поддержка семей с детьми. Более 10 лет назад мы вплотную занялись демографией. В 2007 году была принята Концепция демографической политики. Ситуация тогда, напомню, казалась непреодолимой. Это было следствие бесконечного количества демографических ям, гибели миллионов людей в XX веке и тех катастроф, которые наша страна пережила.

В России сейчас живёт 146,8 млн человек (по предварительной оценке Росстата). Конечно, в эту цифру внесло свой вклад возвращение Крыма в состав России. Но по рождаемости мы обогнали многие европейские страны. И это результат в том числе принимаемых нами мер: прежде всего материнский капитал, ежемесячные выплаты на третьего ребёнка, предоставление земельных участков, решение проблемы детских садов и создание условий для работающих матерей.

Впереди у нас решение ещё одной проблемы. Сейчас в детородный возраст вошло поколение родившихся на рубеже 1990-х годов. Людей этого поколения, к сожалению, меньше, чем предыдущих. И прогнозы в этом смысле не самые благоприятные. Но мы доказали, что любые, даже самые негативные тренды, тенденции можно переломить. Для этого нужно продолжать поддержку семей, использовать не только те меры, которые себя зарекомендовали, но и принимать новые. И я уверен, что вместе с регионами мы сможем разработать такие меры. Об этом меня спрашивали депутаты из «Единой России», некоторые другие тоже.

У нас есть ещё один важный результат – сократилось число сирот практически со 120 тыс. в 2012 году до менее чем 60 тыс. в 2016 году. И эта работа должна быть продолжена.

Второе – здравоохранение. Вне зависимости от того, какая у человека зарплата, сколько ему лет, где он живёт, он хочет быть здоровым. А если заболел – без сложностей получать самую эффективную помощь. И у нас есть реальные результаты. В прошлом году, по данным ВОЗ, Россия вошла в десятку государств, которые в последние годы добились наибольшего прогресса в борьбе с болезнями сердца, лёгких и диабетом. Главное – сокращается смертность от этих заболеваний.

Снижается материнская и младенческая смертность – за последние 25 лет, то есть за всю историю современной России, почти на три четверти. С 2011 года уровень младенческой смертности снизился почти в два раза, а за 2016 год (в сравнении с 2015-м) – на 7,7%. Во многом это произошло благодаря строительству перинатальных центров. В них есть всё, чтобы выхаживать новорождённых в самых сложных случаях. И строительство центров, естественно, продолжится.

Мы создали по всей стране центры высокотехнологичной медицинской помощи. Число пациентов, которым оказали такую помощь, выросло беспрецедентно – с 2010 года почти в три раза. И только за прошлый год её получили 960 тыс. человек. А когда мы начинали национальный проект, её получали приблизительно 70 тыс. человек! Это серьёзный результат на самом деле.

Мы прорабатываем сейчас вопрос создания в регионах новых центров, где будут применяться методы ядерной, регенеративной медицины, современные персонализированные технологии здоровья. Развиваем всё, что упрощает людям получение медицинской помощи, в том числе телемедицинские и информационные технологии, чтобы наши люди могли легко записаться к врачу, получить нужную справку, иметь доступ к своей медицинской карте.

Д.Медведев: «Самый главный из результатов – это увеличение продолжительности жизни. С 2006 года она выросла на 6 лет и достигла почти 72 лет. Это самый высокий показатель за всю историю страны».

Для этого важно, чтобы сама медицина была мобильной и врачи могли быстро доехать до больных даже в труднодоступных районах. В этом году в 34 регионах стартует приоритетный проект по развитию санитарной авиации, на который направляется 3,3 млрд рублей. Для обновления автопарка скорой помощи за счёт средств федерального бюджета уже закуплено в прошлом году 2,3 тыс. новых автомобилей.

У нас долгое время не хватало врачей в сельской местности. Благодаря той программе, которую начинала «Единая Россия», – «Земский доктор» – с 2012 года на село приехали работать почти 24 тыс. врачей. Мы приняли решение продлить её и на этот год и увеличить до 60% долю её федерального финансирования.

Мы стараемся сдерживать необоснованный рост цен на лекарства. Мы поддержали наших производителей. Эта работа будет продолжаться. Она требует новых механизмов. Уже в пилотном режиме в шести регионах настраивается система маркировки, чтобы защитить людей от поддельных лекарств. К концу 2018 года все выпускаемые лекарства должны быть промаркированы.

Депутаты из фракции «Единая Россия» задавали вопрос о медицинских вузах. Конечно, людям не всё равно, у какого врача лечиться, какое образование этот врач получил, поэтому вводится институт аккредитации специалистов, в соответствии с которым работать врачами будут только лучшие. Будем оценивать уровень квалификации медиков по новым профессиональным стандартам. Повышение квалификации выведем на новый уровень. Пройти переподготовку можно будет через портал непрерывного медицинского образования. Им уже сейчас пользуются более 133 тыс. врачей. В ведущих вузах, в научных организациях, чтобы регионы, где не хватает врачей, находили специалистов, мы применяем целевой приём и обучение в медицинских университетах. И это тоже даёт результаты.

Интересный факт: впервые в истории новой России (это опрос социологов) больше всего родителей в будущем видят своих детей врачами (когда я это прочитал, тоже был удивлён), а не юристами, экономистами, как это было всего несколько лет назад. Это уже другое восприятие жизни в нашей стране.

Третье. Пенсии и система социальной поддержки, активное долголетие.

Человечество, конечно, стареет в силу известных причин. Наша страна не исключение. Уже сегодня каждый четвёртый в России – пенсионер. В прошлом году мы приняли Стратегию действий в интересах граждан старшего поколения. На этот год предусмотрены средства на повышение доступности и качества социальных услуг для пожилых людей.

Но мы также понимаем, что система поддержки, социальная инфраструктура, обслуживающая этих людей, устарела и её нужно серьёзно менять. Мы стараемся это делать. А для достойной старости, конечно, нужна и нормальная пенсия. Мы понимаем, что в нашей стране она пока небольшая, поэтому продолжаем работать над развитием пенсионной системы. В 2012 году была принята Стратегия долгосрочного развития пенсионной системы на период до 2030 года. Это практически сразу дало дополнительные деньги Пенсионному фонду, снизило дефицит его бюджета, увеличило собираемость пенсионных взносов.

Продолжаем совершенствовать и страховые механизмы. Передали администрирование пенсионных взносов в налоговую службу. Конечно, возникают и трудности. Напомню, в прошлом году мы не смогли проиндексировать в полном объёме пенсии. Мы, естественно, ничего не забываем, мы понимали, что пожилым людям придётся непросто, но не обещали того, что не могли выполнить в тот период. Честно объяснили, почему приняли такое решение. Появилась возможность – пенсионеры получили единовременную дополнительную выплату к пенсии. Мы, понимаем, конечно, что этого недостаточно. Порядок индексации менялся только на прошлый год. В этом году пенсии проиндексируют в соответствии с законодательством. Кроме того, с 1 февраля мы перешли на индексацию по фактической инфляции всех федеральных социальных выплат. Это сделано впервые. Знаю, что у коллег-депутатов от Коммунистической партии есть вопрос относительно дальнейшей индексации пенсий работающим пенсионерам. Давайте обсудим социальные и экономические последствия этого.

Четвёртое, о чём хотел бы сказать, – доходы людей. Экономическая ситуация последних лет, конечно, сказалась на них негативно. Зарплаты в стране невысокие. И мы предпринимаем усилия для того, чтобы ситуацию выправить, ищем дополнительные ресурсы для того, чтобы помочь тем, кто зарабатывает мало.

В первую очередь это касается повышения зарплат тех, кто работает в образовании, здравоохранении, культуре, – как и заложено в майских указах Президента. Эту работу мы продолжим и в любом случае выйдем на показатели, которые определены в указах. Прошу и регионы, и коллег-депутатов активнее в этой работе тоже участвовать.

В прошлом году мы два раза поднимали минимальный размер оплаты труда – до 7,5 тыс. рублей. Хотя это тоже было непросто, мне пришлось несколько совещаний на эту тему провести (коллеги знают об этом) и объяснять, почему это нужно сделать. С 1 июля этого года МРОТ поднимется до уровня 7,8 тыс. рублей, а в ближайшие несколько лет – до уровня прожиточного минимума работающего. У нас есть все возможности, чтобы это обеспечить. Об этом спрашивали коллеги из «Единой России».

Есть решение ещё по одному важному вопросу – задержка зарплат. Я специально проводил несколько совещаний на эту тему. Конечно, люди должны получать свои деньги вовремя, в полном объёме, независимо от того, коммерческий это сектор или бюджетники. В том, что касается бюджетных выплат, ситуация под контролем, с коммерческим сектором всегда сложнее. Но мы продолжаем контролировать это в ежедневном режиме, увеличили ответственность работодателей. Тех, кто задерживает деньги, – штрафуют. За прошлый год было выплачено 25 млрд задолженности более чем 1 млн человек. И сейчас мы готовим поправки в законодательство, чтобы лучше обеспечить защиту прав работающих людей.

Будем поддерживать и рынок труда. Ситуация с безработицей у нас сейчас не такая острая, как была два года назад или в 2009 году. Число безработных, которые состояли на учёте в службе занятости, было меньше в прошлом году, чем количество предлагаемых вакансий. Уровень безработицы составил 5,5%. В этом году мы рассчитываем, что она должна опуститься ниже 5% . Это нормальный, близкий к среднемировым уровень безработицы. Мы поможем людям, которые потеряли работу, и тем, кому будет грозить увольнение. Инструменты для этого у нас есть, в том числе законодательные. Хотя их арсенал можно ещё раз посмотреть. Об этом нас спрашивали коллеги из КПРФ.

Д.Медведев: «Мы повысили гранты молодым кандидатам и докторам наук. Запустили программу, которая называется "Мегагранты". Создали на базе российских вузов и научных организаций 160 лабораторий международного уровня под руководством учёных с мировым именем. Ещё 40 начнут работать в этом году. Это новые точки роста нашей науки, к которым можно отнести также инжиниринговые центры, центры молодёжного инновационного творчества».

Пятое. Поддержка науки и качественное обновление всей системы образования.

Ещё совсем недавно, напомню, западные фонды, не стесняясь, проводили селекцию в российских университетах. Просто приходили и переманивали к себе самых способных. Шла настоящая охота за талантами. А у нас было немодным идти в науку. Сегодня мы делаем всё, чтобы преодолеть этот интеллектуальный провал. Общие расходы на науку в последние годы растут. Важно и то, что в эту сферу стали приходить деньги частного капитала.

Мы повысили гранты молодым кандидатам и докторам наук. Запустили программу, которая называется «Мегагранты». Создали на базе российских вузов и научных организаций 160 лабораторий международного уровня (подчёркиваю, именно международного уровня) под руководством учёных с мировым именем – наших и приглашённых. Ещё 40 начнут работать в этом году. По сути, это новые точки роста нашей науки, к которым можно отнести также инжиниринговые центры, центры молодёжного инновационного творчества.

Конечно, мы должны стимулировать конкуренцию среди крупнейших российских компаний за право участвовать в образовательных проектах. Это касается и высшего, и среднего профессионального образования. Сейчас предприятия очень часто получают, что называется, готовый продукт, а надо, чтобы они принимали участие в его создании. Система образования должна быть привязана к экономике и, конечно, должна быть завязана на работодателей. А научно-технические разработки, которые ведутся за счёт бюджета, должны быть ориентированы на потребности российской промышленности.

По-настоящему современная образовательная среда нужна нашим школам. К 2025 году у нас должно появиться 6,5 млн новых мест в школах. Первые объекты уже построены. Это почти 168 тыс. новых мест в 48 регионах. Новые школьные здания, новые классы, лаборатории – всё, что окружает детей, поможет учиться по самым передовым образовательным технологиям. Проект по школам должен быть поддержан и в плане содержания учебных программ и качества преподавания. В рамках проектной работы мы создаём национальную платформу электронного образования с широким интернет-доступом к библиотекам, музеям, выставкам. Создаём в малых городах современные многофункциональные культурные центры, реставрируем театры и музеи. Запускаем такие проекты, как «Местный дом культуры» (этот проект родился в том числе с участием коллег-депутатов, очень важный проект), «Театры малых городов» – тоже обсуждали, обсуждали на партийных форумах, обсуждали в Государственной Думе, обсуждали в Правительстве, этот проект предложила «Единая Россия». Я считаю, что это очень важно для провинции. Очень важно, чтобы люди, которые живут в разных регионах страны, не чувствовали себя оторванными от культуры. А общие расходы на культуру составляют сейчас почти 100 млрд рублей. Конечно, нужно стремиться к лучшему финансированию.

Мы стараемся делать многое, чтобы людям жилось удобнее. Создаём возможности посещать музеи, в том числе по интернету, записываться к врачу, не тратить время на получение документов, справок. Именно для этого были созданы многофункциональные центры, которые работают по всей стране. Хочу подчеркнуть специально, сегодня 96% граждан могут получить услугу через систему МФЦ – по принципу одного окна. Это существеннейшая экономия времени наших граждан – 96%, почти вся страна.

Люди уже смогли оценить это удобство. В день в МФЦ обращаются 350 тыс. человек. А в 2016 году эти центры оказали более 60 млн различных услуг, 60 млн. Ко всему привыкаешь, но совсем недавно всё это было совершенно иначе, давайте вспомним. Перечень этих услуг всё время расширяется – мы создаём в МФЦ дополнительные окна теперь и для бизнеса.

Конечно, чтобы в полной мере реализовывать социальную политику, которую мы ведём, нужно развивать здравоохранение, образование, помогать тем, кто не может помочь себе сам, для всего этого нам необходимо иметь сильную, растущую экономику, которая зарабатывает деньги. Уже в IV квартале прошлого года экономика показала пусть и небольшой, но всё-таки прирост – 0,3%. По итогам 2016 года у нас было существеннейшее замедление снижения валового внутреннего продукта по сравнению с падением почти на 3% в 2015 году. Такие показатели стали возможными не в силу улучшения внешней конъюнктуры, на это я обращаю внимание коллег-депутатов (эта внешняя конъюнктура как была, так и осталась для нашей страны очень тяжёлой, и в субъективном, и в объективном смысле). Это результат нашей совместной работы.

Д.Медведев: «Современная образовательная среда нужна нашим школам. К 2025 году у нас должно появиться 6,5 млн новых мест в школах. Первые объекты уже построены. Это почти 168 тыс. новых мест в 48 регионах. Новые школьные здания, новые классы, лаборатории – всё, что окружает детей, поможет учиться по самым передовым образовательным технологиям».

Инфляция составляет сейчас год к году 4,2%. А ещё два года назад, напомню, она выражалась двузначными цифрами. Постепенно снижается ключевая ставка Центрального банка, а значит, более доступными становятся потребительские и коммерческие кредиты. Ипотечные ставки находятся на рекордном минимуме для нашей страны. Этот минимум пока ещё не совсем минимум, но это существенно лучше, чем то, что было, и есть тенденции к тому, чтобы и дальше ипотечные ставки снижались. Значит, появились дополнительные возможности для инвестирования. Наши компании и банки уверенно справляются с обслуживанием своих внешних долгов. Нет никакого дефицита на валютном рынке, нет ажиотажного спроса.

Ещё недавно наш бюджет с учётом трат резервного фонда более чем на две трети зависел от продажи нефти и газа. Сейчас ситуация изменилась: доходы бюджета от других отраслей составляют более половины. Даже притом что в прошлом году цена на нефть и газ несколько подросла, в I квартале этого года несырьевые доходы составили почти 60% всех доходов федерального бюджета. Нам удаётся держать дефицит бюджета на приемлемом уровне. Основным источником покрытия дефицита является резервный фонд, деньги которого теоретически должны были бы закончиться уже к концу этого года. Но этого не произойдёт. Мы заработали больше, чем планировали, в том числе за счёт мобилизации доходов. Резервов здесь ещё достаточно. Настраиваем систему бюджетных платежей так, чтобы она была более эффективной.

У нас уже начался новый бюджетный цикл. Работу над бюджетом будем вести с учётом проектного подхода в государственных программах, который позволяет концентрировать ресурсы на ключевых направлениях. Активно использовать проектный подход мы начали в этом году. Что называется, снова, потому что у нас была первая часть национальных проектов, а сейчас – вторая. Я уверен, что этот подход открывает широкие возможности для развития и социальной сферы, и экономики.

Напомню, что вместе мы сформулировали 10 приоритетных направлений: здравоохранение, образование, ипотека и арендное жильё, жилищно-коммунальное хозяйство и городская среда, международная кооперация и экспорт, малый бизнес и поддержка предпринимательской инициативы, реформа контрольной и надзорной деятельности, безопасные и качественные дороги, проблемы моногородов и экология. По каждому из них разработаны проекты с конкретными исполнителями, ключевыми показателями, выделены просчитанные ресурсы, при этом ответственность не «размазывается» между ведомствами. Мы регулярно встречаемся на эту тему с Президентом, обсуждаем, как идёт работа по проектам. Считаю, что проектный подход – это отличная возможность внедрять на уровне государства самые современные управленческие технологии.

При формировании бюджета, мы считаем (надеюсь, что это созвучно и позиции уважаемых коллег-депутатов), нужно исходить из трёх принципиальных установок: деньги, во-первых, должны идти на вложения в человека; во-вторых, на реализацию инфраструктурных проектов; в-третьих, на обеспечение национальной безопасности. И ещё одно: несколько лет назад было принято решение о стабильности условий налоговой системы, поэтому и в этом году налоги мы повышать не планируем, и просил бы, уважаемые депутаты, нас в этом поддержать.

Фактически мораторий на увеличение налоговой нагрузки действует уже более трёх лет. Большинство изменений мы принимали по сборам в 2016 году, они были направлены на улучшение собираемости, а также на привлечение дополнительных доходов за счёт расширения базы.

В I квартале этого года налоговые поступления выросли почти на треть по сравнению с I кварталом прошлого года. Это на самом деле очень важный показатель. Хотя ещё Черчилль когда-то говорил, что популярны только расходы, а сбор денег для обеспечения никогда популярным быть не может. Но нам удалось увеличить собираемость налогов, и я считаю, что это хороший результат.

Кроме того, доработан упрощённый порядок возмещения НДС для крупнейших налогоплательщиков. Ряд решений был реализован на основе тех идей, которые были заложены в программе «Единой России». Среди них в том числе были меры налогового стимулирования для малого бизнеса. В частности, принято решение о продлении действия единого налога на вменённый доход – самого простого и востребованного налогового режима. Были подняты пороги применения так называемой упрощёнки. Мною как Председателем партии было предложено восстановить для некоторых категорий самозанятых граждан, которые работают без наёмного персонала, которые не зарегистрированы в качестве индивидуальных предпринимателей, возможность добровольного уведомления о такой деятельности с временным освобождением от уплаты налогов. Это мы долго обсуждали и считаем, что это правильно. Речь идёт о репетиторах, о нянечках, о сиделках. Соответствующие поправки были внесены в Налоговый кодекс. Хотел бы также поблагодарить за это коллег-депутатов.

Мы продолжаем принимать меры по снижению нагрузки на бизнес.

Передали администрирование социальных взносов в руки налоговиков. Правительство приняло трёхлетний мораторий на плановые проверки малого бизнеса. Смягчены некоторые нормы законодательства о контрольно-надзорной деятельности, уголовного закона. Для компаний, годовая выручка которых менее 400 млн рублей, установлен иммунитет по отдельным антимонопольным запретам. Упрощена бухгалтерская отчётность. Мы и дальше будем эти требования стараться упрощать для малого бизнеса.

Д.Медведев: «Инфляция составляет сейчас год к году 4,2%. А ещё два года назад она выражалась двузначными цифрами. Постепенно снижается ключевая ставка Центрального банка, а значит, более доступными становятся потребительские и коммерческие кредиты. Ипотечные ставки находятся на рекордном минимуме для нашей страны».

Приняты и некоторые другие важные меры для малого и среднего бизнеса. Неплохо работает «Программа 6,5» по кредитованию малого и среднего бизнеса. По вопросу доступности кредитных ресурсов – вопрос задавали и коллеги из фракции ЛДПР, и, конечно, он всех волнует: в прошлом году совокупный лимит кредитования малого и среднего бизнеса. По вопросу доступности кредитных ресурсов – вопрос задавали и коллеги из фракции ЛДПР, и, конечно, он всех волнует: в прошлом году совокупный лимит кредитования малого и среднего бизнеса по льготной ставке увеличен почти в два раза – до 125 млрд рублей.

И все эти меры уже дают результаты. Малых и средних предприятий становится больше. Мы ещё, наверное, об этом сегодня поговорим, потому что этот вопрос всегда волнует. С августа 2016 года – а мы тогда запустили реестр малых и средних предприятий – по март текущего года их количество выросло на 8,2%. То есть сам по себе объём малого бизнеса у нас не сжимается, а растёт, как и вклад в валовый внутренний продукт. Он сейчас составляет около 20%. Об этом мы, наверное, ещё поговорим.

Увеличился и интерес к России иностранных инвесторов. Фундаментальные плюсы нашей экономики – а они точно есть – это высокая доходность, наличие обширной ресурсной базы, квалифицированный персонал. Эти достоинства никуда не делись. Напротив, мы добавили к ним сейчас низкую инфляцию и целый ряд преимуществ, которые связаны с нашим членством в Евразийском союзе. В итоге к концу года динамика инвестиций в целом по экономике стабилизировалась. В этом году начинается их рост.

Уважаемые коллеги! Возможности, о которых я говорил вначале, мало осознавать, их надо использовать – с помощью специальных инструментов: правовых, финансовых и организационных. Так мы действовали в реальном секторе. Не дожидались, пока кризисные волны опрокинут целые предприятия, а то и города. Кстати сказать, и не прислушивались к советам различных специалистов, аналитиков, которые говорили о том, что кризис, мол, просто всё очистит и это такое хорошее явление, через которое нужно пройти. Мы на это не пошли, не отправили людей на улицу, а за счёт принимаемых мер точечно поддержали самые уязвимые предприятия. Но при этом, конечно, не создавали для них тепличных условий. С помощью инструментов господдержки мы стимулировали и производительность труда, и освоение новых технологий, и укрепление конкурентоспособности. И в результате мы достигли определённых успехов в импортозамещении (о котором меня спрашивают коллеги из «Единой России» и КПРФ).

Хотел бы подчеркнуть: импортозамещение для нас – это и есть такая осознанная возможность. Это не самоцель и не процесс ради процесса, чтобы любой ценой сохранить неконкурентоспособные производства. Я уже говорил об этом, в том числе и с этой трибуны.

Наша продукция должна отвечать самым высоким требованиям потребителей – как в России, так и на международных рынках.

Ещё один нюанс: мы не должны просто прошибать лбом сложившуюся структуру мировой торговли. Там, где это оправданно, нужно вступать в кооперационные альянсы. Главное, чтобы мы не просто собирали отвёрткой привезённые машинокомплекты, а развивали на своей территории полноценные технологические компетенции. И именно на это направлены все наши решения.

Для этого, в частности, действует инструмент, который стал популярен – о нём говорят, иностранные инвесторы его, что называется, уважают. Это специальный инвестиционный контракт, в рамках которого для инвестора фиксируются условия для работы в обмен на обязательства вкладывать деньги в увеличение локализации производства на конкретном предприятии.

Хорошим спросом пользуются программы Фонда развития промышленности, он предоставляет льготные займы под 5%.

Мы дополнительно поддержали отдельные отрасли – вы знаете об этом, я неоднократно с коллегами-депутатами это обсуждал, это автопром, лёгкая промышленность, сельскохозяйственное машиностроение и транспортное машиностроение, – в прошлом году почти на 106 млрд рублей. В этом году мы выделяем сопоставимые средства – 108 млрд рублей на эти же цели.

В результате была создана сбалансированная система мер, благодаря которой реальный сектор вышел окрепшим и готовым к росту. Об этом говорит статистика.

Прирост промышленного производства (это очень важный показатель для нас) за прошлый год составил 1,3%. В этом году мы ожидаем порядка 2%. Давайте сравним с некоторыми другими странами.

Ряд отраслей показали ещё более уверенный результат. Какие это отрасли? Не могу не упомянуть фармацевтику и медицинскую промышленность. Производство российских лекарств увеличилось почти на четверть. Это очень важный показатель. Это означает, что наши люди могут покупать российские лекарства, купленные не за валюту, а произведённые в стране. Они просто дешевле. По перечню жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов уровень самообеспеченности, то есть уровень производства внутри страны, достиг 77%.

Жильё. В прошлом году мы применили новый подход к развитию этой сферы. Были подготовлены конкретные шаги по благоустройству всех городов России. Это создание парков, пешеходных зон, детских и спортивных площадок, культурных пространств. Мы обязали все муниципальные образования сформировать и реализовать пятилетние комплексные программы по благоустройству.

Современные дома немыслимы без качественного коммунального сервиса.

Мы завершаем выполнение поставленной Президентом задачи по расселению аварийного жилищного фонда, который признан таковым по состоянию на 1 января 2012 года. Речь идёт о расселении 3 млн кв. м, где живёт почти 200 тыс. человек, в этом году.

За время реализации программы, с 2008 года мы расселили свыше 860 тыс. человек из более чем 13 млн кв. м аварийного жилья.

В прошлом году в новые квартиры переехали 176 тыс. человек. В целом по стране целевые показатели 2016 года по этой программе выполнены на 105%.

В 14 регионах такое аварийное жильё (подчёркиваю: конечно, признанное таковым на 1 января 2012 года) уже ликвидировано. Мы принимаем все меры, чтобы регионы могли выполнять свои обязательства, оказываем им финансовую поддержку. Усилили мониторинг за соблюдением сроков реализации региональных программ по расселению и за качеством нового жилья.

Чтобы привести в порядок жилищный фонд, были приняты программы капитального ремонта. В 2016 году капитальный ремонт сделан в 40 тыс. многоквартирных домов, где живут более 5 млн человек. Темпы ремонта по сравнению с 2015 годом были увеличены в два раза. Как выросла и собираемость платежей. При этом мы продолжаем помогать тем, для кого эти взносы оказались очень существенными: это ветераны Великой Отечественной войны, чернобыльцы, инвалиды, дети-инвалиды, пенсионеры.

Конечно, для такой огромной страны, как наша, нужно много жилья, и все эти программы имеют свои трудности, наверное, и проблемы, о чём и вы мне скажете. Тем не менее в прошлом году было построено почти 80 млн кв. м. Это означает, что десятки тысяч людей переехали в новые квартиры. Жилищное строительство во многом подстёгивается развитым рынком ипотечного кредитования. В 2016 году было выдано на четверть больше займов, чем годом раньше. Такими хорошими цифрами мы во многом обязаны государственной программе субсидирования процентных ставок на приобретение жилья в новостройках.

Сельское хозяйство. Его успехи подтверждаются ежегодным ростом в течение нескольких лет, в среднем – до 4% в год, в прошлом году – почти на 5%. Я напомню, что прошлый год стал годом рекордов для аграрного сектора. Такого урожая зерновых и зернобобовых у нас не было 25 лет. Продолжают расти объёмы производства овощей, фруктов, мяса.

Мы выделяем немалые средства на субсидирование краткосрочных кредитов, поддержали новые инвестиционные проекты, выделяли гранты среднему и малому бизнесу, разработали новый механизм льготного кредитования по ставке до 5%. Этими вопросами интересовалась фракция «Справедливая Россия». Такая господдержка действительно оказывает положительное влияние. Спрос на российскую сельхозпродукцию есть и внутри страны, и за рубежом. Объём экспорта за прошлый год вырос более чем на 5%.

Сельхозмашиностроение. Мы, наверное, ещё сегодня поговорим и по этой теме, и по другим. Тем не менее одну цифру назову: за прошлый год оно выросло более чем в 1,5 раза, в том числе благодаря правительственной программе скидок. Это тема, которая волнует коллег из ЛДПР и КПРФ. И ещё одна вещь, о которой я хотел бы сказать: доля отечественной продукции на рынке превысила 50%. Ещё совсем недавно всё, что покупали наши аграрии, это были иностранные комбайны, тракторы, а сейчас доля нашей продукции – более 50%. Но ещё более симпатичная цифра в отношении транспортного машиностроения. Мы стимулируем перевозчиков отказываться от старых вагонов. В результате производство новых вагонов выросло на треть. И в транспортном машиностроении у нас минимальная доля импортной продукции – всего 6%. Значит, мы можем себя полностью обеспечивать продукцией машиностроения. Эта цифра достижима и в других отраслях.

Автопром. Несмотря на сложности в отрасли, по некоторым позициям мы добились хороших результатов. В частности, производство автобусов увеличилось более чем на треть, в том числе в результате заказов для школ.

Инфраструктурные отрасли дали хороший результат. Топливно-энергетический комплекс (для нас это важный сектор) демонстрировал уверенный рост и даже рекорды: во-первых, по добыче и экспорту нефти, причём за счёт месторождений, для которых были приняты специальные режимы; во-вторых, по добыче угля; в-третьих, по экспорту газа. И мы продолжаем наращивать поставки, в том числе за счёт реализации такого проекта, как газопровод «Турецкий поток». В-четвёртых, очень хорошие показатели были достигнуты по генерации электроэнергии атомными электростанциями.

Транспортный комплекс. По дорогам. За прошлый год было построено и реконструировано 3,3 тыс. км различных дорог, отремонтировано 22 тыс. км, построено 7 мостов, проведены строительные и ремонтные работы на 30 мостах, количество перегруженных трасс снизилось на четверть. Это результат различных мер, в том числе запуска известной системы «Платон», которая собирает сейчас 20 млрд рублей. И мы, учитывая различные позиции и мнение самих перевозчиков, тариф не стали повышать существенно, стараясь всё делать достаточно аккуратно.

Внутренние авиаперевозки. Мы поддерживаем их развитие за счёт субсидирования. В итоге в прошлом году билет на самолёт купили 56,5 млн пассажиров – это на 7% больше, чем в 2015 году. И мы занимаемся, конечно, реконструкцией аэропортовой инфраструктуры.

Самым популярным видом транспорта всё равно остаётся железная дорога. За прошлый год поезда в нашей стране перевезли более 1 млрд человек и 1,2 млрд тонн грузов.

Напомню, что по решению Правительства в 2016 году 50-процентная скидка на железнодорожные билеты для школьников действовала круглый год. Всего было перевезено 2,3 млн человек.

Несколько слов про оборонку. Оборонно-промышленный сектор первым оказался в условиях санкций, в условиях давления. И именно поэтому там первой началась тема, связанная с импортозамещением. От этого зависела обороноспособность страны. В результате более чем на 10% вырос объём производства в ОПК, рост производительности труда за год – 13%. Хочу ещё цифру одну назвать: государственный оборонный заказ в 2016 году выполнен на рекордном уровне – 99%, такого не было никогда. А что касается ядерного оружейного комплекса, что для нашей страны, как вы понимаете, очень чувствительно, этот показатель составил 100%.

Напомню, мы занимаем второе место в мире на рынке вооружений. Объём экспорта продукции военного назначения превышает 15 млрд долларов. Были подписаны новые контракты, а портфель заказов к концу прошлого года составил 50 млрд.

Авиапром. Специально концентрируюсь на конкретных показателях, чтобы не было ощущения, что мы рассказываем о каких-то общих успехах. В 2016 году построено 30 гражданских и 109 военных самолётов, 22 гражданских и 186 военных вертолётов. Гражданская авиатехника пока отстаёт по объёму от того, что делается для оснащения Вооружённых сил, но это соотношение мы будем выравнивать. Средства на период 2017–2019 годов на это запланированы.

По ракетно-космической промышленности. В 2016 году стал работать первый гражданский космодром Восточный, с него стартовала ракета «Союз». На этот год запланировано два пуска. Ведётся создание второго стартового стола для тяжёлой ракеты «Ангара».

По судостроению. За год сдано шесть боевых кораблей – это две подводные лодки и надводные корабли. Из гражданских заказов: сданы ледокол «Поларис», который работает и на дизеле, и на сжиженном природном газе, ледокол «Новороссийск» – третий в серии самых мощных дизель-электрических ледоколов. Начата разработка атомного ледокола-лидера мощностью 120 МВт. Спущены на воду и самый мощный в мире головной универсальный атомный ледокол «Арктика» нового поколения и неатомные ледоколы – «Александр Санников» и «Виктор Черномырдин».

В целом можно говорить о возрождении нашего единственного в мире (подчёркиваю: единственного в мире) атомного ледокольного флота. Это важно для бесперебойной работы Северного морского пути и для освоения Арктики.

Мы должны заниматься не только Арктикой, конечно. Мы занимаемся каждым регионом. Равномерное развитие территорий – серьёзная задача для любой большой страны. Россия не исключение, поэтому здесь мы придерживаемся двух принципов: с одной стороны, помочь регионам найти верные ориентиры развития, согласовать инвестиционные планы, а с другой – повысить ответственность региональных властей, настроить их на конкретные результаты.

Что в этом направлении делалось?

Во-первых, мы корректируем госпрограммы и инвестиционные программы государственных компаний, увязывая их с перспективными проектами. Есть бизнес, который сейчас готов строить «заводы и пароходы». Но он сталкивается с ограничениями: нет дорог, нет энергосетей, нет жилья. Очевидно, что усилия бизнеса и государства здесь должны быть объединены.

Во-вторых, мы развиваем механизм проектного финансирования. Когда деньги есть – запускаем стройки, если ситуация меняется, стройки часто замораживают, и те, кто ждал этой инфраструктуры, её не получают. Поэтому нужно обязательно оберегать такого рода проекты, помогать им.

Улучшение инвестиционного климата также является темой номер один для региональных властей.

И наконец, мы сохраняем систему финансовой поддержки регионов. Она становится более мотивационной. У регионов есть обязательства, которые они берут на себя при получении помощи. В то же время, если результаты не достигнуты, должна быть ответственность. Главный критерий оценки – результат. Сколько создано современных высокотехнологичных компаний? Насколько вырос несырьевой экспорт? Как растут доходы людей?

Если обязательства исполнены, достигнуты высокие темпы роста собственного экономического потенциала, выделяются гранты. В прошлом году их было на 5 млрд рублей. В этом году ещё 10 млрд рублей предполагается. Но было принято решение – и здесь я просил бы коллег из Государственной Думы нас поддержать – увеличить эту цифру ещё на 10 млрд рублей. А с будущего года в качестве дополнительной меры мы планируем зачислять прирост налога на прибыль в той части, которая подлежит зачислению в федеральный бюджет.

Продолжаем совершенствовать межбюджетные отношения. В 2016 году региональные бюджеты исполнены с минимальным дефицитом за десять лет. Это очень важный показатель. Дефицит уменьшился с более чем 170 млрд до 12 млрд рублей. То есть, по сути, проблема дефицита исчезла. Сократилось число регионов, где госдолг превышает доходы. Об этом нас спрашивали коллеги из КПРФ, и другие фракции интересуются. Мы об этом ещё поговорим.

Подросла и доходная база – соглашения с регионами выполняют свою задачу. Естественно, Правительство продолжит помогать регионам. На 100 млрд увеличены дотации на выравнивание бюджетной обеспеченности и ещё на 100 млрд – объём субсидий на софинансирование расходных обязательств.

Д.Медведев: «Ещё недавно бюджет с учётом трат резервного фонда более чем на две трети зависел от продажи нефти и газа. Сейчас ситуация изменилась: доходы бюджета от других отраслей составляют более половины. В I квартале этого года несырьевые доходы составили почти 60% всех доходов федерального бюджета. Нам удаётся держать дефицит бюджета на приемлемом уровне. Мы заработали больше, чем планировали, в том числе за счёт мобилизации доходов».

Здесь тоже коллеги из разных фракций спрашивают, насколько сбалансированы эти обязательства с финансовыми возможностями. Мы проводим инвентаризацию полномочий и анализ фактических расходов. Это позволяет справедливее распределять помощь из федерального бюджета.

Развёрнута и отдельная работа по моногородам. Создано 17 территорий опережающего развития. За прошлый год благодаря этой работе создано несколько тысяч новых рабочих мест вне градообразующих предприятий, что особенно важно.

Это общие подходы к региональному развитию, но есть и индивидуальные. Я говорю о Дальнем Востоке и Крымском полуострове, где мы решаем нетривиальные задачи.

В 2016 году на Дальнем Востоке в полтора раза сократилась убыль населения. Это очень важный суммарный показатель. В макрорегионе который год подряд отмечается рост промышленного производства. Число территорий опережающего развития выросло до 15. Появляется и много новых строек. Запущен механизм инфраструктурной поддержки крупных инвестпроектов.

Менее года назад, напомню, была представлена программа «Один гектар». Уже 11 тыс. гектаров нашли своих хозяев. Поступило 82 тыс. заявлений. Это очень важный показатель. Это означает, что у людей проснулся интерес к работе в этом регионе и они готовы ехать трудиться. Работают и другие решения: о свободном порте Владивосток, о поддержке авиаперевозок, о развитии транспортных коридоров.

Если говорить о Крыме, то мы решали не менее сложные задачи. Прошлый и позапрошлый годы для полуострова были переходными. Преодолевались последствия блокады. Осуществлялась интеграция в наше правовое и экономическое пространство. Эта работа продолжается и сейчас, но ситуация самым существенным образом изменилась, включая зависимость бюджетов Крыма и Севастополя от федерального. Может быть, ключевым событием прошлого года стало полное включение Крымской энергосистемы в единую энергетическую сеть страны. Была запущена последняя линия энергомоста. Суммарная мощность – 800 МВт, это более половины от общей потребности. А в декабре –магистрального газопровода. И это важнейший шаг к обеспечению полной энергетической безопасности.

Мы продолжаем строительство Керченского моста, реконструкцию федеральных дорог на подходах со стороны Краснодарского края, что важно. А пока работает паромная переправа. Её объёмы по перевозкам растут. На треть увеличилось число пассажиров (до 6 млн человек). Увеличился и туристический поток. В 2016 году Крым посетило 5,5 млн человек – в два раза больше, чем в 2014-м.

Я специально постарался дать по максимуму некоторые факты и цифры из жизни страны за прошлый год. Одни – не такие высокие, как нам бы всем хотелось, а другие – уже вполне достойные. Но все эти цифры говорят о том, что выбранное нами направление – верное. И это результат нашей общей ежедневной работы. Ни трудности в экономике, ни внешние вызовы не помешают нам добиваться поставленных целей.

Александр Васильевич Суворов говорил: «Природа произвела Россию только одну. Она соперниц не имеет. Мы – жители России, мы всё одолеем». Хорошие слова. Я в этом тоже уверен.

В.Володин: В соответствии с ранее принятым регламентом обсуждения отчёта переходим к вопросам от фракций.

О.Смолин (член фракции политической партии «Коммунистическая партия Российской Федерации»): Мой вопрос про 15 млн работающих пенсионеров, которым второй год подряд отказывают в индексации пенсий. Это приводит к снижению уровня жизни, платёжеспособного спроса, тормозит экономическое развитие страны, но самое главное – стимулирует людей не продолжать работу, но её прекращать.

По данным экспертов, близких к Правительству, в прошлом году Пенсионный фонд сэкономил на этом примерно 25 млрд рублей, однако около 3 млн пенсионеров либо прекратили работу, либо стали работать без трудовых книжек. Потери того же Пенсионного фонда – около 20 млрд рублей.

С учётом того, что мы заработали больше, чем планировали, стоит ли из-за 5 млрд отказывать в индексации пенсий 15 миллионам и вызывать их недовольство? Когда будет возобновлена индексация пенсий работающим? Нельзя ли для начала проиндексировать пенсии хотя бы работающим людям с низкой заработной платой или хотя бы инвалидам с низкой заработной платой, чтобы они оставались на работе?

Д.Медведев: Тема действительно хорошо известна. Вы понимаете, в каких условиях Правительство работало в прошлом году. Я, выступая только что с трибуны, говорил о том, что нам вообще пришлось принять, скажем так, не очень популярное и сложное решение о том, чтобы изменить порядок индексации именно в силу того, что бюджет формировался очень трудно. Тем не менее в определённый период мы смогли деньги изыскать, для того чтобы провести так называемую единоразовую компенсационную выплату в размере 5 тыс. рублей. Я напомню, что эта выплата, кстати, была сделана в отношении всех пенсионеров, в том числе работающих пенсионеров.

Но ситуация остаётся не самой простой. Цифры, которые Вы называете, не совсем точны. Нужно ещё раз проверить, какое количество средств потребуется для включения в индексацию работающих пенсионеров, потому что мы, конечно, при принятии решений ориентируемся прежде всего на индексацию выплат тем, кто не может трудиться, я думаю, что это вполне справедливый подход. Если человек способен трудиться, то всё-таки у него немножко другой финансовый статус.

Но проблема существует. Тему эту мы не закрываем, мы вернёмся к обсуждению этого вопроса и в ближайшее время сформулируем позицию о том, каким образом поступать дальше, потому что применительно к работающим пенсионерам есть разные предложения, я слышу и предложения от КПРФ, это вполне серьёзные предложения. Но будем определяться, исходя из комплексного анализа ситуации с пенсионными выплатами и с Пенсионным фондом в целом. Так что обсудим это ещё раз и на площадке Государственной Думы, и в Правительстве.

В.Пашин (член фракции политической партии «Либерально-демократическая партия России»): В последнее время мы наблюдаем увеличение протестных акций, которые организованы дальнобойщиками, выступающими против системы «Платон». Акции проходят во всех регионах нашей страны. Во время протеста дальнобойщики выстраиваются вдоль трасс, перекрывают движение, в городах проходят митинги, в которых принимает участие большое количество людей. Возникает вопрос: будет выстроен какой-либо диалог с нашими гражданами по решению и урегулированию конфликтной ситуации?

Д.Медведев: Не просто будет, он выстроен. Этот диалог ведёт всё Правительство, включая меня. Мы находимся в постоянном диалоге.

Если говорить о тех, кто сейчас находится в таком состоянии – состоянии забастовки так называемой, то это приблизительно 480 человек. Обращаю внимание, что в системе «Платон» зарегистрировано 800 тыс. автомобилей.

Иными словами, это довольно небольшое число людей. Тем не менее мы, конечно, продолжаем консультации.

Я встречался лично с лидерами дальнобойщиков – они поставили массу разных вопросов. Многие вопросы абсолютно справедливы, касаются целого ряда технических проблем (например, максимальная нагрузка на ось, качество трасс), есть вопросы, связанные с ответственностью за нарушение правил дорожного движения, и, конечно, вопросы платы в системе «Платон». По всем этим вопросам даны поручения.

Более того, обсудив эту тему с коллегами, которые представляли Ассоциацию автоперевозчиков, я принял решение о том, чтобы увеличение платы происходило медленнее, чем мы на это ориентировались. Мы подняли эту плату постановлением Правительства всего на 25%, до 1 рубля 91 копейки за один километр. Это существенным образом смягчает ситуацию.

И ещё один момент, на который я хотел бы обратить внимание. Это не я сказал – это сказали коллеги, которые представляют Ассоциацию автоперевозчиков. Они все хотят работать не в серой, а в белой зоне. А вот часть людей, которая выступает с определёнными требованиями, как раз в этой системе не зарегистрирована. Но, мне кажется, вполне справедливо, что значительная часть людей, которые занимаются автоперевозками, компаний, которые занимаются автоперевозками, хочет именно того, чтобы всё, что делается, было понятно и прозрачно, чтобы они платили деньги за понятные услуги со стороны государства.

С другой стороны, вы понимаете, почему сама эта система возникла. В какой-то период мы брали и транспортный налог, и некоторые другие только с владельцев легковых автомобилей, но основной ущерб дорогам всё-таки причиняют тяжёлые грузовики. Поэтому всё это действует в мире, начало работать и у нас. Но самое главное, чтобы это было прозрачно и понятно, чтобы все подчинялись требованиям транспортного законодательства, – вот на этом основан наш постоянный диалог с владельцами автогрузовиков, владельцами компаний, которые занимаются перевозками.

А.Исаев (член фракции политической партии «Единая Россия»): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Сейчас мы наблюдаем укрепление курса рубля – это, безусловно, положительно сказывается на снижении темпов инфляции, это, безусловно, положительно и добавляет уверенности нашему населению, растёт его покупательная способность. Очень важно, что это даёт дополнительные возможности для инвестиций в нашу экономику и для импорта высоких технологий, хотя определённые сложности могут возникнуть у отечественных экспортёров.

В понедельник, мы знаем, Вы обсуждали этот вопрос с Президентом Российской Федерации. Не могли бы Вы и нам рассказать, что планирует сделать Правительство, для того чтобы использовать эту ситуацию для поддержки инвестиций в нашу экономику, для защиты отечественного товаропроизводителя (а это значит в конце концов защитить интересы работающих, их рабочие места)?

Д.Медведев: Это действительно очень важная тема. Я достаточно долго рассказывал о том, какие меры по поддержке предприятий мы принимали в прошлом году, в позапрошлом году по конкретным направлениям, по конкретным отраслям. Но мы с вами понимаем, что эти меры всё-таки носят адресный характер. Это важные меры, и мы их сохраняем. Я сказал, что на 108 млрд рублей мы продолжим поддержку ключевых отраслей, ключевых предприятий. Но должны быть и более системные меры, которые адаптированы к сегодняшней макроэкономической ситуации. Именно это мы обсуждали с Владимиром Владимировичем Путиным в понедельник во время встречи и говорили о тех тенденциях, которые сформировались в настоящий момент в экономике, включая и укрепление рубля, и возможности приобретения оборудования, для того чтобы реконструировать предприятия.

Что предлагает Правительство? Мы предлагаем рассмотреть вопрос о введении инвестиционной льготы общей, имея в виду понижение налога на прибыль до 5%, если средства расходуются на вложения в основной капитал предприятия, а именно: на реконструкцию, на модернизацию производства, на оснащение его высокотехнологичным оборудованием. Это уже системная мера. Эта мера поддерживается ведомствами Правительства, и я очень надеюсь на то, что она будет поддержана и коллегами из Государственной Думы. Потому что она коснётся всех, а не только конкретных предприятий.

Что мы планируем ещё сделать? Нужно, конечно, поддержать и такого рода вложения, и компании, которые у нас быстро сейчас растут и являются, как принято говорить, драйверами современного, высокотехнологичного развития. IT-компании, компании, которые занимаются интеллектуальной собственностью, патентование, лицензии – всё это могло бы попасть в перечень льготируемых видов расходов, которые, конечно, ещё предстоит определить Правительству, причём с учётом тех льгот, которые уже существуют. Эту работу мы настроим.

И может быть, ещё одно замечание по этому поводу, чтобы у вас была вся картинка – и наши представления, и то, что мы обсуждали с Президентом страны. Можно было бы подумать о том, чтобы во всяком случае часть этой льготы была обязательной за счёт федеральной части налога на прибыль. Это коснулось бы сельского хозяйства и обрабатывающих отраслей промышленности. Но это пока только предложения. Мы с вами в самом плотном контакте продолжим над этим работу.

Г.Хованская (член фракции политической партии «Справедливая Россия»): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Строятся нежилые объекты, которые рекламируются затем как жильё. Стоимость их значительно ниже, чем жилья, так как их можно строить в промзонах, не надо менять генплан, нет обременения по инфраструктуре. И всё это с разрешения властей на землях, предназначенных для нежилых объектов. В апартаментах нет права на постоянную регистрацию, налоговые льготы, тарифы для жителей. Граждане купили апартаменты, поверив застройщикам, что перевести их в жильё легко, но зачастую это просто невозможно.

Обратная ситуация. Только после обращения к Президенту прошёл первое чтение проект, запрещающий использовать жильё для предоставления гостиничных услуг. Использовать квартиру под хостел и сейчас нельзя, но, несмотря на это, продолжается попытка легализовать эту деятельность. Люди, считавшие, что дома можно отдохнуть, жалуются, что их дом превратился в проходной двор.

Скажите, пожалуйста, можем ли мы рассчитывать на Вашу поддержку, или нужно снова обращаться к Президенту?

Д.Медведев: Уважаемая Галина Петровна, можете рассчитывать в полной мере. Потому что эта проблема существует. Это не означает, что нужно всё завернуть, так сказать, и запретить, и так называемые апартаменты, и создание этих самых гостиниц. Тем не менее совершенно очевидно, и здесь я с Вами не могу не согласиться, что всю эту работу нужно упорядочить в рамках совершенствования жилищного законодательства.

По нежилым объектам. Напомню, что понятие «апартаменты» в российском законодательстве отсутствует. Надо определиться в терминах. Потому что за границей строят так называемые лофты, их статус тоже не очень определённый. Мы должны понять, каким образом будут регулироваться такого рода стройки, будет ли в этом случае осуществляться процедура перехода из нежилого фонда в жилой с учётом того, что требования к нежилому фонду принципиально другие. И здесь я рассчитываю на помощь коллег – депутатов Государственной Думы в том, чтобы эти понятия развести. Может быть, не ставя глухой стены между ними, но тем не менее всё-таки эту деятельность (включая, ещё раз подчеркиваю, переход нежилого помещения в жилое) максимально точно расписать в законе, когда это можно, а когда вообще нельзя и недопустимо.

И наоборот, в отношении гостиниц или хостелов так называемых. Здесь, мне кажется, очевидно, мы заинтересованы в том, чтобы количество гостиничных мест росло, в том числе гостиниц не очень дорогих, с небольшим количеством звёзд. Но абсолютно недопустимо, когда подобного рода гостиницы создаются, например, на пятом этаже десятиэтажного дома. Это просто безобразие, этому нужно поставить заслон, имея в виду специальное регулирование. Я не предвосхищаю это специальное регулирование, но какое оно может быть: либо установить, что гостиницы могут создаваться только на первом этаже, с обособленным входом и выходом, как магазин, и тогда это жильцами достаточно спокойно будет восприниматься; либо, что более трудный вариант, но я его тоже не исключаю, потому что дома могут быть разные, – с письменного согласия всех жильцов, которые проживают в доме, и если владельцы убедят, что это так нужно и важно, и получат на это согласие, тогда, наверное, на это тоже можно было бы пойти.

Но я не предвосхищаю нормативную модель. Просил бы вместе с Правительством всеми этими вопросами позаниматься, мы готовы оказать здесь максимально деятельную помощь и вместе с вами подготовить проекты законов, включая изменения в Жилищный кодекс.

И последнее, просто я вспоминаю, что в Жилищном кодексе нет ведь запрета использования жилья под офис, но только в определённых, строго нормированных случаях. Нужно обратить внимание на формулировки этой нормы тоже.

А.Журавлёв (независимый депутат, избранный от политической партии «Родина»): Партия «Родина», которую я представляю в Государственной Думе, всегда отличалась патриотической риторикой, поддерживала любые начинания Правительства, связанные с укреплением государства, особенно в области строительства армии и флота и оборонно-промышленного комплекса. И, надо отдать должное, Правительство добилось в этом достаточно больших успехов, несмотря даже на частичное сокращение финансирования в этом году.

Мы считаем, что отечественный ОПК может стать локомотивом многих направлений нашей гражданской промышленности, и в связи с этим вопрос: какова стратегия Правительства Российской Федерации в области развития гражданских отраслей промышленности и каковы перспективы диверсификации технологий в ОПК в части их использования в гражданском секторе экономики?

Д.Медведев: Про перспективу роста отраслей промышленности я довольно подробно сказал. Чтобы не повторяться и не утомлять уважаемых коллег-депутатов, я скажу чуть больше про диверсификацию ОПК, тем более совсем недавно проводил на эту тему совещание.

Чего нам точно нужно избежать, так это повторения того, что было в 1990-е годы, когда на оборонных предприятиях начали делать кастрюли и сковородки. Совершенно другая ситуация – рост производительности труда, большой объём государственных заказов. Поэтому если и заниматься диверсификацией, это должна быть высокотехнологичная продукция: космос, высокие медицинские технологии, авиастроение, различного рода сложные приборы, которые нужны в гражданском секторе. Вот это цель.

Мы исходим из того, что в ближайшие годы объём гражданской продукции на предприятиях ОПК может вырасти приблизительно на 30%, это будет хороший результат. Но для этого нужны системные меры. Мы их наметили.

Какие это меры?

Во-первых, это различного рода льготы, которые мы будем применять к предприятиям ОПК, включая возможность субсидирования кредитов.

Во-вторых (я этого не исключаю), это могут быть в некоторых случаях запреты на ввоз целого ряда иностранной продукции. Просто для того, чтобы поддержать своих, ничего в этом особенного нет. Не в ущерб, конечно, интересам отраслей и тем более граждан, но для того, чтобы поддержать своё производство.

В-третьих (это тоже очень важное направление), экспортная поддержка. Для этого существует Внешэкономбанк, Российский экспортный центр, Фонд развития промышленности. Все они должны внести свою лепту. В этом случае мы получим современный диверсифицированный оборонно-промышленный комплекс, который и хорошее вооружение создаёт, и в то же время развивает гражданскую компоненту.

И последнее, что я хочу сказать на эту тему.

Так получилось, что в мире (и Советский Союз не был исключением) очень многие гражданские технологии развивались за счёт создания оборонных, военных решений. Так было, и до сих пор это во многом так.

Но начался в мире и обратный процесс: многие военные решения появляются в результате развития гражданских технологий. Я это говорю к тому, что, если мы будем развивать гражданскую компоненту в ОПК, мы тем самым будем способствовать тому, что оборонно-промышленный комплекс будет лучше выполнять свои задачи по созданию военной техники.

Н.Коломейцев (член фракции политической партии «Коммунистическая партия Российской Федерации»): Отвечающие за рост экономики центробанки и правительства 23 стран мира в разы снизили процентные ставки и сохраняют их, а через политику количественного смягчения максимально упростили доступ своих экономик к финансам. Их монетизация составляет 125%. В Российской Федерации всё наоборот: монетизация – 42 при норме 70, ставки повышены в три раза, тарифы естественных монополий, ЖКХ растут, ЦБ искусственно созданы механизмы недопуска к финансовым ресурсам.

Опять задерживаются зарплаты шахтёрам Гукова голодающим. Дальнобойщикам непонятно, почему 20 млрд рублей, собранных с них, идут в карманы ненасытного концессионера, а не в Росавтодор. Минфин пока саботирует самое эффективное постановление №1432.

Скажите, пожалуйста, что мешает вам отказаться от услуг уволенного вами Кудрина и Набиуллиной и защититься от нападок Навального?

Д.Медведев: По поводу количественного смягчения. Знаете, конечно, можно разные модели применять, но я, когда выступал, рассказывал о том, как выглядит наша экономика в сравнении с ситуацией, которая есть в экономиках близких нам стран БРИКС. Это экономики стран, сопоставимых с нами и по уровню экономического развития, и по многим другим показателям. В ряде этих стран пошли на так называемое количественное смягчение, и посмотрите, что у них происходит с валютой, с курсом, в целом с экономической ситуацией. Там большие трудности.

Нам этого удалось избежать. Это в значительной мере заслуга тех людей, которые над этим трудились – и в Центральном банке, и в финансовом блоке Правительства.

Да, иногда приходилось принимать жёсткие, не очень популярные меры, искать сложные решения, но всё это привело к тому, что у нас сейчас стабильный курс, мы можем развивать экономику и решать долгосрочные задачи.

Если говорить о кредитной политике, да, у нас, наверное, не идеальная сейчас ситуация с кредитами, тем не менее Центральный банк – а именно он отвечает за эти функции – последовательно снижает ключевую ставку. И по всей вероятности, если ситуация будет к этому располагать, эта политика будет продолжена, а стало быть, кредиты будут доступнее. Ещё совсем недавно кредитная ставка была почти в два раза больше.

Делать нужно всё максимально аккуратно, чтобы не разбалансировать ситуацию. А иначе мы получим ситуацию, близкую к Венесуэле или даже к некоторым нашим партнёрам по БРИКС, где, ещё раз подчёркиваю, финансовая ситуация выглядит гораздо более сложно, чем у нас.

По поводу «Платона». Я уже об этом говорил, не вижу смысла к этому возвращаться, скажу лишь, что эта система только тестируется. Естественно, деньги, которые собираются, должны идти прежде всего на реконструкцию дорог. Об этом мы говорили с дальнобойщиками. Именно такие решения и будут приниматься.

Ещё один сюжет, который Вы упомянули: я уже на эту тему высказывался, могу лишь ещё раз сказать и Вам. Я не буду специальным образом комментировать абсолютно лживые продукты политических проходимцев. И считал бы, что и уважаемая мною фракция Коммунистической партии Российской Федерации должна от этого воздерживаться.

В.Володин: Кстати, один раз уже страна от этого пострадала, и в первую очередь КПСС, поэтому выводы надо делать.

А.Диденко (член фракции политической партии «Либерально-демократическая партия России»): С 2015 года Россия успешно выполняет военные задачи в Сирии, на борьбу с мировым злом направляются средства российских налогоплательщиков, российские военные ежедневно рискуют своей жизнью. Изначально мы обратились к мировому сообществу с предложением создать широкую коалицию по борьбе с международным терроризмом. Тогда мы остались в меньшинстве. Сегодня мы наблюдаем, как администрация США, с одной стороны, решает свои политические задачи за наш с вами счёт, с другой стороны, они бомбят аэродром в суверенном государстве, показывая, что 50 крылатых ракет могут попрать международное право. Европа и ближайшие арабские страны поспешили одобрить эти действия, даже не дождались предварительных итогов расследования. Чуть ли не Россию пытались обвинить в покровительстве этих нечеловеческих действий.

Фракция ЛДПР решительно осуждает агрессивную политику Вашингтона и хотела бы услышать оценку Правительством упомянутых эпизодов. И какие меры могут быть приняты, если авиаудары повторятся?

Д.Медведев: Наша позиция была, мне кажется, исчерпывающим образом сформулирована Президентом страны, именно он отвечает за внешнюю политику государства. Но, если Вы спрашиваете, я, конечно, свой комментарий тоже сделаю.

Всё, что произошло в последнее время в Сирии, включая военную атаку Соединённых Штатов Америки, абсолютно не идёт на пользу урегулированию ситуации. Что там произошло, в этой провинции Идлиб? Очевидно, что это большая и хорошо продуманная провокация, которая принесла свои плоды, в том числе, наверное, американской администрации. Что там на самом деле было – склад ли химического оружия, или вообще всё это придумано и инспирировано, – должна выяснить компетентная комиссия. И наша задача – сделать всё, чтобы эта комиссия провела расследование. Не вешать ярлыки сразу же на правительство Асада, делать какие-то выводы, создавать основу для дальнейших агрессивных действий, а провести максимально тщательное расследование – именно на этом настаивает наша страна.

С точки зрения международного права то, что было сделано американцами, является актом военной агрессии. Если говорить о нашем соучастии в процессах урегулирования в Сирии, то наши силы, наши возможности там используются на основании легального приглашения действующего правительства Сирии, а американцы применили силу без санкций ООН, в нарушение норм международного права. Это акт военной агрессии, о чём и было сказано.

Что будет дальше, мы не знаем, но я знаю абсолютно точно, кто выиграл от этого акта агрессии – ИГИЛ, или ДАИШ, как принято ещё называть, потому что в этом случае, по сути, им развязали этими решениями руки.

Я напомню, что наши американские партнёры, особенно в период предвыборной кампании, активно призывали к тому, чтобы совместно бороться с так называемым Исламским государством, говорили о том, что неважно даже, какой политический режим в Сирии, важно, чтобы мы противостояли террористам. Ну и что мы видим? Первое действие, которое осуществила американская администрация на сирийском направлении, – это удар по правительственным войскам. То есть борьба развёрнута не с террористами, а с политической властью Сирии. Нравится она американцам или нет, но это политическая власть, причём легальная политическая власть.

Всё это мы будем учитывать. Президент провёл Совет безопасности на эту тему, были даны необходимые поручения. Мы не можем, конечно, повлиять на позицию наших партнёров, которые пытаются тем более консолидировать внутри НАТО различные силы, но очевидно, что дальнейшая эскалация насилия приведёт только к разрушению сирийского государства, его фрагментации и частичной как минимум победе террористов. Это категорически не соответствует нашим планам. Естественно, наше Правительство и Министерство иностранных дел под руководством Президента работу на этом направлении продолжат.

В.Никонов (член фракции политической партии «Единая Россия»): Многоуважаемый Дмитрий Анатольевич! Вопрос о школах. Вы в своём докладе назвали уже эту цифру – 6,5 млн дополнительных мест, которые надо создать в школах. Была отработана неплохая схема, которая позволила решить во многом проблему мест в детских садах для детей от трёх до семи лет. Но школьная программа более дорогостоящая. Мы начали небольшими темпами, выделяя по 25 млрд рублей в первые два года. Как Вы относитесь к идее увеличения финансирования?

Второе. Во всех регионах ставят вопрос, нельзя ли выделять субсидии не на один год, а на два-три года, потому что за один год построить хорошую, большую, современную школу не получается.

Д.Медведев: Это на самом деле очень важная тема. Мы почти каждый день эту тему так или иначе обсуждаем: результаты, которые достигнуты, способы достижения целей, финансы. Напомню, мы хорошо с вами смогли реализовать программу по детским садам. Она, по сути, исполнена на 99%. Это выдающийся результат, который никогда не был достигнут в нашей стране – ни в советский, ни в постсоветский период. То есть мы, по сути, закрыли проблему детских садов для семей, которые имеют детей в возрасте от трёх до семи лет. Это очень хороший результат. Хочу ещё раз поблагодарить коллег из Государственной Думы, которые этому способствовали.

Теперь в отношении школ. Действительно, эта программа более масштабная, потому что мест в детских садах нужно было чуть больше миллиона, а если говорить о школьных местах, то их нужно 6,5 млн. И речь идёт не только о строительстве новых школ, но и о реконструкции старых школ, чтобы они были современными, удобными, чтобы были оснащены по последнему слову школьными принадлежностями, оборудованием, лабораторным в том числе. Это большая задача, и денег на неё требуется много, поэтому мы эту программу с вами подготовили на 10 лет.

В прошлом году удалось создать почти 170 тыс. новых школьных мест – это хороший результат. Да, действительно, финансов выделено 25 млрд рублей. Не могу с Вами не согласиться: лучше бы, если бы их было 50 млрд. Естественно, строили бы быстрее. Поэтому, отвечая на первую часть вопроса: появятся дополнительные деньги – постараемся эти деньги нацелить и на школьное строительство.

Есть сейчас запрос от Министерства образования выделить дополнительно 10 млрд, для того чтобы создать дополнительно 18 тыс. ученических мест. Но в любом случае мы создадим и в этом году не менее 170 тыс. таких мест, то есть продолжим работу именно такими темпами, а если позволят обстоятельства, будем делать это быстрее.

Теперь в отношении того, как эти субсидии реализовывать: в течение двух-трёх лет или одного года. Согласен, что зачастую стройка не попадает в строительный цикл и в результате возникают проблемы. Я недавно был в Тамбовской области, смотрел школу, даже приводил в пример. В этой школе будут учиться 2,5 тыс. человек, это самая большая школа в стране. Причём это не просто перенаселённый школьниками дом, а современная школа с огромным количеством кабинетов, лабораторий, различных залов. Очень хорошая школа. Такая школа, действительно, может быть построена в крупном микрорайоне.

Я почему её привожу в пример? Эту школу точно за год не построить. И тогда нужно смотреть, каким образом такого рода объекты создавать. Давайте рассмотрим вопрос о том, чтобы такого рода проекты можно было пролонгировать на несколько лет. Но при этом мы должны следить всё-таки за эффективностью расходования бюджетных средств, чтобы это не превращалось в ситуацию, когда в один год деньги получили и только на следующий год начали строить, имея в виду, что всё это помещается в трёхлетку. Если такой механизм создадим, я не возражаю против того, чтобы увеличить срок финансирования.

А.Грешневиков (член фракции политической партии «Справедливая Россия»): Год экологии и заповедников начался с закрытия детского журнала о природе «Муравейник» и увольнения из Минприроды единственного специалиста по заповедному делу – учёного Степаницкого. Хорошо бы закончить Год экологии добрым и прорывным делом, например, восстановлением программы возрождения Волги и принятием закона об оздоровлении бассейна реки Волги, её притоков по типу закона о Байкале.

Рядом с Волгой проживает более 40% населения России, из 100 самых загрязнённых городов 65 расположены тоже здесь. Ежегодно в Волге скапливается 60 млн тонн токсичных отходов, а обезвредить удаётся лишь 15. Сельхозпредприятия сбрасывают 400 тыс. тонн вредных веществ. В Послании Президента есть поручение Правительству подготовить программу сбережения Волги. Когда появится такая программа и закон, которые позволят создать экономические механизмы оздоровления великой реки, а также государственную схему бассейного управления этой рекой?

Д.Медведев: Правительство, конечно, много ошибок допускает, и наше в том числе, но мы «Муравейник» не закрывали и учёного не увольняли. Я, конечно, готов дать поручение, чтобы разобрались, что там произошло.

Если говорить об основной части вопроса, по поводу программы в отношении Волги. Абсолютно с Вами согласен: такая программа нужна и закон такой нужен. И в самое ближайшее время такой законопроект будет подготовлен. Надеюсь, что это произойдёт в ближайшие полтора-два месяца. Этот закон мы вам представим.

Что нужно сделать для оздоровления ситуации? Мы все понимаем, в чём проблемы. Очевидно, что это и сбросы от промышленных предприятий и от сельскохозяйственных предприятий в Волгу. И необходимость оздоровления притоков Волги, чтобы вся эта система биологическая была достаточно живой и сама себя воспроизводила в соответствии с биологическими, природными законами. И целый ряд других мер принять, включая дноуглубительные работы (чтобы Волга не цвела, это, к сожалению, проблема), меры по поддержанию биоразнообразия Волги. Всё это должно войти и в закон об оздоровлении ситуации с рекой, и в программу.

Деньги уже сейчас частично на эти цели выделяются. Они не очень большие, скажем честно, это несколько миллиардов рублей, но мы продолжим обязательно работу, чтобы полностью просчитать всю необходимую деятельность, которая требуется для того, чтобы Волга стала снова нормальной, полноценной рекой, гордостью нашей страны. Я думаю, что эти средства будут просчитаны тоже в самое ближайшее время. По мнению Минприроды, их общий уровень составит где-то в районе 200 млрд рублей. Это большие деньги, мы понимаем с вами. Тем не менее заниматься этим надо, и в программу должны войти все направления деятельности по оздоровлению ситуации вокруг Волги.

Р.Шайхутдинов (независимый депутат, избранный от политической партии «Гражданская платформа»): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Партия «Гражданская платформа» ведёт активный диалог с предпринимательским сообществом и самозанятыми. При всём внимании Правительства к малому бизнесу ситуация, на наш взгляд, ухудшается. Малые предприятия сокращаются, теневая экономика растёт – по данным экспертов, в ней сегодня занято уже около 25% работников. Рост малых предприятий, о котором Вы сказали, эксперты связывают с сокращением как раз средних предприятий. Может, пора поменять подход и взять за основу пример, который демонстрирует сельское хозяйство, – импортозамещение? Распространив на программу поддержки малого бизнеса и предпринимательства именно программу импортозамещения, поддерживая формирование рынков для тех предприятий, которые нужны для развития страны, не только заградительными мерами, но и другими механизмами. Не считаете ли Вы это правильным?

Д.Медведев: Рост малых предприятий – ключевой показатель современного состояния экономики, здоровья экономики. Конечно, оценки могут быть разные. Я, выступая с трибуны, говорил о том, что за последнее время по состоянию оценок, начиная с августа прошлого года и по апрель, выросло количество малых предприятий на 8%. Вы связываете это с перетоком из средних предприятий. Это тоже нужно оценить, не готов ни спорить, ни согласиться по этому поводу. Но очевидно, что ситуацию с малым бизнесом мы должны мониторить.

Нужно ли нам полностью менять подходы, радикально менять позиции? Не уверен, что радикальные средства в этом случае помогают, всё-таки целый ряд мер, который за последнее время был принят для поддержки малых предприятий, себя зарекомендовал неплохо.

Довольны ли мы тем, каким образом выглядит ситуация на сегодня? Конечно, нет! И в этом Вы абсолютно правы. Малые предприятия в настоящий момент создают приблизительно 20% экономики в нашей стране, чуть меньше даже. А сколько нужно? Мы всё время задаём себе этот вопрос. Ну и ответ на него есть: как в других развитых экономиках – не менее 50. Вот это является главной целью. Конечно, ради этого нужно изыскивать самые разные новые инструменты.

Я уже называл, выступая с трибуны, целый ряд решений, на которые мы пошли, и по самозанятым, и по единому налогу на вменённый доход (который мы сохранили, хотя на него периодически тоже всякого рода нападки, не скрою, совершаются, тем не менее мы не пошли на то, чтобы от него отказаться), ряд других мер приняли.

И ещё раз упомяну «Программу 6,5». Понимаете, это вполне конкретная программа. Я периодически собираю своих коллег: она работает, помогает малому бизнесу, причём мы за последнее время сделали её, что называется, более демократичной, сейчас она распространяется на более широкий круг представителей малого бизнеса. В частности, деньги теперь могут получить и представители совсем небольшого бизнеса, потому что минимальный кредит снижен с 50 млн рублей до 5 млн рублей, целый ряд других решений принят.

Ставка кредитная, которая там используется, является вполне комфортной для малого бизнеса.

Если мы продолжим работу в этом направлении, будем расширять набор инструментов поддержки, то я думаю, что ситуация будет меняться.

Но ещё раз подчеркиваю, не могу с Вами не согласиться, работа по укреплению малого и среднего бизнеса должна быть обязательно продолжена на всех уровнях, не только на уровне Правительства. Нам необходимо развернуть в эту сторону и нашу банковскую систему, потому что банки далеко не всегда охотно работают с малым бизнесом, им проще работать с крупными клиентами. Будем надеяться, что и в этом направлении целый ряд программ новых появится, а такие программы разработаны и в наших крупнейших банках, я имею в виду и Сбербанк, и ВТБ, и другие банки. Мне кажется, это было бы правильным.

В.Ганзя (член фракции политической партии «Коммунистическая партия Российской Федерации»): Я сильно удивлена, что у нас всё так хорошо в здравоохранении, потому что оптимизация и недостаточное финансирование привели к ухудшению доступности и качества лечения населения. Дело в том, что люди ждут своей очереди недели, а иногда месяц, чтобы попасть к узким специалистам, поэтому вынуждены обращаться к платной медицине.

Не менее сложная ситуация складывается и для онкобольных. Ведь больно видеть, когда отчаявшиеся родители вынуждены искать то деньги, то место в клинике и в то же время новые корпуса, например, в НИИ детской онкологии, уже наполовину оснащённые современным оборудованием (в онкоцентре имени Блохина), до сих пор не введены в эксплуатацию, причём из-за каких-то межведомственных несогласий.

Скажите, пожалуйста, как Правительство намерено изменить сложившуюся ситуацию в здравоохранении, связанную с оптимизацией. И какие меры будут приняты в отношении онкоцентра – когда он начнёт работать?

Д.Медведев: Может быть, я не так чётко сформулировал, но мне казалось, что это всё прозвучало достаточно однозначно. Я не говорил, что у нас всё хорошо в здравоохранении. У нас, конечно, не всё хорошо, там очень много проблем, и я здесь с Вами не могу не согласиться. Но я говорил лишь о том, что там есть позитивные тенденции, и это тоже невозможно не видеть, в том числе создание новых клиник, оснащённых самым современным оборудованием.

Мы продолжим движение по программе совершенствования здравоохранения в ближайшие годы по всем направлениям, включая и электронную запись.

Вы сказали по поводу очередей. Да, конечно, есть и очереди к узким специалистам, хотя объективно в тех регионах, где налажена электронная очередь и все эти процедуры уже действуют, всё это гораздо более цивилизованно выглядит. Но проблемы есть, это правда.

Возвращаюсь к более конкретной части Вашего вопроса – по НИИ детской онкологии имени Блохина.

Действительно, эта стройка, к сожалению, затянулась по разным причинам. Сейчас не буду анализировать все эти причины – наверное, здесь и ведомственная несогласованность, и какие-то ещё причины. Мы и с Геннадием Андреевичем (Г.Зюгановым) к этой теме неоднократно обращались.

Ситуация такая. Сейчас проходит экспертиза проектно-сметной документации, она в ближайшее время будет завершена. Потому что всё построено, но то оборудование, которое заказывали, устарело, к сожалению, – строили долго. 1 млрд рублей выделен на закупку нового оборудования в текущем и следующем годах. НИИ имени Блохина попросил найти ещё дополнительно 3 млрд рублей на закупку ещё более современного оборудования. Я думаю, что в этом их нужно поддержать, с тем чтобы клиника была оснащена по самому последнему слову техники, потому что детская онкология – это страшная история и мы должны сделать всё, чтобы помочь детям, которые оказались в столь серьёзной и подчас трагической ситуации.

Клиника с учётом результатов работы по проектно-сметной документации и выделения этого миллиарда и дополнительных средств будет введена в строй – я имею в виду, полностью дооснащена – в следующем году и начнёт работать.

М.Дегтярёв (член фракции политической партии «Либерально-демократическая партия России»): Россия в последние годы вложила огромные деньги в спортивную и туристическую инфраструктуру в связи с Олимпийскими играми и предстоящим чемпионатом мира. Это, конечно, дало серьёзный толчок развитию спорта, физической культуры и туризма.

Олимпийское наследие сегодня используется, оно востребовано, служит людям. Правда, это у многих вызывает зависть, многих раздражает.

В любом случае какие меры планирует принять Правительство, чтобы сохранить набранный темп в развитии физкультуры, спорта и туризма? Потому что грандиозных строек уже больше не предвидится, а традиции в физической культуре, спорте у нас великолепные, а с красотами и культурным наследием России соревноваться просто некому.

Д.Медведев: Не могу с Вами не согласиться, что в этом плане с нами трудно соревноваться, и подчас это, наверное, и зависть вызывает, и даже нападки на нас и наших спортсменов.

Мне кажется, знаете, что очень важно сделать? Вы точно сказали, что грандиозных строек не предвидится, но часть строек ещё идёт. Вот мы сейчас все стадионы завершим, сдадим их, передадим регионам, у нас будет уже современная футбольная Россия, проведём Кубок конфедераций, проведём чемпионат мира, проведём зимнюю Универсиаду – и действительно каких-то крупных строек не будет.

Но главное не это. Мы создали уже основу для занятий не только профессиональным спортом, но и любительским – физкультурой, и очень важно не потерять темп по строительству относительно небольших спортивных сооружений, которые должны быть в каждом населённом пункте. Даже в крупных деревнях должны быть полноценные спортивные сооружения.

В прошлом году мы построили 4 тыс. разных спортивных объектов – это неплохой темп. Нам нужно сохранить такого рода задел и строить во всех местах – и в городах, и в сёлах, начиная от дворцов спорта, которые есть ещё, действительно, не везде, и заканчивая небольшими площадками, которые должны быть на пришкольных территориях в сельской местности. Давайте этим вместе заниматься.

И.Гусева (член фракции политической партии «Единая Россия»): Правительство серьёзно занимается реформированием межбюджетных отношений, и для того чтобы простимулировать регионы по наращиванию собственного налогового и экономического потенциала, каждый год успешным регионам, где мы наблюдаем серьёзный рост экономики, выделяется 10 млрд рублей.

Но регионы разные, возможности разные (мы представляем регионы). Может быть, сделать следующий шаг и при сборе федерального налога дать возможность регионам оставлять не менее 50% от плановых цифр, согласованных с Министерством финансов Российской Федерации?

Д.Медведев: Мы довольно подробно об этом говорили, и в своём выступлении я тоже уделил этому внимание. Действительно, у регионов разные возможности, и мы обязаны это учитывать. В том числе есть и предложение, о котором Вы сказали. Всё это мы обязательно обсудим, постараемся принять сбалансированное решение, потому что мы не должны допускать существенной дифференциации в уровне доходов, мы должны выравнивать эти доходы. На всё это как раз и ориентирована деятельность финансово-экономического блока Правительства.

Я не буду сейчас специально глубоко во все эти цифры снова погружаться, называть, отмечу лишь одну позицию: в прошлом году объём поддержки, который был установлен для регионов, составил около 1,5 трлн рублей. Это очень большие деньги. Это и субсидии, и субвенции, и так называемые трансферты, и так называемые иные трансферты.

Естественно, мы будем мониторить ситуацию и принимать решения в зависимости от того, как она складывается в каждой конкретной территории. Но решения должны быть просчитаны. Я только что вам говорил о возможности появления новой инвестиционной льготы, которая рассчитана на инновационное производство. С другой стороны, мы должны помогать регионам, в том числе оставляя у них часть запланированной прибыли, и такие решения приняты. Такую оптимальную модель нам и необходимо выработать с вашим участием.

В.Гартунг (член фракции политической партии «Справедливая Россия»): В связи с резким ростом курса доллара в декабре 2014 года многие валютные ипотечные заёмщики, имеющие рублёвые доходы, попали в катастрофическую ситуацию.

Вот пример. Заёмщица-пенсионерка, взявшая в банке 6,2 млн рублей на квартиру с видом на МКАД, внёсшая первоначальный взнос 4,4 млн рублей, 4,4 млн рублей выплатила банку добросовестно в течение нескольких лет и теперь вынуждена вернуть банку квартиру, за которую она уже 8,8 млн заплатила, и ещё остаётся должна банку 12,5 млн рублей.

И таких ситуаций по стране примерно тысяча, у меня целая папка этих обращений. Они каждый день стоят у Государственной Думы.

При желании Правительство могло бы помочь им через программу АИЖК, установив простые критерии входа в эту программу: это дата оформления кредита до 15 декабря 2014 года и наличие обязательств в иностранной валюте. Готово ли Правительство Российской Федерации оказать гражданам, столкнувшимся с обстоятельствами непреодолимой силы, такую поддержку?

Д.Медведев: С точки зрения квалификации того, что произошло, я всё-таки придерживаюсь немного другой позиции. Это не обстоятельства непреодолимой силы, это не форс-мажор. Во всём мире (начнём с этого) риски всё равно должны просчитываться при заключении договоров.

Конечно, люди попали в очень сложную ситуацию, и мы в этом случае не руководствуемся общими нормами законодательства, в том числе гражданского законодательства, о том, что в этом случае все риски концентрируются на одном заёмщике. Хотя в настоящий момент количество валютных ипотечных кредитов и вообще валютных займов существенно снизилось, потому что наши люди всё-таки стали задумываться, что есть обстоятельства, которые могут сложиться неблагоприятным образом. Хотя это и не форс-мажор, ещё раз подчёркиваю.

Теперь в отношении того, как и кому помогать. У нас было принято решение в рамках АИЖК и в соответствии с теми процедурами, которые установлены, о помощи заёмщикам, которые попали в сложную ситуацию. На это были выделены деньги – если я не ошибаюсь, порядка 4,5 млрд рублей. В настоящий момент эта работа не закончена. В общей сложности помощь была оказана 20 тыс. заёмщиков, часть этих заёмщиков – валютные заёмщики. Никакого запрета на оказание им помощи нет, но мы, конечно, стараемся такие сигналы посылать, чтобы эта помощь и поддержка оказывалась не по сплошному принципу, потому что это довольно сложно, а прежде всего тем, кто попал в сложную жизненную ситуацию. Может быть, типа той, о которой Вы только что рассказали. Это могут быть и инвалиды, и пенсионеры, и военнослужащие, и семьи с большим количеством детей. Эта работа будет продолжена.

С.Пантелеев (член фракции политической партии «Коммунистическая партия Российской Федерации»): В текущем году на поддержку предприятий сельхозмашиностроения выделено 13,7 млрд рублей – это больше ассигнований прошлого года, но недостаточно для решения вопроса модернизации сельскохозяйственного производства. Вам известно, что порядка 40 млн гектаров пашни в стране не обрабатывается, техники для её обработки, особенно тракторной, не хватает, а мощности существенно изношены: 50% техники эксплуатируется более 10 лет, энерговооружённость ежегодно падает.

Чтобы активизировать решение этой задачи, в текущем году, по нашим расчётам, необходимо выделить из бюджета дополнительно 50 млрд рублей на краткосрочные кредиты сельхозпроизводителям и 50 млрд рублей на инвестиционные проекты и модернизацию сельского хозяйства.

Согласны ли Вы поддержать эти объёмы финансирования, принимая во внимание жизнеобеспечивающую роль сельскохозяйственной отрасли и то, что, как Вы сказали на итоговой коллегии, АПК является локомотивом экономики России?

Д.Медведев: С оценками того, что в настоящий момент делается, я уже выступал с трибуны – по поддержке сельхозмашиностроения. Но, видимо, здесь наши ощущения несколько разные. Я считаю, что за последние годы мы достигли существенного прогресса в области сельхозмашиностроения, потому что каждый год закупается 21–22 тыс. единиц новой техники – такого не было никогда за всю историю Российской Федерации.

В чём не могу с Вами не согласиться, так это в том, что нам нужно всё равно продолжить эту работу, потому что значительная часть парка служит уже более 10 лет, и в этом Вы абсолютно правы. Именно поэтому мы и сохраняем ассигнования на эти цели, и в этом году, как Вы справедливо сказали, – 13,7 млрд рублей на закупку сельхозтехники.

При этом ещё раз хочу обратить внимание на то, что здесь речь идёт о закупке именно нашей техники. В настоящий момент уже 55% сельхозтехники, которая используется аграриями, – это российская техника. Они стали её покупать, потому что она стала качественной. И здесь ситуация, когда, по сути, аграрный сектор даёт заказ нашему машиностроению, и это даёт очень хороший эффект. Этот курс будет продолжен. Считаю, что он приносит очень хорошие результаты.

По поводу необрабатываемых земель. Конечно, наша задача заключается в том, чтобы пашни вовлекать в оборот, и для этого был принят новый закон, касающийся оборота земель сельхозназначения, ответственности тех, кто держит такую землю. В этом смысле задача всех властей – доводить этот закон до исполнения, вовлекать неиспользуемые пахотные земли в сельхозоборот. Это действительно общая и очень важная задача.

Притом что – не будем лукавить, что называется – всё равно урожаи, которые мы собираем, существеннейшим образом отличаются от того, что было в советские времена, равно как и решение вопросов обеспечения продовольственной безопасности. Мы достигли таких уровней обеспечения продовольственной безопасности, которые заложены в доктрине, которых никогда в предыдущие годы – ни в постсоветский, ни в советский периоды – мы не достигали. Мы, по сути, кормим себя сами, это выдающийся результат. Результат работы по программе развития села за последние 10–12 лет.

Теперь в отношении дополнительных средств. Мы не отказываемся рассмотреть вопрос о выделении дополнительных ассигнований, естественно, с учётом ситуации, которая сложится. Я об этом ещё, может быть, чуть позже два слова скажу. Речь может пойти и о краткосрочных кредитах (я недавно встречался с производителями животноводческой продукции), и об инвестиционных кредитах. Такого рода обращения со стороны Минсельхоза в Правительство есть, они будут самым внимательным образом рассмотрены.

Но если вы ставите этот вопрос – я в данном случае уже обращаюсь к коллегам из Коммунистической партии, – если вы считаете целесообразным поддерживать сельское хозяйство, я просил бы вас поддержать и законопроект о бюджете, потому что именно там будут заложены эти ассигнования.

Я.Нилов (член фракции политической партии «Либерально-демократическая партия России»): Уважаемый Дмитрий Анатольевич, как Вы относитесь к предложению фракции ЛДПР наконец ввести в России прогрессивную шкалу налогообложения, но при этом тех граждан, которые получают, допустим, до 20 тыс. рублей в месяц, вообще освободить от подоходного налога?

Почему мы так ставим вопрос – давайте посмотрим, что происходит в стране. У нас с каждым годом всё больше людей находится за чертой бедности. У нас законом установлен МРОТ ниже величины прожиточного минимума. Это нонсенс! У нас практически все местные бюджеты дефицитные. При этом граждане видят, мы все видим, что ресурсы финансовые сосредоточены и централизованы в основном у ограниченной группы лиц. И мы считаем, что некая децентрализация сегодня крайне необходима.

Плюс такой бы налоговый манёвр, на наш взгляд, мог бы стать действенным инструментом для борьбы с бедностью и для того, чтобы государство смогло полноценно и в полном объёме выполнять все свои социальные обязательства. В том числе решился бы вопрос индексации пенсий работающим пенсионерам, о чём сегодня уже говорилось в ответах на вопросы.

Д.Медведев: Это предложение не новое, и такой подход разделяют многие коллеги из других фракций. Я, кстати, как и мои коллеги по Правительству, никогда не говорил, что мы навсегда отказались от изменения законодательной модели в области налогообложения доходов физических лиц. Но давайте от общетеоретических установок перейдём к практическим делам.

Так называемая плоская шкала налогообложения была введена 1 января 2001 года, у нас появилась единая ставка 13%. Я не говорю об удобстве администрирования, это само собой разумеется. В результате мы смогли существенным образом поправить ситуацию с уплатой этого налога, по сути, истребили «конвертную» схему, значительная часть экономики была выведена из серой зоны.

Поэтому, если принимать подобное решение, – понятно, не сейчас, потому что мы сейчас, по сути, ввели мораторий на изменение налоговой системы, а когда-то в будущем нам в любом случае нужно взвесить все плюсы и минусы такого рода изменений. Есть, наверное, плюсы, их нужно просчитать, но есть и очевидные минусы, о которых всё время говорят и которые невозможно отрицать.

Начнём с того, что возникнет колоссальная дифференциация по доходам. По понятным причинам значительная часть людей, у которых более высокая налоговая база, живут в крупных городах, в регионах, где больше населения. Как быть с другими регионами? Это первое.

Второе и, может быть, ещё более важное. По всей вероятности, может произойти возврат так называемых серых схем, когда в силу ряда причин деньги будут уплачиваться снова в конвертах. Этого мы допустить не можем, потому что в настоящий момент более 3 трлн рублей поступает в бюджет за счёт подоходного налога. Это огромная цифра.

Поэтому такого рода решения должны быть максимально тщательно просчитаны. И мы точно не должны потерять того, что достигли за последние годы. А в этом смысле наша страна была и остаётся примером для очень многих других юрисдикций или других стран. Ещё раз подчеркиваю, любой вопрос может обсуждаться, речь идёт только об уместности и времени постановки подобных вопросов и реализации подобных предложений.

А.Лавриненко (член фракции политической партии «Единая Россия»): В этом году кардинальным образом изменилась система льготного кредитования сельхозтоваропроизводителей, льготные кредиты выдаются по ставке не выше 5%, основная масса кредитов идёт через Россельхозбанк. Кредиты очень востребованы. Банк имеет массу заявок, но выделенных средств недостаточно.

Дмитрий Анатольевич, не рассматривает ли Правительство возможность докапитализировать Россельхозбанк?

Д.Медведев: Ваш вопрос, по сути, является продолжением того диалога, который у нас идёт на эту тему последний час.

Хочу прямо сказать, Правительство рассматривает такого рода предложения. Россельхозбанк является крупнейшим кредитором аграрного сектора, специализированным, по сути, в этом смысле финансовым институтом, коммерческим банком, поэтому мы заинтересованы в том, чтобы он был докапитализирован до нужного уровня.

В настоящий момент у нас на докапитализацию Россельхозбанка заложено 10 млрд рублей в структуре тех 215 млрд рублей, которые идут на финансирование сельского хозяйства. Но с учётом обсуждения этой темы, совещания, которое я провёл, было принято решение о том, чтобы изыскать ещё 20 млрд рублей за счёт высвобождения целого ряда инструментов, которые были направлены на поддержку банковской системы. Таким образом, Россельхозбанк сможет получить для докапитализации 30 млрд рублей, и это в значительной степени закроет те проблемы, которые существуют. Я считаю это очень важным.

Г.Омаров (член фракции политической партии «Справедливая Россия»): Увеличение продолжительности жизни и рост рождаемости должны быть важнейшими составляющими демографической политики Правительства Российской Федерации. Статистика за 2016 год свидетельствует о том, что эти показатели приобрели критический характер, рождаемость снижается, младенцев родилось на 50 тыс. меньше, чем в 2015 году, увеличение населения идёт за счёт миграции из стран ближнего зарубежья.

Очевидно, что существующие механизмы правительственного стимулирования роста населения видятся неэффективными. Сохранение нации возможно при коэффициенте рождаемости 2,11%, при коэффициенте 1,9% сохранение нации сложно, может понадобиться от 80 до 100 лет. При коэффициенте 1,3% сохранение нации невозможно, экономической модели не существует. В России сегодня коэффициент 1,7–1,8%.

Какие меры Правительство Российской Федерации намерено принять для исправления сложившейся демографической ситуации?

Д.Медведев: С частью того, что Вы сказали, я точно согласен. Мы действительно должны сделать всё, чтобы этот негативный тренд, который стал образовываться (я об этом уже тоже сказал, выступая), постараться преодолеть. Потому что мы сейчас попадаем в демографическую яму, связанную с выходом в репродуктивный период поколения 1990-х годов, там действительно провал, и нужно сделать всё, чтобы постараться этот тренд выправить. Сделать это непросто.

С чем я не согласен? Если говорить о системе поддержки деторождения, я лично принимал участие в формировании этой системы в 2006–2007 годах, реализовывал её впоследствии, я считаю, что у нас одна из лучших в мире, наиболее эффективных систем.

Давайте зададимся по-честному вопросом, в какой стране есть материнский капитал. Нигде нет его, только у нас в таком объёме. За счёт этого нам удалось сохранить демографические тренды, не только за счёт миграции, а именно за счёт естественного прироста населения (я уже не говорю о том, что очень важно продолжить работу по программе «Здравоохранение» и снижать смертность). Поэтому я считаю, что у нас одна из лучших, наиболее эффективных систем, но и она в известной степени себя исчерпала. Я спорить не буду, нам нужны новые подходы, нам нужно смотреть вперёд.

Когда мы начинали работать, у нас коэффициент был 1,3 (в 2006 году), и все говорили о том, что Россия однозначно будет вымирать, нам рисовали самые тяжёлые перспективы, падение населения страны до 100–110 млн человек.

Но этого не произошло. У нас 147 млн. И даже с учётом миграции и прихода Крыма – всё равно у нас ситуация выправилась, коэффициент сейчас 1,75–1,8. Вы правы, этого недостаточно, надо стимулировать, чтобы коэффициент был 2. Это очень сложно: чем более развитой является страна, тем более сложно стимулировать такого рода процессы, потому что люди, женщины прежде всего, задумываются о карьере, есть масса всяких разных проблем. Тем не менее стимулировать это можно.

Поэтому нам нужно подумать и о сохранении в том или ином виде программы материнского капитала, и о стимулировании – и это очень важно – рождения не только вторых и третьих детей (потому что это мы плюс-минус научились делать), но и о стимулировании рождения первенцев, и вот это действительно ключевая задача. Если мы все вместе сможем придумать инструмент финансовый, организационный, как это лучше сделать, наряду с региональными программами, наряду с программами выделения необходимых земельных ресурсов и так далее, – тогда, я считаю, наша задача будет выполнена.

Ю.Афонин (член фракции политической партии «Коммунистическая партия Российской Федерации»): Озеро Байкал – достояние национального и мирового масштаба, внимание к которому, кстати, активно проявляют наши западные и восточные партнёры. Мы знаем о серьёзных мерах, которые приняты для защиты озера, – это и закрытие Байкальского ЦБК, и противодействие гидростроительству бассейна Селенги, и принятие соответствующей программы. Однако, несмотря на те усилия, которые предпринимает Минприроды, региональные власти Иркутской области и Республики Бурятия, остаётся нерешённым целый комплекс проблем.

Одну из причин этого мы видим в том, что сегодня Байкалом занимаются разные федеральные ведомства, решения которых иногда противоречат друг другу. В результате нередки случаи, когда глава муниципалитета получает из прокуратуры два предписания: первое – предписание о строительстве социального объекта, второе – о запрете выделения земли под строительство этого объекта.

Какие комплексные меры Правительство намерено в ближайшее время принять для решения проблем Байкала?

Д.Медведев: Байкал является крупнейшим резервом питьевой воды на планете, жемчужиной нашей природы. Мы должны сделать совместно всё, чтобы Байкал сохранялся в том виде, в котором есть, и, наоборот, принять меры по недопущению дальнейшей деградации природных ресурсов и недопущению сбросов и иных проблем, которые связаны с самим озером.

Вот Вы упомянули субъекты Федерации, в которых эта программа в настоящий момент реализуется. Я начну с того, что и сами коллеги, в том числе в Иркутской области и в Республике Бурятия, должны максимально внимательно относиться к тем решениям, которые они принимают.

По поводу сбросов, по поводу всякого рода проблем, которые связаны с функционированием объектов на берегу озера. Некоторое время назад на эту тему даже был репортаж. Надо максимально тщательно контролировать утверждение проектно-сметной документации и по гостиницам, и по другим объектам, которые концентрируются на берегу озера. Это ответственность региональных властей, и её ни в коем случае невозможно перекладывать на плечи властей федеральных, это то дело, которым они должны заниматься вместе с муниципалитетами.

Теперь по поводу большой программы. Здесь я не могу Вас не поддержать, необходимо, чтобы всё это было в одних руках. Ровно поэтому было создано Байкальское управление Росприроднадзора, для того чтобы следить за ситуацией вокруг Байкала и выдавать необходимые предписания, именно поэтому этой темой и соответствующей программой занимается Министерство природных ресурсов, оно и должно отвечать за её реализацию.

У нас были выделены средства, порядка 30 млрд рублей, связанных с перепрофилированием и закрытием Байкальского целлюлозно-бумажного комбината. Сейчас уже эти процедуры все позади, но в то же время работы, направленные на минимизацию накопленного экологического ущерба, необходимо продолжить.

Средства, которые на это были выделены, необходимо окончательно освоить, создать и новые социальные объекты там, и новые туристические объекты, в то же время не допустить деградации биосферы, которая сложилась вокруг озера. Поэтому эта работа по ФЦП будет продолжена Министерством природных ресурсов. В настоящий момент готовятся поправки к программе и к закону об озере Байкал. Просил бы принять в этом участие.

С.Катасонов (член фракции политической партии «Либерально-демократическая партия России»): Проблема, которая волнует практически всех жителей нашей страны, – это ситуация, которая сложилась в области здравоохранения. Де-факто надо признать, что медуслуги стали платными для населения. Это обусловлено целым рядом фактором.

Во-первых, нет понятного, прозрачного перечня гарантированных государственных услуг. Во-вторых, тарифы, которые сегодня заложены в ОМС, экономически необоснованные, поэтому врачи, скажем так, принципиально переводят своих пациентов на платные услуги. В-третьих, так называемая оптимизация, которая привела к тому, что не только отделения закрываются, а сегодня целые районные больницы ликвидируются. Это вызывает социальное напряжение. В частности, в Оренбургской области в 5-тысячном посёлке тысяча человек вышла на улицу. Хотелось бы всё-таки понять, это и есть государственная политика в области здравоохранения либо ситуация будет меняться?

Д.Медведев: Мы с вами понимаем: такие решения, по изменению работы самой системы здравоохранения, лёгкими не бывают. Я отмечу лишь несколько моментов.

Первое – по поводу оптимизации, которая проходила и проходит в целом ряде территорий. Эта оптимизация должна быть, безусловно, разумной, она не должна причинять ущерб населению страны, и это ответственность региональных властей – как и какие решения здесь принимать. Мы со своей стороны готовы помогать, но здесь прежде всего критерием должны быть интересы людей, которые проживают в соответствующей местности. Этим же применительно к федеральным учреждениям должно руководствоваться и Министерство здравоохранения.

По поводу стандартов. Я считаю, что за последнее время мы смогли создать более современную систему стандартов, систему подушевого норматива финансирования. Естественно, мы заинтересованы в том, чтобы этот норматив рос, чтобы не было дифференциации в региональных системах здравоохранения, такой как существует.

В настоящий момент в соответствии с этим стандартом (на самом деле он есть и действует, я не могу согласиться с тем, что он не применяется), существует в соответствии с Конституцией, в соответствии с другими нормативными актами набор медицинских услуг, которые могут и должны оказываться бесплатно. Этот перечень никто не менял и менять не собирается. Это и амбулаторные услуги, и услуги, связанные со стационарным лечением, вызов врача на дом, скорая помощь, целый ряд других услуг, которые образуют базу для оказания услуг здравоохранения любому человеку в нашей стране.

Является ли эта система идеальной? Нет, конечно, она требует совершенствования, и мы, естественно, готовы всем этим заниматься. Но ресурсы внутри системы сконцентрированы очень значительные, таких ресурсов раньше не было. Общие ресурсы здравоохранения, или консолидированный бюджет, насколько я помню, – 2 трлн 220 млрд рублей. Мы должны сделать всё, чтобы эти деньги расходовались рациональным образом.

Последнее – по поводу платности услуг. Действительно, в ряде случаев злоупотребления платностью допускаются, здесь я спорить с Вами не буду. Это решения, которые не должны приниматься. За бесплатностью услуг должны следить все: и контрольные структуры, и прокурорские структуры. Подмена бесплатных услуг платными – это правонарушение, и за это должна наступать ответственность. О каждом таком факте необходимо сообщать в органы здравоохранения или правоохранительные структуры.

Набор платных услуг, которые оказываются населению, был установлен Правительством в 2012 году и никаким особым коррективам не подвергался.

А.Сидякин (член фракции политической партии «Единая Россия»): Уважаемый Дмитрий Анатольевич, Вы в своём выступлении уже отметили, что инфляция у нас замедлилась, и это действительно так. Но по бензину и дизельному топливу ситуация обратная – рост цен заметен. Я знаю, что Правительство предпринимает здесь определённые усилия, но из регионов раздаются тревожные звонки, что чуть ли не изо дня в день рост цен автолюбители на заправках наблюдают. Причём люди говорят, что цена на нефть растёт – растёт на бензин, цена на нефть падает, а на бензин всё равно растёт. И в этой связи опасаются, что этот процесс никогда не закончится.

Скажите, пожалуйста, насколько оправданны опасения граждан? Что предпринято (или будет предпринято) Правительством в этом болезненном вопросе?

Д.Медведев: Этот вопрос действительно очень острый, и мы постоянно получаем сигналы, мои коллеги собирают совещания, приглашают туда нефтяников, разбираются, почему в том или ином регионе произошёл рост, почему образуется дефицит. Очевидно, что бензин является подакцизным товаром, и в ряде случаев принимались решения об увеличении акцизов в непростой финансово-экономической ситуации. Но если брать совокупно – я понимаю, что средняя температура по больнице мало кого интересует, тем не менее усреднённый рост цен на бензин за прошлый год оказался ниже инфляции. Потому что инфляция у нас была 5,4%, а рост цен на бензин составил 4,1%. Но это не означает, что везде ситуация была гладкой. И в этом смысле Вы абсолютно правы.

Что здесь делать? Мне кажется, мы уже с вами научились работать в этом направлении. Должен быть тотальный контроль. Если что-то происходит не в связи с изменениями базовых цен или изменениями акцизной политики – а это злоупотребления либо поставщиков, либо посредников, – на это необходимо влиять. Мы готовы это делать по линии Правительства, и такая работа будет продолжена. Я просил бы и вас, как коллег по Государственной Думе и коллег по фракции «Единая Россия», также максимально тщательно следить за всеми процессами в разных регионах и в случае необходимости сообщать нам, чтобы мы могли принимать оперативные меры. При понимании того, что, естественно, в конечном счёте эти цены определяются спросом и предложением, потому что это та сфера, которая государственному регулированию подвергается только косвенно.

О.Нилов (член фракции политической партии «Справедливая Россия»): Одной из основных причин преждевременной смертности в России является массовое употребление гражданами, причём часто неосознанное, фальсифицированного алкоголя. Десятки тысяч отравленных ежегодно, сотни тысяч умерших от сопутствующих заболеваний, тысячи «фабрик смерти» по всей России, миллионы литров контрафакта. Всё это производится и реализуется часто при попустительстве властей и силовых структур. Причина – многомиллиардные доходы, идущие мимо казны в карманы криминальных структур, часть которых идёт на прямой подкуп чиновников-силовиков. Наши законы о госмонополии на спирт, о приравнивании бутлегеров к фальшивомонетчикам, о возврате контроля государства, а значит, и многомиллиардных доходов, не поддерживаются Правительством. Но самое главное, нет персональной ответственности за это тихое массовое убийство – от участкового до начальника ГУВД, от главы поселкового муниципалитета… Правда, за исключением одного региона, есть такой регион – это Чечня, где власть Рамзан Кадыров употребил и навёл порядок.

Дмитрий Анатольевич, где отставки и посадки за этот народомор?

Д.Медведев: Если говорить о правоохранительных органах, то они работают, в том числе и по печальным фактам, которые были в прошлом году. Надеюсь, что посадки там точно будут.

А в отношении того, как нам регулировать эту сферу. У нас в целом количество смертей от употребления алкоголя, в том числе алкоголя некачественного или опасного, снижается. Но всё равно общее количество таких трагических ситуаций огромно, около 15 тыс. человек в год. Хотя совсем недавно эта цифра была где-то почти в два раза больше. Тем не менее существует целый набор идей о том, каким образом в этой сфере навести порядок.

Я знаю о том, что «Справедливая Россия» предлагает рассмотреть вопрос о введении государственной монополии. Мы неоднократно к этой теме обращались, обсуждали её и с коллегами по Правительству, и с представителями силового блока.

Понимаете, что работает в целом ряде скандинавских стран – не факт, что таким образом будет работать у нас.

Начнём с того, что те печальные факты, о которых Вы сказали, связаны ведь с употреблением непищевого алкоголя, а когда речь идёт о государственной монополии, речь идёт обычно о введении государственной монополии на производство спирта. То есть одним этим решением эта задача не закрывается.

Во-вторых, есть другой момент. Если это делать, необходимо выкупать эти спиртзаводы, хотя и сейчас значительная часть спиртопроизводства осуществляется «Росспиртпромом». То есть в принципе поставить это под контроль можно и должно.

Сейчас самое главное, чтобы на эту систему в полной мере распространить правила ЕГАИС, то есть автоматизированного учёта, чтобы мы понимали движение по всей цепочке. Это поможет навести порядок, в том числе в отношении нелегальных производителей – а с ними борьба идёт: смею Вас уверить, не все те структуры, которые с этим борются, сидят на финансировании у подобного рода каких-то водочных королей, значительную часть доходов, которые связаны с производством нелегальной водки и спирта, за последнее время удалось просто нейтрализовать. Это было сделано по целому ряду территорий, в том числе по Северной Осетии, где, как известно, этот бизнес очень сильно процветал. То есть бороться с этим можно.

Есть и другие меры. В настоящий момент мы рассматриваем распространение всей ЕГАИС не только на производство спирта, но и в том числе на производство технических видов спиртов, чтобы мы понимали, что с ними происходит (это задача, которой занимается целый ряд ведомств и которая, надеюсь, в ближайшее время будет решена), включая сырьё для производства всякого рода химической продукции и продукции, которая идёт на прилавки магазинов.

Здесь, я считаю, нужно объединить усилия и постараться создать универсальную систему контроля и надзора.

Введение же государственной монополии, возвращаюсь к той идее, которую Вы сформулировали, в настоящий момент – нам во всяком случае – представляется малореалистичным. Но самое главное, скорее всего, эта монополия не принесёт желаемого эффекта. Хотя, если будут представлены убедительные доказательства того, что это в конечном счёте в масштабах страны создаст, и предложения, каким образом эту задачу решить, естественно, Правительство готово рассмотреть и инициативу «Справедливой России».

В.Володин: Заданы все вопросы от фракций в соответствии с ранее принятым регламентом обсуждения отчёта Правительства, переходим к выступлениям руководителей фракций.

Г.Зюганов: Уважаемые коллеги, члены Правительства!

В политике, чтобы не делать лишних ошибок, надо быть как минимум принципиальным. Когда мы говорим о кризисе и наших партнёрах, надо помнить, что многие партнёры маски сняли, рукава засучили, сапоги начистили, беспилотники зарядили, и цель их не Украина и Сирия, цель их – Россия, и из этого надо исходить в своей финансово-экономической политике в ближайшее время.

Что касается формулы выхода из кризиса, она звучала в этом зале и в выступлениях Президента, который призывал нас к консолидации сил на фоне происходящего, и в выступлениях Святейшего Патриарха, который заявлял, что надо взять с собой и Святую Русь, и великую российскую державность, и советскую справедливость, и в выступлениях нобелевского лауреата Жореса Алфёрова, ибо без современного научно-технического прогресса и качественного образования все эти задачи не решаемы.

К сожалению, Дмитрий Анатольевич, в политике Правительства не учитывается эта главная формула вывода страны из кризиса. Многие министры, наверное, о ней и не слышали.

Раскол в стране усиливается, кто бы что ни говорил, у нас 1% населения захватил 90% собственности, а страна продолжает нищать – это является главным позором: 40 млн граждан еле сводят концы с концами, хватает средств только на одежду и лекарства. Мы обязаны всё сделать, чтобы исправить это положение.

Что касается озлобленности, она нарастает на глазах – это видно и по отношению к врачам, и по ситуации, которая складывается на транспорте: каждый день вы видите эти ужасные кадры, которых раньше в жизни нашего общества не было.

Кризис в целом продолжает углубляться. И на мой взгляд, если мы не сменим курс и не укрепим кадровый состав Правительства, политический кризис будет неизбежен.

Вы первым заявили (я помню, в Ярославле) о необходимости модернизации. Мне казалось, эта линия восторжествует. Ничего похожего. Посмотрите на свои конкретные сводки. ВВП за последние четыре года упал на 8%. Мы недополучили товарной продукции на 100 трлн рублей. Три годовых бюджета выброшены на свалку, а не включены в оборот.

Внешний долг уже 530 млрд долларов, это на 150 млрд больше, чем золотовалютные резервы. Вы понимаете, что это такое при нынешней политике главного глобалиста – Америки.

Если посмотреть на общественные настроения: одни живут в интернете, другие в телевидении, а реальность направлена на дестабилизацию происходящего. Я видел трагедию СССР, видел поведение Ельцина. И никогда не думал, что мы доживём до тех дней, что не сбережём свою страну и не выполним наказ избирателей – сохранить единое Союзное государство.

Главная, на мой взгляд, ошибка: нет нормального управления в стране. Президент довольно эффективно занимается международной политикой, силовики борются с преступниками, у них огромная работа, стараются делать это профессионально, а Правительство, особенно финансово-экономический блок, ползёт по ельцинско-гайдаровской колее. Всё крутится у них вокруг сводки текущего дня. Но сегодня текущий день даже не может прокормить нормально.

Правильно вы гордитесь: хлеба вырастили больше. Но ни в одном магазине он не стал ни на копейку дешевле, а люди потеряли в доходах за три года примерно 20%. Тогда почему, если хлеб есть, гоним за кордон, а у себя не можем отрегулировать нормально цены? Мы должны всё сделать, чтобы исправить ситуацию. Мы в этом вопросе подходим абсолютно прагматично и конструктивно. Назову некоторые идеи.

Мы предложили отработать стратегический план. Вы все поддержали, приняли закон. Для того чтобы отработать, надо предложения собрать со всей страны и с каждого субъекта, оттянули это на 2018 год и опять барахтаемся в текущих проблемах. Но разве такой гигантский корабль, как наша страна в 11 часовых поясах, может работать и идти вперёд без соответствующего компаса и стратегии? Китайцы приняли две стратегии – к 100-летию Компартии и к 100-летию образования республики. Смотрите, какими темпами идут, кто нам не даёт поучиться у них! I квартал – 7 с лишним процентов промышленность, а у нас к февралю по ВВП – минус 1,5%. А Вы говорите, у нас всё хорошо. Совсем это не так.

Наука и образование. Все в мире знают: чтобы провести модернизацию, надо минимум вкладывать в науку – 7%, в образование 7% от ВВП и примерно столько в здравоохранение. У нас это в два с лишним раза меньше.

А посмотрите с этим ЕГЭ. Новый министр взялась за это, её со всех сторон стали колошматить. За что? За то, что она решила вернуть школе доброе русское и советское имя? Это делают те, кто ничего не понимает в образовании.

А если посмотреть, мы же создали уникальное учебное заведение у Алфёрова: школа, институт, академия, опытные производства. Почему не внедряют это хозяйство? Фильм отснят великолепный на эту тему.

Народные предприятия. Вы же сами помогали, когда Маркелова отгоняли от нашего лучшего хозяйства – «Звениговское». Оно стало чемпионом в Европе, а не только в нашей стране, 13 млрд общий оборот, 1 млрд одних только налогов заплатили.

Почему у нас великолепные фильмы лежат про народные предприятия? Почему не хотите показать, как умные, образованные современные люди двигают вперёд производство?

ЖКХ. Кто бы что ни говорил, в хрущёвках живёт 40% населения. Они решили свою проблему. Но сегодня, если вы не утроите вложения в ЖКХ, это будет бомба, которая взорвётся в каждом городе. У нас уже в этом году дефолт коммунальный – Воркута, Пенза, Красногорск… Неужели вы не чувствуете эту жуткую опасность?

У нас страна стоит на миллионе километров трубопроводов разного сечения – от магистральных до квартальных. 600 тысяч сгнило.

ЖКХ требует особого подхода. Здесь он такой стандартный, текущий, он не решает ни одной проблемы. Москва проявила инициативу, правильно сделала. Но без поддержки всех регионов, без соответствующих программ от Владивостока до Калининграда невозможно решить. Нужна общенациональная государственная программа, и мы её в состоянии решить.

Если взять коррупцию. Я Вам благодарен, когда Вы отогнали Маркелова от нашего хозяйства. На него ж вот такая стопка лежала, силовики всё подтвердили… Но это тоже ненормально, когда один за другим садятся губернаторы. Это авторитет власти. Отработайте кадровую политику. У нас была гениальная кадровая политика. Куда у нас нормальные люди подевались? Почему вы не хотите ни к кому прислушаться ни слева, ни справа?

Что касается партийного строительства. С Вами обсуждали (Жириновский помнит, Миронов помнит), мы Вам объясняли – в мире три-четыре политических течения. Всё остальное от лукавого. Как развивалась Америка, как Англия, как Китай, как Франция. У нас сейчас 77 партий…

И таких вопросов много. Но хочу, чтобы почувствовали. Ещё раз заявляю, нас не взяли ни батыи, ни наполеоны, ни гитлеры... Нас раздолбили русофобией, антисоветизмом и национализмом. Это хуже термоядерного оружия. Гляньте на Украину, посмотрите вокруг.

Идём к 100-летию. Это не только мой праздник, это гениальный эксперимент в мире, который спас распавшуюся империю, ведь империя распалась на 47 территориальных квазиобразований. Собрали, 6 тыс. заводов за 10 лет построили, победили, в космос прорвались. Давайте вместе готовиться к этой уникальной дате. К нам приедут из 150 стран – лучшие государственные деятели и парламентарии, ваши коллеги. Это наш общий национальный праздник. Вам в любом случае придётся возвращаться к ленинско-сталинской модернизации, изучать опыт реформ Китая... А пока ваше Правительство работает очень слабенько. И если у вас дальше будет Кудрин и ему подобные, просто обвалимся. Нельзя этого допускать категорически.

В.Жириновский: Раз передо мной выступали левые депутаты, я, естественно, нахожусь под впечатлением. Когда мы слушаем всё, что здесь говорится, у нас у всех настроение ухудшается. Для чего мы всё это говорим? Всё плохо, Россия вымирает, ещё что-то там... Зачем про плохое день и ночь говорим? Вечером включите телевизор: из десяти сюжетов новостей девять отрицательные, всё отрицательное, каждый день. Это тоже неправильно. Это не свобода слова. Надо создавать хорошее настроение.

Когда мы говорим про русофобию, то надо брать причины. У нас был союз Антанта: Британия, Франция, Россия. Никакой русофобии не было. Мы вместе должны были добить Германию в 1917 году. Кто остановил это всё?

Поэтому никаких экспериментов не надо. Надо было беречь правительство царское – не уберегли, временное не уберегли. Советское было – так всё было хорошо, что его не уберегли тоже? Надо же смотреть на всё объективно. А то мы вырываем всё кусочками – нравится это, нравится то, нравится другое...

А причина? Мы говорим, распалось государство на сколько-то там... Оно не распалось бы, если бы кто-то не захватил власть в Петрограде, ничего не распалось бы. Захватили власть, разогнали всех, объявили другую власть. Вот в это время и стали разбегаться, потому что нет хозяина в доме. А зачем этого хозяина убрали? Ну так же нельзя.

Вот сколько великих достижений было! А сколько крови, сколько жертв, сколько трупов? Ведь сегодня мы почему мучаемся? Людей не хватает. Почему об этом честно не сказать? Не хватает хороших, образованных, опытных. Посмотрите, у нас большинство министров – какое образование? Финансисты, социологи, журналисты даже есть. Видите, как хорошо. Оборонная промышленность, а курирует журналист. Вот я бы никогда в жизни не согласился. При советской власти одни технари были. Я предлагаю на руководящие должности поставить инженеров по всей стране. Они меньше совершат ошибок, у них специальное мышление. И главной профессией в стране объявить – инженер транспортного машиностроения, чтобы в эти вузы шла молодёжь.

Вот претензии к Министру труда и Министру образования: кого они нам готовят? Министерство образования готовит специалистов, которые не нужны нашей экономике, а Минтруд не может их трудоустроить. Есть три вуза, ни один выпускник которых не работает по специальности. Да закройте их! Так же нельзя. Почему вы не закрываете эти вузы или не трансформируете их профиль подготовки кадров? Вы бережёте академиков и преподавателей, а студенты вас не интересуют.

Сейчас посол в Турции – вакантное место. Почему? Не могут подобрать нужную кандидатуру со знанием турецкого языка. Я их предупредил, что недопустимо направлять послами людей, не знающих языка. А востоковедов полно подготовили. Где же специалисты? Больше всего у нас готовят востоковедов, вакансия образуется – нет специалиста.

Минфин. Что он делает, Минфин? Бюджет мы утверждаем осенью, а деньги почему не идут в январе? Вот сейчас у нас с вами 19 апреля. Пусть нам скажет господин министр: деньги пошли уже все по бюджету 2017 года? Нет. Где они находятся? Почему они лежат в Москве? Почему их не спустить туда, в регионы?

Как мы управляем промышленностью? Мы разогнали министерство. Хорошо. Создали ассоциации. Какая разница? Слово другое, да? Ассоциация. Те же проблемы. Укрупнять надо руководство предприятиями, собрать все мелкие предприятия. Не хотите назвать министерством, пусть будут ассоциации, но деньги нужно давать как можно раньше.

Минэкономики должно более точный прогноз давать. Не могут дать точный прогноз. Почему? Не знают экономики. Замещение идёт по верху. Снизу брать нужно, тогда будет результат, а так результат будет плохой.

Вот вы арестовали Маркелова. Если бы он остался в ЛДПР, он бы здесь сидел, в зале, а попал в «Единую Россию» и сейчас сидит в СИЗО.

Поэтому, когда берёте людей, вы хоть у нас спросите, что за человек…

Ресурсов много. Но почему мы держим 400 млрд долларов, наши валютные запасы? Почему Правительство не может у Центрального банка взять деньги? Почему ЦБ выше Правительства, ЦБ выше Президента, выше нас с вами? С какой стати? Кто дал такие права Центральному банку, что он командует экономикой, он решает, какой будет курс? А может быть, мы будем решать, какой будет курс? Кто нам установил курс 56 рублей? Почему в Туркмении 3 маната (местная валюта) за доллар? По всему миру 2–3 рубля за доллар, если перевести на рубли, только в России с самыми богатыми ресурсами 60, 70… Это тоже нужно разбираться. И почему нельзя эти деньги использовать?

Вот мы за эти годы много денег бросили на спорт. Хорошо. Красивый город Сочи. Хорошо. Чемпионаты проводим. Хорошо. А если все эти деньги бросить на дороги? Я вас уверяю, проблема с дорогами была бы решена. Или все эти деньги бросить на жильё? Проблема с жильём была бы решена. А кто принимал решение все ресурсы страны бросить на сооружение великолепных спортивных сооружений? Людям нужны дороги и дома на первом месте. А потом он на стадион пойдёт. А если дома нет, что он после матча будет делать?

И построили пятиэтажки. Где, в какой стране мира строят на 40 лет? 100 лет, 150 стоят дома, при царе построенные, а Хрущёв построил, и уже сносить надо. А что нужно было делать? Дайте землю и дайте стройматериалы, и сейчас бы люди жили каждый в своём доме. Но нельзя, частная собственность. Мы же коммунизм строили…

Нам же уже обещали, Дмитрий Анатольевич, построить миллион коттеджей, деревянное строительство… Это прозвучало. Ну и что дальше? Кто-то остановил, потому что боится власть независимых граждан. Будут жить в отдельных домах, своя машина, свой офис, своя мастерская. Вот этого власть боится. Поэтому здесь надо смотреть и думать, почему три эпохи и трижды мы боимся сделать народ богаче, независимее, самостоятельнее.

Вот арестовали этого Маркелова, а он мне говорил: «Что я, белая ворона, что ли? Все берут, и я буду». Вот вам психология губернатора. Тогда когда других арестуем? Сразу нельзя? Постепенно, по три-четыре человека в год? Я согласен, сразу – это коллапс будет в управлении.

Вот эти все декларации, мы зачем это делаем? Мы народ раздражаем. О какие богатые министры, депутаты, губернаторы!.. А пресса радуется: ой, ещё одна машина, вот ещё там где-то квартира, ой, там за границей... Я много раз предлагал: уберите все декларации. Вы знаете, кого надо арестовать, и арестовывайте без деклараций. Вы прекрасно знаете, кто ворует и у кого какие деньги. И зачем лишний раз народу создавать такое впечатление, что есть мультимиллионеры, миллиардеры и есть зарплата 5 тыс., 7 тыс. и так далее? Это ровным счётом ничего не даёт, это только конфликты в семье...

Штрафы. Подают заявления в суд о защите чести и достоинства на миллиард. Это кто должен отдать такой штраф? Кто мешает указать: штраф не больше размера трёх средних зарплат этого человека? И то он три месяца будет без зарплаты…

Министерство сельского хозяйства. Ну что мы с турками из-за помидоров спорим? А чего мы раньше помидоры не выращивали? Почему, когда нас зажали со всех сторон, у нас вдруг появился скот и всё остальное?

И Кубань, пустая Кубань. Где пляжи? 200 км пустого побережья. Попробуйте взять землю, попробуйте там построить. Сочи – великолепно. Остальное – пустые километры. Люди в Турцию едут, а там теракты. Куда ехать людям? В этом виноваты эти вот министры, и поэтому мы должны думать об этом… Смотрите, как они сидят все, Дмитрий Анатольевич, смурные, грустные.

Нужно улыбаться, вы министры самого лучшего в мире правительства! Самой сильной в мире страны! За вами самые большие деньги и самые лучшие депутаты Государственной Думы!

В.Васильев: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемый Вячеслав Викторович! Гости, дорогие коллеги, друзья!

Сегодня у нас очень важное обсуждение. Уже девятый год эта традиция в России. У нас есть возможность всегда и подготовиться, и выслушать доклад, и задать вопросы. В этом году их как никогда много. Они содержательные, и ответы на них тоже были развёрнутыми.

Разговор очень важен, об этом говорили все выступающие. Сегодня необходимо отметить, что Россия живёт в условиях жёстких международных санкций, преодолевая последствия экономического кризиса – падение мировых цен на энергоносители.

И обсуждая сегодня работу Правительства, мы должны сделать ряд выводов о том, как справилось государство в этих непростых условиях. Прошлый год был особенно важен, в 2016-м решалось: либо мы преодолеем последствия кризиса и создадим возможность для экономического роста, либо будет стагнация, которая неизбежно приведёт к сокращению социальных расходов.

Думаю, что все вы, уважаемые коллеги, к какой бы политической фракции кто ни относился, согласитесь: с этой сложной ситуацией вместе с Правительством нам удалось справиться, и отчётные цифры, пояснения, которые мы слышали, тому свидетельство.

Все социальные обязательства государства неукоснительно исполняются, несмотря на сокращение доходов в 2016 году. Фактически проведена индексация, доиндексация пенсий. Исполняются майские указы Президента, в том числе касающиеся увеличения заработных плат врачей, учителей и других работников социальной сферы.

Правительство услышало предложения Думы при внесении изменений в бюджет 2016 года и принятии бюджета 2017 года, что позволило сохранить объёмы поддержки сельского хозяйства, существенно поддержать оборонно-промышленный комплекс, ремонтировать и строить дороги, а также запустить новые проекты по благоустройству дворов, парков, по дополнительному финансированию муниципальных домов культуры и малых театров.

Несомненным успехом является рекордное с 1990 года снижение темпов инфляции, а ведь она в первую очередь бьёт по самым бедным слоям населения.

Необходимо отметить, что Правительство и Центральный банк в прошлом году провели санацию банков, убрав с рынка недобросовестные и ненадёжные организации, тем самым защитив интересы населения, вкладчиков, обеспечив стабильность финансовой системы нашей страны. Это позволило нам выйти на важнейшее решение – создание национальной платёжной системы «Мир», что в современных условиях необходимо для сохранения экономического и политического суверенитета страны, нашего бизнеса, нашей банковской системы.

Сегодня мы принимаем во втором чтении законопроекты, которые позволят в ближайшее время перевести на расчёты в рамках национальной платёжной системы работников бюджетной сферы и пенсионеров. То, о чём последние 20 лет говорили все фракции, нам удалось решить. И не могу не отметить, что это стало возможным благодаря тому, что нынешний состав Государственной Думы, избранный 18 сентября 2016 года, начал работать в постоянном диалоге с Правительством. И Председатель Правительства сегодня тоже на это обратил внимание и отметил.

Наша с вами важнейшая задача – выйти на повышение качества принимаемых законов. Об этом говорили все выступающие, и решить эту задачу без Правительства, разумеется, мы не сможем. Более 50% рассматриваемых сегодня законопроектов внесены Правительством, а на остальные законопроекты мы будем получать заключения и отзывы.

Хотелось бы поблагодарить, Дмитрий Анатольевич, Вас за то, что Вы занимаете принципиальную позицию и, несмотря на сопротивление некоторых чиновников, поддержали все фракции Государственной Думы, предложившие внести дополнительные механизмы совместного контроля за качеством принимаемых законов.

Во-первых, мы предложили поправку в 125-ю статью Регламента Государственной Думы о том, что отныне по законопроектам, требующим издания подзаконных актов, перед третьим чтением Правительство будет представлять подробную информацию о содержании и сроках принятия соответствующих подзаконных актов. Важно, что такая норма закреплена и в правительственном регламенте. Представляете, какая это возможность изменить законы к лучшему!

Во-вторых, Правительство по просьбе Государственной Думы будет оценивать регулирующее воздействие принятых во втором чтении законопроектов, касающихся экономической политики и прав бизнеса. Уверен, что эти решения помогут нам увеличить эффективность совместной работы.

Вместе с тем, говоря о взаимодействии с Правительством, хочу поднять и некоторые волнующие фракцию вопросы.

Первое. На прошлой неделе нами в первом чтении был принят подготовленный группой моих коллег законопроект, позволяющий жильцам при оплате общедомовых нужд переходить от нормативов к показаниям общедомовых счётчиков. В данном случае мы фактически исправляем ошибку, допущенную восемь месяцев назад, которая вместе с постановлением Правительства от 26 декабря 2016 года привела к резкому завышению стоимости жилищно-коммунальных услуг, недовольству людей, нарушению принципа справедливости и поощрению бесхозяйственности. Примеры подобных ошибок, к сожалению, не единичны, и виной тому ведомственный лоббизм, в противостоянии которому, Дмитрий Анатольевич, Вы нас поддерживаете. Спасибо за это. Это ситуация, когда те или иные министерства вместо того, чтобы вносить свои законопроекты на обсуждение Правительства, на общественное обсуждение, пытаются в обход добиться их принятия через отдельных депутатов, кстати, в различных фракциях. С ведомственным лоббизмом и нам, и Правительству вместе нужно бороться самым жёстким образом.

Второе. Нерешённой остаётся проблема закредитованности регионов, об этом уже говорили. К сожалению, принимаемые нами меры по замещению коммерческих кредитов бюджетными оказываются явно недостаточными. Есть регионы, долг которых сегодня составляет почти 100% от годовых доходов их бюджетов. Правительство должно выработать план чрезвычайных мер по наведению порядка в этой сфере, с тем чтобы помочь этим регионам вылезти из долговой ямы.

Третье. Острейшей финансовой проблемой для многих регионов являются, по мнению наших коллег из субъектов Федерации, почти кабальные соглашения между регионами и Министерством финансов, исполнить которые зачастую невозможно.

Мы считаем, что все вопросы, связанные с финансированием регионов в рамках межбюджетных отношений, должны решаться не на трёхсторонней комиссии и не ведомственными актами, а приниматься в этом зале, обсуждаться в Совете Федерации и утверждаться Президентом в федеральном законе о бюджете.

Это сделает систему более прозрачной и позволит всем депутатам, представляющим те или иные регионы, а не только тем, которые входят в состав трёхсторонней комиссии, участвовать в обсуждении и принятии соответствующих решений. Регионы будут получать информацию об объёмах финансирования не в марте-апреле текущего бюджетного года, как это происходит сейчас, а в ноябре предшествующего. Мы понимаем, что в этом случае возрастёт количество поправок, подаваемых ко второму и третьему чтению бюджета, но считаем, что такое решение будет серьёзным шагом на пути создания открытого, понятного и для федерального центра, и для регионов бюджета. Со своей стороны (Владимир Вольфович (Жириновский) говорил об энтузиазме) мы готовы работать и до ночи, чтобы решить эту задачу.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич, мы очень надеемся, что в текущем году нам удастся перейти к устойчивому росту национальной экономики. Основа для этого заложена, как вытекает из Вашего доклада. Наша фракция готова работать в этом направлении с Правительством. И для этого просим Вас ставить Правительству более амбициозные задачи, как их ставит Президент. Дума неоднократно подчёркивала, что приоритетным в работе Правительства должно стать полное и неукоснительное исполнение указов Президента от 7 мая 2012 года.

Завершая своё выступление, хочу сказать следующее. Мы готовились к сегодняшнему обсуждению, внимательно слушали доклад Председателя Правительства, его ответы на наши вопросы. Их было много, как никогда много. Позиция фракции «Единая Россия», моих коллег, едина. Мы считаем, что Правительство в непростых условиях сработало достаточно эффективно, обеспечив выполнение обязательств государства перед людьми и заложив основу для дальнейшего развития нашей страны.

С.Миронов (руководитель фракции политической партии «Справедливая Россия»): Уважаемые коллеги! Оптимизм Правительства подкупает, и очень хотелось бы следовать этому оптимизму. Как мы слышали от предыдущего министра экономики, точки роста найдены, инфляция локализована, процветание не за горами. Не экономика, а просто песня! Правда, достаточно всего лишь двух-трёх сводок Росстата, чтобы поставить этот оптимизм под очень большое сомнение. Рост экономики близок к статистической погрешности. За два года реальные доходы граждан нашей страны упали на 9%. За чертой бедности сегодня находится более 20 млн человек.

Правительство рассуждает о политике развития, но для всё большего количества россиян эта политика – политика выживания. По официальной статистике, рост цен с начала года составил 1%, а население устойчиво не верит в официальные цифры инфляции. Люди говорят: такое ощущение, что, кроме рубля, всё дорожает. Правительство всячески избегает слова «кризис», а 78% взрослого населения нашей страны уверено, что сейчас в России полноценный экономический кризис. Более 40% людей в нашей стране получают зарплату менее 20 тыс. рублей в месяц. Среднюю зарплату, о которой рапортует Росстат, люди в регионах не видят.

Согласно официальному сценарному прогнозу на 2017–2019 годы, Правительство вообще не ставит себе задачу снижать численность населения с доходами ниже прожиточного минимума. Это недостойно нашей великой страны. Доходы ниже прожиточного минимума – это даже не бедность, это нищета. Всевозможные опросы показывают, что уже каждый четвёртый гражданин России сегодня экономит на еде. Это позор! Среди работающих бедных много молодых семей с детьми – не менее трети. Бедность особенно вопиюща в сёлах и небольших городах. Нелегко и среднему классу, 70% которого экономит буквально на всём. Как в этой ситуации можно рассчитывать на экономический прорыв и демографический рост?

Из-за роста цен пенсия снова стала синонимом бедности. Пенсионеры тратят деньги всего на три позиции из перечня товаров и услуг, по которым определяется индекс роста цен, – это жилищно-коммунальные услуги, лекарства и, конечно же, питание. Это те сферы, где были самые мощные ценовые скачки.

Буквально два штриха по здравоохранению и жилью. Сегодня у нас в результате оптимизации 16 тыс. населённых пунктов Российской Федерации (в XXI веке!) полностью лишены какой-либо медицинской помощи. Сегодня у нас в результате оптимизации количество врачей резко сократилось.

Хроническое безденежье, чехарда пенсионных реформ, страх потери работы, дамоклов меч нищеты вызывают сильнейшую социальную депрессию, недоверие к институтам власти, подрывают единство нашего общества. Попытки экономического блока Правительства вместо реальной борьбы с бедностью подправить картину за счёт манипуляций с величиной прожиточного минимума, МРОТ и индекса цен вызывают у людей лишь раздражение.

Вывод один – нынешняя экономическая модель полностью себя исчерпала.

Заявления некоторых министров экономического блока нередко вообще носят провокационный и запугивающий характер. Парадоксально, но вся правительственная дискуссия о налогах сползает к увеличению налоговой нагрузки на низкодоходные группы населения. Чего только стоит предложение повысить подоходный налог до 15% или попытки вывести из тени самозанятых, обещая освободить их от налогов на два года, начинать взимать налоги на третий! Как можно искать в нянях и репетиторах источник устойчивых бюджетных доходов? Может, надо просто поблагодарить их за то, что они спасают свои семьи от нищеты?

Без структурных реформ и инвестиций экономику не поднять. Но главное – надо развернуть экономику лицом к человеку. Если не придать экономике человеческое измерение, ничего не получится. Нужны мотивы и стимулы к труду. В условиях, когда труд, созидательная деятельность не является гарантией справедливого вознаграждения и заслуженного социального статуса, никакого экономического чуда не будет.

Теперь о структурных реформах.

Первое. Вялость инвестиционного процесса очевидна. Инвестиции в основной капитал снижаются третий год подряд – откуда взяться экономическому росту? Хватит связывать структурные реформы с сокращением доли государства в экономике и с приватизацией! Мы уже проходили это и остались у разбитого корыта. Нужны локомотивы экономического роста. Хочу назвать три важнейших.

Это государственные инвестиции в инфраструктуру. Причём здесь не просто допустимы, а желательны именно мегапроекты, такие, например, как высокоскоростной транспортный коридор между Европой и Азией через Россию. Дороги – это рычаг стягивания огромной территории страны в интересах наших граждан, оказавшихся в тисках многочисленных моногородов. В России во все времена дороги кормили людей.

Это строительство доступного жилья, передача его гражданам на условиях социального найма. Это само по себе может стать одним из мощнейших стимулов экономического роста. Пора распрощаться с догмой, что ипотека – единственный путь решения жилищного вопроса в России, особенно перед лицом роста бедности основной массы наших граждан.

Наконец, это энергосбережение. Эта тема в России такая же традиционная, как и дороги. В 2016 году завершилась пятилетняя программа по энергосбережению, но она не выполнена в полном объёме. Между тем развитие новых технологий в энергетике – важнейший фактор экономического роста.

Теперь второе – о влиянии структурной реформы курса рубля.

Минфин и Минэкономразвития постоянно говорят о переоценённости рубля. Но нельзя забывать, что большинство жителей страны – это в большей или меньшей степени импортёры, а затыкать дырки в бюджете слабым рублём – это опять косвенным образом обирать население. Провалы по доходам надо компенсировать не курсом рубля, а мерами по жесточайшему контролю над эффективностью бюджетных расходов. Правительству пора заняться развитием, а не монетарной эквилибристикой. Нельзя допускать, чтобы валютный рынок превращался в площадку для спекуляций обладателя инсайдерской информации.

Третье. Инвестиционная активность тормозится не только дороговизной денег, но и тем, что нет ясности: зачем вообще их инвестировать. Потенциальный рост ВВП сегодня почти полностью зависит от внутреннего спроса. В условиях сокращения реальных доходов населения никакого роста не будет. Люди мало зарабатывают и, соответственно, мало покупают. Вот, кстати, главный рычаг и главная причина низкой инфляции.

Кроме того, возникла громадная задолженность населения перед банковским сектором, сегодня она превышает 10 трлн рублей, а между тем выручка банковского сектора в 2016 году выросла в пять раз. У банков нет денег, чтобы кредитовать экономику, но вполне достаточно, чтобы поиграть на курсе рубля.

Четвёртое. Введение прогрессивной шкалы подоходного налога, на чём уже 10 лет настаиваем. Все разговоры о том, что кто-то уйдёт в тень, что невозможно собирать… Весь мир собирает, 19 стран из двадцатки экономически развитых используют прогрессивную шкалу налога, а мы нет. Я думаю, что нужно всё-таки переходить к реальным делам.

Пятое. В прошлом году количество малых предприятий сократилось на 29%, причём именно за счёт выхода из бизнеса или ухода в тень.

Например, страсти по системе «Платон» обернулись тем, что Правительство проигнорировало интересы низкорентабельных перевозчиков, которые тем не менее очень нужны нашей стране.

Радуют, конечно, успехи сельского хозяйства, но, если мы не решим проблему с семенным фондом (80% всех семян мы покупаем за рубежом), у нас ничего хорошего не будет.

На основе официальных данных Федеральной службы государственной статистики партия «Справедливая Россия» подготовила специальный доклад «Социальные итоги года». Я после своего выступления этот доклад передам Дмитрию Анатольевичу Медведеву. И главный вывод этого доклада заключается в том, что социальное самочувствие граждан сегодня крайне низкое и продолжает снижаться.

И должен сказать, что в целом, говоря о работе Правительства Российской Федерации, наша фракция, наша партия «Справедливая Россия» считает, что нужно оценить работу Правительства Российской Федерации как неудовлетворительную.

Мы считаем, что результаты работы финансово-экономического блока нашего Правительства вступают в прямое противоречие с 7-й статьёй Конституции Российской Федерации, где говорится, что Российская Федерация – это социальное государство.

Поэтому мы уверены, что необходимо менять экономический курс, необходимо менять курс работы Правительства, а самое главное, мы абсолютно уверены, что такой финансово-экономический блок в нашем Правительстве не нужен гражданам России. Спасибо за внимание.

В.Володин: Уважаемые коллеги, мы с вами завершили выступления от фракций. Заключительное слово Дмитрия Анатольевича Медведева, Председателя Правительства Российской Федерации.

Д.Медведев: Уважаемые коллеги! С большим удовольствием, как обычно, выслушал выступления наших руководителей фракций в Государственной Думе – и по эмоциональному накалу, и по содержанию. Если позволите, прежде чем я сердечно поблагодарю всех за проделанную работу, за вопросы, я всё-таки некоторые комментарии к тому, что прозвучало, тоже сделаю.

Геннадий Андреевич (Г.Зюганов) говорил о макроэкономических показателях. Наверное, не всё так просто, но я всё-таки хотел бы ещё раз акцентировать внимание всех, и наших коллег из Коммунистической партии на том, что макроэкономика в нашей стране находится в порядке, и это действительно заслуга и Центрального банка, и финансово-экономического блока Правительства.

Вот и про долг говорили. Вы найдите ещё страну, где такой небольшой внутренний и внешний долг, как наша. Таких стран почти нет! У нас очень низкий уровень долговой нагрузки. На это я хотел бы обратить внимание. Это некоторое передёргивание фактов.

Вы про ЖКХ говорили. Нужна общегосударственная программа. Геннадий Андреевич (обращаясь к Г.Зюганову), я Вас полностью в этом смысле поддерживаю. Давайте поработаем совместно, чтобы эта программа работала так же хорошо, как в Москве, в других местах. Здесь Вы найдёте в лице Правительства Российской Федерации самых горячих сторонников совместной работы. Давайте это сделаем.

Про кино какое-то рассказывали. Я его не видел, но, если дадите, с удовольствием посмотрю.

Ещё одну вещь абсолютно точно сказал Геннадий Андреевич Зюганов: гляньте на Украину. Вот гляньте. Это очень правильные слова. Но одну поправку я всё-таки хотел бы внести в то, что было сказано лидером Коммунистической партии. Геннадий Андреевич, Кудрин не работает в Правительстве Российской Федерации. Вы сказали: выгоните Кудрина. Но его нет в нашем Правительстве. Алексей Леонидович занимается другими делами. Сейчас 2017 год. Какая-то преемственность в подходах может быть, тем не менее давайте не будем всё валить на конкретных людей.

Теперь в отношении некоторых позиций, которые были озвучены Владимиром Вольфовичем (Жириновским). Тоже много интересных мыслей прозвучало. Я не могу не согласиться с идеей о том, что мы должны поднять инженерную профессию на самый высокий уровень. Мы с Владимиром Вольфовичем оба юристы по образованию. Тем не менее мы понимаем, насколько важно, чтобы у нас были грамотные инженеры. Я как-то рассказывал, и в этом зале тоже, но ещё раз напомню. Я, может быть, лет 20 назад, ещё в Петербурге, когда занимался совсем другими вещами, познакомился с каким-то немцем, и он оставил мне визитку. Я запомнил это на всю жизнь. Я был молодой юрист, какие-то консультации, наверное, были... И на этой визитке было написано: «дипломированный инженер». Понимаете? Я считаю, что мы должны сделать всё, чтобы наши инженеры с таким же удовольствием изготавливали вот эти визитные карточки, на которых написано «дипломированный инженер», гордились своей профессией. В этом будущее России.

По поводу деления имущества, нажитого в браке. Владимир Вольфович, не мне Вам объяснять, есть же брачный контракт, всё решаемо.

Наконец, с чем также не могу не согласиться из тех сентенций, которые были озвучены лидером ЛДПР: коллеги, надо точно беречь лучшее в мире Правительство и лучших в мире депутатов Государственной Думы. Безусловно, так. Лучше не скажешь.

Моя родная фракция – Владимир Абдуалиевич Васильев озвучил целый ряд идей, по которым мы, конечно, готовы вместе с коллегами работать, в том числе и по регламенту Правительства, по более подробной информации, по законопроектам. Всё это мы с вами уже обсуждали, и я все поручения дам. Кстати, как и вопрос ведомственного лоббизма. Это безобразие. Мы с вами неоднократно об этом говорили, и я коллегам по Правительству, что называется, и по левую, и по правую руку сидящим, тоже об этом говорил. Существует только консолидированная позиция Правительства. Ведомственный лоббизм недопустим. Он подлежит истреблению. Если поймаете кого-нибудь с этим – замминистра или ещё кого-то, даже самого министра, – дайте мне информацию, мы с товарищами разберёмся по-товарищески. Это недопустимо.

По соглашениям с регионами, по закону о бюджете, по отражению соответствующих расходов в бюджете – давайте обсудим все плюсы и сложности такого подхода. Я к этому готов. Очевидно абсолютно, что это создаст дополнительную нагрузку для Государственной Думы, но в то же время выведет этот процесс на законодательный уровень. В этом есть плюсы. Давайте постараемся найти сбалансированную, оптимальную конструкцию для этого.

Сергей Михайлович Миронов, когда критиковал Правительство – а Правительство, очевидно, нужно критиковать, в определённых ситуациях, во всяком случае, – сказал о том, что мы боимся слова «кризис». Помилуйте, кто ж его боится? Мы открыто об этом говорим. Уважаемые коллеги, давайте честно: я сегодня всё специально смягчил, имея в виду, что и экономика стала расти, действительно, и целый ряд отраслей даёт уверенный рост. У нас есть масса позитивных показателей. Но давайте на землю опустимся все: а мы в каких условиях живём? Финансы закрыты, блокада, цена на нефть упала в два раза! Вы это всё забыли? Ничего не изменилось. Давайте так, дайте универсальный рецепт, если порулить готовы, что делать дальше. Деньги найдите дополнительные. Вот привёл наш коллега, Сергей Михайлович, какие-то примеры. Мы изучим, естественно. А просто так эти разговоры никакой ценности не имеют – в условиях крайне трудной внешней и внутренней конъюнктуры.

Хочу завершить вот чем. Уважаемые коллеги, во-первых, всех призываю к ответственности, давайте будем ответственными, давайте вместе помогать стране, а не реализовывать политические амбиции. Наша задача именно в этом. Давайте действовать в интересах граждан нашей огромной страны. Вот это ключевая вещь. Давайте из этого исходить.

Я хочу искренне поблагодарить всех депутатов Государственной Думы, которые эти четыре часа потратили на общение с Правительством. Это всегда нелёгкий разговор. Спасибо вам за вопросы, за неподдельное внимание к нашей деятельности. Будем работать над решением этих задач.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 19 апреля 2017 > № 2160830 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 17 апреля 2017 > № 2142324 Дмитрий Медведев

Рабочая встреча с Председателем Правительства Дмитрием Медведевым.

Дмитрий Медведев информировал Президента о ключевых пунктах отчёта о деятельности Правительства за 2016 год, который будет представлен депутатам Государственной Думы 19 апреля.

В.Путин: Дмитрий Анатольевич, 19 апреля Вы будете выступать в Государственной Думе перед депутатами с отчётом Правительства по результатам работы прошлого года. С чем собираетесь выступать? Что собираетесь доложить депутатам парламента? И, естественно, с чем намерены ознакомить всю страну, общественность?

Д.Медведев: Уважаемый Владимир Владимирович, действительно, в соответствии с Конституцией Правительство представляет отчёт о своей работе за прошедший год. В этот раз Правительство выходит с неплохими оценками современного состояния российской экономики.

Эти оценки в настоящий момент подтверждаются и целым рядом аналитических агентств, которые наблюдают за состоянием дел в нашей экономике и говорят о том, что с довольно сложных сценариев развития наша экономика выходит на позитивный сценарий, что получает отражение в их оценках. Но я об этом говорю просто как об экспертном мнении.

А в целом ситуация в экономике, действительно, за последний год изменилась. Наша экономика вошла в стадию роста. Мы наблюдали это и в конце прошлого года, и в начале этого года наблюдаем. В частности, по итогам прошлого года – это очень важно – рост промышленного производства составил 1,3 процента, что уже означает, что наша промышленность просто поднимается. Но это усреднённый рост.

Хочу уважаемым нашим коллегам-депутатам представить информацию по отдельным отраслям, где рост, конечно, очень впечатляющий. Например, наша фармацевтическая промышленность выросла почти на 24 процента. Это очень важно, потому что за счёт нашей фармацевтической промышленности развиваются производства современных лекарств, причём относящихся к категории так называемых жизненно необходимых и важнейших. У нас уже сейчас 70 процентов жизненно необходимых лекарств производится в России. И, стало быть, они просто дешевле, потому что они покупаются не за валюту. Такой промышленный рост, конечно, создаёт позитивный фон для развития.

Не менее позитивная ситуация в сельском хозяйстве. В прошлом году рост составил 5 процентов. Считаю, что это консолидированный результат работы властей, скажем, за последние 15 лет, потому что наше сельское хозяйство радикальным образом изменилось. Оно сейчас кормит всю страну, оно имеет огромный экспортный потенциал, и оно развивается за счёт современных инвестиций. И, что самое интересное, одна отрасль помогает развиваться другой. За счёт сельского хозяйства сейчас развивается сельскохозяйственное машиностроение. Увеличение производства машин и комбайнов, тракторов для сельского хозяйства – 60 процентов. Растёт сельское хозяйство – поддерживается сельхозмашиностроение. И этот, как принято говорить, синергетический эффект, конечно, очень позитивен.

Безработица сохраняется в контролируемых рамках. В прошлом году она составила 5,5 процента. В этом году, кстати, мы надеемся, что она будет на уровне 5 процентов от экономически активного населения, по методологии Международной организации труда. Кстати сказать, это всё-таки тоже нелишне напомнить, в большинстве европейских стран безработица в среднем составляет сейчас 10 процентов от экономически активного населения. То есть мы за счёт мер поддержки сохраняем всё в разумных рамках.

В.Путин: И больше там есть.

Д.Медведев: Есть и больше в некоторых странах. Я про среднюю цифру в рамках Европейского союза говорю.

Инфляция тоже достигла, как известно, очень низких рубежей. За прошлый год она – год к году – составляет около 5 процентов, что является беспрецедентным за всю современную историю Российской Федерации. Для обычных граждан, для людей это означает возможность просто приобретать продукты питания, товары без инфляционной наценки, которая, кстати сказать, ещё несколько лет назад у нас составляла двузначную величину. Сейчас это 5 процентов, но в этом году, как известно по прогнозам, планируется менее 4. Это тоже исключительно важно просто для того, чтобы наши люди могли планировать свои доходы и расходы.

Кстати, по поводу доходов, тоже, мне кажется, отрадный момент: у нас за прошлый год почти две трети, а иными словами 64 процента, доходов создаётся за счёт несырьевых источников, это так называемые ненефтяные доходы. И это означает, что меняется структура экономики. Это, понятно, связано с колебаниями цен на нефть. В этом году немножко нефть подрастает, и эта структура чуть-чуть меняется, но в целом вектор понятен: несырьевые доходы растут, сырьевые доходы снижаются. И этот курс мы обязаны поддержать.

Дефицит и государственный долг находятся на приемлемом уровне. Практически – если говорить о государственном долге – он не растёт, но дефицит мы стараемся уменьшать. В соответствии с Вашим поручением подготовлены меры по снижению бюджетного дефицита на ближайшую трёхлетку.

Десять крупных приоритетных проектов по поручению Президента реализуются в настоящий момент Правительством. Вы возглавляете соответствующий совет. Правительство работает над конкретными приоритетами. Я, естественно, хотел бы проинформировать и депутатов о том, как идёт работа, потому что эти приоритеты касаются, что называется, всех и каждого: это здравоохранение, образование, ипотека, жилищно-коммунальное хозяйство, вопросы инфраструктуры, в частности экспорта, вопросы малого бизнеса, контрольно-надзорной деятельности, вопросы, связанные с ситуацией в моногородах, и дорожное строительство. Это, собственно, то, вокруг чего в основном и идёт дискуссия и вокруг чего всегда наибольшее количество проблем.

Хотел бы также отметить, что, несмотря на довольно значительные трудности, которые у нас были в последние годы в экономике, мы по поручению Президента сохраняем мораторий на увеличение налогов, что, на мой взгляд, очень важно для бизнеса, несмотря на всякие разные предложения: давайте одни налоги поднимем, другие поднимем, для того чтобы ликвидировать какие-то проблемы. Мы на это не пошли. Мне кажется, это очень важно просто для нормального, стабильного инвестиционного климата в стране. Хотя сейчас мы по Вашему поручению готовим предложения на будущее, каким образом могла бы выглядеть налоговая система в последующий период.

О чём ещё хотел сказать. Очень важно, что мы стараемся поддерживать внутренний баланс доходов и расходов, помогая регионам. Потому что регионы у нас разные, их 85, какие-то регионы, скажем так, более богатые, у каких-то источников доходов и роста меньше. Задача федеральной бюджетной системы заключается в том, чтобы балансировать эти различия и выделять соответствующие средства. В прошлом году в общей сложности дотации, субсидии, трансферты от бюджета России бюджетам субъектов Федерации, то есть нашим территориям, составили 1,5 триллиона рублей. Это очень существенная цифра, и за счёт неё тоже происходит развитие регионов, строятся дороги, школы, решаются вопросы, связанные с другими социальными объектами.

Обо всём этом, Владимир Владимирович, я хотел бы проинформировать депутатов.

В.Путин: Дмитрий Анатольевич, Вы знаете, что я нахожусь в постоянном контакте и с членами Совета Федерации, и с депутатами Государственной Думы, я представляю себе круг вопросов, которые интересуют депутатов парламента. И обычно после доклада ещё и возникает дискуссия в виде вопросов и ответов. Могу Вас сориентировать: кроме конкретных вопросов, связанных с социальной сферой (здравоохранение, жилищная политика и так далее), есть и вопросы фундаментального характера, которые депутатов волнуют, и я считаю, что они тоже имеют большое значение для развития нашей экономики. Имею в виду решение главной задачи, а именно строительство современной, высокотехнологичной экономики в России.

Эту задачу невозможно решить без привлечения инвестиций. Сегодня складываются благоприятные условия для высокотехнологичного импорта, имею в виду укрепление национальной валюты, укрепление рубля. Это фундаментальный фактор, в связи с плавающим курсом он то улучшается, то становится менее привлекательным, но в этих условиях, наверное, было бы справедливым подумать о дополнительных мерах по поддержке инвестиций в российскую экономику. Наверняка вопросы такие будут, и мы с Вами сейчас ещё поговорим. Здесь существуют некоторые предложения, которые, наверное, можно заранее продумать, посоветоваться с коллегами в Правительстве и, может быть, в ходе дискуссии с парламентом прийти к какому-то совместному решению.

Д.Медведев: Хорошо, Владимир Владимирович, мы так и сделаем. Действительно, центральный пункт повестки дня – создание современной высокоэффективной, высокотехнологичной экономики, именно той экономики, которая генерирует основные доходы, чтобы мы были менее зависимы от нефтяных доходов.

В.Путин: И следующий шаг от этого, конечно, создание новых высокотехнологичных рабочих мест с более высокой заработной платой.

Д.Медведев: Да. Тем более такая задача у нас уже стоит последние несколько лет, и мы их создаём. Где-то, может быть, чуть быстрее, где-то медленнее. Указами ещё в 2012 году была поставлена задача по созданию большого количества высокоэффективных рабочих мест именно в сфере высоких технологий, в современной промышленности.

В.Путин: Спасибо.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 17 апреля 2017 > № 2142324 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 13 апреля 2017 > № 2142327 Дмитрий Медведев, Максим Орешкин

Заседание Правительства.

Первый вопрос повестки – о сценарных условиях и основных параметрах прогноза социально-экономического развития России на 2018–2020 годы.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Сегодня мы начинаем очередной цикл бюджетного планирования на трёхлетку. Обсудим сценарные условия, основные параметры социально-экономического развития и предельные уровни тарифов естественных монополий.

Хотел бы сразу подчеркнуть, что это именно сценарий, а не что-то другое, то есть набор гипотез, предположений по поводу того, как будет вести себя мировая экономика и наша экономика. На их основе нам затем предстоит принимать бюджетные решения, мы должны быть в этом смысле максимально аккуратными и реалистичными в своих оценках. Всего предлагается три сценария: консервативный, базовый и целевой. Они отличаются оценкой ключевых показателей – от более скептической (или, как иногда говорят, консервативной) до умеренно оптимистической.

Несмотря на то что общая экономическая ситуация в целом лучше предыдущего периода планирования, эйфории, конечно, никакой быть не должно. Факторов неопределённости по-прежнему много. Сохраняется геополитическая напряжённость, режим санкций в отношении российских предприятий никто не отменял. Доступ к рынкам капитала и технологий по-прежнему для нас ограничен. Кроме того, крупнейшие экономики мира также исчерпывают возможности по росту, и темпы их роста снижаются.

Сохраняется и дисбаланс на рынке углеводородов, и цены на нефть пока остаются на сравнительно невысоких уровнях.

Но сегодня мы уже видим возможности для восстановления инвестиционного спроса, для развития машиностроения, строительства, других секторов. Показатель валового внутреннего продукта вернётся к росту. На этот год, по предположениям Минэкономразвития, рост этот оценивается в 2%. В этой связи напомню о поставленной Президентом задаче – выйти не позднее 2019–2020 годов на темпы роста выше среднемировых. Показатели инвестиций в основной капитал, производительность труда также должны соответствовать этой задаче.

Действия Правительства будут ориентированы на то, чтобы стимулировать развитие приоритетных отраслей. Будем улучшать общий климат для инвестиций, чем всегда занимаемся, совершенствовать механизмы поддержки реального сектора и, конечно, продолжим поддерживать граждан нашей страны. Будем реализовывать меры, предусмотренные майскими указами, в том числе по повышению оплаты труда отдельных категорий бюджетников.

Максим Станиславович Орешкин сделает доклад. Добавлю, что по тарифам мы ранее договаривались придерживаться рамок целевой инфляции. Отдельные позиции по конкретным секторам можно будет обсудить потом подробнее.

Сегодня мы также рассмотрим пакет решений, которые касаются сотрудничества с Республикой Беларусь в нефтегазовом секторе.

Через долгие дискуссии мы вышли на принципиальные договорённости по условиям нашего дальнейшего партнёрства в этой важной для наших стран сфере. В этом затянувшемся не по нашей вине газовом споре было немало сложных моментов. Это и долг за уже поставленный Белоруссии газ, и будущая цена на газ, и формирование единого рынка в рамках Евразийского союза. К сожалению, в какой-то момент наши партнёры просто перестали платить в полном объёме по контракту, образовалась значительная задолженность. Россия сократила объём поставок беспошлинной нефти. Сегодня мы пришли к решениям, которые удовлетворяют обе стороны. И важно, что они в целом понятны и прозрачны.

Первый протокол определяет объёмы поставок российской сырой нефти в период с 2017 по 2024 год в размере 24 млн т ежегодно трубопроводным транспортом.

Второй – устанавливает порядок определения цены на газ для Белоруссии на период до 31 декабря 2019 года и предусматривает разработку в срок до 1 января 2018 года предложения по программе формирования общего рынка газа Евразийского экономического союза к 2025 году. Как и зафиксировано в наших договорённостях (этого никто не менял), будем последовательно двигаться к единому рынку.

Третий протокол содержит изменения правил доступа к услугам субъектов естественных монополий в сфере транспортировки газа. Вместо ранее применявшихся норм будут применяться нормы Евразийского экономического союза. Протокол затронет в том числе и вопросы ценообразования и тарифной политики.

Этот пакет документов позволит минимизировать риски возникновения ценовых споров или двойственного, разного толкования правил в будущем. Дополнительные заверения и гарантии по завершившемуся спору мы получили из Правительства Белоруссии вчера.

Ожидаем возврата долга «Газпрому», после этого приступим к реализации рассматриваемых сегодня соглашений.

У нас в повестке дня также вопрос об инвестиционных проектах на Дальнем Востоке. Во-первых, необходимо внести изменения в перечень инвестиционных проектов, которые реализуются с поддержкой государства. Мы дополняем этот перечень проектов ещё одним: речь идёт о развитии производства мяса и мясопродуктов в Хабаровском крае.

Во-вторых, в этом распоряжении установим на текущую трёхлетку предельные объёмы субсидий, на получение которых может рассчитывать бизнес, реализуя новые проекты на Дальнем Востоке.

Благодаря этим субсидиям предприниматели могут компенсировать свои затраты на создание современной инфраструктуры, сократить расходы на присоединение к электрическим сетям, газораспределительным сетям. Предельный объём таких субсидий по отобранным инвестпроектам составляет 34 млрд рублей.

Также распределим субсидии производителям сельскохозяйственной техники.

Эти субсидии мы уже пятый год распределяем, в результате чего произошло перевооружение парка сельхозтехники в аграрном секторе. Это очень важно. И впервые мы выделяем такую значительную сумму – 13,7 млрд рублей на эти цели.

Эта мера позволит аграриям не откладывать покупку новой техники, а предприятиям машиностроения – не просто сохранить, но даже нарастить темпы производства. Спрос на современную сельхозтехнику будет сохраняться ещё какое-то время, достаточно приличный срок, имея в виду, что большая её часть пока старше 10 лет и её нужно обновлять.

М.Орешкин: Министерство экономического развития завершило первый этап подготовки прогноза до 2020 года и представляет его сценарные условия. Напомню, что нам ещё предстоит два этапа доработки – в июне и в августе.

Сценарные условия подготовлены в трёх сценариях: консервативном, базовом и целевом. Консервативный отличается стрессовыми внешними условиями, в то время как различия между базовым и целевым сценариями связаны с динамикой факторов экономического роста, зависящих в том числе от успешности мер структурной экономической политики, которые планируются к реализации в текущем и последующем годах.

Несколько слов о предпосылках прогноза. В прогноз заложено продолжение тренда последних лет на замедление мирового экономического роста – с уровня 3,1% в 2017 году до уровня 2,8% к 2020 году.

Во-первых, здесь отражён общий тренд на замедление потенциального роста как в развитых, так и в развивающихся странах. Причиной является неблагоприятная демография, старение населения, а также замедление темпов роста производительности труда.

Во-вторых, фаза восстановления после глубоких кризисов в США и еврозоне постепенно подходит к концу.

В-третьих, продолжается процесс структурного замедления в развивающихся странах. Китай будет переживать структурную трансформацию, связанную с перенакоплением капитала в инфраструктурном секторе. Консервативный сценарий как раз и отличается более негативным сценарием развития ситуации в Китае.

При прогнозировании цен на нефть мы основывались только на действующих в настоящий момент договорённостях. С учётом сохранения запасов нефти в мире на высоком уровне и активного роста добычи сланцевой нефти в США мы закладываем консервативный сценарий на уровне 40 долларов за баррель нефти марки Urals, и в дальнейшем эта цена будет подрастать на уровень инфляции в США. Мы также предполагаем, что санкции, действующие в настоящий момент, останутся без изменения на весь срок действия прогноза.

О внутренних условиях. Мы исходим из того, что бюджетная политика будет проводиться в соответствии с принципами новых бюджетных правил с базовой ценой на нефть 40 долларов США за баррель в ценах 2017 года. Это означает, что в текущем году Минфин России продолжит покупки иностранной валюты в объёме дополнительных нефтегазовых доходов, что даже в условиях снижения цен на нефть, прогнозируемого нами во втором полугодии, означает совокупный объём не менее 13 млрд долларов. Это также предполагает последовательное снижение дефицита бюджета на горизонте трёх лет.

В прогноз заложена денежно-кредитная политика в рамках режима инфляционного таргетирования с целевым уровнем инфляции 4% на прогнозном горизонте.

Основные принципы определения тарифов естественных монополий в прогнозе – это ориентация на долгосрочное регулирование и ограничение роста тарифов уровнем инфляции. Главный целевой индикатор для нас в прогнозе и в нашей политике тарифообразования – это предельный уровень совокупного платежа населения, рост которого не должен превысить 4%. Над отдельными тарифами в ближайшие месяцы продолжим работу.

Теперь об основных макроэкономических параметрах. Официальная статистика говорит о том, что рецессия закончилась в середине прошлого года и экономика вошла в новую фазу роста и постепенного восстановления доходов населения.

В текущем году мы ожидаем восстановительный рост экономики на уровне 2%, и, в отличие от 2016 года, когда рос выпуск только в торгуемых секторах, таких как промышленность и сельское хозяйство, сейчас оживление экономической активности будет носить более широкий характер.

Основу для восстановления потребительского спроса создадут растущие реальные располагаемые доходы населения, мы ожидаем небольшого роста здесь в 2017 году – на 1%. Это произойдёт, во-первых, в результате продолжения роста заработных плат в реальном выражении; во-вторых, поддержку доходам окажет динамика социальных трансфертов, и важную роль здесь сыграла индексация пенсий, которая на 1% превысит в этом году уровень среднегодовой инфляции.

В условиях роста доходов населения, а также некоторого оживления потребительского кредитования ожидается рост оборота розничной торговли примерно на 2%.

Инвестиционный спрос будет восстанавливаться в силу того, что действие основного фактора, сдерживающего инвестиционную активность в течение последних двух лет, – а это неопределённость, связанная с макроэкономической ситуацией, – существенно ослабевает. В этом году прогнозируется рост инвестиций в основной капитал на 2%, при этом инвестиции частного сектора будут обеспечены в первую очередь собственными средствами. Некоторую поддержку также должно оказать ожидаемое восстановление корпоративного кредитования.

Кроме того, значимый вклад в рост ВВП внесёт восстановление запасов до уровня, обеспечивающего нормальное функционирование растущей экономики.

Одним из рисков для экономического роста в текущем году мы считаем произошедшее за последние месяцы серьёзное ужесточение денежно-кредитных условий в виде комбинации роста процентных ставок в реальном выражении и серьёзного укрепления рубля. Сохранение текущих условий, по нашим оценкам, может привести к замедлению темпов экономического роста уже к середине года, а темпы инфляции при таком развитии событий опустятся к концу года ниже 3%. Уже в настоящее время инфляция снизилась до уровня 4,2%, что лучше любых прогнозов, которые были в начале года.

Однако такие предположения не являются нашим базовым сценарием. Активный рост импорта и сезонное ухудшение платёжного баланса уже в летние месяцы приведёт к формированию дефицита текущего счёта, что сформирует предпосылки для ослабления рубля. В свою очередь при сценарии сохранения крепкого рубля это будет означать быстрое снижение инфляции и станет сигналом для более агрессивного смягчения денежно-кредитной политики Банком России, что тоже будет являться фактором ослабления рубля.

В итоге в базовом сценарии мы ожидаем замедления инфляции в этом году до отметки 3,8% с одновременным ослаблением курса рубль – доллар до 68 рублей в случае снижения цен до отметки 40 долларов за баррель и ослабления рубля до уровня около 62 рублей при сохранении цен на нефть на текущем уровне.

Что касается прогноза на 2018–2020 годы, то в части инфляции проводимая денежно-кредитная политика как в базовом, так и в целевом сценарии обеспечит сохранение инфляции на целевом уровне 4%. Курс рубля будет плавно ослабевать в номинальном выражении относительно доллара США, при этом в реальном выражении он несколько укрепится.

Что касается экономического роста, его восстановительная фаза не распространится за пределы одного года. В дальнейшем в рамках базового сценария темп роста ВВП не превысит 1,5% – как следствие наличия в российской экономике структурных ограничений. На снятие указанных ограничений для роста направлены структурные меры, часть которых уже сейчас реализуется Правительством, а часть находится в процессе подготовки.

Таким образом, в целевом варианте мы ожидаем более позитивную динамику численности занятых в экономике, более активный рост инвестиционной активности и рост совокупной факторной производительности. В результате в рамках целевого сценария мы ожидаем ускорения темпов экономического роста выше 3% к 2020 году при существенном росте доли инвестиций в основной капитал, что позволит создать условия для устойчивого экономического роста в будущем.

Важный момент, что в рамках как базового, так и целевого сценария мы ожидаем роста реальных располагаемых доходов населения, который позволит переломить негативный тренд роста бедности, который мы наблюдали в последние годы. Уже в 2017 году доля населения с доходами ниже прожиточного минимума должна снизиться до 12,9% – с 13,5% в 2016 году. В рамках целевого сценария к 2020 году мы ожидаем снижения этого показателя до 11,3%.

На данном этапе подготовки прогноза предлагаю использовать базовый сценарий, содержащий в себе безопасные консервативные оценки для начала подготовки законопроекта о бюджете на 2018-2020 годы.

Прошу поддержать.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 13 апреля 2017 > № 2142327 Дмитрий Медведев, Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Нефть, газ, уголь > premier.gov.ru, 12 апреля 2017 > № 2142318 Дмитрий Медведев

Совещание по экономическим вопросам.

В повестке: поправки в бюджетный кодекс в части нефтегазовых доходов.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Мы собрались сегодня поговорить по ряду вопросов, в том числе по важным поправкам в Бюджетный кодекс, которые формируют новую редакцию бюджетного правила, поскольку изменения касаются нефтегазовых доходов. Напомню, что в настоящий момент ситуация сложилась следующая: они выше, чем предполагалось в базовом сценарии развития экономики на 2017 год. Мы закладывали 40 долларов за баррель нефти марки Urals, по факту мы имеем выше – около 50 долларов. Теперь нам надо обсудить и принять решение, как поступить с дополнительными ресурсами, стоит ли ради них модифицировать бюджетное правило немедленно или всё-таки несколько позже.

Сегодня мы определимся по принципу распределения дополнительных доходов, который является одним из ключевых компонентов сценарных условий развития экономики на ближайшие три года. А уже завтра на заседании Правительства рассмотрим как раз эти сценарные условия. На прошлой неделе мы провели предварительное обсуждение проекта социально-экономического прогноза. Ещё раз хочу констатировать, что особых разногласий не было, позиция в общем и целом консолидированная у всех экономических ведомств, у Центрального банка. Но очевидно, что для дальнейшего движения вперёд необходима ясность и в части бюджетного правила.

Деньги никогда не бывают лишними, мы должны учитывать, что приток незапланированных доходов – если цены на сырьё останутся на этом уровне, достаточно высокими (по современным меркам, конечно), – может иметь не только положительное значение, но и ряд негативных последствий, если просто их направить на увеличение расходов. Прежде всего для показателей инфляции, которая может выйти за планку в 4%, а мы к ней стремимся, это наша целевая установка. Если это произойдёт, рост цен просто съест все возможные плюсы от дополнительных доходов. Придётся людям платить больше денег за те же самые товары. Банки сохранят более высокие ставки. Производители не смогут увеличить сбыт. В общем, риск в этом случае вырастает.

Наша задача заключается и в том, чтобы бережно относиться к достижениям в области инфляционного целеуказания, или таргетирования, как иногда говорят, которое мы в последнее время выбрали для себя. И стратегически мы можем столкнуться с очередным усилением влияния конъюнктуры сырьевого рынка. Мы добиваемся обратного эффекта – снижения зависимости бюджета от нефтяных цен. Поэтому на это тоже нужно обратить внимание.

Для ускорения экономического роста, притока инвестиций необходима и стабильность, и прогнозируемость основных макроэкономических параметров. В том числе для этого мы когда-то создавали наши резервы – резервный фонд, Фонд национального благосостояния.

Уже дважды за последние 10 лет наши резервы нам существенно помогали. Это было в 2008 году, когда начался первый виток международного кризиса, эти фонды помогли сгладить негативное влияние санкций и финансовых ограничений. И сейчас тоже. И тогда, в 2008–2009 годах, и в нынешний период они помогли и помогают выполнить социальные обязательства, что, наверное, для страны самое важное.

Нужно подумать, в какой мере мы сможем использовать резервные фонды в будущем, тем более что резервы эти, конечно, не безграничны. Обсудим, стоит ли туда направлять дополнительные доходы и как это сделать без ущерба для нашей текущей работы.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Нефть, газ, уголь > premier.gov.ru, 12 апреля 2017 > № 2142318 Дмитрий Медведев


Италия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 11 апреля 2017 > № 2142323 Дмитрий Медведев, Серджо Маттарелла

Беседа Дмитрия Медведева с Президентом Италии Серджо Маттареллой.

Обсуждались вопросы инвестиционного сотрудничества и реализации совместных проектов.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Уважаемый господин Президент! Уважаемые итальянские коллеги! Прежде всего позвольте поприветствовать вас.

Для господина Президента это первый официальный визит в Россию в качестве главы Итальянской Республики. Хотел бы поблагодарить Вас за этот визит, а также высказать признательность за соболезнования в связи с терактом в Санкт-Петербурге, которые Вы выразили.

Мы придаём особое значение отношениям с Италией. Эти отношения хорошие, партнёрские, несмотря на то что сейчас, наверное, наши отношения с Европейским союзом находятся в довольно сложной точке. Но мы, конечно, готовы к тому, чтобы восстанавливать динамику отношений со всеми государствами.

С Италией нас объединяют длительные связи в самых разных областях: в области экономики, прежде всего в энергетике, промышленности, торговле, инвестициях, в области культуры, образования. Всё это очень важно. И надеюсь, что Ваш визит будет способствовать укреплению этих отношений.

У Вас сегодня состоятся переговоры с Президентом нашей страны. Сейчас мы могли бы обменяться соображениями о развитии наших отношений на будущее, тем более что и в экономике есть свои проблемы: наш торговый оборот за последние три года уменьшился с 54 млрд до 20 млрд долларов, что, конечно, печально и для стран, и для бизнеса.

Тому есть причины. Есть причины объективные, а именно изменение цен на целый ряд товаров, в том числе энергоносители, а есть причины субъективные, а именно принятые ограничительные меры, которые, конечно, не способствуют развитию отношений.

Но мы понимаем, что есть определённые обязательства и всё, что связано с этим. Поэтому давайте поговорим о существующих российско-итальянских связях и по некоторым другим вопросам.

Ещё раз сердечно Вас приветствую в России.

С.Маттарелла (как переведено): Благодарю Вас, господин Премьер-министр, за приём от себя лично и от имени всей нашей делегации. Я чрезвычайно рад быть здесь сегодня.

Действительно, отношения между нашими странами прекрасные. Это отношения дружбы, отношения крепкие, которые развивались очень многими политиками. Отношения развиваются во всех отраслях – это политические связи, это экономика, это торговля, – причём эти связи успешно преодолевают достаточно сложный период, который мы сейчас переживаем. Мы понимаем, что с обеих сторон проявляется взаимный интерес к тому, чтобы решить максимально эффективно существующие проблемы и вернуться к тому уровню развития отношений, который мы можем обеспечить.

Как Вы совершенно справедливо заметили, наши экономические отношения носят весьма активный характер, их можно расценивать как стратегические. Имеется огромный потенциал для роста, и мы придаём этому очень большое значение.

Италия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 11 апреля 2017 > № 2142323 Дмитрий Медведев, Серджо Маттарелла


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 11 апреля 2017 > № 2142315 Дмитрий Медведев

Встреча Дмитрия Медведева с руководством фракции партии «Единая Россия».

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

По сложившейся традиции мы перед отчётом Правительства обычно встречаемся, чтобы сверить часы, с представителями фракции партии «Единая Россия» – крупнейшей фракции.

Несколько слов скажу в начале нашей встречи. «Единая Россия» в Государственной Думе – это не просто самое многочисленное депутатское объединение, фракция конституционного большинства. Это, по сути, фракция, которая в значительной степени определяет движение законопроектной работы. Особенно с учётом того, что Правительство у нас тоже в значительной мере партийное и Председатель Правительства состоит в «Единой России».

Поэтому очень важно, когда мы консолидируем наши усилия для продвижения основных законопроектов, что мы с вами, уважаемые коллеги, и делали на протяжении всей нашей работы в Думе предыдущего созыва и той работы, которую ведём в Думе этого созыва. Занимаемся мы в общем очень важными, хотя, казалось бы, простыми вещами: создаём законодательную базу для строительства школ, жилья, дорогами занимаемся. Под этой работой должна быть добротная нормативная основа.

У Правительства есть своя компетенция, но без законов, без базовых конструкций эта работа просто невозможна. Я уж не говорю о том, что «Единая Россия» как партия имеет и свои партийные проекты, которые на самом деле не только партийные проекты: они в результате деятельности в Государственной Думе, а также той деятельности, которую партия ведёт в регионах, воплощаются в законы и становятся нормами жизни – в федеральные законы и в законы региональные. Поэтому, конечно, от консолидации усилий очень многое зависит.

На следующей неделе, как известно, Правительство представляет свой отчёт за 2016 год. В целом я считаю, что работа была проведена очень значительная. Ещё раз подчеркну: в очень хорошем альянсе с парламентом и, конечно, прежде всего с опорой на «Единую Россию». И это определённые результаты принесло. Наша экономика перешла в фазу роста. У нас целый ряд показателей находится на очень достойном уровне. По целому ряду параметров наша экономика сейчас выглядит лучше, чем все развивающиеся экономики – ключевые экономики, которые, скажем, относятся к экономикам стран БРИКС.

Именно об этом я планирую рассказать коллегам во время отчёта в Государственной Думе. Но работа будет немного по-другому построена. Мы договорились, что помимо доклада (он совсем коротким, конечно, быть не может, но я постараюсь его сделать чуть короче) будет много вопросов, и не только от родной, что называется, фракции, но и, естественно, от других фракций, и нефракционные депутаты у нас сейчас есть. То есть их будет много. И я постараюсь дать на все эти вопросы ответы – как представителям партии «Единая Россия», так и другим партиям, которые работают в Государственной Думе. Хочу с вами посоветоваться по некоторым моментам. Давайте продолжим эту работу.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 11 апреля 2017 > № 2142315 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 10 апреля 2017 > № 2134989 Дмитрий Медведев

О расходовании средств резервного фонда Правительства России в 2017 году.

Совещание.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Мы планировали встретиться и обсудить сегодня, на какие цели, в каком размере и порядке будут расходоваться средства резервного фонда Правительства в текущем году. Минфин свои предложения подготовил, мы их послушаем и обменяемся мнениями о том, что является первоочередными задачами, что можно было бы перенести на потом.

Сразу хочу отметить, что резервный фонд в целом выполняет поставленные перед ним задачи, приоритеты, доказал свою эффективность как финансовый инструмент, позволяющий Правительству выделять деньги на непредвиденные расходы, которые не заложены в федеральный бюджет, оказывать поддержку и регионам, и отдельным отраслям промышленности, финансировать социально значимые проекты.

В этом году благодаря резервному фонду мы сможем направить на обеспечение социального и экономического развития страны до 107,5 млрд рублей, в том числе провести докапитализацию Фонда развития промышленности на 17,4 млрд рублей, чтобы поддержать ряд отраслей. Необходимые для этого средства в резервном фонде сформированы. Мы с вами занимались этим специально, обсуждали, что туда должно войти, а что – нет. Напомню, что в начале апреля мы также увеличили его объём на 16,2 млрд рублей за счёт не использованных в прошлом году остатков средств федерального бюджета. Есть предложения по увеличению объёма фонда ещё на 8 млрд с лишним рублей за счёт субсидий регионам, которые не были распределены к 1 февраля текущего года. Мы с вами эти предложения обсудим в ходе различных существующих для этого форматов – и с верхней палатой, и с депутатами, в рамках трёхсторонней комиссии по межбюджетным отношениям – и окончательно определимся.

Надо думать и об источниках формирования фонда, использовать резервы максимально эффективно, стараться сохранять их в нынешних условиях, которые, несмотря на общее восстановление экономики, являются весьма сложными для развития страны в текущей экономической ситуации. Поэтому нам необходимо иметь достаточный запас прочности. Это основной подход.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 10 апреля 2017 > № 2134989 Дмитрий Медведев


Россия > Агропром > minpromtorg.gov.ru, 7 апреля 2017 > № 2162157 Дмитрий Медведев

Производство сельхозтехники в России выросло более чем в полтора раза.

7 апреля 2017 года, под председательством Дмитрия Медведева состоялось Заседание Расширенной коллегии Министерства сельского хозяйства Российской Федерации, в рамках которого были подведены результаты деятельности ведомства за 2016 год и сформулированы основные задачи на 2017 год. В заседании принял участие Министр промышленности и торговли Денис Мантуров.

Открыл мероприятие Председатель Правительства Российской Федерации Дмитрий Медведев. В своем приветственном слове онсообщил, что аграрный сектор в последние годы стабильно развивается, рост производства сельхозпродукции за отчетный 2016 год составил более 4 %. Глава Правительства отметил, что поддержка сельского хозяйства является приоритетной задачей государства.

"Сельское хозяйство получило беспрецедентные объёмы государственной поддержки. Только в 2016 году на реализацию госпрограммы мы направили 223 млрд рублей", - сказал Дмитрий Медведев.

Подводя итоги года, он заключил, что Доктрина продовольственной безопасности выполнена по большинству показателей.

"Считаю, что мы набрали очень приличный темп по импортозамещению на продовольственном рынке. Сегодня мы не только себя кормим, но и экспорт увеличиваем, учимся на этом зарабатывать. Напомню, что в прошлом году выручили порядка 17 млрд долларов", - заявил Премьер-министр.

Дмитрий Медведев также отметил хорошие результаты в области обеспечения агропромышленного комплекса техническими средствами. Он напомнил, что в утвержденной 31 марта 2017 года редакции «Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции» особое внимание уделяется таким направлениям, как техническая и технологическая модернизация отрасли, стимулирование инвестиций в агропромышленный комплекс.

"Если взять обновление сельхозтехники, её производство в нашей стране выросло более чем в полтора раза– на 58%. Аграрии стали покупать наши машины, причём делают это осознанно. Поддержка сельхозмашиностроению будет оказана и в этом году, а стало быть, техника будет более доступной", - сказал глава Правительства России.

В заключение Дмитрий Медведев озвучил решение о сохранении финансирования сельского хозяйства на 2017 год в прежних объёмах и выразил намерение поддерживать аграрный сектор в период 2018–2020 годов.

Он также отметил рост в пищевой и перерабатывающей промышленности, которая занимает одно из ведущих мест в структуре промышленного производства России с долей 15% и объединяет более 30 самостоятельных отраслей.

Россия > Агропром > minpromtorg.gov.ru, 7 апреля 2017 > № 2162157 Дмитрий Медведев


Россия > Агропром > premier.gov.ru, 7 апреля 2017 > № 2134976 Дмитрий Медведев, Александр Ткачев

Расширенная коллегия Министерства сельского хозяйства.

Об основных результатах деятельности Минсельхоза в 2016 году и задачах на 2017 год.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Я впервые участвую в заседании коллегии вашего министерства. Руководство Правительства министерство посещениями в этом плане не баловало. Для чего я это сделал? Хочу прямо сказать: для того чтобы лишний раз подчеркнуть внимание к сельскому хозяйству со стороны государства.

Аграрный сектор у нас действительно очень стабильно развивается. Можно прямо сказать, хорошо развивается. Только в прошлом году рост производства сельхозпродукции составил более 4%.

У нас есть все возможности, чтобы не только сохранить, но и увеличить набранные темпы роста. Сельское хозяйство за последние годы продемонстрировало очень хорошее развитие и, что скрывать, получило беспрецедентные объёмы государственной поддержки, которые никогда в современной истории Российской Федерации аграрному сектору не оказывались. Только в 2016 году на реализацию госпрограммы мы направили 223 млрд рублей. Средства немаленькие. От каждого вложенного рубля мы, конечно, ждём результатов. В чём эти результаты? Это богатый выбор качественных и разумных по цене продуктов, высокие доходы от экспортных поставок, что тоже очень важно, и третье направление – человеческое: важно, чтобы люди на селе жили не хуже, чем в городе.

Мы реально способны достичь этих целей, так как уже добились за последнее время превращения очень сложной, как раньше было принято говорить, убыточной отрасли в перспективную. Посещение новых объектов, предприятий всегда доставляет мне и моим коллегам особое удовольствие. Совсем недавно мы вместе посещали предприятие «Тамбовский бекон». Просто привожу его как пример вложения новых инвестиций, которых в аграрном секторе в настоящий момент много, причём это крупные инвестиции. Развитие происходит и в фермерских хозяйствах, и по другим направлениям.

Чуть подробнее об итогах года. Мы заметно продвинулись в реализации каждой из основных целей госпрограммы развития сельского хозяйства. Во-первых, мы укрепили продовольственную безопасность нашей страны за последнее время, причём очень существенно. Обеспечиваем себя и зерном, и картофелем, и сахаром, и растительным маслом, и мясом. Это пять из восьми показателей Доктрины продовольственной безопасности. По итогам прошлого года эта обеспеченность стала ещё выше. Цифры приводить не буду, Александр Николаевич (А.Ткачёв), наверное, ещё скажет. Но это уже очень часто существенно выше, чем те позиции, которые зафиксированы в Доктрине продовольственной безопасности. Конечно, это произошло в том числе за счёт рекордных урожаев зерновых, кукурузы, сои, подсолнечника, сахарной свёклы.

Заметно выросло производство овощей и фруктов. Есть положительная динамика по производству мяса, причём она в ряде случаев весьма положительная, хотя в основном за счёт производства мяса птицы и свинины.

Что касается оставшихся трёх показателей доктрины, то здесь тоже есть движение вперёд. Почти достигнуто пороговое значение по рыбе. Мы увеличили производство соли. По молоку пока ситуация менее благоприятная, мы остаёмся на уровне 2015 года.

По большинству показателей Доктрина продовольственной безопасности выполнена. Именно поэтому в прошлом году шла активная работа над её корректировкой. Когда я встречался с руководителями и хозяевами аграрных предприятий в Тамбове, говорили о корректировке этой программы, чтобы она была более современной, ориентированной и на внутренние цели, и на потребности экспорта. Есть предложения добавить несколько новых целевых показателей. Речь идёт о введении показателей по производству овощей и бахчевых культур, фруктов и ягод. Документ пока в стадии проработки. Надо всё просчитать, чтобы окончательно понять, в каком виде его утверждать.

Считаю, что мы набрали очень приличный темп по импортозамещению на продовольственном рынке. Сегодня мы не только себя кормим, но и экспорт увеличиваем, учимся на этом зарабатывать. Напомню, что в прошлом году выручили порядка 17 млрд долларов.

Ещё одну вещь хочу сказать. Ограничения по ввозу импортной продукции, сырья и продовольствия в Россию сохраняются, так что мы работаем абсолютно спокойно. Наши партнёры не прилагают никаких усилий для того, чтобы мы свою позицию поменяли. Давайте не будем их разочаровывать, нам от этого только лучше.

Также вполне успешно развиваем сотрудничество с Евразийским союзом. Эти вопросы мы недавно в Бишкеке обсуждали. Это огромный рынок, где мы можем присутствовать. И их продукты, продовольствие на нашем рынке появляются. Так что наш общий рынок будем развивать.

Во-вторых, мы стараемся сделать наше сельское хозяйство более конкурентоспособным – и за рубежом, и на внутреннем рынке. Один из наиболее эффективных путей в этом направлении – развитие малого и среднего агробизнеса, тем более что значительная часть российской сельхозпродукции производится в фермерских хозяйствах, в личных хозяйствах. Однако большинство из них, конечно, работает на технике, которую давно пора обновить, работает по старым технологиям. Хозяйства страдают от нехватки средств. Поэтому в госпрограмму включены и меры по поддержке малых форм хозяйствования. В прошлом году на эти цели направлялось более 10 млрд рублей. Действует система поддержки, причём суммы грантов постоянно увеличиваются. Для начинающих фермеров в 2016 году средний размер гранта, напомню, вырос более чем на 10%. Гранты для владельцев семейных животноводческих ферм увеличились в среднем на 20%.

Эта система поддержки позволила обновить свою материально-техническую базу 164 сельскохозяйственным потребительским кооперативам. Мы им будем помогать и дальше. По итогам форума в Сочи я дал поручение проработать вопрос о программе поддержки сельскохозяйственной и потребительской кооперации.

И конечно, всем, кто работает на земле, всегда нужна сама земля – основное средство производства. За последние пять лет фермеры оформили в собственность более полумиллиона гектаров, точнее 663 тыс. Спрос на участки, пригодные для сельского хозяйства, сохраняется. Поэтому в прошлом году был принят закон, который упрощает возврат земель сельхозназначения в оборот.

В-третьих, мы работаем для того, чтобы упростить аграриям доступ к деньгам, чтобы можно было и взять короткий кредит на сезонные работы, и сделать долгосрочные инвестиции, обновить технику, естественно, приобретать горючее. Всё это не должно быть проблемой для тех, кто работает на земле. Для этого мы субсидируем краткосрочные и инвестиционные кредиты. Мы частично компенсируем расходы на модернизацию объектов АПК, мы помогали и помогаем с уплатой страховой премии. Всего в регионы из федерального бюджета на эти цели поступило более 150 млрд рублей.

В прошлом году наши сельхозпроизводители взяли кредитов на 1,5 трлн рублей. Это практически на треть больше, чем в 2015 году. В основном это краткосрочные кредиты на пополнение оборотных средств. Но есть потребность и в более долгосрочных вложениях. В прошлом году в отрасли отмечен рост инвестиций на 10% по сравнению с предыдущим годом. По ряду направлений субсидирования мы видим неплохой результат. Если взять обновление сельхозтехники, её производство в нашей стране выросло более чем в полтора раза (это совместный результат Минсельхоза и Минпрома) – на 58%. Аграрии стали покупать наши машины, причём делают это осознанно. Не только чтобы своим, что называется, помочь, а потому, что эти машины реально стали высокого уровня. Правда, и это надо признать, ещё много техники находится в эксплуатации более 10 лет. Её нужно менять. Поэтому поддержка сельхозмашиностроению будет оказана и в этом году, а стало быть, техника будет более доступной.

И в-четвёртых, все меры, о которых я говорил, не только развивают агропромышленный комплекс, но и меняют, самое главное, жизнь людей, которые работают на селе. Достаточно эффективно продолжает действовать программа, которая обеспечивает устойчивое развитие сельских территорий. Чтобы люди не уезжали из сельской местности, мы строим и приобретаем жильё. Эта программа продолжается уже достаточно долго, она рассчитана на период до 2020 года. В прошлом году более полумиллиона квадратных метров было построено – 609 тыс. Среди тех, кто въехал в новые дома, более двух третей – это молодые специалисты, что, конечно, особенно ценно для села.

Но одного жилья мало, это очевидно. Нужно продолжить работу, которую мы последние 10–11 лет ведём, по газификации сельскохозяйственных территорий, и в этом смысле добились многого. Но эта работа должна быть продолжена. Строим водопроводы, строим дороги. В прошлом году на селе появилось около 500 км новых автодорог. Хотя темпы могут быть больше. Всё зависит от финансирования.

И конечно, строим школы. Здесь отдельная программа, и эта программа касается не только города, но и в значительной мере сельских территорий. Строим спортплощадки (отдельное направление), ремонтируем дома культуры, строим новые дома культуры (новая программа по линии Минкульта принята), открываем фельдшерско-акушерские пункты.

Нужно сделать всё, чтобы создать на селе нормальные условия жизни, поэтому развитие сельских территорий должно быть для нас в приоритете.

Коллеги, я неделю назад утвердил новую редакцию государственной программы. Особое внимание в ней уделяется таким направлениям, как техническая и технологическая модернизация отрасли, стимулирование инвестиций в агропромышленный комплекс.

Чтобы нашу сельхозпродукцию лучше покупали за рубежом, она должна соответствовать стандартам качества. Решать эту задачу, как и в целом задачу продвижения на внешние рынки, мы будем в рамках реализации приоритетного проекта по увеличению экспорта продукции агропромышленного комплекса.

Мы изменили правила предоставления субсидий, сделали их более гибкими. Ввели с 2017 года так называемую единую, или, как иногда говорят, консолидированную, субсидию. Теперь регионы сами должны решать, какие направления сельского хозяйства они будут поддерживать.

И вот ещё что хотел сказать. Появились комментарии о каких-то будущих урезаниях денег на программу развития сельского хозяйства. Что хотел бы заметить? Опубликованные цифры, которые в программе есть, на период 2018–2020 годов, по сути, носят ориентировочный характер и, скажем прямо, в значительной мере направлены на балансировку бюджета. Мы и раньше утверждали цифры меньшие, а доводили больше, как в этом году, как в прошлом году, как в позапрошлом году. Я лично принимал решение о сохранении финансирования сельского хозяйства на 2017 год практически в прежних объёмах. Тем более мы по ряду позиций к этому вопросу ещё вернёмся. По сути, это наша защищённая статья. Так будем делать и впредь, на период 2018–2020 годов. Хочу, чтобы вы от меня это услышали.

Уверен, что и по итогам 2017 года наше сельское хозяйство покажет движение по всем направлениям, наши труженики села покажут самые высокие результаты.

А.Ткачёв: Сегодня Председатель Правительства впервые принимает участие в работе нашей коллегии. У нас есть уникальная возможность выразить благодарность за поддержку, которую Правительство оказывает аграриям, несмотря на общее сокращение расходов федерального бюджета.

В результате по многим позициям мы достигли рекордных показателей. В растениеводстве рост составил почти 8%, собран рекордный урожай зерновых – свыше 120 млн т. Россия вернула себе статус ведущей зерновой державы, стала мировым лидером по экспорту пшеницы.

За счёт ввода новых, современных теплиц сбор тепличных овощей увеличился на 15%. Выросли площади закладки новых садов и виноградников. Сохранился рост в производстве животноводческой продукции, во многом за счёт успехов в свиноводстве и птицеводстве. Рост также наблюдается в пищевой и перерабатывающей промышленности, которая занимает одно из ведущих мест в структуре промышленного производства России с долей 15% и объединяет более 30 самостоятельных отраслей. Многие из них, например масложировая, сахарная, кондитерская, мясоперерабатывающая, демонстрируют серьёзный экспортный потенциал.

Сегодня в соответствии с Доктриной продовольственной безопасности Россия не только полностью закрывает потребности внутреннего рынка по ряду направлений, но и активно поставляет свою продукцию на внешние рынки. Важный показатель, где пока не удаётся увеличить долю отечественной продукции, – молоко. По итогам года обеспеченность на уровне 82%. Доктрина предполагает 85% и выше. Важно продолжить стимулировать производство молока и говядины, тепличных овощей, а также закладку новых садов, поскольку здесь мы всё ещё зависим от импорта.

Благодаря поддержке Правительством этих приоритетных точек роста инвесторы всё чаще проявляют интерес к молочному и мясному скотоводству, овощеводству и садоводству, несмотря на длительный срок окупаемости вложений. По итогам прошлого года сохранился рост инвестиционной активности: на один рубль господдержки привлекалось до семи рублей инвестиций. Это говорит о том, что экономические рычаги, стимулирующие развитие отрасли, работают эффективно.

Мы также фиксируем существенный рост кредитования отрасли. Дмитрий Анатольевич привёл цифры по объёму выданных кредитов. Отмечу, что у Россельхозбанка как основного института развития отрасли темпы ещё выше. Объёмы кредитования банком сельского хозяйства выросли в 1,6 раза – до 1 трлн рублей, в том числе выдано в 1,5 раза больше инвестиционных кредитов (на сумму 261 млрд рублей) и на треть больше кредитов на сезонные полевые работы (260 млрд рублей). На втором месте по активности – Сбербанк. Он тоже достаточно активно работает на рынке и осваивает новые горизонты. Мы бы хотели, чтобы эти два фундаментальных, основополагающих банка ещё активнее работали в сельхозсекторе.

Рост инвестиционной активности позволяет обновлять и создавать новые мощности, что повышает производительность труда и создаёт на селе новые рабочие места. Растёт заработная плата в сельском хозяйстве – плюс 12% по итогам года (в среднем по стране – до 24 тыс. рублей).

Господдержка позволяет сохранять на приемлемом уровне рентабельность производства. Растёт число прибыльных хозяйств. Уже практически в каждом субъекте Федерации число прибыльных, вышедших из банкротства и состоявшихся предприятий превышает 80%, хотя пять лет назад цифры были 50–60%. То есть серьёзные, позитивные перемены.

Наиболее динамично развивающимся сектором аграрной экономики остаются фермерские хозяйства. Рост производства превысил 14% в 2016 году. Для сравнения: в сельхозорганизациях рост составил 8%. Да, база была ниже, и, конечно, рост более выразительный, тем не менее с каждым годом вклад фермеров в общий каравай стабильно растёт. На сегодняшний день на их долю приходится более 12% от общего объёма сельхозпроизводства.

Крупные комплексы являются локомотивом развития сельских территорий, поскольку там, где они создаются, проводятся дороги, свет, газ и другая инфраструктура. Но наряду с ними фермеры могут стать средним классом на селе и фундаментом отрасли. Именно поэтому поддержка фермеров является приоритетным направлением работы министерства, и в новом механизме льготного кредитования мы зафиксировали 20-процентную квоту для малых форм хозяйствования.

Второй год реализуются меры по поддержке кооперации на селе. В 2016 году Правительство удвоило объёмы финансирования по этому направлению, что позволило в два раза увеличить число кооперативов, получивших грантовую поддержку. Благодаря такой поддержке государства кооперативное движение постоянно расширяется.

По итогам сельскохозяйственной переписи, проведённой в 2016 году, за последние 10 лет площадь земель, используемых фермерами, выросла более чем на 40%.

Чтобы стимулировать целевое использование сельхозземель, в прошлом году был принят федеральный закон, который усовершенствовал процедуру изъятия земель. И мы сразу увидели позитивную динамику. По итогам года Россельхознадзор передал материалы для запуска процедуры изъятия земель у недобросовестных собственников на площади 34 тыс. га – это в два раза больше, чем в 2015 году. Суды приняли решения об изъятии 10 тыс. га таких земель – это в четыре раза больше, чем годом ранее. В то же время это только начало пути.

Прошу регионы активизировать работу по вовлечению в оборот пустующих земель. Потенциал здесь неисчерпаемый. Мы можем вернуть в оборот до 10 млн га сельхозземель, а значит, получить больший урожай, в том числе кормовых культур и овощей.

Со своей стороны мы продолжим работу над совершенствованием земельного законодательства, чтобы максимально учесть интересы аграриев и передать землю в руки эффективных собственников.

Не менее важным фактором увеличения объёмов производства является повышение урожайности за счёт мелиорации. Долгие годы мелиоративные системы недофинансировались. На сегодняшний день доля мелиорированных земель в России достигает 6% от площади пашни. Для сравнения: в Соединённых Штатах Америки – 40%, в Китае – 55%, в Германии – 45%. В этом году впервые за всю историю финансирование программы развития мелиорации сельхозземель увеличено в 1,5 раза. Это позволит ввести в эксплуатацию дополнительно почти 100 тыс. га мелиорируемых земель.

Регионы активно включились в реализацию программы. В засушливых территориях – Республике Крым, Волгоградской, Саратовской областях, Ставропольском крае, Калмыкии и ряде других – за счёт полива урожайность возрастает в два раза по зерновым, кукурузе, масличным, а также овощам.

Для Центрального Нечерноземья, где земли заболочены, мы предусмотрели поддержку на внесение мелиорантов, понижающих кислотность почв. Специалисты считают Нечерноземье зоной гарантированного урожая даже в самые засушливые годы. Наша задача – за счёт раскисления почв и внесения минеральных удобрений сделать эти земли плодородными. Это наш резерв.

Ещё одним направлением нашей работы является развитие отечественной селекции и генетики. Здесь мы активно взаимодействуем с Федеральным агентством научных организаций, в том числе в рамках исполнения указа Президента России.

В животноводстве ситуация несколько лучше, чем в растениеводстве, где высока зависимость от импортных семян. Напомню, что доля импортных семян сахарной свёклы – 80%, семян кукурузы – 44%, семян подсолнечника – 53%. По семенам овощей и картофеля эта зависимость достигает 50%. Племенное поголовье свиней и мясного скота имеется в необходимом количестве для нормального развития.

В молочном скотоводстве мы продолжаем закупать за рубежом порядка трети от общего объёма племенного молодняка. Но тенденции позитивные. За последние четыре года импорт молочного скота сократился на 40%.

В птицеводстве зависимость от импортного племенного материала достигает 80–90%. Ежегодно мы закупаем 7 млн суточных цыплят и 830 млн инкубационных яиц. Перед селекционерами стоит задача создания отечественных пород высокопродуктивной птицы. Для стимулирования работы в этом направлении мы субсидируем строительство селекционных центров. Первые 10 селекционно-семеноводческих центров и 4 селекционно-генетических центра уже получили поддержку. Это позволит к 2020 году снизить поставки импортных семян почти в два раза: семян сахарной свёклы – до 50%, кукурузы и подсолнечника – до 30% и картофеля – до 40%. К 2020 году мы планируем полностью обеспечить потребности внутреннего рынка в молочном скоте, а к 2025 году снизить долю использования импортного племенного материала в птицеводстве до 60%.

За производственными показателями важно не забывать и о социальной составляющей. Важнейшим является вопрос подготовки кадров. Сегодня у аграриев появилась возможность использовать новейшие технические достижения, такие как роботизированные теплицы и фермы, беспилотники и многое другое. Поэтому перед аграрным образованием стоит задача подготовки специалистов, способных работать в новом, высокотехнологичном сельском хозяйстве. В этом году мы планируем представить на обсуждение проект программы кадрового обеспечения отрасли.

Повышать условия жизни на селе призвана программа устойчивого развития сельских территорий. На её реализацию в прошлом году было направлено почти 13 млрд рублей. В текущем году на эти цели предусмотрено 15 млрд. В полтора раза увеличено финансирование строительства дорог в сельской местности.

Несколько слов о рыбном хозяйстве. На сегодняшний день мы отмечаем рекордные показатели не только в сельском хозяйстве, но и в рыбохозяйственном комплексе, который является неотъемлемой составляющей продовольственной безопасности нашей страны. Вылов рыбы и других водных биоресурсов в 2016 году вырос на 6% и достиг почти 5 млн т. Импорт рыбной продукции в Россию снизился на 10%. Экспорт рыбы, напротив, вырос на 10%. В отрасль приходят инвестиции, растёт рентабельность и число прибыльных организаций. Растут также зарплаты работников отрасли. Итоги прошедшего года мы подробно обсудили на коллегии Росрыболовства 30 марта.

Немало сделано и в нормативно-правовом регулировании рыбной отрасли. Внесены изменения в отношении развития прибрежного рыболовства, обновления рыбопромыслового флота и развития рыбопереработки и аквакультуры. Мы предлагаем также распространить льготное кредитование по ставке не более 5% на аквакультуру. Речь идёт о краткосрочных кредитах на приобретение кормов и посадочного материала. В этом году важно оперативно запустить новый механизм распределения инвестиционных квот и своевременно провести отбор заявок. Это масштабное преобразование для отрасли.

Говоря об итогах работы в 2016 году, по ряду направлений я озвучил планы и задачи на 2017 год. Хочу подчеркнуть, что наша главная цель – сохранить позитивную динамику, которую отрасль демонстрирует все последние годы, повысить конкурентоспособность отечественной продукции. Это важно, как в случае снятия санкций, так и для освоения внешних рынков. Российский АПК переживает трансформацию: если раньше мы говорили об импортозамещении, то теперь настало время делать упор на увеличение экспорта. По итогам года объём продовольственного импорта снизился на 6% – до 25 млрд долларов, тогда как экспорт вырос на 5% – до 17 млрд долларов. Импорт в нашу страну по-прежнему достаточно высок – 25 млрд долларов. Но пять лет назад это была цифра за 40 млрд. Мы неуклонно снижаемся. Тем не менее мы должны активно заниматься экспортом.

Удалось сократить поставки импортной мясной продукции, овощей и картофеля, обеспечить рост экспортных поставок свинины, мяса птицы, пшеницы, кукурузы, растительных масел, сахара. Перед нами стоит ряд задач по дальнейшему продвижению продовольственного экспорта. Это работа и для Россельхознадзора – по снятию барьеров на пути российской продукции, и для министерства – по поддержке в её продвижении, в том числе на зарубежных выставках. И самим аграриям потребуется перестроить свои бизнес-процессы, для того чтобы соответствовать требованиям мирового рынка. Конечно, надо всем вместе решить главную задачу – победить АЧС (африканская чума свиней), потому что потери, которые мы сегодня имеем по стране, невероятно высоки. За 10 лет мы потеряли порядка миллиона поголовья свиней. Убытки исчисляются десятками миллиардов рублей. Конечно, это недопустимо. Об этом мы подробно говорили в Тамбове на встрече с животноводами.

Для повышения конкурентоспособности отрасли мы совершенствуем меры господдержки. По поручению Правительства с 1 января консолидированы меры господдержки. Теперь регионы могут сами оперативно распределять средства и направлять их в региональные точки роста.

В 2017 году на мероприятия в рамках единой субсидии предусмотрено 36 млрд рублей. Дефицит средств на 2017 год не позволил учесть дополнительную потребность в средствах на закладку садов и поддержку фермеров для сохранения набранных темпов. А эти меры поддержки пользуются повышенным спросом в регионах. В очереди на получение грантов стоят порядка 7 тыс. фермерских хозяйств и сотни кооперативов. Дополнительная потребность на гранты малым формам составляет более 12 млрд рублей, если мы хотим удовлетворить весь спрос.

Дмитрий Анатольевич, знаю, что Вы всегда поддерживаете село не на словах, а на деле. Вы говорили, что при увеличении доходной части бюджета – в течение года или во второй части – эти доходы могут быть выделены как дополнительные, чтобы поддержать аграрный сектор. В случае корректировки бюджета в 2017 году просим предусмотреть возможность выделения дополнительных 10 млрд на единую субсидию, для того чтобы регионы могли по позициям, о которых я говорил выше, чётко выполнять свои обязанности.

В этом году заработало льготное кредитование по ставке не более 5%. Упростились и условия для заёмщиков. В программе участвует более 25 банков. Сейчас рассматриваем возможность снижения требований к размеру уставного капитала банка с 20 млрд до 10 млрд рублей, что расширит круг ещё на 30 аккредитованных банков. Конкуренция среди банков привела к снижению ставки до 2–3%, не выше 5%. Это стало возможным благодаря этим подходам.

Регионы самостоятельно определяют объёмы кредитования по приоритетным направлениям и могут перераспределять средства между отраслями.

Конечно, есть ещё определённые нарекания, как и всегда бывает с нововведениями. Их необходимо в течение года устранить. Но уже понятно, что новая модель – это существенный шаг вперёд.

Чтобы расширить число получателей льготных кредитов, мы предлагаем регионам не только определять лимит по направлениям, но и устанавливать на уровне региона максимальный размер кредита на одно предприятие. Такое ограничение верхней границы позволит снизить объём льготного кредитования на одно предприятие и предоставить субсидии большему количеству заёмщиков.

Льготные кредиты оказались настолько востребованными, что предусмотренные средства уже практически полностью освоены. Чтобы обеспечить краткосрочными кредитами осенние полевые работы, вторую часть года, чтобы провести удачно и своевременно уборочную кампанию, нам необходимо в том числе, если будут дополнительные доходы, 9 млрд рублей. Именно для коротких льготных кредитов и, о чём мы говорили, для инвестиционных кредитов, для наших инвестпроектов, которых мы закладываем уже в этом году десятки, а может быть, по окончании года мы перейдём на сотни – во всех отраслях: это глубокая переработка, это новые технологии, это новые предприятия, которые будут украшать нашу страну и, естественно, создавать новый, конкурентоспособный продукт. Понятно, что 6 млрд, которые сегодня есть, все расходованы. Хотелось бы, чтобы все заявки на инвесткредиты были удовлетворены именно по ставке 5%. И на это нужно ни много ни мало тоже дополнительно порядка 10 млрд рублей.

Дефицит средств повлечёт за собой отказ инвесторов от реализации новых аграрных проектов в текущем году. А с учётом инерции отрасли в 2019–2020 годах мы можем столкнуться с сокращением производства.

И последнее направление, которое я хотел бы сегодня затронуть, – техническое перевооружение. В последние годы Правительство оказывает беспрецедентную поддержку сельхозмашиностроению. Именно на Кировском заводе в Санкт-Петербурге Дмитрий Анатольевич принял такое политическое решение. Уже практически бюджет был свёрстан, и мы получили 10 млрд. И конечно, невероятный эффект, мы с Денисом Валентиновичем Мантуровым даже не предполагали, что настолько активно могут заработать заводы, настолько наша продукция будет конкурентоспособной и селяне по-настоящему обратят внимание на наше российское сельхозмашиностроение. Скажу честно, казалось, что его уже нет, что оно разрушено и никогда не поднимется. Вы уже говорили об этом: мы приобрели за один год 17 тыс. единиц новой отечественной техники – это в два раза больше, чем годом ранее. Однако темпы выбытия сельхозмашин (Вы тоже об этом сказали), конечно, выше.

Например, за последние четыре года парк техники сократился на 25 тыс. тракторов, то есть выбыло 75 тыс. тракторов, а купили новых 50 тыс. То же с зерноуборочными комбайнами – выбыло 30 тыс., а приобрели 22 тыс. Тем не менее, если мы будем наращивать и объём поддержки, и чёткую синхронную работу сельхозпроизводителей и заводов, мы выйдем в ноль и дальше уже будем, наверное, прибавлять.

Чтобы ускорить техническое перевооружение, необходимо увеличить темпы приобретения техники в лизинг. Этот инструмент пользуется популярностью у малого бизнеса. 89% в структуре поставок «Росагролизинга» приходится на фермеров. Потребности аграриев в услугах «Росагролизинга» в два раза превышают возможности компании. На очередном съезде фермеров, который был в феврале, фермеры активно озвучивали предложения по увеличению объёмов финансирования лизинга. Минсельхоз считает целесообразным докапитализировать «Росагролизинг» от 5 до 7 млрд рублей в случае появления дополнительных доходов бюджета. Это серьёзные инструменты для сельхозтоваропроизводителей (тем более без залоговой схемы), они пользуются большой популярностью у наших селян – и у больших, и у малых форм.

Таким образом, суммируя четыре названных направления, общий объём поддержки сельского хозяйства необходимо увеличить дополнительно на 36 млрд рублей.

Дмитрий Анатольевич, аграрии благодарны Вам за всё то, что уже сделано для отрасли. Понимаем, что ситуация с финансами сейчас непростая. И понимаем, что это возможно только из дополнительных доходов бюджета, если всё в стране будет нормально – и политическая, и экономическая стабильность, экономический рост.

С Минфином у нас выстроились конструктивные отношения, и я знаю, что Вы разделяете позицию о приоритетной поддержке сельского хозяйства и знаете, как нужны сейчас эти средства на развитие реального сектора.

Cегодня мы за счёт тех инструментов поддержки, которые предусмотрены Правительством, запустили десятки важнейших инвестпроектов в АПК. Если мы действительно хотим стать ведущей аграрной державой, нельзя останавливаться на достигнутом, надо двигаться вперёд. Дополнительная поддержка позволит успешно провести уборочную кампанию, увеличить число реализованных инвестпроектов, а также ускорить перевооружение наших аграриев мощной, современной сельхозтехникой. К 2020 году это даст возможность существенно повысить производство мяса, молока, овощей и фруктов, а также увеличить на 25% количество высокопроизводительных рабочих мест по стране и на 20% поднять налоговые поступления в региональные бюджеты.

Д.Медведев: Александр Николаевич озвучил планы. Действительно, они выдающиеся. Некоторые предложения и просьбы тоже озвучил.

Могу лишь ещё раз констатировать, что сельское хозяйство действительно является нашей приоритетной отраслью и защищённой статьёй бюджета. Поэтому все те предложения, которые в настоящий момент существуют, мы самым внимательным образом вместе с Минсельхозом, вместе с Минэкономразвития, вместе с Минфином, конечно, будем анализировать.

А теперь я предлагаю вручить награды нашим выдающимся аграриям.

Россия > Агропром > premier.gov.ru, 7 апреля 2017 > № 2134976 Дмитрий Медведев, Александр Ткачев


Россия > Медицина > premier.gov.ru, 6 апреля 2017 > № 2129893 Дмитрий Медведев

О поддержке локализации производства медицинских изделий в России.

Совещание.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Сегодня собрались (уже не первый раз, кстати) обсудить ситуацию с производством, и локализацией производства в том числе, медицинских изделий – имею в виду и импортозамещение, и создание собственной промышленности, производящей медицинские изделия: какие меры уже приняты, что ещё можно было бы сделать. Так что давайте сверим часы.

Тема, конечно, острая – и с точки зрения экономики, и по-человечески непростая. От наличия нужного оборудования и качественных расходных материалов зависит та помощь, которую получают люди, а стало быть, их жизнь и здоровье. Поэтому все вопросы импортозамещения мы всегда прорабатываем самым тщательным образом, и даже подписание документов всегда идёт с довольно серьёзным, сложным иногда обсуждением, с различными отсрочками. Но это, наверное, правильно, имея в виду остроту темы. Причём, конечно, нужно к этому привлекать и медицинское сообщество – именно им и работать с этим оборудованием.

Сейчас мы принимаем меры по увеличению доли российской продукции на рынке медицинских изделий. Для наших производителей существует несколько видов поддержки. Финансируются проекты по разработке технологий и организации производства медицинских изделий. С 2011 года почти 170 таких проектов (169, если быть точным) получили в общей сложности около 36 млрд рублей поддержки, из них 18,5 – это деньги из бюджета.

Предусмотрены субсидии на компенсацию части затрат на проведение клинических испытаний медицинских изделий и организацию их производства. Фонд развития промышленности предоставляет займы на реализацию подобных проектов, в прошлом году это около 3 млрд рублей.

Кроме того, у наших производителей медицинских изделий есть преимущество при государственных закупках. Если в торгах участвуют две российские компании, заявки на поставку таких изделий иностранного производства отклоняются. Уже больше 100 изделий, на которые были распространены эти правила.

Всё это дало определённый результат. Если сравнить с 2015 годом, объём производства медицинских изделий в России вырос более чем на 15,5%. В денежном выражении за последние годы, за последние шесть лет он увеличился практически в два раза.

При государственной поддержке разработаны и выведены на рынок 75 импортозамещающих медицинских изделий. Их них 36, то есть половина практически, вообще в нашей стране не выпускались раньше и были зарегистрированы в прошлом году.

Конечно, нужно и дальше наращивать выпуск как современных, высокотехнологичных медицинских изделий, так и обычных, которые используются в повседневной работе, делать это за счёт локализации производств на территории нашей страны. При этом важно, чтобы отказ от импортных аналогов никак не отражался на качестве медицинской помощи, которую получают граждане нашей страны, и локализация производства не мешала российским производителям конкурировать.

Мы начали проект по локализации производства коронарных стентов и катетеров. Много раз к этой теме обращались. Хочу послушать, как обстоят дела. Обсудим, как выполняется график и условия поэтапной локализации производства подобных изделий, какие есть сложности и какие предложения по их решению.

И ещё один вопрос, он касается одноразовых медицинских изделий. Это различные устройства для переливания крови, контейнеры для донорской крови, расходные материалы. Спрос на подобные виды изделий, на такие товары – огромный, и, конечно, нужно расширять их производство на территории нашей страны. Также хотел бы услышать ваши предложения по этой теме, притом что некоторое время назад мы также к ней обращались, но уже прошло достаточно много времени, чтобы подвести итоги того, что было сделано, условно за последний год.

Россия > Медицина > premier.gov.ru, 6 апреля 2017 > № 2129893 Дмитрий Медведев


Россия > Агропром > premier.gov.ru, 4 апреля 2017 > № 2129890 Дмитрий Медведев

Встреча Дмитрия Медведева с руководителями ведущих животноводческих предприятий.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

У нас сегодня совещание с руководством наших ведущих животноводческих предприятий. Мы делаем это достаточно регулярно, и сейчас пришла пора сверить часы. Встречаемся на площадке «Тамбовского бекона» – современного мощного предприятия, в чём я лично убедился. Это хорошая возможность поговорить и о перспективах развития отрасли, и о проблемах, которые существуют.

Сегодня наше животноводство поставляет на рынок самые востребованные продукты питания: мясо, молоко, яйца, масло, сыр, творог, сметану – и тем самым обеспечивает продовольственную безопасность страны.

Кстати, по поводу продовольственной безопасности. Я только что с работниками разговаривал, мы затронули вопросы об импортных поставках и показателях нашей Доктрины продовольственной безопасности. В принципе с точки зрения нашей доктрины у нас внешне всё выглядит вполне благополучно, потому что наша доктрина исходит из предположения о необходимости 80-процентного самообеспечения мясом и мясопродуктами. В настоящий момент у нас 89% – это мясо и мясопродукты, которые производятся в Российской Федерации. Но на деле всё гораздо сложнее – это зависит и от вида мясной продукции, и от некоторых других причин, поэтому в общем и целом здесь есть чем заниматься.

В отрасли сохраняется положительная динамика производства мяса. В 2016 году производство скота и птицы на убой (в живом весе) составило почти 14 млн т, что практически на 3,5% больше, чем уровень 2015 года, то есть там средний по сельскому хозяйству рост. Но по сравнению с ростом экономики в целом он весьма и весьма приличный. Производство молока составило более 30 млн т – там практически всё осталось на уровне 2015 года. Тем не менее свои показатели по молоку улучшили 46 регионов. Увеличилось и производство яиц.

Это неплохие результаты. Очевидно, что животноводы добиваются их благодаря своевременным мерам государственной поддержки. С учётом тех сложностей, которые существуют в экономике, мы оказали поддержку в весьма значительном объёме. В рамках государственной программы развития сельского хозяйства на поддержку животноводства в период с 2013 по 2016 год (хочу специально отметить эту цифру, она реально большая) мы направили почти 385 млрд рублей. Очень приличная цифра. Это деньги, которые пошли на субсидирование краткосрочных кредитов, на займы, инвесткредиты, создание и модернизацию объектов агропрома, уплату страховой премии, поддержку экономически значимых региональных программ. Мы и малым предприятиям помогали, и фермерам, и семейным фермам. Вкладывали средства в развитие сельхозкооперации. Это важно, потому что помогает в целом обеспечить наш рынок недорогими и качественными продуктами и создаёт рабочие места.

Дополнительная финансовая поддержка сельхозпроизводителям будет оказана и в этом году. У нас заработал новый, более удобный для заёмщиков механизм льготного кредитования. На конец марта одобрено субсидирование по планируемым к выдаче льготным кредитам в объёме 11 млрд рублей. Из них по направлению животноводства – 2,27 млрд рублей, молочного скотоводства – около 1 млрд, и целый ряд других направлений. По инвесткредитам – в объёме 5,5 млрд рублей, из них по направлению животноводства – 1,5 млрд рублей, по молочному скотоводству – приблизительно 900 млн.

Понятно, что денег всё равно на что-то не хватает. Предлагаю сегодня подумать, что ещё можно сделать для поддержки устойчивого развития отрасли. Не только чтобы обеспечить продуктами питания нашу страну – в целом, можно считать, мы эту задачу почти решили, но очень важно продавать за рубеж. А за рубежом нас, мягко говоря, не везде ждут. И это отдельная задача, которая требует консолидации усилий. И не только, естественно, бизнеса, но и консолидации усилий государства. Потому что от того, насколько успешными будут переговоры российских официальных лиц, особенно в целом ряде зарубежных регионов, зависит и ваше проникновение на иностранные рынки. А это в целом необходимо.

Для поддержки экспорта президиум Совета по стратегическому развитию в прошлом году утвердил паспорт приоритетного проекта «Экспорт продукции аграрно-промышленного комплекса». Цель пока увеличить экспорт до 18 млрд долларов в следующем году и до 30 млрд долларов в 2025 году. На мой взгляд, это абсолютно достижимые цифры.

Что касается животноводства, объём экспорта здесь должен возрастать приблизительно в такой же прогрессии. Цифры не такие, может быть, большие пока с учётом экспортного веса этой отрасли. Тем не менее мы должны к середине следующего десятилетия выйти на миллиарды долларов экспорта животноводческой продукции. Предусмотрен целый комплекс мер поддержки, в том числе по открытию рынков, по продвижению продукции, по льготному кредитованию.

Проблем в животноводстве, конечно, хватает. Есть проблемы, с которыми мы все совместно вынуждены бороться. Очень серьёзной угрозой для отрасли остаётся африканская чума свиней, другие особо опасные заболевания. Очевидно, что регионам нужно повысить эффективность работы по профилактике возникновения и распространения таких болезней. Конечно, тревожит тот факт, что АЧС, по сути, перебралась за Урал, уже появились очаги в Сибири. Это реальная проблема. Нужно будет подумать, какие меры принять, и, наверное, даже провести какую-либо встречу с руководителями регионов или с лицами, ответственными за все эти мероприятия в Западной и Восточной Сибири.

Аркадий Владимирович (обращаясь к А.Дворковичу), я прошу Вас подумать, на каком уровне там всех собрать, чтобы коллеги почувствовали свою ответственность. В отличие от Центральной России, где эта беда давно известна, где более или менее научились с этим бороться, для них это совершенно новая история. Всякий раз, когда мы об этом разговаривали раньше, они говорили: у нас этого ничего нет, – намекая на то, что этого никогда и не будет. Но вот, к сожалению, это случилось. Надо этим заняться.

У нас не хватает специализированных комплексов по выращиванию и откорму молодняка по крупному рогатому скоту.

В птицеводстве, несмотря на решение внутренних задач, очень высокая зависимость от использования импортного племенного материала. Это тоже тема, которая остаётся в поле зрения.

По молочному животноводству: что является слабой стороной помимо того, что это довольно сложный бизнес? Трудная окупаемость, очень слаба в целом ряде регионов материально-техническая база, изношенность основных средств и невысокая технологическая оснащённость. Более половины объёма товарного молока у нас производится на фермах, которые построены ещё в советский период. А мы знаем, какие это фермы, в чём их недостатки. Они в целом ряде случаев требуют капитальной реконструкции, а может быть, просто их проще снести и построить что-то новое, потому что работать в таких условиях зачастую невозможно.

Естественно, я готов выслушать (и я, и мои коллеги по Правительству) ваши предложения, что нам делать в ближайшее время. Так что давайте сверим часы. Ещё раз подчёркиваю, это у нас не первое совещание по этой проблематике, наверное, и не последнее. Но думаю, что такого рода разговор будет полезным.

Россия > Агропром > premier.gov.ru, 4 апреля 2017 > № 2129890 Дмитрий Медведев


Россия. ЦФО > Агропром > premier.gov.ru, 4 апреля 2017 > № 2129863 Дмитрий Медведев

Дмитрий Медведев посетил мясоперерабатывающее предприятие ООО «Тамбовский бекон».

Председатель Правительства осмотрел цеха предприятия и встретился с его работниками.

ООО «Тамбовский бекон» входит в группу компаний «Русагро», крупнейшего российского агрохолдинга по производству сахара, свиноводству, растениеводству и масложировому производству.

Мясоперерабатывающее производство ООО «Тамбовский бекон» запущено в 2015 году в с. Борщёвка Тамбовской области.

Предприятие, которое включает все этапы переработки и выпуск готовой продукции, состоит из четырёх цехов: убоя, обвалки и упаковки охлаждённого мяса, производства охлаждённых полуфабрикатов, утилизации. В начале 2016 года на розничный рынок выведен собственный бренд мясных полуфабрикатов «Слово мясника».

В настоящее время в Тамбовской области расположены комплекс по производству комбикормов, семь товарных свинокомплексов на 4,8 тыс. голов каждый, две племенные фермы, площадка карантина, убойное и мясоперерабатывающее производство (включая цех утилизации) мощностью 1,95 млн голов в год. В конце 2016 года «Русагро» приступила к реализации проекта строительства новых свинокомплексов в Тамбовской области мощностью 53 тыс. т свинины в год.

Беседа с работниками предприятия

Из стенограммы:

Вопрос: Вчера произошли взрывы в метро Санкт-Петербурга. Как государство планирует усилить меры, чтобы контролировать это более серьёзно?

Д.Медведев: Вчера действительно произошёл террористический акт в Петербурге, в метро. К сожалению, погибли люди, много раненых. Ещё раз хочу выразить всем родственникам погибших самые глубокие слова сочувствия и соболезнования. Желаю всем раненым поправиться. Для этого все решения приняты, в больницах обеспечен уход. Министр здравоохранения находится на месте. Надеюсь, что будет сделано всё, чтобы пострадавшие как можно быстрее вылечились.

Что касается самой проблемы, то она, как вы прекрасно понимаете, к сожалению, для нашей страны не новая. Борьба с терроризмом идёт уже не первый год. Где-то нам удалось сильно наступить им на горло, и активность террористов существенно уменьшилась. Но происходят преступления, когда жертвами террористов становятся абсолютно невинные люди, которые не имеют отношения ни к государственной власти, ни к кому бы то ни было персонально. Просто выбирается случайная цель – и происходит взрыв.

Первое, что хочу сказать: можно не сомневаться, наши правоохранительные органы и спецслужбы сделают всё, чтобы найти всех, кто к этому причастен, и покарать. Даже несмотря на то, что непосредственный исполнитель теракта, скорее всего, погиб, судя по той информации, которой мы располагаем, потому что это смертник. Но такие преступления не готовятся в одиночку, всегда есть большое количество различного рода пособников, всяких уродов, которые занимаются промывкой мозгов и предлагают совершить террористический акт. Мы этим займёмся вместе с нашими коллегами.

Метро, надо сказать откровенно, это очень уязвимое место. Вы следите за событиями в мире, знаете: за последние годы в метро произошло довольно много террористических актов. В 2010 году был очень тяжёлый теракт в Москве, и в других странах они происходят.

Мы приняли целый ряд решений для того, чтобы контролировать входы в метро, как и входы на другие транспортные объекты. Очевидно, что их недостаточно. Нужно будет принять дополнительные решения по контролю тех, кто заходит в средства транспорта, контролю того, что они проносят.

Это не просто, потому что поток огромный. Это тысячи людей, и, к сожалению, каждого на детекторе очень сложно просмотреть. Хотя технологические возможности обнаружить существуют, но именно в силу потока это сделать очень сложно. Тем не менее дополнительные меры контроля будут приняты, для того чтобы минимизировать все проблемы, которые связаны с попытками совершить теракт в нашей стране.

Вы понимаете, мы действительно находимся в известной степени на переднем крае борьбы с международным террором. Это конечно очень тяжело для нашей страны. Но, эту борьбу нужно довести до конца. Потому что в противном случае такого рода происшествия будут происходить чаще. Безусловно, мы примем государственные меры контроля.

Вопрос: Меня как человека, связавшего свою жизнь и дальнейшую карьеру с мясным бизнес-управлением, очень интересует вопрос, планируется ли снижение импорта мяса в Российскую Федерацию?

Д.Медведев: Пример вашего производства – это доказательство того, что мы предпринимаем все возможные усилия, чтобы уменьшить объёмы импорта мяса в нашу страну. Смотрите, что произошло за последнее время. С 2008 года объём импорта мяса и мясопродуктов в нашу страну снизился в 3 раза. Это огромная цифра. Объём нашего производства тоже вырос, не так, конечно, значительно, где-то в 1,6 раза. Произошло перезамещение. Поэтому у нас есть ещё очень хорошая доля рынка, где можно развиваться.

Есть документ, который называется «Доктрина продовольственной безопасности» – может быть, Вы слышали: сколько и что мы должны производить сами, чтобы нас никто не поставил, что называется, в неудобное положение и не заставил бегать по рынку что-то покупать. По этой доктрине мы должны обеспечивать себя мясом и мясопродуктами на 80%, а остальное можно ввозить. Сейчас мы обеспечиваем себя уже на 89%. То есть у нас рынок очень плотно укомплектован. Вы сами в этом лично разбираетесь, я тоже некоторым образом за этим слежу и занимаюсь этим уже более 10 лет. По мясу птицы у нас заполненность рынка 100%. Мы вообще не импортируем ничего, кроме экзотики. По свинине тоже очень высокий потенциал, рынок в значительной мере создан, но ещё есть некоторые сегменты типа того, чем Вы собираетесь заниматься на Дальнем Востоке. В чём слабое место – это мясо крупного рогатого скота и мелкого рогатого скота. Это два направления, куда ещё надо будет сделать значительные инвестиции, тем более там инвестиционный цикл гораздо более длинный, чем по свиноводству. Это направление обязательно будем поддерживать.

Но в целом у меня нет никаких сомнений, мы через некоторое время превратимся в страну, которая называется «нетто-экспортёр», то есть мы практически ничего не будем покупать, кроме особых товаров, которые имеют узкий сегмент пользователей, и всё будем продавать. Если Вы создадите хорошее производство, то будем продавать нашим друзьям в Азиатско-Тихоокеанском регионе, в том числе китайцам, никаких сомнений у меня в этом нет.

И последнее. Вы знаете, мы в силу известных в том числе политических причин (но не только политических, и экономических причин), вообще закрыли наш рынок для целого ряда стран. Они же нам поставляли большие объёмы, но они с нами не очень красиво поступили, мы вынуждены были ответить.

Для селян, для тех, кто занимается аграрным бизнесом, для переработчиков, это очень серьёзное подспорье. И я с кем бы ни встречался, основной вопрос, который мне задают (даже не вопрос, а просьба) – сохраняйте санкции или эти антисанкции, ответные меры, как можно дольше, потому что они действительно помогают развиваться производству.

Могу вас заверить: мы ничего не будем трогать до тех пор, пока к нам не будет нормального отношения. А судя по тому, как, к сожалению, развиваются события в политическом плане, наши партнёры не стремятся к тому, чтобы с нами отношения улучшить. Раз это так, значит, у нас открываются широчайшие перспективы для развития сельскохозяйственного дела, для развития села и аграрного бизнеса.

Вопрос: Дмитрий Анатольевич, Вы, наверное, уже успели оценить качество дорожного покрытия у нас в городе. Почему-то к Вашему приезду осуществили только ямочный ремонт, и то не везде, где это, наверное, нужно было. И это несмотря на то, какие налоги платят автовладельцы.

Недавно был в Белгородской области, там с дорогами получше. Хотелось бы узнать, когда мы сможем в Тамбове наслаждаться качеством хороших дорог, когда у нас кончатся эти проблемы с объездом этих ям глубоких, попаданием в них? Можете как-нибудь повлиять на это?

Д.Медведев: Повлиять, конечно, могу, сомнений нет. А Вы спросили, какие у меня ощущения. Я могу Вам сказать прямо: я всё это на себе обычно опробываю. Именно для того, чтобы были впечатления, я стараюсь, когда в регион приезжаю, садиться за руль. Понятно, мне обычно пишут в социальных сетях: заезжайте на такую-то улицу, посмотрите, какие у нас ямы. Я не могу на все улицы заехать, но для того, чтобы понять состояние дорог, достаточно проехаться минут 20–30. Я уже посмотрел и федеральные трассы, и обычные трассы. Очевидно, абсолютно точно, есть чем заниматься в Тамбовской области.

По деньгам. Если я правильно помню, в прошлом году по федеральной линии на дороги мы дали области 600 млн. В этом году цифра чуть меньше, из-за бюджетных сложностей. Но размер вашего дорожного фонда составляет 3 млрд ежегодно. Мы ехали, обсуждали как раз с губернатором состояние дорог, проблема в том, что значительная часть дорожного фонда уходит на содержание дорог и на некоторые инвестиционные проекты. А на создание новых дорог или на их качественный ремонт денег остаётся не очень много. Тем не менее, могу Вас заверить, в случае если в бюджете будут образовываться дополнительные средства (мы понимаем, насколько это чувствительный вопрос, я и в прошлом году несколько раз перераспределял деньги по дорожным направлениям в самые разные регионы), мы к этому вопросу вернёмся, и, естественно, Тамбовская область тоже будет получателем. Здесь ещё выбор ведь в чём: можно дороги просто ремонтировать в городе, и это очень важно для горожан, но не менее важно развивать производство. Средства одни и те же для таких проектов. Потому что сам проект частный, деньги дают частники, хозяева предприятия, а дороги должно государство делать. То есть инфраструктура – за государственный счёт. Поэтому выбор между тем, отремонтировать ли обычные дороги внутри города, квартала или провести дорогу к новому производственному объекту. Но будут дополнительные деньги, мы будем стараться выделять.

И налоги совершенно справедливо должны идти в том числе на ремонты. Причём на нормальные ремонты, а не только ямочные. На самом деле это ещё зависит от решимости региональных властей.

Мы сейчас взялись не только за дороги. Есть такая программа – «Дворы». Мы хотим отремонтировать практически все дворы, потому что за них не брались никогда. Дороги латали, новые прокладывали, этим занимались, дворами не занимались никогда. Где-то они хорошие, а где-то – выйти страшно. Это тоже очень важно.

Вопрос: Я сам из области, не из города. Родители всю жизнь проработали в колхозе. Колхозы все развалились, из-за этого деревни все вымерли, народ весь уехал. Будут ли приниматься меры, чтобы колхозы работали?

Д.Медведев: В центре России много людей живёт в сельской местности. В Тамбовской области 44% населения проживает в деревне. Это очень большая цифра. Потому что по России в целом это 25%. А здесь – 44%. Это означает, что очень внимательно надо заниматься деревней. Есть программа по социальному обустройству села, она действует почти 10 лет, действует до 2020 года. Конечно, она не решает всех проблем, но я просто приведу некоторые цифры, которые могут быть Вам интересны.

По этой программе решается целый ряд вопросов.

Во-первых, строительство жилья. Кого нужно удержать на селе? Молодёжь прежде всего. Чтобы были условия, более или менее сходные с условиями в городе. А это нормальный дом. По этой программе в прошлом году мы предусмотрели 14 млрд, в этом году – 15 млрд рублей только на строительство жилья для специалистов, которые остаются на селе. Это очень важно. Это приблизительно, если мне память не изменяет, 400 тыс. кв. м жилплощади. Это означает, что человеку можно предоставить или дом, или квартиру прямо с момента приезда на работу в деревню или если он в этой деревне живёт и там хочет оставаться.

Второе, закрепление самих специалистов. Что такое вообще деревня нормальная, современная – там должна быть школа, там должен быть ФАП, иначе жизни нет. Если нет врача, то жить невозможно. Поэтому мы только в прошлом году отправили по программе «Земский доктор» в клиники и фельдшерско-акушерские пункты 5 тыс. врачей. По сути 5 тыс. населённых пунктов получили врачей.

Врачей мы туда отправляем вместе с подъёмным пособием (если не ошибаюсь, оно около 1 млн рублей), с тем чтобы просто они могли обзавестись там хозяйством, построить какой-то дом, или что-то снять, или квартиру приобрести и начать работать.

Третье, не менее важное направление – детские садики. Во всей стране мы реализовали эту программу по детским садам. Да, она где-то абсолютно завершилась, где-то есть ещё очередь. Но в принципе по стране эта проблема для детей в возрасте от трёх до семи лет закрыта. Хотя всё равно местное руководство должно держать на контроле эту тему, чтобы не образовывалась очередь. У нас же очередь была колоссальная. Мы сделали за эти несколько лет то, что не делали за все годы советской власти, скажем по-честному. Это в городах, на селе ситуация хуже, хотя там тоже построено несколько сотен детских садов за прошедший год. Нужно обязательно продолжить программу строительства детских садов, включая ясельные группы на селе.

Четвёртое. Школы. Без школ деревня просто умирает. Это очень часто совмещённые вещи – детский сад и школа. Если нет школы, всё, значит деревня действительно просто растворяется. Поэтому у нас в общей программе строительства школ есть и часть сельских школ. Вот на это я обращаю принципиальное внимание. Сельская школа очень тонкий инструмент. Мы только что были в Тамбове, там большую школу построили. Посмотрел, красивая школа, связанная со «Сколково». 2,5 тыс. учащихся – просто огромная! А на селе такие школы не нужны. На селе нужно сохранять школы по 50–100 человек, так называемые малокомплектные школы. Это не дешёвое удовольствие, потому что их тяжелее содержать. Но это делать нужно обязательно. Поэтому сохранение малокомплектных школ – важнейшая задача.

Это направление я считаю тоже очень важным. Для того чтобы детей возить (сёла по-разному расположены), мы ещё в прошлом году начали возвращаться к программе «Школьный автобус». Мы по всей стране раскидали эти автобусы. Поняли, что у регионов на это денег нет, пришлось деньги найти в федеральном центре и по всем территориям эти автобусы распределить. Теперь они ездят между маленькими деревнями, собирают детей и везут в школу. Вот такие меры. Наряду с необходимостью создавать производство.

Не менее важно (но это зависит не только от государства) возникновение класса нормальных аграрных собственников, которые будут заниматься развитием деревни, потому что без них мы государственные рабочие места не создадим. Такие огромные производства, как ваше, в каждую деревню не поставишь. Поэтому приход частного капитала – это тоже очень важное направление.

Но в целом, я считаю, за последние годы наша деревня стала возрождаться. Причём это зависит от места, территории. В Тамбовской, Воронежской областях всё-таки развитие есть. У вас чернозёмы, условия благоприятные. Всё, что южнее, тоже неплохо развивается. Гораздо сложнее ситуация на севере. Там в деревнях действительно сложно, надо искать специальные виды деятельности.

Будем стараться поднимать практически каждую деревню, потому что это важно.

Труд аграрный становится более квалифицированным, оплачивается лучше, это очевидно абсолютно. Когда я ещё только приступал к работе в Правительстве и начал заниматься этим национальным проектом по сельскому хозяйству, у нас в деревнях жило 35% населения. Это было совсем недавно, это было 10 лет назад – 2006, 2007 годы. Сейчас – 25%, то есть у нас численность сельского населения упала на 10%. Это не всегда означает, что всё плохо. Это в ряде случаев означает, что просто труд становится более высококвалифицированным, производительность труда растёт и поэтому не нужно такого количества населения на селе. Но в то же время это всё равно тревожные тенденции, и за ними государство обязано следить.

Вопрос: Дмитрий Анатольевич, мы смотрим за Вами по телевизору, наблюдаем: у Вас очень тяжёлая работа, трудная, много встреч, поездок всяких. И в то же время мы ещё видим по телевизору, что на Вас какие-то нападки, на Правительство. Хотелось бы узнать Ваше мнение: кому это выгодно? И как Вы вообще на это реагируете лично?

Д.Медведев: Кому это выгодно? Тем, кто заказывает подобного рода сюжеты и материалы, это, как правило, люди, у которых есть вполне конкретные политические цели. Чего добиваются такого рода люди этими материалами? Они пытаются сказать, что власть ведёт себя плохо, а они лучше всех остальных. Иными словами, все эти сюжеты, которые снимают за большие деньги (причём деньги эти собирают, конечно, не у народа, есть спонсоры частные, которые за этим стоят), направлены на достижение вполне конкретного политического результата. Причём делается всё по принципу компота. Берут разную муть, чушь всякую собирают, если это касается меня, то про моих знакомых и людей, про которых я вообще никогда не слышал, про места, где я бывал, и про места, о которых я тоже никогда не слышал. Собирают бумажки, фотографии, одежду. Потом создают продукт и предъявляют его. Разобраться в этом человеку, который это смотрит, довольно сложно. А если за это хорошо заплачено, то продукт получается достаточно добротный.

И всё бы ничего, если бы за этим не стояла вполне определённая история, которая заключается в том, чтобы постараться вытащить людей на улицы и добиться своих политических целей. А политические цели совершенно очевидные. Тот персонаж, о котором Вы говорите, открыто говорит, что все плохие, изберите меня президентом. Без всякого стеснения. И для этого тащит на улицы людей, причём очень часто несовершеннолетних (что, на мой взгляд, вообще практически преступление), и делает их заложниками собственной политической программы.

Причём персонаж этот, как известно, судимый, и в этом плане никаких иллюзий быть не должно. Тем не менее через социальные сети молодёжь вытаскивают, эта молодёжь выходит с определёнными лозунгами. Причём выходит, к сожалению, с нарушением закона, то есть, по сути, их подставляют под правоохранительную машину, а они из-за этого потом страдают.

Это бесчестная позиция, это просто способ достичь собственных шкурных целей. Я по-другому это охарактеризовать не могу.

Что же касается моего персонального отношения к этому, знаете, у меня в целом нервы крепкие, иначе бы я не мог работать на должностях, на которых я работаю, – и когда я президентом работал, в Правительстве когда работаю. Если бы я каждый раз реагировал на подобного рода нападки, на подобного рода провокации, то меня просто бы не хватило на нормальную работу. Поэтому у меня позиция в этом смысле совершенно простая: я продолжаю работать, делать своё дело, и это моя ответственность перед гражданами Российской Федерации.

Реплика: У Вас иммунитет уже выработался?

Д.Медведев: В известной степени да, потому что без такого иммунитета на такой работе нереально остаться. Провокации же, вы понимаете, – это самое простое, что можно сделать.

Россия. ЦФО > Агропром > premier.gov.ru, 4 апреля 2017 > № 2129863 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 3 апреля 2017 > № 2129864 Дмитрий Медведев, Ольга Голодец

Совещание с вице-премьерами.

В повестке: о совершенствовании практики типового строительства, об охране труда.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Обсудим некоторые решения, которые приняты, и некоторые темы, которые являются актуальными для сегодняшнего обсуждения.

Сначала о документе, который я подписал. Это постановление Правительства, которое утверждает Правила признания проектов зданий и сооружений пригодными для типового строительства, прежде всего с точки зрения экономической эффективности. Мы довольно энергично пытаемся внедрять типовое строительство – по одной очевидной причине: это гораздо дешевле, чем каждый раз придумывать что-то новое. Хотя это и интересно, но это существенно удорожает строительные расходы, и разработка проектно-сметной документации требует немало времени и денег. Использование типовых проектов позволяет сократить сроки и стоимость такого рода строительства. Это касается и жилых домов, и объектов социальной инфраструктуры – больниц, школ, административных зданий, спортивных сооружений. Это не означает, что они все должны быть абсолютно одинаковыми. Это тоже неправильно. Тем не менее должны быть различные утверждённые типовые проекты, которые можно использовать и тиражировать.

Мы внесли изменения в Градостроительный кодекс, это постановление позволяет на практике выполнять эти нормы.

Дмитрий Николаевич (обращаясь к Д.Козаку), Вы этот вопрос ведёте в Правительстве. Что там есть нового?

Д.Козак: Я хочу вернуться к истории. Действительно, в июне прошлого года были приняты поправки в Градостроительный кодекс, согласно которым все публичные образования – а это и субъекты Федерации, и муниципалитеты, и федеральный центр – должны использовать наиболее экономически эффективную проектную документацию. Градостроительным кодексом предусмотрено, что проектная документация, подготовленная на бюджетные средства, принадлежит Российской Федерации, субъекту Российской Федерации, муниципалитету и неопределённый круг публичных образований имеет право использовать документацию, которая признана наиболее экономически эффективной, для повторного применения.

В ноябре прошлого года во исполнение закона было принято постановление Правительства о критериях экономической эффективности проектной документации. Документ, который 31 марта подписан, определяет процедуру, механизм отбора такой проектной документации из всего массива проектной документации, который изготавливается на территории Российской Федерации. Министерство строительства и жилищно-коммунального хозяйства по установленной процедуре будет отбирать наиболее эффективные проекты и включать их в федеральный реестр проектной документации. В этом федеральном реестре будут заключения государственной экспертизы на каждый проект, параметры, мощность, эскизные решения каждого проекта – всё это должно быть размещено на сайте Министерства строительства и жилищно-коммунального хозяйства. И каждое муниципальное образование, субъект Российской Федерации либо федеральный орган исполнительной власти, а также публичные компании, где более 51% принадлежит Российской Федерации, субъектам либо муниципалитетам, вправе выбрать из этого массива нужный проект, подходящий по целевому назначению, по мощности.

Д.Медведев: И платить за это не следует.

Д.Козак: Да, это бесплатно, это принадлежит публичным образованиям. Платить за это не следует, и можно, привязав к конкретному земельному участку, использовать эту проектную документацию. Это позволит существенно сэкономить средства на проектирование и сократить время проектирования, а также сократить расходы на строительство объектов капитального строительства: школ, дорог – практически все объекты будут в этом реестре.

Д.Медведев: Я хочу обратить внимание, что отбор этих проектов должен быть очень серьёзным, чтобы типовыми становились лучшие проекты, а не те, которые кто-то пролоббировал. В советские времена тоже было абсолютное большинство типовых проектов. Но, мягко говоря, не все они отвечали нужным критериям, были качественными, да и эстетически выглядели весьма сомнительно. Поэтому нужно отбирать лучшее и потом это предоставлять соответствующим публичным образованиям и другим структурам, для того чтобы они могли на этой основе возводить новые сооружения.

Ещё один вопрос, который я хотел бы сегодня затронуть, касается охраны труда. В российской экономике занято почти 72,5 млн человек. Их жизнь и здоровье, условия, в которых они работают, – предмет постоянного внимания законодателя. Этим должен заниматься и работодатель. Тем более когда речь идёт о предприятиях, где условия труда сложные, где возможны травмы. Таких предприятий в стране достаточно много, причём во всех секторах экономики. В последнее время этот травматизм уменьшился. Это отрадный фактор. Количество несчастных случаев с тяжёлыми последствиями уменьшилось почти на 14%. Это хорошие показатели, но в любом случае надо двигаться дальше.

Ольга Юрьевна (обращаясь к О.Голодец), Вы обсуждали этот вопрос и на совещаниях, и на коллегии Министерства труда эти темы затрагивались. Что ещё можно было бы сделать в этом направлении?

О.Голодец: У нас действительно есть хорошие результаты по программе преодоления производственного травматизма. И, по предварительным данным, на сегодняшний день мы вышли на показатель производственного травматизма, который присущ развитым европейским странам, на которые мы прежде всего ориентируемся. Если в европейских странах число случаев производственного травматизма с тяжёлым исходом составляет 2,85, то по этому году у нас в стране ожидаемый показатель будет 2,5. Мы находимся на уровне передовых стран, таких как Германия, и для нас это очень важно, потому что человеческая жизнь на производстве – абсолютный приоритет и с ним не может сравниваться ничто другое.

По каждой отрасли существует программа, в реализацию которой включены и работодатели, и представители работников. То, что за последние четыре года так сильно снизился травматизм, – это результат серьёзной работы во исполнение целого ряда законодательных актов, которые нами приняты, и тех решений, которые отслеживаются специальными группами по сопровождению наших законодательных инициатив.

Мы стали заниматься сейчас исследованием каждого случая, проводится оценка рисков по поводу каждого случая с вредными факторами. Это позволило, во-первых, сократить число рабочих мест с вредными и опасными условиями труда, вывести с них людей, переобучить этих людей и предоставить им другие рабочие места. И это привело к абсолютному сокращению производственного травматизма.

Вы упомянули цифру 14% по сравнению с прошлым годом, но если сравнивать с 2012 годом, то уровень несчастных случаев с летальным исходом сократился почти на 40%. Это огромная цифра.

По тем отраслям, которые находятся под особым контролем – а абсолютное большинство тяжёлых случаев производственного травматизма происходит в строительной отрасли, – разработана специальная программа, и коллеги её выполняют совместно с Министерством труда и представителями работников и работодателей.

Отрадно, что сегодня в отрасль охраны труда приходят наши промышленники. На выставке по охране труда у нас каждый год представляется более 9 тыс. российских предприятий, которые дают нашему рынку эффективные средства защиты – это и защита органов дыхания, и специальные костюмы. И на сегодняшний день очень высокий уровень средств индивидуальной защиты, которые конкурентны в том числе на мировом рынке.

В апреле в Сочи пройдёт большая Всероссийская неделя охраны труда. На сегодняшний день поступило уже 9660 заявок на участие в ней от разных юридических лиц и организаций. Мы ожидаем очень высокого представительства от Международной организации труда и ряда международных организаций и надеемся, что эта неделя охраны труда придаст новый импульс в реализации нашей программы.

Д.Медведев: Это действительно очень важное направление. Человеческая жизнь должна быть под охраной, в том числе и на производстве. Как Вы правильно сказали – это наивысшая ценность. Прошу Вас эту работу продолжить.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 3 апреля 2017 > № 2129864 Дмитрий Медведев, Ольга Голодец


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Экология. Транспорт > premier.gov.ru, 27 марта 2017 > № 2117012 Дмитрий Медведев

Совещание с вице-премьерами.

В повестке: о поддержке моногородов; о развитии особо охраняемых природных территорий; об изменениях в правилах дорожного движения.

Из стенограммы:

Д.Медведев: В начале совещания скажу несколько слов по документам, которые подписаны. Мы продолжаем работу по поддержке моногородов, где сложилась непростая социально-экономическая ситуация. У нас, к сожалению, много этих городов. Для этого мы используем разные механизмы, в том числе и создание территорий опережающего развития.

Я подписал ещё два документа: о создании территории «Каспийск» в Дагестане и территории «Чусовой» в Пермском крае. У этих территорий опережающего развития не будет узкой специализации, там будут открываться предприятия разной направленности – от производства пищевых продуктов, мебели, машин, оборудования, целлюлозы, добавок в бензин до тепличного хозяйства, гостиничного, оздоровительного комплексов. Это позволит диверсифицировать экономику города Каспийска и Чусовского городского поселения, создать тысячи постоянных рабочих мест и, надеюсь, привлечь инвестиции. Это два документа по территориям.

Теперь ещё один комплекс задач, актуальный особенно в этом году – не потому, что эта работа идёт лишь в течение этого года, а потому, что этот год у нас объявлен Годом экологии. Мы стараемся решать эти задачи совместными усилиями государства и общества, и, чтобы привлечь внимание людей к этим проблемам, как раз проводится Год экологии и Год особо охраняемых природных территорий. Отмечу, что 100 лет назад в нашей стране появился первый государственный заповедник. 100 лет назад! И сегодня мы последовательно эту систему особо охраняемых природных территорий развиваем. Принято решение создать ещё один национальный парк – «Сенгилеевские горы» в Ульяновской области, я подписал соответствующее постановление Правительства. Общая площадь парка – около 44 тыс. гектаров. Здесь, в Среднем Поволжье, есть своя уникальная специфика, неповторимые лесные, степные природные комплексы, естественно, встречаются редкие виды растений и животных. Кроме того, эта территория интересна и с историко-археологической точки зрения. Рассчитываю, что режим национального парка позволит сохранить эти уникальные места. Работа в рамках Года экологии и Года особо охраняемых природных территорий только началась, и мы к ней будем возвращаться.

И ещё одна тема, весьма резонансная и важная, касается изменений в Правила дорожного движения. Мы этот документ постоянно совершенствуем, поскольку возникают новые потребности, различного рода толкования документа, нестыковки, которые, может быть, изначально не были видны. И необходимо просто отрегулировать те или иные вопросы несколько более подробно – с прицелом на конкретный контингент водителей или, наоборот, конкретный набор нарушений.

Игорь Иванович, расскажите о последних изменениях в Правила дорожного движения, которые я утвердил.

И.Шувалов: Совсем недавно Правительство приняло решение о введении определения «опасное вождение». На заседании Правительства был одобрен законопроект, вводящий соответствующую санкцию, он направлен в Государственную Думу, где этот документ сейчас рассматривается. Мы рассчитываем на то, что до конца работы весенней сессии Государственная Дума примет решение по штрафам за опасное вождение.

В то же время, когда мы готовили эти изменения, был большой запрос на то, чтобы в Правилах дорожного движения появились особенные нормы для начинающих водителей. Так сложилось во многих странах ОЭСР, Европейского союза: когда молодые люди получают права, они ограничены в том, какое транспортное средство использовать, можно ли возить пассажиров, заниматься буксировкой, существуют и определённые скоростные ограничения. По решению, которое сейчас опубликовано Правительством, молодой водитель, до двух лет стажа, должен будет обеспечить транспортное средство специальным знаком – это жёлтый квадрат и на его фоне восклицательный знак. Молодым водителям будет запрещено заниматься буксировкой и возить пассажиров на мотоцикле. Мы посмотрим, как это будет работать. Мы не пошли по самому жёсткому сценарию, как это работает в других странах, пока обошлись такого рода ограничениями.

Я также приведу статистику, которая у нас есть, по безопасности дорожного движения за последний год. Вы постоянно по этому поводу даёте поручения, совсем недавно этот вопрос рассматривался Президентом на Государственном совете в Ярославле. Мы на протяжении ряда лет серьёзно работаем по программе обеспечения безопасности дорожного движения. За 2016 год в целом дорожно-транспортных происшествий произошло на 5,6% меньше, чем в 2015 году, – всего 173 694 происшествия. Раненых стало на 4,3% меньше – всего 221 140 человек. Погибших на 12% меньше, но цифра по-прежнему большая – это 20 308 человек. На 17% стала ниже смертность на пешеходных переходах. Дорожно-транспортные происшествия с участием детей – цифра также ниже, почти на 2%. Погибших детей стало на 3,7% меньше, к сожалению, погибло в прошлом году 710 детей. Цифры огромные, но каждый год уже несколько лет подряд количество раненых и погибших в дорожно-транспортных происшествиях становится всё меньше.

Д.Медведев: Эти цифры всё равно очень печальные, они говорят о том, что мы ещё очень многое можем предпринять для того, чтобы снизить количество дорожно-транспортных происшествий, тем более с причинением увечий и смерти людям. Надо посмотреть, как эти изменения в Правила дорожного движения, которые мы приняли, будут работать. Их смысл заключается именно в том, чтобы оградить молодых, не очень опытных водителей от тех проблем, которые могут возникнуть в связи с выполнением сложных видов перевозок или перевозок людей. Похожие правила действовали когда-то в советский период, когда молодые водители имели некоторый набор ограничений, связанных с осуществлением вождения. Такие ограничения существуют и в других странах, но нам нужно найти свой путь. С одной стороны, помочь молодым водителям научиться как следует управлять транспортным средством, а с другой стороны, конечно, не связать их по рукам и ногам, чтобы они вообще не могли ездить и транспортное средство стояло бы просто на приколе. То есть нужно будет ещё посмотреть, проанализировать практику применения этих норм Правил дорожного движения. Но в целом они, конечно, направлены на обеспечение лучшей безопасности на дорогах.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Экология. Транспорт > premier.gov.ru, 27 марта 2017 > № 2117012 Дмитрий Медведев


Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 24 марта 2017 > № 2132040 Дмитрий Медведев

Дмитрий Медведев отметил рост промышленного производства в России в ходе итогового заседания Коллегии Минпромторга России.

Сегодня, 24 марта 2017 года, состоялось итоговое заседание коллегии Минпромторга России «Об основных результатах деятельности Министерства промышленности и торговли Российской Федерации в 2016 году и целях и задачах на 2017 год».

Открыл мероприятие Председатель Правительства Российской Федерации Дмитрий Медведев. В своем выступлении премьер-министр отметил роль Минпромторга России в процессе текущего экономического развития.

"Минпромторг работает там, где в советские времена работало более десятка отраслевых министерств. Жизнь изменилась, экономика изменилась. И сегодня речь идёт уже не об индустриализации образца прошлого века, а об управлении промышленным развитием в условиях открытой, современной рыночной экономики, в условиях технологического обновления, революционных изменений в производстве, когда государство уже не может командовать промышленностью, а укрепляет её конкурентоспособность, действуя только через формирование норм регулирования, поддерживая перспективные направления, развивая систему специализированных институтов. И конечно, действуя в кооперации с партнёрами по интеграционным форматам", - сказал глава Правительства Российской Федерации.

Затем Дмитрий Медведев остановился на текущих показателях развития промышленного производства. Он сообщил, что на поддержку отдельных отраслей промышленности в этом году планируется направить 107 миллиардов рублей. По его словам, в 2016 году рост производства составил около 1,5%. Среди лидеров - оборонно-промышленный комплекс: здесь увеличение составило 10%. Кроме того, в полтора раза выросло производство сельхозтехники. Отметил Глава Правительства и достижения в фармацевтической отрасли.

"Растёт российский лекарственный рынок. Нам важно обеспечить развитие собственного производства – как дженериков, так и современных, инновационных препаратов. При этом в перечне жизненно необходимых лекарственных препаратов доля российских лекарств продолжает увеличиваться. В настоящее время она достигла почти 77%. Я считаю, что это весьма серьёзное достижение последних лет", - подчеркнул Дмитрий Медведев.

По словам премьер-министра, продолжится курс на сбалансированное импортозамещение: Минпромторгом России утверждено 22 отраслевых плана. Система субсидий и инструментов, включая программы Фонда развития промышленности, нацелена на решение этой задачи.

"Но, как я уже неоднократно говорил, импортозамещение не является самоцелью. По каким-то позициям мы можем быстро наладить выпуск аналогов, а по каким-то позициям должны обеспечить долгосрочный технологический суверенитет. Особенно это касается оборонной составляющей", - сказал Дмитрий Медведев.

Кроме того, Глава Правительства отметил позитивные результаты в авиационной промышленности и судостроении.

"Образована недавно Авиационная коллегия. Она призвана обеспечить координацию федеральных ведомств в этой сфере, создавать условия, чтобы российские перевозчики заказывали конкурентоспособную российскую авиатехнику. В судостроении прирост производства гражданской продукции составил 11%, в авиастроении – почти 20%", - рассказал Дмитрий Медведев.

В основной части программы заседания Коллегии Министр промышленности и торговли Российской Федерации Денис Мантуров представил доклад «Об основных результатах деятельности Министерства промышленности и торговли в 2016 году и целях и задачах на 2017 год». Он сообщил, что за последние полгода опережающий индекс производственной активности вырос до 55% впервые за шесть лет.

Говоря о выстроенной системной взаимосвязи региональной и федеральной промышленной политики глава Минпромторга России отметил возможности для работы по новым направлениям производственного роста. Так, на 2017 год поставлена задача запустить механизмы развития трех отраслей – машиностроения для пищевой и перерабатывающей промышленности, индустрии технических средств реабилитации, а также высокотехнологичной отрасли переработки промышленных и бытовых отходов.

По словам Дениса Мантурова, символично, что именно в год экологии завершается трёхлетняя совместная работа с бизнесом по подготовке 51 справочника наилучших доступных технологий. Их внедрение во всех секторах экономики потребует до 2030 года инвестиций в объёме более 8 трлн. рублей. Это, в свою очередь, создаст спрос на продукцию российских машиностроителей, поскольку в справочниках предусмотрено применение преимущественно отечественного оборудования. Как отметил глава Минпромторга России, благодаря этому будет возможность не только нарастить уровень конкурентоспособности внутри страны, но и выйти на глобальный рынок за счёт мер поддержки, которые отражены в утверждённом приоритетном проекте «Международная кооперация и экспорт».

Говоря о сфере торговли, Денис Мантуров обратил внимание на то, что в данном секторе экономики в России заняты более 13 млн. человек, и он занимает второе место по вкладу в ВВП, составляя порядка 16%.

"Перед нами стоит амбициозная задача – используя широкий инструментарий господдержки, увеличить динамику роста промышленности и её технологический потенциал. Для этого в большинстве высокотехнологичных отраслей, обеспечивающих целые сектора экономики, необходимо не просто продвинуться вверх по цепочке добавленной стоимости, а делать это ускоренным темпом. По многим направлениям нам придётся быстро расшивать застарелые узлы технологической зависимости, избегая при этом самоизоляции, и даже, наоборот, активно конкурируя с импортом внутри страны и завоёвывая таким образом статус равноправных технологических партнёров на глобальном рынке", - заключил глава Минпромторга России.

Вице-премьер Дмитрий Рогозин в своем выступлении призвал Правительство Российской Федерации оказать поддержку российским предприятиям ОПК в производстве медицинского оборудования вместо того, чтобы ежегодно выводить за рубеж средства на его закупку за границей.По его словам, отдельные предприятия занимаются таким производством, но в связи с их ориентацией на оборонную промышленность, у них нет навыков выхода на "гражданские рынки".

Замглавы Правительства Российской Федерации Аркадий Дворкович отметил необходимость повышения качества российских перевозок. Это напрямую, по словам вице-премьера, зависит от таких факторов, как качество автомобилей и состояние дорог. Он выразил мнение, что Минпромторгу России необходимо проработать меры поддержки иностранных производителей грузовой техники, которые намерены локализовать производство своей продукции в России.

Министр Михаил Абызов, ответственный за организацию работы правительственной комиссии по координации деятельности «Открытого правительства», в свою очередь отметил, что за последний год по результатам последней независимой оценки Минпромторг России в 2 раза улучшил свои позиции в рейтинге открытости ФОИВ.

"Это стало возможным благодаря, в том числе, активному внедрению таких инструментов, как новый формат работы общественного совета, работы информационных систем и ресурсов Министерства. Сайт Минпромторга вошёл в тройку наиболее качественных и интересных ресурсов с точки зрения пользователей", - сказал Михаил Абызов.

В завершение программы итогового заседания коллегии Денис Мантуров вручил государственные награды руководителям промышленных предприятий, представителям регионов РФ и работникам Минпромторга.

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 24 марта 2017 > № 2132040 Дмитрий Медведев


Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 24 марта 2017 > № 2117009 Дмитрий Медведев, Сун Тао

Встреча Дмитрия Медведева с заведующим Международным отделом ЦК КПК Сун Тао.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Уважаемый заведующий Международным отделом ЦК Компартии Китая господин Сун Тао! Уважаемые китайские друзья!

Я вас сердечно приветствую в нашей штаб-квартире на Кутузовском проспекте, в здании Центрального исполнительного комитета партии «Единая Россия».

Я знаю, что у вас уже прошли очень хорошие консультации в рамках межпартийного диалога в Казани, состоялся межпартийный форум. Я с коллегами обменялся впечатлениями: они говорят, было интересно и очень полезно.

Отношения между нашими странами находятся на самом высоком уровне, и это характерно не только для межгосударственных отношений, но и для отношений между правящими партиями – между Компартией Китая и партией «Единая Россия». Именно поэтому такие консультации, на мой взгляд, имеют повышенную ценность.

В этом году будет много событий и на государственном, и на партийном уровне. Мы ждём встреч с нашими коллегами. Прошу отдельно передать привет и наилучшие пожелания Председателю КНР господину Си Цзиньпину и Премьеру господину Ли Кэцяну. Будет встреча в июле с Председателем Си Цзиньпином в рамках его визита в нашу страну. Предполагается 22-я регулярная встреча глав правительств, которая состоится в октябре текущего года в Китае. Так что контактов будет много.

И конечно, хотел бы пожелать вам успешной подготовки и проведения 19-го съезда Компартии Китая, который будет иметь большое значение для развития вашей страны.

Ещё раз сердечно приветствую вас и рад нашему знакомству.

Сун Тао (как переведено): Рад встрече с нашими коллегами! Прежде всего разрешите передать искреннее приветствие от Генерального секретаря Си Цзиньпина и Премьера Госсовета Ли Кэцяна. Пользуясь случаем, ещё раз искренне поздравляю Вас с переизбранием на пост председателя партии «Единая Россия» на съезде, который состоялся совсем недавно. На этот раз я прибыл в Россию по поручению генсека Си Цзиньпина. Он часто говорит, что китайско-российские отношения являются самыми важными двусторонними отношениями в мире и лучшими среди держав. Как бы ни менялась международная обстановка, Китай твёрдо будет отстаивать китайско-российские отношения всеобъемлющего партнёрства и стратегического взаимодействия. Между Президентом Владимиром Путиным и Председателем КНР Си Цзиньпином достигнуты большие договорённости относительно развития между нами отношений и многовековой дружбы.

В этом году, как Вы отметили, Ваше превосходительство, ожидается целый ряд важных мероприятий. В мае Президент Владимир Путин приедет в Китай для участия в саммите «Один пояс – один путь», а в сентябре будет участвовать в регулярной встрече глав стран БРИКС. Ожидается целый ряд встреч между главами двух государств. Вы лично тоже совершите официальный визит в Китай.

Тесные двусторонние контакты отражают высокий уровень китайско-российских отношений. Я считаю, что Китай и Россия как мировые державы, которые существенно влияют на формирование международной обстановки, должны значительно усиливать стратегическое взаимодействие и укреплять политическое взаимное доверие. Это способствует стабильности мира на планете.

Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 24 марта 2017 > № 2117009 Дмитрий Медведев, Сун Тао


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 24 марта 2017 > № 2117008 Дмитрий Медведев

Расширенная коллегия Министерства промышленности и торговли.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Я приехал сегодня на коллегию впервые за последнее время, чтобы поговорить о том, как развивается наша промышленность и каково место министерства в системе управления промышленностью в нашей стране.

Ведь фактически Минпромторг работает там, где в советские времена работало более десятка отраслевых министерств. Жизнь изменилась, экономика изменилась. И сегодня речь идёт уже не об индустриализации образца прошлого века, а об управлении промышленным развитием в условиях открытой, современной рыночной экономики, в условиях технологического обновления, революционных изменений в производстве, когда государство уже не может командовать промышленностью, а укрепляет её конкурентоспособность, действуя только через формирование норм регулирования, поддерживая перспективные направления, развивая систему специализированных институтов. И конечно, действуя в кооперации с партнёрами по интеграционным форматам.

Некоторые результаты я назову.

Совокупный прирост промышленного производства в 2016 году составил 1,3%. В обрабатывающей промышленности – 0,5%. Это немного – я совсем недавно об этом говорил на различных площадках, в том числе на партийной площадке, – тем не менее в текущих условиях это тоже результат.

Самое главное, нам удалось избежать ненужных потрясений. Мы сохранили костяк трудовых коллективов, обеспечили социальную стабильность крупных промышленных центров и, что особенно важно, моноотраслевых городов. В рамках плана действий Правительства мы дополнительно поддержали отдельные отрасли, включая автомобильную и лёгкую промышленность, транспортное и сельскохозяйственное машиностроение. И в этом году дополнительная поддержка отдельных отраслей сохраняется на весьма значительном уровне – более 107 млрд рублей.

Некоторые направления особенно выпукло выглядят. Производство сельхозтехники увеличилось в полтора раза. Это стало возможным потому, что мы последовательно занимались развитием агропромышленного комплекса. За счёт этого увеличивали и инвестиционный спрос на новую сельхозтехнику.

Сработали меры поддержки в транспортном машиностроении. Несмотря на общий спад в автомобилестроении, отдельные его сегменты всё-таки тоже выросли. Я имею в виду, например, сегмент LCV. Конечно, мы продолжим эту работу в рамках решений, которые недавно были приняты.

Отмечу успехи фармацевтической и медицинской промышленности. Растёт российский лекарственный рынок. Нам важно обеспечить развитие собственного производства – как дженериков, так и современных, инновационных препаратов. При этом в перечне жизненно необходимых лекарственных препаратов доля российских лекарств продолжает увеличиваться. В настоящее время она достигла почти 77%. Я считаю, что это весьма серьёзное достижение последних лет.

Мы продолжим курс на разумное импортозамещение. Министерство утвердило 22 отраслевых плана. Система субсидий и инструментов, включая программы Фонда развития промышленности, нацелена на решение этой задачи. Но, как я уже неоднократно говорил, импортозамещение не является самоцелью. По каким-то позициям мы можем быстро наладить выпуск аналогов, а по каким-то позициям должны обеспечить долгосрочный технологический суверенитет. Особенно это касается оборонной составляющей.

Большой блок деятельности министерства и всех подведомственных структур связан с развитием предприятий ОПК. Министерство курирует, по сути, ¾ всей оборонки. Производство продукции ОПК выросло более чем на 10%. В целом успешно исполняется государственный оборонный заказ. Ведётся не только реконструкция мощностей, но и новое капитальное строительство (недавно посещал некоторые объекты). В прошлом году мы утвердили новую госпрограмму развития оборонно-промышленного комплекса. Однако важно использовать технологический и кадровый потенциал ОПК не только для обеспечения обороноспособности страны – хотя, конечно, это самое главное, – но и решать задачу диверсификации производства, о чём мы не так давно говорили на форуме в Сочи. Наша цель ведь в чём? Не в том, чтобы заставить оборонные заводы выпускать сковородки, как это бывало в нашей истории. А нужно сформировать устойчивые бизнес-модели, которые позволяют успешно внедрять инновационные технологии.

Продолжаем мы работать и над развитием авиационной промышленности и судостроения. Образована недавно Авиационная коллегия. Она призвана обеспечить координацию федеральных ведомств в этой сфере, создавать условия, чтобы российские перевозчики заказывали конкурентоспособную российскую авиатехнику. В судостроении прирост производства гражданской продукции составил 11%, в авиастроении – почти 20%.

Уважаемые коллеги, мы с вами, конечно, понимаем, что важно не только удержать планку, на которую мы вышли. Самое главное – двигаться вперёд.

Я упомянул о серьёзных изменениях в технологическом укладе. Некоторые эксперты говорят о четвёртой технологической революции. Я имею в виду не просто перевод производства в цифру, а внедрение полностью автономных управляющих интеллектуальных систем, которые ведут весь жизненный цикл изделия. Ваше министерство курирует четыре «дорожные карты» нашей Национальной технологической инициативы: по беспилотным автомобилям, летательным и морским аппаратам, а также по цифровым «фабрикам будущего».

Важно не только отработать новые технологические принципы, но и, конечно, быть готовыми к радикальному изменению нормативной среды и в известной степени социальных отношений. Мы об этом недавно говорили в очередной раз: готовы ли мы к тому, что беспилотные автомобили, автобусы выйдут на улицы? Не только с человеческой точки зрения, но хотя бы с нормативной точки зрения? Конечно, не готовы. Нормативных актов нет. Более того, как их состыковать – пока непонятно. Некоторые ведомства просто этого опасаются. Это реально сложная проблема. И это проблема деятельности вашего министерства и других министерств, потому что министерства осуществляют политику в той или иной отрасли и занимаются нормативным регулированием.

Ещё одна задача министерства – регулирование оборота промышленной продукции на рынке и противодействие некачественной и контрафактной продукции. Здесь ряд пилотов запущен. В частности, по маркировке меховых изделий идентификационными знаками. Стартовал эксперимент по маркировке лекарств специальными кодами. С учётом полученных результатов можно будет думать о распространении этого опыта и на некоторые другие товары (обувь, древесину, авиакомпоненты). Этот процесс тоже идёт непросто, тем более что мы действуем не в одиночестве, мы действуем вместе с нашими партнёрами по Евразийскому союзу, но двигаться в этом направлении надо.

Потребители российской продукции – и у нас, и за рубежом – должны быть уверены в самом высоком качестве наших товаров. Здесь свою роль должны сыграть система добровольной сертификации и исследования, которые ведутся в рамках «Российской системы качества».

Конечно, ещё многое предстоит сделать, чтобы наши товары могли успешно конкурировать за перспективные рынки. Это не фигура речи, это именно так. Министерству нужно плотно работать совместно с Внешэкономбанком, с Российским экспортным центром, активно участвовать в реализации приоритетного проекта «Международная кооперация и экспорт». Этот проект ставит своей целью увеличить экспорт несырьевых товаров (для нас это крайне важно), в том числе автомобилей, авиационной, железнодорожной, сельхозтехники. Рассчитываю, что наша гражданская продукция в перспективе станет не менее востребованной, чем поставки по линии военно-технического сотрудничества. Уверен, что мы сможем этого добиться. Многие результаты, в том числе те, о которых только что мы говорили и которые показывали на экране, действительно вполне вдохновляющие.

Д.Мантуров: Во-первых, хотел бы поблагодарить, Дмитрий Анатольевич, Вас лично, всё Правительство за участие в нашей коллегии. Такое происходит впервые в таком широком составе.

Действительно, позитивную динамику показало подавляющее большинство обрабатывающих отраслей в прошлом году, и это было бы невозможно без поддержки, которая была оказана Правительством. Вы также одобрили нашу инициативу по её продолжению в этом году. Эффективная реализация этих мер позволит нам выйти на рост – мы рассчитываем в обрабатывающих секторах выйти на 2% по этому году.

Эта оценка подтверждается позитивной динамикой в январе (с учётом поправки на календарный эффект – в феврале) этого года. Кроме того, после двухлетнего снижения прогнозируется разворот в инвестиционной активности. И в целом мы отмечаем улучшение настроения бизнеса.

За последние полгода опережающий индекс производственной активности вырос до высокого уровня – до 55% впервые за шесть лет. По сути, факторы неопределённости, которые могут повлиять на итоги года, – это только курс рубля и уровень ключевой ставки. Но мы продолжим оперативно отслеживать через Государственную информационную систему промышленности, которая уже заработала, влияние этих параметров на деятельность предприятий и оценивать эффективность реализуемых мер поддержки как на федеральном, так и на региональном уровне.

Взаимодействие с субъектами Федерации для нас остаётся главным приоритетом, обеспечивающим синхронизацию работы по основным направлениям промполитики, включая импортозамещение и развитие промышленной инфраструктуры. Одним из ключевых механизмов такой координации выступает сегодня Фонд развития промышленности. С прошлого года более 20 субъектов Федерации создали свои фонды, вместе с которыми ФРП осуществляет софинансирование региональных проектов.

Аналогичным образом в режиме одного окна фонд работает с крупным, средним и малым бизнесом по всем вопросам реализации мер поддержки, а также механизма специнвестконтрактов. В части СПИКов регионы продолжают формировать свою нормативную базу по их применению. Также при общественном совете Минпромторга создана комиссия по специнвестконтрактам, которая эффективно дополняет аналогичный орган публичного контроля за реализацией проекта в сфере импортозамещения.

Выстроенная системная взаимосвязь региональной и федеральной промполитики даёт нам возможность дальнейшего движения по новым направлениям промышленного роста. На 2017 год мы ставим перед собой задачу запустить механизмы развития трёх отраслей, ранее, к сожалению, не получавших должного внимания. Это, во-первых, машиностроение для пищевой и перерабатывающей промышленности, которая является важным элементом продовольственной безопасности нашей страны. Уровень её зависимости от импортного оборудования составляет сегодня 87%. Характерно, что треть объёма производимой продукции этого направления уходит на экспорт. Это подтверждает, что её качество и конкурентоспособность соответствуют запросам рынка.

Поскольку мы всегда прорабатываем с регионами новые инициативы, на предыдущем координационном совете, который недавно проходил в Чувашии, мы обсудили перспективы развития этого сектора. Сформулированные нами предложения были включены в план мероприятий, направленных на повышение темпов роста российской экономики, который Вы, Дмитрий Анатольевич, утвердили.

В этом году за счёт предусмотренных мер поддержки пищевого машиностроения планируем добиться роста отечественного производства на 25%. В дальнейшем будем последовательно наращивать долю на российском рынке и увеличивать поставки нашего оборудования на экспорт.

Ещё один сектор, затрагивающий интересы 60 млн россиян, – это индустрия технических средств реабилитации. Совместно с заинтересованными ведомствами мы сейчас дорабатываем стратегию развития этой отрасли, и для поддержки российских производителей с нынешнего года будет предоставляться комплекс мер, включая три отраслевые субсидии и преференции при государственных закупках. Благодаря этому мы рассчитываем к 2020 году увеличить долю отечественных средств реабилитации на внутреннем рынке до 50%.

Третье, новое направление, над которым мы начали работать, предусматривает развитие высокотехнологичной отрасли переработки промышленных и бытовых отходов. В рамках приоритетного проекта «Чистая страна» в этом году начинается строительство пяти пилотных перерабатывающих комплексов, обеспечивающих выработку электроэнергии. Конечной продукцией других предприятий этой отрасли станет сырьё для производства стройматериалов. В дальнейшем планируем создать несколько экотехнопарков, работающих по полному циклу. И сейчас мы с регионами согласовываем карту размещения таких площадок. Это даст возможность, с одной стороны, развивать современную отрасль мусоропереработки, а с другой – расширять производство соответствующего оборудования на предприятиях тяжёлого машиностроения.

В своём выступлении, Дмитрий Анатольевич, Вы обозначили для промышленности вектор технологического роста, который должен обеспечиваться в том числе за счёт реализации «дорожных карт» Национальной технологической инициативы. Дополнять реализацию этой долгосрочной задачи повышения экологичности и ресурсосбережения производств будет переход на наилучшие доступные технологии.

Символично, что именно в Год экологии мы завершаем трёхлетнюю совместную работу с бизнесом по подготовке 51 справочника НДТ. По нашим оценкам, их внедрение во всех секторах экономики потребует до 2030 года инвестиций в объёме более 8 трлн рублей, но это создаёт огромный спрос на продукцию российских машиностроителей, так как в справочниках предусмотрено применение преимущественно отечественного оборудования. Благодаря этому мы будем иметь возможность не только нарастить уровень конкурентоспособности внутри страны, но и выйти на глобальный рынок за счёт мер поддержки, которые отражены в утверждённом приоритетном проекте «Международная кооперация и экспорт».

В продолжение этого направления не менее важным мы считаем необходимость принятия на уровне Правительства проекта «Электронная торговля», цель которого – продвижение на общемировые торговые площадки, в том числе компаний среднего и малого бизнеса.

Затрагивая тему торговли, хотел бы обратить внимание, что в данном секторе экономики в России заняты более 13 млн человек и он занимает второе место по вкладу в ВВП, составляя порядка 16%. К сожалению, объёмы торговли в последние два года сокращались ввиду снижения покупательской способности населения. Из-за административного давления уменьшилось число розничных рынков, а это основная товаропроводящая сеть для малого бизнеса. В прошлом году приняты новые нормативы минимальной обеспеченности населения торговыми площадями, и мы рассчитываем, что регионы предпримут все усилия для их выполнения.

Кроме того, мы подготовили на рассмотрение Правительства законопроект в части совершенствования правового регулирования нестационарной и развозной торговли. Будем Вас просить поддержать эту инициативу, так как это очень важно для развития конкуренции в торговле и обеспечения населения качественными отечественными товарами.

В целом повышению качества способствует и деятельность, которую координирует наше ведомство через Государственную комиссию по противодействию незаконному обороту продукции, и работа системы «Роскачество». Этот институт существует чуть больше года, но уже стал хорошо известным среди населения. Мы отмечаем рост объёмов продаж российской продукции, прошедшей проверку и удостоенной знака качества. Результаты этих испытаний мы предлагаем учитывать при определении круга организаций, где проводятся контрольные мероприятия. Такой подход сократит избыточность проверок для производителей и оптимизирует бюджетные расходы на их проведение.

Уважаемые коллеги! Перед нами стоит амбициозная задача – используя широкий инструментарий господдержки, увеличить динамику роста промышленности и её технологический потенциал. Для этого в большинстве высокотехнологичных отраслей, обеспечивающих целые сектора экономики, необходимо не просто продвинуться вверх по цепочке добавленной стоимости, а делать это ускоренным темпом. По многим направлениям нам придётся быстро расшивать застарелые узлы технологической зависимости, избегая при этом самоизоляции, и даже, наоборот, активно конкурируя с импортом внутри страны и завоёвывая таким образом статус равноправных технологических партнёров на глобальном рынке.

А.Шохин: Большая честь для меня выступать на столь представительном собрании. Коллегия в таком составе проходит не каждый год и, действительно, это связано с успехами промышленности, которая вполне может быть драйвером и в восстановлении экономического роста, и в обеспечении устойчивого экономического роста в будущем.

Минпромторг России является одним из наиболее открытых и конструктивных ведомств для бизнес-сообщества. Думаю, что и представители других бизнес-объединений это подтвердят. Министерство готово обсуждать наиболее острые темы, причём на ранних стадиях подготовки документов это позволяет оперативно учесть позицию бизнеса. Более того, в ряде случаев это позволяет министерству отказаться от некоторых идей. В частности, обсуждение на площадке РСПП вопроса, как быть с утильсбором для продукции инвестиционного машиностроения, позволило, как говорится, эту работу не доводить до принятия соответствующего нормативного акта.

Эффективно работает общественный совет при министерстве, в котором представлены все бизнес-объединения, включая РСПП, и позиция общественного совета учитывается министерством. Это один из наиболее эффективных общественных советов, которые действуют при федеральных органах.

Для нас важно также включение представителей бизнеса в экспертизу проектов по инструментам и институтам поддержки, которые подведомственны Минпромторгу. В частности, мы обычно приводим в пример Фонд развития промышленности. Объединённый инвестиционный комитет бизнес-объединений, на мой взгляд, включился в эту работу эффективно, и хотелось бы, чтобы этот опыт тиражировался другими институтами развития, в том числе и на региональном уровне.

Ведётся активная работа по наилучшим доступным технологиям, хотя здесь хотелось бы, чтобы были согласованы действия разных министерств и федеральных органов исполнительной власти. В частности, технология наилучших доступных технологий должна быть сопряжена с другими механизмами регулирования со стороны природоохранных ведомств, санитарно-эпидемиологического надзора и так далее, с тем чтобы у нас не получалось двойного или тройного надзора и контроля. Мы здесь активно работаем с Правительством, с Открытым правительством и будем пытаться использовать в данном случае риск-ориентированный подход.

Как я уже сказал, Фонд развития промышленности активно работает, есть механизм специнвестконтрактов, идёт работа по стандартизации оценки соответствия – я не буду на всех направлениях останавливаться, поскольку об этом говорилось в выступлениях Председателя Правительства и министра.

Я хотел бы остановиться немного на механизме специнвестконтрактов, в том числе потому, что вчера одно из средств массовой информации неверно истолковало позицию РСПП. Дело в том, что мы считаем, что механизм специнвестконтрактов – это один из наиболее эффективных механизмов специальной поддержки инвестиционных проектов. Но в то же время есть целый ряд направлений, по которым можно совершенствовать эти механизмы.

В целом хотелось бы, чтобы предсказуемость механизмов поддержки была более длительной и предопределялась в рамках трёхлетних бюджетов и основных направлений налоговой политики, чтобы здесь были согласованные позиции у Правительства в целом, у ведомств. Многим компаниям хотелось бы понимать, какие льготы, механизмы поддержки будут в течение двух-трёх и более лет сохранены, какие будут отменены. Безусловно, это касается в том числе и механизмов специнвестконтрактов. В докладе министра было упомянуто, что регионы нормативную базу для этих механизмов разрабатывают, но, по нашим данным, в 49 субъектах Федерации ещё нет нормативной базы – она либо разрабатывается, либо на стадии согласования.

Безусловно, важно, чтобы региональные органы исполнительной власти обратили на это внимание. Если говорить о региональных сюжетах, то, безусловно, механизм СПИК было бы правильнее использовать для региональных программ по повышению производительности труда, о чём на прошлой неделе говорилось на президентском совете по стратегическому развитию.

Если ещё говорить о направлениях донастройки СПИК с учётом предложений бизнеса, то я назову несколько из них. Во-первых, включение в перечень объектов инвестиций, учитываемых в рамках заключения СПИК, объектов интеллектуальной собственности для целого ряда высокотехнологичных компаний. Это является ключевым моментом.

Важно также введение раздельного учёта доходов вместо обязательного выделения проекта в виде отдельного юридического лица (мы считаем, что это обременительное требование); точечное снижение порога инвестиций для отдельных секторов, в частности для производителей компонентной базы; повышение эффективности налоговых льгот в рамках СПИК для проектов с длительным сроком окупаемости (свыше пяти лет). Нужна также бóльшая прозрачность и чёткость в части определения продукции, не имеющей аналогов. Эта тема волнует, безусловно, многие отрасли.

В частности, мы готовы работать над совершенствованием 708-го постановления (это базовое постановление по СПИКам). Здесь ряд предложений министерство высказало, но согласование необходимо было бы ускорить.

В целом мы считаем, что такие востребованные механизмы, как Фонд развития промышленности, специнвестконтракты, с учётом их большей универсальности, доступности и прозрачности могут быть эффективным инструментом в условиях, пока мы все ждём снижения ключевой ставки. Наверное, ещё совет директоров не состоялся, но хотелось бы сегодня услышать, что ключевая ставка Центрального банка будет однозначной цифрой, то есть будет ниже 10%. Безусловно, для бизнеса важна эта универсальная схема поддержки через бóльшую доступность финансовых ресурсов. Я думаю, что в течение среднесрочной перспективы механизмы специальной поддержки, в том числе СПИКи и механизмы типа Фонда развития промышленности, будут востребованными. Но мы хотели бы сделать эти механизмы более универсальными, доступными, прозрачными, более эффективными. Понимание с министерством у нас есть, осталось только, как говорится, реализовать это наше общее понимание. Надеюсь на конструктивное взаимодействие по всем вопросам промышленной политики с министерством. И хотелось бы, чтобы 2% в этом году всё-таки вылились в то, что мы считаем ключевой задачей: на рубеже 2019–2020 годов выйти на уровень выше среднемировых темпов и по ВВП в целом, и по промышленному росту.

А.Комиссаров (директор Фонда развития промышленности): Так совпало, что ровно два года назад, 24 марта 2015 года, по итогам открытого отбора Агентства стратегических инициатив Денис Валентинович (Мантуров) назначил меня на должность директора Фонда развития промышленности. И поэтому в своём выступлении я хотел бы подвести коротко итоги не только 2016 года, но и двухлетней истории фонда.

Сначала напомню, зачем создавали ФРП. Говорить об открытии новых производств при ставках банковских кредитов 15% и выше сложно, а создавать практически невозможно. Поэтому Минпромторг инициировал создание Фонда развития промышленности. И мы выдаём льготные займы под 5% годовых. Но не всем, а только тем, кто модернизирует производство, разрабатывает новые технологии, занимается импортозамещением.

Это решение буквально взорвало рынок. В первый же месяц работы на нас обрушился шквал заявок. Это было действительно попадание в десятку – именно то, чего ждали промышленные предприятия. Но раздать деньги несложно, особенно когда желающих их получить так много. Сложно выбрать лучших из тех, кто действительно готов заниматься развитием. Это был наш главный вызов. При этом мы хотели оценивать именно проекты, а не результаты соревнования, кто сможет лучше разобраться, какие документы и как заполнять. Мы хотели, чтобы наша клиентоориентированность была как минимум на уровне лучших банков, чтобы бизнесу не приходилось переводить наши требования с чиновничьего языка на человеческий.

И одним из первых наших шагов стало создание электронной системы подачи заявки. Все документы на первом этапе предоставляются через наш сайт – никаких оригиналов, справок, очередей, долгих рассмотрений. Это делает жизнь проще и нам, и потенциальным заёмщикам. Мы не тратим время, не заставляем заполнять тонну документов, а сразу говорим, подходит проект по основным параметрам или нет. Если нет, то почему. В фонде тщательно анализируют юридические, финансовые аспекты проектов, но финальное решение принимает независимый экспертный совет, который состоит из представителей бизнеса, банков, бизнес-объединений, профессионалов в оценке инвестиционных проектов. Всё это хорошо сказывается не только на отборе проектов, но и на доверии бизнеса. Решение принимается не в закрытых кабинетах, а в открытом обсуждении.

За два года работы фонд одобрил около 200 проектов. Сами компании уже вложили и ещё вложат в реальный сектор экономики 100 с лишним миллиардов рублей частных инвестиций и создадут около 16 тыс. рабочих мест. Я бы особенно хотел подчеркнуть, что займы это возвратные, то есть все выданные нами деньги вернутся в бюджет и будут снова предложены для создания всё новых и новых производств и внедрения наилучших доступных технологий.

Самое главное, что при помощи займов фонда уже открыто 20 новых заводов. О некоторых из них.

Компания из Курганской области наладила производство более 60 лекарственных средств, из которых больше половины успешно заменяют импортные аналоги. Это препараты для лечения сахарного диабета, язвы, эпилепсии, аллергии. Продукция частично экспортируется в страны бывшего СССР, а также Вьетнам, Монголию, Афганистан.

Открыто производство погружных насосов и осевых клапанов для нашей нефтегазовой отрасли. В Ярославской области начали производить топливные насосы для двигателей стандарта «Евро-5» и «Евро-6». В Ленинградской области теперь делают мебель, которую закупает IKEA. Ещё недавно шведский гигант получал такую продукцию из Польши и Китая.

Мы работаем не просто над импортозамещением отдельных продуктов, но и целых звеньев промышленных цепочек. Например, один из наших заёмщиков начал выпуск мощных промышленных электродвигателей. До этого в нашей стране их не производили, мы их покупали у крупных мировых производителей. Эти двигатели будут поставляться другому нашему заёмщику, который в свою очередь строит в Липецкой области завод по производству станков с российской системой ЧПУ (числовое программное управление).

Мы постоянно меняемся исходя из реалий рынка, стараемся становиться лучше и удобнее для заёмщиков. Последние изменения произошли буквально месяц назад. Теперь заёмщики нашего фонда по основной программе проекта развития смогут потратить до 100% займа на закупку оборудования, а максимальная сумма займа повышена с 300 млн до 500 млн рублей.

Если говорить о наших планах на будущее, то мы хотим решить одну из основных проблем среднего производственного бизнеса – проблему залогов. Быстрорастущим компаниям сложно найти обеспечение, при этом они нуждаются в дешёвых инвестиционных кредитах на своё интенсивное развитие. И в наших перспективных планах – создание механизма мезонинного финансирования как источника капитала для компаний, не имеющих большой залоговой массы. Это позволит обеспечить доступ к финансам ещё большему количеству средних производственных компаний, создать ещё больше новых, современных производств в нашей стране.

Д.Медведев: Можно было бы ещё продолжать, но давайте мы сделаем хорошее дело. У нас есть наши товарищи, которым ещё не вручены государственные награды. Я готов это сделать.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 24 марта 2017 > № 2117008 Дмитрий Медведев


Россия > Транспорт. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 23 марта 2017 > № 2116869 Дмитрий Медведев

Встреча Дмитрия Медведева с представителями малого и среднего бизнеса в сфере автоперевозок.

Обсуждались актуальные для отрасли вопросы, в частности, совершенствование системы «Платон», весогабаритного контроля, регламентация работы штрафных стоянок, проблемы подготовки водителей, перспективы создания объединяющей автоперевозчиков саморегулируемой организации.

Из стенограммы:

Д.Медведев: У нас накопилось довольно много проблем, связанных с автомобильными перевозками. Часть из них, конечно, решается, часть решается, наверное, не так, как надо было бы их решать. Ко мне обратились коллеги из партии «Единая Россия» и сообщили о том, что есть желание пообщаться и обсудить наиболее актуальные темы, которые сегодня существуют в сфере автомобильных перевозок. Естественно, регулирование, которое осуществляется на уровне законов, Правительством, это не только система «Платон», хотя по ней тоже достаточно вопросов. Сергей Иванович (обращаясь к С.Неверову), удалось пообщаться по этим вопросам?

С.Неверов: Вчера к нам обратились представители грузоперевозчиков, которые возглавляют определённые ассоциации и сами за рулём находятся. В течение вечера мы достаточно плотно обсудили очень много проблем – с чего всё начиналось и к чему мы пришли. Основные вопросы, которые звучат, это прозрачность распределения средств, которые поступают в систему «Платон», восстановление региональных дорог, проблема, которая сейчас существует при весогабаритном контроле, получение налоговой льготы без проволочек, то есть взаимодействие налоговой и системы «Платон». Очень многие проблемы в принципе решаемые, думаю, что такая возможность есть. Более подробно об этом они сами скажут. С одной стороны, здесь, может быть, и невнимательность в регионах, с другой – грузоперевозчики постоянно стучались в двери… Может быть, не в ту дверь стучали? Или тихо стучали? На самом деле есть предпосылки для решения очень многих вопросов, которые вчера были озвучены.

В.Матягин (президент ассоциации «Центр объединения грузоперевозчиков “Грузавтотранс”»): Ассоциация «Центр объединения грузоперевозчиков “Грузавтотранс”» существует с 2011 года. Я сегодня буду представлять и свою ассоциацию, и объединение «12 тонн». Вопросов действительно в отрасли накопилось очень много. С 2005 года, когда отменили лицензирование, взамен мы ничего не получили. Получили по полной программе свободу. Наелись этой свободой. Какие вопросы сегодня глобально волнуют рынок – это допуск на рынок. Это давно уже обсуждается, с 2005 года. Вроде отменят лицензирование, планировали ввести саморегулирование. Насколько я знаю, Вы, Дмитрий Анатольевич, поддерживаете идею саморегулирования, чтобы рынок сам себя регулировал, но нам надо помочь. На добровольной основе 6,5 млн грузового транспорта, которые существуют в России, мы не соберемся.

Обязательно должно быть саморегулирование. Мы готовы прописать и стандарты, и правила, помочь, подсказать. Многие коллеги – что крупные перевозчики, что небольшие предприниматели – говорят, да, это довлеет над всеми, потому что демпинг цен, переполненность рынка, квотирование (то, что сегодня существует на рынке) погружает отрасль в упадническое состояние. Также руководители на местах и, может быть, в верхах, которые не досмотрели, упустили эти вопросы... Мы готовы решать эти вопросы, бизнес готов к этому. Если мы сейчас упустим возможность, дальше развалим всю транспортную отрасль – грузового автотранспорта в России. И то, что многие сегодня и в Минтрансе, и в Правительстве, и в «Единой России», и в других структурах активно подключаются, – большое спасибо.

Мы за последнее время создали ряд ресурсов при участии Минтранса, создали рабочую группу по весогабаритам, экспертный совет. Вопрос с «Платоном» актуальный, но это не первоочередной вопрос на сегодняшний момент. У нас вопрос связан с весогабаритными параметрами, со штрафстоянками, с коррупционными проявлениями, которые происходят на дорогах, с этими поборами, – это в большей степени людей волнует. И люди приходят, спрашивают: когда мы эти вопросы устраним? Даёт о себе знать и нелогичность законодательства, которая на сегодняшний момент присутствует. Порой мы сталкиваемся с тем, что нам объясняют, что это не белое, а чёрное. А на самом деле это белое. Я с 1998 года в транспорте, и за баранкой сидел, и снизу доверху эти процессы знаю. И когда мы начали поднимать вопросы коррупционных проявлений на трассах, мне приветы передавали с трассы. Это тоже не есть правильно. Мы хотим, чтобы народ на это спокойно реагировал. В этом отношении надо плотно поработать. Есть предложения, готовые предложения, как это сделать.

Что касается системы «Платон», многие индивидуальные предприниматели сами баранку крутят, ездят и им бегать по налоговым, заниматься сбором каких-либо документов, чтобы вычеты по системе «Платон» сделать, по транспортному налогу очень сложно. Здесь хотелось бы сделать процесс взаимозачёта. Могут же РТИТС и налоговая между собой эти вопросы согласовать, а непосредственно владельца транспорта уведомить, что состоялся такой обмен? Надо упрощать это всё. В электронном виде галочку поставили – всё, решили вопросы!

Хотелось бы, чтобы одно из предложений от бизнеса тоже рассмотрели. Многие перевозчики, конечно, ездят не так много и на небольшие расстояния по федеральным трассам, а некоторые по 20–30 тыс. в месяц наматывают. У нас же в магазине чем больше покупаешь, оптом, тем скидка больше. В этом отношении нужно тоже рассмотреть такую возможность, чтобы для тех, кто много использует федеральные трассы, через определённое количество времени, расстояния была возможность платить по меньшему тарифу. Это тоже помогло бы бизнесу.

У нас много возникает вопросов, связанных с ремонтом дорог. Куда направляются деньги? Многие не видят. Может быть, создать какой-то ресурс, портал, где участники рынка могли бы вносить свои предложения, оставлять свои комментарии – какие дороги в плачевном, какие в хорошем состоянии. Чтобы люди видели, куда эти деньги уходят.

Ещё одна из наших проблем. Мы выделяем вроде бы транспортный налог из системы «Платон». Он должен идти в региональные фонды. Конечно, это хорошо, но, может быть, вам сверху и не видно, но нам снизу всё-таки видно, что происходит у нас на региональных дорогах, – мы латаем ржавое корыто. Мы вчера обсуждали этот вопрос. Нужно для губернаторов поставить задачу: хотите транспортный налог из системы «Платон» получить – наведите порядок по весогабаритным параметрам. Что сегодня происходит? У нас когда федеральные трассы перекрыты, на региональную выезжают, её, скажем, месяц назад сделали, а она уже в плачевном состоянии. Выброшенные деньги, неэффективное использование. И одно из предложений в этом заключается.

Дальше. Вернусь как раз к самому проблемному вопросу, бичу всех перевозчиков, которые говорят: «Платон» мелочь по сравнению с тем, с чем мы сталкиваемся, с весогабаритными параметрами. На сегодняшний момент разработано и принято много актов, и когда нам говорят, что это было принято в 2011–2012 годах, согласовано с перевозчиками, я спрашиваю: с какими? Нас там не было. Мы эксперимент проводили в прошлом году, загоняя машину, бетономешалку, на весы (в рамках закона), у неё на две задние оси показывает почти 20% осевой нагрузки перегруза. Нам говорят, распределите правильно нагрузку на ось. Но, извините, как бетон, жидкий, можно распределить? Это завод-изготовитель, конструкция... И мы, получается, здесь без вины виноватые. Отсюда и многие вопросы, связанные с весогабаритными параметрами и контролем осевых нагрузок, перевозчик не может их контролировать. На него заведомо возлагают ту функцию, которую он не может выполнить.

Чтобы убрать эти весогабаритные перегрузы с дорог, мы этот вопрос на рабочую группу вынесли и в Минтрансе активно нас в этом вопросе поддержали: надо в логистических центрах, портах, крупных карьерах, на предприятиях установить весы с осевыми нагрузками и чётко оттуда выпускать. И зациклить это на кол-центр, даже в ту же самую систему «Платон» ввести, чтобы можно было отследить. Потому что мы ловим не тех преступников. И по осевым нагрузкам нужно ответственность реально на грузоотправителя возложить, а перевозчика освободить от осевых нагрузок. Или же логично поднять те нормативы, которые присутствуют.

Ещё один бич, с которым мы сталкиваемся, – категорийность дорог. У нас дороги по России как лоскуты идут: 6, 8, 9, 10 тонн… Мы загрузились в Москве – вроде 11,5 тонн, пока доехали до Белоруссии, много раз нас останавливали, «обули». А что делать? Приходится людям платить. И эта проблема не будет решаться, потому что нам говорят: «До нас эти проблемы не доходят».

Реплика: До Смоленска три – 10, 8, 6.

Д.Медведев: Так исторически складывалось.

В.Матягин: Ущерб дороге наносим. И мы предложили: давайте по федеральным трассам сделаем 11 или 11,5 тонны – все дороги. Потому что мы уже ущерб наносим. Не будем людей, как говорится, делать преступниками на дорогах.

С чем мы ещё сталкиваемся? Перевозчик не хочет возить с перегрузом, это не его прихоть. Грузоотправители, заказчики, участвуя в тендерах, нажимают на кнопочку, опускаясь ниже определённых разумных пределов, а потом вынуждают перевозчиков возить с перегрузом. Вы можете сказать: «А почему вы возите?» Но, извините, у нас перенасыщенность, переполненность рынка, и всем кушать хочется. Если ты не повезёшь, так другой повезёт.

Д.Медведев: С перегрузом.

В.Матягин: Да. Мы с Вами земляки, из Санкт-Петербурга. У нас это глобальная проблема. Сколько бьёмся над этим, нам только приветы передают и улыбаются. Честно говоря, людей эти вопросы очень волнуют.

По штрафстоянкам. Мы прекрасно понимаем, для чего вроде бы они нужны, но мы не понимаем, зачем эта избыточная функция – постановка на штрафстоянку. У нас 500 тыс. штрафов на сегодняшний момент. Если нас поймали, то мы должны эти 500 тыс. заплатить. Но нас зачем-то направляют на штрафстоянку. Штрафстоянки почему-то у нас региональные, я имею в виду в регионах. Их комитеты по законности и правопорядку прописывали. В регламентах штрафстоянок не прописано, как забрать машину, как устранить причину задержания. И всё выстроено таким образом, что надо прийти и договориться. В основном сопровождают машины на штрафстоянки – не эвакуируют, а именно сопровождают: в вереницу выстроят 10 автомобилей и до штрафстоянки сопровождают – от 16 тыс. до 75 тыс. за одну единицу техники. А порой разбивают машину и полуприцеп. Извините, 32 тыс. или 150 тыс. заплатить! Да я лучше колёса куплю на эти деньги… Бывает, даже из-за 20 кг. Это перекос законодательства.

Мы считаем, что штрафстоянки не выполняют своей функции. Вы запросите, сколько реально было выставлено штрафов, сколько было привлечено грузоотправителей, перевозчиков и сколько реально денег в бюджет было получено. Я вам скажу, что это минимальная цифра. Потому что всё решается в процессе – кто как договорится.

Д.Медведев: То есть, по сути, это просто заработок для тех, кто этим занимается, и всё.

В.Матягин: Конечно. Миллион-полтора в день со штрафстоянки за то, что перевозчиков туда перемещают, сопровождают, – неплохой бизнес. Я бы хотел таким заняться, но, извините, меня туда не подпустят.

Что нас ещё волнует? Перенасыщенность рынка, демпинг цен. Нет реальной тарификации, всё с потолка взято. Если реально посчитать все затраты, которые сегодня несёт перевозчик, – честно сказать, мы, наверное, ещё из своего кармана должны вытащить определённую сумму и отдать государству.

Давайте всё-таки продуманно вводить допуск на рынок, считать минимальный тариф затрат перевозчика – нижнюю планку, как в Европе сделано. Мы ничего нового не придумываем. За шесть лет мы изучили и американский опыт, и германский, и финский, и японский. Много там чего хорошего. У нас как говорят? Надо хорошее брать и в наших реалиях попытаться привить. Вот мы и говорим: давайте привьём в наших реалиях этот опыт. В той же самой Швеции есть тарифы, где посчитаны все затраты, налоги, зарплаты и всё остальное, чтобы люди платили и в бюджет деньги, и в то же время о себе не забывали, об обновлении транспортных средств.

Соответственно, минимальная планка должна быть, а максимальную уже рынок отрегулирует.

Система обучения водителей у нас сегодня вообще никакая, нулевая. Аварийность постоянно растет. Применять со стороны законодательства кнут, взамен не давая пряник, честно сказать, тоже неправильно. Мы знаем, как это всё функционирует. Автошкола должна отвечать за качество, и система обучения должна быть подправлена. За 12 занятий обучают у нас на профессионального водителя – это смешно. В Финляндии 280 часов только на безопасную езду закладывают. И там заинтересованы в качественном водителе три стороны.

Д.Медведев: А у нас 12 занятий всего?

В.Матягин: 12 занятий.

Д.Медведев: Безобразие, конечно.

В.Матягин: Там заинтересованы три стороны: государство – потому что это возможная гибель людей; страховые компании – потому что аварийность – это их убытки; и третье звено – это сами транспортные компании. Необязательные ремонты, аварийность над нами очень сильно довлеют. Мы это неоднократно и на форумах обсуждали, но, честно сказать, воз и ныне там. Здесь должны быть государством определены программы, как это всё сделать, как облегчить жизнь. Мы не только на себя тянем, мы говорим: помогите, мы сами готовы в этом отношении что-то делать, направить, и понимаем, как это сделать.

П.Осеев (директор некоммерческого партнёрства «Объединение добросовестных участников рынка перевозок “Эверест”»): Я являюсь членом правления, пресс-секретарём некоммерческого партнёрства «Эверест» – это объединение добросовестных участников рынка грузовых перевозок. В наше объединение входит порядка 560 единиц транспортной техники. Наши участники, члены нашего объединения – это, скажем, не крупный и не мелкий, но средний бизнес, у которого от 60 до 500 единиц собственной техники. Все достаточно вбелую работают, добросовестно относятся и к своим обязанностям, и к законам, которые приняты. Оплачиваем также «Платон». Но есть часть перевозчиков, которые эту систему не оплачивают по определённым причинам. Причин множество.

Д.Медведев: Вы сами, Павел Михайлович, скажите, потому что – у меня во всяком случае – такой разговор первый. Вы сами как оцениваете эту систему?

П.Осеев: Вы знаете, мы оцениваем её положительно. Она очень многие фундаментальные вещи показала, показала те транспортные компании, тех перевозчиков, индивидуальных предпринимателей, частных лиц, которые готовы и хотят соблюдать закон, хотят работать вбелую, не платить взятки.

Но есть контингент, по-другому не могу его назвать, который нарушает здоровую конкурентную среду. Мы налоги и сборы, установленные законодательством, платим. А те, кто это не делает, жёстко демпингует рынок грузовых перевозок, и появляется нездоровая конкуренция, которая нам мешает.

Мы много обсуждали эту тему с нашими коллегами из различных организаций, объединений в транспортной отрасли, все склонны к тому, чтобы систему штрафов, которая есть в системе «Платон» на сегодняшний день, для тех, кто не зарегистрирован в ней, увеличить хотя бы до 50 тыс., потому что на сегодняшний день 5 тыс. и 10 тыс. при вторичном нарушении за сутки – люди готовы так платить, нежели регистрироваться и оплачивать систему.

Д.Медведев: То есть проще штраф платить, чем регистрироваться.

П.Осеев: Проще заплатить штраф, это не большая копейка. Если люди его платят, значит для них это не деньги. Соответственно, 50 тыс. – это и не 500, это и не 5, но человек всё-таки будет задумываться, насколько это будет бить ему по карману. Если он за три дня 150 тыс. насобирает штрафов, то, наверное, задумается, лучше ли платить в «Платон», что по факту означает платить государству в дорожные фонды, чтобы восстанавливалось дорожное полотно и федеральные трассы, но не платить в воздух.

И также соглашусь с коллегой. Необходим действительно портал единый, который бы мог показывать реальную ситуацию с дорогами в регионах. Тогда будет меньше возникать у общества вопросов, как деньги тратятся, куда они идут. Потому что это тоже бич, когда перевозчики и готовы платить, многие готовы платить, но они не понимают куда эти деньги идут. Они говорят: покажите нам, куда они идут, тогда мы будем платить.

Д.Медведев: Это естественное желание.

П.Осеев: В Федеральном дорожном агентстве была создана рабочая группа, она полтора года взаимодействовала при колоссальной поддержке Министерства транспорта. Очень конструктивно провели все диалоги, устранили недочёты в системе «Платон». Она полезна, она нужна, но нужен жёсткий контроль за теми, кто уклоняется от ответственности и уклоняется от норм закона.

Реплика: Дмитрий Анатольевич, вчера очень интересная тема была поднята – по электронной товарно-транспортной накладной.

П.Осеев: Это предложения, они достаточно простые по своей форме. Государство на сегодняшний день очень хорошо считает деньги и смотрит их движение. Товарно-материальные ценности, которые передвигаются по территории Российской Федерации, никто не считает, они неподконтрольны. Вы, Дмитрий Анатольевич, говорили, что есть проект о создании электронного бюджета.

Д.Медведев: Даже уже реализуется.

П.Осеев: На сегодняшний день сформирована рабочая группа по электронным товарным накладным, концепция пока идейная, она была создана на нашей базе с соавторами. И Министерство транспорта очень качественно помогает, предоставило нам свою площадку для обсуждения, для выработки механизмов, необходимых для её реализации. Это также облегчит жизнь перевозчикам, потому что на сегодняшний день товарно-транспортная накладная – это основной документ, который подтверждает факт перевозки.

Оплата перевозчику на сегодняшний день идёт по оригиналам товарно-транспортных накладных. То есть перевозчик едет 15 дней куда-то, потом берёт эти документы, месяц едет куда-то, потом их сдаёт, потом ему оплачивает тот, кто заказывал эту услугу. По факту перевозчик получает через месяц-полтора, а то и три денежные средства. Кто-то вообще не платит, а не платят как раз те псевдоэкспедиторы, которыми наполнен рынок, которые подавляющее большинство заработка перевозчика просто откусывают ни за что, перекладывая бумажку с одного места на другое. Работают не в соответствии с федеральным законом в части транспортно-экспедиционной деятельности.

Экспедиторы, порядочные и добросовестные, необходимы в отрасли. Это факт. Электронная товарная накладная даст прозрачность между грузоотправителем, фактическим перевозчиком, который сидит и получает деньги, и конечным получателем. При этом электронный документооборот: не будет необходимости перевозчику бегать с этими документами, сдавать их куда-то.

Мы сейчас взаимодействуем с Министерством финансов, с Министерством транспорта и с Минэкономразвития. Получены от них ответы по доработке определённых моментов. Было предложено на рабочей группе в Министерстве транспорта предложить Министерству финансов выработать транспортную накладную в едином формате, чтобы она была применима.

Д.Медведев: Нет, конечно, если она будет электронная, она и должна быть единой. Она должна быть унифицированной, а иначе как?

В.Матягин: Дмитрий Анатольевич, электронная накладная позволит принимать потоки и вывести всех остальных перевозчиков из тени, потому что без этого невозможно будет работать.

Д.Медведев: Мы это понимаем. Мы ради чего электронный бюджет внедряем и вообще любые электронные способы оформления хозяйственных отношений? Вопрос в чём? Просто отрасль, она же разная. Есть те, кто вбелую работает, сидит за этим столом и хочет нормальных перемен, а есть те, кто хочет недобросовестной конкуренции, о которой вы только что сказали, ничего не платить, штрафы платить. Мы их сможем перевести на электронную накладную?

П.Осеев: Вы знаете, это предложили сделать обязательным по одной простой причине, что если перевозчик, грузоотправитель и грузополучатель находятся в рамках правового поля, то ничего не мешает им заниматься этим документооборотом в электронном виде. При этом никто не отменяет бумажный носитель.

Д.Медведев: Во всяком случае на первых порах.

П.Осеев: Да, на первых порах. Если это будет необязательным, это бессмысленно.

Д.Медведев: Это как и везде. Мы электронные документы внедряем, но понимаем: жизнь есть жизнь, и всё равно делается бумажный дубликат. Если что-то случилось с компьютером, ещё что-то… Но, конечно, главным является электронный носитель.

П.Осеев: Плюс ко всему поднимались вопросы о том, что псевдопосредники выступают в роли грузоотправителей – их очень много. И когда возникает тот же весогабаритный контроль, машины попадают на нём и получается штраф 500 тыс., то грузоотправителя, к сожалению, не найти. А в электронном документообороте впихнуть какое-нибудь ООО «Ромашка» уже не получится. Ответственный будет чётко установлен.

Д.Медведев: Система будет прозрачная: будет виден и грузоотправитель, и перевозчик, и грузополучатель.

П.Осеев: При этом будет чёткое понимание, где перевозится контрафакт, чёткое понимание, какой регион перенасыщен, например, рыбой или мясом. Это также распределение товаров народного потребления.

Д.Медведев: Почему из Белоруссии столько креветок приехало.

П.Осеев: Да. Тем не менее в Беларуси эта система работает, пусть не ахово, но работает, и ей все очень довольны на сегодняшний день. Мы просто хотели бы, чтобы Вы нас поддержали в этом отношении. Мы как работали на сегодняшний день с Министерством транспорта по товарной накладной, так и будем дальше взаимодействовать.

В.Матягин: Можно я добавлю? Вы говорите – электронная накладная. Если у нас будет допуск на рынок, то опять же, чтобы выйти на рынок не просто так – купил машину, какую-то бумажку получил, – а нужно обучиться заниматься этим делом, предпринимательством, правильно строить экономику, правильно распределять грузы, иметь в штате специалистов, которые должны быть. И это привить будет тоже легко, это будет в обязаловку.

Д.Медведев: Если будет нормальная саморегулируемая организация, то она не будет допускать таких…

В.Матягин: Конечно. Так что в совокупности это надо решать.

Реплика: Дмитрий Анатольевич, меня очень волнует система налогообложения нашей отрасли. Мы говорим, что сегодня очень большая конкуренция, существует демпинг, каботаж, тарифы низкие, аварийность высокая. Не секрет, что подавляющее большинство нашего грузового транспорта сегодня по техническим параметрам не соответствует тем стандартам, которые необходимы для работы на наших дорогах. Поэтому хочется попросить Вашей помощи и обратить Ваше внимание на вопросы развития нашей отрасли.

Сегодня только на грузовом автомобиле можно осуществлять перевозку товаров народного потребления от двери до двери. Но сегодня российские перевозчики не имеют возможности обновляться, развиваться. Сегодня единственная система, которая позволяет это делать, – это лизинговая система. Но, поверьте, это очень тяжело в нынешних условиях. Я думаю, коллеги меня понимают.

Хочется попросить Вас от имени коллег: поддержите, мы готовы работать, мы готовы трудиться…

Д.Медведев: Помимо лизинга что ещё Вы предлагаете использовать, какие формы? Кредиты или что?

Реплика: Кредиты ещё дороже, чем лизинговая система.

Д.Медведев: О том и речь.

Реплика: Дело в том, что сегодня, к сожалению, нам дают лизинг всего на четыре года.

Д.Медведев: То есть условия лизинга неприемлемые.

Реплика: Конечно. Если хотя бы на шесть-семь лет, мы ещё потянем. За четыре года лизинговый платёж настолько высок, что перевозки становятся нерентабельными. И, сами понимаете, в связи с тем, что курс европейской валюты повысился, все наши накладные затраты выросли: и ремонт, и запчасти. И топливо сегодня стоит недёшево на нашем рынке.

В.Матягин: В Японии существуют ассоциации – по землям. После оплаты акциза на топливо в государственный бюджет часть его возвращается в эти ассоциации для обновления транспортных средств. Очень хорошая программа.

Можно было бы над этим задуматься, это связать в рамках объединения рынка. Перевозчик не должен быть покинут, он не должен быть вне каких-либо ассоциаций или СРО. Он должен где-то находиться. Если он начинает себя нехорошо вести, демпинговать или нарушать какие-то правила игры, которые мы можем прописать, то была бы возможность его отстранить: не хочешь нормально вести себя, пытаешься рынок поломать – значит, ты не умеешь вести бизнес, ты должен уйти. И тогда будут нормальные правила, будет порядок в этом отношении. И в бюджет будут поступать колоссальные деньги.

Д.Медведев: Это Вы, Владимир Васильевич, абсолютно правильно говорите. Причём это касается не только перевозок.

Во всём мире принято считаться с позицией корпорации. Если ты внутри корпорации – неважно, это корпорация перевозчиков или врачей, – к тебе отношение уважительное. Ты работаешь вбелую, ты платишь налоги, и ты под защитой корпорации и, стало быть, государства в целом. Если ты обособляешься и каким-то образом пытаешься от всех правил отойти, то, как правило, это плохой знак: это означает, что этот человек пытается вести недобросовестную конкуренцию, то есть ничего не платить, куда-то прятаться, возить что-то левое, просто закон нарушать. Поэтому идея саморегулируемых организаций абсолютно справедлива.

В.Матягин: Анализируя состояние этого рынка: почему мы к этой ситуации пришли? После распада СССР мы от государственного перешли к частному и от плановой экономики к рыночной. А правила игры и некоторые законы мы ещё с СССР оставили, где-то что-то подправляя под наши реалии. И в обществе на сегодняшний момент существует колоссальный нигилизм.

В том году 17 мая первый раз ассоциация «Грузавтотранс» собрала съезд – автомобильных грузоперевозчиков. Общество разобщено, и когда предлагаешь, давайте наведём здесь порядок, все говорят: да мы не верим, что можно что-то поменять. Мы говорим: да возможно, надо только собраться. Вот одному камень сложно поднять, а вдесятером подошли и подняли, унесли его.

Это в обществе, конечно, нужно прививать – то, что сейчас меняется ситуация. Раньше, может быть, на это смотрели как-то сквозь пальцы... Но до общества нужно доносить. Да, многие тенденции идут. Мы с чем сталкиваемся, когда людям объясняем? Говорят: всё равно ничего не получится. Никто ничего не хочет делать. В таком формате происходит.

Д.Медведев: Нигилизма хватает. Спорить с вами не буду. И старого законодательства хватает. А если говорить по-честному, и новое законодательство иногда подчас хуже старого: его штампуют, штампуют (и мы все в этом принимаем участие, что скрывать), а потом смотришь – многие решения далеко не так хорошо продуманы. Именно поэтому нужны встречи, нужны коммуникации, общение, обсуждение этого. Во всяком случае я всегда за это.

В.Матягин: У нас в министерстве вроде бы всем занимаемся, но внутреннему транспорту очень мало уделяем внимания, и у нас нет структуры, даже в Министерстве транспорта, которая непосредственно занималась бы внутренним транспортом, хотя это одна из самых крупнейших отраслей – 6,5 млн единиц грузового транспорта.

Д.Медведев: А кто у вас занимается внутри министерства?

М.Соколов: У нас есть соответствующий департамент, 35 человек работает. Департамент городского транспорта, но туда в том числе входит и грузовой транспорт, то есть общественный транспорт и грузовой. И создано бюджетное учреждение «Агентство автомобильного транспорта», а вот агентства отраслевого, как является, например, у моряков Росморречфлот, у авиации – Росавиация, такого агентства действительно нет.

Д.Медведев: Вы правы в следующем. Вот вы вспоминали советский период. Экономика у нас уже, конечно, не плановая, а рыночная. В то же время напомню, каким образом регулировался транспорт в советский период: Министерство морского флота, Министерство речного флота, Министерство автомобильного транспорта, Министерство воздушного транспорта, Министерство путей сообщения. Пять отдельных министерств. Нам не нужно пять министерств, потому что это просто пятикратное увеличение бюрократии, но то, что автомобильные перевозки и грузовые автомобильные перевозки должны занимать более значительное место в системе регулирования транспорта, это абсолютно однозначно.

Тем более что вы правильно говорите: как ни крути, мы, с одной стороны, государство железнодорожное, и нам действительно без этого никуда не уйти, а с другой стороны – автомобильное. Всё остальное у нас – так, пока ни шатко ни валко. Речные перевозки у нас, к сожалению, не очень активны, хотя рек очень много. Воздушные перевозки, конечно, развиваются, но очень дорогие. Поэтому два основных вида транспорта пока – это железная дорога и автомобиль.

В.Матягин: Но до железной дороги, до моря надо ещё довезти, и это только грузовой автотранспорт.

Д.Медведев: Согласен.

А.Дворкович: Многие вещи, которые были сегодня озвучены на разных площадках и в разных форматах, естественно, обсуждаются и обсуждались. Упомянута была рабочая группа, которая существует в Минтрансе, поэтому с частью предложений я знаком, а часть либо прозвучала впервые, либо они не в столь высокой степени проработаны. Но я очень коротко скажу об этом.

Естественно, мы поддерживаем развитие системы весогабаритного контроля. Определённые наработки здесь уже есть, но есть и нюансы, о которых было сегодня сказано, – по категорийности дорог, по тому, где осуществляется контроль, каким образом. Эти вещи предстоит довести до ума, доработать, но в целом абсолютно правильно приоритет назван. Это даже важнее в какой-то степени, чем система «Платон», для контроля ситуации на дорогах и сохранения качества дорог при условии, что они, конечно, должным образом строятся и ремонтируются.

Тема СРО давно уже не звучала. Мы в какой-то момент к СРО стали относиться более критично, чем на первоначальном этапе, потому что в каких-то сферах не очень хорошо эта система сработала. Где-то она более-менее прилично существует, например в оценочной деятельности. Применительно к транспорту можно вернуться к этой теме. Я поддерживаю это. Но мы хотим, чтобы инициатива была снизу, чтобы её не навязывать отрасли. Чтобы сообщество это предложило, а мы тогда вместе выработаем правила и стандарты.

Реплика: Концепция у нас уже есть. Мы готовы представить, как это будет выглядеть.

А.Дворкович: Хорошо. Отработаем вопросы по штрафстоянкам, по обучению, по лизингу. По лизингу сразу скажу: у нас ресурсы, конечно, небольшие есть, мы их сегодня даём в основном на лёгкий коммерческий транспорт («Газели», например), где свои автомобили есть и есть определённая поддержка. На тяжёлые грузовые мы не даём сегодня средства. Это проблема. Поэтому так дорого получается. Посмотрим, можем ли какие-то ресурсы здесь найти, выделить.

Если перенаправить акцизы на эти цели, тогда у нас это будет вычет из средств на ремонт дорог, и тоже возникнут проблемы. Я подумал, но это пока просто на уровне идеи: может быть, из транспортного налога этот вычет делать? То есть если средства направляются на обновление парка транспортных средств, то как раз транспортный налог на эту сумму не платить. Вот это можно было бы вполне сделать. То же самое касается для организаций налога на прибыль. Здесь можно посмотреть, какие варианты есть.

По системе «Платон», действительно, часть предложений была отработана, часть прозвучала сегодня впервые.

И по штрафам. Прозвучала тема 50 тыс. по штрафам. Мы пока предлагали только небольшое повышение. Напомню, что мы сначала решили сократить штрафы до минимального уровня – 5 тыс., и 10 тыс. при повторном нарушении.

Д.Медведев: А вот коллеги говорят: неправильно.

А.Дворкович: Мы это отчасти делали специально, потому что хотели, чтобы система заработала в полной мере, чтобы рамки были установлены в большем количестве мест, чтобы контроль осуществлялся более полно. Рамки в основном все будут установлены к середине этого года. Контроль будет уже полноценным. Поэтому и штрафы можно повышать. Во второй половине года можно к этой теме вернуться.

Д.Медведев: Во-первых, хорошо, что мы в таком составе встретились. Мои коллеги молодцы, организуют такие встречи, участвуют в них. Вот вы хвалили, что такое общение есть. Но важно, чтобы Правительство и руководство страны получали такую информацию непосредственно от тех, кто работает, в том числе работает на дорогах у нас.

Вы сказали много интересных вещей, часть мне известна, часть из них была совершенно новой. И, наверное, в этом особая ценность этой встречи.

Начну с того, о чём Аркадий Владимирович (Дворкович) говорил, – по поводу системы саморегулирования. Вы знаете, здесь вы сами должны определиться. Если вы решите создать что-то такое серьёзное, мы будем только рады. Потому что гораздо проще общаться с большой, серьёзной организацией, у которой есть представители, у которой сформированы требования, что делать, например, по электронной товарно-транспортной накладной и так далее, – чем с группами разных людей с неопределёнными целями.

Но у нас действительно просьба: если вы на такие решения пойдёте, а это может способствовать и борьбе с демпингом, и с различного рода другими нарушениями, чтобы эта инициатива действительно была ваша. Мы здесь ничего навязывать не будем. Это первое.

И второе, что очень важно, чтобы решения, которые принимаются в такой саморегулируемой организации, исполнялись. По понятным причинам это же общественные решения, а не государственные, они основаны только на авторитете самой организации. Если организация будет авторитетной, тогда и решения будут исполняться. Сможете создать такую организацию – мы будем только рады, и Правительство будет вас в этом поддерживать.

Теперь те вопросы, которые звучали, некоторые из них повторялись, я тем не менее скажу. Конечно, очевидно, что существует масса тем, по которым, к сожалению, регулирование является недостаточным или неправильным. Упомянутые весогабаритные параметры, связанные с конструктивными особенностями транспортных средств и тем, что перевозчик в принципе не может контролировать (вы об этом говорили), тем не менее лупят за это вас. В этом надо наводить порядок, в том числе и с нагрузкой на ось, и с массой других вопросов этого регулирования. Это регулирование на стыке между нормативным регулированием, скажем так, юридическим языком, и техническим регулированием, но оно должно быть. И оно должно быть не только на уровне Министерства транспорта, может быть, базовые вещи этого должны быть на уровне постановления Правительства. Я даю поручение такого рода решения подготовить.

Дальше, по категорийности дорог. Вы только что сказали о том, что дороги как лоскутное одеяло: едешь – там одна дорога, одна нагрузка, потом сразу же другая. Я не уверен, что всё это сделано с какими-то злыми целями, по злому умыслу. Вы знаете прекрасно состояние нашего дорожного фонда, он, мягко говоря, и раньше, в советские времена, был неидеальный, и сейчас он довольно сложный. Но то, что здесь должно происходить какое-то выравнивание, это совершенно очевидно, потому что в противном случае это просто повод для злоупотреблений, для манипуляций. Едешь-едешь – и бац, привет, плати. И в ряде случаев я допускаю, что эта чересполосица категорийности сохраняется именно в этих целях.

Надо провести мониторинг вообще всех дорог по категориям – ничего в этом особо сложного нет, мы имеем все электронные карты страны – и постараться хотя бы сгладить вот эту категорийность. Наверное, от неё полностью не уйти, но сгладить было бы можно.

Вы говорили о том, что перевозчик не хочет возить груз с перегрузом, возить грузы, которые выше существующих нормативов. Естественно, всё это отношения между отправителем, перевозчиком, получателем. Другое дело, что они у нас тоже надлежащим образом не отрегулированы. И какова ответственность в этом случае отправителя или получателя, для меня не очень понятно. Крайним в этом случае опять же остаётся перевозчик, хотя именно ему говорят: вези или пошёл вон, мы другого такого же найдём. Систему ответственности здесь необходимо точно выравнять.

По поводу штрафных стоянок. Я услышал то, что вы сказали, что в основном это отмывка для тех, кто пытается на этом деньги зарабатывать. Наверное, не везде, но в целом с этим тоже нужно разбираться. Поручения по этому поводу я обязательно дам, чтобы и правовой статус штрафных стоянок, и порядок привлечения к ответственности, сроки – всё это было регламентировано и, самое главное, нам было понятно, кто этим всем хозяйством управляет. Жуликов-то везде хватает, это мы понимаем, тем не менее должен быть один ответственный узел за всё это.

По поводу автошкол. Этого я вообще не знал, что посетил 14 занятий – сел и поехал. Одно дело за баранку легковой машины сесть, и то, кстати, это тоже большая и серьёзная проблема. Другое дело, когда речь идёт о грузовом автотранспорте. Надо будет посмотреть. Это, по всей вероятности, требования, которые устанавливает МВД?

М.Соколов: И Минобразования.

Д.Медведев: Я подпишу поручение о том, чтобы эти правила всё-таки сделать более жёсткими, пусть там не обижаются, мы должны получать квалифицированных водителей, а не чёрт-те кого. ДОСААФ – да, но дело-то в том, что ДОСААФ – это было добровольное общество содействия армии, авиации и флоту, а сейчас у нас автошколы, по сути, на коммерческой основе, но это же поточным не может быть.

Теперь тут упоминалась зачётная схема для того, чтобы уйти от этих посылов туда-обратно, я её в целом поддерживаю, и считаю, что она может быть внедрена. Прошу также подготовить предложения о том, чтобы всё это происходило в упрощённом порядке.

Важным является вопрос о контроле за тем, куда направляются средства, в том числе от «Платона» получаемые, но не только. И здесь я поддерживаю идею какой-то электронной системы, портала, сайта, где можно было бы смотреть, каким образом распределяются средства, в какие регионы они идут. Понятна идея, что там, где в основном ездят, там и деньги должны расходоваться – это не безусловно, у нас очень большое дорожное хозяйство, страна самая большая в мире, тем не менее я считаю, что это вполне разумная идея.

Идею, которую вы предложили, по поводу уменьшения тарифа пропорционально пробегу, если речь идёт об автомобилях, которые ездят на дальние расстояния, – можно продумать, потому что она экономически вроде разумно выглядит. Чем больше ездишь, тем меньше платишь тариф, в этом резон определённый есть. Я пока не говорю «да», но точно продумать, просчитать это было бы можно.

Теперь по системе «Платон». Очевидно, и все коллеги говорили здесь, что в целом эта система нужна. Почему? Потому что она помогает нам восстанавливать дороги, с другой стороны, показывает всех, кто работает по-честному, вбелую, отделяя их от тех, кто занимается недобросовестной конкуренцией. И для меня это очень важно услышать от вас, профессионалов, потому что такие системы существуют в мире, очень во многих странах, но важно, что это и вы осознаёте.

В то же время совершенно очевидно, что эта система только развивается, у неё есть недостатки, и эти недостатки должны устраняться. Причём не так, как захотелось кому-то: «давай здесь так сделаем», а в диалоге именно с вами, потому что вы этой системой пользуетесь, вы деньги туда платите, вы видите все её сильные стороны и все её слабые стороны.

По поводу увеличения штрафов. Мы действительно колебались, надо ли делать сразу большие штрафы, и вы сомневались в этом, когда мы обсуждали эту систему, но уже сейчас все признают, что штрафы должны быть больше, чтобы система работала честнее. Давайте мы к этому вопросу вернёмся так, чтобы не исказить картинку, но в то же время чтобы побудить всех, кто не зарегистрировался, вести себя честно, чтобы не было недобросовестной конкуренции, когда одни платят, а другие нет или лишь платят штрафы. Такие предложения будут подготовлены, и я их тоже в виде поручения сначала подпишу, а потом, соответственно, их можно воплотить уже в нормативные акты.

Про электронную товарно-транспортную накладную – если честно, мне приятно было это слышать от присутствующих, потому что это означает, что вы сами осознаёте, насколько важно прослеживать движение грузов по территории страны, и готовы работать, что называется, нормально, вбелую, чтобы всё было видно, прозрачно, это соответствует общей идеологии, которую мы пытаемся внедрять. Давайте вместе этим займёмся. Концепцию, естественно, я изучу и дам поручение по ней поработать.

По лизингу. Откровенно говоря, лучше лизинга ничего нет. Но лизинг тяжёлый, вы правильно сказали, по срокам и потому что мы этот лизинг не дотируем никак. Мы это делаем по другим транспортным средствам, но не делаем по грузовым, исходя из того, что это вроде бы коммерческая сфера. Хотя там тоже есть и коммерческая сфера. Давайте мы проработаем. Конечно, скажу прямо, это будет зависеть от наших финансовых возможностей. Если будет возможность туда какую-то толику денег отправить, немножко денег добавить и в лизинг для покупки грузовых автомобилей, мы попробуем это сделать. По условиям лизинга тоже посмотрим, я услышал то, что вы говорите в отношении коротких сроков для возврата.

Что хочу ещё сказать в заключение?

Сама система «Платон», о которой мы в том числе говорили, действительно работает. Принципы, которые заложены в неё, вы это тоже признаёте, правильные. Но нужно отладить все организационные и правовые механизмы, это совершенно очевидно, мы и раньше это понимали, и опыт её внедрения показывает, что это именно так. Нужно обеспечить правильное правоприменение, чтобы не было стыдно никому из участников этих отношений.

Поэтому мы, я считаю, могли бы эту экспериментальную часть не сплющивать, а растянуть – и продлить льготный период, который существует. То есть отказаться в настоящий момент, на время, от более жёстких решений, которые были приняты, и проиндексировать тариф на ближайшее время на меньшие суммы, то есть на 25% к установленному сегодня тарифу. Я думаю, что это позволит и всем грузоперевозчикам лучше приспособиться, и ещё раз верифицировать работу самой системы – увидеть, как она действует, увидеть её сильные стороны и слабые стороны. Я думаю, что это решение вас не огорчит.

Хочу вам пожелать всего самого доброго, здоровья и, конечно, успехов в том очень нелёгком труде, которым вы занимаетесь и занимается огромное количество ваших товарищей. Мы его ценим и считаем его очень полезным для нашей страны.

Россия > Транспорт. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 23 марта 2017 > № 2116869 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 23 марта 2017 > № 2116866 Дмитрий Медведев

Заседание Правительства.

В повестке: девять проектов федеральных законов, развитие международного детского центра «Артек».

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

В повестке дня у нас в основном законопроекты. Несколько из них я охарактеризую вначале. Начнём с закона, который должен упростить работу предпринимателям. Речь идёт о том, чтобы перевести документооборот между МФЦ, то есть нашими новыми центрами, и Федеральной налоговой службой, который касается регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, полностью в электронный вид. В этом случае бизнесменам больше не придётся ждать бумажного уведомления о своей регистрации, отчёт об этом напрямую появится на сайте ФНС. Это сэкономит время для предпринимателей, оптимизирует работу государственных структур.

Другой законопроект также ориентирован на помощь бизнесу. Он позволяет большему числу малых и средних предприятий рассчитывать на меры государственной поддержки. Напомню, сейчас, согласно закону, к малому и среднему бизнесу относятся те компании, которые соответствуют двум основным критериям. Первый – это годовой размер выручки не более 2 млрд рублей. И второй – численность работников не должна превышать 250 человек. Это оптимальное соотношение, однако, как показывает практика, некоторые компании в сфере лёгкой промышленности создают рабочие места – в силу специфики этого производства – для большего числа людей и при этом генерируют прибыль в меньшем объёме. Это специфика именно лёгкой промышленности, что связано и с технологическими особенностями, и с высокой трудоёмкостью производственных процессов, иногда просто с отсталостью этих производств. Поэтому фабрики лишаются статуса малого или среднего предприятия и права участвовать в программах господдержки.

Эту ситуацию можно изменить, передвинув потолок по численности работников для предприятий, которые производят текстильные изделия, кожу, одежду. Мы неоднократно говорили, насколько важно эти сегменты производства лёгкой промышленности в нашей стране возрождать. Это поможет не только реализации инвестиционных проектов, но и создаст новые рабочие места в регионах.

Кроме того, в повестке дня законопроект, который должен защитить права участников долевого строительства многоквартирных домов.

В документе целый пакет нововведений, которые охватывают практически все аспекты долевого строительства. Одно из самых важных – создание условий для работы компенсационного фонда. Отчисления в фонд со стороны застройщиков будут обязательными. Эта мера поможет облегчить выплату компенсаций для людей в случае, если стройка останавливается (к сожалению, это периодически происходит) или если застройщика признают банкротом. Не менее важен этот проект и для самих застройщиков. По существу, это некая подушка безопасности для инвесторов, и добросовестным предпринимателям будет проще привлекать средства на свои новые проекты.

Мы продолжаем работу по развитию «Артека» – нашего самого крупного и известного во всём мире международного детского центра. Он за последние годы самым кардинальным образом изменился и выглядит, действительно, очень достойно. Сегодня мы рассмотрим вопрос о выделении из резервов Правительства почти 1,5 млрд рублей для того, чтобы построить концертно-эстрадный комплекс «Артека» на 4,5 тыс. мест. Там смогут собираться все дети, которые отдыхают в центре. Рассчитываем, что этот комплекс будет открыт уже в этом году.

И целый ряд других решений, включая межбюджетные трансферты для регионов и так далее.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 23 марта 2017 > № 2116866 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 22 марта 2017 > № 2116864 Дмитрий Медведев

Заседание президиума Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и приоритетным проектам.

О применении механизмов проектного управления при бюджетном планировании; о совершенствовании государственного управления; о реализации приоритетной программы «Реформа контрольной и надзорной деятельности».

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Вчера прошло очередное заседание Совета при Президенте по стратегическому развитию и приоритетным проектам. По его итогам хотел бы обратить внимание на несколько моментов.

Во-первых, в нашей проектной деятельности при принятии всех необходимых решений (о чём, кстати, и Президент вчера говорил) мы должны основываться на новых, самых современных методах и технологиях, но при этом нельзя забывать, что мы работаем прежде всего для людей, для граждан нашей страны и эти приоритеты возникли для решения именно таких задач. И когда мы рассуждаем о целях, соответственно, о показателях проекта (это имеется в каждом проекте), нужно делать всё это на языке, который понятен людям.

Мы все являемся специалистами в тех или иных сферах и неплохо владеем профессиональной терминологией. И обязательно, кстати, нужно эту профессиональную терминологию использовать, потому что она отражает сам ход решений, технологические преобразования, которые необходимы. Тем не менее то, что мы делаем, должно быть понятно, чтобы было ясно, для чего появился тот или иной показатель, почему мы добиваемся его достижения, в чём он заключается.

Электронная очередь в поликлинике или использование личного кабинета где бы то ни было, – всё это хорошо, но необходимо, чтобы каждый, подчёркиваю – каждый, понимал, чтó эти новшества дадут ему лично. Уровень подготовленности многих людей, которые такими услугами пользуются, несколько отличается от уровня тех, кто эти документы готовит. Нужно, чтобы эти сложные для быстрого понимания вещи для обычного человека означали, что он просто быстрее, например, попадёт к врачу. Электронная запись, например, позволит записаться к врачу быстрее, не стоять в очереди, быстрее пройти на приём, а не сидеть в коридоре, где все кашляют и чихают.

Это лишь пример, и таких примеров достаточно, они не только здравоохранения касаются, но и дорог, инфраструктурных проектов, массы других вещей. Всё это нужно сформулировать для лучшего восприятия человеческим языком. Прошу это учесть.

Второе. Вчера на заседании совета звучала тема ревизии действующих законодательных актов применительно к производительности труда. Тема правильная, но сейчас речь не о производительности труда даже. Мы ревизии и инвентаризации нормативного материала проводим по десятку раз в год: надо посмотреть накопившиеся завалы в законодательстве, надо принять решение. Такие инвентаризации проходят. Результат этих инвентаризаций нулевой. Вот выявили огромный массив устаревших, допустим, нормативных документов: законов, подзаконных актов. Или документов, которые просто нужно поправить. И что дальше-то? Мы их отменили? Как правило, нет. Поэтому нужно оперативно разработать такой механизм, чтобы отмена устаревших правовых норм стала, во-первых, необратимой, если мы об этом договорились, и, во-вторых, быстрой. Конечно, всегда можно сказать, что прежде, чем отменять старые законы, нужно принять новые. Такой аргумент, кстати, обычно и звучит. Как мы можем отменить постановление 1997 года, когда у нас нет постановления 2017-го? Но это очень часто просто оправдание, чтобы ничего не делать. Работать нужно в любом случае быстрее, нужно синхронизировать эти два процесса: отмену старого законодательства и введение нового.

И второе: это нужно делать, повторю, в самые короткие сроки. А если вообще кажется невозможным что-то сделать быстро, но в то же время у нас нет уверенности, что сохранение тех или иных правил необходимо, может, лучше вообще никакого регулирования не иметь, чем иметь устаревшее. Такие ситуации многократно в истории нашей страны бывали, и никаких коллапсов не возникало. Хотел бы, чтобы коллеги имели это в виду.

Ещё мы с коллегами только что осмотрели новую систему организации работы в администрации Московской области, в правительстве Московской области. Надо признаться, это впечатляет. Хотел специально сказать об этом. Это совсем другой подход. Он заключается в том, что представители региональных и федеральных властей находятся в одном офисе, в одном открытом зале, и решают одну и ту же задачу. Такой опен-спейс, в котором сидят чиновники самого разного уровня. Я уж не говорю о том, что они сидят в одном открытом зале, что, мягко говоря, далеко не всем нравится по разным причинам, так они ещё и представляют разные ведомства и разные уровни власти. Причём в некоторых случаях, например, федеральные власти обязаны контролировать власти региональные. Казалось бы, это несоединимые вещи, но это не так. Это вполне соединимые вещи, потому что в конечном счёте они превращаются в такую команду, когда не нужно ходить заявителям по инвестициям по кабинетам, не нужно решать задачи привычным бюрократическим путём (я даже не говорю об электронном документообороте, это само собой разумеется), решать так, как это привычно делать в таких ситуациях, то есть просить или деньги платить.

Это действительно новаторский подход, если хотите, то, что теперь называется государственным эджайлом.

Надо дать возможность использовать такой подход в разных территориях. Я не предлагаю навязывать его. Более того, это очень сложный процесс притирки федеральных и региональных структур, включая даже вопросы зарплаты. Это тонкая тема, потому что региональные чиновники получают больше, чем федеральные государственные служащие в территориях. Нужно и об этом, кстати, подумать, как эта система может работать. Но они работают для достижения одной цели, а не для самооправдания. Тем более что когда я приезжаю в регионы, как и вы, то всё время слышу от губернаторов одно и то же: сократите количество федеральных государственных служащих, размещённых в наших территориях. Нужно это сделать, нужно такую возможность создать, даже несмотря на то, что это может не понравиться отдельным ведомствам и организациям.

Теперь к заседанию президиума. Оно у нас не совсем обычное. Потому что мы договаривались поговорить не о паспортах проектов, не о содержательных каких-то темах, а о применении механизмов проектного управления при реализации госпрограмм, а также совершенствовании государственного управления. Об управлении я уже несколько слов сказал.

Начнём с бюджета, главного нашего финансового закона. Новый бюджетный цикл уже близится к началу, идёт предварительная работа, государственные программы приводятся в соответствие с бюджетом, исходя в том числе и из утверждённых ранее приоритетных проектов. Мы договаривались, что будем использовать в бюджетном процессе проектные механизмы. Я и на форуме об этом говорил, и в других местах, давал поручения. Нужно подготовить предложения, в какой степени мы сможем использовать при формировании и исполнении бюджета этот самый проектный подход. На эту тему нужно ещё окончательно посоветоваться, потому что все в общем плане говорят «да, можем», но есть явные исключения, где это невозможно. И непонятно, где эти исключения заканчиваются и начинается та сфера или тот материал, где можно использовать проектные подходы.

У нас действует большое количество различных отраслевых стратегических документов, идёт активная работа над Комплексным планом действий до 2025 года. Я знаю, что есть ряд идей и у профильных ведомств, среди них – усиление координации в сфере стратегического управления. Есть предложения насчёт того, как вести отбор проектов, как их ранжировать.

Давайте всё это посмотрим и о реформе контрольной и надзорной деятельности тоже послушаем – о том, как обстоят дела. Недавно я подписал постановление, которое расширило перечень видов государственного контроля, где применяется так называемый риск-ориентированный подход. Давайте послушаем, как обстоит ситуация.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 22 марта 2017 > № 2116864 Дмитрий Медведев


Россия > СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 21 марта 2017 > № 2111758 Дмитрий Медведев

О государственной инфраструктуре облачных технологий.

Совещание.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Несколько слов для обсуждения. Тема касается тех самых высоких технологий, о которых мы довольно часто говорим, в том числе использования так называемых облачных технологий. В России они ещё не так заметны, но всё равно начинают проникать и в бизнес-структуры, и в государственную сферу. В мире этот процесс идёт уже весьма активно – и в Соединённых Штатах Америки, и в Китае, и в Японии, и в странах Европейского союза. То есть, по сути, это уже явление современного мира.

Давайте обсудим перспективы этих технологий в нашей стране, все нюансы, которые с этим связаны, возможности их более широкого применения, подумаем, что для этого надо сделать. Поскольку развитие таких технологий даёт возможность накапливать и анализировать огромные массивы информации, облачные хранилища позволяют одновременно существенно экономить ресурсы. В первую очередь – за счёт предоставления различных сервисов из единого источника. Такие услуги, как электронная почта, правовые системы, бухгалтерские системы, различные программы электронного документооборота – всё это можно раздавать, по сути, с единого сервера самым разным пользователям. Этим занимаются в очень многих странах и в очень многих компаниях. В этом есть и очевидные технологические преимущества, и, как в любых технологических решениях, определённые технологические проблемы и даже риски.

Помимо грамотного использования ресурсов, если этим заниматься, это позволит поддержать у нас процессы импортозамещения и развития бизнеса российских разработчиков программного обеспечения (к чему, как известно, мы стремимся и что недавно обсуждали на комиссии), электронных сервисов – в общем, всего того, что сегодня полезно.

Россия > СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 21 марта 2017 > № 2111758 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 16 марта 2017 > № 2111759 Дмитрий Медведев

Заседание Правительства.

Первый вопрос повестки – о ходе выполнения федеральных целевых программ и реализации Федеральной адресной инвестиционной программы за 2016 год.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Мы направляем значительные ресурсы на решение важнейших общегосударственных задач: это укрепление обороноспособности, безопасности, создание новых технологий, поддержка села, строительство дорог, социальной инфраструктуры и некоторые другие направления. Всего на реализацию 38 целевых программ (в открытой части бюджета) направлено почти 900 млрд рублей. Половину составили капитальные вложения. Ещё более 150 млрд инвестировано в научные исследования и разработки.

Помимо федеральных средств для выполнения программ привлекаются средства регионов и организаций. В прошлом году это примерно 700 млрд рублей, что неплохо, хотя несколько меньше плана.

Министерство экономического развития обобщило полученную информацию. Министр доложит подробнее. Отмечу только, что эффективность реализации федеральных программ примерно соответствует уровню предшествующего, то есть 2015-го, года.

Реализацию четырёх программ предлагается признать высокоэффективной, 15 – выше среднего, 17 – удовлетворительной. Ещё две программы оцениваются как недостаточно эффективные.

Несколько слов об адресной инвестиционной программе, то есть о ФАИП. В этом разделе бюджета предусмотрено инвестировать порядка 770 млрд рублей. Эта сумма включает капитальные вложения, которые осуществляются в рамках ФЦП, а также другие стройки, не входящие в ФЦП. Всего это приблизительно 1500 объектов. Речь идёт о реконструкции и создании новых корпусов больниц, университетов, школ, музеев, строительстве жилья, в том числе для военнослужащих, и других важных направлениях.

В целом показатели ввода в эксплуатацию построенных объектов чуть лучше предыдущего периода. Однако проблем здесь тоже хватает. Обращаю внимание главных распорядителей бюджетных средств: нужно тщательнее планировать инвестиции, своевременно утверждать проектную документацию и, конечно, контролировать ход и качество работ, следить за тем, чтобы подрядчики надлежащим образом исполняли свои обязательства.

Следующий блок вопросов также связан с исполнением бюджета. Очевидно, что определённые законом платежи должны вовремя и в полном объёме поступать в казну, от этого зависит выполнение социальных обязательств, важнейших госпрограмм. Поэтому Правительство работает над улучшением администрирования доходов бюджетной системы. Действует и отдельная «дорожная карта». В рамках её выполнения обсудим ряд законопроектов, которые направлены на постепенное снижение дебиторской задолженности юридических лиц перед бюджетом.

Прежде всего это поправки в Налоговый кодекс. Предлагается освободить от налога на прибыль средства, которые, по сути, являются инвестициями в развитие компании или проекта, – это дивиденды, которые не были востребованы акционерами, а также плата концедента, то есть денежные взносы собственников, которые необходимы для того, чтобы концессионный проект заработал. Таким образом, предприниматели будут избавлены от излишней налоговой нагрузки.

Кроме того, рассмотрим изменения в законодательство, связанные с таможенными процедурами. Здесь речь идёт о поправках в административный кодекс, которые предусматривают фактическое снижение штрафа за нарушения в области таможенного дела. Это будет действовать для ответственных плательщиков. Предлагается вдвое уменьшить размер штрафа, если он уплачен в течение 30 дней, а допущенное нарушение исправлено.

Во-вторых, предлагается внести изменения в закон о госрегистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Будет запрещена ликвидация компаний, в отношении которых ведётся таможенная проверка, до её завершения. Таким образом, недобросовестный бизнес не сможет воспользоваться этой лазейкой, чтобы уйти от ответственности, прежде всего финансовой.

И рассмотрим изменения в Воздушный кодекс, которые позволяют освободить полицию от несвойственных ей функций, например от постоянных дежурств в местах проверки багажа. Сотрудник полиции будет вызываться только в том случае, если возникнет реальная необходимость. И полиция сможет сконцентрировать свои усилия на профильной деятельности: противодействии преступности и обеспечении правопорядка. Стало быть, надеюсь, будет меньше неприятных инцидентов в аэропортах, когда хулиганы портят перелёт тем, кто отправляется в путешествие. Этим вопросом, кстати, и наши коллеги в Государственной Думе сейчас занимаются.

Очевидно, здесь нужен взвешенный подход, чтобы авиаперелёты были безопасными для пассажиров, пассажиры могли быстрее проходить все формальности, а бизнес перевозчиков не страдал от избыточной административной нагрузки. Для этого предлагается закрепить в Воздушном кодексе норму, по которой полиция будет работать на объектах воздушного транспорта в соответствии с профильным законом о полиции. Также устанавливаются конкретные случаи проведения послеполётного досмотра пассажиров и самолётов. Уточняются некоторые федеральные структуры, сотрудники которых уполномочены контролировать авиационную безопасность.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 16 марта 2017 > № 2111759 Дмитрий Медведев


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены. Миграция, виза, туризм > premier.gov.ru, 10 марта 2017 > № 2102199 Дмитрий Медведев

Заседание Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Северо-Кавказского федерального округа.

О развитии внутреннего и въездного туризма на территории СКФО.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Сегодня заседание правительственной комиссии посвящено, безусловно, важной для Северного Кавказа теме (может быть, одной из самых важных) – развитию внутреннего и въездного туризма на территории Северо-Кавказского округа.

Понятно, что для отдыха на Кавказе существует огромное количество возможностей. В целом ряде населённых пунктов созданы достаточно современные и комфортные условия для туристов. И мы сегодня с утра посмотрели, как Архыз выглядит. Надо признаться, впечатляет, это уже современный курорт – и покататься на лыжах там можно, и просто отдохнуть.

Но, к сожалению, пока это не общее правило. Перед совещанием мы посмотрели некоторые объекты здесь, в Ессентуках. Они тоже очень разные: какие-то объекты новые, красивые, а какие-то объекты старые, требующие реконструкции, реставрации, а может быть, даже и передачи в другие руки.

Очевидно, что с такой сложной инфраструктурой развивать туризм на Северном Кавказе будет затруднительно. Поэтому мы сегодня обсудим, как сделать работу по развитию туристической отрасли в Северо-Кавказском округе более эффективной и как можно скорее добиться ощутимых результатов.

Современный человек вообще уделяет организации своего отдыха особое внимание и готов в это вкладывать серьёзные деньги. Достаточно сказать, что доля индустрии туризма в мировом валовом внутреннем продукте достигает почти 10%. 10% мирового ВВП – это туризм. Не нефть и не газ, а туризм. Это одна из самых прибыльных отраслей экономики, на неё приходится почти каждое 11-е рабочее место. Дополнительные источники экономического роста, новые рабочие места – это то, что очень нужно регионам Северного Кавказа. Чтобы их получить, на Кавказе в принципе есть всё необходимое. Здесь исторические памятники соседствуют с уникальной природой, горы, древние города дают возможность интересно и разнообразно отдохнуть, а если говорить про экологию, минеральные источники – просто поправить здоровье, причём на протяжении всего года.

На Северном Кавказе можно развивать три из четырёх самых популярных направлений туризма, а именно горный, бальнеологический и культурно-исторический. На них вместе с пляжным отдыхом приходится 80% мирового туристического потока. В последние годы мы системно занимаемся формированием здесь горнолыжного и медицинского кластеров. Действуют соответствующие ФЦП, разделы государственных программ, созданы институты развития, а именно Корпорация развития Северного Кавказа и «Курорты Северного Кавказа». Определённые результаты есть. В прошлом году все курорты региона посетили почти 1,5 млн туристов. Особенно заметен прогресс в горнолыжном секторе, за два года он увеличился вдвое – до полумиллиона человек. Однако, по оценкам экспертов, Северный Кавказ способен принимать гораздо больше туристов – до 10 млн человек в год. Надо постараться занять на этом рынке место, которое достойно наших возможностей.

Для решения этой задачи надо шире применять проектный подход, с чёткими сроками, целевыми показателями, чтобы и на федеральном, и на региональном уровне каждый понимал меру своей ответственности, чтобы частным инвесторам были ясны горизонты планирования по бизнесу. Причём концентрировать усилия надо на проектах, которые способны подтянуть и соседние территории. Если говорить про горнолыжный туризм, у нас сейчас три таких проекта: «Архыз, «Эльбрус» в Кабардино-Балкарии и «Ведучи» в Чечне. Причём «Архыз» уже приближается к показателям хорошего, эталонного курорта.

Тем не менее конкуренция на рынке горнолыжного туризма высока, стандарты сервиса постоянно растут. Нам нельзя отставать по качеству, для этого нужны квалифицированные кадры, надо наладить их подготовку и аттестацию. Для меня было неожиданно, что, оказывается, все инструкторы по горным лыжам работают без надлежащего оформления их прав. То есть они, по сути, все находятся вне закона. Надо с этим разобраться обязательно, и по итогам совещания такое поручение должно быть подготовлено. Нужно цивилизовать эту работу, сделать её современной.

Есть ещё один вопрос – страхование жизни и здоровья туристов. В горах всякое случается, и, действительно, нужно, чтобы страхование сюда приходило. А пока с этим есть проблемы. Обсудим, как их решить.

Можно посмотреть и на импортозамещение. Мы с вами понимаем, что целый ряд конструкций, в том числе металлоконструкций, которые связаны с подъёмниками, – это большие, сложные сооружения, которые мы заказываем и закупаем за границей за большие деньги. Вполне можно это железо производить дома или договориться с кем-то из крупнейших производителей – их, собственно, в мире по пальцам одной руки можно пересчитать – о том, чтобы создать какие-то производственные участки и у нас.

Ключевой проект в сфере бальнеологического туризма – это медицинский кластер на территории Кавказских Минеральных Вод. Это уникальный курортный регион. Здесь есть определённая инфраструктура, но она не в лучшем состоянии. Точнее, она разная: есть хорошие санатории, есть совсем уже старенькие. Нужно подтянуть эту инфраструктуру как с точки зрения сервиса, так и с точки зрения лечения. Наша цель – сделать Кавказские Минеральные Воды источником развития отрасли медицинского туризма, который в нашей стране сейчас практически отсутствует. В программе этот проект есть, но надо посмотреть, чтобы он был рациональным, чтобы деньги не тратились впустую, чтобы он дал толчок развитию всего этого сегмента. Тем более что медицинский туризм, как известно, один из самых высокодоходных, достаточно вспомнить пример Израиля или Чешской Республики.

Здесь расположено 3,5 тыс. памятников истории и культуры, уникальных природных комплексов. Надо обязательно вовлечь их в туристический обиход, чтобы их можно было посещать и получать необходимую информацию об этом.

Л.Кузнецов: На сочинском форуме Вы, Дмитрий Анатольевич, в своём выступлении на пленарном заседании сказали, что каждому региону нужно определить свои точки роста. Только что отметили, что для Северного Кавказа одной из таких точек роста (причём для всех субъектов, входящих в Северо-Кавказский федеральный округ) является туризм. Потенциал этой отрасли также Вы озвучили. Мы сегодня должны подвести итоги по тем приоритетам, которые были обозначены в рамках государственной программы «Развитие Северо-Кавказского федерального округа», и принять необходимые управленческие решения, которые позволят дальше этой отрасли в рамках СКФО динамично развиваться.

Мы сделали приоритетными три направления туризма: горнолыжный, бальнеологический и культурно-исторический.

Горнолыжный туризм известен на Кавказе ещё с советских времен. Домбай, Эльбрус всегда были местом притяжения любителей этого вида отдыха и спорта. Для нас критично важен этот туризм ещё с точки зрения его социальной роли, потому что, развивая это направление, мы содействуем закреплению людей, которые живут на Кавказе, в местах традиционного проживания, сохраняя их традиционный уклад. При этом стимулируем, что очень важно, развитие малого и среднего бизнеса на круглогодичной основе, через это повышая качество и уровень жизни людей, проживающих в горной местности.

Правильно было отмечено, что в рамках финансовых ограничений, понимая, что мы должны сформировать курорты, которые будут пользоваться общероссийским и мировым признанием, мы сконцентрировали ключевые приоритеты на трёх курортах – «Архыз», «Ведучи» и «Эльбрус». При этом создали концепцию управления курортами, которая исключает взаимное конкурирование, формирует единую техническую, управленческую политику.

Мы сформулировали для себя модель эталонного курорта, то есть определили, сколько нужно (объём) государственных инвестиций, чтобы это позволило курорту быть самодостаточным, создать условия для привлечения частных инвестиций и быть интересным для самого туриста. И такие показатели сегодня характеризуются следующими цифрами: протяжённость трасс должна быть не меньше 30 км, количество мест размещения – от двух до шести и не менее четырёх подъёмников. При таких показателях туристический поток достигает 350 тыс. человек в год, что позволяет, как я уже сказал, курорту выйти на уровень самоокупаемости и дальше уже больше говорить не о государственных инвестициях в инфраструктуру, а именно о частных инвестициях как в инфраструктуру, так и в различные виды деятельности курорта.

Для того чтобы дальше реализовывать проект именно по этим направлениям – при этом я хочу сразу сказать, что на первом этапе у нас обозначены три этих курорта, дальше ещё есть два курорта, в Дагестане и Республике Ингушетия, – нужно решить несколько задач.

Первая задача, о которой Вы с точки зрения регуляторики сказали, – это уже критично важный итог для Северного Кавказа, в целом для горнолыжной индустрии и в Сочи, и в Сибири, и на Дальнем Востоке.

Второй вопрос. Чтобы эффективно реализовывать программу строительства курортов, мы вместе с Минэкономразвития осуществили один шаг, когда управление особыми экономическими зонами передали Минкавказу. Но так как единственным государственным источником финансирования является сегодня госпрограмма, мы предлагаем также дать поручение – передать права акционера «КСК» также Минкавказу, что сократит сроки доведения денег до конечного бюджетополучателя.

Д.Медведев: Кто сейчас акционером является?

Л.Кузнецов: Сегодня очень сложная процедура. Мы из своей программы ставим их в Минэкономразвития, Минэкономразвития ставит их в особые экономические зоны, в корпорацию, и корпорация дальше их доводит до «КСК». В прошлом году у нас деньги по проекту «Ведучи» пришли где-то только в ноябре. Вы знаете, что самый горячий период – это именно весна-лето.

Д.Медведев: Такой механизм, если я правильно понимаю, появился ровно потому, что когда-то просто не было вашего министерства, и поэтому мы создали такую структуру.

Л.Кузнецов: Раньше ещё и деньги шли из другой статьи бюджета. Они шли централизованно из бюджета Минэкономразвития.

И второй вопрос. Изначально в рамках модели эталонного курорта в госпрограмме было определено необходимое финансирование, но в рамках сегодняшних бюджетных ограничений часть этих ресурсов была сокращена. Поэтому мы просим дать нам поручение вместе с Минфином проработать возможность поиска источников финансирования, чтобы дать понятный, чёткий сигнал бизнесу и инфраструктурным компаниям, которые позволят нам дойти до этой модели.

Второе направление – это бальнеология. Действительно, каждый из субъектов СКФО обладает своими уникальными природно-лечебными факторами, но, конечно, жемчужиной являются Кавказские Минеральные Воды. Очень отрадно, что в последние годы нам удалось здесь переломить ситуацию. Мы смогли изменить статистику по туристическому потоку, и он сегодня уже приближается к миллиону. Этому способствовали точечное решение по Кисловодскому парку, системное решение, которое было принято в конце прошлого года, – Вы подписали распоряжение о комплексном плане развития города Кисловодска до 2030 года.

Но здесь я сразу сделаю оговорку. Мы на сочинском форуме слушали о состоянии региональных бюджетов, и, к сожалению, Ставропольский край является регионом, который не находится в группе высокодоходных территорий. Поэтому просим дать нам поручение рассмотреть возможность, учитывая, что эта программа требует подготовки проектно-сметной документации, разрешить ФОИВ в рамках их отраслевых программ софинансирование не только прямых капитальных расходов, но и, самое главное, подготовку проектной документации. Без этого данный план у нас по большинству мероприятий останется только на бумаге.

Второй очень важный вопрос, Вы его подняли, – эффективное управление государственной собственностью. Действительно, на территории Кавказских Минеральных Вод, в каждом из городов, её очень много, часть сегодня используется эффективно, но большинство объектов находятся в очень плохом состоянии и не являются инвестиционно привлекательными.

В рамках президиума Госсовета дано поручение Росимуществу провести полную инвентаризацию. Но для нас очень важно не только ещё раз актуализировать список того, чем мы обладаем, но очень важно разработать механизмы дальнейшего эффективного управления. Поэтому мы просили бы дать поручение Минэку, Росимуществу, Минкавказу совместно с отраслевыми ФОИВ подготовить до конца года предложения по эффективному управлению госсобственностью на территории Кавказских Минеральных Вод.

Параллельно с решениями по управлению также формируется законодательная среда. Мы сегодня внесли в Правительство два законопроекта: об особом эколого-курортном регионе Кавказские Минеральные Воды и о курортном сборе. Эти два закона, по нашей оценке, дадут возможность сохранить уникальную территорию с точки зрения её природных факторов и, с другой стороны, сформируют источники для местных органов самоуправления по поддержанию и приведению в надлежащее состояние курортной инфраструктуры.

Реализация всех этих планов позволила бы нам развивать туризм в Кавказских Минеральных Водах по инерционной модели. Поэтому было принято решение о реализации проекта медицинского кластера, который должен решить несколько комплексных задач.

Первое: сократить количество высокотехнологичной медицинской помощи, которая сегодня оказывается жителям Северного Кавказа за пределами округа. Сегодня из 25 тыс. таких операций больше 20 тыс. оказывается за пределами региона.

Второе: это, конечно, мощный ресурс как для загрузки существующей санаторно-курортной инфраструктуры, так и для создания привлекательных условий для инвестиций в новые объекты – медицинские и объекты реабилитации.

Третье: выстраивание полной цепочки оказания помощи тем, кто приезжает на курорт – профилактика, медицина и реабилитация. У нас сегодня очень хорошо развита первая компонента – профилактика, но медицинская отсутствует, а такой комплексный пакет является уникальным. Многие страны сегодня, как Вы отметили, это направление развивают. Исторически это Германия, Австрия, сейчас это Израиль и Чехия, но также и страны, в которых до этого медицина была в зачаточном состоянии, – например, Объединённые Арабские Эмираты строят целый «город здоровья», базирующийся на этих принципах.

Для статистики: в рамках медицинского туризма сегодня у нас более миллиона человек выезжают из страны, и только на медицинскую помощь, по оценкам экспертов, у нас ежегодно тратится более миллиарда долларов. Поэтому мы считаем, что медицинский туризм – это тоже одна из программ импортозамещения, которая в конечном итоге позволяет нашим гражданам по доступным ценам получить высокотехнологичную медицинскую помощь.

Этот проект отвечает ещё на один вызов – это новый формат подготовки кадров. Мы понимаем, что большого ума не надо, чтобы купить дорогостоящее оборудование, построить современное здание, но очень важно иметь высококлассных специалистов. Поэтому для нас очень важно, чтобы было дано поручение вместе с Минздравом проработать механизмы, которые на первом этапе становления этого проекта позволят нам привлечь лучшие российские и зарубежные кадры, которые и работали бы в системе образования, и оказывали необходимую медицинскую помощь.

Как всегда, нельзя обойти и финансы, потому что этот проект изначально базировался в рамках наших госпрограмм и имел всё необходимое финансирование. Понимая ограничения, которые есть, мы в рамках разработки проекта изменили концепцию, сделали её постадийной, для того чтобы иметь законченный проект, но базируясь на реальных источниках финансирования. Также просим в порученческих пунктах дать нам возможность с Министерством финансов в рамках бюджетного процесса проработать и это направление, для того чтобы после подготовки ПСД выработать стратегию его реализации.

Д.Медведев: Вы про медицинский кластер?

Л.Кузнецов: Да, про медицинский кластер.

Д.Медведев: Вы там повнимательнее. Там деньги огромные на эту проектно-сметную документацию заложены.

Л.Кузнецов: Дмитрий Анатольевич, у нас будет конкурс. Мы все технические задания согласовываем.

Д.Медведев: Нужно деньги внимательно тратить, потому что 1,6 млрд на проектно-сметную документацию – это непозволительная роскошь. Проверьте, что там происходит с этим.

Л.Кузнецов: Обязательно.

Третье направление – культурно-историческое. Действительно, больше 3500 объектов культурного наследия. 2000 лет Дербенту мы недавно отметили, в следующем году 200 лет Грозному.

У нас сформировано с Ростуризмом два уникальных продукта – «Чайный экспресс» и «Шёлковый путь», которые пронизывают все субъекты Северо-Кавказского федерального округа.

Есть часть организационных вопросов, которые мы также предлагаем обозначить для дальнейшей эффективной реализации этого направления.

Первое: вопросы транспортной доступности. Исторически полёты в СКФО, в первую очередь в Минводы, попадали под программу субсидирования. В этом году впервые такого не произошло. Это пока не сказывается на турпотоке, но мы всё-таки считаем, что для туриста критически важно, как он может прибыть в регион, который ему интересен. Здесь просили бы также дать поручение Минтрансу в рамках подготовки комплекса мероприятий по реализации этой программы в следующем году учесть и регионы Северо-Кавказского федерального округа.

Второй вопрос более прикладной. У нас с лета по осень действует льготируемый маршрут с Симферополем. Это очень хорошо, потому что жители СКФО имеют возможность выехать на черноморское побережье. Наши курорты круглогодичны, и было бы правильно распространить этот льготный период на весь календарный год, что позволило бы жителям черноморского побережья, Крыма в зимний период времени пользоваться нашими курортами и создать здесь взаимодополняющие конкурентные преимущества.

Третий вопрос критичен для всех направлений – и горнолыжного, и бальнеологического, и культурно-исторического – это всё-таки упрощение процедур доступа на территорию Северо-Кавказского федерального округа для иностранцев. Мы провели переговоры со странами Ближнего Востока. И Китай, и страны СНГ заинтересованы. Мы видим увеличивающийся турпоток. Процедуры получения виз или создают конкурентные преимущества, или, наоборот, отталкивают при принятии решения поехать в тот или иной регион, поэтому просьба дать поручение проработать этот вопрос.

Мы понимаем, что каждое из направлений по отдельности эффективно, но критически важно для формирования круглогодичной повестки, всесезонной, комплексной программы для туристов объединить все эти три направления в одну программу развития туризма в Северо-Кавказском федеральном округе. Это критично и с точки зрения определения приоритетов, в первую очередь бюджетного финансирования из различных источников – ФЦП туризма, Северо-Кавказского федерального округа, естественных монополий.

Как результирующая часть, Дмитрий Анатольевич: хотели бы получить поручение до конца года разработать комплексную программу развития туризма в Северо-Кавказском федеральном округе до 2035 года. Надеемся, что эта программа могла бы также попасть в перечень мероприятий нашего стратегического Комплексного плана работы Правительства Российской Федерации до 2025 года.

В.Владимиров: Я поддерживаю те предложения, которые уже вошли в протокол. Если разрешите, начну с частного, небольшого вопроса. Он очень резонансный и для всех отдыхающих, и для жителей Ставропольского края. У нас на территории Кавказских Минеральных Вод расположено 17 открытых бюветов. Вода к ним подаётся из минералопроводов или нарзанопроводов. Владельцем воды фактически является корпорация «Кавминкурортресурсы», состоящая на 49% из профсоюзной организации и на 51% из государственного имущества. Постоянно ажиотаж возникает в части попытки введения платы за открытую воду. Фактически человек идёт мимо с кружкой, заходит в нарзанную галерею так называемую, налил воды, выпил – на всех мировых курортах это принятая история.

Д.Медведев: А кто у нас додумался за это деньги брать?

В.Владимиров: Качают всё время. Бизнесмены, которые пытаются на этой воде зарабатывать. Это всё вызывает страшное отторжение и у меня лично, потому что всю жизнь я пил воду бесплатно.

Д.Медведев: Понимаю.

Таких решений нет, но тогда, раз об этом говорит губернатор, давайте прямо это чёрным по белому и зафиксируем, что таких решений нет и быть не должно. Вся вода должна быть бесплатной в бюветах, естественно. То, что в бутылках продаётся в магазинах, это уже другая история.

Это важная тема, как Вы сказали, хотя она и относительно небольшая.

В.Владимиров: Ещё вопрос строительства автодороги в Сочи. Пожалуйста, поручите Ставропольскому краю, Карачаево-Черкесии и Минтрансу совместную проработку этого проекта. Это будет коммерческий проект. Мы понимаем, что без частных инвестиций здесь не обойтись. Мы понимаем, что эта дорога должна быть платная. Но нам нужно совместными усилиями соединяться, и Кавминводам – с побережьем через возможность покататься на лыжах. Это первый многопрофильный, с большим количеством опций для отдыха курорт. Это будет первый мировой курорт такого уровня, где можно с нарзанной ванны выехать на лыжах и очутиться в море. Это будет отличная, мне кажется, идея.

Д.Медведев: Да, идея, безусловно, отличная, правда, она не очень дешёвая. Но, с другой стороны, если удастся задействовать механизм государственно-частного партнёрства, имея в виду и возможную концессию на эту дорогу, её, по всей вероятности, платный характер, тогда, наверное, эту идею можно было бы реализовать. Поэтому такое поручение я дам Минтрансу, Минкавказу и регионам – проработать и доложить предложения.

В.Владимиров: Ещё один вопрос. Спасибо за подписание программы по развитию города-курорта Кисловодска и Кавказских Минеральных Вод. В этой программе в одном из пунктов – создание игорной зоны на территории Кавказских Минеральных Вод, а именно на территории, прилегающей к городу-курорту Кисловодску. Прошу Вас дать поручение Минфину, Минкавказу и Ставропольскому краю завершить эту работу или поставить крест на этой идее... Это хороший элемент привлечения туристов.

Д.Медведев: У нас прямо в законе установлены те места, где можно организовывать игорные зоны. Насколько я понимаю, Кавказских Минеральных Вод там нет. Нам бы с Сочи разобраться сейчас, как это всё работать будет. Давайте дорогу лучше строить, а не казино открывать.

В.Владимиров: Если дорогу построим, нам казино уже не надо, мы будем ездить в казино.

Д.Медведев: Договорились.

В.Владимиров: Вы были в санатории «Источник». Инвестор вместе с нами проработал вопрос. У нас есть так называемый санаторий «Академический» созданный в 1934 году, он находится на территории города-курорта Кисловодска. Инвестор готов зайти на него, но сегодня федеральная собственность не пускает его туда. Я Вас прошу передать эту территорию в собственность Ставропольского края, а можно и не передавать, пусть Росимущество само сделает концессионное соглашение с данным инвестором, с любым инвестором, для того чтобы мы этот неработающий санаторий превратили в работающий.

Д.Медведев: Давайте такое поручение подготовим, Дмитрий Владимирович (обращаясь к Д.Пристанскову). У нас руководитель Росимущества здесь присутствует. Давайте бумагу, я поручение на эту тему дам.

В.Владимиров: Предлагаю провести на территории Кавказских Минеральных Вод заседание саммита БРИКС в 2020 году. Мы подготовимся хорошо. Это будет хорошим толчком после 2018 года. У нас пять сборных здесь живёт.

Д.Медведев: Я Владимиру Владимировичу передам, потому что саммит БРИКС проходит на уровне президентов.

По поводу вообще имущества, всего того, что здесь есть. Надо провести полную ревизию, полную оценку того, чем мы располагаем, в каком это состоянии находится, причём это касается и государственного имущества, и негосударственного имущества. Мы с вами ездили по Ессентукам – действительно, стоят хорошие дома, исторические дома, но они не используются, они приходят в негодность, они ветшают и разрушаются. Собственники должны понимать, что это их ответственность.

Давайте подумаем, каким образом всё это провести, инвентаризацию такого рода. Сформируйте группу, и пусть она всё здесь проинвентаризирует.

Д.Пристансков: Поручение уже дано такое.

Д.Медведев: Хорошо. Пусть работают.

В.Владимиров: Если можно, совместно с регионами.

Д.Медведев: Конечно, со всеми регионами, а не только со Ставропольским краем.

Ю.-Б.Евкуров: Когда разрабатывалась концепция развития курортов Северного Кавказа, мы говорили обо всех регионах. Да, мы остались в особой экономической зоне, и за это спасибо, но всё-таки, мне кажется, не надо обходить стороной регион. Если мы говорим о курортах Северного Кавказа, давайте тогда всему Кавказу каким-то образом оказывать помощь.

Мы в Ингушетии буквально за последние три-четыре года горнолыжную трассу построили: инвестора привлекли, развили инфраструктуру. Он вложил порядка 600 млн рублей, и мы до сих пор не знаем, как с ним за это рассчитаться. Причём изначально концепция была такая: вы развивайте инфраструктуру, а потом мы найдём, как это всё...

Д.Медведев: Вы ему обещали вернуть? Инвестору?

Ю.-Б.Евкуров: Конечно. Нам обещали, мы обещали – вот и получается такая тема. Это первое.

У нас идёт хороший проект по Корпорации развития Северного Кавказа. Там, например, деньги выделяются, их поровну распределяют между субъектами, и субъекты их осваивают. Я не говорю о том, чтобы Ингушетия получила такие же средства, как Архыз или Приэльбрусье, где уже есть опыт, так сказать, советского образца, но хоть частично надо всё-таки поддерживать регион.

И ещё. Мы это уже обсуждали, и этот проект я бы тоже просил поддержать: если мы говорим о медкластере Кавминвод, то в регионах, например в Ингушетии, можно реабилитационный центр в рамках этого медкластера создать. У нас и серная вода есть, и грязи есть, и бальнеологические курортные места, и другие направления. Это связало бы регионы, это было бы хорошим проектом.

Д.Медведев: Я думаю, что, если нам создавать этот кластер – а это довольно дорогая история, как я понимаю, – он должен охватить все регионы, которые входят в Северо-Кавказский округ, чтобы каждый получил свою часть этого кластера. У кого-то одно можно развивать, у кого-то другое. Наверное, в Кавминводах может быть центр. В общем, я думаю, это правильная идея.

Ю.-Б.Евкуров: И сам реабилитационный центр – это и культурный, и горный туризм. Для Ингушетии это тоже было бы хорошо.

Если можно, поддержите нас в плане выделения средств для развития туризма в Республике Ингушетия.

Д.Медведев: Коллеги изучат ещё раз и мне доложат по Ингушетии тоже.

Ю.Коков: Дмитрий Анатольевич, Вы в курсе этой темы. Я к Вам обращался, и после этого дело сдвинулось с мёртвой точки. Я имею в виду тот факт, что из госпрограммы «Развитие транспортной системы России (2010–2020 годы)» Кабардино-Балкария была исключена. Там 9,7 млрд рублей предусматривалось на строительство нового аэропорта. Я считаю, что это напрямую к теме относится. Была договорённость, что мы находим инвестора. Мы его нашли, проект готов, но вопрос стоял о взлётно-посадочной полосе. Обещали, что раз оттуда нас убрали, то включат в эту же программу, но уже с реконструкцией взлётно-посадочной полосы. То есть инвестор делает новый аэровокзал, а мы вместе с федеральным центром делаем ремонт этой полосы. У нас аэропорт 1974 года постройки. Я уже не говорю о туристическом кластере и обо всём, что с этим связано, но это просто большая проблема для жителей Кабардино-Балкарии.

По заключению Минтранса России (они поддержали) мы внесли это на трёхсторонку, но там отклонил Минфин. Просьба, если можно, ещё раз к этому вернуться, дать поручение по этому вопросу.

Д.Медведев: Хорошо, давайте вернёмся к вопросам аэропорта.

В.Битаров: У нас в республике также имеются все условия для создания крупного туристско-рекреационного кластера благодаря многообразию имеющихся запасов минеральных вод, что позволяет охватить одновременно лечением более 20 тыс. человек.

Помимо этого хотел бы обратить внимание на проект «Мамисон». В своё время более 2,2 млрд рублей было вложено в инфраструктуру. Были построены подстанция, водозабор, часть дороги. Но после этого, благодаря тому что был запущен первый этап каскада Зарамагских ГЭС, въезд в ущелье был затоплен. Сегодня всё это осталось не бесхозным – мы охрану выставили, охраняем, – перспективы там большие. Данное ущелье позволяет круглогодично кататься на горных лыжах, в том числе на ледниках. Хотел бы, чтобы обратили внимание на дальнейшие перспективы развития этого проекта, потому что всё сегодня приходит в негодность, в том числе водозабор, который там построен, дороги.

Д.Медведев: Когда строился водозабор?

В.Битаров: В 2013 году.

Д.Медведев: Да, я помню, мы этот проект неоднократно обсуждали. Просто нужно сейчас понять, в каком состоянии всё находится. Актуализируйте.

В.Битаров: Помимо этого хотел бы обратить Ваше внимание, мы писали письмо на Ваше имя, чтобы сняли ограничение. Республика является зоной регламентированного посещения для иностранных граждан, что затрудняет также посещение иностранных туристов нашей республики. Если есть возможность, обратить на это внимание и ограничение, насколько это возможно, снять.

О.Сафонов: Северо-Кавказский федеральный округ очень активно участвует в реализации мероприятий федеральной целевой программы развития внутреннего и въездного туризма.

Д.Медведев: Когда эта программа заканчивается?

О.Сафонов: В 2018 году.

Д.Медведев: Меня коллеги сегодня просили обязательно её сохранить, продлить. Я думаю, это необходимо сделать. Иначе всё, ради чего мы здесь собираемся, будет бессмысленным. Да, у нас сейчас не самая лёгкая ситуация, хотя экономика в целом восстанавливается. Так что подготовьте эти предложения вместе с коллегами.

О.Сафонов: Спасибо, Дмитрий Анатольевич, за поддержку.

У нас реализуются кластеры: экокурорт «Кавминводы» (Ставропольский край), «Кезеной-Ам» (Чеченская Республика), всесезонный туристский центр «Ингушетия» (Республика Ингушетия), «Золотые пески», «Золотые дюны» (Республика Дагестан), экокурорт «Кавминводы» (Карачаево-Черкесская Республика), автотуристский кластер «Зарагиж» (Кабардино-Балкарская Республика). В этом году всем регионам совокупно в рамках ФЦП по линии федерального бюджета выделяется 738 млн рублей, 121 млн – из бюджетов субъектов, всех республик Северо-Кавказского федерального округа, 1,2 млрд должно быть привлечено в качестве внебюджетного финансирования.

Хотелось бы доложить, что подписаны со всеми регионами соглашения в срок, установленный Правительством, – до 1 марта. Поэтому в ближайшее время мы должны вместе с регионами отработать, с тем чтобы деньги были переведены вам, уважаемые коллеги, чтобы вы уже начали реализовывать мероприятия в рамках нашей федеральной целевой программы.

Мы реализуем мероприятия, которые направлены на развитие системы подготовки кадров в сфере туризма с целью повышения качества обслуживания туристов. Поэтому я просил бы вас провести мониторинг кадровых потребностей и предоставить эту информацию нам, чтобы мы совместно уже проводили работу по подготовке кадров, которые вам нужны.

Совершенно согласен со Львом Владимировичем (Кузнецовым) относительно необходимости развития горнолыжных кластеров в республиках.

Поддерживаем мы и предложение о развитии медицинского кластера. Хотел бы сказать, что в республиках Северо-Кавказского федерального округа уже имеется высококачественный санаторно-курортный комплекс, в котором совокупно порядка 300 санаториев. Вообще в Российской Федерации 1800, то есть значительная часть, причём очень известных и эффективных, расположена у вас.

Хотелось бы отметить, что в прошлом году объём медицинских туристских услуг увеличился на 35%. Мы понимаем, что это направление для нас очень важно и перспективно, и считаем очень значимым развитие санаторно-курортного комплекса с упором на реализацию медицинских услуг в Северо-Кавказском федеральном округе.

Мы просили бы ускорить утверждение профессиональных стандартов инструкторов-проводников горнолыжного туризма.

Д.Медведев: Кто их должен утвердить? Минтруд? Это ваша компетенция, Максим Анатольевич (обращаясь к М.Топилину)?

М.Топилин: Сейчас как раз докладывали, что запустили новую систему независимой оценки квалификации. С Министерством по делам Северного Кавказа эту тему обсуждали, как уже на новой основе всё это делать. Но сами профстандарты готовят работодатели, представители работодателей, представители индустрии, потом они поступают к нам, и мы их уже с коллегами рассматриваем и утверждаем.

Д.Медведев: Представители индустрии готовы это сделать, потому что я тоже с ними разговаривал на эту тему. Есть у нас и объединения, и федерация. Но утвердить вы должны. Просто нужно этим заняться.

М.Топилин: Хорошо.

О.Сафонов: Дмитрий Анатольевич, считаем очень важным вопрос, который Вы подняли во вступительном слове, о том, что необходимо обеспечить защиту интересов потребителей услуг горнолыжного туризма. И просим Вас законодательно закрепить требования по страхованию жизни и здоровья, чтобы турист был защищён. Поэтому просим эту работу реализовать, нам представляется она очень важной.

Просил бы всех руководителей северокавказских регионов включиться в проект, который мы сейчас реализуем, – это программа лояльности «Русское гостеприимство». В эту программу лояльности входят проекты «Чайна френдли», «Индия френдли», «Халяль френдли». Нам представляется это очень важным. Эта программа нацелена на распространение успешных практик адаптации туристского сервиса и туристской среды...

Д.Медведев: А «Чайна френдли» нам зачем?

О.Сафонов: Мы считаем, что регион интересен в том числе для китайских туристов.

Д.Медведев: В том смысле, что мы ждём китайских туристов.

О.Сафонов: Да, Дмитрий Анатольевич. И индийских туристов. Мы реализуем проект «Халяль френдли» – во многих регионах этот продукт является национальным, нам просто это нужно зафиксировать и продвинуть в различных странах, сказав, что, приехав сюда, турист получит высококачественную услугу по тому стандарту, который он хотел бы получить.

Д.Медведев: Надо ещё, чтобы «френдли» было в отношении собственных граждан. А то очень часто получается несколько иначе. Так что вы прежде всего на это обратите внимание, чтобы «френдли» было for Russia.

О.Сафонов: Вы правы, Дмитрий Анатольевич, конечно. У нас и программа называется «Русское гостеприимство». Естественно, для наших граждан, для иностранных граждан обязательно будем это делать.

Это, кстати, касается и перевода туристской навигации, информационных материалов на иностранные языки. Серьёзная работа. Мы, конечно, готовы оказать полную поддержку уважаемым коллегам, тем более что мы активно взаимодействуем в разных форматах.

Мы считаем очень перспективным развитие и круизного туризма в СКФО. Дело в том, что он примыкает к Каспийскому морю. Но просили бы рассмотреть возможность строительства соответствующей инфраструктуры в портах Дагестана. Мы видим большой интерес у наших коллег и партнёров из Ирана, Азербайджана, Казахстана в организации подобного рода кольцевых круизных маршрутов. Может быть, маршрутов с выходом из Волги в регион Каспийского моря. Нам представляется это тоже очень важным, интересным и перспективным.

Д.Медведев: Хорошо.

О.Сафонов: И ещё хотел бы попросить уважаемых коллег. Нам необходимо использовать полученный при подготовке и проведении Олимпиады 2014 года опыт Сочи в части комплексного развития туристских территорий. Мы просили бы, чтобы был реализован единый генплан и единые стандарты строительства туристской инфраструктуры на территории Северного Кавказа. Это действительно очень важно для формирования туристского образа макрорегиона, обеспечения привлекательности для туристов.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены. Миграция, виза, туризм > premier.gov.ru, 10 марта 2017 > № 2102199 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 9 марта 2017 > № 2102175 Дмитрий Медведев, Максим Топилин

Заседание Правительства.

Первый вопрос повестки – о мерах по улучшению занятости инвалидов.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Начнём с обсуждения мер, которые направлены на улучшение занятости инвалидов. Люди с ограничениями по здоровью имеют право на труд, которое гарантировано Конституцией, Трудовым кодексом, но, к сожалению, на практике они встречают довольно много препятствий. Далеко не все работодатели готовы брать на работу инвалидов. Мы должны создавать условия, чтобы у них была возможность найти нормальную работу, получать за эту работу справедливую зарплату, достигать профессиональных успехов и, что самое важное, жить полной жизнью и чувствовать себя нужными и самодостаточными.

По состоянию на 1 января текущего года в нашей стране порядка 3,7 млн инвалидов трудоспособного возраста. Это 30% от общего числа инвалидов. Из них работает только четверть, то есть около миллиона человек. Многие хотели бы работать. Необходимо стремиться к тому, чтобы к 2020 году создать условия, при которых подходящую работу могли бы найти не меньше половины лиц с инвалидностью трудоспособного возраста.

Мы уже приняли ряд мер, чтобы снизить остроту проблемы. Этим вопросом мы занимаемся вместе с бизнесом, вместе с работодателями. Неплохой опыт накоплен в регионах. В результате уровень трудоустройства инвалидов вырос за последние несколько лет почти до 40%.

Прежде всего для организаций устанавливаются квоты на приём инвалидов, что значительно увеличивает их шансы найти работу. Большая работа была проделана для того, чтобы обустроить для инвалидов специальные рабочие места на основании указа Президента от 7 мая 2012 года. За период с 2012 по 2015 год создано приблизительно 44 тыс. таких мест. Из федерального бюджета на это выделялись довольно значительные средства.

Мы понимаем, что особенно непросто молодым, которые только окончили вуз, колледж или техникум. Поэтому в прошлом году Правительство приняло специальный план по сопровождению инвалидов молодого возраста. Он предусматривает, что в каждом регионе будут созданы условия для профессионального образования и последующего трудоустройства лиц с инвалидностью. У нас уже действует общероссийская база вакансий «Работа в России», в которой есть раздел для инвалидов. Сейчас там размещено более 70 тыс. вакансий на квотируемые рабочие места. Эта база облегчает поиск работы, помогает оценить условия работы.

В этом году начал функционировать федеральный реестр инвалидов. С помощью него инвалиды могут получать информацию по своей программе реабилитации, видеть, какие социальные выплаты и пенсии им назначены. Эта система также позволяет выявлять тех, кто при устройстве на работу столкнулся с трудностями, и, соответственно, им помогать.

Несмотря на всё сделанное, остаётся ещё немало вопросов.

Во-первых, нужно совершенствовать сам механизм квотирования, стимулировать работодателей к тому, чтобы они принимали на работу людей с ограничениями по здоровью. Пока этот механизм представляет собой резервирование рабочих мест, которые не всегда соответствуют квалификации инвалидов и не учитывают их возможности.

Во-вторых, многим людям с ограничениями по здоровью требуется помощь как в поиске работы, так и в том, чтобы адаптироваться на рабочем месте, и здесь без помощника или наставника часто не обойтись. Вопрос о таком сопровождении должен быть отрегулирован в законодательстве.

В-третьих, необходимо принять дополнительные меры, чтобы в этом году трудоустраивать большее количество выпускников с инвалидностью.

У Министерства труда есть предложения по нашим дальнейшим шагам в этой сфере, в том числе – разработать меры по повышению уровня занятости инвалидов на период с 2017 по 2020 год. Подробнее доложит Министр труда и социальной защиты Максим Анатольевич Топилин.

От регионов мы послушаем выступление губернатора Пензенской области Ивана Александровича Белозерцева, от экспертов выступит председатель общероссийской общественной организации «Центр по оказанию помощи инвалидам с нарушениями опорно-двигательной системы» Иван Александрович Мещеряков.

Также мы сегодня рассмотрим ряд законопроектов, включая изменения в Кодекс об административных правонарушениях, для того чтобы сделать борьбу с незаконным оборотом ветеринарных препаратов более эффективной.

И внесём ряд поправок в закон об автомобильных дорогах и дорожной деятельности. Они позволят существенно увеличить пропускную способность автотрасс в районе крупных торговых центров, чтобы там не возникали заторы и люди не теряли время в гигантских пробках и, конечно, чтобы не создавались опасные ситуации, которые неизбежны, если владельцы центров не уделили должного внимания транспортной логистике. Определённые предложения в этом законопроекте предусмотрены.

Давайте начнём с обсуждения первого вопроса – о мерах по улучшению занятости инвалидов.

М.Топилин: Мы считаем, что важнейшей целью социальной политики Российской Федерации является занятость инвалидов, возможность зарабатывать себе на жизнь трудом в соответствии с выбранной профессией и полученными знаниями. Очень важно, что раскрытие таких возможностей всё в большей степени влияет на мотивацию молодых людей.

Мы исходим из того, что этой проблемой нужно заниматься с самого раннего возраста, со школы, с детских лет, и вообще показатель корректного трудоустройства инвалидов является, наверное, результирующим во всей работе по реабилитации инвалидов, по включению инвалидов в активную деятельность наравне со всеми нашими гражданами.

Действительно, всего лишь 25% инвалидов в трудоспособном возрасте сегодня имеют работу. В последние годы мы предпринимали значительные усилия, в том числе по оказанию помощи субъектам Российской Федерации в этом направлении, но нам представляется, что эта работа должна перестроиться и исходить не из элементарного субсидирования, а стать системной и приобрести стандартный характер, когда мы наблюдаем инвалида начиная со школы, с профориентационной работы, с обучения и с его трудоустройства.

Мы ставим перед собой задачу к 2020 году удвоить занятость инвалидов и для этого подготовили соответствующие предложения.

Безусловно, ключевой проблемой для лиц с ограниченными возможностями является то, что они имеют проблемы со здоровьем, ограничения в этой связи. Мы, постоянно работая в рамках программы «Доступная среда», выявляем барьеры с точки зрения образовательного процесса.

Пока проблемной остаётся тема, связанная с вакансиями, рабочими местами для инвалидов. Не полностью ещё решена проблема доступности, в том числе транспортной доступности рабочих мест. Поэтому, когда мы говорим о решении проблемы занятости инвалидов, это всё носит комплексный, многоступенчатый характер, который связан далеко не только с вопросами трудоустройства.

Первое, что необходимо учитывать, – это особенности самих инвалидов. Мы с этого года запустили такой проект, как федеральный реестр инвалидов. Он сейчас начал работать, разворачиваем его деятельность. Мы заполнили реестр практически всеми данными о лицах с ограниченными возможностями. И в перспективе он будет базой данных и инструментом для того, чтобы люди могли получать в том числе услуги по различным реабилитационным направлениям и по трудоустройству в удобной для себя форме. До создания реестра инвалидов мы практически не обладали сводными данными о том, сколько у нас инвалидов, с какими ограничениями жизнедеятельности. То есть мы знаем, сколько у нас инвалидов первой, второй, третьей группы, но этого недостаточно, чтобы работать персонифицировано по различным технологиям с лицами, у которых есть нарушения слуха, нарушения с передвижением.

Для этого мы подготовили приказ, в соответствии с которым для работодателей и для всех органов исполнительной власти установлены требования к рабочим местам применительно к инвалидам: какие требования устанавливаются для инвалидов по зрению, какие для инвалидов по слуху, какие для лиц, передвигающихся в креслах-колясках. Это позволит единообразно – конечно, с учётом отдельных особенностей – подходить к созданию специализированных рабочих мест.

Мы знаем, что из тех инвалидов, которые поступают в средние специальные и высшие учебные заведения, в лучшем случае 50% оканчивают эти учебные заведения и ещё меньше трудоустраиваются. Сейчас мы вместе с Министерством образования готовим мероприятия, связанные с тем, чтобы максимально адаптировать как сами учебные заведения, так и учебный процесс. Очень важно, что в рамках программы «Доступная среда» на 2017 год выделяется из федерального бюджета почти 2 млрд рублей, чтобы продолжать адаптацию школ, средних специальных учебных заведений и высших учебных заведений. Школы мы приспосабливали и в прошлые годы, приспособили практически 20% школ. Что касается средних специальных и высших учебных заведений, работа только начинается и требует продолжения. Мы исходим из того, что к 2020 году до 90% инвалидов должны трудоустраиваться после окончания учебных заведений.

О механизме квотирования. Сегодня этот механизм, к сожалению, действует зачастую формально. В органах на местах не следят за тем, как формируются квоты. Мы проанализировали ситуацию: практически везде это происходит. То есть формально квоты выделяются, но связи между тем, какая потребность в рабочих местах и как выделяются квоты работодателями, практически нет.

Поэтому мы предполагаем подготовить изменения в законодательство, с тем чтобы сделать этот механизм более гибким для работодателя. Мы исходим из того, что это будет не дополнительная нагрузка на работодателей, а более гибкий механизм, при котором если работодатели по тем или иным причинам не могут (в связи с технологическими особенностями) предоставить рабочие места и такой потребности у инвалидов нет, то можно было бы подумать о механизме компенсационных выплат. Сейчас эта работа ведётся. Мы исходим из того, что этот механизм надо скорректировать. По нашим оценкам, около 800 тыс. квотируемых рабочих мест в принципе должно быть в стране, исходя из тех нормативов, которые сегодня установлены.

Очень важным инструментом работы является то, что мы с 2016 года впервые уже в законодательном режиме обеспечиваем взаимосвязь между всеми участниками процесса реабилитации инвалидов и медико-социальной экспертизой. Уже второй год в автоматическом режиме вся информация с характеристиками и особенностями инвалидов попадает из медико-социальной экспертизы в учреждения занятости, здравоохранения, образования, культуры. Эти учреждения должны вырабатывать соответствующую траекторию действий применительно к каждому инвалиду, исходя из его особенностей. Это всё будет находить отражение в реестре инвалидов. То есть мы переходим от общей работы к точечной работе с каждым конкретным гражданином.

О портале «Работа в России». Мы, действительно, создали там специализированный раздел, сейчас в нём 70 тыс. рабочих мест. Но этого совсем недостаточно, и в проекте плана мероприятий мы ставим задачу, чтобы на портале «Работа в России» к 2020 году было до 200–250 тыс. рабочих мест для инвалидов. Это очень важная информационная поддержка этой категории граждан.

И о теме сопровождения. Действительно, мы, исходя из лучших практик, которые существуют в мире, предлагаем поправки в закон о занятости. Такой законопроект уже практически готов, согласован со всеми субъектами Российской Федерации, уточняется технология работы, вводится услуга сопровождаемой занятости.

Причём это можно делать в рамках действующих бюджетных средств, просто эту работу надо наладить исходя из единства технологий. Потому что для инвалида необходима проработка маршрута как до места работы, так и на территории работодателя; нужны в отдельных случаях (далеко не во всех) мероприятия по оснащению специализированного рабочего места; рабочий график, распорядок работы может быть особенным, и освоение трудовых функций, помощь в нахождении на работе тоже может потребоваться.

И здесь мы исходим из того, что необходимо будет привлекать институт некоммерческих организаций. Сейчас этот опыт во многих регионах есть, и это будет не увеличение численности работников службы занятости, а именно расширение возможностей некоммерческих организаций.

Мы подготовили проект плана по этому направлению деятельности, его осталось досогласовать с федеральными органами исполнительной власти, и мы его готовы в ближайшее время внести, с тем чтобы достичь показателей, о которых я сказал в своём докладе, и решить те задачи, которые Вы поставили в своём вступительном слове.

И.Белозерцев: В Пензенской области при трудоустройстве инвалидов мы в первую очередь обращаем внимание на запросы и желания самого человека с учётом, конечно, его состояния здоровья. Благодаря персонифицированному учёту для 8,5 тыс. инвалидов разработаны индивидуальные планы по трудоустройству. Это позволяет человеку с ограниченными возможностями выработать профессиональную направленность, пройти обучение, трудоустроиться и адаптироваться на производстве. Более 7 тыс. инвалидов проинформированы о возможностях получения государственных услуг в сфере содействия занятости населения, почти половина из них воспользовались данными услугами.

В регионе принят закон о квотировании рабочих мест для инвалидов. Работодателям с численностью работающих не менее 35 человек установлена квота для приёма на работу инвалидов в размере 2,5% от численности работников. Применение закона позволило трудоустроить более 3 тыс. человек.

Мы активно применяем практику аренды рабочих мест. Если предприятие в силу отраслевых или каких-либо других факторов не предоставляет вакансии для трудоустройства инвалидов, оно финансирует создаваемое общественной организацией рабочее место, выплачивает заработную плату. На арендованные рабочие места в регионе трудоустроено 350 инвалидов.

Отдельно мы сопровождаем инвалидов молодого возраста при получении ими профессионального образования и содействуем в последующем трудоустройстве.

Хотел бы обратить внимание на уникальный проект, реализуемый региональной общественной организацией «Благовест» при поддержке правительства Пензенской области. Это пример эффективного взаимодействия власти и гражданского общества, он может быть распространён в других регионах Российской Федерации.

Речь идёт о проекте комплексной адаптации инвалидов «Квартал Луи». Это своеобразная коммуна, созданная для людей с ограниченными возможностями, для самостоятельного проживания. Помогая друг другу, молодые люди длительное время живут в одном доме, учатся организовывать своё жизненное пространство, справляются с бытовыми сложностями и приобретают навыки самообслуживания. В настоящее время адаптацию в коммуне прошли 58 инвалидов. Для них создано семь рабочих мест, из средств регионального бюджета выделено более миллиона рублей.

Кроме того, на базе «Квартала Луи» действует социальный проект для инвалидов-колясочников «Арт-холл». Он включает мини-кинотеатр и театр для молодых людей с ограниченными возможностями. Проект получил продолжение. Ведётся строительство пансионата для молодёжи с ограниченными возможностями «Дом Вероники» на 10 человек, а также планируется открыть хостел для детей-инвалидов, приезжающих на реабилитацию в Пензу, и сопровождающих их родителей.

Всего в 2017 году на постоянные рабочие места в Пензенской области будут трудоустроены не менее 2 тыс. инвалидов.

Хочу поблагодарить, Дмитрий Анатольевич, Вас за поддержку регионов в решении этого важного вопроса.

Председатель Общероссийской общественной организации «Центр по оказанию помощи инвалидам с нарушениями опорно-двигательной системы» Иван Мещеряков и статс-секретарь - заместитель Министра здравоохранения Дмитрий Костенников на заседании Правительства

Председатель Общероссийской общественной организации «Центр по оказанию помощи инвалидам с нарушениями опорно-двигательной системы» Иван Мещеряков и статс-секретарь - заместитель Министра здравоохранения Дмитрий Костенников на заседании Правительства

И.Мещеряков (председатель общероссийской общественной организации «Центр по оказанию помощи инвалидам с нарушениями опорно-двигательной системы»): Трудоустройство инвалидов в России до сих пор является одной из приоритетных задач. В России ратифицирована Конвенция ООН о правах инвалидов, приняты изменения в законодательные акты, внесены изменения в деятельность профильных федеральных органов исполнительной власти. Но до сих пор остаются проблемы, которые необходимо решать. Хочу остановиться на основных.

Неготовность работодателя относиться к инвалидам как к полноценным сотрудникам – до сих пор сохранилось стереотипное мышление. В ряде случаев присутствует низкий профессиональный уровень самих инвалидов, которые, даже несмотря на полученное образование, не всегда соответствуют тем компетенциям, которых требуют работодатели на открытом рынке труда. В некоторых субъектах – потеря региональных надбавок, пенсий и низкий уровень заработной платы, которая не может компенсировать возникающие потери, а затрат становится больше. Именно по этой причине многие инвалиды работают неофициально, что позволяет им сохранять данные надбавки.

Серьёзной проблемой также является закрепление инвалида на рабочем месте. Зачастую коллектив, даже при желании, не готов к правильному подходу в общении, не говоря уже о выстраивании рабочего процесса с инвалидом. Часто именно поэтому проблема закрепления человека с инвалидностью на рабочем месте, в коллективе – одна из острейших в процессе его трудоустройства. На это влияет множество факторов – начиная с психологической неподготовленности сотрудников и заканчивая отсутствием навыков сурдоперевода.

Необходимо совершенствование системы квотирования рабочих мест для инвалидов. Мы считаем, что, действительно, необходимо принять дополнительные меры по улучшению занятости инвалидов и поддержать инициативу Минтруда. Но просим обратить внимание при составлении плана мероприятий на следующие проблемы – учесть возможность привлечения общественных организаций инвалидов к решению данных проблем; расширить спектр социальных услуг и включить в него содействие трудоустройству инвалидов; рассмотреть возможность создания региональных фондов квотирования и поддержать именно те предприятия, которые готовы создавать рабочие места выше квоты; установить определённую минимальную планку уровня заработной платы инвалидов при отмене региональных надбавок к пенсии; выработать индивидуальный подход к трудоустройству инвалидов, отталкиваясь от нозологии, группы инвалидности, профессиональных навыков и уровня социализации.

И просим обратить внимание, что для многих людей с инвалидностью трудоустройство – это не только заработок, но и возможность ощутить себя полноценным членом общества.

Д.Медведев: Пожалуйста, коллеги, какие будут соображения по докладу, по выступлениям? Какие будут предложения?

Решение согласовано со всеми?

Хорошо. Действительно, вопрос этот очень серьёзный, важный, нужно им заниматься постоянно. Собственно, поэтому я и попросил, чтобы этот доклад у нас сегодня был сделан публично, для того чтобы ещё раз вернуться к проблеме трудоустройства лиц с инвалидностью.

Договорились. Принимаем решение на эту тему.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 9 марта 2017 > № 2102175 Дмитрий Медведев, Максим Топилин


Киргизия. СНГ. Россия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 7 марта 2017 > № 2102176 Дмитрий Медведев

Заседание Евразийского межправительственного совета.

Обсуждались вопросы интеграционной повестки дня, в том числе, состояние взаимной торговли между странами – участницами союза, механизмы противодействия незаконному обороту промышленной и сельскохозяйственной продукции, а также вопросы защиты прав интеллектуальной собственности.

Список глав делегаций, принимающих участие в заседании Евразийского межправительственного совета:

Премьер-министр Республики Армения Карен Вильгельмович Карапетян

Премьер-министр Республики Белоруссия Андрей Владимирович Кобяков

Премьер-министр Республики Казахстан Бакытжан Абдирович Сагинтаев

Премьер-министр Киргизской Республики Сооронбай Шарипович Жээнбеков

Председатель Правительства Российской Федерации Дмитрий Анатольевич Медведев

Председатель коллегии Евразийской экономической комиссии Тигран Суренович Саркисян

Заседание Евразийского межправительственного совета в расширенном составе

Из стенограммы:

Д.Медведев: Прежде всего хочу высказать слова благодарности в адрес киргизского председательства за создание комфортной рабочей обстановки. Не могу также не присоединиться к тому, что Сооронбай Шарипович сказал по случаю наступающего праздника – дня 8 Марта. Сердечно поздравляю всех женщин с этим событием!

Мы в прошлом году много работали в таком составе. Работали, на мой взгляд, достаточно эффективно, потому что смогли продвинуться по целому ряду важнейших вопросов, включая подготовку Таможенного кодекса и ряд важных решений в сфере внешней торговли, формирования общих рынков. Хотя и с определённым отставанием, но всё-таки поступательно формируется нормативно-правовая база нашего союза, что в условиях сложных согласований в целом неплохо.

Напомню, что союз функционирует лишь третий год, нам ещё очень многое предстоит сделать. При этом наши планы по его развитию утверждены и расписаны на период до 2025 года. Именно единое – а под единым имеется в виду наднациональное – регулирование в отношении рынков даёт нам возможность извлечь из интеграции максимум пользы для развития наших экономик. В этом смысле у нас есть мотивация двигаться дальше.

Тем не менее хотел бы отметить одну крайне неприятную тенденцию. Участились случаи, когда проблемы двусторонних отношений – а такие проблемы были, есть и будут, ничего в них драматического нет с учётом интенсивности сотрудничества – переносятся на нашу многостороннюю площадку. Только что это с успехом продемонстрировала белорусская сторона. Исполнение достигнутых нами договорённостей и сам интеграционный процесс в целом становятся заложниками специфически понимаемых национальных интересов. По сути, в отношении других членов союза, которые не вовлечены в спор, возникает совершенно недопустимая ситуация. Эта ситуация сродни шантажу: или вы повлияете на решение другой стороны в споре, или мы ничего не подпишем. Считаю, что злоупотребление правом союза – а с правовой точки зрения это именно злоупотребление правом – неприемлемо. Интеграция имеет наднациональную природу и должна оставаться наднациональной или двусторонней повесткой дня. Здесь мы рассматриваем вопросы, которые касаются абсолютно всех, а не только двух сторон, и ни одна из сторон не должна пытаться совершать размены за общий счёт.

Сейчас довольно модно стало говорить о том, чего нам не удалось достичь в союзе, на что мы рассчитывали, что потеряли. Уважаемые коллеги, я обращаю внимание, что страны, входящие в союз, за последние годы нарастили физические объёмы экспорта на российский рынок – даже при общем падении стоимостных показателей, что связано в значительной степени с текущими ценами на сырьё и энергоносители. Это прямой результат. Все получили значительные льготы по энергетическому сотрудничеству. Рынок труда в наших странах стал абсолютно открытым. Мы реально, и это признают все, даже те, кто критикует текущую ситуацию, развиваем промышленную кооперацию – всё это прямой результат нашей работы.

Страны, входящие в союз, за последние годы нарастили физические объёмы экспорта на российский рынок. Все получили значительные льготы по энергетическому сотрудничеству. Рынок труда в наших странах стал абсолютно открытым. Производство в сфере сельского хозяйства в союзе за прошлый год увеличилось на 4%. Преодолён спад промышленного производства. Мы реально, и это признают все, развиваем промышленную кооперацию – всё это прямой результат нашей работы.

Если уж эта тема была затронута, скажу два слова про газ. Давайте прямо, без обиняков: если бы некоторые страны, присутствующие здесь, не входили в состав нашего союза или, представим себе, вышли из состава союза, они покупали бы сейчас газ по европейским ценам – порядка 200 долларов за тысячу кубометров. Вот и всё. И не надо ничего доказывать, упражняться в подсчётах. Всё было бы существенно дороже. Об этом надо помнить, когда принимаются решения, которые блокируют или тормозят нашу интеграцию. В конце концов, здесь насильно никто никого не держит. Мы это с вами понимаем, мы добровольно всё это создали.

Тем более что внешнеполитические условия, в которых мы работаем, не становятся проще. Наш товарооборот продолжает испытывать на себе негативное воздействие извне – падение цен на сырьевых рынках, слабый рост мировой экономики. В прошлом году совместными усилиями нам удалось чуть улучшить динамику взаимной торговли, однако влияние неблагоприятной мировой конъюнктуры и наших внутренних проблем сохраняется.

На этом фоне есть и ощутимые успехи, о них тоже надо помнить. Производство в сфере сельского хозяйства в союзе за прошлый год увеличилось на 4%, можно рассчитывать на позитивную траекторию и в этом году. Ещё раз подчёркиваю, значительная часть этого прироста попадает на российский рынок. Преодолён спад промышленного производства, отдельные отрасли даже прибавляют в росте. Но есть проблемы, о которых я сказал, о них надо помнить, и преодоление спада в торговле – актуальная задача на этот год. Нам надо задействовать все имеющиеся в союзе механизмы. Особенно важно это сделать с упором на сотрудничество в тех сферах экономики, где сконцентрирован высокий интеграционный потенциал. Диверсификация экспорта, развитие технологий, новых производств, кооперация, снижение доли импорта – вот те основные направления, которые мы должны в этом году использовать.

Преодоление спада в торговле – актуальная задача на этот год. Нам надо задействовать все имеющиеся в союзе механизмы. Диверсификация экспорта, развитие технологий, новых производств, кооперация, снижение доли импорта – вот те основные направления, которые мы должны в этом году использовать.

Сегодня мы принимаем документ о совместных прогнозах развития аграрно-промышленного комплекса на 2016–2017 годы. Он необходим для работы по увеличению товарооборота, развитию несырьевого экспорта. Предстоит добиться лучшей координации национальных агропромышленных политик, привлечь в отрасль дополнительные инвестиции. Также принимается распоряжение о производстве аналогов комплектующих для сельхозтехники, что вполне логично продолжает наш курс на импортозамещение. Таким образом, будет заложен фундамент для производства материалов, которые необходимы для сельхозмашиностроения, и должны повыситься качество и конкурентоспособность той продукции, которую мы производим.

Функционирование Единого экономического пространства осложняется изъятиями и ограничениями. Работа по выявлению таких ограничений идёт, она в последнее время ускорилась. Мы специально привлекли к этому бизнес, открыли интернет-ресурс, куда могут направляться обращения. Надо упорно продолжать эту работу, выделять группы наиболее обременительных препятствий и последовательно их устранять. Этим предстоит заняться в самое ближайшее время.

В условиях открытых границ острый характер носит проблема контрафакта, для её решения учреждён международный форум, он так и называется – «Антиконтрафакт». Эта площадка помогает налаживать сетевые контакты, обмениваться опытом. Важно, чтобы эта работа не прерывалась. Надо официально закрепить ежегодный статус форума.

На особом контроле находится становление механизма прослеживаемости. Пилотный проект по маркировке товаров оказался востребованным, в ближайшее время наша страна завершит процедуру ратификации соглашения о его продлении. Конечно, мы надеемся на то, что эти процедуры будут синхронизированы.

В завершение хотел бы всем нам пожелать успехов в этом году, а киргизским коллегам – удачного председательства в этом году. Конечно, буду рад приветствовать всех членов совета на очередном заседании, которое планируется провести в Казани, что мы и обсудили в узком составе. Спасибо.

Киргизия. СНГ. Россия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 7 марта 2017 > № 2102176 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 6 марта 2017 > № 2102196 Дмитрий Медведев

Совещание с вице-премьерами.

В повестке: о поручениях по итогам Российского инвестиционного форума «Сочи-2017»; о технологии блокчейн; о новом порядке предоставления средств материнского капитала.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Начну с итогов инвестиционного форума в Сочи, который прошёл на прошлой неделе. Я подписал поручение – очень объёмное по содержанию, там 31 пункт. Мы договорились, что в него включим и итоги моих встреч, встреч коллег по Правительству с главами регионов, представителями деловых кругов и на различных дискуссионных площадках.

Темы этих поручений самые разные: развитие регионов, предоставление им кредитов, субсидий, бюджетное законодательство, стимулирование малого и среднего бизнеса, совершенствование системы государственного управления. Всё имеет конкретных адресатов и конкретные сроки исполнения. Прошу вице-премьеров на это обратить внимание.

Кроме того, я поручил всем министерствам внести свои предложения по доработке проекта Комплексного плана действий Правительства на период до 2025 года. Документ важный. К его подготовке, как мы и обсуждали на форуме, нужно привлечь Экспертный совет при Правительстве, различные общественные и научные организации и бизнес-сообщество.

Также обращаюсь к вице-премьерам: прошу в рамках своей компетенции контролировать работу по исполнению этих поручений.

Теперь ещё одно из поручений, которое я подписал. Оно довольно специфическое и тем не менее важное – касается развития так называемой умной экономики. Этой задаче посвящён отдельный раздел Комплексного плана действий Правительства.

Речь идёт о том, чтобы максимально оперативно создавать условия для внедрения различных цифровых технологий. Одной из таких прорывных технологий, о чём, кстати, тоже на форуме говорили, является технология блокчейн.

Этим инструментом уже пользуются крупные банки, корпорации и даже некоторые государства. Технология особая. Напомню, она исключает наличие посредников, подлинность операций подтверждается самими участниками сети. Поскольку нет единого хранилища информации и она разбита на блоки, переписать эту информацию без ведома других лиц или каким-то образом внедриться туда невозможно. Кроме того, полагают, что она может способствовать избавлению от излишней бюрократизации делового оборота. Нужно проанализировать, насколько всё это применимо в нашей системе государственного управления и экономике. В любом случае тема эта действительно новая и популярная. Я дал поручения профильным министерствам – Минсвязи и Минэкономразвития – рассмотреть возможность применения этих технологий при подготовке программы «Цифровая экономика».

Ещё один момент, о котором хотел бы сказать. Только что я подписал четыре документа о создании новых территорий опережающего развития. У нас их много создаётся в последнее время на Дальнем Востоке и на других территориях, прежде всего в монопрофильных образованиях. Надо проанализировать, что происходит и в уже созданных, и в создаваемых ТОР. Информирую, что подписаны решения о создании ТОР «Бакал» в Челябинской области, на территории Бакальского округа, ТОР «Дорогобуж» – Смоленская область, ТОР «Емва» в Республике Коми и ТОР на территории Мурманской области, в городе Кировске. Всё это, подчёркиваю, монопрофильные населённые пункты, где необходимо применять правила, установленные действующим законом о территориях опережающего развития, создавать условия для роста различного бизнеса, в том числе малого и среднего, что позволит уйти от монопрофильности этих территориальных образований. Это о производственной тематике.

Совсем скоро мы будет отмечать 8 Марта. Я сегодня в Киргизию уезжаю и хотел бы уже сейчас поздравить с наступающим праздником всех женщин – и тех, кто работает рядом с нами, и тех, кто просто заботится о семье и воспитывает детей.

За последнее время мы старались многое сделать, чтобы поддержать семьи с детьми. Наверное, что-то получилось, что-то получилось не так хорошо. В любом случае есть ряд ресурсов, которые работают неплохо.

В январе текущего года материнскому капиталу, например, исполнилось 10 лет. Я помню, как мы всё это придумывали, внедряли этот инструмент. Он работает действительно неплохо. За это время такой мерой государственной поддержки воспользовались миллионы семей – смогли улучшить свои жилищные условия, направить деньги на образование детей, на социальную адаптацию детей-инвалидов, на увеличение пенсионных накоплений. Всего это почти 5 млн семей. Очень значимая цифра. Я уж не говорю про финансовое измерение – это огромная сумма. И конечно, эта программа внесла немалый вклад в улучшение демографической ситуации. Я напомню, что мы приняли решение о её продлении ещё на два года – до 31 декабря 2018 года, и будем думать, как дальше идти вперёд по этому направлению.

Я подписал постановление, которое приводит правила направления средств материнского капитала на улучшение жилищных условий в соответствие с действующим законодательством. Кроме того, сокращается с месяца до 10 рабочих дней срок перечисления средств материнского капитала с момента принятия положительного решения по заявлению родителя. То есть ждать придётся меньше.

Ольга Юрьевна (обращаясь к О.Голодец), два слова скажите, пожалуйста, по этому документу.

О.Голодец: Документ имеет принципиальное значение для молодых семей. Вслед за тем, как мы предоставили услугу электронного обращения (это было очень важно, и мы видим, что сегодня бóльшая часть людей, которые обращаются за материнским капиталом, делают это в электронной форме), сделан следующий шаг. Это как раз основывается на той платформе, на которой предоставляются услуги. Сокращается в три раза срок рассмотрения и удовлетворения заявлений.

Почти 5 млн семей благодаря этой программе воспользовались материнским капиталом, и 87% из них улучшили свои жилищные условия. Из остальных бóльшая часть потратила средства на образование своих детей.

Программа расширяется и пользуется огромным спросом. Эксперты оценивают вклад материнского капитала в изменение демографической ситуации – около 60%.

Я напомню, что наши результаты по демографической ситуации абсолютно уникальны: четыре года подряд мы демонстрируем положительный прирост населения в наших непростых условиях, когда численность женщин в фертильном возрасте сокращается.

Мы надеемся, что наши меры поддержки позволят нам и дальше сохранять такие темпы.

Д.Медведев: Мы все тоже на это надеемся.

Сегодня день рождения у Александра Геннадиевича Хлопонина. Александр Геннадиевич, мы Вас поздравляем! Хочу Вам подарить книжку с учётом Вашей профессиональной ориентации и работы с югом России, в том числе с Кавказом, а также с некоторыми территориями, которые прилегают к нашему кавказскому региону, с которыми у нас привилегированные отношения. Книжка называется «Страна тепла и солнца: Сочи, Туапсе, Гагры и Сухум». Это 1904 год.

И мы с вами договаривались, что в Год экологии нужно сделать всё, чтобы распространить зелёный тариф. Прошу отдельно потом мне доложить предложения по зелёному тарифу.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 6 марта 2017 > № 2102196 Дмитрий Медведев


Россия. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 4 марта 2017 > № 2094545 Дмитрий Медведев

Интервью Дмитрия Медведева программе «Вести в субботу» телеканала «Россия».

Председатель Правительства ответил на вопросы ведущего программы Сергея Брилёва.

С.Брилёв: Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич!

Д.Медведев: Добрый день!

С.Брилёв: Я Вам напомню хронику последних двух суток. Вы выступаете на форуме и говорите: всё неплохо, инфляция рекордно низкая, рост возобновился. Потом встречаетесь с губернаторами – и тут Вы им про бюджетную дисциплину такое... Главное, что по всей стране нарушения: Хакасия, Кабардино-Балкария, Орловщина... Что это Вы так за губернаторов взялись?

Д.Медведев: Действительно, у нас есть позитивные достижения в макроэкономике, в развитии экономических тенденций последнего времени. А есть и свои проблемы региональные, потому что долг региональных бюджетов ещё очень-очень значительный. Хотя, если Вы слышали, я как раз похвалил наших коллег– руководителей регионов за то, что в целом долговое бремя, которое падает на регионы, за последний год существенно уменьшилось.

С.Брилёв: Тем не менее если посмотреть на дискуссии последнего месяца, то сразу несколько губернаторов, причём губернаторов-тяжеловесов – Минниханов, глава Татарстана, Артамонов (Калужская область), – высказывали претензии федеральному центру в отношении того, как перераспределяются деньги. Вообще, если коротко сформулировать, в чём суть? Богатые регионы хотели бы поменьше делиться с остальной страной своими доходами? Это тема?

Д.Медведев: Это тема. Но решение принципиально другое. Если говорить о том, кто должен получать помощь и поддержку от федерального центра, то, по нашему мнению, о чём я сейчас абсолютно чётко сказал руководителям регионов, богатые регионы будут получать меньше помощи и поддержки от федерального центра, а регионы победнее, естественно, будут получать этой помощи больше. Это и есть бюджетное выравнивание. Это и есть доведение стартовых возможностей до какого-то усреднённого уровня. И на это направлены все новейшие решения Правительства, все методики, которые утверждает Правительство и Министерство финансов. Что же касается всякого рода шероховатостей, то они всегда будут. И мы со всеми губернаторами встречаемся, обсуждаем, что работает, что работает несколько хуже, что могло бы быть ... Тем не менее общее решение именно такое. А если рассуждать о том, кто чем делится, то я напомню. Ведь мы только что приняли решение, что 1% от той прибыли, которая зачислялась в бюджет регионов как региональная составляющая, будет централизован на федеральном уровне. Это приблизительно 100 млрд рублей по году. И это пойдёт на общие дотации для всех регионов. Таким образом, сумма этих дотаций составляет более 600 млрд рублей. То есть богатые регионы в этом смысле уже поделились с бедными.

С.Брилёв: Но при этом у богатых регионов есть возможность и себе оставлять теперь побольше?

Д.Медведев: Конечно. Но у них и доходная база другая. В чём была суть нашего разговора? Да, нужно заниматься совершенствованием бюджетного регулирования, смотреть, каким образом используются трансферты, каким образом осуществляется исполнение основных полномочий регионов. Но не менее важно заниматься развитием собственной доходной базы. Потому что ведь очень часто как это выглядит? Вы нам дайте из федерального центра дополнительно денег, мы такую программу хорошую придумали, и мы все эти деньги туда направим… И программа хорошая, и, наверное, направят. Но нужно вообще-то заниматься тем, чтобы свои источники доходов создавать, а не обращаться по каждому поводу в федеральный центр. Тем более что значительная часть полномочий, которые мы помогаем финансировать, это региональные полномочия. Есть и ещё одна тема, очень острая, которую мы только что с ними обсуждали. И здесь уже претензии регионов вполне обоснованны. Дело в том, что огромное количество денег расходуется регионами и муниципалитетами для того, чтобы осуществлять свои полномочия. По подсчётам Минфина, это сумма огромная – порядка 7 трлн рублей в год.

Но проблема в том, что на 95% федеральный центр диктует, как эти деньги расходовать. И конечно, не потому, что федеральный центр такой злой и хочет всё снизу доверху, так сказать, разверстать и указывать: вот это только сюда, а это только сюда... Есть просто абсолютно необходимые полномочия, которые должны по единому стандарту осуществляться по всей территории страны: здравоохранение, образование. Но всё равно доля 95-процентного федерального регулирования запредельная. И мы договорились, что этот жёсткий федеральный поводок должны ослабить.

С.Брилёв: О поводке. Слышите моторчик? Это над нами сейчас коптер летает и снимает нас. Не так давно федеральные законодатели приняли решение о том, что для управления этим мини-вертолётом с видеокамерами требуется лицензия пилота. Но никто не подумал, что хорошо бы это сопроводить подзаконными актами. И сейчас, строго говоря, эта штука над нами висит незаконно. Вы недавно сами выступали перед сенаторами и призвали их к более консервативному подходу к законотворчеству. В частности, такие ситуации?

Д.Медведев: Я имел в виду следующее. Дело не в том, что наше законотворчество не слишком консервативно. Нам нужно не консервативное законотворчество, хотя разумный консерватизм в законодательной политике должен быть. Нам нужно другое. Нам нужен консервативный порядок изменения и принятия законов. Вот это действительно очень важно. Чтобы не менялось и не пересматривалось через полгода. Не принимались решения, которые идут вразрез с ранее принятыми. Причём без должного просчёта, экономического обоснования. Это, к сожалению, в нашей жизни сплошь и рядом происходит. Я, когда общался с законодателями, действительно сказал: у нас есть очень важные, как принято говорить, фундаментальные законы, такие как Гражданский кодекс, Налоговый кодекс, Земельный кодекс,– вот к таким документам нужно относиться бережно. Их нужно совершенствовать, безусловно, но делать это очень и очень размеренно. Я ещё раз напомню, что в большинстве развитых экономик такие документы трогают в самую последнюю очередь, особенно Гражданский кодекс, Земельный кодекс и целый ряд законов, которые связаны с регулированием имущественных, экономических отношений.

С.Брилёв: Мы с Вами так или иначе ходим вокруг темы предсказуемости, которая в известной степени была стержневой на нынешнем сочинском инвестиционном форуме. Предсказуемость. Пожарные меры себя оправдали. Мы уже упомянули низкую инфляцию, возобновление роста. Но тема предсказуемости иногда вылезает в неожиданных местах. Взять, например, налоговые дела. С одной стороны, Вы из раза в раз говорите, что налоговая система должна быть стабильной. Повторили это недавно на Гайдаровском форуме, повторили сейчас в Сочи. С другой стороны, и в отношении налогов периодически возникают идеи в Вашем Правительстве: давайте снизим страховые выплаты, поднимем НДС... Всё-таки это обсуждается? На самом деле есть на горизонте перспектива с переменами в налоговом законодательстве?

Д.Медведев: Всё, что я сказал в отношении консерватизма, регулирования, справедливо. Но при этом мы должны понимать, что всё равно жизнь берёт своё. В противном случае у нас бы использовались до сих пор налоговые законы времён Петра I. Всё равно экономические условия меняются. Просто наши решения должны быть просчитанными. Именно поэтому в 2014 году по предложению Президента Правительство приняло целый ряд решений (при участии, естественно, законодательных органов) о том, что мы объявляем своего рода налоговый мораторий. То есть мы не меняем налоговое законодательство на протяжении ближайших лет. Но после истечения этого периода, в 2018 году, мы должны подготовить предложения о том, как будет выглядеть наша налоговая система в будущем. Это вполне нормально. У нас есть сейчас возможность реально подготовиться к тому, какие инновации в налоговом законодательстве нам нужны. Что нам нужно поменять, а чего нам делать не нужно. И сейчас такие предложения готовятся. Поэтому все публичные обсуждения этой темы, скажем прямо, никакого прямого результата не создают. Это только лишь обсуждение. Никаких решений нет, я хочу всех успокоить – и представителей бизнеса, и обычных наших граждан. Да, и мои коллеги говорят: нужно такой налог изменить, такое решение принять... Я, правда, всем говорю, что вы аккуратнее обо всём этом рассуждайте. Но понятно, что всё равно это вырывается в публичную плоскость. Но никаких решений нет. Мы их только готовим. Это первое.

Второе. Общие контуры налоговой системы, которая сформировалась за последние 15–20 лет, останутся. Это и есть налоговая стабильность. Хотя звучит очень много идей, в частности по поводу введения прогрессивного налога на доходы. Так вот, общие контуры налоговой системы, я уверен, сохранятся, просто потому, что эта система оказалась достаточно эффективной для нашей страны. Но это не означает, что её не нужно настраивать. Это касается и отдельных отраслей, и отдельных сфер. Какие-то льготы нам нужно будет сохранить, какие-то льготы, может быть, отменить. И ровно об этом идёт дискуссия. Но, подчёркиваю, никаких решений сейчас на эту тему не принято.

С.Брилёв: Вы в своём выступлении на пленарном заседании упомянули несколько идей, которые прорабатываются в рамках комплексного плана Правительства до 2025 года. Такой горизонт серьёзный?

Д.Медведев: Мы должны смотреть вдаль. Мы должны понимать, по каким законам, на основании каких идей будет развиваться страна в ближайшие годы.

С.Брилёв: Была ещё одна идея, которая появилась буквально в эти дни, – это продажа облигаций гражданам России, резидентам России. Я помню, бабушка у меня открывала газету в конце 1970-х – начале 1980-х, там были облигации советского правительства. Кто-то выигрывал.

Д.Медведев: Вы таких параллелей-то не проводите. Мы, во-первых, не советское правительство. И у нас никогда не было цели размещать государственные облигации так, как это было сделано в конце 1940-х годов. А я напомню тем, кто не помнит…

С.Брилёв: Кто помоложе.

Д.Медведев: Да, об этом периоде. Тогда подписка на государственные облигации, как и на другие инструменты государства, была обязательной. Тебе часть зарплаты выдавали облигациями. Мы понимаем, что это означает. Сейчас любые долговые обязательства, будь то государственные обязательства или обязательства частных компаний, могут распространяться только на добровольных началах. Хочешь – покупай, хочешь – не покупай. Люди у нас покупают акции, покупают различного рода облигации, надеются получить по ним доход. Но в принципе ничего нового в идее выпуска облигаций государственных нет, как и, собственно, в том, чтобы прибегать к внутренним заимствованиям на рынке. Но, ещё раз подчеркиваю, это всегда выбор конкретного человека.

С.Брилёв: Вы встречались с губернаторами во время форума, встречались с бизнесом. По Вашим ощущениям, какие настроения у Ваших собеседников?

Д.Медведев: Настроения, мне кажется, хорошие. Они отвечают той уже весенней погоде, во время которой записываем интервью.

Погода в экономике тоже меняется – совершенно очевидно, что наша экономика вошла, пока ещё, может, не так уверенно, но всё-таки в стадию роста. Падение закончилось. В этом году мы ожидаем роста экономики в пределах от 1 до 2%. Это уже очень неплохо, по сути, это европейский уровень роста. Хотя хотелось бы больше. И план действий Правительства на период до 2025 года, который мы сейчас готовим, нацелен именно на трёх и более процентный рост нашей экономики с тем, чтобы перекрыть мировые цифры по росту.

Второе. Очень важно то, что мы всё-таки сумели совладать с инфляцией. В какой-то относительно недавний момент нам казалось, что инфляция снова разбушевалась после девальвации рубля.

С.Брилёв: В 2014 году она была двузначная.

Д.Медведев: Да, она была двузначная, к сожалению, и это сильно ударило по доходам населения. Это, естественно, никому не нравилось, за исключением, может быть, отдельных сегментов бизнеса, которые всегда на девальвации выигрывают.

С.Брилёв: Последнее, что я хотел спросить, касается приватизации. Сейчас утверждён план. Но как на нём отражаются санкции? Или, по Вашим ощущениям, их вот-вот отменят?

Д.Медведев: По поводу санкций я уже неоднократно высказывался. Ещё раз хочу сказать: мы должны приготовиться к тому, что будем жить в условиях санкций неопределённо долго. Посмотрите, что делают наши партнёры за океаном, да и в Европе. Они эти санкции увековечивают, они их кодифицируют, они выносят массу законов, помимо всяких исполнительных указов, которые Обама принимал. Они пытаются принять законы, которые эти санкции сделают постоянными, наподобие поправки Джексона – Вэника или ещё покруче. Вот поэтому нам рассчитывать на какую-то их милость не приходится, да нам это и не нужно, потому что мы в условиях санкций, как доказал опыт последних двух лет, способны развиваться, и развиваться на самом деле неплохо. Потому что всё, чего мы достигли и в промышленности, и в сельском хозяйстве, сделано не благодаря, а вопреки, и в значительной степени потому, что мы вынуждены были перестроить свою работу. Поэтому приватизация будет идти своим чередом. Она с санкциями не связана, она связана с конъюнктурой: что выгодно продавать, то и придётся продавать. Приватизация – это же инструмент. Это не какая-то специальная цель, которую мы преследуем. Инструмент для чего? Чтобы пополнить бюджет, как это было сделано, например, в случае с продажей акций «Роснефти» или «Алросы». Или чтобы найти более эффективного собственника, когда мы считаем, что приход частного инвестора принесёт лучший результат.

С.Брилёв: Спасибо, Дмитрий Анатольевич.

Россия. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 4 марта 2017 > № 2094545 Дмитрий Медведев


Россия > Агропром > premier.gov.ru, 2 марта 2017 > № 2092093 Дмитрий Медведев, Александр Ткачев

Заседание Правительства.

Первый вопрос повестки – о подготовке к проведению в 2017 году сезонных полевых работ.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Начнём с рассмотрения вопроса, связанного с сезонными полевыми работами.

Я напомню, как мы закончили прошлый год. Результаты были действительно очень достойные, собран рекордный урожай зерновых – чуть более 119 млн т. Результат, конечно, выдающийся.

Прогнозы на предстоящий урожай также весьма неплохие. По информации Минсельхоза, более 96% посевов озимых культур в хорошем состоянии. И мы можем ожидать приличных результатов не только по зерновым, но и по другим культурам.

Что касается материально-технического обеспечения посевной кампании, то ситуация неплохая, не хуже прошлогодней, а может быть, даже лучше по отдельным позициям. Семенами зерновых культур, сельхозтехникой, удобрениями, топливом аграрии в целом обеспечены.

Уровень технической оснащённости сельхозпроизводителей достаточный, но требует всё же дальнейшего существенного улучшения. Только в рамках предоставления субсидий производителям сельхозтехники в прошлом году аграрии смогли приобрести более 17 тыс. единиц, то есть переоснащение идёт довольно ударными темпами, если сравнить с тем, что происходило, например, 5–10 лет назад. И поскольку мы сохранили эту меру поддержки, выделяем даже больше средств – 13,7 млрд рублей на эти позиции, у аграриев есть возможность и дальше покупать новые машины и оборудование, что, естественно, очень важно.

Ещё один важный фактор для посевной – это доступность кредитов, особенно краткосрочных. Мы запустили механизм льготного кредитования для аграриев, который позволяет им брать кредиты по ставке не более 5%, о чём говорили в прошлом году. Такого рода обещание аграриям давалось, я давал поручение. Пока ресурсов достаточно для проведения весенних полевых работ, но мы рассмотрим возможность увеличения программы для осенних сезонных работ.

Также с этого года мы объединили субсидии, чтобы регионам было удобнее планировать свои программы по развитию агропромышленного комплекса, и, конечно, сохранили механизм несвязанной поддержки, благодаря которому поддерживаем сельское хозяйство в регионах с непростыми климатическими условиями.

Такова общая ситуация. Более подробно доложит Министр сельского хозяйства. Послушаем мы и сообщение губернатора Волгоградской области Андрея Ивановича Бочарова о том, как дела у них обстоят, – как пример ситуации, как складывается работа по сезонным полевым работам в 2017 году.

Ещё один вопрос касается защиты авторских и смежных прав. Тема, действительно, очень важная. Мы рассматриваем вопросы управления такими правами на так называемой коллективной основе. Его осуществляют специальные коммерческие организации, но, как показывает опыт, в том числе весьма негативный, этот институт требует гораздо большего внимания и контроля со стороны общества.

В этом контексте предлагается дополнить часть 4 Гражданского кодекса рядом положений. Прежде всего предусматривается обязанность проводить аудит таким организациям, размещать саму информацию на официальном сайте, и ответственность за это установлена – чтобы было понятно, что с деньгами происходит, чтобы это не приводило к тому, что деньги неизвестно куда уходят у организаций, которые такими правами управляют.

Кроме того, создаются наблюдательные советы, которые должны контролировать ситуацию. Они включают и исполнительную власть, и правообладателей, и творческие союзы и так далее.

Предполагается, что предельный размер средств, которые эти организации тратят на покрытие собственных расходов, стандарт раскрытия такой информации будут утверждаться Правительством.

Это норма национального законодательства, но мы полагаем, что аналогичные правила нужно будет урегулировать и на уровне Евразийского экономического союза.

Кстати, на следующей неделе, уже во вторник, я буду принимать участие в заседании Евразийского межправсовета в Бишкеке. Только что Президент там был. И мы совместно с коллегами – премьерами пяти государств обсудим вопросы интеграции. Этих вопросов накопилось достаточное количество. Естественно, обсудим в предельно откровенном ключе, посмотрим, как нам дальше интеграцию развивать.

Давайте поговорим о сезонных полевых работах.

Александр Николаевич (обращаясь к А.Ткачёву), пожалуйста.

А.Ткачёв: С первых дней года мы внимательно отслеживаем ситуацию с подготовкой к весенним полевым работам. Сейчас важно обеспечить нормальный старт посевной. В этом году мы намерены сохранить и приумножить те успехи, которые были достигнуты. Продолжаем увеличивать площади обрабатываемых сельхозземель. Впервые за 15 лет вся посевная площадь в России превысит планку в 80 млн гектаров – это плюс 523 тыс., то есть полмиллиона гектаров дополнительно мы задействуем в севообороте, а значит, у нас есть резервы для увеличения объёмов производства зерна.

Задача по вводу в оборот сельхозземель является приоритетной для нас на ближайшее будущее. Под озимые у нас занято 17,5 млн гектаров – на 300 тыс. гектаров больше, чем годом ранее. Пшеница занимает более 85% в структуре площадей под озимыми. Мы следим за состоянием посевов, они нормально перенесли сильные морозы, в начале года помог хороший снежный покров.

На юге страны, в Южном и Северо-Кавказском федеральных округах, уже началась подкормка озимых. Ожидаем, что яровые культуры будут засеяны на площади 52 млн гектаров. Увеличатся площади посевов под кукурузу, рис, сою, лён, сахарную свеклу.

В прошлом году мы собрали рекордный урожай – свыше 119 млн т. Это даёт нам возможность полностью обеспечить потребности внутреннего рынка, сохранить мировое лидерство по экспорту пшеницы и развивать экспорт других сельхозкультур.

С начала сезона мы уже экспортировали свыше 24 млн т зерна. По итогам сельхозгода ожидаем, что экспорт зерновых достигнет 37 млн т – это плюс 7% по сравнению с прошлым годом. В отличие от предыдущих сезонов, когда бóльшая часть урожая вывозилась осенью, а весной экспорт практически прекращался, в этом году есть возможность равномерно распределить вывоз зерна.

Такая торговая политика характерна для наших западных конкурентов – Соединённых Штатов и Канады, и то, что российские аграрии также начали её придерживаться, говорит о том, что наше сельское хозяйство становится устойчивой, эффективной отраслью, в которой производители могут себе позволить подождать с продажей урожая для получения лучшей цены. Раньше же урожай продавали прямо в поле, во время уборки, чтобы успеть рассчитаться с кредиторами.

Хороший экспортный потенциал мы наблюдаем не только в зерновых, которые являются нашей традиционной экспортной статьёй, но и в переработке. По предварительным данным, экспорт подсолнечного масла вырос на 28% по итогам года и достиг 1,8 млн т. Масложировая отрасль является лидером и единственным представителем АПК в несырьевом экспорте. Общий объём экспорта растительных масел достигает почти 2 млрд долларов.

С начала сезона на экспорт вывезено почти 100 тыс. т сахара – в 10 раз больше, чем за весь сезон 2015–2016 годов. Мы оцениваем наш экспортный потенциал в размере более 200 тыс. т сахара. Такие возможности открылись благодаря рекордному урожаю сахарной свёклы. Мы собрали более 48 млн т и вышли на первое место в мире по производству свекловичного сахара, опередив по этому показателю Францию, Соединённые Штаты, Германию.

Мы продаём не только сахар, но и продукцию из него. Экспорт кондитерских изделий в прошлом году принёс стране почти 1 млрд долларов. В целом по итогам прошлого года экспорт сельхозпродукции и продовольствия вырос на 4% и составил 17 млрд долларов. Мы уверенно движемся к цели по превращению России в нетто-экспортёра продовольствия, и в ближайшие годы Россия может поставлять за рубеж больше сельхозпродукции, чем закупать. В последние 20 лет сельскохозяйственный импорт преобладал над экспортом, но мы видим динамику последних трёх лет: импорт сокращается, а экспорт растёт.

Увеличение экспортных поставок даёт производителям необходимые финансовые ресурсы для проведения посевной. По данным регионов, в целом по стране хозяйства обеспечены семенами, удобрениями, ГСМ, техникой. Обеспеченность основными ресурсами находится на уровне выше прошлого года. Минсельхоз совместно с Минпромторгом и Российской ассоциацией производителей удобрений разработал и внедрил механизм сдерживания роста цен на минеральные удобрения.

Принятые меры позволили в феврале снизить цены на основные виды удобрений по сравнению с ценами февраля прошлого года примерно на 10–20%. Это позволит аграриям активнее использовать удобрения во время весенних полевых работ.

Запасы дизельного топлива превышают прошлогодние на 8%, запасы бензина – на 12. В сравнении с аналогичным периодом прошлого года цены на дизель и бензин выросли примерно на 10%. Готовность техники к посевной находится на прошлогоднем уровне, рост объёмов приобретения новой сельхозтехники компенсирует выбытие старой. На сегодняшний день в сельском хозяйстве эксплуатируется более 450 тыс. тракторов, из них 60% эксплуатируется уже более 10 лет.

Государство уделяет этому вопросу особое внимание. Каждый год увеличиваются объёмы господдержки сельхозмашиностроения. В 2016 году на эти цели было направлено 11 млрд – в два раза больше, чем годом ранее. Это позволило приобрести 17 тыс. единиц техники. Это, конечно, огромное завоевание и сельхозмашиностроителей, и сельхозтоваропроизводителей.

В текущем году в соответствии с Вашим поручением, Дмитрий Анатольевич, мы продолжим субсидировать приобретение новой сельхозтехники. Мы это делаем очень активно вместе с Министерством промышленности и торговли. Сумма 13,7 млрд рублей из средств резервного фонда Правительством выделена. Мы надеемся, что будет уже не 17 тыс. единиц новой техники, а более 20 тыс.

Для проведения сезонных полевых работ ежегодно привлекается значительный объём кредитных ресурсов, которые являются основным инструментом пополнения оборотных средств сельхозтоваропроизводителей. Объём выданных краткосрочных кредитов на проведение сезонных полевых работ вырос в два раза и превысил 40 млрд рублей. Россельхозбанк выдал кредиты на сумму 37 млрд рублей – рост практически в два раза, Сбербанк России – на 3 млрд рублей. Такой рост спроса на кредиты объясняется запуском нового механизма льготного кредитования по ставке не более 5%, причём конкуренция среди банков в ряде случаев привела к снижению ставки, как мы и предполагали, по льготным кредитам до 2–3%. Минсельхозом заключены соглашения с 10 системообразующими банками, также мы включили в этот процесс и региональные банки – 15 из них будут участвовать в этом в субъектах Российской Федерации, то есть на местах.

На 22 февраля Минсельхоз включил 1420 заёмщиков в реестр на получение льготного кредита на общую сумму свыше 134 млрд рублей. Краткосрочные кредиты в сфере растениеводства планируют получить более 640 заёмщиков на сумму свыше 38 млрд.

Повышенный спрос на такие кредиты говорит о том, что этот инструмент работает эффективно, это прорыв, такого ещё не было. Главное, что снизилась нагрузка на бизнес. Сельхозтоваропроизводители приходят напрямую в банк, получают льготный кредит, и не надо ждать возмещения процентов, как это было раньше. При этом приоритетные для кредитования направления определяют региональные власти. Это прозрачный, удобный механизм и уникальные условия господдержки, которыми сейчас хотят воспользоваться все.

На льготные кредиты в бюджете предусмотрено 21,5 млрд рублей. При этом мы зафиксировали в правилах, что 20% этих средств будет направлено на льготные кредиты для малых формам хозяйствования, то есть непосредственно КФХ – фермерских хозяйств. Недавно был съезд фермеров, и, естественно, наши коллеги очень активно поддержали эту меру поддержки.

Хочу сказать, что этот 21 млрд мы, естественно, взяли за счёт общих внутренних резервов бюджета. Мы сократили несвязанную поддержку в восьми субъектах Федерации, где рентабельность производства зерна, отдача от земли наиболее высокая. Таким образом, мы 21 млрд аккумулировали и направили на приоритетные вещи – льготное кредитование и инвестиционное кредитование.

Напомню, что на текущий момент на субсидирование краткосрочных льготных кредитов предусмотрено 11,5 млрд. Таким образом, мы сможем просубсидировать кредитные договора на сумму порядка 200 млрд рублей.

Хочу напомнить, что рынок коротких кредитов, если сравнить с прошлым годом, – порядка 800 млрд., то есть, получается, что только порядка 25% идёт на обеспечение крестьян льготными кредитами. Конечно, если делать это на 100%, то эту сумму надо увеличивать в два, а может быть, и в три раза.

Очень важны меры поддержки по инвесткредитам, потому что нам нужно перестраивать нашу пищевую промышленность, аграрную промышленность, заниматься глубокой переработкой. Мы по-прежнему по многим направлениям неконкурентоспособны в этом смысле, и, безусловно, если отменят санкции, мы будем проигрывать на старых предприятиях, немодернизированных. А льготные кредиты позволяют привлекать сотни предприятий, бизнесов в десятках регионов, что, собственно, и происходит, эти процессы идут очень активно.

Ещё одним нововведением господдержки отрасли является появление единой субсидии. Теперь регионы могут сами оперативно распределять средства. Это повысит эффективность бюджетной поддержки. В 2017 году на эти мероприятия в рамках единой субсидии предусмотрено 36 млрд рублей.

Что касается распределения средств. В регионы направлено 136 млрд рублей – в три раза больше, чем на аналогичную дату прошлого года. Уверен, что в результате совместной работы мы успешно проведём весенний сев, что позволит в текущем году при благоприятных погодных условиях собрать не менее 107 млн т зерна, как это предусмотрено госпрограммой.

Д.Медведев: Александр Николаевич сразу напугал: если отменят санкции… Их никто не отменит. Бояться не надо, никто санкции не отменит. Как я уже сказал недавно, наши партнёры принимают все решения для того, чтобы эти санкции носили постоянно действующий характер, кодифицируют их в законодательстве. Это создаёт очень неплохие условия для развития сельского хозяйства.

Теперь послушаем Андрея Ивановича Бочарова, как обстоят дела у него в регионе.

А.Бочаров: В Волгоградской области подготовка к сезонным полевым работам проходит в плановом режиме. Выполнен комплекс необходимых организационных и агротехнических мероприятий, создан и функционирует областной штаб. Запасы семян, удобрений, ГСМ достаточны для начала посевных работ. Сельхозтехника готовится в плановом режиме.

Волгоградская область находится в пяти природно-климатических зонах – от чернозёмов до полупустынь и частично пустынь. Стратегическое значение для нас имеет мелиорация и обводнение территорий: это важно не только для получения дополнительных объёмов высококачественной продукции, но прежде всего для создания более благоприятных условий жизни и деятельности людей, проживающих в сложных климатических условиях, – это порядка 400 тыс. человек.

Я воспользуюсь случаем и выскажу слова благодарности от всех нас, жителей Волгоградской области, тех, кто проживает на таких территориях. В результате засухи 2015 года мы получили достаточно серьёзный ущерб. И мы благодарим Правительство за принятое решение, которое компенсировало часть потерь наших сельхозтоваропроизводителей, что позволило нам провести успешно 2016 год и подготовиться к 2017 году.

Учитывая высокую значимость мелиорации, прошу сохранить финансирование региона в объёмах 2017 года по вопросам мелиорации на ближайшие пять лет. Это позволит нам и создать дополнительные рабочие места, и обеспечить нормальные условия жизни жителям территорий со сложными климатическими условиями. Ежегодный объём финансирования составляет порядка 500 млн рублей.

Второй момент. Сельхозтоваропроизводители высоко оценивают решение по вопросам льготного кредитования. Для Волгоградской области и, я думаю, для других регионов примерно с такими же климатическими зонами во время осеннего сева (а это 75% будущего урожая) это очень важно. Поэтому просим для этих целей рассмотреть возможность выделения дополнительных средств этого вида господдержки в объёмах тех же самых, весенних. Это составляет порядка 600 млн рублей.

Волгоградская область готова к проведению весенних полевых работ.

Д.Медведев: Чтобы была картинка того, что происходит, и я несколько слов сказал, и министр доложил, и руководитель региона.

Пожалуйста, коллеги, какие будут соображения?

У нас есть проект протокольного решения о том, что делать с учётом той картины, которая складывается. Она в целом достаточно неплохая, и тем не менее.

Э.Набиуллина: Я хотела бы поднять вопрос отбора банков для участия в этой программе. Анализ ситуации в регионах показывает, что многие банки, которые традиционно кредитовали сельхозпредприятия, особенно малые предприятия, не включены в эту программу. Это приводит к неравным условиям конкуренции, а также ведёт к снижению доступа сельхозпроизводителей, особенно малых, к банковским услугам.

На наш взгляд, было бы целесообразно расширить количество банков, участвующих в этой программе, потому что не только размер капитала является показателем финансовой надёжности банков. Сейчас существует отсечка по капиталу – 20 млрд рублей. Мы предлагали механизм и предлагаем его сейчас: включать в эту программу те банки, которые дают право Центральному банку раскрывать надзорную информацию о своём финансовом положении соответствующему органу, предоставляющему либо субсидии, либо деньги. Мне кажется, этот механизм позволил бы банкам, которые чувствуют себя надёжными, здоровыми, не боятся раскрывать такую информацию, и расширил в целом механизмы доведения денег до сельхозпроизводителей.

Д.Медведев: Важное замечание. Пожалуйста, какие будут ещё комментарии?

А.Дворкович: Я хочу подчеркнуть две вещи.

Первое. Механизмы, о которых сегодня было доложено, новые. Мы перешли на эту систему поддержки только в этом году. Мы, действительно, снизили потребность в оборотном капитале для сельхозтоваропроизводителей путём перевода субсидирования на банки без промежуточного звена в виде субъектов Российской Федерации, и в этом смысле, конечно, это плюс. Но эта система, как любая новая система, требует постоянного контроля, мониторинга, обратной связи, которую мы получаем из регионов сегодня (спасибо огромное за это, мы будем продолжать это делать в ближайшие месяцы), и корректировки уже на уровне решений ведомств и Правительства.

Я поддерживаю то, что сказала Эльвира Сахипзадовна по поводу расширения перечня банков. Мы в ближайшее время эту работу вместе проведём. Действительно, все банки, которые по определённым критериям считаются надёжными, должны участвовать в этом механизме, в этой работе. Это повысит доступность кредитования и улучшит конкурентные условия. Уже сегодня банки конкурируют, это хорошо. Они уже предоставляют условия лучше, чем прежде, но здесь можно идти вперёд.

Также очень важно сочетать этот механизм поддержки с единой субсидией, которая сегодня даётся регионам, и с несвязанной поддержкой, которая есть в рамках госпрограммы и закона о бюджете. Новая структура государственной поддержки должна быть окончательно выверена. Очень важно – как будут сочетаться эти три механизма. Мы тоже эту работу в этом году проведём.

И наконец, что касается сельхозтехники. Вы сказали в своём выступлении, что ситуация находится на минимально необходимом уровне. Но нам ещё нужно в ближайшие годы обновить примерно 50% парка сельскохозяйственной техники. Это очень серьёзная задача. Пока у нас нет достаточных ресурсов для её решения, но по мере увеличения доходности самих сельхозпроизводителей и улучшения ситуации с бюджетом при экономическом росте, надеюсь, у нас такие возможности появятся.

Д.Медведев: Давайте эту информацию примем к сведению.

Что касается более представительного отбора банков для участия в программе, я считаю, это абсолютно правильно, потому что аграрный бизнес так и устроен, что он очень близок к земле, что называется, к конкретным регионам. И чем больше будет таких банков, тем лучше, тем более если такую инициативу поддерживает сам Центральный банк, потому что Центральный банк внимательно следит за состоянием банков. И это важно, имея в виду возможности более полноценного доведения всякого рода финансовой поддержки до сельхозпроизводителей в самых разных частях нашей страны. Несмотря на крупнейшие банки, в целом ряде случаев удобно пользоваться и услугами региональных банков, если они надёжны, если они должным образом раскрывают информацию, о которой было сказано. Давайте это отметим и примем решение.

Россия > Агропром > premier.gov.ru, 2 марта 2017 > № 2092093 Дмитрий Медведев, Александр Ткачев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 28 февраля 2017 > № 2088434 Дмитрий Медведев

Встреча Дмитрия Медведева с главами регионов по вопросам межбюджетной политики.

Встреча прошла в рамках форума «Сочи-2017».

Из стенограммы:

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги!

Мы сегодня собрались (как и раньше это делали, на второй день работы сочинского форума) в таком составе, с участием руководителей регионов, для того чтобы поговорить на тему, которая, наверное, больше всего волнует всех руководителей субъектов Федерации, – о финансах, о совершенствовании межбюджетных отношений.

Территории у нас очень разные, тема финансов и бюджетной обеспеченности затрагивает все регионы – и самые богатые, как говорится, и те, где финансовые проблемы стоят наиболее остро. И в целом сложностей сегодня, конечно, хватает у всех.

Тем более что за последнее время в бюджетной сфере и в межбюджетных отношениях появилось довольно много новаций. Большинство этих решений – это результат нашей с вами совместной работы по инвентаризации полномочий. Мы эту работу проводили и относительно недавно завершили, хотя она в известной степени носит постоянный характер, мы к ней всё время возвращаемся. Часть этих решений вступила в силу.

Хотел бы сегодня услышать от вас, как эти решения работают на практике, что ещё можно было бы сделать. Об этом мы договаривались в декабре, когда на совещании в Правительстве обсуждали меры по сбалансированности региональных бюджетов и говорили, что продолжим обсуждение.

16 января текущего года Президент утвердил представленные Правительством Основы государственной политики регионального развития на период до 2025 года, которые касаются наиболее сложных вопросов. Сейчас Правительство разрабатывает план реализации этих основ, и, конечно, ключевым является вопрос совершенствования межбюджетных отношений.

На чём можно было бы подробнее сегодня остановиться (хотя, конечно, вы вправе затронуть любые темы)? Прежде всего это результативность мер, которые мы сообща в настоящий момент принимаем для того, чтобы достичь сбалансированности региональных бюджетов, и посмотреть, как будем работать в будущем.

Строго говоря, ситуация остаётся сложной. Есть ряд позитивных изменений, но таких изменений, на мой взгляд, должно быть больше. За прошлый год (и это отрадный факт) дефицит региональных бюджетов уменьшился практически на порядок – со 170 млрд рублей до 12,5 млрд рублей. Это, безусловно, важное позитивное достижение. Сокращается и количество проблемных регионов, где государственный долг значительно превышает доходы.

Но в целом долговая нагрузка остаётся очень и очень значимой, очень большой. Доля рыночных заимствований в общем объёме регионального долга снизилась за последнее время, но всё ещё превышает половину. Чтобы постепенно решать долговую проблему, будем продолжать практику выделения бюджетных кредитов. В текущем году на эти цели запланировано 200 млрд рублей. Но эти деньги можно будет получить не просто так, а при выполнении определённых условий, прежде всего жёстких обязательств по снижению дефицитов бюджета и снижению объёма рыночных заимствований.

Многие регионы по-прежнему сильно зависят от помощи федерального бюджета, в том числе по объективным причинам, поэтому мы расширили меры поддержки региональных бюджетов. Чтобы помочь менее обеспеченным территориям, существенно, приблизительно на 100 млрд рублей, увеличены дотации на выравнивание бюджетной обеспеченности. Их общий объём в настоящий момент превышает 600 млрд рублей. На 100 млрд рублей увеличен и общий объём субсидий региональным бюджетам на софинансирование расходных обязательств. Обсуждается вопрос об уровне софинансирования из федерального бюджета начиная с 2018 года. Правительство готовит новые предложения, давайте их сегодня тоже обсудим.

Был изменён порядок переноса убытков между налоговыми периодами в целях исчисления налога на прибыль. Рассчитываем, что за счёт этой меры также увеличатся доходы примерно на 160 млрд рублей.

Начиная с этого года увеличен на 10% норматив зачисления доходов от акцизов на крепкую алкогольную продукцию. Это ещё приблизительно 25 млрд рублей дополнительных доходов.

С будущего года в бюджеты регионов планируется зачислять прирост налога на прибыль – в той части, которая зачисляется в федеральный бюджет. Я просил бы сегодня глав регионов и, конечно, Министра финансов доложить о том, какой механизм здесь было бы лучше применить.

Конечно, мы продолжим поощрять тех, кто добивается наилучших результатов. Начиная с прошлого года мы выделяем гранты регионам, которые достигли наивысших показателей по динамике экономического роста и привлечению частных инвестиций. Ещё раз хотел бы подчеркнуть, что привлечение частных инвестиций остаётся ключевым показателем вашей работы. В целом на эти цели мы планируем в текущем году направить 20 млрд рублей.

Но распределение будет осуществляться по известным правилам. Во-первых, с учётом фактических расходов органов государственной власти субъектов и органов местного самоуправления, которые они несут в связи с выполнением собственных расходных полномочий. То есть по принципу: менее обеспеченные регионы должны получать бóльший объём финансовой поддержки, а более обеспеченные регионы, соответственно, меньший.

Во-вторых, это будет происходить под обязательства руководителей регионов о выполнении целого ряда целевых показателей по развитию экономического потенциала территорий. Они в том числе касаются увеличения доходов, роста инвестиций в основной капитал и количества рабочих мест.

Большинство руководителей уже заключили соглашения, которые предусматривают и такие обязательства, и финансовую ответственность за их неисполнение. Но, скажем прямо, отдельные главы территорий пока сомневаются, стоит ли это делать, видимо, исходя из предположения о том, что в любом случае что-нибудь дадут, дотации так или иначе распределят, а финансовая поддержка из федерального бюджета никак не должна быть связана с ответственностью за социально-экономическое развитие. Это неправильно.

При формировании своих бюджетов добрая половина регионов закладывает под будущие расходы – на это тоже хотел бы специально обратить внимание – неисполнимый объём доходов, то есть доходы с явным превышением. В дальнейшем, естественно, возникает ситуация, когда ничего с этим не получается и для срочного латания дыр (все средства хороши) следуют просьбы о финансовой помощи из федерального центра. Рыночные заимствования также в этом случае востребуются, то есть регион выходит на рынок и, конечно, получает эти заимствования под рыночный процент. О накопленной долговой нагрузке я только что сказал.

Я напомню, что соглашение с федеральным центром предусматривает и обязательство обеспечить объём доходов, который установлен законом субъекта о бюджете. Это одна из причин, по которой часть соглашений пока ещё не подписана.

И ещё один, если хотите, тренд или сформировавшаяся ситуация, которая выявлена по результатам инвентаризации расходных полномочий и их фактического финансирования. И этот тренд не может не настораживать. Речь идёт о ситуации, когда регионы, не выполняя должным образом полномочия, которые возложены на них в соответствии с федеральными законами, в то же время принимают на себя дополнительные, региональные обязательства, и их, что называется, с удовольствием финансируют. Это тоже неправильная, негодная практика. Её нужно завершать. Хотел бы, чтобы Министр финансов рассказал, что планируется в этом плане сделать.

Ещё одну тему обозначу (она не является темой сегодняшнего дня, но носит системный, застарелый, если хотите, характер): каким образом вообще регламентируется исполнение всех полномочий? Порядок исполнения довольно большого числа полномочий органов региональной власти, местного самоуправления регулируется федеральными законами. Но не только законами, а ещё и ведомственными актами, всякого рода инструкциями, документами, положениями. Устанавливаются обязательные к исполнению стандарты, предписания, нормативы. По сути, это в значительной степени предопределяет расходы региональных и местных бюджетов, или, как красиво говорили в советские времена, их детерминирует. Прежде всего это касается здравоохранения, образования, социальной поддержки, занятости, транспорта, ЖКХ. В общем объёме расходных обязательств региональных и местных органов власти – а они, по данным Минфина, оцениваются приблизительно в 10 трлн рублей – доля зарегулированных с федерального уровня полномочий превышает 95%. Это в целом по стране. Для малообеспеченных регионов, по сути, это превышает объём собственных доходов.

Вопрос этот крайне непростой, его невозможно решить на этом совещании или давая те или иные поручения. Он хронический, создавался на протяжении всех лет современного российского федерализма, тем не менее на него нужно посмотреть под новым углом зрения. Может быть, его решение поможет в осуществлении региональных полномочий.

Эти позиции я хотел бы обозначить для начала. Сейчас мы послушаем несколько сообщений общего порядка, коллеги выступят, а потом уже обменяемся соображениями в целом по ситуации.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 28 февраля 2017 > № 2088434 Дмитрий Медведев


Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 27 февраля 2017 > № 2088425 Дмитрий Медведев

Российский инвестиционный форум «Сочи-2017».

Основная тема форума – инвестиции в регионы России: приоритеты региональной политики.

Пленарное заседание форума

Из стенограммы:

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги!

Сердечно вас приветствую на нашем инвестиционном форуме. Форум всегда хорошая площадка для того, чтобы подискутировать, посмотреть на возможных новых партнёров, презентовать экономические возможности и компании, и региона. Теперь мы решили проводить форум в феврале. Это теперь наш основной зимний форум, открытый для всех гостей и сориентированный на региональную проблематику.

Конечно, я рассчитываю и на то, что все его участники смогут насладиться зимним, можно сказать, уже почти весенним Сочи. Это должно способствовать активной работе.

Хотя время форума изменилось, мы с вами по-прежнему обсуждаем ответы на те вызовы, которые возникают перед Россией. В последние несколько лет они так или иначе касались преодоления кризисных явлений, вызванных и проблемами в мировой экономике, и нестабильностью сырьевых рынков, и структурными дисбалансами, которые существуют в нашей экономике, и, конечно, санкциями за нашу политическую позицию.

Сегодня уже можно твёрдо сказать: мы со всеми этими вызовами научились справляться. Падение валового внутреннего продукта прекратилось. Январская статистика продемонстрировала выход реальных располагаемых доходов в положительную зону – их прирост составил около 8% к уровню прошлого года. Конечно, существенную роль в этом сыграла единовременная выплата пенсии, но и без учёта этой единовременной выплаты реальные доходы наших граждан стали потихоньку повышаться. И наверное, это один из важнейших итогов текущего экономического периода. Надо все эти тенденции закрепить.

У нас уже сейчас сложилась рекордно низкая для современной России инфляция – порядка 5,4% в 2016 году и 5% по итогам января 2017 года. Напомню, что по итогам 2015 года инфляция была почти 13%. И конечно, абсолютно реальные планы довести инфляцию до 4% в год. Мы с вами понимаем, что это значит. Это означает возможность последовательно снижать процентные ставки, сделать кредитные ресурсы гораздо более доступными, а это принципиальный вопрос и для бизнеса, и для всех наших людей.

Положение на рынке труда стабильное. Мы с безработицей справились. Но сегодня мы должны думать о решении других задач. В наших среднесрочных планах содержится ряд мер по преодолению демографических ограничений, которые могут впоследствии препятствовать развитию нашей страны. Они охватывают практически все сферы: и здравоохранение, и социальную политику, и миграционную политику.

Показатели промышленного производства пока скромные – около 1% по итогам прошлого года. Хотя эти показатели в значительной степени соответствуют среднеевропейским. Но есть отрасли, и это не может не радовать, которые показывают значительно более высокие результаты. И это не только сырьевой сектор наконец-то. В транспортном и сельскохозяйственном машиностроении, в некоторых сегментах химической промышленности, в фармацевтике у нас темпы роста измеряются иногда даже двузначными величинами. Хорошо развивается сельское хозяйство (по итогам 4,8% роста) и пищевая промышленность (около 2,5%).

Поэтому в целом мы ситуацию стабилизировали, это действительно очень важно.

Но завтрашний день ставит перед нами новые вызовы. Прежде всего это повышение темпов роста экономики. Для этого требуется интенсивное развитие регионов в значительной степени за счёт привлечения новых инвестиций, а на этой основе – решение главной задачи: улучшение жизни наших людей.

На достижение всех этих стратегических целей будет направлен Комплексный план действий Правительства на период с 2017 по 2025 год. Сейчас начинается этап более широкого обсуждения предложений, которые содержатся в проекте. Я обращаюсь ко всем присутствующим, к экспертному сообществу, к деловым объединениям: нужно активно включиться в этот процесс. Ключевая задача – разработать систему действий, которая позволит достичь уже в ближайшие годы темпов роста, сопоставимых со среднемировыми, а лучше, конечно, выше среднемировых.

Подробнее остановлюсь на возможных основных направлениях плана. Сразу подчеркну, это ещё не решения, но это то, что в любом случае в плане должно быть. По итогам наших обсуждений и в Правительстве, и на форуме, и в экспертном сообществе он будет дополнен.

Первое, о чём хотел бы сказать, – это «Устойчивая среда», комплекс мер, которые направлены на обеспечение стабильности макроэкономической динамики и стабильности ведения бизнеса, в том числе устойчивости систем налоговых и неналоговых платежей, тарифов естественных монополий, принципов контрольно-надзорной деятельности и мер государственного регулирования и поддержки. Понятные правила – один из ключевых моментов для принятия инвестиционных решений как в масштабах страны, так и в региональном разрезе, да и просто на уровне отдельной компании.

Второе – «Эффективная занятость». Ближайшие пять лет будут непростыми для рынка труда. Причём речь идёт не о безработице – надеюсь, мы научились управлять этими процессами, – а скорее о дефиците квалифицированных рабочих рук. Это результат целого ряда накопившихся проблем и демографического провала 1990-х годов. В план мы заложили ряд шагов, которые позволят наиболее эффективно использовать имеющиеся трудовые ресурсы, помочь нашим гражданам максимально эффективно реализоваться. Кроме того, будем работать над тем, чтобы в Россию приезжали работать высококвалифицированные и талантливые специалисты.

Д.Медведев: «Завтрашний день ставит перед нами новые вызовы. Прежде всего это повышение темпов роста экономики. Для этого требуется интенсивное развитие регионов в значительной степени за счёт привлечения новых инвестиций, а на этой основе – решение главной задачи: улучшение жизни наших людей. На достижение этих стратегических целей будет направлен Комплексный план действий Правительства на период с 2017 по 2025 год. Ключевая задача – разработать систему действий, которая позволит достичь уже в ближайшие годы темпов роста, сопоставимых со среднемировыми, а лучше, конечно, выше среднемировых».

Третье направление, о котором хотел бы сказать, – это «Умная экономика».

Успешная страна – это не только развитая экономика, геополитическое влияние, военная мощь, что, безусловно, присуще нашему государству, но и научные достижения, которые прославляют нацию, востребованные во всём мире технологические устройства, лекарства, уникальные технологии, которые в целом делают жизнь лучше и безопаснее.

Страны, которые сегодня не способны перейти к новым технологиям, могут оказаться в очень тяжёлом положении, просто отстать безвозвратно. Их не спасёт ни дешёвая рабочая сила, ни сырьё.

У России есть все слагаемые для того, чтобы стать одной из ведущих технологических стран мира. У нас есть интеллектуальный потенциал, у нас есть ресурсы. И главное, что есть, что мы смогли за последнее время в известной степени возродить, – это психология страны-лидера. Лидера, который не раз доказывал, что может делать лучшие в мире продукты.

Сегодня ситуация такова, что нередко российские стартапы просто «утекают» за границу, потому что там сформирована максимально комфортная среда для тех, кто способен создавать революционные технологии, продукты. Государственные фонды и частные структуры вкладывают в такие проекты весьма серьёзные средства, даже если изобретатель живёт в другом государстве.

Столь же эффективную «экосистему» нам необходимо создать и в нашей стране.

Наша задача – чтобы цифровые технологии охватывали все сферы: от торговли и логистики до государственных услуг, от промышленности и образования до жилищно-коммунального сектора и здравоохранения. И поэтому в этом разделе комплексного плана речь пойдёт о создании необходимой правовой и физической инфраструктуры для перехода к цифровой экономике, а также конкретных действиях в каждой из вышеперечисленных областей.

Новый план Правительства должен содержать дополнительные меры по трансформации структуры экономики, росту несырьевого экспорта, реализации новых инвестиционных проектов, а также опережающему развитию малых и средних предприятий. В этом контексте предлагаю уже в ближайшее время реализовать ряд шагов.

Во-первых, разработать механизм, который упростит хеджирование валютных рисков для российских экспортёров. У нас этого механизма просто нет. Речь идёт о создании единого окна, через которое экспортёры смогут зафиксировать будущий денежный поток от экспортных поставок в рублевом эквиваленте.

Во-вторых, обеспечить конкурентоспособные условия кредитования потребителей российской продукции за границей. Для этого часть иностранных активов Министерства финансов может быть направлена на такое финансирование. Я поручу Минфину и Минэкономразвития проработать этот вопрос.

В-третьих, нужно создать на базе институтов развития, прежде всего ВЭБа, фабрику проектного финансирования. Финансирование проектов должно быть построено с привлечением ресурсов сторонних инвесторов на принципах синдикации, при этом риски изменения процентных ставок в будущем должно взять на себя государство. В целом государство могло бы гарантировать стабильность инфляции на определённом уровне.

В-четвёртых, можно было бы расширить программу «Шесть с половиной» по кредитованию малого и среднего бизнеса. Этот инструмент мы создали для помощи тем малым и средним компаниям, которые ведут проекты в приоритетных отраслях: аграрно-промышленном комплексе, здравоохранении, обрабатывающих производствах, целом ряде других отраслей. Я предлагаю увеличить лимит этой программы, то есть объём кредитования, на дополнительные 50 млрд рублей для выдачи кредитов региональными банками и для их использования на инвестиционные цели. Наша задача – поддержать растущую активность именно в этих сегментах. Также поручаю Минэкономразвития вместе с Министерством финансов в двухнедельный срок представить согласованные предложения по этим мерам.

Ещё одна тема. Серьёзным фактором, который сдерживает инвестиционную активность, ухудшает условия ведения бизнеса, является несовершенство государственных стандартов. Многие из них существуют ещё с советских времён, многие являются избыточными. Мы этим занимаемся уже довольно давно, во всяком случае последние 10–12 лет, но, наверное, не так интенсивно, как требуется. Поэтому я просил бы Экспертный совет при Правительстве проанализировать, какие дальнейшие шаги здесь можно было бы предложить.

Одним из ключевых вопросов, который найдёт отражение в нашем среднесрочном плане, будет дальнейшая рационализация налоговой системы. С одной стороны, мы должны обеспечить стабильность налоговой системы, с другой – стимулировать экономическую активность, то есть создать все условия, чтобы у компаний не было соблазна уходить в тень. Сейчас мы работаем вместе с бизнесом, вместе с регионами над предложениями по ключевым параметрам налоговой системы.

Вечером я планирую встретиться с представителями нашего крупного бизнеса, обсудить в том числе и эти вопросы.

Но точно могу сказать, что мы воздержимся от принятия любых решений, которые ухудшают положение предпринимателей в части неналоговых платежей. Эту тему мы неоднократно обсуждали, хотел бы это ещё раз подтвердить. Конечно, мы также продолжим сокращать отчётность, которую должен представлять бизнес.

Следующее направление – социальная сфера. Речь идёт о качественном улучшении социальной инфраструктуры в нашей стране. Мы все прекрасно знаем её недостатки, уже достаточно многое делается для того, чтобы их устранить. Но те деньги, которые мы вкладываем в социальную сферу, должны работать лучше, с большей отдачей. Это относится и к здравоохранению, и к образованию.

Сегодня мы экспортируем нефть, газ – и, к сожалению, экспортируем интеллект. Но если за первые две позиции российский бюджет получает деньги, то интеллект очень часто уходит из нашей страны бесплатно и безвозвратно. Это не просто расточительно, это недопустимо по отношению к собственной стране. Теряя талантливых учёных, специалистов, Россия теряет не только деньги, время, потраченные на их подготовку, но и позиции в конкурентной борьбе за будущее. Я напомню известные слова Сергея Капицы: «Математика – это то, что русские преподают китайцам в американских университетах». Вот такого положения быть, конечно, не должно.

Мы должны создать все условия, чтобы новое поколение могло реализовать свой потенциал именно в России. Система образования также должна исходить из того, что современная экономика требует от человека постоянной учёбы, совершенствования его знаний. Теперь, по сути, все мы учимся всю жизнь. Задача этого блока – соответствующим образом настроить всю систему образования. Мы понимаем, что главная инвестиция, если рассматривать среднесрочный период, – это грамотная система управления талантами. Чтобы за рубеж мы действительно отправляли не интеллект, а интеллектуальные товары и услуги.

Также важно, чтобы люди как можно дольше оставались активными, вели полноценную жизнь, занимались любимым делом.

Хочу отметить особо: список возможных направлений комплексного плана не является закрытым. Он, конечно, будет дополняться. Свои предложения уже частично представило деловое сообщество, стратегия обсуждается в экспертных кругах.

На данном этапе эту работу можно было бы организовать следующим образом. Текущее управление на себя возьмёт Министерство экономического развития, потому что это его функция. По ключевым направлениям можно создать профильные рабочие группы. Они доработают перечень конкретных действий плана. А общую координацию будут осуществлять заместители Председателя Правительства и я лично.

Для успешной реализации плана мы должны активнее переходить на новые управленческие технологии, активнее внедрять проектный подход. Поэтому следующий этап здесь – перевод значительной части бюджетного процесса на проектные принципы. Изменения в бюджет на предстоящую трёхлетку, (конечно, за исключением технических вопросов, особых статей бюджета типа обороны, безопасности, некоторых других), должны быть оформлены как проекты с понятными целями и ответственными за их достижение исполнителями. Поэтому я поручу Минэкономразвития вместе с Минфином в двухнедельный срок подготовить предложения, как дальше работать с проектным бюджетом, оценить степень нашей готовности к такому бюджетированию, и окончательно примем решение по этому поводу.

Результат выполнения плана должен быть таким – это должна быть новая ситуация в экономике.

Какой должна быть эта экономика? Во-первых, это должна быть экономика опережения среднемировых темпов роста. Экономика, которая открыта будущему и технологически, и по своим институтам.

Во-вторых, это должна быть экономика возможностей, чтобы вход в социальный лифт для людей был открыт в любой части нашей страны, а с этим есть проблемы.

В-третьих, экономика наша должна быть не просто свободной, она должна быть умной, и мы рассчитываем именно на такие результаты.

И, конечно, одна из основных составляющих такой экономики – это высокий уровень инвестиционной активности.

Сегодня во всём мире – и Россия не исключение – доминирует сберегательная модель экономического поведения. С чем это связано? Это, конечно, реакция экономических агентов, инвесторов на общую неопределённость. У нас это триллионы рублей, которые могли бы развивать экономику, но которые остаются без движения.

Наша задача – и федеральных, и региональных властей – сделать так, чтобы эти деньги начали работать. Привлечением инвестиций должны заниматься все.

Мы прекрасно понимаем, что исходные позиции у наших регионов разные. Это касается многих вещей, включая природные ресурсы, наличие крупных предприятий, дорог, электростанций, университетов, научных центров. У нас нет универсального механизма, который бы гарантировал нам успехи, но я уверен: в России, несмотря на текущие трудности, не существует бесперспективных регионов. Это совершенно очевидно. Да, у каждого свои особенности, но есть и свои конкурентные преимущества, это тоже очевидно, – и природные, и отраслевые, и ресурсные, и трудовые, на которых и нужно зарабатывать деньги.

Поэтому первая наша задача – выявить в каждой территории собственные точки роста. Коллеги-губернаторы, которые присутствуют на форуме, и так этим занимаются, но нужно это делать интенсивнее. Исходя из этих точек роста скорректировать государственные программы, инвестпрограммы естественных монополий, которые касаются развития федеральной транспортной, энергетической и социальной инфраструктур, и в увязке с ними – программы создания и модернизации инфраструктуры регионального и местного значения. Это позволит снять очень многие существующие ограничения, которые в целом ряде регионов просто ставят крест даже на самых интересных проектах и напрямую влияют на жизнь людей.

Те инфраструктурные проекты, которые имеют определяющее значение для развития региона, должны получить и гарантированное финансирование. Такие механизмы должны быть разработаны в ближайшее время. А то у нас очень распространённой является ситуация: начинается строительство дороги или энергетических сетей, бизнес, ориентируясь на наши планы, приступает к реализации инвестпроекта, который, по сути, опирается на эту инфраструктуру, а дальше возникают какие-то сложности, в том числе и с бюджетом, строительство замораживается, в результате проект срывается.

Сегодня мы применяем и другие инструменты, которые должны стимулировать инвестиции. Это создание территорий опережающего развития, технопарков, индустриальных парков, туристических кластеров. Это государственно-частное партнёрство – строительство объектов инфраструктуры с софинансированием из федерального бюджета.

Все эти инструменты должны быть использованы и в дальнейшем. Здесь может возникнуть проблема выбора, потому что инструментов уже довольно много. Важно, чтобы их многообразие не дезориентировало инвесторов.

Второе, о чём хотел бы сказать: должна возрасти роль региональных и местных властей в создании благоприятного инвестиционного климата. Нужно активнее работать с потенциальными инвесторами. Концентрировать и государственные, и частные деньги на приоритетных экономических направлениях, которые могут дать максимальную отдачу для города, для области, для всей страны. В инициативном порядке предлагать бизнесу инвестиционные идеи, а не просто тиражировать многочисленные инструкции или изобретать формы отчётности.

Сегодня система финансовой поддержки региональных бюджетов строится в том числе на том, чтобы стимулировать региональные власти развивать собственный экономический потенциал. Федеральный центр и регионы подписывают соглашения, согласно которым региональные власти должны добиться конкретных показателей. Это в том числе и объёмы доходов бюджетов, инвестиций в основной капитал, увеличение числа рабочих мест и некоторые другие показатели. Соглашения предусматривают и финансовую ответственность за невыполнение этих обязательств. Я прошу всех это иметь в виду.

В этом году мы увеличили общий объём дотаций и субсидий почти на 200 млрд рублей. Одновременно мы расширили возможности регионов в плане принятия решений о льготах и преференциях. На местах действительно можно более точно оценить, какие льготы дают эффект, какие полезны бизнесу, а какие не дают эффекта и являются минусом для бюджетов.

Начиная с прошлого года мы выделяем гранты тем регионам, которые достигли наивысших показателей динамики экономического развития. В 2017 году на эти цели также планируется израсходовать 20 млрд рублей. С 2018 года у регионов появляется возможность оставлять у себя часть прироста налога на прибыль (может быть, нам стоит подумать и над тем, чтобы такой подход распространить и на другие налоги и сборы, но это нужно проанализировать), часть средств оставлять в местных бюджетах. Логика здесь очень простая: больше предприятий успешно работают в регионе, стало быть, больше возможностей для строительства нового жилья, дорог, школ, больниц, других социальных объектов.

Все ключевые направления нашей работы определены Основами государственной политики регионального развития Российской Федерации на период до 2025 года, которые были разработаны Правительством и утверждены Президентом. Они будут детализированы в плане мероприятий по их реализации и стратегии пространственного развития нашей страны.

Следующий шаг – распространить эти подходы и на взаимоотношения региональных властей и муниципалитетов, чтобы усилить мотивацию местных властей активно работать с инвесторами, повысить их ответственность за результаты. И конечно, нужно сделать гибкость и адаптацию к новым условиям базовыми принципами работы государственного аппарата. Критериями оценки должны стать количество созданных современных компаний, рост экспорта несырьевых товаров и повышение доходов людей.

Чтобы эффективно помогать инновационным компаниям и технологическим лидерам, государство должно их по-настоящему понимать, а стало быть, также быть лидером по использованию современных методов управления и технологий.

Завтра мы встретимся с губернаторами, с коллегами из Правительства, некоторыми другими нашими коллегами, для того чтобы более предметно обсудить эти темы, потому что они на самом деле волнуют абсолютное большинство регионов.

Есть такая интересная цитата Черчилля: «Меня часто спрашивают, за что мы сражаемся. Могу ответить: "Перестанем сражаться, тогда узнаете"». Это неплохо характеризует деятельность любого правительства, да и вообще любой власти.

Так вот чтобы ни мы, ни наши дети, ни наши внуки не узнали, что такое отставшая от всего мира страна, мы должны сражаться каждый день. За каждый процент роста, за каждый регион, за каждый населённый пункт, за каждую компанию, за каждую идею, то есть сражаться за будущее России.

И.Федотов (модератор пленарного заседания, директор Ассоциации инновационных регионов России): Как было только что отмечено, перед нами стоят задачи – рост экономики, развитие регионов и повышение качества жизни. В настоящее время наша экономика находится в точке перелома. Не вызывает сомнения, что действия Правительства Российской Федерации по антикризисной программе были крайне успешными и сейчас, избежав популистских решений, мы создали плацдарм для роста. Тем не менее риски – риски длительное время сохранятся в зоне низких темпов роста – у нас есть, как у всех развитых стран. Для России это более болезненно, потому что на нас влияют ещё и внешние факторы, внешние факторы ограниченности кредитных ресурсов и трансфера современных технологий.

И основной способ заставить экономику расти – это, безусловно, инвестиции. Причём частные инвестиции для нас, может быть, даже более важны, чем государственные, потому что частные инвестиции – это, конечно, доверие к экономической политике.

Комплексный план действий Правительства до 2025 года необходим для перенастройки социально-экономической повестки так, чтобы она стимулировала рост, стимулировала приток инвестиций в регионы. И в этой связи первый вопрос, который я хотел бы задать нашим участникам, звучит так: назовите, пожалуйста, три основные причины препятствия росту инвестиций в регионах России. Давайте рассмотрим этот вопрос с точки зрения представителей бизнеса, главы субъекта и федерального центра.

Первым хочу попросить ответить Давида Михайловича Якобашвили.

Д.Якобашвили (президент ООО «Орион Наследие»): На самом деле ответ на этот вопрос сейчас был услышан из уст Дмитрия Анатольевича, даже нечего добавить в этом плане. Все точки были отмечены – в чём трудности, почему инвестиции не идут в Россию.

Хочу ещё раз отметить, что это должна быть предсказуемость. Все три площадки бизнеса и Торгово-промышленная палата, всё время мы заявляем: предсказуемость на определённый период времени. Мы должны понимать, что не изменится ничего. Да, налоги у нас не изменяются, но опять-таки, как отметил Дмитрий Анатольевич, всё-таки косвенные налоги и неналоговые платежи изменяются, и изменяются так, что даже не заметишь – и уже получается, что кадастровая оценка изменилась. «Платон», допустим: введение этого тарифа очень отразилось на пищевой промышленности.

Закон об отходах тоже отражается. Почему отражается? У нас закон выходит, а вопрос по поводу нормативно-правовых актов не догоняет закон. Пока нормативно-правовые акты вырабатываются, бизнес должен выполнять принятый закон. Он опаздывает, он не знает, как это делается, а правоохранительные органы уже это трактуют совершенно по-своему, каждый по-своему, и регион по-своему трактует. В конечном итоге бизнес боится и не знает, что сделать, и получается так, что инвестиционный климат в этом случае также падает.

С другой стороны, почему я говорю о предсказуемости? Что происходит в развитых странах: раньше было правило, американская мечта, допустим, все стремились к тому, чтобы стать богатыми. Сегодня, в общем-то, все правительства, которые приходят на Западе к власти, практикуют только, как бы всех сделать совершенно одинаково бедными, потому что основные выборщики для них – это, в общем-то, низкий слой населения или средний слой населения. Следовательно, богатых никто не любит.

Но в любом случае инвестиции должен сделать богатый человек. Следовательно, если создать в России условия для того, чтобы эти богатые люди приезжали в Россию, они с удовольствием приедут сюда и будут вкладывать деньги, если они будут иметь на определённый период времени какую-то уверенность в завтрашнем дне. Вот и всё, посеять уверенность в завтрашнем дне – это даст возможность нам двигаться вперёд.

Далее я хотел бы отметить мелкие проблемы, которые у нас существуют и которые тоже можно было убрать, – это крючкотворство и бюрократия. Почему? Вот вы приходите к какому-то окну, вы сдаёте ваши документы, их проверяют два месяца и потом находят ошибку какую-то, орфографическую, стилистическую, какую-либо ошибку просто находят, возвращают вам документы обратно, когда можно было бы и не обращать на это внимания. Но принцип «как бы чего не вышло» отнимает столько времени. Время – деньги. У нас не считается, что время – деньги и что лучше дать возможность сделать, чем не сделать. Это не зависит от Правительства, не зависит от индивидуума, это зависит от всех нас. Надо подумать о том, что мы должны стать обоюдобогатыми. Россия такая страна, её можно сделать очень богатой и раем для всех, когда такая ситуация происходит во всём мире, сюда можно привлечь огромное количество людей.Также хотелось бы сказать, что самостоятельность в принятии решений для регионов – это тоже было бы очень неплохо. Во главе регионов стоят совершенно образованные (не хочу комплименты делать) люди, понимающие, знающие, что такое бизнес. Многие из них вышли из бизнеса, многие из них всегда контактировали с бизнесом и знают, что сделать для собственного региона, понимая характер, понимая устои, понимая историю своих регионов. Больше самостоятельности, я думаю, дало бы возможность развиться быстрее намного и двигаться вперёд, оставляя какие-то финансовые активы именно в регионах.

Дмитрий Анатольевич сказал, что именно финансирование можно оставить в регионах. Вот это поддерживается. Если возможно это сделать, было бы классно. Потому что порой приходишь в регионы, а у них нет денег даже сделать какие-то мелкие вещи, в инфраструктуре что-то подправить или где-то ещё, что-то построить. Софинансирование проектов было бы даже очень удачным для регионов, а из процветания регионов складывается процветание всей страны.

Принимая какой-то закон (мы сегодня, мягко говоря, штампуем законы один за другим), было бы хорошо посоветоваться с бизнесом, создать рабочие группы. Во многих случаях это происходит, но во многих случаях не происходит, вот это очень жаль. Потому что в конечном итоге закон как-то бьёт по бизнесу в отрицательном плане. Мы, конечно, хотим идти в ногу со многими развитыми странами в этом случае, но порой не надо бы зажимать, в некоторых случаях надо дать возможность развиться.

В век технологий, когда человек через свой телефон абсолютно просвечивается, скоро частной жизни, приватной жизни практически не будет, всё будет видно и так. Так что сейчас дать больше свободы в этом плане, чтобы люди могли как-то двигаться вперёд в плане развития своих способностей и предсказуемости на определённый период времени, было бы совершенно неплохо.

И.Федотов: Антон Андреевич (Алиханов), на ваш взгляд руководителя непростого российского региона, окружённого со всех сторон нашими партнёрами, скажите, пожалуйста, что, по вашему мнению, мешает инвестиционной активности в федеральной политике, а что недорабатывает руководство региона?

А.Алиханов: По поводу «окружённого», мне кажется, напряжённость больше у них по поводу того, что мы там, а не у нас по поводу того, что они нас окружают.

На самом деле, если говорить о масштабных вещах, то, на мой взгляд, это недостаток финансового ресурса, сконцентрированного в регионах. Если посмотреть на объём остатков на корсчетах у банков, то сейчас порядка 85–87% этих остатков сконцентрировано в Москве и Московской области. В начале 2000-х эта цифра была примерно 50%.

За последние три года количество региональных банков сократилось на 40%, при этом в Москве эта цифра в два раза меньше. Понимаю и поддерживаю вопрос борьбы за чистоту рядов и в банковском, и в страховом секторе, но, если бы одновременно происходило увеличение объёма кредитования или хотя бы его сохранение, это было бы более оправданно. Но мы на своём примере видим, что частные инвестиции и внутрирегиональные инвесторы, которые готовы были бы продолжать развитие, к сожалению, опять сталкиваясь с сокращением… У нас, например, сократилось число филиалов за последние три года с 25 до 10, из двух региональных банков остался один. Дополнительных офисов 210, а три года назад их было почти 300. И вкупе с высоким банковским процентом это, скажем так, дополнительный фактор для того, чтобы отложить инвестиции и перенести реализацию инвестпроектов на более поздний срок.

Примеры, на которые мы ориентируемся, относительно высоких темпов роста – азиатских экономик, послевоенной Европы, – все происходили на фоне довольно высокого объёма инвестиций, в том числе частных, объёма сбережений. У нас, к сожалению, инвестиций сейчас где-то около 22% ВВП. На наш взгляд, каким-то образом надо это стимулировать. В то же время, например, если брать Калининград, последние три года (не беря 2016 год) довольно существенно сокращались именно частные инвестиции. И нас на плаву – спасибо федеральной целевой программе – удерживали бюджетные инвестиции, и сейчас они тоже довольно существенны, в том числе за счёт инвестиций в электроэнергетику, сетевое хозяйство. В этом смысле мы за счёт бюджетных и квазибюджетных инвестиций балансируем эту ситуацию. Но если посмотреть на ситуацию в целом, то у нас в принципе капитальные расходы, что в ФАИП, что в других программах, сокращаются примерно на 5% в год. И если мы говорим о том, что государственные инвестиции – это не панацея, как минимум, на наш взгляд, это должно быть неким дополнительным инструментом, который замещает или помогает дополнительно стимулировать, может быть, частные инвестиции в период сжатия инвестпотока.

В Калининграде продолжает действовать особая экономическая зона. Мы по поручению Дмитрия Анатольевича сейчас тоже подготовили ряд поправок в наш закон, и некоторые льготы территорий опережающего развития хотим распространить в Калининградской особой экономической зоне. Но, на наш взгляд, если смотреть немного дальше, то, возможно, эти льготы стоило бы привязывать к объёму инвестиционного потока. То есть, условно говоря, льготы освобождают от налога на имущество или на прибыль на шесть лет, но если вы через эти шесть лет увеличили инвестпоток, не дробите бизнес и не занимаетесь какими-то схемами обхода, а вкладываете дополнительно, то эти льготы каким-то образом пролонгируются. То есть сделать эту систему более гибкой, тем самым закрыв, может быть, какие-то серые схемы, но при этом простимулировав частный поток инвестиционного капитала.

И вопрос с рублём. Калининградский бизнес за 20 лет существования особой экономической зоны, свободной таможенной зоны очень сильно выстроился в импортоориентированную модель. Очень большой поток импортных товаров перерабатывался в Калининграде и дальше шёл в виде готовой продукции на территорию Евразийского экономического союза. И в этом смысле для нас, например, падение рубля, девальвация стали ночным кошмаром. Потом санкции, антисанкции. Калининград, который всегда жил на внешнеэкономической деятельности, – на нас эта ситуация особенно больно сказалась, если сравнивать с другими регионами. Но мы тоже нашли инструменты и сейчас очень активно, спасибо опять федеральным программам, развиваем сельское хозяйство и в этом смысле видим серьёзные перспективы для себя. Одновременно с этим хотелось бы переходить (для Калининграда, я думаю, это один из приоритетов) на двухскоростную модель: развивать и диверсифицировать экспорт, совершенствовать инструменты поддержки экспорта, одновременно концентрироваться на создании отраслей, которые бы обслуживали внутренний рынок. Если мы стимулируем спрос, то нам нужно понять, что эти деньги работают на отечественную экономику и нам есть что купить из простых вещей повседневного потребления.

Это федеральные, глобальные ограничения. А с точки зрения региона, конечно, это и несовершенство госуправления. Я работал когда-то в Минпромторге и помню, как у нас внедрялся электронный документооборот. Мы через месяц после того, как начали, забыли, что такое бумага в принципе, работали все на айпадах. В Калининграде мы пока не перешли на электронный документооборот, только в течение ближайшего месяца будем это делать, полностью отказываться от бумаги. Но то, что я вижу, – Кафка переворачивается в гробу: два бумажных документооборота, один электронный сверху. В этом смысле как минимум нам есть куда расти – ещё очень большой путь предстоит пройти с точки зрения внедрения IT-технологий в госсектор.

И, конечно, вопрос человеческого капитала. Это необходимость выстраивания эффективной модели привлечения специалистов в регион и, конечно, создания качественной системы постоянного повышения квалификации и обучения. Понятно: то, что ты проходил в институте 10 лет назад, возможно, тебе это уже совсем и не нужно. И у нас такая специфика – Балтийский флот, 60% населения – это служащие Балтфлота, ветераны Балтфлота и члены их семей. В этом смысле, конечно, нам очень важно создать такую систему, которая бы этих людей встраивала в экономику, после того как они выходят во вполне трудоспособном возрасте на пенсию.

И.Федотов: Максим Станиславович (Орешкин), вам проще сейчас отвечать, потому что вы услышали мнение бизнеса и мнение губернатора. И всё же: основные причины ограничения роста инвестиций с точки зрения федерального министра.

М.Орешкин: На самом деле добавить здесь что-то сложно, потому что и бизнес, и регион – это те, кто на кончиках пальцев чувствуют те проблемы и те ограничения, которые мешают экономическому росту, мешают новым инвестициям. И поэтому задача министерства – внимательно слушать, что говорит бизнес, внимательно слушать, что говорят регионы, и под это подстраиваться.

Я пару слов в развитие скажу про проблему недоступности долгосрочного проектного финансирования. Это проблема для российской экономики. Тут есть разные аспекты, есть аспект, например, недоверия экономических агентов к экономической политике. Если вспомнить ситуацию с начала 2015 года, была двузначная инфляция, и Правительство, и Центральный банк чётко заявляли цели по снижению инфляции. Не просто заявляли, а делали всё, что необходимо. Никто не верил. Те, кто поверили, в тот момент заработали довольно серьёзные деньги, а те, кто давал долгосрочные кредиты тогда, те, кто делал новые инвестиции, сейчас пожинают плоды этого.

Если вспомнить ситуацию в начале 2015 года, банки отказывали в выдаче ипотечных кредитов под 15–17%, сейчас все стоят в очередь, чтобы выдавать кредиты под 11. Прошёл всего год, те, кто выдал тогда долгосрочные кредиты, заработали на этом очень много. Поэтому тут доверие надо взращивать, Правительству и Центральному банку продолжать ту выверенную политику, которая была в последние годы, и взращивать доверие и у бизнеса, и у населения, и у региональных властей.

Ещё один момент, связанный с этим вопросом, – это так называемый заколдованный круг проектного финансирования. У нас банки говорят, что нет проектов, «поэтому мы ничего не финансируем», компании говорят: «Зачем нам проекты детально подготавливать? Всё равно никакого финансирования мы не получим». Этот заколдованный круг нужно разрывать. Я очень надеюсь на то, что обновлённый ВЭБ здесь как раз может взять на себя лидирующую роль, перезапустить и научить банки работать с проектами. Потому что у нас банки привыкли работать только по схеме «кредит под залог», более сложные продукты были непопулярны ни в 1990-е годы, ни в 2000-е годы. Сейчас выход этой культуры проектного финансирования на новый уровень очень важен, потому что именно это является основой инвестиционного развития экономики.

И добавлю пару слов про квалифицированные кадры. У нас за последние пару лет эта проблема на фоне кризисных явлений в экономике стала менее явной, но, так как экономика набирает темпы роста, через два-три года мы опять будем сталкиваться здесь с серьёзными ограничениями. Учитывая, что все меры, которые здесь можно применить, имеют долгосрочный эффект, действовать нужно уже сейчас, для того чтобы через два-три года не столкнуться с проблемами и ограничениями для роста.

И.Федотов: В связи с этим логично будет обратиться к руководителю одного из старейших институтов развития в Российской Федерации.

Сергей Николаевич (Горьков), у ВЭБа были разные времена: было время подъёма, было время непростое, сейчас, говорят, у вас опять появились деньги. Вот только что Председатель Правительства сказал, что на базе ВЭБа создаётся фабрика проектного финансирования.

Мы знаем, что принята новая стратегия, что вы внедряете новую бизнес-модель. Скажите, пожалуйста, что нового вы можете предложить для регионов?

С.Горьков: Начну с того, что деньги, конечно, появились, но их не так много.

Если говорить серьёзно, то я хотел бы прокомментировать слова Максима Станиславовича (Орешкина), он абсолютно прав. Если мы вспомним 2000-е годы, какой был срок окупаемости проектов в среднем: четыре-семь лет – проект считался хорошим по окупаемости и возвращал деньги. Сейчас сместилось от 10 до 15 лет, а то и до 20 лет. Конечно, в этих условиях у нас возникает, с одной стороны, избыточная ликвидность, с другой стороны, нет таких проектов, которые имеют такую возможность возврата средств.

В этом проблема, и, конечно, проблема – это поиск комплексных решений, потому что хотелось бы, чтобы откуда-то появились долгие и дешёвые деньги. К сожалению, просто так найти их нельзя, поэтому нужно придумать те механизмы, которых, возможно, и не было. Один из таких механизмов – это софинансирование, синдикация, которая позволит, например, на каждый вложенный рубль со стороны инвестора или со стороны ВЭБа привлекать три-четыре рубля других банков или других соинвесторов.

Мы начали такие пилотные сделки в прошлом году. Хочу сказать, что в принципе эти проекты реализуемые, даже при таких сроках окупаемости, но здесь нужна поддержка и со стороны Правительства, и со стороны изменения определённой части законодательства, прежде всего в части синдикации закона о Центральном банке.

Если говорить о регионах, давайте посмотрим наш портфель: у нас 95% портфеля – это регионы, всего 5% портфеля – это Москва. Мы работаем с 60 регионами России, поэтому могу сказать, что у нас средний срок рассмотрения проектов был ужасный – в среднем два года, то есть это невозможный срок, за это время менялась экономика, менялись условия, происходили какие-то события. Проект становился в принципе нерассматриваемым.

С чем мы приехали на форум? В прошлом году, на прошлом сочинском форуме мы объявили о том, что вместе с АСИ будем реализовывать новый механизм работы с регионами. Он предполагает более активный поиск. Раньше вы нам направляли заявку, она как-то рассматривалась, «выплёвывалась» каким-то ответом, теперь мы первую стадию рассмотрения заявки вместе с АСИ, по уникальной технологии, по которой работает АСИ, по отбору экспертов, будем реализовывать в регионах. Это позволит нам создать воронку более широкую, более короткую – раньше она была длинная и узкая. Поэтому проектов мы смотрели мало, но очень долго.

Мы надеемся, что с новыми механизмом будем смотреть большее количество проектов, при этом первичная экспертиза будет осуществляться сертифицированными менеджерами или экспертами уже в самих регионах. Более подробно мы расскажем на завтрашней презентации вместе с АСИ. Уникальность проявляется в том, что это ускоряет процесс, создаёт понимание, какие проекты могут быть рассмотрены, какие – нет, и позволяет более качественно взаимодействовать с регионом.

Потому что раньше взаимодействие ВЭБа с регионами строилось через представительства. Теперь представительств у нас не будет, у нас будет другая схема взаимодействия. Я надеюсь, что она будет более успешной, более качественной, проходить в короткое время и давать больший эффект для экономики регионов и создавать более качественный портфель для ВЭБа.

И.Федотов: Мне хочется вернуться к выступлению Дмитрия Анатольевича. Там прозвучала очень интересная фраза – о том, что каждому региону нужна своя специализация.

Антон Андреевич (Алиханов), скажите, пожалуйста, вы точки роста своего региона выявили? Это первый вопрос.

И второй, очень кратко. Прозвучало, что регионы должны инициативно работать с инвесторами. Как вы намереваетесь это делать, как, вообще, инициативно работать с инвесторами, на ваш взгляд?

А.Алиханов: Начну с точек роста. Если говорить про точки роста, про специализацию, наверное, Калининград – уникальный регион, про который нельзя сказать, что у него какая-то ярко выраженная специализация. Серьёзные инфраструктурные вложения в наш регион начались где-то с конца 70-х годов, после Хельсинки, когда уже стало понятно, что эта территория окончательно и бесповоротно вошла в состав СССР. Поэтому сказать, что у нас есть какие-то большие природные богатства… Правда, «Лукойл» огромные проекты по добыче нефти будет реализовывать в ближайшей перспективе. Надеюсь, что регион будет от этого выигрывать.

У нас очень хорошие производства, которые родились на новом законодательстве по особой экономической зоне. К сожалению, они испытывают определённые трудности в связи с трансформацией механизма особой экономической зоны, с переходом на новые механизмы субсидирования, которые были приняты в прошлом году. Но эти трансформации довольно безболезненно произошли, и мы даже увидели рост промпроизводства по итогам прошлого года. На самом деле мы сейчас концентрируем свои усилия на трёх вещах и будем концентрировать дальше. Это, конечно, дальнейшая поддержка аграрного сектора и углубление переработки, туризм, потому что в туризме мы видим довольно серьёзный мультипликативный эффект с точки зрения количества рабочих мест. В принципе у нас по итогам прошлого года где-то 30-процентный рост турпотока. Много в этом смысле делается и нашими коллегами из Ростуризма, и наше софинансирование неплохое. Возлагаем определённые надежды в этом смысле на чемпионат мира по футболу в 2018 году. Надеемся, что он послужит дополнительным драйвером для этого сектора.

И конечно, креативные технологии, креативные индустрии. К сожалению, к ним в последнее время в Калининграде не особо было приковано внимание, но сейчас активно этим вопросом занимаемся и обнаружили 300 компаний, работающих в гейм-девелопменте, с различными приложениями – в такого рода индустрии.

Атмосфера, климат, окружение, архитектура существенно влияют на желание людей перемещаться в этот регион и работать там. Люди творческих профессий довольно серьёзную составляют долю в нашей экономике. Я думаю, что мы будем смещать акцент в эту сторону тоже.

Ну и конечно, наше стандартное промпроизводство.

Про инициативность. Мы встречались с коллегами, были в Германии. Я хочу сказать, что, например, Ульяновская область, Татарстан – их, скажем так, проспекты лежат у иностранцев. Мы с вами это обсуждали, говорили, что это спам. Тем не менее самые стандартные вещи – холодные звонки, постоянные поездки и постоянное присутствие, постоянное общение с инвесторами – действительно дают плоды. Потому что, чтобы оценить, куда лучше инвестировать – в особую экономическую зону «Алабуга» или в особую экономическую зону в Калининграде, как минимум нужно знать, что есть вторая. Об «Алабуге» Татарстан рассказал уже практически всему миру. Теперь наша задача – не уповать на то, что мы такие хорошие, к нам иностранцы сами придут, а всё-таки идти в мир и рассказывать о том, какие преимущества дают те механизмы, которые действуют в данном конкретном случае в Калининграде.

И.Федотов: Одно из направлений комплексного плана действий Правительства называется «Умная экономика» и напрямую затрагивает инновационную деятельность.

Максим Станиславович (Орешкин), вопрос к Вам. Известно, что у любого инновационного продукта в нашей стране достаточно долгий путь от производства до конечного потребителя. Есть ли какие-то меры, на Ваш взгляд, которые могут этот путь сократить?

М.Орешкин: У нас на самом деле не только инновационные продукты, но и простые продукты с трудом добираются от производителя к потребителю. Если посмотреть примеры других стран: например, что Alibaba сделала для китайской экономики? Благодаря наличию развитой системы электронной торговли любой производитель из любого региона Китая может легко найти путь к своему покупателю как внутри Китая, так и за его пределами. То есть доступность информации для потребителя о том, что он может купить, что производится в его стране, кратно увеличилась. Если мы здесь тоже за ближайшую пару лет сделаем мощный шаг вперёд, это будет и мощный инструмент развития регионов, и это позволит малому и среднему бизнесу достучаться до потребителя не только внутри России, но и выйти за пределы нашей страны, а это одно из очень важных условий роста несырьевого экспорта, от которого зависят долгосрочные темпы экономического роста.

Можно поговорить и о логистике. Мы сейчас видим, что наша логистическая система не всегда эффективна. Время, которое тратится на доставку от производителя до потребителя, довольно большое. Например, у торговых сетей имеется грузовой транспорт, который возит продукты. Пустая загрузка грузового транспорта даже у лучших торговых сетей в России – не менее 40%, то есть грузовики ездят пустые и, по сути, вся экономика за этот воздух постоянно платит. Создание «умных» логистических систем, которые будут оптимизировать транспортные потоки, оптимизация тарифов, сокращение времени доставки могут для всей экономики стать очень большим драйвером роста и ускорения темпов экономического роста.

Так про каждую область можно говорить. Сокращение информационного и физического расстояния между производителем и потребителем – это то, что может помочь экономике набрать серьёзный ход уже в ближайшие годы.

<…>

И.Федотов: Дмитрий Анатольевич, прошу, подведите какие-то итоги сегодняшней беседы.

Д.Медведев: Во-первых, вынужден не до конца согласиться с Давидом Михайловичем (Якобашвили) в части того, что скоро вообще исчезнет частная жизнь. Он вначале напугал, говорит: «Частная жизнь исчезает, и её скоро не будет». Будет! Хотя насчёт вожжей, знаете, тут так: ослаблять нужно только при определённой ситуации. В некоторых случаях вожжи нужно держать очень уверенно, иначе унесёт, не успеешь оглянуться и будешь где-нибудь на обочине.

Коллеги здесь говорили о различного рода ограничениях, о возможностях, которые существуют. Я бы точно поддержал мысль, которую Антон Андреевич (Алиханов) здесь высказал, о создании в будущем гибкой системы льгот для частного капитала. Потому что уж чего нам сейчас не хватает, так это именно частных инвестиций. Да, действительно, государство в какие-то периоды может и обязано брать на себя функции инвестора, особенно в условиях такой огромной страны, как наша, где есть изначальные природные ограничители и масса других проблем. Но всё-таки частные инвестиции никто не отменял. Поэтому показатель роста частных инвестиций должен быть фундаментальным показателем развития любого региона. Просил бы на это обратить внимание всех наших коллег-губернаторов.

И конечно, нужно работать так, чтобы было как можно меньше всякого рода бюрократических решений, иначе будет происходить так, как коллега сказал: у них Кафка в гробу переворачивается. Нужно стараться делать всё, чтобы этого было меньше.

Очень важным условием диалога между бизнесом и властями – и федеральными, и региональными – является фактор доверия. В чём заключается фактор доверия? Это достаточно простая, на мой взгляд, вещь. Это та самая стабильность условий, которой нам так не хватает. Если условия соблюдаются, если правила не меняются на протяжении, например, года, двух, возникает ощущение стабильности, а стало быть, возникает та самая атмосфера доверия. В этом плане нам нужно научиться работать в стабильных условиях и, скажем прямо, стремиться к тому, чтобы как можно реже менять правила игры, если, конечно, эти правила игры разумны. Но это уже ответственность конкретных людей.

Здесь коллеги начали обмениваться всякого рода ремарками по поводу новых технологий, вы как раз их к этому подвигли. Знаете, я тоже, конечно, за новые технологии всецело. Главное, чтобы мы научились ими пользоваться, чтобы это не превращалось в бесконечную игру в термины и предложения что-либо новое внедрить. Некоторое время назад мне многие коллеги говорили: всё, что нужно для счастливого будущего в нашей стране, это создать так называемый delivery unit в Правительстве. Если он будет создан, всё будет хорошо. Но мы прекрасно понимаем: какие подразделения ни создавай, это не решит всех задач, которые существуют.

Сейчас много говорят об использовании новых управленческих приёмов типа эджайла. Я не против, я за. Но это тоже не должно подменять обычной работы, хотя это прогрессивная система управления.

Я точно так же не против использования технологий блокчейна, которые стали активно распространяться и которые действительно могут самым решительным образом поменять нашу жизнь. Кто ещё об этом не слышал, потом можно посмотреть, что означает «блокчейн». Это достаточно интересная история, хотя пока результатов мы не видим. Но очевидно, что многие бизнес-процессы и многие социальные среды будут организованы именно на этих принципах. Но самое главное, что все эти технологии не отменяют необходимости серьёзной, кропотливой работы.

Мне кажется, что последние год-два нас должны были научить вот чему. Мы в чём-то потеряли прежние иллюзии, и, на мой взгляд, это очень хорошо, утрата иллюзий очень полезна для всей страны. Раньше мы часто как рассуждали? Нужно попросить у каких-то институтов – и внутренних, и внешних, и нам дадут денег. Не дают теперь. Нужно обратиться за технологической помощью, и нам её предоставят. В ряде случаев нам говорят: нет, мы не хотим предоставлять – либо потому, что вы по каким-то причинам не годитесь для этого, либо просто потому, что это вопрос конкуренции.

Мы в какой-то момент полагали, что нам помогут в конкурентной борьбе. Никто, конечно, ни в чём не поможет абсолютно, только палки в колёса ставить будут. Поэтому ничего не дадут, как в известном классическом произведении. Наша задача – самим всего этого добиться, и в этом плане для нас сегодня сложилась уникальная ситуация: мы можем очень многого добиться сами, если будем хорошо совместно трудиться, чего я всем присутствующим желаю.

В ряде случаев мы уже чего-то достигли, это не вопрос дальнего будущего. Мы только что обсуждали угрозы, вызовы, технологические решения, но у нас есть и реальные достижения. Так всегда, и об этом, кстати, нужно помнить и культивировать истории успеха, которые достойны того, чтобы их особым образом отметили.

У нас есть Премия развития Внешэкономбанка, которую ежегодно получают компании, которые смогли внедрить современные технологии в производстве, в образовании, в инфраструктуре. Несмотря на то что было сложно и, может быть, поддержки было меньше, чем нужно, бюрократия мешала, рынки были нестабильными, – истории успеха есть и их становится всё больше и больше. И надо, чтобы мы их показывали, мне кажется, это очень важно.

Именно поэтому мы сегодня такие истории успеха должны послушать. Номинанты Премии развития предлагают решения, которые делают нашу жизнь более современной и более стабильной. Поэтому давайте эти премии вручим.

Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 27 февраля 2017 > № 2088425 Дмитрий Медведев


Россия. ЮФО > Армия, полиция > premier.gov.ru, 27 февраля 2017 > № 2088423 Дмитрий Медведев, Дмитрий Рогозин

Дмитрий Медведев принял участие в работе круглого стола «Диверсификация оборонно-промышленного комплекса и региональное развитие – стратегия перемен».

Круглый стол состоялся в рамках форума «Сочи-2017».

Из стенограммы:

Д.Медведев: Мы договорились с Дмитрием Олеговичем (Рогозиным), что в рамках форума рассмотрим тему, которая раньше здесь не обсуждалась, но она является очень важной – производство гражданской продукции в оборонно-промышленном комплексе, тему диверсификации в ОПК.

Напомню, у нас есть планы к 2020 году завершить масштабное перевооружение, добиться известного уровня оснащённости. В то же время мы предметно обсуждаем, как будет дальше развиваться сам оборонный комплекс и что нам делать с точки зрения высокотехнологичной гражданской продукции. Здесь, как справедливо коллега сказал, вряд ли возможно использовать, в полной мере во всяком случае, опыт других стран. С другой стороны, все мы прекрасно понимаем, что значительная часть технологий, которые взорвали мир (такие технологии, как интернет, GPS или те же самые сенсоры), пришли на рынок именно из оборонки. И по какому пути идти, в значительной мере зависит от нас самих.

Я также хотел бы напомнить: планируется, что доля продукции гражданского и двойного назначения в общем объёме к 2025 году должна составлять не менее 30%, а к 2030 году – не менее половины. В прошлом году эта доля составляла порядка 16–17%. И каков объём в этих 16–17% высокотехнологичной продукции, это ещё большой вопрос. Это просто гражданская продукция, скажем так.

Здесь упоминалась конверсия, которая осуществлялась в начале 1990-х годов. В 1991 году доля гражданки в ОПК составляла 57%. 1991 год, может быть, не показатель, потому что это ещё советское наследие в полной мере. А вот уже несколькими годами позже – 80%. Не знаю, надо ли нам стремиться к тем цифрам. Более того, мы все прекрасно понимаем, почему эти цифры в какой-то момент сложились: произошло абсолютное падение в ОПК. И такой ценой наращивать гражданскую компоненту мы точно не будем. В этом смысле опыт конверсии для нас не годится. А что нужно делать – это просто решать важнейшие задачи развития отрасли. Какие они? Во-первых, это преодоление разделения между оборонкой в узком смысле и предпринимательством в инновационной сфере. То есть оборонка должна в большей степени применять всякого рода инновационные решения. Раньше всё было понятно и у нас, и за границей. Бо?льшая часть инновационных решений и прорывных технологий действительно создавалась оборонщиками, а потом они уже распространялись в гражданской сфере. А сейчас ситуация другая. Большая часть (или даже бо?льшая часть) технологических решений создаются именно в гражданском сегменте. И задача оборонки именно в том, чтобы правильным образом их внедрить в свою сферу, чтобы не остаться на обочине. И этот механизм нам ещё только предстоит создать.

Второе, о чём хотел бы сказать. Нам нужно проанализировать наши потребности, выделить приоритеты диверсификации организаций – поставщиков по гособоронзаказу. На чём сделать упор? Каков прогноз по высвобождаемым мощностям? Какие производства необходимо сохранить под мобилизационные нужды после того, как эта активная работа по переоснащению современной техникой закончится? Она в принципе не закончится никогда, но всё-таки мы сейчас навёрстываем упущенное, и у нас очень значительная часть государственного бюджета и валового внутреннего продукта создаётся за счёт этих решений. Нужно смотреть, каким образом мы дальше будем всё это развивать.

И третья вещь, тоже очевидная, – это перевод оборонно-промышленного комплекса на современную бизнес-модель управления, что предполагает вполне разумный уровень рентабельности. Это, конечно, сфера особая, тем не менее продукцию нужно продать. Высокотехнологичные рынки плотным образом заняты конкурентами. Я только что на пленарном заседании говорил, что нас нигде никто не ждёт, в том числе в сфере поставки вооружений и высокотехнологичной продукции гражданского назначения. Тем не менее нам нужно всё равно эти ниши под себя готовить, где-то просто прошибать барьеры, которые существуют, умело пользоваться защитными мерами, в том числе в рамках ВТО, и умело субсидировать поставки, в том числе поставки по экспорту. Если это требуется, использовать гарантийные механизмы. В этом случае мы действительно сможем прорваться вперёд. Задачи эти весьма непростые, но в целом, я считаю, они нам по силам, имея в виду наш потенциал. Оборонные предприятия всё равно остаются основой наукоёмкого производства в нашей стране, обеспечивают значительную часть экспорта, и наша задача – все эти конкурентные преимущества сохранить. Но сделать, ещё раз подчёркиваю, новую бизнес-модель, которая будет адаптирована к условиям современного рынка – как рынка внутри страны, так и международных рынков. Давайте послушаем, что для этого предлагается. Дмитрий Олегович (обращаясь к Д.Рогозину), пожалуйста.

Д.Рогозин: Мы начали анализировать, что такое предмет этого вопроса: это, конечно, и профильные производства, которые связаны с основной деятельностью предприятий оборонно-промышленного комплекса, и непрофильная, так сказать, гражданская продукция.

Начну с непрофильной, гражданской продукции. Напомню о некоторых событиях, которые прошли у нас в прошлом году. 1 июля в Туле была проведена научно-практическая конференция «Оборонно-промышленный комплекс России – новые возможности для медицинской промышленности». Сегодня уже можно констатировать, что благодаря принятым руководством страны мерам, в том числе и с учётом предложений, которые были подготовлены на этой тульской конференции, объём производства медицинских изделий в прошлом году увеличился на 10%, а доля изделий российского производства увеличилась с 18,5 до 20%.

Тем не менее надо иметь в виду, что медицинское оборудование у нас в основном закупается не консолидированно, по регионам, и сумма закупок медоборудования ежегодно доходила (в некоторые последние годы) до 350 млрд рублей. Это всё фактически уходило за рубеж.

В оборонно-промышленном комплексе сформировались организации, которые выпускают высокотехнологичные виды медицинских изделий. Я их назову. Например, зеленоградское предприятие Pozis – медицинское холодильное оборудование, Уральский оптико-механический завод – оборудование для перинатальных центров, в том числе на экспорт в десятки стран мира сегодня это оборудование уходит.

Удалось закрыть потребности здравоохранения более чем на 60% по аппаратам для проведения радиологических исследований, одноразовой медицинской одежде, по медицинскому холодильному оборудованию – более чем на 70%.

Однако это скорее исключение, чем правило, потому что по большинству позиций, особенно по дорогим высокотехнологичным медицинским изделиям, основная потребность здравоохранения до сих пор покрывается за счёт импорта.

Что касается ТЭКа. Мы планируем провести через полтора месяца в Перми, где у нас центр двигателестроения – и ракетно-космического, и авиационного, региональную конференцию по теме диверсификации производства организаций ОПК Пермской области в интересах ТЭК, в мае в Петербурге – общероссийскую конференцию по этой теме.

Если говорить о цифрах, ситуация следующая: в настоящее время российская промышленность обеспечивает потребности ТЭКа в материалах в целом на 80–85%. Это лучше, чем в здравоохранении, но всё равно есть позиции, которые мы не закрываем, а они попали под санкции. Поэтому мы испытываем здесь большие сложности.

Обеспеченность электроэнергетики генерирующими установками российского производства не превышает 50%. А в некоторых сегментах, например в электрогенерации, мы просто находимся на определённом уровне и не можем подняться выше, из-за чего, скажем, при закупке электрогенерации для Крыма были вынуждены пойти по, так сказать, несколько иным решениям.

Основная проблема в энергетическом машиностроении – это существенное отставание отечественного турбостроения в научно-техническом отношении. Особо сложное положение наблюдается в сфере поставок оборудования и катализаторов для нефтепереработки. Здесь доля отечественного продукта составляет не более 40%.

Тяжёлая ситуация сложилась и с поставками отечественной машиностроительной продукции в угольную отрасль. Основной объём потребления промышленной продукции в ТЭК приходится на продукцию металлургии (это в первую очередь трубы), машиностроения – это энергетическое оборудование, электротехника, оборудование для нефтегазовой и угольной промышленности и химической промышленности – это реагенты, катализаторы и далее.

Для создания оптимальных условий проведения диверсификации мы приступили к подготовке правовой и нормативной базы. Нам предстоит разработать целую систему мотивационных механизмов для развития коллективов, которые заняты производством гражданской инновационной продукции. Создать для оборонной промышленности и инновационного предпринимательства единое информационно-методическое пространство, которое бы обеспечивало интеграцию производств и обмен технологиями при выпуске высокотехнологичной продукции гражданского и двойного назначения. То есть правил игры в этой отрасли у нас тоже пока нет. Дмитрий Анатольевич, Вы говорили о конверсии конца 1980-х годов: практически ни одно правило не работает в нынешних условиях. То есть придётся фактически писать этот кодекс правил заново.

Целью государственной политики диверсификации оборонно-промышленного комплекса должно быть не перепрофилирование военной промышленности, а повышение её устойчивости за счёт диверсификации при безусловном поддержании технологий основного оборонного производства, кадрового потенциала, передового уровня НИОКР в рамках своей базовой специализации.

Рынок военной и специальной техники, который взят изолированно от смежных гражданских рынков, подчас недостаточен для обеспечения конкурентоспособности продукции. Производство же своих персональных компьютеров в ограниченном числе (только, как мы говорим, для специальных служб, для МВД, военных) гарантированно делает проект нерентабельным, бесперспективным. Значит, необходим более широкий спрос. В данном случае инициированы государством и Правительством и в этом плане уже сделаны стартовые шаги по оснащению органов государственной власти и местного самоуправления, госучреждений и образования, госкомпаний персональными компьютерами российского производства, на российской элементной базе. Когда мы беседовали на эту тему, обсуждали, изначально вспоминали опыт Китая, который директивно на всей огромной собственной национальной территории запретил использовать в таксофонах монеты, для того чтобы можно было в соседнем почтовом отделении купить небольшую дешёвую карточку, но с национальным китайским чипом. За счёт этого огромного, массового производства национального чипа они, по сути, создали отрасль.

Сегодня мы знаем об этом уже, мы так в принципе и действуем, для того чтобы размыть огромные издержки, связанные с созданием электронной компонентной базы космического или военного назначения, мы идём на создание, по сути, тоже целой отрасли создания национального чипа. И совсем недавно Дмитрий Анатольевич проводил совещание на эту тему в Правительстве – как выполняется этот план консолидируемых закупок национального чипа и национального софта для внутреннего потребления. Естественно, что гарантированный спрос со стороны государства позволит снизить цену изделий, сделать их привлекательными и для коммерческого рынка.

Следующий наш шаг – в сторону производства цифровой оптики. В этой сфере невозможно выстроить всю линейку конкурентоспособной продукции военного и специального назначения без появления собственного производства цифровых, оптических и тепловизионных устройств гражданского назначения.

Отдельно хотел бы сказать о задачах мобилизационной подготовки. Они также должны решаться не за счёт каких-то запертых на амбарный замок и законсервированных мощностей, а прежде всего за счёт мощностей, которые были бы загружены производством продукции, поставляемой на гражданский рынок, но имеющей двойное применение и, главное, позволяющей загружать мощности предприятий оборонки без размывания их производственной специализации. И соответственно, с возможностью обратной конверсии в случае необходимости резкого наращивания производства вооружения военной и специальной техники. То есть речь идёт, по сути дела, о некой концепции технологического реверса.

Между военной и гражданской промышленностью всегда были тесные, интенсивные связи. Они были основаны на общности технологий, потреблении военным производством продукции гражданских отраслей, например металлургии и химии. Обеспечение встречных потоков инноваций и компетенций между оборонными и гражданскими секторами потребует нового отношения государства и чиновничества к принципам обмена информацией, прежде всего преодоления тенденции к ведомственной и отраслевой самоизоляции. Это вообще такое «родимое пятно» оборонной промышленности – мы очень часто, не всегда, когда это потребно, окружаем себя забором конфиденциальности, и это часто вредит, прежде всего при трансфере технологий. Это даже вредит при трансфере военных технологий между корпорациями военного назначения. Поэтому этот ореол высоких заборов, ореол такой, знаете, Рублёвки в высоких заборах, надо, конечно, разрушить, в том числе и при создании гражданского производства.

НИИ и КБ, входящие в ОПК, способны создавать подразделения для разработки технологий для последующей продажи в гражданский сектор под ключ с лицензией, поставкой оборудования, проведением пусконаладочных и сервисных работ. Это даст не только дополнительные источники доходов, но и шлюз обмена технологиями между военным и гражданским сектором.

Отдельно надо сказать о новых тенденциях в сфере промышленных технологий, развитии прежде всего цифрового производства, аддитивных технологий. Помимо медицины, в частности хирургии и протезирования, особенно быстро эти технологии развиваются в инструментальной промышленности и аэрокосмической отрасли.

Цифровое производство в ближайшие 20 лет сменит некоторые виды массового производства, особенно в случае выпуска продукции малой серийности и высокой конечной стоимости. И это, по сути дела, новая промышленная революция, которая делает производство более гибким, многопрофильным и тем самым ведёт к дальнейшему снижению барьера между военной и гражданской промышленностью.

Мы, естественно, часто слышим критику от наших экономических экспертов. Они говорят, что у оборонщиков нет опыта работы на гражданском рынке, нет опыта конкурентной борьбы. Это так. С этим, наверное, надо будет соглашаться. Выход на рынки сопряжён со значительными издержками по маркетингу, рекламе, логистике. Решение возникающих на этом пути проблем требует планомерной государственной поддержки.

До работы в Правительстве я работал постпредом России при НАТО, в общем-то послом России. Хочу сказать о роли торговых представительств. До сих пор у нас торгпредства, естественно, находятся в ведении Минэкономразвития. Но если мы разворачиваем продукцию с ориентацией на экспорт, на продажу высокотехнологичной экспортной продукции, то здесь важна более жёсткая связка торгпредств именно с Министерством промышленности и торговли и нашими промышленными корпорациями, которые и работают над созданием такой высокотехнологичной продукции. То есть от торгпредств, на наш взгляд, сейчас требуется не столько грамотная экспертная оценка экономических рынков наших партнёрских стран, сколько прямое продвижение, такой лоббизм нашей экспортной продукции. По крайней мере, другие торгпредства, работающие в нашей стране, собственно говоря, этим и занимаются.

Очевидное препятствие к диверсификации на внутреннем рынке состоит в том, что он давно уже заполнен аналогичной импортной продукцией, в том числе и рынок государственных и окологосударственных закупок. И здесь нам просто не обойтись без разумной протекционистской политики в отношении определённой номенклатуры высокотехнологичной продукции.

Необходимо последовательно стимулировать государственные и корпоративные заказы, которые предусматривают проведение научно-исследовательских, опытно-конструкторских работ.

Многие развитые страны принимают дополнительные меры к стимулированию заказов на НИОКР. Например, в Бельгии, в которой мне пришлось работать, компании, ведущие НИОКР или сотрудничающие с научными организациями, могут оставлять себе 50% от объёма налогов заработной платы учёных. В Италии налоговую субсидию получают предприятия, не менее 10% прибыли которых используется для финансирования издержек на научный персонал. Такого рода меры в принципе были бы оправданны в нашей стране. Более того, когда ведомства, которые отвечают за производство гражданской продукции, но, по сути дела, закупались до сих пор за рубежом, будут обязаны проводить научно-исследовательские работы внутри собственной страны, они тем самым формируют технически единый заказ. Формируется облик того гражданского продукта, который должен быть произведён внутри собственной страны.

Таким образом, выход предприятий ОПК на гражданские рынки, диверсификация бизнеса – это не самоцель, а средство обеспечения их устойчивости и стратегической конкурентности.

Но есть ещё один очень важный социальный аспект. Вот Игорь Анатольевич Комаров здесь находится, в президиуме, мы с ним тоже обсуждали вопросы, связанные с дальнейшим реформированием ракетно-космической отрасли. У нас более 250 тыс. человек работает в этой отрасли. А если смотреть чисто экономически, цифры, то по производительности труда наши многие предприятия в ведении «Роскосмоса» в разы отстают от ведущих американских частных компаний. Понятно, можно найти массу объяснений. Вопрос в другом. Если мы нацелены на то, чтобы уйти от ситуации, когда у нас бо?льшая часть предприятий загружена на 30–40% , то есть они недозагружены, стабильно, системно недозагружены… Мы из-за этого не имеем дополнительных средств, чтобы перевооружить эти предприятия. Мы стоим перед проблемой технологического фитнеса, усушки этой отрасли, её модернизации. Коли так, то появляется очень важный социальный аспект. А люди куда денутся? Те, которые сейчас работают в отрасли, будут выброшены на какой-то пресловутый рынок? Это не везде получается, не во всех регионах.

В этом плане производство гражданской продукции на этих предприятиях является осознанной необходимостью для решения в том числе и социального аспекта.

Конечным итогом реализации стратегии отраслевых холдингов должно стать создание глобально конкурентоспособных корпораций, высококапитализированных, нашедших и расширяющих своё место на мировом рынке. На гражданских рынках наукоёмкой продукции предприятиям оборонно-промышленного комплекса придётся конкурировать в основном с зарубежными компаниями, важнейшим стратегическим преимуществом которых является доступ к так называемым длинным и дешёвым кредитным ресурсам. Без обеспечения сопоставимых условий для российских компаний рассчитывать на успех в этой конкурентной борьбе, конечно, нам не приходится, мы это понимаем. Об этой проблеме много говорится, особенно на фоне ограничения доступа к внешним рынкам капитала. Многое Правительством уже сделано, в частности, создаются инструменты целевой кредитной поддержки приоритетных высокотехнологичных промышленных проектов. Сокращение инвестиционных возможностей частично компенсируется за счёт прямой государственной поддержки – федеральных целевых программ, государственной программы развития оборонно-промышленного комплекса. Но надо признать, что часто КПД государственных мер поддержки заведомо ниже, чем в случае инвестиционных программ, которые финансируются из возвратных средств. И нам необходимы новые рынки сбыта продукции, и в первую очередь освоение масштабного внутреннего рынка. Развитие с опорой на внутренний рынок – это, собственно говоря, важнейшее преимущество большой страны, и все современные государства на стартовых этапах модернизации своей промышленности именно с этого начинали. И, о чём мы как раз говорим, это ТЭК, это гражданская авиация, это судостроение, это прежде всего (и с чего мы и должны были бы начать работу оборонной корпорации) создание возможностей для гражданского производства прежде всего той продукции, которая является профильной для этих предприятий, через создание консолидированного заказа на гражданскую технику.

Кое-что уже по этому поводу сделано. Хочу напомнить, что Правительство работает над формированием консолидированного заказа на гражданскую морскую технику, и импульсом к этому стало строительство завода «Звезда» в Большом Камне на Дальнем Востоке. Формируется концепция единого окна заказа для такого рода арктической шельфовой техники.

В конце прошлого года Вы, Дмитрий Анатольевич, подписали решение Правительства о создании Авиационной коллегии при Правительстве России. Это орган, где должны найти гармонию спроса и предложения, прежде всего на гражданскую авиационную технику. Также осуществляется план гарантированных закупок российской гражданской микроэлектронной продукции.

Кроме того, перед нами стоят масштабные задачи освоения природных ресурсов Арктики, в том числе с помощью робототехнических систем, создания безлюдных многомодульных комплексов с полным производственным циклом для подлёдной разработки месторождений нефти и газа. На этом направлении мы должны стать первыми в мире. Даже Фонд перспективных исследований свои работы ориентирует именно на эти технологии. Они найдут применение везде, в том числе на гражданском рынке.

Заканчиваю пониманием самого главного аспекта. Нам, конечно, надо всё внимательно взвесить. Мозговой штурм и сегодня пройдёт, и в ближайшее время совещания, конференции пройдут в крупнейших наших промышленных регионах. Но надо с ними не затягивать. Главное – выработать набор мер и двигаться по ним консолидированно. Это самое главное – создание правового, политического и волевого пространства для того, чтобы наша оборонная промышленность могла чётко опираться на два крыла: не только традиционное военное производство, но и гражданское производство.

Д.Медведев: Я согласен с основным набором тезисов, которые представил мой коллега Дмитрий Олегович Рогозин: что делать, как делать, какими темпами. Может быть, ещё три позиции в развитие того, о чём говорилось.

В чём, наверное, основная наша проблема, особенно применительно к ОПК, но не только, конечно? Мы сейчас в силу известных ограничений находимся в положении, когда всё время должны выбирать между соображениями разумного внутреннего протекционизма, использованием защитных мер, естественно, применительно к оборонке ещё и соблюдением режима конфиденциальности и секретности, в известной степени даже некоторого изоляционизма, с одной стороны, – и тенденциями к открытому обмену технологиями, покупке иностранных продуктов, для того чтобы ориентироваться, что происходит, как происходит, к кооперации существующей. Очевидно, что нет какого-то единого рецепта, чего должно быть больше, чего меньше, и применительно к диверсификации в ОПК, и применительно к любой другой отрасли.

Всё это баланс, который мы должны собственными руками нащупать. Где мы должны защищать своих производителей, помогать им, а где, наоборот, приоткрывать рынок, чтобы существовала конкуренция, – это то, что должно выясняться опытным путём. Кто это должен делать? Рынок это должен делать, эксперты, которые анализируют ситуацию, покупатели должны в конечном счёте давать на этот вопрос ответ, это и есть нормальные рыночные механизмы, но при этом государство. И вот здесь уже это абсолютно точно, это доказано опытом последних двух лет, мои коллеги этим занимались, я лично этим занимаюсь: нужно использовать механизмы поддержки.

У нас иногда в Правительстве тоже дискуссии идут на эту тему. Растёт промышленность? Да, растёт. Какие-то отрасли вообще растут хорошо. Давайте всё это прекратим тогда. Пусть, так сказать, рынок возьмет своё. Я думаю, что мы не можем пока так поступить. В силу понятных причин мы должны закрепиться по целому ряду позиций, которые для нас критически важны. И вполне вероятно, что такие же подходы должны, во всяком случае с известными оговорками, распространяться и на гражданский сегмент ОПК.

Я просил бы, чтобы коллеги проанализировали, что здесь можно сделать в смысле использования механизмов поддержки. Тем более что предприятия так или иначе на них рассчитывают, во всяком случае до тех пор, пока наша ключевая ставка и эффективная кредитная ставка не приблизятся к оптимальному уровню.

И последнее. Тут, наверное, коллеги друг друга поддерживают, Денис Валентинович (Мантуров) подговорил Дмитрия Олеговича (Рогозина) по поводу передачи торгпредств из Минэкономразвития в Минпром. Дискуссия об этом идёт уже не первый год. Знаете, как она обычно выглядит? Приходит новый министр экономического развития и говорит: «Да, торгпредства не нужны вообще. Надо их закрыть либо отдать кому-нибудь, Минпрому, например». Проходит месяц, другой, я говорю: «Ну что, отдаешь?» – «Нет». Это очень важный, существенный инструмент экономической политики, и мы хотели бы его развивать.

Но в конечном счёте вопрос не в ведомственной принадлежности, это абсолютно очевидно, а в эффективности того, что делают наши торгпредства за рубежом. Их деятельность очень разная. Некоторые торгпредства работают действительно так, как нужно, активно отстаивают наши интересы, поддерживают наш бизнес, а некоторые торгпредства спят. Поэтому донастройку точно нужно будет проводить.

Россия. ЮФО > Армия, полиция > premier.gov.ru, 27 февраля 2017 > № 2088423 Дмитрий Медведев, Дмитрий Рогозин


Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены. Экология > premier.gov.ru, 27 февраля 2017 > № 2088422 Дмитрий Медведев

Дмитрий Медведев принял участие в работе круглого стола «"Зелёная" экономика как вектор развития».

Круглый стол состоялся в рамках форума «Сочи-2017».

Из стенограммы:

Д.Медведев: По поводу зелёной темы, зелёного тарифа, зелёных облигаций. Ещё, наверное, лет десять назад мне казалось, что всё это общие разговоры: в условиях глобализации, в условиях очень жёсткой конкуренции, а с другой стороны, протекционизма, свойственного любой стране, это работать не будет. Хотя на всех саммитах (я их немало посетил), на всех форумах всегда на эту тему дежурно «отмечались».

Но за последние десять лет оказалось, что это реально работающая история. Во многих странах и тарифы действуют вовсю, и всякого рода инструменты выпускаются, включая эти самые зелёные облигации. Причём общий объём этих облигаций огромный.

Другой вопрос, что называть этими зелёными облигациями, потому что их, конечно, никто так не маркирует, они просто направлены на определённые цели. Тем не менее очевидно, что они преследуют экологические цели, они помогают бережному отношению к природе, использованию самых современных экологически чистых технологий.

Поэтому вся тема зелёной экономики переместилась из разряда обсуждаемых в экспертных кругах в бизнес. И это, мне кажется, главное, о чём мы должны сегодня думать. Эта тема стала реально работающей коммерческой историей. А раз так, значит, государство должно каким-то образом на это реагировать, выпуская определённые правила. Это касается самых разных направлений, включая и зелёный тариф.

Меня спросили, когда он у нас будет. Но по целому ряду позиций он уже есть. Мы его используем, и надо просто посмотреть, во что это выльется. Но мы будем расширять количество тем, где используется специальный экологический тариф, естественно, не в ущерб экономическому содержанию.

По поводу НДТ и темы, связанной с использованием наилучших доступных технологий в бизнесе. Конечно, нужно сделать всё, чтобы, во-первых, бизнес понимал, чего от него хотят, чтобы бизнес был готов к внедрению наилучших технологий, чтобы это не было для него неожиданностью или непосильным бременем, но, с другой стороны, мы не должны отступать назад. Если мы для себя поставили эту временную планку – 2019 год, я думаю, что нам вполне по силам (и бизнес это подтверждает) принять все необходимые решения, договориться по ключевым условиям сотрудничества и всё-таки перейти к НДТ с 2019 года. Но мы будем, естественно, этот процесс максимально тщательно контролировать, мониторить.

И последнее, о чём коллеги здесь говорили и что перекликается с тем, о чём я говорил на пленарном заседании, – это всякого рода стандарты. Мы много в последнее время уделяли этому внимания. И считать, что наши стандарты остались незыблемыми, такими же, как были, допустим, в советский период, что техническое регулирование не изменилось, было бы нечестно. Но очевидно, что очень много проблем всё равно остаётся. Именно поэтому на пленарном заседании я сказал, что нужно ещё раз проанализировать, где мы достигли успеха в техническом регулировании, в использовании всякого рода стандартов, новых стандартов, в переходе к современным подходам, а где у нас движение весьма и весьма слабое. Потому что это регулирование выглядит по-разному, в зависимости от отраслей и от органов, которые эти решения принимают.

В любом случае мы обязательно этим будем заниматься, потому что реформу технического регулирования, реформу в целом стандартизации в нашей стране точно нельзя считать завершённой. Мы к этому обязательно вернёмся, в том числе по итогам сегодняшнего форума.

Вопрос: Я бы хотела Дениса Валентиновича Мантурова спросить по поводу новых стандартов регулирования. Всё ли здесь готово? Как выпускаются те самые справочники, чтобы бизнес, промышленность понимали, по каким правилам надо будет играть с 2019 года?

Д.Мантуров: Что касается справочников. 23 справочника утверждены, по 51 справочнику в этом году работа завершается. И то, что, как Александр Николаевич (Шохин) сказал, с 2019 года бизнес будет готов перейти на НДТ, тому подтверждение. Сложности, связанные с желанием или нежеланием, возникают только в одном случае. Естественно, это деньги. Это модернизация текущих производств или создание новых. Что касается новых, то абсолютно все стройки уже изначально закладывают новые подходы и в части экологии, и в части энергоэффективности. А при модернизации, мы посчитали, потребуется в общей сложности порядка 8,5 трлн рублей. Да, цифра большая, но это не за один год.

Это постепенная работа, которая планово закладывается в бизнес-планы предприятий. У нас закладывался инструмент, для того чтобы оказывать содействие предприятиям по переходу на НДТ. Собственно, для этого создавался Фонд развития промышленности. Но в определённый момент мы временно переключили механизмы на импортозамещение, а сейчас постепенно к этому возвращаемся и будем таким образом помогать предприятиям.

Д.Медведев: Ещё очень важны прямые коммуникации, чтобы мы все понимали, о чём мы говорим. Вот я только что сказал о том, что мы считаем правильным, как и коллеги из бизнеса, начать переход на НДТ с 2019 года, исходя из разумного предположения о том, что все знают: НДТ – это наилучшие доступные технологии.

Вопрос: Я хотела спросить Российский фонд прямых инвестиций о доступных технологиях. Вы привлекаете сюда иностранных инвесторов. Где их технологии? Почему они не пришли к нам со своими заводами по утилизации мусора? Где эти инвесторы из Азии, арабских стран? Что им мешает к нам прийти?

К.Дмитриев: Во-первых, мы уже начали инвестировать в зелёную энергетику. Например, проект по малым гидроэлектростанциям в Карелии проинвестировали суверенный фонд Эмиратов, Саудовской Аравии и китайские инвесторы. Такие проекты есть. Мы также начинаем смотреть на ветряную энергетику. Там наши партнёры – «Росатом» и ведущий инвестор ветряной энергетики в мире «Масдар». Поэтому они заинтересованы в том, чтобы приходить к нам с инвестициями. Безусловно, для них важен тот посыл, который мы услышали сегодня: инвестиции в зелёную энергетику – это бизнес, а российское государство создаст такую систему, чтобы там можно было получать привлекательную доходность.

Вопрос: Правильно ли я Вас понимаю, что пока у нас не очень привлекательные условия для иностранных инвесторов в сфере зелёных технологий?

К.Дмитриев: Наоборот. Например, проект снижения потерь в «Россетях» на 20% проинвестировали арабские инвесторы в то время, когда была очень большая волатильность рубля. Они заинтересованы, и мы уверены, что таких проектов будет больше.

Вопрос: Дмитрий Анатольевич, как Вы считаете, нам всё-таки важно смотреть на опыт тех, кто уже давно занимается зелёными технологиями, у кого экономика уже зелёная? Ведь в Европе давно умеют перерабатывать мусор, и в Азии умеют, и в арабских странах. Те же самые возобновляемые источники энергии. Нам эти наилучшие доступные технологии надо брать на Западе или, может быть, на Востоке, или своих Кулибиных воспитывать и готовить свои технологии в первую очередь? И успеем ли мы тогда к 2019 году?

Д.Медведев: Конечно, нам не нужно придумывать деревянный велосипед. Во многих странах использование такого рода технологий достигло совершенно фантастического уровня. Это вызывает огромное уважение. Они применяются везде, в том числе при строительстве зданий. Кстати сказать, те здания, где у нас форум проходит, тоже весьма неплохие с экологической точки зрения. Именно потому, что их создавали совсем недавно по более совершенным проектам и в соответствии с современными требованиями. Поэтому нужно максимально использовать международный опыт. В ряде случаев, конечно, с учётом специфики страны, нужно и свои решения применять.

Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены. Экология > premier.gov.ru, 27 февраля 2017 > № 2088422 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 22 февраля 2017 > № 2086513 Дмитрий Медведев

Дмитрий Медведев принял участие в заседании Российской трёхсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений.

Председатель Правительства поздравил членов комиссии с 25-летием со дня её образования и вручил им правительственные награды.

Выступление Дмитрия Медведева:

Добрый день! У нас сегодня вроде бы и плановое, но в то же время особенное заседание, которое я не мог не посетить как Председатель Правительства: мы отмечаем 25-летие образования Российской трёхсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений. Я всех поздравляю с этим событием.

Конечно, жизнь изменилась за эти 25 лет. Указ Президента о создании трёхсторонней комиссии заложил тогда основы социального партнёрства работодателей, профсоюзов и Правительства. Время было очень горячим, дискуссии, наверное, были более острыми, но это было важно сделать именно в тот период истории, когда само понятие «социальная ответственность» оказалось новым для большинства людей, для большого количества участников этих отношений.

Мои коллеги, которые здесь присутствуют, всем этим занимались. Александр Николаевич (А.Шохин) тогда – в качестве вице-премьера и министра труда. И Михаил Викторович (М.Шмаков), и другие наши коллеги из профсоюзов тоже этим занимались.

Действительно, это была непростая для нашей страны ситуация, поэтому прежде всего хочу искренне поблагодарить всех участников трёхсторонней комиссии за совместную работу, которая длится уже четверть века.

Такая работа никогда не бывает абсолютно гладкой. Более того, если она становится гладкой, это признак того, что что-то не так или какая-то из сторон недорабатывает, что называется. Потому что у каждой стороны есть свои приоритеты, свои обязанности. И эти обязанности в рамках трёхсторонней комиссии должны осуществляться и у Правительства, и у работодателей, и у профсоюзов. Поэтому противоположные мнения, которые появляются, дискуссии, которые регулярно происходят, всё равно приводят к каким-то решениям. Иногда это сложные, компромиссные решения, но, наверное, в этом их особенная ценность. Для этого, собственно, комиссия и создавалась, и она действительно доказала свою эффективность.

Мы понимаем важность нашей совместной работы и будем и дальше её вести. Имею в виду работу по улучшению условий труда, ведению сбалансированной экономической политики, совершенствованию системы социального страхования и поддержке занятости.

Результаты этой деятельности находят отражение в генеральных соглашениях – документах, которые максимально учитывают интересы работников и работодателей, государства, определяют совместную политику. За 25 лет было принято 12 таких документов. Последний из них утвердили несколько лет назад с расчётом на период с 2014 по 2016 год. Мы решили продлить его действие до конца этого года, чтобы увязать новое генеральное соглашение с комплексным планом действий Правительства (план сейчас готовится на период до 2025 года) и со стратегией нашей страны, параметры которой определятся в предстоящий избирательный цикл.

Чтобы наша трёхсторонняя работа была более эффективной, в прошлом году был принят федеральный закон, который усилил роль комиссии. Теперь координаторы сторон РТК приглашаются для участия в заседаниях Правительства и участвуют в других мероприятиях. Таким образом, мы уходим от практики, когда законопроекты исчезали из поля зрения членов трёхсторонней комиссии, потому что ведомства, которые их готовят, стараются делать это максимально беспроблемно для себя. Но максимально беспроблемно для того или иного ведомства ещё не означает беспроблемно для страны. Именно поэтому и нужно рассматривать такого рода документы на РТК.

Какие задачи мне бы хотелось отметить сейчас?

Эти задачи остаются в целом прежними. Прежде всего это обеспечение достойной заработной платы и социальной защиты работников. С помощью целого ряда решений, которые мы в Правительстве обсуждаем, непростых решений, таких как повышение МРОТ, и других инструментов необходимо снижать число работников с низкой зарплатой, действовать в том направлении, о котором мы неоднократно говорили.

Второе – это повышение уровня профессиональных квалификаций работников. С этой целью мы разрабатываем и внедряем профессиональные стандарты. Сейчас таких стандартов уже утверждено 908. И в этом году нам совместно с Российским союзом промышленников и предпринимателей надо разработать ещё 50 стандартов по востребованным профессиям.

Третье, о чём хотел бы сказать, – это охрана труда. Очевидно, что это очень важная, ключевая задача для нашей страны. Мы в этом году должны разработать и утвердить программу «Безопасный труд», которая должна вывести охрану труда на новый уровень и создать условия для применения самых современных стандартов безопасности.

Очень важно, чтобы мы не выпадали из международных процессов, из международных трендов. Эти тренды направлены на общее улучшение трудового законодательства, законодательства о защите прав людей, которые трудятся, с другой стороны – на нахождение оптимального баланса между задачами, которые решают работодатели, и потребностями работников. Поэтому важно, чтобы мы во всех этих процессах участвовали (собственно, мы продолжаем это делать на различных площадках), чтобы мы внедряли у себя лучшие мировые практики. Именно на это направлена новая программа сотрудничества между нашей страной и МОТ (Международная организация труда), которая подписана в прошлом году. Она рассчитана на период до 2020 года и сконцентрирована на важнейших темах, таких как расширение занятости, социальная защита, охрана труда, международные трудовые нормы, социальный диалог.

Нужно продолжить и работу по инкорпорированию международных конвенций в ткань внутреннего российского законодательства. Это непростая работа – знаю об этом не понаслышке, мы неоднократно это обсуждали и с руководством профсоюзов, и с руководством организаций работодателей, – но она тоже должна быть продолжена.

Уважаемые коллеги! Ещё раз хочу всех поздравить с 25-летием создания РТК. Хочу ещё раз отметить, что деятельность комиссии очень важна, поскольку в конечном счёте результаты этой работы сказываются на жизни миллионов граждан нашей страны. И вы добросовестно и профессионально справляетесь с этими обязанностями. Желаю вам всего доброго!

Юбилейные мероприятия всегда ценны тем, что на них подводят итоги и отмечают людей, которые хорошо трудились. Давайте я это сделаю.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 22 февраля 2017 > № 2086513 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 22 февраля 2017 > № 2086512 Дмитрий Медведев, Антон Силуанов

Заседание Правительства.

Первый вопрос повестки – о ходе заключения соглашений о предоставлении субсидий из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Мы начнём сегодня с исполнения бюджета, а именно с ситуации по заключению соглашений о субсидиях регионам. Я неоднократно и в рабочем порядке, и публично просил строго придерживаться сроков. Они в этом году жёсткие. Хотя и раньше сроки были определены, но в этом году мы правила несколько изменили. До 1 марта министерства должны заключить соглашения с регионами и начать работать по этим соглашениям. Если этого не происходит, деньги должны быть возвращены в резервный фонд Правительства. Из него мы будем также поддерживать регионы, но уже на основании отдельных решений. Ещё раз обращаю на это внимание.

В этом году на предоставление субсидий предусмотрено 416 млрд рублей. Эти средства идут на решение важнейших задач: и социальных, и отраслевых, и инфраструктурных. Это новые школы, новые дороги, это поддержка села, промышленности, целый ряд других очень важных направлений. За эти направления и за соответствующие средства федеральные министерства несут ответственность наравне с регионами. Для того чтобы деньги поступили в регионы, нужно было заключить 2785 соглашений. На сегодняшний момент подписано более 95% соглашений – это сделали регионы, федеральные органы подписали чуть больше 90%. Остальные соглашения пока дорабатываются и согласовываются, цифры меняются.

С учётом предстоящих праздников практически не осталось времени. До конца месяца всё должно быть сделано. Но важно не только своевременно выпускать финансовые документы и направлять средства в регионы, нужно, конечно, отслеживать эффективность субсидий – достигли ли они целей, которые мы перед собой поставили. С учётом этого прошу строить и работу над проектом федерального бюджета.

Кстати, эта проблематика, связанная с взаимоотношениями между федеральным бюджетом и бюджетами регионов, включая упомянутые субсидии и целый ряд других направлений, будет уже совсем скоро рассматриваться в Сочи на Российском инвестиционном форуме. Так что сегодняшнее обсуждение в известной степени предваряет то, о чём мы будем говорить и на пленарном заседании, и на встрече с губернаторами, и на других площадках.

Сегодня мы также рассмотрим законопроект, который дополняет наше законодательство в сфере таможенного регулирования. Я совсем недавно встречался с руководителем Федеральной таможенной службы. Мы говорили о том, как сделать таможенные процедуры более современными и эффективными. Это может быть сделано в том числе, если товар был ввезён на территорию Евразийского экономического союза по ставке ниже действующего таможенного тарифа, и в целом ряде других случаев.

Порядок применения запретов, включая возможные действия по таким товарам, будет дополнительно определяться решением Правительства. Предполагается, что Правительство также будет определять уполномоченный орган по контролю и надзору за соблюдением требований этого законодательства. Всё это будет способствовать более справедливой конкуренции на едином рынке Евразийского союза.

Мы также рассмотрим сегодня изменения в Налоговый кодекс, которые должны способствовать развитию экспорта. Налогоплательщики получат право не применять нулевую ставку НДС при экспорте товаров, а также при выполнении работ и услуг при перевозке таких товаров. Мы даём в этом случае бизнесу возможность выбора, потому что он сам лучше понимает, когда для него полезно применять нулевую ставку, а когда – отказываться от неё. Правом этим можно воспользоваться на основании заявления в налоговый орган. Кроме того, должна упроститься процедура подтверждения обоснованности применения нулевой ставки НДС при продаже на экспорт товаров, которые пересылаются иностранным лицам по почте.

И ещё один документ разработан для того, чтобы повысить безопасность полётов воздушных судов. Владельцы высотных зданий (сейчас их становится всё больше), различных сооружений, линий связи, электропередачи должны устанавливать на них маркировочные знаки и устройства. К сожалению, не все это соблюдают, тем самым создаётся реальная угроза авиакатастроф. Это в том числе связано с тем, что ответственность за такого рода нарушения, за неисполнение требований закона ощущается слабо. Поэтому предлагается увеличить такого рода штрафы и принять целый ряд других административных мер, направленных на то, чтобы заставить соблюдать требования этого законодательства.

Начнём с заключения соглашений о предоставлении субсидий. Пожалуйста, Антон Германович Силуанов.

А.Силуанов: В соответствии с законом о бюджете, а также с постановлением №999 на этот год установлены особенности заключения соглашений о предоставлении субсидий из федерального бюджета субъектам Российской Федерации. До 1 февраля установлен срок распределения субсидий, до 1 марта уже должно быть подписано соглашение о предоставлении субсидий. Всё это осуществляется на основании типовой формы соглашения, которая утверждена приказом Министерства финансов. Все соглашения подписываются и заключаются в электронном виде через систему «Электронный бюджет».

Введена обязательная государственная регистрация соглашений, которую осуществляет Федеральное казначейство путём внесения соответствующих изменений в реестр соглашений. Что важно, соглашение вступает в действие со дня внесения сведений о нём в этот реестр соглашений.

Вводится также связанная с данной государственной регистрацией обязательность проверки Федеральным казначейством о предоставлении субсидий.

1 марта текущего года 24 федеральными органами исполнительной власти должно быть заключено порядка 2,8 тыс. соглашений. Выполнение установленных сроков осуществляется в условиях, когда из 65 субсидий, предусмотренных в федеральном бюджете, законом о бюджете распределено только 44 субсидии, или 68%, а 21 субсидия должна быть распределена решением Правительства с соблюдением обязательного рассмотрения на трёхсторонней комиссии с участием депутатов Государственной Думы и членов Совета Федерации.

Требуется также приведение отраслевых правил предоставления и распределения субсидий в соответствие с постановлением №999. В ходе заключения соглашений было выявлено, что не все правила соответствуют этим требованиям. Так, многие правила не содержали в своих распределениях предельные уровни софинансирования, не было обязательных условий предоставления субсидий, которые прописаны в 999-м постановлении, не было предельных сроков заключения соглашений, а также показателей результативности и так далее.

Всё это было проанализировано Министерством финансов с участием соответствующих министерств и ведомств, и эти правила откорректированы. Для исключения подобных вопросов в 2018 году необходимо поручить федеральным органам исполнительной власти обеспечить распределение субсидий приложениями к закону о бюджете.

Мы считаем, что нужно максимально законом о бюджете осуществлять распределение субсидий, чтобы начинать работу с субъектами Российской Федерации по заключению соглашений, не дожидаясь этих предельных сроков, чтобы субъекты Российской Федерации знали уровень софинансирования, требования к субсидиям и, соответственно, могли учитывать необходимые ресурсы своих собственных бюджетов.

Для организации работы в Правительстве под руководством Дмитрия Николаевича Козака проведены совещания с представителями федеральных органов исполнительной власти, даны соответствующие поручения по работе над проектами соглашений и заключению соглашений. Минфином и Казначейством осуществлялась соответствующая техническая помощь и подготовка таких соглашений. У нас была организована рабочая прямая линия, были проведены три селекторных совещания, направлены телеграммы руководителям регионов о необходимости взять под личный контроль ход заключения соглашений. И эта работа, которая была организована в Правительстве, дала результаты.

По состоянию на сегодняшнее утро сформировано более 2,8 тыс. соглашений, или 99% от их общего количества. Подписано в регионах 2,7 тыс. соглашений, или 98%. Утверждено федеральными органами исполнительной власти 2,7 тыс. соглашений, или 96% от общего количества соглашений. В Казначейство направлено 2 тыс. соглашений, или 74%. Ещё есть время. И мы обращаемся к коллегам из министерств и ведомств, с тем чтобы до 1 марта все необходимые процедуры в соответствии с 999-м постановлением были соблюдены и все соглашения утверждены.

Хотелось бы особо отметить Министерство труда, которое среди ведомств первым заключило все соглашения.

К сожалению, есть и отстающие ведомства. Среди них хотелось бы назвать Росавтодор. Всего 69% соглашений Росавтодором на сегодняшний момент заключено. Необходимо подтянуться этому ведомству.

Подписаны соглашения 50 субъектами Российской Федерации, в 33 субъектах Российской Федерации подписано от 90 до 97% соглашений. Есть и регионы, которые в меньшей степени изъявили желание подписывать соглашения, например Москва. Всего 56% соглашений было подписано этим регионом. От ряда субсидий этот субъект Российской Федерации отказался, имея в виду, что у него есть свои большие ресурсы. Желания получать из федерального бюджета средства и принимать дополнительные условия у ряда субъектов не было.

Учитывая опыт текущего года, необходимо при планировании предоставления субсидий в дальнейшие бюджетные периоды обеспечивать предварительное согласование с регионами объёмов бюджетных ассигнований, необходимых для выполнения предельного уровня софинансирования, потому что те деньги, которые сегодня высвобождаются, в данном случае от незаключения Москвой соглашений, пойдут в резервный фонд. Эти деньги можно было бы на стадии предварительной проработки с субъектами Российской Федерации перераспределить более нуждающимся регионам.

Хотелось бы внести в протокол предложение. Мы считаем, что руководителям федеральных органов власти необходимо обеспечить ускорение всех процедур подписания соглашений, с тем чтобы до 28 февраля закончить эту работу. Просим дать такие поручения министерствам и ведомствам.

Также хотелось бы обратить внимание, что если эта работа не будет проделана, то 1 марта мы проанализируем весь перечень заключённых соглашений, и средства, которые не будут задействованы, будут перераспределены в резервный фонд Правительства Российской Федерации.

Дальнейшее выделение средств из резервного фонда будет сопровождаться проведением служебных проверок, если на эти же цели будет предложено министерствами и ведомствами направление средств, а также и соответствующими мерами административного воздействия на должностных лиц, допустивших нарушение сроков подписания соглашений.

Федеральное казначейство по результатам проведённых в 2016 году контрольных мероприятий неоднократно выявляло факты нарушения софинансирования субъектами Российской Федерации субсидий, которые выделялись. В текущем году возможность совершения таких правонарушений будет практически исключена, я бы сказал даже, просто исключена, потому что мы будем выделять средства субсидий только после того, как субъект Российской Федерации выделил свою часть. После этого только Казначейство будет открывать лимиты финансирования по выделению доли субсидии, приходящейся на долю Российской Федерации. Поэтому невыполнение регионами условий соглашений в части своих ресурсов в этом году будет просто исключено.

Важной задачей считаю проведение инвентаризации исполнения расходных обязательств субъектов Российской Федерации, софинансирование которых осуществляется из федерального бюджета. Просьба, Дмитрий Анатольевич, поручить Минфину совместно с Федеральным казначейством и высшими исполнительными органами государственной власти субъектов Российской Федерации провести такую инвентаризацию до 1 октября текущего года, разработав соответствующий план мероприятий по её проведению до 1 марта текущего года.

Д.Медведев: Какие будут комментарии, предложения, пожелания по тематике, связанной с заключением соглашений о субсидиях?

Пожалуйста, Дмитрий Николаевич (обращаясь к Д.Козаку).

Д.Козак: Я бы хотел поддержать предложение Минфина.

Мы вчера обсуждали вопрос по поводу того, что необходимо на стадии формирования проекта бюджета работать с субъектами Федерации, ещё до внесения закона о федеральном бюджете на очередной финансовый год, с тем чтобы эти соглашения были запарафированы субъектами Российской Федерации и мы понимали, какая сумма субсидий будет востребована. Потому что, действительно, значительная часть субъектов Российской Федерации, несмотря на то что субсидии были распределены законом о бюджете, в настоящее время не готовы их брать. Это не только Москва. И многие другие субъекты Российской Федерации не готовы брать эти субсидии, софинансировать соответствующие мероприятия из региональных бюджетов.

Поэтому можно в протокол тоже внести: дать соответствующее поручение Минфину вместе с Минэкономразвития и Минюстом – до 1 июня подготовить дополнительные поправки в правила предоставления субсидий, с тем чтобы в рамках бюджетного процесса предварительное заключение соглашений, их парафирование, ещё до закона о бюджете было осуществлено федеральными органами исполнительной власти.

Это можно сделать в период после того, как будут согласованы предельные лимиты для каждого министерства, то есть с 1 июля до 1 октября.

Д.Медведев: Вы считаете этот срок достаточным?

Д.Козак: Да, он достаточный. Мне кажется, что в период с 1 июля по 1 октября (за три месяца) можно со всеми субъектами Российской Федерации проработать этот вопрос и предварительно согласовать объём субсидий, который они готовы взять, с тем чтобы лишние деньги не планировать, не замораживать. Они могут быть востребованы на другие цели.

О.Голодец: Количество соглашений, которое пришлось на социальный блок, наверное, одно из самых больших: у нас были заключены соглашения по более чем 840 субсидиям. Сегодня с утра мы проводили селекторное совещание: у нас не заключены соглашения по трём субсидиям из более чем 840. Отказ один – это, действительно, Москва – в размере 3,5 млн рублей. Все остальные заключены и в работе.

Надо делать ещё один шаг – это необходимо обязательно обсудить, потому что заключение соглашения требует очень серьёзного напряжения организационных сил, ресурсов и так далее. Нам надо исполнять соглашения.

В этой связи, наверное, надо ставить вопрос о минимизации и человеческих, и организационных ресурсов, то есть фактически о повышении производительности труда.

Д.Медведев: С этим я не могу не согласиться, но как раз предложение Дмитрия Николаевича (Д.Козака), мне кажется, на это и направлено.

Я не возражаю, давайте проанализируем это ещё.

Есть какие-то дополнения? Если нет, тогда давайте отметим несколько факторов.

Во-первых, мы, действительно, достаточно неплохо продвинулись с точки зрения количества заключённых соглашений в начале года. В целом результаты вполне приемлемые, но нужно «дожать» по тем органам исполнительной власти, которые это не доделали – Росавтодор упоминался, все другие. Сегодня 22 февраля, осталось меньше недели, чтобы всё это сделать. Обращаю на это внимание всех руководителей федеральных органов исполнительной власти, у которых ещё эти соглашения не заключены. После этого будем рассматривать вопрос в другом ключе.

По поводу сроков, перераспределения ресурсов, инвентаризации того, что происходит, – до 1 октября, как сказал Министр финансов, я не возражаю. Давайте отразим это в протоколе, равно как и предложение, которое последним прозвучало: поправки в правила. Но обсудим ещё окончательно, какой срок требуется и какое человеческое наполнение этой работы, то есть какой персонал необходимо во всём этом использовать с учётом того, что это трудоёмкая работа.

Хорошо, решение приняли. Обсудим дальше эту проблематику в рамках форума.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 22 февраля 2017 > № 2086512 Дмитрий Медведев, Антон Силуанов


Россия > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 21 февраля 2017 > № 2086511 Дмитрий Медведев

Заседание Правительственной комиссии по использованию информационных технологий для улучшения качества жизни и условий ведения предпринимательской деятельности.

В повестке: о закупках отечественного программного обеспечения и микроэлектроники; о создании системы «Электронный бюджет».

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Сегодня мы обсудим меры по импортозамещению при закупках программного обеспечения. Это касается не только поддержки наших разработчиков – хотя это важно, их действительно надо поддерживать, – но и вопросов безопасности. Этой темой мы начали заниматься в 2015 году, когда доля иностранной продукции в этом сегменте рынка была очень высокой. Около 75% всего софта, который приобретали для госсектора, были зарубежными программами. Теперь существуют ограничения по допуску иностранного программного обеспечения к участию в государственных закупках. Информация о существующем российском программном обеспечении вносится в специальный реестр, который существует с начала прошлого года. Он уже содержит сведения о почти 3 тыс. программных продуктов и продолжает пополняться.

За последние два года количество контрактов на покупку готового софта нашего производства выросло в два раза. Это ещё раз доказывает, что иногда импортный продукт – это просто привычка, вера в то, что иностранное всегда более высокого качества. Российские разработчики выпускают программы, которые не уступают по удобству и по функциональности зарубежным.

Сегодня ведомства используют в своей работе преимущественно российские справочно-правовые системы (так изначально и было, потому что у нас своя правовая система, и ещё в 1990-е годы эти системы были российскими), это же касается антивирусных продуктов. Надо осуществить их переход в целом на отечественные офисные пакеты, это относится и к государственным компаниям. Но делать это надо разумно, чтобы не создавать самим себе проблем.

Импортозамещение в сфере IT касается не только программного обеспечения, но и микроэлектроники. Мы поддерживаем наших производителей в этом сегменте. В мае прошлого года я утвердил план гарантированных закупок российской гражданской микроэлектронной продукции. Теперь у нас паспорта нового поколения для выезда за рубеж, водительские удостоверения, полисы обязательного медицинского страхования, платёжные карты и другие электронные документы должны изготавливаться с использованием именно российской микроэлектроники. Это действительно вопрос нашего суверенитета, нашей безопасности.

В 2016 году на закупку серверов, компьютеров, микрочипов и радиочастотных меток в общей сложности было использовано почти 4,5 млрд рублей из федерального бюджета. Тем не менее задачи, планы на прошлый год выполнены не в полном объёме. Рассчитываю услышать, почему это произошло, каковы предложения, как можно решить возникшие сложности. Потому что, как обычно, эти сложности носят и объективный характер – связаны с целым рядом технологических ограничений, – и, конечно, субъективный характер. Какие в дальнейшем шаги нужно предпринять?

И ещё один вопрос. Мы работаем над созданием системы «Электронный бюджет». Там представлены данные всех участников работы с бюджетными ресурсами, чтобы каждый мог воспользоваться порталом системы и посмотреть, как формируется бюджет, какие программы, какие проекты финансируются за счёт бюджета, в каком объёме, за счёт чего финансируются внебюджетные фонды и на что расходуются внебюджетные фонды, мог оценить эффективность расходов. Это важно не только для экспертов и аналитиков, но и для тех людей, которые хотят знать, как государство распоряжается деньгами, а значительная часть государственных денег формируется, как известно, за счёт налогов. Благодаря порталу бюджетный процесс для них должен стать максимально прозрачным.

Пока система не введена в эксплуатацию. Некоторые её модули и компоненты находятся в разработке. Нужно следить, чтобы работа шла по плану. У нас установлен срок – к 2020 году она должна быть полностью готова, тем более что эти сроки уже переносились. Для работы над электронным бюджетом у ведомств есть всё необходимое.

Мы рассмотрим также порядок работы комиссии на этот год.

Россия > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 21 февраля 2017 > № 2086511 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 17 февраля 2017 > № 2079511 Дмитрий Медведев

Заседание президиума Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и приоритетным проектам.

О ходе реализации приоритетных проектов «Малый бизнес и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы», «Чистая страна» и «Безопасные и качественные дороги».

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Рассмотрим несколько приоритетных проектов. Начнём с направления, которое касается развития малого бизнеса, индивидуального предпринимательства – той сферы экономики, с которой сталкиваются практически ежедневно многие из нас. Эта сфера даёт работу миллионам людей и делает развитие экономики в целом более устойчивым. Именно в небольших компаниях нередко рождаются различные современные и зачастую прорывные идеи, формируются рынки, концентрируются капиталы, появляются новые бизнесы. Мы все понимаем, какое значение малый бизнес имеет для страны.

Паспорт проекта мы утвердили в конце ноября, ключевая цель – обеспечить дополнительную занятость в этом секторе ещё для 1,2 млн человек, поддержать по показателям 336 тыс. индивидуальных и малых предприятий, в том числе путём расширения доступа к закупкам и мерам поддержки в рамках национальной гарантийной системы. У нас создана необходимая инфраструктура для этого, работает профильная корпорация развития, банк, принят программный документ «Стратегия развития малого и среднего бизнеса на период до 2030 года». Работает и так называемая программа «Шесть с половиной». Этот инструмент мы создали для помощи тем малым компаниям, которые ведут проекты в приоритетных отраслях – здравоохранении, аграрном секторе, обрабатывающих производствах и некоторых других.

Однако рост сектора сдерживает ситуация с доступом к кредитам. Малый бизнес далеко не всегда способен предоставить достаточное залоговое обеспечение. Для решения этой задачи мы собрали предложения и банковского, и делового сообщества. Есть разные идеи и по корректировке программы стимулирования кредитования субъектов малого и среднего предпринимательства в сфере высокотехнологичных производств, и по повышению статуса гарантий и поручительств корпорации МСП и МСП Банка, и по разработке стандартов кредитования представителей сектора, и по расширению информационного обмена. Всё это, надеюсь, позволит сделать хорошую деловую репутацию реальным активом, а с другой стороны, защитить банки от недобросовестных предпринимателей. Сегодня мы об этом поговорим.

Также посмотрим, как идёт реализация проекта «Чистая страна». Он направлен на формирование в нашей экономике новой отрасли по переработке твёрдых отходов. Речь идёт о предприятиях, которые занимаются производством электроэнергии на основе возобновляемых источников. Для мощности, которая вырабатывается на основе таких источников, у нас существует и специальный механизм – так называемый зелёный тариф. Он уже применяется для солнечных и ветровых станций. Сегодня посмотрим, можно ли распространить его и на энергию, которая вырабатывается мусоросжигательными заводами.

Такой шаг в целом должен способствовать улучшению экологической ситуации в крупных городах, мегаполисах. Скажем, в Московской области почти вообще не осталось полигонов, где можно было бы захоранивать бытовые отходы без ущерба для экологии.

Кроме того, мы вносим изменения в ряд документов, в том числе по проекту «Безопасные и качественные дороги», в частности, уточняются регионы, где он будет реализован. Определимся с судьбой информационного ресурса, где будет формироваться база фото- и видеоматериалов, которые присылают люди. Внесём ряд изменений в проект по развитию и поддержке экспорта.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 17 февраля 2017 > № 2079511 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > premier.gov.ru, 16 февраля 2017 > № 2079513 Дмитрий Медведев

Заседание Правительства.

В повестке: проекты федеральных законов, субсидии ведущим университетам, на подготовку к Всемирной зимней универсиаде 2019 года, на строительство медицинских центров.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Прежде чем мы начнём работать по повестке, хочу отметить, что 19 апреля в соответствии с Конституцией я представлю отчёт о деятельности Правительства за 2016 год в Государственной Думе. Это традиционное мероприятие, оно проходит ежегодно. Почти десять лет назад я этот формат лично предложил, и, как показало время, он себя неплохо зарекомендовал как одна из важных форм отчёта Правительства и важнейшая – перед Государственной Думой.

Это первый отчёт перед Государственной Думой седьмого созыва. Естественно, будут вопросы, необходимо готовиться всему Правительству. И предложения готовить, и пояснения на тот случай, если это потребуется, тем более что цель у всех властей в нашей стране – и у высшей исполнительной власти, то есть Правительства Российской Федерации, и у высшей законодательной власти – единая: сделать страну более успешной и сильной.

Прошу коллег по Правительству отнестись к подготовке отчёта максимально внимательно, проанализировать работу министерств, которые вы возглавляете, иных федеральных исполнительных органов за прошлый год и подготовить предложения.

И о важном документе, который я подписал – это постановление о создании Единой государственной информационной системы социального обеспечения. Такая база данных необходима, чтобы формировать полную адресную систему социальной поддержки.

У нас действует сложный, многоуровневый порядок мер социальной защиты. В нём учитываются самые разные критерии: от состояния здоровья до стажа работы в районах Крайнего Севера, от числа детей в семье до льгот на получение жилья. В новой системе будут храниться сведения обо всех мерах социальной поддержки, и каждый человек сможет получить данные о том, какие гарантии, выплаты или компенсации ему положены, причём независимо от того, кто их предоставляет: федеральный бюджет, региональные власти или муниципальные органы самоуправления. Информацию о своём пакете пользователь сможет просматривать в любом регионе страны.

Теперь непосредственно к повестке дня. В Правительство внесён законопроект, который должен обеспечить более высокий уровень защиты авторских прав в интернете. Сегодня мы его рассмотрим.

У нас есть правовое регулирование, благодаря которому осуществляется защита интеллектуальной собственности, в том числе в судебном порядке. Но информационные технологии очень быстро обновляются, и законодательство за деятельностью всякого рода нарушителей авторских прав – тех, кто занимается контрафактом, пиратством, – не всегда успевает. Законопроект устраняет пробелы (ряд пробелов во всяком случае) в действующих нормах.

Во-первых, в документе определяется порядок ограничения доступа к так называемым зеркальным сайтам. Они в законопроекте называются производными сайтами в сети Интернет. Этот термин, кстати, впервые в законодательстве появляется. Именно на этих так называемых зеркалах дублируется контент сайтов, чья деятельность заблокирована по решению суда. Производные сайты можно будет оперативно блокировать на основании судебного приказа.

Во-вторых, для операторов поисковиков вводится обязанность удалять сведения о тех сайтах, которые неоднократно нарушали авторские права и доступ к которым был ограничен по решению суда.

Эти нормы будут распространяться на все объекты авторского права, кроме фотографий, то есть на музыку, фильмы, книги. Такое регулирование в полной мере соответствует и нашим международным обязательствам, и интересам самих пользователей.

По субсидиям, которые в повестке дня. Это 10 млрд рублей лучшим российским университетам. Деньги пойдут на повышение их конкурентоспособности среди ведущих мировых научно-образовательных центров. Цель остаётся прежней: чтобы как минимум пять российских университетов вошли в мировой топ. В этом году субсидии получит 21 университет.

Кроме того, распределяются субсидии на строительство и ремонт медицинских центров, где пациенты могут получить скорую специализированную помощь, в том числе высокотехнологичную. Это часть государственной программы «Развитие здравоохранения», одна из целей которой – сделать медицинскую помощь более доступной. Более 2 млрд рублей будет направлено в семь регионов.

И ещё один вопрос касается денег на подготовку к XXIX Всемирной зимней Универсиаде 2019 года. Она пройдёт в Красноярске. Наша страна уже не в первый раз проводит мероприятие такого уровня. Более 7,7 млрд рублей будет направлено на строительство и реконструкцию 10 спортивных сооружений и арен, на которых состоятся основные состязания Универсиады.

И целый ряд других решений, в том числе касающихся международного проекта «Русские сезоны». Мы такой проект создаём. Он связан с проведением гастролей лучших творческих коллективов, уникальных выставок из собраний крупнейших музеев, фестивалей искусства, в том числе циркового, и российского кино. Этот фестиваль будет проходить не только в других странах, но и в регионах России, и нужно утвердить решения по организации этой работы.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > premier.gov.ru, 16 февраля 2017 > № 2079513 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 15 февраля 2017 > № 2079129 Дмитрий Медведев, Валентина Матвиенко

Встреча Дмитрия Медведева с членами Совета палаты Совета Федерации Федерального Собрания.

Обсуждались, в частности, различные аспекты взаимодействия Правительства и Совета Федерации в ходе законотворческого процесса, а также вопросы реализации программы по созданию новых школьных мест, поддержки внутреннего и въездного туризма.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Мы встречались – и сейчас встречаемся достаточно регулярно на разных площадках, но в таком формате у нас встреч давно не было. С руководителями верхней палаты нашего парламента, с председателями комитетов мы общаемся, к сожалению, не часто. Этот формат, по всей вероятности, полезен, его надо возобновить, активизировать, потому что он расширяет возможности для совместной работы исполнительной и законодательной ветвей власти, помогает повышать качество законопроектной работы, от которой зависит то, как живут наши люди, как вообще развивается жизнь. Поэтому мы такую работу продолжим, более того, может быть, даже есть смысл в более расширенном формате. Понятно, что с Председателем Правительства всегда есть о чём поговорить, но у меня есть коллеги в Правительстве, их 30 человек. Вы их регулярно видите и общаетесь с ними, но иногда полезно, чтобы было такое общение напрямую.

У вас сегодня был насыщенный день: прошло пленарное заседание, рассматривались различные законопроекты. В целом механизм взаимодействия у нас отлаженный. Очень полезным я считаю проведение правительственных часов в рамках пленарных заседаний Совета Федерации. В прошлом году их было 19, обсуждались важнейшие темы: здравоохранение, образование, жилищно-коммунальная сфера – всё, что обычно волнует людей. Многие из вас практически каждую неделю участвуют в комиссии Правительства по законопроектной деятельности и присутствуют на заседаниях Правительства. Важными также являются ежегодные совещания в Совете Федерации со статс-секретарями.

Во время таких встреч обсуждение всегда открытое, очень часто звучит и критика в адрес Правительства. Я считаю, что это полезно. Споры по разным вопросам полезны – это абсолютно нормальный диалог, который должен вестись. Наоборот, если ситуация совсем гладкая, то возникает вопрос, правильным ли путём мы идём. Истина, как известно, всегда рождается в спорах и обсуждениях. Важно и то, что темы, которые обсуждаются, потом отражаются в поручениях Правительства федеральным органам власти, прорабатываются в министерствах, в других федеральных ведомствах. Хочу вас сердечно поблагодарить за тесное сотрудничество с Правительством.

В эту сессию также предстоит большая совместная работа, планируется рассмотреть целый пакет законопроектов, который инициирован Правительством. Мы рассчитываем, что после обсуждения они будут приняты.

У нас много тем, требующих совместного внимания. Какие-то позиции я сейчас назову – это не означает, что нет смысла на других останавливаться, но мне кажется, это темы важные, знаю, что и коллеги из Совета Федерации считают эти темы очень актуальными, очень важными. Напомню, что недавно Президент утвердил Основы государственной политики регионального развития до 2025 года. Это указ от 16 января 2017 года. По сути, речь идёт о новых подходах к развитию территорий. Мы принимаем дополнительные меры, чтобы обеспечить сбалансированность региональных и местных бюджетов. Мы также примем стратегию пространственного развития России, уточним долгосрочные планы по размещению федеральной инфраструктуры, внедрим новые механизмы привлечения инвестиций. Естественно, должны создаваться новые рабочие места. В решении региональных и местных задач в максимальной степени должны участвовать сами жители регионов, муниципалитетов, чтобы они могли влиять на принимаемые решения непосредственно.

Сейчас Правительство разрабатывает план мероприятий по реализации этих основ. Хотел бы, чтобы предложения Совета Федерации в ходе подготовки этого плана были нам доступны и были учтены при принятии этого документа.

Есть другая очень важная тема, Валентина Ивановна (В.Матвиенко) всегда очень внимательно к ней относится, – это дети. Мы с вами много раз эту тему обсуждали. Валентина Ивановна лично занималась тем, чтобы у нас была принята Национальная стратегия действий в интересах детей. Стратегия действует. В рамках стратегии в том числе мы создаём условия, чтобы наши дети могли не только учиться в современных и красивых школах, но и чтобы их отдых был комфортным и безопасным, чтобы и другие задачи решались. Напомню, что на строительство новых и ремонт действующих школ мы в прошлом году направили 50 регионам 25 млрд рублей. Ещё 25 млрд рублей были распределены в этом году между 57 регионами. Это суммы немаленькие, но, конечно, объективно нужны ещё большие инвестиции.

Мы уточнили правила предоставления субсидий. Теперь, выделяя деньги, учитываем реальную потребность регионов, в том числе то, сколько детей учится во вторую и третью смену. Особенно сложной является ситуация с третьей сменой. Вторая смена объективно у нас была всегда, и в советские времена, кто учился, все помнят: вторая смена была абсолютно обычным явлением. Тем не менее к этим вопросам нужно относиться внимательно, поэтому мы их обсуждали и приняли такие решения. В прошлом году также были приняты поправки в законы, которые касаются организации детского отдыха.

Следующая тема – мне кажется, важная в настоящий момент – связана с внутренним туризмом. Эта отрасль действительно является одной из самых перспективных. Я в начале января этого года проводил совещание по олимпийскому наследию, а до этого – совещание по внутреннему туризму. Эта, скажем так, отрасль экономики у нас стала весьма активно развиваться. Наши люди активнее путешествуют по стране, иностранцы приезжают, всё это помогает развитию регионов. Это тоже, как мне представляется, очень важная тема для взаимодействия между исполнительной и законодательной властью. У нас действует федеральная целевая программа, она действительно дала хороший импульс развитию государственно-частного партнёрства. Срок её действия завершается, нужно подумать, как дальше поступить.

Есть целый ряд других вопросов, которые можно было бы обсудить, и социальных, и экономических, и сугубо юридических. На этом я своё вступительное слово завершаю. И попросил бы несколько слов также сказать Валентину Ивановну.

В.Матвиенко: Прежде всего хочу поблагодарить Вас за сегодняшнюю встречу. Дмитрий Анатольевич, это очень важно, когда руководство верхней палаты имеет возможность напрямую с Премьер-министром говорить о тех проблемах, которые волнуют нас и которые волнуют регионы. Я бы попросила Вас рассмотреть возможность, чтобы эти встречи были традиционными, хотя бы две в год, в весеннюю и осеннюю сессии, чтобы сохранялась актуальность тем, которые нам хотелось бы донести, может быть, и в расширенном составе. Это было бы очень полезно.

Дмитрий Анатольевич, хочу сказать, что особенно в последние годы у нас сложилось очень эффективное деловое взаимодействие с Правительством. У нас нет неразрешимых проблем, которые мы не могли бы решать в рабочем порядке. Хочу поблагодарить наших главных коммуникаторов – Приходько Сергея Эдуардовича, Яцкина Андрея Владимировича. В ежедневном, ежеминутном режиме, что называется, всегда есть понимание, отклик, нахождение решений.

Мы многое поменяли в работе Совета Федерации. Правительственные часы стали проходить по-другому: содержательно, профессионально, иногда критично, но в конструктивном русле, по итогам мы всегда принимаем постановления, согласовываем с Правительством. В этих постановлениях отражаем все те вопросы, которые волнуют регионы и сенаторов, и добиваемся их исполнения.

Мы поменяли форматы проведения «часов» субъектов Федерации: они стали тоже конкретными, деловыми, мы также принимаем постановления, в которых отражаем меры необходимой поддержки тому или иному региону. И этот формат стал очень востребован субъектами Федерации. Если раньше нам приходилось уговаривать прийти, то теперь у нас до конца года забита повестка, и в очереди, как говорится, стоят, чтобы презентовать регион на федеральном уровне, рассказать о достижениях, поделиться проблемами, получить поддержку.

Хорошей практикой стало ежегодное проведение (мы с Сергеем Эдуардовичем Приходько это делаем) совещаний со статс-секретарями, где мы в текущем режиме рассматриваем вопросы, каждый профильный комитет высказывает свои озабоченности, мы сверяем часы, определяем приоритетные законы. И хочу сказать, что по итогам этих совещаний ещё не было случая, чтобы что-то не было исполнено. Все наши договорённости Сергей Эдуардович и Андрей Владимирович контролируют. И это очень полезно.

Есть проблема перманентная – это своевременность принятия нормативных актов после принятия законов, она у нас в постоянной повестке дня. Но хочу сказать, что в последнее время дисциплина в этом плане улучшилась. Профильные комитеты в контакте с соответствующими министерствами и ведомствами (у нас такая практика), контролируют сроки принятия нормативных актов, на каждом Совете палаты каждый председатель комитета докладывает о том, сколько нормативных актов по тому или иному закону в его компетенции принято, сколько не принято. Мы сообщаем об этом в министерства. Строже стало подходить руководство Правительства – меньше срывов в сроках. Потому что когда нормативные акты не принимаются в срок, это приводит и к срыву сроков вступления закона в действие. То есть мы согласованно принимаем, согласовываем сроки.

Особенно резонансными были случаи несвоевременного принятия нормативных актов по закону об отходах. Мы несколько раз вынуждены были переносить сроки ввода этого закона. Такая же ситуация с законом о стратегическом планировании – очень важный, нужный закон, снова мы сдвинули сроки вступления этого закона в силу. Здесь вина полностью Министерства экономического развития, это их сфера деятельности. Но таких проблемных вопросов становится меньше.

Хорошей практикой стало взаимодействие комитетов с профильными министерствами и ведомствами на нулевой стадии разработки законопроектов. Это важно, потому что у нас есть возможность высказать наши предложения, замечания, они в большей степени учитываются.

Свежий пример приведу. Правительство внесло в Думу законопроект об изменении в закон «О теплоснабжении». Это очень серьёзный закон, это практически фундаментальная реформа системы теплоснабжения, и он, конечно, очень важный, чувствительный для субъектов Федерации. Многие губернаторы обратились к нам с тем, что их тревожит целый ряд серьёзных моментов. Комитет по экономике, наш Комитет по региональному развитию вместе с группой губернаторов серьёзно доработали этот закон. Мы подготовили 24 поправки вместе с регионами. Мы встретились с Министром энергетики Новаком в Совете Федерации. В рабочем режиме нам удалось сегодня снять всю остроту проблем, которые поднимали губернаторы. И Министерство энергетики пообещало все эти 24 наши поправки учесть во втором чтении. Это конкретный пример. Сегодня у нас на пленарном заседании был день Тюменской области, и губернатор Якушев благодарил Совет Федерации за то, что мы так оперативно отреагировали и с Правительством этот вопрос отработали. И таких примеров можно было бы привести очень много.

После принятия закона о новом порядке формирования Совета Федерации качественно изменился его состав. Сегодня абсолютное большинство сенаторов – это реальные представители регионов, это люди авторитетные, известные в регионах, люди с разным опытом в разных сферах, это заслуженные учителя, врачи, представители бизнеса, мэры городов и бывшие губернаторы. То есть сконцентрирован коллективный опыт в самых разных сферах. И главное теперь, что мы не придумываем повестку своей работы (не только в плане законопроектной, у нас проводится очень много других содержательных мероприятий: наши экспертные советы и парламентские слушания, круглые столы) – эту повестку нам формируют регионы.

Мы как палата регионов считаем своей главной задачей, главной миссией – представлять и отстаивать интересы регионов.

Вы сказали о новых основах региональной политики. Вместе с Правительством Совет Федерации готовил заседание Совета Безопасности по совершенствованию региональной политики. Указ Президента вышел. Это было абсолютно правильное решение. Правительство внесло Президенту на рассмотрение новые основы государственной политики до 2025 года, потому что тот документ, который в 1996 году был принят, уже, конечно, потерял свою актуальность.

В соответствии с решениями Совбеза Правительство должно разработать план реализации основ государственной региональной политики. Срок уже истёк (30 января). Мы в контакте с Дмитрием Николаевичем Козаком, мы будем принимать самое активное участие и в разработке плана, и, главное, в его реализации. В соответствии с решением Совбеза Правительству поручено представлять Президенту ежегодный доклад об итогах регионального развития и реализации основ региональной политики.

Я бы просила Вас, Дмитрий Анатольевич, поддержать наше предложение, чтобы этот ежегодный доклад был также представлен и в Совете Федерации, в палате регионов. С ним может выступить председатель Правительственной комиссии по региональному развитию. Мне кажется, правильно такой доклад рассматривать и заслушивать в Совете Федерации. Если Вы поддержите, просила бы дать соответствующее поручение.

В соответствии с решением Совета Безопасности Федеральному Собранию поручено подготовить отчёт о состоянии основных направлений совершенствования законодательства в сфере государственной региональной политики. Мы вместе с Государственной Думой начали этим заниматься. Отвечает в Совете Федерации за это Фёдоров Николай Васильевич, но мы бы просили Вас также дать поручение Министерству юстиции подключиться к этой работе, чтобы этот доклад был опять-таки совместный, чтобы мы сверили свои подходы, мысли и посмотрели более широко, в чем ещё региональное законодательство нуждается – в какой доработке и совершенствовании. Укрепление основ федерализма для нашего государства крайне важно.

Конечно же, важной проблемой остаётся качество законов. В первую очередь это претензии и требования к нам самим, парламентариям, депутатам Госдумы и членам Совета Федерации, мы принимаем это на свой счёт. Но есть, конечно, и просьбы в этой связи к Правительству.

Я хочу попросить Вас поддержать наше предложение, которое было озвучено в Совете Федерации, чтобы поправки в кодексы (это важнейшие наши законодательные акты) вносились не чаще 1 раза в парламентскую сессию. Когда мы в течение года многократно принимаем поправки в Уголовный кодекс, Административный кодекс, Налоговый кодекс – идёт поправка на поправку, получается такое лоскутное одеяло, мы запутываем себя, запутываем бизнес, запутываем наших граждан. В такой скорости нет необходимости. Эта спешка подчас влияет и на качество законов. Это первое.

И вторая проблема, она остаётся также актуальной и перманентной: нередко на стадии второго чтения в законопроекты вносятся поправки, меняющие вообще концепцию, суть изначальной идеологии того или иного закона, предмет ведения, даже иногда – сферу применения.

Кроме того, поправки ко второму чтению не всегда проходят – в силу спешки, в силу несовершенства порядка принятия законов – и необходимые согласования. В результате допускаются ошибки, неточности, которые мы потом, вслед за принятием закона, вынуждены поправлять.

Вот только один свежий пример, когда был внесён пакет изменений в законодательство – в частности, это злополучная 116-я статья.

Как получилось: не было в первом чтении введения уголовной ответственности за так называемые шлепки, но один депутат, чуть не с голоса внёс эту поправку, никто не согласовал её, и она была принята. Приходит в Совет Федерации, и абсолютное большинство членов Совета Федерации было против, считая, что любое правонарушение, любое преступление должно соразмерно иметь свою степень наказания, но поскольку эта норма была утоплена в важном президентском законопроекте о декриминализации экономической деятельности, мы не могли отклонить, иначе бы пострадали очень важные другие законы. В итоге получили негативный резонанс в обществе на голом месте, но договорились создать рабочую группу, доработать этот вопрос, то есть вынуждены были вернуться к этой статье. Получили снова резонанс, но всё-таки хорошо, что мы эту ошибку исправили.

Могу ещё привести целый ряд несовершенств процесса принятия законов. Есть такое предложение: может быть, подумать, разработать всё-таки чёткие правила взаимодействия при подготовке законопроектов и утвердить их отдельным постановлением Правительства? Тогда это уже будет нормативный документ Правительства, который все должны будут исполнять, и мы будем избегать многих ошибок, потому что за качество законов подчас нас очень справедливо критикуют.

Вы уже сказали о целом ряде приоритетных направлений, в том числе об утверждённой Президентом Национальной стратегии в интересах детей, срок которой заканчивается в этом году. Действительно, это был очень важный документ. Эта стратегия сыграла очень большую роль в комплексном решении самых насущных вопросов детства, семей с детьми, и она позволила объединить усилия всех органов власти, всех уровней власти, – региональных и местных, институтов гражданского общества, неправительственных организаций. Мы работали все эти пять лет не просто согласованно и результативно, а что называется взахлёб, потому что слишком важная тема. И в этом году истекает срок действия этой стратегии.

Естественно, нельзя останавливаться в этом вопросе, потому что проблем ещё в этой сфере очень много. Нужно, чтобы эта тема оставалась приоритетной для государства и для власти. И мы внесли предложение об объявлении одного из важных приоритетных проектов – 10-летия детства в России, с тем чтобы на долгосрочную перспективу определить направления этой деятельности. В рамках этого 10-летия Правительство будет на три года (каждых бюджетных) разрабатывать конкретную программу мероприятий, которая может актуализироваться с учётом тех или иных изменений. Президент поддержал. Спасибо, Вы также поддержали. Мы Вас за это очень благодарим. Но я бы просила Вас дать поручение, чтобы указ об утверждении этого проекта – важного, долгосрочного, приоритетного – смог выйти до 1 июня. Это было бы хорошим подарком к Международному дню защиты детей. Время у нас ещё есть. Мы уже в контакте с министерствами и ведомствами по этой теме. Уже есть наработки и указа, и будущей программы. Просила бы Вас дать такое поручение.

Дмитрий Анатольевич, скоро 8 Марта, и все мужчины уже думают, какие подарки сделать женщинам. Но мы от Вас тоже ждём подарка.

2 февраля Правительством внесён очень важный документ, в разработке которого активное участие принимали мои коллеги-сенаторы. Это стратегия в интересах женщин.

Дмитрий Анатольевич, это будет очень достойным подарком всем женщинам России. Уверена, что этот документ вдохновит наших замечательных, красивых, умных, талантливых женщин на ещё более активное участие и в бизнесе, и в институтах гражданского общества, вообще в жизни страны. Тем более что у нас 54% женщин в стране от общего количества населения, а с высшим образованием – 58%. Только 42% мужчин с высшим образованием. То есть потенциал женщин огромный, и он может служить стране. Если Вы такой подарок нам к 8 Марта сделаете, мы будем Вам очень благодарны.

Д.Медведев: Поручения, о которых просит Совет Федерации, будут подготовлены и я их подпишу, можете не сомневаться, в том числе и в отношении стратегии для женщин – можно выпустить к 8 марта, ничего плохого в этом нет. Предлагаю что-то хорошее и 23 февраля сделать, в отношении защитников Отечества.

Что касается некоторых других важных вопросов, которые Вы обозначили. За качество законопроектной работы отвечают все власти в стране: Президент, Правительство, парламент, то есть Федеральное Собрание, и, в известной степени, судебная власть. Поэтому это должен быть общий итог нашей работы.

Я не могу не поддержать Вас в том, что у нас очень много всякого рода непродуманных изменений. Это не только беда Правительства, членов Совета Федерации или депутатов Государственной Думы. У нас проявляется порой лёгкость необыкновенная при создании законопроектов. Вы упомянули кодекс. Я как юрист не могу не сказать, что кодексы надо менять в самую последнюю очередь. Достаточно обратиться к практике целого ряда крупных стран: сколько изменений прошло в Кодекс Наполеона или в Германское гражданское уложение? А это фундаментальные законы, которые регулируют экономику. Кодексу Наполеона уже 200 лет, Германскому гражданскому уложению больше 100 лет. Совсем немного. У нас же кому-то из министров или депутату, или члену Совета Федерации, захотелось какую-то идею продвинуть – моментально пишется законопроект об изменении самых существенных основ законодательства в нашей стране.

Я думаю, что мы должны это поставить под контроль. Конечно, жизнь многообразна, она иногда требует быстрого отклика, но всё-таки порядок изменения законов должен быть более консервативным, чем он у нас есть, это совершенно очевидно. Я всё время слышу от представителей бизнеса: законы у нас не идеальные, нам многое не нравится, но вы их не трогайте, пусть будут такие, но стабильные, чем даже написанные из благих побуждений, но постоянно меняющие правила игры – в налоговой сфере, сфере регулирования деятельности компаний, отдельных договоров, тех или иных вопросов бюджетного процесса. Такого рода стабильность законодательного регулирования нам по силам, я думаю, вместе с вами обеспечить.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 15 февраля 2017 > № 2079129 Дмитрий Медведев, Валентина Матвиенко


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > premier.gov.ru, 14 февраля 2017 > № 2079130 Дмитрий Медведев, Аркадий Дворкович

Заседание президиума Совета при Президенте Российской Федерации по модернизации экономики и инновационному развитию России.

В повестке: о реализации проектов Комиссии при Президенте по модернизации и технологическому развитию экономики России; о плане реализации Национальной технологической инициативы в 2017 году; о «дорожной карте» «Технет» Национальной технологической инициативы.

Перед заседанием Дмитрий Медведев осмотрел инновационные разработки компаний – резидентов фонда «Сколково».

Из стенограммы:

Д.Медведев: Мы проводим заседание президиума Совета при Президенте по модернизации экономики и инновационному развитию. Снова встречаемся в технопарке «Сколково».

Темой инноваций в нашей стране мы стали системно заниматься в 2009 году, когда и была создана Комиссия по модернизации экономики.

В 2012 году появился совет, который продолжил работу комиссии, и президиум совета. С тех пор нам удались определённые вещи. Мы всё-таки продвинулись в этом направлении вперёд. И то же самое «Сколково» – вполне наглядный пример. Здесь создан современный центр коммерциализации технологий, возведена инфраструктура мирового уровня, включая и этот технопарк, где мы находимся, который является крупнейшим в Европе.

Но самое главное другое. Дело не в красивых зданиях, не в общем антураже, вполне благоприятном, а в том, что тема инноваций перестала быть экзотикой в нашей стране, она стала достаточно модной. А это очень важно для того, чтобы какая-либо тема, какая-либо программа развивалась. Перестали звучать вопросы, зачем вообще этим заниматься. Я припоминаю мои первые встречи с руководством наших государственных компаний на эту тему. Они довольно инертно, мягко говоря, к этому относились, полагая, что у них и так всё хорошо, а за деньги вообще можно купить всё что угодно, особенно если этих денег много. Но оказалось, что всё-таки инновациями нужно заниматься всем – и крупным компаниям, в том числе компаниям с государственным участием, и частным компаниям, и средним компаниям, и малому бизнесу.

Во всём этом значительную роль сыграли проекты, которые мы вели в рамках комиссии и совета по модернизации. Фактически уже тогда мы внедрили элементы проектного управления, когда объединили усилия не только государства, но и бизнеса, науки, образования. Мы тогда утвердили все эти важнейшие проекты. В результате у нас действительно стали активно развиваться программы по созданию собственных суперкомпьютеров и собственных супермощных вычислительных сетей (это был один из проектов). Созданы весьма серьёзные технологии в ядерной энергетике и космической сфере. Заработали современные фармацевтические предприятия полного цикла – здесь вообще всё обстоит весьма неплохо, потому что у нас фармацевтическая промышленность развивается, можно сказать, ударными темпами. Появились типовые решения, которые повышают энергоэффективность домов и предприятий. Всё, что я перечисляю, – это и были основные проекты модернизации, которыми мы занимались с 2009 года.

Почему я об этом говорю? Нужно иногда возвращаться к тому, что мы планировали, что получилось, каковы результаты. Было запущено 37 проектов, из них три четверти как минимум успешно реализованы. Подробнее об этом расскажет Аркадий Владимирович Дворкович.

Последние проекты и опыт, который был получен, нужно использовать для реализации нового этапа инновационного курса, который у нас в стране связан с реализацией Национальной технологической инициативы. К реализации этой программы мы уже приступили. Только на поддержку проектов этой инициативы мы в этом году направляем почти 8,5 млрд рублей. Соответствующее распоряжение Правительства я уже подписал.

Добавлю, что всего в этом году на Национальную технологическую инициативу с учётом переноса части средств прошлого года выделено порядка 12,5 млрд рублей. Действуем мы в рамках «дорожных карт» НТИ. Утвердили шесть таких карт: «Автонет», «Энерджинет», «Нейронет», «Аэронет», «Маринет» и «Хелснет», которые содержат вполне конкретные проекты. 12 из них уже одобрены. Я сейчас смотрел проекты, которые представляют компании, – в общем все достойны того, чтобы быть включёнными в такого рода работу в рамках тех карт, которые утверждены.

Сегодня мы также обсудим план реализации Национальной технологической инициативы в этом году. Он содержит решения по организации управления проектами, предполагает активное участие федеральных ведомств и институтов развития. В частности, необходимо будет скоординировать программы научных исследований, НИОКР для достижения результатов «дорожных карт».

Кроме того, план содержит и меры по открытию рынков, прежде всего путём снятия ненужных ограничений, преодоления барьеров на пути внедрения новых технологий. Предполагается также создать на базе университетов профильные центры компетенций. Предусмотрены и другие меры, в том числе по развитию венчурного финансирования, по защите интеллектуальной собственности, по поддержке проектов в регионах и популяризации инновационной деятельности.

Сегодня мы обсудим очередную «дорожную карту» – «Технет». Речь идёт о перспективных производственных технологиях. Это целый набор решений, которые революционным образом меняют индустриальное производство, делают его эффективным, автоматизированным, позволяют оцифровать все стадии оборота продукта – от самóй инженерной мысли до утилизации.

Мы обсуждали часть этих идей на «Иннопроме» в Екатеринбурге. Касались там и промышленного интернета, и аддитивных технологий, и роботизации, и 3D-производства. Цифровое проектирование обсуждали в июне 2016 года в Политехническом университете. То есть эта работа продолжалась.

Но нам нужно создавать условия, чтобы эти перспективные технологии применялись в российской промышленности. На это и нацелена «дорожная карта». Предполагается запуск пилотных проектов по организации цифровых «Фабрик будущего», по испытательным полигонам, экспериментально-цифровым центрам сертификации и целому ряду других направлений.

Нужно соединить университетские подходы. Естественно, это связано с изменением образовательных программ. В результате специалисты, которые у нас будут выпускаться, должны быть уже другого уровня. Должна меняться и производительность труда, и трудовая мобильность.

Как у всех карт, у «Технета» есть целевые показатели результативности. Хотя планирование здесь носит весьма условный характер, какие-то ориентиры всё равно нужно задавать, чтобы понимать, в каком направлении мы двигаемся, что у нас получается, а что получается несколько хуже.

Давайте обсудим всю эту проблематику.

А.Дворкович: В 2009 году мы в рамках работы комиссии по модернизации выбрали пять приоритетных направлений: это стратегические компьютерные технологии, ядерные технологии, космос и телекоммуникации, медтехника и фармацевтика, а также энергоэффективность. И в их рамках было утверждено 37 проектов.

По большему числу проектов результаты были достигнуты и вложенные инвестиции принесли отдачу. Из федерального бюджета были вложены средства в объёме около 110 млрд рублей, из внебюджетных источников – около 34 млрд рублей. 85% федерального финансирования было направлено на два основных приоритета: ядерные технологии и космические технологии – наиболее капиталоёмкие темы. И там были достигнуты наибольшие результаты. Примерно две трети внебюджетного финансирования также было связано с этими двумя основными направлениями.

Назову проекты. Это новая технологическая платформа, связанная с замкнутым ядерным топливным циклом, и реактор на быстрых нейтронах, а также создание типового проекта оптимизированного и информатизированного энергоблока технологии водо-водяного энергетического реактора. Эти проекты уже переходят в стадию практической реализации. Уже проектируются конкретные реакторы.

Упомяну ещё один проект – «ЭРА-ГЛОНАСС», который сочетает в себе использование космических технологий и наземной инфраструктуры и уже фактически внедрён в практику. Мы сегодня в качестве обязательного требования имеем установку соответствующих компонентов на все автомобили. Эта техника используется для быстрого реагирования на возникающие аварийные ситуации и уже приносит практическую отдачу для многих-многих десятков тысяч, сотен тысяч людей в нашей стране. Они быстрее получают медицинскую помощь, соответственно, мы спасаем человеческие жизни. Это продуктивные инвестиции.

Подчеркну, что нам ещё предстоит найти правильную финансовую модель дальнейшего функционирования этой системы. Это одна из тем для последующих обсуждений в рамках работы Правительства. Также здесь есть возможности для коммерциализации, для привлечения частных инвестиций. Мы это сейчас активно обсуждаем.

Мы ещё в 2010 году начали процесс перевода государственных, публичных услуг, в том числе муниципальных услуг, в электронный вид. Сегодня уже многие элементы нашего документооборота стали осуществляться в электронной форме, это электронные госуслуги. Уже несколько сотен госуслуг оказывается именно в этой форме. Работа не завершена, мы её продолжаем в плановом режиме в рамках комиссии по использованию информационных технологий: на следующей неделе будет заседание комиссии, где мы обсудим следующий этап, этап этого года. Это позволяет снижать издержки и для людей, и для бизнеса при использовании государственных услуг.

Отдельная тема – энергоэффективность. С одной стороны, мы добились того, что эта тема стала приоритетом для наших государственных и частных компаний. В таких компаниях, как «Российские железные дороги», «Транснефть», во всех наших крупнейших металлургических холдингах реализованы собственные программы энергоэффективности. Эффект исчисляется десятками миллиардов рублей. Созданы конкретные технологии по системам учёта электрической энергии, это интеллектуальные сети. И сейчас реализуются проекты «Россетей» совместно с Российским фондом прямых инвестиций по масштабированию этих технологий на территории страны. Созданы конкретные виды оборудования на основе сверхпроводников второго поколения, которые уже начинают экспортироваться за рубеж.

Мы обеспечили переход подавляющего большинства государственных учреждений, предприятий, государственных компаний на энергосберегающие источники освещения. Эти источники освещения мы производим в нашей стране. Уже заключено около 700 энергосервисных контрактов. Экономия от их реализации в этом году ожидается на уровне 8 млрд рублей.

Мы обеспечиваем внедрение приборов учёта по всей системе теплоснабжения, водоснабжения в стране. Это позволяет десяткам тысяч предприятий экономить на оплате тепла и воды и, соответственно, повышать свою конкурентоспособность и использовать деньги на более рациональные цели.

И последнее, хотя и немаловажное, – это современное фармацевтическое производство. У нас создано несколько конкурентоспособных на мировом уровне заводов. Это прежде всего «Генериум», «Биокад», ряд других компаний, «ХимРар». На всех этих предприятиях Вы были, Дмитрий Анатольевич, видели это производство. Эти лекарственные препараты поставляются уже и внутри страны, и за рубеж. Они находятся на самом высоком мировом уровне.

Реализация отдельных проектов продолжится в рамках уже других схем, других национальных приоритетов. Прежде всего это касается таких не до конца реализованных проектов, как внедрение индивидуализированных медицинских технологий и электронной медицины, а также телемедицины. Этот проект реализуется в рамках наших приоритетных проектов, то есть не по линии НТИ, а по линии наших приоритетных проектов в рамках совета по стратегическому развитию и президиума этого совета. Эти проекты мы реализуем в ближайшие два-три года. Остальные проекты, о которых мы говорим, реализуются в рамках Национальной технологической инициативы. За то время, что прошло с начала работы комиссии по модернизации, то есть с 2009 года, первые результаты получены. Но мы продолжаем действовать, продолжаем использовать полученные наработки и реализовывать на практике более масштабные проекты.

Участники заседания президиума Совета при Президенте Российской Федерации по модернизации экономики и инновационному развитию России 14 февраля 2017 г. технопарк «Сколково»:

У частники заседания президиума Совета при Президенте Российской Федерации по модернизации экономики и инновационному развитию России 14 февраля 2017 г. технопарк «Сколково»:

Члены президиума Совета : БЕЛОУСОВ А ндрей Рэмович – помощник Президента Российской Федерации (заместитель председателя президиума Совета); ДВОРКОВИЧ Аркадий Владимирович – Заместитель Председателя Правительства Российской Федерации (заместитель председателя президиума Совета); АКИМОВ Максим Алексеевич – первый заместитель Руководителя Аппарата Правительства Российской Федерации (секретарь президиума Совета); АБЫЗОВ Михаил Анатольевич – Министр Российской Федерации; МИННИХАНОВ Рустам Нургалиевич – Президент Республики Тата рстан, председатель совета Ассоциации инновационных регионов России; РУДСКОЙ Андрей Иванович – ректор Санкт - Петербургского политехнического университета Петра Великого; СИЛУАНОВ Антон Германович – Министр финансов Российской Федерации; ФОРТОВ Владимир Евгеньевич – президент Российской академии наук;

Приглашенные : РОГОЗИН Дмитрий Олегович – Заместитель Председателя Правительства Российской Федерации; ВАСИЛЬЕВА Ольга Юрьевна – Министр образования и науки Российской Федерации; МАНТУРОВ Денис Валентинович – Министр промышленности и торговли Российской Федерации; НИКИФОРОВ Николай Анатольевич – Министр связи и массовых коммуникаций Российской Федерации; ОРЕШКИН Максим Станиславович – Министр экономического развития Российской Федерации; СКВОРЦОВА Вероника Игоревна – Министр здравоохранения Российской Федерации; АБРАМОВ Алексей Владимирович – руководитель Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии; КОТЮКОВ Михаил Михайлович – руководитель Федерального а гентства научных организаций; ОСЬМАКОВ Василий Сергеевич – заместитель Министра промышленности и торговли Российской Федерации; ГОРЬКОВ Сергей Николаевич – председатель Государственной корпорации «Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внеш экономбанк)»; КОМАРОВ Игорь Анатольевич – генеральный директор Государственной корпорации по космической деятельности «Роскосмос»; ЛИХАЧЕВ Алексей Евгеньевич – генеральный директор Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом»; ЛЕЛИКОВ Дм итрий Юрьевич – заместитель генерального директора Государственной корпорации «Ростех»; БАКУЛИН Алексей Анатольевич – генеральный директор ООО «Волгабас Волжский»; БОГИНСКИЙ Андрей Иванович – генеральный директор АО «Вертолеты России»; БОРОВКОВ Алексей Иванович – проректор по перспективным проектам Санкт - Петербургского политехнического университета Петра Великого, соруководитель рабочей группы «Технет» Национальной технологической инициативы; БОРТНИК Иван Михайлович – советник генерального ди ректора Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно - технической сфере (Фонда содействия инновациям); ДРОЗДОВ Игорь Александрович – председатель правления Фонда «Сколково»; ДЫДЫКИНА Лариса Юрьевна – генеральный директор ООО «ВГТ» (резиден т Фонда «Сколково»); ИВАНОВ Дмитрий Станиславович – директор по инновационному развитию ПАО «НПО «Сатурн»; КАЛУГИН Сергей Борисович – президент ПАО «Ростелеком»; КУЛЕШОВ Александр Петрович – ректор Сколковского института науки и технологий; МАЛЬЦЕВ Сергей Владимирович – генеральный директор ООО «РобоСиВи» (резидент Фонда «Сколково»); МОРОЗОВ Сергей Михайлович – генеральный директор ООО «Датадванс» (резидент Фонда «Сколково»); ПЕСКОВ Дмитрий Николаевич – директор направления «Молодые профессионалы» автономной некоммерческой организации «Агентство стратегических инициатив по продвижению новых проектов»; ПОВАЛКО Александр Борисович – генеральный директор АО «Российская венчурная компания»; СЕРЕДОХО Владимир Александрович – генеральный дире ктор АО «Средне - Невский судостроительный завод»; ФЕДОТОВ Иван Владимирович – директор ассоциации экономического взаимодействия субъектов Российской Федерации «Ассоциация инновационных регионов России»; ХАЛИКОВ Ринат Шавкятович – заместитель предсе дателя правления группы компаний «Ренова»; ЧУБАЙС Анатолий Борисович – председатель правления ООО «УК «РОСНАНО»; ШВЕЦОВ Вадим Аркадьевич – генеральный директор ПАО «Соллерс», генеральный директор ООО «УАЗ»; ШЕРЕЙКИН Максим Леонидович – генеральн ый директор Агентства по технологическому развитию.

http://government.ru/media/files/DfQZ9srq5hjXMCtpJqvAvWpiH0wZh4g0.pdf

О бюджетных ассигнованиях на реализацию проектов Национальной технологической инициативы:

Распоряжение от 13 февраля 2017 года №255-р. Минобрнауки России направляются 8,5 млрд рублей для предоставления субсидий на реализацию ключевых проектов «дорожных карт» НТИ. Средства на эти цели предусмотрены в федеральном бюджете на 2017 год.

Справка

Внесено Минобрнауки России.

В федеральном бюджете на 2017 год на реализацию ключевых проектов «дорожных карт» Национальной технологической инициативы (далее – НТИ) предусмотрены бюджетные ассигнования в объёме 12,5 млрд рублей.

Подписанным распоряжением Минобрнауки России направляются 8,5 млрд рублей из этих средств для предоставления субсидий на реализацию проектов в рамках «дорожных карт» НТИ.

Оставшиеся средства в объёме 4 млрд рублей могут быть направлены на государственную поддержку центров НТИ на базе образовательных организаций высшего образования и научных организаций (2 млрд рублей), а также на предоставление Фондом содействия инновациям грантов на проведение НИОКР в целях реализации «дорожных карт» НТИ (2 млрд рублей). Минобрнауки России совместно с Минфином России поручено представить соответствующие предложения в отношении этих оставшихся средств при внесении изменений в Федеральный закон «О федеральном бюджете на 2017 год и на плановый период 2018 и 2019 годов».

http://government.ru/media/files/YA1lZSuyd8AgBWHTJ5b5sNDSFwpYyjS9.pdf

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > premier.gov.ru, 14 февраля 2017 > № 2079130 Дмитрий Медведев, Аркадий Дворкович


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 6 февраля 2017 > № 2064678 Дмитрий Медведев, Игорь Шувалов

Совещание с вице-премьерами.

В повестке: о поддержке инвестиционных проектов в сфере производства товаров и средств реабилитации для инвалидов; о повышении инвестиционной привлекательности регионов.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Несколько слов о документах, которые подписаны.

Я подписал два постановления, которые посвящены производству товаров и средств реабилитации для инвалидов.

В первом документе утверждаются правила предоставления субсидий российским организациям на покрытие части затрат на инвестпроекты по выпуску таких видов продукции.

Наши усилия направлены на поддержку инвестиционной активности организаций в сфере производства средств реабилитации. Нужно сделать всё, чтобы люди с ограничениями по здоровью как можно быстрее получили и новые инвалидные коляски, и другие виды техники, протезы – всё, что необходимо для обеспечения нормальной жизни.

В новых правилах уточнены формы расчёта субсидии (её максимальный размер – до 200 млн рублей), паспорт инвестпроекта, а также ответственность за неэффективное использование средств.

Второе постановление утверждает правила предоставления субсидий на проведение НИОКР в рамках таких инвестпроектов.

В правила включена методика определения рейтинга заявок участников, расчёты размера субсидии и целого ряда других параметров.

Оба документа учитывают специфику рынка реабилитационной индустрии. Этот рынок ещё совсем недавно у нас был в значительной мере иностранным. Сейчас ситуация меняется. Капиталоёмкость таких проектов не очень высокая, и, что важно, российские предприятия заходят в те ниши, которые раньше занимали зарубежные производители. Но, естественно, всё это нужно делать без ущерба для качества продукции, которая такими производителями выпускается. По качеству технические средства реабилитации для инвалидов, которые выпускаются у нас на предприятиях, должны быть абсолютно сопоставимы с иностранными. На это нужно обратить внимание.

Мы продолжаем работу по улучшению бизнес-среды в регионах. Я также подписал распоряжение Правительства, в котором утверждается 12 целевых моделей упрощения ведения бизнеса, повышения инвестиционной привлекательности регионов по ключевым параметрам. Эти параметры наиболее сильно влияют, по нашему мнению, на инвестиционный климат.

Речь идёт об упрощении получения разрешения на строительство, регистрации права собственности на земельные участки и недвижимость, о постановке недвижимости на кадастровый учёт, о присоединении к электросетям, о подключении к газу, к теплу, к воде, а также о привлечении инвестиций и работе с инвесторами. Эти целевые модели подготовлены на базе так называемых лучших практик. Надеюсь, они помогут регионам разработать собственные «дорожные карты» по улучшению условий ведения бизнеса.

Игорь Иванович (обращаясь к И.Шувалову), расскажите о том, как будет эта работа построена, в том числе с учётом того, что Вы ездили по линии работы с моногородами в Анжеро-Судженск. Как там дела и каким образом нам соединить эту работу с работой по монопрофильным населённым пунктам?

И.Шувалов: Действительно, в последние годы мы серьёзно работаем по улучшению бизнес-климата. На протяжении четырёх лет мы осуществляем работу вместе с региональными властями по так называемым дорожным картам национальной предпринимательской инициативы.

В прошлом году, Дмитрий Анатольевич, мы подробно на совещании под Вашим председательством обсуждали все карты, которые мы прошли. Некоторые из них завершились успешно. По некоторым сроки будут продлены. И открываются в том числе новые направления.

По нашим рейтингам, которые мы отрабатываем совместно со Всемирным банком и Doing Business, все специалисты работают с двумя субъектами Российской Федерации – это московский и питерский регионы. Для того чтобы всю страну, все 85 субъектов Федерации включить в эту работу по изменению бизнес-среды, были разработаны совершенно новые подходы по рейтингованию властей субъектов Российской Федерации. Эти рейтинги были запущены в рамках питерского форума. И ежегодно, когда мы встречаемся в Петербурге для того, чтобы этот форум провести, отдельная сессия всегда посвящена тому, как в целом складываются рейтинги, какие места в них занимают субъекты Российской Федерации и их команды.

Для того чтобы эту работу систематизировать и значительно лучше продвинуть, под председательством Президента в Ярославле состоялся президиум Государственного совета, где обсуждались лучшие региональные практики и как всю эту работу теперь поставить и Правительству, и региональным властям вместе с Агентством стратегических инициатив. Были подписаны поручения. Мы вместе с АСИ и с регионами их отработали и представили, Вы 31 января подписали соответствующее постановление Правительства.

Это 12 целевых моделей. Как мы по этим моделям сейчас собираемся работать? На основании этих моделей субъекты Российской Федерации должны будут создать свои «дорожные карты», и в течение 2017 года мы будем работать вместе с региональными властями, а на федеральном уровне будут созданы федеральные рабочие группы. Эти федеральные рабочие группы будут возглавлять заместители министров или заместители руководителей других федеральных органов, которые будут по той или иной тематике продвигать это направление.

Организационное сопровождение этого проекта будет обеспечивать Агентство стратегических инициатив, и дважды в год Министерство экономического развития будет докладывать Правительству о том, как эти целевые модели продвигаются.

Постановление содержит и конкретные сроки. Например, ожидаемые результаты от внедрения целевых моделей: получение разрешения на строительство должно быть до 80 дней (сейчас 210 дней), подключение к электрическим сетям – не больше 90 дней, постановка на кадастровый учёт – 38 дней (сейчас 80 дней), охват муниципальных образований программами развития малого и среднего предпринимательства – 100%, количество видов регионального государственного надзора, в отношении которых применяется риск-ориентированный подход, – 7% и так далее. Это конкретные цифры, которые должны быть достигнуты в ходе нашей совместной работы. Конечно, бóльшая часть ответственности будет лежать на региональных властях, но и мы со своей стороны будем, конечно, эту работу в постоянном режиме проводить.

По Кемеровской области. Там 24 монопрофильных образования. И в период кризиса 2008 года в некоторых городах ситуация была крайне сложная. Мы тогда с помощью Внешэкономбанка начали выделять определённые средства, работали с этими городами, с региональными властями. Сегодня в 24 монообразованиях, даже тех, где ситуация была раньше очень сложной (например, в городе Прокопьевске), благодаря проекту по малому и среднему предпринимательству и по тем моногородам, которые входят в проекты Внешэкономбанка для получения средств на обустройство отдельных участков под инвестиционные проекты необходимой инфраструктурой, ситуация достаточно стабильная.

Должен сказать, что в Кемеровской области очень профессиональная команда – молодая, хорошо подготовленная. С ними ведётся работа как на уровне городского руководства, так и на уровне руководства субъекта. Они активно включились в процесс подготовки специалистов на базе бизнес-школы «Сколково» и Академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте.

Команда Анжеро-Судженска одна из первых прошла обучение, и они защитили проект преобразования своего города из монообразования в город с полипрофильной структурой.

Мы посмотрели на совещаниях, как эта программа будет дальше развиваться, побывали на отдельных предприятиях. На угольных предприятиях сейчас ситуация уже не такая острая, как была, например, несколько лет назад. Открываются новые предприятия, в том числе и нефтеперерабатывающие – это уже, можно сказать, новая отрасль в области.

И есть такая задача (мы её совместно обсудили, не то, что мы её навязываем региональным властям): есть возможность, что до конца года Анжеро-Судженск выйдет из списка монопрофильных образований. То есть экономически рынок труда здесь уже не будет связан только с одной группой компаний.

Мы при этом подтверждаем, что преимущества, которые даёт статус монообразования – например, территории опережающего развития, денежные средства, которые они получают из Фонда развития моногородов, – всё это будет продолжать действовать вне зависимости от того, находится в списке этот город или нет. И будем стараться так отработать этот год, чтобы Анжеро-Судженск покинул этот список и ситуация в городе была более безопасной.

Д.Медведев: Количество монопрофильных городов, или моногородов, как их называют, – городов, где значительная часть людей трудится на одном производстве (причём эти производства, к сожалению, ещё иногда и останавливаются), – у нас очень значительное. Поэтому эта работа должна быть построена на относительно долгую перспективу. Для того чтобы полностью преодолеть это наследие прежней экономики, нам потребуются годы. И эту работу нужно так и выстраивать.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 6 февраля 2017 > № 2064678 Дмитрий Медведев, Игорь Шувалов


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 2 февраля 2017 > № 2058260 Дмитрий Медведев

Заседание Правительства.

В повестке: о прогнозном плане (программе) приватизации федерального имущества и основных направлениях приватизации федерального имущества на 2017–2019 годы, проекты федеральных законов.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Сегодня мы рассмотрим прогнозный план приватизации федерального имущества на ближайшие три года.

Речь идёт о том, чтобы последовательно выполнять решения, которые мы принимали в рамках планов действий Правительства, включая уменьшение государственного присутствия в экономике в тех случаях, когда это целесообразно. В рамках этих процессов планируется передать в частные руки около 500 акционерных обществ, около 300 ФГУП, а также доли в обществах с ограниченной ответственностью. Кроме того, приватизации подлежит в соответствии с теми планами, которые имеются, свыше 1 тыс. других объектов государственного имущества.

В результате поступления в федеральный бюджет должны составить около 17 млрд рублей за три года, причём это не считая эффекта от продажи акций крупнейших компаний, которые имеют лидирующие позиции в своих отраслях. Такие планы также есть. Я имею в виду и банки, и некоторые предприятия сырьевого сектора, промышленности, инфраструктурные предприятия. Отдельные решения по ним должны быть ещё окончательно согласованы и приняты.

Конкретные способы приватизации и сроки мы определим в Правительстве с учётом конъюнктуры рынка, а также рекомендаций ведущих инвестиционных консультантов.

Важно, конечно, продать акции, объекты имущества из программы с максимальной выгодой для государственного бюджета. При этом сами компании должны в результате приватизации получить и эффективных собственников, и грамотных управленцев, которые смогут выстроить современную систему управления и привлечь долгосрочные инвестиции в эти объекты.

В повестке также законопроекты.

Два из них – это поправки в Уголовно-процессуальный кодекс и нормы об исполнительном производстве. Речь идёт о введении норм о конфискации по запросу иностранных судов активов, которые были получены так называемым преступным путём.

Россия взяла на себя обязательства в рамках международного сотрудничества в этой сфере. Эти обязательства не противоречат нашему правовому регулированию и, напротив, позволяют более эффективно противодействовать трансграничной преступности, а также коррупции.

Предложенные изменения дополняют действующие нормы, совершенствуют наше законодательство по вопросам выявления таких активов, их возможного замораживания, ареста и последующей конфискации. Кроме того, в предлагаемых нормах есть перечень оснований, по которым суд может отказать в исполнении запроса иностранного суда.

Ещё один важный законопроект защищает права несовершеннолетних в гражданском процессе.

В действующей редакции Гражданского процессуального кодекса нет нормы о том, чтобы обязательно привлекать психолога по делам несовершеннолетних, и даже участие педагогических работников предусмотрено только при допросе несовершеннолетнего свидетеля. Очевидно, что в этот период дети и подростки особенно уязвимы. Им требуется дополнительное внимание, поэтому законопроект расширяет возможности участия педагогов и психологов в гражданском судопроизводстве по тем делам, где участвуют несовершеннолетние.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 2 февраля 2017 > № 2058260 Дмитрий Медведев


Россия. ПФО > Армия, полиция. Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 31 января 2017 > № 2058257 Дмитрий Медведев

Совещание о развитии производственных мощностей организаций оборонно-промышленного комплекса для выполнения государственной программы вооружения.

Перед совещанием Дмитрий Медведев посетил АО «Кировское машиностроительное предприятие». Также состоялась беседа с работниками завода.

Предприятие создано 20 февраля 2016 года и входит в состав Концерна воздушно-космической обороны «Алмаз – Антей».

Производство АО «КМП» включает механическую обработку, сварку, изготовление электрожгутов и деталей из неметаллов, нанесение гальванических и лакокрасочных покрытий, сборочные и испытательные работы для изготовления серийной продукции по номенклатуре АО «Концерн ВКО “Алмаз – Антей”».

Технологии завода являются инновационными для большинства предприятий оборонно-промышленного комплекса. На предприятии размещено оборудование для скоростной обработки магниевых сплавов, большой комплекс современных высокопроизводительных станков с числовым программным управлением. Максимально автоматизированы процессы нанесения гальванических, лакокрасочных и теплозащитных покрытий, роботизированы процессы сварки и напыления. Современные решения применены в сфере технологической подготовки производства, контроля и управления производственными и бизнес-процессами.

Беседа Дмитрия Медведева с работниками завода

Из стенограммы:

Вопрос: Иван, старший мастер участка механической обработки. У нас новый завод, современное оборудование, и мне как старшему мастеру очень сложно подобрать квалифицированный персонал. Потому что современные колледжи и техникумы обучают студентов на морально устаревшем оборудовании по старым программам. Планирует ли Правительство программы государственной поддержки этих учебных заведений, чтобы у них была возможность приобретать современное оборудование и заниматься переподготовкой кадров?

Д.Медведев: Мы такие программы начали ровно десять лет назад в рамках национального проекта. В целом из федерального бюджета было выделено на это порядка 15 млрд рублей, которые пошли в регионы.

Вы правы, система профессионально-технического образования в нашей стране в какой-то период оказалась разваленной. Сейчас в этой системе действует около 3 тыс. организаций и 287 высших учебных заведений.

Ситуация меняется. Конечно, трудно сравнивать какие-нибудь устаревшие училища, где очень часто не хватает ни техники, ни многого другого (я сам неоднократно посещал такие училища), и профессионально-технические средние образовательные учреждения, которые должны готовить специалистов для такого предприятия, как ваше. Это просто небо и земля. Поэтому на эти цели денег жалеть нельзя.

Есть государственная программа, в её рамках мы создали новый приоритет, будем выделять деньги на важнейшие отрасли экономики и создание средних специальных учебных заведений, потому что без них не обойтись, даже несмотря на то, что на таких предприятиях, как ваше, 70% людей – это люди уже с высшим образованием. Но я спросил у одного вашего работника – он всё равно до этого техникум окончил, а теперь параллельно учится в институте. Это нормальная история, правильная. Это первое.

Второе. Конечно, в эту систему должны вкладываться работодатели в широком смысле этого слова. Ведь «Алмаз-Антей» как работодатель в целом заинтересован в том, чтобы были квалифицированные рабочие, чтобы были хорошие представители рабочих специальностей. Поэтому другая составляющая – это собственные вложения работодателей. Это, конечно, не только вашей компании касается, а вообще всех компаний.

Третья составляющая – это деньги, которые приходят в систему высшего и среднего образования по линии министерства. Там тоже есть федеральные программы.

И наконец, четвёртая составляющая, тоже очень важная (она, может быть, в меньшей степени касается таких крупных, высокотехнологичных компаний, как «Алмаз-Антей», но она есть), – это деньги регионов, которые тоже вкладываются в рабочие места. В общей сложности только за один год наши регионы, включая, естественно, и Кировскую область, вкладывают 187 млрд рублей в систему среднего специального образования.

То есть в целом это достаточно приличный ресурс, который, я надеюсь, нам позволит поднять среднее специальное образование, а без него ни одно производство развиваться не может. Обязательно эту тему будем продолжать.

Есть и ещё одна важная инициатива, в которой мы принимаем участие, – это соревнование WorldSkills. Это мировой конкурс (мировой, подчёркиваю, что очень важно) рабочих профессий, где можно проверить, что могут наши ребята, которые у станков стоят (очень часто высокотехнологичных станков), и, допустим, немцы, британцы, индийцы – кто угодно. На этих конкурсах мы занимаем очень приличные места. И поэтому скоро конкурс WorldSkills будем проводить мы, он будет проходить в Казани. Я знаю, что вы и внутренние соревнования на эту тему проводите, и это, мне кажется, очень важно.

Вопрос: Дмитрий Анатольевич, я и моя супруга работаем на оборонно-промышленных предприятиях, планируем брать ипотеку. Но, имея четверых детей, хочется быть уверенным в завтрашнем дне. Каковы перспективы развития нашей отрасли?

Д.Медведев: Перспективы оборонно-промышленного комплекса в нашей стране очень хорошие. Говорю это как Председатель Правительства. Мы взялись за модернизацию оборонно-промышленного комплекса (вы знаете, в какой период это было сделано) даже несмотря на то, что у нас были проблемы с деньгами, с бюджетом.

Сейчас реализуется программа модернизации оборонно-промышленного комплекса параллельно с программой военно-промышленного развития нашей страны и разрабатывается новая программа, которая вступит в силу с 2018 года и будет действовать по 2025 год. Туда будут заложены все необходимые средства – наряду с программой развития вооружений.

Поэтому в комплексе модернизация ОПК, создание таких прекрасных высокотехнологичных производств, как ваше, а также программа закупки вооружений дадут тот самый финансовый ресурс, который позволит нашей оборонке существовать. Лет 10–15 назад никто и представить себе не мог, что мы будем такие производства создавать и таким образом увеличим оборонный заказ и улучшим программу модернизации предприятий ОПК.

Ваше предприятие, конечно, новое, образцово-показательное, оно устремлено в будущее. У нас в ОПК есть масса не таких новых производств, но туда тоже приходят деньги, мы там тоже занимаемся модернизацией.

Вопрос: Юрий, инженер-механик первой категории. Дмитрий Анатольевич, меня как инженера-механика интересует, какие шаги предпринимает Правительство для поддержания и развития высокотехнологичного станкостроения в России? Потому что сейчас у нас станки собирают в основном по конструктору «Лего» – берут комплектующие мировых производителей…

Д.Медведев: Трудно с Вами не согласиться. Это пока наше, скажем честно, слабое место, потому что мы научились создавать такие производства, но значительная часть оборудования здесь – иностранное. Есть станки, которые мы уже начинаем собирать в кооперации. Мы в Ульяновске открыли производство самых современных высокотехнологичных станков. Но нам обязательно нужно вернуться к тому, что раньше называлось «индустрия средств производства». Нужно обязательно начать и лицензионное производство, и собственное производство.

Есть и второй фактор, который тоже бессмысленно скрывать: мы сейчас находимся в довольно сложном положении. Нам объявили, по сути, торговую войну, обложили санкциями в расчёте на то, что у нас таких оборонных производств, как ваше, просто не будет. В этом на самом деле цель тех государств, которые эти санкции вводят.

Поэтому для нас критически важно этим заниматься. У нас есть специальная программа, и на неё есть деньги. На этот год эти деньги мы совсем недавно с коллегами по Правительству распределили и в дальнейшем будем это делать. Деньги не фантастические, но надеюсь, что с каждым годом будем увеличивать вложения в эту сферу. И конечно, сами предприятия должны это делать. Мы с вами понимаем: целиком сделать это за счёт бюджета невозможно. Должны быть вложения и самих компаний, но простимулированные государством. Каким образом? В основном, например, в виде компенсации части процентной ставки, чтобы кредиты для предприятий были более доступными.

Совещание о развитии производственных мощностей организаций оборонно-промышленного комплекса для выполнения государственной программы вооружения.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Мы сегодня встречаемся на площадке Кировского машиностроительного предприятия. Рассмотрим вопрос о модернизации нашей промышленности, прежде всего на примере оборонно-промышленного комплекса, той программы, которая реализуется в последние годы. Обсудим меры по развитию производств в оборонно-промышленном комплексе на ближайшую перспективу, которые также являются абсолютным приоритетом и важнейшим условием выполнения государственной программы вооружения.

Совещание неслучайно проходит на Кировском машиностроительном предприятии. Завод абсолютно новый, современный. Решение о его создании принималось в конце 2009-го – начале 2010 года. Заработал он в прошлом году. Здесь выпускают современные средства воздушно-космической обороны. До совещания мы побывали в цехах, посмотрели оборудование, я поговорил со специалистами, которые здесь работают. 70% работников предприятия имеют высшее образование, также абсолютное большинство – это молодёжь, люди в возрасте до 40 лет.

Если говорить о технологиях, которые внедрены, информационных продуктах, в отрасли этому предприятию равных практически нет. Другое дело (и мы об этом тоже говорили с работниками предприятия), что очень важно заниматься созданием собственной станкостроительной базы, потому что все те современные виды оборудования, которые здесь работают, в значительной степени закупались по импорту.

Необходимо использовать возможности по локализации, которые у нас в настоящий момент открылись. В Ульяновске создано производство, есть целый ряд других намерений. Мы проводили совещание по развитию станкостроения. Тем не менее от самих работников прозвучала эта просьба. Мы с вами понимаем, что это имеет для нас не только технологическое значение. В известной степени это вопрос безопасности.

Есть второй завод, нижегородский, который был открыт в прошлом году,