Всего новостей: 2008491, выбрано 9836 за 0.059 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру  | релевантности

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Россия. Ливия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 24 февраля 2017 > № 2086894

Россия нацелилась на ливийскую нефть

Соглашение о разработке месторождений и добыче сырья. Попытка Кремля увеличить влияние в стране

Ролла Сколари (Rolla Scolari), La Stampa, Италия

Россия наращивает свое влияние в Ливии. 21 февраля государственная нефтяная компания Роснефть подписала соглашение с ливийской Noc. Ливийская национальная энергетическая компания уже давно пытается стимулировать иностранные инвестиции в страну, расколотую в политическом и военном отношении между западом и востоком.

В последние несколько месяцев роль Москвы в нестабильной Ливии выросла. Кремль подал ясный сигнал о поддержке одного из главных действующих лиц ливийского раскола генерала Халифы Хафтара, возглавляющего самопровозглашенную Национальную ливийскую армию, действующую на востоке и завоевавшую летом контроль над нефтяными заводами Киренаики, которые до этого находились в руках местного ополчения. В ноябре Хафтар посетил Москву. В январе в знак поддержки генерала российские военные пригласили его на борт своего авианосца в Средиземном море.

Россия в эти недели вместе со своим египетским союзником Аль-Сиси пытается играть роль посредника между востоком Хафтара и западом правительства Файеза аль-Сарраджа, которого поддерживает ООН. Встреча двух соперничающих лидеров в Каире сорвалась. Саррадж заявил 19 февраля, что он рассчитывает на помощь России в примирении сторон. Спустя несколько часов против него была совершена неудавшаяся попытка покушения на улице в Триполи, который находится под его слабым контролем.

«Нам нужна помощь и инвестиции крупных международных нефтяных компаний, чтобы достичь наших целей по производству и стабилизации нашей экономики», — заявил после подписания договора с Россией Мустафа Саналла. Президент Noc не раз в прошлом повторял, что восстановление многострадальной ливийской экономики зависит от единства целей и национального сотрудничества в восстановлении нефтяного сектора.

Ливийская энергетическая компания — возможно, единственная организация в стране, которая в эти месяцы осуществляет объединяющую функцию в обстоятельствах общей нестабильности, сотрудничая со всеми сторонами. Ее президент Саналла спустя несколько месяцев переговоров с ополченцами, местными племенами и кланами, смог вновь привести в движение западные месторождения — Шарара, самое большое в стране, и эль-Филь (Слон), а также сотрудничать с Хафтаром (контролирующим заводы на востоке), хотя тот поначалу пытался самостоятельно продавать сырье за границу.

В течение многих лет диктатуры Каддафи Россия делала различные инвестиции в Ливию. Подписанное 21 февраля соглашение предусматривает создание комитета для оценки расширения деятельности по разработке месторождений и производству нефти. Noc сотрудничает и с другими иностранными энергетическими компаниями, в числе которых итальянская Eni и французская Total. Деятельность Noc, идущая наперекор политическому и военному расколу Ливии, привела к удвоению объемов производства, упавшего до этого до 300 тысяч баррелей в день.

Сегодня Ливия вместе с Нигерией и Ираном является одним из членов ОПЕК, на которых не распространяется ограничение по добыче нефти, наложенное международной организацией, чтобы остановить падение цен на нефть, она производит 700 тысяч баррелей нефти в день, и Саналла рассчитывает к концу года увеличить это количество до 1,2 миллионов баррелей. До революции 2011 года Ливия производила 1,6 миллионов баррелей сырья в день.

Россия. Ливия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 24 февраля 2017 > № 2086894


Китай > Внешэкономсвязи, политика > chinapro.ru, 23 февраля 2017 > № 2084458

Наиболее популярным направлением для иностранных инвестиций в Китае стали ритейл и сфера сбыта. С начала 2017 г. общий объем сделок слияния иностранных компаний в КНР вырос в два раза по сравнению с аналогичным показателем 2016 г. и составил $7,1 млрд. Половина из этих средств поступила в проекты ритейла и сбыта.

Ранее сообщалось, что по итогам января 2017 г., приток прямых зарубежных инвестиций в китайскую экономику составил 80,1 млрд юаней ($12 млрд). Это на 9,2% меньше, чем в январе 2016 г. Примечательно, что в 2016 г. финансовые структуры Китая вывели за рубеж в виде прямых инвестиций более 63,39 млрд юаней ($9,32 млрд). Это несколько ниже показателей 2015 года.

К концу прошлого года общие резервы прямых зарубежных инвестиций финансовых структур Китая превысили 1,38 трлн юаней. Это на 24% больше, чем годом ранее.

В прошлом году объем фактически использованного иностранного капитала в Поднебесной достиг 813,22 млрд юаней ($119,59 млрд). Это на 4,1% больше, чем в 2015 г. По итогам прошлого года, в стране было создано 27 900 предприятий с зарубежными инвестициями. Данный показатель вырос на 5% относительно уровня предыдущего года.

Китай > Внешэкономсвязи, политика > chinapro.ru, 23 февраля 2017 > № 2084458


США. Китай > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 февраля 2017 > № 2083757

Нужно проверить китайские инвестиции в Соединенных Штатах

Роберт Питтенджер (Robert Pittenger), Крис Смит (Chris Smith), The Wall Street Journal, США

Финансовый рынок Америки продолжает оставаться самым мощным и вызывающим наибольшее восхищение в мире. Наша экономика построена на открытости, свободе возможностей, транспарентности в операциях, а также на разделении правительства и промышленности. Сила и надежность экономики Соединенных Штатов являются основой нашей национальной безопасности.

К сожалению, американская экономическая мощь подвергается риску в результате стратегических, хорошо скоординированных и спонсируемых государством китайских инвестиций в американские финансовые институты. Китайские вливания в финансовый сектор значительно увеличились, и часто они определяются приоритетами и целями китайского правительства.

Оценка глобальных инвестиционных тенденций — дело сложное, но для защиты целостности нашей экономической системы мы должны потребовать внимательного изучения усилий китайского правительства, направленных на приобретение финансовых организаций Соединенных Штатов.

Некоторые транзакции свидетельствуют о том интересе, который китайцы проявляют к американской финансовой системе, и первая из них это приобретение аффилированной с китайским правительством компанией Chongqing Casin Enterprise Group (CCEG) Чикагской фондовой биржи. 40 наших коллег из Конгресса, представляющие обе партии, присоединились к нам и подписали письмо в адрес нашего правительства, в котором содержится настоятельна просьба о проведении тщательной проверки этой сделки.

Компания CCEG работает в нескольких секторах китайского рынка, в которых необходимо иметь тесные связи с государством, особенно в такой чувствительной области как защита окружающей среды. Из-за отсутствия транспарентности в Китае нет возможности снять с повестки дня озабоченность по поводу правительственного влияния на CCEG, а данная транзакция приведет к тому, что впервые контроль над американской фондовой биржей будет передан китайской фирме. Существует множество потенциальных рисков.

В прошлом месяце, сразу после этой транзакции, было объявлено, что китайская фирма Ant Financial намерена приобрести расположенную в Соединенных Штатах компанию MoneyGram, ведущую глобальную компанию по оказанию услуг в области денежных переводов. Компания Ant Financial, как сообщается, хочет получить доступ к 2,4 миллиона банковским аккаунтам и аккаунтам мобильных пользователей.

Китайское правительство является важным акционером компании Ant Financial, и ему принадлежит примерно 15% акций. Если данная транзакция будет одобрена, то китайское правительство получит доступ — и информацию — к финансовым рынкам и определенным денежным потокам международных потребителей.

Поскольку китайское правительство принимает все более строгие меры в отношении политических, религиозных активистов и правозащитников, мы должны провести доскональное изучение того, может ли сеть компании MoneyGram использоваться для подавления этих голосов.

Двухпартийная комиссия правительства и Конгресса по Китаю (Congressional-Executive Commission on China) в своем последнем докладе обращает внимание на то, что китайское правительство «стало более дерзким в своей экстерриториальной деятельности», направленной на преследование журналистов и правозащитников за границей; оно запугивает их семьи в Китае, а также похищает диссидентов в Гонконге и в Таиланде. С помощью компании MoneyGram китайское правительство сможет использовать информацию о денежных переводах для проведения актов возмездия, направленных против семей диссидентов и демократических активистов, а также против тех, кто им помогает.

Отдельный одобренный Конгрессом орган — Комиссия по мониторингу экономических вопросов и вопросов безопасности в отношениях между США и Китем (U. S.-China Economic and Security Review Commission) — недавно провел двухпартийные слушания по поводу тех рисков, которые возникают в результате скоординированных и поддерживаемых государством китайских инвестиций. По свидетельству одного эксперта, мнение которого было представлено компанией Rhodium Group, «китайская финансовая система с доминирующим положением государства, а также отсутствие верховенства закона могут привести к тому, что участие государства будет доминирующим, даже если эта фирма и является частной».

Другой эксперт отметил, что китайские инвестиции в американский финансовый сектор являются частью более широких и руководимых государством стратегических усилий. Он назвал эти инвестиции «частью более значительной и более сложной стратегической мозаики», которая включает в себя проникновение в ключевые финансовые компании, а также «установление контроля над западными инвестиционными синдикатами».

Все это вызывает серьезную озабоченность и может иметь значительные последствия для среднесрочной и долгосрочной экономической безопасности, а также для национальной безопасности Соединенных Штатов. При оценке предлагаемых инвестиций китайских фирм в финансовый сектор мы должны очень серьезно рассмотреть связанную с ними стратегическую ценность, которые они могут иметь для китайского правительства. Непрозрачность китайской системы, а также неудавшаяся попытка обеспечить верховенство закона западного стиля требуют, чтобы мы подвергли строгому изучению эти транзакции.

Исходя из этого, некоторые председатели комитетов и подкомитетов Палаты представителей присоединились к нам и потребовали провести двухпартийную проверку нашего процесса одобрения иностранных инвестиций с помощью Счетной палаты (Government Accountability Office). Она, в частности, проверит Комитет по иностранным инвестициям в Соединенных Штатах (Committee on Foreign Investment in the United States), межведомственную организацию, в задачу которой входит соблюдение интересов Соединенных Штатов в области национальной безопасности в том, что касается иностранных инвестиций, которые часто осуществляются по инициативе государства. Это важная проверка предоставит объективную информацию Конгрессу и администрации, а мы, со своей стороны, продолжим анализировать воздействие растущих китайских глобальных инвестиций.

Китай пытается стать участником транзакций, которые угрожают целостности американских рынков, но при этом сами китайцы закрывают свои собственные рынки и систематически запрещают доступ на них иностранцам. Не существует взаимности в подобного рода транзакциях с участием американских компаний, пытающихся проникнуть на китайские рынки.

Хотя нам не следует перекрывать все китайские инвестиции в Соединенных Штатах, наше правительство, тем не менее должно рассматривать каждую подобную транзакцию, полностью осознавая при этом связанные с ней риски. Мы должны объединить усилия для защиты экономических принципов нашей страны и мы не можем себе позволить игнорировать хорошо скоординированные китайские инвестиции, целью которых являются наша критически важная и финансовая инфраструктура и которые могут подорвать наши основополагающие стратегические интересы и ценности.

Г-н Питтенджер является конгрессменом и вице-председателем Подкомитета по борьбе с терроризмом и незаконными финансами Палаты представителей. Г-н Смит является конгрессменом, а также старшим членом Комитета по иностранным делам Палаты представителей и председателем Совместной комиссии по Китаю Конгресса и федерального правительства.

США. Китай > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 февраля 2017 > № 2083757


Россия. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 23 февраля 2017 > № 2083706 Александр Крамаренко

Невыполненная миссия Александра Бенкендорфа и ее уроки

Александр Крамаренко, Чрезвычайный и Полномочный Посол

11января этого года исполнилось 100 лет со дня смерти последнего посла Российской империи в Великобритании графа Александра Бенкендорфа, который был похоронен в католическом Вестминстерском соборе Лондона. Эта годовщина стала своевременным напоминанием о его невыполненной миссии в Лондоне, куда он прибыл в 1903 году. В чем она состояла и почему это имеет значение для нас сейчас?

Когда угроза общеевропейской войны нависала над континентом и все ведущие столицы Европы активно занимались формированием противостоящих военно-политических альянсов, умы участников этой гонки во все большей мере занимал один критически важный вопрос. Речь шла о позиции Великобритании в этом новом геополитическом раскладе.

Как известно, Германия желала войны и была к ней готова. Хотя англо-германские противоречия вышли на первый план в европейской политике, не было достаточно ясно, чтó это означало в случае франко-германского военного конфликта. Берлин знал о существовании франко-российского военного союза и планировал ведение войны на два фронта с тем, чтобы сначала нанести поражение Франции, а затем сосредоточиться на России. Германское правительство все еще думало, что Великобритания, не будучи континентальной державой и с небольшой сухопутной армией, останется в стороне даже перед лицом нарушения бельгийской границы, гарантированной Лондоном.

Эти германские расчеты оказались иллюзией, имевшей катастрофические последствия. К силе убежденности в этом привело то обстоятельство, что Берлин был потрясен вступлением Великобритании в войну 4 августа 1914 года. И министру иностранных дел Эдуарду Грею было далеко не просто убедить правительство Асквита объявить войну Германии, причем он ссылался на «обязательство чести» по отношению к Франции и Бельгии.

Было ли глупо со стороны германской элиты исходить из таких расчетов? Следует иметь в виду, что в Европе складывалась беспрецедентная ситуация. Объединение Германии «железом и кровью» в качестве Прусской империи было лишь одним из крупных факторов этой новой ситуации. Кстати, Ф.И.Тютчев, который хорошо знал Германию, еще в середине XIX века писал, что в Европе нет места для Германской империи. Остро стояла также проблема трансформации европейского общества в результате промышленной революции. Многие историки, включая Макса Гастингса (в его книге «Первая мировая война. Катастрофа 1914 года»), указывают на перспективу потери контроля над ситуацией в собственных странах как на одну из причин того, что правительства европейских стран позволили ввергнуть континент в войну. Этот последний фактор в равной мере относился как к Великобритании, так и Германии. Стратегический анализ явно отставал от проходивших де-факто радикальных перемен в европейской политике.

Было заключено англо-французское «Сердечное согласие», но оно не предусматривало каких бы то ни было обязательств на случай, если Франция объявит войну Германии как союзник России. Давние разногласия между Великобританией и Россией в Центральной Азии, получившие название Большой игры, были урегулированы в секретном соглашении 1907 года. Таким образом, со стороны Великобритании наблюдалась стратегическая неопределенность/двусмысленность, что и питало германские иллюзии. Задачей Александра Бенкендорфа как раз и было подтолкнуть англичан к большей ясности, что могло бы открыть глаза Берлину и предотвратить Первую мировую войну.

Эта миссия оказалась невыполнимой. Британцы не могли преодолеть свой стратегический менталитет, который зиждился на императиве неучастия в обязывающих альянсах с континентальными державами. Стоит отметить, однако, что, когда Лондон действовал вопреки данной доктрине, это имело далекоидущие последствия. Многие историки сейчас рассматривают Крымскую войну, инициатором которой стал Наполеон III, как «ненужную». Сказать так - значит сказать очень мало, поскольку эта война создала условия для объединения Германии по опасному сценарию посредством Франко-прусской войны. Только Россия смогла бы это предотвратить, но, униженная условиями Парижского мира и находясь в разгаре проведения кардинальных внутренних реформ, она не имела для этого ни стимулов, ни политической воли. Как указывает Орландо Файджес в своей книге «Крымская война», именно кабинет Пальмерстона настаивал, в отличие от французов, на наиболее унизительных статьях мирного договора, которые накладывали ограничения на военное присутствие России на Черном море.

Теперь же, в преддверии Первой мировой войны, англичане никак не могли определиться и прийти к пониманию того, что германское доминирование на континенте не отвечает их жизненно важным интересам. Как и многие другие, они предпочитали верить в то, что большая война в Европе невозможна. Кажется, что к тому времени у них выветрились воспоминания о континентальной блокаде Наполеона. Впоследствии эта стратегическая двусмысленность выразится в «Странной войне» 1939-1940 годов и приведет к трагедии под Дюнкерком. И это уже не говоря о Версальской системе, которая оставила за бортом Германию и Советский Союз и гарантировала границы только западных соседей Германии.

В обоих случаях именно германская агрессия вносила ясность в британское стратегическое мышление, то есть приводила к пониманию фундаментального совпадения интересов между Великобританией/Францией и Россией в том, что касается поддержания мира в Европе. Кажется, что даже одного повторения в истории такого рода грубой ошибки уже слишком много, каковы бы ни были обстоятельства, включая классовые предрассудки и соображения идеологического порядка. История дает массу примеров того, что геополитика берет верх над всеми остальными факторами. Неудивительно по-этому, что даже сейчас, в условиях брекзита и «глобальной революции» Дональда Трампа, западные историки и обозреватели (как, например, британский историк Ниал Фергюсон) усматривают в нынешних европейских делах этот давний геополитический отпечаток.

Сейчас, как никогда прежде, очевидно, что геостратегическое наследие холодной войны, включая такие институты, как НАТО и Евросоюз, во все большей мере становится крупным препятствием на пути установления в Европе четкой и ясной системы коллективной безопасности, основанной на принципах неделимости безопасности и равной безопасности для всех. Выход Великобритании из ЕС с сохранением членства в НАТО напоминает стратегическую неопределенность британской внешней политики прошлого. К сожалению, логика такого подхода приводит некоторых, включая Н.Фергюсона (в его статье в американском журнале «Форин полиси»), к выстраиванию искусственного «Русского вопроса» на замену Германскому вопросу, который, как полагают, разрешен раз и навсегда. В действительности же это способствует поддержанию на плаву политики холодной войны. Грустно наблюдать то, как германские элиты с охотой дают себя поймать на эту наживку.

Чего не хватает в данном анализе, так это того, что фиаско Еврозоны/Евросоюза чревато возникновением новой проблемы несовместимости Германии с остальной Европой, на этот раз торгово-экономической. Никто не верит в то, что Германия могла бы вновь стать крупной военной державой. Именно поэтому устарела НАТО как средство сдерживания Германии. Вопрос же в том, как обеспечить экономическое сотрудничество с Германией, у которой профицит текущего счета платежного баланса составляет 9% ВВП, когда она окажется предоставленной самой себе. Если, конечно, как полагают некоторые, уже упущен - вследствие политизированного расширения Евросоюза «по дешевке» в последние 15 лет - момент создания устойчивой и сильной наднациональной Европы.

Британский историк Доминик Ливен в последней книге о России «К пламени» пишет, что в своем планировании войны, которая стала Первой мировой, Берлин думал о России в категориях «ловушки Фукидида». Действительно, Россия развивалась в то время ускоренными темпами (сопоставимыми с Китаем последних 30 лет) - достаточно вспомнить знаменитые слова П.А.Столыпина о «20 годах без войны». Немцы думали, что через 15 лет Россия станет доминирующей экономической державой в Европе. Но германский бизнес был ведущим иностранным инвестором в России, что предполагало вариант стать частью экономического успеха России.

Почему бы не пойти по этому пути сейчас, учитывая наш огромный потенциал в плане усваивания иностранных инвестиций, особенно если Германии и Европе придется нести двойное бремя управляемой глобализации/деглобализации, то есть столкнуться с серьезными вызовами в своих торгово-экономических отношениях как с США, так и Китаем. Стоит вспомнить о том, что 12 лет назад американский Национальный совет по разведке предусматривал в одном из своих сценариев развития глобальной ситуации возможность того, что США придется выйти из глобализации, если она будет действовать против интересов Америки.

По крайней мере, на этих путях можно было бы частично решить более серьезную проблему, а именно ту, что Германия окажется в геополитической терра инкогнита после окончания холодной войны. При этом уместно иметь в виду, что по своему мироощущению Германия является продуктом и жертвой «крестового похода» Запада против культурных различий и самой истории. Как показывает греческий кризис, различия в области культуры никуда не делись. А всем странам не уйти от того, чтобы творить собственную историю. Поэтому отношения сотрудничества между Германией и фланговыми державами к западу (США, Великобритания, Франция) и к востоку (Россия, Польша) могли бы стать материальной гарантией прочного мира в Евро-Атлантике.

Только на этом пути можно создать не куцую, а внятную, по-настоящему целую и свободную Большую Европу и вместе с тем извлекать из истории уроки, а не застревать в ней. Москва за это последовательно выступала с того самого момента, когда мы вступили на путь радикальных перемен 30 лет назад. Поддержка Дональдом Трампом Великобритании после того, как та выйдет из Евросоюза, и его готовность к сотрудничеству с Берлином и Москвой вне и помимо существующей «лоскутной» европейской архитектуры помогут прийти к такому результату. Альтернативой были бы продолжение попыток стратегического латания дыр и тупик, в котором мы находимся после окончания холодной войны. Тем более что вопросы экономического развития и процветания являются приоритетными для всех, в том числе в нашем регионе.

Вопрос не только в том, что Евро-Атлантика сталкивается с вызовом качественно новой конкурентной глобальной среды. Речь прежде всего идет об уровне жизни и перспективах на будущее в каждой стране в пределах ее национальных границ. Искусственные торгово-экономические разделительные линии на континенте уже не способствуют решению этих проблем - они превращаются в материальную силу, генерирующую собственную логику. Например, использование «Восточного партнерства» ЕС в геополитических целях привело к украинскому кризису. Это также доказывает, что политика, которая противоречит деловому смыслу, ведет в никуда. Поэтому политическое единство Евро-Атлантики недостижимо без создания единого для всего региона экономического пространства, основанного на принципах и нормах ВТО.

Россия. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 23 февраля 2017 > № 2083706 Александр Крамаренко


Китай > Приватизация, инвестиции > chinalogist.ru, 23 февраля 2017 > № 2083399

В КИТАЕ НЕТ ОТТОКА ИНОСТРАННЫХ ИНВЕСТИЦИЙ

Министр торговли Китая Гао Хучэн объявил о том, что заявления относительно оттока инвестиций из Китая являются "предвзятыми". Таким образом Китай отрицает выводы статистики. Напомним, несколько дней назад были обнародованы данные Министерства коммерции Китая, согласно которым прямые иностранные инвестиции в китайскую экономику по итогам января сократились на 9,2% по сравнению с показателями января 2015 года, и достигли 80,1 млрд. юаней. В течение 2016 года прямые иностранные инвестиции в Китай увеличились на 4,1% до 813,22 млрд. юаней.

По данным Института международных финансов (IIF) отток капитала из Китая по итогам 2016 года достиг рекордного уровня 725 млрд. долл., что на 50 млрд. больше, чем в 2015 год. При этом чистый отток капитала из Китая в 2014 году составил всего 160 млрд. долл. Отток усилился в последние 2 года.

Китай > Приватизация, инвестиции > chinalogist.ru, 23 февраля 2017 > № 2083399


Бразилия. Индия. Китай. РФ > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 22 февраля 2017 > № 2083471

 Стратегия развития общего рынка БРИКС в XXI столетии

Совместное производство однотипных унифицированных сельскохозяйственных машин,оборудование по переработке,фасовке и упаковке однотипных продуктов питания. Кооперация в создании специализированных рефрежераторных автомобильных,железнодорожных и морских транспортных средств для перевозки скоропортящейся сельскохозяйственной продукции.Создание гармонизированных, фитосанитарных ,сертификационных ,международных правовых актов

Владимир Тульчеев

РАЗРАБОТКА И РЕАЛИЗАЦИЯ СТРАТЕГИЧЕСКИХ МЕЖГОСУДАРСТВЕННЫХ ПРОЕКТОВ В РАМКАХ АПК ЕАЭС, СНГ, ШОС, БРИКС И СВЯЗАННЫХ С НИМ ДО 150 ДРУГИХ ОТРАСЛЕЙ ЭКОНОМИКИ С ЦЕЛЬЮ СОЗДАНИЯ 25 МЛН. НОВЫХ ВЫСОКООПЛАЧИВАЕМЫХ РАБОЧИХ МЕСТ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. /РИРС0239.

Основоположник политической экономии, ректор Университета в Глазго, автор известного в мире произведения «Исследования о природе и причинах богатства народов» (1776 г.) отстаивающий интересы промышленной буржуазии*) Адам Смит (1723 – 1790 гг.) утверждал: «Пока земледелие не создаст известный избыток продуктов, не может успешно развиваться ни промышленность, ни торговля. А избыток оно может создавать лишь тогда, когда крестьянин лично свободен и может пользоваться плодами своего труда и вложений собственного капитала».

Действительно, посадив весной одно зерно или клубень, используя даровые силы природы, мы получим осенью 100 – 120 зёрен пшеницы на колоске и до 2 десятков картофелин с куста, продав которые можно развивать сельское хозяйство, перерабатывающую и другие отрасли промышленности.

Выдвижение Китаем курса «Сельское хозяйство – основа экономики, а промышленность – ведущая сила» привело его за 28 лет по размеру ВВП с 32-го на 2-е место в мире, после США, объявившей санкции Поднебесной, после которых у неё внешний товарооборот вырос в 70 раз.

В Послании Федеральному собранию от 01.12.2016 г. Президент В. В. Путин указал: - «Необходимо сосредоточиться на направлениях, где накапливается мощный технологический потенциал будущего, так называемые сквозные технологии, которые сегодня определяют облик всех сфер жизни. Сквозные – это те, которые применяются во всех отраслях… При этом должна быть значительно повышена устойчивость всех элементов инфраструктуры, финансовой системы, государственного управления».

К таким «сквозным технологиям» на наш взгляд относятся единые оптимальные продуктовые, сырьевые, промышленные, энергетические, металлические, деревообрабатывающие и взаимосвязанные технологии в системе «поле (ферма, скважина, рудник, генерирующие энергию мощности, металлургия, лесосека, берег моря (океан) и т. д.) – потребитель», обеспечивающие наименьшие потери промежуточной продукции, затраты труда и средств на производство конечного товара, доходящего до потребителя, начиная от производства, например, картофеля и молока, специальных сортов и пород, добычи нефти и газа, цветных и чёрных металлов, металлургических заводов, гидроэлектростанций, заготовки леса, берег моря (океан) и т. д., кончая продажей картофелепродуктов и специфического вкуса сыров; бензина и газонаполнительной пластики, золотых, чугунных и стальных изделий; электроэнергии селу, промышленности и населению; мебели, рыбы, в т. ч. консервов изотовленных на сейнерах.

Все вышеперечисленные «сквозные технологии» оказывают своё прямое влияние на себестоимость производства промежуточной и конечной сельхозпродукции, её конкурентоспособности на внутреннем и мировом рынках.

Если сельское хозяйство России поставляет сельхозсырьё 60 отраслям, то получает ресурсы и изделия от 80 других отраслей народного хозяйства (в развитых странах – от 100 отраслей). На сельское хозяйство работают практически одни и те же отрасли промышленности в РФ, СНГ, БРИКС, ШОС, за исключением производства и реализации экзотических культур. С учётом российского оборонно – промышленного комплекса (ОПК) задействуюущего до 100 других отраслей, Россия имеет 2 гигантских межотраслевых «локомотива» экономики, которые в ближайшие годы восстановят и откроют новые рабочие места в 240 – 260 отраслях народного хозяйства, желательно в кооперации с аграрными странами ЕАЭС, СНГ, БРИКС и ШОС.

В быстроизменяющемся глобальном мире сопровождающимся бесконечным повторяющимися экономическими финансовыми, металлическими и прочими кризисами большинство стран планеты беспокоят в первую очередь - национальная и про­довольственная безопасность. Около 70% экспорта российского оружия приходится на Китай и Индию. Военно – техническое сотрудничество может подкрепляться взаимовыгодной поставкой недостающих продуктов питания для 2.7 млрд. жителей 3 – х стран и 3 млрд. чел. всего населения БРИКС (42% от всего мирового населения, в т. ч. 50% экономического активного), или – 3.4 млрд. чел. населения ШОС. Наряду с взаимовыгодными поставками продовольствия со странами ЕАЭС , СНГ следует развивать сотрудничество не только с Китаем и Индией, но и другими странами Азии, Африки и Латинской Америки, у которых имеется дефицит 1 – го и 2 – го хлеба, энергоносителей и других природных богатств. Только страны – участницы БРИКС потребляют 37.1% мировой электроэнергии и 26.9% мировой нефти при ВВП на душу населения 54.1% от среднемирового, (БРИКС. Совместная статистическая публикация. 2015. Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР. //Росстат. – М. – ИИЦ «Статистика России», 2015. – 235 С.).

Сегодня Россия из индустриально-аграрной превратилась в аграрно-индустри­аль­ную страну, так как многие отрасли промышленности после вступления нашей страны в ВТО оказались неконкурентоспособными на мировом рынке, а мощная союзная промышленность, связанная с АПК, в том числе тракторное, сельскохозяйственное, перерабатывающее, торговое и транспортное (рефрижераторные автомобили и вагоны) машиностроение разрушена. Другие крупнейшие корпорации союзного значения раздробились на мелкие части по странам СНГ, которые сегодня являются аграрными и занимаются экстенсивным неконкурентоспособным, в основном мелкотоварным сельскохозяйственным производством.

Антиглобализм, протекционизм, укрепление национальных приоритетов, рост глобальной экономики в 2017 г. более, чем на 3%, российской – до 2%, рост спроса на «чёрное золото» и укрепление рубля на 10%, говорят о том, что в ближайшее время никаких экономических и политических катастроф в мире не ожидается.

Ускорение экономики Поднебесной в 2016 г. на 6.7%, появление дополнительных доходов в бюджет нашей страны в 2017 г., отказ США от идеи Трансатлантического и Трантихоокеанского партнёрства, практически даёт шанс Китаю и России, в т. ч. финансово – экономическому блоку нашей страны поддержать концепцию развития 2 – х Шёлковых путей и строительство разных «Сил Сибири»3). И если США поднимет для Китая торговые тарифы (пусть не на 45, а на 10 – 15%), то это ударит по китайской внутренней ситуации, так как китайцы не подготовились к переходу на внутреннее потребление. В данных условиях Россия и Поднебесная могут усилить своё взаимовыгодное участие как в больших 2 – сторонних экономических проектах, так и в масштабах ЕАЭС, СНГ, ШОС и БРИКС, (Смирнов К. Чубайс ужаснулся ощущению кризиса в Давосе. //Комсомольская Правда. – 2017. - № 7. - С. 3.).

Около 60% мирового валового продукта ВП будет производиться в Азиатско – Тихоокеанском регионе (АТО) и ориентация России на него способствует как росту про­довольственной безопасности нашей страны, так и ВВП на душу населения за счёт экспорта отдельных продуктов питания, энергоносителей и др. Значительная часть необходимых АТО природных и энергогенерирующих мощностей сосредоточена в азиатской части России. Перспективы расширения торгово – экономических связей с крупными проектами прокладки нефте- газоприводов линий электропередачи также связаны с этим регионом. Очевидно вместе придётся решать и проблемы про­довольственной безопасности стран АТО и конечно же ЕАЭС, СНГ, ШОС и БРИКС так как отсутствие возможностей для реализации на внутреннем и мировом рынках уже произведённой в этих странах сельхозпродукции серьёзно подрывает экономику малых, средних и крупных сельхозтоваропроизводителей, а в конечном счёте и потенциал всего АПК, структура которого практически одинакова во всех странах мира. В свою очередь разрушение сельского хозяйства или его неэффективная работа приводит к разрушению большинства промышленных отраслей страны и росту безработицы в городах, где в основном сосредоточены 1, Ш и 1У сферы АПК РФ ЕАЭС, СНГ, ШОС и БРИКС.

В соответствии с мировым опытом расчёта межотраслевых балансов, АПК включает в себя 4 взаимосвязанные сферы (в т. ч. 3 из них, кроме П – ой, сегодня размещаются в российских городах): I сфера – отрасли промышленности обеспечивающие АПК (его более 15 зерно-, картофеле-, овоще-, плодо-, сахаро-, мясной, молочной, масло - жировой и др. продуктовые и непродуктовые подкомплексы) средствами производства (сегодня крайне

нуждающиеся в высококвалифицированных трудовых ресурсах): тракторное; сельскохозяйственное; погрузо - разгрузочное во всей системе «поле (ферма) - потребитель»; сохраняющее (автоматизированный «Климат-контроль», вентиляционные и другие вспомогательные механизмы, приборы и т. п.); перерабатывающее (послеуборочная обработка, первичная и окончательная переработка сельхозпродукции); товарное (мойка, сушка, фасовка, упаковка, загрузка в тару, оборудование); транспортное (авторефрижераторы и автофургоны различной грузоподъёмности, вагоны-термосы, 5-вагонные и другие рефрижераторные секции, специальные речные и морские суда) хозяйство; приборы и установки, обеспечивающие необходимый температурно – влажностный режим; торговое и холодильное оборудование (холодильники в местах производства и потребления, спецтара и фургоны - термосы, морозильные прилавки, колёсные контейнеры, металлические тележки и корзины, кассовые аппараты и др.); производство и поставка ГСМ, минеральных, органических удобрений и химических средств защиты растений. Ещё больше поставляется ресурсов и средств для производства продукции животноводства (КРС, свиньи, козы, овцы, птица и т. д.). Обслуживающие организации: монтаж быстровозводимых (за 30 – 40 дней) хранилищ, других производственных, рыночных и инфраструктурных объектов из ЛМК; подведение инженерных коммуникаций (электроэнергия, газ, вода, тепло и т. п.), строительство гидромелиоративных сооружений; ремонт и техническое обслуживание вышеперечисленной сельскохозяйственной техники и оборудования, в т. ч. для полива; строительство местных и подъездных дорог с твёрдым покрытием к хранилищам, элеваторам, другим производственным объектам в системе «поле (ферма) - потребитель», а также социальных, в т. ч. жилых – на селе (где проживает до 40.0 млн. чел. или около 30% населения страны), где отдыхают и трудятся на своих садовых, дачных, огородных и др. участках более 90 – 100 млн. городских жителей, многие из которых работают на предприятиях 1, Ш и 1У сфер АПК.

Центральной и основной является П сфера – само многоукладное сельскохозяйственное производство - личные подсобные (ЛПХ), фермерские (КФХ) хозяйства и сельхозорганизации (СХО). Численность занятых в сельском, лесном хозяйствах и охоте в 2013 г. составила 6.4 млн. человек. На работу в КФХ и СХО желают пойти 57% селян, но для них – мест нет.

Ш сфера (в основном сегодня размещается в городах) – предприятия, занимающиеся заготовкой, хранением, переработкой, транспортировкой, оптовой, розничной (в т. ч. экспортной) торговлей сельхозпродукцией с соответствующими складскими, плодоовощными базами, перерабатывающими сельхозсырьё предприятиями, терминалами, морскими пристанями и погрузочно – разгрузочным оборудованием.

IУ сфера – предприятия: строящие местные, региональные, федеральные дороги, мосты, магистральные трубопроводы и сети (газ, вода, связь, электросети); строящие жильё, объекты соцкультбыта и др.; подводящие инженерные коммуникации к жилым и производственным объектам; связанные с финансами - банки, страховые и лизинговые компании, налоговые и другие организации; информационная служба; телекоммуникации, которые в рыночных условиях также создадут миллионы новых рабочих мест, в т. ч. для обслуживания ЛПХ, КФХ, СХО и агропромышленных формирований (АПФ), в т. ч. агропромышленных предприятий (АПП) типа «совхоз – завод», объединений (АПО) холдингового типа, созданных на базе средних и крупных СХО и сельскохозяйственных производственно – торговых кооперативов (СПТК вместо потребительских СПоК не нашедших широкого распространения в России), организованных на основе МФХ – товарных ЛПХ, КФХ и малых СХО, поставляющих сегодня на рынок более 60% всей отечественной сельхозпродукции произведённой в стране.

Искусственно созданная, морально и физически устаревшая система АПК, со 100% - ным размещением плодоовощных баз, элеваторов, перерабатывающих, пищевых и других предприятий 1 и Ш сфер в городах, под 100% - ную коллективизацию (чтобы не «тащить» мелкобуржуазного крестьянина в коммунизм), сопровождающаяся огромными ежегодными невосполнимыми потерями (до 50% и более) сельхозпродукции и соответственно бессмысленными затратами труда и средств в системе «поле (ферма) - потребитель», давно себя изжила и нигде в мире не применяется.

Большинство устаревших сегодня складов, хранилищ, элеваторов, плодоовощных баз перерабатывающих сельхозсырьё заводов, построенных в 50 – 60 гг. ХХ в. ликвидируется и перепрофилируются, другая или выводятся за преде­лы крупных городов и промышленных центров России более 50 хранилищ и баз из Москвы (в т. ч. в результате банкротства более 50% бывших колхозов и совхозов) из - за транспортных, санитарных, этнических, криминальных, экологических, социальных и градостроительных проблем, освобождая ценнейшие площади (в сравнении с 40 млн. га заброшенной пашни) под строительство детсадов, школ, больниц, жилья, стадионов, зон отдыха и т. п.

И если развитые страны ЕС (особенно скандинавские) шли к созданию СПТК с собственной холодильной цепью и розничной торговлей сетью (молочного, картофелеовощного и др. направлений) «объединяя» близлежащие хозяйства фермеров – учредителей, более 200 лет (прорываясь через бесконечные рыночные преграды, завалы и тернии), то Россия может внедрить повсеместно (используя планово – рыночные рычаги и механизмы) эту новую (старую для России) форму кооперации, (по которой мы занимали до революции 1917 г. 1 – е место в мире, в т. ч. и по числу пайщиков) за 2 – 3 года, построив в центре объединения высокомеханизированное и автоматизированное хранилище – комплекс (в т. ч. прирельсовый, при экспорте продукции) любой вместимости из быстровозводимых (за 30 – 40 дней, с помощью гаек и болтов) лёгких металлоконструкций (ЛМК), которые окупаются за 0.5 – 1.0 года.

Благодаря мультипликативному эффекту, например, один вложенный рубль в сельхозмашиностроение приносит в России 3 руб. Между тем, из 2930 наименований сельхозмашин, необходимых для механизации работ в полеводстве и животноводстве, отечественной промышленностью освоено лишь несколько сотен. Из 6621 наименований машин и оборудования для перерабатывающих и пищевых отраслей, расположенных в основном в городах России, производится только 2307. Износ оборудования заводов построенных в городах в 50 – 60% годы ХХ в. составляет 70 – 80% и более. Лишь 19% оборудования соответствует мировому уровню и всего 8% машин работает в режиме автоматических линий. В результате выработка пищевой продукции из 1 т сырья в России на 20 – 30% меньше, чем в развитых странах, (Ушачёв И. Г. Роль аграрной науки в обеспечении продовольственной безопасности России. – Ж. ФГБНУ. Росинформагротех., 2009, - 24 с.)).

Между тем, из около 7 тыс. наименований машин и оборудования для существующих в городах перерабатывающих и пищевых предприятий (при создании на селе высокомеханизированных и автоматизированных хранилищ – комплексов и мини заводов в СПТК, АПП и АПО, большинство их не понадобится, так как они давно морально и физически устарели и находятся не там, где им положено быть по всем законам экономики. Да и около 3 тысяч наименований сельхозмашин одной России (без кооперации со странами ЕАЭС, ШОС и БРИКС произвести довольно сложно, а любой другой дружественной стране создать и внедрить в производство в сумме около 10 тыс. наименований сельхозмашин, оборудования, вспомогательных механизмов, перерабатывающих линий и т. п. последних поколений, практически невозможно.

Сегодня большинство дорогостоящей импортной сельхозтехники и перерабатывающего сельхозсырьё оборудования, а также поточных автоматизированных линий для производства продуктов питания, фасовки и упаковки агрофирмы и агрохолдинги пытаются закупить в развитых странах, в то время как их более дешёвое (аналоичное) производство можно было бы разместить в странах ЕАЭС, СНГ, ШОС и БРИКС для достижения всеобщей пользы, в том числе для производства более дешёвых запчастей и комплектующих, как это было организовано в СССР, а сегодня в ЕС.

Создание на базе «сквозных технологий» широкой сети современных вертикально интегрированных СПТК (типа крупнейшего в стране фермерского кооператива «Брянской Гильдии Производителей и Переработчиков Карто­феля»), или семеноводческого картофельного СПТК в Устюженском районе Вологодской области, а также АПП (типа ЗАО «Озёры» Московской области, производящее самые дешёвые в стране и СНГ чипсы), АПО (типа агрохолдинга «Дмитровские овощи» Московской области, поставляющего мытый и переработанный «борщевой набор» в торговые сети Москвы и др.) в каждом регионе страны, позволяет создать современную планово – рыночную модель АПК, дополнительно получить местные налоги, миллионы новых высокотехнологичных, высокопроизводительных и высокооплачиваемых рабочих мест как в городе, так на селе, где ежегодно дополнительно можно переработать до 50% сегодняшних потерь в системе «поле (ферма) - потребитель» и реально увеличить в 2 раза её потребление при той же низкой в СХО продуктивности полей и ферм. А это десятки миллионов тонн нестандартных (мелких, проросших, повреждённых, кривых, поражённых болезнями и вредителями и т. п.) картофеля, овощей, плодов, бахчевых и другой сельхозпродукции, будущей технической гнили, убыли массы и т. п. Кроме того, можно начать перерабатывать около 50 млн. т. вторичных ресурсов, очисток и отходов (мезги, барды, шелухи и т. д.), образующихся в крахмалопаточной, спиртовой, сахарной, мукомольно-крупяной, мясной, молочной, картофеле-, плодоовощной, сушильной и другой перерабатывающей промышленности, которые сегодня в городах наносят /ВИВР04. /ВИ635. серьёзный ущерб окружающей среде – воде, почве, воздуху и здоровью городского населения и ежедневно вывозятся на свалку или направляются в канализацию. Между тем, в этих отходах, имеющих потребительскую стоимость содержатся сотни тысяч тонн таких ценных элементов как крахмал, сахар, белок, витамины, органические кислоты, минеральные вещества, пищевые волокна и т. д., из которых за рубежом получают свыше 100 наименований различных продуктов, многие из которых мы ежегодно импортируем, в то время как могли бы их производить на оборудовании созданном в кооперации со странами БРИКС, ШОС и др.

Ежедневный вывоз свежей продукции, полуфабрикатов и готовых к употреблению продуктов питания из АПФ требует не только строительства местных, региональных и федеральных дорог с твёрдым покрытием, но и их удвоение (по решению руководства страны), вдоль которых разместится обслуживающая АПК новая рыночная инфраструктура (из ЛМК) с миллионами новых рабочих мест: системы связи, энергетики и трубопроводов; мотели, кемпинги, современные промышленные предприятия и организации 1 и 1У сфер, обслуживающие АПК; крупные кооперативные хранилища (оптовая торговля), пригородные фермерские и кооперативные логистические центры; АЗС, МТС, агротехнопарки, предприятия, обеспечивающие сельхозтоваро производителей семенами, удобрениями, средствами защиты растений, сельхозтехникой, сервисными услугами (в т. ч. агрономическими, ветеринарными, финансовыми); пункты питания, травмопункты и другие медучреждения, комфортабельное одноэтажное жильё (в т. ч. для обслуживающего персонала с приусадебными участками); магазины стройматериалов и др. с соответствующими охранными предприятиями на всём пути следования продовольствия и других народнохозяйственных грузов к потребителям Российской Федерации, стран участниц ЕАЭС, СНГ, БРИКС, ШОС, АСЕАН и др., вплоть до глубинных и пограничных поселений (как в Китае), а также таможенных пунктов пропуска, морских и сухопутных продовольственных терминалов. Таким образом, вся современная рыночная инфраструктура будет размещена вдоль или вблизи автомобильных и железнодорожных скоростных дорог, что резко увеличит товарооборот и скорость доставки скоропортящейся продукции, других товаров потребителям и уменьшит их себестоимость.

Если Д. Трамп сегодня отказывается от импорта немецкой, европейской или китайской продукции , чтобы развивать национальную промышленность и создавать новые рабочие места для американев, то китайские власти после кризиса 2008 г. и моментально перешли на рост внутреннего производства и потребления, чтобы сделать республику богатой. Сегодня Китай импортировавший 40 лет назад технику и большинство продуктов питания, серьёзно страдает от перепроизводства. Делая из крестьян, фермеров и горожан, богатых покупателей сельхозтехники, машин, кухонной электроники, дорогих смартфонов и другого ширпотреба, лишь бы поднять экономику страны.

Если китайцы не знают, куда девать излишки риса, курятины, свинины, нефтепродуктов, автомобилей, стали, цемента и др., которые никто не покупает, то на пространстве СНГ мы бы с этой проблемой справились.

Если говорить о нашем трудовом потенциале, то по данным Росстата на 01.12.2016 г. числилось 4.1 млн. безработных. При этом число россиян в трудоспособном возрасте снижается.

Намеченное удвоение производства российского продовольствия (импорт которого недавно составлял до 50% и 70 – 80% в крупных городах), технологическая модернизация машиностроительных отраслей АПК, введение в сельскохозяйственный оборот более 40 млн. га «заброшенной» пашни и интенсификация возделывания сельхозкультур на остальных 80 млн. га. благодаря созданию СПТК, АПП и АПО также потребует в 2 – 3 и более раз увеличения материальных ресурсов и миллионы новых рабочих мест, в т. ч. для высокомеханизированной и автоматизированной глубоко интегрированной агропромышленной и создания современной материально – технической базы сельского хозяйства АПК и связанных с ними промышленных и других отраслей народного хозяйства в целом. При этом надо восстановить и обновить парк тракторов и сельхозмашин. Так, за 1996 – 2012 гг. количество тракторов в СХО сократилось с 1366 до 276 тыс. шт. или в 4.9 раза, тракторных плугов с 538 до 76 тыс. шт. (в 7.1 раза), разбрасывателей твёрдых минеральных удобрений со 111 до 16 тыс. шт. (в 6.8 раза), культиваторов с 603 до 109 тыс. шт. (в 5.5 раза), дождевальных машин и установок с 79 до 5.0 тыс. шт. (в 15.3 раза), картофелеуборочных комбайнов с 32 до 3тыс. шт., или в 12.0 раз.

Только сельскохозяйственное и тракторное машиностроение с учётом смеж­ных секторов (чёрной и цветной металлургии, химической и нефтехимической промышленности, производства машин и оборудования общего назначения, колёсных шин, аккумуляторов, комплектующих, запасных частей, кондиционеров, электронной аппаратуры, космической связи (для внедрения точного земледелия и т. п.), сервисного обслуживания, дилерских центров, а также непрофильных производителей, выпускающих отдельные виды сельхозтехники и вспомогательного оборудования, требует восстановления миллионов и создание новых рабочих мест в городах.

Необходима оценка участия в АПК других сопряжённых отраслей народного хозяйства, с определением так называемого «коэффициента участия», который необходимо определить, и вставить задания в свои промфинпланы соответствующих связанным с сельским хозяйством отраслям до 2020 - 2030 гг. (в т. ч. оборонным), которые не раз выручали своими высококлассными специалистами и мощными КБ, предусмотрев кооперацию со странами ЕАЭС, СНГ, ШОС и БРИКС.

Если, например, взять только неудовлетворительного используемый в нашей стране способ рационального использования земли - мелиорацию сельскохозяйственных земель России (занимающей 2 место в мире по количеству пресной возобновляемой воде, после Бразилии), без которой невозможно поднять в 2 – 3 раза урожайность картофеля, овощей, плодов, кормовых и технических культур, чтобы эффективно и гарантированно на долгие годы решить проблему продовольствия не только в нашей в стране, но и во многих государствах ЕАЭС, СНГ, ШОС, БРИКС и др, то это целая индустрия, которая объединяет промышленность, изготавливающую поливную технику для всех категорий хозяйств, заводы по производству сборных железных, бетонных и пластмассовых труб, насадок, муфт, насосов и т. д., а также сервисные ремонтные предприятия. Необходимо перенять огромный передовой опыт стран БРИКС, ШОС, других государств Азии, Африки и Латинской Америки. Сегодня мировые фирмы выпускают технические средства для поверхностного надпочвенного и локального капельного полива, автоматизированные системы управления на базе компьютерных технологий, применяют новые материалы и компоновочные решения, в том числе для ЛПХ, КФХ и СХО. Освобождение 40 млн. га заросшей пашни от кустов и малоценного леса, приведение её в пригодное для посевов состояние, а также осушение сельхозугодий требует не только значительных дополнительных трудовых ресурсов, но и мощных тракторов (в т. ч. «болотных» с широкими гусеницами тракторов), экскаваторов, комбайнов - трубоукладчиков, надёжную дренажную трубку и большое количество дерноукладочных, подсевных и железобетонных работ, в т. ч. на трубопереездах.

Создание в России, в кооперации со странами ЕАЭС, СНГ, ШОС и БРИКС мелиоративных машин, техники, установок и т. п., бурение артезианских скважин, восстановление, ввод в эксплуатацию заброшенных местных, региональных и федеральных мелиорируемых земель и мелиоративных сетей, реконструкция, культур техника, техническое перевооружение, строительство новых плотин, систем общего (СХО и АПФ) и индивидуального (ЛПХ, КФХ) пользования, откроет ещё сотни тысяч высокооплачиваемых рабочих мест в городе и селе.

Рабочих рук требует химическая промышленность, которая дополнительно будет производить азотные, фосфатные, калийные, комплексные минеральные удобрения, микроэлементы, известь-, мел-, гипсосодержащие материалы; химические средства защиты растений от болезней и вредителей, для дальнейшей интенсификации сельскохозяйственного производства и освоения «заброшенной пашни»; изготовление полимерной пленки и иной тары, используемой в сельском хозяйстве, складской, перерабатывающей, пищевой индустрии и торговле продуктами питания, в т. ч. многоразовых сборно – разборных контейнеров для перевозки скоропортящейся сельхозпродукции железнодорожным транспортом в страны ЕАЭС, СНГ, другие государства и обратно. Всё это только в России потребует создать десятки тысяч новых рабочих мест, в т. ч. на погрузке, разгрузке, складировании и оптовой торговле «с колёс».

К промышленным отраслям, поставляющим средства производства и труда для АПК также относятся: легкая; пищевая (для животноводства); биологическая; комбикормовая; мукомольно-крупяная; рыбная (мука, рыбный белок, концентраты и т.п.); строительных материалов; лесная, бумажная и деревообрабатывающая; станкостроение; приборостроение (в т. ч. для определения с помощью космической связи, начала поливных работ, минеральной подкормки растений, уборки урожая и его транспортировки в хранилища, в т. ч. прирельсовые, а также качества сельскохозяйственного сырья в поле и хранилище (в т. ч. оценки продуктов питания на пищевую безопасность); специализированные транспортные средства (автомобильный, железнодорожный, речной, морской и воздушный); машины и оборудование для: животноводства, кормопроизводства, пищевой и легкой промышленности, предприятий торговли и общественного питания (средние и малогабаритные холодильники, холодильные прилавки, барные стойки, печи, столы, стулья, посуда, вентиляционные системы и т. п.).

С развитием с помощью стран БРИКС сельхоз-, тракторо- и большегрузного машиностроения для села, производство малогабаритной техники для ЛПХ и КФХ; потребуются дополнительные рабочие места в других отраслях промышленности: черная и цветная металлургия; металлообработка; тяжелое машиностроение, станкостроение, топливная промышленность; электроэнергетика. Необходимо также вести учет и новых рабочих мест, необходимых как для производства сельхозсырья для изготовления товаров в других отраслях (ткани, одежда, обувь, различные кожизделия, косметика, лекарства и т. д.).

По данным Росстата, за последние 25 лет производство станков в России сократилось в 30 раз. Но на токарных, фрезерных, шлифовальных, расточных, отрезных и других станках, кузнечных прессах, в термических печах, гальванических, литейных и других цехах делают детали для сельхозмашин, тракторов, большегрузного автомобильного и железнодорожного транспорта – полевых прицепов, автофургонов, рефрижераторов, оборудованных, как и трактора кондиционерами, магнитофонами, спутниковой навигацией и надёжной связью с диспетчерскими пунктами и т. п, а также вагоны – с необходимым температурно – влажностным режимом и вентиляцией.

С восстановлением и увеличением в 2 – 3 и более раз бывшего промышленного производства сельхозпродукции в нашей стране и дальнейшим развитием с помощью дружественных стран ЕАЭС, ШОС и БРИКС технических средств для сельского хозяйства, переработки, изготовления полуфабрикатов и готовых к употреблению продуктов питания в СПТК, АПП и АПО в России появятся новые рабочие места в семеноводстве, племенном скотоводстве, кормопроизводстве, товарном производстве, хранении, первичной и конечной обработке и переработке сельхозпродукции, в т. ч. в отраслях–потребителях крахмала (мясомолочной, масложировой, пищеконцентратной, кондитерской, текстильной, бумажной, фармацевтической, нефтяной и др.).

Помимо монтажа картофеле-, овоще-, плодохранилищ, элеваторов, складов для зерна и т. п. из ЛМК любой вместимости (с помощью гаек и болтов) гофрированные стальные листы (в т. ч. окрашенные) также можно использовать для создания необходимой производственной и рыночной инфраструктуры на всём пути системы «поле (ферма) - потребитель»: сборки любых промышленных и сельскохозяйственных холодных и тёплых зданий, крытых токов, заборов, мастерских, гаражей, питомников, комплексов для КРС, свиней, коз, птицы и т. п., цехов для переработки, других пищевых производств, промышленных холодильников и т. п.); крытых рынков, торговых павильонов, выставочных залов, комплексов и паркингов на всей территории России, в т. ч. в развивающихся странах – членах ЕАЭС, СНГ, ШОС , БРИКС и др.

Изготовление недостающей, унифицированной картофелеовощной и другой техники, упаковочного и перерабатывающего оборудования, транспортных средств и т. п., можно пропорционально разместить в странах ЕАЭС, ШОС и БРИКС, которые, например, вместе занимают более 62% всех мировых площадей под картофелем. Вот она потенциальная мировая транснациональная картофельная компания с которой конкурировать (как с Россией по зерну), будет довольно сложно, особенно если это близлежащие к ЕАЭС, СНГ страны – покупатели зерна, картофеля и др. Так, если поднять среднюю урожайность картофеля в России с 14 до 20 т/га (что в 2 раза меньше, чем в развитых странах), то можно увеличить, например, потребление картофеля в 10 странах - участницах АСЕАН с населением в 600 млн. человек с 1 - 6 до 10 – 12 кг/чел./год, или почти в 2 – 10 раз, в то время как 1 житель Великобритании, Ирландии, Португалии, Эстонии, Литвы, Польши и Латвии потребляет 120 – 140 кг/год, в России – 110, в Бразилии – 15, Индии – 17, ЮАР – 26 и Китае – 35 кг. При этом картофель, как и хлеб не приедается. Его просто не хватает для питания жителей планеты, как самой трудоёмкой культуры, которую надо обрабатывать до 9 раз, в то время как овёс и пшеницу после посадки достаточно лишь убрать.

Государство за счёт расширения производства большегрузных машин, тракторов, сельхозтехники, хранилищ, других производственных и инфраструктурных объектов из ЛМК полной заводской готовности (в т. ч. для нужд стран – членов ЕАЭС, СНГ, ШОС, БРИКС и др.), торгового, фасовочно-упаковочного, погрузо-разгрузочного, перерабатывающего оборудования, дальнейшего роста производства и поставок продукции (с использованием авторефрижераторов и рефрижераторных вагонов) в любую точку России, и другие дружественные страны (в обмен на ранние плодово-ягодные, овоще-бахчевые, цитрусовые, косточковые, другие теплолюбивые и экзотические культуры), увеличения доходов российских сельхозпроизводителей (субъектов лизинга хранилищ, техники, оборудования и транспорта), увеличит налоговые поступления в бюджет, в т. ч. за счёт земельной (природной) и транспортной ренты по всей территории страны. При этом десятки миллионов тонн ежегодно бесследно теряемого нестандартного картофеля (плодов, овощей и т. п.) и отходов их переработки будут централизованно превращены в высококачественный корм для животных или, ещё выгоднее для России, стран ЕАЭС, СНГ, ШОС и БРИКС – в дешёвый крахмал, в т. ч. дорогостоящий – модифицированный, открыв ещё тысячи новых рабочих мест. При этом из 30 млн. т ежегодного валового сбора картофеля в России из 20% не стандарта (6 млн. т можно изготовить до 1 млн. т крахмала.

Путём кооперации и планово - рыночного саморегулирования мож­но решать и социально-экономические вопросы на сельских территориях ЕАЭС и ШОС (в каждом селе, деревне, станице, ауле, кишлаке и т. п.), создавать местные, районные, региональные и федеральные Ассоциации (Союзы) фермеров и кооператоров, лоббирующих интересы крестьян в в Госдуме, в правительствах и на мировых рынках.

Специализация, концентрация, кооперация и агропромышленная интеграция, появление современных автоматизированных малых, средних и крупных высокопроизводительных линий по переработке, фасовке, упаковке сельхозпродукции (а также мини – заводов любой мощности), рефрижераторного автомобильного, железнодорожного и морского транспорта, компьютеров, интернета, космической связи и т. п., мгновенная переброска финансов для разработки и реализации совместных межгосударственных проектов, беспощадно ломают старую искусственно созданную почти 90 лет назад плановую структуру АПК СССР, где было запрещено любое предпринимательство и конкуренция, работающую на «валовые» показатели десятков давно не существующих союзных министерств и ведомств в системе «поле (ферма) - потребитель», а не на высокие конечные результаты, доходящие напрямую до потребителей РФ, ЕАЭС, ШОС и др.

Кроме того, чтобы сносить изношенные на 70 – 90% плодоовощные базы и перераба­тывающие сельхозсырьё предприятия (зачастую чуть ли ни в центре крупных городов и промыш­ленных центров России) под строительство жилья, школ, детсадов, больниц, супермаркетов, домов отдыха, спортзалов, стадионов, вывозить строитель­ный мусор за преде­лы мегаполисов, также необходимы большие затраты труда, средств и времени.

Не банки, а железные и автомобильные скоростные дороги – кровеносные сосуды экономики любой страны. Не случайно Китай (как США, страны ЕС и др.), чтобы ускорить товарооборот в стране, в первую очередь вкладывают деньги в строительство скоростных магистралей и дорог с твёрдым покрытием. Создание новых дорог важно не только для ускорения развития сельского хозяйства, экономики России в целом, а также для повышения конкурентоспособности и скорости доставки скоропортящейся сельхозпродукции и товаров народного потребления внутренним и внешним потребителям (так как в их себестоимости и соответственно цене транспортные расходы достигают 50% и более).

Развитие новой системы перевозки скоропортящейся сельхозпродукции по БАМу и Транссибу, установление сообщения последнего с возрождающимся Северным морским путём, пуск в эксплуатацию транзитных участков «Москва – Казахстан – Пекин», «Транскорейская магистраль», «Великий Шёлковый путь» (2200 км по РФ); дорог из Финляндии через Санкт-Петербург, Москву, Димитровград в Александрию; из Берлина, Варшавы, через Минск, Москву, Нижний Новгород к Транссибу; из Европы в Китай, из Калининграда через Клайпеду в Москву, из России через Дербент и бакинскую железнодорожную ветку в Иран через армянскую ветку Карс - Гюмри в Турцию, а также газопроводов в Турцию, и «Сила Сибири - 1», «Сила Сибири - 2», идущие чуть ли не через всю Россию, и другие транспортные, нефтегазовые, энергетические тысячекилометровые проекты должны сопровождаться наращиванием (вдоль этих транспортных систем и их ответвлений к крупным месторождениям и перерабатывающим полезные ископаемые заводам) новых вертикально - интегрированных СПТК, производящих муку, картофельное пюре, другие мясомолочные полуфабрикаты и продукты питания с высокой добавленной стоимостью для внутреннего и мирового рынка, с доставкой недостающей сельхозпродукции (в т. ч. ранних ягод, овощей, плодов и т. п.) в обратном направлении. Вся эта автомобильная и железнодорожная горизонтальная и вертикальная товаропроводящая инфраструктурная сеть России (размером 10.8 тыс. км Х 5.4 тыс. км) также нуждается в создании новых миллионов высокопроизводительных и высокооплачиваемых сельских и городских рабочих мест, возможно и из стран ЕАЭС, СНГ и БРИКС.

Неосвоенная территория арктического шельфа, которая может быть расширена за пределы России на 200 морских миль – это не только крупнейшая в мире кладовая природных ресурсов и транспортный коридор для зарубежных компаний (в т. ч. и китайских) прогнозирующих увеличить к 2021 г. провоз своих грузов в 10 раз по Севморпути, так как он намного (по экономии топлива, времени и других расходов) эффективнее в сравнении с морским путём связующим Европу с Азией через Суэцкий канал, но и новые высокооплачиваемые рабочие места. Возвращение в российские города и посёлки Арктики более современной жизни на побережье занятое окраинными морями – Баренцевым, Белым, Карским, морем Лаптевых, Восточно – Сибирским и Чукотским морями, длиной (от Карских Ворот до Бухты Провидение), а также 5600 км с основными портами (Игарка, Дудинка, Диксон, Тикси, Певек, Провидения), обслуживающими в т. ч. крупные Сибирские реки (Обь, Иртыш, Енисей, Лена и др.), по которым осуществляется ввоз специальными судами (морско – речного типа) продовольствия, топлива, техники, оборудования, вывоз леса, других природных богатств и грузов в т. ч. за границу), позволит создать многие десятки тысяч новых высокооплачиваемых рабочих мест по всей их длине. В Баренцевом и Карском морях выявлено более 200 перспективных для разработки нефтегазовых объектов. По оценкам специалистов, в Российской Арктике содержатся до 100 млрд. т. условного топлива (30% готовых и 13% нефтяных неосвоенных месторождений). По расчётах экспертов ООН стоимость этих природных ресурсов составляет 28 трлн. долл., (Писаренко Д. Битва за Север (Что даёт России освоение Арктики). //Аргументы и факты. – 2017. – № 1 - 2. – С. 15.).

Таким образом, Арктика может помимо ОПК и АПК, стать 3 – м «локомотивом» развития не только экономики России и местного агропромышленного безотходного производства, но и «золотым дном» обеспечивающим углеводородами страны ЕАЭС, СНГ, ШОС, БРИКС и др.

Россия помимо экспорта зерна (ячменя, пшеницы, муки, круп и др.), картофеля, картофелепродуктов, сахара, мяса птицы и т. п. в страны ЕАЭС, ШОС, БРИКС, в обратном направлении может импортировать многие другие продукты питания (в т. ч. в счёт огромных задолженностей стран СНГ за полученные энергоресурсы), которые сегодня приходится завозить по высоким ценам из стран дальнего зарубежья, в т. ч. ранние картофель, овощи, плодовоягодные культуры и т. п. из бывших советских республик Средней Азии и Закавказья, которые имеют привычные явные преимущества по экологическим и вкусовым качествам, а также по транспортным затратам и тарифам, которые будут согласовываться и унифицироваться на территории ЕАЭС, ШОС, БРИКС и др., рационально используя дифференциацию природно – климатических условий, сложившейся веками специализации, единое таможенное экономическое пространство,обеспечивая высокий уровень продовольственной безопасности для всех дружественных стран.

Медлительность и осторожность недопустимы, когда всем ясна эффективность «сквозного» евразийского технологического продовольственного проекта (без излишних посредников, перекупщиков и спекулянтов) и быстрая окупаемость затрат взаимосвязанных стран, как в высокорентабельных растениеводческих и животноводческих СПТК, АПП и АПО, так и в специализированном продуктосохраняющем рефрижераторном транспорте (автомобильном, железнодорожном и морском) с получением соответствующей ренты. Тем более, что у нас простаивают горно­рудная отрасль, чёрная металлургия, многие градо­образующие метал­лургические, обрабатывающие и другие, связанные с АПК, «металлические» заводы, особенно в моногородах, где пустые склады, цеха и т. п. можно реконструировать под хранение зерна, картофеля, овощей и др. сельхозпродукции и организовать дополнительные сотни тысяч новых рабочих мест, вплоть до экспортных терминалов, чтобы их жители – бывшие крестьяне, став новыми фермерами, учредителями или членами СПТК, работая на экспорт, могли прокормить не только себя и жителей малых городов (рационально используя 2/3 окружающих их сельскохозяйственных территорий страны, включая огромные площади близлежащих 40 млн. га заросшей пашни), но и миллионы жителей развивающихся дружественных стран. То есть одна «металлическая» глубинка (в Магнитогорске, Череповце и др.) может вытащить из экономического кризиса другую «сельскохозяйственную глубинку» и вместе выйти на международный рынок продовольствия, минуя бездействующий «Центр».

Так как МФХ, в т. ч. КФХ и предприятия пищевой промышленности перерабатывающие отечественное сельхозсырьё дают в бюджет стране всего лишь 1.5% налогов, то необходимо освободить от них вновь создаваемые СПТК, АПП и АПО на 2 – 3 года, а также заморозить на этот срок цены и тарифы естественных монополий, которые постоянно богатеют (продавая 1 л топлива уже не за 1, а за 3 – 4 кг. картофеля или зерна), а крестьяне наоборот беднеют. Или же полностью ликвидировать налоги с крестьян (как в Китае), которые охраняют наши бесконечные просторы, вернув им 400 – летний долг (300 лет крепостного права, 70 лет ниже среднего по миру развития сельского хозяйства за трудодни, мизерную зарплату и пенсию и 26 лет его разрушения, не позволяющий выйти даже на уровень 1990 г. по большинству сельхозотраслей.

Создав в стране широкую сеть СПТК, АПП и АПО в каждом регионе России, ЕАЭС и СНГ мы остановим маятниковую миграцию селян, увозящих местные налоги в города и начнём строительство в деревнях, аулах, станицах, кишлаках и т. п. школ, больниц, дорог и т. д., продолжая расширять агропромышленное производство и других основных сельхозкультур, в севообороте, в т. ч. вспомогательных. Чтобы заработать больше чем в городе, горожане будут стремиться устроиться в высокомеханизированные и автоматизированные, в т. ч. прирельсовые хранилища – комплексы и перерабатывающие сельхозпродукцию предприятия в СПТК, АПП и АПО, работающие на экспорт.

При этом вся Россия должна стать территорией роста сельского хозяйства и развития нового АПК, созданного «снизу», а не указаниями «сверху», которые так и не прижились за 100 лет на российской земле, чтобы производить, потреблять и экспортировать российское с высокой добавленной стоимостью. Действительно, увеличивая производство зерна до 150 млн. т. и лучшего его предшественника – картофеля до 35 млн. т, по производству которых мы лидируем в мире многие столетия, можно на экспорте и продаже соответственно 50 и 10 млн. т (в свежем и переработанном – в виде высокорентабельных пшеничной муки и картофельного пюре длительного хранения), заработать валюту, развить переработку и дальше расширять экспорт этих главных в России и мире культур, с целью обеспечения питанием населения малоземель­ных и густонаселенных развивающихся стран ЕАЭС, ШОС, БРИКС, АСЕАН и др., численность населения которых в 2050 г. (по данным ООН) достигнет 4/5 жителей планеты. Остановив тем самым будущую нежелательную эмиграцию в Россию, страны ЕАЭС, СНГ, ШОС и БРИКС.

При этом вся Россия должна стать территорией роста сельского хозяйства и развития нового АПК, созданного «снизу», а не указаниями «сверху», которые так и не прижились за 100 лет на российской земле, чтобы производить, потреблять и экспортировать российское с высокой добавленной стоимостью. Действительно, увеличивая производство зерна до 150 млн. т. и лучшего его предшественника – картофеля до 35 млн. т, по производству которых мы лидируем в мире многие столетия, можно на экспорте и продаже соответственно 50 и 10 млн. т (в свежем и переработанном – в виде высокорентабельных пшеничной муки и картофельного пюре длительного хранения), заработать валюту, развить переработку и дальше расширять экспорт этих главных в России и мире культур, с целью обеспечения питанием населения малоземель­ных и густонаселенных развивающихся стран ЕАЭС, ШОС, БРИКС, АСЕАН и др., численность населения которых в 2050 г. (по данным ООН) достигнет 4/5 жителей планеты. Остановив тем самым будущую нежелательную эмиграцию в Россию, страны ЕАЭС, СНГ, ШОС и БРИКС.

Расширяя своё присутствие на мировых рынках зерна, картофеля, сахара, мяса, птицы и т. п., мы невольно стабилизируем розничные цены на внутреннем рынке, в т. ч. и на животноводческую продукцию, направляя огромные отходы зернового, картофелепродуктового, свеклосахарного и др. подкомплексов на корм скоту, производство крахмала и т. п.

Создание «сквозных», интегрированных техничнологически взаимосвязанных, малоотходных и безотходных формирований с замкнутым циклом производства конкуренто­способных на мировом рынке конечных товаров в сельском хозяйстве (сырьевой, промышленной, металлической, деревообрабатывающей и др. цепочках) приведёт к сокращению неэффективных расходов государства, прекращению господдержки, убыточных «одиночных» неэффективных сельскохозяйственных и промышленных предприятий, не имеющих ничего общего с другими технологическими партнёрами и государством, а часто и с потребителями, избавлению от «армии» ничего не производящих посредников, перекупщиков и спекулянтов в АПК и во всём народном хозяйстве Российской Федерации. Только за счёт этого можно сэкономить и дополнительно дать в бюджет страны многие триллионы рублей для решения социальных и других важных народнохозяйственных проблем и задач. Новая экономическая политика позволит в ближайшие годы резко поднять сельское хозяйство, промышленность и ВВП страны, повысить валютные запасы за счёт экспорта конечных продуктов с высокой добавленной стоимостью и конечно же значимость российского рубля.

Изменение климата, которое мы наблюдаем почти ежедневно по всему миру, свершившийся факт (повсеместные аномальная жара, проливные дожди, снегопады в Сахаре, небывалые заморозки в Европе и на других континентах), требуют уже сегодня решения вопросов рационального размещения производительных сил (в т. ч. для постоянного проживания людей) на огромных территориях России (в зонах Сибирской и Уральской тайги), которые ранее были непригодны для ведения сельского хозяйства, в то время как потепление лишь на 0.5оС позволит здесь выращивать зерновые, бобовые культуры, картофель, овощи и др. культуры. При этом огромные просторы Евразии зальёт живительной влагой, которой не хватает сегодня для многих видов культурных растений.

В России собран рекордный урожай сельхозкультур в 2016 г., который был самым тёплым годом в северном полушарии за 1.5 века наблюдений, несмотря на плотный снеговой покров в нашей стране, который лежит уже с начала ноября. При потеплении (по шкале глобальных температур) на + 1 оС, под Москвой начнут расти абрикосы, в Краснодарском крае – апельсины и оливки, под Омском созреет кукуруза, а в Норильске в теплицах – помидоры и баклажаны, в Рязани, Тамбове, Твери – виноград и т. п.1.

Вот почему, основой жизни на земле, национальной свободы, независимости любого государства, и всякого производства вообще (в т. ч. промышленного) является сельское хозяйство, а ежедневная потребность в пище (да ещё и по несколько раз в день), принадлежит к неисчезающим потребностям человечества, даже при ускоренном постоянном сокращении на планете пахотнопригодной земли до 0.2 га в среднем на чел. на планете, при наличии её в России в размере 0.8 га/чел. и 1.0 га/чел. сельхозугодий. Кроме того в нашей стране сосредоточено более 50% мировых чернозёмов, 20% мировой возобновляемой пресной воды, производство около 9% минеральных удобрений и других национальных богатств (основные фонды, леса, топливно = энергетические и другие ресурсы) на сумму 340 – 380 трлн. долл., что в 10 раз больше, чем совокупный ВВП стран мира), (Анпилогов А. Глобальное потепление. //Завтра, 2016, 52, С. 5.), что позволяет наконец – то окончательно решить 100 – летнюю продовольственную проблему Российской Федерации.

ПЕРСПЕКТИВЫ ИННОВАЦИОННО – ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА В РАМКАХ АПК ЕАЭС, ШОС И БРИКС ПО ВЗАИМОВЫГОДНЫМ ПОСТАВКАМ СКОРОПОРТЯЩЕЙСЯ СЕЛЬХОЗПРОДУКЦИИ /ПИТС0150.

Всё большую актуальность в странах ЕАЭС, ШОС и БРИКС вызывают совместные научно – исследовательские разработки в области: импортозамещения сельхозпродукции; сельхозтехники, оборудования для хранения, переработки и реализации продуктов питания, проектирования унифицированных хранилищ и цехов переработки сельхозсырья; бизнес – проекты создания рыночной инфраструктуры; вопросы коммуникационных и информационных технологий и др. Разработана стратегия экономического партнёрства, в которой предусмотрена реализация совместных инновационных проектов, обеспечивающих рост товарооборота продовольствия, техники и технологий последних поколений. Перспективными направлениями совместных проектов стран БРИКС в области сельского хозяйства Китай считает – продовольствие, Индия – создание агрохолдингов и совместных предприятий по производству продуктов питания. Россия займётся обучением специалистов из ЮАР и других стран объединения1.

Основной проблемой бывших республик СССР сегодня является разрушение структуры бывшего союзного АПК благодаря поспешному акционированию и приватизации хозяйств и предприятий 1, П и Ш сфер, разрыв у организационно – экономических и технологических взаимоотношений между государствами и переход от крупнотоварного промышленного производства сельхозпродукции в сельхозорганизациях (СХО) к малым формам хозяйствования (МФХ), в которые входят владельцы личных подсобных (ЛПХ), фермерских (КФХ) хозяйств и малых СХО, которые производят и поставляют на внутренний рынок России более 60% отечественной сельхозпродукции.

На основе малых форм хозяйствования – МФХ, занимающих 90 и 93% всех посевных площадей под картофелем и овощами в России целесообразно (для увеличения товарности с 17 – 48% до 70 – 80% и выпуска крупных партий картофелеовощной продукции) создать специализированные на производстве картофеля и овощах открытого грунта (морковь, свекла, лук репчатый, капуста) «борщевого набора» сельскохозяйственные производственно – торговые кооперативы (СПТК *)Черемная Т. С. Реализация проектов государственно – частного партнёрства как фактор социально – экономического развития в странах БРИКС //Страны БРИКС: Стратегия развития и механизмы взаимодействия и сотрудничества в изменяющемся мире.

//В кн.: Страны БРИКС: стратегия развития и механизмы взаимодействия и сотрудничества в изменяющемся мире. Труды 1 научно – практической конференции РАН. Под редакцией Ю. С. Пивоварова – М. – ИНИОН РАН. – 2016. – С. 304 – 307.

вместо СПоК, не нашедших широкого распространения в стране), а на базе средних и крупных СХО, возделывающих клубни и овощи на оставшихся 7 - 10% площадей организовать агропромышленные предприятия (АПП) и объединения (АПО холдингового типа), которые в кооперации с аналогичными плодоовощными и другими агропромышленными формированиями (АПФ) могут иметь собственные продовольственные рынки (со своими продавцами, директорами и умеренной зарплатой ), логистические центры (с мытым и очищенным от кожуры и листьев «боршевым набором» и другими плодоовощными, а также магазины «Фрукты и овощи» шаговой доступности, с целью обеспечения потребителей России и стран – участниц ЕАЭС, СНГ, ШОС - и БРИКС высококачественной дешёвой экологически чистой сельхозпродукцией в короткие сроки, без посредников, перекупщиков с высокой прибылью, так как налоги будут платить лишь с конечного оптового или розничного звена. Перевод работы владельцев МФХ на индустриальную основу в составе СПТК позволит наконец – то решить проблему мойки, фасовки, упаковки (в т. ч. вакуумной) и реализации свежего сортового картофеля и овощей крупных партий, более глубокой (при необходимости) их переработки и реализации с высокой добавленной стоимостью.

Центром этих оптимальных по размеру, сбалансированных по единой продуктовой (технологической) цепочке СПТК, АПП и АПО должны стать высокомеханизированные и автоматизированные хранилища – комплексы (в т. ч. прирельсовые) необходимой вместимости (от 3 до 50 тыс. т) из быстровозводимых (за 30 - 40 дней) лёгких металлических конструкций (ЛМК), окупаемых за 0.5 – 1 года, в которых осуществляется до 80 – 90% всех затрат труда и средств на производство конечной продукции.

Только за счёт ликвидации до 50% и более потерь картофеля, овощей и другой растениеводческой продукции в системе «поле – потребитель», можно увеличить почти в 2 раза реальное потребление населением России, стран ЕАЭС и СНГ при той же низкой (в сравнении с западными фермерами) средней урожайности картофеля и овощей.

Если совсем недавно Россия была вынуждена покупать за границей в огромных количествах картофель (до 1.5 млн. т в 2011 г.) и не меньше овощей, то в 2016 г. за рубеж было продано 230 тыс. т клубней. Между тем из – за перепроизводства и падения цен многие картофелеводы понесли убытки, что привело к снижению посадочных площадей на 4 – 5%1.

Таким образом, увеличение экспорта картофеля из России, уступившей не так давно 1 и 2 – е места Китаю и Индии по валовому его сбору и площадям, становится крайне необходимым и выгодным, чтобы за валюту продолжить расширять современное производство, хранение, переработку и реализацию уже высокотранспортабельных картофелепродуктов с высокой добавленной стоимостью.

О громадном потенциале экспорта картофеля и продуктов его переработки из России говорят: 3 – е место в мире по посевным площадям и валовым сборам «второго хлеба»; одна из самых низких в мире урожайность клубней с гектара; 40 млн. га выведенных из сельскохозяйственного севооборота пашни; высокое среднегодовое потребление картофеля по регионам - от 56 кг в Республике Коми до 189 кг/чел. в Красноярском крае и по стране в 2011 – 2014 гг. (110 кг/чел.), при рекомендуемой 95 – 100 кг/чел./год.

Между тем, в 1989 г. (до начала «реформ») Россия должна была поставить по плану Союзного фонда в республики Средней Азии и Закавказья более 750 тыс. т картофеля. В обратном направлении (без учёта 1Наша страна начала экспорт картофеля. //Аргументы и факты. – 2017. – № 1 (543). – С. 28.

плодов косточковых и ягодных культур) в Россию должно было поступить 2,5 млн. т овощей, плодов семечковых культур, винограда и бахчевых, что в 3,3 раза больше, чем планировалось завозить картофеля в южные регионы СССР.

С развалом СССР и Союзного фонда картофеля, плодоовощной, бахчевой, виноградной и другой сельскохозяйственной продукции были разрушены (непродуманным акционированием и приватизацией) крупные агропредприятия и объединения, и данные культуры переместились в мелкие частные хозяйства населения практически во всех странах СНГ, с примитивной техникой и технологией их производства. Государство, которое организовывало раньше обмен крупных партий данной дешёвой продукцией между южными и северными республиками СССР, сегодня ушло с рынка, а образовавшуюся нишу занял мелкий торговец в основном с автомобильными транспортными средствами, далёкими от совершенства, с различной грузоподъёмностью, без всякого вентиляционного, температурного и влажностного режима. Перевозка скоропортящейся продукции незначительными партиями в пассажирских вагонах и т. п. при транспортировке на расстояние до 3 - 4 тыс. км, требует значительных дополнительных материальных затрат в расчёте на единицу конечной реализованной продукции. Они возмещаются высоким уровнем розничных цен, что значительно сдерживает спрос, товарооборот, объём продаж и соответственно производство данных культур в бывших советских республиках Средней Азии и Закавказья. Высокие розничные цены на дыни, арбузы, виноград, цитрусовые и т. п. компенсируют потери и затраты, связанные с неорганизованной на государственном уровне перевозкой данной продукции транспортом общего пользования, замерзании её поздней осенью при всевозможных поборах на всём пути следования к потребителю.

В конечном счёте, огромные потери во всех взаимосвязанных странах СНГ несут производители и потребители. Но потери несут и страны Содружества в целом, так как природная (земельная) рента от производства и продажи картофеля, плодово-ягодных, овощебахчевых, виноградных, цитрусовых и других культур присваивается посредническими организациями, перекупщиками и спекулянтами, которую можно эффективно использовать государствами для снижения железнодорожных тарифов при взаимовыгодной перевозке скоропортящейся сельхозпродукции.

Производство картофеля в странах ЕАЭС представлено в табл. 1.

Таблица 1 Производство картофеля в странах = членах ЕАЭС (по данным FAOSTAT).

 Страна

Население, млн. чел.

Средние за 2009 2012 гг.

Площади, занятые под картофелем, тыс. га

 

Урожайность, т/га

Производство картофеля, тыс. т

На душу населения,

кг

Российская Федерация

 

143.30

 

 2 172.8

 

13.2

 

28 622.2

 

199.7

Армения

3.24

30.3

18.9

570.0

176.0

Беларусь

9.47

355.8

20.5

7 253.7

766.1

Казахстан

16.20

180.8

15.9

2 878.2

177.1

Киргизия

5.55

84.5

16.1

1 356.1

244.3

ИТОГО.

177.76

2 824.2

14.4

40 680.2

228.8

Как видно из табл. 1 самая низкая урожайность картофеля во всех категориях в среднем за 2009 – 2012 гг. была в России (13.2 т/га), в которой валовой сбор клубней составил из – за засушливого 2010 г. лишь 28.6 млн. т., или в 2.4 раза больше чем в остальных странах – членах ЕАЭС вместе взятых. По уровню производства картофеля на душу населения в год Россия (200 кг/чел/год) превышает Армению и Казахстан на 23 – 24 кг. Больше всего картофеля производится в Белоруссии - 766 кг/чел/год и в Киргизии – 244 кг/чел/год.

Рост производства картофеля в странах – участниках ЕАЭС происходил преимущественно за счёт расширения посадок картофеля в связи с принятой в них национальной политики повышения самообеспечения «вторым хлебом» (табл. 2).

Таблица. 2. Производство и потребление картофеля на душу населения в странах – участниках ЕАЭС, кг.

 Страны – участницы

Производство

Потребление

Годы

 

Валовой сбор в 2013 г., млн. т

 

Доля произ    водства в ЕАЭС, %

Годы

 

1992

 

2009 - 2012

 

2009 – 2012 к 1992, %

 

1992- 1995

 

 2013

  2013 к 1992 - 1995, %

Россия

258

200

78

30.20

78.6

123

105.3

78.6

Армения

93

176

189

0.66

0.4

59

0.55

0.4

Белоруссия

879

766

87

5.91

7.1

102

9.56

7.1

Казахстан

158

177

112

3.34

12.8

142

17.16

12.8

Киргизия

80

224

280

1.38

1.1

157

1.45

1.1

Как видно из табл. 2 больше всех на душу населения картофеля производит Белоруссия 766 кг/чел. в среднем за 2009 – 2012 гг., а валовой сбор в 2013 г. был выше в России – 30.2 млн. т, что составляет 72.8% от всех собранных клубней в ЕАЭС – 41.5 млн. т. Если в России в 1992 - 1995 гг. преобладало картофельно – хлебное питание (123 кг/чел./год), то в период до 2013 г. потребление клубней на душу населения в год снизилось до 105.3 кг при норме 90 – 100 кг/чел./год, а хлебопродуктов осталось на уровне 120 кг/чел./год. За 23 года увеличилось потребление картофеля в Белоруссии до 102 %, Кахахстане – 142 и Киргизии - 157%. В Армении снизилось потребление картофеля в 1. 7 раза.

По данным Нацстатслужбы Армении в 2012 г. посевные площади картофеля составили 31.2 тыс. га, с которых собрано 646 тыс. т, что превосходит показатели 2011 г. на 10 и 15% соответственно при урожайности около 21 т/га. В 2013 г. Армения экспортировала в Грузию около 20 тыс. т. картофеля и в ближайшие 3 года увеличит экспорт клубней в Россию (очевидно речь идёт о раннем картофеле), которые принесут армянским крестьянам большие доходы, чем поздние сорта «второго хлеба».

Рост площадей, урожайности и потребления картофеля в Киргизии и других южных странах ЕАЭС и СНГ связан с быстрым ростом их населения, продовольственной проблемой и стремлением к самообеспечению «вторым хлебом», благодаря которому многие страны мира во время войн, засух и других катаклизмов спасались от голода.

В настоящее время около 35% картофеля и овощей, например, в Киргизии производится в ЛПХ, 62% - в мелких КФХ и лишь 3% выращивается в крупных СХО. Большинство мелких КФХ возникших в результате приватизации земли и имущества колхозов и совхозов не обладает необходимыми финансовыми и техническими ресурсами, чтобы применять передовые промышленные технологии возделывания, хранения, переработки, фасовки и упаковки картофеля и овощей. В результате – низкая производительность труда, неустойчивые и небольшие доходы фермеров в растениеводстве, в то время как себестоимость производства картофеля выше чем в России в 2 – 3 раза. Средняя площадь земельного надела, приходящаяся на одного сельхозтоваропроизводителя Киргизии составляет около 3 га, что ведёт к росту себестоимости производства картофеля из – за нерационального использования техники и других ресурсов для проведения всех полевых операций групповым способом. Использование семенного материала низкого качества, недостаточное применение химических средств защиты растений и удобрений также ведёт к получению низкого урожая и качества. Ежегодно завозится в Киргизию лишь 100 т элитных семян из Германии (сорт Желли) и Нидерландов (сорт Сантэ), (Исламов А. Р. Овощеводство и картофелеводство Киргизии. //Картофель и овощи. – 2015. - № 11. С. – 2 – 4.).

В Белоруссии, Казахстане, Армении и других странах ЕАЭС и СНГ также преобладает мелкотоварное производство картофеля, овощей, бахчевых, винограда, фруктов и др.

В табл. 3 представлена структура производства картофеля в основных картофелеводческих странах ЕАЭС в 2014 г. по категориях хозяйств и темпы развития КФХ за период 2010 – 2014 гг.

Таблица 3 Структура производства картофеля в странах ЕАЭС по категориях хозяйств в 2014 г., %.

Основные картофелеводческие   страны ЕАЭС

 

Категории хозяйств

В т. ч. доля КФХ

 

ЛПХ

 

КФХ

 

СХО

ЛПХ и КФХ

(МФХ)

 

2010

 

2014

2014 к 2010 гг.

Россия

80.2

7.6

12.6

87.8

5.5

7.6

2.1

Беларусь

79.1

4.9

16.0

84.0

2.0

4.9

2.9

Казахстан

60.5

32.2

7.3

92.7

23.7

32..2

8.5

Как видно из табл. 3 больше всех картофеля производят МФХ Казахстана – 92.7% от всего объёма по стране, в России – 87.8 и 84.0% в Беларуси, где в большей мере сохранилось промышленное производство в СХО и более высокими темпами оно развивалось в КФХ. Ещё выше темпы прироста валового сбора клубней в КФХ Казахстана – 8.5% за период 2011 – 2014 гг. Самыми медленными темпами – 2.1% за 2011 – 2014 гг. развивается производство картофеля в КФХ России.

В период с 2010 по 2014 гг. импорт картофеля в странах ЕАЭС варьировал в пределах 529 – 1682 тыс. т и в 2014 г. составил 738 тыс. т, в т. ч. Россия завезла из – за рубежа 667 тыс. т клубней, Казахстан 55 и Беларусь – 16 тыс. т. Экспорт картофеля стран ЕАЭС незначителен и составляет лишь около 0.1% от объёма производства. Экспорт из России за период 2011 – 2014 гг. варьирует в пределах от 26.5 до 41.7 тыс. т и является самым высоким среди стран ЕАЭС, взаимный оборот у которых составлял в 2014 г. только 5.1 тыс. т.

По данным официальной статистики в государствах – членах ЕАЭС валовой сбор овощей в 2014 г. по сравнению с 2013 г. увеличился на 5.8% и составил 20704 тыс. т, в т. ч. в Беларуси – 1734 тыс. т, в Казахстане – 3470 тыс. т, России 15500 тыс. т. Посевные площади овощных культур в государствах – членах ЕАЭС в 2014 г. увеличились на 2.4% и составили 891 тыс. га, в т. ч. в Беларуси – 70 тыс. га, Казахстане – 137 тыс. га и России – 684 тыс. га. Урожайность овощных культур в государствах – членах ЕАЭС в 2014 г. увеличилась на 1.7% и составила в среднем 33.4 т/га. Наибольшие показатели урожайности овощных культур отмечены в Казахстане – 24.3 т/га, в Беларуси – 24.2 т/га. Урожайность в России несколько ниже – 21.8 т/га. (табл. 4).

В табл. 4 представлена структура производства овощей в основных овощеводческих странах ЕАЭС в 2014 г. по категориях хозяйств и темпы развития КФХ за период 2011 – 2014 гг.

Таблица 4. Структура производства овощей в основных странах ЕАЭС по категориям хозяйств в 2014 г., %.

Основные овощееводческие   страны ЕАСС

 

Категории хозяйств

В т. ч. доля КФХ

 

ЛПХ

 

КФХ

 

СХО

ЛПХ и КФХ

 

2010

 

2014

2014 к 2010

Россия

69.2

14.0

16.8

83.2

11.4

14.0

2.6

Беларусь

67.2

15.3

17.5

82.5

6.1

15.3

9.2

Казахстан

44.6

49.6

5.8

94.2

42.3

49.62

7.3

Данные табл. 4 показывают, что наибольший удельный вес в производстве овощей в Казахстане занимали в 2014 г. КФХ – 49.6%, в то ремя как СХО – 5.8% или в 8.6 раза меньше. Высокими темпами производство овощей растёт в КФХ Беларуси с долей 6.1% в 2010 г. и до 15.3% в 2014 г., что в 2.5 раза больше. В России данный рост с 11.4 до 14.5% составил лишь 1.2 раза.

Что качается производства других ингредиентов «борщевого набора» в ЕАЭС, то здесь не всё просто. Так как производство капусты в странах ЕАЭС в 2014 году выросло по сравнению с 2013 годом на 5,4% и составило 4395,6 тыс. т (в т. ч. в Беларуси – 398,3; Казахстане – 498,0; и России – 3499,3 тыс. т). Импорт капусты в странах ЕАЭС в этом году вырос на 88 % и составил в Беларуси – 65,7; Казахстане – 125,1 и в России – 221,5 тыс. т. Экспорт капусты из стран ЕАЭС в третьи страны незначителен и составил в 2014 г. 0,2 тыс. т.

Производство же лука в странах ЕАЭС в 2014 г. выросло по сравнению с 2013 г. на 4% и составило 2814.7 тыс. т (в т. ч. в Беларуси 212 тыс. т, Казахстане – 608.4 тыс. т и России – 1994. Т).

Импорт лука в 2014 г. в Беларусь составил 13.7 тыс. т, Казахстан – 128.3 тыс. т и Россию – 408.4 тыс. т. Объёмы взаимной торговли стран ЕАЭС луком в 2014 г. составили всего лишь 9.5 тыс. т.

Самообеспеченность стран – членов ЕАЭС капустой и луком составляет 93.1 и 86.3% с необходимым импортом соответственно 6.9 и 13.7%.

В Российской Федерации в рамках государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции на 2013 – 2020 гг. намечено ускоренное импортозамещение в отношении овощей открытого и защищённого грунта, семенного картофеля, повышение удельного веса картофеля российского производства к 2020 г. почти до 100 - 98.7%.

Программа предусматривает: увеличение производства картофеля в СХО, КФХ включая индивидуальных предпринимателей (ИП) до 6 млн. т, овощей открытого грунта – до 5.2 млн. т овощей защищённого грунта – до 1.4 млн. т;

- увеличение ёмкости современных картофеле- и овощехранилищ на 3.5 млн. т единовременного хранения;

- обеспечение сельскохозяйственных товаропроизводителей отечественным семенным картофелем и семенами овощных культур в объёме не менее 75%;

В Российской Федерации осуществляется Господдержка отрасли картофелеводства (согласно Госпрограммы на 2013 – 2020 гг.)в части предоставления сельхозтоваропроизводителям: субсидий на компенсацию 20% затрат на строительство и модернизацию овощехранилищ и картофелехранилищ; субсидий на строительство и (или) модернизацию селекционно – семеноводческих центров (до 20%) сметной стоимости объектов; несвязанной поддержки в области развития производства семенного картофеля (10 тыс. руб./га); субсидий на развитие элитного семеноводства в виде возмещения части затрат на приобретение элитных семян.

В странах ЕАЭС производство картофеля и овощей в настоящее время сосредоточено в хозяйствах населения (около 80% валового производства) При этом данные хозяйства при малопроизводительном ручном труде, отсутствии современной техники, современных агротехнолоий, отсутствия научно – обоснованных севооборотов, отсутствия системы интегрированной защиты растений, недостатке качественного семенного материала, удобрений, необходимого перерабатывающего и моечно – фасовочного оборудования не в состоянии решить проблему поставки крупных однородных партий высококачественного сортового картофеля в торговые сети, стандартных клубней на перерабатывающие предприятия, а также на экспорт в связи с высокими международными требованиями по качеству.

Значительная часть картофелепродуктов завозится в ЕАЭС из других развитых стран, поэтому в них необходимо также решать проблему хранения и переработки клубней в СПТК, АПП и АПО, увеличивать производство картофелепродуктов: очищенного картофеля, чипсов, фри, пюре, модифицированных крахмалов, других транспортабельных сухих продуктов питания с повышенными сроками хранения.

В России сложилось неудовлетворительное положение с производством картофельного крахмала. Использование мощностей специализированных предприятий по переработке картофеля в крахмал в последние 20 лет сократилось в 3.8 раза с 61.7 до 16.2%, а производство картофельного крахмала уменьшилось в 5.9 раза. В результате доля импорта этой продукции достигла 83.3% рыночного оборота, что более чем в 4 раза превышает порог продовольственной безопасности, в то время как из ежегодных 30 млн. т валового сбора можно до 20%, или около 6 млн. т нестандартного картофеля, очисток, можно произвести до 1 млн. т крахмала., вместо отправки их на свалку, в канализацию и т. п.

Отдельная проблема – это обеспечение сельхозтоваропроизводителей высококачественным семенным материалом картофеля. Недостаток качественного семенного материала для своевременного сортообновления и сортосмены – один из основных факторов, сдерживающих рост урожайности культуры и объёмы производства картофеля и продуктов его переработки. Высокая доля сортов зарубежной селекции (Голландия, Германия) и отсутствия развитой системы сортового семеноводства в России, не позволяет переходить на производство картофелепродуктов из сортов отечественной селекции.

Это связано как с характеристиками самих сортов картофеля, так и с состоянием семеноводства картофеля в каждой из стран ЕАЭС, что серьёзно влияет на урожайность, качество и цену семенного, продовольственного картофеля и картофелепродуктов.

По данным Картофельного союза России, только в Россию за период 2012 – 2015 гг. импортировано около 101.5 тыс. т семенного картофеля на сумму 82.5 млн. долл. США. При этом из 10 наиболее широко возделываемых сортов картофеля в России только 2 – отечественной селекции. Для промышленной переработки картофеля (для производства чипсов, замороженного полуфабриката «фри» и др.) в сельскохозяйственном производстве иностранными компаниями используются, как правило, сорта зарубежной селекции с необходимыми технологическими характеристиками.

Перспективным является сотрудничество научно – исследовательских учреждений государств – членов Союза для осуществления совместных проектов в селекции и семеноводстве картофеля.

Современные кризисные явления диктуют необходимость выработки нового формата экономического взаимодействия, который может выражаться в усилении многостороннего сотрудничества как внутри уже созданных интеграционных союзов ЕАЭС, СНГ, ШОС и др., так и со странами других объединений.

Создание в странах ЕАЭС, СНГ и др. СПТК, АПП и АПО холдингового типа приведёт к значительному снижению издержек в расчёте на единицу конечной сельхозпродукции, расширению объёмов производства и реализации семенного, продовольственного картофеля и продуктов его переработки с использованием специализированного автомобильного и железнодорожного транспорта, восстановлению бывшей союзной кооперации в области производства тракторов, сельскохозяйственных машин, фасовочно – упаковочного, перерабатывающего оборудования, спецтранспорта и т. п.

Многие продуктовые подкомплексы АПК являются высокотехнологичными и конкурентоспособными на внутреннем и мировом рынках. Это мясо птицы, свинины, производство зерна, маслосемян, макаронных изделий, круп и т. п. В картофелепродуктовом подкомплексе точками роста стали семеноводческие СПТК (Устюженский Вологодской области), продовольственный СПТК («Гильдии картофелеводов и картофелепереработчиков» Брянской области, АПП типа «совхоз – завод», ЗАО «Озёры» Московской области АПО холдингового типа агрофирмы «Дмитровские овощи», «Малино», семеноводческий агрохолдинг (КРИММ, Тюменской области).

Вполне понятно, что в условиях глобализации, выполнения правил ВТО, роста конкурентности на мировом рынке продовольствия, интенсивная работа ЕЭК не должна уступать ежедневной и ежечасной кропотливой работе аналогичных органов в ЕС и других сообществах, оперативно решающих все возникающие международные (между 27 странами) вопросы и проблемы, в отличие от Таможенного Союза (ТС), ЕАЭС, СНГ и др. Так Представители Постоянного Комитета Союзного Государства доложили, что остатки прошлых лет в размере 1.8 млрд. российских рублей перетекли в бюджет 2017 г. и в 2018 г. опять начнётся работа, без утверждения союзного бюджета, что приведёт к спешному освоению средств и выполнению важных задач в основном во второй половине года, с извечной потерей общих денег и качества выполненных исследований и такое же внедрение в производство. При этом все «разработки, патенты, изобретения, полученные в результате совместных российско – белорусских программ до сих пор не приносят в общий бюджет ни копеечки», (Общие деньги тратить с умом. Играть по единым правилам. //Союзное вече. Газета парламентского собрания Союза России и Беларуси), 51 сессия ПС. – 2016. № 59. - С – 6. (29 декабря).).

Депутаты постоянно говорят о бюрократических препонах, мешающих реализации важнейших союзных программ и необходимости: устранения ограничений двусторонней торговли; пересмотра всей нормативной базы, которая регулирует экономику Союза; сближения законодательства России и Беларуси, его гармонизации и унификации которыми практически не занимаются соответствующие министерства и ведомства; решения проблем, с которыми каждодневно сталкиваются граждане Союзного государства и других, которые привели к падению торгового оборота между Беларусии и России.

Высокие доходы имеют фермеры ЕЭС, создавшие картофелеводческие кооперативы с собственной розничной торговой сетью, имеющие современные хранилища.

Если, например, владельцы 12 млн. долей в России размером до 50 га, не имеющие хранилищ продают осенью картофель посредникам, почти по себесто­имости – 6 руб./кг, в то время как при его наличии – можно зимой продать – по 12 руб./кг, весной – по 18 руб./кг, имея до 12 руб./кг дохода, отказавшись от всех мизерных государственных субсидияй, дотацияй и компенсаций, запрещённых ВТО.

Так как АПК содержится в основном за счёт налогоплательщиков - населения России, то с созданием самой эффективной и справедливой формы организации на селе – СПТК (в т. ч. прирельсовых), общество получит также упрощённый контроль за единой продуктовой цепочкой и за состоянием качества сельхозпродукции (в т. ч. по пищевой безопасности) не на прилавках сотен тысяч магазинов, предприятий общественного питания и госснабжения, а прямо в хранилищах вместимостью до 30 – 50 тыс. т и в цехах производства продуктов питания. То к чему передовые европейские страны шли 200 – 300 лет, мы можем осуществить по всей России и странам ЕАЭС в растениеводстве за 2 – 3 года, построив хранилища – комплексы (в т. ч. прирельсовые), заменив лишь автотранспорт и крытые вагоны общего пользования на рефрижераторные автомобили и вагоны с обслуживающим киргизским, белорусским, или казахским персоналом, следящим на всём пути следования, за температурой внутри 5 – вагонных секций Брянского машиностроительного завода. Водитель авторефрижератора или автофургона с изотермическим кузовом также одновременно является материально – ответственным лицом. При этом во всех странах ЕАЭС и СНГ в прирельсовых СПТК, АПП и АПО, имеющих высокомеханизированные хранилища (в т. ч. с крытым лебаркадером) открывается клондайк бесконечных технико – технологических и организационно – экономических инноваций, обеспечивающих снижение себестоимости и повышение качества экологически чистой скоропортящуюся растениеводческой продукции с использованием многооборотных сборно – разборных контейнеров, деревянных или пластмассовых поддонов с ящиками и сетками, загруженных ранним картофелем, овощами, бахчевыми, виноградом, цитрусовыми и другой скоропортящейся сельхозпродукцией, вплоть до подвижного дна (транспортёра) вагона, применяемого в США для снижения повреждений картофеля и овощей при их разгрузке и навальном способе перевозке.

Белоруссия с самого начала санкций в 2000 г. обратилась к внутренним ресурсам расширения собственного производства сельхозпродукции, чтобы не тратить валюту (как в России) на закупку чужого пропитания, тем более, что сельскохозяйственное производство, не было так сильно разрушено как в России с 1990 – х годов. В результате объединение 2 – х убыточных колхозов в 30 км от Минска появился агрокомбинат с современной системой хранения и переработки картофеля и овощей – АО «Колино» к которому относится комплекс «Цнянсоил экопродукты» на 90% принадлежащий частному инвестору, который в 2015 г. собрал урожай картофеля по 45 т/га, а также морковь, свеклу, лук, зерно и кукурузу с полей, где несколько лет назад были пустыри, со средней зарплатой работников предприятия – 500 долл. США со стремлением довести до 1000 евро на человека, (Короткова Е. Белорусское зеркало для героев. //Московский комсомолец. 2016.- 24 ноября, С. 4.).

Принятые в России законы по кооперации и агропромышленной интеграциипротиворечат друг другу и не содержат многих крайне необходимых сегодня нормативных актов. Поэтому в стране не развиваются ни СПТК, ни АПП и АПО холдингового типа. Так, производители молока утверждают, что прибыль в молочном животноводстве - около 1% при реализации переработчикам в среднем по 24 руб./л (в некоторых регионах страны молоко скупается посредниками по 14 руб./л), скармливая для получения 1 л минимум 1 кг ячменя и 1 кг сена, которые стоят 18 руб./л. Остальные 6 руб./л расходуется на кормление коровы, её дойку и лечение. Но в супермаркете 1 л молока стоит уже 50 руб./л. Если к этим 50 руб./л прибавить около 5 руб./л субсидий, то переработку и упаковку натурального отечественного молока и его продажу в собственных магазинах «Молоко», целесообразно передать СПТК оставляя 26 руб./л дохода на развитие КФХ и СПТК. В свою очередь государство свои 5 руб./л субсидии может использовать для помощи в создании или удешевлении МТБ хранения, переработки, упаковки молочной продукции, всячески помогая в строительстве мини молокозаводов, сыроварен и т. п. в СПТК, АПО, которое по риску капвложений в десятки раз надёжнее и эффективнее частных крупных молокозаводов в городах, куда свозится молоко неизвестного происхождения за сотни и тысячи километров из сотен хозяйств Российской Федерации. В Европе давно широкое распространение получили мини – хлебопекарни, мини – пивоварни и другие «мини», за эффективность и качество работы которых отвечает конкретное лицо или кооператив, что одно и то же.

Надо признать, что промышленное развитие сельского хозяйства и 140 – 160 связан­ных с ними отраслей является фундаментальным ресурсом роста экономики в основном аграрных стран ЕАЭС и БРИКС. Партнёрство в области сельхозтехники, перерабатывающего сельхозсырьё оборудования, приоритетных технологий и инноваций в агропромышленном производстве, позволяет быстрее создать реальный сектор с участием малого и среднего бизнеса на селе, ориентированного на промышленное сельскохозяйственное производство во всех странах ЕАЭС и БРИКС, что усилит продовольственную безопасность, финансовую надёжность и стабильность развития в каждой из стран – участниц.

Принятый на саммите 2015 г. для распространения проект «Дорожная карта торгово – экономического инвестиционного сотрудничества БРИКС до 2020 года» должен быть дополнен новыми проектными предложениями связанными с созданием АПФ с соответственными хранилищами – комплексами, элева­торами, перерабатывающими сельхозсырьё предприятиями, (в т. ч. прирельсовыми) и единой наиболее оптимальной и более скоростной международной транспортной системы, путём государственного партнёрства, что значительно улучшить условия инвестирования. Установление экономического равновесия между странами – участниками ЕАЭС и БРИКС требует от государств новых промышленных, финансовых и торговых подходов с учётом глобальных экономических тенденций и достигнутого уровня конкурентоспособности с другими государственными объединениями, которые сегодня соперничают в мировом масштабе: американский, европейский, китайский и японский рынки.

Между тем новая компания любой страны, конкурирующая в определённой отрасли, имеет конкретную стратегию и развивается в рамках принятого плана. Отсюда необходимо усовершенствовать и унифицировать процесс планирования в ЕАЭС и БРИКС.

Активизация деятельности ЕАЭС (не меньшей, чем в ЕС), координация, кооперация и интеграция как между странами – участниками, так и с внешним (в т. ч. ШОС, БРИКС, АТЭС) объединениями, позволит новому Союзу противостоять всё возрастающему противодействию западных стран.

Необходимо сформировать такой механизм экономического взаимодействия стран, входящих в ЕАЭС, который будет способствовать обеспечению синергетического эффекта в решении проблемы коллективной продовольственной безопасности. Необходима реализация целого комплекса организационно – экономических мер: разработка совместного продовольственного баланса; создание конъюнктурного центра по анализу и прогнозированию продовольственной ситуации; создание межгосударственных объединений, совместных предприятий, продуктовых кооперативных союзов, объединяющих фермеров ЕАЭС картофелеовощного, плодово - ягодного, зернового и других растениеводческих и животноводческих направлений.

ФОРМИРОВАНИЕ ЕДИНОГО НАУЧНО – ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО ПРОСТРАНСТВА В АПК ЕАЭС И СНГ В УСЛОВИЯХ ЕВРОАЗИАТСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ

На саммите ЕАЭС и ОДКБ в Санкт – Петербурге подписана новая редакция Таможенного кодекса ЕАЭС. Создан ёмкий общий рынок действующий по правилам ВТО. Единый рынок лекарственных средств и медицинских изделий помогает снизить цены на социально важную фармацевтическую продукцию, усилить контроль качества и порядком обращения. Очевидно то же произойдёт при создании общего аграрного рынка в основном аграрных стран. Ведётся работа по формированию к 2025 г. общих рынков газа, нефти и нефтепродуктов, правил торговли электроэнергией. Формируется единое цифровое пространство ЕАЭС и использование цифровых технологий при оформлении товаров на внешних границах Союза. Необходима и скоординирована транспортная политика, обеспечивающая непрерывную связь со странами ЕАЭС и другими. Важно разработать системные и долгосрочные решения способствующие дальнейшему стратегическому развитию ЕАЭС, (Союзное вече. (газ.парламентское собрание Союза России и Беларуси). – 2016. - № 59. – С 2.).

Так как страны - участницы ЕАЭС в основном сельскохозяйственные то необходимо создать такой Общий аграрный рынок, в котором выгодно было бы работать всем сельхозтоваропроизводителям. Для чего всем его участникам как во внутренней, так и во внешней торговле (в основном скоропортямищися продуктами питания), необходимо уделить особое внимание созданию суперсовременных транспортных систем с соответствующей механизированной и автоматизированной складской, погрузочно – разгрузочной инфраструктурой, вплоть до «сквозной» холодильной цепи специально созданной для системы «поле (ферма) - потребитель» охватывающую не только дальних потребителей (в т. ч. в портовых городах) картофеля, овощей, плодов, мясомолочной и другой скоропортящейся сельхозпродукции в России, но и в странах ЕАЭС, ШОС, БРИКС. В обратном направлении, например из Мурманска, Архангельска, портов Дальнего Востока можно в тех же вагонах везти свежезамороженную рыбу, другие морепродукты, а из южных стран ЕАЭС, СНГ и других – недостающую в России раннюю, плодоовощную, ягодную, экзотическую и иную сельхозпродукцию.

Важность проблемы перевозки скоропортящейся сельхозпродукции железнодорожным и смешанным транспортом состоит в том, что ни одно НИУ в СССР данным «наукоёмким» процессом никогда глубоко не занималось, так как такое товародвижение охватывало интересы десятков министерств и ведомств и оно осталось «без глаза» (как говорится «у 7 нянек»), в то время как сегодня транспортные расходы (с учётом погрузки, транспортировки смешанным транспортом, разгрузки, складирования, или реализации «с колёс» и т. п.) достигают 50% и более постоянно растущей розничной цены скоропортящейся сельхозпродукции (без учёта её огромных потерь в пути, кратковременном хранении и т. д.). А проблемам роста товарооборота высококачественой сельхозпродукции между бывшими республиками вообще мало кто занимался. В результате потери сельхозпродукции в системе «поле - потребитель» с использованием железнодорожного транспорта достигли 60% и более, что и явилось одной из причин распада СССР и перехода стран СНГ на самообеспечение картофелем, овощами, плодами, бахчевыми и виноградом, вплоть до хлопка в Астраханской области России и наоборот – картофеля в республиках Средней Азии вместо теплолюбивого хлопка, из – за чего пострадала российская текстильная промышленность.

Перевозка скоропортящейся сельхозпродукции всеми видами транспорта (автомобильным, железнодорожным, водным, морским и воздушным) наиболее выгодна, когда она всё время находится в пути (в скоростных автофрежираторах, в специализированных скоростных вагонах, морских судах, в воздухе) и поэтому следует максимально сократить простои во время её транспортировки, при оформлении провозных документов (в т. ч. на таможенных пунктах), сервисном обслуживании, загрузке и выгрузке «нежного» продовольствия, ежеминутно теряющего свои первоначальные свойства, качество, витамины и т. п. При этом повреждение плодовоягодной, картофелеовощной, бахчевой, виноградной, цитрусовых и другой скоропортящейся продукции, содержащей до 80 – 90% воды («пузырёк с водичкой»), должно быть также сведено к минимуму, так как потери свежеубранной механизированным способом, частично повреждённой, «дышащей», выделяющей тепло и влагу сельхозпродукции в пути и дальнейшем её хранении очень высоки как в натуральной, так и в денежной форме.

Эксперты подсчитали, что уже в 2015 г. 60% ВП будет производиться в Азиатско – Тихоокеанском регионе (АТР). Перспективы расширения торгово - экономических отношений нашей страны с Поднебесной связан с крупными газонефтепроводами, линиями электропередачи, оборонными и другими проектами ЕАЭС.

Наряду с торговлей продовольствием со странами ЕАЭС, БРИКС и др. перспективным является переход к совместным научно – исследовательским и конструкторским работам и последующему совместному производству унифицированных проектов хранилищ – комплексов, увязанных с национальными особенностями уборки сельхозпродукции, сельхозмашин, оборудования по мойке (переработке), фасовке, упаковке, полевого и внешнего транспорта и т. п., ориентированных в основном на специализированные сельскохозяйственные производственные кооперативы (СПТК), и небольшие дешёвые фермерские магазины. Элитным супермаркетам и крупным торговым сетям сложно конкурировать с дешёвой фермерской и кооперативной розничной торговлей отечественной сельхозпродукцией, так как у них нет посредников, и всевозможных «накручиваний» на розничную цену сельхозпродукции. Прибыль фермеров будет увеличиваться (как и во многих развитых странах мира) за счёт роста товарооборота и прямой доставки высококачественных продуктов питания потребителям, без заезда в какие – либо плодоовощные базы и т. п.

Главной проблемой нынешней экономики сельского хозяйства России, ЕАЭС, СНГ в целом, что мы продолжаем работать в физически и морально устаревшей искусственно созданной структуры АПК под 100% коллективизацию и 100% размещение базы хранения и переработки сельхозпродукии в городах, чего нет нигде в мире. Сегодня многоотраслевые низкорентабельные акционированные сельхозорганизации (СХО) полностью потеряли свои организационно - эконо­ми­че­ские и технологические связи со ставшими частными городскими плодоовощными базами и перерабатывающими сельхозсырьё заводами принадлежащими в основном иностранным компаниям, которые стараются работать на импортном сырье, что ведёт к росту потерь (до 50% и более) и себестоимости отечественной сельхозпродукции в системе «поле (ферма) - потребитель», бессмысленным затратам труда и средств, а в конечном счёте неконкурентоспособности конечных продуктов питания на внутреннем и мировом рынках, дальнейшим убыткам в СХО, КФХ и сокращению сельскохозяйственного производства в России.

Таким образом, необоснованный импорт продовольствия и сырья для иностранных предприятий не решает проблемы про­довольственной безопасности России, а наоборот способствует спаду производства в отечественном сельском хозяйстве, перерабатывающей и пищевой промышленности. К тому же ведёт товарный кредит, реализуемый в России по мировым ценам, так как способствует сокращению покупок, а следовательно и производства отечественных продуктов питания. В свою очередь реализация импортного продовольствия по ценам ниже отечественных, также ведёт к сокращению сельхозпроизводства в России, а следовательно к убыточности и банкротству СХО и КФХ, росту безработицы. К снижению платежеспособного спроса населения в стране также ведёт и постоянное ничем неоправданное увеличение цен на большинство продуктов питания. Из – за чего страдают потребители, производители и государство, потому что при низких закупочных ценах перекупщиков и спекулянтов – сельское хозяйство не развивается. Отсутствие гарантированных каналов сбыта произведённой в России, ЕАЭС, СНГ, БРИКС сельхозпродукции подрывает не только рост производства и экономику СХО, КФХ и т. п., но и разрушает созданный потенциал соответствующих подкомплексов АПК РФ, к росту безработицы в городах где сосредоточена его 1, Ш, и 1У сферы, к дальнейшему банкротству СХО.

Так, удельный вес убыточных СХО в 2000, 2005, 2010, 2011, 2012, 2013, 2014 гг. соответственно 53, 42, 29, 22, 24, 23 и 20%, (Алтухов А. И. Импортозамещение как необходимое условие обеспечение продовольственной независимости страны. //В кн.: Экономика, труд, управление в сельском хозяйстве. – 2015. - № 4. – С. 2 – 7.).

Если бы в 60 – 70 - е годы когда начались закупки зерна и др. из – за границы (за нефтедоллары) мы на базе убыточных колхозов и особенно совхозов создали высокоэффективную прослойку из фермерских СПТК, то сегодня Россия была бы сытой и богатой и ни о каких санкциях не могло быть и речи. Сейчас же у нас нет ни колхозов, ни совхозов, ни мощной фермерской прослойки, ни высокопроизводительной материально - технической базой хранения, переработки в местах специализированного производства сельхозпродукции – в СПТК, АПП и АПО, ни контролируемой торговли. К этому мы невольно пришли бы давно, если бы не заблокировали реформу А. Косыгина (Председателя Совмина СССР с середины 1960 г ХХ в.) целью которой был перевод колхозов, совхозов, предприятий и учреждений АПК на хозрасчёт и самофинансирование. К чему мы сегодня пришли, с большим опозданием после разрушения «реформаторами» большинства предприятий всех 3 основных сфер АПК в т. ч. тракторных заводов, сельхозмашиностроения, многочисленных СХО, перерабатывающих и других предприятий - фундамента АПК и его продуктовых подкомплексов, развивая посреднические и торговые предприятия, которые до сих пор, без напряжённого труда наживаются на сельхозтоваропроизводителях и потребителях.

В свою очередь Ден Сяопин взяв на вооружение принципы НЭПА, дореволюционный российский – первый в то время кооперативный и прогрессивный европейский опыт развития фермерских хозяйств в кратчайшие сроки провёл реформу и за 3 года накормил огромную страну, выставив на экспорт значительные излишки сельхозпродукции.

Для стран – участниц ЕАЭС СНГ, ШОС и БРИКС главным является развитие экономики на базе современной техники, оборудования передовых технологий последних поколений, расширяющих производственную базу с целью противостояния внешним конкурентам. На этой высокомеханизированной и автоматизированной технико – технологической основе сосредоточенных в хранилищах – комплексах, элеваторах и цехах производства продуктов питания, любые точки объединения ведут к сокращению затрат труда и средств на совместное производство. Поэтому совместная работа в ЕАЭС, СНГ, ШОС, БРИКС и в других объединениях должна быть реальной и постоянной, а не протокольной от сессии к сессии, когда важнейшие двух и многосторонние проекты остаются лишь на бумаге, а медленное согласование совместных программ в министерствах, ведомствах, НИИ и др. ведёт лишь к снижению конкурентоспособности техники, технологий и произведённой в объединении государств продукции на мировом рынке. Этому должно способствовать и создание в ЕАЭС, СНГ, ШОС и БРИКС единого информационного пространства и повышение пропагандистской работы СМИ.

Поэтому необходима внутренняя структурная перестройка (как это осуществлено в ОПК РФ), в первую очередь в АПК каждой из стран ЕАЭС, СНГ и др., в которых имеются практически равные стартовые условия, если взять низкие доходы сельхозтоваропроизводителей и мелкотоварное производство скоропортящейся и другой сельхозпродукции.

В связи с тем, что в России произошли серьёзные сдвиги по импортозамещению во многих промышленных областях: фармацевтической, лёгкой, химической, тяжёлом машиностроении, железнодорожной технике и др., пора как можно быстрее создать совместно со странами ЕАЭС, СНГ, ШОС, БРИКС и др. низкозатратную, высоконкурентную реальную рыночную структуру АПК и сельского хозяйства (на базе СПТК, АПП и АПО) с наименьшими затратами суммарных средств и инвестиций в каждом государстве – участнике.

Некоторые государства ЕАЭС и БРИКС демонстрируют высокие темпы роста экспорта в другие страны участницы, которые также являются в основном аграрными странами. Так прирост экспорта продовольствия из Армении в Россию и Беларусь за январь – июнь 2016 г. к соответствующему периоду 2015 г. составил 87.4 и 47.2% соответственно. Китай, несмотря на недостаток потребления картофеля в расчёте на 1 китайца, всё же планирует создать 20 специализированных картофельных хозяйств и современные хранилища на границе с Россией с целью обеспечения населения Дальнего Востока «вторым хлебом».

России также необходимо активно продвигать свои экспортные позиции по зерну, картофелю и другой сельхозпродукии на внешний рынок с целью своего экономического роста и развития соответствующих продуктовых подкомплексов АПК. России необходимо стимулировать экспорт особенно продуктов переработки зерна и картофеля с высокой добавленной стоимостью, оставляя всё больше и больше нестандартной продукции, отходов и очисток картофеля для изготовления высококачественного корма для скота, находящегося как в СХО, СПТК или АПО, так и в ЛПХ, в которых было сосредоточено в 2013 г. около 45% крупного рогатого скота от поголовья в хозяйствах всех категорий (в т. ч. 47% коровы), 47% овец и коз, 21% свиней и 18% птицы, (Статистические материалы развития агропромышленного производства России. М. – Россельхозакадемия. – 2014. - 35 С.). /РТНА0700. /=РТНА0713. /=РТНА0710.

Государственное регулирование экспортно – импортных процессов должно включать в себя и информационную составляющую об избытке и недостатке тех или иных продуктов питания в каждой стране – участнице ЕАЭС, СНГ и БРИКС, о компаниях и фирмах поставщиках продуктов питания на экспорт, других заинтересованных контрагентов, объединяющих малый и средний сельскохозяйственный бизнес за рубежом, а также в специализированных зонах в которых экономически выгодно создавать совместные (в т. ч. с иностранным капиталом) специализированные СПТК и т. п., реализующие оптом из своих крупных хранилищ – комплексов (в т. ч. прирельсовых) большие однородные партии высококачественной свежей сельхозпродукции, в т. ч. экологически чистую которую в коллективных отечественных многоотраслевых СХО получить практически невозможно.

В первую очередь на экспорт из России желательно поставлять экологически чистые продукты питания из СПТК, т. к. по состоянию на 1 ноября 2016 г. 27 стран принимают в отношении российских товаров защитные меры и 127 стран ограничительные, (Лисоворик Я. Экономический альянс не выходит из кризиса. //Московский комсомолец. 2016.- 24 ноября, С. 4.).

Специализированным на картофеле, овощах открытого грунта, плодах длительного хранения СПТК, не надеясь на государство, должны сами создавать районные, региональные и федеральные фермерские и кооперативные Союзы (Ассоциации), вплоть до «своих» лобби в Госдуме России, а также совместные предприятия, объединения и компании по взаимовыгодному сотрудничеству в транспорировке (в т. ч. в таре) скоропортящихся ранних и поздних картофеля и овощей плодов, ягод, винограда, бахчевых, цитрусовых, бананов и т. д. и т. п., вплоть до экзотических, с целью повышения конкурентного и экспортного потенциала каждой из стран ЕАЭС, СНГ ШОС или БРИКС, а для многих один из способов получения прибыли и выхода из кризиса.

Приток прямых иностранных инвестиций в 2013 г. в развивающееся страны БРИКС составил: ЮАР – 8 304 млрд. долл. США, Россия 26 118; Индия 36 046; Бразилия 63 996 и в Китай – 117 586 млрд. долл. США*). Основными причинами оттока капитала из США, стран ЕС и др. в развивающиеся страны является большая доходность большинства инестпроектов, связанная с низкой стоимостью рабочей силы, меньше барьеров при входе на налоговое, трудовое и природоохранное законодательство, меньше стоимость ценных бумаг, (Почтарёв Н. Е. Влияние политики «количественного смягчения» в США и Евросоюзе на экономическое развитие стран БРИКС. //Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата экономических наук. – М. – МГУ. – 2015. – 20 с.).

У России имеется громадный потенциал для выхода на рынок развивающихся стран мира, население которых к 2050 г. (по данным ООН) составит 4/5 жителей планеты как зерном и картофелем, так и продуктами их переработки ввиду того, что мясомолочные продукты питания для большинства семей третьего мира недоступно, а массовая неорганизованная эмиграция в нашу страну – нежелательна. Лучше помочь решить их продовольственные проблемы в самих развивающихся государствах.

Сегодня, помимо Вьетнама появилось несколько десятков стран заинтересованных в свободной торговле со странами ЕАЭС, в т. ч. страны АСЕАН (Ассоциация 10 Государств Юго – Восточной Азии), потребление «второго хлеба» в которых (с учётом импорта картофеля) составляет: Сингапур – 24.9 кг/чел./год, Бруней – 12.9, Мьянма – 5.5, Лаос – 5.0, Малайзия и Камбоджа – по 5.1, Таиланд – 4.9, Индонезия и Вьетнам по 4.2 кг/чел./год, это в то время как в Латвии 1 чел. в год потребляет 140 кг, в Польше – 130, в Португалии – 125, Эстонии, Литве, Ирландии и Великобритании – около 120 кг, в Канаде – 85, Дании – 73, США – 70 кг/чел./год, в то время как в Бразилии – 15, в Индии – 17, ЮАР – 26, Китае – 35 и в России – 126 кг/чел./год, или в 1.4 раза больше, чем все остальные страны БРИКС вместе взятые (табл. 1).

С развитием первичного и элитного семеноводства картофеля в России (в т. ч. с помощью производства мини-клубней в Китае), наша страна может увеличить и ускорить поставку недостающего продовольственного картофеля и продук­тов его переработки в развивающиеся страны СНГ, ШОС, БРИКС, АСЕАН и др.

Таблица 1. Производство и потребление картофеля в странах БРИКС (в среднем за 2009 – 2012 гг.).

 Страна

Населе ние, тыс. человек.

Площадь,   тыс. га
 

Урожайность, т/га

Валовой сбор,  тыс. т.

Производство  
на 1 чел/ кг/год

Потребле ние
на 1 чел./кг/ год, 2003 г.

Российская Федерация

143300

2164.7

13.1

28318.7

197.6

126

Китайская Народная Республика

1339450

 5194.8

 15.6

81075.4

61.0

35

Индия

1187550

1842.2

20.5

37769.2

31.8

17

Бразилия

193467

143.0

25.0

363.6

2.0

15

Южно- Африканская Республика

49991

 60.4

19.0

 114.1

1.4

26

ИТОГО

2913758

9405.1

15.7

147641.0

 

 

Население стран БРИКС превышает 3 млрд. чел. и составляет 43.5% от всего населения земли. На их долю приходится 32% пахотных земель, из них в России находится 9% мировой пашни, более 50% чернозёмов, 20% мировой пресной воды, 9% минеральных удобрений и 8.4% производимого мирового картофеля. В общемировом производстве продовольствия на долю стран БРИКС приходится около 940 млн. т зерна (37%), около 150 млн. т картофеля (41%), 130 млн т мяса (42%), 244 млн т молока (32%), 83 млн т сахара (46%). Суммарная площадь под картофелем в СНГ и БРИКС составляет 62% от всех посадок на планете.

В табл. 2 оценка потенциала аграрной сферы стран БРИКС.

Таблица 2 Потенциал сельского хозяйства стран БРИКС, %.

 Показатели

Россия

Бразилия

Индия

КНР

ЮАР

Доля сельхозугодий в общей площади.

13

33

61

55

80

Доля сельского хозяйства в ВВП.

4.0

6.0

18.0

10.0

2.5

Доля сельского хозяйства в валовой добавочной стоимости

4.4

5.6

 22.8

10.3

 3.2

Занято в сельском хозяйстве от общего числа занятых в экономике

9.5

18.3

 50.5

39.6

5.1

Коэффициент Джини*.

0.421

0.547

0.334

0.425

0.631

Доля госрасходов на развитие инфраструктуры в сельском хозяйстве

18.0

41.0

-

36.0

33.0

*Коэффициент Джини – степень расслоения общества страны. /КДСР0057.

Показатели табл. 2 свидетельствуют о том, что в России доля сельхозугодий в общей площади самая маленькая из стран БРИКС, в то время как площадь пашни – более 115 млн. га, а в расчёте на душу населения самая большая в мире – 0.8 га. При этом доля сельского хозяйства в ВВП России меньше чем в других странах БРИКС, кроме ЮАР – 2.5%, при 3% в среднем по миру. Коэффициент Джини свидетельствует о низком уровне доходов сельского населения стран БРИКС. Меньше всех государственных расходов на инновации и развитие инфраструктуры в сельском хозяйстве (9.7 и 18.0% соответственно) также в России, (Черкасова О. Потенциал аграрной сферы стран БРИКС. //АПК: Экономика. Управление. – 2016. - № 2.- С. 81 – 86. /ЧОАЭ0072. /ЧОПА0110. /ЧОПА0109.).

Не ссорясь ни с США, ни с Китаем и Европой, мы должны воспользоваться ситуацией. И то, к чему шли европейские фермеры 200 – 300 лет, особенно скандинавские страны, создав с помощью СПТК самую эффективную систему товародвижения картофеля, овощей, молочной и другой сельхозпродукции с использованием собственных небольших магазинов «шаговой доступности» с собственным хранением, безотходной переработкой, транспортом, («своей» холодильной цепью), мы можем создать в растениеводстве за 5 – 7 года и в животноводстве – за 3 – 5 лет.

При этом комплектный набор современной ресурсоэнерго­сберегающей унифицированной сельскохозяйственной техники и оборудования в России, странах ЕАЭС, СНГ и др. должен охватывать в КФХ полный цикл машинного производства той или иной культуры (например, картофель 100 – 120 га) в каждом продуктовом подкомплексе АПК, начиная от обработки почвы до уборки, хранения, товарной подготовки (переработки) и реализации через СПТК конечных продуктов питания потребителям с наименьшими потерями сырья, затратами труда и средств с использованием оптимального автомобильного, железнодорожного, водного и морского транспорта.

Помня, что в отличие от «короткой» жизни углеводородов в мире (постоянно меняющихся в цене), огромный плодородный российский земельный капитал – является вечным, а возобновляемые ресурсы (продукты питания и пресная вода), по наличию которой мы занимаем 2-е место в мире после Бразилии, постоянно растут в цене на мировом рынке, мы можем прокормить (с учётом изменения климата и расширения пахотнопригодной земли на Севере страны) более 500 млн. граждан дружественных нам стран.

Несмотря на то, что Китай и Индия экспортирует картофель в Россию, всё же на роль «кормильцев» населения планеты они не подходят, так как степень распашки их территории составляет соответственно 75 и 70 % при предельных значениях 40 %.

При создании в России специализированных СПТК, АПП и АПО холдингового типа мы можем в течение 1 – 2 лет решить в основном свои проблемы с картофелем и начать экспортировать его(в т. ч. в переработанном виде) в больших масштабах в развивающиеся страны ЕАЭС, ШОС, БРИКС, АСЕАН и др.

Без участия стран ЕАЭС, ШОС и БРИКС невозможно решать проблемы связанные с: про­довольственной и энергетической безопасностью; изменением климата и экологической деградацией на планете; борьбой с международным терроризмом и транснациональной преступностью.

Стратегия развития АПК ЕАЭС, СНГ, ШОС и БРИКС - должна обеспечить прежде всего конкурентоспособность их продуктов питания на мировом рынке, добиться совершенство техники и технологии в продуктовых цепочках «поле (ферма) - потребитель», не уступающих лучшим западным образцам, использовать все имеющиеся связи в разных странах мира на получение патентов, лицензий и т. п.и скорейшего продвижения лучшей сельхозтехники и оборудования для каждого продуктового и не продуктового подкомплекса АПК каждой страны. Создание рабочих групп по сотрудничеству в сфере сельского хозяйства, хранения и переработки, транспортировки, оптовой и розничной торговли, работающих на регулярной основе, обеспечит ускоренное инновационное технологическое развитие. Очевидная взаимодополняемость стран ЕАЭС, СНГ, ШОС и БРИКС по вопросам тракторостроения сельхозтехники, оборудования по переработке, фасовке – упаковке и т. п. для одних и тех же «мировых» продуктов питания – зерна, картофеля, овощей, яблок, груш и др. в свежем и переработанном виде, позволит организовать эффективный и взаимовыгодный обмен научно – техническими и практическими достижениями, что будет способствовать социально – экономическому развитию каждой страны и объединения в целом.

Нарастающая динамика глобального мирового развития вынуждает страны ЕАЭС СНГ, ШОС и БРИКС искать собственную модель развития, независимую от давления США, ЕС и их валют. Объединение колоссальных потенциалов стран ЕАЭС ШОС, БРИКС и др. приведёт к тому, что Запад начнёт учитывать их интересы, а потенциальные конфликты превратятся в диалог на основе международного права и равноправия с созданием в будущем системы взаимовыгодного взаимодействия государственных объединений всего мира. /СРАЕ1600. /НДГМ0487.

Огромная потребность населения мира в продовольствии и особенно в зерне и картофеле в первую очередь жителей развивающихся стран, в т. ч. - Азиатско - Тихоокеанского региона (АТР) ведёт к тому, что Россия, являясь абсолютным лидером по экспорту пшеницы, к 2020 г. может довести производство зерновых до 130 млн. т, (по итогам 2016 г. в стране собрано 126 млн. т зерна), а также картофеля до 35 млн. т. Для создания экспортных коридоров зерна (картофеля) и продуктов их переработки в Азию, начато строительство крупных перевалочных терминалов в Приморском и Забайкальском краях. Как сказал глава Минсельхоза А. Ткачёв на П Всемирном зерновом форуме, «со странами Содружества обсудим перспективы развития совместных инвестиционных аграрных или инфраструктурных проектов в приграничье, что позволит усилить наши позиции на зерновых международных рынках, (1Зачем нам так много зерна? //Аргументы и факты. – 2016. – № 43. – С. 20.).

В 2016 г. экспорт зерна при урожае 117 млн. т может превысить 25 млн. т, а к 2030 г. ожидается рост валового сбора до 150 млн. т. Значит продажа зерна на экспорт превысит 60 млн. т, которых достаточно для питания населения в 600 млн. чел. при потреблении 100 кг/чел./год. При этом, в будущем не будет вводиться пошлина на экспорт, а также будут сняты транспортные ограничения, затрудняющие поставку зерна благодаря созданию мощностей, по его перевалке, хранению и реализации в Бангладеш, Корею и другие страны, куда доступ ГМ продукции закрыт, так как в России производят только чистое (не генно – модифицированное зерно), (Беляева М. Как мы на мировом рынке. //Аргументы и факты. – 2016. – № 47. – С. 6.).

Отдельная проблема для роста производства и расширения экспорта 2 – го хлеба - это обеспечение сельхозтоваропроизводителей высококачественным семенным материалом картофеля. Недостаток качественного семенного материала для своевременного сортообновления и сортосмены - один из основных факторов, сдерживающих рост урожайности культуры, объемы экспорта и выхода стандартных высококачественных клубней с 1 га посадок.

Современные кризисные явления диктуют необходимость выработки нового формата экономического взаимодействия, который может выражаться в усилении многостороннего сотрудничества как внутри уже созданных интеграционных союзов ЕАЭС, СНГ, ШОС и др., так и со странами других объединений.

Создание в странах ЕАЭС, СНГ и др. СПТК, АПП и АПО холдингового типа приведёт к значительному снижению издержек в расчёте на единицу конечной сельхозпродукции, расширению объёмов производства и реализации продуктов питания с использованием специализированного автомобильного и железнодорожного транспорта, восстановлению бывшей союзной кооперации в области производства тракторов сельскохозяйственных машин (которые на обновлении в Китае и Бразилии) фасовочно – упаковочного, перерабатывающего оборудования, спецтранспорта и т. п. .

Единая таможенная территория создаёт условия для восстановления совместной научно - технической и производственной кооперации. Дальнейшая интенсификация производства картофеля, картофелепродуктов, овощей, плодов, и т. п. в СПТК, АПП и АПО и совершенствование прямых торгово – экономических связей, в особенности при взаимовыгодных поставках высокотехнологичных продуктов питания, позволит получить большой дополнительный эффект, особенно при транспортировке сухих полуфабрикатов и готовых к употреблению продуктов питания.

Активизация деятельности ЕАЭС (не меньшей, чем в ЕС), координация, кооперация и интеграция как между странами – участниками, так и с внешним (в т. ч. ШОС, БРИКС, АТЭС) объединениями, позволит новому Союзу противостоять всё возрастающему противодействию западных стран.

В этой связи, в рамках согласованной агропромышленной политики необходимо налаживать в рамках ЕАЭС, СНГ, ШОС и БРИКС производство достаточного количества высококачественного семенного картофеля для полного обеспечения им сельхозтоваропроизводителей (СХО, КФХ, ЛПХ и др.). Для прохождения таможенного контроля качества семенного, продовольственного картофеля и продуктов его переработки (относящихся к экопродукции), очевидно нужно совершенствовать и гармонизировать существующую систему сертификации и стандартизации с международной.

Требования относительно безопасности картофеля, овощей и прочих пищевых продуктов регулирует ТРТС 021/2011. Сертификат на картофель действует на территории всех государств ЕАЭС. Этот документ надёжно защищён от копирования. Выдают декларации и сертификаты на картофель, специализированные агентства (центры) сертификации. Ответственным за достоверность всех указанных в декларации сведений является заявитель (предприниматель). Добровольный сертификат на картофель также является существенным преимуществом во время розыгрыша национального тендера.

Кроме того, для отгрузки семенного и продовольственного картофеля в южные страны ЕАЭС и СНГ в любое время года (а также приёма овоще – бахчевой, виноградной и др. скоропортящейся сельхозпродукции) СПТК, АПП и АПО, должны иметь крупные прирельсовые хранилища – комплексы с крытым дебаркадером (или отапливаемым коридором) для исключения отпотевания, подмораживания и других нежелательных процессов, снижающих качество скоропортящегося товара.

Перспективным видится сотрудничество научно-исследовательских учреждений государств – членов Союза для осуществления совместных проектов в селекции и семеноводстве картофеля.

Кроме того, требуются: организация сортового первичного семеноводства в северных (чистых от вирусов) регионах России, как для себя, так и для стран - членов ЕАЭС; строительство семеноводческих хранилищ - комплексов из ЛМК (в т. ч. прирельсовых) в семеноводческих СПТК, АПП и АПО; организация эффективной системы межгосударственного и международного лизинга лабораторного и технологического оснащения селекционно – семеноводческого процесса, унифицированной картофелеводческой и овощеводческой техники и оборудования (в т. ч. фасовочно – упаковочного и загрузочного) как для семеноводческих, так и продовольственных хранилищ - комплексов; содействие в создании системы целевого консультирования и обучения фермеров через Интернет; содействие в освоении новейшей техники, технологий и оборудования в системе «поле – потребитель»; налаживание системы льготного кредитования и максимального снижения налогов для сельхозтоваропроизводителей и тарифов на железнодорожные перевозки.

Кроме того, для отгрузки семенного и продовольственного картофеля в южные страны ЕАЭС и СНГ в любое время года (а также приёма овоще – бахчевой, виноградной и др. скоропортящейся сельхозпродукции) СПТК, АПП и АПО, должны иметь крупные прирельсовые хранилища – комплексы с крытым дебаркадером (или отапливаемым коридором) для исключения отпотевания, подмораживания и других нежелательных процессов, снижающих качество скоропортящегося товара. /КТДО0442.

Так как Россия, страны ЕАЭС, СНГ, ШОС, БРИКС, АСЕАН и другие объединяют дороги с твёрдым покрытием, железнодорожные, морские пути и самолёты, то создание современных систем (в т. ч. смешанных) высокопроизводительных погрузочно – разгрузочных механизмов, высокомеханизированных и автоматизированных пропускных пунктов, таможенных терминалов и т. п. ещё требует своего решения на всём пространстве государственных сообществ. Но это дело уже государственной важности, с которым частным компаниям не справиться. Проблема состоит лишь в том, что сегодня каждое государство пытается сделать что – то своё и по своему , что при их объдинении или неэффективно, или слишком затратно, особенно в условиях финансового, экономического и иных кризисов, охвативших страны ЕАЭС, СНГ, ШРС, БРИКС и др.

Несмотря на положительную динамику сотрудничества в рамках ЕАЭС, СНГ существует ряд проблем, тормозящих фермерское, кооперативное и агропромышленное развитие в каждом государстве Союза и Содружества, в которых - преобладает мелкотоварное производство. Отсутствие рыночного опыта и политической воли в создании АПФ и новой системы товародвижения скоропортящейся сельхозпродукции с использованием рефрижераторного автомобильного и железнодорожного транспорта (который стал в основном частным), сдерживают рост экономики в каждой стране. Проблему создания в странах ЕАЭС производственно – торговых СПТК (в т. ч. прирельсовых) с круглогодичным обращением вагонов – термосов, автономных рефрижераторных вагонов (АРВ) и 5 - вагонных рефрижераторных секций БМЗ Брянского машиностроительного завода и с использованием многооборотной сборно – разборной или другой тары, без совместного решения правительств государств ЕАЭС, СНГ и др. нам не осилить. Торговые представительства должны заниматься не только поисками партнёров в экспортно – импортном сегменте стран ЕАЭС, СНГ, ШОС и БРИКС, и создавать взаимовыгодные условия для работы взаимосвязанных СПТК, АПП и АПО, разрабатывать преференции для объединения МФХ с целью экспортоориентированного развития производства экопродукции в каждом государстве, но и развивать сотрудничество в расширении сети лабораторий по сертификации экологически чистого картофеля, плодоовощной, мясомолочной и другой сельхозпродукции, как для реализации внутри ЕАЭС и СНГ, так и поставки на мировой рынок.

В новых стандартах на семенной и продовольственный картофель должны быть отражены: рациональное место размещения хранилищ – комплексов (в т. ч. прирельсовых); наиболее эффективные способы уборки и транспортировки семенного и продовольственного картофеля поставляемого в страны ЕАЭС и на экспорт в другие государства; требования к качеству картофеля, допустимые нормы засорённости клубней; эффективные способы перевозки (в т. ч. тара и упаковка) скоропортящейся сельхозпродукции специализированным автомобильным, железнодорожным и морским транспортом; режимы, способы хранения и приборы применительно к конкретной технологии товарной обработки (переработки) и перевозки картофеля; перечень других обязательных технологических операций, составляющих законченный процесс производства и доведения картофеля и продуктов его переработки до потребителя с наименьшими затратами труда и средств; технологические требования по загрузке и выгрузке картофеля из вагонов и другим работам, проводимым при транспортировке клубней, овощей, фруктов, винограда, бахчевых и т. п. Важно также указать технологические требования, предъявляемые к сортированию, фасовке, упаковке, этикетировке, таре, транспортным средствам, операциям в оптовом и розничном торговом звене в стране – покупателе (потребителе) картофелеовощной продукции.

В области проведения совместной научно – исследовательской работы необходимо:

– определить потребности каждой страны ЕАЭС в оригинальном, элитном и репродукционном семенном материале, а также имеющиеся собственные мощности по хранению и др., и уточнить необходимые объемы производства и переработки части продовольственного картофеля, овощей и др. с учетом импортозамещения из стран дальнего зарубежья;

– разработать новые системы машин «поле – потребитель» с целью сертификации и стандартизации техно­логий производства, хранения и реализации оригинального, элитного и репродукционного семенного материала, а также продовольственного картофеля, овощей их продуктов его переработки для обеспечения единой государственной технологической политики в картофелеовощном подкомплексе АПК РФ и на пространстве ЕАЭС;

– обосновать способы и формы совершенствования организа­ционно-экономических взаимоотношений между партнерами по семе­нной и продовольственной технологическим цепочкам с целью достижения ими наименьших затрат и высоких конечных результатов совместного труда, как в производстве элиты картофеля, так продовольственного картофеля, картофелепродуктов и картофельного крахмала;

Помимо обеспечения благоприятных условий функционирования и развития ЕАЭС, разработки предложений по дальнейшему развитию интеграции и подготовки приёма новых государств в данное объединение, ЕЭК должна заниматься: макроэкономической политикой; государственными и муниципальными закупками; таможенным администрированием; трудовой миграцией; информационно – коммуникационными технологиями; проведением мониторинга показателей уровня развития экономики сельского хозяйства и АПК в целом государств – членов ЕАЭС, их населения и степени их интеграции.

К основным целям и задачам экономического развития ЕАЭС можно отнести: поддержание качественного и устойчивого экономического роста государств – членов и Союза в целом за счёт: реализации конукрентных их природно – климатических преимуществ; проведения соординированной (согласованной) политики, способствующей повышению технологического уровня производства, хранения, переработки и реализации продуктов питания; диверсификации национального производства и экспорта сельхозпродукции; стимулирования внутренней деловой активности и спроса на сельхозпродукцию государств – членов; формирования единого экономического пространства для свободного движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы; создания общего финансового рынка Союза на базе гармоничного законодательства государств – членов и единой валюты; принятие совместных мер по развитию экспорта продуктов питания (в частности страхования и кредитования экспорта); развития инфраструктуры автомобильного, железнодорожного, водного и воздушного транспорта и их интеграцию в мировую транспортную систему; создание единого транспортного пространства и общего рынка транспортных услуг; совершенствования таможенных и транспортных процедур; разработки единых требований и стандартов по ресурсосбережению и энергоэффективности к ввозимой и выпускаемой продукции; стимулирования применения трудо –, энерго –, ресурсосберегающих и безотходных технологий производства (переработки) и доведения конечной продукции до потребителей государств ЕАЭС, СНГ, ШОС и БРИКС; стимулирования специализации АПК государств – членов на производстве сельхозпродукции имеющей лучшие природно – климатические, почвенные, экономические и другие конкурентные преимущества (не во вред пороговому гарантированному самообеспечению продовольствием); переориентации потребителей Союза на производство конкурентоспособной сельхозпродукции государств – членов с целью сокращения импорта из других стран; создание Общего аграрного рынка Союза.

В целях развития импортозамещения Правительством Российской Федерации были определены приоритетные направления Господдержки в АПК: селекционно – генетические и селекционно – семеноводческие центры; плодово –, картофеле- и овощехранилища; тепличные комплексы; животноводческие комплексы молочного направления; Предложены новые формы господдержки инвестиционных процессов в отрасли - возмещение сельскозтоваропроизводителям части прямых понесённых затрат на создание и модернизацию объектов агропромышленного комплекса и проектное финансирование.

Для реализации согласованной (скоординированной) политики ЕАЭС был утверждён перечень индикативных показателей развития агропромышленного комплекса государств – членов Союза. В данный перечень были включены такие показатели как посевные площали зерна, картофеля, поголовье скота и птицы, производство основных видов продуктов питания, инвестиции в основной капитал сельского хозяйства, добавленная стоимость переработки сельскохозяйственной продукции, рентабельность сельскохозяйственной продукции. Таким образом, появится чёткая статистическая основа для анализа и выработки предложений по совершенствованию скоординированной агропродовольственной политики в целях повышения эффективности работы технологически взаимосвязанных отраслей зерно -, овоще -, картофелепродуктового и других подкомплексов АПК с ориентацией на высокие конечные результаты и на доведение высококачественных дешёвых продуктов питания до сегодняшних и будущих потребителей общего аграрного рынка стран ЕАЭС, СНГ, ШОС и БРИКС с наименьшими потерями, затратами труда и средств.

Единое экономическое пространство, общий рынок, услуг, капитала труда и сельхозпродукции должны обеспечить равные условия конкуренции малого, среднего и крупного бизнеса стран участниц ЕАЭС, выявить основные направления эффективного развития сельского хозяйства и основных отраслей, по которым можно достичь максимального эффекта.

Одним из направлений развития картофелеводства и овощеводства ЕАЭС является концентрация и специализация. Наилучших результатов добиваются хозяйства с площадью посевов до 100 га и более, что позволяет применять комплект картофелеводческой и овощеводческой техники, передовую технологию, внедрять достижения науки, уменьшить материальные и трудовые затраты в расчёте на единицу продукции, улучшить её качество, максимально загрузить сортировальные, моечные, высокомеханизированные и автоматизированные поточные перерабатывающие фасовочно – упаковочные, линии, внутренний и внешний транспорт.

Для повышения конкурентоспособности ЕАЭС на мировом рынке необходимы согласованные действия стран – участниц в рамках ЕЭК как наднационального органа и выбора основных экспортообразующих отраслей и подкомлексов АПК. Стабилизация единого рынка труда может произойти при условии роста доходов фермеров и квалификации наёмных работников специализированных СПТК, АПП и АПО, которых можно приглашать из других стран СНГ, профессионально знакомых с производством картофеля, плодов, овощей, бахчевых, винограда и т. п. Исторические, экономические и другие интеграционные связи на постсоветском пространстве позволяют России ускорить переход на инновационный путь развития ЕАЭС в целом.

Из – за девальвации рубля в России и ослабления национальных денежных средств в странах ЕАЭС и СНГ значительно выросли цены на импортное сырьё, технику, оборудование, материалы, запчасти, семена и др. Кредитные ресурсы стали дорогие и менее доступные. Кредиторская задолженность, как в сельском хозяйстве, (в СХО РФ свыше 2 трлн. руб.) так и в пищевой промышленности свыше 2 трлн. руб. огромны и приобретают необратимый процесс, что говорит о полной непригодности давно устаревшей структуры искусственно созданного АПК под 100% коллективизацию. В этой связи, на переходный период к массовому созданию СПТК на базе МФХ и АПП и АПО на основе средних и крупных СХО в странах ЕАЭС, СНГ и др. целесообразно осуществить прямую господдержку сельхозтоваропро­из­водителей с особым режимом субсидирования, отменить все налоги на 2 – 3 года участникам целевых государственных региональных, федеральных и экспортных прог­рам­­м с установкой льготных отпускных цен на дизельное топливо, бензин, газ, воду, канализацию и электроэнергию. Целесообразно повысить экономическую доступность кредитных ресурсов (под 5% годовых и менее, совершенствовать залоговые операции, стимулировать массовый переход владельцев товарных ЛПХ в КФХ, возврату КФХ из «тени», оздоровить и поддержать финансовую устойчивость малых, средних, крупных СХО и немедленно прекратить их умышленное и иное банкротство, так как они дают работу до 90 – 95% сельских жителей, в то время как реальными фермерами - предпринимателями может стать в любой стране не более 5 – 10% от всех сельских жителей.

Целью ЕАЭС, СНГ, ШОС, БРИКС и др. объединений является формирование согласований взаимовыгодной экономической политики и принятие совместных программ стратегического развития обеспечивающих дополнительные конкурентные преимущества на внутреннем и мировом рынках, что позволит вписаться в современную глобальную экономику, снизить экономические риски, воспользоваться преимуществами мирового разделения труда и международной системы торговли. Так, за период 2010 – 2014 гг. прирост ВВП стран – участниц ЕАЭС составил 16.5%, в то время как в ЕС – 6.3% и в США – 11.6%. Основными внешнеторговыми партнёрами государств – членов ЕАЭС являются: ЕС – 51.9%; КНР – 12.5%; СНГ – 6.6%; США – 3.7% и 25.3% - другие страны. Совокупный товарооборот ЕАЭС с Китаем увеличился за 2010 – 2014 гг. более чем в 3.5 раза и составил 109 млрд. долл., (Воловая М. Д. БРИКС и ЕАЭС: экономические перспективы новых региональных форматов. //В кн.: Страны БРИКС: стратегия развития и механизмы взаимодействия и сотрудничества в изменяющемся мире. Труды 1 научно – практической конференции РАН. Под редакцией Ю. С. Пивоварова – М. – ИНИОН РАН. – 2016. – С. 10 – 13.).

Страны ЕАЭС, ШОС и БРИКС могут создать мощное пространство сопряжённой устойчивой экономики, при равной ответственности за развитие Евразии. При этом многие проекты являются взаимодополняющими и могут быть унифицированы, особенно это касается объектов рыночной инфраструктуры (хранилищ, цехов товарной обработки, переработки и реализации картофеля, овощей и т. п.) и создания единой транспортной системы.

В мировой практике инфраструктурные проблемы начали активно решаться с помощью государственно – частного партнёрства (ГЧП). В России сегодня реализуется более 1200 проектов ГЧП в т. ч. в сферах: коммунальной, энергетической, социальной, транспортной и в сельском хозяйстве.

Для российских условий функционирования сельского хозяйства, особую значимость представляет вид государственной поддержки из «зелёной корзины»: страхование урожаев; строительство хранилищ – комплексов (в т. ч. прирельсовых), другой рыночной инфраструктуры; развитие консалтинга и информационное обеспечение фермеров и других сельхозтоваропроизводителей. Основными перспективными направлениями аграрной политики должны стать поддержка экспорта зерна, картофеля, продуктов их переработки и др. высокорентабельной сельхозпродукции, завоевание новых ниш на мировом рынке, так как их там никто без боя не отдаёт. Основной приоритетной задачей в настоящий момент является увеличение инвестиций в зерновой и картофелепродуктовом подкомплексы, АПК РФ в глубокую переработку зерна и картофеля с высокой экспортной добавленной стоимостью с целью закупки за валюту последних поколений передовой техники и технологии для дальнейшего расширения производства первого и второго хлеба нашей планеты.

Бразилия. Индия. Китай. РФ > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 22 февраля 2017 > № 2083471


Вьетнам > Внешэкономсвязи, политика > ru.nhandan.com.vn, 21 февраля 2017 > № 2085839

К январю 2017 года у Вьетнама насчитывалось 1188 инвестиционных проектов в 70 странах и территориях, с общим уставным капиталом в размере около 21,4 млрд долларов США.

Об этом сообщил представитель Министерства планирования и инвестиций на семинаре вьетнамских предприятий дельты реки Меконг по вопросу устойчивых инвестиций в сельское хозяйство.

Среди этих проектов 270 с уставным капиталом в 5,12 млрд долл. реализуются в Лаосе, 191 - в Камбодже (уставной капитал 2,89 млрд долл.); а такие страны, как Россия и страны африканского континента, являются потенциальными инвестиционными рынками.

Основными секторами инвестиций являются сельское и лесное хозяйство, телекоммуникации, горнодобывающая промышленность, медицинские услуги и т.д.

С целью продвижения «электронного правительства», а также создания благоприятных условий для инвесторов в процессе прохождения административных процедур, Министерство планирования и инвестиций реализовало национальную программу создания информационной системы с базой данных об иностранных инвестициях, чтобы инвесторы могли самостоятельно зарегистрировать свои проекты через Интернет.

В то же время, инвесторы могут получить доступ к единой системе и следить за процессом регистрации документов.

Вьетнам > Внешэкономсвязи, политика > ru.nhandan.com.vn, 21 февраля 2017 > № 2085839


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Транспорт. Недвижимость, строительство > kremlin.ru, 21 февраля 2017 > № 2084395 Сергей Собянин

Встреча с мэром Москвы Сергеем Собяниным.

С.Собянин информировал Президента о социально-экономическом развитии Москвы в 2016 году. Обсуждалась реализация ряда масштабных транспортных проектов, в частности запуск Московского центрального кольца [МЦК], а также программа обновления жилого фонда столицы.

В.Путин: Сергей Семёнович, поговорим о том, как прошёл 2016 год для Москвы, какие результаты получены в работе, какие задачи стоят перед столицей в 2017 году.

С.Собянин: Владимир Владимирович, год был тревожным, потому что мы не знали, как будет дальше развиваться экономика, как будут инвестиции себя вести, что будет и с курсом, и с ожиданиями различного рода. Тревог было много. Но по итогам года мы видим, что основные тренды положительные.

Промышленность, особенно обрабатывающая, начала вставать на ноги, у нас плюс 2 процента по предварительным итогам. Плюс значительно нарастили экспорт продукции обрабатывающей, что позитивно, это говорит не только об импортозамещении, но и о том, что наша промышленность становится более конкурентной на международных рынках.

С точки зрения привлечения инвестиций в экономику в этом году 3 процента прироста инвестиций, [впервые] за последние три года. В сопоставимых ценах это, собственно говоря, рекордный показатель. У нас был прирост 1 процент, 1,7 процента – мы не падали все эти годы по инвестициям, а в этом году ещё и прирост 3 процента. Причём сохраняются и иностранные инвестиции примерно в таком же объёме, как были раньше. Это говорит о стабильности притока и иностранных, и российских инвестиций. Сегодня уже ежегодный объём инвестиций в основной капитал составляет 1600 миллиардов, это достаточно большой объём.

В прошедшем году нам удалось реализовать транспортные проекты на рекордные объёмы. МЦК [Московское центральное кольцо] мы с Вами открывали, при Вашей помощи возведён уникальный объект. Сегодня уже 330 тысяч пассажиров каждый день пользуются этой транспортной магистралью. Построили 117 километров дорог, это вообще рекорд за всю историю Москвы, причём это не просто дороги в поле – это дороги в городской застройке: развязки, эстакады, тоннели, реконструкция действующих дорог. Это достаточно сложный проект, и тем не менее, несмотря на ситуацию, мы вышли на эти показатели.

Объём жилищного строительства немножко ниже, ввод, но он ниже по сравнению с рекордным прошлым годом, а если взять среднегодовой [показатель] за последние пять лет, то выше среднегодового. И объём продаж на рынке, мы видим, тоже увеличивается. Никаких сомнений нет, что эта отрасль также будет развиваться: и гражданское строительство, жилищное, и коммерческое строительство.

Немало тревог вызывал малый и средний бизнес. Вы не раз указывали нам, что надо предметно заниматься созданием соответствующей инфраструктуры, поддержкой малого и среднего бизнеса. Должен сказать, что прирост количества предприятий малого бизнеса в Москве, индивидуальных предпринимателей составляет около 10 процентов, и в прошлом году мы неплохо подросли. Объём доходов, что является более объективным показателем, от малого бизнеса в бюджет составил 17 процентов. Это говорит, что прибыльность предприятий растёт, растёт их количество. Достигли таких достаточно позитивных результатов.

Заканчиваем программу реновации жилого фонда, снос «хрущёвок». За все годы этой программы переселили 160 тысяч московских семей, это около 6 миллионов квадратных метров реновированного жилья, достаточно большой объём. Остались буквально считанные единицы домов. Думаю, что в 2017–2018 годах мы вообще полностью закончим эту программу.

Тем не менее, несмотря на то, что мы эту часть программы реализовали, в Москве немало ещё остаётся жилья, мягко говоря, некомфортного, по большому счёту ветхого, жилья. Это пятиэтажки примерно таких же серий, как мы снесли, но их значительно больше – около 25 миллионов квадратных метров, в них проживает 1 миллион 600 тысяч москвичей.

На сегодняшний день мы встали перед такой дилеммой. Мы собираем деньги с этих людей для того, чтобы капитально ремонтировать этот жилой фонд. Зайдя туда, мы увидели целый ряд серьёзных проблем. Эти пятиэтажки были построены на срок «до строительства коммунизма», как Хрущёв говорил: он предполагал, что, наверное, коммунизм наступит через 25 – максимум 50 лет. Но 50 лет прошло, коммунизм не наступил. Хочу показать, в каком виде они находятся: балконы, которые провисают, и, кроме как их срезать, больше их никак не отремонтируешь. Центральное отопление вмонтировано прямо в стены домов, и, чтобы их отремонтировать, надо выломать все стены либо разместить отопление внутри жилых помещений, что уменьшит и так небольшое пространство. Канализация вмонтирована в стены между квартирами. Чтобы её отремонтировать, надо снести перегородки между квартирами или вынести стояк. Но выносить некуда, потому что это уже купленное пространство.

Подвалов нет в пятиэтажках – есть небольшое пространство. Чтобы его отремонтировать, надо вскрыть все полы на первых этажах. Стены находятся в очень плохом состоянии. Те, которые в хорошем состоянии, – боюсь, что через 10 лет они тоже будут в таком же состоянии. Фасады: швы разошлись, стыки. Печальное зрелище.

В.Путин: Сергей Семёнович, мы с Вами уже говорили на эту тему. Я знаю настроения и ожидания москвичей. Ожидания связаны с тем, чтобы эти дома снести и на их месте новое жильё построить. Мне представляется, что это и было бы самым правильным решением. Вопрос только в возможностях столицы, в бюджетных возможностях, в возможностях привлечения инвесторов и так далее.

С.Собянин: Действительно, такой проект требует огромных финансовых ресурсов, значительных организационных, административных затрат. Мы знаем, с чем сталкиваемся. Когда проводили снос первой серии этих пятиэтажек, по масштабу он гораздо меньший, требовались просто неимоверные усилия. Многие инвесторы, которые подвизались, просто разорились на этих проектах. Мы взяли на бюджет эти проекты и доводим до логического завершения.

Сегодня бюджет Москвы достаточно устойчивый. Мы рассчитались в основном с долгами, которые нам достались с прежних лет. В этом году неплохие поступления в бюджет, как я уже говорил, налога на прибыль, подоходного налога. Мы имеем запас прочности. Поэтому с точки зрения финансового запуска видим возможности у города.

Но есть определённые проблемы, связанные с нормативным регулированием этого процесса. Например, есть законодательство, связанное со сносом аварийных домов. Есть варианты сноса в соответствии с гражданско-правовыми сделками – по сути дела, это коммерческий снос, там рыночный выкуп и так далее. Ни то, ни другое в этой ситуации неприменимо. В результате мы и как аварийные их не можем сносить, и как ветхое не можем ремонтировать, капитально ремонтировать. Получается неурегулированная ниша.

Мы сносили их в соответствии с постановлениями Правительства Москвы, законами Москвы 1990-х годов. Сегодня это уже, конечно, устарело. И, входя в такой проект, было бы хорошо отрегулировать это специальным законом, который мы можем подготовить и внести в Государственную Думу. Необходимо изменить ряд норм, регулирующих градостроительные технические нормы. Мы строим в действующей городской застройке, не в чистом поле, поэтому необходимы специальные нормы, чтобы ускорять эти процессы. Если действовать по сегодняшним нормативам, они хороши для застройки в чистом поле. Но для таких проектов они значительно удлинят и усложнят процессы строительства.

Поэтому, Владимир Владимирович, если бы можно было, я бы попросил помочь и оказать содействие в изменении этой нормативной базы, инициировании специального закона. Мы готовы подготовить такой законопроект, согласовать его так, чтобы мы могли с юридической точки зрения реализовать этот проект наиболее эффективно.

Со своей стороны все финансовые и организационные моменты мы решим самостоятельно. Конечно, это будет значительным подспорьем в обновлении всего города, улучшении экологической ситуации, транспортной ситуации, создании новой городской среды. И конечно, стоит, чтобы 1 миллион 600 тысяч жителей города получили новое современное жильё взамен этого ветхого, которое, я боюсь, через 10–20 лет просто станет аварийным, несмотря на наши потуги в его ремонте.

В.Путин: Хорошо. Давайте сделаем это, но исходим из того, и я ожидаю именно такой организации работы, при которой всё, что мы делаем, идёт на пользу людям, улучшает их жизнь. А здесь возникают вопросы, связанные с расселением, с районами будущего места жительства. Нужно сделать так, чтобы это всё людей устраивало. Поэтому нужно и с жителями это всё прорабатывать, и показывать, делать всё это прозрачно, показывать, что конкретно люди от реализации этих проектов получат и что они выиграют.

С.Собянин: Так и сделаем, Владимир Владимирович, тем более у нас опыт богатый. Мы стараемся переселять людей в те районы, где они сегодня проживают, предлагаем такие варианты, которые подавляющее большинство жителей устраивают. После реновации как минимум на 20–30 процентов стоимость этого жилья, капитализация улучшается, даже если не увеличиваем метры, но качество жилья совсем другое. Исходя из этого, конечно, это будет позитивно, мне кажется, восприниматься, тем более что мы на сегодняшний день имеем массовые обращения [по этим домам] и самих жителей, и муниципальных депутатов, и ассоциаций депутатов, и Общественной палаты Москвы. Мы имеет основание говорить, что это народный проект.

В.Путин: Хорошо, давайте сделаем.

С.Собянин: Спасибо.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Транспорт. Недвижимость, строительство > kremlin.ru, 21 февраля 2017 > № 2084395 Сергей Собянин


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 21 февраля 2017 > № 2082277

Страховка для инвестора: что предлагают банки вместо депозита?

Сергей Васяткин

Forbes Contributor

Банки пытаются удержать своих клиентов инвестиционным страхованием жизни. Что это за продукт?

Два последних года были на редкость яркими для рынка инвестиционных и сберегательных продуктов. Еще свежи в памяти ставки по банковским вкладам 5-7% годовых в иностранной валюте и под 20% в рублях, которые банки предлагали в первой половине 2015 года. К сегодняшнему дню ЦБ снизил ключевую ставку с 17% до 10%, а банки вслед за ней – ставки по вкладам. Сейчас уже никого не удивишь доходностью 1% на годовой депозит в долларах США и того меньше — в евро.

Чтобы удержать клиентов, чьи депозиты подошли к окончанию срока, банкиры начали активно предлагать такой продукт, как инвестиционное страхование жизни (ИСЖ). Благодаря усилиям банков ИСЖ в 2016 году стал не просто страховкой, а именно инвестиционно-страховым продуктом, нашедшим отклик в запросах консервативных инвесторов на размещение своих накоплений.

Все начиналось в 2010 году, когда банки и страховые компании предложили продукты инвестиционного страхования жизни, основанные на стратегии одного актива (это могло быть золото или биржевые активы), но эти инструменты слишком волатильны и не давали нужной доходности. Вторым этапом развития стало расширение линейки базовых активов; начали работать так называемые фьючерсные стратегии. Но расцветом продукта стал этап с 2013 года: появились опционные стратегии, которые позволяют значительно диверсифицировать вложения рисковой части ИСЖ в иностранные инвестиции. Фьючерсы и опционы – это финансовые инструменты, которые позволяют приобрести полноценный актив с большим коэффициентом. Иногда стоимость опциона достигает 10% от базового актива. Рост стоимости этого актива и приносит инвестиционный доход инвестору. Какой именно доход, сказать сложно, он может быть абсолютно разным даже от месяца к месяцу. Поэтому банки ориентируют клиентов на потенциальную доходность выше, чем текущие ставки по депозитам.

Представьте себе продукт, который имеет стопроцентную гарантию возврата вложенных денег; потенциал инвестиционного дохода выше, чем в классических депозитах; льготное налогообложение или возможность повышения доходности инвестиций через налоговый вычет; плюс включает в себя закрытие страховых, юридических и финансовых рисков. Инвестиционное страхование жизни – это продукт на стыке банковской и страховой сфер. Часть вложенных клиентом денег идет на депозит (что обеспечивает сохранность), а другая часть – на фондовый рынок (обеспечивает доходность). В случае смерти застрахованного компания выплачивает премию родственникам.

Этот продукт рассчитан прежде всего на консервативных инвесторов, которые не терпят значительного риска и готовы размещать свои сбережения на длительные сроки — от 3 до 7 лет.

Возможный риск в инвестиционном страховании – не получить доход. Но, по моему мнению, это маловероятный риск, с которым ранее клиенты не встречались. Другой минус – продукт не предусматривает возможности внесения дополнительных взносов. Но главное, если вы решите выйти из продукта до окончания срока, то придется пожертвовать некоторой частью из изначально внесенных. Так называемая «выкупная сумма» тем выше, чем ближе срок окончания продукта. К примеру, при пятилетнем сроке продукта, если вы решили через три года выйти, то сумма, которую вы получите составит только 85-90% от внесенной вами. Но я рассматриваю это ограничение по досрочному выходу, как благо. Что может так сильно нас дисциплинировать и «закалять финансовую волю», как сложности с выходом из продукта?

Полагаю, что в 2016 году темпы прироста взносов по страхованию жизни составили 27-30%, объем рынка достиг 165-170 млрд рублей. Официальной статистики еще нет. Что касается 2017 года, то, по прогнозам аналитиков, рост рынка замедлится, но все равно будет оставаться в диапазоне 15-20%, увеличив объем рынка до 200 млрд рублей. При этом главным драйвером этого направления будет оставаться инвестиционное страхование жизни, темпы роста которого в 2016 году составляют примерно 65-70%, а прогноз следующего года – 50-60%.

Уверен, что дальнейшее снижение ставок по вкладам и потенциал высокого инвестиционного дохода позволят инвестиционному страхованию жизни оставаться привлекательным инструментом. И если пока компании могут только прогнозировать потенциальный доход, то в будущем, вероятно, и смогут гарантировать его минимальный уровень.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 21 февраля 2017 > № 2082277


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Транспорт > stroi.mos.ru, 21 февраля 2017 > № 2081779

Сергей Собянин доложил Президенту России о программе сноса пятиэтажек и масштабном строительстве дорог

Президент России Владимир Путин провел встречу с мэром Москвы Сергеем Собяниным.

Глава российской столицы доложил об итогах социально-экономического развития Москвы в 2016 году, главными из которых он назвал рост промышленности и инвестиций в экономику города, рекордный ввод транспортной инфраструктуры, устойчивый бюджет и завершение программы по сносу пятиэтажек.

Мэр Москвы отметил, что год был тревожным, но наметившиеся тренды развития оказались положительными.

«Промышленность, особенно обрабатывающая, начала вставать на ноги, у нас плюс два процента по предварительным итогам. Кроме того, значительно нарастили экспорт продукции обрабатывающих предприятий, что позитивно. Это говорит не только об импортозамещении, но и о том, что наша промышленность становится более конкурентоспособной на международных рынках», - сказал Сергей Собянин, передает официальный портал мэра и правительства Москвы.

На три процента увеличился прирост инвестиций в экономику. Причем такой прирост отмечается впервые за последние три года.

«В сопоставимых ценах это, собственно говоря, рекордный показатель. У нас был прирост один процент, 1,7 процента, мы не падали все эти годы по инвестициям. А в этом году еще и прирост три процента. Причем сохраняются и иностранные инвестиции примерно в таком же объеме, как были раньше. Это говорит о стабильности притока и иностранных, и российских инвестиций. Сегодня уже их ежегодный объем в основной капитал составляет 1600 миллиардов, это достаточно большой показатель», - подчеркнул мэр Москвы.

На рекордные объемы столица вышла и по вводу транспортной инфраструктуры. Только Московским центральным кольцом, которое было открыто осенью 2016 года, уже пользуются 330 тысяч пассажиров в день.

«Построили 117 километров дорог, это вообще рекорд за всю историю Москвы, причем это не просто дороги в поле, это дороги в городской застройке - развязки, эстакады, тоннели, реконструкция действующих дорог. Это достаточно сложный проект, и, тем не менее, мы вышли на эти показатели», - добавил Сергей Собянин.

Затронул мэр Москвы и ситуацию, связанную со строительством недвижимости: «Объем жилищного строительства немножко ниже - ввод, он меньше по сравнению с рекордным прошлым годом, но если взять среднегодовой показатель за последние пять лет, то выше среднегодового. И объем продаж на рынке, мы видим, тоже увеличивается. Никаких сомнений нет, что эта отрасль также будет развиваться, и гражданское строительство, жилищное, и коммерческое»,- подчеркнул Сергей Собянин.

Особое внимание уделили вопросам поддержки бизнеса. По словам мэра Москвы, в целом наблюдается увеличение количества предприятий малого бизнеса. «Объем доходов, что является более объективным показателем, от малого бизнеса в бюджет составил 17 процентов. Это говорит, что прибыльность предприятий растет, растет их количество. Достигли таких достаточно позитивных результатов», - сказал Сергей Собянин.

По его словам, заканчивается и программа реновации жилого фонда. За годы реализации программы по сносу ветхих пятиэтажек в столице переселили 160 тысяч московских семей.

«Остались буквально считаные единицы домов. Думаю, что в 2017-2018 годах мы вообще полностью закончим эту программу. Тем не менее, несмотря на то, что мы эту часть программы реализовали, в Москве немало еще остается жилья, мягко говоря, некомфортного, по большому счету - ветхого жилья. Это пятиэтажки примерно таких же серий, как мы снесли, но их значительно больше - около 25 миллионов квадратных метров, в них проживают 1 миллион 600 тысяч москвичей», - пояснил мэр Москвы.

Владимир Путин уточнил, что эту проблему уже неоднократно обсуждали.

«Я знаю настроение и ожидания москвичей. Ожидания связаны с тем, чтобы эти дома снести и на их месте новое жилье построить. Мне представляется, что это и было бы самым правильным решением. Вопрос только в возможностях столицы, в бюджетных возможностях, в возможностях привлечения инвесторов и так далее», - заявил Президент России.

Сергей Собянин отметил, что на сегодняшний день бюджет Москвы считается достаточно устойчивым.

«Мы рассчитались в основном с долгами, которые нам достались с прежних лет. В этом году неплохие поступления в бюджет, как я уже говорил, налога на прибыль, подоходного налога. Мы имеем запас прочности. Поэтому с точки зрения финансового запуска видим возможности у города», - сказал мэр Москвы.

В то же время есть определенные проблемы, связанные с нормативным регулированием этого процесса. Поэтому необходимо изменить ряд положений, регулирующих градостроительные технические нормы.

«Владимир Владимирович, если бы можно было, я бы попросил помочь и оказать содействие в изменении этой нормативной базы, инициировании специального закона. Мы готовы подготовить такой законопроект, согласовать его так, чтобы мы могли с юридической точки зрения реализовать этот проект наиболее эффективно. Со своей стороны все финансовые и организационные моменты мы решим самостоятельно. Конечно, это будет значительным подспорьем в обновлении всего города, улучшении экологической ситуации, транспортной ситуации, создании новой городской среды», - пояснил мэр Москвы.

Владимир Путин отметил, что этот вопрос также нужно обсудить с жителями, чтобы люди понимали, что они получат от реализации таких проектов.

«Так и сделаем, Владимир Владимирович, тем более у нас опыт богатый. Мы стараемся переселять людей в те районы, где они сегодня проживают, предлагаем такие варианты, которые подавляющее большинство жителей устраивают», - заключил Сергей Собянин.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Транспорт > stroi.mos.ru, 21 февраля 2017 > № 2081779


Украина > Транспорт > trans-port.com.ua, 21 февраля 2017 > № 2080900

Украина наметила пути развития дунайских портов

У Администрации морских портов Украины есть видение развития портов дунайского региона. Об этом сообщил Райвис Вецкаганс, руководитель АМПУ, в ходе визита в Измаильский, Усть-Дунайский порты и специальную экономическую зону «Рени».

«В системе АМПУ – 13 филиалов в морских портах и, разумеется, что, планируя стратегию каждого из них, мы применяемдифференцированный подход. Несомненным принципом при этом остается повышение эффективности работы и конкурентоспособности.Поэтому в отношении портов дунайского региона мы применим специфический подход при расчете портовых сборов, разработаем иную тарифную политику, которая будет интересна и бизнесу и государству»,— отметил Райвис Вецкаганс.

В рамках рабочей поездки господин Вецкаганс осмотрел производственные мощности портовых операторов Ренийского, Измаильскогои Усть-Дунайского портов, обсудил с руководителями гаваней особенности их функционирования в условиях соблюдения Украиной требований Конвенции об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте (т. н.Конвенции Эспоо), двухстороннего соглашения между правительствами Украины и Румынии о сотрудничестве в области водного хозяйства на пограничных водах и другихмеждународных соглашений.

Ознакомившись с опытом работы СЭЗ «Рени», глава АМПУ, подчеркнул: «Практика работы специальных экономических зон широко применяется по всему миру и даёт хорошие результаты при реализации инвестиционных проектов и решении сложных вопросов распоряжения имуществом, землей и другими государственными фондами. И в Украине, как мы видим, тоже есть позитивный опыт применения такого подхода. Мы должны его детально проанализировать, изучить целесообразность его использования и в другихрегионах, тем более, что возможность такой практики заложена в законе о морских портах Украины»,— отметил глава Администрации.

Кроме того, в результате поездки руководитель предприятия отметил, что для дунайского региона остро стоит проблема отсутствия буксира ледового класса для работы в условиях ледовой кампании, а также подчеркнул необходимость продолжения работ по эксплуатационному дноуглублению ГСХ «Дунай-Черное море» до паспортных характеристик.

«Мы будем двигаться по пути увеличения грузопотока, привлечения новых клиентов, а значит — снижения накладных и административныхрасходов. Порт должен стать территорией, на которой выгодно работать бизнесу, размещать производство, разрабатывать высокотехнологичный продукт и создавать добавочную стоимость. Так развиваются все ведущие порты мира, и Украине будет уместно применять этот опыт у себя, руководствуясь балансом интересов государства и бизнеса»,— подчеркнул руководитель.

Справка:

Перевалка Измаильского морского порта в 2016 году составила 5 683 тыс. тонн, ее осуществляет один портовый оператор — ГП «Измаильский МТП».

Перевалка Ренийского морского порта в 2016 году — 972 тыс. тонн; над этим работают 10 портовых операторов, в том числе ГП «Ренийский МТП». В порту действует специальная экономическая зона «Рени», которая работает с 2000 года. С начала функционированияв территорию СЭЗ было привлечено 14,5 млн долл. США иностранных инвестиций.

Перевалка морского порта «Усть-Дунайск» в 2016 году составила 25 тыс. тонн, ее осуществляет один портовый оператор ГП «МТП«Усть-Дунайск».

Украина > Транспорт > trans-port.com.ua, 21 февраля 2017 > № 2080900


Китай. Россия > Агропром > oilworld.ru, 21 февраля 2017 > № 2080827 Андрей Сизов

Свободный Китай: почему России стоит изучить аграрную политику соседа

Андрей Сизов,

Директор аналитического центра «СовЭкон»

Китай постепенно отходит от курса на самообеспечение продовольствием и упрощает регулирование сельского хозяйства. На этом фоне российская аграрная политика выглядит все более архаичной

В начале февраля Пекин опубликовал Документ №1, первый в череде программных документов, которые готовятся Компартией Китая в течение года. Документ №1, как и предыдущие 13 лет, был посвящен сельскому хозяйству. Надо сразу отметить, что если в России многие программные документы остаются нереализованными, то мера воплощения подобных программ в Китае намного выше. Изучение Документа №1 и пятилетних планов КНР дает представление о том, куда собирается и куда будет двигаться вторая экономика мира.

Международная экспансия

Курс на международную кооперацию и экспансию в сельском хозяйстве, заявленный Пекином в предыдущие годы, уже привел к активным инвестициям китайских компаний за рубежом. Китайцы инвестируют по всему миру в растениеводческие и животноводческие компании, в торговые компании, в бизнесы, разрабатывающие технологии для АПК. К сентябрю 2015 года, когда я писал об этой тенденции, Китай, в частности, приобрел за $4,7 млрд крупнейшего производителя свинины в США — Smithfield Group, а также крупные торговые транснациональные компании, специализирующиеся на сельхозсырье, — Nidera и Nobel.

В 2016 году экспансия продолжалась: китайская компания ChemChina договорилась о покупке швейцарской Syngenta — одного из мировых лидеров по производству средств защиты растений и семян. В настоящее время сделка стоимостью $43 млрд одобрена властями США, где расположена часть заводов Syngenta, и рассматривается европейскими регуляторами. После закрытия сделка будет самой крупной иностранной инвестицией Китая.

Курс на либерализацию

Основная тема Документа №1 — отказ от идеи безусловного роста валовых показателей в пользу более современного сельского хозяйства, качественного продовольствия и высоких доходов для сельхозпроизводителей и сельского населения.

Но не менее важно то, о чем Документ №1 почти не говорит. Тема продовольственной безопасности, являвшаяся для китайской аграрной политики ключевой в течение десятилетий, на этот раз почти не затронута. Вопрос о самообеспечении Китая продовольствием явно отходит на второй план.

До сих пор продовольственная безопасность оставалась особой темой для Китая в силу исторических причин. Многие, включая высшее руководство, помнят Великий голод, который поразил страну в конце 1950-х — начале 1960-х годов прошлого века и унес от 15 млн, по официальным оценкам, до 45 млн, по неофициальным, жизней.

Документ №1 — очередной шаг на пути от плановой экономики к более свободному рынку. Пекин постепенно дает больше свободы своим фермерам и намерен сократить вмешательство в рыночные отношения.

Весьма показательны действия Пекина на рынке кукурузы — основной зерновой культуры для страны. Долгое время Китай стремился любой ценой нарастить ее производство. Главным способом стала поддержка завышенных цен закупки зерна в государственный фонд. Эта программа стартовала в 2007 году, и с тех пор сборы кукурузы выросли в полтора раза. Однако побочным эффектом стало накопление огромных запасов, оцениваемых в 100–200 млн т, или 10–20% от всего мирового производства. Только хранение такого объема обходилось в несколько миллиардов долларов в год. В 2016 году Пекин объявил о завершении такой ценовой политики.

Справедливости ради отметим, что цены на другие зерновые — пшеницу и рис — по-прежнему поддерживаются, однако объявлено, что и они будут приближаться к рыночным уровням.

Импорт продовольствия и шансы для России

Для российских аграриев важнее всего то, что Поднебесная будет оставаться крупным и по некоторым направлениям растущим импортером продовольствия. Пекин все больше готов торговать продовольствием с остальным миром.

Вместе с тем идеализировать ситуацию, конечно, не стоит. Быстрый прорыв на китайский рынок по-прежнему маловероятен. Как показывает практика переговоров Китая с Россией и другими странами, Пекин чрезвычайно неторопливо открывает свои рынки, часто выдвигая завышенные требования к своим партнерам.

В случае России, несмотря на многолетние переговоры по доступу на китайский рынок, пока реальные результаты чрезвычайно скромны. Россия поставляет в Китай около полумиллиона тонн соевых бобов, 200 тыс. т растительных масел, около 100 тыс. т кукурузы и несколько десятков тысяч тонн куриных субпродуктов. В денежном выражении это менее 3% от всего российского аграрного экспорта и меньше 0,5% китайского продовольственного импорта.

Предположу, что успешное увеличение поставок на китайский рынок будет во многом зависеть от степени интеграции России в стратегический транспортный и инфраструктурный проект Пекина «Новый шелковый путь» (НШП), который связывает Китай с Европой. Роль России в нем пока по-прежнему не определена. Москва может быть как сторонним наблюдателем, если основной маршрут минует ее территорию, так и активным участником проекта, если основным станет так называемый северный маршрут, который может пройти по российской территории. Стоит отметить, что НШП — это не только новые логистические возможности по поставкам в Китай, но и, вероятно, крупные китайские инвестиции в аграрный бизнес. Возможно, степень участия России в НШП прояснится после майского визита в Китай президента Путина, который поедет на международный форум, посвященный как раз проекту Шелкового пути.

Россия и Китай: противоположные векторы

Документ №1, как и другие принимавшиеся в Китае программы, в том числе в области аграрной политики, во многом следуют опыту развитых стран. В целом это курс на развитие международной торговли, снижение степени государственного вмешательства в функционирование рынков, поддержку доходов фермеров. Последний крупный кейс по дерегулированию рынков — это отказ ЕС от страновых квот в производстве молока в 2015 году.

На этом фоне российская аграрная политика выглядит все более архаичной. По-прежнему одной из главных стратегических целей называется самообеспечение продовольствием. Понятное дело, что вопрос цены достижения этого утопического ориентира для потребителей не поднимается. Обходится стороной и тот факт, что значительная часть аграрных технологий и материально-технических ресурсов импортируется в Россию, и в обозримом будущем эта ситуация не изменится.

Государство активно вмешивается в функционирование зернового рынка, рассматривается и вопрос регулирования цен на молочные продукты. На полном серьезе обсуждается жесткое планирование производства аграрной продукции. Чиновники самых разных уровней по советской традиции по-прежнему в первую очередь думают о цифрах валовых урожаев и надоев, а не о доходах производителей. Постоянная погоня за валовыми цифрами ведет зачастую к чудовищным искажениям статистики.

Государственная программа сельского хозяйства, которая должна давать инвесторам долгосрочные ориентиры, концептуально не состоялась. Десятки подпрограмм по конкретным направлениям слиты воедино, а решение о поддержке тех или иных проектов отдано чиновникам разных уровней, и это не считая, что бюджет программы, например на 2017 год, урезан на 30% от первоначально планировавшегося.

Доступ на китайский рынок, который многими рассматривается как определяющий фактор для дальнейшего развития российского АПК, конечно, важен. Но еще более важным сейчас является создание долгосрочной прозрачной аграрной политики, которая создаст условия для устойчивого развития сельского хозяйства. Ориентиров же для нее достаточно не только на Западе, но уже и на Востоке.

Китай. Россия > Агропром > oilworld.ru, 21 февраля 2017 > № 2080827 Андрей Сизов


Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > russiancouncil.ru, 20 февраля 2017 > № 2084982

Азербайджан в 2021 г.: подтверждение суверенитета

Мурад Гасанлы

Докторант Школы политических наук и международных отношений Университета Кардифа

Предстоящие годы будут ознаменованы проведением более расчетливого, стратегически выверенного и прагматичного политического курса. Проведение Азербайджаном все более самостоятельной внешней политики будет осложнять его отношения со странами Запада. Карабах еще долго будет оставаться для Азербайджана основным пунктом повестки дня, и Россия продолжит играть ключевую роль в разрешении армяно-азербайджанского конфликта.

Интеграция во что?

«Ильхам Алиев говорит “Нет” европейской интеграции», — возмущенно констатирует заголовок редакционной статьи, размещенной 10 октября 2016 г. азербайджанским оппозиционным сайтом, зарегистрированным в Берлине. Речь идет о выступлении президента Азербайджана И. Алиева 7 октября на заседании кабинета министров, в котором он подверг резкой критике действия Европейского союза по урегулированию кризиса с беженцами и категорически отверг возможность дальнейшей политической интеграции с ЕС. По его словам, перспектива такой интеграции непривлекательна для страны, поскольку Европа переживает «глубокий кризис».

Можно считать, что эта речь знаменует собой кульминацию всеобъемлющего реформирования политической стратегии Азербайджана. Судя по всему, в 2016 г., когда республика отмечала двадцать пятую годовщину своей независимости, президент И. Алиев и его правительство приняли принципиальное решение о политическом курсе до конца второго десятилетия XXI в. и после 2021 г. Доктрина стратегического баланса, которой традиционно руководствовались власти Азербайджана при формировании геополитического курса страны, подверглась пересмотру в силу ряда факторов — от изменения динамики нагорно-карабахского конфликта до падения цен на нефть. Но самые важные изменения произошли в нормативном содержании этой доктрины.

В 2014 г. Азербайджан принял решение отказаться от заключения предложенного Евросоюзом Соглашения об ассоциации, чем поверг в шок европейский истеблишмент, который априори считал, что стать ближе к ЕС хотят все без исключения, и Соглашение об ассоциации — для всех самый желанный приз. Тот факт, что Дирк Шубель, высокопоставленный чиновник ЕС, отвечающий за переговоры со странами «Восточного партнерства», был «удивлен» решением Баку, свидетельствует об отсутствии понимания в гораздо более широком контексте. Вторя ему, Томас де Ваал, один из ведущих западных специалистов по Кавказу, тогда же с сожалением отметил, что «Азербайджан не хочет быть западным».

Вопросы, почему Азербайджан или какое-либо другое государство должны автоматически желать стать ближе к ЕС (особенно сегодня, в контексте Brexit) или с чего бы Азербайджану, располагающемуся в самом сердце Евразии, хотеть быть «западным», следует отнести к риторическим. Они подразумевают в качестве ответа исключительность Запада и интеллектуально ленивый евроцентризм. В действительности почти 40% азербайджанцев не имеют о Европейском союзе ни малейшего представления, а отношение к нему остальных далеко не однозначное.

Президент И. Алиев задал риторический вопрос: «Должны ли мы интегрироваться туда, где призывают “остановить мусульман”?!» Эту ремарку можно считать не только недвусмысленным признанием сложности политики идентичности Азербайджана, но и свидетельством фундаментального изменения идеологической составляющей его отношений с Европой и Западом в целом: в глазах Баку Запад утратил моральный авторитет, что имеет весьма серьезные политические последствия.

В отношении нагорно-карабахского конфликта превалирует чувство глубокого разочарования. Выступая в ходе переговоров с ЕС в 2014 г., заместитель руководителя администрации президента Азербайджана и глава департамента внешних связей Новруз Мамедов выразил сожаление, что ЕС ставит под сомнение территориальную целостность Азербайджана. В интервью Дмитрию Киселеву, главе российского международного информационного агентства «Россия сегодня», И. Алиев выразился еще резче. Он осудил сомнительные ремарки бывшего госсекретаря США Джона Керри о невозможности урегулирования нагорно-карабахского конфликта и сравнил отсутствие давления со стороны Запада на Армению с «поощрением агрессора».

Ирония и парадокс карабахской проблемы для Азербайджана заключаются в том, что после двадцати с лишним лет выстраивания более тесных отношений с Западом именно Россия, одна из трех стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ, оказалась, по сути, самым честным посредником. Она занимает достаточно сбалансированную и беспристрастную позицию и больше других заинтересована в разрешении конфликта и установлении стабильности в регионе. Особенно важно то, что Москва понимает примат карабахской проблемы и для Баку, и для Еревана.

Кто потерял Азербайджан?

Задаваясь вопросом, кто потерял Азербайджан, как это сделал Ник Батлер на страницах Financial Times, западные обозреватели обречены на получение неверных ответов. Одна из причин этого кроется в реальной системной неспособности признать, что Нагорный Карабах для азербайджанского правительства — единственный наиболее важный вопрос всей стратегической политики и основная часть более широкого национального дискурса. Все другие вопросы, особенно в сфере международных отношений, подчинены тому, что можно назвать карабахским приматом, и рассматриваются через призму освобождения оккупированных территорий. Эта точка зрения была вновь подтверждена И. Алиевым в интервью Д. Киселеву.

Неспособность признать этот основополагающий принцип постоянно оборачивалась тем, что западные политики пытались разделить проблему Карабаха и отделить ее от других сфер взаимодействия. Они так и не смогли по-настоящему осознать, что геополитический подход Азербайджана к двусторонним отношениям с другими государствами и международными институтами, даже в его нефтяной и газовой стратегии, полностью или частично подчинен укреплению позиции страны в карабахском конфликте. Неоднозначная реакция Запада на относительный успех Азербайджана в «четырехдневной войне» (апрель 2016 г.) лишь подчеркнула этот диссонанс и вызвала обеспокоенность Баку.

«Четырехдневная война» позволила Азербайджану преодолеть психологический тупик, из которого он стремился выйти с момента подписания в 1994 г. Соглашения о прекращении огня в Нагорном Карабахе (согласно этому документу, потерянные земли не могут быть возвращены силой). Вот почему Карабах еще долго будет оставаться для Азербайджана основным пунктом повестки дня, и Россия продолжит играть ключевую роль в разрешении армяно-азербайджанского конфликта не в последнюю очередь потому, что понимает: Баку не готов ждать восстановления территориальной целостности бесконечно долго, на что, судя по всему, рассчитывает правительство США.

С политической точки зрения стратегия Азербайджана на ближайшие несколько лет будет заключаться в отстаивании своего ключевого предварительного условия. Оно состоит в следующем: окончательный статус Нагорного Карабаха не может выходить за рамки автономной республики, и этот вопрос можно решить только после вывода армянских войск с оккупированных территорий, возвращения перемещенного населения и размещения международных миротворцев. И все же риск очередной «четырехдневной войны» до наступления тридцатой годовщины независимости Азербайджана по-прежнему существует.

Неприсоединение на новой ступени

Президент и истеблишмент страны неустанно повторяют, что и на международном, и на региональном уровнях Азербайджан — самодостаточное государство, которое не входит ни в какие блоки и проводит независимую политику. Еще одна причина, по которой многие на Западе не понимают Баку, заключается в том, что они не воспринимают эти заявления всерьез. Удивление по поводу отказа Азербайджана заключить Соглашение об ассоциации с ЕС следует рассматривать именно в этом ключе. Тот факт, что проводимая Азербайджаном политика неприсоединения, политической независимости и поддержания прочных двусторонних отношений с разными глобальными акторами диктуется прагматическими соображениями карабахского примата, просто не осознается.

Дело в том, что Азербайджан не видит противоречия между поддержкой Южного газового коридора, предусматривающего многосторонние региональные форматы сотрудничества, и проведением трехсторонних встреч с Россией и Ираном для продвижения проекта объединенной транспортной системы «Север-Юг». В предстоящие пять лет такой многогранный системный подход к региональной и глобальной политике сохранится и будет набирать силу, как и растущее военно-техническое сотрудничество между Баку и Москвой. Президент И. Алиев назвал Россию главным партнером своей страны при закупке оружия, которое приобретается также у Пакистана, Израиля, Турции и других поставщиков. В то же время Азербайджан возлагает большие надежды на открывающиеся в стране собственные предприятия по производству оружия и вооружений.

Поворот азербайджанской внешней политики в сторону прагматизма обусловливается не только идеологическим сдвигом, о котором говорилось выше, но и масштабным экономическим и финансовым давлением на Баку, вызванным усилением глобальной экономической нестабильности и падением цен на нефть. Акцент на финансовую жизнеспособность в международных отношениях, видимо, станет определяющей характеристикой азербайджанской политэкономии. В 2013 г. Азербайджан решительно похоронил проект Nabucco, когда стало ясно, что коммерческие условия не будут соблюдены. В отношении Южного газового коридора Баку, вероятно, займет столь же непреклонную позицию, если в ближайшие годы материализуется угроза срыва его реализации.

Наконец, Азербайджан — производитель и экспортер газа, и его основная задача заключается в обеспечении коммерческой жизнеспособности своих проектов (таких как «Стадия-2» разработки месторождения Шах-Дениз) и получении максимального дохода от природных ресурсов. Учитывая, что политические дивиденды от отношений с ЕС идут на убыль, Баку не поставит под угрозу свою политическую или экономическую независимость ради спасения дорогостоящих проектов по передаче энергии, которые нацелены на дополнительные поставки природного газа европейским потребителям. Хотя строительство Трансанатолийского трубопровода (TANAP) — стратегически ключевой проект для Азербайджана, который будет завершен к 2018 г. при любых обстоятельствах, Баку в полной мере осознает, что на азербайджанский газ есть множество потенциальных региональных покупателей.

Кроме того, всестороннее развитие двусторонних отношений Азербайджана с региональными и глобальными партнерами, судя по всему, также приобретет определенный трансакционный характер. Придерживаясь осторожного и постепенного (сектор за сектором, вопрос за вопросом) подхода, Баку будет стремиться решать собственные приоритетные задачи, будь то в переговорах с ЕС по новому соглашению о стратегическом партнерстве или с Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) по установлению более тесных отношений.

Во главе угла — бизнес

Действительно, проведение Азербайджаном все более самостоятельной внешней политики послужило главной причиной того, что страну стали считать «растущей проблемой для Запада». Усиливающаяся антиазербайджанская кампания в западных СМИ, гражданском обществе и некоторых политических кругах, карикатурные представления республики как «нефтяной и икорной диктатуры» и призывы к санкциям вызывают у многих в Баку серьезную озабоченность, поскольку не соответствуют истинному характеру двусторонних отношений Азербайджана с Соединенными Штатами, странами – членами ЕС и европейскими институтами. Все это наводит на мысль, которую сам президент И. Алиев озвучил в интервью Д. Киселеву, что Азербайджан стал мишенью целенаправленной кампании, призванной оказать на него давление и нанести ущерб его репутации.

Судя по всему, Баку уже удалось выработать повышенный иммунитет к таким нападкам, и в предстоящие годы он будет давать решительный отпор при возникновении подобных вызовов. Как это повлияет на отношения Азербайджана с Западом, зависит от многих факторов — от позиции новой администрации США до последствий переговоров о Brexit. Ясно одно: Азербайджан будет стремиться ставить во главу угла коммерческие интересы, которые, в свою очередь, могут открыть новые возможности, поскольку Баку заинтересован в прямых иностранных инвестициях для диверсификации своей экономики и снижения зависимости от экспорта нефти и газа.

Очевидно, что Великобритания останется крупнейшим инвестором Азербайджана независимо от Brexit. В предстоящие пять лет Азербайджан будет строить отношения с остальными членами ЕС, равно как с Турцией, Израилем, Пакистаном, Ираном, Китаем и другими международными партнерами, на основе четко очерченного двустороннего сотрудничества и в открыто сформулированных сферах политики — обороне, торговле, безопасности, энергетике и т.д.

Внутренние реформы

Тенденция к финансиализации процесса принятия политических решений вполне увязывается с правительственной программой ускоренного проведения внутренних реформ. Обеспечив принятие основных конституционных изменений на недавно прошедшем референдуме, президент И. Алиев сегодня чувствует себя достаточно уверенно, чтобы приложить долгосрочные стратегические усилия к радикальному реформированию государственного сектора экономики, борьбе с коррупцией и повышению экономической эффективности. Эти усилия неизбежно затронут интересы определенных влиятельных кругов.

Появление таких правительственных учреждений, как Государственное агентство по оказанию услуг гражданам и социальным инновациям (ASAN), работающих под прямым президентским контролем, указывает на вероятное развитие событий в ближайшие годы. Правительство берет на вооружение высокотехнологичные политические решения, чтобы сократить государственные расходы и повысить качество предоставляемых населению услуг. Проникновение азербайджанского флагмана ASAN в разные сферы общественной жизни — от выдачи виз до движения поездов — станет, вероятно, определяющим во внутренней социально-экономической политике в предстоящие пять лет.

Масштабные проекты строительства социального жилья, направленные на то, чтобы дать семьям с низкими и средними доходами возможность арендовать жилье с последующим его выкупом, будут развиваться, закладывая условия для экономического роста на местах, создания рабочих мест и увеличения количества собственников жилья в долгосрочной перспективе. Одновременно правительство президента И. Алиева будет стремиться увеличить в реальном исчислении расходы на здравоохранение в рамках повышения эффективности предоставляемых государством услуг.

Подводя итоги, можно констатировать, что в ближайшие пять лет Азербайджан будет сочетать традиционную заботу о поддержании стабильности с более активной, прагматической, ориентированной на конечный результат внутренней и внешней стратегией, направленной на увеличение геополитического капитала и экономических интересов Баку. Для абстрактных идеологических понятий и сантиментов места просто не останется. И все это венчает настоятельная необходимость урегулировать карабахский конфликт.

Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > russiancouncil.ru, 20 февраля 2017 > № 2084982


Казахстан > Финансы, банки > forbes.ru, 20 февраля 2017 > № 2080527

Аскар Достияров возглавил «дочку» холдинга «Байтерек»

Это произошло в понедельник, 20 февраля

Решением правления АО «Национальный управляющий холдинг «Байтерек» Аскар Достияров назначен председателем правления АО «Казына Капитал Менеджмент», - сообщила пресс-служба холдинга.

Аскар Достияров имеет 16-летний опыт работы в финансовой сфере, включая привлечение иностранных инвестиций.

В группе компаний «Байтерека» Аскар Достияров - с 2013. Работал заместителем председателя, первым заместителем председателя правления АО «Банк развития Казахстана», управляющим директором - членом правления холдинга «Байтерек».

Аскар Достияров окончил Казахский Государственный национальный университет имени Аль-Фараби, School of Business, the GeorgeWashington University (MBA).

АО «Казына Капитал Менеджмент» - дочерняя организация холдинга «Байтерек» - фонд прямых инвестиций. Создан с целью развития эффективного рынка private equity в Казахстане и внедрения лучшей мировой практики управления активами.

Казахстан > Финансы, банки > forbes.ru, 20 февраля 2017 > № 2080527


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 20 февраля 2017 > № 2080487 Лукка Росси

«Санкции будут отменены до 2020 года, но не в ближайшее время»

Екатерина Кравченко

Forbes Staff

Чего ждет бизнес от Дональда Трампа, когда могут отменить санкции, в чем польза девальвации рубля, чем грозит Brexit и где роботы заменят человека, рассказал партнер международной консалтинговой компании A.T. Kearney Лукка Росси

- Многие называют президента США Дональда Трампа новым «черным лебедем» мировой политики и экономики. Его победа на выборах оказалась для многих неожиданной. Вас удивил результат?

- Он действительно был «черным лебедем». Глава социологической службы, проводившей предвыборные опросы в США, заявлял, что Трамп не сможет победить на этих выборах. Опросы проводились во всех 50 штатах на протяжении длительного времени, избиратели отвечали на конкретные политические вопросы, и казалось, что выводы социологов не могут быть неверными, но они таковыми оказались. Результаты выборов иногда трудно предсказать. В США результаты выборов стали сюрпризом для большинства избирателей и наблюдателей. Я думаю, респонденты иногда просто не хотели признавать, что поддерживают Трампа, но в итоге отдали голоса за него. Он привлек на свою сторону больше избирателей, чем многие ожидали.

- Некоторые политологи прогнозируют разворот отношений США по целому спектру ключевых внешнеполитических аспектов.

- Трамп — это новый человек в политическом истеблишменте, поэтому никто не знает наверняка, что он будет делать. Его политическая программа довольно обширна. Помимо Ближнего Востока, России и Китая программа Трампа включает внутренние экономические реформы, в том числе налоговую, и международную торговлю.

- Насколько обоснованы надежды на улучшение отношений между США и Россией? Насколько назначение госсекретарем США бывшего генерального директора ExxonMobil Рекса Тиллерсона способно изменить ситуацию?

- Я уверен, что диалог между Россией и США станет более свободным благодаря Тиллерсону. Он хорошо знает Россию и поддерживает хорошие отношения с российским руководством. Трамп, вероятно, планирует использовать его как связующую нить с Россией. Некоторые внешнеполитические приоритеты Трамп обозначил еще во время предвыборной гонки, в их числе было улучшение отношений с Россией. Но интересно, что прогнозы о потеплении отношений между Вашингтоном и Москвой основаны исключительно на оценке личных отношений лидеров, притом что ни одна из существующих проблем пока не решена. Безусловно, есть основания надеяться, что отношения между Россией и США будут нормализованы за счет более продуктивных личных отношений ключевых лиц. Трамп окружает себя людьми, которые очень подходят для этих целей. Посмотрим, как будет развиваться ситуация.

- С другой стороны, бюрократическую машину невозможно быстро перенастроить.

- Cейчас ситуация сильно отличается от того, что было при Бараке Обаме, администрация которого сталкивалась с противодействием Конгресса на протяжении восьми лет. Впервые за многие годы при президенте-республиканце его партия контролирует Палату представителей и Сенат, и это дает президенту уникальные возможности работать по целому ряду направлений. Насколько я понимаю, он наделен определенной свободой в принятии решений по внешней политике без поддержки Конгресса, которая требуется в случае, когда речь идет о внутренних делах. Контроль республиканцев над Конгрессом теоретически развязывает президенту руки.

Некоторые решения внутренней политики не вызывают споров. Например, снижение налогов поддерживают и Республиканская партия, и президент, поэтому эта мера, скорее всего, будет реализована. Но возникнут новые вопросы: дефицит бюджета США очень высок, и будет интересно узнать, как правительство намерено его сокращать в условиях снижения налоговых сборов. Трамп уже нанес удар по проведенной Обамой реформе здравоохранения, против которой республиканцы выступали с самого начала.

Для мировой экономики многое будет зависеть от того, какие еще шаги (помимо выхода США из соглашения о Транстихоокеанском партнерстве) администрация Трампа сделает в сфере международной торговли. Предвыборная программа во многом была построена на обещаниях закрыть границы. Он говорил, что введет пошлины на импортные товары и будет взимать их в том числе и с американских компаний, чьи производственные подразделения находятся за рубежом. Если обещания будут реализованы, последствия будут очень серьезными. Весь мир, затаив дыхание, ждет. Многое зависит от действий Трампа в первые шесть месяцев: это может указать общий тренд.

- Какова цена этих решений?

- Речь идет о миллиардах долларов. Трамп пригласил в администрацию людей с определенными взглядами. И то, каких людей Трамп выбрал себе в окружение, позволяет судить о том, в каких направлениях он планирует действовать. Так, директор ЦРУ республиканец Майк Помпео категорически выступал против соглашения с Ираном. Скорее всего, это соглашение будет пересмотрено, так как Трамп будет оценивать ситуацию с позиций Помпео. Однако старые проблемы никуда не делись: вопрос с Украиной стоит по-прежнему остро, ситуация на Ближнем Востоке не изменилась.

- Место России на глобальной экономической карте изменилось. Несколько лет назад она выбыла из составляемого A.T. Kearney рейтинга 25 самых привлекательных стран для прямых иностранных инвестиций. В чем кроется главная причина снижения позиций России — в геополитике?

- В 2013 году Россия еще входила в топ-15, а в 2014-м уже выбыла из топ-25. Это, безусловно, объясняется геополитической ситуацией, но есть еще одна причина: ключевую роль в российской экономике играют полезные ископаемые, а сырьевые рынки в последнее время находились в подавленном состоянии, что сказалось на притоке иностранных инвестиций в страну. Аналогичную ситуацию мы наблюдали на Ближнем Востоке: хотя экономическая мощь этого региона в целом сохраняется, уровень иностранных инвестиций в некоторых странах сократился из-за слабости сырьевой экономики. Но я считаю, что, когда санкции в отношении России будут отменены, российские компании укрепят свои позиции и приток инвестиций увеличится.

- Когда, по-вашему, могут снять санкции?

- Я полагаю, что это случится до 2020 года, но не в ближайшее время. Инвесторы принимают во внимание такой фактор, как стабильность региона, куда они собираются вкладывать средства. Что касается политической, финансовой, фискальной и правовой среды, то они терпеть не могут сюрпризы и неопределенность. Они предпочитают иметь дело с конкретными рисками, когда можно понять, имеет ли смысл делать ставку.

Главная проблема сейчас — это неопределенность: санкции явно сдерживают инвесторов. Но другие развивающиеся страны, в которых санкций нет, тоже сейчас испытывают сложности, их рост замедляется. В последние 10 лет мы наблюдаем масштабное перемещение материальных благ из стран со зрелой экономикой в развивающиеся. Правда, этот процесс замедляется. Правительства развитых стран сокращают расходы, а их жители закрывают границы в попытке противостоять процессу глобализации. Сейчас мы видим такие процессы в Великобритании, США и ряде европейских стран. Строительство «укрепительных стен» — это защитная реакция на глобализацию и перераспределение материальных благ.

Разрыв между сверхбогатыми и беднейшими слоями населения увеличился. Идет усиление поляризации в обществе, которая, вероятно, стала одной из причин выигрыша Трампа на выборах. Он победил благодаря голосам тех, кому не выгодна глобализация. И Brexit случился из-за тех людей, которые на бытовом уровне поняли, что стали жить хуже из-за глобализации. Поэтому сейчас мы видим, как возводятся стены между странами, которые не способствуют развитию внешней торговли и приросту инвестиций. Нас ждет период существенной неопределенности. В этом году пройдут выборы во Франции, в Германии и, скорее всего, в Италии. Во Франции и Италии есть крупные партии, которые задумываются о необходимости возведения стен между собственной экономикой и глобальным рынком. Речь идет о сценарии, когда крупные экономики стремятся к локализации, а не глобализации. Это должно стать предостережением для развивающихся стран, получающих огромные доходы от экспорта товаров в развитые страны.

В случае России есть еще проблемы старения населения и демографии: у вас численность работоспособного населения сокращается. Среди стран БРИКС Россия имеет наименьшую долю молодежи в совокупных трудовых ресурсах. Интересно, какие меры Россия собирается принимать для «омолаживания» рабочей силы. В этом смысле у вашей страны больше общего с развитыми странами, чем с развивающимися.

- Как Россия выглядит в сравнении с другими экономиками?

- Положение России с точки зрения инвестиционной привлекательности ухудшилось и не соответствует значению и доле вашей экономики в мире. Россия по этому показателю находится на уровне стран с гораздо менее развитой экономикой и менее актуальным значением в глобальном контексте.

Вообще сложно сравнивать вашу страну с другими странами, поскольку существует целый ряд специфических обстоятельств, в их числе и геополитический контекст, то есть санкции, и депрессия на важнейшем для России рынке полезных ископаемых. Таких факторов нет в других странах.

- Россия присоединилась к соглашению ОПЕК по ограничению добычи нефти. Насколько эта сделка способна стабилизировать энергетический рынок и экспортно-ориентированные экономики?

- Важно, как будут соблюдаться договоренности. ОПЕК нередко объявляла о заключении соглашений, которые впоследствии никем не соблюдались. Посмотрим. Во многом то, что будет происходить на нефтяном рынке, зависит от того, какую политику США будут проводить в сфере энергетики. Если Трамп будет поддерживать сланцевую добычу и наращивание объемов поставок нефти из США, это сильнее повлияет на цены, чем договоренности ОПЕК.

Рост цен на нефть — более благоприятный для экономики сценарий в целом. Сейчас предложение энергоресурсов превышает спрос, а избыток производства нефти определяется рядом факторов: во-первых, сдвигом в сторону альтернативных источников энергии, во-вторых, замедлением экономик в некоторых крупных странах — потребителях нефти, в первую очередь в Китае. Если не исчезнет дисбаланс спроса и предложения, цены останутся заниженными.

- Вы ожидаете, что спрос на сырье восстановится?

- Трудно сказать. Давайте рассмотрим Китай. Трамп планирует ввести пошлины на импортные товары. Во-первых, это не поспособствует развитию китайской экономики. Во-вторых, отразится на ценах на нефть, поскольку в числе потребителей сырья — развивающиеся экономики, которые растут быстрее, чем другие страны: Индия, Китай, страны Юго-Восточной Азии. Замедление же экономик будет способствовать дальнейшему снижению цен на нефть, а значит, вырастет необходимость сокращения объемов нефти на рынке.

- Одним из значимых факторов для развития российской экономики многие называют произошедшую девальвацию рубля. Насколько сила или слабость валюты может дать толчок для экономики?

- Девальвацию рубля необходимо рассматривать как возможность для развития, поскольку это сделало товары российского производства более конкурентоспособными. У России появилась возможность перейти на следующий уровень в игре. Конечно, обратной стороной медали является инфляция, которая также была спровоцирована девальвацией.

Многое зависит от того, по каким позициям вы хотите конкурировать. В данный момент ключевым конкурентным преимуществом являются нематериальные ценности. Если вы посмотрите на финансовую отчетность некоторых компаний, вы убедитесь, что выгоднее иметь больше нематериальных активов, чем материальных. К нематериальным активам относятся исследования и разработки, бренды, информационные технологии — вот где прибыль на инвестиции растет в геометрической прогрессии. Если вы продолжите конкурировать на уровне материальных активов, победить в этой игре, скорее всего, будет сложно, потому что по производству более конкурентоспособными могут оказаться другие страны. Если вы конкурируете на уровне нематериальных активов, у вас больше шансов.

«Международные компании не готовы переезжать в Москву»

- Москва в 2016 году опустилась с 14-й на 18-ю строчку в рейтинге глобальных мегаполисов, который A.T. Kearney составляет на основе оценки деловой активности, человеческого капитала, информационного обмена, культурного опыта и политического веса городов. Вы в Москве бывали несколько раз. Заметили изменения?

- По уровню комфорта Москва не уступает любой европейской или мировой столице. Хотя она опустилась за год на несколько ступенек в одном из индексов, в другом индексе — перспективных глобальных мегаполисов — Москва поднялась с 45-го на 35-е место. При составлении этого рейтинга мы учитывали четыре фактора: благосостояние жителей, экономические показатели, эффективность управления и социальную обстановку. Москва — признанный культурный центр, который славится своими галереями, музеями и т.д. Привлекает ли Москва достаточное количество туристов из-за рубежа? Наверное, нет. Может ли Москва развивать партнерские отношения с другими мегаполисами мира? Наверное, да. Если говорить об экономике, Москва выделяется высоким уровнем инвестиций в развитие инфраструктуры и аэропортов. Готовы ли международные компании размещать здесь свои штаб-квартиры? Пока нет. Причин несколько. Москве нужно развивать свои возможности по привлечению иностранных студентов — это важный фактор с точки зрения старения населения. Что касается городского управления и политического значения, Москва может стать образцовым городом для организации международных встреч на высшем уровне, которые проводятся в Москве не так часто. Это уже хорошее начало, но городу есть над чем поработать.

- Как выиграть конкуренцию с другими городами?

- Когда международные организации принимают решения о том, куда вкладывать средства и где разместить свой офис, они принимают во внимание два фактора: экономические условия (налоги, инфраструктура и инвестиционный потенциал) и социальную среду (удобство перемещения и возможность найма квалифицированных кадров). Это также связано с качеством системы образования и социально-экономическими условиями.

Например, иностранцу проще переехать в Москву, чем, скажем, в город на Сицилии, потому что Москва — это культурная столица. Вот в этих направлениях Москве необходимо двигаться дальше. Конечно, насколько позволяют санкции.

Действия компаний всегда очень рациональны и основаны на оценке экономической среды. После голосования за Brexit, например, многие банки рассматривают возможность переезда из Лондона, поскольку они рискуют потерять финансовый паспорт Евросоюза. Если после выхода Великобритании из Евросоюза будут введены пошлины на некоторые товары, не стоит ожидать, что производители этих товаров останутся в стране, которая станет менее конкурентоспособной по сравнению с другими европейскими рынками.

Города конкурируют друг с другом, стремясь привлечь динамичные инвестиционные потоки. Москва конкурирует с большинством мировых финансовых центров, таких как Лондон, Нью-Йорк и Франкфурт, в поиске новых источников дохода и инвестиций.

- Для многих финансовых компаний Лондон был одной из главных площадок. Есть ясность с пониманием последствий Brexit? К чему готовиться?

- Представитель ЕС выразил четко позицию блока — сохранить целостность Евросоюза. Не являясь членом ЕС, Великобритания не сможет претендовать на свободу движения товаров, услуг, лиц и капитала. Я думаю, что британцы хотят сохранить свободу движения капитала, но намереваются ограничить движение людей. Евросоюз на такое предложение, скорее всего, ответит: «Или все, или ничего».

Для большинства компаний [клиентов в Великобритании] ситуация с Brexit пока не ясна. Первыми о возможных сценариях задумались банки из-за риска потери паспорта ЕС. У остальных нет понимания, как действовать. На вопрос, стоит ли закрывать завод по производству автомобилей в Великобритании прямо сейчас, ответить сложно, потому что не ясно, каковы будут последствия выхода Великобритания из ЕС с точки зрения конкурентоспособности производителей. Закрытие завода — весьма дорогостоящее мероприятие. Такие решения не принимаются, пока нет ясности относительно того, как будут развиваться события.

«Экономика уплотнения»

- В Давосе одной из популярных тем была новая промышленная революция. Сильные изменения ждут бизнес?

- В основе новой промышленной революции — робототехника и интернет вещей. Это предполагает широкое использование датчиков и продвинутых вычислительных мощностей. Сочетание этих факторов меняет бизнес. Многие сектора уже изменились. Посмотрите, например, на биотехнологии. Со временем людям придется учиться управлять все более сложными средствами производства. На смену нам приходит новое поколение работников, с которыми роботы будут трудиться бок о бок. Раньше это казалось невозможным — роботы были опасными, мы старались держать их на расстоянии. Уже сейчас есть заводы, где роботы работают вместе с людьми. Но людям нужно учиться взаимодействовать с роботами и управлять ими. Это новые навыки. Следовательно, переквалификация рабочей силы неизбежна.

Некоторые считают, что нет такой сферы деятельности, где роботы бы не могли полностью заменить людей. Мы уже достигли большого прогресса на пути развития искусственного интеллекта. Даже аналитики в хедж-фондах уже начинают терять работу из-за появления высокотехнологичных систем, которые способны принимать решения за человека.

- Где роботы не смогут заменить людей?

Трудно сказать, в каких сферах жизни люди не сдадут позиции. В секторе финансовых услуг применение робототехники сейчас активно обсуждаются. Есть целый ряд программных приложений, которые позволяют автоматизировать всю бумажную работу. Трудоемкие процессы, связанные с обработкой документов, полностью автоматизируются с помощью робототехники, и административный персонал может быть сокращен.

Три года назад говорили, что профессия водителя такси будет существовать всегда. А сегодня на улицах уже появляются беспилотные автомобили! Как вы думаете, сможет ли робот делать работу парикмахера? Нет? А вы уверены, что через пять лет это по-прежнему будет невозможно? Еще один пример — журналистика. Уже существуют системы искусственного интеллекта, которые способны собирать данные из внешних источников и составлять статьи в автоматизированном режиме. Для журналистов, похоже, это не очень хорошая новость. В любой отрасли можно найти сферы применения искусственного интеллекта, робототехники и аналитики, которые способны вытеснить людей из определенных профессий.

Могут ли информационные технологии стать главными на нашей кухне? Один человек, который был большим фанатом компьютерных технологий и работал днями и ночами напролет, не имея времени ходить по магазинам и готовить еду, придумал напиток с высоким содержанием белка, смешав несколько разных компонентов. Он также разработал приложение, которое умеет готовить еду на ваш вкус. Вы отправляете рецепт по интернету и получаете на дом, например, такой напиток. Вот, пожалуйста, супермаркеты, продукты питания, еще одна сфера применения новых технологий. Программные приложения можно использовать даже для того, чтобы просто приготовить еду. Это потрясающе, как мне кажется.

- Как при столь быстром развитии технологий действовать бизнесу, чтобы сыграть на опережение?

- Нужно позвонить в компанию A.T. Kearney, и проблема будет решена (смеется). Конечно, нужно стараться быть лучше всех. В первую очередь требуется умение анализировать последствия нововведений для вашей компании. Несколько месяцев назад мы проводили опрос, посвященный теме лидерства, чтобы выявить основные характеристики успешных руководителей и организаций. Респонденты признавали, что успешная стратегия — ключевой фактор успеха. Конечно, легко сказать: мне нужна успешная стратегия. Вопрос в том, как ее выработать. Во-первых, успешная стратегия всегда предполагает очень сложную работу. Это требует внедрения новой бизнес-модели, изменения портфеля или способов оказания услуг, смену восприятия компании заинтересованными сторонами. Успешная стратегия вовсе не означает, что нужно встать у руля компании и продолжать делать то же самое. Во-вторых, и это признают все респонденты, глубочайшие последствия для бизнеса сейчас несут технологии. Мир меняется гораздо быстрее, чем мы ожидаем. То, чего люди ждут через семь лет, случается обычно через два года.

Главе компании важно принципиально понимать экономические последствия внедрения новых технологий в своей организации и то, какую пользу для бизнеса можно из этого извлечь. А для этого нужно прежде всего очень хорошо знать собственный бизнес.

Наш вклад — это исследования в сфере будущего производства. В глобальной экономике будет много дискуссий о том, как производственным предприятиям не потерять актуальность, как новые технологии будут влиять не только на экономику, но и на повседневную жизнь общества. Кроме экономических последствий здесь возникнут и серьезные социальные эффекты, причем гораздо более значительные, чем принято думать. И контролировать их будет гораздо сложнее, чем мы ожидаем. Это станет серьезной проблемой. Экономический аспект прост: сначала вы инвестируете в новые технологии, потом сокращаете штат.

- Вы консультируете не только бизнес, но и правительства некоторых стран. Что бы вы посоветовали российскому правительству?

- У правительства должны быть два-три приоритета. Во-первых, это обновление системы образования. Потребуются люди с новыми навыками и другим отношением к рискам, нежели у нашего поколения или предыдущих поколений. Возможно, новые технологии будут способствовать развитию предпринимательства, поскольку начать производство с точки зрения технологий будет проще. Ни в Европе, ни в России нет традиции обучения работников, готовых принимать на себя существенные риски. Европейский Союз был основан, во-первых, для защиты Европы от войн, во-вторых, для защиты благосостояния граждан. Это система, направленная на обеспечение безопасности и не готовая к рискам. Но ее направленность должна измениться.

Каким образом правительство может стимулировать перемены? Во-первых, за счет образования, роль которого возрастает. Во-вторых, за счет «экономики уплотнения»: чтобы система работала успешно, большое значение имеет так называемая плотность ресурсов. Кремниевая долина — это удачный пример того, что я называю «экономикой уплотнения». Почему Кремниевая долина так успешна? Да потому что в одном месте сосредоточено столь много человеческого и экономического капитала, что этот капитал начинает сам себя воспроизводить. Но если государство будет распределять инвестиции на своей территории случайным образом, пользы будет мало. Я люблю приводить в качестве примера свою родную страну Италию, в которой семь или восемь научных центров, занимающихся исследованиями продуктов питания. Столько исследовательских центров на одну страну — это слишком много, достаточно одного. Мы можем сосредоточить ресурсы в одном месте и использовать преимущества «экономики уплотнения». Так что правительству придется делать выбор.

- Вы никогда не называете имен клиентов, но можете сказать, изменился ли профиль ваших российских клиентов — стало ли больше госкомпаний?

- Мы не раскрываем информацию о клиентах, но в их числе есть и государственные, и частные компании.

- На что сейчас спрос со стороны российских клиентов?

- Российские компании сейчас фокусируются на изменении операционной бизнес-модели и источников прибыли, много запросов наблюдается в сегменте цифровой экономики. Сейчас многие компании владеют терминологией цифровых технологий, но не совсем понимают суть и законы цифровой экономики.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 20 февраля 2017 > № 2080487 Лукка Росси


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 февраля 2017 > № 2080438

Споры вокруг Трампа укрепляют позиции Путина

Синтия Хупер (Cynthia Hooper), Fortune, США

Теперь, когда советник президента по вопросам национальной безопасности ушел в отставку, а его потенциальный преемник отказался от этой должности, администрация в Белом доме перестала соответствовать той характеристике, которую ей дал Дональд Трамп, назвав ее «отлаженной машиной». И независимо от того, насколько решительно президент и его команда отрицают то, что во многом это стало следствием «истории с Россией», вопрос о вмешательстве Кремля в американскую политику продолжает порождать множество сомнений и домыслов.

Мнения относительно этой ситуации разделились. Некоторые изображают Трампа марионеткой президента России Владимира Путина. В онлайн-мемах американский лидер предстает перед нами в качестве рыжеволосой богини, крепко обнимающей полуобнаженного Путина, пока они едут на лошади по сибирской равнине. Другие представляют себе крепкую мужскую дружбу между этими двумя лидерами, которые, если и не задумали подорвать существующий миропорядок, то по крайней мере договорились помогать друг другу в увеличении состояний и влияния.

Разумеется, в этом что-то есть, однако — как и в случае с самой предвыборной кампанией 2016 года — границы между экспертным анализом и голословными утверждениями очень сильно размыты. Возможно, суть как раз и заключается в этом замешательстве и неразберихе, которые уже превратились в новую норму, и это является самой серьезной угрозой. Поскольку, если опираться на те немногие факты, которые были доподлинно подтверждены, большинство заголовков в СМИ сегодня представляют собой сильные преувеличения — и эти преувеличения играют на руку Путину. Путин является единственным человеком, который в результате первых беспокойных недель работы администрации Трампа сумел укрепить свой авторитет и повысить свою репутацию, став самым сильным лидером в мире. Нравится он вам или нет, но сейчас он, похоже, побеждает.

Каким образом нам необходимо переосмыслить этот скандал?

Во-первых, рассмотрим уход Майкла Флинна (Michael Flynn) с поста советника по вопросам национальной безопасности и те обещания, которые он мог дать или не дать российскому послу относительно снятия санкций. Да, Акт Логана запрещает частным лицам вмешиваться в дипломатический процесс — как мы знаем, на момент тех разговоров Флинн еще не успел занять должность советника по вопросам национальной безопасности. Однако ни для кого не было секретом, что в случае своего избрания Трамп намеревался придерживаться более делового подхода в отношениях с Россией. Будучи кандидатом, Трамп говорил о том, что он решительно намерен положить начало новой эпохе заключения сделок и дипломатии, основанной на интересах страны, проповедуя образ такой Америки, которая будет неуклонно следовать своим экономическим и стратегическим целям, вместо того чтобы вступать в скучные и долгие дебаты вокруг прав человека, принципов и диктатуры закона.

В данном контексте не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что первый пункт программы Трампа касательно России, вероятнее всего, будет так или иначе касаться совместной борьбы против «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная на территории РФ, — прим. ред.) в обмен на снятие санкций. Поэтому, если только Флинн не подписывал контракты и не получал за это деньги, его грех, очевидно, заключается лишь в излишнем энтузиазме. Каким бы ни был сигнал Флинна России, для обеих сторон вон вряд ли был чем-то более значительным, чем кивок головы соседу по барной стойке, пришедшему выпить стакан пива после работы.

Во-вторых, сейчас очень много говорят о регулярных контактах бывшего главы предвыборного штаба Трампа Пола Манафорта (Paul Manafort) и множества политических и деловых партнеров Трампа, имена которых до сих пор не названы, с представителями российской разведки в течение нескольких месяцев до выборов в США. Насколько противозаконными были те контакты? Понимали ли американцы, с кем именно они общаются? («Речь не идет о людях, которые носят значки с именем и говорят: "Я агент российской разведки"», — сказал тогда Манафорт.)

Я вовсе не утверждаю, что не нужно проводить расследование. Репортажи прессы, опубликованные на этой неделе, и рассекреченный доклад американской разведки, обнародованный в январе, указывают на то, что довольно много представителей предвыборного штаба Трампа были счастливы подорвать позиции Хиллари Клинтон и с радостью встречали любую помощь в их попытках собрать на нее компромат. Кроме того, их не слишком волновало то, кто стоит за той информацией, которую они получают, и как именно была добыта эта информация. Независимо от того, появились ли компрометирующие документы в сети благодаря спонсируемым Кремлем хакерским группировкам или это дело рук кого-то весом в 400 фунтов, сидящего на своем диване и поедающего кексы, сторонники Трампа с радостью принимали помощь от них. Более того, когда администрацию попросили ответить на вполне легитимные вопросы, касающиеся действий России, она отказалась признать даже самые очевидные проблемы, начав вместо этого винить «фейковые новости» и «глупых людей», которые осмеливаются вообще поднимать такие вопросы.

Тем не менее, факт состоит в том, что Путин не повлиял на исход президентских выборов в США. Смог ли он вмести неразбериху в сам процесс и раздуть скандал? Да. Но ни он, ни сам Трамп, если уж на то пошло, не ожидали ничего иного, кроме победы Хиллари Клинтон. Согласно январскому докладу разведки, прокремлевские блогеры планировали запустить в Твиттере кампанию #DemocracyRIP, призванную посеять сомнения в результатах голосования, как только появится информация о поражении Трампа.

Хотя неуважительное отношение Трампа к процессу подотчетности и прозрачности само по себе вынуждает начать расследование, больше всего беспокоит то, что Путин сумеет извлечь выгоду из этого скандала, каким бы ни оказался его исход. Хотя скорость сближения, возможно, замедлится, но, если Трамп останется у власти в США, Путин сможет надеяться на такой пересмотр отношений между Россией и США, в основе которого будет лежать прагматизм, а не идеология, и который по своим масштабам будет намного опережать «перезагрузку» президента Обамы.

На этот раз переориентация отношений будет включать в себя не только символический обмен красными кнопками между чиновниками (или, как в четверг красочно выразился Трамп, «глупой пластиковой кнопкой, которая выставила нас всех кучкой идиотов»). В основе переориентации отношений между Россией и США будет лежать стремление зарабатывать деньги. Спустя два года снижения ВВП российская экономика демонстрирует признаки восстановления: согласно прогнозам МВФ, в 2017 году рост составит 1%, а финансируемое Кремлем агентство Sputnik сообщает о самом высоком уровне индекса доверия в деловых кругах с 2011 года. В таком деловом климате иностранные инвестиции, не говоря уже о партнерствах в нефтяной и газовой сфере, будут процветать, особенно если никто не будет упоминать о политике.

Между тем, если администрация Трампа потерпит неудачу, Путин превратится в легенду как внутри России, так и за ее пределами. Жалобы Эммануэля Макрона (Emmanuel Macron), основного претендента на победу в президентских выборах во Франции, на то, что Россия вмешивается во французские выборы, лишь укрепляют в общественном сознании образ Путина как человека, который способен поставить на колени даже Америку.

Однако эта репутация злого гения совершенно не заслужена. Кремль действительно разрабатывает сложную глобальную медиа-стратегию, сконцентрированную вокруг кражи и тактических утечек частной информации в сочетании с производством информационных материалов, в которых правда зачастую сознательно искажается. Однако этим занимается не только Россия, и до 2014 года Россия в этом смысле уступала многим странам.

Проблема заключается в том, с каким рвением Трамп и его сторонники были готовы воспользоваться теми слабостями нашей системы, которые обнаружили себя в результате операций России, и ухватиться за любые возможности для манипуляций, которые им предоставлялись. Правда состоит в том, что именно Трамп, а не Путин, подрывает авторитет американского президента.

Синтия Хупер — младший профессор истории и руководитель программы изучения России и Восточной Европы в Колледже Святого Креста.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 февраля 2017 > № 2080438


Гонконг. Сингапур. Новая Зеландия > Госбюджет, налоги, цены > prian.ru, 20 февраля 2017 > № 2079838

Обнародован рейтинг самых экономически свободных стран мира

Лидером рейтинга стал Гонконг. На второй позиции расположился Сингапур. А третья ступенька пьедестала досталась Новой Зеландии.

Рейтинг самых экономически свободных стран мира подготовил американский исследовательский центр «Фонд наследия» (The Heritage Foundation). Аналитики организации оценивали 180 стран мира по таким критериям, как эффективность законодательства, право собственности, государственные расходы, налоги, свобода бизнеса, свобода торговли, финансовая свобода, а также свобода инвестиций. Соответствующее исследование проводится с 1995 года.

Гонконг уже не первый год занимает первое место в рейтинге, благодаря эффективному местному законодательству, которое обеспечивает крепкую защиту прав собственности. Здесь низкий уровень коррупции, а работа правительства отличается прозрачностью.

Сингапур, расположившийся на второй строчке, отличают разумная макроэкономическая политика и открытость по отношению к иностранным инвестициям и международной торговле. А для Новой Зеландии, занявшей почетное третье место, характерны стабильная банковская система и жесткий контроль за государственным расходованием средств.

Россия заняла в рейтинге 114-ю позицию, расположившись между Мадагаскаром и Нигерией. Украина оказалась на 166-м месте. Зато Казахстану досталась 42-я строчка, которая определяет страну как «умеренно свободную».

Странами с самой несвободной экономикой признаны Куба, Венесуэла и Северная Корея.

ТОП-10 самых экономически свободных стран мира:

1. Гонконг

2. Сингапур

3. Новая Зеландия

4. Швейцария

5. Австралия

6. Эстония

7. Канада

8. ОАЭ

9. Ирландия

10. Чили

Гонконг. Сингапур. Новая Зеландия > Госбюджет, налоги, цены > prian.ru, 20 февраля 2017 > № 2079838


Узбекистан > Образование, наука > podrobno.uz, 18 февраля 2017 > № 2087549

Шавкат Мирзиёев образовал новое Агентство по науке и технологиям Узбекистана на базе упраздняемого Комитета по координации развития науки и технологий при Кабинете Министров.

Агентство создано в соответствии с постановлением Президента Узбекистана «О мерах по дальнейшему совершенствованию деятельности Академии наук, организации, управления и финансирования научно-исследовательской деятельности».

Одними из важнейших задач агентства являются осуществление мероприятий по разработке и реализации приоритетных направлений развития науки и технологий, с учетом задач социально-экономического, общественно-политического развития страны и достижений современной науки, формирование, реализацию и осуществление системного мониторинга выполнения государственных научно-технических программ, а также использования результатов научно-исследовательских работ в социально-экономическом развитии страны.

Новое ведомство должно будет обеспечить реализацию важнейших межотраслевых научно-технических программ, формировать государственные задания на оказание научно-технических услуг в части выполнения фундаментальных, прикладных и инновационных исследований для отраслей экономики и социальной сферы, проводить ежегодные Республиканские ярмарки инновационных идей, технологий и проектов, а также мониторинг выполнения договоров, заключенных в ее рамках.

Агентство на основе развития международного сотрудничества в сфере науки и технологий займется привлечением иностранных инвестиций и грантов, организацией выполнения совместных научных проектов и инновационных разработок с зарубежными партнерами.

Еще одна важная функция для агентства — оно будет выступать как единый заказчик государственных научно-технических программ и проектов, реализуемых научно-исследовательскими, образовательными и другими учреждениями республики. По мнению экспертов, все это позволит поднять на качественно новый уровень систему организации научно-исследовательской деятельности, что в свою очередь сплотит весь имеющийся интеллектуальный потенциал страны, устранит мелкотемье и неэффективные тематики исследований, а также исключит их дублирование.

Как новый ответственный орган Агентство по науке и технологиям совместно с рядом министерств и ведомств в течение трех месяцев должно внести в правительство предложения по совершенствованию порядка финансирования научно-исследовательских учреждений, включая внедрение механизма финансирования их расходов по содержанию и эксплуатации зданий, сооружений и другой материально-технической базы.

Узбекистан > Образование, наука > podrobno.uz, 18 февраля 2017 > № 2087549


Иран. Россия. Ирак > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 февраля 2017 > № 2079091

Пытается ли Иран добиться расположения России путем инвестиций в Ираке?

Иран привлекает Россию инвестициями в Ирак?

Редакционная, NoonPost

В течение последних лет внутренняя и внешняя инвестиционная активность в Ираке снижалась по причине борьбы этой страны с ИГИЛ (запрещено в РФ — прим. ред.). Кроме того, внешний долг в размере 40 миллиардов долларов, коррупция и дефицит бюджета также не способствуют привлечению инвестиций.

Ирак пострадал от тяжелого финансового кризиса середины 2015 г., что стало причиной закрытия около шести тысяч проектов. Стратегия правительства по привлечению иностранных инвестиций претерпела изменения для того, чтобы не допустить еще большего ухудшения экономической ситуации. Когда правительство не услышало ответа от иностранного капитала на свой призыв инвестировать в Ирак, оно поменяло стратегию. Основным принципом стало предоставление многочисленных послаблений для определенных стран с целью привлечь компаний этих государств к инвестированию в различные сектора иракской экономики.

Ирак приветствует Россию

В своем интервью российской газете советник иракского премьер-министра по экономическим вопросам Мазхар Мухаммад Салех заявил, что «Ирак открыт для российских инвестиций в различные отрасли экономики». Он указал на то, что взаимные инвестиции между странами являются лучшим способом для развития экономических отношений. Салех добавил, что российские компании могут вложиться в жилищное строительство, транспортные коммуникации, модернизацию иракской промышленности и инфраструктуры. Тогда они смогут извлечь выгоду от предоставляемых иракским правительством льгот.

Благодаря новым послаблениям ожидается постепенный рост интереса российских компаний к инфраструктурным проектам в Ираке. Иракские источники рассчитывают, что объем инвестиций достигнет двух миллиардов долларов по окончании первой половины этого года. И эта цифра будет только расти.

Уже в прошлом году от российских бизнесменов ожидали роста российских инвестиций в Ирак в случае улучшения ситуации с иракским внешним долгом. Однако после введения этих льгот иракским правительством, ожидалось, что российские компании перестанут обращать внимание на иракский долг ввиду весьма внушительных соблазнов. Было заявлено, что российские компании проявляют большой интерес к инвестициям в иракские нефтяные месторождения.

Льготы, о которых говорил советник иракского премьер-министра, представляют блестящую возможность для российских компаний, чтобы прийти на иракский рынок и инвестировать без каких-либо сложностей с принимающей стороны. Не исключено, что эти меры станут новым способом, к которому прибегнет иракское правительство после провала предыдущих механизмов привлечения инвестиций. Льготы для российских компаний и бизнесменов включают в себя освобождение от налогов. Скидки на таможенные тарифы на ввоз предметов торговли, товаров и оборудования в Ирак достигают около 50 %. Российские компании также освободили от обязательства задействовать иракскую рабочую силу, что было подтверждено указом премьер-министра Ирака Хайдара аль-Абади. Стоит отметить, что иракские законы предписывают, чтобы иракские граждане составляли не менее 50 % в доле рабочей силы любого иностранного инвестиционного проекта.

Эксперты полагают, что входящие на иракский рынок российские компании станут хорошей альтернативой западным организациям, которые покинули страну после ухудшения ситуации с безопасностью и началом борьбы с «Исламским государством». С другой стороны, это положит конец господству некоторых американских и европейских компаний, которые выдвигали свои условия Ираку взамен на продолжение их деятельности. В дополнение к этому, услуги российских компаний считаются дешевле услуг их западных коллег, несмотря на разницу в качестве. При этом, как известно, российские компании работают при любых обстоятельствах. Таким образом, на их деятельность не повлияет ухудшение ситуации с безопасностью, чему свидетелем стал Ирак во время боевых действий с ИГИЛ.

Между тем другие эксперты считают, что российские компании не являются конкурентами американским и европейским компаниям в сфере промышленности, коммуникаций и жилищного строительства. Следовательно, иракскому правительству стоит пересмотреть свои взгляды по заключенным соглашениям и предложить более подготовленным компаниям работу в подобных стратегических проектах, представляемых сейчас российским компаниям.

Больше политики, чем экономики

За экономической целью приглашения российских компаний и предоставляемыми льготами наблюдаются чисто политические намерения. Как полагают наблюдатели, послабления для российских компаний в текущей ситуации — это политическое послание Ирана Вашингтону.

Тегеран считается главной фигурой в иракской экономике и процессе принятия решений в этой стране. Иран владеет одной из крупнейших иракских государственных торговых компаний, в то время как совокупный объем торговли между двумя странами достиг 12 миллиардов долларов в 2013 и 2014 годах. Иран также серьезную роль на иракском театре военных действий путем финансирования и формирования лояльных ему группировок ополчения (милишийят — прим. пер.).

Сменяющиеся друг друга иракские власти входили в стратегические экономические и логистические партнерства с Ираном через инфраструктурные и энергетические проекты, торговые монополии на стратегические товары, в то время как захват иранскими товарами местных рынков по некоторым оценкам специалистов достигал 80%.

Хорошо известно, что Иран управляет всеми направлениями будущей деятельности Ирака таким образом, чтобы формировать курс, который бы отвечал интересам Ирана, а не Ирака. В свете последних глобальных изменений и резких заявлений президента США Дональда Трампа против Ирана, будь то по причине отвергаемого первым ядерного соглашения или из-за присутствия Ирана в Сирии, которое планируется остановить, Иран стремится внести вклад в российско-американское сближение. Он предоставляет России определенные возможности в Ираке путем закрепления ее стратегической позиции. Кооперация с Россией гарантирует минимизацию возможного ущерба со стороны Трампа. И это не говоря уже об углублении российско-китайско-иранского союза по противостоянию Соединенным Штатам.

Иран. Россия. Ирак > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 февраля 2017 > № 2079091


Россия > Внешэкономсвязи, политика > fas.gov.ru, 17 февраля 2017 > № 2085974

Начальник управления контроля иностранных инвестиций ФАС России Андрей Юнак принял участие в работе дискуссионной площадки Бизнес-клуба ИД «Коммерсантъ» «Инвестиционный климат в России в период мировой экономической турбулентности».

В формате диалога гости и эксперты мероприятия обсудили вопросы инвестиционного климата России и деятельности ФАС России по контролю за осуществлением иностранных инвестиций.

В ходе своего выступления Андрей Юнак отметил рост потока инвестиций, наблюдающийся по итогам 2016 года. «Если говорить о результатах прошлого года, то в качестве инвестиций в стратегические отрасли российской экономики привлечено свыше 7 млрд долларов», — уточнил он, отметив, что при положительной внешней ситуации этот объем мог бы быть до двух-трех раз больше.

Отвечая на вопросы участников встречи, Андрей Юнак обратил внимание на то, что рекомендации российского правительства ограничить китайские инвестиции, не что иное как миф. «Нам ничего не известно о такой рекомендации. Более того, одна из согласованных сделок касалась покупки 10% акций ПАО «Сибур холдинг» китайским Фондом Шелкового пути, что полностью противоречит подобным предположениям. Инвесторы из КНР проявляют небывалую активность в последнее время», — сказал Андрей Юнак.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > fas.gov.ru, 17 февраля 2017 > № 2085974


Китай > Внешэкономсвязи, политика > chinalogist.ru, 17 февраля 2017 > № 2079599

ПРЯМЫЕ ИНОСТРАННЫЕ ИНВЕСТИЦИИ В КИТАЙ СОКРАТИЛИСЬ НА 9%

По данным Министерства коммерции Китая прямые иностранные инвестиции в китайскую экономику по итогам января сократились на 9,2% по сравнению с показателями января 2015 года, и достигли 80,1 млрд. юаней. В течение 2016 года прямые иностранные инвестиции в Китай увеличились на 4,1% до 813,22 млрд. юаней.

Напомним, Госсовет планирует снять либо сократить ограничения для иностранных компаний, инвестирующих в оборудование для железнодорожных перевозок, производство мотоциклов, производство топливного этанола, отжим масличных культур, в разработку и добычу месторождений сланцевых нефти и газа, нефтеносного песка и минеральных ресурсов.

Ппо данным Национальной комиссии по развитию и реформам КНР (NDRC) Китай в 2016 году инвестировал 7,92 трлн. юаней в крупные проекты: 30% от общего объема инвестиций вложены в реализацию инфраструктурных проектов в сфере информации, электроэнергетики и нефтегазовую отрасль; 22% - в крупные проекты строительства железных дорог, автомагистралей и аэропортов; 15% от общего объема инвестиций вложены в «чистую» энергетику; остальные инвестированы в решение проблемы загрязнения окружающей среды.

Китай > Внешэкономсвязи, политика > chinalogist.ru, 17 февраля 2017 > № 2079599


Россия. Индия. ЦФО > Авиапром, автопром. Связи с Россией и СНГ > metalinfo.ru, 17 февраля 2017 > № 2077847

Технодинамика хочет сотрудничать с Hindustan Aeronautics

Холдинг Технодинамика (входит в Ростех) подал заявку на аккредитацию в качестве поставщика компании Hindustan Aeronautics, после получения которой холдинг сможет реализовать совместные проекты в рамках государственной индийской программы Make in India, направленной на привлечение иностранных инвестиций и организацию совместных с зарубежными партнёрами предприятий.

Сотрудничество с индийской авиастроительной корпорацией Hindustan Aeronautics предполагается в части совместной разработки систем и комплектующих изделий для самолётов и вертолётов российского производства и перспективной техники производства Индии.

«Заявка на получение аккредитации уже подана нашим индийским партнерам, корпорации Hindustan Aeronautics. В данный момент проходит процедура ее рассмотрения, - отметил Игорь Насенков, генеральный директор холдинга Технодинамика. - После получения аккредитации холдинг готов участвовать в совместной разработке по таким системам как: кислородная, топливная, в том числе авариестойкая топливная система для вертолётов, система электроснабжения и другим по имеющимся у нас компетенциям, интересным для индийской стороны».

Россия. Индия. ЦФО > Авиапром, автопром. Связи с Россией и СНГ > metalinfo.ru, 17 февраля 2017 > № 2077847


Вьетнам. Япония. Китай > Внешэкономсвязи, политика > vietnam.vnanet.vn, 17 февраля 2017 > № 2077190

15 февраля в здании вьетнамского правительства в Ханое премьер-министр страны Нгуен Суан Фук принял генерального директора японского банка Tokyo Mitsubishi-UFJ Такаси Оямаду, находящегося во Вьетнаме с рабочим визитом. На встрече Нгуен Суан Фук подчеркнул, что правительство Вьетнама прилагает усилия для улучшения делового климата с целью дальнейшего привлечения иностранных инвестиций, в том числе и японских. По его словам, Вьетнам желает, чтобы японские предприятия уделяли больше внимания вьетнамскому рынку для превращения Японии в страну, занимающую первое место по объёму инвестиций в экономику Вьетнама. Вьетнамские предприятия всегда желают сотрудничать с японскими партнёрами для изучения опыта управления персоналом и ведения бизнеса. В свою очередь господин Такаси Оямада заявил, что японские предприятия уделяют большое внимание расширению инвестиционной деятельности во Вьетнаме, поскольку Вьетнам является активно развивающейся экономикой и потенциальным рынком.

На встрече с главой китайской корпорации «Хуавей», госпожой Сунь Яфан премьер-министр Нгуен Суан Фук приветствовал расширение корпорацией «Хуавей» производственной и предпринимательской деятельности на вьетнамском рынке, отметив её вклад в развитие информационных технологий Вьетнама. Глава правительства выразил пожелание, чтобы корпорация «Хуавей» активизировала сотрудничество с вьетнамскими предприятиями в сфере информационной безопасности, поскольку Вьетнам имеет авторитетные предприятия, действующие в сфере информационных технологий. По его словам, вьетнамское правительство создаст благоприятные условия для расширения сотрудничества между корпорацией «Хуавей» и вьетнаскими предприятиями в ближайшее время.

Со своей стороны госпожа Сунь Яфан заявила, что её компания желает поделиться с вьетнамскими партнёрами опытом развития информационных технологий и продолжить вносить ещё больший вклад в развитие информационных технологий и телекоммуникаций Вьетнама.

Вьетнам. Япония. Китай > Внешэкономсвязи, политика > vietnam.vnanet.vn, 17 февраля 2017 > № 2077190


США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 февраля 2017 > № 2076767

Как Европа должна вести дела с Трампом

Вольвганг Ишингер (Wolfgang Ischinger), Project Syndicate, США

Президентство Дональда Трампа является серьезным испытанием для Европы, для трансатлантических отношений и для мира в целом. Действительно, лозунг Трампа «Америка прежде всего» во многих отношениях представляет политику, противоположную интернационалистской американской внешней политике последних восьми десятилетий.

Для начала посмотрим на заявление Трампа о том, что он одинаково доверяет канцлеру Германии Ангеле Меркель и президенту России Владимиру Путину. Значит ли это, что Соединенные Штаты будут проводить равноудаленную политику в отношениях с ЕС и с Кремлем?

Это не праздный вопрос. Трамп ясно показал, что существующие деловые партнерства, союзы, правила и протоколы значат для него очень мало. В своих записях в социальных сетях он разражается тирадами против СМИ, нападает на независимых судей, обвиняет конкретных людей и компании, а также умаляет роль международных организаций.

Но даже если США при Трампе и являются непривлекательным союзником для Европы, отказ от США как от партнера — что некоторые люди в Европе хотели бы сделать как можно скорее — будет ошибкой.

С одной стороны, Европа не должна игнорировать мнение большинства американцев, которые не голосовали за избрание Трампа. Обязательство гражданского общества Америки и реакция судебной системы США продемонстрировали европейцам, что те США, которые они знают и высоко оценивают, не поддаются влиянию и не являются подкаблучниками. Вместо того чтобы отворачиваться от США, мы должны сотрудничать с теми американцами, которые остаются преданными сохранению ценностей трансатлантического сообщества. В число этих людей входят и члены новой администрации США, которые высказали свою ясную поддержку трансатлантическому партнерству и поддержанию непрерывных деловых связей, не говоря уже о противниках Трампа в Конгрессе — как демократах, так и республиканцах.

Кроме того, одобряющие разрыв отношений люди полагают, что во всем мире существуют построенные в одну колонну партнеры, готовые защитить либеральный мировой порядок вместе с Европой. ЕС мог бы согласиться с Китаем, что новая эра протекционизма будет опасной. Но кроме этого вопроса, у них есть очень мало точек соприкосновения. В долгосрочной перспективе либеральный мировой порядок может выдержать испытание временем только в том случае, если он будет поддержан обоими столпами трансатлантического партнерства.

И, наконец, призывы к Европе стать стратегическим противовесом США являются чисто амбициозной идеей; в действительности никакого такого выбора не существует. В краткосрочном и среднесрочном периоде европейцы не могут обойтись без гарантий безопасности со стороны США. В результате мы должны работать, чтобы убедить новую администрацию США в важности существования объединенной и миролюбивой Европы.

Тем не менее, простое предположение об отрыве европейской безопасности от США дает повод для неопределенности, что отражается в появляющихся дебатах о европейской или даже о немецкой атомной бомбе. Это — фиктивные дебаты, потому что при этом предполагается поставить вопрос: действительно ли в интересах европейцев заранее оборвать существующую сегодня связку, соединяющую нас с США, прежде чем нам были предложены какие-либо конкретные американские решения, которые непосредственно нас затрагивают?

Единственный правильный выбор политики Европы состоит в том, чтобы максимально тесно сотрудничать с правительством США, что не означает необходимости преуменьшать очень тревожные заявления, сделанные Трампом. Когда вице-президент Майк Пенс, министр обороны Джеймс Маттис и многие американские сенаторы и члены палаты представителей приедут на Мюнхенскую конференцию по безопасности в эти выходные, европейские делегаты должны четко изложить свои ожидания в отношении работы с правительством США. Налаживание контактов и оказание влияния — вот реальная политика, которая необходима сегодня, даже если многим европейцам может не нравиться эта идея.

Это означает общение с ясным пониманием того, что нарушение жизненно важных европейских интересов вызвало бы серьезный трансатлантический кризис. Худший сценарий действий для Европы — политика правительства США по активной поддержке правых популистов в странах ЕС, что нацелено на распад ЕС. Также важно гарантировать, что любое соглашение между Россией и США не должно заключаться за счет интересов Европы. Что же касается ядерного соглашения с Ираном, то администрация Трампа должна быть проинформирована о том, что Европа не согласится ни с какими новыми санкциями, если США выйдут из соглашения в одностороннем порядке.

Европа может и должна отстаивать также и свои экономические интересы. Если Трамп действительно хочет ввести своего рода налог, основанный на стране происхождения товара с целью продвижения товаров производства США, ЕС мог бы угрожать сделать то же самое. Обсуждается ли проблема импортных налогов или будущие санкции Запада против России, всегда полезно помнить очевидный факт, что Европа остается самым важным рынком Америки. Торговый оборот Америки с ЕС примерно в 37 раз больше, чем с Россией, с огромными взаимными объемами прямых иностранных инвестиций трансатлантических партнеров.

Даже если Трамп отклонит эти соображения, он должен хорошенько подумать о том, как далеко он хочет отодвинуть Европу. В определенный момент антитрамповские движения в Европе могут быть очень успешными; поэтому вряд ли он будет в состоянии достигнуть своих планов без сильных и близких партнеров в Европе — и особенно в том случае, если он будет действовать против интересов Европы.

Ясно, что сегодня Европа должна сосредоточиться на своих интересах. Мы действительно должны сделать намного больше, чтобы укрепить собственную безопасность. Хотя многие существенные изменения проводятся и сегодня, включая улучшение интеграции вооруженных сил стран Европы, дорога к хорошо функционирующему европейскому союзу по защите своей безопасности довольно длинная. И в свете опасной глобальной ситуации Германия, в частности, должна усилить свою работу в вопросах иностранной политики и безопасности и помощи развивающимся странам.

Сплоченность ЕС и его внутренняя и внешняя безопасность не могут быть достигнуты без дополнительных расходов. Предотвращение бюджетных дефицитов, как это стремится делать Германия сегодня, не даст никакой выгоды будущим поколениям, если эта цена приведет к эрозии фундамента нашего процветания — мирной и процветающей Европы.

Вместо того, чтобы со страхом ожидать следующего заявления Трампа в социальных сетях, европейцы должны заложить фундамент Европы, который даст ей возможность быть сильной, способной к осуществлению необходимых действий и быть преданной западным ценностям. Занимая такое положение, мы сможем уверенно отстаивать свои основные интересы в отношениях с США. Это самый лучший ответ, который может дать Европа.

США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 февраля 2017 > № 2076767


Украина > Финансы, банки > minprom.ua, 17 февраля 2017 > № 2076370

Параллельные миры. Как Гонтарева угомонила инфляцию за счет украинцев

Итоги деятельности НБУ, как обычно, рассматриваются в нескольких не пересекающихся мирах: официальном, где все хорошо и идет по плану; оппозиционном, где все плохо и идет к краху, и на уровне «маленького украинца», который научился выживать и при «успешной» деятельности Нацбанка, и при не очень. Попробуем сделать анализ беспристрастно, насколько это возможно.

Начало года — время таргетов или базовых целей регулятора. Вот они (прогноз на конец 2016 г.): дефицит текущего счета платежного баланса — $2,5 млрд; потребительская инфляция — 12%; золотовалютные резервы НБУ — $19,6 млрд; среднегодовой курс, заложенный в государственном бюджете, — 24,1 грн./$. Для ответа на вопрос, что удалось, а что нет, перейдем к основным составляющим денежно-кредитной политики НБУ.

Монетарная политика

Для более комплексной оценки возьмем интервал последних трех лет. За указанный период (январь 2014 — декабрь 2016 гг.) агрегат М3 (денежная масса) увеличился на 23% — с 893 млрд до 1 102 млрд грн. При этом за указанный период инфляция потребительских цен составила более 80%, а инфляция цен производителей промышленной продукции — почти 93%. Соотношение М3/ВВП, то есть монетизация экономики, сократилась с 61 до 48% (прогноз).

Все это свидетельствует о том, что пресловутая макроэкономическая стабильность далась очень дорогой ценой: жертвенным агнцем стали национальная промышленность и реальные доходы населения.

Экономика пребывает в условиях жесточайшей финансовой гипоксии, вследствие жесткой монетарной политики средств для внутренних накоплений (население) практически не осталось. А капитальные инвестиции осуществляются преимущественно за счет собственных средств предприятий (за счет банковских кредитов лишь 7–8%). Кроме того, вызывают удивление заявления отечественного МЭРТ о детенизации экономики в 2016 г. на 5%. В прошлом году объем наличных вырос на 16%, в то время как денежная масса лишь на 11%. Таким образом, мы видим очевидную тенденцию тенизации финансового рынка, а не наоборот.

Еще один интересный показатель — требования к центральным органам государственного управления. В Украине уже стало старой доброй традицией проводить докапитализации и кредитование таких структур, как «Нафтогаз», ФГВФЛ, государственные банки и предприятия, с помощью передачи им облигаций внутреннего государственного займа. Эти ценные бумаги затем активно выкупаются как самим НБУ (крупнейший держатель ОВГЗ), так и государственными банками.

За последние годы сумма этих требований выросла в 2,6 раза (в 2016 г. на 25%) и составляет почти 30% ВВП, или 680 млрд грн. Рост данного показателя — совместная ответственность НБУ и Минфина, но первую скрипку играет регулятор.

С помощью данного механизма за последние три года было прокачано порядка 422 млрд грн. Именно столько для всей страны стоили пресловутые реформы банковского сектора.

Сюда следует записать также докапитализацию неэффективных государственных банков и реформы энергетического сектора («Нафтогаз» в 2014–2015 гг.).

Трансмиссия очень простая: сперва осуществляют докапитализацию за счет государственного долга, потом монетизируют схему с помощью печатного станка, а затем за все эти художества заплатят население и бизнес (инфляция+девальвация). За три года порядка 422 млрд грн было направлено в непродуктивные сферы потребления. По сути, деньги растворились в воздухе, и уже никто не сможет оценить эффективность их использования. Можно только догадываться, какой экономический эффект страна получила, если бы хотя бы половина этих ресурсов была направлена в реальный сектор экономики и на стимулирование внутреннего потребления.

Ценовая политика

Если взять показатели инфляции, то прошедшие годы ознаменовались борьбой голов двухголового змея между собой. Битва шла между промышленной и потребительской инфляцией. И если одну удавалось взять под контроль, то вторая вырывалась на «оперативный простор» и наоборот. О чем это свидетельствует? В первую очередь об ограниченности применяемого инструментария, язвы экономики припудриваются, но не лечатся.

Потребительскую инфляцию удалось взять под контроль за счет тотального сжатия реальных доходов населения и увеличения тарифов. В своей аналитике регулятор так и указывал, что рост коммунальных платежей будет сдерживать потребительскую инфляцию, так как у людей попросту не останется денег ни на что другое.

И если в 2016 г. НБУ почти удалось укратить потребительскую инфляцию (факт 12,4% — план 12%), то промышленная явно сорвалась с цепи. Для предприятий это ценовая вилка: промышленные цены растут (а значит, повышается и себестоимость продукции), а цены на потребительские товары падают (у населения нет денег). Существенно расти в таких условиях промышленность не может.

Та динамика роста экономики, которая наблюдается сейчас, в какой-то мере вызвана ситуацией 2015 г., когда потребительские цены росли значительно быстрее промышленных. Это позволило предприятиям накопить небольшой запас оборотных средств и трансформировать их в капитальные вложения в 2016 г. Справедливости ради отметим, что показатель промышленной инфляции зависит не только от НБУ, но и от тарифной политики правительства (тарифы на ж/д перевозки, перевалку в портах, цены на электроэнергию и природный газ, стоимость подключения к энергосетям). Но динамика ставки по банковским гривневым кредитам в значительной мере зависит от политики НБУ.

Стоит отметить, что взаимосвязь между учетной ставкой НБУ и ставкой банковского кредитования носит скорее видимый, условный характер: не учетная ставка формирует модели финансового поведения рыночных субъектов, а наоборот. Примечательный факт: ставка банковского кредитования в гривне на начало 2016 г. составила 21,5%, а на конец 22,1%, то есть практически не изменилась. В то же время учетная ставка НБУ за этот же отрезок времени проделала эпичный путь с 22 до 14%.

Курсовая политика

Тут все просто. Девальвация гривни в 2016 г. составила 14%. Средний годовой курс (если брать на начало и на конец года) — 25,5 грн./$ (при заложенном в бюджете — 24,1 грн./$). По сути, прогнозный (бюджетный) показатель курса не был выполнен. Да, впрочем, никто и не старался.

Динамика более чем очевидная: девальвация с временными коррекциями на укрепление, которые используются НБУ для пополнения ЗВР, хотя было бы правильнее использовать краткосрочные передышки на сглаживание девальвационного тренда и оставлять излишки валюты для потребностей внутреннего рынка.

Золотовалютные резервы НБУ

На конец года ЗВР составили $15,5 млрд при плане в $19,6 млрд. Недобор — «каких-то» $4 млрд, что объясняется сокращением внешнего кредитования со стороны МВФ. Похоже, на привлечение прямых иностранных инвестиций никто особо и не рассчитывал. Если бы не всплеск экспортной активности украинских продавцов сырья летом прошлого года, ситуация выглядела бы намного хуже. В то же время настораживает ухудшение структуры ЗВР: если на начало года в их составе было $5,1 млрд валюты на счетах и депозитов, то на конец — всего $1,7 млрд. И это притом что общий размер ЗВР все же увеличился на $2 млрд.

Банковский надзор

В 2016 г. с рынка было выведено полтора десятка банков. Самые контроверсионные случаи: «Михайловский» и «Хрещатик», где были утрачены миллиарды средств клиентов, физических и юридических лиц. Причем, с точки зрения претензий к надзорным органам регулятора, можно выделить несколько общих черт, проявившихся в случае и с «Михайловским», и с «Хрещатиком».

- В данных банках присутствовали кураторы НБУ, которые не смогли применить эффективные превентивные меры реагирования.

- За несколько дней до признания банков неплатежеспособными из них были выведены основные ресурсы.

- Банки аккумулировали значительные депозитные портфели физических лиц, причем в «Михайловском» вклады привлекались на счета отдельной финансовой компании прямо под носом куратора НБУ.

- Происходили действия по вымыванию ликвидных активов.

- После выведения банков с рынка возможности временных администраций по реализации активов существенно ограничены ввиду их проблемности.

Но знаковым событием года, без сомнения, стала национализация Приватбанка, когда государство за 1 грн приобрело банк, убытки которого составили по итогам 2016 г. более 135 млрд грн. Проблемы такого системного банка не могли возникнуть в одночасье, они формировались последние несколько лет. НБУ как надзорный орган просто обязан был сформировать адекватную модель, которая бы позволила не допустить банкротства банка, с одной стороны, и не подвергнуть государство финансовым рискам — с другой. Это могла быть модель США и Великобритании, где для спасения системных банков создавались внебюджетные венчурные фонды, или модель Кипра. В любом случае санационный механизм должен был формироваться как за счет государства, так и за счет акционеров и крупных клиентов, что позволило бы равномерно распределить финансовую нагрузку на каждую из сторон. В результате был выбран самый неудачный, «пожарный» метод спасения, за который каждый украинец опосредованно заплатит 4–5 тыс. грн.

И наконец, дефицит текущего счета платежного баланса (мы помним его прогнозный показатель на 2016 г. в размере $2,5 млрд) по факту составит $3,4 млрд. На фоне слабого финансового счета, то есть перекрывать его особо и нечем (в основном внешними кредитами).

Резюмируем: в 2016 г. НБУ удалось продемонстрировать лишь один реальный результат — уменьшить потребительскую инфляцию до прогнозной величины. Причем не без помощи роста тарифов на коммунальные услуги. При этом полностью утрачен контроль над промышленной инфляцией. Показатели обменного курса гривни, объем ЗВР, дефицит текущего счета выдержаны не были. Не удалось уменьшить ставку по банковским кредитам в гривне даже с помощью методичного снижения учетной ставки НБУ. Банковский кредит так и не стал финансовым рычагом для реального сектора экономики и капитальных инвестиций. Монетарная политика привела к сокращению финансовых ресурсов в экономике и замораживанию реальных доходов населения. Что касается таких «побед», как стабилизация банковской системы и т. д., то все это носит оценочный, субъективный характер. Без минфиновского плеча и печатного станка вся эта «очистка» потерпела бы крах, причем давно. Так что «низкая» потребительская инфляция — это пока наше все...

Алексей Кущ

Украина > Финансы, банки > minprom.ua, 17 февраля 2017 > № 2076370


ОАЭ > Недвижимость, строительство > dxb.ru, 16 февраля 2017 > № 2077052

Дубай занял первое место в последнем исследовании A. T. Kearney “Международные города будущего, в контексте региона Персидского залива”. Доклад был разработан для Всемирного правительственного саммита-2017 (WGS).

Город все чаще рассматривается в качестве международного и регионального лидера в области деловой активности, человеческого капитала, обмена информацией и культурного опыта, пяти столпах, исследуемых A. T. Kearney в докладе.

Согласно отчету консалтинговой компании, Дубай входит в пятерку мировых центров импорта и экспорта, а также служит в качестве основного торгового бизнес-хаба в регионе Персидского залива. В нем также базируются авиакомпания Emirates и два международных аэропорта. Дубай является основным направлением для международного туризма. Город высоко оценивается с точки зрения вложений в человеческий капитал с учетом различных международных школ и множества иностранных жителей.

В докладе отмечается, что последние изменения в области управления в государственном секторе будут служить на пользу Дубаю и ОАЭ в целом, так как они ориентированы на будущее и инновационные концепции, такие как учреждение Министерства счастья и толерантности.

Недавно запущенная инициатива Dubai Industrial Strategy 2030 нацелена на превращение города в международную платформу для предприятий, развивающихся на основе знаний, принципов устойчивости и инновациях.

Прямые иностранные инвестиции продолжают оказывать положительное влияние на деловую активность города, в то время как предпринимательство и частные инвестиции формируют культуру инноваций.

Майкл Ромкей, руководитель А.Т. Kearney и соавтор доклада, сказал: “Дубай является фантастическим примером того, как город использует все возможности, твердо опираясь на прогресс во многих областях, чтобы завоевать звание ведущего международного центра. Он обладает высочайшим потенциалом роста среди городов в регионе Персидского залива по всем показателям и продолжает извлекать выгоду из своих текущих возможностей и положения. В настоящее время его рыночный рейтинг отражает то, чего уже удалось достичь, и является основой для дальнейшего успеха.”

В международном масштабе Нью-Йорк, Лондон и Париж остаются непререкаемыми лидерами, хотя оценка привлекательности Лондона как глобального центра может измениться в будущем, учитывая последствия Brexit. Между тем, в своем прогнозе А.Т. Kearney утверждает, что Мельбурн, Сан-Франциско и Женева могут совершить большой прорыв вперед в ближайшие годы.

А. Т. Kearney с 2008 года изучает факторы, которые придают городам международный характер. Речь идет о влиятельности на глобальной карте, применении идей и ценностей, которые сказываются на других городах, и привлечении городом капитала и кадров со всего мира.

В подтверждение результатов исследования на WGS вице-президент и премьер-министр и правитель Дубая Его Высочество шейх Мухаммед бин Рашид Аль Мактум объявил о реализации планов Дубая по становлению мировой столицей будущего. Он призвал всех членов правительства Дубая внедрить прорывные инновации в качестве фундамента своей работы. Программа Dubai 10X призывает правительство Дубая следовать целям миссии по опережению других городов в развитии на 10 лет — отсюда и название 10X.

ОАЭ > Недвижимость, строительство > dxb.ru, 16 февраля 2017 > № 2077052


Китай > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 февраля 2017 > № 2075871

Китаю будет нелегко возглавить глобализацию

Маркос Тройхо (Marcos Troyjo), Folha, Бразилия

Пять лет назад в Пекине проходила одна из сессий Комитета по обновлению Бреттон-Вудса, группы, которая стремится осмыслить будущее многосторонней экономической системы.

После нее любезные хозяева мероприятия пригласили участников на один из своих знаменитых ужинов, славящихся изобилием и гостеприимством. Гости могли от души насладиться уткой по-пекински и Lux Regis (вином, производимым в регионе Нинся, которым китайцы по праву гордятся).

Рядом со мной за ужином, потягивая красное вино отечественного производства, сидели два высокопоставленных руководителя китайского Eximbank. Мы говорили о будущем Китая как супердержавы за рамками экономики.

Они говорили: «Вы на Западе ждете от Китая слишком многого. Конечно, у нас есть вес и размах. И в последние три десятилетия нам удавалось выбирать правильную стратегию. Но обратите внимание, что Китай все еще немногим отличается от прочих развивающихся стран…»

Если логика in vino veritas работает и в случае китайцев, то мои соседи по столику явно утверждали, что встать во главе глобализации Китаю пока не по силам.

В нынешнюю эпоху трампизма, разумеется, существует огромный соблазн рассматривать мировую шахматную игру как подобие перетягивания каната.

Если главными действующими лицами на самом деле выступают Вашингтон и Пекин — G2 современного мира — добровольная замкнутость США означает большую свободу действий для Китая.

В последние недели подобное видение ситуации распространилось особенно широко.

На Давосском форуме Клаус Шваб провозгласил Си Цзиньпина великим кормчим глобализации.

В марте этого года в Чили пройдет встреча на высоком уровне со странами-участниками переговоров по ТТП (Транстихоокеанскому партнерству), за исключением США, и Китай — в списке приглашенных.

Кроме того, в Европе мы наблюдаем, как даже в экономическом плане утрачивает свою силу концепция «Северной Атлантики». Будь то инициатива брюссельского сообщества, либо решение каждой столицы в отдельности, но европейские страны, похоже, предпринимают собственные «развороты в Азию».

Да и в Латинской Америке, за очевидным исключением Мексики, трудно найти дипломатию, которая бы не искала у Пекина возможностей для экономического партнерства, более перспективных, чем те, что можно ожидать от Вашингтона Трампа.

К этой островной и индивидуалистической позиции Соединенных Штатов следует прибавить экономическую мощь Китая, которая не ограничивается одной торговлей.

Если начиная с 2013 года при показателе суммарного импорта и экспорта свыше четырех триллионов долларов Китай обгоняет США, становясь главной торговой нацией, его сила все больше ощущается в сфере прямых иностранных инвестиций (ПИИ), финансирования новейших разработок и межправительственных кредитов.

Итак, можно сказать, что Китай является подлинным «лидером глобализации»? Хотя в последние дни китайцы вовсю расхваливают благословенную экономическую взаимозависимость, идея взять на себя организационные обязанности в отношении новой мировой системы приветствуется далеко не всеми в высших эшелонах власти Пекина.

Глобализация самого Китая, если не считать экономику, дело отнюдь не легкое. Китай не является «образцом для подражания». Совсем не блещет с точки зрения «мягкой силы». И китайцы прекрасно это понимают.

В коллективной системе мира и безопасности Китай не столько на сцене, сколько в зрительном зале. Войска или ресурсы, предоставляемые им для миссий по поддержанию мира, которые организует Совет Безопасности ООН, ничтожны.

Вместе с тем он не спешит продвигать реформу модернизации постоянных членов этого элитного органа многосторонней дипломатии.

Даже в собственной китайской структуре проекции силы простое сравнение с США демонстрирует разделяющую их пропасть. Ежегодно американец тратит на оборону в среднем в восемнадцать раз больше, чем китаец.

И еще: возглавлять глобализацию значит защищать идеалы и модели, которые могут — по крайней мере впоследствии — получить «универсальный характер».

Можно ли представить себе, что Китай возглавляет переговоры по транснациональной стандартизации практик в таких областях, как интеллектуальная собственность, охрана окружающей среды или государственные закупки?

Многие страны, очевидно, пленила траектория экономического роста Китая. И у китайской модели действительно есть чему поучиться. Однако она не воспроизводима в других национальных контекстах.

Хотя сегодня китайское превосходство ни у кого не вызывает сомнений — и его относительная мощь в ближайшие годы, вероятно, будет только расти — то, чем до сих пор располагал Китай, была лишь «большая стратегия» для самих себя.

Чтобы быть мировыми лидерами, китайцы должны знать не только то, чего они хотят от мира, но и то, что они могут миру дать.

Китай > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 февраля 2017 > № 2075871


Россия > Образование, наука > forbes.ru, 15 февраля 2017 > № 2085014 Михаил Эскиндаров

Ректор Финансового университета Михаил Эскиндаров: «Наша задача — сделать так, чтобы в университете складывались семьи»

Яна Жиляева

Forbes Staff

О том, почему в области высоких финансов при всем богатстве выбора образования альтернативы московскому Финансовому университету нет, о знаменитых выпускниках университета и его меценатах.

В Финансовом университете — юбилейная бухгалтерия. Через год — сто лет университету. В канун юбилея исполнилось десять лет, как ректорский пост занимает доктор экономических наук, профессор Михаил Эскиндаров.

— Михаил Абдурахманович, университет основан почти 100 лет назад. У вас монополия на выпуск министров финансов? Был ли за эти годы хоть один министр, не Ваш выпускник?

— При подготовке к юбилею, как это принято в России, мы вспоминаем свою историю. В декабре 1917 года Народный комиссариат финансов принял решение создать первый в стране специализированный финансовый вуз. К занятиям приступили 2 марта 1919 года, поэтому мы отмечаем юбилей именно в марте. Нам есть чем гордиться: среди выпускников вуза 7 министров финансов, руководители крупнейших финансово-кредитных учреждений страны.

Первым назову Арсения Зверева, который почти 22 года возглавлял министерство, из них почти 15 лет работал со Сталиным и выжил — это уже подвиг. Неординарный, очень рано ушедший из жизни Борис Федоров, был одним из первых министров финансов новой России. Профессор Департамента налоговой политики и таможенно-тарифного регулирования нашего университета — бывший министр финансов Владимир Пансков. Сейчас на министерском посту Антон Силуанов — декан финансово-экономического факультета нашего университета. Антон Германович регулярно выступает перед студентами и преподавателями, предоставляет возможность преподавателям и студентам проходить стажировку и практику в Министерстве финансов.

— Устройство финансов — это ведь политический вопрос? Как адаптировалась финансовая система и ваши выпускники к изменениям строя и политической конъюнктуры?

— Финансы — сердцевина всей экономики. А состояние экономики определяет политику любого государства. Проще говоря: государство ведет ту политику, какую ему позволяет бюджет. Финансовая система включает и банковскую систему, а коммерческие банки в нашей стране появились не 25 лет, как многие думают, они существовали с первых дней советской власти и назывались совзагранбанками.

Например, Московский народный банк в Лондоне, открытый еще царской Россией, а в 1919 году преобразованный в советский банк. Отделения банка действовали в Париже, Берлине, Тегеране, Харбине, Бейруте, Франкфурте, в Сингапуре. Во всех этих банках работали наши выпускники.

Многие из них возглавляли Московский народный банк и отделения. Среди других назову Виктора Геращенко, Юрия Пономарева, Алексея Душатина, Александра Семикоза, Игоря Суворова, Владимира Малинина, Евгения Гревцева, Илью Ломакина, Юрия Полетаева.

Когда в 1977 году произошел кризис отделения Московского народного банка в Сингапуре и банк потерял почти $200 млн, выручать послали именно Виктора Геращенко.

Несмотря на железный занавес, у СССР были тесные экономические отношения со странами Запада и Востока. По поручению советского Правительства наши зарубежные банки проводили операции с ценными бумагами, с золотом и другими драгоценными металлами. Говорят, (у меня достоверных сведений нет), что эти банки использовались и для нелегальных операций…

— Финансировали экспорт революции?

— Специально изучением этого вопроса я не занимался. Но вполне допускаю, что у советской власти были свои интересы в тех регионах, где находились банки.

— Эти банки были правопреемниками Российской империи?

— Нет, только Московский народный банк в Лондоне, который был создан в 1911 году в Москве, в 1915 году открыл свое отделение в Лондоне, а советская власть его сохранила и развила.

— Как банку удалось избежать преследований обманутых европейских вкладчиков? Те же французские жертвы emprunt russe, царского займа 1906 года, по которому Россия должна была Франции 12 млрд. франков золотом, неужели не пытались через банк в Лондоне вернуть свои долги?

— Это повод для отдельного расследования. В Париже тоже был открыт советский банк, и он сейчас продолжает работать, правда, уже в составе группы ВТБ. Французский банк также возглавляли наши выпускники. Сейчас мы формируем список наших выпускников-сотрудников зарубежных банков СССР, чтобы пригласить на празднование столетия нашего вуза.

— Ваш университет — первый в истории России специализированный финансовый вуз. Что особенного знают и умеют ваши выпускники?

— Мы исторически готовим специалистов, знающих не только российскую действительность, но и финансы других государств, деятельность зарубежных банков. Поэтому в 90-е нашим выпускникам было легче, чем другим, создавать банки, страховые компании, у них уже были знания и опыт. Ценность нашего вуза хорошо понимали и в Кремле: 8 октября 1992 года указом президента Б. Ельцина Государственная финансовая академия была преобразована в Финансовую академию при Правительстве Российской Федерации. С этого момента из маленького вуза на улице Кибальчича мы выросли в огромный учебно-научный комплекс с довузовской подготовкой, бакалавриатом, магистратурой, аспирантурой, докторантурой и множеством научных подразделений.

— У Вас 19 факультетов и 35 филиалов, как написано на сайте, как вы успеваете за всем следить?

— Сайт опаздывает, количество филиалов уже сократилось до 28. Мы жестко реагируем, когда филиал не выполняет критериев мониторинга Министерства образования Российской Федерации. В таких случаях мы передаем свои филиалы местным университетам. Например, на базе нашего филиала и нескольких университетов Архангельска был создан Арктический федеральный университет.

В Воронеже филиал вошел в состав местного университета. Местным властям передали Якутский филиал — руководить вузом из Москвы и неэффективно, и накладно.

Многие регионы настойчиво просят нас сохранить филиалы. Но есть проблемы: демографическая ситуация в центральных регионах такая, что количество абитуриентов сокращается, а в некоторых городах — как, например, Брянск, Курск, Смоленск, Ярославль — десятки филиалов других вузов. Принимать плохо подготовленных абитуриентов на учебу нет желания, а развивать филиалы — трудно. Но будем решать и эту проблему.

— А почему вы на это пошли? Зачем Финансовому университету столько филиалов?

— Наши филиалы имеют долгую историю: несколько лет назад к университету присоединился Всероссийский заочный финансово-экономический институт с сетью филиалов по всей России. Это не самоделы, извините за выражение, созданные для выкачивания денег, это вузы с историей от 40 лет и старше.

Чтобы закончить с филиалами: ежегодно Минобрнауки проводит мониторинг деятельности вузов и филиалов. Справедливы ли показатели мониторинга? Трудно сказать: каждый филиал должен зарабатывать не менее 50 тысяч рублей из расчета на одного научно-педагогического работника. Но в большинстве регионов это очень трудно. В том числе потому что, к сожалению, наш бизнес еще не научился вкладывать деньги в науку, в научно-исследовательские работы, в НИОКР. Во-вторых, там, где могли бы применять свои знания наши преподаватели, к их услугам, к сожалению, не обращаются. В результате многие наши филиалы зарабатывают меньше, чем требует министерство.

— А вузы вообще должны зарабатывать, как вы считаете?

— Вопрос сложный. Существуют разные системы высшего образования. В России вузы существовали параллельно с Академией наук, были еще отраслевые научно-исследовательские институты. Вузы в России занимались в основном учебной деятельностью по планам кафедр, и по мере возможности привлекали работников Академии наук и отраслевых НИИ для учебной и научной работы, да и сами этой работой занимались.

В англо-саксонских странах другая система. Вузы создавались, прежде всего, как научные центры, которые занимались и педагогической деятельностью. Гарвард, Кембридж, Массачусетский, Чикагский, Пенсильванский и многие другие университеты традиционно являются, в первую очередь, научными центрами. В этих странах нет Академий наук, как в нашем случае.

Когда у нас началась реформа Академии наук, появилась идея преобразовать вузы в научные центры, которые еще и ведут учебный процесс. Но инициаторы этого процесса забыли об одной мелочи. В западных вузах, особенно в США, система образования рассчитана на самостоятельную работу студентов. Аудиторная нагрузка студента — не больше 10-12-ти часов в неделю. Все остальное время идет самостоятельная работа под руководством (или без) профессора. Профессор консультирует по электронной почте, может пригласить студента к себе, потребовать отчет. У нас же нагрузка по-прежнему 24-26 часов в неделю. Соответственно, у преподавателя нагрузка до 900 часов в год. Но еще мы хотим, чтобы преподаватель после лекций и других учебных занятий активно занимался со студентами, вовлекая их в научный процесс, и сам занимался научной работой. К тому же материально-техническая база наших университетов не рассчитана на серьезные научные исследования. Что же получилось? Мы фактически ликвидировали отраслевую науку, и так и не решили вопрос финансирования науки университетов. А без финансирования…

— Ни науки, ни образования?

— Конечно, есть замечательные научные центры при университетах — МГУ, МИФИ, МФТИ, МГТУ им. Н.Э. Баумана, Томские вузы, но это исключения. Требовать от наших университетов сегодня, чтобы они выполняли ту же работу, что и американские, как минимум, несерьезно. Сравните, например, бюджет Гарварда и МГУ — это смешно. Один только эндаумент-фонд Гарвардского университета сегодня — $29 млрд.

— У МГУ, как указано на его сайте, эндаумент-фонд — 110 млн рублей, то есть около $1 млн 800 000.

— Гарвард может приглашать ученых первого ряда, проводить серьезные научные исследования. Среди его выпускников 150 лауреатов Нобелевской премии. А требовать от наших университетов, чтобы пятерка из них вошла в сотню лучших университетов мира — это фантастика. Во всяком случае, в ближайшие 10, 20 лет, а может и больше, ни один из российских вузов в сотню не войдет. Конечно, у нас исторически сильная математическая школа, программирование. Но целый университет, как бы мы ни хотели, не войдет — система другая.

— А круг ваших выпускников помогает Финансовому университету? Михаил Прохоров принимал участие в создании эндаумента?

— Наш эндаумент — это первый вузовский эндаумент в России, созданный в 2006 году. Михаил Дмитриевич Прохоров выступил инициатором создания фонда. А другие выпускники подхватили его идею: Председатель Внешэкономбанка того периода Владимир Александрович Дмитриев, Председатель Правления Сбербанка Андрей Ильич Казьмин, Председатель Правления банка «Возрождение» Дмитрий Львович Орлов и я — мы впятером стали учредителями эндаумент-фонда. Сегодня в фонде около 360 млн рублей, доходы в среднем составляют около 15-20 млн рублей. Эти деньги мы направляем на развитие науки, на внутренние гранты для преподавателей и научных сотрудников, поддерживаем студенческую научную деятельность.

В России нет такой же мощной потребности заниматься благотворительностью, как, например, в Америке. Эндаументы вузов Соединенных штатов формируют успешные выпускники. На первом месте Гарвард с его 29 млрд. эндаумент-фондом, затем идут эндаументы Йельского университета, университета Стэнфорда с десятками миллиардов. Российским университетам предстоит еще очень много сделать, чтобы наши выпускники стремились помочь своим учебным заведениям. Они, безусловно, помогают: и финансово поддерживают, и мастер-классы дают, и лекции читают, и выпускников приглашают на работу и на стажировки, и заказы на научные исследования дают. Но масштабы, конечно, у нас очень скромные. Я лелею надежду, что когда-то такие сообщества, как у Гарварда, будут у российских университетов.

Наша задача — сделать так, чтобы в университетах складывались семьи. Чтобы студенты находили свою вторую половину, и чтобы университет они воспринимали как семью. Чтобы они могли приезжать после выпуска, рассказывать о своих успехах, проблемах, находили поддержку. Пока на создание этой системы нам не хватает возможностей. Но если появится такая семейная среда — эндаументы российских вузов начнут активно пополняться.

Эндаумент — это особый финансовый инструмент. Донор не навечно отдает деньги — он в любой момент может отозвать их из фонда. Но в России нет пока гражданского самосознания, позволяющего жертвовать. И вторая причина — это налоги. В Америке, например, расходы благотворителей вычитаются из налогов. У нас так не принято — законодательство не предусматривает такого освобождения. Поэтому и государству надо, если мы хотим поддержать эндаументами вузы, театры, музеи освободить доноров от налогов.

— Если человек планирует работать в банковской, финансовой сфере в России, ему нужно учиться в России?

— Периодически мои друзья, и наши выпускники в том числе, советуется по поводу образования детей: «Вот у меня есть возможность отправить ребенка учиться в Америку, Великобританию, Германию». На это я всегда отвечаю так: «Если ты хочешь, чтобы сын или дочь жили и работали в России, то, конечно, учиться надо в России. Базу, бакалавриат закончить здесь. Магистратуру или MBA можно получать за границей. Студент должен понимать экономическую реальность. Несмотря на то, что мы в свое время, например, взяли американскую систему финансового рынка, наша реальность пока другая. Она имеет множество особенностей и их следует изучать здесь.

Наших выпускников ждет огромная работа по формированию настоящего финансового сектора, который бы позволял влиять на экономику в целом.

Сегодня финансовая система — это на 90% банковская система, а 10% — другие сегменты, которые до сих в нашей стране плохо работают. Наши банки используют в лучшем случае 10-12 продуктов, когда западные банки — десятки инструментов. Как – то министр финансов Российской империи Егор Фрацевич Канкрин сказал: «Заслуги свои перед отечеством я вижу не в том, что сделал, а в том, что не разрешил сделать». К сожалению, многие его последователи больше делают упор на то, что «не разрешили». Мало предложений по развитию экономики, финансового сектора, увеличению бюджетных и небюджетных инвестиций. Сокращаются инвестиции как государственные, так и частные. Про иностранные инвестиции вообще речь не идет. А реального механизма реиндустриализации или хотя бы развития индустрии пока нет.

— В уставе университета есть строка, что его может возглавлять только его выпускник?

— Нет, конечно. Но знаете, это было бы здорово. Та структура, которую я назвал семьей, может появиться только в том случае, если есть носитель традиций. Если каждый раз заново начинать создавать историю, не получится никакой семьи. Конечно, Минюст такого устава не зарегистрирует, но идея хорошая.

Россия > Образование, наука > forbes.ru, 15 февраля 2017 > № 2085014 Михаил Эскиндаров


Вьетнам > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > ru.nhandan.com.vn, 15 февраля 2017 > № 2078812

Несмотря на длинные новогодние каникулы , по оценкам Министерства торговли и промышленности Вьетнама общая сумма экспорта Вьетнама в январе все же оценивается в 14,6 млрд долл. США, что на 7,6% больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Предприятия с прямыми иностранными инвестициями (ПИИ) остаются основным фактором, способствующим росту экспортного оборота в январе с объемом экспорта в размере почти 10,3 млрд долл., что на 9,7% превышает показатели за аналогичный период 2016 года. Тем временем, объем экспорта предприятий с 100-процентным отечественным капиталом составил лишь более 4,3 млрд долл. (на 2,8% выше по сравнению с январем прошлого года).

На первом месте в списке лидирующих экспортных товаров стоят мобильные телефоны и их детали (сумма экспорта - 2,5 млрд долл.). На втором месте - изделия текстильной и швейной отрасли (2,05 млрд долл.).

Несмотря на то, что доля экспорта компьютеров, электронной техники и комплектующих для них в январе составляет около 1,6 млрд долл. и занимает только третье место, но этот показатель все же вырос на целых 26,3% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. В то же время, экспортировав продукцию на сумму 1,2 млрд долл., обувная промышленность показала результат на 2,3% ниже по сравнению с аналогичным периодом 2016 года.

Вьетнам > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > ru.nhandan.com.vn, 15 февраля 2017 > № 2078812


Китай. СФО > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 14 февраля 2017 > № 2075591

ФАС: Beijing Gas Group подала ходатайство на покупку доли «Верхнечонскнефтегаза» у «Роснефти».

Федеральная антимонопольная служба России получила ходатайство китайской компании Beijing Gas Group на покупку доли в компании «Верхнечонскнефтегаз» (ВЧНГ) у «Роснефти», сообщил начальник управления контроля иностранных инвестиций ФАС Андрей Юнак.

«В ФАС России поступило ходатайство китайской «Бейджин Газ Групп КО. ЛТД» о приобретении доли в «Верхнечонскнефтегазе». Согласование сделки пройдет в установленные 57-ФЗ сроки», - цитируют РИА «Новости» Андрея Юнака.

«Роснефть» и Beijing Gas Group в ноябре подписали соглашение о сотрудничестве в газовом бизнесе, включающее в себя приобретение китайской компанией 20% акций ВЧНГ. Базовая цена покупки составит около 1,1 миллиарда долларов. Сделка потребует одобрения правительственной комиссии по иностранным инвестициям, говорил в ноябре представитель ФАС.

Как отмечали в «Роснефти», достигнутая оценка проекта составляет 3,2 доллара в расчете на один баррель запасов углеводородов и отражает высокий потенциал ресурсной базы «Верхнечонскнефтегаза». Закрытие сделки произойдет в соответствии с необходимыми процедурами, включая получение регуляторных согласований.

В результате сделки будет создана вертикально интегрированная конструкция сотрудничества: китайская компания приобретает долю в одном из крупнейших добывающих месторождений Восточной Сибири с развитой инфраструктурой и доступом к нефтепроводу ВСТО, а «Роснефть», в свою очередь, получает возможность выхода на внутренний газовый рынок Китая, включая конечного потребителя, с помощью своповых поставок.

Китай. СФО > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 14 февраля 2017 > № 2075591


Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 14 февраля 2017 > № 2072720

Ирану необходимо привлечь $ 450 млрд. иностранных инвестиций к 2026 году, заявила глава инвестиционной группы при Иранской палате торговли, промышленности, горнодобывающей промышленности и сельского хозяйства (ICCIMA), сообщает Tehran Times.

Фериаль Мостофи рассказала, что проблемы финансирования в дополнение к инженерно-техническим проблемам ряда проектов, стоят в Иране в числе основных препятствий на пути привлечения иностранных инвесторов в страну.

Министр нефти Ирана Бижан Намдар Зангане ранее также отметил, что только в добывающем секторе и только для достижения целей Шестого пятилетнего национального плана развития (2016-2021 гг.), Иран будет нуждаться почти в $ 130 млрд. инвестиций.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 14 февраля 2017 > № 2072720


Россия > Внешэкономсвязи, политика > fas.gov.ru, 13 февраля 2017 > № 2086014

Постановление Правительства Российской Федерации о внесении изменений в правила предварительного согласования сделок иностранных инвесторов в отношении стратегических хозяйственных обществ, разработанное ФАС России при активном межведомственном взаимодействии с Министерством обороны Российской Федерации, подписано Председателем Правительства Дмитрием Медведевым.

В соответствии с принятыми изменениями Минобороны России будет направлять в ФАС России заключения о возникновении (отсутствии возникновения) угрозы обороне страны при осуществлении иностранными инвесторами сделок в отношении хозяйственных обществ, осуществляющих деятельность по обеспечению авиационной безопасности, предоставляющих услуги в портах, а также субъектов естественных монополий в сферах транспортировки нефти и газа по трубопроводам, железнодорожных перевозок, услуг в транспортных терминалах и аэропортах, использования инфраструктуры внутренних водных путей, ледокольной проводки судов, захоронения радиоактивных отходов и водоснабжения.

«До настоящего времени по сделкам иностранных инвесторов по приобретению аэропортов мы не получали заключений Министерства обороны, несмотря на то, что многие воздушные гавани имеют статус аэропортов двойного назначения. Мы и наши коллеги из Минобороны считаем, что это могло привести к определенным пробелам в обеспечении обороны страны. Та же история с портами. Принятие данного постановления позволит решить данную проблему», - уточнил заместитель руководителя ФАС России Андрей Цыганов.

Начальник Управления контроля иностранных инвестиций ФАС России Андрей Юнак уверен, что данная новелла не приведет к негативным последствиям для заявителей по ходатайствам. «Для иностранных инвесторов процедура сохраняется в нынешнем виде, ни сроки рассмотрения ходатайств, ни комплект документов не меняются. Принятие данного постановления не является дополнительным обременением и нагрузкой для иностранных инвесторов, но позволяет учитывать интересы последних без негативных последствий для обороноспособности и безопасности Российской Федерации» - добавил он.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > fas.gov.ru, 13 февраля 2017 > № 2086014


Киргизия > Финансы, банки > kyrtag.kg, 13 февраля 2017 > № 2081948

В 2016 году госфиннадзором КР зарегистрированы эмиссии ценных бумаг на 15 млрд сомов. Об этом сообщил заместитель председателя госфиннадзора Марат Пирназаров на коллегии ведомства в понедельник.

«Статистика ценных бумаг демонстрирует высокие показатели. В 2016 году госфиннадзор зарегистрировал 84 эмиссии ценных бумаг на 15 млрд сомов, это самый высокий показатель», - сообщил Пирназаров.

По его словам, в прошлом году было произведено 5 выпусков облигаций, преобладающая доля пришлась на сектор промышленности, финансы и другие сектора. Приток прямых иностранных инвестиций в корпоративные ценные бумаги составил 3,5 млрд сомов. Это также самый высокий показатель.

Также в 2016 году увеличилось количество листинговых компаний с 23 до 26. Всего на территории Кыргызстана осуществляют деятельность 19 страховых организаций, из них со 100%-ым иностранным капиталом 6 организаций и 1 организация имеет смежный капитал, остальные компании местные.

«На 2016 год объем совокупных активов страховых организаций составил 2 млрд 737 млн сомов. Собственный капитал компаний составил 2,2 млрд сомов. Объем страховых премий составил 945 млн сомов против 1 млрд 6 млн сомов. Динамика выплат страховыми организациями составляет в основном по страхованию имущественному – 125 млн сомов или 68% от общей структуры выплат», - добавил Пирназаров.

Киргизия > Финансы, банки > kyrtag.kg, 13 февраля 2017 > № 2081948


Куба. Иран > Внешэкономсвязи, политика > prensalatina.ru, 13 февраля 2017 > № 2078327

Межправительственная комиссия Куба-Иран проводит встречи в Гаване с сегодняшнего дня и до 15 февраля, с участием около 30 должностных лиц и бизнесменов из этой страны, говорится в сообщении МИД Кубы.

В иранскую делегацию входит министр здравоохранения и медицинского образования Хасан Куазизадеха Хашеми, сообщает цифровой сайт minrex.gob.cu.

Представители государственного и частного секторов Ирана планируют провести встречи с их коллегами из организации и учреждений Кубы, участвующих в экономических и торговых отношениях в таких секторах, как здравоохранение, энергетика, сельское хозяйство, высшее образование, спорт, наука и юриспруденция.

Согласно МИД, министр внешней торговли и иностранных инвестиций Кубы Родриго Мальмьерка возглавит национальную делегацию.

Добавил, что на этой межправительственной встрече будут заключены и подписаны несколькие двусторонних соглашений.

Куба. Иран > Внешэкономсвязи, политика > prensalatina.ru, 13 февраля 2017 > № 2078327


Казахстан > Недвижимость, строительство > kapital.kz, 10 февраля 2017 > № 2079742 Бакытжан Базарбек

Земля для «каждого» гражданина

Изменения в Конституцию поддержат собственность и инвестиции

«Каждый может иметь в частной собственности любое законно приобретенное имущество» — в такой редакции предлагается изложить пункт 1 статьи 26 Конституции РК. Суть — в замене термина «гражданин» на термин «каждый». А поскольку статья касается частной собственности, многие связали предлагаемые изменения с земельными отношениями. «Высказываются мнения, что принятие поправок отменит все положения закона и указа президента о наложении „земельного моратория“ и фактически даст возможность иностранным государствам покупать казахстанскую землю», — такие примеры восприятия в обществе предлагаемых реформ приводит Бакытжан Базарбек, юрист, международный эксперт по земельному и экологическому праву. В интервью «Капитал.kz» он прокомментировал, какое «воздействие» на мораторий и Земельный кодекс могут оказать объявленные поправки, и поделился своим мнением, как можно оптимально изменить статью 26 Основного закона.

— Бакытжан, статья 26 Конституции посвящена праву собственности, как это связано с земельным вопросом?

— Прежде всего нужно разделять вопросы внесения изменений в статью 26 Основного закона страны и вопросы перераспределения полномочий между ветвями власти, которые подразумеваются конституционной реформой, поскольку предметы обсуждения разные. И необходимо вынести их на всеобщее обсуждение.

Я считаю, что если и вносить корректировки и дополнения в статью 26, то в части усиления права собственности на имущество. Почему бы не усилить институт права собственности на имущество за счет поправки, если это в интересах общества? Но если предложения вызывают негодование населения, то, я думаю, юридическое сообщество должно сделать свои заключения — какие корректировки и дополнения необходимы статье 26.

— Основной момент, порождающий недопонимание, это замена термина «гражданин» на термин «каждый». Почему, на ваш взгляд, это было сделано?

— Во Всеобщей Декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года, прописывается словосочетание" каждый человек" — не гражданин, а человек. Казахстан является участником этой декларации, следовательно, нормы Конституции нашей страны должны отражать эти моменты.

— Чего именно опасается общество?

— Люди думают, что заменой термина «гражданин» на термин «каждый» создается правовая предпосылка для отмены некоторых положений в ряде законов, в частности в действующем Земельном кодексе РК. И это якобы создает угрозу национальной безопасности. Есть опасения, что право собственности будет предоставлено не только иностранным гражданам, но и международным организациям и государствам.

Во-первых, у нас есть пункт 3 статьи 6 Конституции, в котором четко написано: «Земля может находиться также в частной собственности на основаниях, условиях и в пределах, установленных законом». Если следовать пункту 3 статьи 6 Конституции, земельные участки могут находиться в частной собственности иностранных граждан, иностранных юридических лиц. Даже при условиях принятия этой поправки в пункт 1 статьи 26 отношения, касающиеся предоставления земельных участков сельскохозяйственного назначения иностранцам, иностранным юридическим лицам, будут регламентированы пунктами 2 и 3 статьи 24 Земельного кодекса. Это юридически сохраняет мораторий, который был наложен законом Республики Казахстан от 2016 года. Другими словами, далее при принятии поправок в пункт 1 статьи 26 Конституции мы привязываем регулирование предоставления иностранцам сельскохозяйственных земель согласно пункту 3 статьи 6 Конституции, а она, в свою очередь, отсылает нас к статье 24 Земельного кодекса.

Кто-то опасается предоставления собственности иностранным государствам. У нас субъектный состав права собственности отражен в статье 20 Земельного кодекса, там нет иностранного государства, нет правовых основ для этого.

Во-вторых, если действительно придется отменить нормы статей 20, 23, 24 Земельного кодекса, если действительно сама цель такова, значит, и закон, и указ о наложении моратория будут отменены. Я не думаю, что цель предлагаемой реформы в этом. Цель ее — в приведении в порядок терминологии, поддержке и защите собственности, инвестиций.

— Могут ли изменения в Конституцию повлечь изменения Земельного кодекса?

— Такая точка зрения есть. В идеале — да. Это обосновывается тем, что, поскольку Конституция имеет высшую юридическую силу, то эта поправка, если ее примут, автоматически влияет на нормы Земельного кодекса РК. Но при этом, повторюсь, у нас есть пункт 3 статьи 6 Конституции, который отсылает возможность регулировать отношения самим законом, то есть Земельным кодексом. При этом нельзя забывать и статью 91 Основного закона страны, предусматривающую неизменность территориальной целостности государства. Это также влияет на суть изложенного.

Как юрист в области земельного права я хотел бы пояснить. Конституция устанавливает общие нормы — концептуальные положения. Остальное регламентируется отраслевыми законами. Отраслевым законом является Земельный кодекс. В этом документе ничего не говорится о праве собственности иностранного государства на землю. Поэтому нельзя голословно рассуждать о гипотетической возможности владения иностранным государством земельными участками в случае принятия поправок. Для этого нет правовых условий, Конституция не предусматривает такую возможность.

Нам нужно избежать революции в отраслевых законах. Необходимо создать такую оптимальную модель, когда это может устроить и государство, и общество.

— Все же иностранцы могут владеть землей в Казахстане. В каких случаях это возможно?

— У нас, по сути, есть базовые конституционные положения, которые уравнивают права иностранцев и граждан: иностранцы и лица без гражданства пользуются такими же правами, что и граждане РК, за исключение некоторых ограничений. Права предусматриваются отраслевыми законами, в том числе и Земельным кодексом. Он предусматривает, что субъектами права частной собственности на землю являются и иностранцы, и лица без гражданства. Иностранные юридические лица могут обладать правом собственности на землю под застройку зданий и сооружений, а также обслуживающие строения и сооружения.

В любой развитой стране у иностранцев есть право собственности — на жилье, автомобиль, другое имущество. Мы не можем исключать такого права, это предусмотрено Всеобщей декларацией прав человека. Другое дело — для каких целей иностранцы могут обладать правом собственности, объяснение этого должно даваться не в Конституции, а в отраслевых законах.

— Суть изменений только в слове «каждый» или что-то еще предлагается изменить в 26 статье?

— В пункт 2 статьи 26 добавлены нормы, которые вводят новый конституционный принцип: право собственности — неприкосновенно. Это необходимо для того, чтобы оградить право собственности от незаконного вмешательства со стороны государственных органов и других субъектов.

Также предлагается такое дополнение: не допускается принятие законов и иных нормативных актов, которые ограничивают или лишают права собственности на имущество, которое приобретено законным путем. Эта норма имеет большие положительные последствия для института права собственности. Конечно, у юридического сообщества на редакцию этой статьи есть свои замечания и предложения. Например, ряд известных ученых высказал свои замечания чисто юридического характера.

— Получается, с помощью этих поправок право собственности усиливается на уровне Конституции. Это вопрос привлечения инвестиций?

— Моя точка зрения: любая инвестиция должна быть защищена, будь то отечественная или иностранная. Когда иностранный инвестор приходит в любую страну, он смотрит законодательную основу — Конституцию, различные законы, в том числе касающиеся земельных отношений: защищают ли они его права?

Многими зачастую движет психология жертвы, когда речь заходит об изменении норм законодательства: якобы, мы рискуем оказаться у разбитого корыта, страну раскупят по частям. Но поставьте себя на место иностранного инвестора: каково ему чувствовать, что его инвестиционные вложения не защищены законами? Государство при внесении поправок руководствуется именно этим — защитой любых инвестиций, права собственности, что подразумевает и землю, если она приобретена законным путем.

А если законы нечетко и неконкретно отражают режим защиты инвестиций, то тогда как мы можем защитить инвесторов и вообще — привлечь их? Я не лоббирую интересы иностранных инвесторов. Просто если мы во главу угла поставили привлечение иностранных инвестиций — в недропользование, энергетику, природопользование и т. д., мы должны полностью их защищать. Казахстан уже сказал веское «нет» праву собственности иностранцев на земли сельскохозяйственного назначения, есть закон и указ, запустивший мораторий. Если мы хотим не зависеть от недр, создать промышленность, нам нужно право собственности — и не на уровне законодательства о земле, а на уровне Основного закона. Я как юрист в области земельных отношений эту позицию понимаю.

— Как предлагаемые поправки в 26 статью Конституции сочетаются с «земельным мораторием»?

— Есть опасения, что поправка автоматически отменяет указ президента, на основе которого до декабря 2021 года был введен мораторий на применение некоторых статей Земельного кодекса. Но люди не должны путать одно с другим. Мораторий был наложен на временное возмездное землепользование для иностранцев, иностранных юридических лиц на земли сельскохозяйственного назначения при предоставлении их на срок до 25 лет. Также на приобретение земли товариществами с ограниченной ответственностью, в которых доля иностранного капитала превышает 50%. То есть этот мораторий был наложен в большей степени на другое вещное право — на временное возмездное землепользование, то есть на право аренды. А статья 26 Конституции предусматривает право собственности на имущество. Поэтому поправка не может отменить мораторий. При этом, я повторюсь, статья 6 Основного закона защищает нормы Земельного кодекса и нормы закона о наложении моратория.

— По вашему мнению, какой корректировки требует статья 26 Конституции или предлагаемые поправки?

— Лично мое мнение как юриста: необходимо сделать так, чтобы были отражены интересы и общества, и государства. Я думаю, что статью 26 Конституции РК, которая указывает, что каждый может обладать имуществом на праве собственности, дополнить следующим образом: «в пределах и условиях (или ограничениях), установленных законами Республики Казахстан». Таким образом, Конституция останется основным законом, а норма станет отсылочной — она будет отсылать регулирование этих отношений к Земельному кодексу, а там уже все прописано.

— Предлагаемые поправки касаются вопроса 10 соток, которые государство предоставляет гражданам под ИЖС?

— Логика предоставления участков под индивидуальное жилищное строительство по статье 50 Земельного кодекса РК — в удовлетворении жилищных условий граждан Казахстана. Наше законодательство не подразумевает предоставление бесплатных 10 соток иностранцам. Если обсуждаемую поправку в статью 26 Конституции примут и иностранцы заявят, что тоже обладают правом на бесплатный участок, они не смогут его получить: для этого нет механизмов и правовых условий. Это в идеале. Статья 6 Основного закона страны предусматривает, что земля может находится в собственности на условиях, основаниях и в пределах установленных законом. А это отсылает нас к статье 50 Земельного кодекса. Вот и все!

Но если посмотреть критически, то можно отметить, что любая поправка в Конституцию провоцирует корректировки остального законодательства. Но я не думаю, что государство готово узаконить право иностранцев на 10 соток, просто такой экономики у нас нет. Мы не можем удовлетворить потребности своих граждан: в Алматы в очереди на участки стоят больше 250 тыс. человек, в Астане — за 110 тыс., в каждом областном центре — по 50−60 тыс. Этому не будет дано политическое решение — это очевидно.

Казахстан > Недвижимость, строительство > kapital.kz, 10 февраля 2017 > № 2079742 Бакытжан Базарбек


Евросоюз. Украина. США > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 10 февраля 2017 > № 2074256

Владимир Гройсман: Украине нужен «план Маршалла»

Евросоюз предоставил Украине второй транш макрофинансовой помощи в размере 600 миллионов евро

КИЕВ – Украина готова вместе с дружественными, мировыми партнерами разработать своего рода «план Маршалла» для преобразований и восстановления пораженных секторов экономики. Об этом премьер-министр Украины Владимир Гройсман заявил 10 февраля во время конференции высокого уровня «Поощрение и направление: Перезагрузка украинских реформ» в Брюсселе.

«Я считаю, что к этому вопросу надо вернуться. Если есть вопросы, чем могут помочь дружественные мировые, европейские партнеры, – это четкий план восстановления Украины. Это «план Маршалла», который мы можем создать вместе, чтобы совместными усилиями ускорить трансформацию, изменения, восстановить секторы, которые сегодня поражены», – подчеркнул Владимир Гройсман, сообщает правительственный портал.

По его словам, «перестройка, переориентация, в том числе экономики, должна быть очень быстрой».

Председатель украинского правительства отметил, что в 2014 году Европейский Союз и доноры предложили Украине «Маршалл-план», а в феврале 2015 года планировалась большая донорская конференция и велась подготовка плана восстановления для Украины.

Владимир Гройсман отметил, что в 2015 году, он, как тогдашний вице-премьер-министр в правительстве премьер-министра Арсения Яценюка, совместно с европейскими коллегами разработали пошаговый план восстановления Украины.

«Он не был воплощен, потому что запланированная конференция не состоялась и не были приняты ожидаемые решения», – говорится в сообщении правительственного портала Украины.

Пока что, как сообщает Украинское национальное информационное агентство, 10 февраля Евросоюз решил выделить Украине второй транш макрофинансовой помощи в размере шестисот миллионов евро.

Об этом сообщил президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер по результатам встречи с премьер-министром Украины Владимиром Гройсманом в пятницу в Брюсселе, сообщает Укринформ.

Украинское законодательство и иностранные инвестиции

По мнению директора Центра внешнеполитических исследований «OPAD» Сергея Пархоменко, нынешняя законодательная система Украины не гарантирует защиту западных инвестиций и деятельности зарубежных компаний.

«Мы понимаем, что страны, в которых высокий уровень политической нестабильности и коррупции, отпугивают многих западных партнеров. Они элементарно боятся вкладывать деньги. О «плане Маршалла» для Украины говорят с 2014 года, но его невозможно внедрить в украинскую экономику по многим причинам. К сожалению, в самом украинском обществе и политикуме нет четкого понимания, как должен выглядеть этот план», – говорит Сергей Пархоменко корреспонденту Русской службы «Голоса Америки».

Сергей Пархоменко считает, что план масштабных преобразований в стране может затрагивать не только экономическую, но и политическую, общественную сферы.

«Это может быть, как военная помощь, так и гуманитарная, социально-экономическая, политическая поддержка западных стран. Например, если бы западные партнеры дали нам четкие гарантии вступления в Евросоюз. Мы не говорим, что это должно обязательно произойти, например, в 2025 году. Но должно быть заявление, что Украина может получить членство при выполнении всех необходимых условий. Потому что сегодня из-за позиции Нидерландов в рамках действующего Соглашения об ассоциации мы фактически лишены такой возможности, – получить даже перспективу вступления в Евросоюз», – подчеркивает Сергей Пархоменко.

Вместе с тем, он считает, что на данном этапе от деклараций о «плане Маршалла» следует перейти к преобразованию нормативной базы для допуска западных инвесторов.

«Если мы собрались привлекать инвесторов, должны быть созданы привлекательные условия для инвестиций, даны гарантии западному капиталу, что ни один отечественный олигарх или политик не сможет «задавить» их бизнес, повлиять на их работу. Когда мы говорим о необходимости инвестиций – что мы имеем ввиду? Транши, которые потом придется отдавать, или прямые инвестиции в экономику, которые будут работать на благо страны?» – отмечает Сергей Пархоменко.

Завершение переговоров по предоставлению безвизового режима и его введение до лета 2017 года, по мнению Сергея Пархоменко, имеет важно психологическое значение для Украины.

«Это демонстрация того что Европа считает нас своим партерном и рассматривает Украину в будущем как неотъемлемую часть европейского социально-экономического и гуманитарного пространства», – говорит Сергей Пархоменко.

Сначала – изменения, потом – инвестиции

Украинский политолог Олег Гончаренко считает, для привлечения масштабных инвестиций необходимы кардинальные изменения в украинском обществе.

«Сначала должны быть изменения, а потом инвестиции, но не наоборот. Все проблемы, о которых говорят эксперты, имеют структурный характер. Обществу нужно меняться быстрее, а для этого нам нужна помощь западных партнеров. Изменение фундаментальных основ государства позволит получить другую политическую и экономическую систему, и другую экономику», – говорит Олег Гончаренко корреспонденту Русской службы «Голоса Америки».

Неизменные стратегические партнеры Украины – Соединенные Штаты и Европейский Союз, по мнению Олега Гончаренко, ожидают более эффективной борьбы с коррупцией.

«Несколько лет назад, когда впервые начали говорить о возможном «плане Маршалла» для Украины, западные партнеры подчеркивали, что готовы к инвестициям в Украину. В экспертном европейском сообществе фигурировали цифры – о сорока миллиардах долларов, необходимых для инвестиций в украинское государство. Это немного, говорили европейские политики и эксперты. Однако мы не получили эти деньги и не получим до тех пор, пока не поборем коррупцию», – отмечает Олег Гончаренко.

Олег Гончаренко считает, что даже в случае прогресса в борьбе с коррупцией, Украине подготовить институциональные условия для качественного инвестирования.

«Сложно говорить про эффективное использование всех траншей, инвестиций, которые приходили в страну за предыдущий период времени. Вероятно, их можно гораздо эффективнее использовать в инфраструктуре, сельском хозяйстве, но, чтобы инвестиции пришли в эти сферы, необходимы специальные институции, которые могли бы оценить эффективность вложений, а их пока нет», – подчеркивает эксперт.

Он говорит, что необходимо активнее вовлекать западных партнеров в экономическую жизнь Украины и проводить структурные изменения общества – сверху вниз.

Украинские спасатели и усиление сотрудничества с НАТО

Как сообщает пресс-служба правительства Украины, во время переговоров с заместителем генсека НАТО Роуз Геттемюллер (Rose Gottemoeller) премьер-министр Владимир Гройсман предложил рассмотреть возможности расширения поддержки реформы Государственной службы по чрезвычайным ситуациям.

«Повышение институциональной способности ГСЧС, техническое обеспечение службы - для нас это очень важно. Усиление технических возможностей – это еще один вклад в безопасность и здоровье украинских граждан, которые находятся под давлением российской агрессии», – отметил Владимир Гройсман 9 февраля в ходе визита в штаб-квартиру Североатлантического Альянса в Брюсселе.

В свою очередь заместитель генсека НАТО Роуз Геттемюллер позитивно восприняла эту идею.

«Я призываю Украину продолжать продвигаться по пути реализации реформ. НАТО будет продолжать оказывать политическую и практическую поддержку Украины. С помощью нашего комплексного пакета помощи, а также через целевые фонды», – сказала Роуз Геттемюллер.

Она отметила, что Украина и НАТО сотрудничают в области спасательных операций и высказалась за возможность расширения этого сотрудничества, подчеркивается в сообщении правительственного портала.

Евросоюз. Украина. США > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 10 февраля 2017 > № 2074256


Афганистан. Иран > Внешэкономсвязи, политика > afghanistan.ru, 10 февраля 2017 > № 2069646

Торгово-промышленные палаты Ирана и Афганистана провели совместную выставку-ярмарку товаров из обеих стран.

Мероприятие прошло во вторник, 7 февраля в Кабуле. Представители ТППА отметили, что по сравнению с прошлыми годами инвестиции в афганскую экономику снизились на 50%, однако Правительство национального единства предпринимает усилия для перелома этой ситуации. Выставка-ярмарка стала одним из мероприятий, направленных на привлечение инвестиций в афганскую экономику, заявил вице-глава ТППА Хан Джан Алокозай в интервью афганскому телеканалу «Ариана-ТВ».

Мохаммад Курбан Хакджо, замминистра торговли и промышленности ИРА, выступая на пресс-конференции, тоже подчеркнул, что правительство реализует программу по привлечению инвестиций в страну. Отметим, что в недавнем исследовании Всемирного банка также сообщается о значительном снижении иностранных инвестиций в экономику Афганистана.

Афганистан. Иран > Внешэкономсвязи, политика > afghanistan.ru, 10 февраля 2017 > № 2069646


Казахстан > Финансы, банки. СМИ, ИТ > kursiv.kz, 10 февраля 2017 > № 2068350

Павел Салас: Трейдеры переходят в социальные сети

Зарина КОЗЫБАЕВА

Понятие «социальный трейдинг» только начинает покорять финансовые рынки России и СНГ, тогда как в мире миллионы трейдеров уже используют специальные социальные платформы при принятии торговых решений. А между тем современный мир финансов диктует новые правила управления капиталом и совсем скоро трейдеры перейдут в социальные сети, считает региональный директор eToro в России и СНГ Павел Салас. В интервью «Къ» он поделился своим мнением о текущих трендах в мире трейдинга и рассказал о перспективах рынка Казахстана и национальной валюты.

- Расскажите, что же такое «социальный трейдинг»?

- В двух словах социальный трейдинг – это общение и инвестирование. eToro первой разработала идею социального инвестирования и является мировым лидером в этой сфере, в ней зарегистрировано более 5 млн пользователей из 100 стран мира. Пользователи могут управлять своим инвестиционным портфелем, открывать и закрывать позиции, размещать торговые заявки, а также инвестировать в портфели других трейдеров, копируя понравившиеся сделки непосредственно у себя на трейдинговом счете нажатием одной кнопки. При этом они могут обсуждать сделки на своей стене или стене другого трейдера, посмотреть, из чего состоит портфель любого пользователя, и задать ему вопрос, почему он, например, купил те или иные акции или валютные пары.

- То есть это некий симбиоз торговой платформы и той же социальной сети?

- Можно сказать и так. Это сеть, где люди обсуждают свои инвестиционные решения, смотрят, как ведут инвестиции того или иного трейдера. В глобальном плане это коллективный разум, мудрость толпы. Более того, согласно исследованию известного консалтингового агентства Roubini ThoughtLab, социальный трейдинг все больше теснит традиционный. Если верить прогнозам, через пять лет использовать его сервисы при планировании торговых стратегий станет каждый четвертый (26%) инвестор.

- Другими словами, текущая тенденция такова: современные трейдеры и инвесторы уходят в сеть?

- Да. Появляются новые правила управление капиталом - MoneyManagment 2.0. Полагаю, это будущее управления капиталом, финансовый мир становится прозрачным: необходимо уметь следить за трендами, анализировать новости, управлять и диверсифицировать риски. Это новые каналы коммуникации, которые должны быть понятны новому поколению инвесторов - социальные сети, email, сайты и возможность совместной работы в сети; веб- и мобильные приложения, позволяющие инвесторам получать доступ к своим инвестициям в любой точке мира в любое время.

- И на рынке стран Содружества это уже имеет место?

- Да. К примеру, мы даже запустили совместно со Сбербанком РФ образовательную программу «MoneyManagement 2.0. Перезагрузка. Новое поколение инвесторов - каким оно будет к 2021 году?», где рассказываем об этих новых правилах и на практике показываем, как ориентироваться трейдеру в современном мире новостей.

- Как именно ориентироваться новичку на рынке? Вебинары, лекции, учебные центры – это все понятно. Что вы еще порекомендуете?

- Повышение финансовой грамотности населения – это приоритетная задача любого прогрессивного правительства. Президент Казахстана четко озвучил дальнейшую стратегию развития - к 2050 году МСБ должен будет производить не менее 50% всего объема ВВП. Если это так, то ближайшие годы финансовый рынок республики ждет большой бум и рост образовательных программ. Кроме классических лекций практически каждый брокер предлагает вебинары и тестовые доступы. Наша платформа дает возможность открыть виртуальный счет на виртуальные $100 тыс., и любой инвестор может наблюдать за другими игроками и автоматически копировать их действия в режиме реального времени.

- При этом действительно можно посмотреть любую сделку любого трейдера?

- Конечно. Платформа дает абсолютно всем пользователям равноценный доступ к мировым финансовым рынкам и использованию различных инструментов трейдинга. Например, в нашей платформе зарегистрировано 273 трейдера из Казахстана. Используя специальные фильтры, можно посмотреть наиболее прибыльного трейдера или менее рискованного – чем он торгует, кого копирует, какие сделки он совершал. Причем статистика дает возможность посмотреть уровень доходности по каждому месяцу.

- Каков же, с вашей точки зрения, уровень финансовой грамотности по управлению своим капиталом нашего населения?

- Вы знаете, на самом деле в Казахстане дела обстоят немного лучше, чем в России. Например, обвал тенге ударил по небольшому классу людей, по тем, у кого вообще не было сбережений. Большая часть населения Казахстана все же хранили и хранят свои сбережения в иностранной валюте - например, в Алматы 82–83% - это депозиты в долларах США или евро, и девальвация, наоборот, сыграла на руку казахстанцам. На фоне этого многие поняли, что благодаря валютной разнице можно заработать. И это очень хорошая тенденция на фоне других стран СНГ.

- Вы знаете, приятно слышать. А вот насколько перспективен рынок Казахстана по сравнению с той же Россией?

- Последние несколько лет для Казахстана были непростыми. Спад мировой экономики, обвал нефтяных котировок, вынужденная девальвация тенге. Но экономика страны достойно отреагировала на происходящее. Возьмем рейтинг Doing Business, составленный в IV квартале 2016 года, который показал скачок страны сразу на 16 пунктов от уровней 2015 года, до 35-го места. При этом по определенным критериям Казахстан получил первые места. Например, как лучший реформатор - 22 реформы в семи из десяти направлений или по индикатору «защита миноритарных инвесторов».

- Можно сказать, что девальвация тенге способствовала финансовому образованию населения Казахстана?

- По сути, да. Если смотреть по регионам, то есть определенная статистика финансовой активности населения по географическому признаку. Конечно, жители крупных городов больше открыты для инвестирования – это в первую очередь население Алматы и Астаны. Затем идут такие города, как Актау, Атырау и Шымкент. Именно из этих городов в основном записываются слушатели на наши бесплатные вебинары, проводимые в режиме онлайн.

- Если говорить о тенге, каковы, на ваш взгляд, перспективы национальной валюты?

- Тенге укрепился практически на 20% в 2016 году. Основную поддержку котировкам оказал рынок сырья, который закрепился на уровне $55–57 за баррель. В новом году у тенге новые стимулы для роста: инициатива по сокращению расходов средств из Национального фонда и грядущая масштабная приватизация будут способствовать укреплению валюты и снижению инфляции. Кроме того, новая реформа государственного управления была хорошо воспринята международными игроками, что может привести к росту объемов иностранных инвестиций в страну и притоку новых инвесторов на финансовом рынке.

Казахстан > Финансы, банки. СМИ, ИТ > kursiv.kz, 10 февраля 2017 > № 2068350


США. Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 9 февраля 2017 > № 2067005

В погоне за трендами: куда инвестировать, когда экономика растет?

Владимир Евстифеев

Forbes Contributor

Еврооблигации развивающихся рынков уступили место акциям США в портфеле международного инвестора

2016 год был довольно прибыльным для инвесторов, несмотря на объективные риски и слабые экономические прогнозы. Основные банки США уже опубликовали отчетность за IV квартал прошлого года, в них — существенный рост прибыли преимущественно за счет подразделений по торговле ценными бумагами. В числе лидеров роста в минувшем году находятся рынки акций развитых экономик, которые чувствуют поддержку со стороны сверхкомфортных финансовых условий, созданных основными центробанками.

Текущий год несколько отличается набором факторов, которые обусловят динамику тех или иных классов активов. Главное, Федеральная резервная система (ФРС) США готовится ускорить темпы нормализации денежно-кредитной политики, планируя повысить базовую процентную ставку в текущем году тремя шагами, доведя ее до уровня 1,50%. Рассмотрев предыдущий цикл повышения ставки по федеральным фондам, который проходил с середины 2004 года по середину 2006 года можно сделать несколько интересных выводов. В частности, аутсайдерами стали защитные активы. Доходности казначейских обязательств США поднялись к долгосрочным максимумам, отражая реакцию рынков на удорожание заемных денег. Аналогично текущей ситуации темпы роста экономики США были достаточно высокими – 3,5-3,8% в годовом выражении, а инфляция также поднималась с 3,5% до 4,3%. Американская валюта в эти периоды практически не росла, индекс доллара в течение двух лет колебался в диапазоне 85-90 пунктов. Фондовые рынки также не смогли продемонстрировать существенный рост – всего около 10% за 2 года. Кардинальным отличием ситуации 2004-2006 годов от нынешней является состояние развивающихся рынков (emerging markets, ЕМ). В указанный период мы наблюдали пиковые значения по притоку иностранных инвестиций в ЕМ, которые выглядели привлекательно с точки зрения экономических перспектив и стремительного роста на товарно-сырьевых площадках. Так, за эти 2 года индекс ММВБ поднялся в 3 раза и это был не предел для акций ЕМ.

Текущее состояние развивающихся рынков далеко от идеального. Экономики emerging markets только-только приходят в себя от пережитого шока: демонстрируют стагнацию или слабый рост, бюджеты дефицитны даже с учетом прошедшей девальвации национальных валют. Локомотив прежнего роста, Китай, существенно замедлил темпы роста, стараясь трансформировать свою модель экономики на внутренне потребление. И если раньше, когда рынок США был менее интересен инвесторам, развивающиеся экономики могли генерировать высокую прибыльность вложений в них, служа удобным буфером для среднесрочных инвестиций, то сейчас их привлекательности достаточно разве что для локальных и спекулятивных стратегий.

Безусловным лидером по доходности в 2016 году были евробонды emerging markets. Чем сложнее была политическая или экономическая ситуация в стране, тем выше интерес к ее долговым бумагам. В текущих условиях, когда рынки ждут от ФРС дальнейшего ужесточения денежно-кредитной политики, рост евробондов вряд ли возможен. В силу слабого состояния экономик они не готовы на самостоятельный рост, при этом постоянно будут испытывать давление со стороны рынка казначейских обязательств США. Фондовые рынки ЕМ в условиях слабого интереса к ним также лишены драйверов для собственного роста, даже с учетом того, что в большинстве случаев капитализация компаний выглядит явно недооцененной.

Набор инструментов для инвестирования в период ужесточения денежно-кредитной политики в США скромный. Прочие развитые рынки также не кажутся надежными. В Европе помимо политических и экономических проблем есть прецедент в виде выхода Великобритании из Евросоюза, что отпугивает инвесторов своей рутиной и неопределенностью. Поддержкой выступает стимулирующая политика Европейского центробанка, однако программы выкупа активов уже сформировали непривлекательные для покупки цены на долговых рынках, при этом среднесрочные перспективы экономики пока не выглядят радужными.

В текущей ситуации умеренные перспективы роста имеются лишь у фондового рынка США, который, к слову, находится на уровне своих исторических максимумов по основным индексам. Дальнейший рост экономики США на уровне 2,0-2,3% в годовом выражении является умеренным, но будет привлекательным при оценке вложений в американские акции. Часть капитала может прийти с рынка защитных активов, которые будут дешеветь в ответ на повышение процентной ставки ФРС. Кроме того, приход к власти нового президента США обещает компаниям послабления налогово-бюджетной системе, активизацию инфраструктурного строительства, защите позиций компаний во внешнеторговых отношениях. Все это создает довольно устойчивый интерес к фондовому рынку США.

Если говорить о реакции российского финансового рынка на трансформации в глобальной системе, то ключевые процессы здесь связаны с поведением большинства развивающихся рынков. Евробонды в последние несколько месяцев двигаются вслед за широким рынком, поэтому вряд ли смогут повторить рекорд 2016 года (12% по индексу полного дохода). Рынок акций выглядит наиболее недооцененным по сопоставимым финансовым показателям, равно как и по капитализации среди развивающихся экономик, поэтому имеет шансы подрасти, особенно в случае смягчения санкционного режима с Западом и положительной динамике западных бенчмарков. Внутренний долговой рынок выглядит наиболее привлекательным в условиях ожидания смягчения монетарных условий со стороны Банка России. Несмотря на то что рублевый долг действует с опережением и уже закладывает значительную часть будущего понижения размера ключевой ставки ЦБ, потенциал ценового роста сохраняется.

В отношении рубля прогнозы остаются сдержанными, мы не ожидаем ни его существенного укрепления, ни девальвации к прежним минимумам. Цены на нефть лишены драйверов для дальнейшего роста, а это значит, что и рубль вряд ли способен показать отдельный рост в силу дефицитности бюджета и истощения Резервного фонда.

Резюмируя, стоит отметить, что явных фаворитов на мировой инвестиционной арене сейчас не наблюдается. То, что теоретически должно дорожать, уже имеет довольно высокие ценовые уровни. Те активы, которые существенно потеряли в цене ранее, пока не имеют способности к восстановлению из-за повышенных рисков. В таких условиях рынок продолжит спекулятивно отыгрывать локальные идеи, которые будет диктовать новостной фон, действия основных правительств и Центробанков. Инвесторам же не остается ничего другого, кроме как пытаться поймать постоянно изменяющиеся тренды и быть готовыми на авантюры, которые предоставит рынку новая администрация США.

США. Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 9 февраля 2017 > № 2067005


Россия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 8 февраля 2017 > № 2069414

Экспортеры ослушались Медведева

В 2016 году российский экспорт сократился на 17%

Петр Орехин

Россия третий год подряд сокращает объемы внешней торговли. По данным таможенной статистики, внешнеторговый оборот в 2016 году упал до самого низкого показателя с 2009 года. Почти все это падение пришлось на экспорт, в том числе и высокотехнологичный. Пока российским производителям не удается воспользоваться бонусами от девальвации рубля. Тем не менее премьер Дмитрий Медведев продолжает говорить об «экспортной экспансии».

Федеральная таможенная служба подвела итоги внешней торговли России в прошлом году. Внешнеторговый оборот по сравнению с январем — декабрем 2015 года снизился на 11,2% и составил $471,2 млрд. Это самый низкий уровень с 2009 года, когда Россия наторговала с другими странами на $469 млрд, и это почти в два раза ниже пикового значения 2013 года ($844,2 млрд).

Сокращение внешнеторгового оборота в 2016 году вызвано падением экспорта на 17%, до $287,6 млрд. Импорт сократился на символические 0,4%, до 183,6 млрд.

Такая разница в движении экспорта и импорта привела к тому, что положительное сальдо внешней торговли упало примерно в полтора раза по сравнению с 2015 годом и составило $103,9 млрд.

Основной вклад в падение стоимостного объема российского экспорта внесло снижение цен на углеводороды (минус 22,5%). Из-за этого доля в экспорте в страны дальнего зарубежья топливно-энергетических товаров составила 62% против 66,5% в 2015 году. В то же время физический объем экспорта вырос на 3,2% (поставки природного газа увеличились на 13,8%, каменного угля — на 9,1%, сырой нефти — на 6,6%). При этом на 9,4% снизились объемы поставок нефтепродуктов, в том числе топлив жидких — на 17,3%, дизельного топлива — на 5,9%.

В минувшем году России не удалось нарастить экспорт машин и оборудования и автомобилей. Стоимость поставленных на экспорт машин и оборудования сократилась на 4,3%, до $24,3 млрд (в 2013 году было $28,3 млрд). Физические объемы, за исключением отдельных позиций, упали.

Легковых автомобилей было экспортировано всего 68 тыс., тогда как в 2015 году этот показатель составлял 97,4 тыс., в 2014-м — 127,5 тыс., а в 2013-м — 137,9 тыс. Примерно такая же картина и с экспортом грузового автотранспорта.

Очевидно, что российским производителям машин и оборудования пока так и не удалось в полной мере воспользоваться преимуществами, полученными от двукратной девальвации рубля.

Некоторыми позитивными подвижками можно считать увеличение поставок машин и оборудования в страны дальнего зарубежья — в денежном выражении они выросли примерно с $16 млрд в 2014 году до $18 млрд в 2015–2016 годах. В несколько раз (с 4,5 тыс. в 2013 году до 23,4 тыс. в 2016 году) подскочил экспорт легковых автомобилей за пределы СНГ. Но из-за резкого сокращения продаж в бывшие советские республики в целом экспорт по этим позициям падает уже три года.

В 2016 году показатели внешней торговли были бы еще хуже, если бы не рекордные продажи в страны дальнего зарубежья продовольственных товаров и сырья для их производства. По сравнению с январем — декабрем 2015 года стоимостные объемы поставок этих товаров возросли на 7,7%, физические объемы — на 12,8%. Одной только пшеницы было продано на $4,2 млрд.

Несмотря на неоднозначную таможенную статистику, российские власти уверяют, что все идет по плану, а экспорт растет.

Об этом, в частности, говорится в последнем выпуске информационно-аналитического комментария «Экономика: факты, оценки, комментарии» Банка России. В материале отмечается, что промышленность оживает, настроения среди производителей улучшаются, а рост выпуска в промышленности «способствовал увеличению грузооборота транспорта, в том числе за счет расширения экспортных поставок».

Весьма оптимистичным было и выступление премьер-министра Дмитрия Медведева 7 февраля на расширенном заседании фракции «Единой России». Он подчеркнул важность оборонно-промышленного комплекса, сказав, что экспортные поставки продукции военного назначения «принесли приблизительно $15 млрд, что позволяет нам сохранять наши позиции на мировом рынке вооружений».

Потом он заговорил о том, что надо создать условия для «экспортной экспансии» российских компаний.

«Наша промышленность должна быть конкурентоспособной, товары, производимые нашей промышленностью, должны пользоваться спросом как на внутреннем, так и на внешнем рынке.

Мы обязаны создать все условия для так называемой экспортной экспансии. Для этого продукция должна быть качественной и доступной по цене — как по внутренним ценам, так и на экспортных рынках», — сказал Медведев.

Как именно осуществить эту «экспортную экспансию», премьер-министр не пояснил. Возможно, что конкретика будет содержаться в программах, которые сейчас пишутся в Минэкономразвития и Центре стратегических разработок на 2018–2024 годы.

Глава ЦСР Алексей Кудрин, вероятнее всего, и является тем человеком, который заронил в головы чиновников мысль об экспортной экспансии. Он строит свои прогнозы, исходя из идеи, что надо довести долю несырьевого экспорта не менее чем до 50% от общего объема зарубежных поставок.

«Чтобы достичь роста ВВП на 4% в год, нам нужно, чтобы несырьевой, неэнергетический экспорт рос примерно на 6,8% в год на протяжении длительного периода. В результате нам нужно примерно за 10 лет удвоить объем неэнергетического, несырьевого экспорта примерно со $116 млрд до примерно $230 млрд», — говорил он на одном из последних заседаний совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам.

По его планам, за 20 лет России нужно будет довести несырьевой экспорт примерно до $400–450 млрд. «Только тогда в совокупности всех факторов мы будем иметь достаточно устойчивый экономический рост», — считает Кудрин.

Но ключевой проблемой для России остаются не столько меры поддержки экспорта, сколько отсутствие широкого спектра современных конкурентоспособных товаров, которые производятся внутри страны.

Алексей Кудрин, как и многие другие экономисты, считает, что России надо активнее встраиваться в глобальные производственные цепочки, чтобы диверсифицировать промышленность и экспорт. Вопрос в том, что нашей стране де-факто нечего предложить международным корпорациям в качестве исключительного конкурентного преимущества.

Рабочая сила в России относительно дорогая (средняя зарплата даже после девальвации превышает $500 в месяц), сырье, энергоносители и электроэнергия уже не дешевы, налоговая нагрузка на уровне стран Запада, внутренние кредитные ресурсы дорогие, административные барьеры высокие, транспортное плечо огромное.

Единственное, что есть уже сейчас, — это достаточно емкий внутренний рынок, поскольку в стране живет 146 млн человек. Практически все иностранные инвестиции, которые делались в предыдущие годы, были ориентированы на производство продукции именно для внутреннего рынка, а не для экспорта. Но сегодня власти и Центральный банк де-факто играют против этих инвестиций, дестимулируя потребительский спрос.

Чтобы начать экспортную экспансию, необходимо интенсивное развитие высокотехнологичных отраслей, инновационного сектора, науки и образования, а для этого нужны длинные и дешевые деньги или резкое снижение налогов. Пока ни того ни другого правительство предложить не может. Посмотрим, что в конце концов разработает Алексей Кудрин.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 8 февраля 2017 > № 2069414


Франция > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 8 февраля 2017 > № 2066000

Президентские обязательства Марин Ле Пен

Навести порядок во Франции за пять лет. Такое обязательство я беру на себя.

Марин Ле Пен (Marine Le Pen), MARINE Presidente, Франция

Мой проект содержит 144 масштабные инициативы, о которых вам будет подробно рассказано в ходе кампании. Тем самым я хочу позволить вам проконтролировать мои действия во главе государства в течение пятилетнего президентского срока. Без этого контроля не существует здравой демократии.

Цель настоящего проекта прежде всего в том, чтобы вернуть Франции свободу, а ее народу — голос. Потому что любая национальная политика должна проводиться от вашего имени и исключительно ради вашего блага.

Кроме того, я хочу вернуть французам их деньги, потому что в течение слишком многих лет наша социальная и налоговая политика обедняет средний класс и малообеспеченные слои населения, обогащая при этом международные компании и растрачивая государственные деньги на совершенно бесконтрольную миграцию.

Мой проект, как вы сами можете в том убедиться, представляет собой настоящую революцию с точки зрения близости. Демократической близости: мне хочется, чтобы решения принимались ближе к гражданам и напрямую контролировались ими. И экономической близости: нужно переустроить нашу территорию, расположить повсюду государственные службы, вернуть обратно наши предприятия и рабочие места. Больше не будет забыт ни один француз, ни один уголок Франции, в том числе заморские территории и департаменты, по которым я уже представила полноценный проект.

Как вы сами понимаете, на этих президентских выборах сойдутся лицом к лицу две точки зрения. С одной стороны, это представляемый всеми моими соперниками глобализм, который стремится разрушить наше социально-экономическое равновесие, упразднить все границы, как экономические, так и физические, все дальше ширить миграцию и подрывать единство французов. С другой стороны, это отстаиваемый мной патриотический выбор, который ставит защиту нации и народа на первое место в любом политическом решении и, как следствие, стремится отстоять нашу национальную идентичность, независимость, единство французов, социальную справедливость и всеобщее процветание.

Выбор между двумя этими мировоззрениями предстоит сделать вам, причем речь тут пойдет о выборе цивилизации. И будущем наших детей.

I. Свободная Франция

Вернуть Франции национальный суверенитет. Стремиться к Европе независимых государств на службе народов

1. Вновь обрести нашу свободу и стать хозяевами нашей судьбы, вернув французскому народу его суверенитет (валютный, законодательный, территориальный, экономический). Для этого будут начаты переговоры с нашими европейскими партнерами, а затем проведен референдум о нашем членстве в Европейском союзе. Цель — прийти к европейскому проекту, который уважительно относился бы к независимости Франции и национальным суверенитетам, а также служил бы интересам народов.

Государственные реформы: вернуть голос народу и сделать демократию ближе

2. Провести референдум по пересмотру конституции и сделать референдум обязательным условием внесения любых поправок в конституцию в будущем. Расширить поле применения 11 статьи конституции.

3. Добиться представления всех французов пропорциональной системой на всех выборах. В Национальном собрании будет полностью введена пропорциональная система с дополнительными 30% кресел для победившего партийного списка и с 5% барьером.

4. Сократить число депутатов до 300 (против нынешних 577) и число сенаторов до 200 (против нынешних 348).

5. Создать референдум народной инициативы по предложению на менее 500 тысяч избирателей.

6. Сохранить три уровня власти (вместо нынешних шести): коммуны, департаменты и государство. Эта реформа станет залогом:— упрощения (удаление дублирующих органов и четкое распределение полномочий),— близости (должностные лица, которых французы знают как своих мэров, получат больший вес),

— экономии (в частности по выплатам должностным лицам и расходам на содержание).

Она позволит быстро добиться снижения местных налогов.

Пересмотреть роль и статус мэров небольших и средних коммун.

Вновь сделать Францию страной свобод

7. Гарантировать свободу слова и цифровые свободы путем их внесения в список основополагающих прав, защищаемых по конституции, с одновременным усилением борьбы с киберджихадизмом и педофилией. Параллельно с этим необходимо упростить для пострадавших процесс признания клеветы или ущерба.

8. Создать имеющую конституционный характер хартию, которая будет включать в себя защиту личных данных французов, в частности с помощью обязательства по хранению этих данных на размещенных во Франции серверах.

9. Защищать права женщин: бороться с исламизмом, который ограничивает их основополагающие свободы, сформировать национальный план по обеспечению равенства зарплат мужчин и женщин, бороться с профессиональной и социальной нестабильностью.

10. Обеспечить соблюдение права на собрания в пределах требований общественного порядка и поддерживать небольшие ассоциативные структуры в сфере культуры, спорта, гуманитарной, социальной, образовательной деятельности и т.д., которые вдыхают жизнь в наши регионы. Добиться настоящей свободы профсоюзов с помощью упразднения представительной монополии и повысить нравственность профсоюзной жизни путем государственного контроля над финансированием профсоюзов.

11. Гарантировать свободу образования детей по их выбору при сохранении строжайшего контроля над совместимостью с ценностями Республики учебных программ в частных учреждениях.

II. Безопасная Франция

Восстановить республиканский порядок и правовое государство везде и для всех

12. Восстановить безопасность без посягательств на личные свободы.

13. Провести массовое перевооружение сил безопасности: в людях (план набора 15 тысяч полицейских и жандармов) и технике (модернизация оборудования, комиссариатов и казарм, адаптация оружия к новым угрозам), а также нравственном и юридическом плане (в частности с упором на понятие законной самообороны).

14. Вновь поставить на первое место для полиции и жандармерии задачу по обеспечению общественной безопасности, освободив их от лишних и административных функций.

15. Сформировать план разоружения проблемных пригородов и восстановления государственного контроля в неправовых зонах. Принять меры против 5 тысяч лидеров банд и преступных групп, чья личность была установлена Министерством внутренних дел. Для противодействия их восстановлению ввести в дополнение к уголовной ответственности запрет на приближение.

16. Восстановить службы локальной разведки для борьбы с преступной деятельностью.

Жесткий и быстрый ответ с уголовной ответственностью

17. Отказаться от чрезмерной терпимости и покончить с судебным попустительством путем отмены попустительских законов (вроде закона Тобиры), восстановления минимального наказания и ликвидации автоматического сокращения срока.

18. Бороться с преступностью среди несовершеннолетних, повышая ответственность родителей отменой социальной помощи семьям малолетних рецидивистов в случаях явно невнимательного отношения к воспитанию.

19. Ввести настоящий пожизненный тюремный срок без возможности сокращения для самых тяжелых преступлений.

20. Создать 40 тысяч дополнительных мест в тюрьмах за 5 лет.

21. Восстановить автоматическое выдворение из страны иностранных преступников и правонарушителей. Подписать двусторонние соглашения, подразумевающие отбывание осужденными иностранцами тюремных сроков у себя на родине.

22. Вернуть руководство тюремной системой Министерству внутренних дел и расширить сбор информации в тюремной среде.

23. Увеличить число должностей судей, в частности путем внешнего набора. Это нужно, чтобы покончить с культурой попустительства, упразднить Национальную судейскую школу и сформировать общую с другими юридическими направлениями образовательную отрасль (с несколькими школами).

Восстановить защищающие нас границы и покончить с неконтролируемой иммиграцией

24. Восстановить национальные границы и выйти из Шенгенской зоны (для тех, кому это необходимо по работе, будут созданы специальные средства для облегчения прохода через границу). Вернуть сокращенный таможенный персонал с помощью набора 6 тысяч сотрудников в течение пяти лет.

25. Сделать невозможным предоставление официального статуса и гражданства нелегальным мигрантам. Упростить и автоматизировать их выдворение.

26. Сократить легальную иммиграцию до годового максимума в 10 тысяч человек. Положить конец автоматическому характеру практики объединения семьи и получения французского гражданства через брак. Остановить иммиграционный насос.

27. Отменить право на гражданство по рождению во Франции: получение французского гражданства будет возможно исключительно по праву родства или по итогам процесса его предоставления, условия которого должны стать более жесткими. Упразднить двойное гражданство с неевропейскими странами.

28. Вернуться к изначальному духу права на убежище, которое будет предоставляться лишь на основании запросов в посольства и консульства Франции в родной стране человека или в соседних странах.

Ликвидировать терроризм и покончить с исламистскими фундаменталистскими группами

29. Запретить и распустить организации любого характера, которые связаны с исламистскими фундаменталистами. Выдворить всех иностранцев, которые связаны с исламистскими фундаменталистами (в частности упомянутых в досье под грифом S).

30. Закрыть все выявленные Министерством внутренних дел экстремистские мечети и запретить иностранное финансирование храмов и их персонала. Запретить любое ведомственное финансирование (государства, местные власти…) храмов и их культурной деятельности.

31. Бороться против джихадистских организаций: лишение французского гражданства, выдворение из страны и запрет на въезд для любого связанного с джихадистской структурой человека с двойным гражданством. Применять статью 411-4 уголовного кодекса о тайных отношениях с врагом и принять меры превентивного задержания для любого французского гражданина, который связан с иностранной организацией, призывающей к враждебности и агрессии в отношении Франции и французов. Составить список таких организаций.

32. Восстановить лишение гражданских прав для причастных к преступлениям, которые связаны с исламистским терроризмом.

33. Укрепить людские и технические средства внутренней и внешней разведки, создать подчиняющееся напрямую премьер-министру единое агентство по борьбе с терроризмом, которое будет заниматься анализом угрозы и координацией операций.

III. Процветающая Франция

Новая патриотическая модель развития занятости

34. Разработать план реиндустриализации в рамках сотрудничества промышленности и играющего стратегическую роль государства с постановкой на первое место реальной экономики, а не спекулятивных финансов.

35. Поддержать французские предприятия в условиях недобросовестной международной конкуренции путем формирования умного протекционизма и восстановления национальной валюты, которая будет адаптирована к нашей экономике и станет рычагом нашей конкурентоспособсности.

36. Для обеспечения защиты потребителей и честной конкуренции запретить импорт и продажу иностранной продукции, которая не соответствует поставленным перед французскими производителями нормам. Параллельно с этим поддерживать французское производство обязательным указанием на упаковке происхождения всей продающейся во Франции продукции.

37. Добиться настоящего экономического патриотизма освобождением от европейских ограничений и предоставлением госзаказов исключительно французским предприятиям при условии разумного расхождения в цене. Зарезервировать часть госзаказа для среднего и малого бизнеса.

38. Упразднить на нашей территории директиву о «свободе трудящихся», которая создает недопустимую недобросовестную конкуренцию. Ввести дополнительный налог на найм иностранных сотрудников для обеспечения национального приоритета занятости французов.

39. Обеспечить защиту стратегически важных отраслей контролем над иностранными инвестициями, которые наносят ущерб национальным интересам, с помощью Ведомства экономической безопасности. Создать под контролем Депозитно-сохранной кассы государственный фонд для защиты предприятий от фондов-стервятников и враждебного соглашения, а также приобретения долей в ключевых отраслях.

40. Создать государственный секретариат по экономическим преобразованиям при Министерстве финансов для предвосхищения изменения форм труда в связи с новыми технологиями (уберизация, роботизация, совместная экономика…). Сформировать в сотрудничестве с указанными отраслями новый регламент по сохранению добросовестной конкуренции.

41. Закрепить инновации во Франции, запретив в случае государственного субсидирования уступку компании иностранному предприятию в течение десяти лет. Продвигать стратегические отрасли научных исследований и инноваций с возможностью вычета пожертвований из налогов. Повысить на 30% государственное субсидирование науки (до 1% ВВП).

42. Создать большое Министерство заморских территорий и моря для использования морских богатств Франции и разработки масштабного стратегического плана инвестиций в морскую экономику.

43. Навести порядок в государственных финансах отказом от неэффективных государственных расходов (в частности от тех, что связаны с иммиграцией и Европейским Союзом) и борьбой с налоговыми и социальными правонарушениями. Избавиться от зависимости от финансовых рынков, вновь сделав возможным прямое финансирование казны Банком Франции.

Поддерживать предприятия с упором на реальную экономику

44. Уменьшить административные и налоговые барьеры для малого и среднего бизнеса: единое специальное ведомство (по социальным, финансовым и административным вопросам), распространение системы облегчения найма сотрудников для малого бизнеса, замена неприменимой в своей текущей форме системы выплат за трудоемкость новым механизмом с опорой на персонализированную оценку благодаря восстановлению медицины труда. Высокая трудоемкость будет компенсироваться увеличением пенсионных выплат.

45. Для содействия занятости сократить количество административных обязательств при пороге в 50 сотрудников и провести слияние представительных институтов персонала в промежутке от 50 до 300 сотрудников (вне профсоюзного представительства) в единую структуру с прежними функциями.

46. Сократить социальные отчисления среднего и малого бизнеса понятным и значительным образом путем слияния инструментов уменьшения социальных выплат по регрессивной схеме (налоговый кредит для конкурентоспособности и занятости будет превращен в сокращение отчислений и включен в эту систему). Сокращение отчислений будет обусловлено сохранением занятости.

47. Сохранить 15% налог с предприятий для малого бизнеса и создать промежуточный налог в 24% для среднего бизнеса (вместо 33%). Облегчить переход предприятий из одной категории в другую, предоставив полное освобождение от налогов для расширения капитала в результате продажи акций и долей участников в течение семи лет.

48. Поставить государство и местные власти перед необходимостью соблюдения сроков платежей с помощью жестких и автоматических штрафных мер.

49. Облегчить доступ к кредитованию для малого бизнеса с помощью льготных процентных ставок под контролем Банка Франции, чтобы вновь поставить финансы на службу реальной экономике.

50. Вдвое уменьшить максимальную процентную ставку по займам и банковским кредитам для предприятий и семей.

51. Сделать Францию землей инноваций: переориентировать субсидирование инноваций в сторону стартапов и среднего и малого бизнеса, направить часть средств страхования жизни (2%) в сторону капитал-риска и стартапов, подтолкнуть крупные компании к созданию собственных инвестиционных фондов для поддержки инновационных предприятий.

Гарантировать социальное обеспечение

52. Установить пенсионный возраст на отметке в 60 лет с необходимыми 40 годами стажа для получения полной пенсии.

53. Отменить трудовой закон (так называемый закон Эль-Хомри).

54. Постепенно повысить потолок семейного коэффициента, восстановить 50% долю для вдов и вдовцов, отменить налогообложение повышения пенсий для родителей из многодетных семей.

55. Сформировать настоящую политику поддержки рождаемости для французских семей, восстановив всеобщие семейные пособия и сохранив их индексацию относительно стоимости жизни. Вернуть свободное распределение декретного отпуска между обоими родителями.

56. Укрепить солидарность поколений, позволив каждому родителю перевести без налогообложения сумму до 100 000 евро каждому ребенку раз в пять лет (вместо нынешних 15 лет), и повысить потолок не подлежащих налогообложению подарков внукам до 50 000 евро, опять-таки за пятилетний срок.

57. Создать социальный щит для представителей независимых профессий, предложив им либо подключиться к общей социальной системе, либо остаться на их собственной после ее кардинального пересмотра (она будет работать на базе ежеквартальной декларации доходов).

Содействовать покупательной способности

58. Повысить минимальный размер пенсии по старости повсюду во Франции, в том числе на заморских территориях, и сделать условием ее начисления французское гражданство или 20-летнее проживание во Франции, что также позволит повысить самые маленькие пенсии.

59. Ввести субсидии покупательной способности для малообеспеченных слоев населения, в том числе пенсионеров, (доходы менее 1 500 евро в месяц) с помощью социального налога на импорт в размере 3%.

60. Незамедлительно на 5% сократить установленные тарифы на газ и электроэнергию.

61. Обезопасить счета и сбережения французов с помощью отмены европейской директивы о банковском союзе и закона Сапена II, которые предполагают изъятие или заморозку банковских накоплений или контрактов страхования жизни в случае угрозы банковского кризиса. Сохранить свободу и многообразие платежных средств.

62. Ужесточить санкции против руководителей предприятий, которые виновны в мошенническом сговоре или действиях, отрицательно отражающихся на покупательной способности потребителей. Заморозить разрешения торговых центров и складов продающихся по почте товаров до проведения глобального аудита розничных сетей.

63. Сохранить установленную по закону рабочую неделю на отметке в 35 часов. Разрешить переговоры о продлении трудового времени исключительно на уровне профессиональных отраслей и при условии полной компенсации в заработной плате (полные выплаты за 37 или 39 часов).

64. Отменить налогообложение сверхурочных и сохранить надбавку за них.

IV. Справедливая Франция

Полностью защитим здоровье французов

65. Гарантировать всем французам социальное обеспечение, а также погашение всех рисков системой медицинского страхования. Обеспечить ее финансирование упрощением управления системой, борьбой с растратами и инвестициями в новые цифровые инструменты для устойчивой экономии.

66. Увеличить максимальное число мест на медицинских специальностях в вузах, чтобы сократить использование услуг иностранных врачей и подготовить смену для многих медиков, которые собираются выйти на пенсию. Содействовать сотрудничеству медиков, признав особые навыки каждого.

67. Бороться с острой нехваткой медиков в определенных зонах, запустив там стажировки для интернов, позволив врачам-пенсионерам вести там практику с налоговыми льготами и развивая медицинские учреждения.

68. Сохранить максимальное количество доступных гражданам в непосредственной близости больниц и расширить штат медицинских сотрудников.

69. Создать в системе социального обеспечения пятую группу рисков в связи с зависимостью, чтобы обеспечить право каждого француза на лечение и достойную жизнь.

70. Поддерживать французские стартапы для модернизации системы здравоохранения.

71. Начать экономию средств с помощью упразднения государственной медицинской помощи нелегальным мигрантам, борьбы с мошенничеством (создание биометрической карты с удостоверением личности), снижения цены дорогостоящих лекарств (путем увеличения доли нефирменных препаратов) и расширения продажи подлежащих компенсации медикаментов (лаборатории должны адаптировать для этого свои производственные цепочки).

72. Защитить взаимодополняемость государственной и либеральной систем здравоохранения. Сохранить территориальное распределение независимых участников системы здравоохранения (аптеки, лаборатории и т.д.).

73. Реорганизовать и прояснить роль и обязательства агентств санитарной и продовольственной безопасности, гарантировать их независимость.

Добиться более справедливого налогообложения

74. Обеспечить справедливое налогообложение, отказавшись от повышения НДС и социального налога и сохранив налог на состояния.

75. На 10% уменьшить подоходный налог по трем первым группам.

76. Упростить фискальную систему путем упразднения неэффективных налогов.

77. Отменить удержание налога у источника выплаты, чтобы защитить частную жизнь французов и избежать чрезмерных административных сложностей для предприятий.

78. Эффективно бороться с уклонением от уплаты налогов, чтобы сохранить нашу социальную модель путем противодействия офшорным зонам и введения налога на деятельность во Франции крупных компаний и сокрытые прибыли. Продолжить международное налоговое сотрудничество для выполнения этих задач.

79. Лишить доступа к госзаказам международные компании, которые практикуют уклонение от уплаты налогов и отказываются приводить свое положение в соответствие с законом.

80. Отказаться от налоговых соглашений со странами Персидского залива, которые предоставляют тем необоснованные привилегии, облегчают переход французской экономики под контроль нефтедолларов и противоречат национальным интересам.

Позволить каждому найти свое место

81. Вернуть значимость ручного труда путем формирования специализированного профессионального обучения (постепенный отход от обязательной средней школы с разрешением перейти на профессионально-техническое обучение с 14 лет). Формировать профессионально-технические училища второго шанса по всей стране для учеников, которые вышли из школьной системы без диплома.

82. Создать программу «первое рабочее место», которая полностью освобождает от выплат предприятие при приеме на работу молодежи до 21 года на срок до двух лет.

83. Для настоящей социальной справедливости поручить учреждением общего и профессионального высшего образования найти предложения по стажировке для каждого студента.

84. Расширить на метрополию систему адаптированной военной службы, которая существует на заморских территориях.

85. Расширить и распространить третий набор на государственную службу и зарезервировать его за лицами старше 45 лет, имеющими, как минимум, восьмилетний стаж работы в частном секторе.

86. Разморозить и пересмотреть показатели чиновников. Сохранить статус государственной службы. Для обеспечения равенства установить на отметке в два дня период ежедневных выплат по больничному листу в государственном и частном секторах.

87. В условиях давления наднациональных властей сохранить запрет суррогатного материнства и использовать искусственное оплодотворение лишь в качестве медицинского решения проблемы бесплодия. Создать гражданский союз, который придет на смену положениям закона Тобиры без обратной силы.

88. Пересмотреть размеры пособий для инвалидов, предоставить больше средств региональным домам инвалидов и создать достойную систему помощи людям с аутизмом и связанными с ним нарушениями. Государство должно предоставить большую помощь инвалидам и их семьям.

89. Облегчить доступ инвалидов к трудоустройству, активизировать борьбу с любыми проявлениями дискриминации на почве инвалидности и заболеваний, предоставить право на забвение людям, которые восстановились после длительной утраты трудоспособности, с максимальным сроком в пять лет. Ввести стандарт доступности для слабовидящих и слабослышащих.

90. Начать полный аудит структур опеки и приема детей, чтобы положить конец наблюдаемым в некоторых из них нарушениях. Реорганизовать и улучшить политику социальной помощи детям.

V. Гордая Франция

Отстаивать единство Франции и ее национальную идентичность

91. Отстаивать национальную идентичность, ценности и традиции французской цивилизации. Внести в конституцию защиту и продвижение нашего исторического и культурного наследия.

92. Возвести французское гражданство в ранг привилегии всех французов внесением в конституцию национального приоритета.

93. На постоянной основе вывесить на зданиях всех государственных учреждений французский флаг и убрать с них европейский флаг.

94. Пересмотреть размеры пенсий ветеранов, выделив на это доступные средства.

95. Отстаивать светское общество и бороться с коммунитаризмом. Прописать в конституции принцип: «Республика не признает никаких общин». Восстановить повсюду светские нормы, распространить их по всему общественному пространству и прописать в трудовом кодексе.

96. Защищать французский язык. Отменить положения закона Фиоразо, которые позволяют ограничить преподавание на французском в университетах.

97. Укрепление единства нации продвижением национальной истории и отказом от сеющего раскол государственного покаяния.

98. Продвигать республиканскую ассимиляцию, которая требует большего, чем интеграция.

99. Восстановить настоящее равенство и меритократию, отказавшись от принципа «позитивной дискриминации».

100. Отстаивать единство и территориальную целостность Франции, подтвердив нерушимую связь между метрополией и заморскими территориями.

Передавать знания и ценности

101. Обеспечить передачу знаний расширением основополагающих учебных программ (французский, история, математика). В начальной школе выделить половину времени на уроки французского, как в письменной, так и в устной форме. Отменить «изучение родных языков и культур».

102. Сделать школу «нерушимым убежищем, куда не под силу проникнуть людским ссорам» (Жан Зей), то есть утвердить принципы не только светского обучения, но и нейтралитета и безопасности.

103. Восстановить авторитет учителей и уважение к ним, ввести ношение школьной формы.

104. Вернуться к реформе школьного графика.

105. Восстановить равенство возможностей с помощью республиканской меритократии.

106. Перейти в вузах от отсеивания по неудачам к отбору по заслугам. Отказаться от жеребьевки в качестве средства отбора. Вернуть стипендии для лучших. Отстаивать французскую модель высшего образования, опирающуюся на взаимодополняемость университетов и больших школ.

107. Активно продвигать подготовку нового поколения (учебный договор, договор по повышению квалификации) в ремесленной сфере, частном и государственном секторах, сделать профессиональное образование более эффективным, прозрачным и доступным.

Творческая и блистающая Франция

108. Расширять сеть французских школ и лицеев в мире.

109. Развивать народное меценатство с помощью формирования специальной цифровой платформы.

110. Подготовить закон о национальном наследии для более эффективной поддержки его содержания и сохранения. Увеличить выделяемый для этого бюджет на 25%.

111. Прекратить политику продажи иностранцам и частному сектору национальных зданий и дворцов.

112. Запустить национальный план образования (школы, университеты) в сфере искусства на нашей территории, а также сформировать по всей стране сеть художественных инкубаторов. Восстановить настоящее общее музыкальное образование в школьных учреждениях.

113. Реформировать Высший аудиовизуальный совет с созданием трех коллегий: первая должна включать в себя представителей государства, вторая — профессионалов, третья — представителей гражданского общества (ассоциации потребителей, телезрителей и т.д.).

114. Навести порядок с непостоянным характером театральной деятельности путем создания профессиональной карты для защиты системы, а также улучшения контроля над структурами, которые злоупотребляют ей.

115. Отменить закон о защите авторских прав в интернете и начать работу по общему лицензированию.

116. Создать «спортивный договор высокого уровня» на срок в три года с возможностью продления, призванный позволить спортсменам любителям, которые представляют страну на международных соревнованиях, вести достойную жизнь и полностью посвятить себя своей дисциплине.

117. Поддерживать небольшие клубы, чтобы добиться присутствия максимального числа французских игроков в профессиональных командах и бороться с засильем финансов в профессиональном спорте. Расширить борьбу с насилием в любительском спорте и поставить перед всеми спортивными клубами жесткое требование соблюдения светских норм и нейтралитета.

VI. Сильная Франция

Добиться уважения к Франции

118. Выйти из объединенного военного командования НАТО, чтобы не допустить втягивания Франции в чужие войны.

119. Обеспечить автономные оборонные возможности во всех областях.

120. Восстановить во всех оборонных отраслях предложения от французской промышленности, чтобы удовлетворить потребности нашей армии и гарантировать стратегическую независимость.

121. Увеличить с первого года на посту оборонный бюджет до 2% ВВП, а затем поднять его до 3% к концу срока. 2% минимум должен быть прописан в конституции. Такие существенные затраты в частности помогут профинансировать:— второй авианосец «Ришелье», необходимый для постоянного присутствия на море нашей авианесущей группы;— расширение штата (для возвращения к уровню 2007 года, что означает набор дополнительно 50 тысяч военных);— сохранение наших сил ядерного сдерживания;— общее расширение формата нашей армии (больше самолетов, кораблей, бронетехники) и модернизацию вооружений;

— постепенное восстановление военной службы (с обязательным минимумом в 3 месяца).

Вернуть Францию на первые места в мире

122. Задействовать Францию на службе многополярного мира, который опирается на равноправие наций, их постоянную договоренность и уважение к их независимости. Основывать международную политику на принципе реализма и вернуть Франции ее роль державы-гаранта стабильности и равновесия.

123. Укрепить связи между народами, которых объединяет французский язык.

124. Сформировать настоящую политику совместного развития с африканскими странами, которая опирается преимущественно на содействие начальному образованию, улучшение сельскохозяйственной системы и укрепление средств обороны и безопасности.

VII. Устойчивая Франция

Франция, сельскохозяйственная держава на службе здорового питания

125. Применять нормы экономического патриотизма к французской сельскохозяйственной продукции для поддержки фермеров и рыболовов, в том числе с помощью госзаказов (центральных и местных властей).

126. Превратить общую сельскохозяйственную политику во французскую сельскохозяйственную политику. Гарантировать объемы субсидий, критерии которых будут определяться Францией, а не Европейским Союзом, чтобы спасти и поддержать французскую модель семейных хозяйств.

127. Отказаться от договоров о свободной торговле (TAFTA, CETA, Австралия, Новая Зеландия). Развивать короткие цепочки производства и потребления с помощью реорганизации отраслей.

128. Упростить жизнь сельхозпроизводителей, остановив ввод все новых административных норм, и способствовать появлению молодых сельхозпроизводителей с помощью отмены налогов в первые годы.

129. Отстаивать качество: для борьбы с недобросовестной конкуренцией запретить импорт сельскохозяйственной и продовольственной продукции, которая не соответствует нормам французского производства в области санитарной безопасности, благополучия животных и окружающей среды. Добиться полного указания на этикете географического происхождения и места обработки продукции, чтобы обеспечить потребителям прозрачность и полноту информации.

130. Продвигать сельскохозяйственный экспорт, в частности путем поддержки качественных брендов.

Экология и переходный процесс в энергетике: Франция должна стремиться к лучшему

131. Для защиты окружающей среды необходимо покончить с экономической моделью, которая опирается на дикую глобализацию торговых отношений и социальный, санитарный и экологический демпинг. Настоящая экология заключается в как можно более близком производстве и потреблении, а также переработке отходов прямо на месте.

132. Для борьбы с энергетической зависимостью и прямого повышения покупательной способности французов сделать изоляцию жилья бюджетным приоритетом на президентский срок, потому что самая дешевая энергия — та, которую мы не потребляем.

133. Активно развивать возобновляемую энергетику (солнечная энергия, биогаз, древесина…) во Франции с помощью умного протекционизма, экономического патриотизма, государственных и частных инвестиций, а также заказов EDF. Незамедлительно ввести мораторий на ветроэнергетические установки.

134. Для сохранения, модернизации и обеспечения безопасности французской ядерной отрасли запустить масштабную ремонтную программу и удержать государственный контроль в EDF, вернув компании настоящую миссию на службе государства. Отказаться от закрытия АЭС Фессенхайм.

135. Поддержать французскую водородную отрасль (чистая энергия) государственной помощью в сфере научных исследований для сокращения нашей зависимости от нефти.

136. Запретить разработку сланцевого газа до обеспечения удовлетворительных условий с точки зрения экологии, безопасности и здравоохранения, а также наложить запрет на ГМО из принципа предосторожности.

137. Сделать защиту животных национальным приоритетом. Отстаивать благополучие животных, запретив забой без анестезии и максимально заменив опыты над ними. Отказаться от модели «ферма-завод» по принципу ферма на одну тысячу коров.

Обеспечить равенство на всей территории и облегчить доступ к жилью

138. Гарантировать равный доступ к государственным службам (администрации, жандармерия, водоснабжение, здравоохранение, транспорт, больницы и клиники…) на всей территории и в частности в сельских регионах. Требования Европейского Союза по либерализации железных дорог будут отклонены. Почта и SNCF останутся государственными предприятиями.

139. Объединить в одном министерстве полномочия по обустройству территории транспорту и жилью. Перенаправить городскую политику на опустевшие и сельские зоны.

140. Облегчить доступ к собственности с помощью расширения системы займов с государственной помощью и улучшения условий выкупа жильцами социального жилья с целью добиться его ежегодной продажи на уровне 1% всего парка. На 10% уменьшить пошлину на оформление права собственности.

141. Сократить жилищные расходы семей с помощью широкого плана помощи в строительстве и восстановлении жилья, снижения жилищного налога для малоимущих и заморозки его повышения, сохранения адресного жилищного пособия (с отменой учета имущества при его расчете). Запустить программу «Защита-Жилье-Молодежь»: широкий план строительства жилья для студентов и 25% увеличения АЖП для молодежи до 27 лет с первого года президентского срока.

142. Зарезервировать за французами приоритетное выделение социального жилья (без обратного действия), в первую очередь для нуждающихся в этом людей. Добиться выполнения требования мирного проживания под страхом лишения права аренды.

143. Рационализировать и упростить градостроительные нормы для снятия напряженности на жилищном рынке. Следить за охраной окружающей среды и заповедников (побережье, горы и т.д.).

144. Поддержать инвестиции в инфраструктуры, в частности в сельской местности (высокоскоростное соединение, телефонные линии, дороги…), и провести повторную национализацию автодорожных компаний, чтобы вернуть французам имущество, которое они финансировали, но которого были лишены. В целом, отказаться от продажи имеющихся у государства стратегических активов.

Я реализую этот проект ради вас, ради народа, ради Франции!

Франция > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 8 февраля 2017 > № 2066000


Эстония > Медицина > delfi.ee, 8 февраля 2017 > № 2065990

Осиновский: эстонская система здравоохранения нуждается в дополнительных средствах

На инфочасе Рийгикогу министр здоровья и труда Евгений Осиновский ответил на вопрос Арно Сильда о положении дел в системе здравоохранения и ее финансировании.

Сильд отметил, что переговоры о коллективном договоре с медицинскими работниками провалились, и теперь медицинские работники готовятся принять серьезные меры. Сильд спросил, возможно ли найти мирное решение для этой проблемы.

Осиновский признал, что второго февраля переговоры о коллективном договоре, продолжавшиеся почти год, действительно закончились тщетно. Представители работодателей (Общество семейных врачей, Союз скорой помощи и Союз больниц) и представители работников не достигли соглашения.

Министр пояснил, что согласно Закону о коллективном договоре, стороны должны договориться о зарплате и условиях труда. Министерство социальных дел и Больничная касса участвовали в обсуждении вопроса, какие должны быть зарплаты медицинских работников, чтобы они были под силу Больничной кассе.

”Предложение государственного примирителя было выше, чем средний рост зарплат в Эстонии. Для медсестер и санитаров рост составил бы около 10%. Сами медики, в принципе, согласились с этим предложением. Но при этом они подняли вопрос о долгосрочном финансировании системы здравоохранения”, — сказал министр.

Он подчеркнул, что эстонская система здравоохранения действительно нуждается в дополнительных средствах.

”Позиция медиков такова, что это предложение о коллективном договоре им, в принципе, подходит, но они не желают подписывать договор прежде, чем правительство не примет необходимые решения о долгосрочном финансировании системы здравоохранения. Мы планируем принять эти решения в апреле этого года в ходе составления стратегии государственного бюджета”, — сказал Осиновкий.

Министр здоровья и труда также ответил на вопрос Лийны Керсна о финансировании центров поддержки женщин и на вопрос Моники Хауканымм о коллективном договоре с медицинскими работниками и стабильном развитии медицины.

Премьер-министр Юри Ратас ответил на вопрос Мартина Хельме о решениях Фонда содействия развитию предпринимательства по делу Ermamaa, на вопрос Андреса Аммаса о языке обучения в гимназиях, на вопрос Марис Лаури о поддержке иностранных инвестиций, на вопрос Яака Мадисона об изменении позиций Эстонии в области внешней политики и на вопрос Юргена Лиги о последовательности внешней политики.

Эстония > Медицина > delfi.ee, 8 февраля 2017 > № 2065990


Украина. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 8 февраля 2017 > № 2065952

Эрнст Райхель: необязательно, что выборы на Донбассе могут состояться только тогда, когда там не будет российских войск

Валерий Калныш, Максим Каменев, РБК-Україна, Украина

Сегодня исполняется 25 лет дипломатическим отношениям Украины и Германии. В 1992 году именно Германия первой, среди западных стран, направила своего посла в Украину.

И сейчас Берлин занимает значительное место во внешнеполитической жизни страны. В частности, Германия вошла в состав «Нормандской четверки» — формат, с участием лидеров Украины, Германии, Франции и России, который призван найти пути урегулирования ситуации на Донбассе.

В интервью РБК-Украина Чрезвычайный и Полномочный посол Германии в Украине Эрнст Райхель подтвердил наличие немецко-французского варианта «дорожной карты» реализации «Минских соглашений». Он не стал вдаваться в его конкретику, но даже общие тезисы дают основание предполагать, что этот вариант не будет безоговорочно воспринят в Украине.

Эрнст Райхель, в частности, допустил, что выборы на оккупированной части Донбасса могут состояться в присутствии там российской армии. Все, по его словам, будет зависеть от условий, в которых эти выборы будут проводиться. Об этом, а также о Дональде Трампе, общем настроении в Европе, и в том числе, по отношению к России, «Третьей мировой войне», перспективах украино-немецких отношений после выборов в Германии — в интервью Эрнста Райхеля для РБК-Украина.

РБК-Украина: Первый вопрос — об итогах переговоров канцлера Германии Ангелы Меркель и президента Украины Петра Порошенко. Есть ли какие-то подробности, были достигнуты какие-то договоренности?

Эрнст Райхель: Господин Порошенко и федеральный канцлер Ангела Меркель постоянно находятся в контакте, как в личных встречах, так и в телефонных разговорах. Поэтому встреча, которая состоялась 30 января, не являлась поводом для того, чтобы договариваться о каких-то конкретных соглашениях. Эта встреча — продолжение постоянного и длительного процесса взаимного обмена мнениями. Ее главной темой, конечно же, был вопрос конфликта на востоке Украины, а также обмен мнениями по поводу новой американской администрации. Говорили о том, как начать с ней общение.

— Какие ожидания у Германии от Дональда Трампа? Очень много говорилось и во время кампании, и после его инаугурации, что это достаточно непредсказуемый человек и политик, и что он может пойти на улучшение отношений с Россией, в том числе, за счет Украины.

— Мы, конечно же, хотим, чтобы наши отношения с президентом Трампом развивались так, как и с его предшественником. То есть, как с союзником — на основе тесных связей, общих целей и взаимоуважения. Везде в мире, в том числе в Германии и Украине, пытаются понять, чего конкретно стоит ожидать от президента Трампа и его администрации. Я думаю, что на этот вопрос ни у кого еще нет исчерпывающего ответа.

— Я просил не ответ, я спросил о ваших ожиданиях.

— Знаете, я ничего не могу сказать об ожиданиях, потому что вы сами сказали, что для внешнего мира президент Трамп еще непредсказуем.

— Визит президента Порошенко в Германию был прерван из-за событий в Авдеевке. Как вы оцениваете эти события, в том числе, и в контексте Минских соглашений? Насколько обострение ситуации в Авдеевке может повлиять на их выполнение? Не считаете ли вы, что Минские соглашения изжили себя?

— Мы с большой тревогой следим за событиями, которые развиваются сейчас на Донбассе и, в частности, в Авдеевке. К сожалению, ситуация там обострилась и сейчас от последствий военных действий все больше страдают мирные жители. Нарушено водоснабжение, отключено электричество, есть погибшие и раненные. Наблюдая за тем, что сейчас происходит в Авдеевке, у нас есть основания предполагать, как изменится ситуация в случае, если Минские соглашения будут разорваны. Вам известно, что обе стороны не выполняют их сейчас в полном объеме — тяжелое вооружение не отведено, а происходит как раз наоборот — стороны сближаются и в этом есть большая опасность. Поэтому нынешняя ситуация заставляет нас еще раз подчеркнуть необходимость выполнения Минских соглашений.

— Вы только что сказали о том, что обе стороны не выполняют Минские соглашения в части отвода вооружения. В каких еще пунктах каждая из сторон, по вашему мнению, не выполняет свои обязательства?

— Я бы не хотел сейчас перечислять все пункты, которые не выполнены. Практически не выполнены все.

— Есть ли сейчас необходимость во встрече лидеров глав государств Нормандского формата? Последняя такая встреча, как известно, прошла осенью, после чего переговоры были переведены на уровень глав МИД Украины, Германии, Франции и России.

— Такая возможность существует, и разговоры об этой встрече ведутся. Но также ведутся разговоры и о том, а есть ли смысл ее проводить? Переговоры в Нормандском формате могут состояться в случае, если на них будет достигнут прогресс, найдены пути лучшего выполнения пунктов Минских соглашений. Пока проходят встречи советников, чья задача — готовить основу для переговоров глав государств.

— Какую роль в этих переговорах играет Германия? Каких консультантов предоставляете вы? Какие вопросы обсуждаются на экспертном уровне?

— Речь идет о вопросах, которые, в принципе, охватывают всю палитру положений Минских соглашений. Для украинской стороны очень важно сформировать и подписать конкретную «дорожную карту», в которой была бы четко обозначена последовательность шагов выполнения Минских соглашений. Отдельный аспект — установление полноценного перемирия и разведение сторон от линии соприкосновения. Следующий вопрос — законодательное обеспечение особого статуса Донбасса, вопрос амнистии. И конечно же, что очень важно — проведение там местных выборов.

— Вы считаете, что особый статус для Донецкой и Луганской областей необходим? Они не могут существовать на тех же правах и с теми же полномочиями, как и любая другая украинская область?

— О статусе я упомянул, поскольку это пункт в соглашении. Это пункт, на котором настаивала российская сторона, в свою очередь, беря на себя обязательства обеспечить вывод войск с этих территорий и предоставления Украине контроля над границей. Минский процесс — это постоянный процесс, когда что-то дается и что-то получается взамен, это дипломатический подход. Это своего рода компромисс — понятие, которое приобрело в последнее время дурную славу. Но такой подход реалистичен. Своими идеями относительно решения конфликта Украина не может на 100% отстоять свои интересы, поскольку надо договариваться с Россией о порядке действий.

Но это ничего не меняет в том, что и немецкая сторона, и французская сторона полностью поддерживают Украину по принципиальным вопросам.

— Вы упомянули «дорожную карту». На каком этапе сейчас работа над этим документом, и когда он может быть представлен?

— «Дорожная карта» — это путь с обозначением последовательности выполнения самых спорных пунктов соглашения. Украинская сторона хочет, чтобы, в первую очередь, были обеспечены вопросы безопасности, второе — чтобы был возобновлен контроль над регионом и выход на границу, и только потом возможно проведение местных выборов и обеспечение предоставления особого статуса.

Российские требования полностью противоположны. Они видят это так: сначала предоставляется статус, проводится амнистия, выборы, и только потом ведутся переговоры о выводе войск и предоставлении Украине контроля над границей. Если бы удалось создать и подписать устраивающую все стороны «дорожную карту», то это был бы большой прорыв.

— Мы знаем о том, что существует три предварительных плана этой «дорожной карты» — украинский, российский, и немецко-французский. Можете ли вы озвучить ключевые предложения франко-немецкого проекта?

— Немецко-французская версия лежит примерно посредине между российской и украинской. Для нас очень важно, чтобы конечной целью всего Минского процесса стало полное восстановление Украиной своего суверенитета. Это и есть конечный пункт всех наших дипломатических усилий. Другого пути достичь восстановления, помимо дипломатии, нет. Военный путь решения проблемы Донбасса невозможен.

— Как вы читаете Минские соглашения? В той последовательности, в которой пункты указаны, или вам близка трактовка, которую предлагает Украина? Согласитесь, весьма странно, что, спустя два года после их заключения, мы ведем дискуссию о том, как нам правильно читать этот документ.

— Если посмотреть на сроки по выполнению тех шагов, которые указаны в Минских соглашениях, то, руководствуясь этими сроками, можно приблизительно составить план, в какой последовательности они должны выполняться.

Позволю себе такую аналогию — два бизнесмена заключают договор купли-продажи. И обмен услугами по этому договору происходит почти одновременно. Это связанно с тем, что чем меньше доверия у обеих сторон друг к другу, тем внимательней они смотрят за каждым ответным шагом.

Минские соглашения сложнее, чем договор купли-продажи, поэтому есть много фаз выполнения этих соглашений, которые требуют от сторон синхронности. Но представления о том, что сначала одна сторона должна выполнить практически все, и только после этого другая сторона начнет отвечать взаимностью — эти представления не реалистичны.

— Можно ли проводить выборы до вывода российских войск с Донбасса и восстановления контроля на границе? Когда их, по вашему мнению, вообще можно проводить?

— Частично ответ на этот вопрос я уже дал. Если украинская сторона настаивает на том, чтобы провести выборы после того, как она полностью возьмет под контроль ситуацию в Донецкой и Луганской областях, тогда это означает, что Россия должна выполнить почти все те положения, которые от нее зависят, и только после этого начнется выполнение важных для России требований.

Без сомнения, это достаточно сложно себе представить — проведение местных выборов без обеспечения безопасности. Но я убежден, что это не является чем-то невозможным, все зависит от условий. Могу привести исторический пример. Последние парламентские выборы в ГДР, которые должны были заменить коммунистический режим, состоялись в присутствии Западной группы советских войск и при существовавшем тогда коммунистическом режиме в ГДР. Но выборы привели к его смене. Я конечно же не утверждаю, что ситуация на Донбассе идентичная, я просто хочу сказать, что все зависит от обстоятельств. Поэтому мы должны сделать обстоятельства такими, чтобы выборы стали возможными.

— Что может служить маркером того, что уже можно проводить выборы?

— Несомненно, выборы должны состояться в тех условиях, которые будут соответствовать европейским стандартам. И поэтому безопасность, как и другие требования к избирательному процессу, являются необходимыми условиями. Любой украинский политик должен иметь возможность без страха проводить свою предвыборную кампанию. И если для этого не будет возможностей, значит, такие выборы не могут соответствовать стандартам. Но необязательно, что выборы на Донбассе могут состояться только тогда, когда там не будет российских войск или на каждой городской администрации будет вывешен украинский флаг.

— С трудом представляются демократические выборы даже при минимальном присутствии российских войск в Донецке…

— Я только что привел пример с ГДР, и там было не минимальное присутствие.

— Выборы в Германии, во Франции, Болгарии, Молдавии… Поменялась ли, по вашему мнению, Европа сейчас? Какие настроения сейчас там господствуют?

— Думаю, можно говорить о том, что весь мир заражен вирусом популизма. Это склонность к тому, чтобы находить самые простые ответы на сложнейшие вопросы. Склонность к тому, чтобы действовать на основе эмоций и не учитывать факты. Я думаю, это тот опыт, с которым сталкиваются многие страны.

— Как воспринимают Россию в Европе, в Германии? Является ли она вашим стратегическим партнером? Является ли она главной военной угрозой для Европы? Не кажется ли вам, что мир стоит на пороге третьей мировой войны?

— Я не думаю, что мир стоит на пороге третьей мировой войны. Я не люблю навешивать ярлыки на какие-то страны — «стратегический партнер» или «самая большая угроза». Но вполне ясно, что Россия проявила себя игроком, который нарушает международное право и фундаментальным образом нарушил мирный порядок в Европе.

— В таком случае, что с этим делать? Европа признает факт нарушения международных норм законодательства, но ограничивается устными предупреждениями или «глубокой обеспокоенностью». Действуют санкции, но все чаще и чаще слышится мнение, что санкции на самом деле не являются действенным инструментом, и что западные страны устали нести потери от ограничения сотрудничества с РФ?

— Я уже прежде сказал — военная победа на Донбассе над Россией невозможна. Сейчас проводятся учения совместно с нашими восточными партнерами по НАТО, чтобы развить политику устрашения РФ. Также я не думаю, что санкции настолько не действенны. Если бы это было так, то Россия не выступала бы так радикально за их снятие. Можно говорить о том, что экономические интересы западных стран страдают, но мы готовы платить эту цену, поскольку мы настаиваем на том, что Минские соглашения должны быть выполнены.

— Иногда, возможно, складывается впечатление, что мы все время только требуем от Европы чего-то, нередко забывая, что мы для себя должны проводить реформы. Как вы оцениваете их ход в Украине?

— Я согласен с вами. Я думаю, что в интересах самой Украины, если она будет становиться государством, обществом, в котором ценятся и выполняются ценности и базовые западные подходы. Я убежден в том, что со времени Майдана было освобождено много реформаторской энергии, во многих сферах был достигнут прогресс, который заслуживает похвалу. Сейчас точно можно говорить, что страна другая, чем была пять лет назад. Но Украина еще не провела все необходимые реформы. Это непростой процесс, который требует много энергии и терпения.

Например, назовем приватизацию, реструктуризацию государственных предприятий, за исключением «Нафтогаза», земельную реформу. Я убежден, что с проведением земельной реформы для Украины откроется огромный потенциал для экономического подъема. Если у селян будет возможность для обеспечения своих кредитов использовать свою же землю, тогда откроются огромные инвестиционные возможности, и во всей экономике будет ощущаться значительный рост. Если существует опасение, что большие инвесторы скупят большие участки, тогда это можно предотвратить на законодательном уровне.

— Есть ли заинтересованность немецкого бизнеса в приватизации предприятий? Несколько лет назад обсуждалась перспектива создания совместного консорциума по управлению украинской газотранспортной системой с участием Германии. Остался ли интерес к этому проекту, намерен ли немецкий бизнес купить какие-то украинские предприятия?

— Я отвечу вам в духе «Армянского радио»! В тех сферах, где реформы еще недостаточно проведены, необходимо создать условия для привлечения иностранных инвестиций. Привлечение средств, в первую очередь, это безопасность инвестиций. Безопасность — это судебная реформа, реформа правоохранительных органов. В принципе, первые шаги в этом направлении уже сделаны. У меня положительные ожидания, но еще нужно двигаться в этом направлении.

— 7 февраля исполнится 25 лет дипломатическим отношениям Украины и Германии. Как вы их оцениваете? Допускаете ли вы, что в результате ваших выборов внешнеполитический курс, отношение к Украине будет изменено?

— 7 февраля мы отмечаем 25 лет существования посольства Германии в Украине. Это символическая дата, поскольку Германия была первой страной, которая направила сюда своего посла. Если сравнивать те времена с нынешними, то, без всякого сомнения, мы видим значительное улучшение и расширение отношений. При всем значении больших политических вопросов не стоит недооценивать того громадного объема экономических и культурных связей между нашими странами. 7 февраля мы будем праздновать надлежащим образом, у нас будет большой прием в посольстве.

Я уверен в том, что после выборов в Германии отношение к Украине и России не изменится. Согласно последним опросам, после выборов в Бундестаге будет примерно 75% депутатов, поддерживающих нынешний внешнеполитический курс Германии. Политика, которую сейчас проводит федеральное правительство по отношению к России и Украине, поддерживается и большей частью оппозиции. Так что, катастрофы не ожидается.

Украина. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 8 февраля 2017 > № 2065952


США. Китай > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 8 февраля 2017 > № 2065932

Трамп поставил США на грань торговой войны с Китаем

Дэн Айкенсон (Dan Ikenson), Forbes, США

Никогда еще экономики США и Китая не были настолько взаимозависимы, как сегодня. Никогда еще ценность их двусторонних торговых и инвестиционных отношений не была выше. Никогда еще нестабильное состояние глобальной экономики не требовало взаимного уважения США и Китая больше, чем оно требует сейчас. Однако учитывая то, что Дональд Трамп пришел к власти в США на платформе национализма и протекционизма, вероятность того, что отношения между этими двумя странами скатятся в разрушительную торговую войну, никогда еще не была выше, чем сейчас.

Трения в этих двусторонних отношениях были всегда. В течение многих лет они то обострялись, то сглаживались, однако лидерам стран все же удавалось контролировать ситуацию и не допускать серьезных кризисов. В течение последних восьми лет отношения между США и Китаем испытывали на себе растущее давление, требуя огромного терпения и сдержанности со стороны Вашингтона и Пекина. Правительства обеих стран вводили торговые ограничения, однако они старались делать это в соответствии с общепринятыми нормами международной торговли.

Избрание импульсивного Трампа, который считает торговлю соперничеством или игрой, в которой может быть только один победитель, делает сдержанность маловероятной в силу склада его характера и одновременно стратегически нелогичной. Поскольку у США огромное отрицательное сальдо торгового баланса с Китаем, президент Трамп считает Пекин более зависимой стороной в этих отношениях, то есть стороной, которая может потерять гораздо больше в результате торговой войны. Поскольку, с точки зрения Трампа, последствия торговой войны для США будут относительно нетяжелыми, такой курс кажется ему вполне реалистичным вариантом. Подобная точка зрения представляет собой резкий отказ от той торговой политики, которой США придерживались последние 80 лет.

Опасные взгляды Трампа на экономику не появились из ниоткуда. Склонность многих американцев к более резкому, протекционистскому подходу «Америка в первую очередь» по отношению к торговле — особенно к торговле с Китаем — формировалась и нарастала последние несколько лет. В обществе широко распространено мнение, что несправедливая экономическая политика Китая, а также слабая реакция США на эту политику стали непосредственной причиной потери рабочих мест на американских промышленных предприятиях. Этой точки зрения придерживаются в первую очередь те, кто больше всего пострадал в финансовом плане. Эти люди уверены, что Китай «обманул систему», чтобы стать сильнее за счет Америки, а теперь он бросает вызов глобальному экономическому и стратегическому господству США. Сегодня люди как никогда часто открыто выражают свои сожаления по поводу решения США сблизиться с Китаем в экономическом плане и позволить Китаю войти в глобальную торговую систему без каких-либо серьезных обязательств. Хотя избрание Трампа делает торговую войну с Китаем весьма вероятной, такое состояние двусторонних экономических отношений является кульминацией длительного и неумолимого скатывания к краю бездны.

Долгий путь к торговой войне

После трагических событий на площади Тяньаньмэнь в 1989 году, администрация президента Джорджа Буша-старшего решила, что она будет продолжать вести политику сближения и сотрудничества с Китаем. В то время объемы двусторонней торговли между США и Китаем составляли всего 17,6 миллиардов долларов, а прямые иностранные инвестиции были обычным делом. Однако потенциальная экономическая выгода от расширения торговли и увеличения объемов инвестиций была очевидной, поэтому расширение сотрудничества — как многие тогда утверждали — с большей вероятностью могло ускорить экономическую и политическую либерализацию в Китае, чем политика, направленная на наказание и изоляцию этой страны. Кроме того, бытовало мнение, что санкции нанесут вред скорее китайскому народу, а не правительству, и одновременно лишат европейские компании новых возможностей для развития бизнеса.

В течение следующих 20 лет политика США в отношении Китая строилась на идее о том, что эти экономические отношения являются весьма многообещающими и что их необходимо поддерживать и развивать, не обращая внимания на серьезные разногласия между Вашингтоном и Пекином в таких вопросах, как защита прав человека и геополитика. Торговля и экономика были неприкосновенными приоритетными пунктами, поэтому более провокационные темы отодвигались на второй план.

В первой половине этого периода центральное правительство Китая и власти провинций проводили множество различных рыночных реформ, призванных освободить экономику страны и позволить Китаю выполнить все требования для вступления во Всемирную торговую организацию. К тому времени, когда в 2001 году Китай вступил в ВТО, объемы двусторонней торговли выросли до 121,3 миллиарда долларов, а объемы инвестиций — до 12 миллиардов долларов. К 2008 году объем двусторонней торговли составил уже 409 миллиардов долларов, а инвестиций — 56 миллиардов.

Всего за 20 лет Китай превратился из аграрной, а затем производственной экономики в мощный промышленный центр силы. Рост объемов торговли и инвестиций позволил сотням миллионов китайцев выбраться из бедности и принес пользу рабочим, предприятиям и потребителям по обе стороны Тихого океана. Однако в ходе этого процесса стало возникать множество трений в отношениях с американскими компаниями.

Экономическая политика США в отношении Китая, в сущности, представляла собой попытки сбалансировать две широкие группы интересов. С одной стороны были американские отрасли, конкурирующие на внутреннем рынке, и профсоюзы, стремящиеся помешать проникновению китайских товаров на американский рынок. Они годами выступали против того, чтобы Китаю был присвоен статус страны, имеющей «нормальные торговые отношения» с США, а также против попыток Китая вступить в ВТО. Они требовали дополнительных пошлин, квот и принятия других мер, которые должны были сгладить их опасения — реальные и воображаемые — касательно весьма сомнительных китайских приемов, таких как демпинг, субсидирование, валютные манипуляции, кражи интеллектуальной собственности, вынужденный трансфер технологий, а также загрязнение окружающей среды.

С другой стороны были американские многонациональные компании и экспортеры, которые выступали за более осторожный и менее антагонистический подход. Они предпочитали стратегию сотрудничества с Китаем, пока тот прокладывал себе путь в процессе интеграции в глобальную экономику. Эти группы выступали против политики и мер, которые могли бы поставить под угрозу доступ США на многообещающий китайский рынок. В качестве аргументов они использовали результаты множества исследований, проведенных экономистами, учеными и аналитиками, убежденными в том, что готовность развивать торговлю с Китаем также служит интересам американских предприятий, использующих китайский импорт в своих производствах, а также потребителей, особенно из менее обеспеченных слоев.

В целом, в основе политики США лежали такие точки зрения: Китай будет с радостью встречен в содружестве наций, а к его компаниям и товарам будут относиться так же, как и к компаниям и товарам других стран. Но американские отрасли смогут обращаться к правовым инструментам защиты, как всеобщим, так и касающимся конкретно Китая, а американское правительство получит возможность обращаться с жалобами на политику Китая в ВТО. Стратегический экономический диалог (созданный администрацией Джордж Буша-младшего и переименованный в Стратегический и экономический диалог при администрации Обамы) и другие двусторонние каналы коммуникации на высшем уровне были созданы для обсуждения и решения вопросов, неизбежно возникавших в процессе развития торговли. В общем и целом, эта формула неплохо работала, позволяя довольно эффективно решать проблемы и не доводить ситуацию до крайности. Однако спустя 20 лет, в 2009 году, все внезапно изменилось.

Экономику США потряс мощный финансовый кризис и глубокая рецессия. Финансовый кризис, за которым последовало сокращение экономики, чрезвычайно медленное восстановление, устойчиво высокий уровень безработицы, перспектива потери огромного количества рабочих мест и неконтролируемо высокий уровень государственного долга, поколебали веру американской общественности. Между тем китайская экономика продолжала демонстрировать почти двузначный ежегодный рост, опережая США в качестве крупнейшего в мире производителя и экспортера и догоняя Америку в попытке стать крупнейшей экономикой в мире. Китайское правительство официально стало крупнейшим иностранным держателем американского государственного долга, что, по мнению многих комментаторов, позволяло ему влиять на процесс принятия решений.

Ощущение того, что США и Китай постепенно меняются местами, заставляло китайских лидеров открыто высказываться по таким вопросам, о которых прежде они предпочитали молчать, критикуя власти США за финансовую неосмотрительность и вмешиваясь в дискуссии по таким вопросам, по которым прежде они придерживались довольно мягких позиций. Тон публичной риторики стал более резким. Относительно незначительные размолвки перерастали в масштабные скандалы, а гнев американцев становился все заметнее. Эта ситуация заставила правительство США пересмотреть свои позиции.

Многие поднимали вопрос о том, что возможно, лучшие дни Америки уже позади. Многие задавались вопросом о том, где США совершили ошибку и где Китай принял верное решение. Некоторые политики и эксперты, такие как Том Фридман (Tom Friedman) из New York Times, восхищались тем, чего китайцам удалось достичь благодаря их «просвещенной автократии», и предлагали США последовать примеру Китая в области развития промышленности. Другие пришли к выводу, что США проявили слишком много терпимости в период роста Китая, и выступили за ужесточение торговых норм.

Между тем американское деловое сообщество в Китае, которое долгое время выступало против резких и поспешных мер, способных разрушить его планы на китайском рынке, начало высказывать тревогу и недовольство в связи с усилением китайского протекционизма. Американские компании начали выступать с предупреждениями о том, что рыночная либерализация в Китае — которая ярко себя проявила в начале прошлого десятилетия — прекратилась, и теперь ситуация начинает развиваться уже в обратном направлении. В ежегодном правительственном докладе, публикуемом Американской торговой палатой в Китае, в список главных проблем 2009 года были включены усиление протекционизма, отсутствие правовой прозрачности, недостаточный контроль за соблюдением норм и законов, а также выраженный фаворитизм по отношению к местным компаниям. В другом докладе Американской торговой палаты говорилось об особенностях промышленной политики Китая, а также о планах правительства по созданию национальных чемпионов путем «заимствования» западных технологий.

Публикация этих докладов и реакция на них вызвали перемены в настроениях внутри сообщества многонациональных компаний США. Предчувствия угрозы для американского бизнеса усилились, тогда как надежды на новые возможности померкли. Пессимизм нарастал, оптимизм сдавал позиции, и многонациональные компании США уже с гораздо меньшим энтузиазмом выступали в поддержку терпимой политики сотрудничества с Китаем. Это привело к определенному сдвигу в балансе интересов, влиявших на политику США в отношении Китая, и перевес оказался на стороне тех, кто выступал за более агрессивный подход, включавший более жесткий контроль и ужесточение торговых ограничений. Это также означало, что вопросы двусторонней торговли больше не могли рассматриваться в отрыве от более широкой геополитической картины. Теперь торговые споры еще больше усугублялись нашей геополитической реальностью.

Обама демонстрирует силу

Торговая политика США в отношении Китая в период правления Обамы стала отражением этих перемен в настроениях. Сначала президент Обама разрешил ввести пошлины на китайские шины в соответствии с о специальным положением в законодательстве США, к которому президент Буш не захотел прибегнуть предыдущие три раза. Это решение заставило Китай подать жалобу в ВТО (жалоба не была удовлетворена), а также ввести ряд ответных «репрессивных» торговых мер, направленных против американских товаров, в том числе курятины и автомобилей. (Слово «репрессивные» было взято в кавычки, потому что эти меры были введены в соответствии с разрешенными ВТО инструментами правовой защиты внутренней торговли, однако та спешка, в которой эти меры были приняты, а также вердикт Органа ВТО по разрешению споров о том, что действия Китая, направленные против американской курятины, противоречат его обязательствам перед членами ВТО, указывают на то, что в данном случае одним из мотивов, скорее всего, была месть.)

Закон США о компенсационной таможенной пошлине (закон, призванный скорректировать эффекты субсидирования экспорта правительствами иностранных государств), который прежде считался неприменимым к «нерыночным» экономикам, снова стал доступным для отраслей американской промышленности, в результате чего в период правления Обамы против Китая было подано рекордное количество несправедливых исков. Число жалоб против Китая, поданных в ВТО при Обаме Управлением торгового представителя США, выросло в пять раз по сравнению с периодом правления Буша. Оно стало гораздо более тщательно проверять потенциальные инвестиции китайцев в США, блокировало предложение о приобретении китайцами части ветряных электростанций в Орегоне и приказало одной китайской технологической компании закрыть американскую фирму, которую та приобрела незадолго до этого. Тревога вокруг угрозы кибершпионажа поставила китайские технологические компании под прицел администрации Обамы и Конгресса, который пошел на чрезвычайные меры и запретил покупку и использование китайских телекоммуникационных продуктов правительственными агентствами США.

Тем временем Пекин тоже не сидел без дела. Пока администрация Обамы ужесточала меры контроля, китайское правительство приняло ряд новых законов, коснувшихся иностранных инвестиций, антимонопольной политики и кибербезопасности. Американские компании быстро назвали эти законы дискриминационными. Кроме того, из Китая стали все чаще приходить сообщения о том, что американские компании там подвергаются нападкам, что они вынуждены выполнять чрезвычайно обременительные требования к документации, что их лишают деловых возможностей и что их заставляют выдавать коммерческие тайны и ключи шифрования.

Продолжавшиеся переговоры между двумя правительствами по вопросу о заключении двустороннего договора об инвестициях, а также переговоры между несколькими правительствами по вопросу о либерализации торговли экологически чистыми товарами и государственных закупок были одними из немногих инициатив, свидетельствовавших о возможности положительного поворота в этих отношениях. Однако все эти инициативы ни к чему не привели, и пессимизм внутри американского сообщества многонациональных компаний по поводу политической ситуации в Китае и направлении изменений делового климата в Китае еще больше укрепился.

В начале 2016 года типичная антикитайская предвыборная риторика оказалась более резкой, чем обычно. Торговая политика Китая подвергалась критике со всех сторон американского политического спектра. Публикация скандальной научной статьи по названием «Китайский шок» (The China Shock), где говорилось, что издержки регулирования для тех рабочих, которые были в наибольшей степени подвержены воздействию притока китайского импорта в начале 2000-х годов, оказались гораздо более значительными, чем ранее считалось, подействовала отрезвляюще на сторонников развития торговых отношений с Китаем и мобилизовала общественное мнение в поддержку более агрессивного подхода к торговле с Китаем.

Только в 2016 году администрация Обамы подала четыре новые жалобы на Китай в ВТО, а Министерство торговли инициировало 24 новых антидемпинговых и компенсационных дела против китайских экспортеров. Однако самым провокационным шагом из всех стало бездействие: США так и не предоставили Китаю статус «рыночной экономики», что необходимо было сделать в течение 15 лет с момента вступления Китая в ВТО. 11 декабря 2016 года наступило, однако никаких изменений в статусе Китая или в политике так и не произошло. В связи с этим 12 декабря Китай инициировал в ВТО спор, который, вероятнее всего, теперь станет главным источником напряжения и неприязни между странами.

На краю пропасти

В начале 2016 года объемы двусторонних инвестиций составили 90 миллиардов долларов, а объем торговли достиг 600 миллиардов долларов. Но 2016 год завершился избранием президента, который, по всей видимости, не понимает, что означает такая степень взаимозависимости, и который намеревается воспользоваться влиянием США, чтобы изменить экономические отношения с Китаем. Многие сторонники развития торговли с Китаем в Вашингтоне, которые некогда решительно отстаивали свою точку зрения, теперь замолчали, видимо, решив, что теперь стало неполиткорректным говорить о пользе американо-китайской торговли, не отдавая дань уважения ее американским жертвам. Страх перед политическими последствиями решения занять позицию, противоречащую позиции президента, стал одной и причин затухания общественных дебатов. Считается, что это «не очень хорошо для бизнеса», если название компании появляется в одном из критических твитов президента.

По всей видимости, Трамп довольно беспечно относится к перспективе торговой войны с Китаем. Создается впечатление, что у него есть мандат на то, чтобы делать все, что ему захочется — чтобы все перевернуть, как кто-то сказал на одной из недавно прошедших конференций. Чаще всего президент говорил о предполагаемых валютных махинациях Китая, которые вдохновили его на призыв ввести 45% пошлину на китайский импорт. Несомненно, обвинения в валютных манипуляциях уже давно устарели. Китайцы не вмешивались в работу валютных рынков для того, чтобы понизить курс юаня, уже больше 10 лет, а в последние несколько лет власти страны предпринимали меры для укрепления своей валюты на фоне стремительного бегства капитала.

В отношениях между США и Китаем есть и другие источники напряженности, которые могут спровоцировать скатывание в пропасть. Дискриминация американских компаний в Китае, фаворитизм в отношении государственных предприятий, масштабное субсидирование промышленности, кражи интеллектуальной собственности, кибершпионаж, более тщательные проверки приобретений китайцев в США, дискриминация китайских телекоммуникационных компаний в США и отказ США относиться к Китаю как к рыночной экономике — все это остается вескими поводами для разногласий в отношениях между странами. Пока президент Трамп и его советники указывают на значительное активное торговое сальдо Китая в двусторонней торговле с США, называя его доказательством нечестных торговых практик, и обещают принять ответные меры, китайское правительство угрожает перестать покупать самолеты у компании Boeing и начать закупать сельскохозяйственную продукцию у Австралии и Канады. Несомненно, китайцы рассматривают возможность нанести ответный удар и по другим мишеням, то есть по компаниям и отраслям, которые имеют влияние на Конгресс и поэтому способны в определенной мере обуздать президента.

Однако больше всего беспокойства вызывает то, что, если рассуждать с позиций китайского истеблишмента, президенту Си (так в тексте — прим. ред.), возможно, будет даже выгодно начать торговую войну с США. Учитывая экономический рост в 6,5% (самый низкий показатель за последние 25 лет), недовольство общественности в связи с падением доходов, коррупцией и серьезным ухудшением экологической ситуации, в политическом смысле Си может выиграть от разрыва отношений с США. Коммунистическая партия и народ могут встать на сторону Си, если он убедительно обвинит США с их экономическими ограничениями в стагнации и тех экономических трудностях, которые могут за этим последовать. Если апеллировать к национальной гордости китайцев, это даст Китаю возможность и силы пережить долгую торговую войну с США — особенно с учетом того, что США продолжают отталкивать от себя друзей и наживать себе врагов в этом регионе.

Как это ни иронично, но Транстихоокеанское партнерство, которое часто ошибочно характеризуют как антикитайскую инициативу, предлагает Китаю гораздо больше стимулов для следования правилам глобальной торговли, чем любой другой инструмент, находящийся в распоряжении американских законодателей. Транстихоокеанское партнерство открыто для новых членов, которые способны выполнить его довольно строгие требования. Множество стран — помимо 12 первоначальных членов — выстроились в очередь, чтобы попасть туда, и начали проводить самые разные реформы, в которых их отчасти мотивировал страх остаться за бортом и бессильно наблюдать за тем, как это партнерство обрастает системами поставок и инвестиций. Китай, несомненно, был заинтересован во вступлении в Транстихоокеанское партнерство в установленном порядке и, возможно, даже надеялся на изменение названия на нечто вроде «Зоны свободной торговли Азиатско-Тихоокеанского региона». Однако то влияние, которым США могли бы в конечном итоге воспользоваться, чтобы урегулировать давние и вновь возникающие трения в отношениях с Китаем, было отвергнуто президентом Трампом, который в первую же неделю своего правления принял решение выйти из Транстихоокеанского партнерства.

Пока господствующие нормы международной торговли остаются нетронутыми, поэтому худшие нарушения — принятие протекционистских мер в одностороннем порядке — до сих пор осуждаются и предотвращаются. Если страны и дальше будут обращаться в ВТО за урегулированием их споров и опираться на систему «легальных инструментов защиты внутренней торговли», это уменьшит вероятность начала торговой войны. Однако теперь, когда в США появился президент, заявляющий о готовности побеждать в таких войнах, и когда китайское правительство обещает не уступать своих позиций, неизбежный исход остается лишь вопросом времени.

Как в случае с кадрами крушения поездка в замедленной съемке, мы можем лишь наблюдать за тем, что на нас надвигается, бессильные что-либо изменить. Факты больше ничего не значат. Никто больше не хочет тщательно все обдумывать. Мы больше не можем надеяться на то, что разум и здравый смысл одержат верх. Контррельсы и стоп-краны, которые в прошлом предотвращали крушения, окончательно вышли из строя. И нам остается только падать в пропасть.

США. Китай > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 8 февраля 2017 > № 2065932


Казахстан. УФО > Нефть, газ, уголь > inform.kz, 8 февраля 2017 > № 2065751

В Астане состоялась торжественная церемония открытия станции регазификации сжиженного природного газа (СПГ) "Туран". Первым потребителем СПГ станет находящийся недалёко от станции Назарбаев Университет, передаёт корреспондент МИА "Казинформ".

Поставщиком газа является компания «Газпром трансгаз Екатеринбург».

"Сегодня запускается новый источник газоснабжения на основе инновационной технологии LNG, которая даёт серьёзное снижение выбросов по сравнению с углём и дизельным топливом на 70-90%. Этот объект построен за счёт частных иностранных инвестиций, российских инвесторов. Надеюсь, все запланированные проекты будут реализованы, и мы сможем решить в Астане вопросы экологии и снижения выбросов", - сказал в своей торжественной речи аким столицы Асет Исекешев.

Заместитель генерального директора по экономике и финансам «Газпром трансгаз Екатеринбург» Сергей Лиховских отметил, что проект стал возможен благодаря братским отношениям Казахстана и России. Он подчеркнул, что предприятие когда-то открыто для строительства трансконтинентального газопровода "Бухара-Урал", и большая часть ветеранов предприятия начинала свою деятельность именно на территории Казахстана.

"На текущий год подписан контракт на 5 тысяч тонн метана. Есть понимание на дальнейшее сотрудничество с «Газпром экспортом», у нас есть подписанный меморандум, по которому к 2021 году мы должны выйти на объём в 320 тысяч тонн - это полмиллиона кубов. Этого объёма хватит, чтобы покрыть Астану и часть северных регионов страны", - дополнил директор Global Gas Regazification Панает Саулиди.

На данном этапе в проект было вложено свыше 2 млрд тенге, общий объём инвестиций до 2021 года предполагается около 20 млрд тенге.

"Туран" является первым комплексом по регазификации СПГ, запущенным компанией Global Gas Group. Мощность комплекса составляет 25 Гкал/час, что позволяет обеспечить теплом свыше полумиллиона квадратных метров отапливаемых помещений.

30 января из Екатеринбурга отправилась первая партия в 19 тонн.

Напомним, первый контракт на поставку малотоннажного СПГ автомобильным транспортом из России в Казахстан был подписан в декабре 2016 года между ООО "Газпром экспорт" и ТОО Global Gas Regazification, входящим в группу компаний Global Gas Group. В будущем этот энергоноситель планируется использовать и для газификации других объектов столицы Казахстана. По данным столичного акимата, в соответствии с планом инвестиций ТОО «Global Gaz Group» предусматривается поэтапный ввод в эксплуатацию 6 регазификационных станций.

Казахстан. УФО > Нефть, газ, уголь > inform.kz, 8 февраля 2017 > № 2065751


Китай. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 8 февраля 2017 > № 2065049

Совокупные прямые инвестиции Китая в развитые экономики Северной Америки и Европы в 2016 году увеличились более чем в два раза на фоне того, что стремительно зреющая китайская экономика продолжила переход к новой модели роста. Об этом говорится в докладе, подготовленном международной юридической компанией Baker McKenzie.

Согласно докладу, в 2016 году прямые иностранные инвестиции Китая в эти два региона выросли в целом на 130 процентов по сравнению с 2015 годом до рекордных 94,2 млрд долл США.

Впервые с 2013 года китайские инвесторы вложили больше средств в Северную Америку, чем в Европу. В частности, на США пришлось около 94 процентов общих китайских инвестиций в Северной Америке.

Частные китайские компании лидировали по объему зарубежных инвестиций. На них пришлось 70 процентов инвестиционных сделок.

В Европе большая часть, около половины, китайских инвестиций поступили в Германию и Великобританию.

Китай. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 8 февраля 2017 > № 2065049


Казахстан > Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 7 февраля 2017 > № 2079698

Иностранные инвесторы вкладывают в казахстанскую науку

На этот сектор приходится свыше 32% инвестиционного потока

Иностранные инвесторы активно вкладывают в казахстанскую науку. Треть валового притока прямых иностранных инвестиций уходит в научно-технический сектор — 4,74 млрд долларов за три квартала 2016 года, на четверть больше, чем годом ранее, сообщает Energyprom.kz.

Также в тройке ключевых инвестмагнитов — горнодобывающая и обрабатывающая промышленность. Топ-3 отраслей обеспечили 77% всего валового притока прямых инвестиций.

За январь-сентябрь 2016 валовый приток прямых инвествливаний от иностранных инвесторов составил 14,52 млрд долларов — это на 27,3% больше, чем в аналогичном периоде годом ранее.

Три ключевых отрасли, притягивающих инвестиционный поток, обеспечили 77% валовых инвестиций: профессиональная, научная и техническая деятельность (32,6%), горнодобывающая промышленность и разработка карьеров (26,1%) и сектор переработки (18,2%).

Третья волна модернизации усилит встраивание РК в глобальные цепочки производства и сбыта товаров и услуг, прежде всего за счет привлечения иностранных инвесторов и транснациональных компаний. Важную роль в привлечении финансовых ресурсов в экономику страны сыграет и Международный финансовый центр «Астана».

Показатели первых трех кварталов 2016 года меняют тренд валового притока прямых иностранных инвестиций на позитивный. Ранее в секторе намечался спад с 2013 года.

В стране успешно проводится перезагрузка системы привлечения инвестиций. Так, согласно рейтингу Всемирного банка Doing Business 2017 Казахстан улучшил свои позиции на 22 пункта и занимает 3-е место по индикатору «Защита миноритарных инвесторов».

До 1 сентября 2017 года в РК разработают новую инвестиционную стратегию. Перестраивается и активизируется работа экономической дипломатии для обеспечения защиты и продвижения национальных экономических интересов в рамках международного сотрудничества. Это касается прежде всего работы внутри ЕАЭС, ШОС, сопряжения с Экономическим поясом Шелкового пути.

Ключевая сфера, привлекшая валовые иностранные инвестиции в 2016 году, — научная и техническая деятельность: 4,74 млрд долларов, +25,8%. Почти 99% вливании в секторе обеспечила деятельность в области архитектуры, инженерных изысканий, технических испытаний и анализа, основную часть которой составила геологическая разведка (4,68 млрд долларов, +25,3% год-к-году).

В новой экономической реальности основным направлением для привлечения инвесторов становятся продуктивные услуги, связанные с созданием реальной экономической ценности, а не с перераспределением добавленной стоимости (то есть не финансовые, торговые или посреднические). К продуктивным услугам относится и научно-техническая деятельность, и инжиниринг, а также транспортные, инфокоммуникационные, космические, социальные услуги и т. п.

Валовый приток прямых иностранных инвестиций в горнодобывающий сектор составил 3,79 млрд тенге — на 30,2% больше, чем в аналогичном периоде годом ранее.

Из них 73,4% пришлось на нефтегазодобычу (2,78 млрд долларов, +34,4% за год), и еще 19,6% - на добычу металлических руд (744 млн долларов, +24,4% за год).

Замыкает топ-3 обрабатывающая промышленность — 2,64 млрд долларов, +25,4% год-к-году.

Здесь 85,5% инвестпритока обеспечила металлургическая промышленность и производство металлических изделий — 2,26 млрд долларов, сразу +54,5% за год.

Также на ключевые позиции по инвестиционной привлекательности вышел химпром — 5,8% валового притока прямых иностранных вливаний, 154 млн долларов — сразу в 37 раз больше, чем годом ранее.

Казахстан > Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 7 февраля 2017 > № 2079698


США. Канада. Китай. Азия > Внешэкономсвязи, политика > fondsk.ru, 7 февраля 2017 > № 2067090

Транстихоокеанское партнёрство: США уходят, Китай приходит

Валентин КАТАСОНОВ

В последние два года одной из актуальных тем мировой политики был проект Транстихоокеанского партнерства (ТТП). Администрация Барака Обамы педалировала переговоры по заключению соглашения о ТПП с участием двенадцати государств бассейна Тихого океана: США, Канады, Мексики, Перу, Чили, Японии, Малайзии, Брунея, Сингапура, Вьетнама, Австралии и Новой Зеландии. На эти страны приходится 40% мировой экономики и треть мировой торговли. В октябре 2015 г. в Атланте (США) состоялось предварительное подписание соглашения по ТТП, в феврале 2016 года в Новой Зеландии произошло официальное подписание документа.

Однако затем процесс создания партнёрства стал буксовать. Обаме так и не удалось добиться быстрой ратификации соглашения о ТТП в конгрессе. Отчасти причиной тому был кандидат в президенты США Дональд Трамп, который ещё с прошлого года стал громко заявлять, что ТТП противоречит интересам США и в случае победы на выборах он добьётся отказа от участия в партнёрстве. А через три дня после инаугурации Трампа, 23 января, новый президент США подписал указ о выходе из ТТП.

Выход США из Транстихоокеанского торгового партнерства несёт наибольшие риски для Японии, чьи машины и электроника могут потерять на огромном американском рынке конкурентные преимущества. Лишь шесть стран (Мексика, Япония, Австралия, Малайзия, Новая Зеландия и Сингапур) заявили, что готовы реализовать ТТП вне зависимости от участия США. Думаю, что со временем круг твёрдых сторонников ТТП станет ещё более узким.

Зато после утраты Вашингтоном интереса к ТТП среди оставшихся участников партнёрства родилась идея пригласить в него Китай. В частности, компенсировать потери от выхода США из игры активизацией экономических отношений с Китаем рассчитывает Австралия. Однако теперь, возможно, всё получится по-другому, а именно: Китай может пригласить оставшихся без США членов ТТП в свой собственный «клуб». По инициативе Пекина начался бурный процесс создания нового международного торгового союза. Речь идёт о проекте Всестороннего регионального экономического партнёрства – ВРЭП (Regional Comprehensive Economic Partnership - RCEP).

Костяк ВРЭП составляют 10 стран-членов АСЕАН (Бруней, Вьетнам, Индонезия, Камбоджа, Лаос, Малайзия, Мьянма, Сингапур, Таиланд, Филиппины) и 6 государств, с которыми у АСЕАН уже подписаны соглашения о свободной торговле (Австралия, Индия, КНР, Новая Зеландия, Республика Корея и Япония). ВРЭП охватывает 4 экономически развитых государства и 12 развивающихся. По своему потенциалу проект ВРЭП сопоставим с ТТП: на страны первого партнёрства приходится около 30% мирового ВВП и около 50% численности населения Земли. Доля стран, участвующих в переговорах по ВРЭП в мировом экспорте – около 1/3. Ведущие экспортёры (доля в мировом экспорте в 2014 г., %): Китай — 11,7; Япония — 3,6; Республика Корея — 3,3. Инвестиционный потенциал стран нового объединения также значителен. В 2014 г. совокупный приток иностранных инвестиций в экономики стран ВРЭП составил 28,5 % от мирового объёма, а отток инвестиций — 23,6 %.

Товарооборот стран, входящих во ВРЭП,
внутри данного партнёрства в 2014 году

 Страна/год

 Млрд. долл.

Китай

1 296,76

Япония

695,13

Республика Корея

511,33

Сингапур

417,20

Австралия

322,88

Малайзия

275,42

Таиланд

258,84

Индонезия

229,62

Индия

194,91

Вьетнам

169,79

Филиппины

76,20

Новая Зеландия

48,30

Мьянма

43,64

Камбоджа

17,71

Бруней

14,62

Лаос

11,41

Источник: Asia Regional Integration Center – ARIC

Как следует из табл. 1, в 2014 году взаимный товарооборот внутри группы стран, которые мы относим к ВРЭП, составил в общей сложности 4,4 трлн. долл. Для сравнения: страны, входящие в Североамериканскую зону свободной торговли (НАФТА), а именно США, Канада и Мексика, вышли на уровень взаимного товарооборота в 1 трлн. долл. лишь в начале текущего десятилетия.

Китай является безусловным лидером в группе стран ВРЭП, на него в 2014 г. пришлось 28% взаимной торговли, за ним следовали Япония (15%), Республика Корея (11%). Эти три страны обеспечивали более половины всего товарооборота внутри ВРЭП.

Интересно посмотреть, насколько важен для отдельных стран, входящих в круг ВРЭП, общий рынок данного регионального партнёрства. Возьмём сначала Китай. Доля стран ВРЭП в экспорте Китая в 2014 году составляла 26%, а доля этих же стран в импорте Китая - 34%. То есть значение рынка ВРЭП для Китая велико. Правда, значение США как торгового партнёра Китая сопоставимо со всеми 15 странами ВРЭП, вместе взятых, но ситуация в торговле с Америкой в свете протекционистских угроз Трампа может для Китая резко измениться. Поэтому Пекин спешно продвигает проект ВРЭП, способный хотя бы частично компенсировать потери Китая на американском направлении.

Вторая по торговому потенциалу страна, ведущая переговоры о ВРЭП, - Япония. Для неё значение рынка ВРЭП даже больше, чем для Китая. Доля стран ВРЭП в экспорте Японии в 2014 году составляла 45%, в импорте – 48%. Хотя Япония была единственной страной, которая ратифицировала соглашение по ТТП, она вполне может оказаться вторым после Китая локомотивом нового партнёрства.

Значение рынка ВРЭП для других потенциальных участников партнёрства ещё больше. Перечислю страны, в экспорте которых на рынок ВРЭП приходится (https://aric.adb.org/beta) более 50 процентов (в скобках – доля рынка ВРЭП в экспорте страны в 2014 году, %): Бруней (94); Мьянма (93); Лаос (83); Австралия (76); Малайзия (64); Индонезия (62); Сингапур (59); Новая Зеландия (58); Филиппины (57); Таиланд (56).

А вот список стран, для которых рынок ВРЭП является критически важным по импорту (в скобках – доля рынка ВРЭП в импорте страны в 2014 году, %): Лаос (95); Мьянма (94); Камбоджа (84); Бруней (81); Вьетнам (74); Индонезия (68); Малайзия (61); Таиланд (58); Филиппины (58); Новая Зеландия (57); Австралия (55).

Начало переговоров по ВРЭП было положено 20 ноября 2012 г. на саммите АСЕАН в Камбодже. До тех пор пока наблюдался прогресс в проекте ТТП, мировые СМИ почти не уделяли внимания проекту ВРЭП, полагая, что он слишком сырой и не «конкурентоспособный» по сравнению с ТТП. В последний месяц рейтинг ВРЭП резко возрос.

Всего за несколько дней до президентских выборов США министры стран - участников ВРЭП на встрече в Маниле выступили с заявлением, в котором подчеркнули актуальность достижения нового соглашения в связи с ростом протекционистских настроений в мире. Политики и эксперты полагают, что, воспользовавшись отказом Трампа от поддержки ТТП, Китай перехватит инициативу и создаст крупнейшую в мире торгово-экономическую группировку.

Некоторые из стран, присоединившихся или планирующих присоединиться к переговорному процессу по ВРЭП, полагают, что им удастся сидеть сразу на двух стульях и участвовать одновременно в двух партнёрствах. На недавнем саммите АТЭС министр внешней торговли и туризма Перу Эдуардо Феррейрес так и сказал: «Китай – наш друг, США – наши друзья, и все остальные – наши друзья».

Эксперты отмечают, что проект ВРЭП имеет ряд принципиальных отличий от проекта ТТП. В частности, первый из них носит открытый характер (в отличие от ТТП, куда вход Китаю и России был закрыт). Во-вторых, первое партнёрство не требует чрезмерных обязательств от его членов. В частности, нет жёстких норм и правил по части экологии, социальных условий труда, государственных закупок, инвестиционных споров и т.п. (как в ТТП). ВРЭП – преимущественно торговое партнёрство. Концепция ВРЭП не предусматривает требований, значительно выходящих за рамки обязательств в ВТО. Главная идея нового партнёрства - либерализация торговых режимов с учётом национальной специфики и разницы в уровнях развития экономик стран-участников.

Благодаря своим особенностям ВРЭП со временем может перестать быть региональным и превратится в глобальное партнёрство.

Конечно, на пути к подписанию соглашения по ВРЭП есть серьёзные препятствия. Прежде всего, бросаются в глаза резкие различия в уровнях экономического развития тех стран, которые сегодня участвуют в переговорах. С одной стороны, это страны с высоким уровнем экономического развития, к которым можно отнести Австралию, Бруней, Новую Зеландию, Республику Корея, Сингапур, Японию. С другой стороны, страны экономически менее развитые: Вьетнам, Индия, Индонезия, Камбоджа, Китай, Лаос, Малайзия, Мьянма, Таиланд, Филиппины. Эти различия осложняют достижение консенсуса по вопросам тарифов, доступу на рынок услуг, порядку таможенного контроля и т.п. Кроме того, некоторые из наиболее развитых стран (особенно Австралия и Новая Зеландия) пытались одно время включить в формат ВРЭП вопросы, связанные с патентным правом, судебным решением инвестиционных споров, экологическими и социальными стандартами и т.п. (всё это – важные элементы ТТП), но потом, правда, согласились не перегружать на данном этапе переговоры и отказались от включения в обсуждаемое соглашение перечисленных выше вопросов.

Кроме экономических препятствий могут появиться и политические. В частности, территориальные споры между Китаем и Японией могут привести к тому, что Страна восходящего солнца окажется за бортом нового партнёрства.

Хотя новое партнёрство – открытое, трудно представить, что его участником могут стать Соединённые Штаты. Что касается Российской Федерации, то она на этот счёт никаких заявлений пока не делала.

Китай неожиданно вышел на роль лидера экономической глобализации. 17 января, выступая в Давосе, председатель КНР Си Цзиньпин дал понять участникам международного экономического форума, что Пекин готов перехватить у Вашингтона знамя глобализации. 26 января китайский премьер Ли Кэцян ещё раз подтвердил приверженность Китая принципам многостороннего торгового либерализма.

Китайские лидеры хорошо запомнили слова Барака Обамы, сказанные 14 мая прошлого года: основной смысл ТТП в том, чтобы «США, а не страны вроде Китая» определяли правила международной торговли. Теперь для Китая появился шанс сделать ответный ход, заявив, что именно он становится дирижёром международной торговли.

Пекин планирует завершить переговоры по ВРЭП до конца текущего года, чтобы уже в начале 2018 года подписать многостороннее соглашение.

США. Канада. Китай. Азия > Внешэкономсвязи, политика > fondsk.ru, 7 февраля 2017 > № 2067090


Казахстан > Приватизация, инвестиции > inform.kz, 7 февраля 2017 > № 2064784

Иностранные инвесторы активно вкладывают в казахстанскую науку. Также в тройку ключевых инвестмагнитов входят горнодобывающая и обрабатывающая промышленность, передает energyprom.kz.

Три ключевых отрасли, притягивающих инвестиционный поток, обеспечили 77% валовых инвестиций: профессиональная, научная и техническая деятельность (32,6%), горнодобывающая промышленность и разработка карьеров (26,1%) и сектор переработки (18,2%). Валовый приток составил 14,52 миллиарда долларов США - это на 27,3% больше, чем годом ранее.

В Казахстане успешно проводится перезагрузка системы привлечения инвестиций. Согласно рейтингу всемирного банка «Doing Business 2017», Казахстан улучшил свои позиции на 22 пункта, и занимает 3 место по индикатору «Защита миноритарных инвесторов».

До 1 сентября 2017 года в РК разработают новую инвестиционную стратегию. Перестраивается и активизируется работа экономической дипломатии для обеспечения защиты и продвижения национальных экономических интересов в рамках международного сотрудничества внутри ЕАЭС, ШОС, Экономического пояса Шелкового пути.

Почти 99% вливании в секторе обеспечила деятельность в области архитектуры, инженерных изысканий, технических испытаний и анализа, основную часть которой составила геологическая разведка. Основным направлением для привлечения инвесторов становятся продуктивные услуги, связанные с созданием реальной экономической ценности. К продуктивным услугам относится и научно-техническая деятельность, и инжиниринг, а также транспортные, инфокоммуникационные, космические, социальные услуги и т.п.

Валовый приток прямых иностранных инвестиций в горнодобывающий сектор составил 3,79 млрд долларов - на 30,2% больше, чем в аналогичном периоде годом ранее. Из них 73,4% пришлось на нефтегазодобычу (2,78 млрд долл), и еще 19,6% - на добычу металлических руд (744 млн долл). Замыкает ТОП-3 обрабатывающая промышленность - 2,64 млн долл.

Казахстан > Приватизация, инвестиции > inform.kz, 7 февраля 2017 > № 2064784


Китай > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 февраля 2017 > № 2064524

Китай, экономическое развитие и международная безопасность: заполнение пробелов

Мэтт Ферчен (Matt Ferchen), Carnegie Moscow Center, Россия

Увеличение геополитического значения Китая и его роли в мировой экономике разделило наблюдателей на два лагеря: в первом считают, что возвышение этой страны способствует общему процветанию и миру, во втором — что Китай является агрессивной державой, исповедующей экономический меркантилизм. И та, и другая точки зрения опираются на чрезмерно упрощенное представление о политической экономии международных отношений Китая. Это является следствием отсутствия новых междисциплинарных подходов как в исследованиях, так и в практической политике — всего того, что могло бы помочь объяснить, как связаны между собой экономический и геополитический аспекты подъема Китая. Анализ ошибок обеих позиций — первый шаг к лучшему пониманию того, что происходит в Китае, и конструктивному сотрудничеству с этой страной.

Конкурирующие точки зрения

Согласно парадигме мирного развития Китая, движение по пути экономического роста будет способствовать процветанию, безопасности и стабильности как региона, так и мира в целом.

Геоэкономическая парадигма представляет Китай меркантилистской державой, которая за счет роста контролируемой государством экономики и самоуверенных внешнеэкономических инициатив стремится увеличить свое влияние в регионе и во всем мире.

Оба подхода предлагают чрезмерно упрощенный взгляд на сложную систему международных отношений Китая, объединяющую экономические и геополитические аспекты.

Возникновение и существование обеих парадигм связаны с тем, что многие политики и ученые опираются только на собственные узкие специализации и ограничивают свои интересы либо сугубо экономическими темами, либо проблемами геополитики и безопасности. Признание ошибочности этих подходов и поиск новых, плодотворных решений — необходимое условие построения более конструктивных отношений с Китаем.

Понимание принципов политической экономии международных отношений Китая

Сейчас самое подходящее время для анализа и работы с несовершенными парадигмами и их следствиями. Представив ряд масштабных внешнеэкономических инициатив и институтов, председатель КНР Си Цзиньпин дал понять, что запущенный Китаем процесс экономического развития нацелен на достижение процветания и безопасности как в регионе, так и в мире в целом.

Чтобы скорректировать свои точки зрения, ученые, политики и прочие специалисты-практики должны признать, что им необходимо выйти из жестких рамок своих специализаций — экономики, геополитики или сферы безопасности. Нужно искать новые пути к пониманию растущего международного влияния Китая и налаживанию взаимодействия между экономикой и политикой в целом и экономическим развитием и безопасностью в частности.

Некоторые ученые, политики и организации уже приступили к исследованиям связей между экономикой и политикой, а также взаимного влияния экономического развития и изменений в сфере безопасности. Но многое еще может и должно быть сделано. Хорошо, если подобные исследования станут регулярными, а участие политиков и фондов — постоянным.

Введение

Приведет ли рост китайской экономики и ее взаимозависимости с экономиками других стран к усилению геополитического влияния Китая — один из важнейших вопросов XXI века. Ответ на него жизненно необходим политикам, ученым, бизнесменам и многим другим как в самом Китае, так и за его пределами.

Долговременные последствия усиления общемировой роли Китая оцениваются очень по-разному. Китайское руководство подчеркивает приверженность официально объявленному курсу мирного развития, в то время как во многих странах все большее распространение получает точка зрения, согласно которой Китай — экспансионистская держава, которая стремится за счет объемов своей экономики и ее успехов расширить свое геополитическое влияние. Взгляды на то, как следует воспринимать поведение Китая и как на него реагировать, расходятся все сильнее. Они, по сути, отражают два различных и по-своему несовершенных представления о том, как успехи китайской экономики внутри страны и за ее пределами сказываются — или могут сказаться — на могуществе и влиянии Китая в мире.

Нагляднее всего различие этих подходов, а также вероятность обострения нарастающей напряженности могут быть показаны на примере недавнего продвижения Китаем инициатив и организаций, формально призванных содействовать экономическому развитию как соседних, так и более отдаленных регионов. Масштабные проекты по финансированию и строительству завязанной на Китае инфраструктуры наземного и морского транспорта, энергетики и телекоммуникаций — такие как инициатива «Один пояс — один путь» и Азиатский банк инфраструктурных инвестиций — породили множество домыслов и сомнений. Отчасти потому, что пока непонятно, как в рамках своей национальной стратегии Китай может использовать новые и уже существующие связи с соседними странами и с другими регионами от Африки до Европы для увеличения своего геополитического влияния. Официальный Китай подчеркивает: участие в новых инициативах выгодно всем странам, оппоненты же утверждают, что эти инициативы дадут Китаю дополнительное средство достижения геополитических целей. Что особенно важно для соседних стран, многие из которых всерьез обеспокоены экспансией Китая в Южно-Китайском море. Однако расхождения в интерпретации недавних китайских инициатив — это только верхушка айсберга. Они отражают гораздо более глубокие противоречия в оценках и представлениях о том, как международная экономико-политическая роль Китая соотносится с расширением его геополитического влияния.

Китайское руководство постоянно подчеркивает, что его приоритет — экономическое развитие, и традиционно стремится убедить соседей, Соединенные Штаты и собственное население в том, что внешнеполитические задачи, которые ставит перед собой Китай, служат в первую очередь интересам развития национальной экономики. Масштабные инициативы, которые с 2013 года выдвигает председатель КНР Си Цзиньпин, преподносятся как естественное продолжение внешней политики, направленной на достижение таких выгодных всем результатов, как мир и процветание в регионе и во всем мире. Китайской парадигме мирного развития резко противопоставлена геоэкономическая парадигма: ее многочисленные сторонники за пределами Китая представляют эту страну меркантилистской державой, в которой сильная, дальновидная, авторитарная система манипулирует экономикой в целом и отдельными экономическими институтами с целью укрепления своего могущества в Китае и в мире.

Но ни та, ни другая парадигма в полной мере не отражают изменение роли Китая в мире. Несмотря на увеличение веса национальной экономики и ее взаимозависимости с экономиками других стран, Китай едва ли сможет расширить свое внешнеполитическое и геостратегическое влияние, как полагают сторонники геоэкономического подхода. Также пока нет достаточных оснований для утверждений, что экономические роль и связи Китая явно и последовательно — в соответствии с парадигмой мирного развития — способствуют укреплению мира и стабильности.

Каждая из описанных систем представлений отражает и формирует не только определенный образ мысли, но и особое политическое поведение. Существование этих парадигм во многом обусловлено доминированием бюрократического и академического подходов, отделяющих экономику от политики и вопросы развития от вопросов безопасности. Узкие аналитические рамки и институциональный подход породили поверхностное, а местами и целиком неверное понимание того, насколько и как связаны объем китайской экономики, ее рост и интернационализация с общим геополитическим влиянием Китая и его воздействием на систему международной безопасности.

Необходимо признать несовершенство и ограниченность этих парадигм и подходов и задуматься о разработке комплексного метода, который позволил бы напрямую сконцентрироваться на том, что политолог Роберт Гилпин назвал «динамическим взаимодействием… между стремлением к богатству и стремлением к власти», определяющим суть эволюции роли Китая на международной арене. Ключевой составляющей метода должен стать принцип рассмотрения вопросов экономического развития в тесной связи с проблемами безопасности. Сейчас для этого самый подходящий момент — Китай находится на перепутье. В стране происходят фундаментальные изменения: она переходит на новую модель экономического развития, то есть отношения Китая с мировой экономикой — и в целом с остальными государствами — будут уже другими. Кроме того, председатель КНР Си Цзиньпин стремится показать, что экономический рост страны и безопасность и стабильность в регионе и во всем мире связаны напрямую. Это идеальный момент, чтобы попытаться разобраться, что означает выход политической экономики Китая на глобальный уровень. Именно это понимание должно лечь в основу дальнейших действий. Чтобы преодолеть барьеры, установленные устаревшими системами представлений, потребуется инновационный способ мышления, а пройти этот путь помогут аналитические традиции и институциональные практики политических и академических кругов, а также гражданского общества.

Разные взгляды на взаимодействие китайской экономики и геополитики

Модель развития китайской экономики и роль Китая в мире сильно изменились за последние десятилетия. С конца 1970-х, когда начались реформы и была провозглашена политика открытости, и до самого недавнего времени экономика страны росла в среднем на 10% в год. После вступления Китая в начале 2000-х во Всемирную торговую организацию его роль в мировой экономике становилась все более значительной и заметной, и в итоге он превратился в крупнейшего участника международной торговли. Последние десять с небольшим лет растет доля Китая в глобальных потоках прямых иностранных инвестиций и международном финансировании, главным образом за счет займов и финансовой помощи развивающимся странам.

При этом вопрос, как стремление к богатству соотносится у Китая со стремлением к могуществу на международной арене, вызывает все больше разногласий и споров. До сих пор не вполне понятно, сказалось или нет расширение и укрепление международных экономических связей Китая на его могуществе и влиянии в мире, а если сказалось, то как: усилило его позиции или привело к появлению новых уязвимых мест и взаимозависимостей. Два самых известных американских академических специалиста по Китаю назвали его один «хрупкой державой», а другой — «державой лишь отчасти»[3], а англичанин Мартин Джейкс предсказывает, что Китай будет «править миром»[4]. Ни одно из подобных крайне общих определений не проясняет вопроса. В условиях запуска таких масштабных проектов, как «Один пояс — один путь» и Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, не говоря уже об общей активизации китайской экономической дипломатии, все более актуальным становится определение взаимосвязи между экономическим и политическим аспектами внешней политики Китая, в частности между вопросами развития и безопасности.

Геоэкономика

Некоторые специалисты американских и европейских аналитических центров и эксперты-геополитики пользуются термином «геоэкономика» для описания якобы давно существующей предрасположенности Китая к использованию подходов реализма и меркантилизма при выстраивании отношений между государством и экономикой, а также при выстраивании внешнеэкономической политики[5]. Трудно выбрать из множества определений этого термина наиболее общепринятое и точное, так что приведем лишь определение, которое дали два бывших высокопоставленных сотрудника Государственного департамента США в своей недавно вышедшей книге «Использование экономических рычагов для продвижения и защиты национальных интересов и для достижения геополитических целей[6].

Те, кто придерживается геоэкономического взгляда на внешнюю политику Китая, обычно делают основной акцент на применении китайскими властями инструментов экономической политики для достижения более общих внешнеполитических или геостратегических целей[7]. Такой подход наглядно демонстрируют работы индийского специалиста по международным отношениям Брахмы Челлани. По его словам, «стремление Китая насадить в Азии свои порядки ни для кого не секрет. Все крупные проекты, от инициативы "Один пояс — один путь" до учреждения в Пекине Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, медленно, но верно приближают Китай к его стратегической цели — построению китаецентричной Азии»[8]. В словах Челлани отчетливо звучит свойственная геоэкономическому подходу озабоченность тем, что Пекин использует инициативы для усиления своих политических и геостратегических позиций.

По мнению некоторых аналитиков, разделяющих принципы геоэкономической парадигмы, если стратегия Китая не будет уравновешена адекватными мерами, он упрочит свою доминирующую позицию в регионе и в значительной части третьего мира[9]. В конечном счете логика геоэкономического подхода подводит к выводу о близящемся конце экономического, политического и стратегического влияния Соединенных Штатов и их европейских союзников с последующим крахом либерального миропорядка.

Однако если приглядеться к некоторым доводам сторонников геоэкономического подхода, обнаружатся противоречащие ему и просто неожиданные последствия углубления взаимозависимости китайской и глобальной экономик. На ряд таких противоречий указывают ежегодные доклады, которые с недавних пор выпускает Всемирный экономический форум от имени своего Совета по глобальной повестке в области геоэкономики. Название последнего доклада, «Геоэкономика с китайскими особенностями: как экономическая мощь Китая трансформирует мировую политику», предполагает, что китайская экономическая «мощь», что бы под этим словом ни понималось, конвертируется в международное политическое влияние. В докладе уделено, разумеется, значительное место инициативе «Один пояс — один путь», наряду со ставкой на государственные предприятия, одна из целей которой — обеспечить гарантированный доступ к рынку энергетических и прочих ресурсов.

Но в докладе говорится также и о том, что результатом появления прочной региональной и глобальной экономической взаимозависимости становится не только «серьезный подрывной потенциал» Китая, но и его зависимость от мирового рынка, геополитических перемен и кризисов. Так, например, мировой финансовый кризис 2007-2009 годов обнажил зависимость Китая от спроса на его продукцию в США и Европе, а войны и нестабильность на пространстве от Ливии до Ирака показали, как непросто дается борьба за энергетическую безопасность Китаю, который все больше рассчитывает на ближневосточные и африканские поставки нефти и газа.

Увеличение внимания к геоэкономике Китая со стороны преимущественно американских и европейских исследователей и институтов отражает и растущую в других частях света заинтересованность и порой озабоченность тем, что экономическая взаимозависимость с Китаем вызывает к жизни новые модели экономического и политического влияния. Так, например, вскоре после вступления в 2011 году в должность президента Бразилии Дилма Русеф заявила о намерении «преодолеть взаимодополняемость экономик», которая определяет характер торговых связей между Бразилией и Китаем, основанных на сырьевом экспорте; тем самым она косвенным образом поставила под вопрос взаимовыгодность и жизнеспособность бразильско-китайских экономических отношений. В непосредственной близости от Китая, в Мьянме, в том же 2011 году правительство остановило крупный китайский проект строительства плотины — этот шаг был, судя по всему, вызван тем, что Мьянма опасалась оказаться в чрезмерной экономической и политической зависимости от громадного соседа. Экономические отношения Китая с другими крупными странами — экспортерами сырья, такими как Россия и Австралия, также сопровождаются причитаниями по поводу роста политического и геостратегического влияния Китая. Независимо от того, отдают ли наблюдатели себе отчет в том, что пользуются в своих рассуждениях понятиями геоэкономики, все чаще звучат опасения, что благодаря расширению международной торговли, инвестиций и финансовых связей Китай может получить новые рычаги геополитического и стратегического влияния.

Мирное развитие

Официальная реакция Китая на обеспокоенность других стран основывается на логике выигрышной для всех парадигмы мирного развития. В официальной дипломатии и внешнеполитической риторике парадигма мирного развития описывает и легитимизирует приверженность Китая модели общемирового экономического развития, способствующего укреплению мира и стабильности на Земле. По сути, она представляет собой концептуальную модель, которая демонстрирует четкое понимание того, как экономическое развитие помогает мирно решать вопросы международной политики и безопасности, а также внутренней стабильности. В отличие от геоэкономики, концепция мирного развития исключает вероятность того, что Китай попытается за счет международной политики и внешнеполитических связей нарастить свое могущество или геостратегическое влияние. Кроме того, важное значение в парадигме мирного развития отводится представлению о Китае как о развивающейся стране, перед которой стоят те же вызовы, что и перед другими развивающимися странами.

Стратегия мирного развития была опубликована в 2011 году, но этому предшествовали почти двадцать лет размышлений о том, как лучше подать возвышение Китая, чтобы успокоить тех, у кого оно вызывает тревогу. Некоторым доктрина мирного развития кажется новым вариантом аксиомы Дэн Сяопина, согласно которой Китаю во внешней политике следует выжидать и скрывать свои возможности, и потому воспринимается прежде всего как обоснование пассивности.

Такой взгляд не учитывает принципиальной идеи доктрины, словно бы позаимствованной из классики экономического либерализма: развитие китайской экономики зависит от мира и стабильности в регионе и в других частях света, но в то же время активное участие Китая в международной торговле, инвестициях и финансах помогает поддержанию стабильности и мира, поскольку способствует глобальному экономическому развитию. На очень похожей логике основано управление политикой и экономикой внутри Китая: экономическое развитие необходимо для поддержания социальной стабильности, которая, в свою очередь, создает условия для развития экономики. В том, что касается внешних отношений, доктрина мирного развития полна заявлений о взаимовыгодном экономическом и политическом сотрудничестве с самыми разными странами. Это отражает глубоко укорененную в Китае марксистскую традицию, которая постулирует наличие связи между экономикой и политикой — как внутри страны, так и на международном уровне. При этом марксистская критика глобального капитализма, по сути, оказывается вывернутой наизнанку: вслед за марксизмом доктрина мирного развития признает, что политические результаты определяются экономическими, материальными факторами, однако в ее рамках экономические факторы приносят положительные политические результаты в виде укрепления международных мира и безопасности.

Си Цзиньпин не только не отказался от основных политико-экономических принципов парадигмы мирного развития, но и постоянно подчеркивает ее центральную роль. Продвижение новых внешнеэкономических инициатив соответствует логике парадигмы и распространяет ее на новые направления. Китай преподносит «Один пояс — один путь» и Азиатский банк инфраструктурных инвестиций в первую очередь как инициативы экономического развития, призванные связать его с ближними и дальними странами через финансирование и строительство транспортной инфраструктуры и других проектов, способствующих укреплению международных связей. Поэтому, пропагандируя эти инициативы, китайские власти, ученые и аналитики стараются делать акцент на роли Китая как движущей силы экономического развития в регионе и во всем мире.

Инфраструктурные инициативы могут выполнять и еще одну роль — аргумента в спорах и волнениях, вызванных напряжением вокруг сухопутных и морских границ, а также нестабильностью и вооруженными конфликтами в расположенных поблизости от Китая странах и регионах. Очевидно, Пекин в рамках своей внешней политики пытается с помощью этих инициатив выстроить взаимовыгодную политико-экономическую логику мирного развития и одновременно расширить область ее применения — он утверждает, что выдвинутые им инициативы поспособствуют экономическому развитию собственных китайских бедных западных территорий и многих других стран и что их развитие, в свою очередь, внесет вклад в укрепление стабильности и, главное, безопасности. Китайские лидеры всеми силами подчеркивают, что их страна, в отличие от Америки и европейских держав, никогда не будет претендовать на господствующее положение в мире — и именно политико-экономическая логика взаимной выгоды и недавние инициативы Китая являются лучшим подтверждением этих слов.

Парадигма мирного развития занимает центральное место в официальной внешнеполитической риторике Китая, но параллельно в стране разворачивается ряд важных дискуссий о проблемах и возможностях, которые уже возникают или возникнут в будущем в связи с расширением глобальных экономических связей. Так, китайские ученые, политические аналитики и представители власти активно обсуждают, как растущая взаимозависимость Китая и мировой экономики создает новые проблемы, связанные с защитой интересов страны и ее граждан за рубежом. Не менее оживленные дебаты вызывает вопрос, сказывается ли — а если сказывается, то каким образом — рост богатства и экономического потенциала Китая на его региональном, международном, дипломатическом, военном и общем стратегическом влиянии.

Невзирая на дискуссии и дебаты о проблемах, возникающих по мере увеличения богатства Китая и его взаимозависимости с мировой экономикой, руководители Китая продолжают выступать с масштабными инициативами по развитию экономики. Наряду с разрекламированными и широко обсуждаемыми «Один пояс — один путь» или Азиатский банк инфраструктурных инвестиций можно назвать, например, обещание внести 1 млрд долларов в учрежденный под эгидой ООН Фонд мира и развития. Некоторые китайские аналитики даже предполагают, что у масштабных китайских проектов, в первую очередь миротворческих миссий в Африке, существует концептуальная основа — полноценная теория мирного развития. После резонансных заявлений Си Цзиньпина о региональном и международном развитии как залоге безопасности во всем мире количество сторонников этой точки зрения, без сомнения, увеличится.

Неоднозначный характер влияния Китая на международное развитие и безопасность

В целом парадигма мирного развития и геоэкономическая парадигма описывают два прямо противоположных представления о глобальной роли Китая, причем ни та ни другая не предлагают цельной картины «динамического взаимодействия» экономической и политической составляющих его международного влияния. Неполноценность обеих парадигм становится очевидной после обзора отношений Китая с разными странами и регионами, которые описываются сложными, часто противоречащими друг другу моделями экономических, политических и геостратегических связей. Различия между моделями лишний раз подчеркивают, что посылки, лежащие в основе обеих парадигм, и вытекающие из них ожидания чрезмерно упрощены и односторонни. Соответственно, для лучшего понимания вопроса необходим новый взгляд, способный преодолеть понятийную и бюрократичную зашоренность.

Китай и его соседи

Пример Юго-Восточной Азии лучше всего показывает, что прочные торговые, инвестиционные и финансовые связи Китая не гарантируют роста его политического влияния и не исключают увеличения геополитической и военной напряженности. Экономическая взаимозависимость не обеспечивает Китаю дружественных, комфортных отношений ни с одним из соседей, за исключением, может быть, Камбоджи. Еще до того, как Китай выступил с инициативой «Один пояс — один путь» и учредил Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, он продвигал идеалистическое видение Азии как «сообщества общей судьбы», основанного в значительной степени на экономической взаимозависимости стран региона. Притом что укрепление этой взаимозависимости сопровождалось углублением противоречий в сфере безопасности, а также обвинениями в экспансии в Южно-Китайском море, которые выдвигали против Китая Филиппины и Вьетнам.

Даже страны вроде Мьянмы, которые стоят в стороне от конфликта вокруг морской акватории, а еще несколько лет назад находились в сфере китайского экономического — а значит, и стратегического — притяжения, теперь стремятся выйти из него, дабы избавиться от крепнущего ощущения экономической и политической зависимости. Кроме того, увеличив свою роль в качестве регионального валютно-финансового центра, Китай так, по всей видимости, и не получил достаточных структурных полномочий, чтобы задавать тон в финансовых отношениях с соседними странами и с остальным миром. Если вкратце, то парадигма мирного развития чересчур оптимистически оценивает возможности экономических связей нейтрализовать проблемы безопасности, такие как противоречия по Южно-Китайскому морю; тогда как геоэкономическая парадигма ведет к завышенной оценке способности Китая оказывать политическое влияние на страны Юго-Восточной Азии.

В Центральной и Южной Азии, связи с государствами которых у Китая традиционно слабее, китайские инфраструктурные инициативы привлекают повышенное внимание из-за своих возможных геостратегических последствий. Порой звучит мнение (безосновательное с точки зрения Китая), что инициатива «Один пояс — один путь» может стать современным аналогом плана Маршалла, а реализация в ее рамках грандиозных инфраструктурных проектов вместе с попутной активизацией торговли и инвестиций дадут основание для укрепления лидерства и влияния Китая. Пекин делает основной акцент на предполагаемое положительное воздействие этой инициативы на международное и внутреннее экономическое развитие, но при этом и китайские руководители, и представители академических кругов подчеркивают, что у благоприятных перемен в экономике может быть дополнительный эффект — возможность частично или полностью разрешить давние проблемы с безопасностью в таких местах, как Афганистан. Пока, впрочем, не вполне ясно, как будут связаны между собой «Один пояс — один путь» и возглавляемые Китаем организации в сфере безопасности, такие, например, как Шанхайская организация сотрудничества.

Значительную роль в отношениях Китая с некоторыми из соседних стран, в частности с Россией, играют энергетические ресурсы. Именно растущим поставкам нефти и газа отводится центральное место в обсуждении нового стратегического партнерства Китая и России, но при этом существующие разногласия по вопросам ценообразования и финансирования проектов указывают на более глубокие проблемы исторического и географического характера, которые мешают созданию нового китайско-российского политического блока.

Публично приветствуя перспективы развития торговли и инвестиций, такие региональные державы, как Россия и Индия, опасаются, что инициатива «Один пояс — один путь», а также другие инструменты расширения китайского влияния в Южной и Центральной Азии заденут их собственные интересы и сферы влияния. Так, многие в России и странах Центральной Азии обеспокоены тем, что, выдвигая грандиозные инициативы экономического развития в регионе, Китай пренебрегает созданием инфраструктуры безопасности. Индия опасается, что благодаря строительству и развитию в Южной Азии портов потенциально двойного назначения, в частности порта Гвадар в Пакистане, Китаю будет проще нарастить свое военно-морское присутствие в Индийском океане и Бенгальском заливе[26]. Кроме того, очевидно, что инфраструктурные проекты Китая — как новые, так и уже реализующиеся, связанные со строительством мостов, плотин, железных дорог и портов, — могут вызвать негативную реакцию на местах. Вполне возможно, что эти инфраструктурные проекты будут восприниматься как выгодные только Китаю, но не выгодные стране или местным общинам. Это хорошо видно на примере попыток Китая реконструировать и расширить порт Коломбо на Шри-Ланке. Кроме того, очевидно, что китайские односторонние и многосторонние проекты развития почти наверняка повлекут за собой целый ряд последствий в сфере экономики, политики и безопасности.

До сих пор суммарное экономическое и геополитическое влияние новых китайских инициатив на положение в Южной и Центральной Азии чаще становилось предметом спекуляций, чем вдумчивого исследования и анализа. Сложившиеся связи Китая в области торговли, инвестиций и финансов демонстрируют взаимозависимость, способную как отталкивать, так и привлекать его партнеров. Для описания этих сложных тенденций и выбора правильной реакции на них необходимы новые аналитический инструментарий и методология.

Неопределенность ситуации отражают и отношения Китая с северо-восточными соседями. Ни Южная Корея, ни Япония не превратились в политический или геостратегический сателлит Китая, несмотря на глубокую экономическую взаимозависимость, на торговые и инвестиционные связи. При этом не исключено, что если бы таких связей не было, японо-китайские отношения ухудшились бы еще сильнее или так бы и не смогли стабилизироваться. В то же время существует пример Северной Кореи — ее экономическая зависимость от Китая не обеспечивает послушания теряющему терпение союзнику и, как показывают проведенные Пхеньяном в сентябре 2016 года ядерные испытания, не способствует укреплению безопасности в регионе. Официальная логика мирного развития, очевидно, не сработала в ситуации северокорейской автаркии, а экономические связи не гарантировали Китаю, что он сможет влиять на союзника. Даже при таком беглом взгляде на отношения Китая с его северо-восточными соседями становится понятно, что ни парадигма мирного развития, ни геоэкономическая парадигма не объясняют природу китайского влияния, региональных противоречий и угроз безопасности.

Китай, Соединенные Штаты и Европа

Несмотря на географическую отдаленность, многие наблюдатели в Соединенных Штатах и Европе проявляют интерес не только к недавним экономическим инициативам Китая, но и, шире, к вопросу о том, как соотносятся между собой его международные экономические связи и геополитические притязания. Наиболее воинственно настроенные представители американских политических, экспертных и академических кругов критикуют традиционную приверженность США мирному деловому сотрудничеству с Китаем, они утверждают, что такое сотрудничество способствует превращению Китая в стратегического соперника Соединенных Штатов. Те, кто всерьез озабочен китайской экспансией в Южно-Китайском море и связанной с ней военной напряженностью между США и Китаем в этом регионе, не верят в искренность китайских заверений о мирном развитии.

Если рассматривать отношения Китая, США и в меньшей степени Европейского союза (ЕС) в более широком смысле, становится очевидным, что прочные взаимозависимые торговые и инвестиционные связи не исключают эпизодов геополитического соперничества и политической напряженности в Азии и за ее пределами. Так, недавно, с замедлением темпов роста китайской экономики и началом изменения модели ее развития, у Китая возникли торговые трения одновременно с ЕС и Соединенными Штатами из-за перепроизводства стали. Подобные конфликты укрепляют позиции тех, кто выступает против признания странами — членами ВТО рыночного статуса китайской экономики. Кроме того, в ЕС и США возникают вопросы, связанные с международными экономическими организациями: не стремится ли Китай путем создания Азиатского банка инфраструктурных инвестиций и осуществления других инициатив регионального развития подорвать такие существующие институты, как, например, Всемирный банк и Азиатский банк развития. Многие страны ЕС присоединились к Азиатскому банку инфраструктурных инвестиций, США этого делать не стали и призвали союзников следовать своему примеру. И все же вопрос о том, кто устанавливает правила управления мировой экономикой, по-прежнему исключительно важен для государственных лидеров по обе стороны Атлантики. Таким образом, вопреки китайской риторике мирного развития, взаимозависимость экономик как минимум не смогла гарантировать Китаю гладкого и беспроблемного развития отношений ни с Соединенными Штатами, ни с ЕС.

Однако и меркантилистская геоэкономическая парадигма, которая пользуется известной популярностью в США и Европе, подкреплена на удивление малым числом примеров прямой или хотя бы косвенной зависимости геополитического влияния Китая от его международных экономических связей. Во всяком случае, дискуссия о валютной политике Китая или его авуарах в долларах и долгосрочных казначейских облигациях США показывает, что его меркантилистская по сути политика не соответствует представлениям о глубокой торговой и финансовой взаимозависимости Китая и США. Китай использует вопрос допуска на свой рынок в качестве рычага при переговорах с Соединенными Штатами и ЕС, но и западные чиновники и компании тоже активно пытаются с помощью законов, стандартов и торговых соглашений регулировать правила игры, так что Китаю и китайским компаниям приходится им следовать. Наконец, в отсутствие прочных экономических связей и взаимозависимости между Китаем с одной стороны и Соединенными Штатами и Европой с другой стратегическая напряженность могла бы быть острее, чем сейчас, а пространство для переговоров — уже.

Китай и развивающиеся страны

СМИ в основном уделяют внимание непростым отношениям Китая с соседями или с великими державами вроде Соединенных Штатов, а между тем динамика китайских международных экономических и политических отношений меняется — все более важную роль во внешней политике Китая играют связи с развивающимися странами Африки и Латинской Америки. Эти отношения расширяются с начала 2000-х годов по мере того, как в Китае растет спрос на минеральные, энергетические и сельскохозяйственные ресурсы, а представители китайских бизнес-кругов пытаются использовать экономические возможности развивающихся рынков. Одновременно расширение торговых, финансовых и инвестиционных связей с обоими регионами стимулирует интерес к дипломатии по линии «Юг-юг», а также к новым многосторонним форумам, таким как, например, БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка).

Как минимум пока шел сырьевой бум (примерно с 2003 по 2013 год), центральное место в китайских отношениях с развивающимися странами отводилось логике и потенциалу парадигмы мирного развития. В китайских «белых книгах» неоднократно подчеркивалось, что крепнущие экономические связи с Африкой и Латинской Америкой воплощают взаимовыгодные отношения, основанные не только на экономическом, но и дипломатическом и политическом сотрудничестве, кардинально отличающиеся от отношений зависимости и неравноправия, которые исторически ассоциируются с Европой и США.

При этом с позиций геоэкономики основанные на поставках сырья отношения Китая с южноамериканскими и африканскими стратегическими партнерами прекрасно иллюстрируют меркантилистское стремление Китая обеспечить себя природными ресурсами и расширить свое геополитическое влияние. Кроме того, споры вызывают и китайские программы помощи африканским странам — многие из них не отвечают установленным Организацией экономического сотрудничества и развития стандартам в области финансовой отчетности и управления, а также масштабные проекты межгосударственного кредитования на цели развития — они отодвигают на задний план программы Всемирного банка и региональных банков. У других наблюдателей беспокойство вызывает не столько расширение экономических и дипломатических связей Китая, сколько вероятность того, что Китай успешно экспортирует в страны Африки и Латинской Америки нелиберальную модель политического и экономического развития, уже прозванную «пекинским консенсусом».

Более детальное рассмотрение экономических отношений Китая с Африкой и Латинской Америкой ставит под вопрос оба описанных подхода. Статистика, иллюстрирующая быстрое наращивание Китаем коммерческих связей с африканскими и южноамериканскими странами, зачастую весьма впечатляюща, но при этом политические и, шире, геостратегические последствия не столь очевидны. Китай и многие его новоприобретенные торговые и инвестиционные партнеры из числа развивающихся стран обычно приветствуют китайскую экономическую экспансию. Однако сами по себе Африка и Латинская Америка очень неоднородны — экономические связи с Китаем сулят странам этих регионов очень разные перспективы и проблемы. Это относится даже к тем государствам, которые в начале 2000-х годов резко нарастили экспорт сырья в Китай, таким как Ангола с Замбией и Аргентина с Чили. Представителей власти и бизнеса в этих странах, а также международные организации вроде Экономической комиссии ООН по странам Латинской Америки и Карибского бассейна беспокоит углубление или возобновление их зависимости от сырьевого экспорта. У стран, которые, как, например, Мексика, не имеют возможности экспортировать сырье, в торговле с Китаем сложился внушительный дисбаланс. Потоки китайской помощи, кредитов и прямых иностранных инвестиций, сопровождавшие торговый бум, вызвали в развивающихся странах смешанное ощущение энтузиазма и тревоги.

В сферах безопасности и геополитики складывается не менее сложная картина. В Африке военное присутствие и влияние Китая до сих пор было более заметным, чем в Латинской Америке: он принимал участие в миротворческих миссиях ООН, в 2011 году эвакуировал десятки тысяч своих граждан из Ливии, а недавно заявил о планах строительства в Джибути первой зарубежной военной базы. И хотя стремительное расширение связей Китая с Латинской Америкой в значительной степени было обусловлено сырьевым бумом, оно попало в поле зрения спецслужб США и американских специалистов в области безопасности. Помимо подобных случаев, непосредственно связанных с вопросами безопасности, есть и другие ситуации: например, все больше осложняющиеся отношения Китая с Венесуэлой демонстрируют, что связи, формально основанные на коммерческих интересах, с одной стороны, влияют на местную популистскую политику, а с другой — испытывают на себе ее воздействие.

Вопреки риторике мирного развития, Китай, по всей видимости, не сумел ни обеспечить соблюдения экономических интересов и интересов безопасности африканских и южноамериканских стран, ни способствовать их стабильному процветанию. Более того, конец сырьевого бума, сопровождающийся снижением китайского спроса на сырьевые товары и падением цен на них (что стало тяжелым ударом для многих партнеров Китая в Африке и Латинской Америке), ставит под вопрос способность Китая сохранить на прежнем уровне свое экономическое и дипломатическое присутствие в этих регионах. Теперь и в ближайшие годы, когда сырьевой бум закончился и, соответственно, замедлились темпы роста китайской экономики, одна из самых важных и сложных проблем, которые встают перед Китаем и международным сообществом, — урегулирование отношений с развивающимися странами Африки, Латинской Америки и других регионов в вопросах экономики, политики и безопасности.

Энергетические связи с Ближним Востоком

Ближний Восток также переживает бурный рост сырьевых связей с Китаем, для которого он стал главным поставщиком нефти. Последние 20 лет зависимость Китая от импорта углеводородов настолько выросла, что вызывает внутри страны дискуссии об энергетической безопасности, главным образом обсуждаются вопросы диверсификации источников поставок и надежность транспортировок. Отношения Китая и Ближнего Востока в области энергетики дают представление о том, насколько разнообразны и отчасти противоречивы сложные взаимосвязи между глобальными рынками и геополитикой.

Растущая зависимость Китая от поставок ближневосточных нефти и газа ставит вопрос, намерен ли Китай активизировать свою роль в политическом урегулировании и обеспечении безопасности в этом сложном и все более нестабильном регионе. Обсуждается главным образом, почему Китай не хочет или не может, во всяком случае пока, приложить больше усилий к поискам ответов на серьезные вызовы безопасности, которых становится все больше. Как без обиняков выразился один из ближневосточных политических аналитиков, «в целом у Китая не было возможности развивать стратегические отношения ни с одной из стран Ближнего Востока. Он придерживался политики выжидания, невмешательства, бездействия и отстранения от ближневосточных конфликтов, полностью сосредоточившись на импорте энергоносителей и ограниченной торговле».

Основанные на поставках сырья экономические связи со странами Ближнего Востока не переросли ни в плодотворные стратегические отношения, ни в явное и стабильное усиление позиций Китая в регионе. Даже тесные торговые и инвестиционные отношения с Ираном в то время, когда тот находился под санкциями, не гарантируют Пекину какого-то особого коммерческого или политического влияния на Тегеран. При этом зависимость Китая от импорта ископаемого топлива почти наверняка продолжит расти, вместе с ней еще большую остроту приобретут вопросы обеспечения безопасности источников и путей поставок, а также вовлеченности Китая в сложные хронические проблемы безопасности в регионе. Все это лишь подтверждает, что китайско-ближневосточные связи будут по-прежнему чрезвычайно важны для понимания экономического и геополитического аспектов увеличения глобальной роли Китая.

Недостатки существующих парадигм

Из приведенных кратких характеристик отношений Китая с соседями, с признанными державами вроде Соединенных Штатов, с развивающимися странами и торговыми партнерами, располагающими большими сырьевыми запасами, складывается представление о сложной политико-экономической системе китайских международных отношений. Очевидно, что две существующие парадигмы — геоэкономическая и мирного развития — не способны охватить все экономические и политические интересы, а также вопросы безопасности, в результате взаимодействия которых возникают международные инициативы и связи Китая, якобы преследующие сугубо экономические цели. Кроме того, эти парадигмы не объясняют, как значимые изменения в экономике (вроде окончания сырьевого бума) и политике (такие, как закат левого популизма в Латинской Америке) могут повлиять на существующие модели китайских международных отношений.

Обе парадигмы плохи. Парадигма мирного развития в лучшем случае грешит чрезмерными оптимизмом и экономическим детерминизмом, а в худшем — подрывает репутацию Китая как пропагандистское прикрытие геополитических устремлений, продиктованных соображениями реальной политики. Что касается геоэкономической парадигмы, то она переоценивает способность Китая ставить перед собой геостратегические цели и добиваться их, умело воздействуя на внутренний и международный рынки и на субъектов внутренней и внешней политики. Неожиданным образом эти парадигмы роднит склонность без особых на то оснований приписывать китайской внешней политике дополнительные качества — доброжелательность (в случае парадигмы мирного развития) либо стратегическую прозорливость (в случае геоэкономической парадигмы). Таким образом, обе господствующие теории политэкономии международных отношений Китая являются ограниченными, косными и оторванными от действительности.

На пути к пониманию политической экономии международных отношений Китая

Что же делать, если плохи господствующие теории? Первым делом надо признать их недостатки. Сделать это не так просто, поскольку обе парадигмы политизированы и служат интересам определенных групп. Парадигма мирного развития отражает официальную политику Коммунистической партии Китая и играет первостепенную роль в государственной пропаганде и дипломатии. Поэтому она пользуется сильной поддержкой в академических и внешнеполитических кругах, даже притом что не все их представители ее полностью разделяют. Тем временем геоэкономической парадигмы придерживаются преимущественно политические оппоненты Китая, встревоженные его экспансией и ростом влияния в мире. Настолько прочно укоренившиеся и политизированные концепции непросто сбросить со счетов. Но признать их недостатки чрезвычайно важно, поскольку ошибочные политэкономические подходы могут вызвать рост напряженности по мере того, как глобальная роль Китая будет увеличиваться.

На более общем уровне эти парадигмы отражают давнишнее разделение между экономическим и геополитическим подходами к теории и практике международных отношений. Они — результат традиционного и излишне упрощенного понимания того, как соотносятся между собой богатство и бедность (в случае с геоэкономической парадигмой) и развитие и безопасность (в случае с парадигмой мирного развития).

Такие недостатки отражают «эффект силосной башни» — так журналист и социолог Джиллиан Тетт назвала идейную обособленность в пределах отдельных групп во властных, академических и деловых кругах, чреватую «зашоренностью и уходом от действительности», которые могут, в свою очередь, приводить к принятию неверных решений и нежелательным политическим последствиям. Недостатки геоэкономической парадигмы и парадигмы мирного развития как раз и связаны с узостью мышления и закрытостью описанных групп, с тем, что они варятся в собственном соку. Однако «эффект силосной башни» распространяется не только на представления о международной политэкономии Китая — его проявления можно увидеть в работе разнообразных институций и в самой стране, и в остальном мире.

Часто этот эффект отражается в организационной структуре. Например, в дипломатической службе США такие группы исторически носят название конусов — сотрудники распределяются по ним в соответствии со своей специализацией: политической, экономической или какой-то еще. На факультетах политических наук американских университетов международными отношениями обычно занимаются специалисты по международной безопасности и по международной политической экономии, причем поощряется узкая специализация. По словам директора одного из самых уважаемых в Европе центров по исследованию международно-политических проблем, в западной китаистике «в общем и целом существует четкое разделение сфер экономики, политики и безопасности».

Так же они разделены и в китайских академических учреждениях и политических институциях. В Китае связь между экономикой и политикой не только не рассматривают отдельно — ее считают либо само собой разумеющейся, либо принадлежащей официальной марксистской идеологии и риторике, — но и в целом придают изучению международной политической экономии второстепенное значение по сравнению с теорией международных отношений и вопросами безопасности. На научных конференциях и политических саммитах с участием представителей Китая и других стран, посвященных китайской внешней политике, можно заметить, что эксперты и организации распадаются на два лагеря — одни занимаются вопросами экономики и бизнеса, другие специализируются на геополитике и безопасности. Такое разделение по принципу приверженности определенной организации или традиции — академической либо бюрократической — особенно бросается в глаза на многочисленных мероприятиях, посвященных инициативе «Один пояс — один путь», изначально имеющей двойную, экономическую и геополитическую, направленность.

Чтобы лучше понимать процессы, связанные с усилением роли Китая в мире, и адекватно реагировать на них, необходимо признать эффект искусственности разделения политики и экономики и нейтрализовать его. Необходимо разрушить барьеры, которые в политических и научных кругах разделяют экономический, политический и геостратегический подходы.

Между богатством и могуществом, развитием и безопасностью не существует безусловной зависимости, и нет простых законов, которые помогли бы разобраться в сложном переплетении экономических и политических факторов, формирующих отношения Китая с остальным миром. В первые десятилетия XX века экономика Соединенных Штатов была, бесспорно, крупнейшей в мире, но до конца Второй мировой войны у США не было желания или возможности влиять на международную политику сообразно статусу своей экономики. Так что мысль об отсутствии прямой зависимости между богатством страны и ее международным могуществом не должна вызывать удивления.

Преодолеть эффект разобщенности в анализе будет непросто, но сейчас для этого самое подходящее время. Китай находится на перепутье — и во внутренней, и в международной политике, это дает возможность снять существующие барьеры. Внутри страны Китай проходит крайне трудную, но необходимую трансформацию модели экономического развития, чтобы избежать так называемой ловушки среднего дохода. При этом встают серьезнейшие экономические, социальные и политические вызовы, и в поиске ответов на них Китай обращается за советом и сотрудничеством к кому только может. В международной сфере Си Цзиньпин активизирует внешнеэкономическую дипломатию, выдвигает все новые инициативы и создает новые институты, что чревато как высокими рисками, так и значительными выигрышами. Наконец, нащупав связь между внутренними и внешними вызовами и инициативами, можно будет ответить на вопрос, как стремление Китая к богатству и могуществу, в рамках которого он пытается, в частности, объединить вопросы развития и безопасности, скажется на самой этой стране и на мире в целом.

В продолжение темы благоприятного момента и открывшихся возможностей необходимо сказать, что сам Си Цзиньпин связал официальный внешнеполитический подход и политику Китая с признанием взаимозависимости между экономическим развитием с одной стороны и стабильностью и безопасностью с другой. В марте 2014 года он заявил на конференции по безопасности в Азии, что «развитие — это основа безопасности, а безопасность — необходимая предпосылка развития». Однако напомним, что, как показал наш анализ, невозможно описать происходящее, опираясь только на модель мирного развития.

Утверждение Си Цзиньпина предлагает — а по сути, констатирует необходимость — тщательно обдумать: что такое экономическое развитие и каким оно должно быть; что понимается под безопасностью и стабильностью; как они связаны сейчас и как должны быть связаны в дальнейшем. Долгие годы в китайском руководстве считали, что развитие национальной экономики и социальная стабильность нераздельно связаны между собой — теперь это представление распространяется и на внешнюю политику Китая. При этом мало кто в Китае и в мире анализировал логическую посылку, в которой развитие приравнивается к стабильности и безопасности, и то, насколько эта посылка реализуема, особенно за пределами Китая. Найти способ осмыслять подобные вопросы и претворять теоретические посылы в жизнь — важнейшая отправная точка в формировании нового подхода.

Все это должно подтолкнуть представителей правительственных и неправительственных организаций к анализу ключевых аспектов темы развития и безопасности и к обсуждению их с представителями власти, учеными и гражданами Китая. В Соединенных Штатах благодаря академическим, неправительственным, государственным и коммерческим организациям уже давно сформировался междисциплинарный интеллектуальный и политический экспертный потенциал, позволяющий находить общий язык с остальным миром. Перед Китаем тоже встает необходимость накопления человеческих и организационных ресурсов, которые бы позволили ему лучше понимать мир по ту сторону границ и увереннее прокладывать себе в нем путь. Сочетание опыта, который есть у Запада, и насущной необходимости у Китая открывает благоприятные перспективы для сотрудничества и формирования нового способа мышления.

Начаться сотрудничество может с усиления междисциплинарной составляющей в изучении роли, которую играет Китай в современном мире. Научные аналитические центры и академические исследовательские организации могут активизировать и расширить работу, которая уже идет в области политической экономии в целом и международной политической экономии в частности. Далее необходимо следить за тем, чтобы каналы связи не обрывались, чтобы результаты исследований в разных областях — политической экономии, международной безопасности и регионоведения — взаимно дополняли и обогащали друг друга. Кроме того, политикам и аналитикам очень бы пригодилось полноценное научное исследование сложных взаимозависимых аспектов увеличения роли Китая в международной экономике и политике. Китаю, как и любой другой стране, было бы полезно расширить качественные исследования в сфере международной политической экономии и связанных с ней вопросов безопасности, объединив их с уже действующими программами изучения международных отношений. Отправным пунктом или начальной задачей для китайских и западных специалистов по международной политической экономии может стать анализ следующей ситуации: как в связи с окончанием всемирного сырьевого бума и сменой модели экономического развития Китая изменятся его отношения с богатыми природными ресурсами развивающимися странами и какова будет в этих странах динамика корреляции между развитием и безопасностью.

Такого рода исследования в области международной политической экономии в свое время уже принесли положительные результаты. Как область научного знания международная политическая экономия возникла в 1970-е годы на волне стремительных перемен на международных энергетических рынках и растущих тревог (а также надежд) в связи с ослаблением американского господства в мире. Отчасти ее появление было реакцией на непродуктивность и косность узкоспециального подхода в науке и политике, в соответствии с которым так называемая высокая политика, занимавшаяся такими темами, как международные альянсы и ядерная безопасность, была отделена от так называемой низкой политики, ведавшей торговлей, финансами и прочей внешнеэкономической рутиной. Появившись, международная политическая экономия не осталась запертой в университетских стенах: в 1970-е годы лучшие американские специалисты в этой сфере занялись важными практическими вопросами международной экономики и политики, такими, например, как внешнеполитические аспекты регулирования деятельности транснациональных корпораций. Некоторые из этих специалистов, в частности Джозеф Най и Стивен Краснер, впоследствии работали в правительстве. Международное положение, в котором находились Соединенные Штаты в 1970-е годы, чем-то напоминает современную китайскую ситуацию — китайские компании стремятся на зарубежные рынки, рынок энергоресурсов нестабилен, а тема относительного ослабления США по-прежнему актуальна. При этом выработанные в 1970-е подходы и научный инструментарий к китайской ситуации практически не применяются; необходимо это изменить.

Что касается научных аналитических центров и подобных им организаций, то некоторые из них уже начали исследования и запустили программы, которые могут быть в дальнейшем расширены. Из тех, кто в сотрудничестве с Китаем уже приступил к важному детализированному исследованию проблем развития и безопасности как взаимосвязанных аспектов роста китайского влияния в мире, можно назвать Стокгольмский институт исследования проблем мира и Американский комитет Друзей на службе обществу. Кроме того, многие китайские университеты и все больше аналитических центров, не говоря уже о представителях бизнеса и власти, заявляют о готовности сотрудничать и принять помощь в формировании подхода к пониманию внешнего мира и взаимодействию с ним. Западные академические учреждения и неправительственные организации с опытом исследований в области регионоведения и международного развития должны искать новые формы партнерства с Китаем для совместного изучения связей между развитием и безопасностью — с тем, чтобы уделить основное внимание странам и регионам, где есть серьезные проблемы с тем и другим. Таким, например, как Камбоджа с Лаосом и Мьянмой в Юго-Восточной Азии и Афганистан с Пакистаном в Центральной.

Международным организациям также отведена роль. У таких институтов, как Всемирный банк и его региональные аналоги вроде Азиатского банка развития, есть большой, заработанный тяжелым трудом опыт финансирования и администрирования природоохранных и социальных составляющих крупных инфраструктурных проектов. Этот опыт может оказаться полезным для плодотворного сотрудничества с Китаем, который осуществляет подобные проекты по всему миру. Более того, начало такому сотрудничеству положено: Всемирный банк и Азиатский банк развития уже договорились о совместном с Азиатским банком инфраструктурных инвестиций финансировании ряда проектов. Китай также заявил о своей заинтересованности во взаимодействии с ООН при посредничестве недавно учрежденного под эгидой этой организации Фонда мира и развития. Это открывает дополнительные возможности для сотрудничества с Китаем в исследовании взаимосвязей между развитием и безопасностью.

Задействованы должны быть также и прямые межгосударственные отношения США и Китая. Существующий формат ежегодных встреч в рамках Стратегического и экономического диалога между Китаем и США может превратиться в ключевую площадку для обсуждения пресечений экономических вопросов с одной стороны и вопросов безопасности и политики с другой. Но пока даже в рамках стратегического и экономического диалога экономические департаменты стараются дистанцироваться от тех, кто специализируется на проблемах безопасности.

Необходимо найти способы заниматься напрямую точками, в которых эти направления пересекаются с областью компетенции той или иной институции. Можно, например, попытаться применить недавний успешный опыт американо-китайского сотрудничества в сфере энергетики и изменения климата к более широкому спектру проблем и использовать его для углубления сотрудничества. Полезно также было бы поделиться опытом регулирования деятельности транснациональных корпораций, в том числе в вопросах охраны окружающей среды, соблюдения трудового законодательства и противодействия коррупции — эти темы актуальны для Китая прежде всего в связи ростом международных инвестиций китайского бизнеса. Все больше представителей китайских властей и бизнеса считают, что в такого рода вопросах следует разбираться, причем руководствуются эти люди разными соображениями — принципами социальной ответственности бизнеса или оценкой политических рисков. Опираясь на свой богатый опыт, США и многие европейские страны могли бы поделиться с Китаем навыками вложения и управления внешними прямыми иностранными инвестициями, убедить китайских партнеров в том, что поведение транснациональных корпораций — дело национальной важности, заслуживающее самого пристального внимания со стороны государства и общества. Перечисленные шаги могут послужить отправной точкой для выработки более полного и детального понимания природы роста международного влияния Китая, особенно в том, что касается динамического взаимодействия между могуществом и богатством в целом и экономическим развитием и безопасностью в частности.

Заключение

Скорее всего, экономическое развитие и в дальнейшем будет занимать почетное место в экономической и внешней политике Китая, но не стоит забывать, что оно всегда влечет за собой социальные и политические перемены и вызовы. В условиях, когда модель развития и политика Китая меняются, когда они находятся под влиянием других стран, международных институтов и событий, на которые они в свою очередь тоже воздействуют, особенно важно найти способы понимания этих процессов. Узким, зашоренным взглядом нельзя охватить сложную реальность. Не поняв, что происходит, невозможно адекватно отреагировать. Но благодаря новому подходу, не признающему преград, могут открыться самые неожиданные возможности. Необходим настоящий прорыв, чтобы осмыслить растущую роль Китая и понять, что перспективы мира и процветания не тают, а напротив, становятся все более реальными. Убедить в этом всех будет непросто, но, объединившись, силы, заинтересованные в изменении международной роли Китая, смогут справиться с этой задачей.

Мэтт Ферчен — приглашенный исследователь в Центре мировой политики Карнеги-Цинхуа, где он руководит программой «Китай и развивающиеся страны». Основные темы его исследований — управление городской теневой экономикой в Китае, дебаты о «китайской модели» развития, а также экономические и политические отношения Китая и стран Латинской Америки. Ферчен также преподает на факультете международных отношений Университета Цинхуа, где ведет курсы по международной и китайской политической экономии и китайско-латиноамериканским отношениям для студентов и выпускников.

Китай > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 февраля 2017 > № 2064524


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter