Всего новостей: 2359876, выбрано 11088 за 0.068 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру  | релевантности

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Вьетнам > Госбюджет, налоги, цены > ru.nhandan.com.vn, 22 ноября 2017 > № 2395341

Экономика Вьетнама будет устойчиво развиваться

Консультативная компания по управлению цепью поставок и контролю за производством (CEL Consulting) недавно представила прогноз, в котором говорится, что экономика Вьетнама продолжит стабильно развиваться в среднесрочной перспективе.

Как сообщает сайт baocongthuong.com.vn, рост ВВП в 2017 году, по предварительным данным, составит 6,3% и продолжит рост на 6,4% - 6,8% в 2018 году.

Экономика Вьетнама за первые 10 месяцев 2017 года выросла во многих областях. Потребительский спрос на внутреннем рынке и объем экспорта значительно увеличились, что создает импульс для развития производства, розничной торговли и потребительских услуг.

По словам генерального директора CEL Consulting Жюльен Бруна, инвестиционная среда, банковский процент, поддерживаемый на низким уровне, и рост кредитов на 22% создают благоприятные условия предприятиям для инвестиционного кредитования. За 10 месяцев 2017 года было создано 105.125 новых предприятий с общим объемом инвестиций более 1.022 трл вьетнамских донгов, что на 14,6% и 43,8%, соответственно, больше по сравнению с тем же периодом 2016 года.

По оценкам Всемирного банка (ВБ) предпринимательская среда во Вьетнаме поднялась на 9 ступеней по сравнению с 2016 годом и занимает в настоящее время 68 позицию из 190.

В благоприятных условиях, вызванных развитием экономики, иностранные инвестиции во Вьетнам сильно выросли и составили рекордный уровень – 23,5 млрд долларов США за первые 10 месяцев, что на 33,8% выше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Можно отметить заметные инвестиционные проекты 2017 года, такие как Samsung Display на общую сумму капиталовложений в 2,5 млрд долларов США, теплоэлектростанция BOT Нгишон II – 2,8 млрд долларов США, теплоэлектростанция BOT Намдинь I – 2,07 млрд долларов США, газопровод Блок Б-Омон в провинции Киензянг – 1,27 млрд долларов США, умный комплекс Тхутхием в г. Хошимине – 886 млн долларов США.

Промышленное производство за первые 10 месяцев 2017 года увеличилось на 8,7% по сравнению с тем же периодом прошлого года. Общий объем розничных продаж товаров и доходов сферы потребительских услуг вырос на 10,7% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Доходы розничных продаж в г. Хошимине и г. Ханое увеличились, соответственно, на 9,1% и 5,6%. Грузооборот – на 10% по сравнению с тем же периодом прошлого года.

Положительное сальдо торгового баланса за первые 10 месяцев 2017 года, по предварительным данным, достигло 1,23 млрд долларов США. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года объем экспорта товаров вырос на 20,7%. CEL Consulting также опубликовала прогноз на 2018 год, предполагающий рост экспорта на 9-10%. А Правительство Вьетнама поставило цель – добиться того, чтобы торговый дефицит составлял менее 3% от общего оборота экспорта.

Несмотря на то, что экономика страны развивается, Вьетнам должен уделять внимание целям устойчивого развития, которые являются общей тенденцией мира перед угрозой изменения климата. В исследовании, реализованном Гарвардским университетом, организацией «Зеленый мир» и Колорадским университетом в Боулерде, содержится предупреждение о том, что к 2030 году Вьетнам станет страной АСЕАН, наиболее серьезно пострадавшей от загрязнения, вызванного выбросами от сжигания угля.

Однако, в общей картине устойчивого развития окружающей среды во Вьетнаме имеются и некоторые яркие точки. Это иностранные предприятия с технологиями преобразования отходов в чистую энергию. Например, финская энергетическая корпорация «Doranova», инвестирующая во Вьетнам с целью помочь превратить мусорные отходы в г. Хошимине в чистую энергию, или корпорация «Watrec», которая в настоящее время обсуждает варианты инвестиций для того, чтобы помочь Вьетнаму в производстве энергии из органических отходов, и др.

Вьетнам > Госбюджет, налоги, цены > ru.nhandan.com.vn, 22 ноября 2017 > № 2395341


Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 ноября 2017 > № 2443754

Узбекистан меняет свой курс: от изоляционизма к единению Средней Азии

Эйдзи Фурукава (Eiji Furukawa), «Нихон кэйдзай», Япония

После смерти президента Каримова, который взял курс на изоляцию, Узбекистан серьезно изменил свою дипломатию. Страна укрепляет отношения с соседями и инициирует региональное сотрудничество. Если благодаря изменению курса страны, чье население является крупнейшим в регионе, произойдет единение стран Средней Азии, есть вероятность, что также изменится баланс сил с Китаем и Россией, которые расширяют свое влияние в регионе.

Улучшение региональных отношений

10 ноября президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев провел в Самарканде конференцию по вопросам безопасности, в ходе которой предложил проводить регулярные встречи глав пяти стран Средней Азии (Узбекистан, Казахстан, Киргизия, Таджикистан и Туркменистан).

По информации правительства Узбекистана, все страны приняли это предложение. Предполагается, что уже в 2018 году пройдет первая встреча глав пяти стран. Страны Средней Азии, получившие независимость после распада СССР, входят в ШОС и другие организации, созданные по инициативе России и Китая, однако не было структуры для обсуждения региональных проблем без крупных держав.

Экс-президент Узбекистана Каримов, правивший страной на протяжении четверти века вплоть до своей смерти в сентябре 2016 года, с одной стороны, обладал абсолютной властью на внутриполитической арене, а с другой, скептически относился к сотрудничеству с другими странами. В особенности в течение долгого времени он конфликтовал с Киргизией и Таджикистаном по поводу государственных границ и водных ресурсов, что препятствовало региональному сотрудничеству.

Президент Мирзиёев, вступивший в должность в декабре 2016 года, скорректировал курс своего предшественника. Он поставил перед собой задачу улучшить отношения с соседними странами. После своей инаугурации он сразу же посетил Туркменистан и Казахстан. В сентябре лидер Узбекистана впервые за 17 лет нанес визит в Киргизию для того, чтобы провести встречу с президентом Атамбаевым. Также Мирзиёев активизировал дипломатию в отношении Таджикистана.

«Один пояс, один путь» — это шанс

«Чтобы заниматься проблемами от приграничных конфликтов до подготовки транспортной инфраструктуры и обеспечения безопасности, жизненно важно сотрудничать с соседними странами», — подчеркивает министр иностранных дел Узбекистана Абдулазиз Камилов. Эксперты полагают, что цель состоит в том, чтобы подготовить условия для привлечения иностранных инвестиций, что будет способствовать развитию экономики.

Мирзиёев также взялся за реформу экономики: в сентябре был либерализован рынок иностранной валюты. Воспользовавшись шансом, который предоставляет китайская идея «одного пояса, одного пути», являющаяся современной версией Шелкового пути, узбекский лидер пытается привлечь соседние страны к развитию инфраструктуры.

Он также осознает, что необходимо укреплять отношения с западными странами, которые критикуют Узбекистан в связи с нарушением прав человека. Была освобождена часть политических заключенных.

«Неизвестно, до какой степени будут развиваться демократизация и либерализация, однако изменения в Узбекистане положительно отразятся на обстановке в регионе», — отмечает европейский дипломат.

Наряду с активизацией дипломатии в отношении близлежащих стран президент Мирзиёев по очереди посетил Россию и Китай, после чего в сентябре отправился в США. Очевидно, что он старается балансировать между сверхдержавами за счет всенаправленной дипломатии, тем самым поддерживая независимость страны.

Отвечая на вопросы нашей газеты, министр иностранных дел Узбекистана Абдулазиз Камилов отметил, что страна не планирует присоединяться к Евразийскому экономическому союзу, который возглавляет Россия, и ОДКБ.

Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 ноября 2017 > № 2443754


Узбекистан. Корея > Металлургия, горнодобыча. Нефть, газ, уголь. Образование, наука > gazeta.uz, 21 ноября 2017 > № 2399763

В преддверии государственного визита Президента Узбекистана в Республику Корея председатель Государственного комитета по геологии и минеральным ресурсам Бобур Исламов провел ряд переговоров в Сеуле.

Как сообщили «Газете.uz» в пресс-службе Президента, между Госкомгеологии и корейскими партнерами достигнуты договоренности по геологическому изучению и освоению четырех объектов золота. На начальном этапе предусматривается направить 10 млн долларов корейских инвестиций на геологическое изучение перспективных площадей на выявление новых месторождений полезных ископаемых.

С компанией Shindong Resources будет продолжена реализация инвестиционного проекта по освоению месторождения вольфрама «Саутбай» в Навоийской области. В 2018—2019 годах планируется проведение работ по увеличению сырьевой базы создаваемого производства, стоимость проекта — 3 млн долларов.

С компанией Hanjin D&B достигнута договоренность об увеличении до 15 единиц производства на территории Узбекистана современных гидрофицированных буровых установок для модернизации предприятий геологической и нефтегазовых отраслей. Локализация отдельных частей и деталей оборудования будет доведена до 50%.

Кроме того, достигнуто соглашение с Национальным университетом Чоннам в Кванджу о научно-техническом сотрудничестве. В ближайшее время планируется привлечение преподавательского персонала корейской стороны для проведения краткосрочных и среднесрочных учебных курсов в Узбекистане.

Узбекистан по запасам важных видов полезных ископаемых, таких как золото, уран, медь, калийные соли, фосфориты и каолин, входит в десятку мировых лидеров. На территории страны открыто 1931 месторождение, в том числе 814 — строительных материалов различного назначения, 624 — пресных и минеральных подземных вод, 235 — углеводородов, 152 — металлов; 37 — горнорудного, 32 — горнохимического, 30 — камнесамоцветного сырья и 7 — угля и горючих сланцев.

Территория страны детально изучена лишь на 20%. Властями предпринимаются меры по ускорению привлечения иностранных инвестиций в отрасль. На сегодняшний день портфель инвестиционных предложений составляет 111 перспективных площадей для геологического изучения и 29 месторождений для добычи стратегически важных видов твердых полезных ископаемых (золото, медь, уран, редкие и редкоземельные металлы и т. д.). Госкомгеологии готовит предложения по расширению этого списка.

Узбекистан. Корея > Металлургия, горнодобыча. Нефть, газ, уголь. Образование, наука > gazeta.uz, 21 ноября 2017 > № 2399763


США. Китай > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 21 ноября 2017 > № 2396646

Китай: Культ потребления + христианизация всей страны?

О Китае и его векторе развития

По мнению Патрика Бьюкенена, которое он высказал на страницах журнала American Conservative: «Хоть Китай и великая держава, у нее большие проблемы. Ее боятся и не любят ее соседи. У нее территориальные ссоры с Россией, Индией, Вьетнамом, Филиппинами, Японией. Сепаратисты в Тибете и Синьцзяне. Христианство растет, а государственная религия — коммунизм — мертвая вера. Более того, монополия власти, которой сейчас пользуются Коммунистическая партия и Си Цзиньпин, означает, что если всё вдруг пойдет как-то не так, винить в этом больше будет некого».

Бьюкенен приводит и ключевое, на его взгляд, отличие от ситуации с Холодной войной.

«Поскольку Китай стремится доминировать в Евразии, у него, похоже, нет желания угрожать жизненно важным интересам Соединенных Штатов. Коммунизм Китая — идеология, в которую не верит даже ее собственный народ, и которую он не намерен навязывать Азии и остальному миру».

Это очень интересный момент. Действительно, у Китая всего много: экономический рост, рост среднего класса, как и всего населения, заявки на глобальное лидерство и амбиции велики. Чего ему действительно не хватает, так это убедительной идеологической основы — платформы, на которой можно было бы выстроить что-то вроде «пролетарии всех стран, объединяйтесь». Общечеловеческой концепции, одним словом. Бум христианства в стране — яркое тому подтверждение. Эксперты уверяют, что к 2024 году Китай станет самой крупной христианской страной в мире.

Как бы это парадоксально не звучало, но христианская вера лучше всего вписывается в современные научные технологии. Социологи считают, что значительное увеличение числа христиан в Китае обусловлено появлением более образованного поколения, которое испытывает «культурную несовместимость» с азиатскими традициями и технологическим миром вокруг, что приводит к духовной депривации, на которую только христианство и в состоянии ответить.

Американский социолог Вильям Старк говорит, что «интеллектуалы Китая должны повернуться к Западу, чтобы понять мир, в котором живут… восточные религии не вписываются в современный мир, который их окружает, и только на Западе они находят подходящую философию и религию». Восточная традиция (даосизм, конфуцианство и буддизм) действительно как-то не особо поощряет мысли о будущем и прогрессе. Все они скорее активно ему противостоят, провозглашая, что мир катится вниз от славного прошлого к отвратительному будущему. Но китайской молодежи в этом будущем жить. И хотя она продолжает по-конфуциански уважать и чтить предков, в будущее она заглядывает с большим любопытством.

Придя к власти, коммунисты тщательно убивали конфуцианство, теперь же они отчаянно хватаются за его остатки, как за соломинку, пытаясь скомпилировать из них хоть какую-то эрзац-версию идеологии. Получается плохо. Китайские религии, действительно, плохо «оборудованы» для динамизма XXI века. Но у самого Запада от христианства, если разобраться, остался практически лишь один фасад — церкви пусты, а вместо мессы по выходным люди отправляются в шоппинг-моллы.

Говоря о перерождении Китая, скорее уместнее говорить о некой стандартизации образа жизни, а не о чисто духовных переменах. Это что-то больше похожее на крещение народа в реке Янцзы, но с обязательной раздачей гамбургеров из Макдональдса под исполнение песни «Despacito». Религиозное обращение происходит в основном через живые социальные связи, перенимаются стиль, манеры — весь образ христианина XX-го века.

Возможно, именно благодаря такому симбиозу западной христианской культуре и удастся выжить. Подобное взаимопроникновение культурного и материального капиталов — некое «взаимообогащение» — может оказать самый действенный эффект.

Pepsi, McDonald's, Cheetos, KFC, Frosted Mini-Wheats Kellogg, Pizza Hut, Wendy's, Yoplait, Subway, Visa и Ford — это лишь некоторые из самых быстрорастущих в Азии фирм. Они с интересом наблюдают за Азией, потому что понимают: только Азия будет стимулировать рост мировой экономики в будущем. Это обусловлено растущим средним классом, жаждущим потребительских товаров. А американские бренды, способные извлечь выгоду из этого роста, выживут и будут процветать.

В то время, когда президент Трамп говорит о победителях и проигравших в мировой экономике и о своих обещаниях заставить Америку снова стать великой [Great again], в том числе и в торговле, и сделать что-то с дефицитом торгового баланса с Китаем, один фактор он явно не учитывает. Восточный ренессанс может сам по себе принести пользу компаниям и народу Запада без шума, пыли и всех этих резких популистских движений.

Азиатская политика США на государственном уровне всегда рассматривалась как политика сдерживания Китая. Но многонациональные компании видят рост Азии как возможность. Компании, от Unilever и Nestle до Coca-Cola и Johnson & Johnson, переживают самый быстрый рост именно на развивающихся рынках, особенно среди потребителей среднего класса. «Подавляющее большинство этих потребителей проживает в Азиатско-Тихоокеанском регионе: сегодня — это около 1,5 млрд человек, а к 2030 году прогнозируется 3,5 млрд», — говорит американский ученый Хоми Харас.

Как отметил Харас, скоро средний класс будет на 88% состоять из азиатов. Азиатские потребление будет составлять подавляющее большинство до 2030 года — на сумму около 29 триллионов долларов. Например, Ford в прошлом году продал свой миллионный автомобиль в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

По мере роста азиатских рынков продажи американских компаний дома снижаются. Американская молодежь всё чаще избегает больших имен — они ей набили оскомину. Это давно не модно — ходить в Мак. Молодые люди все чаще делают выбор в пользу правильного питания — в пользу небольших, местных, органических брендов. Это же касается одежды и других отраслей. Поэтому акулы капитализма будут стремиться взять в Азии всё, что смогут. McDonald's будет штурмовать Китай примерно 2000 новыми ресторанами к 2021 году. KFC уже имеет более 5000 ресторанов в Китае. Yum! — материнская компания KFC в Кентукки, а также Pizza Hut и Taco Bell, заработала около половины своих доходов именно в Китае в прошлом году. Starbucks также заинтересован в китайском среднем классе, он стремится удвоить количество своих заведений там от 2500 до 5000 к 2021 году.

Apple сообщила о существенных увеличениях квартальных доходов на фоне роста в Китае. Компания рассчитывает на получение около 45 миллиардов долларов дохода от того, что она называет «большим Китаем» (Гонконг, Сингапур и Тайвань) в 2017 финансовом году. «Мы очень оптимистичны в отношении Китая», — заявил глава Apple Тим Кук журналистам в недавнем отчете о прибыли. «Мы продолжаем работать на средний класс, который быстро растет».

Трамп, с его «Америка превыше всего» [America first], вряд ли согласовывается с историей корпоративной Америки, которая выводит миллиарды налогов в оффшорные налоговые гавани, и которой, кажется, всё равно, как себя чувствует средний класс их родной страны. Он ей более не интересен, т.к. утратил покупательную способность.

Крупнейший, самый богатый, самый разветвленный, инновационный и динамичный частный сектор в мире, продукция которого пользуется успехом во всех уголках планеты — американский. В мире только две страны, где компания Coca-Cola не занимается бизнесом: Северная Корея и Куба. Coca-Cola-stan охватывает весь земной шар. А если бы Facebook была страной, ее пользовательская база сделала бы ее самой большой страной в мире. Некоторые из ведущих компаний Америки, такие как Apple, имеют рыночную капитализацию больше, чем капитализация иных стран.

С такими цифрами у корпоративной Америки едва ли есть причины расстраиваться. Также, согласно цифрам министерства торговли, 20 миллионов рабочих мест в самих Соединенных Штатах связаны с экспортом и иностранными инвестициями. В прошлом году Китай инвестировал 46 миллиардов долларов в Соединенные Штаты — рекордный год, по данным консалтинговой компании Rhodium Group, расположенной в Нью-Йорке.

«Сегодня Китай является крупнейшим в мире потребителем энергии, металлов, фильмов, большинства товаров и даже пива. Если его экономика замедлится, это сведет на нет более широкий Азиатско-Тихоокеанский регион, а пульсация будет ощущаться от Аргентины до Анголы и, конечно, до самих Соединенных Штатов. Китай стал системно важным [если не системообразующим] для мировой экономики — слишком большим, чтобы вдруг потерпеть неудачу.

Азия также является крупнейшим в мире регионом импорта, на который приходится 36% импорта. На долю Соединенных Штатов и Европейского союза в совокупности приходится 31%. К 2020 году в Юго-Восточной Азии будет больше пользователей смартфонов, чем в Соединенных Штатах. В Южной Азии также происходят головокружительные перемены. Каждую секунду три индуса впервые заходят в Интернет, а Пакистан также становится «горячим» рынком для компаний США.

Азия может стать жизненно важным якорем для экономического возрождения. Потребление среднего класса в Азии может, по иронии судьбы, стать важным элементом в восстановлении собственного среднего класса Америки, находящегося в явном упадке», — пишет Atlantic.

Елена Ханенкова

США. Китай > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 21 ноября 2017 > № 2396646


Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 ноября 2017 > № 2396555

Премьер-министр Белоруссии Андрей Кобяков доложил во вторник президенту страны Александру Лукашенко о двух возможных сценариях развития белорусской экономики в 2018 году, сообщила пресс-служба правительства.

Отмечается, что во вторник Лукашенко заслушал доклад правительства, центробанка, облисполкомов и минского горисполкома о работе экономики за истекший период 2017 года и прогнозах на 2018 год.

Во время своего доклада Кобяков рассказал, что в основу проекта прогноза положены два сценария развития. "Первый — целевой, который в основном обеспечивает выход на траекторию роста экономики, предусмотренную пятилетней программой. Второй — консервативный, на базе которого рассчитан проект бюджета", — пояснил премьер, уточнив, что при целевом сценарии цена нефти прогнозируется на уровне 45,9 доллара за баррель, курс российского рубля — 60,5 за доллар, прирост российской экономики — 1,7%, стоимость калийных удобрений — 205 долларов за тонну.

При этом прирост ВВП самой республики в 2018 году прогнозируется в размере 3,4%, экспорта товаров и услуг — 6%, сальдо внешней торговли товарами планируется отрицательное на уровне 33,4 миллиона долларов, прямые иностранные инвестиции на чистой основе — 1,45 миллиарда долларов. "Реальные располагаемые денежные доходы населения увеличатся на 3,2%. Будем удерживать индекс инфляции на уровне не выше 7%", — добавил Кобяков.

Вместе с тем, по его словам, в качестве основных параметров для расчета проекта бюджета на 2018 год принят консервативный сценарий внешних условий, при котором ВВП Белоруссии вырастет лишь на 1,2%. "Среднегодовые параметры: инфляция — 7,4%, ставка рефинансирования — 11% годовых, цена на нефть — 43 доллара за баррель, курс доллара — 2,038 белорусского рубля и 62,3 российского рубля", — также говорится в сообщении.

Объем доходов республиканского бюджета прогнозируется в сумме 20,5 миллиарда белорусских рублей (10,25 миллиардов долларов), или на 7,5-7,8% больше ожидаемого объема доходов 2017 года. Расходы запланированы в сумме 19,8 миллиарда белорусских рублей (9,9 миллиарда долларов), что на 7% больше оценочного показателя за 2017 год. Профицит республиканского бюджета сформирован в сумме 718,3 миллиона белорусских рублей (359,15 миллиона долларов, или 0,64% ВВП) и будет направлен на погашение части государственного долга, также отмечается в сообщении.

Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 ноября 2017 > № 2396555


Казахстан > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 21 ноября 2017 > № 2394134 Петр Своик

Почему серьезные инвесторы не хотят «бросать якорь» в Казахстане?

Выстраивая планы своего будущего экономического развития, Казахстан делает ставку на транснациональные компании, которые могли бы выступить в роли «якорных» инвесторов и раскрасить наши серые будни позитивными красками. Но те явно не спешат в нашу вотчину. Прижившиеся же старички не стремятся расширять горизонты сотрудничества, а нередко и вовсе улепетывают из нашей страны так, что пятки сверкают. Что с нами не так и что делать? Точки над i расставляет экономист Петр Своик.

- Петр Владимирович, почему одни иностранные инвесторы бегут из Казахстана, а другие не спешат создавать экономические оазисы в наших степях?

- Спрашивать, почему серьезные иностранные компании не идут в Казахстане, все равно что интересоваться, почему человечество до сих пор не заселило Марс. Лететь далековато, а главное - нет нормальной среды, где можно было бы жить без специальных условий.

- Что вы подразумеваете под нормальной средой? Мы чуть ли не каждый год создаем новые заманухи для иностранцев, а им, получается, все мало?

-Для человека нормальная среда – воздух, для экономики – деньги. Посудите сами. В развитых экономиках кредит можно получить максимум за пять процентов, у нас – минимум за 15 процентов. Это примерно то же самое, что ходить с противогазом и кислородным ранцем за плечами, да еще пытаться соперничать с другими странами в легкоатлетических соревнованиях. Понятно, что шансов никаких. Но Казахстан никакой не Марс, а часть Земли, и кое-кем эта территория заселена очень даже плотно. Теми иностранными компаниями, для которых наша среда обитания вполне благоприятна.

- Но, тем не менее, планы привлечь в Казахстан «якорных» инвесторов из числа транснациональных корпораций строятся. И вряд ли на пустом месте…

- Нужно понимать, что Казахстан для мирового рынка - территория добычи ресурсов на вывоз, территория внешнего финансового снабжения (я имею в виду иностранные инвестиции и кредиты) и территория поставок готовых товаров для того же сырьевого экспорта и для обеспечения жизнедеятельности населения. И в этом смысле внешний рынок заполнил Казахстан под завязку. Все ниши заняты. И, прежде всего, в сырьевом экспорте, который почти целиком достался иностранцам. Нефтянка практически вся находится в иностранной, причем многовекторной, собственности. Черная и цветная металлургия условно тоже принадлежит иностранцам.

Можно попытаться втиснуться в нишу поставщиков продукции и услуг для сырьевых экспортеров – это инжиниринговые, строительные компании, дистрибьюторы комплектующих материалов и оборудования, но вряд ли удастся. Связи там давно устоявшиеся, люди притерты друг к другу, народ стоит плечом к плечу. И внешние поставки, и так называемое казахстанское содержание давным-давно распределены.

Национальная инфраструктура – электроэнергетика, связь, транспорт всех видов – тоже худо-бедно работает. Все, что необходимо тем же сырьевым экспортерам, а попутно внутренней экономике и населению, делается. Развития нет? Так и сырьевые экспортеры особо не развиваются. Добывают традиционные объемы сырья и отправляют на экспорт. Вот и все развитие.

Последнее по степени важности в этой внешне-ориентированной схеме - снабжение населения, тоже в основном иностранными товарами. Здесь развитие блокируется низкой платежеспособностью основной массы казахстанцев и работающего на внутренний рынок малого и среднего бизнеса.

Серьезным иностранным банкам у нас тоже делать нечего. Главные клиенты – сырьевые экспортеры – нуждаются в местных банках только для ведения текущих счетов. Ресурсы же для текущей деятельности и для расширения они берут не в банках, а на валютной бирже, конвертируя экспортную выручку. Плюс могут напрямую кредитоваться за границей, плюс те же иностранные инвестиции, идущие в основном в сырьевую добычу. Если же они начинают испытывать проблемы, то Национальный банк предусмотрительно девальвирует национальную валюту, удешевляя для них производство.

А то, что у нас называют банками второго уровня, - это на самом деле дистрибьюторы внешних денег третьего, а то и четвертого уровня. Национального, суверенного фондирования банков у нас нет, БВУ пытаются строить кредитный процесс на депозитной базе, а это примерно как печь пирожки с начинкой, уже побывавшей в желудке. Либо фондируются за границей и перепродают внешние займы по двойной - тройной стоимости. Но и эта схема тоже забита под завязку, и вследствие сокращения «кормовой базы» банки помельче начинают закрываться. Крупные же государству приходится поддерживать напрямую, и во все возрастающих объемах.

Чтобы сюда еще кто-то зашел, нужно расширять рамки устоявшейся схемы. Но для этого рыночных механизмов мало, нужны государственные усилия. Потому что свободный рынок (а вся наша система построена под внешний рынок, мы в него встроены) уже получил от Казахстана все, что представляло для него интерес, должным образом проинвестировав и прокредитовав. Он куда надо зашел, все места, которые были для него привлекательными, занял, и больше ничего ему не нужно. Наоборот, существующая модель начинает скукоживаться.

- То есть мы опять оказались на распутье, и прежде чем двигаться дальше, должны дать ответ на вопросы: кто виноват и что делать?

- У нас вторая половина девяностых и первая половина нулевых годов ознаменовались достаточно высокой динамикой роста нефтедобычи, черной и цветной металлургии. После резкого спада из-за развала СССР, конечно. Разные направления росли по-разному. Нефтедобыча, например, выросла в три с половиной раза, добыча урана - в шесть с лишним раз. А вот со второй половины нулевых физический рост остановился. В результате внешний экономический оборот, который мы имеем сегодня, в 2017-м, эквивалентен тому, что было в 2006-м, докризисном, году. Если посмотреть на объем экспорта и импорта, то легко можно увидеть, что он равноценен данным десятилетней давности. Это при том, что внутренняя экономика с тех пор серьезно разбухла. У нас элементарно населения стало на три миллиона больше. Плюс к этому появились обременения, которых не было в середине нулевых. Например, наш внешний долг вырос уже настолько, что его обслуживание вымывает из национальной экономики гораздо больше средств, чем удается занять вновь. Та же самая картина с иностранными инвестициями. Вывоз доходов на ранее сделанные инвестиции давно уже превышает приток новых. Это как с постаревшим организмом: начинают проявляться хронические болезни, а силенок бороться с ними остается все меньше. Раньше мог козликом прыгать, а теперь хорошо, если ноги переставляешь. Поэтому речь сейчас идет не о том, как бы заманить хорошую иностранную компанию, а о том, чтобы удержать нынешнее состояние экономики, что происходит в основном за счет распечатывания Национального фонда. Если мы посмотрим на государственный бюджет 2017 года и сравним его доходную и расходную части, то можем сильно испугаться. Поступления из различных источников в бюджет составляют лишь чуть больше половины всей расходной части. Другая же часть расходов покрывается трансфертами из Нацфонда.

Ситуация с расходованием накопленных ресурсов не катастрофическая, но драматическая. Не зря же президент страны, когда собирал не так давно «нур-отановцев», потребовал от них модернизации экономики, произнеся ключевые слова – «нужны новые источники роста». Так и есть. Прежние источники роста уже не могут двигать вперед экономику, в которой главным источником стабильности становится Национальный фонд.

Но, несмотря на всю правоту главы государства, есть нюансы, способные серьезно помешать реализации этой задачи.

В свое время, в девяностые годы, когда ныне существующая модель казахстанской экономики только формировалась, я был депутатом Верховного совета, а затем, достаточно долго, членом правительства. То есть имел отношение к этому процессу. Нельзя скачать, что полностью был вовлечен, но был недалеко от мест принятия решений. И могу засвидетельствовать, что когда мы пытались перевести экономику Казахской ССР на рыночные рельсы, какой-то четкой схемы или плана, понимания того, что надо делать, в каком направлении двигаться, не было даже в самых высоких инстанциях. Все получалось, как получалось. Но если мы посмотрим на результат, то убедимся: все получилось совсем не случайно. Мы имеем четкую, продуманную, очень мудрую схему внешней эксплуатации Республики Казахстан. И в эту четкую продуманность встроена так называемая компрадорская элита. Президент тут остается за скобками, а все остальные представители власти не персонально, не пофамильно, а структурно вставлены во внешние экономические интересы – в экспорт сырья, во внешнее финансирование. Кстати, это самое внешнее финансирование у нас тоже с казахским акцентом. Это деньги, выведенные из Казахстана и возвращаемые сюда через оффшоры или какие-нибудь Голландию или Швейцарию. Схема просто идеальная. Она четка выверена и очень хорошо работает на внешнюю эксплуатацию Казахстана, и это фактически блокирует его внутреннее развитие, что мы сейчас и наблюдаем. Поэтому, когда глава государства говорит о необходимости появления новых точек роста в экономике, он заранее предупреждает, что это вызовет сопротивление. С учетом всего вышесказанного сомневаться в этом не приходится.

- Но, допустим, эти нюансы не станут обстоятельством непреодолимой силы. Какими, на ваш взгляд, могут быть источники будущего экономического роста?

- Чтобы кого-то еще завести в страну и начать развивать производства, нужно повышать наше собственное внутреннее потребление и создавать новые внешние ниши. Даже сейчас объемы внутреннего производства определяются не только тем, что нужно сырьевым экспортерам, но и тем, что нужно населению. Казахстанцы с удовольствием повысили бы свое потребление и в два, и в три раза, да хоть в пять раз, охотно строили бы новое жилье, создавали пригородные хозяйства, обновляли свои автомобили и т.д. Но для того, чтобы это произошло, нужна, как минимум, серьезная реформа, способная привести к повышению платежеспособности населения, а также малого и среднего бизнеса. Плюс, конечно, нужны новые стратегические проекты. И, на первый взгляд, нам есть куда двигаться в этом направлении.

Есть у нас ЕАЭС – штука в политическом смысле чрезвычайно значимая. Большая часть мировых катавасий последних пяти-семи лет так или иначе связана с созданием Таможенного, а потом Евразийского экономического союза. Это и Майдан, и ситуация с Крымом, и война на востоке Украины, и санкции с контрсанкциями. Но в экономическом смысле это всего лишь торговля. Никакой задачи совместного развития в рамках данного союза не обозначено. Как с нашей стороны, так и со стороны России. Пока что президент Путин только говорит о некоем росте. Но новых источников роста в РФ тоже нет, и экономическая ситуация там ничуть не лучше нашей. Восстановившая политический суверенитет, но экономически остающаяся компрадорской российская власть не способна решать свои собственные вопросы экономического развития и проблемы социальной неустроенности. Соответственно ничего эффективного она не может предложить своим партнером по ЕАЭС. Поэтому евразийская экономическая жизнь течет вяло: кыргыз сказал про казахов обидные слова, мы обиделись и закрыли границу, и все в том же роде. Интересно, но развития нет никакого.

- Однако, как говорится, не ЕАЭС единым…

- Да, есть еще наш любимый Китай, который осуществляет геополитический стратегический проект «Единый пояс – единый путь», а попутно пообещал перенести в Казахстан больше полусотни заводов. Но Китай движется неторопливо, у него расчет идет на столетия. Дороги он прокладывает, но активно Казахстан в экономическом смысле не осваивает. Никаких новых источников развития по китайскому направлению Казахстан не имеет. Даже те же самые заводы так еще и не появились.

Получается, что в плане экономического развития Евразийский союз – импотент вследствие недееспособности его «либерального» правительства. Китай, конечно, не импотент, но не считает необходимым форсировать китаизацию казахстанской экономики. Других же серьезных проектов нет.

Конечно, Казахстан мог бы и сам формировать и стимулировать свое экономическое развитие. И Нурсултан Назарбаев это понимает. Только зря глава государства рассчитывает на своих соратников, ожидая от них дельных предложений. Соратники способны предугадывать желания начальника, но никак не придумывать что-то самостоятельно – это мы и наблюдаем из года в год.

Последние лет пятнадцать президент в своих посланиях и программах неизменно ставит задачи экономического развития и роста. Это и импортозамещение, и создание корпоративных лидеров, и прорывные проекты в индустриализации, и внедрение инноваций, и цифровизация экономики. Но где исполнительский результат? Вряд ли существует госпрограмма, которая была бы выполнена хотя бы наполовину. Тут можно винить и соратников, и правительство, которое регулярно не исполняет поручения президента. Но на самом деле дело не только в правительстве.

-В чем же еще?

- В отсутствии серьезных структурных изменений. Если в стране нет нормального национального кредита, если зарубежный кредит у нас третьей свежести и четвертой стоимости, то понятно, что никакого развития не может быть в принципе. Все наши программы развития – ФИИР, «Нурлы жол», «Нурлы жер» - в большинстве своем сводятся к субсидированию высокой процентной ставки коммерческих банков. Получается, что за счет государственного ресурса не экономика развивается, а поддерживаются дистрибьюторы внешнего финансирования. Это все естественно для созданной в 1990-х внешней придаточной модели, которая очень хороша для экспорта сырья, для внешнего финансирования и кредитования и для обеспечения населения Казахстана импортными товарами, но совершенно не годится для внутреннего развития. Чтобы развивать экономику, нужно кардинально менять ее модель.

Автор: Юлия Кисткина

Казахстан > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 21 ноября 2017 > № 2394134 Петр Своик


Иран. Сирия. Турция. Ближний Восток. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > iran.ru, 20 ноября 2017 > № 2400761

Судьба Сирии решается в Сочи

Алексей Романов, специально для Iran.ru

22 ноября в Сочи президенты России, Турции и Ирана встретятся исключительно по вопросам Сирии. Вчера в Анталии главы внешнеполитических ведомств этих стран провели переговоры, чтобы согласовать повестку саммита. То, что в работе саммита будут активно задействованы министры обороны и руководители Генеральных штабов Вооруженных сил этих стран, говорит об исключительности данного саммита. У России, Ирана и Турции много общего, но и не мало прямо противоположных и взаимоисключающих интересов в Сирии и в связи с послевоенной ситуацией в этом государстве. Предстоит самый серьезный разговор, по сути, в Сочи будет решаться ни только судьба Сирии, но ни много ни мало – судьба Ближнего Востока.

Зачем трехсторонний саммит?

Владимир Путин встретится с лидерами Ирана и Турции в Сочи, чтобы обсуждать Сирию. Проведение этого мероприятия не только логично, но и крайне необходимо. И связано оно с необходимостью объяснить Тегерану и Анкаре новую позицию по сирийскому урегулированию. Которая была несколько другой до сих пор. И ее корректировка стала заметной после того, как на саммите "G-20" в Дананге, где Дональд Трамп отменил двустороннюю встречу с Владимиром Путиным, но при этом главами МИД было согласовано совместное заявление президентов США и РФ по Сирии, где нет ни слова об Астане. А ведь именно там Россия, Турция и Иран являются гарантами и коспонсорами мирного сирийского процесса в столице Казахстана. А американцы присутствуют там только как наблюдатели. И именно там было достигнуто соглашение о создании зон деэскалации. То есть де-факто произведен раздел Сирии на зоны влияния.

Зато в российско-американском заявлении многое сказано о женевском процессе, который давно уже затух – практически сразу вместе с уходом Джона Керри. И еще в заявлении говорится о выводе иностранных войск из Сирии. То есть российских, иранских и турецких. США наоборот, уходить не собираются. Поэтому еще 15 ноября они объявили о своем намерении создать новую сверхмощную военную базу в САР на территории, которую контролирует подразделения Сирийских демократических сил (СДС). Это означает, что все нефтяные поля Сирии будут под американским контролем через курдский СДС. Кстати, в заявлении нет ни слова и о роли Тегерана и Анкары в борьбе с терроризмом в САР.

Не зря, Эрдоган в течение 4 часов 13 ноября интересовался у Владимира Путина в Сочи, что Москва имела в виду, когда подписала это заявление о невозможности решить сирийский вопрос силой. Не случайно прозвучал и его риторический вопрос о том, не стоит ли в этом случае России вывести своих военных из САР и зачем тогда вот уже 6 лет всем нам воевать в Сирии? Он дал понять, что Турция уходить не собирается, в отличие от России, которая хочет свернуть свое военное присутствие, оставив лишь 2 базы – в Тартусе и Хмеймиме. Интересно – а сколько эти базы продержатся без сухопутной поддержки, скажем откровенно, Ирана? Месяц? Два? Три? Аналогичные вопросы к Москве есть и у иранского президента. Тем более что Владимир Путин 1 ноября летал в Тегеран и на переговорах с руководством ИРИ вообще ни слова не говорил о том, что затем появилось в совместном заявлении с США.

Экономическое измерение

Есть и другой аспект. Финансово-экономический. По мере уничтожения ИГ придется начать процесс восстановления сирийской экономики и инфраструктуры, которая разрушена на 90 %. Кто будет за это платить? И что Москва будет делать со своим куском деэскалации Сирии, лишенным нефти и газа и покрытым руинами? Откуда Россия возьмет 80-100 млрд. долларов на его восстановление? Как предложил 17 ноября один из "видных российских экономистов" – путем совместного инвестирования средств от нефтяных доходов Ирана и Саудовской Аравии!!! То есть Эр-Рияд все разрушал, Иран все это время спасал Сирию, а теперь вместе они будут оплачивать восстановление Сирии! Это в условиях, когда Саудовская Аравия находится на грани военной агрессии против иранских позиций и "Хезболлы" в САР и Южном Ливане, если только сможет уговорить на это Израиль. Хотя вряд ли. В Тель-Авиве все-таки ни какие-нибудь простаки сидят.

Совершенно ясно, что для Москвы будет крайне сложно восстановление Сирии даже в своей зоне контроля. Россия надеялась, что к окончанию сирийской войны, США и ЕС отменят экономические санкции против России, а цены на нефть из-за большой войны быстро пойдут вверх. За счет этого найдутся средств на послевоенное восстановление Сирии. Возможно надеялись и на то, что нефтяные и газовые поля Сирии перейдут под контроль России. Но этого не случилось, их захватили США, формально оформив на СДС.

У Турции же такие возможности есть. Особенно в строительном секторе, который на первом этапе будет важнее всего. И уж совершенно точно – Анкара вполне в состоянии потянуть в финансовом плане восстановление экономики в тех провинциях севера САР, которые она контролирует.

У Ирана с финансами тоже сложно ввиду того, что авуары ИРИ, замороженные Вашингтоном, так и не разморожены, а сам Иран тоже нуждается в иностранных инвестициях. Но у Тегерана есть готовая продукция, которая нужна для восстановления САР, и из чувства шиитской солидарности и по чисто стратегическим расчетам, ИРИ поможет Сирии.

Если же к восстановлению экономики САР допустить ЕС и нефтяные монархии Персидского залива, то возникает вопрос: ради чьих интересов воевала Москва? И потом - тот, кто платит, тот и заказывает музыку. Не хотелось бы, чтобы Россия отдала Сирию на откуп тем, кто ее разрушал, а именно: коалиции США – Запад - Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ). У них есть деньги, технологии, продукция и все, что нужно. И компании этих стран хорошо погреют руки на сирийских заказах. Так что лидерам трех стран есть над чем подумать в Сочи. Причем Эрдогану легче всего – он свой кусок пирога и так получит, учитывая натовский статус Турции.

Схожесть и разница интересов

Интересы участников тройственной встречи ясны и понятны. Где-то они совпадают, а где-то кардинально расходятся. Но в целом, по сирийскому вопросу еще можно сохранить единство. Россия хотела бы закрепиться в САР, в том числе и в военном плане, учитывая особое географическое расположение страны на Ближнем Востоке, а также то, что через сирийскую территорию удобно протянуть газопровод из Ирана (месторождение "Южный Парс") в южную Европу через Средиземное море, в которой можно запускать российский газ из турецкого потока, если конечно он будет построен, а также газ из Ирака и Азербайджана. И тогда Москва может окончательно распрощаться с украинским транзитным путем экспорта газа в ЕС. Через Сирию Россия могла бы оказывать влияние на Ирак, Иорданию, Израиль и даже Саудовскую Аравию. Ну и конечно на Ливан.

Турции, по большому счету, Сирия особо не нужна. Это слишком дорогое удовольствие. Для Анкары важны в первую очередь два аспекта:

1. Не допустить создания на сирийской территории любой формы курдской автономии или государственности, будь то Рожава или что-то иное. Иначе эта территория превратится в плацдарм деятельности турецких курдов в лице Рабочей партии Курдистана (РПК). А это – прямая угроза безопасности Турции;

2. Взять под свое покровительство туркоманское население северных сирийских районов для реализации неоосманских амбиций Эрдогана. Поэтому Анкара предпочла бы, чтобы Россия, а не СДС с США контролировали сирийские нефтяные месторождения. А военные базы России в Тартусе и Хмеймиме турок вообще не волнуют.

Ирану Сирия очень нужна для реализации планов создания шиитского полумесяца, что ограничивает антииранские поползновения Саудовской Аравии и Израиля. Без САР это невозможно. Под контролем ИРИ тогда останется только шиитская часть Ирака, да и то не вся, учитывая, что шиитское правительство Хейдара аль-Абади то и дело одним глазом смотрит в сторону США. Ну и все тот же газопровод из ИРИ через Ирак и Сирию к Средиземному морю. Здесь имеется совпадение интересов с Москвой.

Сложность позиции России

Проблема сейчас в том, что США всерьез взялись за Россию и хотят любым способом отстранить Владимира Путина и его окружение, и заменить на им лояльное и слабое правительство. Либо еще лучше, как они считают, вообще расчленить Россию. Давление идет через санкции, Украину, КНДР и Сирию – по всем фронтам и направлениям. Американцы открыто заявляют о своем сильном нежелании, чтобы Владимир Путин выдвигался на выборах в марте 2018 года, они максимально стараются расшатать изнутри российскую элиту, в том числе возможностью ареста ее счетов после 2 февраля, и направить их потенциал против российского лидера и его окружения. Кроме того, все еще в приоритетах США сохраняется задача организации в России "цветной" революции (что практически сейчас исключено, учитывая рейтинги популярности президента России). А еще США в последнее время стали провоцировать на выступление российских военных, недовольных "поражением" на Донбассе (в том числе за возможный ввод "миротворцев" на российско-украинскую границу) и в Сирии (свертывание военной операции и резкий уход оттуда).

Похоже, что-то существенное меняется в позиции России. То, что в САР Россия сдает свои лидерские позиции становиться ясно. Иначе не было бы Дананга и заигрывания с США по Украине и КНДР. Судя по всему, на президента России Владимира Путина оказывают огромное давление, раз старается лишний раз не задирать США, а где можно - идти им даже на уступки. Пока не за счет ослабления своей власти. Это делается и в Сирии, где продолжается зачистка проиранской части руководства и ее замена на тех офицеров, которые ориентированы на Москву. Под нож идут кадры ВВС и спецслужб ВВС, а также руководство местного ФСО. Что логично: позиции проиранских сил в сирийской элите давние и прочные, а потому вероятность государственного переворота против Башара Асада после отстранения его брата Махера от командования Республиканской гвардии существенно возросла. Из Сирии, тем временем, в Иран идут сотни гробов. Иранцы гибнут в боях за Абу-Кемаль, который штурмуют уже почти две недели. А американцы всей силой защищают и помогают террористам, засевшим в Абу-Кемале. Только за последнюю неделю из-под Абу-Кемаля отправлено в Иран 130 тел погибших шиитских добровольцев и военных КСИР.

США и их союзники выиграют?

От неудачи саммита в Сочи выиграют только США и их союзники, прежде всего Саудовская Аравия, Израиль и сирийские курды. Если Россия уйдет из Сирии, то Иран и "Хезболла" долго не продержатся. Слишком сильно подорваны силы ССА – сирийской правительственной армии. Либо Ирану придется направлять в Сирию уже несколько дивизий КСИР с тяжелой военной техникой. А этого Израиль не допустит. В этом случае Израиль при содействии Саудовской Аравии (КСА) и других воинских контингентов ССАГПЗ и Иордании нанесет удар по позициям иранских военных, "Хезболлы", иракских шиитских добровольцев и афганской "Аль-Фатимйюн" в Сирии, как и по самой сирийской армии, а также по позициям "Хезболлы" в Южном Ливане.

Турция, при таком развороте, вместе с Ираном воевать в САР не будет, так как РФ – единственное связующее звено между Анкарой и Тегераном на сегодня. Ясно, что при таком развитии ситуации, режим Башара Асада быстро падет, и Сирия попадет под контроль вооруженной оппозиции, опекаемой США и Саудовской Аравией. Турция сохранит свое присутствие на севере в туркоманских районах. Алавитам создать свой анклав в районе Латакии и вдоль побережья Средиземного моря не удастся – слишком неравные будут силы. А курды вполне смогут создать автономию на северо-востоке страны, сохранив за собой нефтяные месторождения. Ну а Израиль навсегда получит Голанские высоты. Саудовская Аравия и ССАГПЗ пойдут на это в качестве платы за военную поддержку Тель-Авива.

******

Так что разговор в Сочи предстоит не просто сложный, скорее архисложный и не совсем приятный. И с учетом формата саммита понятно, что придется принимать очень непростые решения. Иначе зачем было этим странам воевать за Сирию, тратя на это миллиарды долларов и теряя своих военных? Ради новой сверхмощной американской военной базы в районах нефтедобычи?

Были допущены просчеты при проведении военных операций, ошибки сделаны и в Астане. Не был правильно учтен фактор СДС и США. Не до конца налажена координация "в поле" с иранцами и "Хезболлой". Это все затянуло военную операцию. А надо было просто без всякой жалости уничтожать террористов и вооруженную оппозицию, а не вести с ними переговоры. И тем более, ни в коем случае не нужно было по каждому случаю оглядываться на США.

Так что у Москвы в Сочи будут два выбора: либо де-факто уступить США и уйти, развалив альянс с Ираном и Турцией, либо вместе с Тегераном и Анкарой быстро перегруппироваться, нанести решительный удар по всем террористам и отрядам оппозиции и вернуть под контроль Дамаска нефтяные месторождения. Шансы? Кажется, 60/40 в пользу первого варианта...

Иран. Сирия. Турция. Ближний Восток. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > iran.ru, 20 ноября 2017 > № 2400761


Иран > Металлургия, горнодобыча > iran.ru, 17 ноября 2017 > № 2400764

Иранский горнодобывающий сектор, несмотря на прогресс, отстает от необходимых темпов

Иранский горнодобывающий сектор был окружен большой заботой после отмены ядерных санкций в отношении Исламской Республики в 2016 году. Правительственные чиновники и экономисты, ожидая приток иностранных инвестиций, считали доходы от добычи полезных ископаемых надежным отходом от экономики, зависящей от нефти, пишет Financial Tribune.

Однако на сегодняшний день, сектор имеет результаты ниже запланированных и составляет лишь 5-7 % от ВВП Ирана. Это в то время как объем и стоимость добычи полезных ископаемых постоянно росли в течение последних двух лет, составляя около 30 % от общей не нефтяной торговли Ирана.

Экспорт в прошлом 1395 финансовом году (март 2016- март 2017) составил 57,68 млн. тонн на сумму 7 млрд. долларов, что больше на 38 % и 17 %, соответственно, в годовом исчислении. Он также вырос на 5,5 % и 3,1% по объемам и стоимости, соответственно, за семь месяцев текущего иранского года (21 марта - 22 октября 2017) до 39,1 млн. тонн на сумму 5,41 млрд. долларов США.

Согласно данным персидской ежедневной газеты Donya-e-Eqtesad, горнодобывающие компании составляют 15-20 % от общей стоимости 4,1-квадриллионного (102,54 млрд. долларов США) фондового рынка Ирана.

Их рыночная капитализация будет расти еще больше, следуя за глобальным ростом цен в последние месяцы. Фактически, горнодобывающие фирмы, и особенно производители базовых металлов, были основными факторами роста Тегеранской фондовой биржи во втором квартале этого года. Этот сектор также очень привлекателен с точки зрения запасов.

В Иране находится 68 видов полезных ископаемых с доказанными запасами более 37 миллиардов тонн и 57 миллиардами тонн потенциальных запасов.

По данным Геологической службы США, Иран находится в лидерах по запасам цинка, девятое место по величине запасов меди, 10-ое по величине запасов железной руды, пятое место по величине запасов гипса и барита и 10-он по величине запасов урана. В целом, в Иране имеется более 7% мировых запасов полезных ископаемых.

Тем не менее, доходы сектора по-прежнему затмеваются экспортом нефти. По сообщениям, в прошлом году, Тегеран заработал около 25 млрд. долларов США от экспорта сырой нефти, и ожидается, что к концу этого года ожидается получение до 41 млрд. долларов США от поставок нефти и газового конденсата.

Было бы неразумно ожидать, что доходы от добычи полезных ископаемых догонят главного локомотива иранской экономики всего за два года. Тем не менее, рост, зафиксированный до сих пор, по-прежнему далек от ожидаемого.

Можно утверждать, что санкции, несмотря на весь ущерб, нанесенный ими экономике, не были основной причиной медленного движения горнодобывающей промышленности. Фактически это была постоянно меняющаяся бизнес-среда, которая препятствовала любому устойчивому и значительному росту в этом секторе.

Иран > Металлургия, горнодобыча > iran.ru, 17 ноября 2017 > № 2400764


Узбекистан > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > gazeta.uz, 17 ноября 2017 > № 2393272

МВФ: Узбекистану необходимо улучшение инвестклимата

С 7 по 16 ноября в Ташкенте находилась миссия Международного валютного фонда (МВФ) под руководством Альберта Егера с целью обсуждения планов официальных органов Узбекистана по дальнейшему реформированию экономики и для уточнения макроэкономических параметров.

Миссия положительно оценила проводимую работу по переходу к более эффективным основам макроэкономической стабилизации и улучшению инвестиционного климата в экономике в соответствии с приоритетами стратегии развития, разработанной Президентом Узбекистана, говорится в заявлении миссии по итогам визита.

Первым важным шагом в этом направлении стала проведенная в начале сентября либерализация валютного рынка, которая была с одобрением встречена всеми заинтересованными сторонами.

Вслед за унификацией обменных курсов власти твердо намерены осуществить либерализацию большинства цен, провести реструктуризацию государственных предприятий, а также устранить оставшиеся препятствия на пути развития международной торговли и привлечения прямых иностранных инвестиций.

Миссия отметила, что следующие шаги в процессе реформ должны быть направлены на улучшение инвестиционного климата и обеспечение защиты уязвимых слоев населения.

Содействие официальным органам в деле реализации реформ будет оказывать более благоприятная ценовая конъюнктура на международных рынках сырьевых товаров, а также экономический рост в странах-торговых партнерах.

«Перспективы экономического роста в целом остаются благоприятными, однако как свидетельствует опыт других стран с переходной экономикой, на этом этапе экономических преобразований существуют определенные риски, которые могут повлиять на экономический рост», — говорится в заявлении.

Миссия одобрила подход официальных органов, в рамках которого основное внимание уделяется сдерживанию инфляционного давления. Для того, чтобы более эффективно контролировать инфляцию, Центральный банк пересматривает основы своей денежно-кредитной политики и расширяет свои операционные возможности.

Миссия также положительно восприняла намерение официальных органов создать условия, при которых номинальный обменный курс будет реагировать на фундаментальные изменения в соотношении спроса и предложения иностранной валюты. Будут приветствоваться и другие шаги по либерализации валютного рынка.

«Ведущую роль в стабилизации экономики по-прежнему должна будет играть налогово-бюджетная политика. В этой связи миссия отметила, что в перспективе для поддержки мер по сдерживанию инфляционного давления важно продолжать проведение жесткой налогово-бюджетной политики, в определение которой включаются все бюджетные и внебюджетные операции», — подчеркивается в заявлении.

«После либерализации валютного рынка в банковской системе по-прежнему сохраняется большой объем буферных резервов. В то же время была признана необходимость в тщательном отслеживании качества активов и ликвидности банков, особенно в связи с реструктуризацией большого сектора государственных предприятий», — отмечают в МВФ.

Миссия также с одобрением отметила «первые конкретные шаги по совершенствованию качества экономических данных и повышению их прозрачности». С февраля 2018 года уровень инфляции будет оцениваться на основе нового показателя индекса потребительских цен, приведенного в соответствие с международными стандартами. Узбекистаном также достигнут прогресс в присоединении к используемой МВФ расширенной Общей системе распространения данных (Р-ОСРД), говорится в заявлении.

Узбекистан > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > gazeta.uz, 17 ноября 2017 > № 2393272


Монголия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 17 ноября 2017 > № 2391326 Халтмаагийн Баттулга

Встречный прием. Как бизнесмен и чемпион мира по самбо стал президентом Монголии

Екатерина Губина

Халтмаагийн Баттулга, в июле 2017-го выигравший президентские выборы, рассказал российскому Forbes о борьбе, бизнесе и экономике

Халтмаагийн Баттулга родился 3 марта 1963 года в Улан-Баторе. После окончания средней школы поступил в школу Изобразительного искусства. С 1982 года работал в Ассоциации художников. В 1979–1990 годах входил в сборную Монголии по самбо, на чемпионате мира в Киеве в 1983 году завоевал золото. В 1986 и 1990 годах завоевал серебро. В 2004 году стал членом Великого государственного хурала (парламента). С 2008 по 2012 год занимал пост министра транспорта и строительства, в 2012–2014 годах — министра сельского хозяйства. Седьмого июля 2017 года одержал победу во втором туре президентских выборов в Монголии, выступая кандидатом от Демократической партии, находящейся в парламенте в меньшинстве. Женат вторым браком, супруга Анжелика Даваин — русская.

Спорт

Какой спорт самый любимый?

Конечно, борьба. Прежде всего выделяю дзюдо.

Философия какого из единоборств вам ближе?

У любого единоборства есть своя философия. Мне близки идеи нашей национальной борьбы бех барилдаан и дзюдо. У них много общего, но есть и различия. Бех барилдаан, как и дзюдо, помогает уважать традиции, старших и наставников, и борцы учатся вести себя достойно не только в спорте, но и в жизни. В бех барилдаан можно использовать руки и ноги в любых комбинациях, так что в нашей борьбе почти нет ограничений в действиях. Между тем в дзюдо мы боремся руками против рук, ногами против ног. Свободный стиль бех барилдаан вдохновляет меня, а строгая взыскательность дзюдо — дисциплинирует.

Ваш самый сильный противник был в спорте, политике или бизнесе?

В политике. Это были мои оппоненты.

Вы способны разгадать действия противника?

Любой борец должен уметь предугадывать действия противника. Разгадать их, сыграть на опережение или применить встречный прием — вот главный путь к победе. Спортивные навыки всегда полезны и в политике. Но политика, конечно, сложнее. В борьбе я могу просчитать действия одного человека. Но в политике (как и в государстве) слишком много действующих игроков.

Интуиция борца помогает увидеть перспективы развития Монголии?

Наверно, все-таки не надо привязывать всю жизнь к спорту или объяснять политическую деятельность через борцовские термины. Главной причиной, почему я пошел в политику, было то, что я видел перспективы для моей страны и хотел участвовать в создании этого будущего.

Политэкономия

Что такое сегодняшняя Монголия, какие есть сильные и слабые стороны?

Я понимаю, что у Монголии много слабых сторон. Но мы можем превратить их в сильные, выигрышные. Говорят, что экономика Монголии сейчас в упадке, хотя это и не совсем так. Наша экономика зависит от сырьевого экспорта, но это временное явление. Люди начали понимать, что «сырьевая игла» — ошибочная стратегия политиков. Мы видим возможности исправить ошибки. Во время предвыборной кампании я выступил с полномасштабной программой развития страны и со своей командой начинаю реализовывать ее основные пункты. Главное для нас — преобразовать слабые стороны в сильные, а это значит изменить слабую экономику на сильную.

Поддержка какого бизнеса в Монголии приоритетна?

У нас было совместное монголо-российское предприятие, горно-обогатительный комбинат «Эрдэнэт», созданный при СССР, — яркое проявление сотрудничества двух стран. Опыт «Эрдэнэта» показал, что мы можем перерабатывать нашу продукцию, хоть и в небольшом количестве.

Каков потенциал сельского хозяйства Монголии?

Мы придаем важное значение сельскому хозяйству, о котором, по сути, забыли в последний период нашей истории, в то время как это одна из национальных отраслей и наши предки считали ее самой необходимой. Почти половина населения Монголии, 42%, занята в сельском хозяйстве и животноводстве. На пастбища приходится 80% территории страны. Сегодня в Монголии 70 млн голов скота — большая цифра для населения в три миллиона. Каждый год мы выделываем 10 млн шкур, но этого недостаточно. Если мы наладим обрабатывающую промышленность по выделке шкур в другом масштабе, то сможем и экспортировать нашу продукцию в другие страны.

Что значит лозунг вашей предвыборной кампании «Монголия победит» или «Монголия прежде всего»?

Краткое изложение моей программы: благосостояние для монголов, преодоление бедности и неизбежных трудностей возможны только с учетом наших национальных особенностей.

Что отличало вас от ваших оппонентов в президентской гонке?

Я баллотировался на пост президента не как глава партии или министр из правительства, а как гражданин. Это было моей личной прерогативой.

Какие именно акценты были сделаны вами во время предвыборной кампании?

Я делал акцент на привлечении внимания избирателей к тому, что государственная политика Монголии, к сожалению, не учитывает национальных интересов, хотя наша власть должна сосредоточиться прежде всего на развитии человека и обеспечении справедливости.

Что вас больше всего поразило во время президентской гонки? Можете рассказать самую интересную историю?

Вы не поверите, но за 12 дней я побывал в 21 провинции, трех городах и провел несколько десятков встреч с гражданами. Я объехал всю страну на машине.

Обама сказал, что самыми трудными выборами для него были те, когда он был выбран президентом университетского издания со столетней историей Harvard Law Review. Какие самые сложные выборы были у вас?

Конечно, президентские выборы были самыми сложными. Монгольская народная партия, которая была у власти, контролировала все СМИ, и почти 90% телевидения освещали события со стороны моего оппонента. Я не мог общаться с избирателями ни в телеэфире, ни через главные массмедиа. Правящая партия угрожала отозвать у каналов лицензию за работу со мной. Но я чемпион мира по самбо и использовал этот факт. С помощью смартфона и современных технологий, которые позволяют делать свои собственные прямые эфиры в соцсетях, я смог собрать больше зрителей, чем телевизор. Миллионы людей смотрели мои трансляции Facebook live, я проводил прямые эфиры встреч с избирателями, где меня поддерживал первый профессиональный борец сумо из Монголии — Долгорсурэн Дагвародж по кличке Асашорю.

Получается, ваша узнаваемость изначально была высокой, как у Трампа. Помогает ли ваш опыт в роли телеведущего в общении со СМИ?

Мне легко быть публичным человеком, медиаперсоной, когда есть доступ к современным технологиям и свой электорат.

Вы чувствуете, что сможете сделать Монголию снова великой?

Для возрождения Монголии нам нужно вспомнить, в чем было могущество наших предков. Монголы под предводительством Чингисхана смогли создать выдающееся государство благодаря тому, что сплотились воедино, следуя великой цели, великой идее. Кстати, я разделяю теорию российского ученого Льва Гумилева о пассионарности этногенеза. Если Монголия вновь сможет объединить народ для укрепления своей экономической независимости и сплотить усилия для достижения одной цели — стать нацией производителей, то уже в ближайшем будущем мы станем пусть и не великой империей, как в историческом прошлом, но самодостаточным государством.

На территории современной Монголии за всю историю образовалось три империи: империя хунну, империя тюрков и Монгольская империя XIII века. Очевидно, у нашей богатой и великой истории есть своя традиция и мы — ее преемники. Однако это не означает, что мы будем строить новое имперское государство, нет, мы должны развиваться и совершенствоваться в ногу со временем. Вместо возрождения трансконтинентальной империи монголы теперь хотят видеть свою страну экономически самостоятельным государством со счастливыми гражданами и процветающим обществом. У нас есть свои традиции, ответственное общество и достаточное количество природных ресурсов, чтобы воплотить в жизнь наши устремления. Монголия производит 30% мирового кашемира, но это далеко не все. У нас достаточно резервов для существенного влияния на производство меди. Кроме того, мы можем стать активным игроком на рынках редкоземельных элементов и урана, стоит только разработать и реализовать продуманную стратегию в этих областях. Все это станет основанием для прорыва к благосостоянию.

Нам надоело многолетнее бесплодное политиканство, и мы ждем многого от будущего. Наши надежды связаны с новыми идеями. Этот феномен характерен не только для Монголии, нечто похожее наблюдается в посткоммунистических странах Восточной Европы. «Убогая демократия» (defective democracy) рождает у избирателей усталость от политических партий, им перестают доверять, а сама политика становится безразлична. Вместе с тем распространены и сверхожидания от победивших кандидатов. Причина этих настроений в том, что реальные результаты государственных решений и политики властей отсутствуют. Чаяниям избирателей должны отвечать прагматичные решения без пафоса и без проповедей.

Во время предвыборной кампании вы говорили, что иностранные инвестиции и технологии будут приветствоваться в Монголии, что вы будете бороться за то, чтобы монголы получили большую выгоду от этих инвестиций. Как именно монголы получат выгоду, как будете привлекать инвестиции в Монголию?

Мы будем рады иностранным инвестициям. Чтобы они работали, мы готовы создать необходимые условия, прежде всего — стабильность и ясность в политике. Я подробно говорил об этом во время предвыборной кампании, и самыми перспективными и крепкими являются для нас взаимовыгодные и справедливые отношения. Нам только на руку эти принципы. Я сам всегда поддерживаю те инвестиции, которые создают рабочие места и позволяют заработать монголам, а также ориентированы на экспорт готовой продукции. Однако я против того, чтобы в дальнейшем иностранцы продолжали получать лицензии в золотодобывающем секторе. Золото — особенная вещь. У нас нет другого выбора, кроме как вести особую политику по золоту как по гаранту национальных финансов. Мы активизируем продвижение национального бренда, сосредоточим усилия на привлечении прямых иностранных инвестиций и диверсификации экспорта.

Вы недавно вернулись с Восточного экономического форума во Владивостоке. Какие там были достигнуты договоренности?

Свой первый зарубежный рабочий визит я начал с Дальнего Востока и принял участие в Восточном экономическом форуме. Наш полет из Улан-Батора во Владивосток продолжался всего неполных три часа. Это значит, что для монголов Дальний Восток — на самом деле ближний. Такой факт позволяет мне надеяться на развитие наших деловых отношений в этом регионе. Я провел переговоры с президентами России и Южной Кореи, с премьер-министром Японии Синдзо Абэ. Я увидел, что у нас есть потенциал для дальнейшего сотрудничества. Президент Владимир Путин придал этому важное значение и обращался в своей речи к отдельным тезисам моего выступления.

Какие проекты было бы интересно развивать?

У Монголии нет выхода к морю, но страна богата полезными ископаемыми. Мы хотим найти путь для экспорта нашей продукции. Для стран Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) нам подошел бы порт Восточный в Приморском крае — выход на рынок позволит развивать деловые отношения, а мы сможем сбывать нашу продукцию по мировым ценам.

Какие препятствия или ограничения вы видите на пути развития отношений между Монголией и Россией?

Между нами бывают временные разногласия, но мы умеем находить решения проблем. Так, в 2014 году был отменен визовый режим между Россией и Монголией, существовавший с 1994 года. Иногда наблюдается политическое недопонимание, когда оба государства могут не выполнять достигнутые договоренности.

Монголия зажата между двумя условно авторитарными режимами. Как стране удалось за столь короткий срок установить демократию?

После распада СССР почти все бывшие соцстраны выбрали демократический путь развития — за исключением некоторых государств в Центральной Азии. Это объективный процесс, и он связан со спецификой нашей культуры и традиций. Да, мы азиаты хотя бы по нашему облику, но в то же время мы отличаемся от других азиатов — как, понятное дело, и от европейцев, но у нас фактически европейская культура. И главный способ сделать эту сложную идеологию доступной и понятной в третьих странах — продолжать курс на ассимиляцию нескольких культур.

У вас достаточно выгодное географическое положение?

Да, наши предки как будто предусмотрели очень выгодное географическое положение между двумя соседями. Даже с точки зрения безопасности мы в благоприятных условиях. Россия прикрывает нас с севера, Китай — с юга, поэтому мы чувствуем себя настолько защищенными, что можем говорить о своей демократии открыто. Мы сосредоточены на внутренних проблемах страны, ведь наши границы под надежной охраной. Хотя это шутка, но в каждой шутке есть доля шутки, как говорят наши российские коллеги.

Китай

Но ведь у вас рядом Китай, это выгодный сосед.

С 1990 года Китай был и наверняка останется нашим самым большим торговым партнером. И это всегда может быть выгодно для обеих сторон — достаточно уважать интересы друг друга, делать то, что умеем, и обмениваться тем, что есть.

Может ли демократия зависеть экономически от авторитарной страны и при этом нормально себя чувствовать?

Разница в политических системах двух стран не должна влиять на партнерские отношения. Мы строго придерживаемся принципа невмешательства во внутренние дела другого суверенного государства и не допустим чужого влияния на нашу политику. Пусть экономика остается экономикой, а политика — политикой. Нет ничего плохого в том, что КНР занимает особое место во внешней торговле Монголии. Это только значит, что нам необходимо расширять торговлю с другими странами и сохранять внешнеторговый баланс.

Вы хотите ограничить влияние Китая на экономику Монголии?

Мое президентство не приведет к изменениям во внешней политике Монголии, которая строго придерживается принципов преемственности и «единого окна». Я не сторонник ограничения экономического сотрудничества с Китаем, но считаю необходимым развивать экономические отношения с другими странами, приближая их к уровню сотрудничества с КНР.

Нашими крупнейшими торговыми партнерами являются Китай и Россия. Мы стараемся скорректировать чрезмерное преобладание одной страны в структуре внешней торговли. Речь идет не об ограничении торговых отношений, а о сохранении баланса через расширение торговли с другими странами, такими как Российская Федерация. Китай является нашим традиционным торговым партнером. Мы уверены, что эта многотысячелетняя традиция будет развиваться, и мы работаем над повышением ее эффективности.

В России стараются решить проблему диверсификации экономики. Что вы предпринимаете в этом направлении в Монголии?

У нас похожая экономическая ситуация, и мы тоже стремимся к диверсифицированной экономике. Современная Монголия начиная с 1921 года развивалась благодаря российскому оборудованию и в условиях единого советского рынка, поэтому у нас очень много общего в этом плане.

Россия

Россия — прямой конкурент Монголии по большей части экспортных позиций (уголь, золото, медь). В чем выгодное сотрудничество России и Монголии?

Непродуктивно говорить о конкуренции, исходя только из сходства экспортной продукции. Мировой спрос неистощим, Россия и Монголия не смогут удовлетворить все потребности. Не конкуренция, а партнерство и сотрудничество в определенных аспектах торговли могло бы укрепить наше влияние на ценовом рынке упомянутых вами ресурсов. Почему бы и нет? Раз мы владеем их определенной частью, ничто не мешает нам объединить интересы и установить правила. От этого бы выиграли и русские, и монголы.

В последние годы уменьшается культурное и экономическое влияние России. Начинает ли Монголия больше ориентироваться на азиатские страны или США?

Как говорится, соседей не выбирают. Россия и Китай — наши вечные соседи. Мы заинтересованы во всестороннем сотрудничестве в торговле, экономике и культуре и полном взаимопонимании. Понятно, что соседние страны имеют ключевое значение во внешней политике Монголии, но и так называемые третьи соседи также играют важную роль в наших отношениях. Как суверенное государство, мы стремимся к установлению сотрудничества с любой страной, которое отвечало бы нашим национальным интересам. Также мы будем использовать любые возможности для конструктивных взаимоотношений с другими странами региона.

В Монголии остались какие-то российские предприятия, которые занимались, скажем, добычей ископаемых?

Наша горнодобывающая отрасль открыта для инвестиций как из России, так и из других стран. У нас богатый опыт совместной работы с российскими горнорудными специалистами.

Единственное крупное предприятие с российским капиталом — Улан-Баторская железная дорога (50% принадлежит «Российским железным дорогам»), не маловато?

Да, после некоторых изменений в российско-монгольских предприятиях остается только УБЖД. Эта дорога прочно спаяла нашу дружбу и укрепляет отношения между нашими странами. Монголы называют ее Дорогой дружбы. Сегодня УБЖД нуждается в технической и технологической модернизации и оптимизации функционирования. Для этого необходимы кредиты в размере 100 млрд рублей. Средства пойдут в первую очередь на капитальный ремонт 467 км основного пути, ремонт 165 км участка Салхит — Эрдэнэт, выпрямление 25 км малорадиусных участков в районе Эмээлт-Хоолт и Хонхор. Из-за задержек с обновлением УБЖД нередкими стали перебои в грузопотоках, нехватка подвижного состава и перегрузка мощностей. Мы должны вплотную заняться укреплением единственного коридора, соединяющего трех соседей.

Бизнес

Первые деньги вы заработали, продав свою картину. Что вы писали тогда?

Это был не первый заработок — но первый в валюте. Я продавал свои пейзажи туристам.

Сколько стоила первая картина, которую вы продали у отеля «Баянгол», который сейчас находится в вашей собственности?

Около $5. Это было в конце 1980-х.

Что для вас было сложнее — продавать картины или управлять отелем?

Управлять гостиницей не самое трудное. Сложнее было с мясокомбинатом. Я приобрел предприятие, которое обанкротилось в транзитный период, люди не получали зарплату, было очень тяжелое время. Но если управишься с десятью людьми, то и тысяча человек в подчинении уже не пугает.

Сейчас, управляя страной, вы управляете своим бизнесом?

По законам нашей страны это запрещено, так что своим бизнесом я сейчас не управляю. Но я хочу так руководить Монголией, чтобы возникало все больше новых предприятий, которые позволят нашим людям жить достойно.

В чем секрет эффективного управления страной?

Главное — не воровать. Я изучил опыт стран, чья экономика основана на горнодобывающей промышленности. Будем работать, учитывая их опыт. Многие азиатские страны — Республика Корея, Малайзия, Таиланд, Сингапур — развиваются быстрыми темпами, по европейскому сценарию. Например, в Корее с начала 1960-х проводились реформы, которые привели к бурному экономическому росту. Олимпиада 1988 года показала, что за небольшое время возможно развитие экономики. Высокий социально-экономический уровень и политическая стабильность позволили Корее стать второй азиатской страной (после Японии), принявшей Олимпийские игры. В Норвегии залежи газа были открыты в 1970-х. Вслед за этим страна, ведя правильную экономическую политику, вошла в рейтинг наиболее развитых государств за очень короткий период. Швейцария, где после Второй мировой войны была карточная система, когда яйца выдавали поштучно, использует новые экономические и политические технологии начиная с 1960-х годов и обгоняет в развитии многие страны. Сингапур, который отличает очень выгодное географическое положение, на данный момент является крупным финансовым центром.

В какой момент вы поняли, что придется стать президентом?

Я лично знаком со всеми предыдущими президентами Монголии и дружу с четвертым президентом страны. Я сравнил себя с ними и пришел к выводу, что в силу возраста у меня больше идей, чем у них, и я креативнее. Кроме того, у меня за плечами немалый хозяйственный опыт, а государство — это огромное хозяйство. У всех предыдущих президентов был политический опыт, а я управлял крупным бизнесом. Я могу предложить новые идеи и другие пути решения проблем. Когда я это понял, я решил стать президентом.

Каким бы был супергерой из Монголии?

Героем для нас остается Чингисхан, хотя уже очень много олимпийских чемпионов вышло из Монголии. Монголы активно участвуют в мировых интеллектуальных олимпиадах, являются лидерами в интеллектуальной области.

По легенде, Чингисхан нашел свой золотой кнут, который символизировал удачу, на месте, где сейчас стоит самая высокая статуя Чингисхана в мире. Где вы нашли свой золотой кнут?

Я нашел свой золотой кнут в том месте, где построен памятник Чингисхану. Этот комплекс был создан в 2006 году в память о событии, произошедшем восемьсот лет назад, когда на великом курултае под руководством Чингисхана состоялось объединение разрозненных монгольских племен в единое государство.

Справка

В 1990 году Баттулга начал шить и продавать джинсы на местном рынке. Позднее организовал бизнес по торговле электроникой. Свою корпорацию Genco назвал в честь одноименной компании из фильма «Крестный отец».

Genco приобрела контрольные доли во время приватизации госактивов, таких как отель «Баянгол» и мясоперерабатывающий завод «Макс-Импекс» в 1997 и 1999 годах. В 1990-х годах корпорация основала одно из первых предприятий такси в Монголии City Taxi, розничный магазин Sapporo, первый лотерейный бизнес, ресторан и ночные клубы. Завод Talkh Chikher — ведущий производитель пищевой промышленности в Монголии, производит хлеб, выпечку, конфеты и печенье.

Через дочерние компании Genco Holdings занимается производством продуктов питания и напитков, работает в сфере путешествий и туризма, банковского дела и финансов, дизайна и информационных технологий, средств массовой информации и издательской деятельности, горнодобывающей промышленности.

В 2008 году бюро путешествий Genco Tour Bureau, дочернее предприятие Genco Holdings, пожертвовало $4,1 млн на строительство стальной конной статуи Чингисхана, которая входит в тематический парк под названием «Статуя Чингисхана».

По сообщению Антикоррупционной службы Монголии, в 2016 году доходы Баттулги составили $467 380.

На начало октября совокупная капитализация «Баянгола», «Макс-Импекса», Talkh Chikher и Genco Tour Bureau на Монгольской фондовой бирже составила $23 млн.

Монголия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 17 ноября 2017 > № 2391326 Халтмаагийн Баттулга


Китай. Россия. Азия > Рыба > fishnews.ru, 17 ноября 2017 > № 2389899

Выставка в Циндао: новые тенденции на рыбном рынке.

Более 1400 компаний из 46 стран представили свои возможности на рыбохозяйственной выставке в Циндао. Участникам российского объединенного стенда China Fisheries and Seafood Expo-2017 принесла предварительных контрактов на 70 млн долларов.

Крупнейшая в Азии выставка морепродуктов и технологий проводится неподалеку от Циндао, в современном выставочном комплексе в городе Джимо. В этом году за три дня работы, с 1 по 3 ноября, ее успели посетить не менее 28000 человек. В павильонах выставки на 34 000 кв. метрах развернулись тематические экспозиции отдельных компаний и национальные стенды представителей 46 стран.

Российская рыбная промышленность вновь была представлена в Циндао объединенным стендом, организованным при поддержке Росрыболовства. Свою продукцию презентовало 15 рыбопромышленных компаний из разных уголков страны. Среди них – Группа компаний «Антей», «Русская рыбопромышленная компания», Архангельский траловый флот, Ocean Trawlers, «Сигма Марин Технолоджи», Южно-Курильский рыбокомбинат, НБАМР, «Витязь-Авто», «Дикий Улов», «Ковда» и др.

Особо участники экспозиции отметили качественное техническое оснащение и организационную работу на стенде, которую второй год подряд обеспечивал отраслевой выставочный оператор Expo Solutions Group.

Генеральным информационным партнером мероприятия выступил медиахолдинг Fishnews.

Китай в поисках дикой рыбы

Интересные для производителей пищевой продукции цифры были озвучены на деловом завтраке с участием глав и представителей национальных делегаций – участников China Fisheries and Seafood Expo. Так, уже сегодня население КНР составляет 1,7 млрд человек. Порядка 25% приходится на средний класс с уровнем заработка 3000 долларов в месяц. Именно эта группа потребителей, по словам экспертов, является основной целевой аудиторией для производителей продукции из дикой рыбы, выловленной в естественной среде.

«Это означает, что четверть населения Китая сегодня может позволить себе есть хорошую, качественную рыбу – это колоссальные цифры. И эти люди уже не хотят покупать то, что выращивается в Китае, их интересует именно дикая рыба. Мне кажется, для российских компаний рынок Китая будет становиться все более интересным», – прокомментировал замруководителя Росрыболовства Петр Савчук.

Российский рынок также чувствует эти тенденции, и в этом году на национальном стенде РФ были представлены не только дальневосточные предприятия. В первый раз участие в выставки приняли компании из Мурманска (Северо-Западный рыбопромышленный консорциум, «Ковда») и Красноярска (ООО «Малтат»). «Рыбаки понимают, что нужно диверсифицировать рынок, и Китай для них тоже становится интересным», – пояснил Петр Савчук.

Отметил замглавы ФАР и стремление российского бизнеса предлагать азиатскому рынку новую продукцию. «Понятно, что говорить о том, что КНР будет покупать филе минтая, пока рано – все-таки сегодня это мировой центр рыбопереработки. Но для Китая нужно найти продукт. И очень важно, что г-н Юй (заместитель министра сельского хозяйства КНР Юй Канчжэнь – прим. ред.), посещая наши стенды, смог сам попробовать ту же икру минтая. Потребителей надо знакомить с новым вкусом, в том числе и на площадке выставки», – добавил Петр Савчук, обратив внимание на дегустационную зону с российской рыбопродукцией на стенде «Сигма Марин Технолоджи».

Еще одной изюминкой российского стенда стал аквариум с живой камбалой – ее на выставку в Циндао доставила компания «Антей». «В нынешнем году в Циндао мы представили азиатским покупателям сразу несколько новинок, и одна из них – живая камбала, именно дикая, выловленная в дальневосточных морях, а не выращенная на аквакультуре, – прокомментировал работу компании на выставке заместитель директора «Антея» по общим вопросам Евгений Захарченко. – Определенный опыт в этом направлении у нас есть, мы совершенствуем технологии по доставке морепродукции, и сегодня уже 90% партии рыбы удается довезти покупателю в живом виде».

В формате диалога

В рамках деловой программы в дни выставки на российском стенде были организованы презентации проектов, встречи в формате В2В с представителями Китайского союза по переработке и маркетингу водных продуктов (CAPPMA), демонстрация возможностей электронной торговли в Китае (на площадке Tmall Fresh) и выездные мероприятия для представителей бизнеса.

Тенденции на китайском рынке рыбопродукции и перспективы сотрудничества двух стран в ходе встречи обсудили замруководителя Росрыболовства Петр Савчук и начальник управления рыбного хозяйства и рыбоохраны Минсельхоза КНР Чжан Сяньлян. Представитель китайской стороны высокого оценил стенд Российской Федерации и отметил, что сейчас самое благоприятное время для углубления сотрудничества: на уровне глав государств установлены дружественные партнерские отношения.

Отдельно г-н Чжан отметил потенциал рыбной продукции из Мурманской области, в том числе замороженного краба Баренцева моря на китайском рынке. Интерес посетителей к этой продукции подтвердил представитель Северного бассейна – коммерческий директор Северо-Западного рыбопромышленного консорциума Алексей Якушин. Несмотря на избалованность азиатского рынка живым крабом, которого везут сюда российские дальневосточные компании, мороженый краб не остался без внимания. «Это для них относительно непривычный, новый продукт, потому что наш краб по размерам несколько больше, чем дальневосточный, и продукцию из него мы делаем по американской технологии – рассольная заморозка», – отметил представитель СЗРК. С интересом, по его словам, посетители стенда отнеслись и к продукции из палтуса, трески и к такой экзотичной для Азии северной рыбе, как зубатка.

На площадке российского национального стенда также состоялась встреча представителей Росрыболовства с руководителем субсекретариата по рыболовству и аквакультуре Аргентины. По информации пресс-службы федерального агентства, Петр Савчук и Томас Мартин Херпе обсудили условия и формат возобновления сотрудничества в области рыбного хозяйства. В частности, вопросы доступа аргентинской рыбной продукции на российский рынок, связанные с внедрением системы ветконтроля «Меркурий» Россельхознадзора.

От рыбной логистики до марикультуры

Интересные дискуссии с участием представителей бизнеса и госструктур России и Китая развернулись в рамках тематических круглых столов, посвященных торговле рыбопродукцией и инвестиционным возможностям марикультуры Дальнего Востока.

Большое внимание участники мероприятий уделили проблеме качества рыбопродукции, которая производится в КНР на экспорт. «Мы договорились, что наша страна не будет принимать рыбу с химикатами и полифосфатами. У нас принят новый техрегламент и будут более жесткие требования к поставляемой в Россию продукции», – отметил на первом круглом столе Петр Савчук.

Позицию китайской стороны по этому вопросу высказал генеральный секретарь CAPPMA Цуй Хэ. По его словам, Китай работает над тем, чтобы соответствовать европейским стандартам. И если Россия предоставит необходимые требования к продукции, то китайские переработчики «будут готовы удовлетворить их».

Также замруководителя Росрыболовства рассказал об актуальной ситуации в российской рыбной отрасли и прогнозах по ее дальнейшему развитию. Были анонсированы проекты в сфере развития логистики и организации рыбных потоков с Дальнего Востока по территории РФ и за рубеж. В целом отмечено, что в ближайшие 3-5 лет Россия планирует вдвое увеличить грузопоток рыбной продукции – до 1,5 млн тонн. Растущий оборот потребует создания современной инфраструктуры, в том числе с участием иностранных инвесторов, заявил замглавы Росрыболовства.

Готовность принять участие в реализуемых в России логистических проектах выразил представитель Seatrade Айк Шустер. «Мы хотели бы рассмотреть конкретные проекты в Приморье, на Камчатке и Сахалине и реализовывать наши возможности сохранять ценность и стоимость рыбной продукции», – рассказал он.

Участники круглого стола, посвященного дальневосточной марикультуре, обратили внимание на проблемы, которые тормозят развитие этой отрасли. Наиболее серьезными барьерами были названы хищение урожаев, обилие нелегальной продукции на рынке и недостатки нормативной базы.

С этими и другими проблемами российской марикультуры уже знаком и иностранный бизнес. Китайские участники дискуссии отметили, что необходимо чаще проводить совещания, на которых представители госструктур и бизнеса могли бы обмениваться мнениями по решению существующих проблем.

«Бюрократических процессов, к сожалению, пока еще много», – согласился Петр Савчук. Но, по его словам, вопросы, с которыми сталкивается бизнес, решать необходимо, даже если пока это приходится делать в ручном режиме. Вместе с тем, отметил он, к настоящему моменту в развитии аквакультуры уже удалось продвинуться достаточно далеко. «На мой взгляд, сейчас сложилась уникальная ситуация. Пока есть свободные участки – надо пользоваться этим, инвестировать в отрасль. И это тот ресурс, который открыт свободно для иностранных инвестиций. Дальше будет сложнее войти в этот бизнес», – обратил внимание представитель российского ведомства.

Об итогах и планах

В целом China Fisheries and Seafood Expo-2017 подтвердила эффективность работы российских компаний на национальном стенде, подвел итог работы на нынешней выставке в Китае генеральный директор отраслевого выставочного оператора ESG Иван Фетисов. Следующий шаг – продвижение на широкий рынок определенного продукта.

«Более 30 предварительных контрактов на общую сумму свыше 70 млн долларов – в этом году работа в Циндао оказалась на 100% коммерческой для всех компаний-участников нашего стенда, – отметил он. – Я рад, что наши рыбопромышленники пришли, наконец, к тому, чтобы заранее обсуждать с нами продвижение определенного продукта и соответственно выстраивать логистику своего павильона и саму работу согласно общей концепции на выставке».

На будущий год работа на международных и российских выставках будет продолжена. «Мы ставим для себя задачу совершенствовать направление индивидуальной работы с каждым экспонентом национального стенда в Брюсселе, Циндао или целой отраслевой выставки, как это было в нынешнем году в Санкт-Петербурге. Думаю, что и рыбаки видят для себя реальные результаты от организованной выставочной деятельности. Значит, будем ставить новые задачи и цели в деле продвижения отечественного продукта и имиджа нашей, русской, рыбы», – подытожил Иван Фетисов.

Наталья СЫЧЕВА, газета « Fishnews Дайджест»

Китай. Россия. Азия > Рыба > fishnews.ru, 17 ноября 2017 > № 2389899


Черногория > Недвижимость, строительство > prian.ru, 16 ноября 2017 > № 2388818

В недвижимость Черногории с начала года вложили почти €100 млн

За восемь месяцев 2017 года в квадратные метры балканской страны было инвестировано €96,8 млн. Это на 34,8% больше, чем за аналогичный период годом ранее.

По данным Центробанка Черногории, с января по август 2017 года общий приток прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в экономику страны составил €368,2 млн, а отток - €83,4 млн. Таким образом, чистый приток ПИИ равнялся €284,7 млн. Это на 28,4% выше, чем годом ранее, пишет Balkanpro.ru.

Кстати, доля работающих в Черногории иностранцев превышает число местных жителей на 80%. А россиянам принадлежат более 25% иностранных компаний в балканской стране.

Черногория > Недвижимость, строительство > prian.ru, 16 ноября 2017 > № 2388818


Антигуа и Барбуда. Сингапур. Гонконг > Внешэкономсвязи, политика. Таможня > offshore.su, 15 ноября 2017 > № 2403215

Ассоциация государств Юго-Восточной Азии подписала соглашение о свободной торговле с Гонконгом

Гонконг подписал новое соглашение о свободной торговле с Ассоциацией государств Юго-Восточной Азии (ASEAN), которое, как ожидается, вступит в силу с января 2019 года.

После 10 раундов переговоров в течение трех лет, начиная с июля 2014 года, переговоры были завершены в сентябре 2017 года, а заключительные соглашения были подписаны в Маниле 12 ноября на 31-м ежегодном саммите ASEAN.

FTA состоит из 14 глав. Оно включает положения по устранению или снижению тарифов (налоговые барьеры для торговли), либерализацию доступа к рынкам и укреплению доверия к торговле.

Положения включают:

Обязательство Сингапура связать все свои таможенные пошлины с товарами, ввозимыми из Гонконга, на нулевой процент;

Обязательство Брунея, Малайзии, Филиппин и Таиланда устранить таможенные пошлины в размере около 85 процентов своих тарифных позиций в течение 10 лет и снизить таможенные пошлины примерно на 10 процентов от их тарифных линий в течение 14 лет;

Обязательство Индонезии и Вьетнама устранить таможенные пошлины в размере около 75 процентов своих тарифных позиций в течение 10 лет и снизить таможенные пошлины примерно на 10 процентов от их тарифных линий в течение 14 лет; а также обязательство Камбоджи, Лаоса и Мьянмы устранить таможенные пошлины в размере около 65 процентов своих тарифных позиций в течение 15 лет и снизит таможенные пошлины примерно на 20 процентов от их тарифных линий в течение 20 лет.

Согласно данным ASEAN, торговля между Гонконгом и Ассоциацией оценивается в 93,3 млрд. долларов США в 2016 году, что на 1,3% больше по сравнению с 201,1 млрд. Долл. США в 2015 году. Общий объем прямых иностранных инвестиций из Гонконга в ASEAN составил 201,9 млрд. долл. США в 2016 году, это на 141 процент больше, чем в предыдущем году. По состоянию на 2016 год ASEAN был вторым по величине партнером Гонконга в торговле товарами.

FTA является шестым соглашением между ASEAN и внешними партнерами после сделок с Китаем, Кореей, Японией, Индией, Австралией и Новой Зеландией.

Антигуа и Барбуда. Сингапур. Гонконг > Внешэкономсвязи, политика. Таможня > offshore.su, 15 ноября 2017 > № 2403215


Иран. Германия > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 15 ноября 2017 > № 2400706

Объем торгового оборота между Ираном и Германией вырос до 2,9 млрд. евро

Глава "Железных дорог Исламской Республики Иран" Саид Мохаммадзаде рассказал, что объем торгового оборота между Ираном и Германией вырос до 2,9 млрд. евро, сообщает Mehr News.

Выступая на сессии по внедрению инвестиционных возможностей в железнодорожном секторе Ирана для немецких компаний, Мохаммадзаде сказал, что экономические связи между Ираном и Германией все чаще растут за последние два-три года, особенно после недавнего визита в эту европейскую страну министра дорог и городского развития Аббаса Ахунди.

Он назвал Германию одной из самых влиятельных стран в Европейском союзе, особенно в экономическом секторе, добавив, что "одним из главных приоритетов внешней политики Ирана является укрепление связей с Германией в политических и экономических измерениях". Затем чиновник подчеркнул, что объем экономических отношений между Ираном и Германией значительно вырос, достигнув 2,9 млрд. евро.

Он также отметил, что Иран является второй по величине экономикой на Ближнем Востоке и в Северной Африке, подчеркнув, что ВВП страны достиг уровня 412 млрд. долларов США в 2016 году, что свидетельствует об экономическом росте на 6,4 %.

Он назвал Иран самой безопасной и стабильной страной в регионе: "Иран, обладающий определенными преимуществами, такими как молодое население, может стать успешным рынком для иностранных инвестиций. Более того, учитывая, что объем торговли между Ираном и ЕС увеличился более чем на 60 % в эпоху после JCPOA, Европейский союз считается вторым по величине экспортным пунктом назначения Ирана, причем 13 % экспорта Ирана отправляется в страны-члены ЕС".

Мохаммадзаде определил приоритет Ирана на 2016-2021 годы в виде развития железнодорожного транспорта, добавив: "Тем временем, мы намерены увеличить долю железнодорожной отрасли с 12 до 30 процентов в грузовом секторе и с 8 до 20 на пассажирском".

Он также заявил, что Иран намерен увеличить свою долю в транзите товаров между мировыми экономическими полюсами. "С этой же целью были активированы коридор "Север-Юг", соединяющий Персидский залив с Северной Европой и коридор "Восток-Запад", соединяющий Восточную Азию с Европой".

Чиновник далее заявил, что железнодорожная компания Ирана также стремится развивать электрификацию линий с целью управления потреблением энергии, создания высокоскоростных линий, а также улучшения технических возможностей машиностроения в железнодорожной отрасли Ирана, особенно в области оборудования железных дорог.

"В настоящее время, контракты на сумму в семь миллиардов долларов были подписаны для инвестиций в иранский железнодорожный транспорт", - заключил он.

Иран. Германия > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 15 ноября 2017 > № 2400706


Казахстан > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > inform.kz, 15 ноября 2017 > № 2391870

Биржа МФЦА начнет свою работу в первом квартале 2018 года

 Биржа Международного финансового центра «Астана» (МФЦА) начнет свою работу в первом квартале 2018 года, передает корреспондент МИА «Казинформ».

«Мы ожидаем, что в первом квартале уже начнет работу биржа Международного финансового центра. На площадке биржи международного финансового центра «Астана» начнется приватизация компаний фонда «Самрук-Казына»», - сказал управляющий Международным финансовым центром «Астана» Кайрат Келимбетов журналистам в кулуарах «круглого стола» для дипломатического корпуса в Казахстане на тему «Наследие ЭКСПО-2017».

«И уже в январе-феврале начнет работать наша биржа», - уточнил управляющий МФЦА.

Он напомнил, что обсуждается возможность продажи в следующем году долей участия в компаниях «Эйр Астана», «Казатомпром» и других.

«Мы ожидаем, что в начале года будут соответствующие решения правительства и фонда «Самрук-Казына». И это, конечно же, уже приток инвесторов и инвестиций, которые мы ожидаем», - подчеркнул управляющий МФЦА.

По мнению Кайрата Келимбетова, «казахстанская экономика ориентирована на работу с прямыми иностранными инвестициями». «И мы считаем, что в самое ближайшее время МФЦА уже тоже «включиться» в экосистему привлечения инвестиций», - отметил он.

«В первые 5-7 лет мы ожидаем, что Международный финансовый центр «Астана» станет региональным финансовым центром, а в течение 10 лет мы планируем войти в 20 ведущих азиатских финансовых центров», - заключил управляющий МФЦА.

Казахстан > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > inform.kz, 15 ноября 2017 > № 2391870


Казахстан > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 15 ноября 2017 > № 2391722

Почему из Казахстана уходят иностранные инвесторы?

На фоне роста объемов прямых иностранных инвестиций в свою экономику Казахстан все чаще стал терять знаменитых во всем мире «союзников», готовых развивать бизнес в наших пенатах. Парадокс, случайность или тревожный сигнал?

По данным АО «Рейтинговое агентство РФЦА», за период с 2005-го по 2016-й Казахстан привлек порядка 243 миллиардов долларов прямых иностранных инвестиций. Это стало возможным благодаря благоприятному инвестиционному климату. Государственные меры поддержки инвесторов включают различные преференции, а именно освобождение от таможенных пошлин, натурные гранты, принцип «одного окна»… По приоритетным проектам дополнительно могут быть предоставлены налоговые преференции и инвестиционные субсидии. Кроме того, на территории нашей страны действуют специальные экономические и индустриальные зоны, обеспечивающие поддержку бизнеса и правовую защиту инвесторов. В связи с созданием Международного финансового центра «Астана» прогнозируется увеличение объемов иностранных инвестиций.

Дополнительные штрихи в эту идиллическую картину вносит Министерство национальной экономики. По данным ведомства, в прошлом году общий объем прямых иностранных инвестиций составил 21 миллиард долларов. В первом полугодии 2017-го отмечен рост их объемов на 8,6 процента относительно аналогичного периода 2016-го. В частности, в горно-металлургическом секторе они увеличились в 2,2 раза, в сфере торговли - на 54 процента, в обрабатывающей промышленности - на 46,7, в сфере транспорта – на 10,3 процента...

Но вот вопрос: так ли уж радужна рисуемая картина на самом деле, если учесть, что за последнее время многие иностранные инвесторы ушли из Казахстана, громко хлопнув дверью, как это сделала совсем недавно американская AES Corporation, работавшая в сфере электроэнергетики? В прошлом году нашу страну покинул южнокорейский консорциум КС Kazakh B.V. (материнская компания - KNOC). Чуть раньше от работы в Казахстане отказалась норвежская Statoil. И это далеко не полный список тех, кто «сделал нам ручкой». А недавно сенатор Аскар Бейсенбаев и вовсе заявил: «Инвесторы приезжают в Казахстан, но большинство уезжает обратно, потому что встречаются с равнодушием чиновников, со всякого рода бюрократическими преградами и, опасаясь за свой капитал, отказываются здесь работать. Это для нас не только потеря инвестиций и упущенные выгоды, но и антиреклама. Есть случаи, когда инвесторы уходили в соседние страны». Тенденция?

Точки над i мы попросили расставить политолога Замира Каражанова.

- Недавно корпорация AES ушла из Казахстана после своего 20-летнего пребывания в ВКО. Сам по себе факт, может, и ординарный (как говорится, свято место пусто не бывает), если бы не одно «но». За последние несколько лет многие инвесторы с мировым именем, такие, как Toyota , ConocoPhillips и другие, отказались от участия в казахстанских проектах. Можно ли все это вкупе считать тревожной тенденцией?

- И да, и нет. Причины, по которым инвесторы уходят из Казахстана, разные. К примеру, энергетический сектор за последние пять-десять лет пережил серьезные перемены. Прежде всего, резкое падение цен на нефть. А до этого случилась сланцевая революция в добыче углеводородов. Сегодня мы видим, что «сланцевые компании» неплохо адаптировались к ценам в 50-60 долларов за баррель (а это почти равнозначно стоимости добычи нефти на Кашагане). В результате на рынке наблюдается избыток предложения. Возникают вопросы относительно конкурентоспособности Кашагана. Инвесторы стремятся снизить свои риски, поэтому покидают сомнительные или неперспективные проекты.

С другой стороны, нельзя не отметить, что в инвестиционной политике Казахстана все-таки существуют определенные проблемы. Есть компании, которые предпочли работать в соседних странах, а не в нашей. И это при том, что у нас как у члена ЕАЭС низкий налог, почти оффшорная зона. Но даже этот фактор не оказал положительного эффекта. Действительно, в Казахстане стали регистрироваться компании из России и Беларуси, но это не сказалось на экономике республики. Ведь одно дело - уходить от налогов, и совершенно другое – вкладывать инвестиции, создавать производства.

- Почему, на ваш взгляд, иностранцы, вложившие в казахстанские проекты сотни миллионов долларов, как та же AES, охладевают к нашей экономике? Ведь мы постоянно декларируем улучшение инвестиционного и бизнес-климата, облегчение налогового режима в стране…

- Если брать опять же энергетический сектор, то здесь государство контролирует тарифы, а по сути, и прибыль компаний. При этом оно выдвигает требования по модернизации хозяйства. Иначе говоря, заставляет компании тратить заработанное. В итоге возникает противоречие. А там, где существуют противоречия, трудно добиться поставленной цели и динамики развития. Поэтому при проведении инвестиционной политики надо избегать таких ножниц. Я назвал только один фактор. В последнем рейтинге конкурентоспособности ВЭФ Казахстан опустился вниз. В качестве основных проблем, которые делают экономику нашей страны непривлекательной, назывались коррупция, слабая образованность рабочей силы, недостатки в налоговом регулировании, неэффективное государственное администрирование и другие.

- Не менее интересен и другой вопрос. Почему казахстанские власти столь легко расстаются с проверенными партнерами, не делают им заманчивых предложений? Ведь, если вспомнить историю с уходом бельгийской компании «Трактебель», работавшей в Алматы, совсем не факт, что вместо выбывших придут более достойные. Может, наметившийся в прошлом году рост притока прямых иностранных инвестиций после трех лет проседания застил глаза?

- Не думаю, что надо бегать за каждым инвестором и просить его остаться в Казахстане. Исключение можно сделать для тех компаний, которые сильно рискуют, связывая свое будущее с нашей страной и вкладывая сюда значительные средства. Конечно, при условии, что их вклад будет влиять на экономику Казахстана в целом. Во всех остальных случаях нужно разбираться, почему инвесторы покидают страну, с тем, чтобы скорректировать инвестиционную политику государства.

На самом деле у нас достаточно заманчивых предложений, адресованных инвесторам. Но, видимо, негатив перевешивает позитивные моменты. А скорее всего, то, что мы готовы предложить, не греет им душу. К примеру, предоставление земельных участков в частную собственность. Мне трудно представить, зачем компании, которая занимается производством, брать себе на баланс еще и прилегающую землю. В начале 20-го века в Турции эту меру предлагал Кемаль Ататюрк, а сегодня в ней нет смысла. Если государство не соблюдает договора, то даже частная собственность на землю не поможет. К тому же по опыту военных лет мы знаем, что завод можно за месяц эвакуировать на новую территорию. А современное предприятие тем более. Литейный цех занимает пространство, равное половине школьного спортзала, токарные станки можно заменить одним станком с числовым программным управлением. Производство стало компактным, и никаких сложностей с переездом завода нет. Земля не держит!

Меня больше беспокоят не иностранные инвесторы, а наши граждане, которые выводят средства за рубеж, в оффшорные зоны. Вряд ли они делают это для того, чтобы потом вернуть деньги в страну (кстати, мы не видели, чтобы они активно возвращали средства в Казахстан во время амнистии капиталов). А значит, даже эта преуспевающая группа наших соотечественников не склонна верить в инвестиционные возможности Казахстана. Ведь деньги идут в те страны, где для них созданы лучшие условия, где капитал может развиваться по законам рыночной экономики, где имеется инфраструктура, отвечающая мировым стандартам, где есть гарантии того, что власти и Нацбанк за одну ночь не изменят кредитно-денежную политику. Мне кажется, наше правительство знает, что нужно сделать для того, чтобы остановить отток капитала из Казахстана и привлечь в страну инвестиции. Но почему-то этого не делает. И если потенциальный внутренний инвестор не верит в Казахстан, в свою родину, в ее будущее, то чего ждать от иностранного предпринимателя?

- Может ли ситуация с уходом инвесторов, проработавших в Казахстане не один десяток лет, оказать какое-либо влияние на инициативу, предусмотренную Планом нации "100 конкретных шагов"? Речь, напомню, идет о привлечении, как минимум, десяти транснациональных компаний в перерабатывающий сектор экономики Казахстана, о создании совместных предприятий в приоритетных отраслях с участием "якорных инвесторов" - международных стратегических партнеров.

- Отток капитала из страны, бегство инвесторов, уход компаний уже сами по себе являются сигналом для других участников рынка. Конечно, они не станут обобщать такие факты и делать универсальные скоропалительные выводы, но будут учитывать их, пытаясь разобраться в причинах такого поведения. И, безусловно, уход инвесторов из Казахстана отразится на планах его развития. Особенно на тех из них, которые предполагают участие иностранных компаний. И, кстати говоря, на этот аспект уже обратил внимание глава государства.

Автор: Юлия Кисткина

Казахстан > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 15 ноября 2017 > № 2391722


Китай > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > kt.kz, 14 ноября 2017 > № 2391063

Генеральный консул КНР Чжан Вэй накануне в ходе встречи со СМИ рассказал о важнейших результатах XIX Всекитайского съезда Компартии Китая, передает Kazakhstan Today.

Как отметил Чжан Вэй, съезд освещали более 1700 журналистов из 134 стран мира, в том числе более 10 журналистов из Казахстана.

"Данный съезд имел огромное значение, оказал глубокое воздействие на Китай и весь мир", - подчеркнул генконсул.

По его словам, в первую очередь были подведены итоги развития государства после XVIII съезда. В частности, средний темп экономического роста превысил 7%. По показателю ВВП, выросшему с более $8 трлн до более $12 трлн, Китай занял второе место в мире, его вклад в рост мировой экономики превысил 30%. Доход на душу населения составил $8000.

"Привлекательность китайской культуры и китайского языка значительно усиливается во всем мире. Ежегодный средний рост новых рабочих мест и избавившихся от бедности составил 13 млн", - отметил спикер.

Также Чжан Вэй сообщил, что на съезде были утверждены идеи Си Цзиньпина о социализме с китайской спецификой в новой эпохе, которые внесены в Устав Компартии Китая. Утвержден статус руководящего ядра генерального секретаря Си Цзиньпина центрального комитета партии и всей партии, переизбран коллектив руководства нового поколения во главе с Си Цзиньпином.

Помимо этого, разработан двухэтапный стратегический план для осуществления модернизации социалистической и могущей страны к 2050 году.

"Китай объявил всему миру о создании новых возможностей для мировой экономики путем углубления реформ и расширения открытости. Открытые двери Китая не закроются, они будут распахиваться все шире. В следующем году будет проведена первая выставка импортных товаров в китайском городе Шанхае. В последующие пять лет Китай будет импортировать товары на сумму $8 трлн и привлечет иностранные инвестиции на сумму $600 млрд. Инвестиции Китая за рубежом достигнут $750 млрд, и число китайских туристов, путешествующих за границей достигнет 700 млн человек. Китай будет неизменно идти по пути мирного развития, придерживаться стратегии открытости на основе взаимной выгоды и всеобщего выигрыша, содействовать созданию международных отношений нового типа и сообщества единой судьбы человечества", - подчеркнул генконсул.

Он заявил, что "Китай ни в коем случае не будет добиваться собственного развития за счет жертвования интересами других стран". "Какого бы уровня в своем развитии ни достиг Китай, он никогда не будет претендовать на положение гегемона, никогда не будет проводить политику экспансии. Китай развивает отношения с сопредельными странами в соответствии с концепцией "доброжелательность, искренность, взаимовыгодность и инклюзивность", придерживается принципов "взаимного уважения, равенства и взаимной выгоды, взаимовыигрышного сотрудничества", используя реализацию стыковки инициативы Экономического пояса Шелкового пути со стратегиями развития различных стран в качестве платформы, Китай будет углубленно продвигать деловое сотрудничество во всех областях со всеми странами мира, в том числе и Казахстаном", - сказал Чжан Вэй.

Китай > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > kt.kz, 14 ноября 2017 > № 2391063


Узбекистан > Образование, наука. Металлургия, горнодобыча > podrobno.uz, 14 ноября 2017 > № 2389989

При Государственном комитете по геологии и минеральным ресурсам Узбекистана планируется создать специализированное высшее учебное заведение, сообщает пресс-служба главы государства.

Под председательством Шавката Мирзиёева 13 ноября состоялось совещание, посвященное вопросам повышения эффективности геолого-разведочной работы, реализации важных стратегических проектов по увеличению ресурсной базы минерально-сырьевых и драгоценных металлов, а также объемов производства.

Особое внимание было уделено также вопросу подготовки кадров. Для обеспечения сферы современными специалистами подчеркивалась необходимость организации при Государственном комитете по геологии и минеральным ресурсам специализированного высшего образовательного учреждения, придания большого значения проведению в нем научных изысканий, укрепления сотрудничества между производственными предприятиями и системой образования.

Шавкат Мирзиёев также поручил разработать совершенно новую структуру и направления работы Государственного комитета по геологии и минеральным ресурсам.

Президент обратил особое внимание на долгосрочные перспективы горно-металлургической промышленности, роль сферы в индустриализации регионов. Были даны поручения по активному привлечению в отрасль иностранных инвестиций, освоению полезных ископаемых и повышению объемов переработки, организации новых предприятий и созданию новых рабочих мест.

Узбекистан > Образование, наука. Металлургия, горнодобыча > podrobno.uz, 14 ноября 2017 > № 2389989


Китай > Авиапром, автопром > regnum.ru, 14 ноября 2017 > № 2388051

Китайский автогигант представит свою первую летающую машину в 2019 году

Zhejiang Geely Holding Group выкупила американский стартап Terrafugia

Китайский автомобильный гигант Zhejiang Geely Holding Group представит свой первый летающий автомобиль уже в 2019 году в США после покупки массачусетского стартапа Terrafugia, который как раз и занимался разработкой подобного рода транспортных средств, сообщает 14 ноября газета «Жэньминь жибао».

Как утверждает Geely, наработки и активы Terrafugia получили все необходимые разрешения для сделки, включая одобрение Комитета по иностранным инвестициям США. Однако, финансовые детали сделки остаются пока секретом.

Будучи основанной в 2006 году выпускниками Массачусетского технологического института, Terrafugia запустила первую модель летающей машины в 2012 году под названием Transition. Ее оценочная базовая стоимость составила $279 тыс. В 2013 году компания представила вторую модель TF-X, которая стала первой в мире летающей машиной с вертикальным взлетом и посадкой. Ожидается, что она станет доступной к 2013 году.

По словам Geely, они и впредь будут инвестировать средства в развитие бизнеса по производству и реализации летающих машин, а также создавать дополнительные рабочие места для Terrafugia в рамках своих обязательств по сделке. Тем не менее, машина не будет доступна на китайском рынке в ближайшее время в связи с юридическими ограничениями на полеты на малых высотах.

Инновационный центр Geely расположен в Ханчжоу и также будет доступен к услугам Terrafugia, оказывая компании всяческую поддержку.

Основатель и председатель Geely Group Ли Шуфу полагает, что летающие машины являются бескомпромиссным транспортным решением. Поэтому его компания приложит все возможные усилия для того, чтобы сделать летающие машины коммерческой реальностью.

Недавно назначенный генеральный директор Terrafugia Крис Яран утверждает, что первоочередным приоритетом компании станет расширение научно-исследовательского и опытно-конструкторского потенциала компании.

Шэньчжэньский технологический гигант Tencent Holdings также вложил $90 млн в немецкий стартап, занимающийся разработкой летающих машин Lilium. Другие промышленные лидеры вроде Airbus, Toyota, Uber и Google также прощупывают почву под перспективным сектором строительства летающих машин. Считается, что он станет следующим прорывом после создания беспилотных транспортных средств.

Управляющий директор шанхайской компании Automotive Foresight Ялэ Чжан отметил, что подобного рода транспортные средства помогут избежать дорожных пробок, однако добавил, что пока до этого очень и очень далеко.

«Главной проблемой являются технологии. Они должны развиваться стремительно и в то же время, быть доступными», — заявил он.

Как сообщало ИА REGNUM, японский автогигант Toyota представил в начале июня 2017 года свой прототип летающего автомобиля, который планируется показать в готовом виде на Олимпиаде-2020 в Токио.

Китай > Авиапром, автопром > regnum.ru, 14 ноября 2017 > № 2388051


Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 13 ноября 2017 > № 2400719

Иностранные инвестиции в Иране увеличились в 10 раз с июля 2015 года

Иностранные инвестиции в Иране увеличились в десять раз со дня заключения ядерной сделки 2015 года между Ираном и шестью мировыми державами, рассказал пресс - секретарь правительства Исламской республики.

Выступая на пресс-конференции, в субботу вечером, Мохаммад Бакер Нобахт рассказал, что в прошлом 1395 году (март 2016-17 гг.) Иран получил более 13 миллиардов долларов иностранных инвестиций, сообщает IRNA.

Генеральный директор управления иностранных инвестиций министерства промышленности Афруз Бахрами, Иран привлек 24,95 млрд. долларов США иностранных инвестиций в период с сентября 2013 года, добавив, что на этот показатель приходится менее 2 % всех ПИИ в мире за этот период.

Германия, Китай, Турция, Австрия, ОАЭ и Франция были крупнейшими инвесторами в Иране в течение четырехлетнего периода.

Наиболее привлекательными отраслями для иностранных инвесторов в Иране были полимеры и химикаты, сталь, торговля, автомобили, горнодобывающий сектор, пластмассы и медицинские устройства.

Альборз, Тегеран, Хорасан Резави, Фарс, Западный Азербайджан, Керман, Зенджан и Казвин были наиболее привлекательными иранскими провинциями для иностранных инвестиций в течение этого периода.

Согласно Шестому пятилетнему плану развития (2017-2022), правительство должно привлекать не менее 50 млрд. долларов США в год иностранных инвестиций (прямых, финансовых или совместных инвестиций) плюс 5 800 триллионов риалов (145 млрд. долларов США) внутренних инвестиций для достижения 8-процентного экономического роста.

По словам Нобахта, внутренние инвестиции выросли на 7 % под руководством президента Хасана Роухани.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 13 ноября 2017 > № 2400719


Россия. ПФО > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > camonitor.com, 13 ноября 2017 > № 2391713

Рим Гильфанов: «Татарский фактор» после Крыма

Аннексия Крыма обусловила изменение государственной политики в отношении этнических меньшинств в России, усилив централизацию политической власти и русификацию меньшинств. Вторая в России этническая группа — татары (свыше 5,3 млн человек) первыми почувствовали эти изменения: центральные власти пытаются понизить статус татарского языка в учебных программах в Татарстане и продолжают оказывать давление на татарских активистов, независимые организации, национальные медиа и т.д.

Выступление руководителя Татарско-башкирской службы Радио Свобода Свободная Европа (RFE/RL) Рима Гильфанова в вашингтонском Центре стратегических и международных исследований (CSIS) было посвящено обострившемуся «татарскому вопросу» в российской политике.

Ниже мы предлагаем обзор его выступления:

Татарстан можно сравнить с американским штатом Техас – республика имеет свою сильную региональную идентичность, а также много нефти. Ровно год назад, 31 октября, президент России Владимир Путин поручил разработать закон о российской нации. Идея закона принадлежит бывшему министру по делам национальностей и федеративным отношениям Вячеславу Михайлову, считающему, что у народов бывшего СССР есть духовная общность. Путин немедленно поддержал предложение создания новой гражданской и политической нации, которая вытекала из идеи об общем культурном коде (и «духовных скрепах»), объединяющем нацию-общество, несмотря на языковые и культурные различия.

Ровно год спустя мы видим, как болезненно процесс создания новой нации разворачивается среди этнических меньшинств и более всего – среди татар, имеющих сильнейшую региональную идентичность и самые стабильные межэтнические отношения. Единство общества в Татарстане оказалось под угрозой после того, как в июле этого года президент Путин на заседании Совета по межнациональным отношениям в Йошкар-Оле заявил, что принудительное обучение неродному языку и сокращение часов преподавания русского языка в национальных республиках России — недопустимо.

Для татар это заявление оказалось особенно чувствительным, так как оба языка – русский и татарский – согласно Конституции республики, являются государственными. Слова Путина, однако, показали, что региональная конституция может быть вторична, и только центральное правительство и его указы имеют силу. Прокуратура республики стала выписывать предписания школам, ссылаясь на федеральное законодательство об образовании при утверждении учебных планов, требуя увеличить часы русского языка и уменьшить часы татарского. Развернувшийся политический кризис дестабилизирует и разъединяет некогда единое общество, считает Гильфанов.

Эти меры также сопровождаются акциями местных пророссийских активистов, распространяющих идеологию «большого русского мира» и утверждающих о ненужности татарского языка. Перед атакой на язык между местными и центральными властями произошел конфликт на политической почве. Татарстан имеет отдельный договор с Москвой «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий». Этот договор был подписан в 1994 и 2007 годах, но истек в августе 2017 года и с тех пор его судьба неизвестна. Хотя Татарстан настаивает на продлении договора, вряд ли президент Путин согласится, так как он с момента прихода к власти последовательно сокращал независимость татарских властей от Кремля.

Почему Татарстан имеет значение? Гильфанов приводит свои доводы. Россия может быть полноценной демократией только как федеративное государство с определенной автономией, выделенной ее этническим субъектам (и потенциальной независимостью для Татарстана). Для нее важно сохранить идентичность на более обширной культурной базе, демонстрировать наличие толерантного, разнообразного и плюралистического подхода.

Татарстан — специфичный регион России. Татары — вторая нация в стране после русских (в самой республике татар только немногим больше половины, и русские составляют 39 процентов), они имеют свой язык, совершенно отличный от русского, исповедуют суннитский ислам, имеют другую культуру. При этом экономика республики активно растет, привлекая иностранные инвестиции, правительство — устойчиво и до недавних пор внутриполитическая ситуация — стабильна. Казань — даже один из наиболее подготовленных городов к проведению чемпионата по футболу, так как в 2013 году здесь проходила Универсиада и в городе имеется новая инфраструктура (метро, стадионы, аэропорт). В отношении безопасности также ничего не беспокоит — общество проявляет толерантность к меньшинствам, здесь не происходят террористические акты или нападения на иностранцев. Как считает Гильфанов, имея развитую экономику и богатую историю, Татарстан может служить примером для более обширного мусульманского мира.

Но языковой вопрос разделил консолидированное общество на татарское и русское. Строительство новой российской нации и рост усилий по русификации этнических меньшинств сказываются болезненно в обществе, где еще жива память о репрессиях царизма и советского периода. После аннексии Крыма татарский вопрос только обострился. В самом Крыму проживает значительная община крымских татар, исторически отделенная от казанских татар. Две татарские общины, как указывает Гильфанов, имели разные пути развития, вплоть до языков. Крымские татары имели более близкие отношения с Оттоманской Турцией, и это повлияло на их язык, в то время как язык казанских татар развивался в другом контексте. Даже последняя советская перепись указывала их как две разные группы, что будет продолжаться и сегодня, с присоединением Крыма к России.

Трагические события в истории крымских татар, изгнание в Турцию, депортация в Центральную Азию в военное время, когда значительная часть нации погибла, повлияли на то, что крымские татары исторически придерживаются антисоветских и антироссийских взглядов. После аннексии Крыма они развили особенную активность в политике, став естественными союзниками для международных организаций, настаивая на том, что Крым — это часть Украины. Для крымских татар нахождение в составе Украины было временем возрождения и укрепления их идентичности и поэтому сегодня эта группа политически активна, объединена и на нее можно надеяться – говорит Гильфанов.

Сотрудничество между Татарстаном и крымскими татарами, на которое надеялось российское правительство, оказалось неэффективным. Задача Кремля была нейтрализовать крымских татар с помощью казанских татар, мобилизовать делегации из Казани для поддержки. Крымским татарам обещали сохранить язык и идентичность, но только немногие крымские татары из числа активистов стали сотрудничать с новым режимом. Делегации из Казани прекратились, как только власти убедились в их неэффективности.

Они увидели, что их «обожаемый лидер» нападает на их же идентичность, и тогда люди вышли на улицу

На уровне гражданского общества казанские татары симпатизируют крымским, но на уровне государства Татарстан, находящийся в глубине РФ, подвержен официальной пропаганде. Здесь нет других медиа из-за технических проблем и удаленности. Так, Радио Свобода не имеет возможности вещать на коротких волнах в республике и работает только через интернет. Гильфанов прогнозирует дальнейшее ужесточение политики в отношении к иностранным медиа в преддверии президентских выборов. Отсутствие альтернативных медиа – это значимый фактор, ограничивающий более комплексное видение ситуации. Так, многие в Татарстане придерживаются упрощенного видения. Некоторые считают, что крымские татары должны принять помощь Москвы, другие радуются, что с включением Крыма татар в РФ будет больше.

Но с обострением языкового вопроса многие в Татарстане оживились, рассказывает Гильфанов: «они вдруг увидели лицо российского империализма». Когда экономическая ситуация была хорошей, люди поддерживали Путина, но со снижением цен на нефть они увидели, что их «обожаемый лидер» нападает на их же идентичность, и тогда люди вышли на улицу. Молодежь в Татарстане организовала несколько флешмобов, где пели татарские песни и гимн, и использовала соцмедиа, в том числе для подписания онлайн петиций. Это помогло привлечь внимание к вопросу и увеличить гражданскую активность.

Для татар важно сохранение Конституции и соблюдение прав меньшинств. Никто не должен вести большую борьбу о языке, культуре, алфавите. Гильфанов указывает на ситуацию с латинским алфавитом, который подходит для тюркских языков, по мнению филологов, лучше, чем арабица или кириллица. Парламент Татарстана в 1999 году принял закон «О восстановлении татарского алфавита на основе латинской графики», по которому в течение 10 лет латиница должна была функционировать наравне с кириллицей для ее постепенной замены. Однако в 2002 году Госдума РФ оборвала эту инициативу, приняв закон, запрещающий иные алфавиты для нерусских языков, объясняя это тем, что другие алфавиты разрушают единое образовательное и культурное пространство страны. Несмотря на протесты татарской элиты, в 2004 году Конституционный Суд России вынес постановление, считающее обоснованным запрет перевода государственных языков народов России на иную письменность, кроме кириллицы.

Источник - CAA Network

Россия. ПФО > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > camonitor.com, 13 ноября 2017 > № 2391713


Белоруссия. Великобритания. Ирландия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > belta.by, 13 ноября 2017 > № 2391392

За январь-сентябрь 2017 года в реальный сектор экономики Беларуси (кроме банков) иностранные инвесторы вложили $6,7 млрд, сообщает БЕЛТА со ссылкой на сайт Национального статистического комитета.

Основными инвесторами организаций республики были субъекты хозяйствования России (40,6% от всех поступивших инвестиций), Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии (26,6%), Кипра (7,1%).

Поступление прямых иностранных инвестиций составило 5,5 млрд, или 83% от всех поступивших иностранных инвестиций.

За январь-сентябрь 2017 года организациями республики (кроме банков) направлено за рубеж инвестиций на сумму $4 млрд. Значительные объемы инвестиций организациями республики были направлены субъектам хозяйствования России (66,8% от всех направленных инвестиций), Украины (17,9%), Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии (6,8%).

На долю прямых инвестиций приходилось 93,8% всех направленных инвестиций за рубеж

Белоруссия. Великобритания. Ирландия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > belta.by, 13 ноября 2017 > № 2391392


США. Белоруссия > Госбюджет, налоги, цены > regnum.ru, 13 ноября 2017 > № 2386368

МВФ и Всемирный банк жаждут взять Белоруссию под свой контроль

Обзор главных новостей экономики республик СНГ во второй половине октября — начале ноября 2017 года

Белоруссия

Белстат обнародовал новые данные о состоянии белорусской экономики, согласно которым, за предыдущие 9 месяцев ВВП республики увеличился на 1,7% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Или на 76,5 миллиарда рублей, если говорить о денежном выражении. Однако отмечается, что, несмотря на это, размер белорусской экономики пока еще не достиг показателей 2015 года. Тем не менее правительство РБ полностью удовлетворено обнародованным показателем, так как именно такой рост и был запланирован в текущем году. А уже к концу 2017 года правительство РБ ожидает достижение общегодового запланированного показателя, равного 2,3%.

Комментируя данные статистиков, министр экономики Владимир Зиновский сообщил, что в этом году все отрасли белорусской экономики, кроме строительства, работали хорошо. А из семи показателей эффективности работы Нацбанка и правительства выполнены шесть — исключая лишь темп роста доходов населения. Но и по нему также наблюдается хорошая динамика, заключил министр.

Одновременно с правительством Белоруссии оптимизм в отношении ее экономики испытывают и основные международные финансовые организации. Так, Европейский банк реконструкции и развития улучшил прогноз по росту в 2017 году до 1,5%, в то время как еще полгода назад его прогнозы держались на уровне 0,5%. А на 2018 год ЕББР ждет уже 2-процентного роста.

Ещё чуть лучше оценивает перспективу роста белорусской экономики Всемирный банк, который ожидает в этом году достижения показателя в 1,8%, а в 2018-м — 2,1%, при том, что прошлогодний прогноз ВБ оказался еще более ошибочным, чем у ЕББР полгода назад. В октябре 2016 года специалисты ВБ ожидали спад в 0,4%, чего очевидным образом не произошло.

Тем не менее Всемирный банк, в лице его регионального директора по Белоруссии, Молдавии и Украине Сату Кахконен, отметил, что 2-процентный рост недостаточен для нормального подъема конкурентоспособности белорусской экономики в мировом рейтинге. Чтобы выйти из так называемой «ловушки медленного роста», Минску предлагается ускорить реформы, которые проводятся уже сейчас. В этом Кахконен удивительно солидарна с представителем МВФ по региону Центральной и Восточной Европы Басом Баккером, который также грозит Белоруссии «медленным ростом». По факту же эти настойчивые проявления заботы скорее похожи на стремление поставить РБ под контроль международных финансовых структур.

А вот инфляция в РБ достигла минимального показателя за всю современную историю — 2,7% за девять месяцев 2017 года при общегодовом прогнозе в 9%. Об этом сообщил заместитель премьер-министра Анатолий Калинин. В частности, он отметил прирост объемов промышленного производства в 6,1%, уменьшение доли убыточных организаций и благоприятную обстановку с кредитованием реального сектора экономики. По его словам, в сентябре средняя ставка для юридических и физических лиц составляла 12,3% и 12,1% соответственно. Ставка же рефинансирования 18 октября сократилась до 11%. Причем это было уже восьмое снижение с начала года.

Что касается последнего показателя, правительство Белоруссии считает, что это не предел. Уже в 2018 году Национальный банк собирается снизить эту ставку до 10%. Однако, как отметил председатель правления Нацбанка Павел Каллаур во время прошедшего недавно «Кастрычніцкага эканамічнага форуму», дальнейшие решительные шаги по снижению ставки рефинансирования не планируются, так как необходимо убедиться в стабильности платежного баланса страны. Инфляцию же глава Нацбанка прогнозирует на уровне 6%.

А уже упомянутый выше министр экономики Владимир Зиновский ожидает до 2020 года выхода на еще более впечатляющие показатели. Прогнозы на этот период он озвучил 19 октября на XVIII Международной научной конференции «Проблемы прогнозирования и государственного регулирования социально-экономического развития». По его расчетам, к этому времени инфляция должна будет составлять не более 5% (в то время как к концу 2017 ожидается около 6,5%), а ставки по кредитам должны снизиться до 9%.

С другой стороны, следует отметить, что в опубликованном Всемирным банком 31 октября очередном международном рейтинге Doing Business Белоруссия опустилась на одну позицию — с 37-го на 38-е место. Однако это не следует считать негативной тенденцией, так как в прошлом году РБ поднялась сразу на семь пунктов — с 44-й позиции, что отражает более очевидную и долговременную динамику. Еще в 2006 году РБ занимала 108-е место из 150 стран, поэтому сегодняшний ее показатель считает очень хорошим даже один из составителей рейтинга, представитель Группы ВБ в Белоруссии Валентина Салтан.

Та же Сату Какхонен заявляла, что успехи республики недооценены международным сообществом.

«За последние два-три года Беларусь предприняла ряд мер прежде всего для стабилизации экономики, а также для развития частного сектора. Но за рубежом об этом не знают. Беларуси следует более активно информировать об этом международное сообщество», — сказала она ранее.

Тем не менее даже в нынешнем рейтинге Doing Business Белоруссия улучшила свои позиции сразу по нескольким показателям. Так, РБ сдвинулась вверх в категориях «Регистрация бизнеса», «Получение разрешений на строительство», «Разрешение неплатежеспособности», «Получение кредитов», «Налогообложение», «Защита миноритарных инвесторов».

При этом в министерстве экономики полагают, что уже в следующем рейтинге отразятся принятые в предыдущие годы решения, рассчитанные на долговременные изменения, а также текущие новые меры по дальнейшей либерализации экономики. По информации первого вице-премьера Василия Матюшевского, на данный момент уже подписано 8 из 10 документов по либерализации белорусского бизнеса.

В целом же премьер-министр РБ Андрей Кобяков в своем недавнем интервью журналу Forbes заявил, что «белорусская экономика демонстрирует устойчивую динамику восстановления». По его мнению, страна достаточно четко следует принципам, заложенным программе развития до 2020 года, делая «упор на развитие малого и среднего бизнеса, ускоренное инновационное развитие, либерализацию экономических отношений и активизацию рыночных институтов». Кобяков считает, что к сегодняшнему моменту Белоруссия уже реализовала ряд своих преимуществ — например, стала одним из «мировых лидеров» IT-аутсорсинга, создав Парк высоких технологий, эдакий аналог «Кремниевой долины», где сохраняется очень хороший инвестиционный климат. Также он упомянул индустриальный парк «Великий камень» и преимущества белорусских свободных экономических зон, благодаря которым, а также членству Белоруссии в ЕАЭС, европейским инвесторам гарантирован доступ к рынкам со 182 млн. потребителей. Он отметил, что на сегодня более 50% прямых иностранных инвестиций в республику поступают из западных стран.

Закавказье

Еще более оптимистично по сравнению с Белоруссией оценивают ближайшие экономические перспективы Армении. Так, Европейский банк реконструкции и развития в своем ноябрьском обзоре региональной экономики выразил твердое ожидание роста армянской экономики в ближайшие несколько лет на уровне 3,5%. Тем самым ЕББР улучшил свой прогноз по Армении, сделанный ранее, и в котором на 2017 год ожидался рост в 2,5%, а в 2018 — около 3% ВВП. Вопреки ожиданиям, экономика Армении показала гораздо лучшие результаты уже по итогам первых двух кварталов, — говорится в обзоре. В первом квартале зарегистрировано повышение ВВП до 6,5%, а во втором — до 5,5%. По словам специалистов ЕББР, это произошло в первую очередь благодаря улучшению экспортных показателей и восстановлению денежных переводов в Армению.

Данные результаты особенно контрастируют на фоне реальных показателей армянского ВВП за 2016 год, который возрос в тот период лишь на 0,5%, отстав более чем в четыре раза от заложенных в государственный бюджет ожиданий. В свою очередь, Национальная статистическая служба Армении сообщила, что, по ее оперативным данным, рост национальной экономики в период январь-сентябрь 2017 года составил 5,1%, в то время как заложенный в нынешнем году госбюджет показатель роста составляет 3,2%. По оценкам министерства финансов Армении, по итогам 2017 года экономический рост должен достигнуть 4,3%.

В будущем же году армянское правительство ожидает еще большего экономического роста, заложив в проект нового бюджета цифру 4,5%. Премьер-министр Армении Карен Карапетян назвал это ожидание волне логичным, обосновав его нынешними показателями.

«Предусмотренный на 2018 год рост экономики в 4,5% логичный, мы ожидаем изменения бизнес-среды и активности бизнеса, что приведет к росту иностранных инвестиций. Это позволит заложить хорошую базу для последующего роста в 2019 году», — сказал Карапетян на своей пресс-конференции 2 ноября.

В этом году, по словам премьер-министра, показали рост все основные отрасли экономики Армении, кроме строительства и сельского хозяйства. Причем в последнем снижение произошло за счет неблагоприятных природных факторов — засухи и заморозков, по причине которых была потеряна часть урожая. Объем же промышленного же производства вырос на 11,9%, а внешний товарооборот на 21,7%, хотя с некоторым отставанием экспорта от импорта.

«Ситуация в экономике в целом управляемая и перспективная, общая тенденция положительная, и я уверен, что мы находимся на правильном пути, поскольку для привлечения инвесторов необходимо создать условия и активизировать внутренние инвестиции», — подытожил Карапетян.

Гораздо менее оптимистично эксперты оценивают ситуацию в экономике Азербайджана. В 2018 году ЕББР прогнозирует здесь рост только на уровне 2% – и это один из самых лучших прогнозов. Даже само правительство республики оценивает возможный рост будущего года только лишь в полтора процента. По прогнозам же Всемирного банка, азербайджанская экономика в 2018 году продемонстрирует лишь 0,9-процентный рост, а 1,5% — только в 2019-м.

Что касается результатов этого года, то большинство экспертов сходится на том, что экономика по итогам 2017-го сократится. Разница лишь в оценках падения: если ЕББР ожидает к концу года 0,5% сокращения азербайджанского ВВП, то Всемирный банк настаивает на цифре 1,4%. И только само правительство Азербайджана, в противоположность разнице мнений с зарубежными экспертами по 2018 году, ожидает к концу года установление положительного показателя в 0,3%. Причем последняя цифра была озвучена недавно — в проекте бюджета на следующий год. До этого азербайджанское руководство опиралось на показатель 1%.

По данным ВБ, в первом полугодии азербайджанский валовый внутренний продукт уже сократился на 1,3%, несмотря на подорожание нефти на внешних рынках. Это объясняется общим снижением производства нефти в последние несколько лет, из-за чего в 2016 году экономика Азербайджана просела на 3,8%. Напомним, что Азербайджан присоединился к достигнутой в рамках Организации стран-экспортеров нефти договоренности о снижении нефтедобычи. Однако уже сейчас рынки показывают восстановление. И будущий рост азербайджанской экономики связывают с запуском нового газоконденсатного месторождения «Шахдениз-2».

При этом правительство РА недавно отметило зависимость экономики от нефтяных доходов. Согласно бюджетным материалам на будущий год снижение мировых цен на нефть на $5 за баррель приведет к уменьшению поступлений в Госнефтефонд в размере почти полумиллиарда долларов, что пропорционально скажется на доходах бюджета и на показателях макроэкономической стабильности.

Средняя Азия

Казахстан опередил Белоруссию в рейтинге Всемирного банка Doing Business на две позиции, заняв 36-е место из 190 стран. Однако, как и последняя, он опустился на один пункт по сравнению с прошлым годом. В целом же это признается хорошим результатом, так как Казахстан занимает второе место после России среди стран ЕАЭС. А среди стран ОЭСР он опередил Турцию, Израиль, Мексику и Италию.

Также положительным для Казахстана оказался пересмотр экспертами ЕББР прогноза по росту его экономики в этом и следующих годах. Причем прогноз этот улучшился более чем в полтора раза: если в мае специалисты ЕББР предполагали 2,4% роста казахского ВВП к концу 2017 года, то сейчас уже ожидают 3,8%. Похожий рост (в 3,5%) ожидают и в 2018-м. Связывают это в первую очередь с восстановлением всего региона после рецессии, а также, как и в случае с Азербайджаном, с увеличением добычи нефти.

О том же самом говорят и в МВФ. Так, заместитель директора департамента Ближнего Востока и Средней Азии Юха Кяхконен заявил недавно, что есть возможность, что к концу этого года казахская экономика покажет 4-процентный рост. А в среднесрочной перспективе он может быть еще выше. Однако эксперт назвал это «окном возможностей» для Казахстана, так как последний должен еще предпринять ряд усилий для стабилизации финансового сектора и проведения реформ.

А вот в соседней Киргизии ситуация несколько сложнее. Причем связано это в первую очередь с успешным Казахстаном. Этой осенью между этими двумя странами возник конфликт, как утверждают некоторые специалисты, из-за негативной актуализации образа Казахстана в риторике перед недавними выборами президента Киргизии. В результате Казахстан существенно усложнил пересечение своей границы товарам из Киргизии. Причем то же самое со своей стороны сделал и Китай, с которым у Казахстана налажены более тесные отношения.

Экономика Киргизии существенно меньше экономики его более крупного соседа и очень сильно зависит от последнего. Как недавно заявил президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, ВВП одной Алматинской области больше ВВП Киргизии в 5 раз. Поэтому этот конфликт существенно сказывается на макроэкономических показателях Бишкека. Даже Международный валютный фонд пересмотрел из-за этого свои прогнозы роста киргизской экономики в 2017-м году в сторону уменьшения, снизив предыдущий целевой показатель с 3,5% до 3,2%. При этом прогноз на следующий год также ставится в зависимость от разрешения или неразрешения конфликта на казахстанско-киргизской границе. Причем, несмотря на декларируемые оптимистические ожидания благополучного исхода, МВФ всё же дает Киргизии рекомендации по мерам компенсации экономики из-за этого конфликта как в 2017-м, так в 2018-м году.

О том, что этот конфликт выходит за рамки «трений на границе» и может продлиться и в следующем году, говорит тот факт, что недавно правительство Киргизии инициировало законопроект о денонсации соглашения с Казахстаном о предоставлении последним технической помощи в размере 100 млн долл. в качестве одного из условий вступления республики в ЕАЭС.

Хорошо оценивают перспективы роста экономики Узбекистана. Так, МВФ в своем недавнем глобальном прогнозе экономического роста отметил, что узбекская экономика как в этом, так и в следующем году должна вырасти на 6% соответственно. Однако при этом в отчете указаны и ожидания роста инфляции — 13% в 2017 г. против 8% в 2016. Однако это связывается с предпринятой недавно валютной реформой, одним из следствий которой является разрешения свободного обмена валюты по рыночному курсу как юридическим, так и физическим лицам.

Одновременно с этим об очевидных признаках роста рассказал председатель Государственного комитета по инвестициям Азим Ахмедхаджаев. По его словам только с начала этого года объем иностранных инвестиций составил 4,2 млрд. долл., причем 3,7 млрд. — это прямые инвестиции. При этом он отметил, что в 2011—2016 гг. объем инвестиций в Узбекистан снизился на 40% — с 3,3 млрд. до 1,9 млрд., что особенно подчеркивает нынешние успехи. На которых, впрочем, Ташкент останавливаться не намерен.

Расчеты же ВВП Туркмении выводят эту страну на первое место в регионе. Исходя из доклада туркменского правительства о социально-экономическом развитии страны, рост ВВП здесь за первые 10 месяцев 2017 года составил 6,4%. На эту цифру сослался также президент Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов, презентуя программу по социально-экономическому развитию страны на 2018—2024 годы. Этот показатель усиливается показателем предыдущего года, который составил 6,2%.

Эти цифры подтверждаются и международными организациями. Так, еще в апреле этого года Международный валютный фонд назвал Туркмению лидером темпа роста экономики на 2017—2018 гг., спрогнозировав увеличение ВВП на 6,5% и 6,3%, соответственно. На основе этого успеха руководство страны заложило в показатели роста ВВП на будущие шесть лет в пределах 6,2—8,2% ежегодно.

Хвалится успехами и Таджикистан. Как недавно заявил президент этой страны Эмомали Рахмон:

«успешная реализация экономической реформы за последние десять лет позволила обеспечить устойчивое ежегодное развитие экономики страны на 7%».

Однако международные организации отмечают другие критические показатели, не так высоко оценивая успехи. Так, Международное рейтинговое агентство Moody's прогнозирует рост внешнего долга Таджикистана выше запланированной величины, ожидая достижение показателя в 55% к объему ВВП к концу будущего года. По мнению специалистов агентства, это высокий показатель, так как из-за небольшого количества доходных статей экономики Таджикистана такой долг будет очень сложно обслуживать.

А Всемирный банк отмечает высокий уровень бедности, который сохраняется на отметке 30%. Правда, таджикский президент, комментируя успехи национальной экономики, парировал этот «упрёк» тем, что с конца 90-х годов уровень бедности удалось снизить с отметки 83%. А к 2020 году, благодаря проводимым реформам, ожидается снижение этого показателя до 20%.

Валентина Самойлова

США. Белоруссия > Госбюджет, налоги, цены > regnum.ru, 13 ноября 2017 > № 2386368


Филиппины. Россия. Азия > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 13 ноября 2017 > № 2384220 Дмитрий Медведев

Дмитрий Медведев принял участие в Деловом и инвестиционном саммите Ассоциации государств Юго-Восточной Азии.

Тема дискуссии – «Развитие инфраструктуры для строительства будущего».

Выступление Дмитрия Медведева

Уважаемые дамы и господа!

Я искренне рад возможности выступить на таком представительном форуме – Деловом и инвестиционном саммите АСЕАН, встретиться с бизнесменами, политиками, экспертами, поговорить о том, как будет выглядеть экономика региона в ближайшие годы.

Тема этого делового саммита АСЕАН – «Развитие инфраструктуры для строительства будущего», – на мой взгляд, очень точно отражает особенности настоящего момента. Именно сейчас формируются контуры будущей глобальной экономики – экономики новых идей, новых технологий, новых материалов, которая, конечно, потребует и новой глобальной инфраструктуры, и новых механизмов регулирования.

Несмотря на бурное развитие электронной коммерции, цифровых технологий, международное регулирование мировой торговли по-прежнему существует в прежних рамках, в парадигме сорокалетней давности. Сохраняется нестабильность сырьевых рынков, растёт корпоративная и государственная задолженность, всё чаще используются методы так называемого нового протекционизма, когда экономические санкции становятся инструментом конкурентной борьбы.

Страны Азиатско-Тихоокеанского региона сталкиваются и со специфическими вызовами. Многие ресурсы экономического роста, которые ещё недавно успешно использовались, сегодня уже не дают такой отдачи. Сегодня трудно развиваться, опираясь только на дешёвую рабочую силу и низкие цены на сырьё. И всё это принципиально новая парадигма развития и для так называемых восточных драконов, которые последние 20 лет были локомотивами мирового экономического роста. А значит, это проблема и для глобальной экономики в целом.

Россия, как и другие страны, ищет пути адаптации к новой экономической реальности. Нам удалось несколько оздоровить национальную экономику, слегка изменив её текущее развитие и избавив её от чрезмерной зависимости от сырьевого экспорта. Положительные сдвиги появились в прошлом году и в этом году. У нас происходит неплохой восстановительный рост. Рассчитываем, что по итогам этого года рост ВВП превысит 2%.

В чём смысл этой экономической политики? Прежде всего в том, что мы проводили антикризисную поддержку перспективных отраслей, банковского сектора. Некоторые меры поддержки мы сохраняем и сейчас, так же как сохраняем плавающий валютный курс и режим инфляционного таргетирования. Жёстко контролируется бюджетный дефицит, чтобы обеспечить сбалансированность бюджетной системы при относительно низких ценах на нефть, которые имеют для нашей экономики большое значение до сих пор. Мы стараемся улучшать деловой и инвестиционный климат.

Выправляются структурные дисбалансы. Хорошую динамику показывают секторы экономики, которые не связаны с добычей нефти и газа. Они получили конкурентные преимущества на внутреннем рынке.

У нас в настоящий момент положительное сальдо торгового баланса. Есть тенденции к тому, чтобы наращивать международные резервы. Вполне закономерно, что интерес зарубежных инвесторов к проектам в нашей стране вырос. За первую половину этого года объём прямых иностранных инвестиций увеличился более чем на 100%. Мы и дальше будем стараться закреплять эти позитивные тенденции.

Д.Медведев: «Россия, как и другие страны, ищет пути адаптации к новой экономической реальности. Нам удалось оздоровить национальную экономику, изменив её текущее развитие и избавив её от чрезмерной зависимости от сырьевого экспорта. Положительные сдвиги появились в прошлом году и в этом году. У нас происходит неплохой восстановительный рост. Рассчитываем, что по итогам этого года рост ВВП превысит 2%».

Но этого мало. Мы, как и весь мир, понимаем, что будущее за цифровой экономикой. Перед нами сложная, нетривиальная задача: с одной стороны, нужно стимулировать международное сотрудничество в сфере информационных технологий, поощрять электронную коммерцию, трансграничный бизнес, с другой – обеспечивать национальную безопасность и защиту информации, в том числе такой информации, как персональные данные, в конечном счёте – выстроить прозрачные правила игры. Это непросто совмещаемые задачи. Россия, как и большинство других стран Азиатско-Тихоокеанского региона, готова в этой работе активно участвовать. Мы приняли специальную стратегию развития информационного общества и программу по цифровой экономике.

Россию и АСЕАН уже 20 лет связывает особая форма взаимодействия – диалоговое партнёрство. И общий настрой на активизацию взаимовыгодного сотрудничества. Напомню, что диалоговое сотрудничество между Россией и АСЕАН возникло в июле 1996 года. Прежде всего это торговля и инвестиции, хотя, скажем прямо, пока показатели взаимного товарооборота остаются достаточно скромными, особенно на фоне наших торгово-экономических связей с другими странами региона.

И по инвестициям, конечно, нам точно тоже есть чем заниматься. Возможностей для этого немало, тем более что есть необходимый инструментарий, включая механизмы взаимодействия и программные документы, и есть успешный опыт реализации совместных проектов на двусторонней основе. Но главное – мы видим реальный интерес делового сообщества наших стран к сотрудничеству в области энергетики, транспорта, сельского хозяйства, спутниковой навигации, в сфере высоких технологий, финансовых услуг, практически во всех значимых сферах это возможно. И это тем более логично, что АСЕАН сегодня по объёму экономики – шестая экономика в мире и третья в Азии.

Д.Медведев: «У нас в настоящий момент положительное сальдо торгового баланса. Есть тенденции к тому, чтобы наращивать международные резервы. Вполне закономерно, что интерес зарубежных инвесторов к проектам в нашей стране вырос. За первую половину этого года объём прямых иностранных инвестиций увеличился более чем на 100%. Мы и дальше будем стараться закреплять эти позитивные тенденции».

Российские предприниматели регулярно посещают Юго-Восточную Азию с бизнес-миссиями. Мы рассчитываем, конечно, и на ответные визиты, ваши визиты в нашу страну. Будем рады видеть вас в России.

Только в период с 2014 по 2017 год были организованы комплексные бизнес-миссии в Индонезию, Малайзию, Сингапур, Вьетнам, Камбоджу, Бруней-Даруссалам, Мьянму и на Филиппины.

Мы также готовы подключиться к инициативам АСЕАН по развитию энергетической, транспортной и информационной инфраструктуры. Мы делаем акцент на выстраивании оптимальных транзитных маршрутов, что очень важно для бизнеса. Развиваем свои морские и воздушные порты на Дальнем Востоке, создаём трансграничные нефте- и газопроводы.

Главная цель всех этих усилий, во-первых, сделать транзит грузов по маршрутам Азия – Европа максимально быстрым, экономически рентабельным. И во-вторых, сформировать на российском Дальнем Востоке мощный транспортный и индустриальный узел, который будет отвечать потребностям всего Азиатско-Тихоокеанского региона. Стараемся создавать там специальные условия для бизнеса, которые соответствуют лучшим мировым практикам.

Приятно констатировать, что этими возможностями уже активно пользуются бизнесмены из разных стран Азиатско-Тихоокеанского региона, в том числе из стран АСЕАН, Китая, Японии, Республики Корея, Индии. Многие приезжают к нам в Россию, на Дальний Восток, чтобы посмотреть, как работают инструменты развития, принять участие в наших инвестиционных форумах. Они проходят в Петербурге, Сочи, Владивостоке. Там находят и перспективных партнёров. На Дальнем Востоке уже запущено более 500 совместных инвестиционных проектов. Совсем недавно у нас на Дальнем Востоке прошёл Восточный экономический форум. Было подписано много контрактов – в общей сложности на сумму около 50 млрд долларов. Так что в этом смысле развитие происходит.

Д.Медведев: «Мы делаем акцент на выстраивании оптимальных транзитных маршрутов. Главная цель этих усилий, во-первых, сделать транзит грузов по маршрутам Азия – Европа максимально быстрым, экономически рентабельным. И во-вторых, сформировать на российском Дальнем Востоке мощный транспортный и индустриальный узел, который будет отвечать потребностям всего АТР».

Ёмкий рынок, понятное регулирование, хорошая инфраструктура – это базовые условия успешного бизнеса. Именно такую среду мы стремимся создать и в рамках нового интеграционного объединения – Евразийского экономического союза, который мы создали в рамках нашего взаимодействия с пятью государствами. Важно, что многие азиатские, ближневосточные компании это уже оценили, как и хорошие перспективы экспорта в третьи страны.

Мы с партнёрами по Евразийскому экономическому союзу заинтересованы в максимально широкой кооперации со странами АСЕАН на основе универсальных принципов и норм международной торговли. Год назад вступило в силу первое полноформатное соглашение о свободной торговле государств Евразийского союза с одной из стран АСЕАН – Вьетнамом. Недавно завершены переговоры по такому соглашению в формате Евразийский союз – Китай. И идут переговоры, мы обсуждаем создание зоны свободной торговли в многостороннем формате – ЕврАзЭС – АСЕАН. Подобные переговоры идут и с другими странами АСЕАН в отдельности.

Уважаемые друзья!

По геополитическим, историческим и экономическим причинам Россия является частью Азиатско-Тихоокеанского региона. Развитие сотрудничества со всеми расположенными здесь странами, так же как и активное участие в решении региональных проблем, – это наш стратегический курс. Мы придаём этому региону сейчас особое значение.

В этом году Ассоциации государств Юго-Восточной Азии исполнилось 50 лет. История её развития убедительно доказывает, что можно находить взаимоприемлемые решения по самым сложным вопросам, несмотря на все различия. И в современном мире такой опыт нам исключительно важен.

Я сердечно поздравляю всех вас с этим юбилеем! Желаю участникам форума интересных дискуссий. И ещё раз всех приглашаю в Российскую Федерацию.

Спасибо за внимание!

Ответы Дмитрия Медведева на вопросы участников сессии:

Джои Консепсьон (председатель Делового консультативного совета АСЕАН, модератор сессии) (как переведено): В первую очередь хотел бы поблагодарить Его Превосходительство Премьер-министра Медведева за то, что он согласился ответить на вопросы аудитории. Первый вопрос задаст член Делового консультативного совета АСЕАН от Таиланда Арин Джира.

Вопрос (как переведено): Господин Премьер-министр, меня зовут Арин Джира. Я представляю Таиланд в Деловом консультативном совете АСЕАН. Хотел бы задать такой вопрос. Российская Федерация достигла больших успехов и высокого уровня технологической компетенции в сфере инфраструктуры. Особенно сильное впечатление производит система метро в вашей стране. Какую роль могла бы сыграть Россия и что могла бы сделать ваша страна, чтобы содействовать осуществлению и ускорить темпы реализации Генерального плана по взаимосвязанности АСЕАН и наладить более тесное сотрудничество между Россией и нашим регионом в этой области? Спасибо.

Дмитрий Медведев: Спасибо большое за этот вопрос. Я уже начал, по сути, отвечать на него в своём вступительном слове. Конечно, с учётом нашей огромной территории развитие инфраструктуры имеет для России ключевое значение. И мы готовы предоставить свои инфраструктурные возможности всем государствам АСЕАН. Причём это не только аэропорты, но и морские терминалы, железная дорога, автомобильные дороги, трубопроводный транспорт, линии электропередачи и, конечно, то, что сейчас очень важно в любой стране, – высокоскоростные каналы связи. Это всё то, что создаёт единое экономическое пространство, создаёт эту самую взаимосвязанность, так сказать, connectivity, о чём Вы как раз и спрашивали. Не менее важно это для стран АСЕАН, поэтому мы считаем, что эти возможности могут быть применены и с учётом нашего перспективного сотрудничества, тем более что в последние годы реализован целый ряд крупных инфраструктурных проектов в этой сфере.

Мы готовимся к чемпионату мира по футболу, который пройдёт у нас в следующем году. Кстати, пользуясь этой возможностью, хочу пригласить всех присутствующих в этом зале посмотреть футбольные состязания, которые состоятся в нашей стране. Но мы смотрим в целом на инфраструктурные проекты максимально широко, поэтому видим большой потенциал и в развитии Северного морского пути. Мы реконструировали крупные дороги в нашей стране, такие как Байкало-Амурская и Транссибирская железнодорожные магистрали, которые также связывают Европу с Азией. Развиваем мы и международные коридоры. Все эти возможности могут быть использованы нашими партнёрами из АСЕАН. Мы приглашаем вас принять в этом участие.

Конечно, в значительной степени это будет зависеть и от активной позиции бизнеса, имею в виду и совместные проекты. Кстати, такие проекты уже есть. В частности, например, наша компания «Российские железные дороги» участвует в реализации крупного проекта по созданию на острове Калимантан в Индонезии комплексной инфраструктуры – мы считаем, что это один из хороших примеров, –там идёт строительство железнодорожной ветки, угольный терминал создаётся.

Кстати, есть примеры и обратного инвестирования, инвестирования в российскую инфраструктуру. В частности, сингапурская компания «Чанги эйрпортс» инвестирует в развитие авиахаба во Владивостоке.

Так что примеры сотрудничества в области инфраструктуры уже существуют. Конечно, мы бы хотели, чтобы их было как можно больше, и готовы предоставить все наши транзитные возможности нашим друзьям из стран АСЕАН.

Джои Консепсьон: Ещё один вопрос. Его задаст председатель Делового консультативного совета АСЕАН от Индонезии Анангга Русдьоно.

Вопрос (как переведено): Господин Премьер-министр, меня зовут Анангга Русдьоно, я из Индонезии. Вы говорили об отношениях между Россией и АСЕАН. В чём заключается стратегическая позиция России в отношении Экономического сообщества АСЕАН?

Дмитрий Медведев: Мы видим в экономическом сообществе АСЕАН (это сообщество создавалось, по сути, на наших глазах, я помню провозглашение создания сообщества в 2015 году) очень многообещающего партнёра и очень серьёзную форму региональной интеграции. Я думаю, что буквально в ближайшие годы мы увидим в регионе влиятельное объединение экономик стран «десятки».

Конечно, для «десятки» существует и целый ряд вызовов, мы их также видим. Это серьёзный разрыв в области социально-экономического развития. Страны все разные, и разным является уровень их экономической подготовленности. Существуют и сложности логистического, транспортного порядка. Есть нестабильность на рынках, нарастание протекционизма. Все эти угрозы, безусловно, влияют и на Экономическое сообщество АСЕАН. Но я уверен, что эти угрозы преодолимы, тем более что налицо воля участников этого сообщества развивать такого рода экономическую интеграцию.

Для нас это тоже исключительно важно, потому что именно в формате такого рода взаимоотношений мы видим сотрудничество между Россией и государствами АСЕАН. Хотя пока, как я уже сказал, далеко не все возможности мы сумели реализовать, учитывая потенциал, который имеем. Во всяком случае, товарооборот между Российской Федерацией и Экономическим сообществом АСЕАН, если брать в целом, пока не так велик, как мы бы хотели. Он колеблется в пределах где-то до 15 млрд долларов в год. За последний год произошло его увеличение на треть, но потенциал существенно больше. Он может быть больше в разы. Потенциально, может, даже в десятки раз. Поэтому нужно будет сделать всё, чтобы развить эти отношения на новой основе.

В мае прошлого года у нас в Сочи прошёл саммит Россия – АСЕАН. Он стал знаковым для наших отношений с ассоциацией экономик АСЕАН. Надеюсь, что это даст хороший импульс и для формирования стратегического партнёрства между нашей страной, между Евразийским экономическим сообществом и «десяткой» экономик АСЕАН. Именно в этом мы видим основные перспективы нашего сближения.

Джои Консепсьон: Следующий вопрос, пожалуйста, Мокья Эбакчир из Мьянмы.

Мокья Эбакчир (как переведено): Господин Премьер-министр, ещё раз спасибо за то, что нашли время встретиться с представителями азиатских деловых кругов. Все, кто занимается бизнесом, знают, что для развития необходим выход на новые рынки. Экономика Азиатско-Тихоокеанского региона растёт наиболее быстрыми темпами, особенно экономика небольших стран, таких как Камбоджа, Лаос, Мьянма и Вьетнам. Эти растущие экономики способны стать новыми рынками для российских компаний. Почему бы Вам как Премьер-министру не призвать российских бизнесменов обратить внимание на Азию? Как можно стимулировать их интерес к Азии и азиатским рынкам? Россия добилась неплохих результатов в Таиланде, там работают многие российские компании. Что Вы думаете о том, чтобы пригласить азиатские компании на свой рынок? Как можно мотивировать азиатский бизнес к выходу на российский рынок?

Дмитрий Медведев: Мне кажется, мы этим и занимаемся. Я за последние несколько лет побывал во всех трёх странах, которые Вы упомянули, – в Камбодже, Лаосе, Мьянме. Туда же были направлены наши бизнес-миссии. Наверное, этого мало. Надо, чтобы компании из всех стран АСЕАН и упомянутой «тройки» тоже бывали в нашей стране. Тем более что, ещё раз подчеркну, пока наши экономические связи не являются такими активными, как нам бы хотелось.

В прошлом году внешнеторговый оборот стран АСЕАН составил более 2,22 трлн долларов. Наши торговые отношения гораздо скромнее. Это касается и инвестиций. Поэтому мы заинтересованы в том, чтобы эти связи наращивать.

Естественно, по линии Правительства Российской Федерации мы придаём импульс такого рода контактам, но не менее важно, чтобы развивались прямые взаимоотношения между представителями бизнеса.

В октябре этого года был согласован российско-асеановский план действий в сфере науки, технологий и инноваций. Надеюсь, что представители бизнеса тоже найдут там своё место. Одобрена рабочая программа по развитию энергетики на период до 2020 года. У нас есть рабочая программа со странами АСЕАН по сельскому хозяйству и продовольственной безопасности, действует программа в сфере туризма. Я думаю, что все эти программы могут внести дополнительный вклад в развитие наших связей.

И конечно, очень важно, чтобы свою лепту вносили бизнес-контакты. Деловой совет Россия – АСЕАН, который собирался в мае прошлого года в Сочи, Деловой консультативный совет АСЕАН, Торгово-промышленная палата, а также деловые клубы отдельных стран – естественно, все эти контакты мы будем поощрять как по правительственной линии, так и по линии наших общественных объединений – представителей делового мира. Причём, надеюсь, всё это приведёт к активизации наших переговоров по созданию соглашений о свободной торговле.

Я напомню, что мы, я имею в виду Евразийский экономический союз, подписали пока такое соглашение одно, с Вьетнамом (из государств АСЕАН), но в настоящий момент прорабатываются договорённости с целым рядом других стран Юго-Восточной Азии, в том числе с АСЕАН в целом. Надеюсь, что здесь будет полезное движение, которое поможет всем представителям бизнеса из государств «десятки» АСЕАН и упомянутых вами трёх стран. Так что мы ждём вас у нас, и, конечно, бизнес-миссии будут и в страны АСЕАН.

Вопрос (как переведено): Господин Премьер-министр, позвольте мне задать последний вопрос. Тема АСЕАН – 2017 – «Партнёрство ради перемен, обеспечение процветания для всех». Проблема бедности остаётся актуальной для многих стран АСЕАН. В чём заключается ваша «дорожная карта» по поддержке малых предприятий в России, чтобы они могли выходить на более высокие уровни производственно-сбытовых связей и становиться средними и крупными предприятиями? На Филиппинах на малые и микропредприятия приходится 99,6% всей коммерческой деятельности. Не могли бы Вы поделиться вашим опытом поддержки малых предприятий в России?

Дмитрий Медведев: Я, когда говорил о перспективах сотрудничества с «десяткой» экономик АСЕАН, упомянул о том, что эти перспективы очень значительные, но есть и проблемы. Они заключаются ровно в том, о чём Вы только что сказали, а именно в том, что существует разница в экономическом развитии стран АСЕАН. Есть более развитые экономики, менее развитые экономики, есть проблема бедности, о которой Вы сказали, есть проблема неразвитости инфраструктуры, проблема развития образования.

Очевидно, что это вообще-то глобальные проблемы, над которыми работают практически все страны, даже те, у которых уровень развития выше, чем в странах АСЕАН. Я считаю, что мы можем совместными усилиями внести свой вклад в их решение, прежде всего за счёт совместных бизнес-инициатив, а также тех инициатив, которые мы продвигаем в сфере образования, в гуманитарной сфере и просто в сфере помощи и поддержки государств АСЕАН. Всё это, кстати, будет предметом рассмотрения на завтрашней встрече в рамках Восточно-Азиатского саммита. Мы будем говорить о том, о чём Вы сказали.

Если говорить о нашем опыте, то действительно за последнее время мы приняли целый набор мер, направленных на поддержку российского малого бизнеса, потому что мы считаем, что за малым бизнесом в значительной степени будущее нашей страны. Скажем прямо, у нас тоже здесь есть ещё определённые проблемы, поскольку мы недовольны уровнем охвата малым бизнесом наших экономических отношений. Мы полагали бы, что где-то приблизительно 50 или 60% населения нашей страны должно участвовать именно в проектах, связанных с малым бизнесом. Пока эти цифры меньше. Где-то 25% нашего населения занимается различными формами малого бизнеса. Поэтому наша задача – простимулировать развитие малого бизнеса в нашей стране. Может быть, этот опыт будет использован и в других странах.

Что для этого делается? Мы приняли целый набор законодательных актов, направленных на то, чтобы поощрять развитие малого бизнеса. Это различного рода льготы – льготы налоговые, льготы, которые связаны с арендой различного рода средств производства, поощрением инвестиционных проектов.

Мы стараемся также помогать малому бизнесу через фонды – государственные фонды, которые создаются для того, чтобы можно было реализовывать различные проекты в сфере малого бизнеса. Не так давно такой фонд у нас заработал. В его орбиту попадают сотни тысяч малых предприятий. Надеюсь, они смогут использовать возможности, которые связаны с развитием этого фонда.

Наш набор мер поддержки малого бизнеса, наверное, не уникален. Мы идём здесь по тому пути, который выбирают и другие страны. Самое главное, как мне кажется, чтобы государство, государственная власть, Правительство уделяли этому значительное внимание.

В России есть очень крупные государственные и частные компании, но не менее важно, чтобы внимание государства, Правительства было сконцентрировано на развитии малого бизнеса. Мы готовы делиться этим опытом и с нашими друзьями из АСЕАН.

Филиппины. Россия. Азия > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 13 ноября 2017 > № 2384220 Дмитрий Медведев


Казахстан. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > kursiv.kz, 11 ноября 2017 > № 2386171

Британский опыт поможет развить казахстанский бизнес

Богдан Елагин

Великобритания может помочь Казахстану развиваться не только в традиционной нефтегазовой, горно-металлургической и инвестиционно-банковской сфере, но и в электронной коммерции. Аналитики рассказали об инвестиционных возможностях Великобритании и Казахстана.

На днях, в рамках Британского-казахстанского инвестиционного форума в Лондонском Сити состоялась презентация инвестиционных возможностей Республики Казахстан и Международного финансового центра «Астана». Что в целом весьма важно для развития бизнеса в Казахстане, и в частности для реализации государственной программы по поддержке малого и среднего бизнеса «Дорожная карта бизнеса – 2020», экономической интеграции и торгово-экономическому сотрудничеству РК с другими странами.

Вместе с тем, выступая на форуме, посол Республики Казахстан в Великобритании Ерлан Идрисов подчеркнул, что сотрудничество с Великобританией, которое продолжается уже 25 лет, уже приобрело статус стратегического.

«Будучи одним из крупнейших инвесторов в экономику нашей страны, Британия по праву является важным торговым и экономическим партнером Казахстана. Основываясь на прочных доверительных отношениях, наши страны активно взаимодействуют в реализации таких приоритетных проектов, как создание и развитие Международного финансового центра «Астана», программа приватизации национальных компаний РК, взаимодействие в рамках китайской инициативы «Пояс и путь», а также в других сферах. Привлечение британского опыта в сферах высоких технологий и банковского сектора остается одним из важнейших приоритетов во внешнеэкономической политике Казахстана», - отметил г-н Идрисов в своем выступлении.

По словам посла Великобритании в Казахстане, доктора Кэролин Браун британские специалисты намерены продолжать делиться опытом с казахстанскими коллегами. «Международное доверие – это ключ к успеху Международного финансового центра «Астана». Чем больше инвесторов из Великобритании или других стран, с разных секторов экономики рассматривают возможность инвестирования в Казахстан, тем все более важную роль МФЦА будет играть в предоставлении финансовых и юридических консультаций, в которых они будут нуждаться», — сказала доктор К. Браун.

Аналитики говорят, что Великобритания перспективный инвестор не только для Казахстана, но и для всего развивающегося мира, а ее меньшая зависимость от Евросоюза делает ее еще более привлекательным и удобным, с позиции процедур предоставления средств, инвестором.

«Лондон является одной из главных инвестиционных столиц мира, здесь находится крупнейший финансовый центр, расположены офисы банков и инвестиционных компаний, функционируют важнейшие фондовые и товарные биржевые площадки. Именно поэтому Великобритания привлекательна с точки зрения привлечения инвестиций не т6олько для Казахстана, но и для всего развивающегося мира», - говорит эксперт-аналитик АО "ФИНАМ" Алексей Калачев.

Наряду с Нидерландами, США, Швейцарией, КНР, Великобритания является одним из основных казахстанских инвесторов. «Великобритания уже является крупным инвестором в реальный сектор экономики Казахстана. На начало 2017 года общий объем британских инвестиций в Казахстан составил $3,8 млрд, по этому показателю Великобритания находится на 7-м месте по объему инвестиций в экономику и на 11-м месте по количеству предприятий с иностранным капиталом в Казахстане. Это развитая страна Запада, обладающая хорошим инвестиционным потенциалом, кроме того, она теперь меньше зависит от Евросоюза, значит, дополнительные бюрократические препоны для инвестиций скоро уйдут в прошлое», - отмечает заместитель директора аналитического департамента Альпари Наталья Мильчакова.

Заместитель Председателя правления АО «Национальная компания «Kazakh Invest» Биржан Канешев в своем выступлении отметил важность сотрудничества между странами в области инвестиций. «Объем совокупных прямых инвестиций в Казахстан из Великобритании превышает $12 млрд. Согласно принятой в этом году Национальной инвестиционной стратегии РК Великобритания относится к приоритетным странам с точки зрения привлечения инвестиций, что позволит еще более укрепить сотрудничество между нашими государствами», - говорил г-Канешев.

Перспективные отрасли

Казахстано-британское партнерство неоднократно подтверждалось успешными проектами. Дальнейшее сотрудничество видится не только в традиционных отраслях, имеющих важное значение для двух стран, но может быть реализовано и в новых областях, которые могут быть интересны и прибыльны для британских инвесторов.

«Казахстан, прежде всего, интересен как страна, в которой можно добывать ценные полезные ископаемые. В первую очередь британские инвесторы будут рассматривать вопросы сотрудничества именно в этих сферах и уже осуществляют в них инвестиции. Кроме того, Казахстан является одной из наиболее быстрорастущих стран ЕАЭС и СНГ, если рост на многих других рынках на этом пространстве замедляется, то в Казахстане многие рынки еще не насыщены, и там двузначные темпы роста. В частности, речь может идти о совместных проектах в сфере электронной коммерции, так как рынок электронной коммерции в Великобритании является одним из крупнейших в мире, большинство розничных покупок и продаж там уже совершается через интернет. Думается, что Лондонской фондовой бирже и AIM могут быть интересны растущие казахстанские компании с капитализацией как минимум от $100 млн для проведения IPO на этих площадках», - считает г-жа Мильчакова.

«Британия традиционно сильна в таких отраслях, как нефтегазовый, горно-металлургический и инвестиционно-банковский сектора. Предприятия этих отраслей имеют важное значение в экономике Казахстана, и опыт британских специалистов и инвесторов должен быть востребован в республике. Британские инвестиционные консультанты оказывают содействие в приватизации казахстанских предприятий, в развитии фондового рынка и банковских технологий, и помогают казахстанским партнерам в реализации проекта создания и развития Международного финансового центра «Астана», который является одним из приоритетных проектов правительства РК», - говорит г-н Калачев.

«Во-первых, нефтегазовая и горнодобывающая промышленность была и продолжает оставаться наиболее прибыльной отраслью для британских инвесторов. Порядка 40% британских инвестиций направлено на профессиональную, научную и техническую деятельность, что напрямую связано с геологоразведкой. В этой сфере уже подписан целый ряд договоренностей, в том числе по консультационной поддержке создания геологического кластера при Назарбаев Университете. Кроме того, утверждение кодекса «О Недрах» даст определенный толчок к привлечению иностранных инвестиций, так как в нем значительно упрощен процесс регулирования. Во-вторых, углубление взаимодействия по инфраструктурным проектам в рамках инициативы Китая «Один пояс - один путь». В этом году отправлен первый контейнерный поезд по маршруту Чжэцзян-Лондон, который на 30 дней сокращает путь по сравнению с грузовым судном. Пока через территорию Казахстана проходит небольшая доля товарообмена между Китаем и Европой. Сейчас перед Казахстаном стоит задача повысить качество оказываемых транспортных услуг. В долгосрочном периоде очень важно войти в глобальные цепочки добавленной стоимости по ряду секторов, используя огромный транзитный потенциал», - рассказала ведущий эксперт Института мировой экономики и политики Айжан Мухышбаева.

«Полагаем, что в первую очередь речь может идти о сотрудничестве в сырьевых отраслях – добыче нефти, газа и горнодобыче, розничной торговле продуктами нефте- и газопереработки, а также, вероятно, в сфере технологий, транспорта и телекоммуникаций», - говорит г-жа Мильчакова.

Примеры успешного делового партнерства Великобритании и Казахстана – это инвестиции British Airways в казахстанскую авиакомпанию «Эйр Астана», а также сотрудничество КазМунайГаза в разных проектах с BP, Shell и British Gas/Agip. Они работают на месторождениях Карачаганак, Кашаган и другие.

Г-н Калачев добавил, для казахстанских компаний открыта такая инвестиционная площадка, как Лондонская фондовая биржа (LSE), где котируются их ценные бумаги – например, акции Kaz Minerals PLC. Горнодобывающие предприятия РТ могут торговать на Лондонской бирже металлов (LME).

«Несколько крупных банков, таких как «Казком», «Халык Банк», «Банк Туран-Алем» уже разместили свои акции на лондонских торговых площадках, хотя интерес международных инвесторов к акциям этих банков не настолько большой, как, например, к акциям сырьевых компаний – «Казахмыса» или «КазМунайГаза». Предоставление новых банковских технологий будет зависеть от разных факторов – в том числе от уровня доступности интернета в стране и компьютеризации населения», - добавила г-жа Мильчакова.

Чем Казахстан интересен для Великобритании?

По мнению специалистов, существует крайняя необходимость в доступе к технологиям, при чем речь идет не только об IT-сфере, а в большей степени о промышленности. При этом определенный интерес для британских бизнесменов представляют казахстанские металлы.

«Для Великобритании особый интерес вызывают казахстанские металлы. В 2016 году 95% казахстанского экспорта в Великобританию пришлось на долю трех товарных позиций – серебро, медь, оксиды и гидроксиды железа», - говорит эксперт ИМЭП.

Она добавила, что поддержка Великобритании нужна в технологиях и образовании. «Казахстанская промышленность нуждается в новых технологиях, поэтому важно активизировать работу по трансферту технологий. Этому способствуют низкие импортные пошлины в рамках ВТО. Также внедрение элементов британского образования в региональных вузах Казахстана способствовало бы подготовке более конкурентоспособных кадров для казахстанской экономики», - комментирует г-жа Мухышбаева.

Это мнение поддерживает и аналитик Альпари. «Казахстану, как и многим постсоветским странам, необходим расширенный доступ к западным технологиям, причем не обязательно в сфере IT, более важно сотрудничество по доступу казахстанских предприятий к новейшим технологиям в горнодобывающей отрасли, металлургии и добыче нефти и газа. Большое значение имеют инвестиции в охрану окружающей среды, здесь тоже можно использовать лучший западный опыт», - резюмировала г-жа Мильчакова.

Где необходим британский опыт?

«Для Казахстана британский опыт важен в сфере услуг, особенно в развитии финансовых и бизнес услуг. Финансовые и бизнес услуги формируют порядка 30% ВВП Великобритании, в то время как на казахстанском рынке услуг доминируют неторгуемые сектора, которые потребляются в основном только у нас (торговля, строительство)», - полагает г-жа Мухышбаева.

К слову, управляющий МФЦА Кайрат Келимбетов в ранее отмечал, что на базе финцентра для инвесторов предусмотрены привилегированные условия, с целью создания благоприятной среды для привлечения инвестиций. По словам г-на Келимбетова, на площадке МФЦА предусмотрен целый ряд привилегий для инвесторов, которые должны способствовать созданию благоприятных условий и привлечению средств в Казахстан. «У МФЦА есть все возможности стать вратами Евразии, обеспечивающими торгово-финансовые потоки между странами Запада и Востока», — сказал в частности Кайрат Келимбетов.

«Великобритания – ведущий центр исламского финансирования, который сейчас инвестирует в большое количество крупных британских инфраструктурных проектов. В Казахстане такого рода финансирование развивается пока медленными темпами. В то же время, согласно прогнозам специалистов, доля исламского банкинга в Казахстане может вырасти с нынешнего 0,1% (Al Hilal Bank) до 5-10% к 2025 году. Развитие инструментов исламского финансирования является одним из важных направлений работы МФЦА. В этой связи, было бы полезным детально изучать британский опыт, особенно по законодательной части. Лондон является отличным бенчмарком для международного финансового центра Астана. В 2016 году Лондон занял первое место в рейтинге конкурентоспособности мировых финансовых центров», - комментирует г-жа Мухышбаева.

Выступая на Британско-Казахстанском инвестиционном форуме, посол Великобритании в Казахстане доктора Кэролин Браун также отмечала, что британские специалисты будут делиться опытом с казахстанскими коллегами. «Международное доверие – это ключ к успеху Международного финансового центра «Астана». Чем больше инвесторов из Великобритании или других стран, с разных секторов экономики рассматривают возможность инвестирования в Казахстан, тем все более важную роль МФЦА будет играть в предоставлении финансовых и юридических консультаций, в которых они будут нуждаться», - говорила она.

Г-н Калачев рассказал, что, не считая регулярных инвестиционных форумов на территории самого Казахстана, презентации проводятся в США, Франции, Германии, Нидерландах, Китае, Малайзии, Сингапуре, Саудовской Аравии, Турции, Венгрии, Польше и др. Великобритании в этих планах отводится особое место: если в других странах Казахстан представляет свои инвестиционные возможности время от времени, то в Лондоне встречи с инвесторами проводятся практически ежегодно, заключил аналитик Финам.

В заключение отметим, по итогам мероприятия были подписаны меморандумы о сотрудничестве с Британской торговой палатой в Казахстане и Европейским банком реконструкции и развития. В рамках визита также проведены встречи Kazakh Invest с компаниями, ведущими бизнес в Казахстане, а также имеющими планы вхождения на наш рынок, в частности такими, как Aggreko, Metalysis, Sentinel, William Hare, ConnectIreland, International Development Ireland и пр.

Напомним, основными задачами центра являются содействие в привлечении инвестиций в экономику страны путем создания привлекательной среды для инвестирования в сфере финансовых услуг, развитие рынка ценных бумаг Республики Казахстан, обеспечение его интеграции с международными рынками капитала. МФЦА также намеревается развивать в стране рынка страховых, банковских услуг и рынка исламского финансирования.

АО «Национальная компания «Kazakh Invest» является национальным агентством по привлечению инвестиций в Республику Казахстан. Kazakh Invest обеспечивает полный спектр услуг по сопровождению инвестиционных проектов от идеи до реализации по принципу «одного окна» и действует в качестве единого координационного центра по специальным экономическим зонам Республики Казахстан. Кроме того, Kazakh Invest исполняет роль единого переговорщика, представляющего интересы правительства Республики Казахстан при обсуждении перспектив и условий реализации инвестиционных проектов. Имеет сеть своих представителей за рубежом. Является национальным оператором системы развития и продвижения несырьевого экспорта. Kazakh Invest входит в структуру Министерства по инвестициям и развитию Республики Казахстан, финансируется из республиканского бюджета и оказывает свои услуги на безвозмездной основе.

Казахстан. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > kursiv.kz, 11 ноября 2017 > № 2386171


Монголия. Канада > Внешэкономсвязи, политика > montsame.gov.mn, 10 ноября 2017 > № 2416808

ГЛАВА МИД МОНГОЛИИ И ПОСОЛ КАНАДЫ ОБМЕНЯЛИСЬ МНЕНИЯМИ ПО ВОПРОСАМ ДВУСТОРОННЕГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

В четверг, 9 ноября в Министерстве иностранных дел Монголии состоялась встреча главы данного ведомства Д.Цогтбаатара с Чрезвычайным и Полномочным послом Канады в Монголии г-жой Элизабет Барсак, в ходе которой стороны обменялись мнениями по вопросам двустороннего и многостороннего взаимодействия.

Отметив о расширяющихся за последние годы монголо-канадских отношениях, глава МИД Д.Цогтбаатар выразил стремление развивать торгово-экономическое взаимодействие и углубить двусторонние отношения в области сельского хозяйства и пищевой промышленности.

В ходе встречи посол Элизабет Барсак сделала акцент на проектах сотрудничества в направлении археологии, сейсмического исследования, включения облепихи аймака Увс в реестр традиционных продуктов Евросоюза с охраняемым указанием географического происхождения.

Посол Канады также обменялась мнениями относительно работ, проводимых Монголией в направлении развития сельского хозяйства, привлечения иностранных инвестиций и обсудила некоторые актуальные проблемы, с которыми сталкивается наша страна при их реализации.

Г.Батцэцэг

Монголия. Канада > Внешэкономсвязи, политика > montsame.gov.mn, 10 ноября 2017 > № 2416808


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 10 ноября 2017 > № 2391891

Прогресс налицо

На недавнем заседании правительства РК, которое прошло под председательством премьер-министра Бакытжана Сагинтаева, были рассмотрены итоги реализации государственной программы индустриально-инновационного развития за девять месяцев текущего года.

Как сообщил глава профильного ведомства – министр по инвестициям и развитию Женис Касымбек, объем промышленного производства за январь-сентябрь с.г. составил 6,5 трлн. тенге. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года обеспечен рост на 5,7 процента. Наибольшая прибавка достигнута в фармацевтической, легкой, химической промышленности, металлургии, машиностроении, нефтепереработке, производстве продуктов питания.

Положительная динамика складывается и в том, что касается основных целевых индикаторов госпрограммы. Например, экспорт предприятий обрабатывающей промышленности по итогам восьми месяцев увеличился на 23,1 процента относительно аналогичного периода прошлого года и составил 9,9 млрд. долларов. Значительный рост наблюдается в агрохимии, нефтепереработке и черной металлургии. На сегодняшний день продукция обрабатывающей промышленности республики экспортируется в 115 стран. По некоторым товарным позициям открыты новые рынки сбыта.

В частности, впервые легковые автомобили «Азия Авто» были проданы в КНР, а предприятия «Сарыарка автопром» — в Таджикистан. Продукция сельхозмашиностроения — жатки, производимые компанией «ДонМар» – не первый год экспортируются в Россию. Ежегодно более 380 компаний-экспортеров получают финансовую и сервисную поддержку. В текущем году была разработана и принята Национальная экспортная стратегия.

Для улучшения инвестиционного климата в рамках исполнения поручений главы государства совместно со Всемирным банком разработана и утверждена Национальная инвестиционная стратегия на 2018–2022 годы. Работает специализированная нацкомпания KAZAKH INVEST, имеющая сеть зарубежных представителей и региональных филиалов.

За последние семь лет в обрабатывающий сектор привлечено более 26 млрд. долларов прямых иностранных инвестиций. Его доля в общей структуре инвестиций по итогам прошлого года увеличилась до 19,5 процента. Тенденция к росту сохраняется и в нынешнем году: объем инвестиций в обрабатывающую промышленность вырос на 3,5 процента и составил 599 млрд. тенге.

По словам Жениса Касымбека, реализация программы индустриально-инновационного развития повлияла на изменение структуры отечественной промышленности и в целом экономики. Так, вклад обрабатывающего сектора в ВВП увеличился с 10,1 процента в 2015-м до 11,9 по итогам первого полугодия с.г., в общий объем промышленного производства — с 31,8 процента в 2010-м до 40,7 сейчас, в экспортных поставках — с 27,9 процента в 2010-м до 32,7 на сегодня.

Также министр сообщил о том, что в рамках программы ежегодно запускаются новые производства. «В общей сложности за семь лет и девять месяцев нынешнего года в рамках Карты индустриализации введено 1080 проектов на сумму 5,5 трлн. тенге, создана 101 тысяча постоянных рабочих мест», — отметил Женис Касымбек.

При этом за девять месяцев с.г. введено 52 объекта на 800 млрд. тенге с созданием 4,5 тысячи постоянных рабочих мест. До конца текущего года в регионах планируется завершить реализацию более 80 проектов на общую сумму более 700 млрд. тенге с созданием порядка десяти тысяч постоянных рабочих мест.

На особом контроле, по словам министра, находятся 72 проблемных проекта. По каждому из них принята «дорожная карта». «Этим предприятиям были оказаны такие меры господдержки, как поиск инвесторов, заключение контрактов на недропользование, кредитование через БВУ, содействие в сбыте продукции предприятиям региона», — проинформировал глава ведомства.

Сейчас в стране работают 11 специальных экономических зон (СЭЗ) и 22 индустриальные зоны (ИЗ). В целом с момента создания СЭЗ реализовано 157 проектов на сумму более 682 млрд. тенге, создано более 11,6 тысячи рабочих мест. В текущем году планируется завершить еще 24 проекта на 100 млрд. тенге с созданием трех тысяч новых рабочих мест, и еще по 20 проектам начнется строительство. На площадках ИЗ запущено 115 проектов на сумму 100 млрд. тенге, создано около восьми тысяч рабочих мест. Ведется работа по внесению изменений в законодательство о специальных экономических и индустриальных зонах в части упрощения процедур выделения им земельных участков, предоставления преференций, снижения административных барьеров.

Как сообщил Женис Касымбек, 6 декабря в рамках Дня индустриализации будут подведены итоги за текущий год. «Во время телемоста мы планируем запустить 18 объектов на общую сумму 399 млрд. тенге», – заключил министр.

В ходе заседания также выступили акимы ряда областей.

Подводя итоги обсуждения, Бакытжан Сагинтаев отметил, что за девять месяцев текущего года достигнуты неплохие темпы реализации государственной программы индустриально-инновационного развития.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 10 ноября 2017 > № 2391891


Казахстан > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > kapital.kz, 10 ноября 2017 > № 2389791

Депутаты призвали активизировать «экономическую дипломатию»

Вопросы привлечения внешних инвестиций обсудили в сенате Парламента РК

Что делается при привлечения внешних инвестиций в экономику Казахстана и какие вопросы надо тщательно проработать — эти вопросы 10 ноября обсудили в сенате Парламента в ходе круглого стола на тему «Актуальные вопросы привлечения инвестиций в экономику Республики Казахстан в рамках реализации Послания Президента «Третья модернизация Казахстана: глобальная конкурентоспособность». Об этом сообщает корреспондент центра деловой информации Kapital.kz.

Участниками обсуждения стали депутаты Парламента, представители центральных государственных органов и национальных компаний. Они рассказали о состоянии и перспективах привлечения инвестиций.

Президент Казахстана в своем Послании поставил задачу сохранения регионального лидерства страны по привлечению иностранных инвестиций, в том числе за счет привлечения финансовых ресурсов в рамках МФЦА, напомнил председатель Комитета по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству сената Аскар Бейсенбаев. Он сказал, что надо обеспечить защиту и продвижение национальных экономических интересов в рамках международного сотрудничества, для чего следует активизировать «экономическую дипломатию».

Сенатор высказался за повышение ответственности чиновников и акимов в работе по привлечению иностранных инвестиций, а также принятие законодательных мер, направленных на улучшение инвестиционного климата и упрощение бюрократических процедур для инвесторов.

Для обеспечения правовой базы за последние годы приняты Предпринимательский кодекс, законы «О специальных экономических зонах», «О государственно-частном партнерстве» и другие документы.

По данным заместителя министра по инвестициям и развитию Ерлана Хаирова, с 2005 года по первое полугодие текущего года в экономику Казахстана привлечено 253,9 млрд долларов прямых иностранных инвестиций (ПИИ). При этом по итогам первого полугодия 2017 года объем валового притока ПИИ составил 10,5 млрд долларов. Это на 8,6% больше, чем за такой же период 2016 года.

В соответствии с задачами «Третьей модернизации» министерством по инвестициям и развитию совместно с экспертами Всемирного банка принята Национальная инвестиционная стратегия на 2017−2022 годы. Как говорится в документе, к 2022 году планируется увеличение валового притока ПИИ в 1,26 раза, ПИИ, ориентированных на повышение эффективности, — в 1,5 раза и так далее. Общий объем планируемых к привлечению до 2022 года ПИИ составляет 122 млрд долларов.

Первый заместитель министра иностранных дел Мухтар Тлеуберди проинформировал о работе МИД в сфере инвестиционного сотрудничества. По его словам, совместно с экономическим блоком правительства разрабатывается механизм взаимодействия на инвестиционном и экспортном направлениях с определением зон ответственности. Для координации работы всех государственных органов и организаций на внешнем уровне задействованы загранучреждения, выполняющие важную роль «первого контактного лица» и «связующего звена» с иностранным бизнес-сообществом. В частности, для усиления работы по привлечению внешних инвестиций реализуется поручение главы государства о назначении советников по инвестициям в десяти посольствах Казахстана в приоритетных странах.

Вице-министр национальной экономики Айбатыр Жумагулов в свою очередь поднял вопросы развития государственно-частного партнерства и его сопряжения с инвестиционной сферой, приватизации и вывода компаний «Самрук-Казына» на IPO для привлечения внешних инвесторов.

О поддержке инвесторов рассказал вице-министр финансов Руслан Бекетаев. В числе мер — улучшение налоговых и таможенных процедур, снижение административного давления на бизнес.

Положительную роль в активном привлечении прямых иностранных инвестиций сыграет принятие нового Налогового кодекса, Кодекса «О таможенном регулировании в Республике Казахстан», а также ратификация Таможенного кодекса Евразийского экономического союза. В этих документах предусмотрено сокращение числа налоговых проверок, оптимизация процедуры возврата НДС, продолжение цифровизации таможенного администрирования.

По итогам круглого стола приняты рекомендации, которые будут направлены в государственные органы и учтены в ходе дальнейшей законотворческой работы.

Казахстан > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > kapital.kz, 10 ноября 2017 > № 2389791


Иран > Химпром > iran.ru, 10 ноября 2017 > № 2384396

К 2021 году Иран планирует выпускать 120 млн. тонн в год нефтехимической продукции

Планируется, что к 2021 году в Иране будет увеличено производство нефтехимической продукции до 120 миллионов тонн в год, сообщил управляющий директор "Petrochemical Commercial Company" (PCC).

Выступая на заседании Комитета по упрощению процедур торговли и развитии экспорта Тегеранской торговой палаты, Мехди Шарифи Никнафс заявил, что Иран намерен удвоить свою текущую мощность, которая составляет около 60 миллионов тонн в год, сообщает Shana.

Никнафс, который является членом Совета представителей Тегеранской торговой палаты, сказал, что к 2019 году ожидается, что около 22 процентов мирового производства этилена будет поступать с Ближнего Востока, а Иран будет полезен в этом отношении в связи с наличием у него огромного количества сырья, необходимого для производства нефтехимической продукции и конкурентоспособным ценам.

Потенциал для сектора нефтехимии поддерживается инициативой по привлечению прямых иностранных инвестиций (ПИИ), сообщает Iran Daily.

Управляющий директор компании "Persian Gulf Petrochemical Industries Company" (PGPIC) Адель Нежадсалим рассказал, что привлечение ПИИ для финансирования нефтехимических проектов является ключевым в развитии нефтехимической промышленности страны.

Нежадсалим рассказал, что, основываясь на показателях 2015 года, запуск новых нефтехимических заводов в период до 2025 года принесет доходы в размере 55 миллиардов долларов, что сделает страну крупнейшим производителем нефтепродуктов в регионе.

Иран > Химпром > iran.ru, 10 ноября 2017 > № 2384396


Китай. Азия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 9 ноября 2017 > № 2381139

Браконьерство и бюрократия тормозят инвестиции в марикультуру.

Хищение урожаев, обилие нелегальной продукции на рынке и недостатки нормативной базы являются серьезными барьерами для развития аквакультуры на Дальнем Востоке, отмечают представители российского и зарубежного бизнеса.

Дальневосточная аквакультура сегодня позиционируется государством в качестве одного из перспективных инвестиционных направлений. Обсуждение связанных с этим вопросов ведется на площадках различного уровня и формата. Но, как отмечают сами представители бизнеса, пока здесь остается масса проблем, которые препятствуют не только поступлению новых инвестиций, но и реализации уже действующих проектов.

Возможности для иностранных инвестиций в марикультуру российского Дальнего Востока обсудили и на площадке международной рыбохозяйственной выставки в Циндао China Fisheries and Seafood Expo в рамках тематического круглого стола. Как сообщает корреспондент Fishnews, помимо потенциала отрасли здесь поговорили о проблемах, которые препятствуют развитию проектов в этой сфере.

Браконьерство или грабеж?

В первую очередь представители бизнеса, как российского, так и китайского, обратили внимание на проблему хищения урожаев. Заместитель руководителя Росрыболовства Петр Савчук отметил, что этот вопрос обсуждался и на отдельной сессии на Восточном экономическом форуме. «Вопрос охраны участков наиболее больной, – согласился он. – Мы провели рабочую встречу с центральным аппаратом МВД, пограничной службой. Вопрос сложный, так как пересекается несколько законодательств, сейчас над ним работает наше правовое управление».

«Важно решить вопрос с изменением в данном случае статуса браконьерства на грабеж, т.к. в этом случае предусматривается уже уголовное преследование, – поделился мнением генеральный директор ООО «Русская марикультура» Владимир Стоянов. – Естественно, постепенно браконьеры отстанут, т.к. за хищение предусматриваются уже другие меры наказания. А браконьерством мы будем «прикрываться» очень долго – максимально дело заканчивается штрафом».

Не спасают от незваных гостей, по его словам, и приспособления для отпугивания водных браконьеров: их использование и вовсе может обернуться против самих аквафермеров. Поэтому пока предприятия в лучшем случае могут позволить себе вести контроль за своим участком с использованием квадрокоптеров и т.п.

Росрыболовство занимается поиском вариантов решения существующей проблемы, но пока для предприятий, осуществляющих пастбищную аквакультуру, ситуация остается сложной, констатировал представитель федерального агентства. «При индустриальной аквакультуре мы можем такой вопрос решить, а при пастбищной – невозможно. К сожалению, в этом вопросе категоричны все ведомства», – сообщил Петр Савчук.

Вместе с тем он одобрил активную позицию бизнеса в плане поиска решения существующей проблемы и предложил предприятиям марикультуры направлять в Росрыболовство свои предложения.

Барьеры на пути инвестиций

Еще один «непривлекательный момент», по словам гендиректора компании «Русская марикультура», – это отсутствие у хозяйств морской аквакультуры береговых участков и, соответственно, собственного берегового потенциала по переработке. Этот фактор мешает работе российских предприятий и препятствует вхождению в отрасль иностранных инвестиций. «Недавно у нас на предприятии побывала японская делегация. Я показал им превосходное качество нашего трепанга, гребешка, они смогли сами попробовать, оценить. Но все были шокированы тем, как мы умудряемся выживать практически на пустом месте. Ответ один – земли нет, номера нет, переработать негде…» – привел пример из практики Владимир Стоянов.

Среди проблем, сдерживающих развитие, предприниматель также обозначил недобросовестную конкуренцию со стороны поставщиков нелегальной продукции и обременение марифермеров обязательными объемами выращивания конкретных объектов аквакультуры на отведенных участках.

С этими и другими проблемами российской марикультуры уже знаком и иностранный бизнес. Китайские участники круглого стола отметили, что необходимо чаще проводить совещания, на которых представители госструктур и бизнеса могли бы обмениваться мнениями по решению существующих проблем.

«Бюрократических процессов, к сожалению, пока еще много», – согласился Петр Савчук. Но, по его словам, вопросы, с которыми сталкивается бизнес, решать необходимо, даже если пока это приходится делать в ручном режиме.

Вместе с тем, отметил представитель Росрыболовства, к настоящему моменту в развитии аквакультуры уже удалось продвинуться достаточно далеко: «Настойчивые шаги в этом направлении позволили сформировать большое количество участков, мы распределили и раздаем свободную воду, дальше начнем работать с более сложными объектами». Главное, подчеркнул Петр Савчук, – есть настрой решать существующие проблемы и создавать условия для развития отрасли.

«На мой взгляд, сейчас сложилась уникальная ситуация. Пока есть свободные участки – надо пользоваться этим, инвестировать в отрасль. И это тот ресурс, который открыт свободно для иностранных инвестиций. Дальше будет сложнее войти в этот бизнес», – обратил внимание представитель российского ведомства.

Китай. Азия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 9 ноября 2017 > № 2381139


США. Китай > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 9 ноября 2017 > № 2381020

Трамп уступает роль глобального лидера Китаю

Энтони Блинкен (Antony J.Blinken), The New York Times, США

Пекин — На фоне того роскошного приема, который председатель КНР Си Цзиньпин устроил своему американскому коллеге, президенту Трампу, довольно трудно не заметить, что эти два лидера и их страны двигаются в совершенно разных направлениях.

После состоявшегося в октябре съезда Коммунистической партии г-н Си превратился в бесспорного повелителя Срединного царства. «Мысли Си Цзиньпина» были закреплены в конституции станы — прежде такой чести удостаивались только Мао Цзэдун и Дэн Сяопин. Нарушив традицию, г-н Си не посчитал нужным назвать имя своего преемника, намекнув таким образом на то, что он считает себя в силах остаться у власти и после окончания своего второго пятилетнего срока. Издание Economist наградило г-на Си почетным званием, которое обычно достается президенту США: самый влиятельный человек в мире.

Г-н Трамп сошел вниз по трапу президентского самолета, приземлившегося в Пекине, в среду, 8 ноября, имея исторически самый низкий рейтинг одобрения внутри США. Его авторитет за рубежом тоже стремительно падает: согласно результатам исследований, доверие к американскому руководству быстро снижается.

Пока личные траектории г-на Трампа и г-на Си расходятся, то же самое происходит и с целями их руководства. Пока г-н Трамп одержим идеей строительства стен, г-н Си занимается строительством мостов.

На всемирном экономическом форуме, состоявшемся в январе, г-н Си провозгласил Китай новым защитником свободной торговли и глобализации. В рамках его инициативы «Один пояс — один путь» — которая финансируется из средств Азиатского банка инфраструктурных инвестиций — около 1 триллиона долларов будет потрачено на налаживание связей между Азией и Европой посредством сети морских маршрутов, автомобильных и железных дорог и, да, мостов. Китай получит доступ к ресурсам, увеличит экспорт своих промышленных мощностей и мирным способом займет стратегически важные позиции, с которых затем он сможет проецировать свое влияние.

Пока г-н Трамп отвергает многосторонность и глобальное господство, г-н Си все активнее их добивается.

Администрация Трампа принизила значение ООН, вышла из торгового соглашения о Транстихоокеанском партнерстве, вывела США из Парижского соглашения по климату, попыталась нарушить условия ядерного соглашения с Ираном, поставила под сомнение ключевые альянсы США в Европе и Азии, пренебрежительно отнеслась к всемирной торговой организации и многосторонним торговым соглашениям и попыталась закрыть двери перед иммигрантами.

А что же г-н Си? Он взял на себя роль лидера в реализации программы по борьбе с климатическими изменениями, поддержал систему урегулирования споров Всемирной торговой организации и укрепил позиции Китая во Всемирном банке и Международном валютном фонде. Пекин продвигается вперед в работе над торговым соглашением, в котором примут участие ведущие азиатские экономики, Австралия и Новая Зеландия — но не США. Сегодня Китай является одним из ведущих спонсоров, вносящих вклад в бюджет ООН и миротворческие операции. И г-н Си предпринимает решительные попытки привлечь ведущих ученых мира в Китай.

Внутри Китая г-н Си делает стратегические инвестиции, которые позволят Китаю доминировать в глобальной экономике XXI века, в том числе в области информационных технологий и искусственного интеллекта, в которых, как предупредил Эрик Шмидт (Eric Schmidt) из Google, Китай опередит США уже в следующем десятилетии. Г-н Си активно развивает такие области, как робототехника, аэрокосмическая отрасль, высокоскоростные железные дороги, транспортные средства, работающие на новых видах энергии, а также передовая медицинская продукция.

«Стратегические» инвестиции г-на Трампа — в уголь и в утопичные попытки вернуть то производство, которое осталось в прошлом с приходом эпохи автоматизации — сделают США защитником экономики XX века.

Все это приближает Китай к тому, чтобы, как сказал г-н Си, он стал «новым выбором других стран» и главным арбитром того, что долгое время ассоциировалось с США — международного порядка. Китай многое вложил в этот порядок и в глобализацию: ему необходим доступ к новейшим технологиям и экспортным рынкам, от которых зависит его рост.

Те противоречия, которые лежат в основе устремлений Китая, вполне могут привести его к краху. Пекин продолжает оберегать ключевые отрасли своей экономики от иностранных инвестиций. Он ввел такие драконовские требования к иностранным компаниям — к примеру, требование иметь как минимум одного китайского партнера или требование передавать их технологии и интеллектуальную собственность — которые никогда не вводились в других странах против китайских компаний.

Иностранные инвестиции Пекина могут быть принудительными и эксплуататорскими: к примеру, они могут подразумевать требование нанимать работников из Китая, а не местных жителей, они могут навязывать бедным странам огромные долги, что в свою очередь будет подстегивать коррупцию.

Способность г-на Си проецировать влияние Китая также ослабляется системными слабостями его страны. Огромные долги. Растущее неравенство. Замедляющийся рост. Стареющее население. Снижение производительности. Неэффективность государственных предприятий. Отравленный воздух и нехватка чистой воды. И все более репрессивная система, которая может нравится другим авторитарным лидерам, но не китайскому народу.

Однако все эти недостатки Китая могут оказаться незначительными в отсутствие убедительной альтернативы. Я бы никогда не стал делать ставки против США, но если администрация Трампа продолжит вести политику национализма, протекционизма, односторонности и ксенофобии, китайская модель может одержать верх.

Мир не является самоорганизующейся системой. Лидерство Америки позволяло оберегать международный порядок и продвигать такие либеральные ценности и прогрессивные нормы, как демократия, права людей, свобода слова и собраний, защита прав рабочих, защита окружающей среды и интеллектуальной собственности. Отказываясь от той роли, которую США играли с момента окончания Второй мировой войны, Америка передает ее другим игрокам, которые будут выстраивать мир в соответствии со своими ценностями, а не американскими.

Г-н Си не стесняется заявлять о том, что таким игроком должен стать Китай. Учитывая то, что г-н Трамп уступает роль лидера Китаю, на смену либеральному международному порядку, который определял характер второй половины XX века, вполне может прийти нелиберальный порядок.

США. Китай > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 9 ноября 2017 > № 2381020


Китай. ДФО > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > gudok.ru, 9 ноября 2017 > № 2379640

На полях 22 регулярной встречи глав правительства России и Китая прошли переговоры с китайскими инвесторами. Итоги встреч с главами компаний КНР, планирующими реализовывать инвестпроекты в ДФО, подвел Министр Российской Федерации по развитию Дальнего Востока Александр Галушка, сообщает пресс-служба ведомства.

По словам главы Минвостокразвития РФ, активно заработала Межправительственная Российско-Китайская Комиссия по сотрудничеству Дальнего Востока России и Северо-Востока Китая, которую возглавляют вице-премьеры двух стран Юрий Петрович Трутнев и господин Ван Ян. Есть первые итоги. На 22 регулярной встрече глав правительств они были рассмотрены и получили оценку премьеров двух стран. По ключевым аспектам были сформулированы основные задачи.

Одним из вопросов прошедших переговоров с китайскими бизнесменами стали проекты по строительству и совершенствованию трансграничной инфраструктуры. Обсуждались вопросы инвестиций китайских партнеров в международные транспортные коридоры между Северо-Востоком Китая и югом Дальнего Востока. Одним из важных итогов этих переговоров стала договоренность с китайскими партнерами о подготовке технико-экономического обоснования. Это важнейший необходимый шаг для последующих инвестиций, требуется детальная проработка сделанных предложений. Основанием для этого шага явилось то, что политически эти проекты поддержаны. Очевидно, что экономически они рациональны и выгодны. Дальше нужно переходить к максимальной конкретике. Речь идет об объеме инвестиций 5 млрд долларов США, отметил Александр Галушка.

Китайская компания коммуникаций и строительства (China Communications Construction Company) намеревается реализовать инвестиционный проект по развитию международных транспортных коридоров. В рамках проекта планируется строительство и модернизация объектов транспортной инфраструктуры для организации транзита до 45 млн тонн грузов (оценка российской стороны) из провинции Хэйлунцзян и Цзилинь через порты юга Приморского края. О планах инвестора рассказал президент компании Чэнь Фэньцзян.

Ряд проектов касается развития промышленных производств и строительства логистических центров.

Отметим, что товарооборот регионов Дальнего Востока с Китаем за 8 месяцев этого года вырос на 33%, достигнув 4,8 млрд долларов. За прошедший год в территориях опережающего развития и Свободном порту Владивосток на треть увеличилось количество проектов с участием китайского капитала. Сегодня это 28 проектов стоимостью 4 млрд долларов, или 85% иностранных инвестиций, привлеченных на Дальний Восток за последние 2,5 года. Начато строительство автомобильного мостового перехода через реку Амур в районе городов Благовещенск-Хэйхэ. Другой мостовой переход – железнодорожный – в районе Нижнеленинского-Тунцзян будет завершен в следующем году. Растет грузопоток по международному транспортному коридору «Приморье-1» - в 4,7 раза по сравнению с 9 месяцами прошлого года. Он составил 80 тыс. тонн.

Ирина Таранец

Китай. ДФО > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > gudok.ru, 9 ноября 2017 > № 2379640


Латвия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука. Армия, полиция > telegraf.lv, 8 ноября 2017 > № 2438244

Самооборона от министра

Если бы Карлиса Шадурскиса не было, его бы надо было придумать.

Вольно или невольно, но он стал человеком–идеей, объединившей вокруг себя город и деревню, отцов и детей, русских и латышей. Точнее сказать — объединившей против себя.

Известна даже стоимость этого объединяющего раздражителя: 114 тысяч евро. Столько ведомство Шадурскиса заплатило за исследование, предусматривающее закрытие школ — и латышских, и полурусских.

Услышав о новаторских идеях минобраза, хором взвыли главы небольших самоуправлений. Руководство крупных городов в открытую готовится саботировать операцию «Ликвидация». Защитники русских школ вышли на улицы, учителя затаились в ожидании волны увольнений, школьники готовятся к марш–броскам по дороге знаний к ближайшей работающей школе...

А может, маниакальное желание закрывать все, что шевелиться, — это нормально? Может, Шадурскис — мудрый хозяйственник, буревестник рыночных реформ, продирающийся сквозь неблагодарную толпу совков–дармоедов, присосавшихся к оскудевшей госказне? Надо жить по средствам, господа учащие и учащиеся: нет денег — нет школ. Приходите позже, когда Латвийская Республика разбогатеет хотя бы до уровня Советской Латвии.

Дело, однако, в том, что деньги на школы есть. Просто их переложили в другой карман, и в результате имеем пулеметы вместо глобусов, танки вместо трамваев, казармы вместо школ, иностранных солдат вместо иностранных инвестиций.

Ладно, если бы танки, казармы и командированные канадские командиры были жизненно важны для будущих оборонительных боев и контрнаступлений. Но в их реальность не верят не только в Латвии. Даже бравый генерал Ходжес, который командует войсками США в Европе, на днях назвал агрессию против Балтии крайне маловероятной...

Так, может, для Латвии все же выгоднее закрывать военные базы, а не школы? Если так, то впору организовывать отряды самообороны от Шадурскиса. Иначе в мирное время придется подсчитывать потери, нанесенные не гипотетическим врагом, а гиперинициативным министром.

Андрей ШВЕДОВ

Латвия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука. Армия, полиция > telegraf.lv, 8 ноября 2017 > № 2438244


Казахстан. Китай > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > kapital.kz, 8 ноября 2017 > № 2389706

Инвесторы повышают интерес к нефтеперерабатывающей отрасли

За январь-сентябрь сумма вложений в основной капитал предприятий увеличилась на 63,5%

Инвесторы уже второй год проявляют повышенный интерес к казахстанской нефтеперерабатывающей отрасли. За январь-сентябрь текущего года общая сумма инвестиций в основной капитал предприятий, производящих кокс и продукты нефтепереработки, составила 259,6 млрд тенге. Это на 100,8 млрд тенге, или на 63,5% больше объемов инвествливаний за аналогичный период прошлого года. Такие данные приводит energyprom.kz.

Резкое усиление инвестиционного внимания к отрасли было зафиксировано в прошлом году: за 9 месяцев 2016 года в нефтепереработку было вложено в 3 раза больше средств, чем за аналогичный период 2015 года. Сумма инвестиций выросла с 51,4 млрд тенге до 158,8 млрд тенге.

Нефтеперерабатывающая отрасль в последние 2 месяца была в фокусе пристального общественного внимания. С сентября, как сообщили СМИ*, в нескольких регионах Казахстана наблюдался дефицит бензина, который официальные лица связывали с плановой остановкой нефтеперерабатывающих заводов. Накаленная ситуация на рынке ГСМ привела к освобождению от должности вице-министра энергетики Данияра Берлибаева и объявлению выговора самому главе ведомства Канату Бозумбаеву.

Дефицит топлива поднял старый вопрос о строительстве четвертого НПЗ в республике, в начале октября депутаты фракции «Народные коммунисты» направили соответствующий депутатский запрос* премьер-министру Бахытжану Сагинтаеву. Однако в конце октября глава правительства на встрече с общественностью Мангистауской области заявил, что необходимости в строительстве четвертого НПЗ в республике на данный момент нет*. «Сейчас временно топлива не хватает, но после завершения модернизации 2 млн тонн будут лишними. И сегодня нужно думать о том, куда их продавать. Если строить дополнительный нефтеперерабатывающий завод, к этим двум добавится еще 3 млн тонн топлива, куда мы эти 5 млн тонн потом денем? Этот вопрос надо просчитать. Пойдут ли они в Китай или к другим соседям. Основная наша цель — поднять экономику, поэтому надо все по уму просчитать. Вопрос не снимается с повестки дня, эту тему мы не закрываем», — сказал он.

Увеличение инвестиционных вливаний уже отражается в динамике производства продукции нефтепереработки. В частности, выпуск моторного топлива (в т. ч. бензина) после сокращения в 2015 году, в 2016 году в январь-сентябре увеличился на 4,4%, а уже в этом году прирост составил 6,1%.

Производство топочного мазута после 4 лет сокращения в этом году увеличилось на 5,5%.

При этом выпуск дизельного топлива, напротив, сократился за год на 3%.

Экстраординарный рост инвестиций в основной капитал НПЗ и производителей кокса идет по всем фронтам: сами предприятия нарастили вливания за последний год на 51,6%, привлечение заемных средств и кредитов банков увеличилось в 3,7 раза, поток иностранных инвестиций усилился на 3,9%.

Примечательно внимание к отрасли сторонних инвесторов, еще 2 года назад основная доля инвестиций в основной капитал являлась самофинансированием (80,8%). В этом же году собственные средства составляют 43% вложенных инвестиций, заемные средства — 31,8%, иностранные инвестиции — 25,2%.

Казахстан. Китай > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > kapital.kz, 8 ноября 2017 > № 2389706


Латвия > Приватизация, инвестиции > telegraf.lv, 8 ноября 2017 > № 2385206

Исход инвесторов из Латвии продолжается

Иностранные инвесторы продолжают начавшееся в прошлом году уменьшение своих вложений в основной капитал латвийских предприятий, свидетельствует исследование, проведенное Lursoft по данным Регистра предприятий.

За десять месяцев этого года баланс прямых иностранных инвестиций в основном капитале упал на 81,15 млн евро до 7,19 млрд евро, что, по существу, означает возвращение в прошлое – в 2013 год.

В расчете прямых накопленных инвестиций в основном капитале учитываются не только входящие инвестиции, но и уходящие, потому что принято, что в случае ликвидации предприятия уменьшается объем иностранного капитала или же доли капитала, принадлежащего иностранцу, перекупают резиденты Латвии, и инвестиции уходят из страны.

2016 год был первым за 25 лет независимой Латвии, когда объем аккумулированных иностранных инвестиций по сравнению с предыдущим годом уменьшился. Это уменьшение, по данным Lursoft, в прошлом году превысило 250 млн евро.

Хотя в первой половине текущего года вложения иностранных инвесторов в основной капитал зарегистрированных в Латвии предприятий выросли на 36 млн евро и казалось, что уход инвесторов в прошлом, в настоящее время уменьшение иностранных инвестиций в Латвии может указывать на ряд факторов – некуда инвестировать, нет возможностей заработать, проблемы с безопасностью, повышение налогов.

Латвия > Приватизация, инвестиции > telegraf.lv, 8 ноября 2017 > № 2385206


Узбекистан. США. Турция. РФ > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > gazeta.uz, 8 ноября 2017 > № 2385046

Иностранные инвестиции в Узбекистан с начала года составили 4,2 млрд долларов. Об этом на круглом столе по совершенствованию инвестиционного климата в стране 8 ноября сообщил председатель Государственного комитета по инвестициям Азим Ахмедхаджаев.

3,7 млрд долларов из общего объема инвестиций пришлось на прямые иностранные инвестиции. В числе инвесторов — компании из США, Турции, Южной Кореи, Германии, России и Японии, отметил он.

При этом в 2011—2016 годах объем иностранных инвестиций в Узбекистан снизился на 40% — с 3,3 млрд до 1,9 млрд долларов.

По словам Азима Ахмедхаджаева, одной из задач комитета является раскрытие полного инвестиционного потенциала страны. Усилия в этом направлении признаны Всемирным банком в новом рейтинге «Ведение бизнеса-2018», в котором Узбекистан вошел в десятку мировых лидеров по улучшению делового климата.

«С 2012 по 2017 годы Узбекистан поднялся на 92 позиции в рейтинге — со 166-го на 74-е место. Наша следующая цель довольно амбициозна — мы хотим войти в топ-20 стран рейтинга к 2025 году», — заявил глава Госкоминвестиций.

Председатель комитета отметил, что на пути к указанной «суперцели» инвестиционная политика Узбекистана будет совершенствоваться с акцентом на развитие приоритетных секторов экономики, улучшение эффективности механизма привлечения иностранных инвестиций, поиск новых путей сотрудничества с инвесторами и развитие новых проектов.

Узбекистан проводит значительный пересмотр законодательной базы для привлечения иностранных инвестиций, подчеркнул Азим Ахмедхаджаев. Разработан проект концепции Инвестиционного кодекса, который недавно опубликован для обсуждения. «Это консолидированный правовой документ, который не имеет каких-либо ссылок на внешние нормативные акты или статьи», — отметил он.

Улучшение доступности корпоративной финансовой информации и доведение финансовой отчетности отечественных компаний до международных стандартов — еще одна задача комитета.

В третьей декаде ноября должно состояться заседание Совета по иностранным инвестициям, где планируется обсудить механизмы частно-государственного партнерства в Узбекистане, а также соответствующий законопроект.

Узбекистан. США. Турция. РФ > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > gazeta.uz, 8 ноября 2017 > № 2385046


Узбекистан. ООН > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > podrobno.uz, 8 ноября 2017 > № 2383925

Приток иностранных инвестиций в экономику Узбекистана в период с 2011 по 2016 годы снизился более чем на 40%, с 3,3 миллиардов долларов до 1,9 миллиардов.

Об этом сообщалось в ходе международного "круглого стола", посвященного вопросам совершенствования инвестиционного климата, прошедшего сегодня в Ташкенте.

Причинами нежелания инвестировать в Узбекистан были несовершенство национального законодательства. В частности, участники называли разброс норм инвестиционного законодательства по отраслям и превалирование подзаконных актов над законами. Это, по мнению экспертов, усложняет правоприменение, снижает эффективность инвестиционного законодательства и, как результат, негативно влияет на развитие экономики и имиджа страны.

Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев поставил задачу разработать и принять новое инвестиционное законодательство, предусматривающее эффективные механизмы административно-правовой и судебной защиты прав и интересов инвесторов, развитие конкуренции на рынке, а также совершенствование правоприменительной практики и кодификации законодательства в этой сфере.

Так, Государственным комитетом по инвестициям при поддержке Сената и Программы Развития ООН была создана межведомственная Рабочая группа. Задачей данной группы является разработать концепцию Инвестиционного кодекса, проект которой сегодня выставлен на общественное обсуждение на Портале нормативно-правовых актов.

Однако с начала года Узбекистану удалось преодолеть эту негативную тенденцию. По словам председателя Государственного комитета по инвестициям Азима Ахмедходжаева, с начала 2017 года республика уже привлекла 4,2 миллиарда долларов, из которых 3 миллиарда — прямые иностранные инвестиции.

Узбекистан. ООН > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > podrobno.uz, 8 ноября 2017 > № 2383925


Украина. Германия > Медицина > interfax.com.ua, 8 ноября 2017 > № 2381319 Владимир Подворный

Директор "Фрезениус Медикал Кер Украина": "Госклиники не заинтересованы в корректном подсчете стоимости гемодиализа"

Эксклюзивное интервью директора "Фрезениус Медикал Кер Украина" Владимира Подворного о влиянии медицинской реформы на инвестиции в среду здравоохранения

- Почему 10 лет назад вы приостановили реализацию проекта по созданию сети центров гемодиализа?

- Наша инвестиционная программа была утверждена в 2008 году и предусматривала строительство 10 центров гемодиализа в разных регионах Украины. Мы смогли открыть всего два центра. Причин приостановки было несколько. Основная – несовершенство законодательства, точнее то, что в соответствии с действующей до сих пор практикой пациент лишен права выбирать место лечения. Куда пойдет лечиться пациент и, соответственно, куда "уйдут" за ним средства на лечение, решает чиновник. Быстро сориентировавшись, распорядитель бюджетных средств прекратил направлять нам пациентов и максимально усложнил оплату предоставленных услуг. В итоге центры заполнены едва на треть, долги за предоставленные услуги колоссальные, и только упорство и требовательность наших пациентов, ощутивших разницу в качестве лечения, позволяют продолжать работу. В настоящее время эта программа приостановлена, но не закрыта. Мы очень надеемся на изменения в законодательном поле, которые позволят нам продолжить работу в этом направлении. Медреформа в ее основных положениях даст зеленый свет для национальных и иностранных инвестиций в сферу здравоохранения.

- Разве государство не должно поддерживать государственные клиники?

- Государство должно поддерживать пациентов, обеспечивая качественное лечение, независимо от формы собственности клиники. Благодаря принятой медреформе, учреждения здравоохранения всех форм собственности будут бороться за высокое качество медицинской услуги, чтобы пациент их выбрал.

Очень важно понимать, что медреформа в основных положениях призвана, в том числе, усилить финансовую дисциплину, заставить лечебные учреждения рационально использовать бюджетные средства.

- Что именно в реформировании системы здравоохранения может дать инвесторам уверенность?

- Когда мы говорим о реформе, мы говорим о трех основополагающих компонентах. Это переход на оплату медицинской услуги вместо финансирования лечебных учреждений, свободный выбор пациентом места, где он будет получать медуслугу, и принцип "деньги идут за пациентом", предполагающий использование бюджетных средств на конкретного пациента. Если этот принцип не будет реализован, то не будет реализована и реформа.

- Ваши центры гемодиализа это, по сути, частные клиники. Частная клиника может гарантировать, что не будет завышать цены?

- Я бы сказал, что гемодиализ – это сфера, которая полностью готова к медреформе. Есть пациенты, есть протоколы, есть утвержденная методика расчета стоимости услуги – методика расчета стоимости лечения пациентов с хронической болезнью почек пятой стадии методом диализа. Эта методика существует с 2011 года, она юстирована и по ней очень легко, прозрачно и понятно можно рассчитать стоимость процедуры в любом учреждении.

- Сколько стоит такая услуга в ваших центрах?

- На сегодняшний день – около 2,1 тыс. грн за процедуру.

- А в госклиниках?

- А государственные и коммунальные клиники не заинтересованы в корректном подсчете. В тех редких случаях, когда расчет произведен, цена больше, ведь себестоимость выше: государственные отделения гемодиализа находятся в составе многопрофильных больниц, и на стоимость процедуры влияют все затраты больницы.

В наших же клиниках стоимость ниже, хотя в нее включены все компоненты, необходимые для проведения диализа в соответствии с требованиями стандартов. Кроме того, очень важно, что мы являемся частью международной сети клиник "Фрезениус", и безусловное соблюдение требований стандарта и протоколов лечения регулярно контролируется, в том числе онлайн, клиническим советом в Германии.

- Как вы оцениваете украинский рынок продукции для гемодиализа и закупки расходников, вокруг которых постоянно существуют скандалы и разбирательства?

- Мы не участвуем в тендерах. Мы выступаем, прежде всего, оператором своих центров гемодиализа, занимаемся сервисным обслуживанием оборудования производства "Фрезениус" вне зависимости от того, кто и когда его поставил. Кроме того, мы занимаемся маркетингом, информационной поддержкой специалистов и врачей, проводим научно-практические конференции по проблеме гемодиализа. Мы не осуществляем поставки и не участвуем в тендерах.

Заместительная почечная терапия развивается стремительно, изменились технологии и сам подход к этому виду лечения. Изменились в лучшую сторону стандарты использования продукции. Например, сегодня на смену технологии гемодиализа приходит гемодиафильтрация онлайн, на треть повышающая выживаемость пациентов.

- Сколько нужно инвестировать государству, чтобы, условно говоря, перейти на более совершенные технологии лечения, например, на метод гемодиафильтрации?

- Мне трудно сказать, ведь с 2008 года государство не покупает оборудование для гемодиализа вообще. Поставщики на безоплатной основе передают его больнице, зарабатывая потом на продаже расходников.

- Какой ежегодный объем рынка диализа в денежном выражении?

- Около $63 млн. Эти цифры ежегодно увеличиваются. К сожалению, нравится нам это или нет, но количество больных с хронической почечной недостаточностью будет постоянно увеличиваться.

- Есть ли украинские производители расходников и оборудования для гемодиализа?

- Нет, в Украине для гемодиализа никто ничего не производит. Это высокая технология на сегодня и достаточно дорогой вид производства. Наверное, такое производство появится в Украине в том случае, если будет сбыт не только на внутреннем рынке.

Для того чтобы производить расходники для гемодиализа, есть другой путь – покупка лицензии на производство по уже готовой технологии, но все зависит от переговоров с производителем.

Всего продукция "Фрезениус" производится на 40 заводах по всему миру.

- На какую сумму примерно вы поставляете оборудование в Украину?

- Мы поставляем около 60 аппаратов и несколько систем очистки в год на сумму около EUR2 млн – это стоимость оборудования, которое поступило в лечебные учреждения Украины. В целом же продукция производства "Фрезениус" – оборудование и расходные материалы для диализа – поставлена на сумму около EUR18 млн за 2016 год.

Объемы продаж растут за счет того, что появляются новые отделения, добавляются пациенты.

Очень важно при формировании государственного и местных бюджетов учитывать тех пациентов, которые еще не находятся на гемодиализе, но нуждаются в нем. Если бы их реальные потребности учитывались в полной мере, в Украине гемодиализ получали бы не 6 тыс. пациентов, а минимум 20-25 тыс. пациентов.

- Но это потребовало бы значительного увеличения финансирования?

- На самом деле, если бы все государственные клиники пересчитали реальную стоимость процедуры по утвержденной методике, по факту смогло бы пролечиться гораздо большее количество пациентов, чем сейчас. Мы видим, что в государственных клиниках деньги часто используются неэффективно, расходы особо не учитываются. Главная проблема в том, что государственные клиники не продают свою услугу, а просто финансируются государством. Мы же продаем услугу, поэтому очень четко отчитываемся за каждую гривну.

Когда государственные киники начнут продавать услугу гемодиализа по заранее определенной цене, все будет иначе.

- Как вы оцениваете ситуацию с доступностью гемодиализа в Украине?

- В Украине пациенты с почечной недостаточностью 5-й стадии в большинстве остаются без помощи. Украина существенно отстает от своих соседей по показателям пациентов, которые находятся на такой терапии из расчета на 1 млн населения. Мы отстаем даже от Беларуси. По оценке директора Института нефрологии Николая Колесника, в Украине гемодиализ получают только 25% нуждающихся пациентов.

Мы с большой надеждой восприняли информацию о разработке пилотного проекта по трансплантации почки, о которой недавно заявил Минздрав. Трансплантология является тем локомотивом, который тянет за собой развитие заместительной почечной терапии, ведь чем лучше диализ, тем успешнее трансплантация.

Несмотря на такую критическую недоступность гемодиализа для украинцев, государственные больницы не хотят направлять к нам пациентов.

- Откуда же у вас сейчас берутся пациенты? Они лечатся за свои деньги?

- Нет, за свои деньги – это очень дорого. Лечение за свои деньги возможно, когда речь идет о каких-то ситуативных моментах, когда человеку нужно получить несколько процедур, например, в поездке. Наши пациенты – это те, кого "диализные комиссии" направили к нам несколько лет назад, когда мы открывали центры в Чернигове и Черкассах. Мы не можем получить оплату медуслуги из госбюджета, если пациент пришел к нам без направления.

Таким образом, у нас практически нет новых пациентов, за исключением переселенцев из Луганской и Донецкой областей, которых мы лечим в нашем центре в Чернигове. Правда, нам никто нам за них не платит, мы лечим их за свои деньги.

- Сколько их?

- Было 13 человек, осталось шесть: кто-то вернулся домой, кто-то переехал в другие места.

- Существуют ли случаи задержек выплат, задолженности со стороны бюджета?

- Да. Например, в Чернигове мы в 2017 году работаем без контракта, и нам до сих пор возвращают деньги за прошлый год. На сегодня нам остается неоплаченным лечение на более чем 50 млн грн только по Черниговскому центру, включая 18 месяцев 2011-2012 гг., не оплаченных вообще никак.

- А если контракта нет, то городские власти могут вообще не заплатить вам?

- Могут, но тогда мы подадим в суд, ведь пациенты направлены к нам в лечебное учреждение учреждениями здравоохранения города.

Наши центры гемодиализа, безусловно, опередили время. Сегодня понятно, что они натолкнулись на серьезное сопротивление: многим трудно согласиться с тем, чтобы допустить частную клинику к бюджетному финансированию. Но я противник того, чтобы говорить, что этот проект у нас не получился. С точки зрения инвесторов, с экономической точки зрения, безусловно, он не успешен, но с точки зрения внедрения в Украине новых технологий лечения, он получился. Например, наш Черкасский центр в 2012-2013 гг. занимал четвертое место среди всех европейских центров "Фрезениус" по качеству предоставляемого гемодиализа. Украина в лице наших центров получила хороший пример модели оказания медуслуг.

Сейчас в наших клиниках лечатся около 170 пациентов. Это не много, учитывая, что по всей Украине лечение гемодиализом получают около 6 тыс. человек, но наши пациенты живут дольше и качество их жизни выше.

- Сколько лет люди могут жить на гемодиализе?

- Это зависит от многих факторов. При благоприятных условиях и четком следовании технологии – десятки лет. Я говорю о наших клиниках.

- А у вас есть страховые пациенты?

- Разве что приезжающие с визитами из-за границы. Наши страховые компании не страхуют такие заболевания и такой вид терапии.

- Когда вы примите решение, будет ли возобновлена ваша программа открытия центров гемодиализа?

- Я думаю, что надо дождаться, и посмотреть, как заработает медреформа.

Украина. Германия > Медицина > interfax.com.ua, 8 ноября 2017 > № 2381319 Владимир Подворный


Казахстан > Нефть, газ, уголь > kursiv.kz, 8 ноября 2017 > № 2380946

Инвестиции в нефтеперерабатывающую отрасль выросли на 63,5%

Инвесторы проявляют повышенный интерес к казахстанской нефтеперерабатывающей отрасли. За январь-сентябрь текущего года общая сумма инвестиций в основной капитал предприятий, производящих кокс и продукты нефтепереработки, составила 259,6 млрд тенге. Это на 100,8 млрд тенге, или на 63,5% больше объемов инвествливаний за аналогичный период прошлого года.

Резкое усиление инвестиционного внимания к отрасли было зафиксировано в прошлом году: за 9 месяцев 2016 года в нефтепереработку было вложено в 3 раза больше средств, чем за аналогичный период 2015 года. Сумма инвестиций выросла с 51,4 млрд тенге до 158,8 млрд тенге.

Нефтеперерабатывающая отрасль в последние 2 месяца была в фокусе пристального общественного внимания. С сентября, как сообщили СМИ*, в нескольких регионах Казахстана наблюдался дефицит бензина, который официальные лица связывали с плановой остановкой нефтеперерабатывающих заводов. Накаленная ситуация на рынке ГСМ привела к освобождению от должности вице-министра энергетики Данияра Берлибаева и объявлению выговора самому главе ведомства Канату Бозумбаеву.

Дефицит топлива поднял старый вопрос о строительстве четвертого НПЗ в республике, в начале октября депутаты фракции "Народные коммунисты" направили соответствующий депутатский запрос* премьер-министру Бахытжану Сагинтаеву. Однако, в конце октября глава правительства на встрече с общественностью Мангистауской области заявил, что необходимости в строительстве четвертого НПЗ в республике на данный момент нет*. "Сейчас временно топлива не хватает, но после завершения модернизации 2 млн тонн будут лишними. И сегодня нужно думать о том, куда их продавать. Если строить дополнительный нефтеперерабатывающий завод, к этим двум добавится еще 3 млн тонн топлива, куда мы эти 5 млн тонн потом денем? Этот вопрос надо просчитать. Пойдут ли они в Китай или к другим соседям. Основная наша цель — поднять экономику, поэтому надо все по уму просчитать. Вопрос не снимается с повестки дня, эту тему мы не закрываем", — сказал он.

Увеличение инвестиционных вливаний уже отражается в динамике производства продукции нефтепереработки. В частности, выпуск моторного топлива (в т.ч.бензина) после сокращения в 2015 году, в 2016 году в январь-сентябре увеличился на 4,4%, а уже в этом году прирост составил 6,1%.

Производство топочного мазута после 4 лет сокращения в этом году увеличилось на 5,5%.

При этом выпуск дизельного топлива, напротив, сократился за год на 3%.

Экстраординарный рост инвестиций в основной капитал НПЗ и производителей кокса идет по всем фронтам: сами предприятия нарастили вливания за последний год на 51,6%, привлечение заемных средств и кредитов банков увеличилось в 3,7 раза, поток иностранных инвестиций усилился на 3,9%.

Примечательно внимание к отрасли сторонних инвесторов, еще 2 года назад основная доля инвестиций в основной капитал являлась самофинансированием (80,8%). В этом же году собственные средства составляют 43% вложенных инвестиций, заемные средства - 31,8%, иностранные инвестиции - 25,2%.

Казахстан > Нефть, газ, уголь > kursiv.kz, 8 ноября 2017 > № 2380946


Казахстан > Металлургия, горнодобыча. Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции > kt.kz, 8 ноября 2017 > № 2380722

Сегодня на пленарном заседании мажилиса парламента депутаты палаты в первом чтении одобрили проект кодекса "О недрах и недропользовании" и сопутствующий законопроект по вопросам недропользования, передает Kazakhstan Today.

Как сообщил, представляя законопроект, министр по инвестициям и развитию Казахстана Женис Касымбек, документ направлен на снятие барьеров в работе недропользователей, совершенствование отраслевой правовой базы, привлечение в отрасль прямых иностранных инвестиций, открытие новых месторождений и создание новых рабочих мест. Кроме того, кодекс обеспечит повышение прозрачности и предсказуемости сферы недропользования, поскольку будет внедрена международная система стандартов отчетности по запасам твердых полезных ископаемых CRIRSCO и запасам углеводородного сырья.

По словам министра, кодексом для всех полезных ископаемых вводится упрощенный метод заключения контрактов.

Для обеспечения существенного притока инвестиций в геологоразведку, в качестве ключевого нововведения проекта кодекса выбрано внедрение упрощенного порядка предоставления права недропользования, основанного на принципе "первой заявки" с ежегодно возрастающей ставкой аренды.

"Предоставление права недропользования будет осуществляться на участках площадью около двух квадратных километров в одном блоке. Максимальное количество блоков для потенциального недропользователя - 200, с особыми требованиями по каждому блоку: выделение отдельных вкладов и предоставления отдельных отчетов по каждому из них. Данные меры позволят достичь масштабной, качественной и детальной геологоразведочной изученности Казахстана", - уточнил министр.

В проекте кодекса также вводится новый вид недропользования - старательская добыча. Это позволит регламентировать добычу драгоценных металлов и камней на россыпных месторождениях.

Для обеспечения преемственности действующих контрактов и обеспечения поэтапного введения отдельных положений Кодекса о недрах предусмотрена отдельная глава, которая устанавливает порядок введения в действие Кодекса и переходные положения, сообщили в пресс-службе МИР РК.

Как сообщалось ранее, 19 сентября правительство РК одобрило основные концептуальные направления разработанного проекта кодекса "О недрах и недропользовании".

Первый вице-министр по инвестициям и развитию РК Алик Айдарбаев доложил, что задача по принятию проекта кодекса "О недрах и недропользовании" в текущем году была поставлена главой государства в Послании народу. Проект кодекса также разрабатывается во исполнение 74-го и 75-го шагов Плана нации, предусматривающих внедрение международной системы стандартов отчетности по запасам полезных ископаемых CRIRSCO и упрощенного метода заключения контрактов для всех полезных ископаемых.

Было отмечено, что в настоящее время большая часть месторождений, разведанных еще во времена СССР, находится в разработке. Темпы добычи в последние годы опережают темпы восполнения минерально-сырьевой базы. При этом в Казахстане наблюдается недостаточный объем инвестиций в геологоразведку, который сдерживает открытие новых месторождений.

В этой связи основными целями проекта кодекса являются обеспечение восполнения минерально-сырьевой базы для устойчивого экономического развития страны, создание новых проектов, появление дополнительных рабочих мест.

Для наиболее благоприятных условий компаниям в проекте кодекса предусмотрены доступность геологической информации, переход на лицензионный режим осуществления операций по недропользованию и принцип первой заявки (получение права недропользования за несколько дней, принцип, обеспечивающий быстрый доступ к недрам), упрощение регулирования с переходом от тотального контроля со стороны государства на экономические механизмы, стимулирующие быструю разведку.

Вместе с тем проект кодекса предусматривает усиление требований по экологической и промышленной безопасности, введение современной практики ликвидации последствий недропользования. Для освоения малых россыпных месторождений драгоценных металлов в проекте Кодекса вводится институт старательства. Все это будет способствовать созданию новых рабочих мест, продукции, увеличению налоговых поступлений, развитию отдельных регионов.

Также в проекте кодекса сохраняются требования по местному содержанию, которые приведены в соответствие с условиями вступления РК в ВТО.

В целом кодекс "О недрах и недропользовании" должен стать прорывным законодательным актом, направленным на внедрение принципов и подходов, принятых в международной практике, обеспечение прозрачных и понятных методов государственного регулирования, переориентацию государственного аппарата на поддержку инвестиций.

Реализация новых подходов будет способствовать притоку новых инвесторов в сферу недропользования, что в последующем будет способствовать созданию дополнительных рабочих мест, развитию отдельных регионов, укреплению экономической стабильности и поднятию конкурентоспособности страны.

Казахстан > Металлургия, горнодобыча. Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции > kt.kz, 8 ноября 2017 > № 2380722


Казахстан > Металлургия, горнодобыча. Нефть, газ, уголь > dknews.kz, 8 ноября 2017 > № 2379614

На пленарном заседании Мажилиса Парламента РК депутаты одобрили в первом чтении проект нового Кодекса «О недрах и недропользовании» и пакет поправок к нему, направленных на снятие барьеров в работе недропользователей, передает корреспондент Zakon.kz.

«В Кодексе предусмотрено повышение прозрачности, предсказуемости сферы недропользования через внедрение международной системы стандартов отчетности по запасам твердых полезных ископаемых и запасам углеводородного сырья. Для всех полезных ископаемых введен упрощенный метод заключения контрактов, используя лучшую мировую практику», - сказал министр по инвестициям и развитию РК Женис Касымбек.

По его словам, документ направлен на снятие барьеров в работе недропользователей, а также на совершенствование отраслевой правовой базы, улучшение инвестиционного климата и привлечение в отрасль прямых иностранных инвестиций.

«Прозрачность и простота процедур предоставления права недропользования является эталоном инвестиционной привлекательности в мировом горнорудном секторе. Внедрение лучших подходов должно стать толчком прорыва Казахстана на мировой рынок геологоразведки, привлечению современных технологий разведки и добычи, созданию новых рабочих мест именно в отдаленных регионах. Следует отметить, что австралийский опыт получил распространение по всему миру, особенно в Канаде, Перу, Чили. Все эти страны обладают самым высоким рейтингом привлекательности инвестиций в недропользование», - подчеркнул глава ведомства.

В то же время он уточнил, что в ходе работы над Кодексом была взята за пример австралийская модель закона о недропользовании.

«Это решение было принято после 1,5-годового исследования и рекомендаций Всемирного банка. Австралийский опыт считается лучшим в мире. По выводам отчета наших консультантов Маккензи в случае запуска массовой геологоразведки в Казахстане прогнозируется открытие не менее 15 месторождений мирового уровня, а также открытие новых горнорудных провинций», - сообщил Ж. Касымбек.

В связи с этим, по его данным, с целью обеспечения существенного притока инвесторов в геологоразведку в качестве ключевого нововведения проекта Кодекса было выбрано введение упрощенного порядка предоставления права недропользования, основанного на принципе первой заявки «Первый пришел - первый получил».

«Если коротко, то его суть заключается в предоставлении права недропользования на участках площадью около двух квадратных километров в одном блоке. Можно взять сразу максимум 200 блоков, но придется вкладывать в каждый и отчитываться по каждому из них отдельно. Все это стимулирует комплексное изучение всей контарктной территории. Например, мы сейчас имеем контрактные территории в тысячи квадратных километров, на которых фактически работы ведутся только на 10 квадратных метрах, то есть, фактически, эти контракты не используют в полной мере», - добавил министр.

Но самое главное, как он указал, будет обеспечена масштабная, качественная, детальная геологоразведочная изученность Казахстана.

«Так, к примеру, сегодня Казахстан на разведку из расчета на 1 квадратный километр тратит примерно 7 долларов, в Австралии 167 долларов тратится на то же самое, в США - 87, в Канаде 203 (…). Отдельно проектом Кодекса предусматривается обеспечение доступности геологической информации. Открытой становится информация о недропользователях в условиях недропользования и конечных бенефициарах. Также предусматривается предоставление гарантий стабильности условий недропользования. Приоритетное право государства сохраняется только в отношении стратегических участков по углеводородам и урану. Для твердых полезных ископаемых в то же время сохраняется режим блокировки сделок для обеспечения национальной безопасности», - сказал глава ведомства.

В то же время предусмотрено усиление механизма ликвидации последствий недропользования путем введения финансовых инструментов: обеспечение банковской гарантии, страхование, залог.

«В целях регламентирования добычи драгоценных металлов и камней на рассыпных месторождениях в рамках проекта Кодекса вводится новый вид недропользования - это старательская добыча. Это делается в первую очередь для того, чтобы максимально легализовать этот вид бизнеса», - заключил Ж. Касымбек.

Также на заседании депутаты одобрили в первом чтении пакет сопутствующих поправок «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам недропользования». Этот законопроект разработан с целью приведения в соответствие действующего законодательства с нормами проекта Кодекса «О недрах и недропользовании». Документом предусматривается внесение изменений и дополнений в 16 законодательных актов, в том числе в шесть кодексов и десять законов РК.

Ксения Давыдова, Астана

Казахстан > Металлургия, горнодобыча. Нефть, газ, уголь > dknews.kz, 8 ноября 2017 > № 2379614


Китай. ДФО > Рыба > fish.gov.ru, 7 ноября 2017 > № 2438123

China Fisheries and Seafood Expo: российскую марикультуру нужно позиционировать как премиум продукцию.

Представители китайских торговых компаний отметили высокое качество российской марикультуры, под которую нужно формировать новый сегмент на рынке.

Возможности для иностранных инвестиций в марикультуру на Дальнем Востоке России, а также инструменты продвижения российской продукции на китайском рынке обсудили на круглом столе. Мероприятие состоялось в рамках деловой программы работы национального отраслевого стенда на международной выставке China Fisheries and Seafood Expo 2 ноября 2017 года.

IMG 5718В работе круглого стола принял участие заместитель руководителя Росрыболовства Петр Савчук, директор инвестиционного департамента Агентства Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта Андрей Майоров, представители российского и китайского бизнеса, в том числе компаний «Малтат», «Гиперион», «Русская марикультура», «Сигма Марин технолоджи», Shandong Ocean International Co., Ltd, холдинга Лухайфэн групп и Биобанка (Dalian Wen Lian Agriculture).

Открывая встречу Петр Савчук отметил, что Россия находится на стартовом этапе по развитию аквакультуре – по итогам 2016 года объем выращивания вместе с рыбопосадочным материалом составил всего 200 тыс. тонн. «При этом стратегией развития рыбопромышленного комплекса России планируется увеличить показатель в три раза и выйти на уровень 650 тыс. тонн в год», – сказал заместитель руководителя Росрыболовства.

В России богатые запасы дикой рыбы, но мировые тенденции сокращения добычи в естественной среде и рост потребления диктуют необходимость развивать рыбоводство. В последние годы удалось значительно продвинуться вперед в создании условий для выращивания рыбы и морепродуктов. На Дальнем Востоке площади акваторий под аквакультуру выросли в три раза – с 20 тыс. га до 60 тыс. га. По словам Петра Савчука, в развитие аквакультуры на территории Российской Федерации планируется привлечь до 120 млрд рублей инвестиций. Вместе с тем, очень важно не допустить ошибок стран, которые в погоне за быстрыми результатами, столкнулись с ветеринарными проблемами, приведшими к массовой гибели рыбы и значительным финансовым потерям.

«Мы должны избежать тех процессов, которые случились в Японии, когда после неудачного заселения морского ежа водные экосистемы восстанавливались 10-15 лет. У нас также были подобные ошибки в Мурманской области – переполнение садков с семгой привело к очень серьезным последствиям. Но при грамотном подходе можно получить хороший результат. К примеру, Норвегия ставит цель увеличить производство с 1,2 млн тонн до 5 млн тонн и побить нефтегазовую отрасль с точки зрения выручки. И это вполне реально. У нашей страны также есть широкие перспективы», – сказал Петр Савчук.

IMG 5717Андрей Майоров обозначил круг инвестиционных возможностей и льгот для инвесторов, которые захотят заняться марикультурой на Дальнем Востоке, отметив, что у российских фермеров пока скоромные показатели при большом потенциале. В Дальневосточном бассейне производится около 6 тыс. тонн товарной продукции, и только незначительная часть компаний выполняет требования по объему минимального изъятия (вылова), который закреплен в договорах пользования рыбоводным участком. «Китайские и корейские коллеги в аналогичных условиях показывают результаты, в 3-4 раза превосходящие наши», – констатировал он.

В свою защиту российские аквафермеры отметили, что объемы производства напрямую связаны с возможностями переработки и сбыта продукции. «У нас к изъятию готово 15 тонн трепанга, на следующий год – еще 25 тонн гребешка. Но куда его сдавать, пока вопрос. К примеру, всего в этом году удалось продать 100 кг трепанга всем производителям вместе взятым. На выставке у нас проходят очень оживленные переговоры – за два дня более 20 встреч: пробуют, отмечают высокое качество, но торговцев не устраивает высокая цена, а потенциальные партнеры-инвесторы сразу интересуются возможностями по переработке», – рассказал генеральный директор ООО «Русская марикультура» Владимир Стоянов.

Среди проблем, сдерживающих развитие, предприниматель также обозначил недобросовестную конкуренцию со стороны поставщиков нелегальной продукции: естественно, она значительно дешевле. Петр Савчук напомнил о внедрении электронной ветеринарной сертификации, которая станет действенным инструментом в борьбе с браконьерством и контрафактом.

Руководитель отдела продаж и переработки водных биоресурсов Shandong Ocean International Co., Ltd Чжо Линьлинь подтвердила растущий интерес к российской марикультуре, отметив что потребители при выборе все чаще обращают внимание на качество. И хотя у российской рыбы и морепродуктов, диких и выращенных, уже есть имидж экологически чистого и полезного товара, все же в позиционирование и продвижение надо вкладывать больше усилий, создать отдельный сегмент.

В Китае этому направлению большое внимание уделяют ведущие страны-экспортеры рыбной продукции. Поддержка экспорта в одних случаях осуществляется при непосредственном участии государства – например, экспорт Норвегии в КНР сопровождается представительством Норвежского комитета по рыбе. В других станах продвижением занимаются отраслевые объединения регионального и национального уровня. Уникальным примером государственно-частного партнерства администрации штата и рыбопромышленников является Аляскинский институт маркетинга морепродуктов (Alaska Seafood Marketing Institute). Главная задача китайского представительства американского института – это повышение экономической ценности аляскинских морепродуктов в КНР, увеличение доли рынка и популяризация американских морепродуктов среди китайских потребителей.

При этом преимущества марикультуры Дальнего Востока России очевидны и известны. Морская среда – экологически чистая, при ее грамотном использовании можно получить качественный продукт. «На данном этапе встает вопрос маркетинга: нужно по-особому таргетировать российский продукт, продвигать его пищевую ценность, что позволит продавать дороже», – согласился с китайскими коллегами Андрей Майоров.

Например, российский трепанг, вкус которого не сравнимо лучше китайского, нужно позиционировать как продукт категории премиум. «Трепанг вообще можно сделать гастрономической изюминкой Приморья. Нам даже не придется продавать его в Китай, за ним будут приезжать во Владивосток», – предложил Петр Савчук.

Возвращаясь к теме инвестиций в производство марикультуры на Дальнем Востоке, заместитель руководитель Росрыболовства подчеркнул, что сейчас уникальное время для того, чтобы сделать значительный шаг вперед, как в увеличении объемов выращивания, так и в продвижении, – рынок еще формируется. «Нужно использовать возможности, которые дают территории опережающего развития, режим свободного порта и другие преференции в ДФО. Дальше будет сложнее войти в этот бизнес: обострится конкуренция, в том числе между традиционным промыслом и выращиванием, когда начнут сравнивать эффективность вылова/изъятия в тоннах на гектар», – предупредил Петр Савчук.

Китай. ДФО > Рыба > fish.gov.ru, 7 ноября 2017 > № 2438123


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 ноября 2017 > № 2384425

Мост из Европы в Азию: Казахстан — новая дипломатическая сила?

Ведран Обучина (Vedran Obućina), Advance, Хорватия

По мере того как развивается китайский проект «Один пояс, один путь», новые государства приобретают все большее мировое значение. Взоры многих сейчас устремлены на Казахстан, который переживает модернизацию и благодаря своим экономическим и дипломатическим успехам превращается в регионального игрока. Сегодня Казахстан также находится на перекрестке политических и деловых интересов России, Китая, Ирана и Соединенных Штатов Америки. Страна под руководством Нурсултана Назарбаева играет важную роль в ООН, организации Исламского сотрудничества и Организации экономического сотрудничества и развития(ОЭСР).

Государство, которое расположено на огромных территориях между Россией и Китаем, занимает в связи с этим ключевую геостратегическую позицию. Его экономическое положение все улучшается, поскольку иностранные инвестиции и структурные реформы меняют страну, и Астана больше не зависит от чужой помощи. Несмотря на то, что Казахстан располагает большими минеральными и энергетическими богатствами, в его программе развития до 2025 года основная ставка делается на развитие человеческого капитала. Казахстан стремится развивать образование, диверсифицировать экономику, строить современную инфраструктуру, ориентированную на бизнес, расширять пропускную способность автомобильных дорог и транспортных коридоров, а также развивать евразийский финансовый центр в Астане.

Однако Казахстан сталкивается и с некоторыми трудностями. Суды низшей инстанции нередко не понимают или неправильно толкуют законы. Иностранные неправительственные организации и международные организации напоминают о необходимости установления в стране верховенства закона. Казахстан находится в нижней части Индекса восприятия коррупции, составляемого Transparency International, и занимает 131 место из 176. Поэтому Астане придется предпринимать жесточайшие меры для борьбы с коррупцией, тем самым увеличивая свои шансы на получение иностранных инвестиций. Руководство Казахстана понимает эти вызовы. В 2015 году президент Назарбаев предпринял сотни конкретных шагов для реализации пяти институциональных реформ, касающихся верховенства права, контроля над коррупцией, улучшения качества государственных услуг, обеспечения экономического роста и укрепления национального единства. Этот план заключается в реструктурировании государственных компаний, переходе к несырьевой экономике, привлечении иностранных инвестиций и создании транспортной инфраструктуры, которой завидовал бы весь мир. В этом Казахстану помогает Организация экономического сотрудничества и развития, заседание которой впервые прошло в Астане с 23 по 25 октября и продвинуло вперед процесс реструктуризации благодаря партнерской программе.

Назарбаев объявил о третьей модернизации Казахстана в феврале и апреле этого года. Предполагается, что казахский язык будет переведен с кириллицы на латиницу (к 2025 году процесс должен быть полностью завершен). Это задумано как шаг к облегчению глобальной интеграции. С помощью сотен конкретных шагов руководство страны хочет снизить коррупцию в стране. Также, согласно плану, Астана превратится в главный финансовый центр Союза Независимых Государств и Нового шелкового пути. Астана станет особой зоной с отдельной судебной системой, базирующейся на английском обычном праве. Эта зона будет предназначена для предоставления услуг рынкам капитала и исламским финансистам и должна стать одним из 20 лидирующих финансовых центров мира. Примером для Астаны служит Международный финансовый центр Дубая (DIFC) и его международная деятельность, основанная на высоких этических и правовых стандартах.

Конечно, вопрос нефтедобычи власти страны не отодвигают на второй план. Помимо расширения добычи на месторождении Тенгиз, Казахстан снова начал добычу на месторождении Кашаган. Сейчас Казахстан требует пересмотра национальных квот в рамках картеля ОПЕК, а также за его пределами. Внутренний договор ОПЕК действует до декабря 2017 года, а после этого срока в договоренности могут быть внесены изменения, в особенности из-за саудовской программы Vision 2030, представленной наследным принцем Мухаммадом бин Салманом. Астана рассчитывает на рост цен до 70 — 80 долларов за баррель, и Казахстану это многое дало бы. Его энергетический сектор процветает. За 25-летний срок казахстанской независимости Европейский банк реконструкции и развития выделил этому государству 200 миллионов евро на проекты в области солнечной и ветряной энергетики. Компания Vitol, крупнейший мировой независимый продавец энергоносителей, увеличила сумму сделки по авансированию поставок нефти до 5 миллиардов долларов. Вместе с тем Назабраев требует скорейшего и масштабного перехода к цифровой экономике СНГ.

В этой экономической картине ясно просматривается и четкая дипломатическая составляющая. В начале июня этого года в Казахстане побывали российский президент Владимир Путин и его китайский коллега Си Цзиньпин, а также индийский премьер Нарендра Моди вместе с десятками других мировых лидеров. Все они собрались на саммите Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). В это же время в Астане открылась международная выставка ЭКСПО-2017, в которой участвовало более сотни стран и миллиона посетителей. Продолжительные мирные переговоры тоже делают Казахстан новым центром мировой геополитики. Вскоре Казахстан заступит на пост председателя Совета безопасности ООН, и сейчас дружбы Назарбаева ищут лидеры многих стран, в том числе Соединенных Штатов. Американцы особенно заинтересованы в выстраивании хороших деловых и политических отношений с Астаной. Три сотни совместных казахстанско-американских предприятий и сотня американских фирм, работающих на рынке Казахстана, подтверждают стремление к развитию конкретных политических взаимоотношений.

Казахстанское руководство пользуется своим географическим положением как определяющим принципом внешней политики и политическим символом независимого Казахстана. Назарбаев не раз открыто заявлял, что его страна является евразийской, находится между Востоком и Западом, и это делает из нее мост между Европой и Азией. Подобная идея лежит в основе мультилатеральной дипломатии Астаны, которая призвана поддерживать добрососедские и доверительные отношения Казахстана с соседями на всем евразийском пространстве. В то же время Назарбаев хочет защитить казахстанский суверенитет от традиционной российской гегемонии, поэтому диверсифицирует политические и экономические связи, ориентируясь на разные крупные центры власти: Китай, Соединенные Штаты и Европейский Союз.

Новую дипломатическую силу из Казахстана делает не одно только его географическое положение, но и богатые природные ресурсы, этнический состав населения и форма правления. Поскольку у Казахстана нет прямого выхода в открытое море и ощутима нехватка коммуникационного ресурса, Назарбаев с самого начала вынужден развивать сотрудничество с Россией и Китаем, которые открывают Казахстану выход в мир. В экономике, где 70% экспорта приходится на нефть, обеспечивающую 40% бюджетных поступлений, диверсификация просто необходима. Когда в декабре 1991 года Назарбаев пришел к власти, его советская политическая элита была незаконна с национальной точки зрения. Он оставался сторонником реформированного Советского Союза даже после провала путча против Горбачева летом 1991 года, потому что понимал: в его новом большом государстве проживает много граждан неказахского происхождения. Большое русское меньшинство живет на севере страны, и вот уже много лет из-за этого сохраняется угроза русского ирредентизма. Кроме того, остаются нерешенными некоторые территориальные споры на границе с Китаем протяженностью 1533 километра.

Свою роль играет авторитарная природа Назарбаева, которая всегда оказывала влияние на внешнюю политику страны. Большая часть международных организаций утверждает, что Казахстан не свободная страна, что она переживает трансформацию и гиперцентрализована, что в ее основе — тесные отношения президента, ее создателя, с ближайшими соратниками, тогда как остальные институты подверглись маргинализации. Также сам президентский круг — пример системы в духе неопатримониализма, в которой, правда, еще не до конца воцарилась семейственность, поскольку роль там все же играют рациональные экономические и административные интересы. Поэтому и выборы в Казахстане в целом не так важны, хотя являются свободными (по крайней мере в законодательные органы). Некоторые обозреватели считают, что элита пользуется внешней политикой для легитимации собственной власти, поскольку внутренняя политика не сумела покорить сердца и разум граждан. Вместо этого Казахстан формирует имидж государственной элиты, которая несет международную ответственность и пользуется поддержкой у себя дома. Внешняя политика намного более заметна, в целом менее затратна, чем внутренние программы, и имеет больший символический вес. Вместе с тем формируется казахстанская степная идентичность: казахи — мирный, открытый и либеральный в экономическом плане народ, который располагает региональными и мультилатеральными институтами.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 ноября 2017 > № 2384425


Узбекистан. Казахстан. Таджикистан > Авиапром, автопром. Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика > podrobno.uz, 7 ноября 2017 > № 2383938

Совместное предприятие JV MAN Auto Uzbekistan наладит производство автобусов серии Coach bus, которые можно использовать как для городского транспорта, так и для обслуживания туристов. Об этом сообщил представитель MAN по Центральной Азии Ян Кулмаер в интервью ИА «Жахон».

«Туристическая версия автобуса предлагает максимум удобств, высокую безопасность и образцовую экологичность. Уверен, что благодаря созданным в вашей стране благоприятным условиям для ведения бизнеса в национальную экономику будут активно привлекаться иностранные инвестиции» - отметил Кулмаер.

В настоящее время в Самарканде налажен выпуск городских автобусов серии MAN A22 CNG, где более 30% производства локализовано.

В дальнейшем планируется экспортировать производимую на совместном предприятии JV MAN Auto Uzbekistan продукцию в страны Центральной Азии, в частности на рынки Казахстана, Таджикистана и Туркменистана. «Мы видим узбекский филиал в качестве главного экспортного хаба в регионе» - подчеркнул Ян Кулмаер.

Кроме того, немецкая Gemilang International Limited планирует наладить производство комплектующих совместно с MAN Auto Uzbekistan.

Менеджер Gemilang International Ltd. Жозеф Ли сообщил о подготовке проекта с JV MAN Auto Uzbekistan по локализации производства ряда комплектующих для автобусов городского типа.

Он выразил удовлетворение проведенной встречей и итогами переговоров с узбекской делегацией на выставке Busworld Europe Kortrijk 2017.

Делегация Узбекистана во главе с заместителем генерального директора по производству СП ООО JV MAN Auto Uzbekistan О.Нарзуллаевым приняла участие в Busworld Europe Kortrijk 2017.

Выставка демонстрирует лучшие образцы автобусов со всего мира, а также комплектующие и запасные части для пассажирского транспорта. Busworld Europe Kortrijk 2017 представила автомобильную механику, тюнинг и ремонтные мастерские, а также энергоэффективные модели автобусов.

Узбекистан. Казахстан. Таджикистан > Авиапром, автопром. Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика > podrobno.uz, 7 ноября 2017 > № 2383938


Казахстан. Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > camonitor.com, 7 ноября 2017 > № 2380729

Ударят ли санкции США по экспорту нефти из Казахстана

Подписание президентом Соединенных Штатов Америки Д. Трампом закона «О противодействии противникам Америки посредством санкций» взбудоражил энергетическое сообщество. Несмотря на прошедшее время, пока нет полной ясности относительно механизмов применения новых санкционных мер. Теоретически под санкции подпадает Каспийский трубопроводный консорциум, однако 92% прокачки по нему – это нефть, добытая в Казахстане. Однако бизнес-интересы американских корпораций едва ли позволят правительству США нанести удар по консорциуму.

Помимо государственных нефтегазовых компаний, уже являющихся традиционной целью американских санкций, под действие новых ограничений могут попасть и независимые акторы, в деятельности которых государство принимает минимальное или вовсе нулевое участие.

Таким образом, помимо не скрываемых мишеней – «Северного потока-2», «Турецкого потока» или Балтийского СПГ – санкции также угрожают Каспийскому трубопроводному консорциуму, даже вопреки желанию американских нефтегазовых мейджоров.

Подавляющее большинство нефтетранспортировки в России (85% добываемой на территории страны нефти) проходит через систему магистральных трубопроводов «Транснефти». Эксплуатируя порядка 69 тысяч км нефтепроводов, «Транснефть» имеет самую разветвленную сеть транспортировки в мире и вряд ли в ближайшем будущем кто-либо сместит естественного монополиста с пьедестала.

Каспийский трубопроводный консорциум

При этом в нефтегазовом секторе имеются варианты экспорта и поставок нефти, не подразумевающие участие «Транснефти» – через порты Сахалина ежегодно экспортируются порядка 18-19 млн тонн нефти, через терминалы Варандей и Умба в Баренцевом и Белом морях, соответственно, также отправляются по 9-10 млн тонн в год.

Однако есть лишь один серьезный трубопроводный проект, играющий важную роль в соединении месторождений с экспортной инфраструктурой – это Каспийский трубопроводный консорциум (КТК).

Идея создания каспийского нефтепровода восходит к началу 1990-х гг., когда на фоне прилива иностранных инвестиций в разработку месторождений Казахстана, в первую очередь месторождения Тенгиз, впервые остро встал вопрос об их соединении с портами российского Причерноморья.

Каспийский трубопроводный консорциум связывает месторождения Западного Казахстана (отправная точка нефтепровода – Тенгиз, однако нефть транспортируется и с других месторождений) с причерноморским побережьем, откуда с Морского терминала Южная Озереевка нефть экспортируется за рубеж.

Перейдя через несколько волн преобразований структуры владения, КТК был запущен в эксплуатацию в 2003 г. и с тех пор наращивает объемы транспортировки. В течение длительного времени КТК вел ожесточенную конкуренцию за право транспортировки казахстанских объемов с нефтепроводом Баку-Тбилиси-Джейхан, выходящим к Восточному Средиземноморью. С 2014 г. КТК преодолел рубеж объемов прокачки в 40 млн тонн в год и вышел вперед.

В 2017 г. завершается существенное расширение пропускных мощностей КТК. Пропускная способность будет доведена с 52 млн до 67 млн тонн нефти в год. Будет также утроено количество нефтеперекачивающих станций (до 15) и удвоен резервуарный парк Морского терминала (до 1 млрд м3).

Каспийский трубопроводный консорциум также примечателен тем, что он является единственным нефтяным трубопроводом в России, гарантирующим посредством банка качества надлежащие характеристики транспортируемого ресурса. На данный момент нефть сорта КТК (CPC) обладает плотностью в градусах API 46,5° и уровнем серы на уровне 0,5%. Однако после повторного ввода казахстанского месторождения Кашаган осенью 2016 г. следует ожидать, что по мере того как кашаганская нефть станет одним из основных сортов нефти, транспортируемых по КТК, качество, ныне предоставляемое покупателям в рамках сорта КТК, может ухудшиться.

Чаша санкций минует Казахстан

Казалось бы, как могут санкции сказаться на проекте, 92% прокачки которого приходится на казахстанскую нефть (41 млн тонн из общего объема в 44,3 млн тонн), а остальные 8% покрываются не принадлежащим государству «ЛУКОЙЛу»?

Проблема в том, что основной акционер КТК – российское государство, обладающее 31% акций. Российское государство владеет этими акциями косвенно. Доверительным управляющим федеральной долей в 24% является «Транснефть», остальные 7% принадлежат самой компании КТК. Меньшими долями владеют «КазМунайГаз» (19%), Chevron (15%), «ЛУКОЙЛ» (12,5%), ExxonMobil (7,5%), Rosneft-Shell Ventures (7,5%).

Хотя у американских властей есть все основания применить санкции в отношении КТК, на деле они это вряд ли сделают ввиду двух причин – слишком серьезный сопутствующий риск и заинтересованность американских нефтегазовых компаний в Казахстане.

Глава КТК Н. Горбань заявил, что компания не ожидает попадания под действие санкций, тем не менее, тщательно следит за развитием ситуации.

Санкций в отношении КТК не следует ожидать, так как основной урон, таким образом, будет нанесен Казахстану, а не России.

Лишив Казахстан основного экспортного маршрута (стабильно около 60% всего экспорта нефти), США рискуют вызвать гнев Астаны, которая может в мгновенье ока национализировать все американские активы. В будущем важность КТК для Астаны сохранится – доля российской нефти не может в ближайшем будущем превзойти казахстанскую, этому препятствуют и ограничения логистического характера. Связь КТК с месторождениями российского шельфа Каспийского моря обеспечивает нефтепровод мощностью до 11 млн тонн в год, поэтому при текущих условиях доля российской нефти в КТК вряд ли превысит 16-17%.

Вторая основная причина, из-за которой не следует ожидать санкций, заключается в огромном объеме инвестиций, который американские компании вложили в казахстанские активы.

Американскому Chevron крайне невыгодны любые изменения в status quo – компания совсем недавно взялась за проект по расширению производственных мощностей месторождения Тенгиз, стоимость которого оценивается в $36,8 млрд. Помимо того, что это один из самых масштабных проектов расширения в мире, в технологическом плане он находится в сильной зависимости от американских технологий.

Следует отметить, что право транспортировки через трубопроводную систему КТК имеют только акционеры консорциума – любые изменения в долевой структуре КТК привели бы к тому, что Chevron было бы некому поставлять добытую нефть.

Таким образом, не на все проекты, которые по своей сути подпадают под новый раунд американских санкций, будут наложены санкции.

Виктор Катона

Источник – Евразия.Эксперт

Казахстан. Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > camonitor.com, 7 ноября 2017 > № 2380729


Китай > Госбюджет, налоги, цены > russian.china.org.cn, 7 ноября 2017 > № 2380254

По итогам января-сентября 2017 года платежный баланс Китая остается сильным с учетом "двойного положительного сальдо" -- по текущим и недепозитным финансовым счетам. Согласно последним данным Государственного управления валютного контроля, профицит в размере 106,3 млрд долл США /1,2 проц. к ВВП/ отмечен по текущим счетам, активное сальдо недепозитных счетов составило 60,8 млрд ам. долл.

При этом, согласно данным ведомства, по торговле товарами профицит составил 335,4 млрд долл, экспорт и импорт товаров продемонстрировали рост на 10 и 17 проц. соответственно, свидетельствуя о продолжающемся улучшении ситуации с внешним спросом.

В случае с недепозитными финансовыми счетами сложилась ситуация, противоположная той, которая была в январе-сентябре 2016 года, когда был зафиксирован дефицит в размере 389,1 млрд долл США. При этом отмечался чистый приток прямых инвестиций в размере 21,3 млрд долл /в январе-сентябре 2016 г. чистый отток составил 79,8 млрд долл/. Говоря более конкретно, то чистый отток прямых инвестиций за границу составил 64,8 млрд долл, тогда как чистый приток прямых иностранных инвестиций в Китай достиг 86,1 млрд.

Кроме того, за три квартала резервные активы Китая возросли на 58,9 млрд долл /без учета влияния валютных курсов, цен и других факторов неторгового характера/, тогда как год назад они показали сокращение на 294,1 млрд долл. В том числе, валютные резервы страны увеличились на 59,8 млрд долл, а резервная позиция в МВФ сократилась на 900 млн долл.

Итоги первых трех кварталов, как заявили в Государственном управлении валютного контроля, позволяют говорить о стабильности состояния платежного баланса Китая в целом, изменении в благоприятную сторону ситуации с трансграничным движением капитала и укреплении основы для дальнейшего сохранения равновесия платежного баланса.

Китай > Госбюджет, налоги, цены > russian.china.org.cn, 7 ноября 2017 > № 2380254


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > kapital.kz, 6 ноября 2017 > № 2389717

Экспорт товаров из Казахстана увеличился на 31,1%

По прямым иностранным инвестициям чистый приток капитала в страну составил 3,3 млрд долларов

Экспорт товаров из Казахстана за 9 месяцев 2017 года составил 35,1 млрд долларов. По сравнению с январем-сентябрем 2016 года экспорт товаров увеличился на 31,1%, или на 8,3 млрд долларов. Об этом сообщает центр деловой информации Kapital.kz со ссылкой на Нацбанк.

«При этом стоимость экспорта нефти и газового конденсата выросла на 36,6%, экспорт черных и цветных металлов увеличился на 59,1% и 20,9% соответственно. За 9 месяцев 2017 года импорт товаров составил 23,1 млрд долларов, увеличившись по сравнению с январем-сентябрем 2016 года на 15,6%. Прирост импорта произошел по всем группам основной товарной номенклатуры. Наибольшее увеличение произошло по ввозу потребительских непродовольственных товаров и товаров промежуточного промышленного потребления. В результате положительное сальдо торгового баланса выросло на 77% и составило 12 млрд долларов», — говорится в сообщении Нацбанка.

Отмечается, что за 9 месяцев 2017 года дефицит текущего счета, по предварительной оценке, снизился на 16,4% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и составил 5 млрд долларов.

«Отрицательное сальдо баланса инвестиционных доходов за 9 месяцев 2017 года составило 12,3 млрд долларов вследствие роста выплат доходов иностранным прямым инвесторам в 1,5 раза. Более половины этих доходов было обратно инвестировано иностранными прямыми инвесторами в дочерние предприятия в Казахстане», — отмечает финрегулятор.

Чистый приток капитала по финансовому счету (за исключением операций с резервными активами Национального банка), по предварительным данным, составил 6,6 млрд долларов.

«По прямым иностранным инвестициям (ИПИ) чистый приток капитала составил 3,3 млрд долларов. Значительные платежи по погашению межфирменной задолженности перед аффилированными лицами, произведенные казахстанскими предприятиями в III квартале текущего года, способствовали сокращению чистого притока ИПИ. По портфельным инвестициям чистый приток капитала составил 8,4 млрд долларов за счет снижения активов резидентов, размещенных в иностранные ценные бумаги, а также выпуска небанковским сектором еврооблигаций на международных рынках капитала», — говорится в сообщении Нацбанка.

Финрегулятор подчеркивает, что отток финансовых ресурсов из страны по другим инвестициям связан преимущественно с ростом краткосрочных активов резидентов на зарубежных счетах. «Резервные активы (без учета активов Национального фонда РК) по состоянию на 1 октября 2017 года оценивались в 32,2 млрд долларов (29,5 млрд долларов на начало года), что обеспечивает финансирование 9,1 месяца казахстанского импорта товаров и услуг», — уточняется в сообщении Нацбанка.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > kapital.kz, 6 ноября 2017 > № 2389717


Вьетнам > Внешэкономсвязи, политика > vietnam.vnanet.vn, 6 ноября 2017 > № 2384588

Сегодня в морском городе в центральной части страны Дананге в качестве принимающей экономики Года АТЭС 2017 во Вьетнаме официально стартует Неделю лидеров АТЭС 2017, проходящую с 6 по 11 ноября. Это важнейшее событие Года АТЭС Вьетнам 2017 под названием «Создание новой движущей силы, объединение в стремлении к общему будущему».

Созданный в ноябре 1989 года с 12 экономиками-участницами, АТЭС является открытым экономическим форумом с целью продвижения экономических мер, содействия торговле и инвестициям между экономиками-участницами на добровольной и открытой основе для всех стран, территорий и других регионов. После четырёхразового расширения состава своих членов в 1991, 1993, 1994 и 1998 годах в настоящее время АТЭС состоит из 21 экономики-участницы, занимающих 39% мировой численности населения, 57% ВВП и 49% всемирной торговли. В течение 28 лет своего существования Форум уже стал ведущим механизмом экономического сотрудничества в регионе.

Несмотря на сложные перемены в мире и регионе, а также множество препятствий для глобализации и экономической интеграции, АТЭС в основном остаётся самым динамично развивающимся регионом, одним из крупнейших рынков по масштабу и потенциалу экономического роста, с растущими средними слоями. Вот почему тема «Создание новой движущей силы, объединение в стремлении к общему будущему», предложенная Вьетнамом для АТЭС 2017, получает высокую оценку от друзей, партнеров и имеет ключевое значение, что позволяет участникам Форума определить конкретные ориентиры в сотруничестве, способствуя продвижению либерализации торговли и инвестиций, укреплению региональных экономических связей и созданию новой движущей силы для экономического роста Азиатско-Тихоокеанского региона и каждой из экономик в регионе.

Вьетнам официально стал членом АТЭС в 1998 году. В течение почти 20 лет в качестве члена Форума Вьетнам гордится тем, что, будучи одной из важных частей в процессе сотрудничества АТЭС, Вьетнам всегда проявляет свои позитивные усилия и ответственность, вносит значительные вклады в общие достижения Форума. Для Вьетнама АТЭС является одним из важнейших многосторонних форумов, приносящих более существенную пользу. Участие в АТЭС принесло Вьетнаму большие преимущества, возможности для постепенной региональной и международной интеграции, повышения конкурентоспособностей, качества реформ в стране, роли и статуса Вьетнама как ответственной страны в международном сообществе. АТЭС включает в себя 13 из 25 стратегических и всеобъемлющих партнеров, и также ведущих экономических, торговых партнеров Вьетнама. 18 экономик-участниц АТЭС являются важными партнерами Вьетнама в двусторонних и многосторонних Соглашениях о свободной торговле (FTA). Участники АТЭС занимают 78% прямых иностранных инвестиций, 75% объема товарооборота, 38% официальной помощи для развития и 79% количества международных туристов во Вьетнаме. Около 80% числа вьетнамских студентов обучаются в экономиках-участницах АТЭС.

Благодаря новым силам и позициям страны после более чем 30 лет обновления, при большой поддержке и помощи друзей и партнеров, Вьетнам твердо уверен, что Неделя лидеров АТЭС, в частности, и Год АТЭС Вьетнам 2017, в целом, будут успешно завершены, и, как ожидается, это придаёт новый импульс Форуму, способствуя формированию будущего не только АТЭС, но и региональной экономической структуры. Успешная организация Года АТЭС 2017 также будет способствовать обеспечению справедливых интересов Вьетнама, тем самым подтверждая новое видение и позицию страны.

Вьетнам > Внешэкономсвязи, политика > vietnam.vnanet.vn, 6 ноября 2017 > № 2384588


Вьетнам. Азия > Внешэкономсвязи, политика > vietnam.vnanet.vn, 6 ноября 2017 > № 2384562

Во Вьетнаме стартует неделя лидеров АТЭС

Неделя лидеров экономик АТЭС под девизом "Создание новой движущей силы, объединение в стремлении к общему будущему" начинается в понедельник во Вьетнаме в приморском городе Дананге. В дни Недели лидеров тут состоятся заключительное совещание старших должностных лиц АТЭС, совместное совещание министров иностранных дел и торговли, а также вьетнамский бизнес-форум.

Кульминацией станет запланированный на 10-11 ноября 25-й юбилейный саммит глав государств и правительств 21 страны, входящей в АТЭС, который пройдет под председательством президента Социалистической Республики Вьетнам Чан Дай Куанга.

Ожидания Вьетнама

АТЭС-2017 - второй в истории саммит Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества, который проводит Вьетнам. В 2006 году страна уже выступала организатором встречи лидеров экономик АТЭС, которая проходила в Ханое. Свое нынешнее председательство в форуме Вьетнам рассматривает в качестве благоприятной возможности для содействия продвижению торговли и инвестиций как в глобальном масштабе, так и в собственных отношениях с зарубежными партнерами.

В рамках года АТЭС-2017 в различных городах по всему Вьетнаму прошли порядка 200 конференций и форумов. Помимо традиционных событий повестки форума, включающих заседание Делового консультативного совета АТЭС, саммита "капитанов бизнеса" - руководителей крупнейших компаний стран региона, Вьетнам внес в повестку АТЭС-2017 встречи нового формата, в первую очередь - конференцию Doing Business in Viet Nam с участием Всемирного банка. Основная идея этой конференции - показать иностранным партнерам, что Вьетнам придерживается курса на продолжение обновления страны и активную международную интеграцию вне зависимости от дальнейшей судьбы Соглашения о Транстихоокеанском партнерстве, разговор о будущем которого будет продолжен в кулуарах лидерской недели АТЭС.

В любом случае, страны Азиатско-Тихоокеанского региона по-прежнему остаются ведущими торгово-экономическими партнерами Вьетнама. Актуальными темами обсуждений на встречах и совещаниях АТЭСовской недели 2017 года станут инициативы по поддержке малого и среднего бизнеса, развитие людских ресурсов, меры по сокращению разрыва в уровне развития между странами мира, развитие сельского хозяйства, обеспечение продовольственной безопасности, сохранение и развитие источников пресной воды. Все эти вопросы привлекают внимание не только Вьетнама и его партнеров по АТЭС, но и всех участников сегодняшнего международного сообщества.

Повестка саммита

Имея за плечами опыт успешного проведения мероприятий форума в 2006 году, результатом которого стало принятие "Ханойского плана действий", направленного на достижение "Богорских целей", в этом году Вьетнам также рассчитывает внести своим председательством конструктивный вклад в повышение позиций АТЭС в мире в новой обстановке. По словам главы вьетнамского Национального комитета АТЭС-2017, вице-премьера и министра иностранных дел СРВ Фам Бинь Миня, тема вьетнамского председательства - "Создание новой движущей силы, объединение в стремлении к общему будущему" - имеет важное значение, поскольку она отражает общую заинтересованность стран АТЭС в создании нового стимула для активизации интеграции и экономического роста в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

В качестве страны-организатора нынешнего саммита Вьетнам выдвинул четыре приоритетных направления взаимодействия в рамках форума, которые легли в основу повестки АТЭС-2017. Во-первых, это активизация устойчивого, всеобъемлющего и инновационного экономического роста; во- вторых, развитие ключевой роли АТЭС в дальнейшем углублении и расширении региональной экономической интеграции; в-третьих, повышение конкурентоспособности и креативности сверхмалого, малого и среднего бизнеса в цифровую эпоху; в- четвертых, усиление продовольственной безопасности, устойчивое развитие сельского хозяйства и адаптация к изменению климата.

Как ожидается, лидеры экономик региона обменяются мнениями и обсудят меры по дальнейшему поддержанию импульса сотрудничества и укрепления связей в рамках форума, что будет способствовать утверждению статуса АТЭС как действенного объединения, приносящего практические выгоды людям и бизнесу, а также способного решать проблемы не только регионального, но и глобального характера.

На долю стран - участниц АТЭС приходится около 59% мирового ВВП, 48% оборота международной торговли. В группировку входят три крупнейшие экономики мира - США, Китай и Япония. При этом, многостороннее сотрудничество в рамках АТЭС имеет большое значение для каждой из стран ее членов. Вьетнаму участие в АТЭС несет прямую выгоды, поскольку в состав этой организации входят почти все его стратегические и ведущие торговые партнеры, на долю которых приходится около 80% прямых иностранных инвестиций и 79% от внешнеторгового оборота страны.

Количество туристов, приезжающих из стран АТЭС во Вьетнам, составляет 70% от общего числа зарубежных туристов, посещающих страну. Кроме того, присоединение Вьетнама к АТЭС два десятилетия тому назад позволило запустить процесс проникновения вьетнамских товаров на крупнейшие рынки мира за счет предусмотренной либерализации торговых и инвестиционных отношений в рамках группировки.

Пристальное внимание прессы

Неделя саммита станет не только самым масштабным событием во внешнеполитической жизни Вьетнама, но и поводом, который соберет вместе большое количество вьетнамских и иностранных журналистов со времен предыдущего форума, проводившегося в 2006 году в Ханое. Заявки на аккредитацию подали порядка 3 тыс. журналистов.

Для обеспечения их работы Дананг специально построил ультрасовременный международный пресс-центр, площадью более 13 тысяч квадратных метров. Основной зал для пресс- конференций способен одновременно вместить до тысячи журналистов. Здесь, по замыслу оргкомитета форума, лидеры экономик АТЭС будут проводить пресс-конференции и знакомить представителей СМИ с итогами встреч и заседаний на высшем уровне.

Еще два конференц-зала меньшего размера, а также специально организованные для журналистов рабочие пространства и места для телевизионных стендап-позиций, находятся на втором и третьем этажах комплекса. Пресс-центр оборудован самой современной звуковой аппаратурой для выступлений, системами видеозаписи, синхронного перевода, высокоскоростным широкополосным и беспроводным доступом в интернет, а также системами спутниковой связи.

Работе журналистов в дни предстоящего саммита организаторы уделяют особое внимание. Как отметил председатель Национального комитета АТЭС-2017 Фам Бинь Минь, официально открывая пресс-центр 28 октября, саммит станет ярким событием, которое привлечет пристальное внимание отечественных и зарубежных СМИ. Это дает Вьетнаму хорошую возможность познакомить весь мир с прекрасной и динамично развивающейся страной, а также с дружелюбным и гостеприимным Данангом.

Возможность для продвижения туризма

В последние годы Дананг начал постепенно приобретать известность в глазах международного сообщества в качестве популярного и востребованного туристического направления. Он уже неоднократно назывался многими авторитетными международным изданиями одним из лучших курортов мирового уровня. Побережье Дананга, покрытое ослепительно белым песком и омываемое волнами Восточного (Южно-Китайского) моря, было признано одним из шести самых привлекательных пляжей на планете по версии известного американского журнала Forbes.

В окрестностях Дананга расположены такие привлекательные для путешественников достопримечательности, как полуостров Шонча с первозданными лесами и величественный священный горный хребет Нгуханьшон ("Мраморные горы"). По соседству с Данангом находятся древний портовый город Хойан и тысячелетняя таинственная Священная долина Мишон с комплексом древних храмов. В 2015 Дананг вошел в десятку самых привлекательных туристических направлений мира по версии интернет-ресурса Skyscanner. Год спустя, в 2016 году на церемонии вручения призов World Travel Awards, обойдя восемь лучших туристических направлений Азиатского региона, Дананг был признан победителем в номинации "Лучшие места праздников и фестивалей" в Азии и Океании.

Предстоящий саммит АТЭС, как рассчитывают его организаторы, помимо политических дивидендов, предоставит Вьетнаму еще и отличную возможность для дальнейшей популяризации страны и ее туристического потенциала на международной арене. Помимо прекрасной природы и неповторимой кухни, страна славится многочисленными культурно-историческими памятниками, отражающими ее богатую историю и традиции.

Вьетнам. Азия > Внешэкономсвязи, политика > vietnam.vnanet.vn, 6 ноября 2017 > № 2384562


Россия > Финансы, банки > inosmi.ru, 5 ноября 2017 > № 2443604 Эльвира Набиуллина

Набиуллина: Нам еще нужно кое-что подчистить

Андрэ Баллин (Andre Ballin), Handelsblatt, Германия

Глава российского Центрального банка рассказывает о своих жестких действиях в отношении находящейся в кризисном состоянии российской банковской отрасли, о последствиях экономических санкций, о том, что общего имеет эмиссионный банк с хранением фруктов и овощей, а также со связанной с этим логистикой.

Ее легко недооценить — Эльвира Набиуллина производит впечатление человека деликатного, а говорит она негромко. Но при этом она, судя по всему, является самой могущественной женщиной в российском финансовом мире. В политической и экономической элите России, где доминирующее положение занимают мужчины, она добилась для себя позиции главы Центрального банка. В ходе разговора она спокойно и по-деловому оценивает влияние западных санкций, а также рассказывает о том, почему российский эмиссионный банк обсуждает вопрос о выпуске собственной криптовалюты.

Handelsblatt: Г-жа Набиуллина, что вы предприняли в этом году, и чего вам удалось добиться?

Эльвира Набиуллина: Центральный банк является мегарегулятором, и перед нами стоят задачи в сфере монетарной политики, а также в области развития банковского и финансового сектора. Что касается монетарной политики, то наша цель состояла в том, чтобы к концу 2017 года снизить инфляцию до 4%. В настоящее время инфляция у нас даже ниже этого уровня. С одной стороны, мы даже несколько ранее достигли этой цели. С другой стороны, мы понимаем, что инфляция весьма неравномерно распределяется в течение года. Сезонные факторы очень сильны, особенно в том, что касается цен на овощи и фрукты. Поэтому мы работаем вместе с правительством, даем ему советы относительно развития инфраструктуры и логистики для хранения овощей и фруктов.

— Только фрукты и овощи мешают вашей стабильности?

— Нас беспокоят также высокие инфляционные ожидания. Жители страны привыкли к высокой инфляции, и они еще не верят в то, что в течение длительного времени она может оставаться на низком уровне. Повышение цен, даже если оно вызвано единичным фактором, сразу порождает инфляционные ожидания у населения. Поэтому наша монетарная политика будет оставаться жесткой — инфляция, на самом деле, находится на уровне 3%, наша процентная ставка составляет 8,5%, а это означает, что фактическая разница составляет более 5%. Почему мы это делаем? Потому что граждане и предприятия при принятии своих решений — отложить, потребить, инвестировать — ориентируются не на реальную инфляцию, а на инфляционные ожидания.

— Как долго вы можете сдерживать инфляцию?

— Наша цель состоит в том, чтобы сохранять инфляцию примерно на уровне 4%. В среднесрочной перспективе, как нам представляется, мы сможем сделать это, используя имеющиеся в нашем распоряжении средства монетарной политики. Важным является также точность прогнозов, поскольку наши решения начинают действовать с задержкой в полгода или в год. Многое зависит от изменений цен на нефть и от курса рубля, а также от того, каким будет урожай.

— Давайте поговорим о российских банках. Как долго будет еще проводиться чистка в этой испытывающем определенные проблемы секторе?

— Четыре года назад мы начали работу по оздоровлению банковского сектора и убрали с рынка хронически слабые банки, а также те, которые выбрали для себя сомнительную бизнес-модель. С того времени мы прекратили деятельность почти 350 банков. Большая часть работы уже выполнена. Но еще два или три года мы, вероятно, будем продолжать расчистку.

— А сколько еще банков остается на рынке?

— В настоящее время их менее 600. Более трети банков прекратили свою работу. Но это были небольшие и иногда средние банки. В год это составляло около 1,5% от банковского рынка. Остальные банки, по крайней мере, оптимизировали свои бизнес-модели. Изъятие лицензии является только частью нашей работы, а другая ее часть состоит в регулировании и контроле, и делается это для того, чтобы банки проводили взвешенную политику в области рисков. Мы, конечно же, понимаем, что и у крупных банков есть проблемы. Однако лишь с лета мы за счет создания Фонда консолидации банковской системы получили в свое распоряжение инструмент, с помощью которого можно решать их проблемы. В отношении двух банков он уже был применен.

— Вы имеете в виду Бинбанк и банк «Открытие»?

— Их совокупные активы составляют всего 5% рынка, однако они глубоко интегрированы в финансовую систему. Лишение их лицензии привело бы к эффекту домино. Поэтому мы решили провести санацию этих банков с помощью созданного Фонда. В соответствии с новым законом, сегодня владельцы и менеджеры высшего звена несут лишь ограниченную ответственность (bail-in).

— Каковы самые большие проблемы у банков?

— Проблемы накопились со временем. В конце 1990-х годов в стране насчитывалось 2500 банков. Вход на рынок был очень простым — требования относительно размеры капитала и деловой репутации были низкими. Правила и контроль постепенно ужесточались, однако многие проблемы сохранялись. Во время кризиса 2007-2008 годов накопились плохие активы, а балансы не были своевременно очищены. Это одна из причин сложившейся ситуации. Еще одна причина состоит в рискованном поведении некоторых банков.

— Что вы имеете в виду?

— Они собрали много денег у населения и с помощью этих средств стали финансировать либо рискованные проекты, либо те проекты, владельцами которых были собственники банка. Мы боремся с подобной практикой, последовательно ужесточаем правила и требуем увеличения резервов. В целом, мы считаем, что банковская система сегодня здорова.

— Но остались ли в результате слияний и закрытий одни государственные банки?

— Тенденции к огосударствлению банковского сектора не существует. Высокая доля государственных банков связана с предшествующим процессом формирования рынка. Сбербанк всегда занимал доминирующее положение, и банк ВТБ уже давно является сильным. Однако государство продало банкам свои пакеты акций.

— А как будет дальше проходить приватизация?

— Рынок сегодня предлагает не так уж много. Что касается нашей доли в Сбербанке, то мы должны при этом учитывать позицию населения. Согласно проведенным опросам, доверие людей к банку зависит от того, является ли он государственным, или нет. Когда завершится активная часть санации банковского рынка и мы перестанем беспокоиться по поводу отдельных частных банков, мы сможем вернуться к этой дискуссии.

— То есть, через год или два?

— Да, но мы должны посмотреть, как будет относиться к этому население. Должно пройти еще некоторое время, прежде чем вернется доверие. Это не произойдет в тот же день, когда будет завершена консолидация. Однако последние тенденции показывают, что банковский сектор находится на пути к выздоровлению. В принципе, мы хотим приватизировать банки, как только рынок будет к этому готов.

— Насколько западные санкции осложняют финансирование российской экономики?

— Самый большой эффект от санкций ощущался в конце 2014 года, а проблемы возникли еще и потому, что одновременно произошел обвал цен на нефть. Воздействие цен на нефть было большим, чем влияние санкций. Но сегодня экономика вновь растет, хотя санкции, естественно, нельзя назвать позитивным фактором для финансового сектора. Тем не менее, отечественной финансовой системе удалось компенсировать отсутствие международных источников финансирования.

— А как обстоят дела с оттоком капитала?

— Прямые иностранные инвестиции сократились с декабря 2014 года. Однако это связано также с кризисом российской экономики в последние два года. Не все инвесторы вернулись, но сегодня мы отмечаем интерес иностранных инвесторов к российским государственным облигациям. Это свидетельствует о макроэкономической стабильности России.

— Есть ли у вас надежда на то, что санкции когда-нибудь будут отменены?

— Наши прогнозы на дальнейшее экономическое развитие мы основываем на том, что санкции сохранятся.

— Меняем тему. Долгое время вы скептически относились к криптовалютам.

— Я и сейчас критически к ним отношусь.

— А почему тогда Россия вводит свою собственную криптовалюту?

— Мы ее не вводим. Мы лишь обсуждаем возможность введения собственной криптовалюты. Я по-прежнему скептически отношусь к частным валютам, но технологии, лежащие в их основе, представляют большой интерес. Вместе с игроками финансового рынка мы изучаем и тестируем эти технологии.

— На основании сообщений прессы, складывается впечатление, что планирование уже идет полным ходом.

— Сегодня высказывается много различных точек зрения. Речь идет о технологии, регулирование которой еще не разработано. Руководство Центрального банка считает, что нам нужен контроль над оборотом денег. Что касается частных валют, то, по нашему мнению, риск состоит в возможности отмывания денег и финансирования терроризма. Кроме того, они в высокой степени спекулятивны. Пока еще не принято никакого окончательного решения относительно криптовалюты. Однако очевидным представляется существенное преобразование финансового сектора. Такие онлайновые платформы как Google, Facebook и Amazon составляют конкуренцию традиционным банкам, и мы как регулятор должны быть к этому готовы.

— Г-жа Набиуллина, благодарю вас за беседу.

Россия > Финансы, банки > inosmi.ru, 5 ноября 2017 > № 2443604 Эльвира Набиуллина


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter