Всего новостей: 2032545, выбрано 3217 за 0.051 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру  | релевантности

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 21 марта 2017 > № 2112774

Иранская Особая экономическая зона "Пайям" увеличила доходы на 100 %

Иранская Особая экономическая зона "Пайям" получила доход 4 трлн. риалов ($ 106,66 млн.) в прошедшем 1395 иранском календарном году, показав 100-процентный рост в сравнении с соответствующим периодом прошлого года, рассказал управляющий директор ОЭЗ Саид Заранди, сообщает Financial Tribune.

Особая экономическая зона "Пайям" (Payam), является собственностью Министерства связи и информационных технологий Ирана. Она находится в провинции Альборз, прилегающей к Тегерану с севера-запада. В настоящее время на территории СЭЗ функционируют электронные предприятия по производству телевизоров.

В СЭЗ "Пайям" также функционирует небольшой аэропорт, который, согласно прогнозам, может стать третьим по активности из аэропортов столицы в следующем десятилетии.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 21 марта 2017 > № 2112774


Индия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 17 марта 2017 > № 2108910

Делегация Московской области презентовала инвестиционный потенциал региона в Федерации торгово-промышленных палат Индии (FICCI) в Нью-Дели. Об этом сообщил телеканал "360".

"Индия для Московской области является перспективным стратегическим партнером. Мы видим повышение интереса индийских компаний к рынку Московской области. Приоритетными направлениями сотрудничества для нас являются фармацевтика, машиностроение, производство автокомпонентов и IT-технологии", — рассказал гендиректор Корпорации развития Тимур Андреев.

Представители делегации провели несколько деловых встреч. В их число вошли переговоры с заместителем министра промышленности и торговли Индии господином Атулом Чатурведи (Atul Chaturvedi). Во время переговоров стороны обсудили визит представителей индийского бизнеса в Московскую область.

Помогла наметить перспективные направления реализации совместных инвестиционных проектов и встреча с заместителем торгового представителя России в Индии Павлом Комаровым.

"Презентация инвестиционного потенциала Подмосковья, крупнейшего региона России, его инвестиционной инфраструктуры направлена на информирование зарубежных инвесторов, и в том числе на привлечение инвестиций в Московскую область, в индустриальные парки и особые экономические зоны региона. Такие отрасли, как промышленное машиностроение, автомобильная индустрия, энергетика и технологии — емкие и потенциально самые интересные для зарубежных инвесторов", — прокомментировал зампред правительства Московской области, министр инвестиций и инноваций области Денис Буцаев.

Индия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 17 марта 2017 > № 2108910


Россия. США. Китай > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 16 марта 2017 > № 2110273 Анна Нестерова

Трудный экспорт: почему России не удается повторить опыт Китая и США

Анна Нестерова

член президиума генерального совета «Деловой России», председатель совета директоров «Глобал Рус Трейд»

У лидеров мирового экспорта свои секреты успеха. В чем они заключаются?

После того как рубль существенно ослаб, заговорили о новом шансе для нашей экономики — развитии несырьевого экспорта. Руководство таких стран, как Южная Корея или Китай в свое время сделали ставку на экспорт и не прогадали. Можем ли мы воспользоваться полезным опытом соседей и на что сделать ставку России?

За последние годы структура экспорта России действительно очень изменилась. Если сравнить картину с 2013 годом, когда цены на нефть сорта Brent держались на уровне выше $100 за баррель, топливно-энергетические товары составляли 71% в общем объеме долларового несырьевого экспорта, а по результатам 2016 года — уже 58%. Соответственно, изменения произошли в области продовольственных товаров: их доля возросла с 3% до 6%. Металлы и изделия из них также прибавили с 8% до 10%. То же самое можно сказать про машины и оборудование (рост с 5% до 9%), а также древесину и целлюлозно-бумажные изделия (рост с 2% до 3%).

Если посмотреть на динамику экспорта под другим углом — ослабления рубля с 32,6 руб. за «американца» в конце 2013 года до 61 руб. в конце 2016 года, — то мы видим, что по несырьевым неэнергетическим областям (включая зерно) произошел рост в рублях. Например, экспорт продовольственных товаров составил $16,2 млрд в 2013 году и $17 млрд в 2016 году, что в рублях означает практически двукратный рост. По сектору машин и оборудования, несмотря на падение долларового экспорта с $28,3 млрд (2013 год) до $24,3 млрд (2016 год), в рублях было зафиксировано более 60% роста.

В экспорте сейчас заняты более 16,5 тыс. малых и средних экспортеров, что пока является достаточно скромным показателем. Тем не менее, на мой взгляд, именно у них сейчас есть великолепный шанс занять свои ниши на новых рынках и заявить о себе. Именно поэтому сейчас важно обратиться к международному опыту, который поможет определиться с возможными мерами поддержки и спрогнозировать эффект от их применения.

Стран, похожих на Россию по территориальному и экономическому устройству, просто нет. Поэтому, на мой взгляд, правильно было бы посмотреть, как достигли высочайших результатов в экспорте лидеры, которые по результатам 2016 года продали за рубеж больше всего товаров: Китай ($2 трлн) и США ($1,3 трлн).

Секреты Китая

Начиная с 1978 года в Китае работникам, занятым в сельском хозяйстве, разрешили продавать часть урожая на открытом рынке. Постепенно Китай начал вводить особенные условия для инвестиций в особых экономических зонах, которые были локализованы. После того как этот инструмент стал успешно работать, было принято решение тиражировать опыт. В таких зонах компаниям давался приоритет в получении необходимых документов на строительство и льготных кредитов, были снижены административные барьеры, действовали налоговые льготы (на реинвестируемую прибыль, налоговые каникулы и т. д.) и др.

С 1978 года был введен нулевой налог на все сырье, материалы и комплектующие для экспортного процесса. Одновременно условием иностранных инвестиций было повышение доли локальных материалов и комплектующих в производственном процессе. Создавая совместное предприятие, иностранные инвесторы должны были делиться технологией с местными компаниями. Таким образом, запускался процесс технологического перевооружения, происходил трансфер технологий, при котором импортированные знания использовались для пользы национальной экономики. Надо отдать должное, что в Китае не забывали и о защите внутреннего производителя (высокие импортные пошлины, низкие ставки по кредитам, субсидии).

За счет существенной децентрализации провинции могли субсидировать конкретным предприятиям не только затраты на электричество, но также и помогать им закупать товары по более низким ценам. Также субсидии шли на выплату бонусов топ-менеджменту в случае достижения высоких показателей производительности.

Еще один интересный механизм, который помог китайским компаниям преуспеть, — это обязательная регистрация на платформах электронной коммерции. Этим же и объясняется тайна успеха Alibaba.

«Полный цикл» в США

Поддержка экспорта в США насчитывает не один десяток лет и отличается своей агрессивной политикой. В стране как в государственной, так и в частной плоскостях выстроена многоуровневая структура, которая по активности и действенности не уступает ни одной стране мира. Поддержка ведется во всех сферах работы компаний: от льготного кредитования до разрешения споров за рубежом. В частности, есть единая база, в которой ведется реестр всех конфликтных ситуаций на зарубежных рынках, ведется выработка эффективных подходов по разрешению этих ситуаций.

Хотелось бы остановиться на том опыте, который мог бы быть полезен российским экспортерам. В частности, большую практическую помощь оказывает бизнесу Международная торговая администрация (МТА — International Trade Administration), которая является всесторонним навигатором для американских экспортеров. Сотрудничая с 19 правительственными учреждениями США, МТА не просто помогает выстроить компаниям экспорт с нуля, но предоставляет маркетинговый анализ зарубежных стран, помогает найти партнеров, наладить логистику и делает это частично на возмездной основе. Ресурс export.gov является «настольной книгой» для американских экспортеров и завоевывает все большую и большую популярность.

Еще один полезный ресурс для экспортеров — globalTrade.net. На ресурсе есть ценная практическая информация по большому перечню стран: можно найти дистрибьюторов, торговых агентов, управленцев экспортными поставками, оптовиков, трейдеров. Вместе с Коммерческой службой США и Департаментом торговли и инвестиций Великобритании, а также другими мировыми ассоциациями GlobalTrade.net публикует рыночные исследования и другие отчеты. На ресурсе можно найти анализ торговли стран, мнения экспертов, видеоруководства, видеопрезентации и другую полезную информацию.

Извечный вопрос: что делать?

Российские компании называют самыми существенными сложностями в экспорте поиск надежных партнеров за рубежом, а также сложности в прогнозировании возврата на инвестиции. В частности, заместитель коммерческого директора компании «Гейзер» (производство очистительных систем для воды) Шараф Кочкаров считает, что часто неизвестен потенциал новых рынков и сложно найти проверенные местные исследовательские компании, которым стоит доверять. В свою очередь, выводимый бренд также неизвестен на новых рынках, а это приводит к сложности расчета эффективности вложений в новый рынок и в любом случае к необходимости значительных инвестиций без их окупаемости на первом этапе.

Кроме этого, по мнению Кочкарова, субъективные барьеры, с которыми сталкивается компания, больше связаны с поведением игроков на местном рынке, необходимостью искать к ним какие-то нетрадиционные подходы и их стимулирование (что чаще встречается на рынках Азии), а также усложненные порядки регистрации предприятий, непрозрачность систем лицензирования и сертификации, вплоть до различных криминогенных факторов.

Гендиректор «Элкомсофта» (IT-компания) Владимир Каталов считает, что ключевым фактором успеха на внешних рынках является локализация продуктов. Еще очень важным условием является участие в местных мероприятиях. Участвовать можно и самостоятельно, но лучшие результаты достигаются в сотрудничестве с местным партнером. Местный партнер является одним из ключевых факторов успеха. Партнеры могут обеспечить знание национальной специфики, локального законодательства, приемов работы с местной прессой, традиций и др. И, разумеется, за партнерами контакты с правильными людьми в каждом конкретном случае.

Экспортеры признают, что существует большое количество препятствий и узких мест при выходе на новые рынки. Тем не менее опыт, который экспортеры нарабатывают годами, оказывается полезным на следующих этапах. На мой взгляд, работы для развития экспорта много. Я считаю, что, в первую очередь, нужно собрать в электронном виде данные обо всех компаниях, которые уже экспортируют или имеют экспортный потенциал. Во-вторых, начать собирать базу по лояльным импортерам и контрагентам из зарубежных стран, к которым можно было бы обращаться на постоянной основе. В-третьих, считаю, что нужно использовать все возможные ресурсы в интернете, которые уже созданы для экспортеров: можно начать с FITA и GlobalTrade.net. И самое главное — оказать поддержку в зарубежных странах, чтобы у экспортеров было первичное понимание, какие подрядчики являются достойными, как ускорить процедуры получения необходимых документов и по другим похожим вопросам.

Россия. США. Китай > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 16 марта 2017 > № 2110273 Анна Нестерова


Россия. Армения. Иран > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 16 марта 2017 > № 2108740

Россию и Иран сблизит армянская зона

Россия и Армения создадут особую экономическую зону для Ирана

Рустем Фаляхов

Россия и Армения создают особую экономическую зону, выяснила «Газета.Ru». Проект беспрецедентный, поскольку армянская зона создается на границе с Ираном для наращивания товарооборота с Евразийским союзом. Помешать реализации проекта может нестыковка законодательства: Иран — не член ВТО.

Визит президента Армении Сержа Саргсяна в Москву по случаю 25-летия дипломатических отношений двух стран (отмечаемого в апреле) оказался не просто парадным мероприятием, а имел весомую деловую подоплеку.

Как выяснила «Газета.Ru», Россия и Армения обсуждали в ходе визита создание совместной ОЭЗ — особой (свободной) экономической зоны. Информацию об этом подтвердил источник в дипломатических кругах Армении. Возможность создания ОЭЗ не исключил и глава Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ) Кирилл Дмитриев.

«Мы заинтересованы в доходных инвестициях в Армению. Рассмотрим все возможности, которые есть. В том числе возможен и проект ОЭЗ», — сообщил Дмитриев «Газете.Ru». Глава РФПИ участвовал во встрече президентов Владимира Путина и Сержа Саргсяна, состоявшейся в среду в Кремле.

Дьюти-фри в зоне

На полях встречи, кстати, было объявлено о создании российско-армянского инвестиционного фонда. Дмитриев не исключил, что фонд проинвестирует проекты резидентов будущей ОЭЗ.

Официально российская сторона не объявляла о создании особой зоны, но в Армении такая возможность уже обсуждается на правительственном и экспертном уровне.

Открыть совместную зону планируется до конца текущего года, уточнил «Газете.Ru» Вилен Хачатрян, ученый секретарь Европейской образовательной академии (Ереван). Место для зоны выбрано в городе Мегри Сюникской области Армении на территории в 10–15 га с возможностью расширения до 55 га. Резидентами ОЭЗ могут стать от 100 до 120 компаний. На создание инфраструктуры зоны власти готовы потратить до $32 млн.

По прогнозу министерства экономического развития и инвестиций Армении, инвестиции в экономическую зону в течение десяти лет могут составить $350–400 млн. Среднегодовой объем товаров, произведенных в ОЭЗ, ожидается на уровне $80–100 млн.

Если ОЭЗ откроется, это будет беспрецедентный проект на всем постсоветском пространстве. По двум причинам: во-первых, бизнес в зоне планируется освободить от уплаты НДС, налога на прибыль, а также налога на имущество.

Эти преференции рассчитывается вводить на срок от двух до четырех лет в зависимости от типа бизнеса, информирует Хачатрян. Если сравнивать эти преференции с теми, что действуют в российских ОЭЗ, то сравнение будет явно не в пользу российских зон. Правда, и экономический эффект от последних не стал убедительным, часть зон пришлось закрыть досрочно.

Кроме того, в армянской ОЭЗ физическим лицам могут разрешить покупки по системе дьюти-фри — без таможенных пошлин.

Приграничная армяно-иранская

Вторая особенность армянской зоны в том, что Сюникская область, в которой она создается, граничит с Ираном. По ту сторону границы, на иранской территории, уже действует свободная экономическая зона «Арас». В Армении не скрывают, что открывают зону для привлечения иранских инвестиций в экономику.

Товарооборот между Арменией и Ираном в последние два года явно не отвечает возможностям двух стран, составляя всего $270 млн.

Причем экспорт в Иран из Армении, по данным минэкономики этой страны, не превышает $70 млн, из которых львиная доля — это электроэнергия по бартеру за газ.

Сдерживающим фактором для наращивания армяно-иранского товарооборота служили санкции Запада против Ирана. Но теперь часть из них отменена, и Армения рассчитывает нарастить товарооборот. В том числе и с помощью открытия специальной приграничной зоны.

Минэкономики Армении рассчитывает, что Иран, Россия и другие члены Евразийского экономического союза (ЕАЭС) согласуют список товаров, в отношении которых таможенные пошлины будут снижены или даже отменены. Кроме того, Ирану и странам ЕАЭС, включая Армению, придется решать проблему сертификации своих товаров и оптимизации механизма банковских переводов. С армянской стороны с сертификацией больших проблем не ожидается, поскольку Ереван проводит гибкую торговую политику, экспортирует товары и услуги как в Евросоюз, так и в Евразийский союз.

Как заявляли ранее в минэкономики Армении, несколько крупных иранских компаний, одна из которых, в частности, фармацевтическая, уже оформили письменное предложение открыть на территории зоны свое производство для рынка ЕАЭС. Условиями работы в зоне интересовались и китайцы.

Россия растит конкурентов

Но не вполне понятен интерес к зоне с российской стороны. По словам Хачатряна, в ОЭЗ с армянской стороны, скорее всего, будут зарегистрированы компании, оказывающие высокотехнологичные услуги (IT, телекоммуникации и т.п.), пищевая промышленность, а с иранской — компании, специализирующиеся на нефтепереработке, нефтехимии.

«Иран — сырьевая экономика, в этом ее преимущество, и с этой точки зрения иранский бизнес интересен для Армении как торговый, а не как инвестиционный», — говорит армянский эксперт.

Но в таком случае Россия создает для себя конкурента как раз в тех областях бизнеса, в которых сама традиционно сильна. Интерес России к созданию совместной ОЭЗ прежде всего геополитический, аргументирует Хачатрян.

В Кремле смотрят иначе на эту проблему. Российский бизнес заинтересован в росте экономики Армении, российские инвестиции в эту страну превысили $3 млрд, в республике действуют около 2 тыс. предприятий с российским капиталом, прорабатывается возможность взаимных расчетов в национальных валютах, аргументировал Путин на встрече с Саргсяном в среду.

По итогам прошлого года двусторонний товарооборот вырос на 6%, а армянский лидер подсчитал, что товарооборот между двумя странами за тот же срок вырос на все 15%.

Между Евразией и Евросоюзом

В самой Армении нет единодушного одобрения евразийских проектов. Это особенно заметно в преддверии парламентских выборов, назначенных на 2 апреля. Членство в Евразийском экономическом союзе не в интересах Армении, и республике надо выходить из ЕАЭС, заявляет, например, бывший премьер-министр Армении Грант Багратян. По его словам, 85% ВВП ЕАЭС приходится на долю России, и этот союз приспособлен под российские интересы. «Мы считаем, что надо выйти. Выйдя, мы останемся в зоне свободной торговли», — заявил Багратян в ходе обсуждений на тему «Избирательная кампания для всех», организованных Фондом Конрада Аденауэра, имея в виду положения СНГ.

По его подсчетам, торговля в рамках ЕАЭС уменьшилась на 23%, торговля с третьими странами — на 35%, потери от вступления Армении в ЕАЭС — $800 млн. Если Россия в ответ на выход Армении из Евразийского союза повысит цену на газ, его можно будет заменить иранским топливом, уверен экс-премьер.

Как Россия, Армения и Иран смогут совместить свои экономические интересы, будет понятно в течение ближайших двух недель. До конца марта с визитом в Москву ждут президента Ирана Хасана Роухани. В ходе визита, возможно, будет подписано соглашение о создании зоны свободной торговли (ЗСТ) между Ираном и ЕАЭС, подтвердил в среду глава Минэнерго РФ Александр Новак. Сначала свободный режим будет действовать только в отношении определенного круга товаров — легпрома и АПК.

Создание ЗСТ с Ираном осложняется тем, что Иран не входит в ВТО.

Россия. Армения. Иран > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 16 марта 2017 > № 2108740


Россия. Весь мир. СКФО > Госбюджет, налоги, цены. Миграция, виза, туризм > premier.gov.ru, 10 марта 2017 > № 2102199 Дмитрий Медведев

Заседание Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Северо-Кавказского федерального округа.

О развитии внутреннего и въездного туризма на территории СКФО.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Сегодня заседание правительственной комиссии посвящено, безусловно, важной для Северного Кавказа теме (может быть, одной из самых важных) – развитию внутреннего и въездного туризма на территории Северо-Кавказского округа.

Понятно, что для отдыха на Кавказе существует огромное количество возможностей. В целом ряде населённых пунктов созданы достаточно современные и комфортные условия для туристов. И мы сегодня с утра посмотрели, как Архыз выглядит. Надо признаться, впечатляет, это уже современный курорт – и покататься на лыжах там можно, и просто отдохнуть.

Но, к сожалению, пока это не общее правило. Перед совещанием мы посмотрели некоторые объекты здесь, в Ессентуках. Они тоже очень разные: какие-то объекты новые, красивые, а какие-то объекты старые, требующие реконструкции, реставрации, а может быть, даже и передачи в другие руки.

Очевидно, что с такой сложной инфраструктурой развивать туризм на Северном Кавказе будет затруднительно. Поэтому мы сегодня обсудим, как сделать работу по развитию туристической отрасли в Северо-Кавказском округе более эффективной и как можно скорее добиться ощутимых результатов.

Современный человек вообще уделяет организации своего отдыха особое внимание и готов в это вкладывать серьёзные деньги. Достаточно сказать, что доля индустрии туризма в мировом валовом внутреннем продукте достигает почти 10%. 10% мирового ВВП – это туризм. Не нефть и не газ, а туризм. Это одна из самых прибыльных отраслей экономики, на неё приходится почти каждое 11-е рабочее место. Дополнительные источники экономического роста, новые рабочие места – это то, что очень нужно регионам Северного Кавказа. Чтобы их получить, на Кавказе в принципе есть всё необходимое. Здесь исторические памятники соседствуют с уникальной природой, горы, древние города дают возможность интересно и разнообразно отдохнуть, а если говорить про экологию, минеральные источники – просто поправить здоровье, причём на протяжении всего года.

На Северном Кавказе можно развивать три из четырёх самых популярных направлений туризма, а именно горный, бальнеологический и культурно-исторический. На них вместе с пляжным отдыхом приходится 80% мирового туристического потока. В последние годы мы системно занимаемся формированием здесь горнолыжного и медицинского кластеров. Действуют соответствующие ФЦП, разделы государственных программ, созданы институты развития, а именно Корпорация развития Северного Кавказа и «Курорты Северного Кавказа». Определённые результаты есть. В прошлом году все курорты региона посетили почти 1,5 млн туристов. Особенно заметен прогресс в горнолыжном секторе, за два года он увеличился вдвое – до полумиллиона человек. Однако, по оценкам экспертов, Северный Кавказ способен принимать гораздо больше туристов – до 10 млн человек в год. Надо постараться занять на этом рынке место, которое достойно наших возможностей.

Для решения этой задачи надо шире применять проектный подход, с чёткими сроками, целевыми показателями, чтобы и на федеральном, и на региональном уровне каждый понимал меру своей ответственности, чтобы частным инвесторам были ясны горизонты планирования по бизнесу. Причём концентрировать усилия надо на проектах, которые способны подтянуть и соседние территории. Если говорить про горнолыжный туризм, у нас сейчас три таких проекта: «Архыз, «Эльбрус» в Кабардино-Балкарии и «Ведучи» в Чечне. Причём «Архыз» уже приближается к показателям хорошего, эталонного курорта.

Тем не менее конкуренция на рынке горнолыжного туризма высока, стандарты сервиса постоянно растут. Нам нельзя отставать по качеству, для этого нужны квалифицированные кадры, надо наладить их подготовку и аттестацию. Для меня было неожиданно, что, оказывается, все инструкторы по горным лыжам работают без надлежащего оформления их прав. То есть они, по сути, все находятся вне закона. Надо с этим разобраться обязательно, и по итогам совещания такое поручение должно быть подготовлено. Нужно цивилизовать эту работу, сделать её современной.

Есть ещё один вопрос – страхование жизни и здоровья туристов. В горах всякое случается, и, действительно, нужно, чтобы страхование сюда приходило. А пока с этим есть проблемы. Обсудим, как их решить.

Можно посмотреть и на импортозамещение. Мы с вами понимаем, что целый ряд конструкций, в том числе металлоконструкций, которые связаны с подъёмниками, – это большие, сложные сооружения, которые мы заказываем и закупаем за границей за большие деньги. Вполне можно это железо производить дома или договориться с кем-то из крупнейших производителей – их, собственно, в мире по пальцам одной руки можно пересчитать – о том, чтобы создать какие-то производственные участки и у нас.

Ключевой проект в сфере бальнеологического туризма – это медицинский кластер на территории Кавказских Минеральных Вод. Это уникальный курортный регион. Здесь есть определённая инфраструктура, но она не в лучшем состоянии. Точнее, она разная: есть хорошие санатории, есть совсем уже старенькие. Нужно подтянуть эту инфраструктуру как с точки зрения сервиса, так и с точки зрения лечения. Наша цель – сделать Кавказские Минеральные Воды источником развития отрасли медицинского туризма, который в нашей стране сейчас практически отсутствует. В программе этот проект есть, но надо посмотреть, чтобы он был рациональным, чтобы деньги не тратились впустую, чтобы он дал толчок развитию всего этого сегмента. Тем более что медицинский туризм, как известно, один из самых высокодоходных, достаточно вспомнить пример Израиля или Чешской Республики.

Здесь расположено 3,5 тыс. памятников истории и культуры, уникальных природных комплексов. Надо обязательно вовлечь их в туристический обиход, чтобы их можно было посещать и получать необходимую информацию об этом.

Л.Кузнецов: На сочинском форуме Вы, Дмитрий Анатольевич, в своём выступлении на пленарном заседании сказали, что каждому региону нужно определить свои точки роста. Только что отметили, что для Северного Кавказа одной из таких точек роста (причём для всех субъектов, входящих в Северо-Кавказский федеральный округ) является туризм. Потенциал этой отрасли также Вы озвучили. Мы сегодня должны подвести итоги по тем приоритетам, которые были обозначены в рамках государственной программы «Развитие Северо-Кавказского федерального округа», и принять необходимые управленческие решения, которые позволят дальше этой отрасли в рамках СКФО динамично развиваться.

Мы сделали приоритетными три направления туризма: горнолыжный, бальнеологический и культурно-исторический.

Горнолыжный туризм известен на Кавказе ещё с советских времен. Домбай, Эльбрус всегда были местом притяжения любителей этого вида отдыха и спорта. Для нас критично важен этот туризм ещё с точки зрения его социальной роли, потому что, развивая это направление, мы содействуем закреплению людей, которые живут на Кавказе, в местах традиционного проживания, сохраняя их традиционный уклад. При этом стимулируем, что очень важно, развитие малого и среднего бизнеса на круглогодичной основе, через это повышая качество и уровень жизни людей, проживающих в горной местности.

Правильно было отмечено, что в рамках финансовых ограничений, понимая, что мы должны сформировать курорты, которые будут пользоваться общероссийским и мировым признанием, мы сконцентрировали ключевые приоритеты на трёх курортах – «Архыз», «Ведучи» и «Эльбрус». При этом создали концепцию управления курортами, которая исключает взаимное конкурирование, формирует единую техническую, управленческую политику.

Мы сформулировали для себя модель эталонного курорта, то есть определили, сколько нужно (объём) государственных инвестиций, чтобы это позволило курорту быть самодостаточным, создать условия для привлечения частных инвестиций и быть интересным для самого туриста. И такие показатели сегодня характеризуются следующими цифрами: протяжённость трасс должна быть не меньше 30 км, количество мест размещения – от двух до шести и не менее четырёх подъёмников. При таких показателях туристический поток достигает 350 тыс. человек в год, что позволяет, как я уже сказал, курорту выйти на уровень самоокупаемости и дальше уже больше говорить не о государственных инвестициях в инфраструктуру, а именно о частных инвестициях как в инфраструктуру, так и в различные виды деятельности курорта.

Для того чтобы дальше реализовывать проект именно по этим направлениям – при этом я хочу сразу сказать, что на первом этапе у нас обозначены три этих курорта, дальше ещё есть два курорта, в Дагестане и Республике Ингушетия, – нужно решить несколько задач.

Первая задача, о которой Вы с точки зрения регуляторики сказали, – это уже критично важный итог для Северного Кавказа, в целом для горнолыжной индустрии и в Сочи, и в Сибири, и на Дальнем Востоке.

Второй вопрос. Чтобы эффективно реализовывать программу строительства курортов, мы вместе с Минэкономразвития осуществили один шаг, когда управление особыми экономическими зонами передали Минкавказу. Но так как единственным государственным источником финансирования является сегодня госпрограмма, мы предлагаем также дать поручение – передать права акционера «КСК» также Минкавказу, что сократит сроки доведения денег до конечного бюджетополучателя.

Д.Медведев: Кто сейчас акционером является?

Л.Кузнецов: Сегодня очень сложная процедура. Мы из своей программы ставим их в Минэкономразвития, Минэкономразвития ставит их в особые экономические зоны, в корпорацию, и корпорация дальше их доводит до «КСК». В прошлом году у нас деньги по проекту «Ведучи» пришли где-то только в ноябре. Вы знаете, что самый горячий период – это именно весна-лето.

Д.Медведев: Такой механизм, если я правильно понимаю, появился ровно потому, что когда-то просто не было вашего министерства, и поэтому мы создали такую структуру.

Л.Кузнецов: Раньше ещё и деньги шли из другой статьи бюджета. Они шли централизованно из бюджета Минэкономразвития.

И второй вопрос. Изначально в рамках модели эталонного курорта в госпрограмме было определено необходимое финансирование, но в рамках сегодняшних бюджетных ограничений часть этих ресурсов была сокращена. Поэтому мы просим дать нам поручение вместе с Минфином проработать возможность поиска источников финансирования, чтобы дать понятный, чёткий сигнал бизнесу и инфраструктурным компаниям, которые позволят нам дойти до этой модели.

Второе направление – это бальнеология. Действительно, каждый из субъектов СКФО обладает своими уникальными природно-лечебными факторами, но, конечно, жемчужиной являются Кавказские Минеральные Воды. Очень отрадно, что в последние годы нам удалось здесь переломить ситуацию. Мы смогли изменить статистику по туристическому потоку, и он сегодня уже приближается к миллиону. Этому способствовали точечное решение по Кисловодскому парку, системное решение, которое было принято в конце прошлого года, – Вы подписали распоряжение о комплексном плане развития города Кисловодска до 2030 года.

Но здесь я сразу сделаю оговорку. Мы на сочинском форуме слушали о состоянии региональных бюджетов, и, к сожалению, Ставропольский край является регионом, который не находится в группе высокодоходных территорий. Поэтому просим дать нам поручение рассмотреть возможность, учитывая, что эта программа требует подготовки проектно-сметной документации, разрешить ФОИВ в рамках их отраслевых программ софинансирование не только прямых капитальных расходов, но и, самое главное, подготовку проектной документации. Без этого данный план у нас по большинству мероприятий останется только на бумаге.

Второй очень важный вопрос, Вы его подняли, – эффективное управление государственной собственностью. Действительно, на территории Кавказских Минеральных Вод, в каждом из городов, её очень много, часть сегодня используется эффективно, но большинство объектов находятся в очень плохом состоянии и не являются инвестиционно привлекательными.

В рамках президиума Госсовета дано поручение Росимуществу провести полную инвентаризацию. Но для нас очень важно не только ещё раз актуализировать список того, чем мы обладаем, но очень важно разработать механизмы дальнейшего эффективного управления. Поэтому мы просили бы дать поручение Минэку, Росимуществу, Минкавказу совместно с отраслевыми ФОИВ подготовить до конца года предложения по эффективному управлению госсобственностью на территории Кавказских Минеральных Вод.

Параллельно с решениями по управлению также формируется законодательная среда. Мы сегодня внесли в Правительство два законопроекта: об особом эколого-курортном регионе Кавказские Минеральные Воды и о курортном сборе. Эти два закона, по нашей оценке, дадут возможность сохранить уникальную территорию с точки зрения её природных факторов и, с другой стороны, сформируют источники для местных органов самоуправления по поддержанию и приведению в надлежащее состояние курортной инфраструктуры.

Реализация всех этих планов позволила бы нам развивать туризм в Кавказских Минеральных Водах по инерционной модели. Поэтому было принято решение о реализации проекта медицинского кластера, который должен решить несколько комплексных задач.

Первое: сократить количество высокотехнологичной медицинской помощи, которая сегодня оказывается жителям Северного Кавказа за пределами округа. Сегодня из 25 тыс. таких операций больше 20 тыс. оказывается за пределами региона.

Второе: это, конечно, мощный ресурс как для загрузки существующей санаторно-курортной инфраструктуры, так и для создания привлекательных условий для инвестиций в новые объекты – медицинские и объекты реабилитации.

Третье: выстраивание полной цепочки оказания помощи тем, кто приезжает на курорт – профилактика, медицина и реабилитация. У нас сегодня очень хорошо развита первая компонента – профилактика, но медицинская отсутствует, а такой комплексный пакет является уникальным. Многие страны сегодня, как Вы отметили, это направление развивают. Исторически это Германия, Австрия, сейчас это Израиль и Чехия, но также и страны, в которых до этого медицина была в зачаточном состоянии, – например, Объединённые Арабские Эмираты строят целый «город здоровья», базирующийся на этих принципах.

Для статистики: в рамках медицинского туризма сегодня у нас более миллиона человек выезжают из страны, и только на медицинскую помощь, по оценкам экспертов, у нас ежегодно тратится более миллиарда долларов. Поэтому мы считаем, что медицинский туризм – это тоже одна из программ импортозамещения, которая в конечном итоге позволяет нашим гражданам по доступным ценам получить высокотехнологичную медицинскую помощь.

Этот проект отвечает ещё на один вызов – это новый формат подготовки кадров. Мы понимаем, что большого ума не надо, чтобы купить дорогостоящее оборудование, построить современное здание, но очень важно иметь высококлассных специалистов. Поэтому для нас очень важно, чтобы было дано поручение вместе с Минздравом проработать механизмы, которые на первом этапе становления этого проекта позволят нам привлечь лучшие российские и зарубежные кадры, которые и работали бы в системе образования, и оказывали необходимую медицинскую помощь.

Как всегда, нельзя обойти и финансы, потому что этот проект изначально базировался в рамках наших госпрограмм и имел всё необходимое финансирование. Понимая ограничения, которые есть, мы в рамках разработки проекта изменили концепцию, сделали её постадийной, для того чтобы иметь законченный проект, но базируясь на реальных источниках финансирования. Также просим в порученческих пунктах дать нам возможность с Министерством финансов в рамках бюджетного процесса проработать и это направление, для того чтобы после подготовки ПСД выработать стратегию его реализации.

Д.Медведев: Вы про медицинский кластер?

Л.Кузнецов: Да, про медицинский кластер.

Д.Медведев: Вы там повнимательнее. Там деньги огромные на эту проектно-сметную документацию заложены.

Л.Кузнецов: Дмитрий Анатольевич, у нас будет конкурс. Мы все технические задания согласовываем.

Д.Медведев: Нужно деньги внимательно тратить, потому что 1,6 млрд на проектно-сметную документацию – это непозволительная роскошь. Проверьте, что там происходит с этим.

Л.Кузнецов: Обязательно.

Третье направление – культурно-историческое. Действительно, больше 3500 объектов культурного наследия. 2000 лет Дербенту мы недавно отметили, в следующем году 200 лет Грозному.

У нас сформировано с Ростуризмом два уникальных продукта – «Чайный экспресс» и «Шёлковый путь», которые пронизывают все субъекты Северо-Кавказского федерального округа.

Есть часть организационных вопросов, которые мы также предлагаем обозначить для дальнейшей эффективной реализации этого направления.

Первое: вопросы транспортной доступности. Исторически полёты в СКФО, в первую очередь в Минводы, попадали под программу субсидирования. В этом году впервые такого не произошло. Это пока не сказывается на турпотоке, но мы всё-таки считаем, что для туриста критически важно, как он может прибыть в регион, который ему интересен. Здесь просили бы также дать поручение Минтрансу в рамках подготовки комплекса мероприятий по реализации этой программы в следующем году учесть и регионы Северо-Кавказского федерального округа.

Второй вопрос более прикладной. У нас с лета по осень действует льготируемый маршрут с Симферополем. Это очень хорошо, потому что жители СКФО имеют возможность выехать на черноморское побережье. Наши курорты круглогодичны, и было бы правильно распространить этот льготный период на весь календарный год, что позволило бы жителям черноморского побережья, Крыма в зимний период времени пользоваться нашими курортами и создать здесь взаимодополняющие конкурентные преимущества.

Третий вопрос критичен для всех направлений – и горнолыжного, и бальнеологического, и культурно-исторического – это всё-таки упрощение процедур доступа на территорию Северо-Кавказского федерального округа для иностранцев. Мы провели переговоры со странами Ближнего Востока. И Китай, и страны СНГ заинтересованы. Мы видим увеличивающийся турпоток. Процедуры получения виз или создают конкурентные преимущества, или, наоборот, отталкивают при принятии решения поехать в тот или иной регион, поэтому просьба дать поручение проработать этот вопрос.

Мы понимаем, что каждое из направлений по отдельности эффективно, но критически важно для формирования круглогодичной повестки, всесезонной, комплексной программы для туристов объединить все эти три направления в одну программу развития туризма в Северо-Кавказском федеральном округе. Это критично и с точки зрения определения приоритетов, в первую очередь бюджетного финансирования из различных источников – ФЦП туризма, Северо-Кавказского федерального округа, естественных монополий.

Как результирующая часть, Дмитрий Анатольевич: хотели бы получить поручение до конца года разработать комплексную программу развития туризма в Северо-Кавказском федеральном округе до 2035 года. Надеемся, что эта программа могла бы также попасть в перечень мероприятий нашего стратегического Комплексного плана работы Правительства Российской Федерации до 2025 года.

В.Владимиров: Я поддерживаю те предложения, которые уже вошли в протокол. Если разрешите, начну с частного, небольшого вопроса. Он очень резонансный и для всех отдыхающих, и для жителей Ставропольского края. У нас на территории Кавказских Минеральных Вод расположено 17 открытых бюветов. Вода к ним подаётся из минералопроводов или нарзанопроводов. Владельцем воды фактически является корпорация «Кавминкурортресурсы», состоящая на 49% из профсоюзной организации и на 51% из государственного имущества. Постоянно ажиотаж возникает в части попытки введения платы за открытую воду. Фактически человек идёт мимо с кружкой, заходит в нарзанную галерею так называемую, налил воды, выпил – на всех мировых курортах это принятая история.

Д.Медведев: А кто у нас додумался за это деньги брать?

В.Владимиров: Качают всё время. Бизнесмены, которые пытаются на этой воде зарабатывать. Это всё вызывает страшное отторжение и у меня лично, потому что всю жизнь я пил воду бесплатно.

Д.Медведев: Понимаю.

Таких решений нет, но тогда, раз об этом говорит губернатор, давайте прямо это чёрным по белому и зафиксируем, что таких решений нет и быть не должно. Вся вода должна быть бесплатной в бюветах, естественно. То, что в бутылках продаётся в магазинах, это уже другая история.

Это важная тема, как Вы сказали, хотя она и относительно небольшая.

В.Владимиров: Ещё вопрос строительства автодороги в Сочи. Пожалуйста, поручите Ставропольскому краю, Карачаево-Черкесии и Минтрансу совместную проработку этого проекта. Это будет коммерческий проект. Мы понимаем, что без частных инвестиций здесь не обойтись. Мы понимаем, что эта дорога должна быть платная. Но нам нужно совместными усилиями соединяться, и Кавминводам – с побережьем через возможность покататься на лыжах. Это первый многопрофильный, с большим количеством опций для отдыха курорт. Это будет первый мировой курорт такого уровня, где можно с нарзанной ванны выехать на лыжах и очутиться в море. Это будет отличная, мне кажется, идея.

Д.Медведев: Да, идея, безусловно, отличная, правда, она не очень дешёвая. Но, с другой стороны, если удастся задействовать механизм государственно-частного партнёрства, имея в виду и возможную концессию на эту дорогу, её, по всей вероятности, платный характер, тогда, наверное, эту идею можно было бы реализовать. Поэтому такое поручение я дам Минтрансу, Минкавказу и регионам – проработать и доложить предложения.

В.Владимиров: Ещё один вопрос. Спасибо за подписание программы по развитию города-курорта Кисловодска и Кавказских Минеральных Вод. В этой программе в одном из пунктов – создание игорной зоны на территории Кавказских Минеральных Вод, а именно на территории, прилегающей к городу-курорту Кисловодску. Прошу Вас дать поручение Минфину, Минкавказу и Ставропольскому краю завершить эту работу или поставить крест на этой идее... Это хороший элемент привлечения туристов.

Д.Медведев: У нас прямо в законе установлены те места, где можно организовывать игорные зоны. Насколько я понимаю, Кавказских Минеральных Вод там нет. Нам бы с Сочи разобраться сейчас, как это всё работать будет. Давайте дорогу лучше строить, а не казино открывать.

В.Владимиров: Если дорогу построим, нам казино уже не надо, мы будем ездить в казино.

Д.Медведев: Договорились.

В.Владимиров: Вы были в санатории «Источник». Инвестор вместе с нами проработал вопрос. У нас есть так называемый санаторий «Академический» созданный в 1934 году, он находится на территории города-курорта Кисловодска. Инвестор готов зайти на него, но сегодня федеральная собственность не пускает его туда. Я Вас прошу передать эту территорию в собственность Ставропольского края, а можно и не передавать, пусть Росимущество само сделает концессионное соглашение с данным инвестором, с любым инвестором, для того чтобы мы этот неработающий санаторий превратили в работающий.

Д.Медведев: Давайте такое поручение подготовим, Дмитрий Владимирович (обращаясь к Д.Пристанскову). У нас руководитель Росимущества здесь присутствует. Давайте бумагу, я поручение на эту тему дам.

В.Владимиров: Предлагаю провести на территории Кавказских Минеральных Вод заседание саммита БРИКС в 2020 году. Мы подготовимся хорошо. Это будет хорошим толчком после 2018 года. У нас пять сборных здесь живёт.

Д.Медведев: Я Владимиру Владимировичу передам, потому что саммит БРИКС проходит на уровне президентов.

По поводу вообще имущества, всего того, что здесь есть. Надо провести полную ревизию, полную оценку того, чем мы располагаем, в каком это состоянии находится, причём это касается и государственного имущества, и негосударственного имущества. Мы с вами ездили по Ессентукам – действительно, стоят хорошие дома, исторические дома, но они не используются, они приходят в негодность, они ветшают и разрушаются. Собственники должны понимать, что это их ответственность.

Давайте подумаем, каким образом всё это провести, инвентаризацию такого рода. Сформируйте группу, и пусть она всё здесь проинвентаризирует.

Д.Пристансков: Поручение уже дано такое.

Д.Медведев: Хорошо. Пусть работают.

В.Владимиров: Если можно, совместно с регионами.

Д.Медведев: Конечно, со всеми регионами, а не только со Ставропольским краем.

Ю.-Б.Евкуров: Когда разрабатывалась концепция развития курортов Северного Кавказа, мы говорили обо всех регионах. Да, мы остались в особой экономической зоне, и за это спасибо, но всё-таки, мне кажется, не надо обходить стороной регион. Если мы говорим о курортах Северного Кавказа, давайте тогда всему Кавказу каким-то образом оказывать помощь.

Мы в Ингушетии буквально за последние три-четыре года горнолыжную трассу построили: инвестора привлекли, развили инфраструктуру. Он вложил порядка 600 млн рублей, и мы до сих пор не знаем, как с ним за это рассчитаться. Причём изначально концепция была такая: вы развивайте инфраструктуру, а потом мы найдём, как это всё...

Д.Медведев: Вы ему обещали вернуть? Инвестору?

Ю.-Б.Евкуров: Конечно. Нам обещали, мы обещали – вот и получается такая тема. Это первое.

У нас идёт хороший проект по Корпорации развития Северного Кавказа. Там, например, деньги выделяются, их поровну распределяют между субъектами, и субъекты их осваивают. Я не говорю о том, чтобы Ингушетия получила такие же средства, как Архыз или Приэльбрусье, где уже есть опыт, так сказать, советского образца, но хоть частично надо всё-таки поддерживать регион.

И ещё. Мы это уже обсуждали, и этот проект я бы тоже просил поддержать: если мы говорим о медкластере Кавминвод, то в регионах, например в Ингушетии, можно реабилитационный центр в рамках этого медкластера создать. У нас и серная вода есть, и грязи есть, и бальнеологические курортные места, и другие направления. Это связало бы регионы, это было бы хорошим проектом.

Д.Медведев: Я думаю, что, если нам создавать этот кластер – а это довольно дорогая история, как я понимаю, – он должен охватить все регионы, которые входят в Северо-Кавказский округ, чтобы каждый получил свою часть этого кластера. У кого-то одно можно развивать, у кого-то другое. Наверное, в Кавминводах может быть центр. В общем, я думаю, это правильная идея.

Ю.-Б.Евкуров: И сам реабилитационный центр – это и культурный, и горный туризм. Для Ингушетии это тоже было бы хорошо.

Если можно, поддержите нас в плане выделения средств для развития туризма в Республике Ингушетия.

Д.Медведев: Коллеги изучат ещё раз и мне доложат по Ингушетии тоже.

Ю.Коков: Дмитрий Анатольевич, Вы в курсе этой темы. Я к Вам обращался, и после этого дело сдвинулось с мёртвой точки. Я имею в виду тот факт, что из госпрограммы «Развитие транспортной системы России (2010–2020 годы)» Кабардино-Балкария была исключена. Там 9,7 млрд рублей предусматривалось на строительство нового аэропорта. Я считаю, что это напрямую к теме относится. Была договорённость, что мы находим инвестора. Мы его нашли, проект готов, но вопрос стоял о взлётно-посадочной полосе. Обещали, что раз оттуда нас убрали, то включат в эту же программу, но уже с реконструкцией взлётно-посадочной полосы. То есть инвестор делает новый аэровокзал, а мы вместе с федеральным центром делаем ремонт этой полосы. У нас аэропорт 1974 года постройки. Я уже не говорю о туристическом кластере и обо всём, что с этим связано, но это просто большая проблема для жителей Кабардино-Балкарии.

По заключению Минтранса России (они поддержали) мы внесли это на трёхсторонку, но там отклонил Минфин. Просьба, если можно, ещё раз к этому вернуться, дать поручение по этому вопросу.

Д.Медведев: Хорошо, давайте вернёмся к вопросам аэропорта.

В.Битаров: У нас в республике также имеются все условия для создания крупного туристско-рекреационного кластера благодаря многообразию имеющихся запасов минеральных вод, что позволяет охватить одновременно лечением более 20 тыс. человек.

Помимо этого хотел бы обратить внимание на проект «Мамисон». В своё время более 2,2 млрд рублей было вложено в инфраструктуру. Были построены подстанция, водозабор, часть дороги. Но после этого, благодаря тому что был запущен первый этап каскада Зарамагских ГЭС, въезд в ущелье был затоплен. Сегодня всё это осталось не бесхозным – мы охрану выставили, охраняем, – перспективы там большие. Данное ущелье позволяет круглогодично кататься на горных лыжах, в том числе на ледниках. Хотел бы, чтобы обратили внимание на дальнейшие перспективы развития этого проекта, потому что всё сегодня приходит в негодность, в том числе водозабор, который там построен, дороги.

Д.Медведев: Когда строился водозабор?

В.Битаров: В 2013 году.

Д.Медведев: Да, я помню, мы этот проект неоднократно обсуждали. Просто нужно сейчас понять, в каком состоянии всё находится. Актуализируйте.

В.Битаров: Помимо этого хотел бы обратить Ваше внимание, мы писали письмо на Ваше имя, чтобы сняли ограничение. Республика является зоной регламентированного посещения для иностранных граждан, что затрудняет также посещение иностранных туристов нашей республики. Если есть возможность, обратить на это внимание и ограничение, насколько это возможно, снять.

О.Сафонов: Северо-Кавказский федеральный округ очень активно участвует в реализации мероприятий федеральной целевой программы развития внутреннего и въездного туризма.

Д.Медведев: Когда эта программа заканчивается?

О.Сафонов: В 2018 году.

Д.Медведев: Меня коллеги сегодня просили обязательно её сохранить, продлить. Я думаю, это необходимо сделать. Иначе всё, ради чего мы здесь собираемся, будет бессмысленным. Да, у нас сейчас не самая лёгкая ситуация, хотя экономика в целом восстанавливается. Так что подготовьте эти предложения вместе с коллегами.

О.Сафонов: Спасибо, Дмитрий Анатольевич, за поддержку.

У нас реализуются кластеры: экокурорт «Кавминводы» (Ставропольский край), «Кезеной-Ам» (Чеченская Республика), всесезонный туристский центр «Ингушетия» (Республика Ингушетия), «Золотые пески», «Золотые дюны» (Республика Дагестан), экокурорт «Кавминводы» (Карачаево-Черкесская Республика), автотуристский кластер «Зарагиж» (Кабардино-Балкарская Республика). В этом году всем регионам совокупно в рамках ФЦП по линии федерального бюджета выделяется 738 млн рублей, 121 млн – из бюджетов субъектов, всех республик Северо-Кавказского федерального округа, 1,2 млрд должно быть привлечено в качестве внебюджетного финансирования.

Хотелось бы доложить, что подписаны со всеми регионами соглашения в срок, установленный Правительством, – до 1 марта. Поэтому в ближайшее время мы должны вместе с регионами отработать, с тем чтобы деньги были переведены вам, уважаемые коллеги, чтобы вы уже начали реализовывать мероприятия в рамках нашей федеральной целевой программы.

Мы реализуем мероприятия, которые направлены на развитие системы подготовки кадров в сфере туризма с целью повышения качества обслуживания туристов. Поэтому я просил бы вас провести мониторинг кадровых потребностей и предоставить эту информацию нам, чтобы мы совместно уже проводили работу по подготовке кадров, которые вам нужны.

Совершенно согласен со Львом Владимировичем (Кузнецовым) относительно необходимости развития горнолыжных кластеров в республиках.

Поддерживаем мы и предложение о развитии медицинского кластера. Хотел бы сказать, что в республиках Северо-Кавказского федерального округа уже имеется высококачественный санаторно-курортный комплекс, в котором совокупно порядка 300 санаториев. Вообще в Российской Федерации 1800, то есть значительная часть, причём очень известных и эффективных, расположена у вас.

Хотелось бы отметить, что в прошлом году объём медицинских туристских услуг увеличился на 35%. Мы понимаем, что это направление для нас очень важно и перспективно, и считаем очень значимым развитие санаторно-курортного комплекса с упором на реализацию медицинских услуг в Северо-Кавказском федеральном округе.

Мы просили бы ускорить утверждение профессиональных стандартов инструкторов-проводников горнолыжного туризма.

Д.Медведев: Кто их должен утвердить? Минтруд? Это ваша компетенция, Максим Анатольевич (обращаясь к М.Топилину)?

М.Топилин: Сейчас как раз докладывали, что запустили новую систему независимой оценки квалификации. С Министерством по делам Северного Кавказа эту тему обсуждали, как уже на новой основе всё это делать. Но сами профстандарты готовят работодатели, представители работодателей, представители индустрии, потом они поступают к нам, и мы их уже с коллегами рассматриваем и утверждаем.

Д.Медведев: Представители индустрии готовы это сделать, потому что я тоже с ними разговаривал на эту тему. Есть у нас и объединения, и федерация. Но утвердить вы должны. Просто нужно этим заняться.

М.Топилин: Хорошо.

О.Сафонов: Дмитрий Анатольевич, считаем очень важным вопрос, который Вы подняли во вступительном слове, о том, что необходимо обеспечить защиту интересов потребителей услуг горнолыжного туризма. И просим Вас законодательно закрепить требования по страхованию жизни и здоровья, чтобы турист был защищён. Поэтому просим эту работу реализовать, нам представляется она очень важной.

Просил бы всех руководителей северокавказских регионов включиться в проект, который мы сейчас реализуем, – это программа лояльности «Русское гостеприимство». В эту программу лояльности входят проекты «Чайна френдли», «Индия френдли», «Халяль френдли». Нам представляется это очень важным. Эта программа нацелена на распространение успешных практик адаптации туристского сервиса и туристской среды...

Д.Медведев: А «Чайна френдли» нам зачем?

О.Сафонов: Мы считаем, что регион интересен в том числе для китайских туристов.

Д.Медведев: В том смысле, что мы ждём китайских туристов.

О.Сафонов: Да, Дмитрий Анатольевич. И индийских туристов. Мы реализуем проект «Халяль френдли» – во многих регионах этот продукт является национальным, нам просто это нужно зафиксировать и продвинуть в различных странах, сказав, что, приехав сюда, турист получит высококачественную услугу по тому стандарту, который он хотел бы получить.

Д.Медведев: Надо ещё, чтобы «френдли» было в отношении собственных граждан. А то очень часто получается несколько иначе. Так что вы прежде всего на это обратите внимание, чтобы «френдли» было for Russia.

О.Сафонов: Вы правы, Дмитрий Анатольевич, конечно. У нас и программа называется «Русское гостеприимство». Естественно, для наших граждан, для иностранных граждан обязательно будем это делать.

Это, кстати, касается и перевода туристской навигации, информационных материалов на иностранные языки. Серьёзная работа. Мы, конечно, готовы оказать полную поддержку уважаемым коллегам, тем более что мы активно взаимодействуем в разных форматах.

Мы считаем очень перспективным развитие и круизного туризма в СКФО. Дело в том, что он примыкает к Каспийскому морю. Но просили бы рассмотреть возможность строительства соответствующей инфраструктуры в портах Дагестана. Мы видим большой интерес у наших коллег и партнёров из Ирана, Азербайджана, Казахстана в организации подобного рода кольцевых круизных маршрутов. Может быть, маршрутов с выходом из Волги в регион Каспийского моря. Нам представляется это тоже очень важным, интересным и перспективным.

Д.Медведев: Хорошо.

О.Сафонов: И ещё хотел бы попросить уважаемых коллег. Нам необходимо использовать полученный при подготовке и проведении Олимпиады 2014 года опыт Сочи в части комплексного развития туристских территорий. Мы просили бы, чтобы был реализован единый генплан и единые стандарты строительства туристской инфраструктуры на территории Северного Кавказа. Это действительно очень важно для формирования туристского образа макрорегиона, обеспечения привлекательности для туристов.

Россия. Весь мир. СКФО > Госбюджет, налоги, цены. Миграция, виза, туризм > premier.gov.ru, 10 марта 2017 > № 2102199 Дмитрий Медведев


Китай. Россия > Авиапром, автопром. Химпром > rusnano.com, 6 марта 2017 > № 2095134

Россия совместно с Китаем готовятся к созданию самолета.

В рамках подготовки к созданию российско-китайского широкофюзеляжного самолета, доля полимерных композиционных материалов в котором составит порядка 50%, портфельную компанию РОСНАНО «Препрег-СКМ» посетила делегация китайской авиастроительной корпорации СОМАС. В ходе двухдневного визита инженеры из Шанхая познакомились с особенностями производства композиционных материалов и технологиями их применения.

Интерес китайских специалистов к углепластику неслучаен. СОМАС совместно с российской Объединенной авиастроительной корпорацией разрабатывает проект широкофюзеляжного самолета, доля полимерных композиционных материалов в котором составит порядка 50%, или 70 тонн. Лайнер будущего, дальность полета которого составит 12000 км, был презентован в ноябре 2016 года на международном авиационно-космическом салоне China Airshow 2016. Ожидается, что круг российских и китайских участников проекта будет окончательно сформирован в 2018 году, а первый полет будет выполнен в 2021 году.

В настоящее время в рамках подготовки к реализации проекта российская сторона проводит обучение китайских коллег. На базе «Препрег-СКМ» представители Московского авиационного института прочли специалистам СОМАС курс лекций по композиционным материалам и прочности конструкций.

«На примере ведущего мирового производителя авиационных препрегов компании „Препрег-СКМ“ мы провели сессию, где инженеров СОМАС познакомили с современными технологиями разработки и изготовления препрегов, — прокомментировал начальник лаборатории композиционных материалов МАИ Леонид Фирсов. — Им показали мультиаксиальную машину, линию по производству препрега. Теперь у наших гостей сформировалось полное понимание того, как инженеры и конструкторы должны взаимодействовать с материаловедами для получения требуемых характеристик их материалов. Ведь конструирование самолета должно начинаться фактически с разработки материала под эту конструкцию».

Справка

Акционерное общество «РОСНАНО» создано в марте 2011 года путем реорганизации государственной корпорации «Российская корпорация нанотехнологий». АО «РОСНАНО» содействует реализации государственной политики по развитию наноиндустрии, инвестируя напрямую и через инвестиционные фонды нанотехнологий в финансово эффективные высокотехнологичные проекты, обеспечивающие развитие новых производств на территории Российской Федерации. Основные направления инвестирования: электроника, оптоэлектроника и телекоммуникации, здравоохранение и биотехнологии, металлургия и металлообработка, энергетика, машино- и приборостроение, строительные и промышленные материалы, химия и нефтехимия. 100% акций АО «РОСНАНО» находится в собственности государства. Благодаря инвестициям РОСНАНО на данный момент открыто 77 заводов и R&D центров в 30 регионах России.

Функцию управления активами АО «РОСНАНО» выполняет созданное в декабре 2013 года Общество с ограниченной ответственностью «Управляющая компания «РОСНАНО», председателем правления которого является Анатолий Чубайс.

Задачи по созданию нанотехнологической инфраструктуры и реализации образовательных программ выполняются Фондом инфраструктурных и образовательных программ, также созданным в результате реорганизации госкорпорации.

* * *

Портфельная компания РОСНАНО «Препрег-СКМ», входящая в структуру «Холдинговой компании «Композит», занимается производством разных номиналов технических тканей и препрегов на основе углеродных, стеклянных, арамидных волокном для использования в судостроении, авиастроении, строительстве и других индустриях. Производственные площадки размещены в технополисе «Москва» и особой экономической зоне «Дубна». В настоящее время на предприятии разработано более 200 наименований тканей и 25 артикулов препрегов. Углеродные полотна, мультиаксиальные ткани и препреги в составе композиционных материалов отличаются необычайной легкостью, прочностью и коррозионной стойкостью. Предприятие «Препрег-СКМ» располагает современным парком оборудования, соответствующим международным стандартам. Возраст производственных установок не превышает 5 лет. В числе конкурентных преимуществ компании также технологии производства европейского уровня и качества, низкая стоимость энергоресурсов и высоко квалифицированный персонал. Эти составляющие успеха позволяют на равных конкурировать на российском и международном рынке. Продукцию компании в своих изделиях уже используют судостроители из Италии, Германии, Венгрии и другие. В прошлом году «Холдинговая компания «Композит» организовала в Чехии в городе Кладно склад 20 основных артикулов продукции, доступных к поставке в любую страну Евросоюза в течение 3–4 рабочих дней.

* * *

Московский авиационный институт — единственный университет в России, осуществляющий подготовку кадров по всему жизненному циклу изделий авиационной, ракетной и космической техники от системного проектирования до реализации отдельных высокотехнологичных производств. МАИ обладает широкими связями с промышленностью и является одним из самых востребованных вузов страны в сфере подготовки кадров для ОПК. Так, в 2015 году целевой приём от Минпромторга России, ГК «Роскосмос», «Росатом», Ростех и других ведомств составил 802 человека.

Китай. Россия > Авиапром, автопром. Химпром > rusnano.com, 6 марта 2017 > № 2095134


Россия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > trud.ru, 3 марта 2017 > № 2093582

Сказка про белого бычка

На сочинском форуме поговорили о проблемах и заглянули в карманы граждан

Если власть ослабит вожжи, бизнес сам решит проблемы нашей многострадальной экономики - такую рекомендацию получил премьер Дмитрий Медведев от представителей деловых кругов на инвестиционном форуме в Сочи. Но эти же слова говорили министрам и пять, и десять лет назад. И все мимо ушей.

Это был уже шестой сочинский форум. В нынешнем году он утратил приставку «международный», хотя по-прежнему сюда пригласили гостей из Австрии, Афганистана, Великобритании, Германии, Казахстана, США, Франции, Швейцарии и Японии. И, естественно, собрали экономическую элиту страны: почти весь хозяйственный блок правительства, авторитетных экспертов, топ-менеджеров ведущих компаний, создателей наиболее успешных средних и малых предприятий, руководителей бизнес-ассоциаций, глав российских регионов... Общее число заявок на участие составило около 4 тысяч.

Однако, положа руку на сердце, никаких открытий и прорывов никто не ожидал. «Существенных отличий у нынешнего форума от аналогичных мероприятий предыдущих лет не будет», - спрогнозировал финансовый аналитик группы компаний «Финам» Тимур Нигматуллин. Хотя в Сочи прилетел глава Центра стратегических реформ Алексей Кудрин, заканчивающий по заданию президента разработку комплексной программы реформирования экономики страны. Так где же, как не на таких представительных собраниях, обкатывать новую стратегию? Но о своей программе главный разработчик молчал как партизан на допросе...

Взамен премьер Медведев сообщил о подготовке правительством комплексного плана действий на период с 2017 по 2025 год, который «должен содержать дополнительные меры по трансформации структуры экономики, росту несырьевого экспорта, реализации новых инвестиционных проектов, а также опережающему развитию малых и средних предприятий».

Однако и этот план в Сочи, по сути, не обсуждали - что толку говорить о проекте, который никто в глаза не видел? В результате на пленарных заседаниях, как всегда, много говорили о проблемах, но не о вариантах их решения.

Заграница точно уже не поможет. «Мы в какой-то момент полагали, что нам помогут в конкурентной борьбе, - признался в наивности Дмитрий Медведев. - Но никто, конечно, ничем не поможет. Абсолютно. Только палки в колеса ставить будут. Наша задача - самим всего добиться».

Добиваться придется долго, ибо Россия «способна догнать ведущие страны только в долгосрочной перспективе - от 6 до 15 лет», считают 75% из 500 опрошенных руководителей и собственников промышленных предприятий. К тому же повышение эффективности компаний может приводить к увольнениям, напомнила в Сочи куратор социальной сферы вице-премьер Ольга Голодец. Хотя (опять же в перспективе!) это поможет создать новые, высокооплачиваемые рабочие места.

Но для этого требуется «улучшать администрирование», говорил замглавы Минпромторга Василий Осьмаков. Алексей Кудрин добавил, что корень зла - в «качестве государственного управления». И даже премьер витиевато призвал своих подчиненных «работать так, чтобы было как можно меньше всякого рода бюрократических решений, иначе будет происходить так, как коллега сказал: у них Кафка в гробу переворачивается».

Вообще-то возникает ощущение, что все это давно и не однажды сказано. Сплошные повторы. «Экономический прорыв возможен только там, где предпринимательство воспринимается как один из основных источников развития страны, а предпринимательский талант - как общественная ценность» - эти слова Дмитрий Медведев произнес на сочинском форуме в 2012 году. Пятилетку назад. На следующий год продолжил: «Каковы основные принципы, на которых должна строиться новая модель экономики современного периода? Первое - это, безусловно, максимальная предпринимательская свобода, здоровая конкурентная среда и, конечно, значительное улучшение бизнес-климата».

Еще через год: «Нам нужно поддержать наших людей в этом, дать им возможность работать и зарабатывать для себя, а значит, для региона, для всей страны, помогать всем, кто хочет открыть свой бизнес, защищать людей от недобросовестных чиновников. Это точно в наших силах».

В 2015-м: «Бизнес-климат в России по-прежнему оставляет желать лучшего. Пока мы его радикально не изменим, мы будем терять и инвестиции, и доходы, и темпы развития, и интеллектуальный потенциал».

Наконец, в нынешнем году постоянный участник сочинских форумов, авторитетный предприниматель Давид Якобашвили предложил: «Давайте ослабим вожжи. Люди, собравшиеся здесь, - хотя бы только люди, собравшиеся здесь, - если ослабить вожжи, стопроцентно решат все вопросы».

В кулуарах форума было интереснее. Именно там Алексей Кудрин проговорился о намерениях Минфина повысить до 15-20% налог на доходы физических лиц (НДФЛ). «Правительство объявило, что не будет повышать на бизнес налоги, тем самым остается какой-то зазор для, видимо, повышения НДФЛ, - сказал главный разработчик новой стратегии реформ. - Мы стоим перед выбором, как удержать доходную базу экономики бюджетной системы, чтобы финансировать ключевые обязательства государства, рассматриваем, какие изменения в налоговой системе могли бы быть самыми щадящими».

А замглавы Минэкономразвития Олег Фомичев на сессии «Легализация для самозанятых: согревающая перспектива или обжигающая реальность?» рассматривал варианты повышения налогов для самозанятых россиян. Как известно, власть освободила от уплаты налогов и взносов на два года нянь, репетиторов, домработниц и сиделок, а с остальными вопрос пока не решен. Глава Торгово-промышленной палаты Сергей Катырин прокомментировал: «Начальство решило легализовать те категории, которые работают на него, а всех остальных пока отодвинули на второй план». «Остальные» - это гораздо более многочисленные монтажники, ремонтники, парикмахеры, которым, видимо, скоро придется раскошелиться.

А ведь еще на сочинском форуме - 2014 Дмитрий Медведев говорил: «Мы все понимаем: более неудачного решения, чем повышение налоговой нагрузки в такие непростые времена, невозможно себе представить».

Но значительно больше «личных денег» Минфин рассчитывает привлечь в экономику, выпустив трехлетние облигации федерального займа для населения с доходностью 8,5% годовых. Хотя, если верить опросам, 73% россиян вообще не имеют накоплений. Однако 27% россиян, по данным Агентства по страхованию вкладов (АСВ) и Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) держат на банковских депозитах около 4 трлн рублей и 30-40 млрд в валюте. Причем больше половины вкладов (52%) составляют миллион рублей и более. Плюс около 15 млрд долларов хранится у населения в домашних сейфах, в чулках.

Именно эти деньги Минфин и попытается пустить в оборот через облигационный заем. На сочинском форуме министр Антон Силуанов заявил, что надеется таким образом «вытащить деньги из-под подушек» населения. Одно из деловых изданий тут же отозвалось едким комментарием: «Едва ли можно найти более убедительные слова, для того чтобы пальцы потенциальных «народных инвесторов» рефлекторно сложились в кукиш».

Едва ли не главной темой сочинского форума были малое предпринимательство и стимулирование инноваций в России. Но глава Башкирии Рустэм Хамитов неожиданно озадачил всех, сообщив: в его регионе введение льгот для малого и среднего бизнеса не привело к росту числа предпринимателей. На форуме прозвучал еще один похоронный мотив: доля инновационной продукции растет минимальными темпами, несмотря на немалые объемы затрат. По концепции долгосрочного развития, принятой в 2008 году, эта доля должна была к сегодняшнему дню вырасти до 40%, однако сейчас составляет лишь 9%.

Сюда же можно добавить факт из выступления губернатора Магаданской области Владимира Печеного: областное правительство готово в нынешнем году создать первые ТОР - территории опережающего развития. И подчеркнул, что его регион сегодня «является единственным на Дальнем Востоке, где нет зон с таким статусом». То есть уже чуть ли не вся страна состоит из зон особого внимания, особых экономических зон, территорий опережающего развития и т. д., но толку никакого.

Это очень опасный признак. Похоже, мы подходим к точке невозврата: слишком долго запрягали российскую телегу, чересчур круто напрягали отечественный бизнес, запредельно контролировали - и дождались: нажал на кнопку - не работает…

Вместо послесловия

«У нас огромное количество контрольно-надзорных органов. Их содержание нам не только не по карману, а они просто мешают. Оно не по карману и бизнесу, который зачастую вынужден просто откупаться», - говорил премьер-министр на форуме «Сочи-2015». Через год Алексей Кудрин продолжил тему: за год проведено 2,356 млн проверок, и лишь 8% выявили серьезные нарушения, из которых только в 1% реально были какие-то опасности для людей. Сегодня и ситуация, и тенденции остались прежними.

По данным бизнес-омбудсмена Бориса Титова, общее число зарегистрированных за 2016 год преступлений экономической направленности составило 260 655, что на 2% больше, чем в «рекордном» 2015-м. В СИЗО по экономическим статьям находятся на 40% больше обвиняемых и подозреваемых, чем в 2012-м, до экономической амнистии. В отношении предпринимателей российская судебная система выносит лишь около 1% оправдательных приговоров. Меньше только в Китае - 0,2%. А ведь в российских судах присяжных оправдательных приговоров - 20%.

Когда мы говорим о неэффективной системе управления, мы заранее себя обрекаем на то, что те цели, которые мы объявили, не будут до конца выполнены.

«В чем проблема? - вопрошал еще на форуме «Сочи-2016» Алексей Кудрин. - Почему у нас по-настоящему не работает стратегическое управление и стратегическое планирование? Хотя мы принимаем среднесрочные планы развития, определяем эти цели, некоторые индикаторы этой работы, даже по годам их зачастую расписываем, но за них по-настоящему, всерьез не спрашиваем».

Точное замечание, да что толку?

Александр Киденис

Россия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > trud.ru, 3 марта 2017 > № 2093582


Лаос > Госбюджет, налоги, цены > offshore.su, 27 февраля 2017 > № 2088992

Лаосу следует увеличить свои доходы за счет расширения налоговой базы, сокращения льгот, а также укрепления налогового администрирования. Об этом заявил Международный валютный фонд (МВФ) в своей статье IV Доклада по стране.

МВФ заявил, что власти страны приняли ряд важных мер в последнее время, в том числе по улучшению оценки импортируемых транспортных средств для расчета налогов на импорт, исключая льготы для импорта нефти в государственных проектах, пересмотр акцизов, а также реформу налога на добавленную стоимость.

Рекомендуя ряд реформ, МВФ сказал, что "централизованное управление и налоговые льготы, а также обеспечение регулярной отчетности, приведет к более прозрачному налоговому режиму. В дополнение к льготам, правительству стоит провести унификацию ставки НДС между особыми экономическими зонами (СЭЗ) и остальной частью экономики, что позволило бы упростить администрирование НДС и повысить эффективность налогового режима".

В администрации МВФ заявили, что власти должны сосредоточиться в краткосрочной перспективе на повышении уровня соблюдения налогового законодательства среди крупных и средних налогоплательщиков и реструктуризации налогового департамента, чтобы лучше отражать приоритетные функции.

Лаос > Госбюджет, налоги, цены > offshore.su, 27 февраля 2017 > № 2088992


Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 27 февраля 2017 > № 2088425 Дмитрий Медведев

Российский инвестиционный форум «Сочи-2017».

Основная тема форума – инвестиции в регионы России: приоритеты региональной политики.

Пленарное заседание форума

Из стенограммы:

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги!

Сердечно вас приветствую на нашем инвестиционном форуме. Форум всегда хорошая площадка для того, чтобы подискутировать, посмотреть на возможных новых партнёров, презентовать экономические возможности и компании, и региона. Теперь мы решили проводить форум в феврале. Это теперь наш основной зимний форум, открытый для всех гостей и сориентированный на региональную проблематику.

Конечно, я рассчитываю и на то, что все его участники смогут насладиться зимним, можно сказать, уже почти весенним Сочи. Это должно способствовать активной работе.

Хотя время форума изменилось, мы с вами по-прежнему обсуждаем ответы на те вызовы, которые возникают перед Россией. В последние несколько лет они так или иначе касались преодоления кризисных явлений, вызванных и проблемами в мировой экономике, и нестабильностью сырьевых рынков, и структурными дисбалансами, которые существуют в нашей экономике, и, конечно, санкциями за нашу политическую позицию.

Сегодня уже можно твёрдо сказать: мы со всеми этими вызовами научились справляться. Падение валового внутреннего продукта прекратилось. Январская статистика продемонстрировала выход реальных располагаемых доходов в положительную зону – их прирост составил около 8% к уровню прошлого года. Конечно, существенную роль в этом сыграла единовременная выплата пенсии, но и без учёта этой единовременной выплаты реальные доходы наших граждан стали потихоньку повышаться. И наверное, это один из важнейших итогов текущего экономического периода. Надо все эти тенденции закрепить.

У нас уже сейчас сложилась рекордно низкая для современной России инфляция – порядка 5,4% в 2016 году и 5% по итогам января 2017 года. Напомню, что по итогам 2015 года инфляция была почти 13%. И конечно, абсолютно реальные планы довести инфляцию до 4% в год. Мы с вами понимаем, что это значит. Это означает возможность последовательно снижать процентные ставки, сделать кредитные ресурсы гораздо более доступными, а это принципиальный вопрос и для бизнеса, и для всех наших людей.

Положение на рынке труда стабильное. Мы с безработицей справились. Но сегодня мы должны думать о решении других задач. В наших среднесрочных планах содержится ряд мер по преодолению демографических ограничений, которые могут впоследствии препятствовать развитию нашей страны. Они охватывают практически все сферы: и здравоохранение, и социальную политику, и миграционную политику.

Показатели промышленного производства пока скромные – около 1% по итогам прошлого года. Хотя эти показатели в значительной степени соответствуют среднеевропейским. Но есть отрасли, и это не может не радовать, которые показывают значительно более высокие результаты. И это не только сырьевой сектор наконец-то. В транспортном и сельскохозяйственном машиностроении, в некоторых сегментах химической промышленности, в фармацевтике у нас темпы роста измеряются иногда даже двузначными величинами. Хорошо развивается сельское хозяйство (по итогам 4,8% роста) и пищевая промышленность (около 2,5%).

Поэтому в целом мы ситуацию стабилизировали, это действительно очень важно.

Но завтрашний день ставит перед нами новые вызовы. Прежде всего это повышение темпов роста экономики. Для этого требуется интенсивное развитие регионов в значительной степени за счёт привлечения новых инвестиций, а на этой основе – решение главной задачи: улучшение жизни наших людей.

На достижение всех этих стратегических целей будет направлен Комплексный план действий Правительства на период с 2017 по 2025 год. Сейчас начинается этап более широкого обсуждения предложений, которые содержатся в проекте. Я обращаюсь ко всем присутствующим, к экспертному сообществу, к деловым объединениям: нужно активно включиться в этот процесс. Ключевая задача – разработать систему действий, которая позволит достичь уже в ближайшие годы темпов роста, сопоставимых со среднемировыми, а лучше, конечно, выше среднемировых.

Подробнее остановлюсь на возможных основных направлениях плана. Сразу подчеркну, это ещё не решения, но это то, что в любом случае в плане должно быть. По итогам наших обсуждений и в Правительстве, и на форуме, и в экспертном сообществе он будет дополнен.

Первое, о чём хотел бы сказать, – это «Устойчивая среда», комплекс мер, которые направлены на обеспечение стабильности макроэкономической динамики и стабильности ведения бизнеса, в том числе устойчивости систем налоговых и неналоговых платежей, тарифов естественных монополий, принципов контрольно-надзорной деятельности и мер государственного регулирования и поддержки. Понятные правила – один из ключевых моментов для принятия инвестиционных решений как в масштабах страны, так и в региональном разрезе, да и просто на уровне отдельной компании.

Второе – «Эффективная занятость». Ближайшие пять лет будут непростыми для рынка труда. Причём речь идёт не о безработице – надеюсь, мы научились управлять этими процессами, – а скорее о дефиците квалифицированных рабочих рук. Это результат целого ряда накопившихся проблем и демографического провала 1990-х годов. В план мы заложили ряд шагов, которые позволят наиболее эффективно использовать имеющиеся трудовые ресурсы, помочь нашим гражданам максимально эффективно реализоваться. Кроме того, будем работать над тем, чтобы в Россию приезжали работать высококвалифицированные и талантливые специалисты.

Д.Медведев: «Завтрашний день ставит перед нами новые вызовы. Прежде всего это повышение темпов роста экономики. Для этого требуется интенсивное развитие регионов в значительной степени за счёт привлечения новых инвестиций, а на этой основе – решение главной задачи: улучшение жизни наших людей. На достижение этих стратегических целей будет направлен Комплексный план действий Правительства на период с 2017 по 2025 год. Ключевая задача – разработать систему действий, которая позволит достичь уже в ближайшие годы темпов роста, сопоставимых со среднемировыми, а лучше, конечно, выше среднемировых».

Третье направление, о котором хотел бы сказать, – это «Умная экономика».

Успешная страна – это не только развитая экономика, геополитическое влияние, военная мощь, что, безусловно, присуще нашему государству, но и научные достижения, которые прославляют нацию, востребованные во всём мире технологические устройства, лекарства, уникальные технологии, которые в целом делают жизнь лучше и безопаснее.

Страны, которые сегодня не способны перейти к новым технологиям, могут оказаться в очень тяжёлом положении, просто отстать безвозвратно. Их не спасёт ни дешёвая рабочая сила, ни сырьё.

У России есть все слагаемые для того, чтобы стать одной из ведущих технологических стран мира. У нас есть интеллектуальный потенциал, у нас есть ресурсы. И главное, что есть, что мы смогли за последнее время в известной степени возродить, – это психология страны-лидера. Лидера, который не раз доказывал, что может делать лучшие в мире продукты.

Сегодня ситуация такова, что нередко российские стартапы просто «утекают» за границу, потому что там сформирована максимально комфортная среда для тех, кто способен создавать революционные технологии, продукты. Государственные фонды и частные структуры вкладывают в такие проекты весьма серьёзные средства, даже если изобретатель живёт в другом государстве.

Столь же эффективную «экосистему» нам необходимо создать и в нашей стране.

Наша задача – чтобы цифровые технологии охватывали все сферы: от торговли и логистики до государственных услуг, от промышленности и образования до жилищно-коммунального сектора и здравоохранения. И поэтому в этом разделе комплексного плана речь пойдёт о создании необходимой правовой и физической инфраструктуры для перехода к цифровой экономике, а также конкретных действиях в каждой из вышеперечисленных областей.

Новый план Правительства должен содержать дополнительные меры по трансформации структуры экономики, росту несырьевого экспорта, реализации новых инвестиционных проектов, а также опережающему развитию малых и средних предприятий. В этом контексте предлагаю уже в ближайшее время реализовать ряд шагов.

Во-первых, разработать механизм, который упростит хеджирование валютных рисков для российских экспортёров. У нас этого механизма просто нет. Речь идёт о создании единого окна, через которое экспортёры смогут зафиксировать будущий денежный поток от экспортных поставок в рублевом эквиваленте.

Во-вторых, обеспечить конкурентоспособные условия кредитования потребителей российской продукции за границей. Для этого часть иностранных активов Министерства финансов может быть направлена на такое финансирование. Я поручу Минфину и Минэкономразвития проработать этот вопрос.

В-третьих, нужно создать на базе институтов развития, прежде всего ВЭБа, фабрику проектного финансирования. Финансирование проектов должно быть построено с привлечением ресурсов сторонних инвесторов на принципах синдикации, при этом риски изменения процентных ставок в будущем должно взять на себя государство. В целом государство могло бы гарантировать стабильность инфляции на определённом уровне.

В-четвёртых, можно было бы расширить программу «Шесть с половиной» по кредитованию малого и среднего бизнеса. Этот инструмент мы создали для помощи тем малым и средним компаниям, которые ведут проекты в приоритетных отраслях: аграрно-промышленном комплексе, здравоохранении, обрабатывающих производствах, целом ряде других отраслей. Я предлагаю увеличить лимит этой программы, то есть объём кредитования, на дополнительные 50 млрд рублей для выдачи кредитов региональными банками и для их использования на инвестиционные цели. Наша задача – поддержать растущую активность именно в этих сегментах. Также поручаю Минэкономразвития вместе с Министерством финансов в двухнедельный срок представить согласованные предложения по этим мерам.

Ещё одна тема. Серьёзным фактором, который сдерживает инвестиционную активность, ухудшает условия ведения бизнеса, является несовершенство государственных стандартов. Многие из них существуют ещё с советских времён, многие являются избыточными. Мы этим занимаемся уже довольно давно, во всяком случае последние 10–12 лет, но, наверное, не так интенсивно, как требуется. Поэтому я просил бы Экспертный совет при Правительстве проанализировать, какие дальнейшие шаги здесь можно было бы предложить.

Одним из ключевых вопросов, который найдёт отражение в нашем среднесрочном плане, будет дальнейшая рационализация налоговой системы. С одной стороны, мы должны обеспечить стабильность налоговой системы, с другой – стимулировать экономическую активность, то есть создать все условия, чтобы у компаний не было соблазна уходить в тень. Сейчас мы работаем вместе с бизнесом, вместе с регионами над предложениями по ключевым параметрам налоговой системы.

Вечером я планирую встретиться с представителями нашего крупного бизнеса, обсудить в том числе и эти вопросы.

Но точно могу сказать, что мы воздержимся от принятия любых решений, которые ухудшают положение предпринимателей в части неналоговых платежей. Эту тему мы неоднократно обсуждали, хотел бы это ещё раз подтвердить. Конечно, мы также продолжим сокращать отчётность, которую должен представлять бизнес.

Следующее направление – социальная сфера. Речь идёт о качественном улучшении социальной инфраструктуры в нашей стране. Мы все прекрасно знаем её недостатки, уже достаточно многое делается для того, чтобы их устранить. Но те деньги, которые мы вкладываем в социальную сферу, должны работать лучше, с большей отдачей. Это относится и к здравоохранению, и к образованию.

Сегодня мы экспортируем нефть, газ – и, к сожалению, экспортируем интеллект. Но если за первые две позиции российский бюджет получает деньги, то интеллект очень часто уходит из нашей страны бесплатно и безвозвратно. Это не просто расточительно, это недопустимо по отношению к собственной стране. Теряя талантливых учёных, специалистов, Россия теряет не только деньги, время, потраченные на их подготовку, но и позиции в конкурентной борьбе за будущее. Я напомню известные слова Сергея Капицы: «Математика – это то, что русские преподают китайцам в американских университетах». Вот такого положения быть, конечно, не должно.

Мы должны создать все условия, чтобы новое поколение могло реализовать свой потенциал именно в России. Система образования также должна исходить из того, что современная экономика требует от человека постоянной учёбы, совершенствования его знаний. Теперь, по сути, все мы учимся всю жизнь. Задача этого блока – соответствующим образом настроить всю систему образования. Мы понимаем, что главная инвестиция, если рассматривать среднесрочный период, – это грамотная система управления талантами. Чтобы за рубеж мы действительно отправляли не интеллект, а интеллектуальные товары и услуги.

Также важно, чтобы люди как можно дольше оставались активными, вели полноценную жизнь, занимались любимым делом.

Хочу отметить особо: список возможных направлений комплексного плана не является закрытым. Он, конечно, будет дополняться. Свои предложения уже частично представило деловое сообщество, стратегия обсуждается в экспертных кругах.

На данном этапе эту работу можно было бы организовать следующим образом. Текущее управление на себя возьмёт Министерство экономического развития, потому что это его функция. По ключевым направлениям можно создать профильные рабочие группы. Они доработают перечень конкретных действий плана. А общую координацию будут осуществлять заместители Председателя Правительства и я лично.

Для успешной реализации плана мы должны активнее переходить на новые управленческие технологии, активнее внедрять проектный подход. Поэтому следующий этап здесь – перевод значительной части бюджетного процесса на проектные принципы. Изменения в бюджет на предстоящую трёхлетку, (конечно, за исключением технических вопросов, особых статей бюджета типа обороны, безопасности, некоторых других), должны быть оформлены как проекты с понятными целями и ответственными за их достижение исполнителями. Поэтому я поручу Минэкономразвития вместе с Минфином в двухнедельный срок подготовить предложения, как дальше работать с проектным бюджетом, оценить степень нашей готовности к такому бюджетированию, и окончательно примем решение по этому поводу.

Результат выполнения плана должен быть таким – это должна быть новая ситуация в экономике.

Какой должна быть эта экономика? Во-первых, это должна быть экономика опережения среднемировых темпов роста. Экономика, которая открыта будущему и технологически, и по своим институтам.

Во-вторых, это должна быть экономика возможностей, чтобы вход в социальный лифт для людей был открыт в любой части нашей страны, а с этим есть проблемы.

В-третьих, экономика наша должна быть не просто свободной, она должна быть умной, и мы рассчитываем именно на такие результаты.

И, конечно, одна из основных составляющих такой экономики – это высокий уровень инвестиционной активности.

Сегодня во всём мире – и Россия не исключение – доминирует сберегательная модель экономического поведения. С чем это связано? Это, конечно, реакция экономических агентов, инвесторов на общую неопределённость. У нас это триллионы рублей, которые могли бы развивать экономику, но которые остаются без движения.

Наша задача – и федеральных, и региональных властей – сделать так, чтобы эти деньги начали работать. Привлечением инвестиций должны заниматься все.

Мы прекрасно понимаем, что исходные позиции у наших регионов разные. Это касается многих вещей, включая природные ресурсы, наличие крупных предприятий, дорог, электростанций, университетов, научных центров. У нас нет универсального механизма, который бы гарантировал нам успехи, но я уверен: в России, несмотря на текущие трудности, не существует бесперспективных регионов. Это совершенно очевидно. Да, у каждого свои особенности, но есть и свои конкурентные преимущества, это тоже очевидно, – и природные, и отраслевые, и ресурсные, и трудовые, на которых и нужно зарабатывать деньги.

Поэтому первая наша задача – выявить в каждой территории собственные точки роста. Коллеги-губернаторы, которые присутствуют на форуме, и так этим занимаются, но нужно это делать интенсивнее. Исходя из этих точек роста скорректировать государственные программы, инвестпрограммы естественных монополий, которые касаются развития федеральной транспортной, энергетической и социальной инфраструктур, и в увязке с ними – программы создания и модернизации инфраструктуры регионального и местного значения. Это позволит снять очень многие существующие ограничения, которые в целом ряде регионов просто ставят крест даже на самых интересных проектах и напрямую влияют на жизнь людей.

Те инфраструктурные проекты, которые имеют определяющее значение для развития региона, должны получить и гарантированное финансирование. Такие механизмы должны быть разработаны в ближайшее время. А то у нас очень распространённой является ситуация: начинается строительство дороги или энергетических сетей, бизнес, ориентируясь на наши планы, приступает к реализации инвестпроекта, который, по сути, опирается на эту инфраструктуру, а дальше возникают какие-то сложности, в том числе и с бюджетом, строительство замораживается, в результате проект срывается.

Сегодня мы применяем и другие инструменты, которые должны стимулировать инвестиции. Это создание территорий опережающего развития, технопарков, индустриальных парков, туристических кластеров. Это государственно-частное партнёрство – строительство объектов инфраструктуры с софинансированием из федерального бюджета.

Все эти инструменты должны быть использованы и в дальнейшем. Здесь может возникнуть проблема выбора, потому что инструментов уже довольно много. Важно, чтобы их многообразие не дезориентировало инвесторов.

Второе, о чём хотел бы сказать: должна возрасти роль региональных и местных властей в создании благоприятного инвестиционного климата. Нужно активнее работать с потенциальными инвесторами. Концентрировать и государственные, и частные деньги на приоритетных экономических направлениях, которые могут дать максимальную отдачу для города, для области, для всей страны. В инициативном порядке предлагать бизнесу инвестиционные идеи, а не просто тиражировать многочисленные инструкции или изобретать формы отчётности.

Сегодня система финансовой поддержки региональных бюджетов строится в том числе на том, чтобы стимулировать региональные власти развивать собственный экономический потенциал. Федеральный центр и регионы подписывают соглашения, согласно которым региональные власти должны добиться конкретных показателей. Это в том числе и объёмы доходов бюджетов, инвестиций в основной капитал, увеличение числа рабочих мест и некоторые другие показатели. Соглашения предусматривают и финансовую ответственность за невыполнение этих обязательств. Я прошу всех это иметь в виду.

В этом году мы увеличили общий объём дотаций и субсидий почти на 200 млрд рублей. Одновременно мы расширили возможности регионов в плане принятия решений о льготах и преференциях. На местах действительно можно более точно оценить, какие льготы дают эффект, какие полезны бизнесу, а какие не дают эффекта и являются минусом для бюджетов.

Начиная с прошлого года мы выделяем гранты тем регионам, которые достигли наивысших показателей динамики экономического развития. В 2017 году на эти цели также планируется израсходовать 20 млрд рублей. С 2018 года у регионов появляется возможность оставлять у себя часть прироста налога на прибыль (может быть, нам стоит подумать и над тем, чтобы такой подход распространить и на другие налоги и сборы, но это нужно проанализировать), часть средств оставлять в местных бюджетах. Логика здесь очень простая: больше предприятий успешно работают в регионе, стало быть, больше возможностей для строительства нового жилья, дорог, школ, больниц, других социальных объектов.

Все ключевые направления нашей работы определены Основами государственной политики регионального развития Российской Федерации на период до 2025 года, которые были разработаны Правительством и утверждены Президентом. Они будут детализированы в плане мероприятий по их реализации и стратегии пространственного развития нашей страны.

Следующий шаг – распространить эти подходы и на взаимоотношения региональных властей и муниципалитетов, чтобы усилить мотивацию местных властей активно работать с инвесторами, повысить их ответственность за результаты. И конечно, нужно сделать гибкость и адаптацию к новым условиям базовыми принципами работы государственного аппарата. Критериями оценки должны стать количество созданных современных компаний, рост экспорта несырьевых товаров и повышение доходов людей.

Чтобы эффективно помогать инновационным компаниям и технологическим лидерам, государство должно их по-настоящему понимать, а стало быть, также быть лидером по использованию современных методов управления и технологий.

Завтра мы встретимся с губернаторами, с коллегами из Правительства, некоторыми другими нашими коллегами, для того чтобы более предметно обсудить эти темы, потому что они на самом деле волнуют абсолютное большинство регионов.

Есть такая интересная цитата Черчилля: «Меня часто спрашивают, за что мы сражаемся. Могу ответить: "Перестанем сражаться, тогда узнаете"». Это неплохо характеризует деятельность любого правительства, да и вообще любой власти.

Так вот чтобы ни мы, ни наши дети, ни наши внуки не узнали, что такое отставшая от всего мира страна, мы должны сражаться каждый день. За каждый процент роста, за каждый регион, за каждый населённый пункт, за каждую компанию, за каждую идею, то есть сражаться за будущее России.

И.Федотов (модератор пленарного заседания, директор Ассоциации инновационных регионов России): Как было только что отмечено, перед нами стоят задачи – рост экономики, развитие регионов и повышение качества жизни. В настоящее время наша экономика находится в точке перелома. Не вызывает сомнения, что действия Правительства Российской Федерации по антикризисной программе были крайне успешными и сейчас, избежав популистских решений, мы создали плацдарм для роста. Тем не менее риски – риски длительное время сохранятся в зоне низких темпов роста – у нас есть, как у всех развитых стран. Для России это более болезненно, потому что на нас влияют ещё и внешние факторы, внешние факторы ограниченности кредитных ресурсов и трансфера современных технологий.

И основной способ заставить экономику расти – это, безусловно, инвестиции. Причём частные инвестиции для нас, может быть, даже более важны, чем государственные, потому что частные инвестиции – это, конечно, доверие к экономической политике.

Комплексный план действий Правительства до 2025 года необходим для перенастройки социально-экономической повестки так, чтобы она стимулировала рост, стимулировала приток инвестиций в регионы. И в этой связи первый вопрос, который я хотел бы задать нашим участникам, звучит так: назовите, пожалуйста, три основные причины препятствия росту инвестиций в регионах России. Давайте рассмотрим этот вопрос с точки зрения представителей бизнеса, главы субъекта и федерального центра.

Первым хочу попросить ответить Давида Михайловича Якобашвили.

Д.Якобашвили (президент ООО «Орион Наследие»): На самом деле ответ на этот вопрос сейчас был услышан из уст Дмитрия Анатольевича, даже нечего добавить в этом плане. Все точки были отмечены – в чём трудности, почему инвестиции не идут в Россию.

Хочу ещё раз отметить, что это должна быть предсказуемость. Все три площадки бизнеса и Торгово-промышленная палата, всё время мы заявляем: предсказуемость на определённый период времени. Мы должны понимать, что не изменится ничего. Да, налоги у нас не изменяются, но опять-таки, как отметил Дмитрий Анатольевич, всё-таки косвенные налоги и неналоговые платежи изменяются, и изменяются так, что даже не заметишь – и уже получается, что кадастровая оценка изменилась. «Платон», допустим: введение этого тарифа очень отразилось на пищевой промышленности.

Закон об отходах тоже отражается. Почему отражается? У нас закон выходит, а вопрос по поводу нормативно-правовых актов не догоняет закон. Пока нормативно-правовые акты вырабатываются, бизнес должен выполнять принятый закон. Он опаздывает, он не знает, как это делается, а правоохранительные органы уже это трактуют совершенно по-своему, каждый по-своему, и регион по-своему трактует. В конечном итоге бизнес боится и не знает, что сделать, и получается так, что инвестиционный климат в этом случае также падает.

С другой стороны, почему я говорю о предсказуемости? Что происходит в развитых странах: раньше было правило, американская мечта, допустим, все стремились к тому, чтобы стать богатыми. Сегодня, в общем-то, все правительства, которые приходят на Западе к власти, практикуют только, как бы всех сделать совершенно одинаково бедными, потому что основные выборщики для них – это, в общем-то, низкий слой населения или средний слой населения. Следовательно, богатых никто не любит.

Но в любом случае инвестиции должен сделать богатый человек. Следовательно, если создать в России условия для того, чтобы эти богатые люди приезжали в Россию, они с удовольствием приедут сюда и будут вкладывать деньги, если они будут иметь на определённый период времени какую-то уверенность в завтрашнем дне. Вот и всё, посеять уверенность в завтрашнем дне – это даст возможность нам двигаться вперёд.

Далее я хотел бы отметить мелкие проблемы, которые у нас существуют и которые тоже можно было убрать, – это крючкотворство и бюрократия. Почему? Вот вы приходите к какому-то окну, вы сдаёте ваши документы, их проверяют два месяца и потом находят ошибку какую-то, орфографическую, стилистическую, какую-либо ошибку просто находят, возвращают вам документы обратно, когда можно было бы и не обращать на это внимания. Но принцип «как бы чего не вышло» отнимает столько времени. Время – деньги. У нас не считается, что время – деньги и что лучше дать возможность сделать, чем не сделать. Это не зависит от Правительства, не зависит от индивидуума, это зависит от всех нас. Надо подумать о том, что мы должны стать обоюдобогатыми. Россия такая страна, её можно сделать очень богатой и раем для всех, когда такая ситуация происходит во всём мире, сюда можно привлечь огромное количество людей.Также хотелось бы сказать, что самостоятельность в принятии решений для регионов – это тоже было бы очень неплохо. Во главе регионов стоят совершенно образованные (не хочу комплименты делать) люди, понимающие, знающие, что такое бизнес. Многие из них вышли из бизнеса, многие из них всегда контактировали с бизнесом и знают, что сделать для собственного региона, понимая характер, понимая устои, понимая историю своих регионов. Больше самостоятельности, я думаю, дало бы возможность развиться быстрее намного и двигаться вперёд, оставляя какие-то финансовые активы именно в регионах.

Дмитрий Анатольевич сказал, что именно финансирование можно оставить в регионах. Вот это поддерживается. Если возможно это сделать, было бы классно. Потому что порой приходишь в регионы, а у них нет денег даже сделать какие-то мелкие вещи, в инфраструктуре что-то подправить или где-то ещё, что-то построить. Софинансирование проектов было бы даже очень удачным для регионов, а из процветания регионов складывается процветание всей страны.

Принимая какой-то закон (мы сегодня, мягко говоря, штампуем законы один за другим), было бы хорошо посоветоваться с бизнесом, создать рабочие группы. Во многих случаях это происходит, но во многих случаях не происходит, вот это очень жаль. Потому что в конечном итоге закон как-то бьёт по бизнесу в отрицательном плане. Мы, конечно, хотим идти в ногу со многими развитыми странами в этом случае, но порой не надо бы зажимать, в некоторых случаях надо дать возможность развиться.

В век технологий, когда человек через свой телефон абсолютно просвечивается, скоро частной жизни, приватной жизни практически не будет, всё будет видно и так. Так что сейчас дать больше свободы в этом плане, чтобы люди могли как-то двигаться вперёд в плане развития своих способностей и предсказуемости на определённый период времени, было бы совершенно неплохо.

И.Федотов: Антон Андреевич (Алиханов), на ваш взгляд руководителя непростого российского региона, окружённого со всех сторон нашими партнёрами, скажите, пожалуйста, что, по вашему мнению, мешает инвестиционной активности в федеральной политике, а что недорабатывает руководство региона?

А.Алиханов: По поводу «окружённого», мне кажется, напряжённость больше у них по поводу того, что мы там, а не у нас по поводу того, что они нас окружают.

На самом деле, если говорить о масштабных вещах, то, на мой взгляд, это недостаток финансового ресурса, сконцентрированного в регионах. Если посмотреть на объём остатков на корсчетах у банков, то сейчас порядка 85–87% этих остатков сконцентрировано в Москве и Московской области. В начале 2000-х эта цифра была примерно 50%.

За последние три года количество региональных банков сократилось на 40%, при этом в Москве эта цифра в два раза меньше. Понимаю и поддерживаю вопрос борьбы за чистоту рядов и в банковском, и в страховом секторе, но, если бы одновременно происходило увеличение объёма кредитования или хотя бы его сохранение, это было бы более оправданно. Но мы на своём примере видим, что частные инвестиции и внутрирегиональные инвесторы, которые готовы были бы продолжать развитие, к сожалению, опять сталкиваясь с сокращением… У нас, например, сократилось число филиалов за последние три года с 25 до 10, из двух региональных банков остался один. Дополнительных офисов 210, а три года назад их было почти 300. И вкупе с высоким банковским процентом это, скажем так, дополнительный фактор для того, чтобы отложить инвестиции и перенести реализацию инвестпроектов на более поздний срок.

Примеры, на которые мы ориентируемся, относительно высоких темпов роста – азиатских экономик, послевоенной Европы, – все происходили на фоне довольно высокого объёма инвестиций, в том числе частных, объёма сбережений. У нас, к сожалению, инвестиций сейчас где-то около 22% ВВП. На наш взгляд, каким-то образом надо это стимулировать. В то же время, например, если брать Калининград, последние три года (не беря 2016 год) довольно существенно сокращались именно частные инвестиции. И нас на плаву – спасибо федеральной целевой программе – удерживали бюджетные инвестиции, и сейчас они тоже довольно существенны, в том числе за счёт инвестиций в электроэнергетику, сетевое хозяйство. В этом смысле мы за счёт бюджетных и квазибюджетных инвестиций балансируем эту ситуацию. Но если посмотреть на ситуацию в целом, то у нас в принципе капитальные расходы, что в ФАИП, что в других программах, сокращаются примерно на 5% в год. И если мы говорим о том, что государственные инвестиции – это не панацея, как минимум, на наш взгляд, это должно быть неким дополнительным инструментом, который замещает или помогает дополнительно стимулировать, может быть, частные инвестиции в период сжатия инвестпотока.

В Калининграде продолжает действовать особая экономическая зона. Мы по поручению Дмитрия Анатольевича сейчас тоже подготовили ряд поправок в наш закон, и некоторые льготы территорий опережающего развития хотим распространить в Калининградской особой экономической зоне. Но, на наш взгляд, если смотреть немного дальше, то, возможно, эти льготы стоило бы привязывать к объёму инвестиционного потока. То есть, условно говоря, льготы освобождают от налога на имущество или на прибыль на шесть лет, но если вы через эти шесть лет увеличили инвестпоток, не дробите бизнес и не занимаетесь какими-то схемами обхода, а вкладываете дополнительно, то эти льготы каким-то образом пролонгируются. То есть сделать эту систему более гибкой, тем самым закрыв, может быть, какие-то серые схемы, но при этом простимулировав частный поток инвестиционного капитала.

И вопрос с рублём. Калининградский бизнес за 20 лет существования особой экономической зоны, свободной таможенной зоны очень сильно выстроился в импортоориентированную модель. Очень большой поток импортных товаров перерабатывался в Калининграде и дальше шёл в виде готовой продукции на территорию Евразийского экономического союза. И в этом смысле для нас, например, падение рубля, девальвация стали ночным кошмаром. Потом санкции, антисанкции. Калининград, который всегда жил на внешнеэкономической деятельности, – на нас эта ситуация особенно больно сказалась, если сравнивать с другими регионами. Но мы тоже нашли инструменты и сейчас очень активно, спасибо опять федеральным программам, развиваем сельское хозяйство и в этом смысле видим серьёзные перспективы для себя. Одновременно с этим хотелось бы переходить (для Калининграда, я думаю, это один из приоритетов) на двухскоростную модель: развивать и диверсифицировать экспорт, совершенствовать инструменты поддержки экспорта, одновременно концентрироваться на создании отраслей, которые бы обслуживали внутренний рынок. Если мы стимулируем спрос, то нам нужно понять, что эти деньги работают на отечественную экономику и нам есть что купить из простых вещей повседневного потребления.

Это федеральные, глобальные ограничения. А с точки зрения региона, конечно, это и несовершенство госуправления. Я работал когда-то в Минпромторге и помню, как у нас внедрялся электронный документооборот. Мы через месяц после того, как начали, забыли, что такое бумага в принципе, работали все на айпадах. В Калининграде мы пока не перешли на электронный документооборот, только в течение ближайшего месяца будем это делать, полностью отказываться от бумаги. Но то, что я вижу, – Кафка переворачивается в гробу: два бумажных документооборота, один электронный сверху. В этом смысле как минимум нам есть куда расти – ещё очень большой путь предстоит пройти с точки зрения внедрения IT-технологий в госсектор.

И, конечно, вопрос человеческого капитала. Это необходимость выстраивания эффективной модели привлечения специалистов в регион и, конечно, создания качественной системы постоянного повышения квалификации и обучения. Понятно: то, что ты проходил в институте 10 лет назад, возможно, тебе это уже совсем и не нужно. И у нас такая специфика – Балтийский флот, 60% населения – это служащие Балтфлота, ветераны Балтфлота и члены их семей. В этом смысле, конечно, нам очень важно создать такую систему, которая бы этих людей встраивала в экономику, после того как они выходят во вполне трудоспособном возрасте на пенсию.

И.Федотов: Максим Станиславович (Орешкин), вам проще сейчас отвечать, потому что вы услышали мнение бизнеса и мнение губернатора. И всё же: основные причины ограничения роста инвестиций с точки зрения федерального министра.

М.Орешкин: На самом деле добавить здесь что-то сложно, потому что и бизнес, и регион – это те, кто на кончиках пальцев чувствуют те проблемы и те ограничения, которые мешают экономическому росту, мешают новым инвестициям. И поэтому задача министерства – внимательно слушать, что говорит бизнес, внимательно слушать, что говорят регионы, и под это подстраиваться.

Я пару слов в развитие скажу про проблему недоступности долгосрочного проектного финансирования. Это проблема для российской экономики. Тут есть разные аспекты, есть аспект, например, недоверия экономических агентов к экономической политике. Если вспомнить ситуацию с начала 2015 года, была двузначная инфляция, и Правительство, и Центральный банк чётко заявляли цели по снижению инфляции. Не просто заявляли, а делали всё, что необходимо. Никто не верил. Те, кто поверили, в тот момент заработали довольно серьёзные деньги, а те, кто давал долгосрочные кредиты тогда, те, кто делал новые инвестиции, сейчас пожинают плоды этого.

Если вспомнить ситуацию в начале 2015 года, банки отказывали в выдаче ипотечных кредитов под 15–17%, сейчас все стоят в очередь, чтобы выдавать кредиты под 11. Прошёл всего год, те, кто выдал тогда долгосрочные кредиты, заработали на этом очень много. Поэтому тут доверие надо взращивать, Правительству и Центральному банку продолжать ту выверенную политику, которая была в последние годы, и взращивать доверие и у бизнеса, и у населения, и у региональных властей.

Ещё один момент, связанный с этим вопросом, – это так называемый заколдованный круг проектного финансирования. У нас банки говорят, что нет проектов, «поэтому мы ничего не финансируем», компании говорят: «Зачем нам проекты детально подготавливать? Всё равно никакого финансирования мы не получим». Этот заколдованный круг нужно разрывать. Я очень надеюсь на то, что обновлённый ВЭБ здесь как раз может взять на себя лидирующую роль, перезапустить и научить банки работать с проектами. Потому что у нас банки привыкли работать только по схеме «кредит под залог», более сложные продукты были непопулярны ни в 1990-е годы, ни в 2000-е годы. Сейчас выход этой культуры проектного финансирования на новый уровень очень важен, потому что именно это является основой инвестиционного развития экономики.

И добавлю пару слов про квалифицированные кадры. У нас за последние пару лет эта проблема на фоне кризисных явлений в экономике стала менее явной, но, так как экономика набирает темпы роста, через два-три года мы опять будем сталкиваться здесь с серьёзными ограничениями. Учитывая, что все меры, которые здесь можно применить, имеют долгосрочный эффект, действовать нужно уже сейчас, для того чтобы через два-три года не столкнуться с проблемами и ограничениями для роста.

И.Федотов: В связи с этим логично будет обратиться к руководителю одного из старейших институтов развития в Российской Федерации.

Сергей Николаевич (Горьков), у ВЭБа были разные времена: было время подъёма, было время непростое, сейчас, говорят, у вас опять появились деньги. Вот только что Председатель Правительства сказал, что на базе ВЭБа создаётся фабрика проектного финансирования.

Мы знаем, что принята новая стратегия, что вы внедряете новую бизнес-модель. Скажите, пожалуйста, что нового вы можете предложить для регионов?

С.Горьков: Начну с того, что деньги, конечно, появились, но их не так много.

Если говорить серьёзно, то я хотел бы прокомментировать слова Максима Станиславовича (Орешкина), он абсолютно прав. Если мы вспомним 2000-е годы, какой был срок окупаемости проектов в среднем: четыре-семь лет – проект считался хорошим по окупаемости и возвращал деньги. Сейчас сместилось от 10 до 15 лет, а то и до 20 лет. Конечно, в этих условиях у нас возникает, с одной стороны, избыточная ликвидность, с другой стороны, нет таких проектов, которые имеют такую возможность возврата средств.

В этом проблема, и, конечно, проблема – это поиск комплексных решений, потому что хотелось бы, чтобы откуда-то появились долгие и дешёвые деньги. К сожалению, просто так найти их нельзя, поэтому нужно придумать те механизмы, которых, возможно, и не было. Один из таких механизмов – это софинансирование, синдикация, которая позволит, например, на каждый вложенный рубль со стороны инвестора или со стороны ВЭБа привлекать три-четыре рубля других банков или других соинвесторов.

Мы начали такие пилотные сделки в прошлом году. Хочу сказать, что в принципе эти проекты реализуемые, даже при таких сроках окупаемости, но здесь нужна поддержка и со стороны Правительства, и со стороны изменения определённой части законодательства, прежде всего в части синдикации закона о Центральном банке.

Если говорить о регионах, давайте посмотрим наш портфель: у нас 95% портфеля – это регионы, всего 5% портфеля – это Москва. Мы работаем с 60 регионами России, поэтому могу сказать, что у нас средний срок рассмотрения проектов был ужасный – в среднем два года, то есть это невозможный срок, за это время менялась экономика, менялись условия, происходили какие-то события. Проект становился в принципе нерассматриваемым.

С чем мы приехали на форум? В прошлом году, на прошлом сочинском форуме мы объявили о том, что вместе с АСИ будем реализовывать новый механизм работы с регионами. Он предполагает более активный поиск. Раньше вы нам направляли заявку, она как-то рассматривалась, «выплёвывалась» каким-то ответом, теперь мы первую стадию рассмотрения заявки вместе с АСИ, по уникальной технологии, по которой работает АСИ, по отбору экспертов, будем реализовывать в регионах. Это позволит нам создать воронку более широкую, более короткую – раньше она была длинная и узкая. Поэтому проектов мы смотрели мало, но очень долго.

Мы надеемся, что с новыми механизмом будем смотреть большее количество проектов, при этом первичная экспертиза будет осуществляться сертифицированными менеджерами или экспертами уже в самих регионах. Более подробно мы расскажем на завтрашней презентации вместе с АСИ. Уникальность проявляется в том, что это ускоряет процесс, создаёт понимание, какие проекты могут быть рассмотрены, какие – нет, и позволяет более качественно взаимодействовать с регионом.

Потому что раньше взаимодействие ВЭБа с регионами строилось через представительства. Теперь представительств у нас не будет, у нас будет другая схема взаимодействия. Я надеюсь, что она будет более успешной, более качественной, проходить в короткое время и давать больший эффект для экономики регионов и создавать более качественный портфель для ВЭБа.

И.Федотов: Мне хочется вернуться к выступлению Дмитрия Анатольевича. Там прозвучала очень интересная фраза – о том, что каждому региону нужна своя специализация.

Антон Андреевич (Алиханов), скажите, пожалуйста, вы точки роста своего региона выявили? Это первый вопрос.

И второй, очень кратко. Прозвучало, что регионы должны инициативно работать с инвесторами. Как вы намереваетесь это делать, как, вообще, инициативно работать с инвесторами, на ваш взгляд?

А.Алиханов: Начну с точек роста. Если говорить про точки роста, про специализацию, наверное, Калининград – уникальный регион, про который нельзя сказать, что у него какая-то ярко выраженная специализация. Серьёзные инфраструктурные вложения в наш регион начались где-то с конца 70-х годов, после Хельсинки, когда уже стало понятно, что эта территория окончательно и бесповоротно вошла в состав СССР. Поэтому сказать, что у нас есть какие-то большие природные богатства… Правда, «Лукойл» огромные проекты по добыче нефти будет реализовывать в ближайшей перспективе. Надеюсь, что регион будет от этого выигрывать.

У нас очень хорошие производства, которые родились на новом законодательстве по особой экономической зоне. К сожалению, они испытывают определённые трудности в связи с трансформацией механизма особой экономической зоны, с переходом на новые механизмы субсидирования, которые были приняты в прошлом году. Но эти трансформации довольно безболезненно произошли, и мы даже увидели рост промпроизводства по итогам прошлого года. На самом деле мы сейчас концентрируем свои усилия на трёх вещах и будем концентрировать дальше. Это, конечно, дальнейшая поддержка аграрного сектора и углубление переработки, туризм, потому что в туризме мы видим довольно серьёзный мультипликативный эффект с точки зрения количества рабочих мест. В принципе у нас по итогам прошлого года где-то 30-процентный рост турпотока. Много в этом смысле делается и нашими коллегами из Ростуризма, и наше софинансирование неплохое. Возлагаем определённые надежды в этом смысле на чемпионат мира по футболу в 2018 году. Надеемся, что он послужит дополнительным драйвером для этого сектора.

И конечно, креативные технологии, креативные индустрии. К сожалению, к ним в последнее время в Калининграде не особо было приковано внимание, но сейчас активно этим вопросом занимаемся и обнаружили 300 компаний, работающих в гейм-девелопменте, с различными приложениями – в такого рода индустрии.

Атмосфера, климат, окружение, архитектура существенно влияют на желание людей перемещаться в этот регион и работать там. Люди творческих профессий довольно серьёзную составляют долю в нашей экономике. Я думаю, что мы будем смещать акцент в эту сторону тоже.

Ну и конечно, наше стандартное промпроизводство.

Про инициативность. Мы встречались с коллегами, были в Германии. Я хочу сказать, что, например, Ульяновская область, Татарстан – их, скажем так, проспекты лежат у иностранцев. Мы с вами это обсуждали, говорили, что это спам. Тем не менее самые стандартные вещи – холодные звонки, постоянные поездки и постоянное присутствие, постоянное общение с инвесторами – действительно дают плоды. Потому что, чтобы оценить, куда лучше инвестировать – в особую экономическую зону «Алабуга» или в особую экономическую зону в Калининграде, как минимум нужно знать, что есть вторая. Об «Алабуге» Татарстан рассказал уже практически всему миру. Теперь наша задача – не уповать на то, что мы такие хорошие, к нам иностранцы сами придут, а всё-таки идти в мир и рассказывать о том, какие преимущества дают те механизмы, которые действуют в данном конкретном случае в Калининграде.

И.Федотов: Одно из направлений комплексного плана действий Правительства называется «Умная экономика» и напрямую затрагивает инновационную деятельность.

Максим Станиславович (Орешкин), вопрос к Вам. Известно, что у любого инновационного продукта в нашей стране достаточно долгий путь от производства до конечного потребителя. Есть ли какие-то меры, на Ваш взгляд, которые могут этот путь сократить?

М.Орешкин: У нас на самом деле не только инновационные продукты, но и простые продукты с трудом добираются от производителя к потребителю. Если посмотреть примеры других стран: например, что Alibaba сделала для китайской экономики? Благодаря наличию развитой системы электронной торговли любой производитель из любого региона Китая может легко найти путь к своему покупателю как внутри Китая, так и за его пределами. То есть доступность информации для потребителя о том, что он может купить, что производится в его стране, кратно увеличилась. Если мы здесь тоже за ближайшую пару лет сделаем мощный шаг вперёд, это будет и мощный инструмент развития регионов, и это позволит малому и среднему бизнесу достучаться до потребителя не только внутри России, но и выйти за пределы нашей страны, а это одно из очень важных условий роста несырьевого экспорта, от которого зависят долгосрочные темпы экономического роста.

Можно поговорить и о логистике. Мы сейчас видим, что наша логистическая система не всегда эффективна. Время, которое тратится на доставку от производителя до потребителя, довольно большое. Например, у торговых сетей имеется грузовой транспорт, который возит продукты. Пустая загрузка грузового транспорта даже у лучших торговых сетей в России – не менее 40%, то есть грузовики ездят пустые и, по сути, вся экономика за этот воздух постоянно платит. Создание «умных» логистических систем, которые будут оптимизировать транспортные потоки, оптимизация тарифов, сокращение времени доставки могут для всей экономики стать очень большим драйвером роста и ускорения темпов экономического роста.

Так про каждую область можно говорить. Сокращение информационного и физического расстояния между производителем и потребителем – это то, что может помочь экономике набрать серьёзный ход уже в ближайшие годы.

<…>

И.Федотов: Дмитрий Анатольевич, прошу, подведите какие-то итоги сегодняшней беседы.

Д.Медведев: Во-первых, вынужден не до конца согласиться с Давидом Михайловичем (Якобашвили) в части того, что скоро вообще исчезнет частная жизнь. Он вначале напугал, говорит: «Частная жизнь исчезает, и её скоро не будет». Будет! Хотя насчёт вожжей, знаете, тут так: ослаблять нужно только при определённой ситуации. В некоторых случаях вожжи нужно держать очень уверенно, иначе унесёт, не успеешь оглянуться и будешь где-нибудь на обочине.

Коллеги здесь говорили о различного рода ограничениях, о возможностях, которые существуют. Я бы точно поддержал мысль, которую Антон Андреевич (Алиханов) здесь высказал, о создании в будущем гибкой системы льгот для частного капитала. Потому что уж чего нам сейчас не хватает, так это именно частных инвестиций. Да, действительно, государство в какие-то периоды может и обязано брать на себя функции инвестора, особенно в условиях такой огромной страны, как наша, где есть изначальные природные ограничители и масса других проблем. Но всё-таки частные инвестиции никто не отменял. Поэтому показатель роста частных инвестиций должен быть фундаментальным показателем развития любого региона. Просил бы на это обратить внимание всех наших коллег-губернаторов.

И конечно, нужно работать так, чтобы было как можно меньше всякого рода бюрократических решений, иначе будет происходить так, как коллега сказал: у них Кафка в гробу переворачивается. Нужно стараться делать всё, чтобы этого было меньше.

Очень важным условием диалога между бизнесом и властями – и федеральными, и региональными – является фактор доверия. В чём заключается фактор доверия? Это достаточно простая, на мой взгляд, вещь. Это та самая стабильность условий, которой нам так не хватает. Если условия соблюдаются, если правила не меняются на протяжении, например, года, двух, возникает ощущение стабильности, а стало быть, возникает та самая атмосфера доверия. В этом плане нам нужно научиться работать в стабильных условиях и, скажем прямо, стремиться к тому, чтобы как можно реже менять правила игры, если, конечно, эти правила игры разумны. Но это уже ответственность конкретных людей.

Здесь коллеги начали обмениваться всякого рода ремарками по поводу новых технологий, вы как раз их к этому подвигли. Знаете, я тоже, конечно, за новые технологии всецело. Главное, чтобы мы научились ими пользоваться, чтобы это не превращалось в бесконечную игру в термины и предложения что-либо новое внедрить. Некоторое время назад мне многие коллеги говорили: всё, что нужно для счастливого будущего в нашей стране, это создать так называемый delivery unit в Правительстве. Если он будет создан, всё будет хорошо. Но мы прекрасно понимаем: какие подразделения ни создавай, это не решит всех задач, которые существуют.

Сейчас много говорят об использовании новых управленческих приёмов типа эджайла. Я не против, я за. Но это тоже не должно подменять обычной работы, хотя это прогрессивная система управления.

Я точно так же не против использования технологий блокчейна, которые стали активно распространяться и которые действительно могут самым решительным образом поменять нашу жизнь. Кто ещё об этом не слышал, потом можно посмотреть, что означает «блокчейн». Это достаточно интересная история, хотя пока результатов мы не видим. Но очевидно, что многие бизнес-процессы и многие социальные среды будут организованы именно на этих принципах. Но самое главное, что все эти технологии не отменяют необходимости серьёзной, кропотливой работы.

Мне кажется, что последние год-два нас должны были научить вот чему. Мы в чём-то потеряли прежние иллюзии, и, на мой взгляд, это очень хорошо, утрата иллюзий очень полезна для всей страны. Раньше мы часто как рассуждали? Нужно попросить у каких-то институтов – и внутренних, и внешних, и нам дадут денег. Не дают теперь. Нужно обратиться за технологической помощью, и нам её предоставят. В ряде случаев нам говорят: нет, мы не хотим предоставлять – либо потому, что вы по каким-то причинам не годитесь для этого, либо просто потому, что это вопрос конкуренции.

Мы в какой-то момент полагали, что нам помогут в конкурентной борьбе. Никто, конечно, ни в чём не поможет абсолютно, только палки в колёса ставить будут. Поэтому ничего не дадут, как в известном классическом произведении. Наша задача – самим всего этого добиться, и в этом плане для нас сегодня сложилась уникальная ситуация: мы можем очень многого добиться сами, если будем хорошо совместно трудиться, чего я всем присутствующим желаю.

В ряде случаев мы уже чего-то достигли, это не вопрос дальнего будущего. Мы только что обсуждали угрозы, вызовы, технологические решения, но у нас есть и реальные достижения. Так всегда, и об этом, кстати, нужно помнить и культивировать истории успеха, которые достойны того, чтобы их особым образом отметили.

У нас есть Премия развития Внешэкономбанка, которую ежегодно получают компании, которые смогли внедрить современные технологии в производстве, в образовании, в инфраструктуре. Несмотря на то что было сложно и, может быть, поддержки было меньше, чем нужно, бюрократия мешала, рынки были нестабильными, – истории успеха есть и их становится всё больше и больше. И надо, чтобы мы их показывали, мне кажется, это очень важно.

Именно поэтому мы сегодня такие истории успеха должны послушать. Номинанты Премии развития предлагают решения, которые делают нашу жизнь более современной и более стабильной. Поэтому давайте эти премии вручим.

Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 27 февраля 2017 > № 2088425 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > gazeta.ru, 27 февраля 2017 > № 2088222

Бла-Бла Ленд

Правительство нашло кое-что покруче, чем «Оскар», на инвестфоруме «Сочи-2017»

Рустем Фаляхов, Юлия Калачихина

Власть должна избавиться от иллюзий и самостоятельно привлекать больше инвестиций для выполнения соцобязательств, заявил Дмитрий Медведев. Имеющееся же производственное развитие в России он сравнил с «Ла-Ла Лендом», только «у нас круче».

Инвестфорум в Сочи, стартовавший в понедельник, на этот раз был посвящен теме привлечения инвестиций в регионы. Но неожиданно оказался идеологически связанным с мегашоу на другом конце света, в Лос-Анджелесе. Речь идет о церемонии вручения кинопремии «Оскар», состоявшейся несколькими часами ранее.

Параллель между РИФ «Сочи-2017» и «Оскаром-2017» провел сам премьер-министр Дмитрий Медведев.

Впрочем, началась пленарная часть как обычно. С опоздания главного ньюсмейкера (почти на полчаса) и призыва активнее включиться в работу форума. Медведев предложил участникам форума обсудить очередной план действий правительства, который рассчитан до 2025 года.

Планом предусмотрено поддержание устойчивой «макроэкономической динамики», решение проблемы дефицита квалифицированных рабочих рук, хеджирование валютных рисков экспортерам несырьевых товаров, дальнейшая поддержка малого и среднего бизнеса, в частности, по кредитной программе «6,5%».

Слишком умная экономика

Подробнее всего Медведев остановился на той части плана, которая называется «Умная экономика».

Премьер призвал собравшихся активнее переходить — на основе правительственного плана — к внедрению новых уникальных технологий, продемонстрировать миру «научные достижения, которые прославляют нацию».

«Страны, которые сегодня не способны перейти к новым технологиям, могут оказаться в очень тяжелом положении, просто отстать безвозвратно. Их не спасет ни дешевая рабочая сила, ни сырье. У России есть все слагаемые для того, чтобы стать одной из ведущих технологических стран мира», — заявил премьер.

По его словам, главное, что «мы смогли за последнее время в известной степени возродить, – это психология страны-лидера. Лидера, который не раз доказывал, что может делать лучшие в мире продукты».

Присутствующие в зале было задумались, о каких продуктах идет речь? Но Медведев сам подсказал. Речь о продуктах интеллектуальной деятельности, о стартапах, которые «просто утекают за границу, потому что там сформирована максимально комфортная среда для тех, кто способен создавать революционные технологии, продукты».

Чему русские учат китайцев

Этого больше допускать нельзя, считает Медведев. План правительства предусматривает создание такой экосистемы для интеллектуалов и людей творческих профессий, которая будет не хуже заграничной. Это касается в первую очередь Минобрнауки. Нужна система управления талантами. Нельзя терять талантливых ученых и специалистов, потому что были потрачены деньги на их подготовку.

Кроме того, экспортируя таланты, Россия теряет позиции в конкурентной борьбе за будущее. «Я напомню известные слова Сергея Капицы, — сказал Медведев. — «Математика — это то, что русские преподают китайцам в американских университетах». Вот такого положения быть, конечно, не должно».

Предотвратить утечку мозгов будет непросто, пообещал экс-министр финансов, глава Центра стратегических разработок Алексей Кудрин, правда, на другой сессии «Межбюджетные отношения. В поиске равновесия». По его расчетам, расходы консолидированного бюджета на образование в реальном выражении уменьшились.

«К сожалению, образование в процентах ВВП государственного финансирования достигло 4,1% в определенный год и сейчас снова скатилось до 3,6% буквально за три года», — сказал Кудрин.

Он призвал увеличить расходы на образование и добавил, что уменьшение финансирования недопустимо для развития экономики.

«Платон» нам не друг

Посвящая в комплексный план правительства, Медведев сильно отклонился от заявленной темы форума. Было непонятно, как регионы должны вписаться в этот комплексный план. Медведев этого так и не уточнил, но пообещал, что правительство продолжит «дальнейшую рационализацию налоговой системы».

Услышав про налоги, бизнес, присутствующий в зале, напрягся. «Вечером я планирую встретиться с представителями нашего крупного бизнеса, обсудить в том числе и эти вопросы», — добавил премьер. Но тут же дал обещание:

«Точно могу сказать, что мы воздержимся от принятия любых решений, которые ухудшают положение предпринимателей в части неналоговых платежей».

Бизнес не очень-то поверил в гарантии правительства. Вице-президент РСПП Давид Якобашвили пожаловался на отсутствие предсказуемости в действиях чиновников. Предсказуемость и стабильность должны быть хотя бы на определенном отрезке времени. Те же налоги — сколько раз власти заявляли, что налоги заморозят, но косвенные налоги продолжают расти. Например, выросла кадастровая оценка, введение системы «Платон» для грузовых авто негативно сказалось на ритейле и пищевой промышленности, закон об утилизации отходов также повысил нагрузку на бизнес, перечислял Якобашвили.

Из-за непредсказуемости властей бизнес не хочет инвестировать, боится, не знает вообще, что делать. В итоге инвестиции падают.

На эту же проблему обратил внимание и другой участник форума — врио главы Калининградской области Антон Алиханов.

По его словам, частные инвестиции в регион сокращаются. Область держится на плаву за счет госинвестиций.

Он предложил создать более гибкую систему налоговых преференций для резидентов Калининградской особой экономической зоны. Льготный режим мог бы быть продлен и после завершения льготного периода. При условии, что компании-резиденты увеличат объем инвестиций в экономику региона.

Глава Минэкономразвития Максим Орешкин поспешил заверить, что в их правительственном «замке» все работает очень эффективно и без проволочек, в отличие от западных компаний, которые буквально задушены бюрократией. На это модератор заметил, что новому министру, видимо, еще не приходилось работать по поручениям.

Якобашвили в конце, похоже, понял, что лучший выход в такой дискуссии — выступать пространно и тезисно.

«Давайте ослабим вожжи», — ответил Давид Якобашвили на вопрос ведущего о возможности инвестиционного бума в России.

«Насчет вожжей — тут так: ослаблять можно только при определенной ситуации — в некоторых случаях вожжи нужно держать очень уверенно, иначе унесет, и не успеешь оглянуться, и будешь где-нибудь на обочине», — отреагировал премьер.

Тут вам не «фабрика грез»

Всем, кто жаловался, Медведев напомнил, что в этом году правительство увеличило объем дотаций и субсидий почти на 200 млрд руб. Одновременно были расширены возможности регионов в плане принятия решений о льготах и преференциях. Еще 20 млрд руб. в виде грантов выделят тем регионам, которые достигли успехов в экономике.

А с 2018 года у регионов появится возможность «оставлять у себя часть прироста налога на прибыль». Такой подход можно было бы распространить и на другие налоги и сборы, пообещал Медведев. Но сначала это нужно проанализировать, добавил премьер.

А тем, кто не удовлетворен заботой правительства, Медведев посоветовал побыстрее избавляться от иллюзий. В том смысле, что взаимоотношения между федеральным центром и регионами — это не «фабрика грез». Нужно учиться самостоятельно решать любые задачи и добиваться целей любой сложности, говорил премьер. Это касается и внутренних проблем, и внешнеполитических.

«На мой взгляд, это очень хорошо — вот эта утрата иллюзий очень полезна для всей страны», — отметил он.

Среди, по всей вероятности, утраченных иллюзий премьера — продвигаемые главой Сбербанка Германом Грефом блокчейн и agile, которые не снимают проблемы, что кто-то все-таки должен работать, а не только креативить.

При этом глава российского правительства процитировал Уинстона Черчилля, возглавлявшего правительство Великобритании в середине ХХ века: «Он как-то сказал: «Меня часто спрашивают: «За что мы сражаемся?» Могу ответить: «Перестанем сражаться, тогда узнаете».

По мнению Медведева, «это неплохо характеризует деятельность любого правительства и любой власти».

Несмотря на обращение к опыту британского премьера, яснее, чем же в таком случае, по крайней мере до выборов-2018, занимается российское правительство, не стало.

В конце мероприятия ощущение зыбкости и нереальности происходящего только усилилось.

Подводя же итоги конкурса «Премия развития — 2017», Медведев заявил, что наша награда покруче будет, чем «Оскар». «Вот вручение «Оскара» фильму «Ла-Ла Ленд», а у нас премия за производственное развитие. Мне кажется, что это круче», — предположил премьер.

Правда, он не уточнил, что продюсерам картины об утраченных иллюзиях пришлось расстаться со своими, уступив сцену и вернув статуэтку за лучший фильм съемочной группе совсем другого фильма.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > gazeta.ru, 27 февраля 2017 > № 2088222


Россия. Бахрейн. ПФО > Финансы, банки > ria.ru, 21 февраля 2017 > № 2082109

Президент Татарстана Рустам Минниханов пригласил бизнес Бахрейна к участию в инвестпроектах на территории республики и предложил более тесно сотрудничать в сфере исламского банкинга, сообщает пресс-служба главы Татарстана.

Минниханов во вторник принял участие в первом заседании межправительственной российско-бахрейнской комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству. Мероприятие прошло в Манаме в рамках рабочего визита российской делегации во главе с министром промышленности и торговли РФ Денисом Мантуровым в Бахрейн.

В ходе выступления Минниханов отметил, что правительства и деловые круги России и Бахрейна "прикладывают усилия по развитию сотрудничества в различных сферах, и Татарстан готов активно участвовать в этих процессах на региональном уровне", говорится в сообщении. По словам Минниханова, у Татарстана уже имеются контакты с Бахрейном. В разные годы осуществлялись взаимные визиты, в Манаму поставлялась татарстанская машиностроительная продукция, поддерживаются гуманитарные контакты. Республика заинтересована в поставках "КАМАЗов", вертолетов, грузопассажирских судов, нефтехимической продукции и минеральных удобрений, нефтегазодобывающего оборудования, газотурбинного, газоперекачивающего оборудования и компрессоров, холодильной техники, продовольствия и товаров сельского хозяйства, медицинской и фармацевтической продукции.

Минниханов пригласил компании Бахрейна к участию в инвестиционных проектах в республике, отметив, что в Татарстане действуют две особые экономические зоны и резидентам из Бахрейна могут быть созданы лучшие условия. "Бахрейн выступает своего рода финансовым центром Ближнего Востока. Отмечу, что наша республика, со своей стороны, является пилотным регионом в России по внедрению принципов исламского банкинга и финансирования. Мы можем плотнее взаимодействовать и в этом направлении", — сказал он.

Минниханов также напомнил, что по поручению президента РФ он возглавляет группу стратегического видения "Россия – Исламский мир", в работе которой принимают участие и представители Бахрейна. Он предложил рассмотреть возможность организации одного из заседаний группы на территории Бахрейна, а также вариант организации очередного заседания межправительственной российско-бахрейнской комиссии в Казани.

Исламский банкинг — способ ведения банковских дел, который согласуется с религиозными правилами ислама. Прежде всего, он предусматривает отказ от взимания ссудных процентов, а также оперирования средствами, полученными от индустрии "низменных удовольствий", к примеру, от производства и потребления алкоголя и табака.

Ирина Дурницына.

Россия. Бахрейн. ПФО > Финансы, банки > ria.ru, 21 февраля 2017 > № 2082109


Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 19 февраля 2017 > № 2079799

Калининград будет свободным

В Калининграде хотят реанимировать ОЭЗ

Рустем Фаляхов

Особые экономические зоны в России стали ловушкой для инвесторов. Им меняют формат, переводят в депрессивные моногорода. И даже открывают заново, как, например, в Калининграде. Ничего не помогает. Почему российские офшоры не стали эффективным общенациональным проектом, разбиралась «Газета.Ru».

Офшор по-русски: третья попытка

Минэкономразвития планирует реанимировать особую экономическую зону (ОЭЗ) в Калининградской области. В третий раз.

Первая попытка создать в Калининграде подобие офшора была предпринята еще в 1996 году, вторая — в 2006-м. Регион хотели сделать парадным крыльцом, через которое западный бизнес пришел бы в Россию. При этом калининградская зона в силу своего удобного географического расположения и наличия морского порта была самой выигрышной территорией.

В апреле 2016 года в соответствии с договором об ОЭЗ ЕАЭК в Калиниграде прекратил действовать режим беспошлинного вывоза товаров переработки импортного сырья и материалов.

Несмотря на то что все остальные льготы остались (будут действовать до 2031 года), а также произошла замена таможенных преференций по вывозу товаров в Россию на субсидии бизнесу на поддержку труда.

Было принято решение переработать закон об ОЭЗ в Калининградской области, чтобы выронить конкурентоспособность по сравнению с ОЭЗ на «материковой» части России и дать новые стимулы доя развития бизнеса в Калининградской области.

На компенсацию таможенных пошлин в 2016 году было израсходовано более 25,9 млрд руб.

В соответствии с ФЗ «О федеральном бюджете на 2017 год и плановый период 2018 и 2019 годов» размер бюджетных ассигнований на данные цели составляет:

в 2017 году – 44,7 млрд рублей,

в 2018 году – 45,7 млрд рублей,

в 2019 году – 46, 9 млрд рублей

Льготы для своих и чужих

Возрождать калининградскую ОЭЗ планируется, естественно, за счет налоговых льгот и преференций.

Напомним, по базовому закону об ОЭЗ от 2006 года резиденты ОЭЗ освобождались от уплаты налога на прибыль и налога на имущество в течение первых шести лет экономической деятельности. Нерезиденты платят 20% и 2,2% соответственно. Гарантировалась 50-процентная льгота на эти же налоги в течение последующих шести лет. Резиденты ОЭЗ также не платили налог на землю в течение первых пяти лет экономической деятельности.

Сейчас региональные власти предлагают распространить режим ОЭЗ на всю Калининградскую область. И не только оставить прежние налоговые льготы, но еще больше смягчить условия ведения бизнеса. Например, снизить инвестиционные пороги для резидентов ОЭЗ.

Предложено снизить минимальный порог инвестиций для IT-компаний до 1 млн руб., для медицинских — до 10 млн руб.

Эти преференции обсуждались на совещании у вице-премьера Дмитрия Козака, и предварительное одобрение от федерального центра получено.

На инвестпроекты, с которыми бизнес будет иметь право войти в калининградскую ОЭЗ, по-прежнему не будут распространяться налоговые льготы, если заявлена добыча нефти, природного газа, оказание услуг в этих областях, а также производство этилового спирта, алкогольной продукции и табачных изделий. Оптовая и розничная торговля тоже не сможет воспользоваться льготами.

Особые, но не очень экономические

«В целом ОЭЗ демонстрируют достаточно высокую эффективность, в 2016 году было привлечено 115 новых инвесторов с объемом заявленных инвестиций более 124 млрд руб. При этом действующими резидентами ОЭЗ в 2016 году фактически осуществлено более 28 млрд руб., создано более 2,5 тыс. новых рабочих мест», — пояснили «Газете.Ru» в Минэкономразвития.

Но нет никакой гарантии, что обещанные инвестиции будут подтверждены.

Между тем с 2006 года по настоящее время только из федерального бюджета на развитие ОЭЗ было выделено 126,81 млрд руб. Еще около 110 млрд руб. выделили регионы. Это реальные, а не заявленные бюджетные средства.

По поводу рабочих мест, созданных в зонах, ранее высказывалась Счетная палата. На территории ОЭЗ за 10 лет было сформировано 18,1 тыс. новых рабочих мест. С учетом расходов на ОЭЗ федерального и регионального бюджетов одно рабместо обошлось налогоплательщикам в 10 млн руб.

«Соотношение государственных инвестиций к частным составляет 1 к 1,7», — утверждают в Минэкономразвития. У Счетной палаты и на этот счет другое мнение.

Проверив использование бюджетных средств, выделенных на развитие ОЭЗ в 2006–2008 годах, СП выявила: на 36,3 млрд руб. бюджетных средств ОАО «Особые экономические зоны» не только не привлекло частные инвестиции, но не даже не использовало почти половину того, что получило.

Самое интересное, что финансирование ОЭЗ продолжается до сих пор. Например, на развитие отечественных курортов. «На 2017 год и на плановый период 2018 и 2019 годов предусмотрен взнос в уставный капитал ОАО «ОЭЗ» для участия в проекте создания туристического кластера в Северо-Кавказском федеральном округе в сумме 4,2 млрд руб.», — пояснили в Минэкономразвития.

На развитие остальных 26 действующих сейчас ОЭЗ средств в федеральном бюджете не предусмотрено. На поддержание инфраструктуры ОЭЗ ежегодно требуется 2 млрд руб. Впрочем, на счетах управляющих компаний ОЭЗ остаются примерно 24 млрд руб., которые были выделены ранее.

Уход в виртуальную реальность

На перспективы развития ОЭЗ в Минэкономразвития смотрят с оптимизмом. Правда, отвечать за привлекательность оставшихся в живых ОЭЗ теперь будет не Минэкономразвития, а региональные власти. «Была усовершенствована действующая система оценки эффективности функционирования ОЭЗ, добавлены новые расчетные показатели, а также установлена возможность применения к регионам мер финансовой ответственности за недостижение целевых показателей эффективности», — поясняют в Минэкономразвития. По мнению министерства, эти меры позволят «повысить вовлеченность регионов в развитие ОЭЗ и увеличить их результативность».

Решение проблемы низкой эффективности ОЭЗ лежит не в усилении партнерства с государством, а в его ослаблении. «ОЭЗ — крайне эффективный инструмент для привлечения инвесторов, но только если это частный проект», — говорит Екатерина Евдокимова, партнер ОЭЗ «Ступино Квадрат» в Московской области.

Без привлечения госфинансирования в России созданы еще две зоны: технико-внедренческого типа «Исток» в Московской области и ОЭЗ туристско-рекреационного типа «Завидово» в Тверской области.

Совсем с другого конца решать проблему ОЭЗ предлагает Ольга Шияки, партнер ирландской компании MS Solicitors. По ее словам, в комитете по налогообложению Почетной коллегии барристеров Ирландии сейчас обсуждается инициатива создания «виртуальной экономической зоны». Такая зона не нуждается в госинвестициях в инфраструктуру, не нужно огораживать территорию, подключать свет, воду и канализацию, возводить офисные здания. Компания-резидент может находиться где угодно и в какой угодно стране. А в единую зону инвесторы объединяются виртуально, по типу кластерной цепочки, выстроенной под единый бизнес-проект.

Первая свободная экономическая зона была открыта в ирландском Дублине, в Шэннонском аэропорту, еще в 1959 году. Сейчас только экспорт товаров из этой зоны превышает $1 млрд. Но и здесь не исключают переформатирования в виртуальный формат.

Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 19 февраля 2017 > № 2079799


Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены > gazeta-pravda.ru, 14 февраля 2017 > № 2072391

Девальвация золотой канализации

Автор: Сергей РЯБОВ. (Соб. корр «Правды»). Свердловская область.

Как чиновники перспективный источник доходов превратили в место разбазаривания средств госбюджета

Лет пять-шесть назад практически на любом крупном совещании, саммите или форуме, где рассматривались «голубые горизонты» отечественной промышленности, обязательно упоминалась Особая экономическая зона (ОЭЗ) «Титановая долина», которая должна быть построена до 2059 года по соседству с городом Верхняя Салда на северо-востоке Свердловской области.

ЧЕМ БЫЛО ВЫЗВАНО столь пристальное внимание к этому объекту? Оно объясняется поистине уникальными свойствами титана, который выпускается на градообразующем предприятии — Верхнесалдинском металлургическом производственном объединении (ВСМПО). На этот металл и его сплавы за последнее время резко возрос спрос во всём мире: в авиа-, ракето-, кораблестроении, при автопроизводстве, изготовлении трубопроводов в больших объёмах используются конструкционные материалы с участием титана.

Перспектива наращивания в стране выпуска этого лёгкого, тугоплавкого, прочного и химически стойкого металла предполагала не только стабильный приток валюты, но и создание сопутствующих ему производств на территории ОЭЗ — так называемых резидентов. Во время строительства зоны в ней должно было появиться свыше десятка предприятий-спутников.

Словом, «Титановая долина» в любом смысле требовала к себе серьёзного отношения как со стороны авторов и разработчиков проекта — правительства РФ, так и со стороны региональной власти: этот мощный ресурс необходимо было поставить на службу экономике страны как можно быстрее.

Как нынче обстоят дела в инновационном кластере? Увы, в последние годы этот объект в докладах первых лиц государства не фигурирует не только в перечне первоочередных — его как бы вообще не существует на российской земле. Скажем, на довольно регулярных встречах свердловского губернатора Евгения Куйвашева с президентом РФ Владимиром Путиным или премьером РФ Дмитрием Медведевым разговор в основном сводится к рапорту хозяина региона об успешной реализации «майских» указов президента. О ситуации с «Титановой долиной» — полный молчок.

Единственным источником информации на эту тему являются ставшие традиционными визиты группы депутатов Законодательного собрания на стройку раз в год накануне принятия областного бюджета. Немногочисленные журналисты, которым удаётся составить компанию парламентариям, делятся потом своими впечатлениями об увиденном. Однако эти сведения носят крайне дозированный и поверхностный характер.

Чем же поразила вашего корреспондента нынешняя картина на уральском Клондайке? А тем, что спустя два года на огромной территории по-прежнему в «гордом одиночестве» торчал лишь трёх-этажный офис для презентаций — инфокуб. Память тут же выхватила эпизод, когда в этом здании генеральный директор ОЭЗ Артемий Кызласов горячо уверял гостей, что 2014-й станет прорывным годом, что в декабре закончится монтаж инфраструктуры и резиденты начнут активно «столбить» свои участки.

— На объект проведены вода, газ, электричество, канализация — все жизненно важные коммуникации! — энергично загибает сегодня пальцы хозяин «Долины». — Осталось только всё довести до логического конца. Уверяю вас, 2017 год будет решающим в судьбе зоны, и сворачивать её финансирование нерационально и недальновидно.

Он тут же пояснил гостям, чем это может обернуться для области: нехватка средств на завершение инфраструктуры станет поводом для минэкономразвития РФ потребовать от региональной власти компенсации ранее выделенных субсидий из госказны. «Я даже не говорю про подмоченную репутацию нашего губернатора и его команды», — обвёл присутствовавших суровым взглядом гендиректор ОЭЗ.

Чтобы окончательно не лечь на дно, уральскому «Титанику» необходимо иметь на 2017 год из регионального бюджета 429,5 миллиона рублей, а на 2018-й — 269,5 миллиона. Если вспомнить, что за последнюю пятилетку на реализацию проекта из разных источников уже поступило 2,8 миллиарда рублей, из которых больше половины пришлось на регион, то невольно подумаешь: не из чистого ли золота сделаны спрятанные под землю канализационные трубы? И когда в таком случае материал из драгметалла окупит свою стоимость, если на территории ОЭЗ за указанное время не появилось ни одного действующего предприятия?

— Нас заверяли, что к нынешнему году в «Титановой долине» начнут работать 12 резидентов, — показывая аудитории проект строительства зоны, с усмешкой сказал депутат Законодательного собрания, член комитета по промышленности Михаил Зубарев. — Уж не заблудились ли бедолаги?

Из пожелавших развернуть производство под Верхней Салдой пока реально присутствует лишь компания «ВСМПО — Новые технологии», которая возвела корпус цеха и в наступившем году планирует завезти оборудование. В первом квартале 2018-го намечается пуск предприятия. По словам руководства ОЭЗ, «не сегодня-завтра начнётся строительство фирмы «Зибус», которая будет выпускать уникальные инструменты для нейрохирургии». Потом должны появиться компании «Микромет», «Инструментальное производство» и «Информ-Урал».

Как выяснилось, заявленные ранее в проекте пять резидентов «сошли с дистанции».

— Из-за возникших финансово-экономических сложностей они не могут открыть в «Долине» свои производства, — прокомментировал Артемий Кызласов. — Однако на горизонте замаячили настоящие промышленные мастодонты, например из авиастроительной отрасли, которые в полном смысле станут драйверами «Титановой долины». Но для представителей СМИ я не буду называть конкретные предприятия, поскольку с ними пока не заключены договоры.

И всё-таки что же мешало исполнителям престижного проекта шагать в ногу с утверждённым графиком, в частности вовремя завершить работы по инфраструктуре? Ведь и времени, и выделенных средств вполне хватало на весь цикл строительства коммуникаций, включая водоочистные сооружения, здание таможни и прокладку автодорог, на что сейчас руководство зоны вновь требует дополнительного финансирования.

— Немалая часть перечисляемых сумм направлялась в банки для получения процентных накоплений, — пояснил и.о. министра инвестиций и развития Свердловской области Дмитрий Нисковских. — В следующем году решено прикрыть эту депозитную лавочку, выделяемые бюджетные средства будут аккумулироваться непосредственно в казначействе.

Да, долго пришлось чиновникам и всевозможным контролёрам протирать глаза, чтобы разглядеть подпольный бизнес в госструктуре за счёт госсубсидий…

Чем же завершился рейд депутатов-«единороссов» на престижный объект? Итогом весьма нелёгкой экскурсии по заснеженной территории и последовавшей за ней жаркой дискуссии в инфокубе явилось заключение: для завершения работ по инфраструктуре ОЭЗ просить областное правительство включить соответствующую статью расходов в бюджет-2017 и на следующий за ним год, то есть всего выделить 700 миллионов рублей.

Никто тогда не сомневался, что просьба будет услышана. И совсем не потому, что речь идёт о какой-то там «Долине», судьба которой брошена коту под хвост самими разработчиками. Нет, на кон ставилась репутация главы Среднего Урала, его способность достойно нести новый груз забот, которые он добровольно взвалил на свои плечи.

Дело в том, что с осени минувшего года Евгений Куйвашев ликвидировал должность председателя правительства и теперь из одного кресла будет командовать сразу двумя «фронтами». Правда, для подстраховки на случай провала управленческой стратегии региональный «главком» обзавёлся целой кучей «козлов отпущения» в лице вице-губернаторов.

Есть и ещё одна причина не жалеть бюджетные средства для ОЭЗ. А вдруг завтра хозяин Кремля поинтересуется: как, мол, осваивается «Титановая долина»?

«Курируем, контролируем, финансируем не хуже ваших указов!» — последует бодрый ответ. И обе договаривающиеся стороны останутся глубоко довольны и состоявшимся диалогом, и друг другом.

Кстати, эта прогнозируемая нами встреча состоялась спустя пару месяцев после описываемых событий. 24 января Первый канал ТВ в новостной программе продемонстрировал эпизод беседы главы РФ с хозяином Среднего Урала. Разговор начался с вопроса гостю о состоянии дорожного строительства в области.

«Недавнее ваше поручение — отработать и привести в эксплуатационное состояние дорогу Нижний Тагил — Серебрянка, которая не ремонтировалась до 2013 года 30 лет, успешно реализуется, — мгновенно отреагировал губернатор-предкабмина, а для исключения каких-либо сомнений в сказанном ещё раз продублировал: — Безусловно, поручение, которое вы дали по результатам пресс-конференции, будет выполнено в полной мере и в срок, к 1 июля…»

А затем последовал рапорт о достижениях свердловчан в социально-экономической сфере «в соответствии с принятыми вами решениями о реализации приоритетных проектов».

На другой день после аудиенции, 25 января, региональная «Областная газета», учредителями которой являются губернатор и Законодательное собрание, опубликовала полный текст состоявшейся в Кремле беседы.

В материале говорилось о достижениях «в металлургии, машиностроении, ОПК, строительстве, фармацевтической промышленности, об эффективной работе образовательных центров, вузов, «Уральской инженерной школы» и т.д.». Однако тщетно ваш корреспондент искал в этом «перечне слагаемых успеха» упоминания об общенациональной экономической программе — ОЭЗ «Титановая долина».

Хотя чему удивляться? Строительство этого крупнейшего комплекса превратилось для правительства РФ и местной власти в пресловутый чемодан, который и тащить тяжело (кризис, дефицит финансовых средств), и бросить жалко (уже вбуханы миллиарды). Не случайно этот перспективный объект был обойдён вниманием и в «бюджетном послании» Евгения Куйвашева на 2017 год депутатам Законодательного собрания, и в окончательно свёрстанном документе отсутствовала строка о выделении вышеупомянутых нами 429,5 миллиона рублей на доводку инфраструктуры для будущих резидентов.

Интересно, вспомнят ли про несчастную «Долину» разработчики региональной программы «Пятилетка развития», идея которой принадлежит Е. Куйвашеву и к созданию которой, помимо своих специалистов, подключены российские учёные? Проект её должен лечь на стол хозяину края уже в апреле этого года.

Вместе с руководством ОЭЗ, потенциальными резидентами с нетерпением ждём судьбоносного документа в надежде, что Особой зоне в нём обязательно будет уделено пусть и не очень особое, но элементарное внимание. С учётом её экономического значения как для региона, так и для страны в целом.

Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены > gazeta-pravda.ru, 14 февраля 2017 > № 2072391


Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика > trud.ru, 10 февраля 2017 > № 2077143

Секретный список губернатора Потомского

Григорий Володченко

Экскурсия по всеорловской выставке чужих достижений

В последнее время опубликовано немало материалов, свидетельствующих о провале инвестиционной политики губернатора Орловской области Вадима Потомского. За доказательствами далеко ходить не надо, достаточно сравнить велеречивые обещания руководителя региона с тем, что потом происходит в реальности. И сразу видно, какая пропасть пролегла между словами и делами, между фантазиями чиновника и суровой действительностью.

Руководитель Орловщины любит побренчать цифрами со многими нулями. Три года назад губернатор обещал триллионные инвестиции. Два года назад речь шла о 100 млрд рублей в год. Ну и где этих планов громадье? У господина Потомского последовательно накрылись заявленные им в свое время мегапроекты по строительству нефтеперерабатывающего завода и особой экономической зоны. А сегодня даже то, что было обещано в 2016 году, оборачивается натуральным блефом. Мы бы не заостряли внимание на этой теме, если бы не этот документ, попавший в редакцию. Это ставший вдруг нежелательным для обсуждения в Орле официальный список инвестиционных проектов 2016 года, которые губернатор считал «своими».

Через инвестиционный портал на сайте областной администрации документ нам найти не удалось. Но он чудом сохранился по другому адресу в Сети. В списке 2016 года опрометчиво указаны не только названия проектов, но и их инициаторы, сроки реализации и суммы. Давайте же анализировать таблицу, в которой заявлены суммы аж на 123, 579 млрд рублей инвестиций. Можно было бы поздравить Орловскую область с такими показателями, но рановато. Цифры-то при ближайшем рассмотрении оказались совсем иного порядка.

Мясо без костей

Говоря о своих инвестиционных заслугах, губернатор Потомский предпочитает забывать, что все главные инвесторы появились в регионе без его участия. Но уж очень сильна привычка присваивать. Так, два года назад на промплощадке холдинга «Мираторг» в Брянской области состоялось совещание под председательством главы правительства Дмитрия Медведева. После чего орловский губернатор заявил в телеинтервью: «Мы с компанией «Мираторг» заключили соглашение». И при этом назвал объем инвестиций известного в стране мясного холдинга: 2,4 млрд рублей. В том самом «секретном списке», о котором шла речь выше, «Мираторг» тоже значится именно с такой же суммой инвестиций. Но вот незадача: на официальном сайте областной администрации до сих пор можно найти сообщение о том, что договор с фирмой «Мираторг» на 2,4 млрд рублей был подписан не Потомским, а его предшественником на посту губернатора Александром Козловым. И не в 2015 году, а 13 мая 2013 года. Налицо легкая подтасовка фактов, такое мясо без костей получается.

Так кого же обманывал Вадим Потомский — премьера, коллег-губернаторов, журналистов, вверенное губернатору население? Впрочем, этот лукавый прием нынешний глава Орловской области использует часто и с удовольствием. Спросим, например, какое отношение губернатор имеет к появлению в регионе ООО «Агро-Альянс» — единственного успешно работающего резидента индустриального парка «Зеленая роща»? Да никакого! «Альянс» появился в Орловской области в 2013 году. Тогда же с бывшим губернатором Александром Козловым были достигнуты договоренности об инвестициях в 4 млрд рублей и спокойной работе в регионе. Нынешнему губернатору при всем желании не удалось бы помешать этой фирме работать и вкладывать деньги в собственное развитие, а не в карманы нерадивых чиновников. Причина тут одна: в учредителях у «Агро-Альянса» «Россельхозбанк», возглавляемый сыном известного государственного деятеля, руководителя уважаемых силовых структур.

Идем дальше по списку. ЗАО «Корпорация «ГРИНН» инвестирует в свой туристический бизнес еще больше — 7,5 млрд рублей. Неужели это господину Потомскому лично удалось привлечь такую крупную фирму? Да нет же! В декабре 2007 года следственной частью УВД Курской области было возбуждено уголовное дело об уклонении основателя «ГРИНН» бизнесмена Николая Грешилова от уплаты налогов. Именно тогда он оказался в Орле и перешел под крыло могущественного губернатора Егора Семеновича Строева. «ГРИНН» стал платить налоги в Орле, строить гостиницы и супермаркеты, а уголовное дело со временем было закрыто. Вопрос только в том, почему инвестиции господина Грешилова губернатор Потомский зачисляет в список своих заслуг. Ответ известен разве только самому руководителю области.

Еще 2 млрд рублей вкладывает в свой бизнес компания по производству инсулина ЗАО «Санофи-Авентис Восток», которая тоже пришла в регион еще при Егоре Строеве и с тех пор стабильно работала. Точно так же не имеет отношения к нынешнему губернатору и деятельность ООО «Промметиз Русь», открывшего свой новый цех. В 2013 году была приглашена в упомянутую «Зеленую рощу» компания ООО «Альфа ЦСБ», которая планировала построить завод по производству медицинских растворов. С приходом Вадима Потомского к рулю деятельность компании в регионе прекратилась, как и работа компании Аmazonen-Werke H. Dreyer Gmbh & Co. Kg, тоже пришедшей на Орловщину еще при прежнем губернаторе в 2012 году и планировавшей строительство центра производства, сбыта и сервиса сельхозтехники. Планы остались на бумаге, как и цифры вложений в экономику Орловщины.

А вот ЗАО «Завод цветных металлов» с вложениями в 700 млн рублей (а появилось оно опять же еще в допотомские времена) сильно не повезло. У принадлежащего ему Мценского завода по обработке цветных металлов, ставшего вторым резидентом «Зеленой рощи», при Вадиме Потомском начались трудности, перешедшие в открытое противостояние. О том, как «нагибают» завод, не раз писала федеральная пресса. Результат — перерегистрация в Москве.

Своей гордостью Потомский называет Знаменский селекционно-генетический центр. Но и тут есть важный нюанс: создавали центр еще более 10 лет назад при Егоре Строеве. Задача же Потомского куда проще — стричь купоны. По словам губернатора, Знаменский СГЦ является постоянным спонсором и жертвователем во время проведения различных областных и городских праздников.

Вообще, наследие Егора Строева не дает Потомскому покоя. В его списке инвесторов числится даже группа Kerama Marazzi с миллиардными инвестициями в 2012-2016 годах. Пришла фирма в Орел еще в 1993 году, когда Вадим Потомский заканчивал зенитно-ракетное училище, так что принять участие в судьбе итальянцев в России он никак не мог. А, скажем, ООО «Долина» (строительство малоэтажного жилья) было создано в 2006 году, когда капитан Потомский еще занимался мусорным бизнесом во Всеволожске. А Малоархангельский кирпичный завод из «списка Потомского» вообще начинали строить в 2001 году, но и при нем не построили...

А еще по какой-то причине в список инвестиционных проектов были включены развивающиеся по собственным программам ОАО «Ростелеком» и МРСК Центра. Проекты, связанные с телефонной связью и электрическими сетями, конечно же, очень важны для региона, но и они даже в планах значились задолго до появления господина Потомского в регионе. И, думается, будут там и после него...

Еще один нашумевший проект 2009 года, который до кучи приписали к «грядущим инвестициям», — это строительство мусороперерабатывающего завода ООО «Эко-Сити». В 2016 году завод должен был, наконец, заработать. Но не заработал. Зато всем памятна некрасивая история о том, как зять губернатора Артем Дайнеко пытался отжать половину этого бизнеса у предпринимателя Юрия Парахина. О ней писала пресса. Коррупционное дело удалось замять, зять уехал, но завода как не было, так и нет.

И далее продолжение в том же духе. ОАО «Орелстройтех» в 2015-2020 годах планировало построить в Верховском районе цементный завод с инвестициями в 19 млрд рублей. Привели его в Орел, кстати, еще в 2007-м. А закончилось все в январе 2017-го, как это часто бывает в эпоху Потомского, публикацией сухого сообщения: «Арбитражный суд Орловской области признал банкротом ОАО «Орелстройтех» и открыл конкурсное производство на шесть месяцев, следует из материалов суда».

Итак, что в сухом остатке по первой позиции, которую мы назовем «Чужие достижения»? Из 29 пунктов плана губернатора Потомского там находятся 17. По крайней мере пять инвесторов под давлением губернаторской команды или перешли в другие регионы, или прекратили работу на Орловщине, а объявленные инвестиции только в этой части сократились на 21 млрд рублей. И именно эта картина, а не нарисованная в «секретном списке» отражает реальность.

Мухоморных дел мастер

Если в первой части нашего расследования губернатор Вадим Потомский напоминал, если использовать его терминологию, «чемпиона Вселенной по манипуляциям», то вторая часть больше ассоциируется с образом грибника-дилетанта, который, поездив по экономическим форумам, начинает хватать и кидать в корзину все подряд: от условно съедобных свинух до смертельно опасных бледных поганок...

В заветном списке осталась еще дюжина проектов — 12 «грибов», подобранных при Вадиме Потомском, в том числе и им лично. Что ж, пройдемся по этому списку. В 2015-2017 годах ООО «Инком-Групп» должно было создать межотраслевой индустриальный парк в городе Мценске и инвестировать в проект 2,36 млрд рублей. На сегодняшний день ни о каком-либо строительстве парка, ни о вложениях не слышно.

Следующий гриб-проект из корзины господина Потомского стал притчей во языцех. Для строительства тепличного комплекса лично губернатором было приглашено ООО «АПК «Кумир» («дочка» питерской AK Group). Никаких теплиц нет и в помине. А все рассказы главы региона о якобы уже закупленном голландском оборудовании и о том, что уже в 2016 году Орловщину завалят собственными зимними овощами и фруктами, оказались по жанру ближе к охотничьим байкам, ничего общего не имеющим с реальной жизнью. Обещанный миллиард рублей инвестиций обернулся жирным прочерком. Ноль целых, ноль десятых.

Судя по данным из списка инвестпроектов, заваливать орловцев овощами и фруктами должно было и ООО «Тепличный комбинат Орловский», единственным учредителем и гендиректором которого является Данил Фербиков. Это родственник экс-главы РЖД Владимира Якунина, бывший депутат областного Совета, ныне исчезнувший с политического небосклона Орловщины. Похоже, и его тепличный комбинат отправится вслед за хозяином. Давать деньги на «теплицы Потомского» никто не хочет. Генеральный директор консалтинговой компании «Технологии роста» Тамара Решетникова отмечает, что ни по одному из четырех заявленных в прошлом году тепличных проектов еще не началось строительство: «Никто из них не получил кредитов».

ООО «РусАгроХолдинг» по объемам инвестиций занимает в «списке Потомского» первое место — 47 млрд рублей. В 2016-2019 годах планировалось строительство комплекса по выращиванию индейки и тепличного комплекса. Но снова не сложилось. Вот сообщение о развитии проекта от декабря 2016 года: «ООО «РусАгроХолдинг» отклонило предложение правительства Орловской области о предоставлении в аренду земельных участков в Мценском районе... Инвестор не намеревался брать землю в долгосрочную аренду, а планировал ее выкупить, при этом никаких гарантий по реализации проектов не давал». Такой вот гриб, найденный лично губернатором Вадимом Потомским на Петербургском экономическом форуме летом 2016 года.

А другого «суперинвестора» глава региона присмотрел на Сочинском экономическом форуме в 2014 году. ООО «Инженерная корпорация Самсонова» брало обязательство вложить 3 млрд рублей в реконструкцию аэропорта Южный. Тогда местные и федеральные СМИ хором пытались убедить Вадима Потомского не витать в облаках, опуститься на грешную землю: уже первый анализ показал, что таких денег у корпорации нет и быть не может. Напрасные старания — Потомский никак не мог расстаться с высокой мечтой. Трижды под «Инженерную корпорацию Самсонова» переделывались условия «концессии». Самсонов и иже с ним даже прилетали на арендованном самолете в Орел, обнимались-целовались с губернатором и председателем облсовета. Но дальше объятий дело, к счастью, не зашло. Зато трехмиллиардный проект канул в Лету.

А тут еще грибок в корзинке. Экзотическое ООО «Национал Глобал», которым владеют уроженец Бангладеш и гражданин Кореи, объявило о намерении строить в регионе завод по переработке сои — за 4 млрд рублей. Интересная затея. Вот только по своему профилю это самое «Национал Глобал» занимается исключительно оптовой торговлей. Как бы то ни было, в 2016 году обещанный проект не работал. Не заработали также завод «Стемал» и компания «Грейника» в «Зеленой роще».

Подсчитали — прослезились...

Остался всего-навсего один личный проект Вадима Потомского, получивший название «чеченского». Выходцы из этой республики традиционно скупали зерно у орловчан, причем быстро, за наличные и при самой низкой цене. А теперь у них появится свой элеватор. В прошлом году в Кромском районе Вадим Потомский участвовал в начале строительства элеватора «Орел-Агро-Продукт». Инвестором проекта (потянул на почти полтора миллиарда рублей) выступает контролируемый чеченской диаспорой МинБанк, который возглавляет Абубакар Арсамаков. С этими ребятами не забалуешь, так что элеватор — единственный проект, который имеет шансы на реализацию в срок. Можно сказать, единственный съедобный гриб в губернаторской корзине...

Теперь давайте вместе посчитаем потерянные суммы, вычитая их из указанных в таблице инвестиций «от Потомского». Не досчитаемся от обещанного около 70 млрд рублей. Прибавим к ним 21 млрд из первой части списка. Результат резко отрицательный. Интересно, делали ли подобные вычисления Счетная палата и другие контрольные ведомства или им не удалось найти «секретный список» Потомского?

Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика > trud.ru, 10 февраля 2017 > № 2077143


Россия > Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 7 февраля 2017 > № 2065682

Развитие российской промышленности стало темой выездного заседания фракции «Единая Россия».

Сегодня, 7 февраля 2017 года, прошло выездное заседание фракции «Единая Россия» Госдумы VII созыва. В мероприятии принял участие председатель Правительства Российской Федерации Дмитрий Медведев.

В своем выступлении премьер-министр отметил, что в 2016 году в России зафиксирован рост промышленного производства. Он также заявил, что создание условий для повышения конкурентоспособности отечественных производителей – одна из важнейших задач законодателей.

Промышленность должна пользоваться спросом на внутреннем и внешнем рынке, при этом мы обязаны создать условия для экспортной экспансии. Наша продукция должна быть качественной и доступной, соответствовать этому критерию должен и оборонно-промышленный комплекс, в том числе за счет выпуска продукции двойного назначения. Так сложилось, что всегда оборонка двигала за собой гражданский сектор, что превращалось в остроумные гражданские решения. Но сейчас ситуация изменилась – гражданский сектор тянет за собой оборонные направления, сказал Дмитрий Медведев.

Министр промышленности и торговли Российской Федерации Денис Мантуров выступил в ходе заседания с основным докладом, в мероприятии также приняли участие генеральный директор корпорации «Ростех» Сергей Чемезов, президент Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК) Юрий Слюсарь и президент Объединенной судостроительной корпорации (ОСК) Алексей Pахманов.

Глава Минпромторга России рассказал о разработанных совместно с регионами, бизнесом, экспертным и научным сообществом принципах реализации промышленной политики на ближайшие пять лет. Он отметил, что к таким мерам относится:

последовательное смещение отраслей, базирующихся на природных ресурсах, в сторону высоких переделов;

становление курса на развитие производства комплектующих в машиностроении;

поддержка спроса, особенно в части продуктов импортозамещения;

переход на принципы наилучших доступных технологий;

увеличение доли гражданской продукции в оборонно-промышленном комплексе в общем объеме производства до 50% к 2030 году;

поэтапное внедрение цифрового проектирования в промышленности, а также комплексная автоматизация всех производственных процессов.

Все обозначенные мною факторы роста сработают с максимальным эффектом при условии существенного наращивания инвестиционной активности. Ключевой стратегической задачей здесь мы видим увеличение объемов привлечения частного капитала на каждый вложенный государством рубль, сказал Денис Мантуров.

По его словам, это достижимо только за счет предсказуемости налоговой политики, прозрачной логики предоставления федеральных и региональных налоговых преференций. Сегодня такого рода инструменты применяются в отношении резидентов особых экономических зон, ТОРов, индустриальных парков, участников специнвестконтрактов.

«Это большой шаг навстречу инвесторам, но такой принцип все равно является избирательным, а не общесистемным, - сказал Министр, - В качестве альтернативы предлагаем совместно проработать единый на всей территории нашей страны минимальный набор долгосрочных преференций для инициаторов новых промышленных проектов».

Отдельно Денис Мантуров отметил еще один фактор промышленного роста – это обеспечение квалифицированными кадрами. Предстоит не только преодолеть разрыв между текущими потребностями отраслей и уровнем специалистов, которых сегодня готовит система образования, но и создавать условия для нового поколения кадров.

«Только симметричное развитие всех этих направлений обеспечит глобальную конкурентоспособность российской промышленности, - заключил Министр, - Но для экспансии на внешние рынки сегодня также нужны новые подходы. Для крупных предприятий машиностроительного сектора основными точками экспортного роста являются создание сборочных производств и сервисных центров в третьих странах и использование режимов свободной торговли с нашими основными партнерами. А в части малого и среднего бизнеса ключевой фактор развития их экспортного потенциала – это создание международных электронных площадок для продвижения отечественной продукции».

Глава Минпромторга России отметил, что для достижения качественных показателей по развитию экспорта мало одних финансовых мер, которые были заложены на этот год. Необходимо максимально разбюрократить таможенные процедуры и улучшить администрирование внешнеэкономической деятельности.

По окончании выступления Денис Мантуров также ответил на вопросы членов партии «Единая Россия».

Россия > Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 7 февраля 2017 > № 2065682


Египет. Россия > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 2 февраля 2017 > № 2064693

«Татнефть» назвала преждевременными сообщения о резидентстве в промзоне в Египте.

«Татнефть» назвала преждевременными заявления о предстоящем резидентстве в российской промышленной зоне в Египте. Об этом «Нефть и капитал» сообщили в пресс-службе компании.

«Инвестиционное участие ПАО «Татнефть» в развитии экономической зоны Суэцкого канала представляется преждевременным, поскольку компания не имеет действующих и перспективных проектов сотрудничества с Египтом в сферах тяжелого автомобилестроения, нефтехимии, энергетики, медицины, строительных материалов, а также в связи с неопределенностью условий вхождения в проекты», – говорится в сообщении.

О том, что «Татнефть», а также ПАО «КАМАЗ», УАЗ, «Трансмашхолдинг», «Газпром нефть», «Интер РАО» готовы стать резидентами промзоны в Египте, заявил глава торгового представительства России в этой стране Федор Лукашин в интервью РИА «Новости». По его словам, в промышленной зоне планируется локализовать российские производства в сфере ТЭК, автомобилестроения, нефтехимии, медицины, строительных материалов и так далее. Предполагается создать 77 тыс. рабочих мест, в том числе для местных жителей.

О создании российской промзоны в районе Суэцкого залива стало известно в 2014 г. Об этом договорились на встрече в Сочи президенты России и Египта – Владимир Путин и Абдель Фаттах ас-Сиси. Меморандум о ее создании стороны подписали в феврале 2016 года. С самого начала «Татнефть» называли среди потенциальных компаний-резидентов.

Летом 2016 года стало известно, что РФ намерена инвестировать в ее создание около $4,6 млрд до 2035 года. Как писала Lenta.ru, прогнозировалось, что выручка компаний-резидентов будет составлять $11,6 млрд. Промзона расположится на территории особой экономической зоны Порт-Саида на участке в 2 млн квадратных метров. Начало строительства промзоны запланировано на 2018 год.

Для компаний-резидентов будут действовать налоговые льготы. Например, ставка в 10% по налогу на прибыль для организаций и налог на доходы физических лиц, работающих в рамках проекта. Налог с продаж будет упразднен.

«Татнефть» до 2011 года за пределами Российской Федерации вела геологоразведочные работы в Ливии и Сирии. В настоящее время их приостановили из-за сложившейся в этих государствах политической ситуации. В 2016 году компания продолжала мониторить ситуацию. Согласно отчетности компании за 2015 год, «Татнефть» намеревается возобновить работы после стабилизации политического положения, когда будет гарантирована безопасность для сотрудников.

Информации о возобновлении каких-либо работ в этих странах в течение 2016 года не поступало.

Египет. Россия > Нефть, газ, уголь > oilcapital.ru, 2 февраля 2017 > № 2064693


Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 1 февраля 2017 > № 2062707

Изменен порядок финансирования Тверской ОЭЗ

Председатель Правительства РФ Дмитрий Медведев подписал Постановление, подготовленное Минэкономразвития России, об изменении порядка финансирования особой экономической зоны в Тверской области.

Подписанным документом обязательства по строительству объектов инновационной, инженерной, транспортной, социальной и другой инфраструктуры особой экономической зоны туристско-рекреационного типа в Тверской области переданы ключевому инвестору, который будет создавать инфраструктуру ОЭЗ за счёт собственных средств без привлечения средств федерального и регионального бюджетов.

Особая экономическая зона туристско-рекреационного типа на территории Конаковского района Тверской области создана для стимулирования социально-экономического развития региона посредством реализации инвестиционных проектов в сфере туризма.

Средства федерального бюджета на строительство объектов инфраструктуры ОЭЗ не предусмотрены.

Принятое решение будет способствовать оптимизации средств бюджета Тверской области и повышению эффективности их использования.

Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 1 февраля 2017 > № 2062707


Россия. ЦФО > Миграция, виза, туризм > premier.gov.ru, 1 февраля 2017 > № 2058291

Об изменении порядка финансирования особой экономической зоны в Тверской области.

Постановление от 25 января 2017 года №69. Обязательства по строительству объектов инновационной, инженерной, транспортной, социальной и другой инфраструктуры особой экономической зоны туристско-рекреационного типа в Тверской области переданы имеющемуся ключевому инвестору, который будет создавать инфраструктуру этой ОЭЗ за счёт собственных средств без привлечения средств федерального и регионального бюджетов.

Справка

Подготовлено Минэкономразвития России.

В целях стимулирования социально-экономического развития Тверской области посредством реализации инвестиционных проектов в сфере туризма постановлением Правительства от 20 апреля 2015 года №372 на территории Конаковского района Тверской области создана особая экономическая зона туристско-рекреационного типа (далее – ОЭЗ).

Средства федерального бюджета на строительство объектов инфраструктуры ОЭЗ не предусмотрены.

Подписанным постановлением обязательства по строительству объектов инновационной, инженерной, транспортной, социальной и другой инфраструктуры переданы имеющемуся ключевому инвестору ОЭЗ, который будет создавать инфраструктуру этой ОЭЗ за счёт собственных средств без привлечения средств федерального и регионального бюджетов.

Принятое решение будет способствовать оптимизации средств бюджета Тверской области и повышению эффективности их использования.

Россия. ЦФО > Миграция, виза, туризм > premier.gov.ru, 1 февраля 2017 > № 2058291


Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 30 января 2017 > № 2067893 Владимир Малявин

Евразия: снятие печатей

Владимир Малявин – востоковед, философ, культуролог, писатель, переводчик, путешественник, знаток восточных практик личного совершенствования и общественный деятель. Российский китаевед, доктор исторических наук, профессор Института изучения Европы Тамканского университета на Тайване (ранее – Институт России Тамканского университета). В России В.В. Малявин является руководителем научной программы Института развивающихся рынков МШУ Сколково.

Преподавал в ИСАА при МГУ, работал в РАН.

Резюме Жители Евразии не нуждаются во внешних формах и способах сплочения общества. Они безупречно едины как раз в своей разделенности. Так считает востоковед Владимир Малявин, который в интервью нашему журналу размышляет о Востоке и Западе.

– Для начала – «разминочный» вопрос: «Запад есть Запад, Восток есть Восток, и им не сойтись никогда…». Насколько этот образ актуален?

– Ничего себе разминка! Это вопрос на все времена. Без оппозиций невозможно мыслить. Для начала их надо осознать. Но их можно и нужно преодолевать. Тем более что, на мой взгляд, какого-то онтологического противоречия между Востоком и Западом не существует.

– И в чем выражается этот разрыв?

– В характере человеческой самоидентификации. Есть то, что делает европейца европейцем, – идея формального тождества, что обуславливает привязанность к историческому бытию и рождает трагическое мироощущение. В реальной жизни Запад и Восток могут существовать параллельно, без войн. Ибо ни тот, ни другой не требуют той безусловной искренности, которая есть в русском человеке, чуждом обоим мирам.

– Россия и Китай – какие черты народа, государственного устройства, культуры, традиции нас сближают, какие – разъединяют? 

– Не будем мелочиться, тем более что отбор и оценка «черт» жизни пугающе произвольны, стереотипны и легко поддаются манипуляциям. Я предлагаю вести разговор в категориях «метацивилизационных» укладов. В основе последних лежат определенные познавательные матрицы: для Запада – формальная идентичность, а для Восточной Азии – идея превращения, само-отличия, сингулярности, что делает главным вопросом восточной мысли общение, совместность вещей, не знание единства, а реальное пребывание в нем.

– То есть Запад делает Западом его идентичность и желание ее отстаивать?

– Фридрих Шлегель двести лет тому назад сказал, что только Европа – обособленный мир. Европейцы выстроили себе крепость, которую они не отдадут, даже несмотря на то что сегодняшняя западная мысль принимает посылки, очень близкие восточным традициям. Поиск единства в различиях сближает Евросоюз – даже помимо его желания – с нарождающимся евразийским содружеством, ведь ритуал на Востоке имеет такую же природу: утверждение единства через различие.

Современные общества одержимы поисками своей идентичности. Вероятно, потому, что торжество капитализма с небывалой силой утверждает анонимность, безличность всего, что причастно круговороту капитала. По той же причине образы идентичности невозможно найти в настоящем. Их приходится искать в недосягаемом прошлом. Ностальгия по культурным корням – фирменный знак модерна. «Чудо, которым была Индия»; «Россия, которую мы потеряли»; «возвышенная древность»… Оттого же обостренное национальное самосознание, как правило, приводит к результатам неожиданным для банального национализма: оно заставляет заново «открывать» свою страну.

– Можно ли, упрощая, сказать, что Евросоюз – это «Поднебесная без Мандата Неба»?

– Наверное, можно, так как постмодернистская идея «разделенного» или «грядущего» сообщества допускает бесконечное многообразие форм общественной жизни[1]. Существенное отличие в том, что европейцы по привычке пытаются придать неограниченному разнообразию вид закона. Мне эта процедура кажется внутренне противоречивой. Отсюда все их проблемы, источника которых они сами не понимают.

Евразийский мир представляет собой самый смелый и сильный вызов европейскому мировоззрению. Но, пожалуй, самое интересное состоит в том, что евразийская идея в известном смысле не отрицает европейское наследие, а, скорее, дополняет его и даже, можно сказать, придает ему подлинную основательность… Чтобы развязать восточноазиатский узел мировой политики, нужно обойти уровень нации-государства одновременно сверху и снизу, т. е. ввести в региональную политическую систему факторы как глобального, так и локального значения, а кроме того, обосновать их взаимную связь. Слово «глобальность» недаром так часто переиначивают в «глокальность»…

Из книги В. Малявина «Евразия и всемирность. 
Новый взгляд на природу Евразии» (М., «РИПОЛ классик», 2015).

– На каком уровне возможен действенный диалог культур – на уровне гуру, на уровне государственных деятелей, экспертов, простых людей?

– Политики такого диалога не хотят. Простые люди не умеют его вести. Правда, у русских и китайцев есть опыт общения en masse. Но в нем самое ценное – даже не факты общественного сознания, а коллективное бессознательное. Эксперты не годятся – у них слишком узкий кругозор. В конечном счете нужны люди, сделавшие усилие понять, что такое понимание, и понимающие, по крайней мере, что сознание способно себя обманывать.

– Вы говорите о мудрецах, о гуру. Но кто будет их слушать? Кто воспримет их мысли, если эксперты ограниченны, а простые люди вообще не умеют вести диалог?

– Когда учителя есть, найдется кому их слушать. А те, кого вы назвали мудрецами, – это люди, которые на своей шкуре испытали и муки, и радости «восточно-западных ордалий». В своем роде раненые хирурги.

– То есть нужны те, кто воспитан в обеих традициях.

– Да, именно так: те, кто имеет длительный опыт бытования в разных традициях и притом умеет методически размышлять над увиденным и прочитанным. Таких людей надо готовить специально и профессионально, с неба они не свалятся.

– Университет, расписание, семинары, экзамены, пары?

– Можно и так, но не хочется об этом в таких унылых понятиях. Главное – пережить, испытать культуру на практике. Важнейшая особенность традиций Востока – примат ортопрактики, правильного действия над ортодоксией, правильным мнением. Нужно погрузить людей в образ жизни и мыслей «изучаемых» народов, погрузить, конечно, под руководством наставника. Они должны с кем-то обсуждать увиденное, услышанное. Это что-то вроде психоделических сеансов – без галлюциногенных грибов, правда. Без занятий духовными практиками и боевыми искусствами Китая я ничего бы не понял. С тоской смотрю на наших академиков – что они могут понять, придумывая себе Восток из книг?

– А есть вообще какой-то орган, которым понимают Восток?

– Наше тело! В союзе с умом, конечно. Надо иметь терпение и долго ползать на брюхе по Востоку, чтобы его понять. Должен быть собственный опыт прохождения Пути. Как можно рассуждать о тех, кто прошел Путь, если ты сам по нему шагу не сделал? И надо cтряхнуть наваждение созданной Европой хитрой диалектической машинки, которая учит «критическому взгляду» только для того, чтобы все было как прежде.

– А азиаты понимают европейцев?

– Думаю, очень плохо. Но у них и нет внутреннего задания понимать. Им достаточно формального исполнения ритуала, который хранит секрет сердечного общения между людьми. Ритуал на Востоке, разделяя людей, соединяет их в безмолвной сообщительности, и притом дает власть тому, кто уступчивее (чувствительнее, утонченнее) других. Сообщительность[2] бессознательна. Как только она становится понятной, коммуникация пропадает. Остается обмен информацией в стратегических целях, т.е. ради того, чтобы прижать ближнего своего к стене.

– Какую роль во взаимном понимании Востока и Запада играют традиции?

– Без традиций нельзя. Они задают условия культурного взаимопонимания. Но нужно идти от них к метакультурной реальности, к спонтанной встрече сердец, которая есть одновременно человечность и человечество в человеке. Правда, народ повсюду, не только у нас, ленив и нелюбопытен.

– Может быть, так получается потому, что на пути к «метакультурной реальности» у людей – даже, может быть, желающих к ней прийти – возникают опасения утратить свои традиции, свою привычную опору, не приобретя ничего взамен?

– Есть такие опасения, конечно. Но это как раз залог успеха. Желая что-то постичь, мы должны вернуться к «истоку всего», к первобытному хаосу и его ужасу. Надо выработать в человеке смелость пережить ужас. В конце концов, когда смотришь на этот Китай, порой цепенеешь от ужаса – насколько эта бездна велика и глубока. Но только так и можно стать «раненым хирургом», опаленным Востоком.

У нас же (и на Западе, и в России) полагают, приехав в тот же Китай, что могут попросту проецировать свой опыт на Восток. Вот приезжает, допустим, бизнесмен и исходит из того, что добудет там свой очередной миллион тем же способом, каким он его заработал у себя дома. Ибо другого решения у него нет, других мыслей нет. И начинаются мытарства – он выясняет, что его «проверенный» способ не работает, у него ничего не получается, а китайцам на его миллионы наплевать.

История прекрасно показывает, что проецировать свой опыт (неважно в каком масштабе) на Китай – бессмысленно. Мы думали, что китайцы – такие же коммунисты, как мы. Выяснилось, что нет. Американцы думали, что устроят китайцам капитализм, и те станут капиталистами, такими же, как американцы. Китайцы стали капиталистами, но совсем другими. Все это у нас на глазах происходит – надо только не лениться подмечать такие вещи и делать выводы.

– Можно ли масштабировать прохождение Пути, о котором шла речь, до общества, государства, нации?

– Можно и нужно. Государство – это люди, которые его представляют. Единственное условие – обучение таких людей должно быть практическим, реальным, жестким, должно вестись на моральной основе. Точнее, это должен быть этос, предваряющий мораль, ибо та, приобретая формальность, часто становится лицемерной. А нужно умение открыться, оставить себя. Это не так просто, но без этого Восток мы не поймем.

– Вы говорите о преодолении стереотипов. Но традиции и стереотипы – разные вещи…

– Традиция есть способ передачи истины, о которой мы можем только свидетельствовать. У традиции нет идентичности. Традиция – как бы это ни показалось странным (и это было известно, кстати, европейским герменевтикам – тому же Хайдеггеру) – есть способ передачи истины, которая не может быть доступной субъективному знанию. Вроде передачи невидимого жука в коробке. Вам дают коробку и говорят: «Внутри – жук». И вы всю жизнь живете с этой коробкой, передаете ее другому и повторяете: «Там – жук». Он соглашается и передает его дальше. Вокруг этого выстраивается жизнь многих поколений.

Что такое тот жук? Не что иное, как актуальная данность нашего существования, то, что есть «здесь и сейчас». Люди Востока знают, что переживаемое нами сейчас запечатано навек. Они – наивные люди – верят в то, что жук в коробке есть. А европеец не верит. Европа потому и претендует на роль всемирного образца, что смогла выработать – единственная из всех мировых цивилизаций – последовательно критическое, в сущности, надкультурное самосознание… Россия же, то ли зависшая между Западом и Востоком, то ли обнимающая, вмещающая в себя весь мир, критического самосознания не выработала. У нас вместо критики печалование, насмешка, гласность, брань, бунт и гражданская война.

– Культурные ценности – это нечто застывшее, зафиксированное или они меняются?

– На этот вопрос я бы ответил в духе Евангелия и Конфуция: не человек для культуры, а культура для человека.

– Как «конвертировать» культурные ценности в материальные воплощения?

– А здесь подойдет наставление св. Серафима Саровского: «Спасись сам, и вокруг тебя спасутся тысячи». По-китайски это звучит так: «Когда сердце искренно, будет духовная сила». Правда, искренность жители Азии понимают совсем не так, как русские. Для них она означает не откровенность самовыражения, а выверенное отношение к душевным порывам, в котором сходятся личное и общее.

Ритуал в Азии есть нечто гораздо большее, чем простая – и часто лицемерная – любезность. Он преображает индивидуальность в сверхвременной тип, суля в этом качестве бессмертие (таков смысл восточного понятия культуры как преображения). Даже театральные представления игрались в Азии не для зрителей, а для богов с их трансцендентным взглядом.

– Российский «поворот на Восток» сопровождается (или даже подстегивается) представлением о том, что мы, русские – природные консерваторы, поэтому на Востоке, где все дышит традиционализмом, нас лучше поймут. При этом консерваторами мы себя считаем (или называем), скорее, в западной парадигме – и продолжаем метаться между своими представлениями о Востоке (неполными, фрагментарными, изначально рационалистически-западными) и все же западной по своей сути системой мышления, оценок, ожиданий… Поймут ли на Востоке эти метания? Да и есть ли вообще тут предмет для обсуждения – на уровне ценностей, концепций, подходов?

– Розанов хорошо сказал по поводу «Истории» Карамзина: в ней Россия созидала, выстраивала себя, смотрясь в зеркало консервативного идеала. Об общности России и Китая на консервативной платформе писал Эспер Ухтомский. Последний ее приверженец – барон Роман Унгерн. Вот еще одна тема русско-китайских отношений, оставшаяся непродуманной. Тема важная: историю на самом деле движут силы, которые кажутся бессильными, непрактичными… Ну а Россию в мире никто не понимает, включая самих русских. Но я верю, что Россия как асистемный элемент нарождающейся глобальной системы еще скажет свое слово.

– Но желание, чтобы нас, Россию, понимали, с нами считались – по крайней мере на уровне мировой политики – едва ли не главный аспект «поворота на Восток»… Не может ли это реализоваться совершенно неожиданным способом – нас поймут, но совершенно не так, как нам хочется?

– В самой попытке непременно понять нет ничего дурного – как, впрочем, и хорошего. Но дело в том, что русские и китайцы могут понимать друг друга без понимания. Русский всегда готов увидеть родного в инородце. Китаец – совершенно нормальный член русского общества. Какой-нибудь китаец Коля в русском дворе – это совершенно нормально. Дело в том, что и китаец, и русский способны к непосредственному общению, отказываясь в чем-то от своей идентичности (разница в том, что у русского это основано на жертвенности, а у китайца это часть стратегии). Эта русская сверхкоммуникабельность и сделала Россию великой, позволив ей прирасти Сибирью, Дальним Востоком и чуть ли не Аляской. В русском есть эта открытость, готовность сбросить оковы цивилизации. Да он и не верит в них особо – ну, дикий человек. И в этом нет ничего плохого.

– А есть ли вообще китайская нация, как она формировалась, можно ли использовать этот опыт в России?

– В Китае всегда была империя и поэтому нет национального государства европейского типа. Как и в России. Империя стоит на тайне и лишена идентичности. Имперское начало потому и обнаружило такую незаурядную живучесть уже после исторической смерти империй, что оно воплощает особую метацивилизационную антропологическую матрицу, которая соответствует одной из двух исходных и в своем роде универсальных, метаисторических опций человеческого самопознания. Сущность этой матрицы – обращенность не к содержанию опыта, а к его пределу, т. е. чистому событию или сообщительности, предшествующей сообщениям (и следовательно, всяким суждениям).

Это не мистика, а антропологическая реальность, ибо, повторю, идеальная коммуникация бессознательна. Евразийская метацивилизация основана на принципе синергии, событийности событий. Оттого и политика в Евразии не предполагает блоков, ей подходит древнее китайское правило: «быть вместе без союзов». Синергийность несет в себе большой потенциал для глобального мироустройства.

– Что именно может дать Китай миру и придется ли миру для того, чтобы это взять, учить китайский?

– Истина превращения (есть и такая) учит коммуникабельности и прекрасно подходит информационной цивилизации. Китайский язык учить не обязательно, а вот понимать странные на европейский взгляд китайские принципы «держаться в тени», «в пустоте нет пустоты», «быть собой, всему соответствуя» и т.п., все равно придется. Европейцы часто считают такие формулы уловками. Идея «быть вместе, но не быть в союзе» европейскому дипломату и политику непонятна. А китайцу или даже японцу это понятно вполне, ибо они приучены к «сокровенной сообщительности». При всех раздорах между китайцами и тайваньцами пара миллионов тайваньцев постоянно живут на материке, где имеют свои заводы, магазины, школы, клубы, больницы и проч. Можно представить, чтобы в Россию на таких условиях вернулась Белая армия?

– Это все-таки локальный опыт, частные случаи. Способен ли Китай предложить что-то глобальное?

– Речь о том, что мы выходим на уровень предсуществования, который делает возможным разнообразие внутри неоформленной целостности. По-китайски это называется «центрированностью в согласии», «хаотическим всеединством», «великой совместностью» и т.д. Это все о традиции, которая всегда сокровенна, ибо не может быть объективированно выражена. И это метакультура, так как культура все-таки имеет определенную форму. Вот подлинный фундамент евразийского мира.

Речь идет не об истории, а о логической возможности. Поэтому она не имеет этнокультурных меток и может проявиться где-то в Европе. Философия Ницше – такой странный выплеск восточной философии, отчасти и немецкие романтики. Так же, как ничто не мешает азиатам брать европейские идеи. Некоторые говорят, что азиаты гонятся за Западом – да, гонятся кое за чем, но при этом не становятся европейцами.

– Как можно понять эти стратагемы, вычленяя их из контекста сначала китайской, а потом евразийской культуры, традиции? Как через внешнее (формулировки) постичь их суть?

– Для начала надо решиться понять. Понимать – это не значит просто после обеда, покуривая в кресле сигару, полистать какие-то странички. Понимание – это страшный опыт ожога. Требуются экзистенциальные переживания и очень сильные. Русскому это легче сделать, поскольку он находится вне культуры, вне Запада и Востока. Он ничему не верит (почти как европеец), но очень искренен (почти как азиат). Поэтому и стремится и на Восток, и на Запад, поэтому и берется за все что угодно. В отличие от европейца, который стремится отстоять свою «европейскость» и никогда не признается, что не прав.

– Но выживают ли какие-то другие культуры в китайском окружении? Насколько справедливы идеи о том, что Китай – яростный ассимилятор, который просто за поколение поглощает другие народы? 

– В чисто этническом плане рассказы о великих ассимиляторских способностях Китая – европейский стереотип и миф. Китай за две тысячи лет не смог ассимилировать народы, проживающие на его юго-западных рубежах, и не только там. Да ассимиляция и не требуется Китаю, ведь Восточная Азия – и вся Евразия – стоит на принципе единства в разнообразии. Этот принцип подлинно всемирен. А вот ритуальность как организующий принцип культуры, притом связывающий имперский и доимперский типы организации, – великая сила, способная объединить Евразию в границах империи Чингисхана. Конфуцию принадлежит фраза: «Если ритуал утерян, ищите его среди дикарей». Запад архаику отталкивает.

Само название «Срединное государство» как бы предопределило отсутствие у Китая четких географических границ. Ведь середина, а точнее центр, одновременно везде и нигде, и притом остается невидимой, всегда пребывает внутри. А на практике Китай – геополитическая матрешка, состоящая из нескольких как бы вложенных друг в друга миров. Есть глубинный континентальный Китай. Есть прибрежный Китай с его «особыми экономическими зонами» и анклавами фактически иностранного управления. Есть частично независимые Гонконг и Макао. Есть полностью независимый Тайвань, уже готовый порвать исторические связи с материком. Есть общины китайских эмигрантов в странах ЮВА. Наконец, есть всемирная сеть «китайских кварталов» и массы китайских иммигрантов в Америке, Европе, Австралии.

Все эти Китаи очень непохожи друг на друга, причем китайская диаспора даже утрирует многие черты традиционной китайской цивилизации: маргиналам свойственно желание быть правее Папы Римского. Да и понятие «внутреннего» Китая нисколько не передает действительного многообразия его локальных миров и выбранных ими, притом вполне сознательно, разных стратегий развития. В то же время неурегулированные территориальные споры почти по всему периметру восточной и южной границы Китая напоминают о принципиальной неопределенности географического местоположения Срединного государства. Очень может быть, что китайские власти и не заинтересованы в их полном устранении.

Сопредельным с Китаем странам свойственно раздвоение идентичности, и чем теснее эти страны связаны с Китаем, тем острее и глубже эта раздвоенность. Корейцы и сегодня убеждены, что истоки китайской цивилизации надо искать в их стране, и одновременно резко противопоставляют себя реальному укладу жизни в Китае.

– Разговоры о Евразии и «общей судьбе» ее народов – предметный дискурс или не более чем интеллектуальная спекуляция? Разве может быть реальная «общая судьба» у столь разных народов, этносов, культур?

– Давайте не путать Евразию с составляющими ее народами. Это так же неверно, как считать организм суммой его органов. Евразийская общность – реальность иного порядка, нежели национальная политика, государственный суверенитет или даже хозяйственно-культурный тип… В условиях Евразии всякое движение, претендующее на утверждение формального единства, разделяет и все слабости такой претензии в масштабах евразийского мира. Одним словом, страны Евразии не могут быть ни вместе, ни врозь.

Вопрос надо ставит иначе: есть ли общее будущее у евразийских народов? Такой взгляд вполне может быть предметным. Я предвижу сосуществование двух глобальных систем: евро-американской и евро-азиатской. Скорее всего, они будут существовать параллельно, в некоем симбиозе, «разъединяющем синтезе».

Евразия есть скорее мир в мире, все в себя вмещающий и в пределе скрывающийся в самом себе: актуальность отсутствующего, не-сущее, все в себе несущее. Соответственно, о Евразии нельзя говорить в выработанных Европой понятиях соответствия мысли и бытия, национальной идентичности, исторических формаций, общественности и ее институтов и т. п.

– Будет ли в этом симбиозе место России?

– Россия – свое огромное пространство со своей диалектикой. И мы теряемся в этом большом пространстве, которое оборачивается медвежьим углом, то есть своей противоположностью. Вот так и разворачивается вся русская жизнь – простор и пустыня физическая и п?стынь, скрытая в лесу.

Россия – огромная метацивилизационная сила. Асистемный элемент двух мировых систем. Любая система стоит на системе, антисистеме и асистеме. Это всеобщий закон материи, в том числе и духовной. Когда эти две мировые системы – евро-американская и евро-азиатская – выкристаллизуются, сложатся окончательно, тогда и придет черед России разбираться с этой ситуацией. Россия не будет ни Западом, ни Востоком в этом смысле. Куда ей податься? Пока для начала заняться собой – прибрать в квартире, подмести пол… Русского человека затуркали. Его и «западники», и «восточники» дергают в разные стороны – ты, мол, дурак, ничего не знаешь – а он и сам, прищурив глаз, соглашается: да, мол, я – Иван-дурак. Что у него за душой? Доброта и искренность… В цивилизационные форматы это не упаковывается. А вот в метацивилизационные – вполне.

– Должно ли в Евразии произойти некое наднациональное, надгосударственное, трансграничное слияние наций и народов? Им не нужно будет государство в том виде, в котором оно сейчас существует?

– Я думаю, это будет желательно, но во избежание кривотолков стоит признать существующие границы, как в Европе. Как моральный акт «жизненной совместности». А дальше надо потихоньку работать над их устранением. Я много ездил по Востоку: Монголия, Тибет, Китай, Синьцзян – ну как их разделить? И соединить их в формальное целое тоже нельзя. Они могут очень друг с другом враждовать, но это не мешает их метакоммуникации. Русский мир, кстати, таков же.

История взаимоотношений Китая и Тибета – история общности на фоне розни, синергия. А синергия не требует союзов. Это основа основ восточноазиатской политики – «быть вместе, не имея союзов».

Есть и такая точка зрения – превратить всю Восточную Азию в коалицию, коагуляцию самостоятельных регионов. Такая концепция Поднебесной сама по себе – общеазиатский ресурс, потенциал. Но пока что нереализуемый, ведь Поднебесная горизонтальна, а сегодня без вертикали не обойтись. Антропологическая реальность Восточной Азии основана на вертикали, на иерархии: учитель – ученик, отец – сын, мать – дитя и так далее. Полностью убрать ее, «сплющить» нельзя, она всегда остается, даже в скрытом виде. Это естественная, глубокая антропологическая вертикаль, не насажденная какими-то диктаторами. И без нее не будет традиции.

Жители Евразии не нуждаются во внешних формах и способах сплочения общества. Они безупречно едины как раз в своей разделенности…
Политика в Евразии перехлестывает собственные рамки, не укладывается в прокрустово ложе идеологических схем, выстраивается сообразно невидимой оси, соединяющей два непрозрачных, всегда отсутствующих друг для друга полюса: «небесной» выси имперской власти и «земной» толщи повседневности. Пространство взаимной соотнесенности этих полюсов превосходит область публичной политики и должно быть названо скорее метаполитикой: стратегическим по сути искусством скрытого воздействия – одним словом, искусством «утонченных соответствий».

– «Новый Шелковый путь» – это пример такого структурного «метакоммуникационного» проекта? Как осмыслить его значение?

– Проект нового Шелкового пути – пробный шар в духе китайской стратегии. Китай обеспечивает себе стратегическую инициативу через «следование моменту». Чтобы двигаться дальше, ему нужно увидеть реакцию стран евразийского ареала. Ну а нам нужно, не поддаваясь предрассудкам, спокойно и последовательно продумывать основы будущего евразийского содружества. Это содружество не может быть плодом сиюминутных выгод. Оно появится только благодаря твердому политическому курсу, опирающемуся на знание природы евразийской общности. Но решимости выработать такой курс пока в России не видно. Политика России реактивна без стратегии.

– Откуда возьмется такое знание, если оно у нас в лучшем случае еще в зародыше? Надо его как-то получить, освоить, проникнуться им и только после этого вырабатывать твердый политический курс.

– Проблема евразийского взгляда на современную Россию состоит именно в неспособности его сторонников подняться над злобой дня и сиюминутными интересами. Нынешние официальные доклады и дискуссии о перспективах Евразийского союза убеждают в том, что наши властные и околовластные мужи попросту не представляют себе, о чем идет речь, и по разным, но всегда частным и случайным причинам ничего не хотят делать для сближения России с ее азиатскими соседями. Да и не интересна им Евразия по большому счету – они в Европу ездят с удовольствием, а в Китай или Казахстан – как на каторгу.

Разговоры вертятся вокруг трюизмов географии, таможенных пошлин, валютных расчетов, в лучшем случае культурных стереотипов и мертворожденного «диалога религий». Столичные интеллектуалы, называющие себя евразийцами, Азию знают плохо и, в сущности, остаются интеллигентами европейской выделки.

Ни один политический курс не может строиться через нагромождение трюизмов. Нужно иметь стратегию развития. Что такое Евразия и для чего она должна создаваться? Мне кажется, сейчас это совершенно неясно. Сейчас это стихийный порыв, как у тех же первых евразийцев. Как говорил о них Кизеветтер, «евразийство – это настроение, которое захотело стать философией». Евразия – это еще пустая рамка без портрета.

– Что конкретно стоило бы сделать?

– Стоило бы, пожалуй, для начала создать какой-то профилирующий научно-практический центр, набрать туда человек 10. Существующие структуры бесплодны именно из-за отсутствия целостного подхода. Нет государственной воли, которая постаралась бы все эти разрозненные структуры собрать воедино и получить максимум результата. Пока же вместо этой воли – столкновение амбиций, поиск личных выгод и преференций.

Все эти академии, институты, центры выполняют экспертно-служебные услуги; оправдывают, допустим, ту же таможенную политику. Вот когда появится цель – она, кстати, совершенно необязательно сразу будет абсолютно правильной и четкой, она вполне может быть, так сказать, открытой – вот тогда с ней можно будет выйти к Китаю. Ведь Китай ждет от нас каких-то предложений, а мы пока только надуваем щеки: мол, без России Шелкового пути не будет. Ну, не будет. Будет что-нибудь другое.

У нас есть политика развития Дальнего Востока, но мы не можем развивать Дальний Восток, не имея рамочной стратегии для всей Евразии. У нас нет даже курсов для бизнесменов китайских и русских, где бы желающим вести бизнес привили бы азы культуры делового общения – что надо и чего не надо делать в Китае. А потом удивляются, что это у нас с Китаем все получается не лучше, а как всегда.

Беседовал Александр Соловьев


[1] Поднебесная (Тянься). Название всего цивилизованного мира наподобие греческой ойкумены. Во многих отношениях это понятие дополняет термин «Срединное государство», а порой совпадает с ним. К настоящему времени понятие Поднебесной стало важнейшей категорией геополитической стратегии Китая, обозначая, в сущности, пространство его национальных интересов, хотя бы в потенции. – Прим. В.М.      

[2] В китайской традиции бытие определяется как «сокровенная сообщительность» (сюань тун) или «свободное странствие», «игра» (ю). Речь идет о свободном со-общении в мировой «всеобщности», которая выражается то ли в игре ритуала, то ли в ритуале игры. – Прим. В.М.

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 30 января 2017 > № 2067893 Владимир Малявин


Россия. ЦФО > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика. Недвижимость, строительство > metalinfo.ru, 30 января 2017 > № 2056195

В ОЭЗ «Дубна» создается новое предприятие

Резидент особой экономической зоны «Дубна» (далее - ОЭЗ «Дубна», Московская область) компания Рэмос приступила к строительству собственного объекта. Уже забита первая свая в основание будущего предприятия по производству изделий, предназначенных для самых различных сфер деятельности – от нефтегазовой отрасли до медицины.

«Хочу поблагодарить инвестора за то, что для развития бизнеса была выбрана именно эта территория, - сказал заместитель председателя правительства Московской области Денис Буцаев. - Компания относится к категории малого и среднего бизнеса, что особенно ценно для региона, который уделяет особое внимание развитию именно этого направления. Объект сравнительно небольшой, но для научно-производственного комплекса серьезный. Объем инвестиций составит около 200 млн руб., а рабочих мест будет создано порядка 100. При этом мы говорим о высокопроизводительных, высокотехнологичных рабочих местах. С теми темпами, которые задает Рэмос, мы рассчитываем, что в текущем году стройка будет завершена и объект сдадут в эксплуатацию».

До начала строительства компания Рэмос скорректировала свой бизнес-план в сторону увеличения показателей. В новом варианте были увеличены объемы инвестиций в проект, вдвое увеличены арендуемый резидентом земельный участок и площадь предполагаемых к строительству объектов. Новый комплекс планируется вводить в эксплуатацию в два этапа: первую очередь – производственный корпус в 1,2 тыс. м2 в конце этого года, вторую – такой же площади научно-административное здание в конце 2018 г.

Резидентом ОЭЗ «Дубна» компания Рэмос стала чуть более двух лет назад. Команда специалистов пришла в ОЭЗ «Дубна» с целью осуществления на ее территории проекта по разработке и производству приборов генерации и регистрации излучений, комплектующих для них, а также разработке специальной оснастки, необходимой для производства данных приборов и комплектующих. Продукция предназначена как для гражданского, так и для специального применения.

Россия. ЦФО > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика. Недвижимость, строительство > metalinfo.ru, 30 января 2017 > № 2056195


Иран > Транспорт > iran.ru, 25 января 2017 > № 2053973

Планы по увеличению пассажиропотока в Тегеранском аэропорту Имама Хомейни

Тегеранский международный аэропорт Имама Хомейни (IKIA) заработал 4,6 млрд. риалов ($ 119 млн.) в прошлом иранском 1394 году (20 марта 2015- 20 марта 2016), рассказал управляющий директор аэропорта, сообщает Financial Tribune.

"Авиационные доходы составили 72% от выручки IKIA, а остальное было получено за счет неавиационной деятельности (13% и 15% от продаж магазинов и платы за парковку, соответственно)", - заявил Махмуд Навиди на пресс-конференции в понедельник.

"Авиационные сборы составляют ядро доходов иранских аэропортов, составляя до 80% доходов", - сказал он, и добавил, что неавиационные предприятия в настоящее время приносят более 45 % дохода аэропортам мира.

IKIA, который отделился от Иранской компании аэропортов в прошлом году, считается единственным аэропортом в Иране, который сумел получить прибыль.

По словам заместителя начальника аэропорта Коруша Фаттахи, в настоящее время IKIA предлагает свои услуги 50 зарубежным компаниям, а также 10 местным авиалиниям.

"В IKIA, пассажирские и грузовые перевозки выросли на 7% и 12% соответственно, в течение девяти месяцев текущего 1395 иранского года (20 марта - 20 декабря 2016 г.), по сравнению с аналогичным периодом прошлого года", - заявил Навиди. "Разрабатываются планы по переносу части внутренних рейсов в IKIA на ближайшие два года", - добавил он.

Фаттахи пояснил, что зарегистрирован рост пассажиропотока через IKIA, несмотря на уменьшение полетов в Саудовскую Аравию и Турцию на фоне напряженности в отношениях с Эр-Рияда и угроз безопасности в Турции.

Отмечая, что более 70 % международных рейсов в Иране осуществляются через IKIA, Фаттахи сказал, что аэропорт обработал 57 000 рейсов в 80 пунктов назначения в течение девяти месяцев. В 2015 году Международный аэропорт Имам Хомейни обслужил 7,2 млн. пассажиров, добавил Навиди.

В настоящее время происходит развитие зоны вокруг международного аэропорта Имам Хомейни под названием "Airport City". С этой целью в 2015 году была создана для управления исполнением проекта и контролем за инвестиционной деятельностью государственная компания "IKIA Airport City Company".

Через эту компанию, правительство Ирана создало совместное предприятие с французской строительной фирмой "Bouygues" и французским оператором аэропортов "Aeroports de Paris" для строительства нового пассажирского терминала, стоимостью $ 2,8 млрд., что увеличить пропускную способность аэропорта до 20 миллионов пассажиров в год, на первом этапе.

Компании из Южной Кореи и Нидерландов также участвуют в консультациях по аспектам развития "Airport City". По словам Навиди, в течение ближайших 5 лет пассажиропоток в IKIA должен увеличиться до 30 млн. в год с нынешних 7 миллионов.

Генеральный план развития "Airport City" включает в себя создание 1500 гектаров зоны свободной торговли и 2500 га особой экономической зоны на 13 700 гектарах территории, прилегающей к IKIA.

План также направлен на создание 25 коммерческих объектов, охватывающих широкий спектр коммерческой деятельности, включая производство, телекоммуникации и логистику, гостиницы, магазины розничной торговли, развлекательные комплексы и выставочные центры, на площади 400 гектаров в непосредственной близости от аэропорта.

Навиди отметил, что благодаря осуществлению Объединенного комплексного плана действий и снятию ядерных санкций, в IKIA наблюдается 30-процентный рост транзитных пассажиров.

Иран > Транспорт > iran.ru, 25 января 2017 > № 2053973


Иран. Оман > Авиапром, автопром > iran.ru, 23 января 2017 > № 2054001

Иран построит в Омане совместный автомобильный завод

Иранский временный поверенный в делах Омана Мохаммад Тутунчи раскрыл в воскресенье, что Тегеран и Маскат договорились о создании совместного завода по производству автомобилей в Омане, сообщает информагентство Fars News".

"Иран намерен построить завод по производству автомобилей в Особой экономической зоне Аль-Дакм в Омане", - рассказал Тутунчи. Подробности сделки он не разгласил. Он также отметил, что будут приняты твердые шаги в направлении активизации Ирано-Оманских отношений во время проведения крупной выставки Ирана в Омане, которая пройдет 23-27 января.

Тутунчи указал на рост товарооборота между Тегераном и Маскатом в 2016 году на 35 процентов, и сказал: "Объем двустороннего товарооборота между двумя сторонами в настоящее время составляет $ 1,35 млрд.".

Иран. Оман > Авиапром, автопром > iran.ru, 23 января 2017 > № 2054001


Турция. ПФО > Леспром > wood.ru, 20 января 2017 > № 2056587

Приоритетным для лесного хозяйства Татарстана является проект, реализуемый с 2013 года в особой экономической зоне "Алабуга" турецкой компанией "Кастамону Интегрейтед Вуд Индастри"

На сегодняшний день приоритетным для лесного хозяйства республики является реализуемый с 2013 года в Особой экономической зоне "Алабуга" турецкой компанией "Кастамону Интегрейтед Вуд Индастри" проект по переработке низкотоварной древесины.

В рамках заключенных договоров подведомственными учреждениями с 2013 по 2016 год на завод отгружено более 1 млн куб. м древесины. После запуска второй линии МДФ проектная мощность предприятия в ОЭЗ "Алабуга" составляет 1050 тыс. куб. м плит МДФ и 40 млн кв. м ламината в год.

Турция. ПФО > Леспром > wood.ru, 20 января 2017 > № 2056587


Россия. Австрия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Недвижимость, строительство. Приватизация, инвестиции > metalinfo.ru, 19 января 2017 > № 2044592

Kronospan построит плитное предприятие в Калужской области

Делегация Калужской области во главе с губернатором Анатолием Артамоновым с рабочим визитом посетила Республику Беларусь.

В ходе визита калужане познакомились с работой особой экономической зоны, расположенной на территории Могилевской области, деревообрабатывающими предприятиями, базирующимися на ней, обсудили с руководством белорусского региона возможные варианты сотрудничества.

В г. Могилеве делегация встретилась с представителями австрийской компании Kronospan. Обсуждались вопросы реализации на территории региона инвестиционного соглашения между правительством Калужской области и компанией.

В рамках соглашения предусматривается строительство в Калужской области предприятия по производству древесноволокнистых плит (МДФ). Новый завод разместится в особой экономической зоне «Калуга». Объем выпуска готовой продукции составит не менее 350 тыс. м3 в год, сумма инвестиций - порядка 9 млрд руб. Планируется создать около 200 новых рабочих мест.

Комментируя итоги визита, губернатор отметил, что австрийская компания уже стала резидентом экономической зоны «Калуга».

«Данный статус она получила в декабре прошлого года. В 2017 г. компания намерена начать строительство завода по переработке древесины. В настоящее время лесопереработка для нас - одно из самых актуальных направлений. Региону нужны такие инвесторы, как Kronospan, - подчеркнул Анатолий Артамонов.

Россия. Австрия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Недвижимость, строительство. Приватизация, инвестиции > metalinfo.ru, 19 января 2017 > № 2044592


Россия. США. ЦФО > Недвижимость, строительство. Химпром. Приватизация, инвестиции > metalinfo.ru, 19 января 2017 > № 2044479

PPG Industries запустит завод в ОЭЗ «Липецк» в 2017 г.

Американская PPG Industries намерена запустить свой лакокрасочный завод, который разместится на площадке в 12 га в особой экономической зоне (ОЭЗ) «Липецк», в нынешнем году.

На заводе будут выпускать промышленные покрытия – лакокрасочные материалы на основе водных дисперсий и органических растворителей. Объем инвестиций составит 3,1 млрд руб. На предприятии планируется создать 140 рабочих мест.

Напомним, что решение о строительстве первого в России завода PPG Industries было принято в 2013 г. Бюджет проекта первоначально составлял более 2 млрд руб. Проектная мощность предприятия – 25 тыс. т продукции в год.

Потребителями лакокрасочных материалов липецкой площадки PPG Industries станут предприятия автомобильной, упаковочной и судостроительной промышленности.

Россия. США. ЦФО > Недвижимость, строительство. Химпром. Приватизация, инвестиции > metalinfo.ru, 19 января 2017 > № 2044479


Белоруссия. Австрия. ЦФО > Леспром > wood.ru, 18 января 2017 > № 2056607

Делегация Калужской области с рабочим визитом посетила Могилёвскую область Республики Беларусь

16 января министр лесного хозяйства региона Владимир Васильевич Макаркин в составе делегации Калужской области во главе с губернатором Анатолием Дмитриевичем Артамоновым с рабочим визитом посетила Могилевскую область Республики Беларусь. Делегация ознакомилась с работой деревообрабатывающих предприятий, обсудила с руководством белорусского региона возможные варианты сотрудничества.

В Могилеве делегация встретилась с представителями австрийской компании "Кроношпан". Обсуждались вопросы реализации на территории региона инвестиционного соглашения между правительством Калужской области и компанией.

В рамках соглашения предусматривается строительство в области предприятия по производству древесноволокнистых плит (МДФ). Новый завод разместится в особой экономической зоне "Калуга" на Людиновской площадке. Объем выпуска готовой продукции составит не менее 350 тысяч куб. м в год, сумма инвестиций - порядка 9 миллиардов рублей. Планируется создать около 200 новых рабочих мест.

Холдинг "Кроношпан" является одним из ведущих не только европейских, но и мировых производителей в сфере деревопереработки.

Комментируя итоги визита, губернатор отметил, что австрийская компания уже стала резидентом экономической зоны "Калуга". "Данный статус она получила в декабре прошлого года. В 2017 году компания намерена начать строительство завода по переработке древесины. В настоящее время лесопереработка для нас - одно из самых актуальных направлений. Региону нужны такие инвесторы, как "Кроношпан", - подчеркнул Анатолий Артамонов.

В ходе визита калужане познакомились с работой особой экономической зоны, расположенной на территории области,

Белоруссия. Австрия. ЦФО > Леспром > wood.ru, 18 января 2017 > № 2056607


Иран > Транспорт > iran.ru, 18 января 2017 > № 2045601

Обозначились перспективы железнодорожного строительства в Иране

Правительство Ирана выделило 18,5 трлн. риалов (более $ 462 млн. по рыночному курсу), чтобы завершить комплекс текущих железнодорожных проектов, заявил член правления "Construction and Development of Transportation Infrastructure Company", сообщает Financial Tribune.

"Сумма включает в себя 4,7 трлн. риалов ($ 117 млн.) для оформления земельной собственности и закупки оборудования", - уточнид Джабар Али Закери.

По словам чиновника, данные ресурсы помогут Ирану продвинуть строительство пяти железнодорожных проектов, в том числе Тегеран-Саве-Хамадан, Мийане-Бостанабад, Марагхе-Урмия, Казвин-Решт и так называемых Запавдных (Гарб) железнодорожных проектов.

Увеличение железных дорог является одним из главных приоритетов Шестого пятилетнего плана развития Ирана (2016-2021). Ранее в этом месяце депутаты одобрили законопроект о выделении 1 % от доходов от продажи нефти в железнодорожную отрасль, в рамках Шестого плана. У Ирана есть длинный перечень строящихся железнодорожных проектов, поскольку страна стремится увеличить доходы от транзита, став транспортным узлом в регионе.

Железнодорожный проект Гарб включает в себя два маршрута, которые в конечном итоге соединят город Арак в центральной части провинции Маркези с Хосрави, находящемся на пересечении границы с Ираком в западной части провинции Керманшах.

Первая часть маршрута, из Арака в Керманшах выполнена на 95 %. Что касается проекта Казвин-Решт, несмотря на значительный прогресс, его завершение было отложено из-за финансовых ограничений. Его развитие из Рашта до Астары, недалеко от границы Азербайджана, требует $ 500 млн. инвестиций. Железная дорога является частью большого глобального транзитного проекта под названием Международный транспортный коридор "Север-Юг", который направлен на подключение Индии к Европе через территорию Ирана, Азербайджана и России.

По мнению Организации "Железные дороги Исламской Республики Иран" (IRIR), страна планирует добавить 1000 километров новых железных дорог к своей сети в ближайшем будущем. Это указывает на значительный рост строительства железных дорог, по сравнению со средним показателем в 200 километров, возводимых ежегодно в течение последних нескольких лет.

На основании Шестого плана, существующие железные дороги должны быть электрифицированы и превращены в двухпутные, а также должно быть построено 1500 км новых линий.

Парламентарии также поручили правительству увеличить долю железнодорожных грузовых и пассажирских перевозок до 30% и 20%, соответственно, к концу Шестого плана (2021).

Генеральный директор управления по международным делам IRIR Аббас Назари, заявил, что правительство определило сумму прямых иностранных инвестиций (ПИИ) для реализации наиболее важных железнодорожных проектов в размере 10 миллиардов долларов.

К этим проектам относятся высокоскоростные железнодорожные маршруты Кум-Арак и Тегеран-Исфахан, а также электрификация линий Гермсар-Инче Бурун и Тегеран-Мешхед. Для реализации этих проектов, Иран ведет переговоры с Италией, Россией, Китаем, Индией, Францией, Турцией и Германией, чтобы привлечь необходимый иностранный капитал, по словам чиновника.

Италия, как сообщалось, согласилась инвестировать в совокупности $ 4 млрд. Россия предоставит € 1,2 млрд. для электрификации маршрута Гермсар-Инче Бурун, а Индия поставляет рельсы на сумму $ 175 млн. для строительства железнодорожного маршрута из южного порта и Особой экономической зоны Чабахар в город Захедан, находящийся в провинции Систан-Белуджистан.

Германия также подписала несколько соглашений по инвестированию в производство оборудования в Иране. В начале октября, компания Siemens подписала контракт на поставку компонентов для 50 тепловозов в Иран, а буквально вчера обе стороны достигли окончательного соглашения на производство 50 дизельных локомотивов, которые будут производиться иранской компанией MAPNA в сотрудничестве с немецкой компанией Siemens. Между компаниями заключено еще несколько многомиллиардных соглашений в сфере поставки 70 электровозов для участка Тегеран-Мешхед и т.д.

Иран > Транспорт > iran.ru, 18 января 2017 > № 2045601


Иран. Китай > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 17 января 2017 > № 2045535

Иран планирует развивать экономические отношения с Китаем

Секретарь Совета по целесообразности Ирана Мохсен Резайи подчеркнул решимость Тегерана расширить торговые отношения с Пекином, сообщает информагентство Fars News.

"Иран стремится к более быстрому развитию отношений с Китаем", - сказал Резайи на встрече с китайской делегацией в Тегеране в понедельник. Он отметил, что Иран предоставляет огромные возможности для инвестиций китайским фирмам.

Резайи высоко оценил обмен торговыми делегациями между Ираном и Китаем, но призвал к дальнейшему улучшению и ускорению отношений с китайскими компаниями.

В конце декабря, высокопоставленный торговый чиновник сообщил, что китайская компания выразила готовность сделать огромные инвестиции в Иранскую Особую экономическую зону Серахс.

"Государственная китайская компания подписала Меморандум о взаимопонимании (МОВ) на сумму два миллиарда долларов с иранской стороной, чтобы сделать инвестиции в Особую экономическую зону Серахс", - заявил управляющий директор экономической зоны Ахмад Садеги Гольмакани.

Гольмакани сообщил, что МОВ рассматривается как самая большая иностранная инвестиция в Серахсе, добавив, что объем иностранных инвестиций в зону резко возрос в течение последнего года. Он, также отметил, что некоторые иностранные инвесторы из Южной Кореи, Италии и Китая также выразили готовность внести инвестиции в Особую экономическую зону Серахс.

Иран. Китай > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 17 января 2017 > № 2045535


Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 16 января 2017 > № 2045523

Свободные экономические зоны Ирана подверглись критике со стороны парламента Исламской Республики

Функционирующие в Иране семь Свободных экономических зон, а именно: Киш, Кешм, Чабахар, Арас, Энзели, Арванд и Маку, недавно подверглись пристальному изучению со стороны иранского парламента, сообщает Financial Tribune.

И иранский парламент и специалисты в сфере экономики раскритиковали политику и производительность этих зон, поскольку правительство президента Роухани направило законопроект в парламент (меджлис) Ирана, чтобы создать еще семь Свободных экономических зон и Особых экономических зон.

"Оценка производительности пяти из этих зон, которые были активны в течение, в среднем 10 лет, показывает, что экспорт из этих регионов было в три раза меньше, чем импорт", - заявил глава Особой экономической комиссии парламента Ирана Мохаммад Реза Пур-Эбрахими.

СЭЗ были созданы в Иране для увеличения производства, создания рабочих мест и стимулирования экспорта, напомнил Пур-Эбрахими. Тем не менее, в настоящее время, по его словам, через эти зоны, в основном, только импортируются товары, и вытекает иностранная валюта.

Законодатель сказал часть доходов СЭЗ "в Иране переплетается с их импортом и, как таковой, импорт имеет приоритет над экспортом. Это в то время как все стимулы, в том числе налоговые и регулирующие предпринимательскую деятельность, предлагаемые в этих зонах, были направлены на увеличение экспорта.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 16 января 2017 > № 2045523


Россия. УФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Недвижимость, строительство > metalinfo.ru, 13 января 2017 > № 2051991

В ОЭЗ «Титановая долина» появится завод базальтовых композитов

Генеральный директор особой экономической зоны (ОЭЗ) «Титановая долина» Артемий Кызласов, директор компании НордБазальт Андрей Панаско и министр инвестиций и развития Свердловской области Дмитрий Нисковских подписали трехстороннее соглашение. Компания НордБазальт стала одиннадцатым резидентом ОЭЗ «Титановая долина».

Резидент построит в ОЭЗ «Титановая долина» завод базальтовых композитов мощностью 5 тыс. т в год и инжиниринговый центр по развитию базальтовых технологий. В свой проект НордБазальт инвестирует 2,06 млрд руб.

Управляющая компания выделит новому резиденту подключенный к инженерной инфраструктуре участок площадью 2,25 га. В марте НордБазальт начнет строительство завода площадью 7,5 тыс. м2. Запуск производства запланирован через год - в марте 2018 г., выход на проектную мощность - в декабре 2018 г. Благодаря новому резиденту будет создано 239 рабочих мест.

В начале декабря 2016 г. проект НордБазальта одобрил экспертный совет ОЭЗ «Титановая долина». Тогда же сообщалось, соинвестором проекта выступает финская компания Basalt Products (работает с 2012 г.) — основной потребитель будущей продукции резидента (специализируется на разработке плавучих заправочных комплексов).

Несмотря на достаточно высокую конкуренцию в России и крупного иностранного потребителя НордБазальт после выхода на проектную мощность планирует занять половину отечественного рынка. В числе потенциальных партнеров компании — Волчанский механический завод, РусГидро, Гален и др.

НордБазальт — третий резидент ОЭЗ «Титановая долина», привлеченный за 2016 г.

Артемий Кызласов, генеральный директор ОЭЗ «Титановая долина», отметил: «В 2016 г. мы перешли несколько точек невозврата, к которым шли достаточно долго. Во-первых, это освоение площадки. Мы достроили объекты базовой инженерной инфраструктуры, которой достаточно для запуска и ведения промышленного производства. И в этом году проект из строительной фазы перейдет в эксплутационно-инвестиционную. Во-вторых, в «Титановую долину» пришел якорный резидент — компания Boeing. Планируется, что в 2017 г. резидентами станут еще две аналогичные по масштабу компании, но не из авиастроительной отрасли. Если это произойдет, первая очередь ОЭЗ «Титановая долина» полностью состоится».

Россия. УФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Недвижимость, строительство > metalinfo.ru, 13 января 2017 > № 2051991


Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > metalinfo.ru, 12 января 2017 > № 2053372

В Московской области планируется создание новой ОЭЗ

В 2017 г. особые экономические зоны (ОЭЗ) Московской области могут быть расширены, сообщил заместитель председателя правительства Московской области Денис Буцаев.

«План по привлечению резидентов аналогичен 2016 г., так как мы видим эффективность такого инструмента как ОЭЗ для долгосрочного размещения частного капитала. Именно поэтому уже ведется работа по расширению «Дубны», прорабатывается вариант расширения «Ступино Квадрат», - отметил Денис Буцаев.

Он добавил, что в настоящее время власти региона готовят документацию для создания еще одной ОЭЗ агропромышленной направленности.

Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > metalinfo.ru, 12 января 2017 > № 2053372


Россия. ЦФО > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика. Легпром > metalinfo.ru, 11 января 2017 > № 2053292

Арнест МеталлПак создаст баллонный завод в Тульской области

Состоялось заседание экспертного совета особой экономической зоны (ОЭЗ) «Узловая» (Тульская область), на котором рассмотрена заявка компании Арнест МеталлПак на получение статуса резидента.

Компания планирует реализовать инвестиционный проект по строительству завода по производству жестяных баллонов. Общая стоимость первого этапа проекта составит около 570 млн руб., планируется создать 127 новых рабочих мест.

Завод будет представлять собой производство полного цикла по изготовлению продукции. Для производства жестяных баллонов будут установлены мощности по сборке, лакировке и печати жести, изготовлению купола и дна для баллона. В год будет выпускаться до 250 млн единиц готовой продукции.

Производство пластиковых комплектующих будет охватывать широкий спектр изделий из пластмассы, используемых в производстве аэрозолей: спрей-колпаки, активаторы, защитные колпаки, распылительные головки.

По итогам заседания принято решение поддержать бизнес-план проекта по строительству завода по производству жестяных баллонов.

Ранее проект компании Арнест МеталлПак был одобрен на заседании наблюдательного совета ОЭЗ «Узловая».

Россия. ЦФО > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика. Легпром > metalinfo.ru, 11 января 2017 > № 2053292


Россия. ПФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Недвижимость, строительство > metalinfo.ru, 11 января 2017 > № 2053284

ОЭЗ «Тольятти» удвоила освоение инвестиций

В управляющей компании особой экономической зоне «Тольятти» (далее - ОЭЗ «Тольятти») были подведены результаты деятельности в минувшем 2016 г.

Технический директор «Тольятти» Сергей Скрябин охарактеризовал итоги работы за год так: «В 2016 г. объем освоенных инвестиций в 2 раза выше, чем в 2015 г. Был взят значительный темп строительства второй очереди и это - результат совместной слаженной работы управляющей компании с подрядными организациями».

В 2016 г. велось строительство объектов инфраструктуры второй очереди: кабельные эстакады, хозяйственно-бытовая канализация, ливневая канализация, технический водопровод. В настоящее время закончены все строительно-монтажные работы, проведены индивидуальные и комплексные испытания, подготовлены документы для получения заключений о соответствии построенных объектов нормам технических регламентов, СНиПов, проектной и нормативной документации. Получение разрешений на ввод в эксплуатацию по этим объектам запланировано на 1 половину 2017 г.

Россия. ПФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Недвижимость, строительство > metalinfo.ru, 11 января 2017 > № 2053284


Россия. ЦФО > Электроэнергетика > metalinfo.ru, 11 января 2017 > № 2053267

Россети инвестируют в электросетевой комплекс Калужской области 9 млрд руб.

Генеральный директор группы Россети Олег Бударгин провел рабочую встречу с губернатором Калужской области Анатолием Артамоновым, в ходе которой подвел итоги работы по развитию электросетевого комплекса (ЭСК) региона за период с 2014 по 2016 гг., обозначил планы энергетиков на ближайшие три года и доложил о прохождении текущего осенне-зимнего периода (ОЗП).

Олег Бударгин отметил, что за прошедшие три года дочерние структуры Россетей инвестировали 7,3 млрд руб. в электросетевую инфраструктуру Калужской области.

Россети исполнили в области 23 тыс. договоров на технологическое присоединение, общая выданная мощность по которым составила 500 МВт. При этом ряд потребителей не исполнил свои обязательства по заключенным договорам техприсоединения, поэтому часть мощности оказалась невостребованной и переведена в резерв.

Годовой объем потребления электроэнергии в регионе за указанный период вырос на 3,9%.

В ближайшие три года в планах Россетей реализовать в Калужской области комплексную инвестиционную программу объемом порядка 9 млрд руб.

Ключевыми проектами станут строительство подстанции класса напряжения 500 кВ «Обнинская» и ввод подстанции 500 кВ «Белобережской», расположенной в соседней Брянской области в непосредственной близости к границам регионов. К ней воздушными линиями будут подключены энергообъекты, обеспечивающие, в том числе, электроснабжение особой экономической зоны промышленно-производственного типа «Калуга» в Людиновском районе.

Олег Бударгин подчеркнул важность поддержания существующих тесных контактов с региональными властями для повышения эффективности строительства и ввода новых энергообъектов. «Необходимо, чтобы они были включены в территориальные программы развития региона, предоставляли реально востребованные новые мощности» - подчеркнул глава Россетей.

Россия. ЦФО > Электроэнергетика > metalinfo.ru, 11 января 2017 > № 2053267


Россия. ЦФО > Электроэнергетика > energyland.infо, 11 января 2017 > № 2044213

Глава «Россетей» обсудил с губернатором Калужской области вопросы развития ЭСК региона и прохождение текущего ОЗП

Генеральный директор ПАО «Россети» Олег Бударгин провел рабочую встречу с губернатором Калужской области Анатолием Артамоновым, в ходе которой подвел итоги работы по развитию электросетевого комплекса (ЭСК) региона за период с 2014 по 2016 гг., обозначил планы энергетиков на ближайшие три года и доложил о прохождении текущего осенне-зимнего периода (ОЗП).

Олег Бударгин отметил, что за прошедшие три года дочерние структуры ПАО «Россети» инвестировали 7,3 млрд рублей в электросетевую инфраструктуру Калужской области.

«Россети» исполнили в области 23 тыс. договоров на технологическое присоединение, общая выданная мощность по которым составила 500 МВт. При этом ряд потребителей не исполнил свои обязательства по заключенным договорам техприсоединения, поэтому часть мощности оказалась невостребованной и переведена в резерв.

Годовой объем потребления электроэнергии в регионе за указанный период вырос на 3,9 %.

В ближайшие три года в планах «Россетей» реализовать в Калужской области комплексную инвестиционную программу объемом порядка 9 млрд рублей.

Ключевыми проектами станут строительство подстанции класса напряжения 500 кВ «Обнинская» и ввод подстанции 500 кВ «Белобережской», расположенной в соседней Брянской области в непосредственной близости к границам регионов. К ней воздушными линиями будут подключены энергообъекты, обеспечивающие, в том числе, электроснабжение особой экономической зоны промышленно-производственного типа «Калуга» в Людиновском районе Калужской области.

Олег Бударгин подчеркнул важность поддержания существующих тесных контактов энергетиков с региональными властями для повышения эффективности строительства и ввода новых энергообъектов. «Необходимо, чтобы они были включены в территориальные программы развития региона, предоставляли реально востребованные новые мощности», - подчеркнул глава «Россетей».

Отдельно стороны затронули вопросы прохождения ОЗП 2016/2017 гг., характеризующегося аномальными погодными явлениями в ряде регионов страны, включая Калужскую область.

Олег Бударгин рассказал Анатолию Артамонову о предпринимаемых энергетиками усилиях по недопущению технологических нарушений в сетевом комплексе, круглосуточном дежурстве мобильных бригад, готовых в кратчайшие сроки устранить неполадки в работе сетевой инфраструктуры, и наличии необходимого аварийного запаса, а также резервных источников электроснабжения

Россия. ЦФО > Электроэнергетика > energyland.infо, 11 января 2017 > № 2044213


Китай > Внешэкономсвязи, политика > chinapro.ru, 11 января 2017 > № 2033829

До 2020 г. в особой экономической зоне (ОЭЗ) города Тяньцзинь на севере Китая объем фактически освоенных зарубежных инвестиций составит $17,5 млрд. Таковы прогнозы Комитета по управлению указанной зоной.

По итогам 2011-2015 гг., в Тяньцзиньской ОЭЗ освоено более $27 млрд зарубежных инвестиций. Это более чем в два раза превысило аналогичный показатель 2005-2010 гг.

Так, 90 крупных мировых компаний профинансировали реализацию более 230 проектов на территории зоны. Только в 2015 г. в ОЭЗ было санкционировано 134 новых проекта с участием иностранного капитала.

Тяньцзиньская ОЭЗ расположена на территории нового района Биньхай в восточном пригороде Тяньцзиня.

Ранее сообщалось, что за январь-ноябрь 2016 г. в Китае было фактически использовано 731,8 млрд юаней ($114 млрд) зарубежных инвестиций. Это на 3,9% больше, чем за январь-ноябрь 2015 г. В частности, за 11 месяцев прошлого года в сфере услуг фактически освоено 513,3 млрд юаней. Это на 8% больше, чем годом ранее. А в проектах высокотехнологичных услуг рост объема капиталовложений составил 97,7% в годовом сопоставлении – до 88,14 млрд юаней.

Китай > Внешэкономсвязи, политика > chinapro.ru, 11 января 2017 > № 2033829


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > mos.ru, 5 января 2017 > № 2026298

Количество зарегистрированных в городе индивидуальных предпринимателей к концу года превысило четверть миллиона. Вырос объём инвестиций, рост показала и розничная торговля. Во многом этому способствуют льготы и программы для бизнеса, которые проводила Москва в 2016 году.

Столичная экономика успешно адаптировалась к непростым условиям. В 2016 году город погасил внешний долг. За 11 месяцев сектор платных услуг вырос на 104,2 процента в сопоставимых ценах, прибыль предприятий за девять месяцев — на 12,5 процента, а убытки снизились на 30,6 процента. Рост в ноябре 2016-го показала и розничная торговля.

Задача города — поддержать экономическую активность, и Москва активно развивает систему налоговой, имущественной и финансовой помощи. По количеству реализованных реформ в сфере организации бизнеса Россия вошла в первую пятёрку в мире и поднялась в рейтинге Doing Business 2017 с 51-го на 40-е место. При этом вклад города в рейтинг составляет 70 процентов. А в рейтинге налоговой политики российских регионов, составленном консалтинговой компанией PricewaterhouseCoopers, Москва заняла первое место.

Издержек меньше, инвестиций больше

Компании, ориентированные на экспорт, из-за девальвации рубля получили импульс для развития. Издержки ведения бизнеса в Москве в валютном выражении по отдельным видам затрат снизились на 30–60 процентов. Например, для ИТ-компаний индекс издержек стал меньше на 35 процентов по сравнению с первым полугодием 2014 года. При этом более 40 процентов московских предприятий реального сектора являются экспортерами. Экспорт московских предприятий реального сектора за девять месяцев 2016 года вырос почти на 25 процентов по сравнению с аналогичным периодом 2015 года.

В целом в России объём инвестиций упал, а в Москве по итогам девяти месяцев 2016 года вырос на три процента. В 2013–2016 годах контрактов по проектам государственно-частного партнёрства (ГЧП) заключили на 575 миллиардов рублей. Как результат — в 2016 году столица лидировала среди регионов по уровню развития ГЧП.

Москва не только активно привлекает частные вложения в инфраструктуру, но и сама инвестирует в неё. В прошлом году на Адресную инвестиционную программу выделили на 60 миллиардов рублей, или на 24 процента, больше, чем в 2015-м. Почти 69 процентов этих денег направили на строительство дорог и метро. А развитие транспортной системы, в свою очередь, привлекает инвесторов.

Новые технопарки и промкомплексы

Ещё одна причина для инвестиций в московскую экономику — серьёзные льготы для реального сектора. В 2016 году город запустил комплексный механизм поддержки производственных и высокотехнологичных предприятий, и помощь получили 30 компаний. Такие эффективные предприятия — выплачивающие высокую зарплату, инвестирующие в производство и оптимально использующие территорию — могут снизить общую региональную налоговую нагрузку на 17–25 процентов. Они получают льготы по налогам на прибыль, имущество, по земельному налогу и арендной плате за землю.

Рассчитывать на помощь могут не только уже действующие предприятия, но и те, которые ещё на стадии проектирования, строительства или технического перевооружения. Они получают статус инвестиционных приоритетных проектов.

В Москве уже функционируют 49 промышленных комплексов и технопарков (22 промкомплекса и 27 технопарков). При этом семи технопаркам и 22 промышленным комплексам были присвоены соответствующие статусы в 2016 году в рамках программы поддержки реального сектора. Эти 49 организаций обеспечивают 66,5 тысячи рабочих мест, а их суммарные инвестиции в развитие за пять лет составили 63 миллиарда рублей. Они выпускают высокотехнологичное оборудование, продукты питания, фармацевтическую продукцию и прочее. Четыре столичных технопарка в 2016 году вошли в десятку лучших в России, причём «Техноспарк» возглавил этот рейтинг.

Комфортная бизнес-среда — больше предпринимателей

Благодаря поддержке города число индивидуальных предпринимателей в Москве впервые превысило четверть миллиона. Причём здесь работает каждый седьмой российский ИП — по их количеству столица лидирует среди всех регионов страны. Это связано с совершенствованием патентной системы — простой и удобной для бизнеса.

Она освобождает от уплаты налогов на доходы и имущество физических лиц, НДС и торгового сбора. Предпринимателю не надо заполнять налоговую декларацию и подавать её в налоговую инспекцию. Можно не нанимать бухгалтера, а просто вести книгу учёта доходов, не надо использовать контрольно-кассовую технику.

Только за девять месяцев они приобрели больше 48 тысяч патентов. Это на 60 процентов больше, чем за такой же период 2015 года. Чаще всего их покупали те, кто работает в сфере бытовых услуг, общепита и розничной торговли.

С 1 января 2016 года в список видов деятельности, по которым можно использовать эту систему, включили разработку программ для ЭВМ, ремонт компьютеров, производство кожи, молочной продукции и другие. Впервые в столице ввели патенты на вендинговую торговлю; купить их можно в этом году.

Сами патенты стали дешевле для тех, кто сдаёт в аренду небольшие (до 75 квадратных метров) жилые помещения и перевозит грузы в машинах грузоподъёмностью больше 10 тонн. Стоимость патента на сдачу в аренду нежилых помещений теперь зависит от района города, а для самозанятых таксистов стал проще порядок — снята привязка патента к автомобилю.

Ещё меньше административных барьеров

Многие процедуры стали удобнее и прозрачнее. Например, на московском портале госуслуг можно оформить и переоформить лицензию на розничную продажу алкоголя, продлить и досрочно прекратить срок её действия. В начале 2017 года откроется онлайн-лицензирование и аккредитация образовательной деятельности.

Предприниматель минимально взаимодействует с чиновниками: подав заявку через интернет, он приходит только за оригиналом документа после того, как получит электронное уведомление о его готовности. Сама процедура оказания услуги стала прозрачной, потому что все этапы прохождения заявки отображаются в личном кабинете.

Кроме того, онлайн-услуги оказывают быстрее. Так, общий срок государственной регистрации прав не превышает восьми рабочих дней, а по заявкам в электронной форме — пяти.

Для науки, бизнеса и горожан

Ещё одно новшество 2016 года — льготы научным лабораториям. Москва разработала специальные рекомендации для собственников объектов недвижимости. В них описаны признаки производственных, химических, микробиологических, медицинских и других видов лабораторий. Это позволит не учитывать такие помещения при расчёте доли торгово-офисных площадей, от которой зависит, как будет рассчитан налог на имущество.

В 2016-м столица предложила освободить от торгового сбора книжные магазины. Льготой смогут воспользоваться более 200 торговых точек, в которых продаётся печатная продукция. Это решение вступит в силу с 1 января 2017 года.

Для некоторых организаций решили снизить ставку налога на прибыль. С 2017 по 2021 год она уменьшится с 13,5 процента до 12,5 процента для тех, кто производит автомобили, для предприятий нефтяной отрасли, организаций инвалидов и организаций, использующих труд людей с ограниченными возможностями здоровья. Также в этом списке резиденты особой экономической зоны «Зеленоград», управляющие компании технопарков и индустриальных (промышленных) парков и их якорные резиденты.

Москвичи с этого года впервые платят налог на имущество от кадастровой стоимости. Рассчитаться за прошлый год они должны были до 1 декабря, а после этого начислялись пени. Но многим понадобилось больше времени, чтобы разобраться в новой системе, поэтому их не будут начислять до 1 мая 2017 года.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > mos.ru, 5 января 2017 > № 2026298


Россия. Иран > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > ru.journal-neo.org, 2 января 2017 > № 2033615

Отношения России и Ирана выходят на новый уровень

Дмитрий Бокарев

Как известно, Российская Федерация и Исламская Республика Иран входят в число самых влиятельных участников мирового рынка углеводородов. Сотрудничество между такими гигантами способно повлиять на всю мировую экономику и открывает перед двумя странами огромные возможности.

В Иране сосредоточено примерно 18% мировых запасов нефти и 9% газа. За период действия международных санкций, наложенных на Иран в связи с его ядерной программой, его добыча и экспорт нефти упали почти вдвое. Сейчас, когда большая часть санкций снята, страна стремительно наверстывает упущенное.

Следует напомнить, что 30 ноября 2016 г. в Вене состоялось заседание Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК), в результате которого Иран стал единственной страной, которой было разрешено увеличивать добычу нефти. Иран добился этого, используя как аргумент ущерб, нанесенный санкциями.

Чтобы поскорее восстановить нефтяную промышленность в прежнем объеме и вернуть свое место на международном рынке, Ирану требуется помощь иностранных партнеров. Иранская нефтяная отрасль нуждается в иностранных инвестициях. Для этого руководство страны приняло ряд мер, чтобы сделать свою нефтегазовую отрасль более привлекательной для иностранных компаний. Так, летом 2016 г. в Иране была утверждена новая форма контрактов по нефти с иностранными компаниями. В соответствии с ней иностранные компании будут допускаться до разведки месторождений, добычи и обработки энергоносителей. Иранские власти надеются, что новые возможности для иностранных инвесторов обеспечат стране большой приток инвестиций и вернут в страну все компании, которые были вынуждены прекратить свою деятельность в ИРИ после введения санкций. По подсчетам экспертов, для восстановления пострадавшей от санкций нефтяной промышленности, Ирану нужны инвестиции в размерах $200 млрд. Еще одним нововведением стала возможность создания совместных предприятий Национальной иранской нефтяной компании с иностранными компаниями.

Множество компаний, как из Азии, так и с Запада, уже проявили интерес к сотрудничеству. Так, в ноябре 2016 г. Ираном было подписано соглашение на $4,8 млрд с французской компанией Total, которая будет заниматься разработкой Южного Парнаса – самого крупного месторождения в ИРИ. К концу 2016 г. допуска к иранским нефти и газу добивались уже 50 иностранных компаний, подавших заявления на участие в тендере по упомянутым выше контрактам новой формы, который должен пройти в феврале 2017 г.

Однако особое отношение встречают страны, поддерживавшие Иран во время действия санкций. Это в первую очередь Китай и Россия. Даже в самый сложный период, несмотря на давление западных стран, КНР продолжала в больших объемах покупать иранскую нефть, а РФ — помогать ИРИ осваивать мирный атом.

О взаимном интересе России и Ирана к сотрудничеству в нефтегазовой сфере известно уже давно. Желание начать сотрудничество с ИРИ до конца 2016 г. высказывали российские компании «Газпром», «Газпром нефть», «Зарубежнефть», «Лукойл», «Татнефть». Следует напомнить, что «Газпром нефть», «Лукойл» и «Татнефть» уже работали в ИРИ до того, как несколько лет назад на страну было усилено санкционное давление. Немалый интерес для компаний из РФ представляет иранская Особая экономическая зона «Лаван», в которой работают многочисленные нефтеперерабатывающие предприятия.

12 декабря 2016 г. в Тегеране между РФ и ИРИ был подписан меморандум о сотрудничестве в нефтяной и энергетической сфере. Страны намерены совместно заниматься разведкой и разработкой месторождений (в том числе и морских), доставкой продукции, производством техники для нефтедобывающей отрасли. Также в документе оговорены условия своповых операций. При подписании документа присутствовали замминистра энергетики РФ Кирилл Молодцов и его иранский коллега Амир Хосейн Замани-Ния. Последний вскоре заявил, что надеется на развитие отношений России и Ирана, которые, по его мнению, обладают большим потенциалом. Позднее сделал заявление и сам министр нефти ИРИ Бижан Зангане. По его словам, он ожидает большого вклада в изучение иранских месторождений от российских специалистов. Также он отметил, что восхищается разумной позицией РФ на нефтяном рынке.

На следующий день, 13 декабря, состоялось заседание межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству РФ и ИРИ с участием министра энергетики РФ Александра Новака и иранского министра связи Махмуда Ваэзи. Обсуждалось расширение сотрудничества России и Ирана в таких областях, как промышленность, сельское хозяйство, энергетика, образование и даже освоение космоса. В тот день СМИ сообщили о заключении договора между российской компанией «Газпром нефть» и Иранской национальной нефтяной компанией о совместной разработке иранских месторождений Чангуле и Чешмехуш.

После этого Б. Зангане сообщил, что поддерживает активность российских компаний на рынке своей страны. В свою очередь А. Новак заявил, что Иран является добрым соседом и важным партнером России. Тогда же, 13 декабря, в Тегеране прошел бизнес-форум «Россия-Иран».

Все эти события показывают, что между Россией и Ираном развиваются тесные и выгодные партнерские отношения. При этом дальнейшие перспективы их развития также велики. Несмотря на то, что достигнуто уже немало, российско-иранское сотрудничество со временем может перейти на еще более высокий качественный уровень. Так, с декабря 2015 г. две страны готовятся приступить к переговорам о создании зоны свободной торговли (ЗСТ) между Ираном и Евразийским экономическим союзом, в котором ведущую роль играет Россия. При этом даже без ЗСТ российско-иранский товарооборот увеличился в 2016 г. почти на 80%.

30 ноября 2016 г. состоялось заседание совета Евразийской экономической комиссии, на котором представители всех государств Союза одобрили начало этих переговоров на Высшем евразийском экономическом совете 26 декабря 2016 г.

За таким мощным ростом экономического сотрудничества неминуемо последует политическое и стратегическое взаимодействие. Россия и Иран давно сотрудничают в сфере борьбы с терроризмом на Ближнем Востоке. При этом уже обсуждаются перспективы вступления Ирана в ОДКБ. Несомненно, объединив свои силы, Россия и Иран могут оказать большое влияние на всю мировую политику.

Россия. Иран > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > ru.journal-neo.org, 2 января 2017 > № 2033615


Россия > Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 29 декабря 2016 > № 2038367 Андрей Мовчан

Вперед в феодализм. Как модернизировать Россию достижениями средневековой Европы

Андрей Мовчан

Большинство реформаторов справедливо сетуют на то, что Россия – чисто феодальная страна, но все равно не учитывают это в своих предложениях. Хотя правильный ответ, возможно, лежит на поверхности: развивать надо то, что есть, методами, доказавшими свою эффективность в странах, похожих на сегодняшнюю Россию, – например, в Европе времен раннего Средневековья, в Золотой Орде, в Византии

Близится Новый год – время веселья, а не раздумий, время для шуток, а не дел. А меня все чаще спрашивают, как может выглядеть программа экономических реформ. А я все чаще отказываюсь отвечать – тема слишком грустная. Я даже говорю: не могу всерьез разговаривать на эту тему. Но в конце концов, раз Новый год, то можно ведь поговорить и не всерьез.

Мы все хотим экономического роста. Проблема (я пока все еще всерьез) не в наших желаниях, а в том, что наше общество, наше сознание совершенно не готовы к продуктивным переменам. Изобилие ресурсов столетиями позволяло нам сохранять архаичную экономику и политическое устройство, а страшные события ХХ века (хронический голод нулевых, Первая мировая, революция и Гражданская война, красный террор, голод 30-х, репрессии, Вторая мировая, репрессии 40–50-х, медленная ломка сознания застоем, экономическая катастрофа конца 80-х и массовая эмиграция 90-х) уничтожили не только десятки миллионов граждан, но и инициативность общества, созидательную энергию, гражданскую активность, внедрили в сознание большинства иждивенчество и примитивно-групповой комплекс.

Мы не созрели для принятия перемен, катализатором которых были бы позднекапиталистические реформы – весь этот уже избитый набор из независимости судов, выборности властей, защиты прав, примата индивидуума, стимулирующих экономических законов и общих свобод. Давно ли мы смеялись над Монголией, которая «совершала скачок из феодализма в социализм», и вот сегодня большинство реформаторов-теоретиков справедливо сетуют на то, что Россия чисто феодальная страна, но вместо того, чтобы учитывать это в своих предложениях, требуют волшебного превращения ее в страну развитого общества, верховенства закона и политической демократии.

Социологи могут говорить о современной российской шизофрении: с одной стороны, мечты о капиталистической демократии, которые некому реализовывать, с другой – феодальная реальность, которую никто не хочет учитывать и подстраивать под нее экономические программы. И на двадцать программ, как развивать нашу экономику, если вдруг завтра мы проснемся и обнаружим Россию современной и демократической (не говоря уже о двадцати программах, говорящих о том, как Россию побыстрее утопить – то в эмиссии, то в регулировании, то в новом переделе собственности, то в войне силовиков), не найдется ни одной, говорящей, что делать, если, проснувшись завтра, мы обнаружим Россию точно такой же, как и сегодня.

И вот тут я перестаю быть серьезным (ВНИМАНИЕ!), и в голову мне приходит следующее: возможно, правильный ответ лежит на поверхности: развивать надо то, что есть, методами, доказавшими свою эффективность в странах, похожих на сегодняшнюю Россию, – например, в Европе времен раннего Средневековья, в Золотой Орде, в Византии.

Система протекции

Начнем с главных проблем российской экономики – отсутствия доверия между экономическими агентами и высокого уровня рисков ведения экономической деятельности, совершенно неадекватного ожидаемому доходу. Из-за недоверия и страха никто не хочет ничего делать. Заработанное, украденное или полученное в беззалоговый кредит выводится из страны. Главное устремление более образованных граждан – попасть на государственную службу и оттуда одной рукой получать жалованье, а другой – взятки; менее образованных – попасть в силовые органы и оттуда грабить более образованных. Но и в Средние века общая ситуация была похожей: законы были рудиментарными, судьи – бессильными, кто был вооружен лучше, тот и был прав. А страны тем не менее развивались.

Развивались они благодаря системе протекций – феодальная лестница представляла защиту экономическим агентам от самого верха и до самого низа. Конечно, Россия лишена системы сословий и феодальной иерархии, и это даже хорошо, поскольку открывает вертикальные лифты, но систему протекции у нас ввести вполне возможно.

Сегодня малый, средний и даже крупный бизнес страдают от произвола чиновников, губернаторов, силовиков и центральных властей. Система протекций могла бы искоренить произвол, заменив его строго регламентируемыми отношениями. Протекция могла бы быть лицензируемым бизнесом. Лицензии получали бы организации, обладающие своими развитыми юридическими службами, охранными подразделениями, достаточным капиталом, могущие доказать свои устойчивые связи с высшей властью и способность влиять на решения судебной системы.

Администрация президента могла бы выполнять роль «протектора протекторов» и давала бы протекцию самим лицензированным протекторам друг против друга. Успешными протекторами могли бы быть, например, Сбербанк, РПЦ, ВТБ, «Почта России», группа банка «Россия», РЖД, «Газпром», «Транснефть», «Ростехнологии», «Роснано», ВЭБ, РФПИ, ряд других организаций. Очень важно, чтобы протекторы действительно могли защищать клиентов, поэтому их число должно быть ограниченным, в регионах они должны действовать через свои филиалы.

С протекторами их клиенты делились бы долей в бизнесе и некоторой частью прибыли. Максимальные тарифы за протекцию регулировало бы государство. У протекторов собирались бы пакеты акций клиентов, которые можно было бы объединять в фонды, а фонды, например, листинговать на бирже – это подстегнуло бы фондовый рынок. Компании без протекторов вообще можно было бы не листинговать – чего они стоят без протекции.

Были бы, конечно, некоторые условия. Например, протекторы не имели бы права участвовать в конкурентной борьбе своих клиентов. Их задачей было бы только защищать бизнес от посягательств бюрократии во всех ее видах – властной, судебной, контрольной, силовой. С другой стороны, протекторы несли бы ответственность за клиентов в части выполнения последними их обязательств и этики их бизнес-поведения, что существенно повысило бы доверие между бизнесменами. Наконец, протекторы могли бы нести ответственность вместе с клиентом, если последний был уличен в преступлении. Это обеспечило бы пристальный контроль за клиентами со стороны протекторов.

Система протекции решила бы вопрос защиты бизнеса от посягательств бюрократии и проблему взаимного недоверия в бизнес-среде. При этом конкуренция между протекторами привела бы к рыночным отношениям с ними, с прозрачным ценообразованием. Это было бы залогом допустимого уровня стоимости протекции для развития бизнеса и, главное, предсказуемости, что так важно для бизнесменов.

Магдебургско-тверское право

Наряду с системой протекции (которая хороша для традиционных бизнесов, но не способствует развитию новых технологий, изобретательству и наукоемкому бизнесу) было бы неплохо взять на вооружение и средневековую систему локального внедрения прогрессивного права в отдельных городах – там, где могут формироваться кластеры новой экономики. Если в Европе это было магдебургское право, то в России это может быть, например, тверское право – специальный свод законов, созданный путем перевода в Твери основных законов, скажем, немецкого хозяйственного права на русский язык.

Города, получающие такое право, будут аналогами особых экономических зон, только суть этих зон будет не во внешних субсидиях или сниженных налогах (как будет показано далее, система позволит снизить налоги повсеместно), а в создании возможности для установления эффективных экономических отношений. Такие города должны избирать свое руководство (магистрат) из числа жителей, сами принимать законы о проживании (принимать в число граждан города по своим правилам), сами устанавливать локальные налоги и вносить изменения и дополнения в законы, регламентирующие работу коммерческих предприятий и социальную жизнь (вплоть до уголовного кодекса) на их территории, сами избирать свой суд и руководство силовых органов, сами формировать социальное обеспечение своих граждан, а саморегулируемые профессиональные организации должны иметь самые широкие полномочия.

Разумно будет ограничить число таких вольных городов парой десятков, а количество жителей, скажем, 15 процентами от числа жителей страны. Эти цифры примерно будут соответствовать уровню готовности российского общества к таким экономическим отношениям. Можно даже разумно ограничить выезд жителей таких городов в остальные области России (но, конечно, не за границу) и приезд жителей остальной России в эти города. Есть высокая вероятность, что внутри таких городов сосредоточатся не только прикладная наука, образование, современная культура и производство, но и протестные группы населения, что позволит отчасти удовлетворить эти группы и снизить уровень протеста и, кроме того, эффективно изолировать их от остального общества.

Налоговая система и бюджет

Конечно, сама по себе система протекции и уход в вольные города современных бизнесов могут иметь негативные последствия для бюджета – протекторы эффективно защищали бы бизнес не только от поборов налоговых органов, но и от избыточной налоговой нагрузки, а вольные города платили бы меньше налогов в федеральную казну (если не считать сбор за право проживания в вольном городе, который мог бы быть существенным). Поэтому при внедрении этих принципов необходимы балансирующие механизмы.

Более того, строительство системы протекции займет время, да и после ее построения эффект проявится не сразу. Новые инвестиции будут приходить постепенно, потребуются годы на то, чтобы они превратились в рабочие места и товары. Решить проблему переходного периода и снижения налоговых платежей, вызванного протекцией, можно за счет одновременного кардинального изменения налоговой системы, изменения приоритетов расходования средств бюджетов и внедрения эффективно работавшей в средневековой Европе системы налоговых откупов.

Откупы

Откупы (разумеется, с использованием лицензированных откупщиков) позволят решить сразу несколько важных проблем. Во-первых, государство получит возможность стабильно планировать расходы и сможет сформировать дополнительные резервы, так как плата за откуп будет вноситься вперед на срок от года и до нескольких лет (возможны даже продажи «навечно», до 49 лет). Во-вторых, продажа откупов на тендерной основе позволит максимизировать выручку государства – откупщики будут конкурировать за мандаты. В-третьих, система откупов позволит перевести ныне являющиеся большой нагрузкой на госбюджет персонал и инфраструктуру налоговых органов в разряд структур рыночных, к тому же уплачивающих налоги с прибыли, – это существенно сократит нагрузку на государственные бюджеты, а откупщики, в стремлении больше сэкономить, значительно оптимизируют бюджеты этих организаций.

В-четвертых, откупной деятельностью займутся и протекторы, и другие структуры из числа особо приближенных к первым лицам государства (откупной бизнес очень прибыльный). Это позволит легализовать их право на сверхдоходы, и, вместо того чтобы быть обузой для бюджета и постоянно разворовывать выделяемые им на спецпроекты средства, «друзья первых лиц» будут мотивированы максимизировать доходы бюджета (как один из вариантов условий откупа можно продавать право откупа за фиксированную сумму, а потом все собранное сверх нее делить в определенной пропорции между откупщиком и бюджетом).

Откуп можно будет секьюритизировать, и на финансовом рынке России появится целый сегмент с капитализацией в десятки, если не сотни миллиардов долларов, со своими деривативами, системами хеджирования, отдельным рынком долга, обеспеченного откупом, и прочее. Это даст огромные возможности для пенсионных фондов, банков, иностранных инвесторов, оживит финансовую систему.

Наконец, откупщики создадут разумный рыночный баланс протекторам в области корпоративных налогов (а если будет введен институт личной протекции, то и в области налогов с частных лиц) – очевидно, что Сбербанк более разумно договорится о размере налогов со своего клиента, например, со структурой Ротенберга, чем сам клиент с налоговым инспектором.

Изменение налогов

Параллельно надо существенно изменить саму налоговую систему. Сегодня подоходный налог и налог на прибыль организаций составляют едва ли по 10% от доходов бюджетов РФ (20% всего), сбор их крайне трудоемок, уровень уклонений высок. Полезно вспомнить, что в средневековой Европе не было никаких индивидуальных подоходных налогов, а аналоги налога на прибыль были похожи либо на вмененные (договорные) налоги, либо на добровольные пожертвования. Вполне можно отменить и тот и другой налог в России.

Заменой подоходному могли бы служить увеличенные легкособираемые налоги на имущество и землю. Чтобы компенсировать подоходный налог, их надо увеличить примерно в три раза. Это одновременно решит проблему прогрессивности, обеспечит ощущение социальной справедливости и предоставит преференции отечественным землевладельцам и строителям – в отличие от иностранцев они не будут уплачивать налог на прибыль.

Заменой налога на прибыль мог бы стать введенный налог с конечных продаж (уплачиваемый покупателями, приобретающими товар или услугу для использования, а не для перепродажи), который одновременно заменил бы в ряде случаев сложно вычисляемый НДС. Если сохранить НДС только на импорт в том же размере, что и сейчас, а для внутренних операций ввести налог с конечных продаж, то бюджет не пострадает, администрирование и вычисление налогов станет существенно проще, экономические агенты будут мотивированы сберегать (а значит, инвестировать), создавать бизнес и реинвестировать прибыль.

В сегодняшней России распространена практика необоснованных требований налоговых выплат, из-за которых плательщики, понимая бесперспективность судебного разбирательства, часто уплачивают начисленные налоги или договариваются с чиновниками о замене уплаты начисленных налогов выплатой взятки. Эту практику частично должна победить система откупов, но мы можем предполагать, что и в рамках откупной системы, и под протекцией все равно будут встречаться попытки изъятия избыточных налогов. При этом государство уже получит к моменту такого спора причитающиеся ему деньги и будет заинтересовано исключительно в продолжении работы плательщика.

Поэтому систему стоит дополнить еще и правом сборщиков налогов (откупщиков) и плательщиков (защищаемых протекторами) договариваться о размерах уплачиваемых налогов вне связи с объемами, которые могут быть исчислены исходя из законодательства. Это даст и тем и другим б?льшую гибкость в адаптировании выплат под текущее рыночное положение, защитит компании и граждан от слишком высоких выплат в трудные времена и снимет существенную нагрузку с судов, рассматривающих налоговые споры.

Сокращение бюджета

Разумеется, надо критически подойти к вопросу размеров бюджетов, определив, что надо финансировать, что не надо, а чему надо дать возможности для самофинансирования. Условно российский бюджет можно разделить на семь крупных частей, у каждой из которых будет своя судьба и свои методы снижения и компенсации этого снижения. Очень схематично план реструктуризации бюджета приведен далее.

Содержание армии

Очевидно, что генералитет – опасная группа, в руках которой находятся возможности вплоть до дестабилизации обстановки в стране и смены власти, поэтому речь о сокращении совокупного финансирования этой группы идти не может. Тем не менее можно существенно изменить систему, открыв перед армией и ВПК новые, внебюджетные источники финансирования.

В частности, можно закрепить права высших офицеров принимать решения о коммерческом использовании армейских подразделений вне страны. В конце концов, частные армии существуют и получают большие доходы, и Россия могла бы и здесь пойти по пути средневековых монархий и продавать услуги своей армии – востребованность ее не вызывает сомнений. Уверен, что даже страны НАТО с удовольствием платили бы за решение российской армией своих задач. Военнослужащие могли бы не только приносить огромный доход своей стране, но и попутно решать некоторые геополитические задачи, а также постоянно тестировать и рекламировать новое вооружение.

Кроме того, армия в лице тех или иных своих институтов могла бы получить лицензию протектора и эффективно ее использовать. Преобразование армии в профессиональную необходимо проводить не путем отмены призыва, а путем превращения его в военную повинность с отказом от любых форм отсрочек и освобождений, кроме освобождений по состоянию здоровья: срок службы надо увеличивать до 4–5 лет, при этом учредить и службу для женщин (покороче, скажем, 18 месяцев или два года).

Важнейшим элементом такой повинности, которую мало кто хотел бы отрабатывать, будет разрешение расплатиться деньгами вместо прохождения службы. Сумма выкупа должна быть существенной, но выносимой; скорее всего, ее можно будет установить на рыночной основе, продавая с аукциона, скажем, 300 тысяч «щитовых единиц» в год (скорее всего, спрос будет еще выше). Для максимизации выручки можно продавать несколько уровней «щитовых»: полное освобождение; сокращение срока (продажа помесячно); возможность служить в комфортных частях, близко к дому, с возвращением на выходные домой; возможность служить в гражданском персонале с проживанием дома, и прочее. Примерный расчет показывает, что «щитовые» могут дать не менее 10–20% «бюджета обороны» (безусловно, надо будет кредитовать выплату щитовых и создать агентство, предоставляющее рассрочки в выплате, процентные доходы добавят выручки армии).

Параллельно увеличение срока и привлечение девушек на службу в армию не только частично решит проблему безработицы среди молодежи из малообеспеченных слоев общества, но и повысит возможности извлечения армией коммерческих доходов. В частности, можно вернуться к практике военных поселений, где поселенцы будут заниматься сельскохозяйственной деятельностью; из призывников можно будет формировать специальные военные строительные компании, которые будут заняты и в гражданском хозяйстве; Министерство обороны должно будет иметь охранную лицензию и активно продавать услуги охраны и прочее.

Содержание ФСБ и МВД

Так же, как и армия, силовые структуры могут быть крайне опасны с точки зрения стабильности власти. Сотрудники органов стоят за вторым по числу (после военных) количеством переворотов и являются единственной силой, способной эти перевороты предотвратить. Сокращать их финансирование было бы неразумно. Однако и здесь можно разработать целый ряд мер по прямому пополнению бюджета этих организаций.

Начать можно с использования естественного стремления наиболее обеспеченной части населения страны к получению информации и свободе коммуникации. С учетом опасности, которую потенциально представляют для стабильности свобода слова и бесконтрольное функционирование СМИ, но и принимая во внимание, что прямая цензура является архаичным, неэффективным и противоречащим естественным вольностям институтом, можно подумать о введении платной лицензии на свободное получение информации (например, на доступ к зарубежным сайтам, на получение иностранных изданий, на чтение неподцензурных печатных и интернет-изданий, выпускаемых в России) и о платном лицензировании СМИ, блогеров и авторов, которые хотят работать без цензуры.

В России наберется не менее 10 млн человек, которые будут готовы покупать лицензию на свободную информацию (можно брать с них немного – порядка 1000 рублей в месяц, это уже даст 12 млрд рублей). Мы не знаем, сумеют ли СМИ, которые пожелают быть «свободными», платить, например, 10 млн рублей в месяц каждое, да это и не важно; сумеют – значит, бюджет будет пополняться (а эти СМИ будут свободно привлекать рекламу, так как рекламодатели не будут бояться их закрытия); а не сумеют – некому будет покушаться на стабильность в обществе.

Более того, следуя принципу «свобода дорого стоит» и с учетом того, что любые свободы представляют для общества опасность, противодействие которой силами силовых ведомств стоит денег, необходимо взимать значимые сборы за предоставление гражданам тех или иных свобод, параллельно сделав список таких свобод максимально большим.

Платными должны стать свобода перемещения по стране (годовая лицензия на свободные поездки), свобода смены работы (разовый сбор), свобода отказа от трудовой деятельности (ежемесячные выплаты), право находиться на улице ночью (годовая лицензия), право на хранение и ношение оружия (месячные платежи, типы вооружения не ограничены), право на выезд за границу (разовые сборы в размере 100% стоимости билетов), право на хранение денег и приобретение ценностей за границей (сбор 10% с суммы), право на проведение собраний и митингов (сбор в размере $100–200 с участника, если собрание проходит в общественном месте, и $10–20 – если на частном пространстве; собранием должны считаться встречи более десяти человек, если не все они являются родственниками), право на отключение государственного телевидения (в норме телевизор должен работать 16 часов в день на одном из государственных каналов, при нежелании надо будет платить подневный взнос) и прочие права.

Кроме того, можно создать еще и систему платных привилегий – например, за несколько тысяч долларов в год можно давать автомобилю плательщика преимущественный статус на дороге (для чего ввести зеленые мигалки). Система платных привилегий может сформировать внутри общества группу новой аристократии. Платность привилегий будет делать новых аристократов крупными спонсорами бюджета, а значит, полезной для общества стратой, что должно будет примирить общество с некоторым ущемлением его прав в пользу этой группы. Условно платную аристократию я разделил бы на следующие разряды.

Третий разряд. $10 тысяч в год. Примерно 1 млн человек. Право на все услуги и сервисы, включая частные, вне очереди, но уступая аристократам более высокого разряда. Право неподчинения линейным сотрудникам правоохранительных органов и сотрудникам охраны, право доступа в учреждения и общественные места без досмотра и приглашения. Сильно сокращенный список оснований для задержания. Право требовать от не принадлежащих к аристократии уступать дорогу и выполнять мелкие поручения. Право словесного оскорбления, порчи малоценного имущества и нанесения побоев без телесных повреждений не принадлежащим к аристократии. Право требовать замены должностных лиц в местных органах власти (вплоть до мэра города) при совместном заявлении ста аристократов третьего разряда.

Второй разряд. $100 тысяч в год. Примерно 10 тысяч человек. То же, что и у третьего разряда, плюс неподсудность судам общей юрисдикции без санкции дворянского собрания. Неприкосновенность – правоохранители не будут иметь права задержания, кроме очень узкого перечня ситуаций. Право нанесения легких телесных повреждений и порчи ценного имущества не принадлежащим к аристократии. Право включения не принадлежащего к аристократии гражданина в черный список (с поражением во многих правах) по личному заявлению. Право требовать замены должностных лиц в местных органах власти (вплоть до мэра города) при совместном заявлении десяти аристократов второго разряда и вплоть до губернатора при совместном заявлении ста аристократов второго разряда.

Первый разряд. $1 млн в год. Примерно тысяча человек. То же, что и у второго разряда, плюс подсудность только Верховному суду и только с разрешения дворянского собрания; полная защита от преследования иностранными судами, истцами и прочее при попадании на территорию России и защита по возможности вне территории России вне зависимости от характера обвинений. Право требовать особого уважения от неаристократов, включая поклоны при встрече. Право нанесения тяжких телесных повреждений не принадлежащим к аристократии. Право включения не принадлежащего к аристократии гражданина и аристократа третьего разряда в черный список (с поражением во многих правах) по личному заявлению. Право требовать замены должностных лиц в местных органах власти (вплоть до мэра города) при личном заявлении и вплоть до губернатора при совместном заявлении десяти аристократов первого разряда. Право присутствия на приемах и мероприятиях высшего уровня. Право коллективной аудиенции у президента во время аристократических аудиенций четыре раза в год. Право подавать прошения и запросы президенту и ожидать внеочередного рассмотрения, право подачи запроса или прошения лично не более одного раза в два года.

Привилегии должны распространяться и на ближайших родственников (бесплатно на жену, а на родителей и детей – за 10% стоимости).

Вырученные средства должны в большой части направляться на финансирование системы ФСБ. Средства, полученные в виде аристократических платежей (ориентировочно $15–17 млрд в год), должны разумно делиться между различными статьями бюджета.

Важным источником дохода может стать изменение системы уголовной ответственности и исполнения наказаний. Необходимо внедрить самое широкое применение наказания в виде долгосрочных исправительных работ (полностью заменив этим типом наказания заключение по нетяжким, не связанным с насилием над личностью статьям). Исправительные работы должны проходить на предприятиях и в организациях, подающих заявки на труд осужденных, с перечислением оплаты труда в полном объеме в бюджет системы ФСБ-МВД, либо даже по месту текущей работы осужденного или в другом месте, по обоюдному согласию осужденного и работодателя, если суд даст такое разрешение (суд должен при этом руководствоваться принципом максимизации отчислений).

Сама система ФСБ-МВД может внутри себя создать сеть производственных структур (строительные компании и отряды, заводы, производящие простую продукцию, не требующую серьезной квалификации работников, логистические центры, коммунальные службы, а также предприятия, использующие квалифицированный труд по специальностям, которые имеют стабильно достаточное количество заключенных, – например, автокомбинаты или компании, осуществляющие аутсорсинг бухгалтерских услуг). В этой ситуации еще и прибыль предприятий будет в распоряжении системы. Поскольку степень личной свободы осужденных работников таких предприятий будет неизмеримо выше, чем в учреждениях ГУИН, и работать они будут по своей специальности, уровень доходов их работодателей будет на порядки выше, чем сегодня у колоний от труда заключенных.

Безусловно, необходимо расширить список нарушений, караемых исправительными работами (включить в него повторные административные нарушения; скажем, третье за год нарушение ПДД – исправительные работы на три месяца; вождение в пьяном виде – на три года), и сами сроки таких работ сделать существенными, не меньше, а часто больше сегодняшних. Благодаря этому система получит в свое распоряжение как минимум заработную плату одновременно от 500–700 тысяч человек за вычетом их минимального содержания, то есть около 25 млрд рублей в месяц, 300 млрд рублей в год из нынешних 1,5 трлн рублей, выделяемых на систему в целом. Если еще ввести наказание исправительными работами за неспособность погасить взятые кредиты (при этом половина заработка будет отправляться кредитору, а половина – в бюджет правоохранения), то сумма может увеличиться еще на 25–30%.

Другое изменение законодательства должно касаться возможности выкупа за совершенные преступления и коммерциализации содержания под стражей. Данная система в извращенной и неудобной форме действует в развитых странах в форме освобождения под залог, но там обвиняемый, не желающий отбывать наказание, вынужден бежать, так как залог не освобождает от ответственности. В России можно ввести условия выплаты, освобождающей от ответственности; исключением должны стать только особо опасные преступления – убийство и нанесение тяжких телесных повреждений, сексуальные преступления против несовершеннолетних (да и то это вопрос, требующий обсуждения). Выплаты должны быть очень высоки, чтобы ответственность за преступления не выглядела слишком низкой. Конечно, эти выплаты не будут заменять компенсацию ущерба, так как пойдут не пострадавшим, а государству.

В России за год выявляется более 800 тысяч лиц, совершивших преступления малой и средней тяжести. Если только 5% из них будут прибегать к выкупу, чтобы избежать наказания (будут продавать недвижимость и автомобили, брать длинные кредиты на выкуп, и прочее, а средняя цена выкупа составит $100 тысяч), правоохранительная система будет получать еще по 280 млрд рублей в год. Нельзя также сбрасывать со счетов и сокращение количества заключенных в результате применения выкупа и исправительных работ – такое сокращение снизит расходы на пенитенциарную систему. А чтобы вообще свести практически к нулю расходы на содержание СИЗО, тюрем и лагерей, можно создать иерархию классов содержания под стражей: бесплатное содержание по условиям не будет отличаться от нынешнего, зато за плату можно будет получить гостиничные условия разного уровня и дополнительные права (от доставки еды из любого ресторана до неограниченного доступа родственников и знакомых, дополнительного пространства для жизни). Можно также на коммерческой основе заменять предварительное заключение на домашний арест.

Отдельно следует модифицировать законодательство о возмещении ущерба. Во-первых, необходимо ввести материальную ответственность родственников по ущербу, причиненному осужденным. Это не только снизит уровень преступности (родственники будут следить друг за другом), но и существенно увеличит компенсационные выплаты, в том числе в случаях, когда причиняющее ущерб лицо, чтобы защитить свои активы, переводит их на членов семьи. Необходимо также ввести понятие морального ущерба обществу и прописать порядок определения сумм компенсации, которая пойдет в доход государству. Под причинение морального ущерба обществу будет попадать широкий спектр деяний – от преступлений, которые вызвали негативный резонанс и тем самым повлияли на чувства общества, до публичных действий, вызывающих негативный эффект.

Желательно также ввести закон об обязательном аутсорсинге службы безопасности на предприятиях, а системе МВД-ФСБ создать централизованную сеть агентств по обеспечению безопасности (но не охраны, это прерогатива Министерства обороны, а аналога советского первого отдела). Все юридические лица в стране могли бы быть обязаны выплачивать местному агентству-филиалу вознаграждение за обеспечение безопасности. В России сегодня 4,1 млн юридических лиц, более 60 млн работников. Даже выплата по 1000 рублей с работника в месяц даст не менее 720 млрд рублей в год; при этом, поскольку предприятия будут избавлены от необходимости иметь свою службу безопасности, их расходы практически не вырастут.

Расходы на инфраструктуру

Благодаря улучшению ситуации с рисками бизнеса за счет введения системы протекции, принципиального снижения налогов на доход и создание зон тверского права государство сможет также резко сократить расходы на инфраструктуру, в большой части предоставив бизнесу самому заниматься ее созданием или/и привлечением иностранных инвесторов. Тем не менее даже в этих условиях расходы государства на инфраструктуру останутся значительными. Сократить их можно за счет введения подорожной подати и государственной трудовой повинности.

ГТП должна касаться всех взрослых граждан страны, не являющихся инвалидами, кроме находящихся в декретном отпуске, работающих на должностях, освобождающих от ГТП, находящихся в заключении или на исправительных работах. ГТП должна состоять в отработке 1/12 части рабочих дней (всего 20 рабочих дней в году) на инфраструктурных проектах государства либо оплате государству месячного стандартного содержания работника инфраструктурной компании (определяется ежегодно). На время ГТП работодатель будет обязан продолжать выплачивать работнику зарплату. Компенсировать работодателю убытки можно сокращением обязательного предоставляемого оплачиваемого отпуска до 14 рабочих дней в году и сокращением количества установленных государством выходных и праздничных дней со 119 до 113 в году.

Подорожная подать может взиматься со всех транспортных средств, например через фиксированный налог на приобретение топлива конечными пользователями. Такой налог будет адекватно отражать инвестиции в развитие дорожной сети – чем больше будет дорог, тем больше топлива будут на них сжигать потребители. Там же, где прирост налога остановится, можно будет остановить и рост инвестирования в дорожную сеть.

Источники обогащения для привилегированных лиц

Существующий строй в России держится на лояльной многоуровневой иерархии чиновников, которые, почти как феодалы в Средние века, обеспечивают контроль лояльности и покорности закрепленных за ними географических, профессиональных и социальных зон, а также взаимный контроль. Безусловно, бюрократическая элита и ближний круг правителей должны иметь постоянные источники очень высокого дохода для того, чтобы сохранять лояльность и исполнять свои функции.

Количество привилегированных граждан можно очень приблизительно оценить в 20 тысяч человек (это соответствует примерно половине так называемых высших чиновников в России), разделенных условно на 10 уровней, с общим требуемым доходом около 2,25 трлн рублей в год (если считать, что один человек на первом уровне получает $500 млн в год, а на десятом – 10 тысяч человек получают по $500 тысяч в год).

Эта цифра (около 15% федерального бюджета) кажется огромной, но на практике это всего лишь две годовые прибыли «Газпрома». Самым эффективным способом формирования пула вознаграждения привилегированных лиц представляется создание системы кормления за счет крупных государственных предприятий (если таких предприятий будет не хватать, то можно национализировать ряд предприятий, например связанных с природными ресурсами). Пятьдесят процентов прибыли этих предприятий можно было бы направить напрямую на компенсацию для этих 20 тысяч чиновников. Помимо обеспечения их вознаграждения, такой механизм обеспечил бы прямую заинтересованность чиновников в улучшении показателей предприятий, участвующих в кормлении, что, несомненно, отразилось бы на их эффективности.

Медицинское и пенсионное обеспечение населения

Социальное обеспечение населения является существенной проблемой для современного государства – даже с учетом очень высоких ставок социальных сборов Россия не может свести бюджет социальных и пенсионных фондов не то что с прибылью, а хотя бы без масштабных вливаний напрямую из бюджета страны. В недалеком будущем в связи с сокращением трудовых ресурсов и старением населения социальной системе и вовсе грозит банкротство.

Единственным выходом из создавшейся ситуации является коренное изменение самого подхода к социальному обеспечению. Для этого необходимо, как и в ситуации с финансовой ответственностью, ввести в юридическую практику понятия «родственник» и «семья» как совокупность родственников. Сегодня родственные отношения асимметричны – родственники имеют право на наследство, но не обязанность заботиться друг о друге (за исключением заботы о детях). Необходимо возложить заботу о пенсионерах, инвалидах и заболевших на плечи родственников, прописать в законе доли, в которых родственники обязаны финансировать расходы социально защищаемых граждан, и минимальные размеры такого финансирования.

Правительство может раз в год определять демографическое соотношение социально защищаемых граждан и трудоспособных граждан, устанавливая объем выплат, которые каждый трудоспособный гражданин должен будет сделать на социальное обеспечение. Трудоспособные граждане, имеющие социально защищаемых родственников, будут передавать средства непосредственно им и отчитываться о расходах в государственную инспекцию (а их родственники будут сдавать отчет о получении средств, соответствие отчетов будет проверяться). Те, у кого нет защищаемых родственников или объем обязательного финансирования их меньше, чем норма отчисления в этом году, будут или находить себе подопечных самостоятельно и подписывать с ними годичный договор социальной защиты (и так же сдавать два отчета), или выплачивать разницу государству, а оно уже будет использовать эти средства на социальное обеспечение одиноких социально защищаемых, которых никто не взял под опеку.

Обязательная часть такой политики – стимулирование брака и деторождения и дискриминация одиноких и бездетных трудоспособных граждан (они являются потенциальными одинокими стариками и инвалидами, о которых заботиться придется государству). Необходимо будет ввести существенный налог на бездетность, взимаемый начиная с 20–25 лет, в трехкратном размере при отсутствии детей, в двукратном размере при наличии одного и в единичном – при наличии двух детей. Средства от этого налога будут аккумулироваться в системе социального обеспечения и впоследствии позволят государству защищать одинокого гражданина, когда он состарится, заболеет или станет инвалидом.

Естественно, в такой системе нет места бесплатному медицинскому обеспечению. Все медицинское обеспечение должно будет перейти на страховую или чисто коммерческую основу. При этом для страхования одиноких неработающих или малообеспеченных граждан можно будет законодательно ограничить страховые тарифы – страховые компании учтут эти льготы через повышение тарифов для обычных граждан. Медицинское страхование также необходимо будет сделать обязательным, а субъектом страхования сделать семью в законодательном смысле этого слова, чтобы пожилые люди и дети автоматически страховались вместе с трудоспособными членами семьи. При этом вся медицинская система должна перейти на самоокупаемость.

Расходы на образование, науку, культуру

Хотя в России общественная ценность образования, науки и культуры далеко не так велика, как в развитых странах, тем не менее необходимо все же поддерживать определенный уровень профессиональных знаний и технологических разработок, хотя бы для того, чтобы иметь возможность сохранять обороноспособность страны, работу экспортно-ориентированных отраслей и обеспечивать достойный уровень эксплуатации оборудования и недвижимости, используемых элитой. Более того, образование и культура являются проводниками идеологии, каналами консолидации общества и важными элементами системы построения правильного общественного сознания. Однако и в этой сфере расходы государства можно предельно сократить.

Во-первых, необходимо провести количественную ревизию системы образования. Нынешнюю бесплатную 11-летнюю программу для большинства населения можно сократить до четырех начальных классов, сделав продолжение обучения платным для всех, кроме небольшой группы самых способных учеников, отменив обязательность среднего образования. Можно сохранить бесплатное кадетское образование при условии дальнейшей службы в армии – это усилит офицерский корпус за счет притока желающих получать образование.

Высшее образование также надо сделать платным, с возможностью предоставления государственного кредита на образование, с выплатой за счет работы на государственные учреждения по распределению в течение минимум 10 лет.

Кроме того, можно изменить статус всей системы образования и культуры, передав контроль над ними корпорации, которая будет рада использовать их для собственного продвижения, – Русской православной церкви (в отдельных регионах – центральному духовному управлению мусульман). РПЦ будет готова привлечь и вложить в образование немалые средства при условии получения такого влияния в обществе, которое приведет к росту количества прихожан и, соответственно, росту доходов церкви. Другие конфессии будут готовы последовать примеру РПЦ в ограниченном масштабе.

Эта идея может показаться рискованной, но стоит вспомнить, что в Средние века в Европе университеты появились и долго существовали именно благодаря церкви, точнее, необходимости подготовки большого количества образованных священников. В современных российских условиях РПЦ сможет параллельно с соответствующими изменениями в программах обучения существенно увеличить объемы финансирования научных, культурных и учебных учреждений и одновременно решить вопрос правильного воспитания учащихся.

Церкви можно также передать функции контроля и управления гражданским состоянием – ЗАГСы, архивы и прочее. Возврат к практике исключительно церковного брака, рождения и погребения позволит государству снять с себя и эту функцию.

Наконец, образование – это актив, имущество, эквивалентное по своей финансовой сути недвижимости или средствам труда. Поэтому логично будет ввести налог на образование: взимать большой налог с тех, кто имеет ученую степень, и поменьше с тех, у кого есть высшее образование.

Подобное изменение структуры финансирования разных частей бюджета сократит бюджетные расходы как минимум в 2–2,5 раза. Оставшуюся часть легко будет финансировать исключительно за счет доходов от природных ресурсов, даже при цене на них ниже, чем сегодня.

В целом эта программа решает основные задачи, которые стоят сегодня перед Россией. Во-первых, надежно защищает существующую элиту и закрепляет статус-кво. Во-вторых, открывает возможности для экономического развития и привлечения капитала в страну. В-третьих, формирует условия для развития предпринимательской инициативы и очевидный механизм мотивации – возможность попадания в аристократию будет подстегивать активность. В-четвертых, делает Россию – через механизм коммерциализации армии – другом всех богатых стран мира и частью глобальной системы управления планетой. И наконец, превращает все недостатки и язвы российского общества в достоинства и составные части прогресса. Или я в чем-то ошибаюсь?

Россия > Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 29 декабря 2016 > № 2038367 Андрей Мовчан


Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 28 декабря 2016 > № 2028071

Нынешний экономический кризис по многим параметрам отличается от кризиса 2008 года. По наблюдениям экспертов, теперь далеко не все работодатели, столкнувшись с трудностями, стали массово увольнять работников. Многие предпочли урезать зарплату или отправить работников в неоплачиваемые отпуска. Также стали нарастать задержки зарплат. Поэтому резкого всплеска регистрируемой безработицы не произошло, зато огромным стал пласт безработицы скрытой.

В Приморье уровень этого показателя за сентябрь—ноябрь 2016 года оценивается Росстатом в 5,9%. Но не учтены сидящие без зарплаты тысячи работников «Радиоприбора» и «Тихоокеанской мостостроительная компании», которым задолжали десятки и сотни миллионов рублей заработанных денег.

О проблемах с работой на Дальнем Востоке свидетельствует, например, то, что с начала года до 4 тыс. человек увеличилось число россиян, которым миграционные власти Южной Кореи отказали во въезде в страну — эти люди пытались попасть в соседнюю страну без визы как туристы, а на самом деле ехали искать работу. В МИД РФ во Владивостоке ситуацию назвали «ужасающей» и сравнили с аналогичной в 1990-е годы, когда тысячи приморцев тоже искали спасения от безденежья в Южной Корее.

В апреле 2016 года Калининградская область лишилась статуса особой экономической зоны (ОЭЗ) в связи с договоренностями России при вступлении в ВТО. Это привело к снижению уровня жизни, считает депутат облдумы, председатель профсоюза «Трудовые бригады» Михаил Чесалин. Как рассказал профлидер корреспонденту «Росбалта», в регионе снизились зарплаты, увеличилась скрытая безработица.

«На предприятиях сократили рабочее время, людей стали чаще отправлять в неоплачиваемые отпуска. Особенно это заметно в частной сфере. Но общий кризис сказался и на работниках бюджетной сферы: им тоже стали сокращать зарплаты и возможности зарабатывать. В целом, люди стали жить хуже», — констатировал Михаил Чесалин.

Профлидер уточнил, что «социальных бурь», тем не менее, не произошло. Связано это, во-первых, с тем, что сокращения рабочих мест происходили постепенно. Во-вторых, зарплаты на сокращенных производствах были невелики, и части уволенных работников удалось найти другую работу с примерно таким же уровнем оплаты.

«Работодатели сворачивали производство, не дожидаясь наступления «времени Ч». Поэтому работники постепенно меняли рабочее место. А зарплаты на предприятиях в Калининградской области невелики. Даже на «Автоторе», который мнит себя флагманом региональной промышленности, зарплаты у слесарей, сборщиков часто меньше, чем в среднем по промышленности. Поэтому людям не составило особого труда устроиться на другую работу с такими же «не запредельными» зарплатами», — рассказал Михаил Чесалин.

Кризис в разной степени ударил по экономике российских регионов. Однако наибольшей глубины он достиг там, где его усугубили чиновники-самодуры или жуликоватые дельцы. Характерен пример Калуги, где в кризисное время власти решили закрыть и снести центральный вещевой рынок. Согласно Росстату, уровень безработицы в Калужской области составляет 4%, что выше, чем в среднем по Центральному федеральному округу (3,4%.) Триста работников рынка, которым предстояло пополнить армию безработных, вышли на митинг.

Первенство по уровню безработицы в 2016 году сохранили регионы Северо-Кавказского федерального округа. В целом по округу уровень безработицы составил 10,7%. Лидерами являются Ингушетия (29,7%) и Карачаево-Черкесская республика (16%).

Высокий уровень коррупции и отток квалифицированной рабочей силы ведут к росту безработицы во многих российских регионах, считает депутат Госдумы, вице-президент Конфедерации труда России Олег Шеин. В наибольшей степени эти социальные язвы поразили регионы СКФО.

Олег Шеин обратил внимание на высокий уровень коррумпированности элит в северокавказских регионах. «Проблема коррупции — это условие для формирования или отторжения инвестиционного притока. Причем, инвестиций не только внешних. Местный бизнес тоже может вкладываться в развитие региона, но он может поступать и прямо наоборот, а именно: искать более привлекательные площадки, где, по крайней мере, ничего не отберут. Инвесторы могут покидать одни субъекты федерации и перевозить деньги в другие», — констатировал профсоюзный деятель.

Вторым фактором, подрывающим экономическое развитие, становится отъезд наиболее квалифицированного трудового населения. Этот фактор тоже ударил по регионам СКФО, гарантировав экономическую депрессию.

«Из северокавказских регионов произошла серьезная «эмиграция», пик которой приходился на 90-е годы: уезжало русское, украинское население. Этот отъезд стал дополнительным ударом по местной экономике. А сельское хозяйство не может быть основой народного хозяйства в XXI веке. Оно, действительно, обеспечивает продуктовую безопасность страны, но не создает высокой прибавочной стоимости», — подчеркнул Олег Шеин.

Гендиректор угольной компании «Кингкоул», работавшей в Ростовской области, Владимир Пожидаев арестован и обвинен по нескольким статьям уголовного кодекса. Сама компания находится в стадии банкротства. Оставшиеся без зарплат шахтеры проводят регулярные акции протеста. Общая сумма задолженности перед горнорабочими составила 340 млн рублей.

Доверенное лицо горняков Валерий Дьяконов уточнил, что пострадавшими от деятельности «Кингкоула» стали до 2 тыс. 300 работников. Это жители Гуково, Зверево и Красного Сулина. Многие из них не смогли найти новую работу и уехали из региона на заработки в другие города.

Лидер протеста подчеркнул, что считает региональные власти и правоохранителей ответственными за сложившуюся кризисную ситуацию. Он напомнил, что глава «Кингкоула» Пожидаев пришел на эту должность с поста гендиректора «Русского угля», принадлежащего Михаилу Гуцериеву. Власти долгое время закрывали глаза на нарушения компании.

«Бизнесмен просто работал на то, чтобы поживиться. И полтора года наша власть, прокуратура давали ему возможность не платить налоги, пенсионные взносы и зарплаты. Кто-нибудь слышал, чтобы какой-то другой предприниматель полтора года не платил налоги и взносы? А этого бизнесмена не трогали, глаза закрыли на его деятельность», — констатировал Дьяконов.

Лидер протеста предположил, что курс «Кингкоула» на разорение оказался «попутным» для региональных властей. Он напомнил, что в январе 2016 года принято постановление правительства РФ «О создании территории опережающего социально-экономического развития «Гуково».

«Раньше была «программа моногородов». Сделали по ней мизер, только деньги потратили. Теперь решили войти в программу ТОР. Но, видимо, чтобы войти в нее, надо, чтобы город был в униженном состоянии, чтобы не было работы, чтобы люди плакали. Поэтому закрывают и топят шахты, хотя там угля высокого качества еще на 70 лет. Очевидно, если бы не было людских слез и шахты работали, то Гуково не вошло бы в ТОР никогда», — полагает Валерий Дьяконов.

Похожие мысли о «круговороте денег» высказывают и тольяттинские автомобилестроители. «АвтоВАЗагрегат» имеет долги перед 1,5 тыс. сотрудников. В августе предприятие было признано банкротом, а топ-менеджеры компании стали фигурантами уголовных дел. Согласно данным прокуратуры, на 1 ноября задолженность составляла почти 53 млн рублей.

Руководитель профсоюзной организации трудящихся Тольятти «Молот» Вячеслав Шепелев обратил внимание, что свыше 40% акций «АвтоВАЗагрегата» принадлежит фирме, зарегистрированной на Виргинских островах. «Причина, по которой работникам не платят: денег нет. Служба судебных приставов не нашла счета у директора Виктора Козлова. Мы так понимаем, деньги ушли в офшоры. Наверно, в ближайшем будущем это будет характерно для многих предприятий: денег нет, потому что они уходят в офшоры на скрипки и виолончели», — сказал Шепелев.

Ситуация, когда у людей формально есть рабочее место, но нет зарплаты, стала одной из примет нынешнего кризисного времени.

Дмитрий Ремизов

Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 28 декабря 2016 > № 2028071


Иран. Китай > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 26 декабря 2016 > № 2019791

Китайская компания готова вложить $ 2 млрд. в иранскую ОЭЗ "Серахс"

Китайская компания выразила готовность сделать огромные инвестиции в иранскую Особую экономическую зону "Серахс", заявил старший торговый чиновник в воскресенье, сообщает информагентство Fars News.

"Государственная китайская компания подписала Меморандум о взаимопонимании (МОВ) на сумму два миллиарда долларов с иранской стороной, чтобы сделать инвестиции в Особую экономическую зону "Серахс", - заявил управляющий директор ОЭЗ "Серахс" Ахмад Садеки Гольмакани.

Он рассказал, что подписание МОВ рассматривается, как самой большой иностранной инвестицией в Серахсе, и добавил, что объем иностранных инвестиций резко возрос в ОЭЗ "Серахс" в течение последнего года. Он также отметил, что некоторые иностранные инвесторы из Южной Кореи, Италии и Китая также выразили готовность внести инвестиции в ОЭЗ "Серахс".

В ноябре 2014 г., бывший глава иранской Организации по содействию торговле Валиолла Афхамирад объявил, что ОЭЗ "Серахс" открыта для иностранных инвестиций. "Зона "Серахс" готова сотрудничать с иностранными инвесторами, которые готовы принять участие в торговле Зоны, в ее экономической и промышленной деятельности", - сказал он в то время. Он указал на газоперерабатывающий завод и аэропорт Серахса, как преимущества данной зоны для привлечения иностранных инвесторов.

ОЭЗ "Серахс" имеет площадь 5 290 га и расположена на северо-востоке Ирана. ОЭЗ "Серахс" находится в 150 км к востоку от Мешхеда и в 15 км от города Серахс и граничит с Туркменистаном с севера и востока. Из-за своего географического положения, зона является лучшими золотыми воротами для въезда в Центральную Азию, Китай и Россию, и проявляет себя, как соединительный мост к основным торговым рынкам Центральной Азии для стран Персидского залива, а также для стран Европы и западной части Афганистана и Пакистана.

ОЭЗ "Серахс" начала свою деятельность в качестве особой зоны одновременно с началом работы железной дороги Мешхед-Серахс-Теджен, в присутствии лидеров и представителей из более 100 стран мира, в 1996 году.

Иран. Китай > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 26 декабря 2016 > № 2019791


Украина. Польша > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 25 декабря 2016 > № 2025817

«Хватит кормить Киев»

Львовская область хочет экономической независимости от Украины

Рустем Фаляхов

Львовская область выступает за экономическую автономию в составе Украины. А в будущем сепаратисты готовы стать частью Польши. Децентрализации ждут и в других украинских областях. Основная причина — нежелание делиться с Киевом налоговыми сборами. Но вряд ли эти движения смогут объединиться и добиться большей свободы от центральной власти, полагают эксперты.

Польская община на Украине потребовала от Киева экономической автономии для Львовской области, сообщило издание «Пресса Украины».

«У Львова перспектива еще есть, а у других регионов ее нет. Польша даст львовянам возможность реализовать себя», — сказал председатель форума поляков Сергей Лукьяненко.

По его оценке, Львовский регион в экономическом развитии отстает от Польши на 50 лет.

Участники форума приняли резолюцию в адрес властей Украины с требованием об автономии. Сенатор польского сейма от партии «Право и справедливость» Ян Угли подчеркнул, что «Польша должна делать больше шагов навстречу своим соотечественникам в Восточной Галиции», цитирует его слова издание.

Под Восточной Галицией как раз подразумевается Львовская область. Ранее часть депутатов Верховной рады заподозрила Польшу в намерении претендовать на Западную Украину. В Декларации об итогах Второй мировой войны, которую в октябре этого года принял украинский парламент, ответственность за начало войны возлагается на нацистскую Германию и СССР. Депутат Верховной рады Юрий Шухевич отметил, что на основании этого документа Варшава рассматривает западные земли Украины как свои собственные.

«Особого статуса» для Львовской области общественные организации публично требовали еще в июле 2015 года.

Тогда митингующие на время заблокировали движение по одной из центральных улиц Львова, сообщал новостной портал Joinfo.ua. В руках они держали плакаты: «Особый статус Галичине — реальную автономию Львовской области!», «Галичина — это Европа!», «Хватит кормить воров в Киеве!», «Налоги на нужды Львовской области!». Звучали требования предоставить Галичине права на собственную таможенную и таможенную политику и особый внешнеэкономический режим с Евросоюзом.

Вскоре после митинга во Львове были задержаны двое граждан Украины — члены общественной организации «Галицкий ястреб».

По версии Службы безопасности Украины, при обыске «у них были изъяты компьютер, ноутбуки, мобильные телефоны, флеш-накопители и банковские карточки, на которые поступали деньги из РФ».

Официальный Киев выражал готовность провести частичную децентрализацию власти. Было заявлено, что предложенная модель децентрализации устроит и мятежные регионы — Донецкую и Луганскую области. В августе 2015-го Верховная рада приняла законопроект о «децентрализации Украины» и «особом статусе Донбасса» в первом чтении.

Сепаратистские настроения на Украине растут на фоне экономических проблем.

Международный валютный фонд (основной кредитор Украины) тем не менее прогнозирует рост ВВП Украины в 2016 году на 1,5% при инфляции 15,1%. Рост цен и политическая нестабильность вынуждают регионы все активнее искать способы обособления от центральной власти.

Этим летом пересмотра взаимоотношений с Киевом требовали общественные движения и даже местные власти в Харьковской, Житомирской, Кировоградской, Хмельницкой, Ивано-Франковской областях.

В Одессе проводятся акции с требованием придать городу статус порто-франко, особой экономической зоны для расположенного здесь морского порта.

Мятежные регионы надеются получить особые права, смысл которых заключается в том, чтобы меньше отчислять налогов в федеральный центр, а также в бóльшей свободе принятия экономических решений. При этом государство по-прежнему должно решать вопросы безопасности и защиты границ.

Украинских сепаратистов вдохновляет политика правых партий в ЕС и примеры Британии, Греции, испанской Каталонии. Лидер «Национального фронта» Марин Ле Пен на днях заявила, что Франции необходимо выйти из Евросоюза, НАТО и еврозоны.

«Frexit будет частью моей политики», — сказала Марин Ле Пен, призвав отказаться от единой европейской валюты. Она называет евро инструментом шантажа. «Где евро, там выросли цены, налоги и безработица, уменьшились заработные платы и пенсии, и граждане стали беднее», — отметила она.

Маловероятно, что украинские сепаратисты смогут объединиться и создать широкий фронт против центральной власти, отмечает первый заместитель директора Центра политических технологий Алексей Макаркин. Исторически так сложилось, что поляки не без оснований считают Львов польским городом, но сепаратисты в других регионах — это очень разные люди, кто-то смотрит на запад, а кто-то и на восток, отметил он.

«Понятно, что местная элита, с одной стороны, хочет больше полномочий, больше ресурсов в своем подчинении, с другой стороны, побаивается громко заявлять об этом. Да и широкой поддержки в обществе сепаратистские настроения не получат», — говорит Макаркин.

Для действующей власти сепаратистский тренд пока что неопасен. Главы регионов назначаются и целиком зависят от Киева, обещанная децентрализация, подразумевающая передачу власти избираемым главам областных советов, зависла. «Единственное, что позволяет официальный Киев, — самостоятельность на муниципальном уровне. Этим можно и перед Евросоюзом отчитаться об успешно проводимой политике децентрализации, и в то же время не опасаться усиления фронды», — добавляет эксперт.

Украина. Польша > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 25 декабря 2016 > № 2025817


Россия. ЮФО > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 23 декабря 2016 > № 2025862

А. Жилкин: ЛУКОЙЛ в 2016 г увеличил добычу нефти на шельфе Каспийского моря на 25%.

ЛУКОЙЛ в 2016 г добыл 2 млн т нефти на месторождениях им В. Филановского и им Ю. Корчагина на шельфе Каспийского моря, что на 25% больше, чем в 2015 г.

Об этом 23 декабря 2016 г сообщил губернатор Астраханской области А. Жилкин, выступая с докладом об итогах социально-экономического развития региона за 2016 г.

1 из главных проектов 2016 г всероссийского масштаба стал запуск месторождения им В. Филановского, отметил В. Жилкин.

Напомним, что месторождение им В. Филановского с легкой руки В. Путина ЛУКОЙЛ ввел в промышленную эксплуатацию в конце октября 2016 г.

Оно было открыто в 2005 г и стало крупнейшим, открытым в России за последние 25 лет.

Извлекаемые запасы месторождения составляют 129 млн т нефти и 30 млрд м3 газа.

На проектную мощность в 6 млн т добыча на месторождении выйдет к 2019 г.

Месторождение им Ю. Корчагина введено в промышленную эксплуатацию в апреле 2010 г.

Запасы углеводородов по категориям 3Р на месторождении превышают 270 млн бнэ.

Сегодня на месторождении пробурено 23 добывающие скважины, идут работы по вводу в эксплуатацию 2й очереди месторождения.

22 декабря 2016 г на месторождении был преодолен рубеж в 7 млн т нефти с начала эксплуатации.

Характеризуя итоги 2016 г для Астраханской области, А. Жилкин подчеркнул, регион завершает год в уверенном с экономической точки зрения положительном тренде.

Мощности экономики, измеряемые ВРП, оцениваются по итогам 2016 г в 317 млрд руб по сравнению с 304 млрд руб в 2015 г.

Инвестиции, направляемые в экономику, 4й год превышают 100 млрд руб.

Хорошие результаты показала астраханская ОЭЗ Лотос.

В 2016 г федеральный центр отказал в поддержке целому ряду особых экономических зон, из-за чего они прекратили свою деятельность.

А ОЭЗ Лотос получила 500 млн руб на инфраструктурные проекты.

В 2017 г на территории ОЭЗ Лотос будут построены объекты инфраструктуры, которые позволят создать условия для размещения как уже имеющихся 4 резидентов, так и еще 4-6 перспективных.

Россия. ЮФО > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 23 декабря 2016 > № 2025862


Россия. ЮФО > Нефть, газ, уголь > oilru.com, 23 декабря 2016 > № 2021493

"Лукойл" на Каспии добыл на четверть больше нефти, чем в прошлом году - губернатор.

"Лукойл" в этом году добыл 2 млн тонн нефти с месторождений имени Владимира Филановского и Юрия Корчагина, которые расположены в российской части Каспийского моря. Это на четверть больше, чем в 2015 году, сообщил сегодня губернатор Астраханской области Александр Жилкин.

"Один из главных проектов этого года всероссийского масштаба - это запуск месторождения имени Филановского. В этом году с двух находящихся в эксплуатации месторождений "Лукойл" добыл 2 млн тонн нефти, что на четверть больше, чем в прошлом", - сказал Жилкин, выступая с докладом об итогах социально-экономического развития региона за год.

Губернатор отметил ввод в эксплуатацию в регионе завода по производству томатной пасты (в этом году произведено более 7 тысяч тонн томат-пасты), перед которым поставлена "амбициозная цель - занять до трети российского рынка". Наконец, третье важное событие - развитие особой экономической зоны, резидентами которой уже стали 4 компании.

Также Жилкин подчеркнул, что 2016 год регион завершает "в уверенном с экономической точки зрения положительном тренде - мощности экономики, измеряемые ВРП, оцениваются в 317 млрд рублей (в прошлом году - около 304 млрд рублей). Инвестиции, направляемые в экономику, четвертый год превышают 100 млрд рублей.

Месторождение имени Корчагина введено в промышленную эксплуатацию в апреле 2010 года и является первым проектом "Лукойла" на Северном Каспии. Запасы углеводородов по категориям 3Р на месторождении превышают 270 млн баррелей нефтяного эквивалента. В этом году на месторождении был преодолен рубеж в 7 млн тонн нефти (с начала эксплуатации - прим. ТАСС).

Месторождении имени Владимира Филановского "Лукойл" ввел в промышленную эксплуатацию в октябре этого года. Оно было открыто в 2005 году и стало крупнейшим, открытым в России за последнюю четверть века. Извлекаемые запасы месторождения составляют 129 млн тонн нефти и 30 млрд куб. м газа. Максимальная проектная добыча нефти на нем должна составить 6 млн тонн в год.

Россия. ЮФО > Нефть, газ, уголь > oilru.com, 23 декабря 2016 > № 2021493


Корея. Казахстан > Транспорт > korea.net, 22 декабря 2016 > № 2021913

Евразийская железная дорога ускорит промышленную транспортировку между Кореей и Казахстаном

Недавно проводилась конференция по обсуждению путей увеличения объёмов груза и ускорения транспортировки между Кореей и Казахстаном посредством Евразийской трансконтинентальной железной дороги.

7 декабря, Министерство земли, инфраструктуры и транспорта и Министерство инвестиций и развития Казахстана совместно организовали в Казахстане конференцию по сотрудничеству в сфере логистики.

Евразийская трансконтинентальная железная дорога идёт в Ляньюньган в северо-восточной провинции Цзянсу, Китай, пересекаясь с Транскитайской железной дорогой (TCR). Затем поезд идёт через Хоргос на юго-востоке Казахстана к Транссибирской магистрали, TSR, достигая Центральной Азии, России и Европы.

Согласно планам, корейские компании будут поставлять свои товары из порта Инчхон и порта Пхёнтхэк в провинции Кёнгидо в Ляньюньган. Прежде, чем груз попадёт в Центральную Азию, Россию, он будет проходить по Евразийской трансконтинентальной железной дороге.

Железнодорожный транспорт, как ожидается, ускорит процесс прохождения таможни и транспортировки продукции на другой поезд. Причина этого в том, что правительство Казахстана сделало Хоргос, одну из остановок в маршруте, «особой экономической зоной», которая будет служить в качестве логистического и промышленного государственного комплекса. Конференция, проведённая 7 декабря дала участникам возможность обсудить инвестиционные планы, которые будут осуществляться корейскими фирмами в экономической зоне Хоргос.

«Так как Астана является одной из ведущих стран в сети транспортной логистики по всей Евразии, корейское правительство будет работать над тем, чтобы диверсифицировать транспортные маршруты для корейских компаний, пользоваться их преимуществами, а также для повышения эффективности работы транспорта. С целью активизации двустороннего промышленного партнерства, в следующем году будет проведено больше переговоров не только с Казахстаном, но и с Китаем», - сказал представитель министерства.

Сон Чжи Э

Корея. Казахстан > Транспорт > korea.net, 22 декабря 2016 > № 2021913


Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 22 декабря 2016 > № 2020025

Благоприятный политический диалог на высшем уровне России и Китая способствовал реализации крупных проектов в экономической сфере на Дальнем Востоке РФ. Об этом корр. Синьхуа в эксклюзивном интервью сообщил заведующий отделом китайских исследований Дальневосточного отделения Российской академии наук Сергей Иванов.

"В последние годы российское правительство всеми силами реализует стратегию развития Дальнего Востока, что открыло региону множество возможностей для развития. Высокий уровень политических отношений России и Китая, совместные границы, взаимодополняемость рынков и другие факторы содействовали тому, что страны начали активное сотрудничество в сфере развития Дальнего Востока РФ", -- отметил С. Иванов.

"Сотрудничество России и Китая имеет разные измерения. Самой видимой гранью является политический диалог. Он развивается крайне успешно: за последние двадцать лет решен территориальный спор, выработаны механизмы двустороннего взаимодействия в самых разных сферах. Оба государства активно взаимодействуют по международным вопросам для выработки альтернативы той повестки, которую продвигают США. Это проявляется в активном взаимодействии двух стран в рамках ООН, в совместном развитии таких международных организаций как БРИКС, ШОС", -- указал С. Иванов.

По мнению эксперта, в экономической сфере благоприятный политический диалог на высшем уровне способствовал реализации крупных проектов в Сибири и на Дальнем Востоке РФ. Во-первых, к ним можно отнести проекты в области разработки ресурсов. Например, строительство нефтепровода "Восточная Сибирь -- Тихий океан", газопровода "Сила Сибири", сотрудничество в рамках нефтегазового соглашения по "Сахалину-3", расширение поставок электроэнергии через реку Амур.

Во-вторых, китайский бизнес активен в сельском хозяйстве Дальнего Востока. Китайские компании среднего размера работают на Дальнем Востоке не один год и имеют постоянный земельный фонд в долгосрочной аренде. Сельское хозяйство сейчас обладает наибольшим потенциалом для инвестиционного сотрудничества. Здесь сложилась здоровая конкурентная среда, которая заставляет компании постепенно повышать добавленную стоимость производимой продукции.

В-третьих, перспективным, с точки зрения развития бизнеса, является инвестиционное сотрудничество в таких сферах как лесное и рыбное хозяйство. Несколько китайских компаний в Еврейской автономной области, Приморском и Забайкальском краях планировали создать деревообрабатывающие кластеры или даже целлюлозно-бумажные заводы.

С. Иванов отметил, что на Дальнем Востоке РФ в последние годы появился целый "набор" институтов развития. Во-первых, это особые экономические зоны в виде территорий опережающего развития /ТОР/ и Свободного порта Владивосток /СПВ/. В ТОРах на льготных условиях предполагается работа среднего и крупного бизнеса, в СПВ -- бизнеса любого формата. Во-вторых, это бюрократические институты развития в виде специального министерства, государственной корпорации по развитию Дальнего Востока, а также целого набора региональных агентств по расширению экспорта и привлечению иностранных инвестиций. В-третьих, это такие финансовые институты развития, как Фонд развития Дальнего Востока или Российский фонд прямых инвестиций, активно сотрудничающий с Китайской инвестиционной корпорацией в финансировании проектов на Дальнем Востоке и в Забайкалье. --0--

Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 22 декабря 2016 > № 2020025


Россия. ЦФО > Электроэнергетика. Транспорт. Образование, наука > rusnano.com, 22 декабря 2016 > № 2017938

Первая «заправка» для электромобилей на базе аккумуляторов «Лиотех» представлена «Автодору».

В Дубне (Московская область) состоялось совещание специалистов Государственной компании «Автодор», Фонда инфраструктурных и образовательных программ (ФИОП), ООО «Лиотех инновации» (Новосибирск), в рамках которого компания «МПОТК «Технокомплект» представила опытный образец зарядной станции для электромобилей, которые будут размещаться в границах полос отвода крупных автомагистралей.

В августе 2015 года Правительство РФ постановило, что на всех автозаправочных станциях, размещенных в полосах отвода автодорог должны быть размещены зарядные колонки для электрического транспорта.

Государственная компания «Автодор» совместно с ФИОП рассмотрела создание таких зарядных станций силами российских компаний. ЗАО «МПОТК «Технокомплект», которое входит в Межотраслевое объединение наноиндустрии и является резидентом особой экономической зоны «Дубна», разработало такую станцию с использованием литий-ионных аккумуляторов новосибирского завода «Лиотех».

Участники встречи в Дубне — представители «Автодора», ФИОП и «Лиотех-инновации» провели осмотр производственной площадки и ознакомились с образцом стационарного зарядного устройства для общественного электротранспорта, оснащенного фотоэлектрической станцией мощностью 10 киловатт и аккумуляторными батареями производства «Лиотех».

По результатам инспекции отмечен высокий уровень производства силового электрооборудования на «МПОТК «Технокомплект», а также высокая степень использования отечественных комплектующих. Стороны согласовали планы участников на ближайшую перспективу — конкретные мероприятия по взаимодействию, направленные на разработку совместного проекта по созданию зарядной структуры для электротранспорта.

Фонд инфраструктурных и образовательных программ создан в 2010 году в соответствии с Федеральным законом № 211-ФЗ «О реорганизации Российской корпорации нанотехнологий». Целью деятельности Фонда является развитие инновационной инфраструктуры в сфере нанотехнологий, включая реализацию уже начатых РОСНАНО образовательных и инфраструктурных программ.

Высшим коллегиальным органом управления Фонда является Наблюдательный совет. Согласно уставу Фонда, к компетенции совета, в частности, относятся вопросы определения приоритетных направлений деятельности Фонда, его стратегии и бюджета. Председателем Правления Фонда, являющегося коллегиальным органом управления, является Председатель Правления ООО «УК «РОСНАНО» Анатолий Чубайс, генеральным директором Фонда — Андрей Свинаренко.

Россия. ЦФО > Электроэнергетика. Транспорт. Образование, наука > rusnano.com, 22 декабря 2016 > № 2017938


Россия. СЗФО > Легпром > agronews.ru, 21 декабря 2016 > № 2014755

Переработчик льна вложит в Калининградскую область 1,5 миллиарда рублей.

В Калининградской области в резиденты ОЭЗ заявляется российский переработчик льна — инвестора привлекли логистические возможности самого западного региона страны для развития экспортного производства и преференции особой экономической зоны, сообщает ИА Прибыль RU.

Эти факторы стали решающими для компании «Агропромышленный комплекс «Калининград». Она объявила о планах вложить 1,5 миллиарда рублей в организацию на территории региона глубокой переработки льносырья и производства льносодержащей продукции. При этом весь объем инвестиций в проект, включающий освоение посевных площадей и более глубокие формы переработки льняного волокна в конечную продукцию, составляют 5 миллиардов рублей.

Проект получил одобрение Совета по улучшению инвестиционного климата в Калининградской области. Местом для строительства завода выбран поселок Орловка Гурьевского городского округа. Компания объявила о планах трудоустроить более ста человек, зарезервировала средства на покупку земельного участка и приобретает оборудование для выпуска промышленной партии своего продукта — высоко востребованного в медицине, строительстве и военной промышленности нетканого льняного полотна, сообщили ИА Прибыль RU в правительстве Калининградской области.

«Проект подразумевает поэтапное развитие. Начальным этапом станет строительство льноперерабатывающего комплекса на территории региона, а также частичное выращивание льна. Последующим, вторым, этапом станет наращивание мощностей как по выращиванию льна, так и по углубленной переработке лубяных культур. Реализация проекта соответствует приоритетам развития РФ и ее субъектов, а в частности концепции развития льноводства на территории страны. В итоге в Калининградской области появится льняной кластер», — сказал генеральный директор ООО «АПК «Вологодчина» Евгений Луканин.

На проектную мощность в 3 тысячи тонн готовой продукции в год планируется выйти в 2019-2020 годы. Ещё 5 тысяч тонн составят отходы — абсорбирующий наполнитель, также востребованный производителями бытовых товаров. Почти в полном объеме продукция предприятия будет направляться на экспорт.

«Первоначально инвестор рассматривал равные доли поставок на внутренний российский и внешний рынки. Но сейчас понимает, что, скорее всего, внутри России продавать не будет, потому что большой интерес к нашему продукту у зарубежных покупателей. Уже готовы предварительные соглашения с японскими покупателями», — рассказал технический партнёр проекта Данил Егоров.

По его словам, размещение производства в Калининградской области значительно упрощает логистику проекта: «С точки зрения логистики Калининград очень интересен инвестору. Допустим, на свой проект в Вологде АПК «Вологодчина» вынуждена собирать сырье со всей России. Основные поставщики — это Татарстан, Смоленск, Тверь и, когда бывают накладки, Белоруссия. Получается плечо доставки примерно в полторы тысячи километров. А сюда — километров пятьсот», — отметил топ-менеджер.

Ещё одно преимущество Калининградской области — комфортные климатические условия — мотивируют инвестора заняться выращиванием собственного льна. «Лён здесь был. В советские времена его не сеяли, а сейчас мы хотели бы его восстановить. Пока, может, в небольших объемах, потому что сразу обеспечить производство собственной сырьевой базой будет сложно. На следующий год планируем засеять 250 гектар. Думаю, сможем работать в регионе достаточно эффективно», — рассказал директор проекта Валерий Павленко.

«Компания намерена воспользоваться преференциями Особой экономической зоны — льготами по налогу на прибыль и имущество организаций и уникальными логистическими преимуществами, которые обеспечивает экспортеру географическое положение Калининградской области. Проект реализуется в переработке, важной с точки зрения создания добавленной стоимости. В ближайшей перспективе инвестор готов заняться выращиванием льна, чтобы обеспечить сырьевую безопасность своего проекта. Следовательно, дополнительные инвестиции придут в сельское хозяйство», — сообщила глава областного министерства экономики Нинель Салагаева.

Россия. СЗФО > Легпром > agronews.ru, 21 декабря 2016 > № 2014755


Россия > Медицина > remedium.ru, 20 декабря 2016 > № 2025927

«Биокад» вложит 3 млрд рублей в новый завод

Российский производитель лекарственных препаратов «Биокад» планирует инвестировать 3 млрд рублей в строительство завода в Пушкинском районе Санкт-Петербурга. Об этом рассказал в ходе инвестиционного совета губернатор Георгий Полтавченко, пишет Interfax.

«Компания Биокад планирует построить второй завод в Петербурге, в Пушкинском районе. Инвестиции 3 млрд рублей, что позволит создать около 2 тыс. новых рабочих мест», - сказал он.

Ранее сообщалось, что проект предполагает строительство фармацевтического комплекса по выпуску лекарственных средств, применяемых для лечения заболеваний в области онкологии, неврологии, гематологии, аутоимунных расстройств.

Ожидается, что строительство комплекса будет завершено в 2017 году, монтаж и пусконаладка оборудования намечены на 2019 год. До 2021 года компания «Биокад» планирует вложить 11,7 млрд рублей в разработку лекарств и проведение клинических исследований.

Экспертный совет Фонда развития промышленности (ФРП) при Минпромторге РФ одобрил выделение ЗАО «Биокад» займа в размере 300 млн рублей для реализации проекта по расширению производства лекарств в особой экономической зоне (ОЭЗ).

Россия > Медицина > remedium.ru, 20 декабря 2016 > № 2025927


Россия. ЦФО > Медицина > remedium.ru, 20 декабря 2016 > № 2025922

«МираксБиоФарма» построит завод в Калужской области

Российская компания «МираксБиоФарма» подписала с правительство Калужской области соглашение о намерении совместной реализации инвестиционного проекта по строительству на Боровской площадке особой экономической зоны «Калуга» фармацевтического производства. Об этом сообщается на официальном портале органов власти Калужской области.

Общий объем инвестиций в проект составит около 3 млрд рублей. Предприятие планируется ввести в эксплуатацию в 2018 году, на нем будут выпускаться инновационные лекарственные средства и фармацевтические субстанции.

Основные сферы применения ЛС - решение проблем женского и мужского репродуктивного здоровья и профилактика развития онкологических заболеваний. Помимо производства на новом заводе инвестор намерен разместить научное подразделение. Всего будет создано порядка 480 рабочих мест.

Россия. ЦФО > Медицина > remedium.ru, 20 декабря 2016 > № 2025922


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter