Всего новостей: 2225980, выбрано 27604 за 0.117 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Турция. Германия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 21 сентября 2017 > № 2318264 Екатерина Чулковская

Турецкая колонна. Зачем Анкара вмешивается в немецкие выборы

Екатерина Чулковская

Турецкая диаспора численностью 3-4 млн человек выглядит могучей электоральной силой в Германии, но реально голосовать из них сможет всего треть. В основном те, кто хорошо интегрирован в немецкое общество и скептически относится к турецкому режиму. Поэтому призывы Эрдогана не голосовать за врагов Турции рассчитаны прежде всего на тех, кто по-прежнему имеет турецкое гражданство и голосует на турецких выборах

По мере приближения немецких выборов турецкий вопрос становится в Германии одной из ключевых тем избирательной кампании. Как дальше выстраивать отношения с Эрдоганом? Стоит ли продолжать переговоры о вступлении Турции в ЕС? Надежный ли партнер по НАТО нынешний режим в Анкаре?

Поводов для таких разговоров немало. Власти Турции вынудили немецких военных покинуть турецкую базу Инджирлик, после того как Анкара долгое время не пускала туда немецких депутатов. В турецких тюрьмах находятся по меньшей мере 11 граждан Германии, некоторых из них обвиняют в связях с терроризмом. МИД Турции рекомендует своим гражданам не ездить в Германию. Берлин, в свою очередь, грозится ввести экономические санкции и уже приостановил поставку вооружений Анкаре.

Однако самым большим раздражителем для немцев стали советы турецкого президента, как следует голосовать на немецких выборах. Эрдоган прямо призвал своих соотечественников не голосовать «за врагов Турции». К их числу он относит христианских демократов Ангелы Меркель, социал-демократов и зеленых. Все эти политические силы, по мнению турецкого лидера, строят свои предвыборные кампании на антитурецкой основе.

Слова Эрдогана рассматриваются немецкими политиками не иначе как вмешательством в выборы. Представители почти всех партий назвали заявления главы Турции возмутительными. На теледебатах основных конкурентов на предстоящих выборах – канцлера Ангелы Меркель и главы социал-демократов Мартина Шульца – турецкому вопросу было уделено особое внимание. Оба политика сошлись на том, что риторика Эрдогана неуместна и с Турцией надо быть строже. Шульц пообещал, что прекратит переговоры о вступлении Турции в ЕС, если станет канцлером. Меркель была более сдержанна, заявив, что вопрос о вступлении Турции в ЕС надо вынести на уровень Брюсселя и принимать решение коллегиально.

Две части диаспоры

Чтобы реально оценить шансы Эрдогана повлиять на голоса выходцев из Турции, нужно понимать, что представляет собой турецкая диаспора в Германии и каковы политические предпочтения немецких турок. В Германии, по разным подсчетам, проживает порядка 3–4 млн выходцев из Турции. В основном они живут в крупных городах на западе страны (Кельн, Дюссельдорф), а также в Берлине.

Политически турецкая диаспора Германии очень разрозненна. Она включает в себя весь спектр политических сил Турции: националистов, левых, курдов, исламистов и так далее. Так сложилось исторически, что в Германию приезжали не только далекие от политики турецкие рабочие и их семьи – сюда также убегали, спасаясь от преследований на родине, разнообразные политические активисты и их сторонники.

Если посмотреть на турецкую диаспору упрощенно, то она делится на две части. Большая часть проживающих в Германии турок – это так называемый консервативный сегмент. Выходцы из турецкой провинции, которые, как правило, заняты в сфере обслуживания и торговли. У них обычно многодетные семьи, женщины традиционно не работают, многие из них не владеют немецким языком на должном уровне, они поддерживают тесные связи с исторической родиной. Про таких турок в Германии говорят как о не поддающихся интеграции мигрантах.

Подавляющее большинство этой части диаспоры поддерживает нынешнее руководство Турции, за исключением некоторых сторонников религиозного движения Фетхуллаха Гюлена, признанного в Турции террористическим. Удивляться тут нечему. Любовь к турецкому режиму вполне объяснима: Эрдоган и его риторика им ближе, она своя – ставит религиозные и семейные ценности превыше всего и скептически относится к так называемому западному образу жизни. Именно эти немецкие турки ходят на митинги правящей в Турции Партии справедливости и развития, которые Анкара любит проводить в Германии перед различными политическими событиями в самой Турции. Что же касается немецкой политики, то консервативная часть турецкой диаспоры там практически никак не представлена.

Но есть и совсем другая часть турецкой диаспоры. Это выходцы из Турции, которые успешно интегрировались в немецкое общество, свободно владеют языком, имеют среднее или высшее образование, полученное в Германии. Они активно вовлечены в немецкую экономику. К сегодняшней Турции у них своеобразное отношение. Они, как и консервативные турки, с любовью отзываются о своей родине, но при этом, за очень редким исключением, критикуют нынешние турецкие власти и уж точно не восхищаются ими.

Эта часть турецкой диаспоры очень активна в немецкой политике. Многие являются членами политических партий Германии, в основном это социал-демократы и левые. Яркие представители этой части выходцев из Турции – сопредседатель Партии зеленых Джем Оздемир и уполномоченная федерального правительства по вопросам миграции Айдан Озогуз. Озогуз, кроме всего прочего, еще и первая женщина-мусульманка в Германии, занимающая министерский пост.

Попытка создать лобби

Хотя многие выходцы из Турции вовлечены в немецкую политику, а в самой Германии проживает 3–4 млн турок, оформленного турецкого лобби в Германии нет. Скорее наоборот, немецкие политики турецкого происхождения жестко критикуют нынешнее руководство Турции и лично президента Эрдогана. Они постоянно привлекают внимание к болезненным для Анкары вопросам: проблеме прав человека, свободе слова, курдской проблеме, исламизации страны и так далее.

До недавнего времени единственной точкой соприкосновения немецких политиков турецкого происхождения и нынешнего руководства Турции был вопрос евроинтеграции. И те и другие выступали за европейское будущее Турции. Но сейчас ситуация изменилась и здесь: турецкие власти все реже говорят о намерении вступить в ЕС, а порой и вовсе угрожают вынести вопрос о европейском будущем страны на референдум. Учитывая растущие антизападные настроения в Турции, подпитываемые властью и государственными СМИ, исход такого референдума предречен.

Правда, в последнее время Анкара попыталась найти в Германии лояльную политическую силу, но безуспешно, поэтому решила создать собственную протурецкую партию. В 2016 году выходцы из Турции основали в Кельне партию Альянс немецких демократов. Многие сразу же назвали ее зарубежным отделением эрдогановской Партии справедливости и развития. Партия апеллирует к консервативным ценностям и обещает защитить мусульман Германии от роста исламофобии и правых настроений. На предвыборных плакатах Альянса немецких демократов изображен не кто иной, как сам Эрдоган. Но, судя по опросам, популярность проэрдогановской партии крайне низка, и ей вряд ли удастся пройти в Бундестаг.

За кого голосуют турки

По предварительным опросам, большинство турок, которые могут участвовать в немецких выборах, отдадут свои голоса социал-демократам. До недавнего времени отношения Анкары и СДПГ были вполне позитивными. На выборах в 2005 году власти Турции, где уже тогда лидером был Эрдоган, открыто агитировали своих соотечественников, проживающих в Германии, голосовать за СДПГ и Герхарда Шредера, который в то время поддерживал курс Турции на евроинтеграцию в отличие от христианских демократов во главе с Меркель.

Но сейчас ситуация иная: нынешний лидер социал-демократов Мартин Шульц занимает более антитурецкую позицию, чем Меркель. В случае победы он обещает прекратить переговоры о вступлении Турции в ЕС, да и в целом отзывается о турецком режиме гораздо более критично, чем ХДС.

Турецкая диаспора численностью 3–4 млн человек выглядит могучей электоральной силой даже в 80-миллионной Германии, но тут надо учитывать, что далеко не все живущие в стране турки имеют право участвовать в немецких выборах. На предстоящих выборах проголосовать смогут только 1,25 млн турок, проживающих в Германии. То есть примерно треть от общего количества, причем это та треть диаспоры, которая лучше всего интегрирована в немецкое общество, придерживается в основном светских взглядов и скептически относится к турецкому режиму.

В Анкаре об этом прекрасно знают и не особенно рассчитывают, что проэрдогановский Альянс немецких демократов станет серьезной силой в немецкой политике. Показательные призывы Эрдогана не голосовать за врагов Турции рассчитаны прежде всего на тех немецких турок, кто по-прежнему имеет турецкое гражданство и голосует на турецких выборах и референдумах. Для Эрдогана гораздо важнее заручиться их поддержкой во внутритурецкой политике.

Как показали результаты голосования по поправкам в турецкую Конституцию, турки, живущие в Германии, поддерживают политический курс Анкары гораздо активнее, чем те, что живут в Турции. За предложенные Эрдоганом изменения в Германии проголосовали 60%, в то время как в Турции всего 51%. Для немецких турок с турецким гражданством образ сильного лидера и все более консервативной Турции оказывается гораздо привлекательнее, чем чуждые им западные ценности.

Турция. Германия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 21 сентября 2017 > № 2318264 Екатерина Чулковская


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 21 сентября 2017 > № 2318260 Иван Давыдов

Технология обиды. Как живая Матильда помогла мертвому Сталину

Иван Давыдов

Чему научила коммунистов история с «Матильдой»? Бьющиеся против гламурного фильма церебожники, похоже, и не знают, за что Николай Второй причислен к лику страстотерпцев. Важна не историческая правда, важен миф. Миф о великой России, растоптанной инородцами и безбожниками. Но от тезиса «святой государь неприкосновенен» до тезиса «любой государь свят» небольшая дистанция. У коммунистов есть прекрасный шанс эту дистанцию преодолеть, и комедия «Смерть Сталина» может стать в этом деле хорошим подспорьем

На официальном сайте КПРФ – показательная, достойная анализа речь высокопоставленного функционера. «Член президиума и секретарь ЦК КПРФ Сергей Обухов в разговоре с «360» заявил, что не слышал о фильме («Смерть Сталина» Армандо Ианнуччи), но подчеркнул, что провокация против Сталина – это провокация не против коммунистов, а против России. «Дискредитация лидеров страны, а тем более Верховного главнокомандующего в годы Великой Отечественной войны – это и принижение роли России в мировых делах, – сказал он. – Если Россия правопреемница и победы, и продолжательница СССР, то все вот эти инсинуации – очередная форма психологической войны против нашей страны в целом», – сказал Сергей Обухов.

Источник новости для официального сайта КПРФ, а следом и для всей страны – телеканал правительства Московской области «360», о существовании которого и в Московской области немногие слышали. Сами коммунисты, в том числе и ответственные за официальный сайт, спросить Обухова не догадались. Оно и неудивительно: Обухов честно говорит, что до заданного журналистами вопроса о фильме даже не слышал. Не слышал, но готов не просто обидеться, а также и разоблачить враждебные происки. Срабатывает понятный раздражитель: слова «Сталин» и «комедия» оказываются рядом, этого достаточно, чтобы в голове заслуженного коммуниста заиграл органчик.

«Матильда» и окрестности

Контекст и правда давит. Контекст – это борьба разнообразных обиженных граждан во главе с депутатом Натальей Поклонской против фильма Алексея Учителя «Матильда». Борьба настолько напряженная, что борцы уже начали жрать друг друга – Поклонская ликует по поводу задержания лидера движения «Христианское государство – Святая Русь» Алексея Калинина, который еще зимой грозился сжечь все кинотеатры, рискнувшие показать кощунственное кино, и даже заявляет, что его арест – ее рук дело.

Ранимые граждане обижаются не в первый раз. Обиды ранимых граждан – привычный фон российского бытия. Обижались на вагнеровского «Тангейзера» в постановке Тимофея Кулябина, на «Нуреева» в постановке Кирилла Серебренникова, на многие менее заметные спектакли и выставки, да что там – даже на рок-оперу «Иисус Христос – суперзвезда» Эндрю Ллойда Уэббера и Тима Райса. Это если не вспоминать про дело Pussy Riot, один из ключевых моментов становления зрелого путинизма, подаривший стране закон о защите чувств верующих, а заодно и фразу эксперта на телевизионном шоу, которая чувства обидчивых верующих характеризует исчерпывающе: «Кто вообще придумал эту ерунду про необходимость подставлять вторую щеку?»

Но Pussy Riot – особый случай. Прочие истории хоть и были резонансными, но их все же получалось списать на местечковую дурь, даже если дело происходило в столице. Война против «Матильды» – дело всероссийского масштаба, и дело явно успешное. В активе борцов – сожженный кинотеатр в Екатеринбурге, отказ крупнейшей сети кинотеатров от показа фильма «из соображений безопасности» и обильные рассуждения прогрессивной общественности про «православный ИГИЛ*» (впрочем, стоит упомянуть, наверное, что во времена скандала вокруг кулябинского «Тангейзера» модно было рассуждать про «православный "Талибан"»).

Как тут не соблазниться, не позавидовать чужому успеху, не встать грудью на защиту любимого тирана? Коммунисты готовы.

Два тезиса

Любителям людоеда обижаться на фильм Армандо Ианнуччи вроде бы немного странно. «Смерть Сталина» показали на фестивале в Торонто, критики довольны, хотя французский комикс, ставший основой для сценария комедии, говорят, скучный. Главный герой там не Сталин, а Хрущев (Стив Бушеми). Сталин умирает в самом начале, следовательно, у режиссера со сценаристами просто нет времени на его «дискредитацию».

Фильм о том, как интригуют людоеды помельче, как недооцененный коллегами весельчак Хрущев затевает заговор против грозного Берии и в конце концов получает трон. Кстати, это все действительно смешно. В России права на прокат купила продюсерская фирма «Вольга», за прокатным удостоверением в Минкульт пока никто не обращался (это утверждает сам министр Владимир Мединский, его тоже успели спросить, общество ждет битв за фильмы, журналисты греют ожидания). Мировая премьера – впереди. Но контекст важнее реалий и уж точно важнее содержания фильма.

Чему же научила коммунистов история с «Матильдой»? Бьющиеся насмерть против гламурного фильма про любовь наследника к балерине царебожники, похоже, даже и не знают, за что именно государь Николай Второй причислен к лику страстотерпцев. Иначе просто не стали бы отрицать общеизвестный факт – да, была по юности интрижка, в десятках мемуаров зафиксирована. Важна не историческая правда (хоть и странно ее требовать от художественного произведения, но это спор вечный), важен миф. Миф о великой России, растоптанной инородцами и безбожниками. Сегодня, когда Россия снова провозгласила себя великой, инородцы и безбожники подняли головы и пытаются Россию, олицетворяемую святым царем, убить еще раз. Об этом и речь, в этом и конфликт.

Но от тезиса «святой государь неприкосновенен» до тезиса «любой государь свят» не такая уж большая дистанция. И вот сейчас у коммунистов есть прекрасный шанс эту дистанцию преодолеть, и англо-французская комедия может оказаться в этом благом деле хорошим подспорьем.

Гимн человекоядцу

Все девяностые, когда возможность «красного реванша» казалась вполне реальной, коммунисты стряпали новую идеологию взамен похороненной под руинами СССР. Пытались скрестить марксизм-ленинизм с черносотенством и рассуждениями о величии тысячелетней империи. Потом пришел Путин и сначала, в 1999-м, конфисковал вершки этой идеологии.

Теперь докопались и до корешков, один из отцов дикого красно-коричневого коктейля Александр Проханов – у Путина в советниках, но коммунисты все равно чувствуют себя обделенными. Это их изобретение стало цементом для современной российской пропаганды, это их постперестроечные идеи про особый путь России, предательство элит в 90-е и мировой заговор против родины сделались мейнстримом, – но они-то вроде как и ни при чем. Марксизм с ленинизмом – за скобками формул государственного величия, а прочее досталось на прокорм единороссам, среди которых немало выходцев из проклятых девяностых.

К тому же есть скользкий момент – история политических репрессий и отношение к образу Сталина. Он, конечно, теперь не только тиран и убийца, но еще образцовый государственник, эффективный менеджер, Отец Победы. Однако все же – тиран и убийца. Памятники Сталину, как прыщи, вылезают то тут, то там, но ставят их отдельные энтузиасты, а не государство. Министр культуры уже не стесняется рядом с таким памятником позировать для фотожурналистов, но президент пока держится. Больше того, в Москве достраивают памятник не тирану, а его жертвам. Плюс – грандиозный храм в память о новомучениках, возведенный в том числе и на пожертвования больших людей с Лубянки, где настоятелем сам Тихон Шевкунов, а речь на открытии произносил Путин.

При этом Сталин для того представления о России, созданием которого бредит государственная пропаганда, много удобнее, чем, к примеру, неоднократно помянутый выше государь-страстотерпец. Сталин – победитель, Сталин – созидатель, Сталин – собиратель земель. В КПРФ этот шанс чувствуют и со времен последнего «патриотического подъема» натужно пытаются защитить светлое имя палача от либеральных нападок, а заодно – застолбить права на бренд, который для государства все-таки не совсем удобен.

Используют любую возможность. Ссылаются на данные соцопросов (соцопросы стабильно фиксируют рост позитивных оценок личности и деяний великого вождя, и заслуга здесь, конечно, пропаганды с ее образом России), вписывают Отца Победы в квазирелигиозный культ Победы, который фактически уже учредило государство.

Мелкий, но показательный пример – печальная история музея политических репрессий «Пермь-36». Опубликованный «Комсомольской правдой» донос местных коммунистов, которые усмотрели в экспозиции «Перми-36» «реабилитацию бандеровцев», сыграл, возможно, и не ключевую, но важную роль в деле разгрома музея. Отметим, как удачно донос был вписан в актуальный пропагандистский контекст, здесь чувствуется мастерство, здесь видна хватка.

«Смерть Сталина» в такой ситуации – просто подарок. Вспомним речь Обухова, с которой мы начали. Обухов фильма не видел и явно не знает, о чем он, но это не мешает ему почти на автомате воспроизвести все необходимые штампы: «дискредитация Верховного главнокомандующего» оказывается «принижением России в мировых делах», и все это прет на нас, как «Тигр» на выдуманных панфиловцев, с тлетворного Запада. «Очередная форма психологической войны», и даже объяснять не надо, кто войну развязал и почему сейчас. Это все от зубов отскакивает у любого современного пропагандиста вне зависимости от партийной принадлежности.

Есть Сталин, мог бы сказать Обухов, есть Россия. Нет Сталина – нет России. А дальше оскорбляться можно и на само название. Кто это решился утверждать, что Сталин смертен? Что это за гнусный плевок в нашу русскую душу?

Место на карте

Российский коммунизм не столько политическое учение, сколько религиозная вера, давно замечено, и не нами. Но и со стороны светских консерваторов у коммунистов в их борьбе за честь и достоинство генералиссимуса наметились союзники. Глава общественного совета при Министерстве культуры Павел Пожигайло (знаменитый, кстати, и нападками на «Матильду», и ценными идеями по защите детей от классической русской литературы) намерен добиваться права на «предпросмотр» фильма Армандо Ианнуччи.

Иные его аргументы – под стать обуховским: «Это спланированная провокация, которая имеет своей целью попасть в разные группы населения. Если история с Николаем Вторым – это православные люди, то история со Сталиным – это коммунисты. И то же самое, что сейчас с «Матильдой», возникнет и в коммунистических рядах. Я не удивлюсь, если одновременно появится фильм про имама Шамиля, например. Потому что еще один удар должен быть по мусульманам. Тогда это технология, просто технология цветной революции. По разным слоям населения можно выпустить 5–6 фильмов, и в России вспыхнет череда национальных конфликтов».

Но посещают министерского советника и более игривые мысли: «Если в фильме будет намек на какую-то любовь Иосифа Виссарионовича и Никиты Сергеевича, в западных фильмах такое практикуется, то, наверное, это будет не очень допустимо». Есть ли вещь страшнее любви однополой для настоящего русского консерватора? Нет такой вещи, а от Запада настоящий русский консерватор и не ждет ничего, кроме педагогона в афедрон. Кстати, в английской комедии, конечно, ничего такого нет, а вот в заслуженно не любимой господином Пожигайло русской литературе имеется. Но, по счастью для писателя Владимира Сорокина, роман «Голубое сало» Пожигайло, видимо, не читал.

Красные и белые консерваторы готовы совместно ринуться на защиту Сталина от западных хулителей – это ли не вожделенное национальное примирение, да еще и в год столетия октябрьского переворота? Ненависть к нормальному миру, умеющему ценить хорошую шутку, – идеальная скрепа для такого союза. Жаль, директор екатеринбургского цирка, клоун Анатолий Марчевский (кстати, видный единоросс) проиграл свою войну против фильма «Оно» по роману Стивена Кинга. Отлично смотрелся бы третьим в компании Обухова и Пожигайло.

Сама собой приходит на ум еще одна история с кинематографом – история борьбы Северной Кореи против фильма «Интервью», американской комедии про покушение на Ким Чен Ына. Прокат фильма в КНДР, естественно, и не предполагался, но некоторые действия северокорейской стороны кажутся знакомыми до боли. КНДР жаловалась в ООН, обвиняя авторов фильма в «спонсировании терроризма» и «развязывании войны». Корейские хакеры грозили организовать серию терактов в американских кинотеатрах. Россия здесь могла бы увидеть себя как в зеркале, и это зеркало совсем не льстит. Это как раз и есть то самое место на интеллектуальной карте мира, куда спихивают родину разноцветные консерваторы, озабоченные поточным производством обид.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 21 сентября 2017 > № 2318260 Иван Давыдов


Украина. Венгрия > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 21 сентября 2017 > № 2318259 Габор Штир

Венгерский эксперт: Украинский закон об образовании – это самоубийство

Новый закон «Об образовании», принятый парламентом Украины, 19 сентября направлен на подпись президенту Петру Порошенко. Обеспокоенность законом уже выразили Венгрия, Польша, Румыния, Болгария, Греция и Молдова. С особенно резкой критикой выступил венгерский МИД, назвав новый закон «ножом в спину Венгрии». Глава МИД Венгрии Петер Сийярто дал указание дипломатам не поддерживать ни одной украинской инициативы на международном уровне. Что именно вызвало столько громкое возмущение Венгрии и других соседей Украины? Об этом корреспонденту «Евразия.Эксперт» рассказал политолог Габор Штир, заведующий отделом внешней политики крупнейшей венгерской газеты Magyar Nemzet.

- Господин Штир, украинский закон «Об образовании» вызвал резонанс в ряде европейских стран. то именно вызывает недовольство Венгрии?

- В Венгрии давно не было такого единства политических сил: правительство и оппозиция вместе выступили по этому вопросу. У нас недовольство очень сильно, и говорят, что попробуют нажимать на все дипломатические педали и протестовать везде, где это возможно.

В Украине в Закарпатье живет 150 тыс. венгров – это 14-15% населения всего Закарпатья. В пяти районах число венгров превышает 50% населения.

Украина сейчас пытается строить национальное государство средствами Советского Союза. Мы часто слышали, как они страдали от Советского Союза, не могли разговаривать и учиться на украинском языке. Сейчас они забыли это и тем же самым образом относятся к нацменьшинствам.

- Какова была политика по отношению к нацменьшинствам на Украине до этого закона, и как он изменит ситуацию?

- После распада Советского Союза в образовании было все нормально. Венгры могли учиться даже до аттестата зрелости (в основном с венгерским финансированием). Есть высшая школа в Берегово, где студенты могут учиться на венгерском языке.

В целом новый закон нормальный, кроме седьмого параграфа о языках. Если все будет так, как в нем написано, после 2020 г. в Украине венгерские дети смогут учиться на венгерском языке только в детском саду и младшей школе (до четвертого класса). С пятого класса все предметы будут преподаваться только на украинском языке, и высшая школа также будет на украинском.

Все выступают против этого, так как это нарушает букву основного закона Украины и международные соглашения, не соответствует европейским ценностям. Украина с утра до вечера твердит о том, что идет в Европу и уважает европейские ценности, но это абсолютно им противоречит.

Мы понимаем, что в основном это геополитический проект, который придуман против русских, но касается он всех нацменьшинств. Против русских – это тоже не европейский подход. Если есть нацменьшинства, они должны получить возможность учиться и выражать себя на родном языке.

- Как украинские политики объясняют необходимость этого закона?

- По поводу венгерского нацменьшинства в украинском Закарпатье говорят, что это ее [Украины] граждане, и этим законом они только помогут им. Якобы если сохранится текущая ситуация, то дети не смогут поступать в университеты Киева, у них не будет перспектив, смогут учиться только в Будапеште.

Я не думаю, что те, кто живет на Украине, не должны говорить на украинском языке. Это нормально: если живешь там, то и говоришь на языке своего государства. Но на родном языке обязательно надо говорить.

Им стоит продумать, как обучать украинскому языку как иностранному. Сейчас эти методы не работают. Из-за этого венгры, румыны, поляки плохо говорят на украинском языке. В Украине на это отвечают, что на украинском долго не могли разговаривать – только последние 25 лет [начали], поэтому методы еще не выработаны. Тогда вырабатывайте, туда надо вкладывать.

Раньше большинство венгров плохо говорили на украинском и не могли поступать в Киев или в другой украинский вуз. Они шли в Берегово или в Будапешт. Теперь получается, что венгры не будут хорошо разговаривать по-украински, потому что эти методы так и не выработаны, но они и не будут знать математику, физику, химию, потому что будут слушать их на украинском языке. И предмет не знают, и язык не знают. До этого только язык не знали.

В украинской прессе это не главная тема, многие даже не знают о том, что Венгрия и ряд стран выразили протест. Уже появляются статьи о том, что протесты в Венгрии – это российский проект с целью усилить сепаратизм в Закарпатье. Это громко прозвучит в украинской прессе, если пойдет туда.

Педагогически – это тупик. Политически – это тупик и цинизм. Когда уже заключено соглашение об Ассоциации и безвизовый режим с Евросоюзом, стало «можно» это делать. Если говорить о правах человека, то это не европейский подход. Нельзя строить государство, вытесняя из него всех, кто не украинец. Украина – это многонациональная страна, для нее это – самоубийственный подход. После Майдана первые мысли были запретить русский язык. Теперь они наступают на те же грабли. Это тупик.

- Министр иностранных дел Венгрии Петер Сиярто употребил очень жесткую риторику, заявив, что Украина таким образом «вонзила Венгрии нож в спину»…

- Да, это очень точно. Мы пригласили к себе 2600 украинских ребят, которые страдали последние годы – месяц они отдыхали в Венгрии. Деньги даем на Закарпатье, дали газ через Венгрию, много делали жестов и в ответ на них получили это. Конечно, это цинизм и нож в спину.

- Венгрия намерена приостановить поддержку инициатив Украины в международных организациях. На Ваш взгляд, повлияет ли это на решение проблемы?

- Мы говорим об этом. Но тут важно еще то, что никто не хочет принимать Украину в Евросоюз в ближайшем будущем. Давить на Украину можно будет, если Венгрия, Польша, Румыния, Болгария, Греция, которые связаны с этой проблемой, вместе выступят на европейских площадках. Если выступит только Венгрия, ответ будет один: «Вы это делаете, потому что Венгрия – это пророссийская страна. Это [Владимир] Путин и [Виктор] Орбан вместе хотят отделить Закарпатье».

Только вместе получится чего-то добиться, тем более что это касается не только 150 тыс. венгров, но и 400 тыс. румын и молдаван. Немногим меньше, чем венгров, число поляков, проживающих на Украине. Многим это затруднит жизнь, и исчезнут эти нацменьшинства, если исчезнут языки.

- Какие варианты рассматриваются для разрешения конфликта?

- Пишут, что [Петр] Порошенко не подпишет этот закон еще год, хотя, мне кажется, что невозможно его дольше задерживать. Я не знаю, есть ли у него внутриполитическое пространство для маневра по этому вопросу. Другой вариант – из этого закона изымают языки Евросоюза. Тогда Венгрию он не затронет, но это тоже дискриминация: что будет с другими нацменьшинствами, которые не в Евросоюзе?

Есть третий вариант, более политический. Новый закон не касается крымских татар, потому что Украина определила их как коренное население. А венгры не коренные? Тысячу лет там живут. Тем не менее, если все будут определены как коренные меньшинства, тогда закон их тоже не коснется, но тогда он потеряет смысл, так как единственной целью его будет запрет русского языка.

- Как Запад отреагировал на новый закон?

- Обычно Запад не реагирует на вопросы, касающиеся нацменьшинств. Мы привыкли, что Евросоюз к этим вопросам нечувствителен. Но в какой-то группе в Евросоюзе уже начали изучать, что это за закон. Официальных заявлений не было, но он рассматривается. Американское посольство в Киеве одобрило новый закон об образовании.

- Украина сама как-то пытается решить возникшее противоречие?

- Чувствуется, что в дипломатических кругах Украины уже начали пытаться объяснить то, что необъяснимо, искать пути, как, сохранив лицо, выйти из этого тупика. Поссориться одновременно с Венгрией, Болгарией, Румынией, Польшей не в их интересах.

В последние два года уже обостряются польско-украинские отношения. Политически Варшава поддерживает Киев, но когда речь заходит об образовании, нацменьшинствах, историческом прошлом, начинаются споры.

Раньше невозможно было представить высказывание со стороны Польши, что с Бандерой Украину не ждут в Европе (об этом в феврале 2017 г. заявил лидер правящей в Польше партии «Закон и справедливость» Ярослав Качиньский – прим. «ЕЭ»). Качиньский и раньше критиковал Украину, но не так. В интересах Киева наладить отношения и не поссориться с западными соседями. В Венгрии есть надежда, что они придумают что-то, чтобы выйти из этого тупика. Что будет с другими нацменьшинствами – это еще вопрос.

Беседовала Юлия Рулева

Источник – Евразия.Эксперт

Украина. Венгрия > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 21 сентября 2017 > № 2318259 Габор Штир


Россия > Агропром. Финансы, банки > zol.ru, 21 сентября 2017 > № 2318016

Корней Биждов: без господдержки сельхозстрахования вложенные в АПК 242 млрд рублей окажутся ничем не защищены

20 сентября в Госдуме РФ состоялось очередное заседание рабочей группы Комитета по аграрным вопросам по подготовке законопроекта о внесении изменений в федеральный закон «О государственной поддержке в сфере сельскохозяйственного страхования». Помимо Национального союза агростраховщиков, в заседании участвовали представители Министерства финансов, Центробанка, страхового сообщества и ФГБУ «Федеральное агентство господдержки АПК».

Обращаясь к участникам заседания, президент НСА Корней Биждов заострил их внимание на том, что на сегодняшний день, по данным НСА, в 26 регионах не просубсидирован ни один из заключенных договоров страхования, по которым аграрии уже оплатили 50% стоимости полиса. Еще 12 регионов, планировавших заключать договоры по страхованию сельхозрисков с господдержкой, не смогли это сделать. Причина – отсутствие до настоящего времени нормативных документов, на основе которых оплачиваются субсидии, что вносит неопределенность в дальнейшие взаимоотношения страховщиков и сельхозпроизводителей. В связи с этим в ходе дискуссии депутат Госдумы Геннадий Кулик предложил возложить на Минсельхоз как обязанность по утверждению нормативной базы, так и ответственность за результат.

Планировалось, что на заседании на рассмотрение рабочей группы будет представлен согласованный всеми ведомствами – НСА, Минсельхозом, Центробанком и Минфином – документ. Так как ранее рабочая группа комитета Госдумы одобрила две трети поправок в закон по агрострахованию, инициированных НСА, – в целом, они совпали и с предложениями Минсельхоза. По остальным предложениям, хоть они и не вызвали принципиальных разногласий у участников обсуждения, требовалось провести доработку по согласованию позиций - ведомствам предстояло обсудить отдельные замечания и технические поправки. Обязанность по проведению дальнейших согласований была возложена на Минсельхоз, однако совместное заседание так и не состоялось.

В ходе заседания активное обсуждение у депутатов вызвало предложение о применении безусловных франшиз и об исключении из договоров порога гибели урожая, после которого аграриям по закону полагается страховая выплата.

«По статистике, более 40% отказов в страховой выплате происходит из-за того, что гибель урожая оказывается меньше, чем установленный порог, - говорит Корней Биждов. – По этому поводу к нам неоднократно обращались сельхозпроизводители из регионов. В связи с чем НСА выступил с таким предложением и вынес эту инициативу на рассмотрение рабочей группы. По сути, исключить порог гибели - это настойчивое желание самих аграриев». Корней Биждов подчеркнул, что снятие порога утраты (гибели) урожая кардинально не повысит стоимость полиса – актуарии уже провели расчеты. Применение же франшиз позволит сделать условия страхования гибкими с учетом возможностей сельхозпроизводителей, тем самым повысив их привлекательность у страхователей и в целом увеличив охват страхованием.

«На начало сентября уже 30 регионов объявили о ЧС, - отметил Корней Биждов. – Ущерб подсчитали еще не все хозяйства, но даже по тем, кто успел подать сведения, прямые выплаты из бюджета составляют 1,5 млрд рублей. Однако из-за снижения в этом году числа заключенных договоров, страхованием покрывается только 120 млн рублей ущерба. Во всех странах с развитым аграрным комплексом государство поддерживает своих сельхозпроизводителей, субсидируя, в том числе, расходы на страхование. Можно не помогать нашим аграриям, но тогда инвестированные в отечественный АПК деньги – а это сотни миллиардов рублей, по сути, будут ничем не защищены».

Россия > Агропром. Финансы, банки > zol.ru, 21 сентября 2017 > № 2318016


Казахстан. Киргизия > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 20 сентября 2017 > № 2318296 Султанбек Султангалиев

Встреча президента Казахстана Нурсултана Назарбаева с кандидатом в президенты Кыргызстана Омурбеком Бабановым стала причиной ноты протеста, которую власти соседнего государства предъявили официальной Астане.

По мнению кыргызских властей, встреча главы Казахстана с Бабановым отражает "предпочтение казахстанской стороны относительно будущего президента Кыргызской Республики".

Почему рядовая в расписании президента Казахстана встреча вызвала недоумение МИД Кыргызстана, в интервью Sputnik Казахстан прокомментировал политолог Султанбек Султангалиев.

- Может ли беседа президента Казахстана Нурсултана Назарбаева с одним из кандидатов в президенты Кыргызстана повлиять на исход выборов в соседней республике?

— Никаких опасений по поводу влияния на исход выборов в Кыргызстане от беседы президента Казахстана с кыргызским кандидатом Омурбеком Бабановым не может быть, хотя бы потому что количество этнических казахов среди граждан Кыргызстана составляет всего 0,5%. Собственно, данная встреча может навредить самому Бабанову, но подобный исход зависит от успешности информационной войны, развязанной против него оппонентами.

- Можно ли назвать эту ноту протеста МИД Кыргызстана скандальной?

- Полагаю, что нота кыргызстанского министерства иностранных дел вызвана, в первую очередь, обострившейся в ходе президентской гонки внутриполитической борьбой, то есть оппоненты Омурбека Бабанова из властных структур не преминули воспользоваться случаем, чтобы поднять шумиху, используя свои свой административный ресурс. Конечно, такой подход кыргызской стороны вызывает удивление, так как никакого вмешательства во внутренние дела нашего южного соседа в самом факте встречи одного из кандидатов в президенты не существует.

- Почему на ваш взгляд Нурсултан Назарбаев встретился с кандидатом? Может ли этот факт свидетельствовать о преследовании каких-то целей?

— Во-первых, от действующего президента Кыргызстана Алмазбека Атамбаева Акорде пришлось услышать немало шпилек в свой адрес. Аудиенция с кандидатом, который борется на выборах с выдвиженцем Атамбаева — это своего рода эмоциональное напутствие уходящему руководителю соседней страны и намек будущему президенту Кыргызстана на необходимость лояльных дружественных отношений впредь. Это, пожалуй, главный мотив встречи.

Во-вторых, сейчас трудно спрогнозировать, кто же победит на президентских выборах, и если Омурбек Бабанов выиграет, то он никогда не забудет Нурсултану Назарбаеву демонстративно проявленного внимания. В восточной политике такие дипломатические авансы весьма ценятся.

Ну и в-третьих, в случае победы одного из конкурентов – данная встреча не окажет никакого отрицательного влияния на двухсторонние казахстано-кыргызстанские отношения.

Личные эмоции будущего президента Кыргызстана не являются фактором, достойным внимания во внешней политике Казахстана.

Казахстан. Киргизия > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 20 сентября 2017 > № 2318296 Султанбек Султангалиев


Киргизия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 20 сентября 2017 > № 2317998 Денис Бердаков

Победу президенту Киргизии принесут «ключевые элитные игроки»

Вера элит в договороспособность кандидата станет одним из главных факторов, ведущих к победе на президентских выборах в Киргизии

«Суть политики в Киргизии — правильно взвесить вес тех или иных кланов и разделить все сферы так, чтобы не было сильных противоречий», — киргизский политолог Денис Бердаков озвучил ИА REGNUM свой взгляд на сложившуюся в стране предвыборную ситуацию.

ИА REGNUM: Почему из всех претендентов из своей же партии СДПК президент Киргизии Атамбаев выбрал Сооронбая Жээнбекова?

Приведу цитаты самого Алмазбека Шаршеновича, приведенную им по поводу этого кандидата в президенты.

«Я надеюсь, что мой надежный друг станет президентом».

«Я Сооронбая Жээнбекова знаю с 1995 года, я тогда был вместе с ним депутатом в парламенте. И буквально в первый же год мы создали фракцию «Реформа», в которую входило 29 депутатов из 70 и которая очень не нравилась тогдашнему президенту. Сооронбай Жээнбеков был моим замом, и все эти 20 с лишним лет я его знаю как глубоко порядочного, очень честного человека».

Итак, почему именно Жээнбеков? Во-первых, это давний и проверенный друг президента страны. Не перессориться за 20 с лишним лет в киргизской политике — это рекорд. Когда-то и Темир Сариев, и Омурбек Бабанов были в партии СДПК.

Во-вторых, Жээнбеков, при том, что он непубличный политик, решает ключевой и самый болезненный вопрос в киргизской политике — вопрос преемственности.

Две революции в Киргизии приводили к тому, что в министерствах и ведомствах вычищали иногда до 70% среднего и высшего руководства. Первые полтора-два года новые люди привыкали к своим кабинетам. Это никак не способствовало повышению управляемости системы, а институциональная память «отшибалась» напрочь. Тут Сооронбай Жээнбеков как человек без излишнего реформаторского зуда и грандиозных идей вполне подходит.

В-третьих, если бы Атамбаев выдвинул политика, представляющего север страны, то повторился бы традиционный для Киргизии сценарий: против кандидата объединились бы кланы и политики с юга, что создавало бы угрозу новой дестабилизации.

ИА REGNUM: А то, что он южный и еще склонен к религии? Звучит много критики и прогнозов, что страна превратится в оплот ваххабитов … как вы это оцениваете?

Жээнбеков умеренно религиозен. Почему был выбран южный кандидат? Ответ прост — 60% населения живут на юге Киргизии, и там социальная и культурная исламизация — это данность. Большинству избирателей на юге ближе кандидат, который не чужд исламских моральных принципов. Севера Киргизии это тоже касается, хотя и в меньшей степени.

Его основной конкурент Омурбек Бабанов в этом ему проигрывает. Электорат этого политика — Таласская, Иссык-Кульская и Чуйская область с меньшим количеством населения. Плюс Бишкек с традиционно низкой явкой.

Важно отметить, что накал экстремизма в целом по стране за последние полтора года удалось сбить. Кто-то уехал воевать в ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и там погиб. Киргизские правоохранительные органы (стоит им отдать должное) мобилизовались и взяли под контроль все мечети, нелегальные молельные комнаты. Почти каждую неделю происходят задержания подпольных групп различного толка. И за год в стране не было ни одного теракта.

Мнение о том, что при Жээнбекове в стране расцветет ваххабизм, — это страшилки. Радикальных призывов от него никто никогда не слышал. Сооронбай Жээнбеков — это в чем-то типовой киргиз, а киргизской культуре чужд максимализм. Здесь и коммунизм (восприняв его социалистическую подложку) восприняли позитивно, но не растворились в нем, ислам на территории республики давно, но традиционные верования и культурно-обрядовые «вещи» никуда не ушли. И в людях все это перемешалось.

Это я к тому, что Жээнбеков — это часть системы, он не может быть радикален, он показатель того, что есть и чем живет большая часть киргизского общества (минус Бишкек). А все радикальные исламские течения толком на территории Киргизии не приживаются.

Рост религиозного самосознания в стране продолжается, количество мечетей и медресе растет, и все это накладывается на сложнейшие процессы внутри общества по формированию общенациональной идентичности, поиска своего пути, который столетиями формировался из традиционных верований, обрядов, переработанного ислама ханафитского толка, советской модернизации, постсоветского плавания в рамках глобализации.

ИА REGNUM: Жээнбеков в начале гонки значительно уступал не только популярному и богатому Омурбеку Бабанову, но и некоторым другим лидерам-претендентам. Сейчас ситуация изменилась. У кого сейчас больше шансов?

В Киргизии реальный рейтинг и политическая общенациональная сеть лидеров есть у Алмазбека Атамбаева. Медийно раскручен, богат и умеет быстро и эффективно создавать политические и бизнес-проекты Омурбек Бабанов. Сооронбай Жээнбеков уступает до сих пор по медийной известности своему главному оппоненту — Бабанову.

Это объяснимо: Омурбек Токтогулович в политике уже давно. Начало его кампании показало, что он крутой игрок, давно готовился к выборам. По баннерам, рекламе в СМИ, работе с избирателями — он круче всех остальных кандидатов, вместе взятых. Впрочем, неизвестно, с каким багажом каждый придет ко дню выборов.

ИА REGNUM: Почему неизвестно?

Это и партийная машина работает (Жээнбекова поддерживает президентская партия СДПК — прим. ИА REGNUM ), и тот факт, что он был на посту премьера последний год. Но победу ему принесет следующее: южный электорат, верующие люди и, самое главное, политические элиты. Они уверены в его договороспособности.

В отношении Жээнбекова политический консенсус сложился. Да, за него не все элиты, но ключевые кланы юга за него, и на его сторону встает все больше северных. В Киргизии выборы президента, как раньше хана, — это всегда поиск политического консенсуса. Побеждает не самый сильный, медийный или богатый. Побеждает тот, кто устраивает большинство.

Атамбаев покидает свой пост, и он, по сути, поставил вопрос ребром: доверяете мне и вас устраивает та политика, которую я проводил, — тогда вот вам молодой и готовый на реформы премьер-министр Сапар Исаков, а президента выбирайте сами, но я рекомендую Сооронбая Жээнбекова, который гарантирует преемственность и стабильность всей системы. В день выборов 15 октября киргизстанцы буду голосовать за систему в целом, а это уже совсем другой расклад.

ИА REGNUM: Что со сторонниками у Омурбека Бабанова и Темира Сариева?

У Сариева даже нет своей парламентской партии (это крайне важно в системе, где парламентское большинство формирует правительство). Бабанов всем силен, но есть один большой, но могущий сыграть ключевую роль минус. Ему не доверяют ключевые элитные игроки, они считают его недоговороспособным. И это крайне серьезно.

Только честно выигранные выборы (и соответственно частичный транзит власти) — это залог того, что можно передать власть и завтра не начнется новый внеправовой передел власти. И именно поэтому действующий президент Атамбаев делает ставку на биометрические паспорта, на прозрачность и цифровизацию процесса выборов. Поэтому никаких 75% за кандидата от СДПК ждать не стоит. Это будут конкурентные выборы, а значит, предельно жесткие. Давно не помню, чтобы столько компромата сливали на ключевых претендентов.

Причем, скорее всего, не купят (хотя пару десятков миллионов долларов в выборы каждый кандидат вкладывает как минимум), не задавят админресурсом — тут скорее можно будет получить обратный эффект, особенно в случае второго тура.

Думаю, основным инструментом будет мобилизация населения в селах, городах. В Киргизии все четко знают, что будет конкретно ему, если на другой стороне республике семиюродный родственник получит тот или иной пост. Поэтому сейчас идет разумный торг. Только деньги и только административный ресурс — это не то, что даст выигрыш на выборах любому кандидату. Нужно договориться (т.е. четко определить зоны влияния и дать гарантии) с региональными элитам, нац. меньшинствами, родами, олигархами.

ИА REGNUM: У Сооронбая Жээнбекова шесть братьев и сестер и много родственников, не повторится ли ситуация как с первыми двумя президентами Киргизии Бакиевым и Акаевым, когда президентский клан управлял страной?

Да, такая опасность есть, и Омурбека Бабанова это не меньше касается. Она неизбежна при тех родоклановых и патронажных отношениях, которые сейчас доминируют в киргизском обществе. Даже самый принципиальный государственник или либеральный бизнесмен, когда на него надавят пара десятков родственников, откатывается к родовой идентичности. Сам это все видел, как человек с незапятнанной репутацией становился перед выбором: или остракизм, или он оправдывает родственника, который совершил преступление.

Именно поэтому сейчас Киргизия переходит к двухглавой системе управления, которая задумывалась после второй революции 2010 года. У недавно назначенного премьера Сапара Исакова больше полномочий, чем у его предшественников. Экономическая политика, конкретные проекты, огромный пласт кадровых назначений — это все прерогатива премьера, который опирается на парламентское большинство.

В целом спроектирована система, в которой президент и премьер будут друг друга дополнять, уравновешивать и создавать систему сдержек и противовесов. Не идеальную, но это хоть какой-то рабочий вариант на некоторое время.

ИА REGNUM: Насколько вероятно скатывание политической ситуации в Киргизии к силовому противостоянию между кандидатами, если один из них не согласится с итогами выборов?

Открытый конфликт может быть вызван отсутствием консенсуса в политических элитах республики. Пока что он есть, хотя напряжение и растет. Реальных кандидатов на пост президента два — это Омурбек Бабанов и Сооронбай Жээнбеков. Они лидеры гонки, все остальные кандидаты пиарятся с заделом на будущее. Никто из них не обладает реальным потенциалом к массовым беспорядкам. У всех перед глазами пример Садыра Жапарова, осужденного на длительный срок.

Да, Омурбек Бабанов обладает и финансовым, и организационно-техническим потенциалом к оспариванию итогов выборов. Но не думаю, что он на это пойдет. Бабанов, на мой взгляд, склонен договариваться. Особенно если выборы пройдут без фальсификаций.

ИА REGNUM: В последние год-полтора властная вертикаль в Киргизии усиливается, оппозиция утверждает, что в стране «закручиваются гайки». Откуда у местных властей взялись ресурсы на упрочнение своих позиций?

В киргизской политике всегда не хватает ресурсов на поддержание вертикали власти. Это усугубляется тем, что окружение первого президента Аскара Акаева и второго президента Курманбека Бакиева переводило на себя большую часть «ренты» (доход крупнейших бизнесов, «крышевание» международных проектов, захват чужого бизнеса, распределение госзаказов). Как итог — недовольная часть местной элиты сносила эти кланы.

Суть политики в Киргизии — правильно взвесить вес тех или иных кланов (их потенциал людской, организационный, ресурсный) и разделить все сферы так, чтобы не было сильных противоречий. Это огромное искусство. Я называю ее «устуканология».

ИА REGNUM: Поясните, пожалуйста

«Устукан» на киргизском языке — это кусок мяса с костями, который дается гостю. Каждому человеку за столом полагается своя доля в зависимости о его социального статуса, пола, родственных отношений и возраста. Получив не тот кусок мяса, гость может смертельно обидеться. Нужно быть тонким политиком и обладать полной информацией о всех гостях, чтобы нарезать корову, лошадь или барана на правильные куски и правильно распределить их между присутствующими.

Атамбаев за шесть лет своего правления создал систему, при которой во власть приходят те региональные элиты, которые опираются на серьезные патронажные сети и финансы (достаточно вспомнить парламентские выборы 2015 года). Это не создает конфликта среди влиятельнейших кланов и олигархов Киргизии и является залогом того, что они все не объединятся против главы государства.

Последние годы Киргизия жила на переводах трудовых мигрантов (2 млрд долларов в 2016 году), а вертикаль власти стабилизировалась за счет привлечения грантовых средств и кредитов, большая часть из которых шла на создание инфраструктуры. Улучшилось таможенное администрирование и сбор налогов (как итог усиления вертикали власти и, соответственно, управляемости), продажа лицензий на освоение месторождений стала приносить больше средств (права на разработку месторождения «Джеруй», к примеру, проданы за 200 млн долларов).

В ближайшие годы Китай, Россия (с перспективой понижения), а также монархии Аравийского полуострова будут ключевыми донорами Киргизии. Стране для сохранения вертикали власти нужны дополнительные деньги, которые она пока не может генерировать.

Григорий Михайлов

Киргизия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 20 сентября 2017 > № 2317998 Денис Бердаков


Россия. СФО > Миграция, виза, туризм > regnum.ru, 20 сентября 2017 > № 2317988

И медведи по улицам бродят: чем и почём Барнаул завлекает туристов

Суточный бюджет пребывания в столице Алтайского края не превышает 2,5 тыс. рублей на двоих. Развитие внутреннего туризма сдерживают высокие цены на авиаперелёты

Барнаул привлекает российских туристов не только «рублём» (столица Алтайского края входит сейчас в ТОП самых бюджетных городов для путешествий этой осенью), но и новыми достопримечательностями, а также — совершенствованием рынка туристических услуг. Об этом свидетельствует тот факт, что количество туристов, посетивших Барнаул за последние 5 лет, увеличилось почти вдвое: ежегодно сюда приезжают более 400 тыс. человек.

Барнаул — довольно молодой город (недавно ему исполнилось 287 лет), но его славная история известна далеко за пределами Сибири. Сюда хотел приехать поэт Александр Блок, намеревался поселиться Фёдор Достоевский (в письмах писателя город упоминается 45 раз). В разное время город посещали Иосиф Сталин и Никита Хрущёв: по итогам их визитов были приняты важные государственные решения. В начале 60-х Барнаул встречал Владимира Высоцкого: здесь актер и поэт и отметил свой 26-й день рождения. Его память горожане увековечили памятником (он был открыт в 2002 году).

Богатое наследие промышленника Акинфия Демидова, построившего сереброплавильный завод, и изобретателя паровой машины Ивана Ползунова барнаульцы пытаются сохранить посредством реализации проекта «Барнаул — горнозаводской город».

На создание инженерной инфраструктуры этого туркластера из федерального бюджета направили около 900 миллионов рублей. Также привлекли почти 2 миллиарда рублей частных инвестиций.

Туристические услуги в Барнауле представляют сейчас не меньше сорока фирм и еще больше — гидов, организующих экскурсии.

Кстати, из-за тёплой погоды летний экскурсионный сезон-2017 стартовал в Барнауле довольно рано — в первой декаде мая. Туристам предлагали традиционные маршруты: «Барнаул — горнозаводской», «Барнаул — купеческий», «Барнаул — литературный», «Барнаул — православный», «Барнаул — театральный», «Деревянное кружево», «Каменные сокровища». Также разработан очень интересный проект «Барнаул и барнаульцы в годы Великой Отечественной войны». Новинкой года стала «Фито-экскурсия» по ленточному сосновому бору, во время которой экскурсантам рассказывают о пользе местных растений.

Всего, по оценке заведующей отделом по развитию туризма Татьяны Сибиркиной, в городе на сегодня действуют более 30 экскурсионных маршрутов различной тематики, автобусных и пешеходных, ориентированных на детей и взрослых.

«Количество участников растёт ежегодно. Экскурсии посещают не только туристы, но и жители города. Так, в 2015 году на экскурсиях побывали 8,7 тысяч человек, в 2016 году с историей города познакомилось уже 11,1 тысяч человек (на 21% больше)», — пояснила она.

Напомним, наиболее активно преображение исторической части Барнаула ведется в последние два года. Прошлой осенью горожане получили новую лестницу в нагорный парк: это место, оборудованное скамейками и освещенными террасами, полюбилось многим горожанам. А в конце прошлой недели в «подарок» на 80-летие Алтайского края был открыт «барнаульский Арбат»: пешеходная улица в обрамлении старинных купеческих зданий (их тоже планируется реконструировать) несомненно повысит туристическую привлекательность Барнаула.

Следующим этапом реализации проекта станет сохранение уникального комплекса зданий «сердца Барнаула» — сереброплавильного завода.

Такими темпами, может быть, и до других архитектурных памятников дело дойдет. Если они, конечно, не успеют распасться на кирпичики от старости. Особенно актуально сказанное в отношении дома купца Поскотинова 1910 года постройки. Его реконструкция осложнена тем, что оно находится в федеральной собственности.

Как известно, Барнаул в число самых бюджетных городов для осенних путешествий ТурСтат включил потому, что стоимость проживания вдвоем в гостинице или апартаментах, обеда в кафе и посещения городского музея здесь минимальны.

Гостиничный бизнес в городе действительно заметно развился. Если в 80-е, 90-е годы в городе имелось лишь 5 гостиниц («Колос», «Центральная», «Сибирь», «Барнаул» и «Турист»), а в «нулевых» насчитывалось уже более 30 средств размещения, то на сегодняшний день в Барнауле их более 90. Стоимость апартаментов тоже разнится, но вполне можно найти предложения до 2 тысяч рублей.

Попасть в музей «Город» можно за символическую плату — 35 рублей, а в алтайский краеведческий — и вовсе вход бесплатный. Обед из трех блюд на двоих в кафе и ресторанах Барнаула обойдется в среднем около 600—800 рублей.

В 2016 году общий турпоток в Алтайский край составил более 2 млн человек. Прогноз по итогам текущего турсезона пока не так высок, как ожидалось.

«Ждали прирост на 10 процентов туристического потока, пока есть 5-процентный прирост. Туризм — очень погодозависимая отрасль. Но будем считать по итогам года, есть положительные предпосылки, например, существенный, на 20 процентов, рост авиапассажирских перевозок», — заявил накануне в ходе пресс-конференции алтайский губернатор Александр Карлин.

Между тем очевидно, что ещё одним фактором, сдерживающим развитие внутреннего туризма, является дороговизна авиаперелетов. К примеру, чтобы в одиночку совершить поездку из Москвы в Барнаул и обратно, потребуется заплатить не менее 25 тысяч за билет. Туристам из северной столицы такое путешествие обойдется дороже на 3—4 тысячи.

Впрочем, тех, кто по-настоящему влюблён в Алтай, это обстоятельство мало когда останавливало. Знаю немало историй о тех, кто приезжал сюда «на перекладных», автостопом, а то и вовсе пешком. И оставался здесь на всю жизнь. Так было и с нашей семьей. В послевоенное время мои самые дорогие фронтовики — бабушка и дед — осуществили свою мечту, перебравшись в Алтайский край из Амурской области. Их уже давно нет живых, но если бы они могли видеть Барнаул сегодняшний, уверена, им бы пришёлся по душе его преобразившийся облик.

Как уже сообщало ИА REGNUM, в первую десятку самых бюджетных столичных городов в регионах России, популярных у туристов, вошли города: Барнаул, Воронеж, Краснодар, Волгоград, Смоленск, Кемерово, Орел, Челябинск, Брянск и Ижевск. Пребывание в этих городах обойдется туристам от 2 до 2,5 тысячи рублей в сутки.

По данным ТурСтат, в 2017 году внутренний туризм в России может вырасти до 60 миллионов человек.

Светлана Шаповалова

Россия. СФО > Миграция, виза, туризм > regnum.ru, 20 сентября 2017 > № 2317988


Китай > Авиапром, автопром > regnum.ru, 20 сентября 2017 > № 2317986

Количество заказов на китайский самолет С919 достигло 730

Их них 130 — на проходящем в Пекине авиасалоне Beijing Aviation Expo — 2017

Количество заказов на китайский пассажирский авиалайнер С919 достигло 730, сообщает 19 сентября агентство «Синьхуа».

Китайская авиакомпания COMAC, являющая производителем лайнера, подписала контракты с четырьмя внутренними лизинговыми компаниями в количестве 130 единиц на семнадцатом авиасалоне Beijing Aviation Expo — 2017, проходящем в Пекине.

Это самое большое число заказов, которое было сделано на новейший китайский самолет с момента его первого полета, совершенного в мае 2017 года.

По словам вице-президента COMAC У Гуанхэя, компания продолжает тестовые испытания авиалайнера. Компания также планирует произвести еще шесть самолетов для испытательных полетов. Ожидается, что второй самолет осуществит свой первый полет уже к концу 2017 года.

Дальность полета авиалайнера COMAC С919 составляет 4075 км, что сопоставимо с усовершенствованным европейским Airbus 320 и новым поколением американского Boeing 737, отмечает агентство.

Напомним, что в настоящее время китайские инженеры заканчивают разработку первого китайского авиационного двигателя Changjiang-1000 (CJ-1000). Согласно текущим планам, к 2019 году все самолеты С919 будут оснащены новыми двигателями китайского производства. В планах уже к 2025 году начать оснащать китайскими двигателями Boeing 737 и Airbus 320.

Китай > Авиапром, автопром > regnum.ru, 20 сентября 2017 > № 2317986


Россия > СМИ, ИТ > comnews.ru, 20 сентября 2017 > № 2317639

Идентификация стремится на "удаленку"

Елизавета Титаренко

Поправки в 115-ФЗ ("О противодействии легализации и отмыванию доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма") об использовании Единой системы идентификации и аутентификации (ЕСИА) для удаленной аутентификации могут вступить в силу к середине 2018 г. Поправки позволят кредитным организациям открывать для новых клиентов счета без их личной явки в банк. Пока посещение банковского офиса для такой цели обязательно, и это сдерживает большую часть банков от перехода на digital-обслуживание клиентов, считают игроки рынка.

Поправки в 115-ФЗ предполагают первичную очную явку физлица в одно из отделений банка, сотрудник которого зарегистрирует человека и соберет его биометрию, в частности, сделает фото, которое потом будет занесено в ЕСИА. "Помимо банков мы в ближайшее время планируем расширить список организаций, которые смогут собирать биометрию, - до МФЦ, удостоверяющих центров и точек выдачи паспортов", - рассказал директор проектного офиса по цифровой идентичности "Ростелекома" Иван Беров, отвечая на вопрос корреспондента ComNews во время II конференции о трансформации клиентских операций для банков ABBYY Digital Banks. Напомним, "Ростелеком" выступает подрядчиком по созданию в России Единой биометрической системы (ЕБС, до недавнего времени она называлась "Национальная биометрическая платформа").

По словам Ивана Берова, в сентябре должно состояться первое чтение поправок в 115-ФЗ. Он рассчитывает, что во время осенней сессии документ пройдет все три чтения и после будет утвержден. "Законопроект предполагает отлагательную норму в 180 дней, соответственно в середине 2018 г. документ, если все сложится удачно, вступит в силу", - отметил Иван Беров.

Механизм удаленной идентификации также предполагает, что правительство установит минимальный порог схожести фотографии на документе и фотографии, сделанной через смартфон. Требования к оборудованию и условиям для съема биометрии пока не готовы, но "Ростелеком" обещает их в скором времени представить банкам. Это нужно для того, чтобы кредитные оганизации смогли оценить затраты на оборудование и скорость его установки в розничных офисах.

По словам Ивана Берова, "Ростелеком" активно сотрудничает с вендорами биометрических технологий и планирует, что платформа для проведения удаленной идентицифкации будет мультивендорной. С точки зрения технологической реализации планируется организовать облачную платформу с использованием open API. Таким образом она будет открыта для интеграции с ПО различных биометрических вендоров. На первом этапе основными биометрическими данными будут голос и лицо, потом добавится радужная оболочка глаза и рисунок линий на ладони.

"Банковский сектор переживает кризис. Мы достигли той же точки, что и телекоммуникационные компании в начале 2000-х годов: стоимость владения инфраструктурой превышает маржинальность услуг. Вопрос сейчас будет стоять так: будут ли выбирать вас клиенты, если вы не предоставляете определенных услуг. Facebook и WeChat реализовали настолько гибкую платформу, что если мы сейчас не подготовимся, то не банки друг другу будут страшны, а крупные площадки", - отметил Иван Беров. По его словам, надо шаг за шагом менять клиентский опыт, переводить его в digital и обеспечивать максимально быстрое и комфортное взаимодействие банка с клиентом.

"Ситуация будет похожа на ту, что сложилась на рынке мобильной связи: тарифы у всех примерно одинаковые, поэтому клиенты выбирают оператора по каким-то другим критериям", - согласен менеджер по работе с финансовыми организациями компании Abbyy Алексей Кирьянов.

Представитель пресс-службы Сбербанка рассказал корреспонденту ComNews, что для тех, кто еще не стал клиентом банка, процедура идентификации по документу, удостоверяющему личность в присутствии гражданина, является требованием 115 ФЗ. "Это существенно ограничивает возможности для оказания услуг в "цифровом мире". Сбербанк активно участвует в развитии удаленной идентификации и поддерживает инициативы ряда рабочих групп, организованных на площадках Банка России, Ассоциации Финтех и Сколково в рамках программы "Цифровая Экономика". Мы видим большие перспективы и возможности для развития подобных решений, так как эти сервисы делают услуги банков и других участников цифровой экономики доступнее для пользователей, значительно удобнее и безопаснее", - подчеркнул он.

Сбербанк также делает ставку на инновационные способы, прежде всего биометрические, и готовит к выводу в промышленную эксплуатацию ряд сервисов удаленной идентификации уже до конца текущего года, подчеркнул сотрудник банка.

Начальник управления цифровой трансформации банка ВТБ Алексей Чубарь считает, что в скором времени единая биометрическая система идентификации (ЕСИА и ЕБС) будет масштабирована практически на все банки. "Это позволит проводить идентификацию клиента без предъявления документов. На данный момент существует ограничение регулятора, согласно которому клиент все же обязан явиться для первичной идентификации в банк. Надеемся, что в перспективе нормативная база регулятора изменится, и это позволит проводить идентификацию клиента без явки в офис", - сказал он.

"Банкам очень не хватает единой законодательно разрешенной системы по идентификации клиентов. В Ассоциации Финтех есть проект единой системы идентификации и аутентификации банковских клиентов. Суть системы такова, что в ней надо будет один раз идентифицироваться, и после этого человек может стать клиентом любого банка без физического присутствия в отделении. Но в этой системе пока нет информации, в том числе и биометрической", - отметил директор по архитектуре и стратегии Альфа-Банка Сергей Радул. Он выразил надежду, что в ближайшие годы такая информация в системе появится и она заработает.

Россия > СМИ, ИТ > comnews.ru, 20 сентября 2017 > № 2317639


Россия > СМИ, ИТ. Транспорт. Авиапром, автопром > comnews.ru, 20 сентября 2017 > № 2317636

Беспилотники помогут "Почте России" с доставкой посылок

Анна Устинова

ФГУП "Почта России" начнет тестировать доставку почтовых грузов дронами (беспилотными летательными аппаратами, БПЛА). Об этом заявил генеральный директор "Почты России" Николай Подгузов на пресс-конференции в рамках форума генеральных директоров почтовых служб мира. Пилотный проект российский почтовый оператор планирует запустить в первом-втором квартале 2018 года в Якутии.

Главной целью проекта, по словам главы "Почты России", станет тестирование доставки посылок от сортировочных центров до удаленных отделений почтовой связи (ОПС) с помощью дронов, которые могли бы перевозить грузы от 50 до 300 кг. Николай Подгузов отметил, что данная инициатива - не задача для немедленного внедрения, тем не менее в отдаленных районах потребности в доставке грузов существуют.

Глава "Почты России" подчеркнул, что для успешной реализации проекта необходимо соответствующее государственное регулирование. Точных затрат, выделенных компанией на выполнение данной инициативы, он не назвал.

"Автоматизация, робототехника и дроны – это те направления, по которым мы планируем развиваться", - отметил глава "Почты России". Он рассказал про ребят, которые на чемпионате WorldSkills в Казани представили для "Почты России" специального робота, cпособного брать посылку и доставлять ее в отделение почтовой связи к окошку, чтобы выдать получателю. Николай Подгузов отметил, что подобные технологии почтовая служба обязательно будет внедрять.

Его коллега, глава национальной почтовой службы Турции (РТТ) Кенан Бозгейик, присутствовавший также на конференции генеральных директоров почтовых служб мира, отметил, что турецкое ведомство пристально следит за всеми новинками технологической отрасли и старается по возможности их внедрять. "В частности, одна из таких инноваций – это так называемые каргоматики, т.е это автоматические грузовые автомобили, которые мы начали использовать и планируем представить этот проект на следующей неделе на международной почтовой выставке в Женеве", - отметил он. Кенан Бозгейик сообщил, что почтовая служба Турции также работает с дронами и собирается начать активное использование БПЛА для доставки посылок в 2018 году. "Но, конечно, надо смотреть на это реально, мы не можем организовать доставку всех возможных посылок с использованием дронов в ближайшем будущем с учетом территориальных особенностей нашей страны", - добавил он.

Генеральный директор Всемирного почтового союза Бишар Хусейн подчеркнул, что технологии не являются монополией какой-то конкретной отрасли в государстве. Он указал на два технологических подхода: автоматизация и механизация внутри почтового отделения, которые способны сделать работу службы более эффективной. При этом Бишар Хусейн скептически отнесся к идее использования дронов и говорил на эту тему с осторожностью. Он отметил, что ему трудно представить как множество посылок "будет летать по небу". Директор Всемирного почтового союза заявил, что данная услуга – не вопрос завтрашнего дня. Однако доставка дронами лекарств и донорской крови в отдаленные районы уже делается, добавил Бишар Хусейн.

Председатель комитета по стандартизации Ассоциации компаний интернет-торговли (АКИТ) Александр Логун отметил, что настороженно относится к инициативе доставки грузов при помощи дронов в России. Он объяснил это тем, что процесс никаким образом не отрегулирован в настоящий момент: не существует никаких правил доставки, не продуманы пути, позволяющие оптимизировать процесс. "Есть такая проблема как кражи дронов, управление дроном можно перехватить, они могут просто не долететь до пункта назначения по техническим причинам. А поскольку это доставка посылок, например, товаров из интернет-магазинов – то это дорогостоящие товары. Кто в данном случае возьмет на себя ответственность?", - задается вопросом эксперт.

По его словам, требуется жесткий контроль и развитие индустрии доставки при помощи дронов. "Пока это не будет выработано на общем уровне или совместно с другими логистическими компаниями - это не будет очень эффективно", - добавил Александр Логун. Он считает, что логистические компании могут сами договориться о стандартах, при этом участие государства не обязательно. По словам эксперта, это перспектива ближайших пяти-десяти лет. Запустить проект в следующем году, по оценкам Александра Логуна, будет нереально. Однако, он положительно оценил тот факт, что "Почта России" задумывается об инновационности своей логистики и развитии инфраструктуры.

Председатель комитета по стандартизации АКИТ сообщил, что об успешности проекта можно будет говорить, если доставка дронами будет дешевая и быстрая, по сравнению с традиционными способами доставки. Он добавил, что это позволит "Почте России" значительно увеличить свою долю в интернет-торговле. Также эксперт из АКИТ заверил, что компания готова предложить свою помощь "Почте России", если это потребуется, например, в составлении некоторых стандартов по доставке дронами.

Отметим, что интерес к доставке грузов при помощи беспилотных летательных аппаратов проявляют и компании из других сфер. Например, летом текущего года Сбербанк провел эксперимент в рамках которого осуществил доставку денег при помощи беспилотного летательного аппарата. Специальный дрон перевез груз, преодолев дистанцию в 10 км со скоростью 180 км/ч. В Сбербанке отмечали, что будут продолжать испытания по доставке наличных денег посредством дронов. (см. новость ComNews от 19 июня 2017 г.).

Еще осенью 2015 г. оператор мобильной связи Yota (ООО "Скартел") начал проект по доставке SIM-карт дронами. В специальных местах (Yotaport), установленных в четырех точках Москвы, пользователи могли подключиться к Yota. Сначала нужно было самому прийти к Yotaport с паспортом, там сотрудник Yota помогал заполнить и подписать заявление на оказание услуг, а потом вызывал "летающего курьера", который появлялся через пару минут. База летательных аппаратов вместе с SIM-картами располагалась в соседнем здании, в нескольких сотнях метров (см. новость ComNews от 3 сентября 2015 г.). Однако уже весной 2016 г. оператор остановил проект из-за изменений в законодательстве, регулирующих использование беспилотников. Они повлияли на стоимость доставки дронами: она выросла более чем в два раза, и это сделало проект экономически неэффективным (см. новость ComNews от 13 апреля 2016 г.).

Россия > СМИ, ИТ. Транспорт. Авиапром, автопром > comnews.ru, 20 сентября 2017 > № 2317636


Россия > СМИ, ИТ. Транспорт > comnews.ru, 20 сентября 2017 > № 2317635

"Яндекс" проникает в автомобили

Анна Устинова

"Яндекс" представил "Яндекс.Авто" - платформу для мультимедийных систем автомобилей, оснащенную голосовым управлением и единым интерфейсом, разработанным специально для использования за рулем. В "Яндексе" отмечают, что при помощи сервисов платформы "Яндекс.Авто" водители в дороге смогут, не отвлекаясь от вождения, решать множество задач: выбрать полосу для маневра, ответить на звонок, включить музыку.

В компании сообщили, что первые автомобили со встроенным "Яндекс.Авто" появятся в продаже уже этой осенью. Первыми моделями автомобилей, в которые будет встроена данная платформа, станут Toyota Camry Exclusive и Toyota Rav4. Они поступят в продажу в октябре. Также "Яндекс" подписал меморандумы о сотрудничестве с компаниями "Ягуар Ленд Ровер", "АвтоВАЗ", "Форд Соллерс Холдинг" и "КамАЗ".

"Яндекс.Авто" способна реагировать на голосовые команды. Например, по голосовой команде система может проложить маршрут, или включить радиостанцию. Сервис также сможет отвечать на вопросы водителя (например, сообщить рассчетное время пути до пункта назначения) и выводить на экран важные сообщения. "Кроме того, с помощью "Яндекс.Авто" автопроизводители могут поддерживать связь с водителем - скажем, напоминать о техобслуживании", — говорит руководитель лаборатории автомобильных решений "Яндекса" Андрей Василевский. За голосовое управление в машине отвечает комплекс речевых технологий SpeechKit.

"Яндекс.Авто" можно адаптировать для каждой марки или даже модели: например, изменить набор встроенных продуктов или выполнить дизайн в фирменном стиле", - отмечает Андрей Василевский. Сроки и стоимость разработки платформы "Яндекс.Авто" в компании не раскрывают.

В пресс-службе "Яндекса" отметили, что в рамках этого проекта главную задачу видят в развитии сферы connected cars (автомобили, подключенные к сети Инернет) вместе с автопроизводителями и стремлении еще лучше решать задачи автомобилистов. "Что касается формата сотрудничества с автопроизводителями, то это license fee (плата за лицензию). Это базовое решение, однако бизнес-модель может поменяется вместе с тем как изменится сфера connected cars", - сообщил представитель пресс-службы компании "Яндекс". По его словам, сфера автомобильного мультимедиа - естественная среда для сервисов компании. "Встраивать навигационные и информационные сервисы напрямую в автомобили изначально было нашим видением. Мы уверены что сфера connected cars развивается и будет расти, а у "Яндекса" есть технологии, которые помогут и автопроизводителям и автолюбителям", - отметил представитель компании.

Также в компании уточнили, что у каждого автопроизводителя подключение мультимедийной системы к сети Интернет устроено по-разному. Самые распространенные варианты: LTE/3G/GRPS-модем, Wi-Fi от смартфона, Интернет от смартфона, подключенного по USB. При этом в "Яндексе" отметили, что в будущем готовы изучать возможности партнерства с кем-либо из операторов "большой четверки" для реализации совместного предложения, включающего платформу "Яндекс.Авто" и услугу беспроводного доступа в Интернет.

В пресс-службе "Яндекса" отметили, что аналогичные "Яндекс.Авто" системы в целом на рынке существуют, среди них Android Auto и Apple CarPlay. "Но нам не известно об их широком распространении на российском рынке", - отметили в "Яндексе".

По оценкам начальника управления операциями на российском фондовом рынке ИК "Фридом Финанс" Георгия Ващенко, в месяц в России продается порядка 130 тысяч легковых автомобилей. Эксперт полагает, что "Яндекс" нацелится на ключевые модели автомобилей и его доля рынка в сегменте платформ для мультимедийных систем автомобилей до конца будущего года не превысит 25%.

"Если рассчитывать на срок автомобиля три года, то вложения окупятся за счет таргетированной рекламы в приложениях. Кроме того, компания может рассчитывать на то, что вырастут продажи приложений, таких как "Яндекс.Музыка", которая дает от 150 рублей в месяц. Возможно, за место в мультимедийных системах развернется борьба поисковиков", - отметил Георгий Ващенко.

Аналитик ГК "Финам" Леонид Делицын, рассуждая о конкурентах "Яндекса" по данному сегменту рынка, отметил, что на рынке будут работать не только прямые конкуренты, то есть другие интернет-гиганты, но и стартапы, и компании, которые разрабатывают гаджеты, электронику, и т.п. По словам аналитика, для "Яндекса" данный проект – это попытка выйти на автомобильный рынок.

"В отличие от своего наиболее опасного конкурента, Google, российский поисковик пока не имеет ресурсов для расширения на три крупных и важных рынка будущего: рынок мобильных операционных систем, рынок гаджетов и рынок беспилотных транспортных средств", - считает Леонид Делицын.

По его словам, первый из них в ближайшее время будет занят Google. Полноценный выход на рынок гаджетов и беспилотных транспортных средств требует многомиллиардных затрат, отметил аналитик. "Google будет постепенно отбирать долю рынка у конкурентов на поисковом рынке, проникая через эти новые каналы - из гаджетов, из устройств, из автомобиля и т.п.", - считает Леонид Делицын. "Поскольку "Яндекс" думает о будущем, его задача - остаться в поле зрения пользователей. Из поля зрения пользователей смартфонов компания Google российский поисковик наполовину уже выдавила - теперь надо бороться за другие каналы доступа", - отметил аналитик.

Россия > СМИ, ИТ. Транспорт > comnews.ru, 20 сентября 2017 > № 2317635


Япония. Россия > Авиапром, автопром > forbes.ru, 20 сентября 2017 > № 2317609 Осаму Масуко

Президент Mitsubishi Motors Осаму Масуко: «Меры господдержки считаю недостаточными»

Алексей Сивашенков

Корреспондент Forbes

Российский авторынок возрождается, но сможет ли он выйти на докризисные показатели, зависит не от усилий автокомпаний, а от долгосрочной политики государства.

Производство внедорожника Mitsubishi Pajero Sport на заводе в Калуге, ранее замороженное из-за экономического кризиса, будет возобновлено. Предполагается, что в год будет выпускаться 7000 автомобилей. Для этих целей штат «ПСМА Рус» будет увеличен на 440 человек, предприятие перейдет на двусменный режим работы. Кроме того, японская компания заявила об увеличении прогноза продаж с 20 000 до 30 000 автомобилей до конца текущего финансового года. Все говорит о том, что отечественный авторынок постепенно возрождается, но сможет ли он выйти на докризисные показатели и продолжить развитие, зависит не от усилий автокомпаний, а от долгосрочной политики государства. Об этом Forbes рассказал президент Mitsubishi Motors Corporation Осаму Масуко.

Возобновление производства Mitsubishi Pajero Sport в Калуге свидетельствует об оптимистичном видении российского рынка. Наблюдающееся сейчас восстановление спроса — устойчивый тренд?

Не сомневаюсь в грядущем росте продаж: в прошлом году мы реализовали 16 000 автомобилей, планы на 2017 год — уже 30 000. Однако в истории нашей компании были периоды, когда мы продавали в России более 100 000 машин за год. То есть мы знаем, что ваш рынок обладает мощным потенциалом. Но будет ли он в полной мере реализован, зависит от государства.

Скажется ли запланированное увеличение продаж на дилерской сети?

Конечно, мы думаем о расширении. Не так давно у нас появился партнер в Новосибирске, сегодня практически достигнута договоренность с компанией в Нижнем Новгороде. Параллельно ведутся переговоры с дилерами в еще нескольких городах.

Как вы оцениваете действующие меры государственной поддержки?

Считаю их недостаточными. Речь, впрочем, идет не о стимулировании покупательского спроса или поддержке автокомпаний, а о развитии производства автокомпонентов. Эта индустрия является ключевой для отрасли, однако реализуемая в России политика слабо ее охватывает.

Почему она так важна?

Собственное автомобилестроение — то, к чему стремится любая развитая страна. Это один из локомотивов роста экономики. Однако ничего не может расти без корней: в данном случае, индустрия выпуска автокомпонентов выступает в роли густой корневой системы, обеспечивающей приток инвестиций, создание дополнительных рабочих мест, и так далее. Если вы не выпускаете 100% компонентов внутри страны, происходит дисбаланс.

Решает ли проблему стратегия развития автомобильной промышленности до 2025 года, представленная Минпромторгом?

Заложенные в ней идеи фундаментально правильные. Но автомобилестроение требует определенных масштабов. То есть 2-3 компании, производящие детали, это неподходящий для нас масштаб. Нужно, чтобы такое производство не просто появилось в России, но стало действительно конкурентной отраслью промышленности.

Без этого документ начинает расходиться с реальностью. Например, российское правительство планирует расширять экспорт автомобилей. Однако для реализации этого плана необходимо добиться конкурентоспособной цены без потери качества. Как можно об этом говорить, если до сих пор автокомпании вынуждены импортировать детали?

Что можно было бы предпринять?

Одним из вариантом могло бы стать привлечение иностранных компаний разнообразными преференциями. Например, снижением или даже полной отменой пошлин на ввоз оборудования для подобных производств. Если не заниматься этим, выпуск автокомпонентов так и останется на сегодняшнем — довольно низком — уровне.

Почему налаживанием локального производства не могут заняться автопроизводители, уже пользующиеся поддержкой государства?

У нас просто нет интеллектуальных прав на выпуск целого ряда компонентов. Ведь самая типичная модель развития авторынков в мире — это когда сначала появляются компании-производители компонентов, а вслед за ними в страну приходят автокомпании и налаживают сборочное производство из выпускаемых деталей.

То есть мы с самого начала пошли не по тому пути?

Нет, я не скажу, что Россия ошиблась. Вы сейчас на пути, который проходят многие страны. Это как притча про курицу и яйцо: чтобы зайти на рынок, производителям автокомпонентов требуются определенные объемы выпуска машин. Но мы не можем их обеспечить, пока они не придут. Получается дилемма, которая должна быть решена государством. Некоторые страны выходят из положения, создавая индустриальные парки, предлагающие резидентам значительные налоговые и таможенные льготы.

Такие парки создаются в России, но взрывного интереса со стороны компаний-производителей не наблюдается.

Посмотрите как это сделано в Японии. Они открываются везде, где существуют крупные автомобильные кластеры: под Иокогамой, Наго и так далее. Это упрощает логистику, позволяет предприятиям работать, не имея товарных запасов. Соответственно, в России такие территории должны появиться под Санкт-Петербургом, около Калуги, там, где есть потребность в автокомпонентах.

Япония. Россия > Авиапром, автопром > forbes.ru, 20 сентября 2017 > № 2317609 Осаму Масуко


Россия. СФО > Транспорт > forbes.ru, 20 сентября 2017 > № 2317597 Роман Троценко

Кооператив и озеро: чем сегодня живет Байкал

Антон Иванов

журналист

Миллиардер Роман Троценко инвестирует в аэропорт «Байкал» 3 млрд рублей. А что происходит с самим озером?

Новость о том, что Роман Троценко F 55 собирается превратить аэропорт «Байкал» города Улан-Удэ в авиахаб, вызвала огромный интерес: через пять лет аэропорт сможет обслуживать 1 млн пассажиров в год. То есть в регионе будет больше туристов. Чтобы эта новость была хорошей, придется активнее защищать крупнейшие природные запасы пресной воды от последствий наплыва гостей. Одним из ярых защитников и борцов за экологию озера выступает компания En+ Group Олега Дерипаски F 23.

Защитная реакция

2017 год в России объявлен годом экологии и особо охраняемых природных территорий — по той причине, что самая первая такая территория в нашей стране появилась ровно 100 лет назад: 11 января 1917 года на Байкале был создан Баргузинский заповедник. Не менее важным годом для сохранения экологии озера стал 1996-й, когда ЮНЕСКО включило Байкальский участок площадью почти 9 млн га в Список всемирного наследия.

Статус всемирного наследия помогает озеру: во многом благодаря международным акциям протеста (тут подключились все: от профессоров и глав структур ООН до дворников) было остановлено строительство нефтепровода компании «Транснефть» по берегу Байкала. 26 апреля 2006 года Владимир Путин заявил о необходимости отодвинуть нефтепровод от берега озера.

Штука в том, что есть и негативные стороны. Поток туристов на Байкале рос год от года, но после падения цен на черное золото, а следом и обвала рубля в 2014-м, количество туристов из Китая стало зашкаливать (От Пекина до Улан-Удэ лететь 4 часа, до Иркутска — на час меньше). Сейчас планируется строительство совместных российско-китайских гостиничных комплексов на $11 млрд — к таким количествам гостей Байкал не готов, нужна соответствующая инфраструктура с современными системами очистки сточных вод. Отдыхающие и туристы убирают за собой далеко не всегда и именно это, вместе с нехваткой банальных туалетов на берегах Байкала, становится серьезной проблемой для озера. Для того, чтобы упорядочить «дикий» туризм в районе Байкала и минимизировать ущерб для прибрежных экосистем, в 2003 году ученые и волонтеры начали строительство «Большой Байкальской тропы», а точнее — системы туристических экологических троп, запланированная длина которой около 1800 километров. Тропа преграждает путь низовому пожару, препятствует процессу уничтожения растений.

Еще одна угроза Байкала, не дающая экологам спать спокойно — планы Монголии по строительству ГЭС на реке Селенга, главной водной артерии Байкала.

Целлюлозно-бумажный комбинат против здравого смысла

На Байкальском ЦБК работали более 2000 человек и, как бы ни радовало закрытие этого предприятия в 2013 году «зеленых», спасаясь от экологической катастрофы образовались предпосылки для катастрофы социальной. Надо ведь еще найти, чем занять бывших работников предприятия. В противном случае, многие просто займутся браконьерством, от чего страдать, опять же, будет озеро. Для решения проблем в Иркутской области открыли Школу Экологического Предпринимательства (ШЭПР). Сделано это силами местных энтузиастов и компании En+ Group Олега Дерипаски F 23. Школа, родившаяся на проблеме моногородов, лишившихся ключевого предприятия, проводит всего лишь две очные сессии в год (обычно это 4-5 дней почти круглосуточной работы местных предпринимателей с тренерами и консультантами по теме развития бизнеса), но на них не просто учат, а устраивают глобальный мозговой штурм по развитию бизнеса, в результате которого совместными усилиями находят решения. Например, идея дополнить производство меда гончарной мастерской (чтобы фасовать продукт в горшочки), привела к появлению у производителя дополнительной линии товаров: гончарной посуды и керамических сувениров.

Самое интересное, что после закрытия БЦБК экологи зафиксировали рост загрязнения озера. Это означает, что угроза осталась и эта угроза — сам человек. Рост интереса к Байкалу (а инвестиции в аэропорт «Байкал» интерес точно подхлестнет) приведет к новому строительству турбаз и гостиниц на берегах озера, которые увеличат нагрузку на экологию региона. Для управления ситуацией местные общественные организации и владельцы отелей вместе с группой компаний En+ Group Олега Дерипаски создали платформу для экопросвещения туристического потока на Байкала, сформировали научно-практическую основу исследования последствий эвтрофикации озера, а тривиальную уборку мусора превратили в масштабный экологический марафон En+ «360 минут»: например, только 9 сентября, в день Байкала, 17 000 волонтеров убрали 1249 га прибрежной территории озера.

При правильном подходе на очистке озера можно заработать

Одна из проблем озера — водоросль спирогира, распространяющаяся в воде из-за сброса человеком сточных вод, в которых много фосфатных моющих средств. Длинные зеленые нити спирогиры, тянущиеся со дна, влияют на легендарную прозрачность воды (в Байкале видно в глубину на 40 метров), а гниение водорослей, выносимых на берег, а потом, снова попадающих в воду, может сделать байкальскую воду непригодной к использованию. В 2016 году молодежный благотворительный фонд «Возрождение земли сибирской» и En+ Group организовали «Байкальскую экспедицию», которая начала изучать обитающую в озере спирогиру, а Школа экологического предпринимательства разработала для нее практическое применение, которое может заинтересовать местных предпринимателей.

Так, выяснилось, что водоросль можно использовать в сельском хозяйстве в качестве гумуса и мульчи, а из прессованной спирогиры делать дизайнерскую бумагу. Для сравнения на Бали, где волны также выносят огромное количество водорослей на берег, их тут же убирают местные жители: они в курсе, что это отличный корм для домашнего скота. Кстати, о корме. Туристы привыкли, что главный деликатес озера — байкальский омуль. Для информации: выпускники ШЭПРа делают рыжиковое масло (идущее в том числе на экспорт) или кексы, рецептура которых близка венскому штруделю, но адаптирована под сибирские продукты: добавлены кедровые орехи, мёд и пр. Такие кексы могут храниться до 30 суток без консервантов и не черствеют.

Война нерп с рыбаками

Байкальская нерпа, которую также называют ушканом, обладает массой особенностей. Например, это единственное млекопитающее в мире, способное приостанавливать свою беременность (зародыш перестает развиваться, но не умирает, а ждет в анабиозе следующего брачного периода, когда нерпа будет готова родить). Как работает этот механизм, до конца не изучено. Впрочем, пока люди изучают нерп, нерпы тоже присматриваются к людям. Например, они отлично поняли приемы рыбной ловли на Байкале, из-за чего ушканы стали главной головной болью для рыбаков: заметив, что те закинули сети, нерпы дожидаются, когда в них соберется достаточно рыбы, а потом разрезают сеть и воруют улов. Если один раз такое случилось, дальше на этом месте рыбачить бессмысленно — нерпы запоминают рыбные места и регулярно проверяют, нет ли там рыбаков, так что тем приходится искать еще не рассекреченные точки.

Ежегодные ледовые побоища

Зимой, когда озеро сковывают льды, а вода, говоря языком физики, переходит из одного агрегатного состояния в другое, на лед начинают выезжать машины. Это не только рыбаки, но и путешественники, автотуристы или местные жители, активно использующие дороги на замерзшем озере, которые размечает МЧС. Съезжать с этих ледовых трасс без провожатых крайне опасно, поэтому лучше обратиться за помощью в Байкальскую лигу ледовых капитанов, которые могут по мельчайшим признакам понять, где можно ехать, а где нет.

При этом, если вы проехали в одном направлении с провожатым, это не значит, что обратно можно спокойно ехать там же одному. Ледовая обстановка меняется постоянно. Так, изменение окружающей температуры всего на один градус вызывает расширение льда на 70 мм на каждый километр (всего в Байкале 23 000 куб. км воды). Треск и взрывы лопающегося под собственным давлением льда на озере слышны очень часто, а длина трещин достигает 30 км. Впрочем, иногда, выезжать на слегка припорошенную снегом льдину куда опаснее, чем преодолевать ходом здоровую трещину во льду. Опытный водитель легко перепрыгнет даже метровый провал.

Каждый год зимой на озере проходит «Неделя скорости»: на отобранной профессионалами льдине (ее поиск начинается, как только лед сковывает Байкал) гонщики на спортивных автомобилях пытаются устанавливать рекорды. В отличие от финских аналогов, на Байкале машины-участницы «обувают» в обычную зимнюю резину без гипертрофированных шипов. На данный момент рекорд принадлежит седану Jaguar XF (двигатель 3,0 л, полный привод), пилот Андрей Леонтьев разогнал его до 263,5 км/ч.

Россия. СФО > Транспорт > forbes.ru, 20 сентября 2017 > № 2317597 Роман Троценко


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 сентября 2017 > № 2317590 Дональд Трамп

Первое выступление Трампа на сессии Генеральной Ассамблеи ООН

В своем первом выступлении на сессии Генеральной Ассамблеи ООН Трамп обрушился с критикой на Северную Корею и Иран.

Дональд Трамп, CNN, США

Полный текст речи американского президента Дональда Трампа на сессии Генеральной Ассамблеи ООН:

Господин Генеральный секретарь, господин председатель, мировые лидеры и глубокоуважаемые делегаты, добро пожаловать в Нью-Йорк. Это огромная честь — выступать здесь, в моем родном городе в качестве представителя американского народа и обращаться к народам мира. Миллионы моих сограждан продолжают страдать от последствий разрушительных ураганов, нанесших удар по нашей стране, и я, пользуясь случаем, хочу выразить признательность всем тем руководителям в этом зале, которые предложили содействие и помощь.

Американский народ силен и несгибаем. Он переживет эти трудности и невзгоды, проявив больше решимости, чем когда бы то ни было. К счастью, после выборов 8 ноября прошлого года Соединенные Штаты чувствуют себя очень хорошо. Фондовый рынок находится на максимальной отметке, устанавливая рекорды. Уровень безработицы самый низкий за последние 16 лет. А благодаря нормативно-правовым и прочим реформам сегодня в США работает больше людей, чем когда бы то ни было. Возвращаются компании, обеспечивая такой рост занятости, какой наша страна не видела очень давно. Совсем недавно прозвучало объявление о том, что мы потратим на нашу армию и оборону почти 700 миллиардов долларов. Скоро наши вооруженные силы будут самыми сильными, какими они были всегда.

На протяжении 70 с лишним лет на сессиях этой ассамблеи в мирное и военное время выступали руководители стран, движений и религиозные лидеры. Как и они, я намерен обратить внимание на самые серьезные угрозы, с которыми мы сталкиваемся сегодня, а также на тот колоссальный потенциал, который еще не задействован и ждет своего часа. Мы живем во время чрезвычайных возможностей. Прорывные открытия в науке, технике и медицине помогают излечивать болезни и решать проблемы, которые предыдущие поколения преодолеть не могли. Однако каждый день приносит с собой новости о все более серьезных опасностях, которые угрожают всему тому, что мы ценим и бережем. Террористы и экстремисты набирают силу и распространяются по всей планете. Режимы-изгои, представленные и в этом зале, не только поддерживают террористов, но и грозят другим странам и своим собственным народам самым разрушительным оружием в истории человечества.

Власть и авторитарные режимы пытаются подорвать ценности системы и альянсы, которые предотвращают конфликты и ведут мир к свободе со времен Второй мировой войны. Международная преступность торгует наркотиками, оружием, людьми, провоцирует массовую миграцию, угрожает нашим границам и создает новые формы агрессии, используя инновационные технологии для запугивания наших граждан. Попросту говоря, наша встреча проходит в момент огромных надежд и колоссальных опасностей.

И только от нас зависит, сумеем мы поднять мир на новые высоты, или позволим ему скатиться в хаос.

При желании мы вполне можем спасти миллионы людей от бедности, помочь нашим гражданам осуществить свои мечты, сделать так, чтобы новые поколения не знали насилия, ненависти и страха. Эта организация была основана после двух мировых войн, чтобы помогать создавать лучшее будущее. Она зиждется на представлении о том, что разные страны могут сотрудничать в целях защиты своего суверенитета, обеспечения своей безопасности и процветания. Ровно 70 лет назад Соединенные Штаты разработали План Маршалла, чтобы помочь Европе в восстановлении. В его основе лежат прекрасные понятия: мир, суверенитет, безопасность и процветание. План Маршалла был основан на благородной идее о том, что наш мир станет безопаснее, когда страны будут сильны, независимы и свободны. Как сказал президент Трумэн, выступая в то время в конгрессе, та поддержка, которую мы оказываем Европе в процессе восстановления, полностью соответствует той поддержке, которые мы оказываем ООН. Успех Организации Объединенных Наций зависит от силы ее членов, преодолевающих трудности сегодняшнего дня и реализующих надежды будущего. И начать мы должны с мудрости прошлого. Наш успех зависит от коалиции сильных и независимых государств, которые отстаивают свой суверенитет, независимость, благополучие и мир, действуя в собственных интересах и в интересах всего мира.

Мы не рассчитываем на то, что у разных стран будут одинаковые культуры, традиции и даже системы государственного управления. Однако мы полагаем, что все страны мира будут выполнять две ключевые обязанности: соблюдать интересы своих собственных народов и права всех прочих суверенных наций. Такова замечательная концепция этой организации. И это является основой для сотрудничества и успеха. Сильные суверенные страны создают возможность для того, чтобы различные государства с разными ценностями, культурами и чаяниями не только сосуществовали, но и работали бок о бок, руководствуясь принципом взаимного уважения.

Сильные суверенные страны дают возможность своим народом строить собственное будущее и распоряжаться своей судьбой. Сильные суверенные страны позволяют человеку жить полной жизнью, дарованной ему Богом.

У себя в Америке мы не стремимся навязывать свой образ жизни никому, однако делаем так, чтобы он стал ярким примером для каждого. На этой неделе у нас особый повод для гордости. Мы отмечаем 230-ю годовщину нашей любимый Конституции, которая является самой старой действующей конституцией в мире. Этот неподвластный времени документ заложил основы мира, процветания и свободы для американцев и для миллионов и миллионов людей во всем мире, чьи страны черпали вдохновение в американской конституции, в ее уважительном отношении к человеческой природе, человеческому достоинству и власти закона. Первые слова конституции США являются самыми великими, самыми прекрасными. Они звучат так: «Мы, народ». Многочисленные поколения американцев жертвовали собой, чтобы подтвердить величие этих слов, величие нашей страны и величие нашей истории.

В Америке правит народ. Правят люди. И эти люди независимы. Меня избрали здесь не для того, чтобы я взял в руки власть, а для того, чтобы я дал власть американскому народу, которому она принадлежит по праву. В международных делах мы возрождаем этот основополагающий принцип суверенитета. Главный долг нашего государства — перед его народом. Перед нашими гражданами. Отвечать их потребностям. Обеспечивать безопасность, защищать их права и наши ценности.

Как президент Соединенных Штатов, я всегда буду ставить Америку на первое место, как и вы, главы государств, всегда будете ставить на первое место интересы своих стран.

(Аплодисменты)

Все ответственные руководители обязаны служить своим гражданам, а государство остается оптимальным инструментом для улучшения жизни людей. Но чтобы сделать жизнь людей лучше, мы должны работать вместе в тесной гармонии и единстве, создавая более безопасное и мирное будущее для всех народов. Соединенные Штаты всегда будут большим другом для всего мира, и особенно для своих союзников. Но мы больше никому не позволим пользоваться собой в своекорыстных интересах и заключать однобокие сделки, от которых Соединенные Штаты ничего не будут получать взамен.

Пока я занимаю этот пост, я буду прежде всего защищать интересы Америки. Но выполняя свои обязательства перед собственными странами, мы понимаем, что в наших общих интересах строить такое будущее, где все страны могут быть суверенными, процветающими и защищенными.

Америка больше делает, чем говорит, отстаивая ценности, изложенные в Уставе ООН. Наши граждане порой ценой собственной жизни защищают нашу свободу и свободу многих других стран, представители которых находятся в этом зале. Преданность Америки свободе проверяется на полях сражений, где наши мужчины и женщины воюют и приносят себя в жертву вместе с нашими союзниками. Они делали это на берегах Европы, в пустынях Ближнего Востока и в джунглях Азии. В заслугу американскому характеру можно поставить то, что даже после того, как мы со своими союзниками одержали победу в самой кровавой войне в истории, мы не стали стремиться к территориальной экспансии, не стали навязывать свой образ жизни. Вместо этого мы помогали создавать институты, такие как Организация Объединенных Наций, защищать суверенитет, безопасность и благополучие всех.

Таковы наши надежды, надежды самых разных стран мира. Нам нужна гармония и дружба, а не конфликт и вражда. Мы руководствуемся не идеологией, а результатами. Мы проводим политику принципиального реализма, основанную на общих ценностях, интересах и целях. Такой реализм заставляет нас искать ответ на вопрос, с которым сталкиваются все руководители, находящиеся в этом зале. Это вопрос, которого нам не избежать, от которого не уйти. Скатимся ли мы на путь благодушия и самоуспокоенности, игнорируя вызовы, угрозы и даже войны, которые могут возникнуть на нашем пути? Или же нам хватит силы и гордости, чтобы уже сегодня взяться за преодоление этих опасностей, чтобы завтра наши граждане могли наслаждаться миром и благополучием?

Если мы хотим воодушевить своих граждан, если мы хотим получить одобрительный вердикт истории, то в таком случае нам необходимо выполнять свой священный долг перед теми людьми, которых мы преданно представляем. Мы должны защищать свои страны, их интересы и их будущее. Мы должны отвергнуть угрозы суверенитету, которые существуют от Украины до Южно-Китайского моря. Мы должны поддерживать соблюдение закона, границ, уважение к культуре и мирное взаимодействие, которое появляется в итоге.

Согласно намерениям учредителей этой организации, мы должны работать вместе и бороться с теми, кто угрожает нам хаосом, беспорядками и террором.

Бедствием для нашей планеты сегодня является небольшая группа стран-изгоев, которая нарушает все те принципы, на которых строится Организация Объединенных Наций. Они не уважают ни своих собственных граждан, ни суверенные права своих стран. Если добропорядочное большинство не станет бороться с порочным меньшинством, в мире возобладает зло. Когда порядочные люди и страны становятся сторонними наблюдателями, силы зла и разрушения набирают вес и могущество. Никто не демонстрирует такого презрения к другим странам и к благополучию собственного народа, как безнравственный режим Северной Кореи. Он несет ответственность за голодную смерть миллионов северокорейцев, а также за пытки, убийства, аресты и угнетение бесчисленного множества людей.

Все мы стали свидетелями кровавых злодеяний этого режима, когда умер ни в чем не повинный американский студент Отто Уормбир (Otto Warmbier). Мы стали свидетелями этих злодеяний и тогда, когда при помощи запрещенного нервно-паралитического газа в международном аэропорту был убит брат диктатора. Мы знаем, что они похитили милую 13-летнюю японскую девочку на пляже в ее собственной стране, сделав ее рабыней и преподавателем языка у северокорейских шпионов.

Северокорейскому режиму и этого оказалось недостаточно. Сегодня он бездумно испытывает ядерное оружие и баллистические ракеты, угрожая всему миру и создавая опасность бесчисленных людских жертв. Это возмутительно, когда некоторые страны не только торгуют с таким режимом, но и вооружают, снабжают его и оказывать ему финансовую поддержку, зная, что он угрожает миру ядерным конфликтом.

Ни одна страна на нашей планете не хочет, чтобы эта банда преступников вооружилась ядерным оружием и ракетами. У Соединенных Штатов много сил и терпения, но если Америку вынудят защищаться или защищать своих союзников, у нас не останется выбора, кроме как полностью уничтожить Северную Корею.

Человек-ракета встал на самоубийственный путь для себя и для своего режима. Соединенные Штаты готовы и в состоянии отразить удар, но надеются на то, что необходимости в этом не будет. В этом весь смысл Организации Объединенных Наций. Именно для этого она и создавалась. Посмотрим, как они себя поведут.

Северной Корее пора понять, что отказ от ядерного оружия это единственное приемлемое будущее. Недавно Совет Безопасности ООН провел два голосования, единогласно утвердив жесткие резолюции против Северной Кореи. Я хочу поблагодарить Китай и Россию за то, что они проголосовали за введение санкций вместе со всеми другими членами СБ ООН. Спасибо всем присутствующим и причастным к этому голосованию. Но мы должны сделать гораздо больше.

Пришло время, когда все страны мира должны начать совместную работу по изоляции режима Кима, делая это до тех пор, пока он не откажется от своих агрессивных и враждебных действий. Такое решение нам предстоит принять не только в отношении Северной Кореи. Странам мира давно пора выступить против другого безрассудного режима, который открыто говорит о массовых убийствах, призывает уничтожить Америку, разрушить Израиль и погубить многих лидеров государств, находящихся в этом зале. Под личиной демократии в Тегеране прячется коррумпированная диктатура. Она превратила богатую страну с многовековой историей и культурой в изгоя с полуразрушенной экономикой, главной статьей экспорта которого является насилие, кровопролитие и хаос. А главной жертвой иранских руководителей стал народ этой страны.

Вместо того, чтобы направить ресурсы на улучшение жизни иранцев, свои доходы от продажи нефти Тегеран использует для финансирования «Хезболлы» и других террористических организаций, убивающих ни в чем не повинных мусульман и нападающих на своих мирных соседей в арабских странах и Израиле. Богатство Ирана, по праву принадлежащее народу этой страны, идет на поддержку диктатуры Башара аль-Асада, на продолжение гражданской войны в Йемене и на подрыв мира на всем Ближнем Востоке.

Мы не можем допустить, чтобы этот кровожадный режим продолжал свою дестабилизирующую деятельность, одновременно создавая опасные ракеты. И мы не можем выполнять соглашение, которое является прикрытием для продолжения ядерной программы.

(Аплодисменты)

Сделка с Ираном была одной из худших и самой неравноправной из тех, которые когда-либо заключали Соединенные Штаты. Честно говоря, эта сделка — позор для США. И я думаю, это еще не конец, поверьте мне.

Всему миру пора присоединиться к нам и потребовать, чтобы иранское правительство отказалось от своего стремления к смерти и разрушениям. Этому режиму пора выпустить на свободу всех американцев и граждан других стран, которых он удерживает у себя, попирая закон. И прежде всего иранское правительство должно отказаться от поддержки террористов и начать служить своему собственному народу, а также с уважением относиться к суверенным правам соседних государств.

Весь мир понимает, что замечательный народ Ирана хочет перемен, и что кроме огромной военной мощи Соединенных Штатов его лидеры больше всего боятся собственного народа.

Это заставляет режим ограничивать доступ к интернету, демонтировать спутниковые антенны у людей, расстреливать безоружных студентов, участвующих в митингах протеста, и бросать за решетку сторонников политических реформ. Репрессивные режимы не могут жить вечно, и придет день, когда народ встанет перед выбором. Что выберет иранский народ: идти дальше тропой бедности, кровопролития и террора, или вернуть стране былую славу центра цивилизации, культуры и благосостояния, где люди снова смогут жить счастливо, в богатстве и достатке?

Своей поддержкой террора иранский режим резко отличается от соседей, многие из которых в последнее время взяли на себя обязательство по борьбе с терроризмом и по прекращению его финансирования. Находясь в начале года в Саудовской Аравии, я имел честь обратиться к лидерам 50 с лишним арабских и мусульманских стран. Мы договорились о том, что все ответственные страны должны совместно противостоять террористам и исламскому экстремизму, который их вдохновляет. Мы остановим радикальный исламский терроризм, потому что не можем ему позволить разрывать нашу нацию и весь мир на части.

Мы должны лишить террористов безопасных убежищ, финансирования, путей перемещения и отказать им в поддержке их злобной и порочной идеологии. Мы должны изгнать их из своих стран. Пришло время разоблачить и призвать к ответственности те страны, которые поддерживают и финансируют такие группировки как «Аль-Каида», Талибан (запрещенные в России организации — прим. пер.) и «Хезболла», уничтожающие ни в чем не повинных людей.

Соединенные Штаты вместе с союзниками работают на всем Ближнем Востоке, чтобы сокрушить не имеющих никаких перспектив террористов и не допустить восстановления надежных укрытий, из которых они могли бы наносить удары по нашим народам. В прошлом месяце я провозгласил новую стратегию по достижению победы в борьбе против этого зла в Афганистане. Отныне продолжительность и масштабы военных операций будут определяться интересами нашей безопасности, а не какими-то произвольными сроками и графиками, устанавливаемыми политиками.

Я также полностью изменил правила ведения боевых действий против Талибана и против других террористических группировок.

В Сирии и Ираке мы добились больших успехов в борьбе против ИГИЛ (запрещенная в России организация — прим. пер.) За последние восемь месяцев наша страна в борьбе с ИГИЛ сделала гораздо больше, чем за многие годы. Мы стремимся к деэскалации сирийского конфликта и к политическому решению, в котором будет учтена воля сирийского народа. Действия преступного режима Башара аль-Асада, который применяет химическое оружие против собственных граждан и даже ни в чем не повинных детей, потрясли всех добропорядочных людей.

Ни одно общество не может чувствовать себя в безопасности, если продолжается распространение запрещенного химического оружия. Именно по этой причине Соединенные Штаты нанесли ракетный удар по авиабазе, с которой была осуществлена химическая атака. Мы высоко ценим действия ведомств Организации Объединенных Наций, которые оказывают важную гуманитарную помощь в районах, освобожденных от ИГИЛ. В первую очередь, мы благодарны Иордании, Турции и Ливану, которые размещают у себя людей, бегущих от сирийского конфликта.

Соединенные Штаты это отзывчивая страна, которая потратила миллиарды и миллиарды долларов на оказание помощи такого рода. Что касается расселения беженцев, то мы придерживаемся такого подхода, который поможет этим отчаявшимся людям, а со временем позволит им вернуться к себе домой и принять участие в процессе восстановления.

На те деньги, которые необходимы для переселения одного беженца в США, мы можем помочь 10 беженцам в их собственной стране или регионе. Действуя по зову сердца, мы предлагаем финансовую помощь всем странам региона, которые их размещают. Мы также поддерживаем достигнутые недавно соглашения стран-членов «Большой двадцатки», которые предусматривают размещение беженцев рядом с родными странами.

Это безопасный, ответственный и гуманный подход. Соединенные Штаты на протяжении десятилетий решают проблемы миграции как внутри страны, так и во всем Западном полушарии. Мы уяснили, что неконтролируемая миграция наносит большой ущерб тем странам, откуда бегут беженцы, и где их принимают. В странах, которые покидают беженцы, снижаются стимулы для проведения необходимых политических и экономических реформ. Кроме того, они лишаются человеческого капитала, необходимого для реализации этих реформ. В странах, которые принимают у себя беженцев, от неконтролируемой миграции больше всего страдают граждане с низкими доходами, а средства массовой информации и государственная власть зачастую игнорируют их интересы и проблемы.

Хочу отдать должное той работе, которую ООН проводит в рамках решения проблем, вынуждающих людей покидать свои дома. Миротворческие миссии под руководством ООН и Африканского Союза вносят бесценный вклад в стабилизацию обстановки и прекращение конфликтов в Африке Соединенные Штаты по-прежнему возглавляют международные усилия по оказанию гуманитарной помощи, в том числе, в рамках предотвращения голода и ликвидации его последствий в Южном Судане, Сомали, на севере Нигерии и в Йемене. Мы вносим свой вклад в доступное здравоохранение во всем мире, осуществляя такие программы как PEPFAR, в рамках которой оказывается помощь больным СПИДом, Malaria Initiative, Global Health Security Agenda, Global Fund to End Modern Slavery и Women Entrepreneurs Finance Initiative. Последняя инициатива осуществляется для расширения прав и возможностей женщин во всем мире.

Мы благодарим Генерального секретаря за признание того, что Организация Объединенных Наций должна реформироваться, если она хочет стать эффективным партнером в ликвидации угроз суверенитету, безопасности и процветанию. Слишком часто эта организация в своей работе нацелена не на результат, а на бюрократический процесс. В некоторых случаях государства, стремящиеся подорвать благородные цели ООН, захватывают те самые системы, которые должны отстаивать данные цели.

Например, огромное смущение и замешательство в этой организации вызывает то обстоятельство, что некоторые страны, вопиющим образом нарушающие права человека, участвуют в работе Совета ООН по правам человека. США — одна из 193 стран-членов ООН, а мы оплачиваем 22% всего ее бюджета и даже больше. На самом деле, мы платим гораздо больше, чем можно себе представить. На США ложится несправедливое бремя расходов. Но честно говоря, если благодаря этому можно будет реализовать все заявленные ООН цели, в первую очередь, достижение мира, то эти затраты будут в полной мере оправданы.

Многие районы нашего мира находятся в состоянии конфликта. А некоторые из них фактически скатываются в преисподнюю. Но влиятельные люди, находящиеся в этом зале, действуя в соответствии с указаниями и под эгидой Организации Объединенных Наций, могут решить многие из этих серьезных и сложных проблем. Американский народ надеется, что когда-нибудь ООН станет гораздо более подотчетным и эффективным органом, выступающим в защиту человеческого достоинства и свободы во всем мире. Между тем, мы считаем, что ни одна страна мира не должна нести несоразмерную долю нагрузки как в финансовом, так и в военном отношении.

Страны мира должны активнее поддерживать безопасные и процветающие общества в своих регионах. Именно поэтому США в Западном полушарии противостоят коррумпированному и дестабилизирующему режиму на Кубе и приветствуют давнюю мечту кубинцев о свободной жизни.

Моя администрация недавно сообщила, что не снимет санкции с кубинского правительства, пока тот не проведет основательные реформы. Мы также ввели новые жесткие, но тщательно выверенные санкции против социалистического режима Мадуро в Венесуэле, который довел благополучную прежде нацию до полного краха. Социалистическая диктатура Николаса Мадуро причиняет ужасную боль и страдания народу этой страны. Этот безнравственный режим уничтожил процветающую страну, навязав ей несостоятельную идеологию, которая порождала бедность и страдания во всех странах, где она начинала господствовать. Что еще хуже, Мадуро демонстративно не подчиняется воле своего собственного народа, украв власть у их избранных представителей ради сохранения своего собственного катастрофического режима.

Народ Венесуэлы голодает, а его страна рушится. Его демократические институты уничтожаются. Эта ситуация совершенно неприемлема, и мы не можем оставаться в стороне и наблюдать за происходящим. Как у ответственной страны и соседа, у нас и у других стран есть цель. Эта цель — помочь венесуэльцам вновь обрести свободу, возродить их страну и восстановить их демократию.

Хотел бы поблагодарить собравшихся в этом зале руководителей за то, что они осудили венесуэльский режим и оказывают очень важную поддержку венесуэльского народу. Соединенные Штаты предприняли важные шаги для того, чтобы призвать этот режим к ответу. Мы готовы пойти на дальнейшие действия, если правительство Венесуэлы будет упорствовать, навязывая свою авторитарную власть народу страны. Нам повезло, потому что у нас невероятно прочные и здоровые торговые отношения со многими латиноамериканскими странами, руководители которых собрались здесь. Сегодня наши экономические отношения создают важные и прочные основы для отстаивания мира и процветания всех наших народов и всех наших соседей.

Я прошу все представленные здесь сегодня страны подготовиться к дальнейшим действиям по выходу из этого очень реального и серьезного кризиса. Мы требуем полного восстановления демократии и политических свобод в Венесуэле.

(Аплодисменты)

Проблема Венесуэлы не в том, что там неверно трактуются и претворяются в жизнь идеи социализма. Проблема в том, что идеи социализма там претворяются в жизнь настойчиво и преданно.

(Редкие аплодисменты)

Везде, где претворялись в жизнь идеи истинного социализма и коммунизма, начиная с Советского Союза и кончая Кубой и Венесуэлой, это вело к страданиям, разрушениям и провалу. Те, кто проповедует заповеди этих дискредитировавших себя идеологий, лишь продлевают страдания людей, живущих под игом этих жестоких систем. Америка выступает на стороне всех тех людей, которые живут под властью деспотичных режимов. Наше уважительное отношение к суверенитету также является призывом к действию. Каждый народ заслуживает такую власть, которая заботится о его безопасности, интересах, благосостоянии и процветании.

У себя в Америке мы стремимся укреплять деловые и торговые связи со всеми странами доброй воли. Но такая торговля должна быть справедливой и взаимной. Слишком долго американскому народу говорили, что гигантские многосторонние торговые сделки, никому не подотчетные международные трибуналы и влиятельные международные бюрократические аппараты это лучший способ обеспечить ему успех. Но пока звучали эти обещания, страна лишалась миллионов рабочих мест и тысяч заводов и фабрик. Находились и такие, кто обманывал систему и нарушал правила. Наш великий средний класс, составлявший когда-то незыблемую основу американского благополучия, был забыт и заброшен. Но больше это не повторится. Больше этих людей никто не будет игнорировать.

Американцы будут и дальше стремиться к сотрудничеству и торговле с другими странами, но мы вновь заявляем о главной обязанности каждого правительства, о долге перед нашими гражданами. Эти узы всегда были источником силы Америки, как и каждой ответственной страны, представленной сегодня в этом зале.

Если ООН надеется на успешное преодоление стоящих перед нами проблем, она, как сказал 70 лет назад президент Трумэн, будет полагаться на силу своих стран-членов. Если мы хотим воспользоваться возможностями будущего и преодолеть существующие опасности вместе, никто не сможет сделать это лучше, чем сильные, суверенные и независимые страны, которые помнят свою историю и думают о своей судьбе. Страны, стремящиеся создавать альянсы, а не наживать врагов, которых им придется покорять. Страны, где живут патриоты, люди, готовые пожертвовать собой ради своей родины, своих сограждан и всего того, что есть лучшего в человеческой душе. Вспоминая великую победу, которая привела к созданию ООН, мы никогда не должны забывать тех героев, которые сражались со злом и воевали за те страны, которые они любили всем сердцем. Патриотизм заставлял поляков погибать ради спасения Польши, французов — воевать за свободную Францию, а британцев стойко защищать Британию. Если мы сегодня не посвятим себя, свои сердца, умы и души своей стране, если мы не будем создавать прочные семьи, безопасные кварталы и здоровые общества, за нас это никто не сделает. Мы не можем ждать, пока кто-то другой из какой-то далекой страны или далекой бюрократии не поможет нам в этом. Нам это непозволительно. Мы сами должны решать собственные проблемы, сами должны создавать свое благополучие, защищать свое будущее. Иначе нам грозит упадок, порабощение и поражение.

Главный вопрос, стоящий сегодня перед Организацией Объединенных Наций, перед народами всего мира, которые надеются на лучшую жизнь для себя и для своих детей, состоит в следующем: являемся ли мы как и прежде патриотами, достаточно ли сильно мы любим свою родину, чтобы защищать ее суверенитет и бороться за ее будущее, достаточно ли мы уважаем свою страну, чтобы отстаивать ее интересы, сохранять ее культуру и обеспечивать мир ее гражданам?

Один из величайших патриотов Америки Джон Абрамс писал, что американская революция началась раньше гражданской войны. Эта революция была в умах и сердцах людей. Это был момент пробуждения Америки, когда мы оглянулись вокруг и поняли, что являемся единой нацией, поняли, кто мы такие, что мы ценим, и за что мы готовы отдать свою жизнь.

Американская история с самого начала является историей того, что можно сделать, когда люди берут будущее в свои собственные руки. Соединенные Штаты Америки являются величайшей силой добра в истории мира и величайшим защитником суверенитета, безопасности и процветания всех. Сегодня мы призываем страны мира к великому пробуждению, к возрождению духа, гордости, патриотизма. История спрашивает, по силам ли нам эта задача. В ответ мы должны проявить силу воли, продемонстрировать решимость и преданность делу. Нам необходимо разгромить врагов человечества и раскрыть потенциал самой жизни. Мы возлагаем надежды на слово и дело гордых и независимых стран, которые выполняют свой долг, стремятся к дружбе, уважают других и борются за общее дело в интересах всех. За достойное будущее и мир для всех народов нашей замечательной планеты Земля. Таков истинный замысел и предназначение Организации Объединенных Наций. Такова древняя воля всех людей и глубочайшее стремление, которое живет внутри каждой священной души. Так пусть же это станет нашей миссией. Пусть это станет нашим посланием миру: мы будем вместе бороться, будем вместе жертвовать собой, будем вместе выступать за мир, за свободу, за справедливость, за семью, за человечность, за Всемогущего Бога, который сотворил всех нас. Благодарю вас. Благослови вас, Господь. Господи, благослови страны мира. Господи, благослови Соединенные Штаты Америки. Большое спасибо.

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 сентября 2017 > № 2317590 Дональд Трамп


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > inopressa.ru, 20 сентября 2017 > № 2317583 Герхард Шредер

Герхард Шредер: "Бундесвер в странах Балтии - абсолютно неверный сигнал"

Катя Глогер | Stern

Герхард Шредер вынужден сносить шквал критики в свой адрес в связи с ангажементом в России. Экс-канцлера это не особенно тревожит, напротив: в интервью Stern он говорит об ошибках НАТО, о будущем Крыма и своем друге Путине.

Экс-глава федерального правительства Германии подверг критике присутствие бундесвера в странах Балтии. О непосредственной угрозе России речи нет, сказал он, но "присутствие немецких военных у российских границ - это абсолютно неверный сигнал: он говорит о нехватке чутья относительно определенных моментов нашей совместной истории". В рамках натовской стратегии устрашения Enhanced Forward Presence в Литве в настоящее время размещены 450 военнослужащих бундесвера, напоминает Stern.

Шредер, на которого обрушилась критика в связи с его работой в российском энергетическом секторе, считает "опасным" получившее негативную окраску определение "человек, понимающий Путина". По словам экс-канцлера, нужно приложить усилия, чтобы понять своего визави, и, "конечно, надо иметь желание понять и Россию, и ее президента". С точки зрения России, НАТО смыкается в кольцо, которое идет от Турции через Южную и Центральную Европу, и заканчивается у Балтийского моря.

Комментируя аннексию Крыма, Шредер предупредил об угрозе отчуждения России и Германии: "На фоне объединяющих нас исторических моментов многие русские выражают разочарование позицией Германии, особенно касающейся санкционной политики". В беседах нередко слышится такой упрек: "Мы же помогли Германии объединиться", - пояснил Шредер.

Крым, сказал экс-канцлер, был частью России начиная с XVIII века. "Я могу предсказать, что ни один российский президент больше не вычленит полуостров из состава РФ".

Что касается "восточной политики", по мнению Шредера, Германия "в отношении России не должна ориентироваться на интересы США". Америка не заинтересована в сильной России, уверен экс-канцлер, "а Европа, и особенно Германия, заинтересованы".

С Путиным они друзья, и дружеские отношения с российский президентом для него важны, подчеркнул Шредер. Политической значимости эта дружба не имеет, сказал он: "Я же больше не занимаю политической должности".

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > inopressa.ru, 20 сентября 2017 > № 2317583 Герхард Шредер


Россия. Белоруссия > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 сентября 2017 > № 2317576 Александр Гольц

«Запад-2017»: Минск и Москва поссорились?

Никакой российско-белорусской региональной группировки войск не существует в природе. Стороны даже не считают нужным оперативно договариваться о сценарии боевых действий.

Александр Гольц, Новое время страны, Украина

Военные маневры «Запад-2017», которые так взволновали российских соседей на Западе — не только страны Балтии и Польшу, но еще недавно принципиально нейтральные Швецию и Финляндию, — близки к завершению. Войска Союзного государства героически разгромили условного противника. Владимир Путин уже понаблюдал за победным наступлением на Лужском полигоне под Санкт-Петербургом. Видимо, 19 или 20 сентября Александр Лукашенко будет приветствовать войска где-нибудь в Белоруссии. Те, кто опасался, что под прикрытием маневров Москва концентрирует силы для удара по Прибалтике или Украине, могут выдохнуть с облегчением: никакой концентрации войск не происходит. Более того, похоже, не подтвердятся и более «скромные» опасения тех, кто предполагал, что Москва воспользуется маневрами, чтобы разместить склады тяжелого вооружения в Белоруссии. Пока единственными пострадавшими являются те зрители, которых случайно обстреляли вертолеты во время тренировки на Лужском полигоне.

Кажется, что Минобороны РФ в последние дни всячески пытается притушить возникшее беспокойство. Начальник российского Генштаба Валерий Герасимов около часа беседовал с председателем Комитета начальников штабов Джозефом Данфордом, а до этого общался в Баку с председателем Военного комитета НАТО Петром Павлом. С одной стороны, это хорошо. В условиях, когда Москва откровенно манипулирует цифрами, занижая количество участников маневров, Россия все-таки считает нужным дать разъяснения, пусть на уровне личного общения военачальников. С другой — все это зависит от доброй воли России: хотим даем разъяснения, хотим — не удостаиваем Запад вниманием, хотим — приглашаем наблюдателей, хотим — нет. И говорит о глубочайшем кризисе, в котором находится система обеспечения безопасности на Европейском континенте.

Второй вывод, который следует из учений «Запад-2017», заключается в том, что никакой объединенной российско-белорусской региональной группировки войск не существует в природе. Стороны даже не считают нужным оперативно договариваться о сценарии боевых действий, который они отрабатывают. Москва в последний момент решила не дразнить НАТО, не заявлять в открытую, что войска отрабатывают войну с альянсом. Посему в качестве сценария было предложено нечто идиотическое: некие «боевики» мелкими группами просочились через границу, а потом объединились в несколько крупных отрядов численностью до 500 человек каждый. По легенде, бандиты захватили большое число легкомоторных самолетов и беспилотников, поэтому в учениях принимали участие средства ПВО. Помнится, несколько лет назад, чтобы оправдать пуски тактических ракет, в сценарий учений вписали, что злокозненные боевики располагают ракетными установками…

Дальше — больше: «террористов» уничтожали при огневой поддержке артиллерии и бронетехники (в том числе танков Т-90, им помогала новейшая боевая машина поддержки танков «Терминатор»), бомбовыми ударами фронтовых бомбардировщиков Су-24 и истребителей-бомбардировщиков Су-34, неуправляемыми авиационными ракетами с ударных вертолетов Ми-24, Ми-28 и Ка-52. В результате скоординированной атаки с земли и воздуха на террористов был также выброшен тактический и оперативный десант — «бандиты» были блокированы, а затем уничтожены. Совершенно очевидно, что это была никакая не антитеррористическая, а общевойсковая операция. Надо сказать, что к таким же уловкам Россия прибегала и четыре года назад в ходе маневров «Запад-2013».

Интересно, что белорусские военные то ли не знали, что Москва спешно поменяла сценарий учений, то ли не посчитали нужным вносить коррективы. «Штабам любого уровня предстоит отработать широкий спектр задач, связанных с управлением войсками при отражении наступления сухопутных группировок противника», — сообщил журналистам пресс-секретарь Министерства обороны Белоруссии Владимир Макаров. Более того, из скупых официальных сообщений о маневрах следует: Россия и Белоруссия не создали единых органов военного управления. Военачальники лишь периодически наносят визиты в штабы «товарищей по оружию», отмечая всякий раз возросший уровень координации действий. Отсутствие единого командования операции означает, что войска воюют рядом друг с другом, но никак не вместе.

Наконец, вопреки традиции, лидеры двух государств не встретились на этих маневрах. В белорусской печати выдвигаются разные версии причин демарша Лукашенко, отказавшегося приехать в Россию. В частности, одни говорят, что Россия не предупредила Минск о выдвижении соединений 1-й танковой армии в сторону белорусской границы, другие утверждают, что присутствие Лукашенко на военных маневрах вместе с Путиным может повредить имиджу Батьки в глазах западных лидеров.

Я считаю, что Александр Лукашенко вполне заслужил упоминания в любом учебнике дипломатии. В течение многих лет он ловко играл на комплексах российского руководства, никак не желающего смириться с отсутствием реальных военных союзников. Он умудрялся получать многомиллиардные экономические бонусы в обмен на словесные заверения о готовности воевать плечом к плечу с россиянами. Но вот после аннексии Крыма и секретной войны на Донбассе натовские батальоны развернулись в странах Балтии и Польше. Военное противостояние России и Североатлантического альянса стало реальностью. И белорусский лидер мгновенно понял: в этом случае военные объекты на территории его страны превращаются в цели первого удара. И немедленно отказался от своих обещаний. Он до бесконечности уточняет положение о Единой системе ПВО, отвергает любую возможность развертывания российской авиабазы в Белоруссии. Так что нельзя исключать, что «Запад-2017» станет началом размежевания двух стран в военной сфере.

Россия. Белоруссия > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 сентября 2017 > № 2317576 Александр Гольц


Россия. Украина > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 20 сентября 2017 > № 2317562 Мария Максакова

То, что мне устроили в России, — это доведение до самоубийства

Оперная певица Мария Максакова о карьере на Украине и российской пропаганде.

Светлана Шереметьева, Апостроф, Украина

В интервью «Апострофу» российская оперная певица, экс-депутат Госдумы РФ Мария Максакова рассказала о продолжении своей карьеры в Украине, о покойном супруге, об «отречении от России» и выступлении своих старших детей в аннексированном Крыму.

«Апостроф»: Мария, у вас состоялось открытие сезона в Национальной филармонии, после начинаются первые лекции в Национальной академии руководящих кадров культуры и искусств Украины. Вы планировали такое развитие событий?

Мария Максакова: Для меня все, что происходит в последнее время в моей жизни, неожиданно. Такое сложно придумать или спланировать. Удивительно, как после трагических обстоятельств я вновь стала обретать почву под ногами.

Повторюсь, дело не в том, что я не пробовала или не пыталась найти поддержку в России, когда там находилась. Конечно, я стучала везде, просила и даже в какой-то степени (может быть, громко будет сказано) валялась в ногах, но ради своего мужа я готова была на все. Но, тем не менее, люди там остались совершенно равнодушны ко всей этой истории, зная прекрасно, что он ни в чем не виноват. Они просто не посчитали нужным вмешиваться. Его фактически вынудили к отъезду, а потом произошло то, что произошло.

А вот Украина — совершенно другая страна. На Украине людям моя судьба не была безразлична. На Украине произошли совершенно другие события. Отношение ко мне было иное. Все поняли мое горе. Я понимаю, что на Украине идет война, и многие остаются в таком же положении, как я. Может быть, это как-то роднит. Но отзывчивость и сострадание — это особенное качество украинцев.

Открытие сезона в Национальной филармонии в Киеве — это, конечно, для меня большой якорь. После того как я потеряла самое главное, остаться без работы и потерять профессию, чего, конечно, очень хотели мои враги, для меня просто недопустимо. Они все делали, чтобы создать мне ощущение небезопасности, чтобы я не смогла выйти на сцену… Приводили в пример даже Столыпина (премьер-министр Российской империи Петр Столыпин был убит в киевском театре в 1911 году — прим. ред.). Их цель — завести меня в такое состояние, чтобы я боялась всего вообще, сделать мою жизнь невыносимой. Наверное, не всякая психика это выдержит. Поэтому я действительно очень рада, что в моей жизни произошли эти радостные перемены.

— Как вам удается находить силы идти дальше?

— Забыть то, что я пережила, конечно, сложно, но, во всяком случае, я сейчас отвлеклась на работу. В процессе подготовки концерта я познакомилась с президентом международной организации «Зеленый крест» на Украине, послом мира, профессором Национальной академии управляющих кадров культуры и искусств Максимом Тимошенко. А он познакомил меня с профессором Василием Чернецом — ректором этой академии. Он решил дать мне возможность продолжить мою педагогическую деятельность на Украине, и я с большой радостью согласилась.

Я довольно-таки успешно в России преподавала семь лет в Академии имени Гнесиных. У меня был очень большой класс — мои студенты постоянно завоевывали международные награды. Это я сейчас говорю, не преувеличивая. Они действительно были лучшими, каждый на своем курсе, они были всегда у меня первые. И это даже несмотря на то, что я в какой-то момент была истощена работой, потому что это и Мариинский театр, который находится в другом городе, и Государственная дума, которая тоже требует внимания, плюс ученики с сольной карьерой… Мне было тяжело, но тем не менее я человек очень ответственный. А сейчас у меня другой настрой.

— Чего хотите добиться на этой должности?

— Я хотела бы, чтобы мои ученики действительно отличались качеством пения, чтобы они не просто издавали звук, как Бог на душу положит, а чтобы они знали, что делают на сцене. Конечно, это не одного месяца процесс, это годы, чтобы у меня получилось создать такой же класс, а может гораздо интереснее и лучше, чем в академии Гнесиных.

— Вы будете оставаться «играющим тренером»?

— Да. Преподавание — это полезное занятие для певца. Если он знает, что он делает. Потому что я знаю таких преподавателей (это очень смешно), которые сами не знают, как петь, и тем более не понимают, как учить студентов. Они просто перекрикивают друг друга весь урок, а в процессе сипнут, что тот, что другой, и оба уходят с ощущением, что они потрудились. Когда я преподаю, когда я учу студента, я и сама лишний раз утверждаюсь в каких-то вещах. Насколько важны детали, насколько нужно внимательно следить за процессом. Это академическое искусство, оно и отличается тем, что такая школьная, ремесленная часть, серьезная часть очень необходима. Это не просто талант или голос, это умение владеть этим голосом. Так что в принципе полезно, что я, как вы говорите, играющий тренер.

— Вы говорили, что сейчас для вас концерты на Украине более приоритетны, чем в Европе. Вам именно здесь хочется самореализоваться?

— Прежде всего, я приняла для себя решение — остаться жить на Украине, поэтому для меня сейчас важнее всего очаровать украинскую публику. Я думаю, что для артиста самое главное — когда его где-то знают. Вот меня сейчас обсуждают каждый день в каких-то передачах в России… Но вы же понимаете, что мне от этого ни холодно, ни жарко. Это не та среда, в которой я живу. И мне безразлично, делают они что-то или нет. Мне важнее, что обо мне думает мое ближайшее окружение, поэтому я сейчас больше думаю о том, как наработать отношение украинского зрителя к себе. Да, безусловно, у меня есть концерты: осенью в Италии, потом в Великобритании, тур по США. Но от ряда концертов я отказываюсь, так как сейчас в приоритете Украина. Поэтому неудивительно, что «Википедия» написала в какой-то момент «українська оперна співачка». Потом опомнились и опять переписали «российская». В любом случае, когда пройдет какое-то время, думаю, меня и в Европе, и везде будут ассоциировать с Украиной.

— А гражданство не планируете в таком случае менять? Если вы хотите представлять Украину, это был бы логичный шаг.

— Я думаю, что это должно быть не только мое решение или желание. Для гражданства должны быть какие-то более формальные основания. Но думаю, что гражданство вполне может получить мой сын, будучи сыном гражданина Украины. Но, повторюсь, это не решение моего уровня и даже не зависящее от моего желания. Всему свое время. Сначала я должна убедить Украину в том, что я достойна этого. Первых пять месяцев моей жизни на Украине ничего не происходило, как будто я сидела в такой, знаете, тишине. Но, как говорится, медленно запрягали, зато быстро поехали.

— Ваше выступление на День Независимости вызвало несколько неоднозначную реакцию. Как думаете, почему? И каковы ваши ощущения от выступления?

— Я участвовала в совершенно потрясающем проекте. Режиссер Сергей Проскурня придумал что-то невероятное. Это сводный оркестр. Духовые инструменты, три военных оркестра… Мы поем классику, но звучит она как бы иначе. Очень впечатляюще. Репетировать нам было не так просто, потому что это не совсем стандарт, скажем так. Но тем не менее все с большим рвением и интересом каждый день пели сначала классический репертуар, я в рамках этого концерта пела каватину Нормы из оперы Беллини «Норма», а потом мы пели грандиозный финал — ораторию «Слався, Вкраїно», написанную ко Дню Независимости композитором Иваном Тараненко.

— А с кем бы вы хотели спеть дуэтом из украинских исполнителей?

— Конечно, с Анатолием Кочергой. Он великий. Для меня он просто пример.

— Я видела еще несколько ваших клипов, больше эстрадных. Вам в этом направлении хотелось бы поэкспериментировать?

— Любому человеку, если он поет оперу, по типу Сары Коннор в Германии или Джамалы, уйти в эстраду несложно. А вот наоборот — я таких случаев не видела.

— Вам хотелось бы еще в таком жанре попробовать себя?

— У нас была идея как-то это все вылить в какую-то балладу на украинском языке. Посмотрим, насколько она реализуется.

— Вы уже упомянули российские телепрограммы, на которых вас часто вспоминают. Один из таких примеров — эфир на «Пусть говорят». Это очередная провокация?

— Они постоянно звонят, представляются «Вести Украина», а потом в эфире пускают телефонный разговор… Меня все больше это удивляет. Мне совершенно все равно, кому говорить, потому что я буду говорить в любом случае одно и то же. Мне нечего скрывать и не от кого прятаться. Я делаю то, что я делаю, и делаю это совершенно с открытым забралом, с чистой совестью и открытой душой. Другой вопрос, у меня же нет стокгольмского синдрома, чтобы выходить, как к падре де Лойоле на исповедь. К чему это все, если мне люди устроили такое, пять месяцев они добивались моего уничтожения. Наверное, на моем месте кто-то другой и с ума бы сошел. Я считаю, что это вообще доведение человека до самоубийства, это мое мнение. То, что они делают, — это сознательная травля.

— В этих программах всегда красной линией проходит тема, готова ли Мария Максакова окончательно отречься от России. А готова ли Мария Максакова? Или вы уже отреклись?

— Все дело в том, что Россия сделала невозможным мое возвращение. Они такое натворили… Во-первых, преступление [убийство Дениса Вороненкова], и нити все ведут туда. Во-вторых, всем своим поведением они фактически на стороне убийцы. Они это демонстрируют постоянно. Эти наглые вбросы по поводу того, что Денис жив, обсуждение, достаточно ли я искренне рыдала на могиле, еще что-то, например, что у меня в этот момент были накрашены ногти. Нет, я должна была в этот момент побежать в салон и первым делом снять маникюр? Они вылили на меня такое количество помоев, столько грязи — и ни за что. Так что это не я приняла для себя такое решение, это они сделали все для того, чтобы у меня пропало всякое желание думать в этом направлении вообще. Поэтому что значит «отреклась»? Я должна быть психически нездоровым человеком, чтобы в такую ситуацию еще лезть. Какое желание туда ехать? Эти вбросы, видимо, востребованы, если рейтинги на эфирах такие.

— Вы к тому, что кто-то же это смотрит?

— Не просто смотрит, но и смакует еще. Для меня страна Россия создала совершенно небезопасные условия в случае моего гипотетического возвращения.

— В Киеве вы безопасно чувствуете себя?

— Конечно, я чувствую безопасность с точки зрения Украины и украинцев. У меня нет никакой проблемы, потому что когда со мной 24 часа в сутки находится СБУ, все проверено, я могу чувствовать себя в безопасности. Со стороны Украины я абсолютно не боюсь каких-то провокаций.

— А провокаций со стороны России на Украине?

— Такие, безусловно, могут произойти. И, конечно, каждый мой следующий шаг проверяется. Тем более, они долго муссировали, что я тут никому не нужна. Сейчас у них пошел следующий период: Максаковой, которая делает успешную карьеру на Украине. Так получилось, что я ломаю стереотип пропаганды, над которой работали три года и споткнулись, в их понимании, просто о какую-то девчонку. Я понимаю меру своей ответственности перед Украиной, так как я один из самых успешных контрпропагандистских примеров за последнее время. Каждый день они рассказывают не только обо мне, но об Украине, что каких-то мальчиков вешают, каких-то старушек-эпилептичек насилуют, по Киеву ходят какие-то непонятные толпы людей, которые должны меня повесить на фонарном столбе или еще что-то. Однако события развиваются совершенно иначе. Я успешно развиваюсь в Киеве. Безусловно, я учу украинский с удовольствием, однако никто не отказывается общаться со мной по-русски — ни на телевидении, ни в личном общении. Конечно же, встает вопрос, какой «русский мир» и от кого здесь нужно защищать.

— Сейчас вас еще сравнивают с Ириной Бережной, мол, вы можете оказаться, как и она, в каких-то «расстрельных списках»…

— Вы же сами должны понимать, что это — полная ерунда. Каждого человека жаль, тем более молодого. Разговаривать можно, о чем угодно, но история с ее гибелью… Они же ехали на машине. Вы считаете, что водитель — самоубийца? Это просто несчастный случай. Зачем рассказывать про какие-то «списки» или выдумывать истории, которые не имеют никакого смысла?

— Используют любой возможный случай для дальнейших манипуляций.

— Люди, которые сами никогда не отличались избыточной нравственностью, думают, что имеют право осуждать меня за что-то. Я хорошо знаю, как устроена модель средств массовой информации в России. Там на СМИ выделяется бюджет, сопоставимый с бюджетом, выделяемым на целую производственную отрасль. Вы думаете, что на каналах работают настолько неадекватные люди, что они все делают несогласованно? Вы считаете, что [российский ведущий Борис] Корчевников или генеральный продюсер на свое усмотрение устраивают этот сериал «Просто Мария»? Он наштамповал их уже более 20! Нет, конечно. Это значит, такое решение было принято Управлением внутренней политики администрации президента. Значит, так, им кажется, со мной нужно поступить. Значит, они считают, что со мной так можно обращаться. Вот и все.

— Какую реакцию они от вас ждут?

— Задумка спектакля была такова, чтоб казнить, желательно на лобном месте, одного человека и унизить до предела другого. Но что-то пошло не так.

— А кто основной палач в этой истории? Если это публичная казнь, как вы уже сказали.

— Следствие в ближайшее время назовет имена всех виновных. Уверена, что этот случай еще войдет в учебники криминалистики, как чуть ли не единственное раскрытое заказное убийство.

— А как следствие сейчас идет?

— Я всячески желаю удачи следователям. Они просто молодцы, они действительно ведут себя самоотверженно. [Генпрокурор Юрий] Луценко недавно сказал, что следствие приблизилось к раскрытию. Для меня самое главное, чтобы кроме всей той оперативной информации, которая есть, виновные были наказаны.

— Вы верите, что человек, виновный в этом убийстве, будет наказан?

— Убеждена.

— Вы очень часто в интервью говорили, что Денис Николаевич всегда помогал вам принимать важные жизненные решения.

— Я его очень любила и люблю. Но кроме любви, он во всем помогал мне. Начнем с того, что он же чрезвычайно умный, вообще выдающийся человек. Он профессор, доктор наук, полковник юстиции и полковник полиции, с золотой медалью закончил Суворовское училище. То есть он везде всегда был командиром, всегда был на руководящих должностях и постах.

— А кто в семье был главный? У вас ведь тоже очень сильный характер.

— Конечно он, тут даже без вариантов. Таня (пресс-секретарь Марии Максаковой — прим. ред.) видела нас вместе, она подтвердит. Мы были командой. У нас были партнерские отношения, можно даже так сказать. Но в любом случае я ему всегда уступала, я с ним никогда не спорила. Я, конечно, его старалась убедить, но как только понимала, что его решение принято, дальше было как во фразе: «Мы посовещались, и я решил».

— С кем вы сейчас советуетесь? У вас есть сейчас такой человек, которому вы доверяете?

— Конечно, есть те, с кем советуюсь. Не буду говорить, с кем, потому что не хочу ставить этого человека под удар волны российской пропаганды. Конечно, у меня есть люди, которые мне советуют, которым я верю, которые вступились за меня, которые сделали мою жизнь на Украине, не побоюсь этого слова, интереснее, чем была в России.

— А с кем-то из той жизни вы общаетесь?

— Отваги особой у людей на это нет.

— Боятся?

— Конечно. Видите, вот уже [российского режиссера Кирилла] Серебренникова арестовали.

— Я видела у Ильи Пономарева на странице в Facebook, что вы собирались на пикет в поддержку Серебренникова.

— Илья Пономарев — умнейший человек, который прилагает немало усилий, чтоб помочь политическим узникам. Я с ним часто советуюсь в каких-то своих важных решениях. Очень ценю его отношение. А пойти на пикет мне не разрешили, так как на следующий день готовилось выступление на Майдане Независимости, и была опасность провокаций. Но я очень хотела выразить свою позицию. Мы всегда будем прилагать все усилия — идеологические или юридические, все абсолютно, которые возможны, чтобы спасти политических узников, в том числе украинца Олега Сенцова.

— А как вы видите возможным его возвращение?

— Существует ряд юридических и политических механизмов, но главное — изо дня в день этим заниматься. Вся Украина ждет его возвращения. Все чиновники и политики, с которыми я общалась, готовы приложить усилия для этого.

— Как думаете, ситуация все-таки может переломиться и пойти в каком-то правильном направлении?

— Мне очень жаль, что это все случилось. Вы даже себе не можете представить, как мне жаль.

— Вы имеете в виду российскую агрессию по отношению к Украине?

— Да.

— Но исход ситуации рано или поздно должен быть.

— Да, выход рано или поздно будет. Мы здесь все хотим мира. Но на вменяемых условиях.

— А предстоящие президентские выборы в России как-то могут эту ситуацию изменить, как считаете?

— Я думаю, что там ежедневно происходит бесчисленное количество совещаний. А главные вопросы: кем быть, что делать и кто виноват.

— А почему? Потому что тоже поддержки не видят?

— Потому что они оказались в ситуации, когда корабль плывет в условиях шторма. Он не привык, этот корабль. И все, кто этим кораблем руководит, все, кто на этом корабле ходит, придут ли они к штилю? К выгодным международным условиям, к рукопожатности, к хорошей конъюнктуре с хорошими ценами на нефть? Они привыкли к совершенно другим условиям. Я не говорю о том, что этот корабль не ходит в шторм, он, безусловно, в состоянии плыть в шторм, и это было много раз в истории доказано. Но вопрос очень сильно зависит от того, какая команда руководит кораблем в шторм и куда они плывут.

— Вы бы хотели вернуться в политику?

— У меня в политике настолько грустный был финал, что нет. Я буду заниматься общественной деятельностью, у меня есть фонд. Детьми буду заниматься. Я с удовольствием общаюсь с украинскими политиками. Если я могу быть им чем-то полезна в смысле совета, доброго слова, то я открыта для общения. Но я сама — нет… Вы видите, чем для меня занятие политикой закончилось? Мне больше уж точно не нужно. Я думаю, что на Украине бесконечное количество внутренних ресурсов. Перспектива очень и очень хорошая, и это все быстро будет развиваться. Я думаю, мы будем еще довольны всем.

— Вы уже вспомнили про детский фонд. Открытие подобного фонда было вашей мечтой? Или как получилось?

— Я нечто подобное делала в России. У меня фонд работал очень успешно, мы в Астраханской области делали просто невозможное. Они до сих пор возмущены, что я прекратила заниматься этим фондом. Как же так. Здесь перед нами стоит очень интересная задумка, которая заключается в том, что я, наконец, реализую то, что я хотела давно сделать. Российский фонд создавал определенные программы, карьерные лифты, дети выступали с симфоническим оркестром на лучших сценах, где они раньше не могли выступить, с известными музыкантами. Благодаря своему таланту и усидчивости. И немножко благодаря тому, что я им давала соответствующее окружение. А сейчас у нас затея в том, что мы делаем портал наподобие социальной сети — все будет интерактивно. Не просто список детей. Мы хотим включить в этот процесс максимально широкий круг людей. Создаем для них виртуальные пространства. Такое будет ноу-хау. Я думаю, что в тестовом режиме он начнет работать уже в октябре.

— Отдельно хотелось с вами поговорить о выступлении ваших старших детей в Крыму. Как вы это все восприняли?

— Это меня взбесило до такой степени, вы не представляете. Что — поехать больше некуда было?! Негде больше концерты собирать? К тому же, они там прочитали стихи, которые учили со мной еще два-три года назад. Сыграли то, что Илья (сын Марии Максаковой — прим.ред.) играл в прошлом году в Каннах, причем он играл гораздо быстрее и эффектнее. Я в его возрасте учила и играла на концертах по четыре программы в год. Три зачета и один экзамен в Центральной музыкальной школе при консерватории. У парня абсолютный слух, вполне нормальные руки. Я вообще не поняла, что это за позорище было, все вместе взятое. Это называется: куда конь с копытом, туда и рак с клешней.

— Вы общались с ними после этого?

— Я иногда разговариваю с Ильей по телефону. Я ему это все высказала.

— Что он вам сказал?

— Ой, он сказал, что он учит «Полет шмеля», но не может его играть… Что-то еще он учит, но не может играть. В общем, все не может играть. Я говорю: «А что же такое, что же ты играешь спустя год то же самое? Год ты чем занимался?» Сказал, что, вот, в этом произведении он уверен. Ну, молодец, что тут еще сказать.

— А вы спрашивали, ему нравится вообще развиваться в музыке?

— Вы понимаете, когда у нас рождается ребенок с абсолютным слухом и с такими данными, я посчитала просто своей обязанностью дать ему возможность заниматься музыкой. Что касается его усидчивости, ее никогда не было. Я считаю, что в его возрасте, в 13 лет, он должен сам перед собой ставить какие-то задачи и выполнять их, реализовываться. Невозможно ходить за человеком и постоянно его понуждать к тому, чтобы он учил какое-то новое произведение, запоминал что-то новое. Почему он играет то, что выучил со мной, я могу вам объяснить. Потому что я очень упертая. Видимо, у меня действительно большой педагогический талант.

— Строгость — не всегда лучший подход к ученикам.

— Тут дело не в строгости. Строгостью отобьешь всякое желание, абсолютно. А это, как вам сказать, неизбежность. Легче просто поддаться, потерпеть час-два, а потом пойти и заниматься своими делами. Поэтому раньше все выучивалось прекрасно. Конечно, мне очень жаль, что так получилось, безусловно. Любая мать любит своего ребенка. Но что же я могу сделать в той ситуации, которая сложилась? Они как назло специально едут именно туда, там выступают.

— Но это же было не их решение.

— Ну, естественно, не их. Вы понимаете, как относится ко мне их отец (Владимир Тюрин — прим. ред.)?! Что он еще может мне сделать, чтобы было больно?

— А вы хотели бы, чтобы они к вам приехали?

— Конечно. И, кстати, по украинскому законодательству это возможно.

Мария Максакова — российская оперная певица, экс-депутат Госдумы РФ от «Единой России», вдова бывшего российского депутата Дениса Вороненкова, убитого в центре Киеве в марте этого года.

Россия. Украина > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 20 сентября 2017 > № 2317562 Мария Максакова


Польша. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 сентября 2017 > № 2317517 Катажина Пелчиньска-Наленч

Самоизоляция Польши в ЕС выгодна России

Интервью с Катажиной Пелчиньской-Наленч — бывшим послом Польши в Москве, руководителем программы «Открытая Европа» в Фонде имени Стефана Батория.

Норберт Новотник (Norbert Nowotnik), Dziennik Gazeta Prawna, Польша

Польское агентство печати (PAP): После распада Советского Союза Россию много лет считали слабой периферийной постимперией, однако, нападение на Украину и последние выборы в США заставили мировую общественность «проснуться» и признать, что Россия остается опасной. Могут ли эти российские деструктивные возможности, которые мы увидели, представлять угрозу для Польши?

Катажина Пелчиньская-Наленч (Katarzyna Pełczyńska-Nałęcz): В польских общественных дискуссиях тема российских угроз звучит очень часто. О ней говорят эксперты и политики, а последние соревнуются во взаимных оскорблениях, выясняя, кто на самом деле предает интересы Польши, работая на Москву… На мой взгляд, нам, однако, недостает серьезного обсуждения, в котором прозвучат рациональные доводы в пользу того, что России следует опасаться. Таких разговоров очень мало. Можно сказать, что мы гораздо охотнее говорим о своих страхах, связанных с россиянами, чем пытаемся реально ограничить российское разрушительное влияние.

Я имею в виду не военную угрозу (мы должны знать, как ей противостоять), а так называемые гибридные операции, которые ослабляют Польшу изнутри и на международной арене. Речь идет о действиях, которые могут в будущем облегчить России манипулирование внутренней ситуацией в нашей стране. К сожалению, в последнее время мы могли наблюдать эти деструктивные российские действия во многих странах Запада: не только в США, но также во Франции и Германии. Сложно надеяться, что Польша станет здесь исключением. Она наверняка окажется в числе стран, против которых будут направлены российские гибридные операции.

— Как они выглядят?

— Россия использует слабые места других государств — например, политические и общественные разногласия. Понятно, что чем больше общество раздроблено в той или иной стране, тем оно слабее. Это, к сожалению, касается не только Польши, но и тех стран, государственные институты в которых недостаточно сильны. Москва умеет ловко использовать такого рода слабые точки для достижения своих политических целей. Имперской России выгодна изоляция Варшавы, ее ссоры с соседними странами, в особенности с Германией и Украиной. Очевидно, что изоляция нашей страны вписывается в российскую стратегию ослабления Запада и дробления Европы, то есть снижения роли таких государств, как Польша, в евроатлантических структурах. Россияне надеются, что в Европе возникнут неразрешимые конфликты, а отдельные государства не смогут сотрудничать друг с другом, в особенности в сфере противостояния российским влияниям.

— Вы можете привести конкретные примеры российских гибридных действий в Европе?

— Есть наглядный пример из Германии. Это разлетевшаяся в 2016 году по российским СМИ история 13-летней девочки, которую якобы изнасиловали в Берлине мигранты. На самом деле ничего такого не было, а россияне, запустив эту «утку», старались поднять волну антимусульманских и антииммигрантских настроений, чтобы убедить жителей Германии в ошибочности курса Ангелы Меркель. России выгодно, чтобы они оценивали канцлера негативно вне зависимости от того, какова ее политика на самом деле. Во-первых, Меркель и немецкая администрация стали оплотом европейской интеграции, а во-вторых, канцлер превратилась в основного европейского лидера, который выступает за сохранение антироссийских санкций.

Гибридные операции России до сих пор тщательно не исследовались, поэтому мы, к сожалению, вынуждены опираться здесь на различные догадки, которые могли бы подтвердить спецслужбы. Конечно, некоторые государственные ведомства, СМИ, неправительственные организации сообщают, что такие случаи имели место, однако, этого мало, чтобы оценить масштаб явления. В том, что это явление в Польше существует, я не сомневаюсь, но над этой темой у нас опущена завеса молчания, и это тревожный знак.

— Почему эта тема не звучит в общественных дискуссиях?

— На мой взгляд, это связано с возникшим сейчас в Польше политическим конфликтом. Можно с уверенностью утверждать, что россияне стараются воздействовать на определенные процессы в нашем государстве посредством националистических организаций. В этом нет польской специфики, россияне используют те же методы во многих странах: они поддерживают, например, «Национальный фронт» Марин Ле Пен и партию «Альтернатива для Германии», которая выступает с антииммигрантскими лозунгами. Польша — одно из многих государств, которое столкнулось с такими механизмами воздействия. В связи с этим государство (в особенности гражданские и военные спецслужбы) должно взять такого рода силы под особый контроль.

— Как могут выглядеть деструктивные действия Москвы в отношении Польши?

— Она может заняться формированием своей агентуры внутри националистических организаций, часть из которых занимает в большей степени пророссийскую, чем проукраинскую или пронемецкую позицию, что позволяет россиянам налаживать с ними контакты. Эти организации даже могут не быть пророссийскими, для проникновения в них достаточно, чтобы они негативно относились к украинцам или немцам.

Вполне правомерен вопрос: насколько действия и провокации тех или иных националистических группировок выступают плодом фантазии их собственных членов, а насколько инспирируются извне. Легко понять, что, например, эскалация польско-украинского конфликта выгодна россиянам. Источником такой эскалации могут служить как национализм сам по себе, так и влияние России, подпитывающей националистические настроения. Обращу внимание, что с организациями, выступающими за сильную и неделимую Европу, такой проблемы не возникает, ведь их деятельность не пересекается с интересами Москвы. Уже один этот факт должен склонять нас относиться к польскому национализму с особенной осторожностью.

— Но ведь вы согласитесь с тем, что усматривать в каждом критическом высказывании в адрес ЕС влияние пророссийских сил тоже неправильно. В таком случае мы отметем даже справедливые мнения об этой организации, назвав их проявлением повиновения Кремлю.

— Конечно, открытая дискуссия на тему Европейского Союза в Польше необходима, а его романтическая идеализация может нанести вред. Но одно дело — дискуссия, а другое — самоизоляция Польши в Европе, которая наверняка выгодна России.

— Москва также пытается вести активные действия в сфере исторической политики. Она, например, выступает против демонтажа коммунистических монументов, которым занялись польские власти. Стоит ли на этом фоне ждать инцидентов с осквернением польских мемориалов на российской территории, например, катынских некрополей?

— Я так не думаю, это не соответствует российскому сценарию. Осквернение польских могил в России, особенно военных кладбищ, противоречит тому образу, в котором россияне хотят предстать в Европе и в мире. В каждом цивилизованном государстве военные некрополи окружены особой заботой, а их разрушение считается варварством. Чаще всего обвинения в том, что они не заботятся должным образом о военных захоронениях, слышат от российских властей Польша и Украина, которые предстают таким образом «государствами-варварами». Сами россияне хотят продемонстрировать, что они в отличие от поляков и украинцев способны контролировать ситуацию на своей территории.

Если говорить об исторической политике, то Россия будет, скорее, продвигать свой собственный дискурс, отличающийся от нашего. Например, поблизости от польского военного кладбища в Катыни скоро появится экспозиция, рассказывающая о судьбе пленных большевиков в Польше. Это известная нам тема «анти-Катыни»: россияне стремятся обвинить наше государство в том, что оно умышленно уничтожило десятки тысяч красноармейцев, оказавшихся во время Польско-советской войны в лагерях для военнопленных. Россияне не занимаются уничтожением польского кладбища, но приравнивают катынское преступление к гибели советских пленных в Польше.

В этом контексте следует обратить внимание, что нападения вандалов на находящиеся в Польше могилы бойцов Красной армии, работают на русофобский образ нашей страны, который продвигает Россия. Сейчас сложно сказать однозначно, в каких случаях разрушение памятников красноармейцам (нарушающее польское законодательство) было инспирированной извне провокацией, а в каких — акцией одержимых националистов. В любом случае, если польское государство не сможет продемонстрировать силу и сдержать эти круги, они станут инструментом российских агентурных операций.

Контролировать силы, которые могут совершать провокации и раздувать конфликты на национальной почве — дело первостепенной важности. Без такого контроля мы вступим на путь дестабилизации государства. Это очень опасная игра. Некоторым кажется, что они способны использовать радикальные движения в своих целях, играть на их популярности и так далее, но они должны осознавать, что если внешний игрок даже частично подчинит эти силы себе, безопасность нашего государства окажется под угрозой. Не стоит забывать и о том, что на подготовку некоторых ресурсов требуются годы, но в подходящий момент их можно пусть в ход. Иллюстрацией этому служит аннексия Крыма. Украинцы не знали, что готовят там россияне, а в 2014 году внезапно оказалось, что полуостров отделяется от России. Москва много лет работала там над созданием выгодной для себя ситуации, а когда подвернулся подходящий момент, воспользовалась им.

— Как вы считаете, остается ли Польша для Запада авторитетом в сфере восточной политики?

— В какой-то мере да. Долгие годы Польшу считали таким авторитетом и особенно внимательно прислушивались к нашему мнению по Украине. С Россией в этом плане было сложнее. В последнее время из-за кризиса в контактах между Варшавой и европейскими институтами, а также отдельными странами ЕС к нам в этой теме стали прислушиваться меньше. Сильнее всего нашему имиджу вредят двусторонние проблемы. Во-первых, это отношения с Украиной, которые в последние 25 лет еще не бывали такими сложными. С одной стороны, на них оказывают влияние споры на тему истории, с другой — наши разногласия с Брюсселем. Из-за них Киев больше не считает Варшаву своим адвокатом на европейской арене. Похоже выглядит ситуация с Россией, которая была готова сотрудничать с польским государством только при условии, что оно сохранит влияние на процесс принятия решений в Европе. Раз Варшава его утратила, Кремль больше не считает ее привлекательным партнером. В свою очередь, с нашей точки зрения, проблемы в отношениях с Россией и Украиной проистекают из их идеологизированной исторической политики, которая осложняет диалог.

— Перед лицом угрозы российского империализма стратегическое сотрудничество с Украиной должно стать для Польши приоритетом, однако, украинские власти выдвигают нам удивительные требования, например, по поводу восстановления памятника УПА (запрещенная в РФ организация — прим.ред.) в селе Грушовичи.

— Я считаю, что в этом историческом споре незрело ведут себя обе стороны — и Киев, и Варшава. Каждый ошибается по-своему. Варшава, которая справедливо, но, на мой взгляд, слишком резко поднимает тему, например, Волынской резни, забывает, что Украина ведет на востоке войну с Россией. Польское руководство не умеет отделять исторические вопросы от стратегических, а в некоторых высказываниях мы слышим, что стратегия даже становится заложницей истории. Кроме того, мне кажется, что Польша недостаточно твердо осуждает антиукраинские инциденты, которые происходят на территории нашей страны.

Киев же старается не замечать любые сложные для него темы, как, например, Волынская резня, выстраивая таким образом довольно плоский образ, прославляющий украинский народ. Такой курс явно контрпродуктивен, и к примирению с Польшей он не приведет. Украину оправдывает лишь ее очень молодая государственность и продолжающаяся война.

Я считаю, что существующие проблемы в настоящий момент решить невозможно. Единственный выход — это «согласие на несогласие», которое должны высказать обе стороны. Речь идет о том, что мы можем в чем-то не соглашаться, но одновременно — вести диалог, не позволяя разногласиям его парализовать. Другого выхода я сейчас не вижу. Придется подождать подходящего момента, когда обе стороны станут более зрелыми и смогут окончательно нормализовать свои отношения, к чему следует стремиться и полякам, и украинцам.

Польша. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 сентября 2017 > № 2317517 Катажина Пелчиньска-Наленч


Россия > Образование, наука > ras.ru, 20 сентября 2017 > № 2317455 Григорий Трубников

Академик Григорий Трубников: «Я поездил по стране и могу точно сказать, что наша наука развивается»

Председатель правительства РФ Дмитрий Медведев утвердил план реализации Стратегии научно-технологического развития России.

О cтратегии и о будущем российской науки — заместитель министра образования и науки РФ, академик РАН ГРИГОРИЙ ТРУБНИКОВ.

— Григорий Владимирович, Стратегия научно-технологического развития — это чрезвычайно важный для российской науки документ, важная программа. Расскажите, пожалуйста, почему Стратегия научно-технического развития принята именно сейчас, каковы предпосылки к разработке этого документа?

— Стратегия научного развития — важнейший для государства документ, он по определению должен с определенной периодичностью обновляться. Подобные документы в России принимаются каждые семь-десять лет, то есть и время пришло. Это с одной стороны. С другой стороны, мир сегодня стоит на пороге очередной технологической революции — промышленной, интеллектуальной. И мы непременно должны на это реагировать. Кроме того, в нашей стране произошли тоже определенные перемены в секторе науки и технологий: идут определенные трансформации в Академии наук и в вузовском секторе, созданы объединенные корпорации, созданы институты генеральных конструкторов и технологов, начали сооружаться первые мегасайенс-проекты. Наконец, определенные глобальные политические и экономические процессы нас тоже тонизируют. Одним словом, считаю, что для принятия стратегии выбран правильный момент. Кстати, крайне важно заметить, что современная Стратегия научно-технического развития поставлена руководством нашего государства на один уровень со Стратегией национальной безопасности. — Видимо, подобные стратегии существуют и в других странах. Учитывался ли их опыт? Если да, то каков он?

— Обязательно. Такие стратегии принимаются во всех развитых странах. А Россия не просто развитая страна. Я считаю, что в науке и технологиях мы относимся к лидерам. И мы должны эту планку держать, участвовать в конкурентной гонке, которая довольно агрессивна. В США стратегия была принята в 2010–2011 годах, Китай тоже недавно принял новую стратегию научно-технического развития. Такой документ сейчас активно обсуждается и вот-вот будет принят в Японии. При компиляции своих стратегий, несомненно, страны учитывают опыт других государств. Мы, конечно, не абсолютные изобретатели, мы тоже ориентируемся на базовые стратегические документы некоторых стран. У нас есть ряд сильных институтов: ИМЭМО им. Е. М. Примакова, ВШЭ, МГУ, СПбГУ, многие другие ведущие институты и университеты, которые, помимо прочего, занимаются анализом научных стратегий развитых стран. Очень активно в этой экспертной деятельности участвуют Российская академия наук, МИД, НИЦ КИ и ОИЯИ. Наверное, важно упомянуть, что при подготовке стратегии в 2016 году были созданы десять тематических рабочих групп, объединяющие в целом несколько сотен человек. Это ведущие ученые, эксперты в разных областях. Группы были распределены по разным направлениям: «наука и общество», «наука и экономика», «наука и исследовательская инфраструктура», «фундаментальная наука», «наука и бизнес», «наука и инновации» и другие. В каждой группе работали по несколько десятков экспертов. Мне, например, выпала честь координировать работу группы по исследовательской инфраструктуре. На различных площадках — вузы, аналитические центры — эти тематические группы обсуждали и собирали материал, анализировали, предлагали разделы стратегии по своей тематике. Затем, после сборки документа, он довольно долго и конструктивно обсуждался экспертным научным сообществом, и в конце концов была сформулирована Стратегия НТР, которая была одобрена Президентским советом и затем утверждена в декабре 2016 года президентом страны. Уровень и задачи этого документа серьезны. В Китае, например, подобный документ используется в том числе для последовательного проведения в жизнь реформ в сфере науки и секторе исследовательских организаций — их разумной и прагматичной реструктуризации во имя достижения поставленных результатов. Что, на мой взгляд, правильно и логично. Думаю, нет сомнений, что если есть принятая государственная стратегия, в которой закреплен сценарий развития отрасли (огромной, в которой задействованы в той или иной степени миллионы человек) и общество понимает, для чего это делается, государству проще реализовывать процессы развития и реформирования отрасли.

— В упомянутых странах такие документы принимаются на уровне академического сообщества, научных организаций или на высшем государственном уровне? — Конечно, на уровне руководства страны — на высшем.

— Существует ли консенсус в отношении стратегии или у нее есть оппоненты? Если есть, то каковы их аргументы? — Мне кажется, что вокруг нашей стратегии есть консолидация сообщества, не только, кстати, научного, но и бизнес-сообщества, отраслевой науки, вузов. Это потому, что она принималась, как я уже говорил, при самом активном участии широкого сообщества. Но и оппоненты тоже есть — куда же без них. Никакой документ не может быть идеальным и всегда есть несколько точек зрения. А научное сообщество как раз ценно и сильно тем, что истина всегда рождается в споре. — Видимо, это означает, что стратегия открыта для изменений, модернизации. — Конечно. Главная особенность принятой стратегии в том, что это не инструкция работы для научного сообщества, а предложенная система координат будущего научно-технологического уклада. Она создана с учетом анализа мировых трендов, развития глобальной экономики, развития технологий и промышленности, анализа различных практик и систем подготовки кадров. Кстати, мы крайне внимательно изучаем и опыт в области научной кадровой политики, в частности, в странах «двадцатки ». Вообще, очень интересно — наблюдать, насколько агрессивная борьба сейчас идет в развитых странах за мозги (ученые) и за руки (инженеры). Стандартные инструменты этой борьбы известны — скажем, финансовая поддержка. Да, зарплата, несомненно, важна. Но не менее важны условия работы, состояние инфраструктуры, социальные меры поддержки. Однако, мне кажется, что в научной сфере первичны цели и задачи. Наука все же не та сфера, в которой можно зарабатывать такие же деньги, как в банковской отрасли. Специфика и мотивы другие. Здесь достигают успеха те, кто мотивирован целью, научной задачей, то есть получением новых знаний. Это ведь фундаментальная задача самой науки. Поэтому когда государство говорит обществу, что наука является приоритетом, наряду с государственной безопасностью, говорит, что готово создавать условия, развивать инфраструктуру, поддерживать прорывные исследования, — это приводит молодых людей в науку ради решения амбициозных научных задач. — Вопрос об одной из важнейших частей стратегии — «Больших вызовах». Они по определению глобальны. А международную обстановку вокруг России сегодня трудно назвать благоприятной. Насколько это влияет на реализацию стратегии? Как вы, ученый с большим международным опытом, видите в этих условиях возможность кооперации с трезво мыслящими зарубежными учеными, научными организациями? — Без международной кооперации большой серьезной науки быть не может. Поэтому один из базовых разделов стратегии, план действий на ближайшие несколько лет, содержит раздел о развитии международного научного сотрудничества. Нам необходимо сформулировать и утвердить прагматичную концепцию МНТС для России. Во-первых, очень важно раз в несколько лет оглядываться, смотреть на конкурентов и оценивать свое реальное место в мировой науке. Во-вторых, необходимо пересматривать приоритеты и делать это регулярно с оглядкой на международную арену. И в-третьих, не стоит гнаться за лидерством во всех приоритетных направлениях, это бессмысленно и безнадежно. Нужно поддерживать те направления, в которых у нас есть заделы, в которых мы можем и осознанно хотим стать лидерами. По некоторым направлениям нам достаточно просто мониторить ситуацию и определенные тематики исследований. Разные страны в разной степени могут себе позволить соблюсти экономически разумный баланс между подобными вещами. Кстати, в той сфере, где у нас есть задел, где мы самодостаточны — с учетом интересов национальной безопасности, с учетом экономических, геополитических, военных и прочих аспектов — определенная часть исследований может становиться закрытой. Эта грань четкая, все ее понимают, многие страны идут по такому пути.

— Международная напряженность, очевидно, является некоторым барьером. Преодолим ли он, позволяет ли стратегия находить выход в конкретных ситуациях?

— Барьеры есть, они и были и будут. Мы испытываем трудности с доступом к определенным технологиям и знаниям, это неизбежно, это тоже элемент национальной безопасности различных блоков государств. Геополитическая ситуация развивается, бывают потепления и похолодания, случается и «дружба навек» между странами, это нормальный цикличный процесс, который проходят все государства, особенно претендующие на лидерство в мире. Тем не менее скажу одну важную мысль: лидеры всех крупных государств понимают, что вне зависимости от состояния дипломатических отношений, взаимоотношения в сферах науки и культуры должны поддерживаться до последнего. Ведь именно они являются мостиками для становления периода потепления и нормализации отношений, а там и нового цикла сотрудничества и дружбы.

— Мегапроекты уже показывают свою значимость, и не только в России. Каким вам видится будущее этого начинания? Не могли бы вы в этой связи рассказать о проекте NICA, к которому имеете самое прямое отношение?

— Это важная тема. Фактически мегапроекты создаются в мире начиная с 1940-х годов (например, атомный и космические проекты). На мой взгляд, мегапроект — это не просто крупная научная установка для получения фундаментальных знаний. Mega Science Project — это элемент научной сферы, который одновременно решает очень большое количество фундаментальных вопросов. Мегапроект — это вызов для государства, которое его решило создавать. Если вы посмотрите историю некоторых заявленных мегапроектов, вы увидите, что когда, к примеру, Китай или Япония громко заявляли, ну, скажем, о многокилометровом коллайдере, то через два-три года эта инициатива затухала — оказывается, не хватает людей или не хватает знаний и технологий. Поначалу кажется, что любые технологии можно купить и они тут же у тебя заработают, как у соседей. Но потом оказывается, что для того чтобы организовать производство high-tech-продукции с тем же качеством и темпами, необходимо лет десять потратить, чтобы приобрести практику и опыт. В чистом неудобренном и невзрыхленном поле, без должной подготовки и стараний никогда ничего хорошего быстро не вырастет. Вроде все делают по чертежам и скопированным рецептам и инструкциям, но ресурс у собранных двигателей получается почему-то не десять лет, а десять дней. Оказывается, есть тонкости и детали, присадки, оснастка, освоенные методики и экспериментальное чутье, основанное не на интуиции, а на опыте. Практика — важнейшая вещь! Многие мегапроекты — например, сооружение Большого адронного коллайдера — потребовали усилий даже не десяти, а двадцати-тридцати стран. И тут еще один важный аспект: кроме обладания технологией, одной из критически сложных вещей является организация создания, управления и эксплуатации такими крупными проектами. В первую очередь нужны знания и опыт, потом технологии, сборка, а когда огромное сооружение создано, его надо еще запустить — как самолет или ракету. Можно в точности повторить все элементы, собрать, а он не полетит. Необходимо организовать сложнейший процесс взаимодействия участников такого проекта. Повторю, мегасайенс-проекты — это серьезный вызов для любой страны: технологический, научный и инвестиционный вызов. Но это и колоссальный магнит для научных кадров. Когда государство его объявило и начинает безусловно строить, сообщество поверило в реализацию планов, когда мегапроект проходит свой «экватор» (а горизонт сооружения это семь-десять лет) — он начинает притягивать колоссальные кадровые ресурсы: лучших, амбициозных, молодых. Быть причастным к большой задаче — это огромный мотив для ученого, особенно молодого. Когда мегапроект уже «на колесах», в нем задействована национальная высокотехнологичная (да и не только она) промышленность — все начинают из-за престижа дела становиться в очередь за заказами. Это в конечном итоге создает огромное преимущество для государства, потому что ты загружаешь свое производство и становишься конкурентным на рынке. Мегасайенс-проект двигает все государство — и образование, и науку, и промышленность, и политику, конечно. Что касается коллайдера NICA, то это родной для меня проект, в котором я участвовал фактически с его начала. Самым сложным было консолидировать вокруг него международное сообщество. В этой области физики сейчас развиваются четыре мегапроекта — коллайдер в Брукхейвене, экспериментальная установка на фиксированной мишени в ЦЕРНе, немецкий уникальный комплекс FAIR и наша NICA. Убедить научное сообщество, конкурентов участвовать в нашем мегапроекте было задачей непростой. Но умные люди понимают, что лучше объединять усилия, а не конкурировать. Мы с Брукхейвеном по текущим этапам, по науке, по ожидаемым датам начала эксперимента идем ноздря в ноздрю. А дальше кому повезет, тот и будет первым, в этом всегда есть определенный элемент везения. Но только складывая усилия в такой сложнейшей гонке, все проекты развиваются. Если бы работали в изоляции друг от друга, то сроки эксперимента отодвинулись бы за 2030 год. На мой взгляд, идеальный вариант мегапроекта — это когда научная идея предлагается в той же стране и теми же людьми, которые этот проект реализуют. Как с бозоном Хиггса получилось: Хиггс, Браут и Энглер независимо предложили теорию еще в далекие 1960-е годы, дальше весь мир «сложился» и созрел только в 90-е годы к созданию такого коллайдера, потом мегапроект еще почти 20 лет строили. Кстати, Россия тоже вложила огромный и финансовый и материальный и интеллектуальный вклад в него. Хиггс и Энглер получили за бозон Хиггса Нобелевскую премию (точнее, конечно, за теоретическое открытие механизма, который обеспечил понимание происхождения масс элементарных частиц). Мы, да и многие другие страны участвовали в проекте. Это тоже было хорошо и важно — мы получили технологии, получили знания, воспитали людей. Тем не менее сливки снимают те, кто идею предложил и дожил до ее воплощения. Что касается проекта NICA, то в его основе лежат идеи в том числе наших, дубнинских теоретиков о том, что именно в определенном диапазоне плотностей и температур и с определенными пучками сталкивающихся тяжелых ядер нужно искать эффекты фазовых переходов в сильновзаимодействующей ядерной материи. Если повезет, у нас будет проект Born in Russia, который от идеи и до получения результата будет иметь абсолютно наш приоритет. У нас в России развиваются еще пять проектов. Это высокопоточный реактор ПИК, совершенно уникальное сооружение. Когда он заработает, это будет лучший и самый мощный нейтронный источник в мире. Его создает в Гатчине Курчатовский институт. Еще один проект — токамак нового поколения на базе научного центра в Троицке — это путь к управляемой термоядерной реакции с помощью сверхсильных магнитных полей и исключительно омического нагрева плазмы. Далее, мощная лазерная установка со сверхсильными световыми полями в Нижнем Новгороде на базе ИПФ РАН — это уникальный проект. Лазерные импульсы будут создавать локальные поля колоссальной мощности, которые позволят исследовать пространственно-временную структуру вакуума и смоделировать процессы, которые протекают в недрах звезд. И еще один проект — новый электрон-позитронный коллайдер в Новосибирске в Будкеровском институте. Тоже уникальная машина, которая позволит проводить эксперименты по проверке Стандартной модели и изучению структуры материи с недостижимой ни для кого в мире точностью. Коллайдеры были предложены у нас еще в 1960-е годы в ИЯФ СО РАН академиком Г. И. Будкером. Дальше эта технология распространилась по всему миру, во многих местах заработали коллайдеры, несколько экспериментов на них получили Нобелевские премии, только не в России. То есть технологию предложили именно мы, мы являемся экспертом в этой области, но при этом самый лучший коллайдер — не у нас. Это неправильно. Советский Союз вообще предложил много технологий всему миру, при этом лучшие работающие образцы таких технологий, к сожалению, не нашли места и поддержки у себя в Отечестве. Кстати, по поводу экспорта технологий можно и в такую неожиданную сторону порассуждать. Возможна и такая политика, когда наука, таланты наряду с технологиями тоже являются продуктами экспорта. Например, Индия занимается подготовкой и экспортом специалистов в области медицины. У них одно из лучших медицинских образований, одна из лучших практик, они для всего мира готовят хороших врачей. У нашего научного сообщества есть еще несколько прекрасных предложений по мегапроектам: я надеюсь, что за два-три года мы пройдем с ними также путь от идеи до сформулированного проекта. Это, в частности, мегаустановки по исследованию одной из самых загадочных частиц нашей Вселенной — нейтрино. Очень перспективное направление, предмет охоты всего мира. В Антарктиде недавно запустили мегапроект для нейтринной физики — кубокилометровый детектор нейтрино во льду — «Ice Cube». Он измеряет потоки нейтрино, влетающие в нашу Землю с Северного полушария и проходящие сквозь нашу планету. Мы (ИЯИ РАН, ОИЯИ, немецкие и итальянские наши коллеги) на Байкале тоже начали создавать похожий детектор, в уникальной чистой байкальской воде, у которой будет преимущество перед антарктическим. В Антарктиде гирлянды детекторов вморожены в лед на глубину почти в километр. А слои льда, как выяснилось, со временем движутся — рвутся гирлянды, возникает преломление световых потоков от детектируемых частиц и это снижает точность экспериментальных данных. На Байкале постановка эксперимента куда проще, а значит, удобнее и дешевле, да и ожидаемые точности измерений гораздо выше. Я надеюсь, что проекты, связанные с нейтринной физикой, в следующем году обретут статус Mega Science и мы начнем двигаться в этом направлении в контакте с международным сообществом. Для международной науки важно, что создаем партнера для Ice Cube, который будет исследовать потоки нейтрино, влетающие со стороны Южного полюса, таким образом, оба детектора совместно смогут дать наиболее полную картину о космических потоках нейтрино, летящих из космоса к нам и несущих информацию о различных процессах и объектах Вселенной. Еще один проект наверняка состоится в области астрономии и астрофизики, где наши научные школы традиционно очень сильны. Мы стараемся также консолидировать сейчас научные организации и университеты для создания большого сетевого распределенного инфраструктурного мегасайенс-проекта в России для работы в области анализа и хранения больших данных. — Вам не кажется, что информационное сопровождение российской науки значительно отстает от новостного шума вокруг западной науки? — Я с вами согласен. Конечно, мне бы хотелось, чтобы, включая центральные каналы в прайм-тайм, я и дети мои видели сюжеты об успехах в науке: нашей и мировой. Политика важна. Но наука важна не менее. Придя на пост замминистра, я считал, что много знаю о российской науке (в первую очередь, конечно, в своем секторе, в ядерной физике). Однако, поездив стране, познакомившись с установками, я понял, насколько успешно у нас в регионах развивается сфера исследований и разработок. В Архангельске, во Владивостоке, в Иркутске, Красноярске, Казани, Ростове, Нижнем Новгороде… Нам есть чем гордиться, у нас очень много ярких проектов — от маленьких лабораторий до больших центров. Об этом надо говорить. Я считаю, что небольшие яркие сюжеты на центральных каналах в доступном формате (а наши ученые умеют это делать) о научных достижениях должны стать элементом политики государства. Каналы государственные, государство должно влиять на их политику. Нужно освещать и геополитику, и экономику, это важно, но рассказывать об успехах российской науки — обязательно. — Вы много лет проработали в Дубне. А это особое место на карте российской науки. После знаменитого роммовского фильма это символ романтического, бескорыстного отношения к науке. Оно было очень сильно в послевоенной российской науке и, как мне кажется, отличает Россию от Запада. Как вы думаете, такая доминанта еще сохранилась или она уже затерта иными, материальными мотивами? — Считаю, что сохранилась. Кстати, предлагалась идея снять «Девять дней одного года» в версии 2017 года. Но сейчас время другое: телеканалов слишком много, интернет нас опутал, трудно достучаться до аудитории. Нужно искать современные пути популяризации науки, пути доступа к обществу, их много. Надо работать с молодежью, проводить международные фестивали науки и конкурсы работ, проектов, стартапов, развивать институт научно-популярных лекций (этакий «Научпросвет»). Например, в Дубне мы проводим «Школу русского репортера», которая в нынешнем году собрала около 700 человек (пару лет назад я тоже читал там лекцию, тогда было порядка 400). Палатки, лес, Волга, проекты — ребята там живут месяц, горящие глаза… Я общался с ними два часа, и меня приятно поразила глубина их вопросов и понимания, мне было с ними безумно интересно. Атмосфера служения науке сохранилась — в Дубне, в Новосибирске, Санкт-Петербурге, Томске, такие точки в России есть, но их немного и их надо поддерживать, да и вообще-то множить, конечно. Самому мне очень повезло в том, что больше 20 лет назад я оказался в Дубне, приобрел бесценный опыт, не теряю веры когда-нибудь туда вернуться, в науку. Сейчас, работая на посту заместителя министра, я могу транслировать традиции, менталитет, «воздух» научного сообщества Дубны, который считается эталоном, наряду с легендарной научной культурой новосибирского Академгородка, Курчатовского института, Питерского физтеха… К тому же одной из сильных сторон сообщества Дубны являются традиции международного сотрудничества. — Личный вопрос. Вы многодетный отец, как вам удается сочетать такую, без преувеличения, титаническую нагрузку с воспитанием детей, с семейными делами? Позволяете ли вы себе — и как — хотя бы на время отключиться от служебных обязанностей?

— Да, у меня трое детей, они еще все маленькие, так что пока, как говорят: маленькие детки — маленькие бедки. Когда жил в Дубне, активно занимался спортом — волейбол, лыжи, одно время альпинизмом, поездки с семьей по многочисленным красивым уголкам нашей любимой страны. Сейчас ритм жизни, конечно, изменился: тоскую по спортивной нагрузке и общению со старыми друзьями, моими близкими коллегами, с которыми практически жили на ускорителе. На выходные стараюсь вырываться в Дубну, чтобы пообщаться с семьей: дети и жена — конечно, это главное, они мне преданы и они всегда ждут. По поводу своей роли в воспитании детей приведу одну хорошую аналогию. Хорошая, правильная семья — это фактически хорошая научная школа. Это ведь отнюдь не седовласые старцы, облеченные наградами, окруженные учениками, ничего не делающие и почивающие на лаврах, как считают некоторые. Научная школа — это прежде всего преемственность и взаимопомощь поколений. Родители, у которых самый продуктивный возраст, занимаются работой, обеспечивают семью и собственным примером показывают, как нужно правильно в этой жизни поступать. У них, занятых, как правило, мало времени на системное (можно и так сказать) общение с детьми. А бабушки и дедушки, у которых времени и опыта больше, занимаются спокойным методичным воспитанием внуков, читают им, наполняют их время знакомством с окружающим миром, прививают мораль, человеческие ценности и хорошие манеры. По такому же принципу устроена классическая успешная научная школа. А Дубна — это конечно, Дубна! Вырываясь туда, обязательно стараюсь попасть на площадку коллайдера NICA: понаблюдать, как идет это грандиозное строительство, почувствовать себя частью большой команды и большого проекта. Конечно, в Дубне меня обогащает общение с моими друзьями, коллегами по Институту и моими научными учителями. Родителями, которые переживают за нашу науку и за слишком динамичную и суетную нашу жизнь. Зимой — лыжи, летом — Волга, лес, волейбол — в любое время года. Одним словом, набираюсь энергии. А потом в Москву — и за работу.

Интервью взял Андрей Михеенков , Коммерсантъ Наука

Россия > Образование, наука > ras.ru, 20 сентября 2017 > № 2317455 Григорий Трубников


Россия > Образование, наука > ras.ru, 20 сентября 2017 > № 2317454 Геннадий Красников

Академик Геннадий Красников: Как вернуть РАН прежний высокий статус

Учёный не должен бегать за грантами

Первая попытка выбрать президента Российской академии наук была предпринята ещё в марте. Но накануне голосования все трое претендентов вдруг сняли свои кандидатуры. После срыва выборов Госдума приняла поправки в закон о Российской академии наук, дающие правительству право согласовывать кандидатуры на пост главы РАН, а президенту – право отказаться утверждать избранного академиками руководителя.

Новые выборы пройдут на общем собрании академии 25 сентября, 27-го должна быть официально объявлена фамилия нового президента РАН. Сегодня о настоящем и будущем науки размышляет один из кандидатов на этот пост – академик РАН, генеральный директор АО «НИИМЭ», председатель совета директоров ПАО «Микрон», доктор технических наук, профессор Геннадий Красников.

– Геннадий Яковлевич, после скандалов последних лет в обществе создаётся ощущение, что РАН уже не руководит наукой. Так ли это?

– Нельзя сказать, что РАН уже не руководит наукой. Российская академия наук по-прежнему – ведущая научная организация страны. Однако за годы реформ она, к сожалению, утратила возможность прямого руководства наукой, влияния на принятие решений по запуску стратегических проектов, свой авторитет у власти и общества. В результате учёные чувствуют себя на обочине общественных процессов, а фундаментальные исследования финансируются по остаточному принципу.

Необходимо срочно предпринять ряд шагов, которые вернут академии реальное управление научной деятельностью не только в институтах РАН, но и в стране в целом. Нужно сформировать на новой качественной основе целостный научный сектор, включающий все стадии получения и развития научного знания, технологий, хозяйственных и управленческих практик.

РАН должна взять на себя ответственность за научно-методическое обеспечение формирования и реализации научно-технической политики, восстановить статус организации, способной в инициативном порядке и по запросу государства реализовывать масштабные стратегические проекты, способные изменить положение всей страны в мировом научно-технологическом пространстве – от совершенствования системы образования до модернизации высокотехнологичной российской экономики.

Для развития фундаментальной и прикладной науки нужно создать механизмы достаточного финансирования из нескольких источников: за счёт средств государственного бюджета, внебюджетных фондов, федеральных целевых программ, инвестиций со стороны бизнеса.

Кроме того, для повышения эффективности в новых условиях необходимо существенно перестроить работу руководства РАН, Президиума, отделений, аппарата и служб академии. Нужно восстановить единую систему управления институтами РАН, их подчинённость отделениям, а роль отделений РАН, в свою очередь, должна быть значительно усилена: они должны получить больше полномочий. Региональным отделениям РАН необходимо дать больше возможностей для решения задач научно-технологического развития регионов.

– Как должны строиться отношения РАН и ФАНО?

– К сожалению, за прошедшие с начала реформы четыре года ФАНО не удалось оптимизировать бюджеты на науку, обеспечить первоочередность финансирования фундаментальных исследований: бюджет академических институтов за 2013–2017 годы сократился почти на 20 млрд руб. При этом ФАНО вполне удовлетворительно справилось с учётом имущества академических институтов.

Но этим агентство не ограничилось и в последнее время стало всё активнее осуществлять надзорные функции по отношению к академическим институтам, формировать «параллельную» систему управления научными исследованиями. В борьбе за эффективность расходования бюджетных средств ФАНО сокращает количество институтов РАН, проводя их объединение в научные центры по формальному признаку, совершенно не учитывая их подчинённости различным отделениям академии и то, что они ведут исследования в непересекающихся научных направлениях. Такой подход неизбежно приводит к деструктивным для развития науки последствиям.

Подобные действия, по мнению многих членов РАН, просто недопустимы: управление наукой может осуществляться лишь профессиональными учёными, которые тонко чувствуют зарождение и развитие мировых и национальных трендов научных исследований, их возможные трансформации и появление перспективных технологий.

Нужно признать, что правило «двух ключей» так и не стало эффективным способом управления наукой – оно просто не работает. Сейчас нам необходимо как можно быстрее законодательно зафиксировать контуры управления всей наукой в стране, определив РАН ведущей организацией в этом процессе, чётко и недвусмысленно сориентировав ФАНО исключительно на управление имущественным комплексом организаций.

– Недофинансирование академической науки привело к тому, что многие учёные работают в основном по грантам.

– Вся наука не может строиться на одних только грантах. Основной доход должен быть связан с заработной платой. Только так учёный может на системной основе выполнять научные исследования, получая достойные научные результаты.

У нас же основной доход учёных связывают не с заработной платой, а с грантовым и проектным финансированием. Но сами гранты, как правило, небольшие, и приходится постоянно за ними «бегать», заполнять бесчисленные анкеты и отчёты в ущерб своей основной научной деятельности. Работой по грантам активно занимаются те, кто умеют эти гранты «добывать», а как быть учёным, которые этого не умеют? Мы должны дать им возможность работать за достойную базовую заработную плату, чтобы они не тратили своё время на «беготню».

Конечно, это не отменяет требований к оптимальному сочетанию различных источников финансирования, но от перекоса в сторону конкурсного финансирования нужно уходить.

– Чтобы создать наукоёмкую промышленность, нужны и учёные, и высококвалифицированные специалисты-практики. Академия наук участвует в разработке стратегии развития образования?

– Значительный успешный опыт РАН в области научно-педагогической деятельности определяет необходимость участия академии в разработке образовательных программ и их экспертизе на каждом уровне образования. Принятие этой меры необходимо не только в интересах развития кадрового потенциала научных организаций, но и для возвращения российскому среднему образованию статуса лучшего в мире. Должна быть реализована новая технология гибких индивидуальных образовательных траекторий подготовки исследователей.

Нам необходимо создать на базе институтов РАН национальный исследовательский академический университет нового сетевого типа, действующий в масштабе всей страны и занимающийся научно-образовательной деятельностью на уровне магистратуры и аспирантуры, который будет дополнять существующие высшие учебные заведения, аккумулировать образовательный потенциал.

РАН, являясь ключевым экспертом в сфере науки, должна также стать экспертом и в вопросах присуждения учёных степеней и званий, получить возможность запускать и сопровождать исследовательские аспирантуры и магистратуры в организациях научного сектора. Академия должна получить полномочия по созданию и закрытию диссертационных советов, оценке качества научных исследований, результаты которых представлены в диссертационных работах, а Высшая аттестационная комиссия должна войти в состав РАН.

– Сегодня экспертизу, по сути, всех проектов для государства ведёт Высшая школа экономики. Разве это не задача РАН?

– Академия наук всегда была главным стратегическим экспертом для государства в вопросах геополитических отношений, безопасности страны, развития промышленности. За годы реформы академией создан корпус экспертов, включающий более 7000 учёных из 79 регионов России, экспертные комиссии при Отделениях РАН и главный Экспертный совет при Президиуме РАН. За три года академия провела экспертизу более 10 000 научных результатов; 100 проектов нормативно-правовых актов, государственных программ, крупномасштабных проектов.

Институт независимой экспертизы РАН должен развиваться: она должна стать основным механизмом отбора проектов, соответствующих научно обоснованным приоритетам развития страны, обязательной при принятии на государственном уровне законодательных инициатив, определяющих развитие научно-технологического и инновационного сектора.

Накопленная исследовательская мощь и уникальный кадровый потенциал академии обеспечат качественную экспертную оценку инновационных проектов и их результатов во всех отраслях экономики, позволят проводить постоянный мониторинг не только качества исследований, но и предотвращать дублирование работ при их выполнении за счёт средств государственного бюджета.

– Если вы станете президентом РАН, с чего начнёте? С улучшения микроклимата в самой академии или с восстановления диалога с властью и обществом?

– Необходимо наладить взаимодействие и с внешней, и с внутренней средой. Здесь всё взаимосвязано: невозможно строить рабочие отношения с властью, когда внутри академии нет единства и наоборот – налаживать взаимодействие внутри академии, когда власть и общество не понимают, что в академии происходит.

Меня очень беспокоит то, что наше общество утратило умение гордиться отечественными научными разработками и начинает воспринимать учёного только в случае его успеха за границей. Такое отношение не вполне объективно, его просто необходимо изменить.

РАН существует на государственные средства, и мы обязаны разъяснять власти, обществу, чем занимается академия, какие исследования и работы ведутся и зачем. Решение этой задачи требует научной и просветительской активности членов РАН, а также повышения активности опытных журналистов в серьёзных и объективных изданиях.

Беседу вёл Алексей Дианов, Литературная газета

Россия > Образование, наука > ras.ru, 20 сентября 2017 > № 2317454 Геннадий Красников


Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 20 сентября 2017 > № 2317361 Ирина Бусыгина

Разворот к малым. Что России следует пересмотреть в своем подходе к ЕС

Ирина Бусыгина

Из-за ставки на дальнейшее ослабление Евросоюза Россия уверена, что развивать отношения имеет смысл только с крупными державами ЕС. Но европейские институты устроены так, что крупные страны не имеют возможности там доминировать. России необходимо изменить подход в отношении малых стран Евросоюза, ведь именно они будут стремиться к большему объединению в сферах обороны и безопасности

Отношение России к Евросоюзу всегда отличала некая мелодраматичность: от надежд мы переходили к разочарованию, от разочарования – к почти открытому пренебрежению. ЕС как региональное объединение не принимался в серьезный расчет, «политический карлик» не считался и не считается серьезным игроком на международной арене.

Из такой перспективы строились и политические калькуляции: почти общим местом стало рассуждение о том, что сплоченный Евросоюз и невозможен, и невыгоден России, так что вместо выстраивания продуманного подхода к ЕС в целом России целесообразнее строить отношения сепаратно, с наиболее крупными его членами, особенно с теми, кто по различным причинам склонен относиться к России с пониманием.

Эти расчеты оказались неверны. Именно сейчас в Евросоюзе идет интенсивное развитие процессов интеграции, причем в тех областях, которые до сих пор считались неподъемными для интеграции, – это сферы общей обороны и политики безопасности.

Тем не менее ЕС, этот «восточный фланг Большого Запада», еще не потерян для России. И если принципиальное улучшение отношений, по крайней мере в краткосрочной перспективе, невозможно, поскольку доверие к России подорвано, то существует надежда на неухудшение отношений, что уже означало бы изменение неблагоприятной для России динамики последних лет. Один из способов добиться этого – принципиально изменить подход к малым странам Союза.

Как мы читаем сигналы

Казалось бы, ничто из происходящего в ЕС не остается в России без внимания. А происходит в последние годы многое. Тем удивительнее, что практически любой процесс получает в России исключительно негативную оценку с точки зрения дальнейших перспектив евроинтеграции.

Кризис еврозоны толкуется как манифестация того, что ряд входящих в нее стран не способен и не желает соответствовать навязанным другими странами критериям в ущерб собственным национальным интересам. Миграционный кризис – как неспособность наднациональных институтов разработать и ввести механизмы регулирования и добиться солидарности стран Союза. Брекзит – как первый (но важный и, главное, не последний) кирпичик, выпавший из здания Евросоюза, свидетельство неизбежности его грядущего распада. Наконец, подъем популизма в Европе интерпретируется как манифестация разочарования европейских граждан в общих ценностях и наступление эпохи национализма. Выражения типа «бессильная старушка Европа» все больше определяют нынешний российский дискурс в отношении ЕС.

Фактически речь идет о том, что, рассматривая извне происходящее в чрезвычайно сложной системе, мы видим то, что хотим видеть, то, что полагаем выгодным для себя, и пропускаем те сигналы и интерпретации, которые либо могут свидетельствовать о чем-то другом, либо просто не укладываются в наши изначальные – увы, жесткие и примитивные – предпосылки. Боюсь, что подобный подход касается не только отношения к ЕС, но и используется шире – часто в отношении всего внероссийского: если кризис происходит не у нас, то это признак дефектов, ошибок, слабостей; если кризисные явления затрагивают Россию – это проверка ее жизнеспособности, которую она выдержит с большей или меньшей легкостью. Но выдержит непременно.

Ставка на ослабление

Между тем однозначная и плоская оценка происходящего в ЕС, которую в концентрированном виде можно сформулировать как ставку на ослабление и/или распад Евросоюза, чрезвычайно вредна для России. Вредна по двум причинам.

Во-первых, она не стыкуется с общей логикой интерпретаций и прогнозов общемировых процессов, принятой сегодня в России, и тем самым делает эту логику несостоятельной в глазах мирового сообщества. Ставка на провал ЕС противоречит отстаиваемой Россией идее об объективном и теоретически обоснованном процессе регионализации мирового пространства, ведущем к оформлению макрорегионов. Именно на этом теоретическом фундаменте базируется интеграция в рамках ЕАЭС. Однако если принять эту теорию, то она объясняет не только ЕАЭС, но и Евросоюз, возникший много раньше. Почему же ЕС в этом отказано?

Помимо этого, отказ от восприятия Евросоюза как консолидированного игрока ведет к тому, что и у Союза, в свою очередь, появляются не только стимулы, но и основания не воспринимать серьезно ЕАЭС. Вспомним, в 2015 году Комиссия ЕАЭС направила официальное предложение в Еврокомиссию начать диалог о создании общего экономического пространства. В ответ председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер направил письмо о принципиальной готовности рассмотреть такую возможность при соблюдении Россией ряда условий. Примечательно, однако, что письмо было направлено не в Комиссию ЕАЭС, а лично российскому президенту Путину. Это ясное указание на то, что ЕС считает Евразийский союз не более чем российским проектом.

Во-вторых, следствием неверного видения и оценок становятся неверные политические калькуляции и неверные предсказания реакции ЕС на российские действия. Посмотрим, в чем расчеты оказались неверны.

Прежде всего это санкции. В 2014 году расчет России состоял в том, что, невзирая на принятые в отношении нее санкции США, Евросоюзу договориться по этому вопросу не удастся. Такие расчеты базировались, казалось бы, на вполне достоверных данных. Действительно, в отличие от простого президентского декрета в США, в ЕС по процедуре для принятия санкций нужен консенсус, то есть одобрение всех 28 государств в Европейском совете. А это практически невозможно, принимая во внимание различную интенсивность экономических связей с Россией, а значит, и разную тяжесть экономического бремени, которую страны-члены будут нести при приеме санкций.

Следовательно, ЕС должен был расколоться по российскому вопросу. В пользу такого предположения вроде бы свидетельствовали и заявления глав ряда государств ЕС. Тем не менее консенсуса в ЕС достигли: санкции были не только одобрены, но и неоднократно продлены. И едва ли стоит рассчитывать на их отмену в начале 2018 года.

Далее. Ставка на ослабление ЕС явно игнорирует происходящее. Пока мы тщательно собираем свидетельства грядущего распада и общего хаоса, охватившего Союз, он объединяется, как никогда ранее. Причем сотрудничество идет как раз в тех областях, которые наиболее сложны для интеграции, – в области оборонной политики и политики безопасности. В этих областях за последний год было сделано больше, чем за прошлые десять.

Обеспечение безопасности стало главным приоритетом Евросоюза, большинство его граждан поддерживают лозунг «больше Европы», когда речь идет о безопасности и обороне. В «Глобальной стратегии ЕС», представленной Федерикой Могерини, верховным представителем ЕС по иностранным делам и политике безопасности, в июне 2016 года усилия по продвижению к созданию полноценного союза европейских государств в этой области были названы определяющими для будущего ЕС. Интересно, что именно выход Великобритании из ЕС (пресловутый кирпичик, выпавший из здания) считается многими экспертами позитивным событием с точки зрения такого продвижения, поскольку Британия была основным тормозом процесса.

Не стоит забывать и то, что практическое воплощение такого подхода России к Союзу объективно подталкивает ЕС к сближению его позиции по России с позицией США. Серьезное военное сдерживание России в ЕС считают (пока) слишком рискованным, идея о формулировании альтернативы подходу к России, который сложился в США, пока не отброшена, и России стоит это использовать.

Наконец, следствием ставки на дальнейшее ослабление Евросоюза становится идея, что развивать отношения имеет смысл только с крупными державами ЕС. Понятно, что видение международных отношений в духе игры с нулевой суммой между несколькими мощными странами, где выигрышем является доминирование и контроль, отличает российский подход в принципе. Не стоит обсуждать в рамках этой статьи эффекты такого подхода в глобальном масштабе, однако можно утверждать, что он точно неразумен в отношении ЕС, где малых стран значительно больше, чем крупных (которых, кстати, после брекзита стало на одну меньше). А нормы представительства в институтах ЕС, по крайней мере Европейского совета, который и определяет внешнюю политику Союза, устроены таким образом, что крупные страны не имеют возможности доминировать.

О важности малых стран ЕС

Одним из основных мотивов, определяющих внешнюю политику малых стран, является чувство уязвимости – политической и экономической. Экономическая открытость и уязвимость по отношению к внешним вызовам как следствие контроля над относительно небольшими ресурсами повышают вероятность и масштаб потерь для малого государства по сравнению с крупным. Следовательно, малые государства будут более склонны к формированию коалиций или вступлению в уже существующие; участие в коалициях потенциально должно позволить малым странам разделить бремя потерь с союзниками и/или успешнее отвечать на внешние вызовы, действуя в группе. Иными словами, в составе коалиции малые страны получат больше шансов сформировать и реализовать успешную политику в отношении изменяющихся внешних условий и проводить решения, которые они бы не смогли проводить, действуя независимо.

Вступая в союзы (альянсы, коалиции), малые государства получают сразу несколько выгод – от экономии на расходах (прежде всего на обеспечение безопасности) и возможного фрирайдерства (что дает возможность еще большей экономии) до формирования коалиций внутри союзов (что позволяет повышать вероятность появления желаемого общего решения). Исследователи малых европейских стран сходятся в одном: по тем или иным причинам малые государства будут стремиться либо сформировать коалицию, либо присоединиться к уже существующей и, находясь в ее составе, предпринимать усилия для того, чтобы поддерживать и наращивать ее жизнеспособность. Сказанное тем более верно для политики малых стран ЕС, когда в Союзе отсутствует гегемон и институты устроены благоприятным для представительства малых стран образом.

Кроме того, в отличие от крупных стран ЕС, которые формируют свои приоритеты по всей повестке Союза, малые страны (в силу ограниченности ресурсов) концентрируют свои интересы внутри ЕС более направленно, то есть по ограниченному кругу вопросов. Малый размер позволяет им четко формировать свои приоритеты и отстаивать их, проводя более гибкую политику по другим вопросам. Малые страны служат важной опорой Еврокомиссии, мотора европейской интеграции. В то время как крупные страны зачастую выступают против брюссельских инициатив.

Помимо этого, сила малых стран в ЕС существенным образом зависит от их способности формировать коалиции и в дальнейшем поддерживать их, находя компромиссы между участниками. Формируя и поддерживая коалиции, малые страны делают существенный шаг вперед в продвижении своих интересов: от выгод пассивного фрирайдерства к проактивной защите своих интересов в Евросоюзе.

Существует так называемая дилемма малых стран, которую можно описать как «сопротивляться или примкнуть к победителю» (balance-or-bandwagon dilemma). Эта дилемма традиционно обостряется для малых стран в период конфронтации между крупными державами.

В случае Евросоюза дилемма малых стран выглядит следующим образом. Сценарий, предполагающий, что после распада ЕС малые страны сформируют в дальнейшем свои союзы, не выглядит реалистичным. Сценарий, предполагающий, что часть этих стран (расположенных на восточном фланге Евросоюза) примкнет к коалиции вокруг России, попросту безумен. Поэтому логично предположить, что малые страны будут активно выступать за дальнейшую интеграцию в рамках Евросоюза, особенно в приоритетных ныне сферах политики безопасности и обороны, располагая при этом институциональными ресурсами, которые много больше их чисто экономического потенциала.

Что может сделать Россия

Как пишет Андрей Кортунов: «Прежде всего, не следует тешить себя иллюзиями, что наши проблемы в отношениях с Западом каким-то образом решатся за счет радикальных перемен на самом Западе и что главная задача Москвы – перетерпеть, переждать, пересидеть, пережить пусть крайне неприятный для нас, но непродолжительный период неблагоприятной мировой политической конъюнктуры». Это чрезвычайно здравое и справедливое замечание. Однако если в отношении США такой иллюзии нет (что бы ни утверждалось публично), то в отношении Евросоюза она явно присутствует. Дескать, подождем – сами ослабеют и развалятся.

Подобные калькуляции не только неверны в принципе, они опасны в практическом отношении, поскольку подталкивают российское руководство к неверным внешнеполитическим подходам и решениям. Гораздо разумнее было бы использовать нынешний момент для перелома динамики в отношениях с Евросоюзом, пока такая возможность существует и мысль, что нужно искать выход из сложившегося тупика в отношениях с Россией вне сценария жесткого сдерживания, присутствует в умах европейских элит. Необходимо ставить задачу не качественного улучшения отношений (это сейчас невозможно), но хотя бы не ухудшения переговорной позиции России.

Для этого необходимо изменить подход в отношении малых стран Евросоюза, ведь именно они будут стремиться к большему объединению в сферах обороны и безопасности. Изменить подход следует принципиально, а не селективно, когда отношения развиваются с теми национальными элитами, которые настроены пророссийски или, по крайней мере, критичны в отношении наднациональных институтов.

Послать соответствующий сигнал о диалоге Евросоюзу можно было бы, предложив возродить институт саммитов ЕС – Россия, последний из которых состоялся в 2014 году. А разговаривать об этом можно было бы с малой страной Эстонией, которая сейчас председательствует в Совете ЕС.

Такой поворот к малым странам труден для России по многим соображениям, однако он не означает (или может не означать) принципиального изменения общего подхода России к структуре международных отношений. Речь идет лишь о признании того, что в Евросоюзе все устроено по-другому и малые страны действительно играют чрезвычайно важную роль. Понятно, что даже это признание потребует усилия, однако его необходимо сделать. Иначе дальше потерь будет больше, причем потерь стратегических.

Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 20 сентября 2017 > № 2317361 Ирина Бусыгина


Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 20 сентября 2017 > № 2316637 Александр Калинин

Встреча с президентом общественной организации «ОПОРА России» Александром Калининым.

Состоялась встреча Владимира Путина с президентом Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА России» Александром Калининым.

Обсуждались вопросы, связанные с внедрением кассовых аппаратов, позволяющих в режиме реального времени передавать фискальные данные в налоговые органы, а также экономические последствия для малого и среднего бизнеса реализации инициативы по уравниванию МРОТ и прожиточного минимума.

* * *

В.Путин: Александр Сергеевич, прежде всего хочу поздравить Вас и всех ваших коллег с юбилеем одной из наиболее активно действующих организаций, которая занимается поддержкой малого, среднего предпринимательства в нашей стране.

Уже 15 лет прошло, за это время проделана очень большая работа Вами, Вашими коллегами в контакте с Правительством Российской Федерации, Администрацией Президента.

Вы принимаете непосредственное, прямое участие в подготовке проектов законов, подзаконных актов, других актов, которые так или иначе, напрямую либо косвенно влияют на деятельность бизнеса, прежде всего в данном случае на деятельность малого и среднего предпринимательства. Хотел бы поблагодарить Вас и Ваших коллег за такое активное, деятельное участие, совместную работу.

Знаю, что совсем недавно, на днях прошёл юбилейный форум, где тоже обсуждались конкретные вопросы, представляющие интерес для людей, которые занимаются предпринимательством. В этой связи пару вопросов хотел бы с Вами сегодня отдельно обсудить.

Первый касается внедрения новых кассовых аппаратов, которые позволяют в режиме реального времени онлайн передавать в налоговые органы фискальную информацию. Знаю, что высказывались различные соображения и опасения по этому поводу от представителей бизнеса в связи с тем, что этот переход не учитывает специфику отдельных направлений деятельности малого и среднего бизнеса. Этот переход уже начался, с середины следующего года предполагается сделать следующий большой шаг, он будет касаться, по-моему, почти двух миллионов предпринимателей. Давайте на эту тему поговорим, как Вы видите решение этого вопроса.

И второй вопрос заключается в том, что, тоже известно Вам наверняка, нами принято решение об уравнивании МРОТ, минимального размера оплаты труда, и прожиточного минимума. Это одно из фундаментальных решений, которые всё-таки, на мой взгляд, должны привести к тому, чтобы элементарные потребности человека не находились ниже заработка, который некоторые из наших граждан до сих пор продолжают получать.

Но в то же самое время это имеет и экономические последствия для представителей малого и среднего бизнеса, которые должны делать соответствующие отчисления в социальные фонды. Здесь тоже нужно быть очень внимательными, чтобы, делая одно доброе дело, не совершать ошибок по другим направлениям и не создавать трудности для предпринимательства, в данном случае, как я уже говорил, мелкого, среднего бизнеса и самозанятых граждан.

На эти темы предлагаю прежде всего поговорить, а потом по любым другим вопросам, которые Вы считаете важными. Пожалуйста.

А.Калинин: Владимир Владимирович, прежде всего я благодарю Вас за тёплые поздравления, которые Вы прислали на юбилей нашей организации. Они были зачитаны перед делегатами форума, а там было более тысячи человек со всей нашей страны. Представительство Правительства на форуме тоже было беспрецедентным: был первый вице-премьер [И.Шувалов] и глава Центробанка [Э.Набиуллина], министры ключевые. И, естественно, в рамках форума мы обсуждали и те проблемы, которые волнуют малый и микробизнес, о которых Вы говорите.

Во-первых, контрольно-кассовая техника. Вы знаете, что мы всегда стараемся в «ОПОРЕ» идти на гребне технологий, и, когда мы обсуждали внедрение этой кассовой техники, мы, прежде всего, увидели в контрольно-кассовой технике возможности для бизнеса. Ведь на самом деле получается, ты, находясь в офисе или дома, видишь через интернет, где у тебя сколько продаётся, какой продавец работает лучше или хуже, в какое время какой товар. Это действительно технология XXI века, и мы поддержали её внедрение.

Но мы справедливо также указывали на то, что темпы, заложенные в действующем законе, чреваты тем, что это невозможно будет выполнить и бизнесу, и самим производителям. К примеру, в этом году предпринимателям поставили 1,2 миллиона касс и 1,2 миллиона накопителей. А в следующем году нужно будет поставить три миллиона касс, три миллиона накопителей, и ещё 1,2 миллиона придёт с того года, который нужно менять. Соответственно это огромные риски и срывов поставок, и очередей. Да и такое количество предпринимателей просто по своим компетенциям не успеет к установке: по подготовке сотрудников и так далее.

Поэтому первое, что бы мы предложили, – раздвинуть сроки этого закона. К примеру, что-то оставить на 2018 год, причём не на 1 июля, а, может быть, чуть позже (как показал опыт этого года, это было всё равно сдвинуто на осень), второй этап – на 2019 год и третий этап – на 2020 год. Это первое, что бы мы предложили, общаясь с бизнесом.

Второе – у нас есть 20 категорий видов деятельности по действующему закону, по которым вообще не нужно эти кассы ставить. Мы считаем, что этот перечень нужно расширить существенным образом, прежде всего посмотреть тех, кто работает по патенту. Мы предложили на 40 видов деятельности ещё расширить, чтобы они не ставили эти кассы. Они на баланс, на прозрачность потоков не влияют.

И, наконец, третий вопрос. Было ваше поручение Государственной Думе, с тем чтобы индивидуальные предприниматели не за свой счёт эти кассы покупали, а за счёт бюджета фактически, то есть предоставление им налогового вычета. Таких очень много – почти три миллиона человек. Тогда эти люди справедливо получат технологию XXI века фактически бесплатно. То есть все сервисы будут созданы другими и государством. И мы, конечно, ждём от Государственной Думы в конце этого года принятия такого порядка, чтобы индивидуальные предприниматели могли свои расходы на кассу вычесть из тех налогов, которые они платят в местный, как правило, или в региональный бюджет.

Что касается второго вопроса, про МРОТ, Вы справедливо указываете, что он также волнует бизнес. Так получилось, что индивидуальные предприниматели платят страховые взносы в привязке к величине минимального размера оплаты труда. Была такая схема принята в своё время, она работала.

Но Вы справедливо заметили, что МРОТ очень низкий, и – действительно, в чём-то это помощь бедным слоям населения – мы также считаем, что он должен быть поднят, существенно и быстрыми темпами. Но тогда индивидуальные предприниматели становятся заложниками: вроде бы благосостояние мы начинаем поднимать за счёт поднятия МРОТ, а у них платежи резко увеличиваются. К примеру, если ничего не изменить, то платёж в следующем году вырастет на 17 процентов у индивидуальных предпринимателей при декларируемой инфляции где-то четыре [процента], а в следующем году – ещё на 22 процента.

Поэтому мы бы предложили, Владимир Владимирович, если Вы это поддержите, чтобы отвязать [страховые взносы] от МРОТ и, к примеру, перейти к баллу, который даёт социальная пенсия. Если это будет не МРОТ, а размер минимальной социальной пенсии (восемь с чем-то тысяч), тогда нагрузка вырастет, но незначительно – меньше чем на 10 процентов. И вместе с тем индивидуальный предприниматель уже будет платить столько, чтобы получить именно минимальную социальную пенсию как минимум. И это затрагивает тоже более трёх миллионов человек, то есть также вопрос большой социальной значимости.

В.Путин: Что касается кассовых аппаратов, то давайте мы так пока договоримся. Торговые предприятия должны перейти, как и договаривались, к середине следующего года. Не знаю, нужно ли сдвигать с 1 июля куда-то там подальше, – поработайте с Правительством, я такое поручение Правительству сформулирую. А остальные виды бизнеса, в зависимости, конечно, от этих видов, можно перенести на год.

А то, что Вы говорили по тому, чтобы расширить количество бизнесов, которые работают по патенту, которые не должны были бы устанавливать у себя эти новые кассовые аппараты, – давайте тоже отдельно обсудим. Я считаю, что это вполне вероятно, вполне можно сделать, надо только поконкретнее посчитать, но в целом это предложение вполне приемлемо и может быть реализовано.

По второму вопросу – приравнивание минимального размера оплаты труда к прожиточному минимуму. Я не случайно этот вопрос поднял, мы обязательно это сделаем, это наша задача, наши обязательства перед гражданами и из чисто моральных соображений: люди не могут получать зарплату меньше, чем прожиточный минимум, это просто невозможно. Мы жили в таких условиях, когда не было возможности решить эту задачу. Теперь, несмотря на все сложности, всё-таки экономика растёт, мы в этом смысле взрослеем, и возможности увеличиваются. Мы обязаны это сделать, и мы это сделаем.

Конечно, таким способом нужно делать, чтобы не навредить, в данном случае тем людям, которые сами зарабатывают, да и ещё, может, какие-то рабочие места создают. Поэтому это тоже возможно, Правительству тоже эту задачу обязательно сформулирую – доработаете с ними, имею в виду [предложение] оторвать прямую связь уплаты взносов от величины МРОТ; поработайте с Правительством, это можно сделать.

Если вернуться к первому вопросу, то налоговый вычет при внедрении новой кассовой техники тоже вполне возможен. Мы с Минфином это обсуждали, в целом они не возражают, надо только детали продумать, потому что в деталях, как мы знаем, всегда проблемы, но это решаемые задачи. Как до сих пор «ОПОРА России» работала с Правительством – надеюсь, эта тесная работа продолжится. Все эти решения могут быть найдены, они будут найдены, и чем раньше мы это сделаем, тем лучше.

А.Калинин: Владимир Владимирович, я благодарю Вас за то, что Вы верите в малый бизнес, и мы это чувствуем. Я уверен, что если в конструктиве работать и с Администрацией Президента, с Вами, с Правительством, то малый бизнес покажет темпы роста выше среднемировых.

В.Путин: Очень на это рассчитываю, удачи вам!

Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 20 сентября 2017 > № 2316637 Александр Калинин


Россия. СФО > Рыба > fish.gov.ru, 20 сентября 2017 > № 2316599

В Кемеровской области открылся завод по выращиванию радужной форели

В запуске первой очереди рыбоводного комплекса, где планируется выращивание до 10 пород рыб и производство до 2,5 тыс. тонн продукции ежегодно, принял участие заместитель руководителя Росрыболовства Василий Соколов

Кемеровская область, 20 сентября 2017 года. – Крупнейший в сибирском регионе завод по производству товарной форели открылся 20 сентября на территории опережающего социально-экономического развития «Юрга» (ТОСЭР «Юрга») в Кемеровской области. В торжественной церемонии приняли участие заместитель руководителя Росрыболовства Василий Соколов, первый заместитель губернатора Кемеровской области Владимир Чернов, заместитель губернатора Кемеровской области по агропромышленному комплексу Елена Жидкова, руководитель Верхнеобского территориального управления Росрыболовства Владимир Султанов и представители рыбопромышленного комплекса региона.

На мощностях завода планируется производить более 80 тонн экологически чистой форели ежемесячно. Реализация первых партий товарной рыбы намечена на конец 2017 года. На следующем этапе развития производства предполагается выращивать до 10 различных пород рыб, в первую очередь осетра, муксуна, тилапию.

Проект строительства комплекса профинансирован лизинговой компанией ПАО «ТрансФин-М». В рамках реализации инвестиционного проекта в сентябре 2015 года создано ООО «Сибирская Инвестиционная Группа», которое уже в октябре 2016 года стало первым резидентом ТОСЭР в Кемеровской области.

Объем инвестиций на первом этапе строительства составил около 750 млн рублей. Плановый объем выпускаемой продукции 1007 тонн рыбы в год.

В 2018 году планируется строительство второй очереди. Ежегодно комплекс будет производить 2,5 тыс. тонн рыбы в год.

В основе проекта - лучшие технологические решения российских научно-исследовательских институтов ВНИРО и ВНИИПРХ по выращиванию рыбы на установке замкнутого водоснабжения, а также передовой опыт зарубежных инжиниринговых компаний в области аквакультуры.

Завод оснащен современными автоматическими системами контроля: температуры, содержания кислорода в воде, а также системами водоочистки и биофильтрации. Автономность и энергетическую безопасность обеспечивает собственный энергоблок, работающей на газе.

На третьем этапе реализации проекта рыбопромышленного комплекса, рассчитанного на 6 лет, планируется построить завод по производству комбикормов.

«Удивительно, что завод по производству радужной форели открыт именно на Кузбассе, в шахтерском крае. Уникальность проекта в том, что здесь при строительстве использованы только российские технологии, что является ярким примером импортозамещения», - сказал Василий Соколов. Он также отметил перспективы развития производства рыбной продукции в регионе и большие возможности нового предприятия в обеспечении населения области рыбной продукцией и выходу на всероссийский рынок.

Россия. СФО > Рыба > fish.gov.ru, 20 сентября 2017 > № 2316599


Россия. ДФО > Рыба. Образование, наука > fishnews.ru, 20 сентября 2017 > № 2316201 Светлана Лисиенко

Образовательный стандарт теснее привязали к профессиональному.

Минобрнауки утвердило новые стандарты для высшего образования по направлениям подготовки бакалавриата и магистратуры – «Промышленное рыболовство», «Водные биоресурсы и аквакультура». Введение этих стандартов, которые вступают в силу с 30 декабря 2017 г., Fishnews прокомментировала заведующая кафедрой «Промышленное рыболовство» Дальрыбвтуза Светлана Лисиенко.

– Светлана Владимировна, вы участвовали в разработке и профстандартов, и образовательных стандартов с самого начала. В чем суть нововведений?

– Хотелось бы немного уточнить. Непосредственной разработкой образовательных стандартов и профстандартов занимались наши коллеги из Калининградского государственного технического университета (КГТУ). Это уполномоченный Министерством образования и науки университет, на базе которого работает научно-методический совет в области рыбного хозяйства ФУМО по укрупненной группе направлений и специальностей 35.00.00 «Сельское, лесное и рыбное хозяйство». Мы – преподаватели и сотрудники кафедр «Промышленное рыболовство» и «Водные биоресурсы и аквакультура» Дальрыбвтуза – участвовали в обсуждении основных положений, давали экспертные заключения, вносили предложения, замечания, корректировки. Иными словами, в полном объеме участвовали в «рождении и продвижении» стандартов.

К слову, профстандарты по должностям, для занятия которых нужно получить профильное образование в соответствующих областях рыбного хозяйства, были утверждены одними из самых первых, еще в 2014 году. Тогда Минтруда только начинало процесс стандартизации должностей во всех отраслях народного хозяйства. В 2015 году Минобрнауки начало внедрение образовательных стандартов уровней высшего образования, так называемых стандартов 3+. В них уже была заложена основная идеология «новой» подготовки бакалавров, специалистов и магистров – ориентация на практическую подготовку, потребности работодателей и региональные рынки труда в конкретных отраслях.

Утвержденные «новые» образовательные стандарты – совсем не новые, это логичное продолжение обозначенной идеологии образования. Углубляются и связываются в одно целое подготовка специалистов с высшим образованием и их последующая интеграция в профильную отрасль для работы на конкретных должностях по соответствующим квалификационным уровням профстандартов.

Сейчас к каждому образовательному стандарту «привязан» перечень профстандартов, в соответствии с требованиями (обобщенными трудовыми функциями) которых образовательные организации должны разработать и начать реализацию образовательных программ. В помощь учебным заведениям предложат примерные основные образовательные программы, разработанные уполномоченными Минобрнауки организациями, в нашем случае это КГТУ. Поскольку «рыбное» образование в сфере рыбного хозяйства оказалось практически пионером в этом направлении, уже сейчас, с 13 по 15 сентября, в Санкт-Петербурге на очередном Пленуме научно-методического совета по рыбному хозяйству обсуждался вопрос о создании примерных основных образовательных программ. Именно на этой площадке мы обсудили все тонкости будущей подготовки специалистов не только с высшим, но и со средним профессиональным образованием, т.к. система СПО также находится на этапе структурной перестройки.

Время на так называемый переход к реализации новых образовательных программ есть. Хотя они вводятся с 30 декабря 2017 года, Минобрнауки дает образовательным организациям практически год на разработку таких программ. Т.е. можно приступать к их реализации уже с 1 сентября 2018 года и набирать новых абитуриентов.

Перевод студентов последующих курсов для обучения по «новым» образовательным стандартам можно также производить по их согласию. Такие организационные вопросы образовательные организации будут решать самостоятельно. Главное – быть готовым, иметь весь комплект учебной и учебно-методической документации, необходимое материально-техническое и кадровое обеспечение. Для образовательных организаций это не является большой проблемой, т.к. за последние 6 лет - это будет третий переход на образовательные стандарты. Система образования не стоит на месте!

– Как между собой будут увязаны профессиональный и образовательный стандарты в процессе дальнейшего трудоустройства выпускников?

– По нашему мнению, трудоустройство специалистов будет происходить по следующему сценарию. Например, есть должность мастер по добыче рыбы, на которую имеется соответствующий профстандарт. В нем установлены требования к наличию образования, к опыту практической работы для первичного занятия должности или для перехода на следующий квалификационный уровень. Также в документе определены обобщенные трудовые функции по квалификационным уровням по должностям: мастер по добыче рыбы (тралмастер), сменный мастер по добыче рыбы, старший мастер по добыче рыбы (старший тралмастер), помощник капитана по добыче рыбы, начальник службы по добыче рыбы, флагманский мастер по добыче рыбы (флагманский тралмастер), старший мастер-флагман по добыче рыбы. Это я привожу все должности, обозначенные в профстандарте «Мастер по добыче рыбы», на которые кадровые службы рыбацких предприятий могут принимать сотрудников.

При приеме на работу на эти должности или переводе на более высокий квалификационный уровень («повышающую» должность) специалист по кадрам должен руководствоваться требованиями к конкретной должности: наличием образования, опытом практической работы. Кроме того, работодатель должен проводить аттестацию на соответствие кандидата обобщенным трудовым функциям по компонентам «трудовые действия», «необходимые умения», «необходимые знания». При полном соответствии требованиям профстандарта работодатель будет обязан принять соискателя или перевести сотрудника на более высокую должность. Это, безусловно, должно создать благоприятные условия для трудоустройства и выпускников вузов и ссузов и определить их так называемую дорожную карту профессионального роста.

Одновременно образовательные организации должны разработать новые программы, ориентированные на подготовку выпускника к работе на имеющихся должностях. Учебным заведениям нужно установить набор и объем дисциплин, практик, с помощью которых студент освоит компетенции, являющиеся одновременно обобщенными трудовыми функциями по одной или нескольким должностям профстандарта.

Безусловно, будет иметь место и согласование компетенций работодателями, в т.ч. их общественными объединениями. В нашей отрасли это различные ассоциации рыбопромышленников.

Пока мы в начале пути. Думаю, что в процессе разработки новых образовательных программ образовательные организации все больше и больше должны взаимодействовать с организациями реального сектора экономики – предприятиями рыбной отрасли. Мы к этому готовы всецело.

– Будет ли еще кто-то, кроме непосредственно работодателя, проводить аттестацию на соответствие должности?

– Пройти профессиональную аттестацию можно будет как на своем предприятии, так и в планируемых Минтрудом независимых центрах аттестации, которые будут выдавать документ о соответствии. Думаю, что это правильно – уйти от субъективизма в случае возникновения каких-либо трений с работодателем. Система независимой оценки будет принята со временем для всех должностей во всех отраслях.

На сегодня такие центры только начинают создаваться. Еще нет общего представления, как это будет реально действовать на практике. Поживем – увидим.

– Центры аттестации будут при вузах?

– Нет. Вероятнее всего, на начальном этапе система независимой оценки будет выстроена на уровне региона, города. Все только начинается. Вероятно, что в аттестационные комиссии будут привлекать профильных специалистов, в том числе из вузов и профессиональных организаций (СПО).

– У вас есть представление о том, сколько и какие специалисты требуются отрасли на этот отрезок времени или на перспективу (краткосрочную или долгосрочную)?

– Такой информации, к сожалению, нет. Конечно, нам бы хотелось иметь в этом вопросе более точную информацию. Пока не существует системы прогнозирования потребности в кадрах для отраслевых предприятий по регионам.

На сегодняшний день имеется большая проблема трудоустройства выпускников на предприятия рыбной отрасли. К слову, показатель трудоустройства выпускников учитывается при ежегодном мониторинге деятельности образовательных организаций – они должны достичь установленного Минобрнауки критерия. Кроме того, у учебных заведений есть государственное задание (количество «бюджетников») на подготовку специалистов, в соответствии с которым определяется бюджетное финансирование. Иными словами, государство дает госзадание, выделяет средства, а образовательные организации должны выучить студентов или курсантов и дать готовых специалистов государству для работы в реальных секторах народного хозяйства. Это, конечно, идеальный сценарий.

На практике, к сожалению, все не так. Большинство предприятий рыбной отрасли не являются государственными. По большому счету, государство не может заставлять их нести ответственность за трудоустройство выпускников. Однако не секрет, что сегодня в рыбном хозяйстве имеется проблема с кадрами, связанная со старением персонала и другими социальными и экономическими факторами. Поэтому и для предприятий очень важен вопрос обеспечения своей потребности в кадрах на перспективу, если, конечно, предприятие работает на перспективу своего развития. Вот бы и сложить потребности бизнеса и возможности образовательных организаций в одну систему. Тем самым обозначив вектор развития и системы отраслевого образования, и кадрового обеспечения предприятий.

Безусловно, сегодня учебные заведения делают все возможное для обеспечения трудоустройства своих выпускников. Например, заключают договоры на трудоустройство с «продвинутыми» предприятиями, которые обращаются напрямую к вузам и ссузам. Но, поверьте, таких компаний практически единицы! К сожалению, одних усилий образовательных организаций не хватает. Нужны и реальные действия бизнеса в этом направлении.

– Светлана Владимировна, хотелось бы задать вам, как специалисту в области отраслевого образования, вопрос о перспективах Мурманского государственного технического университета, который «вливают» в Мурманский государственный арктический университет. С этой целью МГТУ уже вывели из системы Росрыболовства и передали в ведение Минобрнауки. Как вы к этому относитесь?

– Укрупнение вузов прокатилось по всей стране волной. Это, знаете, как известное высаживание кукурузы в хрущевское время или вырубки виноградников в рамках борьбы с алкоголизмом – в горбачевское. Сейчас эта волна пошла на спад (кое-где начались уже обратные процессы), но МГТУ под нее все-таки попал.

У России пять основных рыбохозяйственных бассейнов (Северный, Западный, Азово-Черноморский, Каспийский и Дальневосточный). И у каждого из них до настоящего времени был свой профильный отраслевой вуз. Кроме того, сетью филиалов этих вузов мы закрывали еще и внутренние водоемы – реки, озера. А сейчас у нас Северный рыбохозяйственный бассейн остался без своего вуза. Конечно, в этом сыграли роль местные власти с их желанием усилить создаваемый университет за счет потенциала МГТУ.

Мы знаем МГТУ как сильный отраслевой вуз. Они выступили, на мой взгляд, с вполне оправданной инициативой: сохранить морское и рыбохозяйственное образование путем выделения соответствующих направлений и специальностей в отдельное образовательное учреждение – Академию рыбопромыслового флота, которая бы входила в отраслевую систему образования. Заручились поддержкой региональных рыбопромышленных предприятий.

Считаю, что это был бы хороший выход. В том числе и для нас. Так как развивать различные формы межвузовского взаимодействия, например, при сетевой реализации образовательных программ, было бы, безусловно, проще и профессиональнее при отсутствии межведомственных барьеров и ненужных согласований, тормозящих любой процесс. Есть много своих тонкостей, которые характерны именно для нашей профильной системы обучения и их можно было бы решать оперативно и грамотно! Хочу пожелать своим коллегам терпения и мужества!

Андрей ДЕМЕНТЬЕВ, Fishnews

Россия. ДФО > Рыба. Образование, наука > fishnews.ru, 20 сентября 2017 > № 2316201 Светлана Лисиенко


Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 19 сентября 2017 > № 2317425 Андрей Архангельский

Пост-«Матильда»: новый консерватизм или старая манипуляция?

Андрей Архангельский

Это хороший противовес тем же «либералам». Кремлю выгоднее не противостоять им напрямую, а быть арбитром между ними и консерваторами. Отсюда вытекает и идейное обоснование четвертого срока – примирение враждующих сторон. Видите, одна «Матильда» до чего довела страну, расколола. Нельзя вас оставлять одних. Людей нужно успокоить, с этим мы и идем к людям. Это и есть наша задача – удерживать хрупкий мир

На прошлой неделе, после отказа многих кинотеатров показывать «Матильду» и новых актов насилия, скандал с фильмом Алексея Учителя перешел в качественно новую фазу, скажем так, пост-«Матильды». У Хантингтона в «Столкновении цивилизаций» есть интересный пассаж: говоря о религиозном ренессансе после конца идеологического противостояния в 1990-х, автор указывает, что этот ренессанс не «та же самая религия». То есть неправильно рассматривать это как «возвращение к традициям», это не возвращение, а, напротив, преломление. Религия, пережитая и переоткрытая по-новому, по-своему. Не я меняюсь, а я вижу это «иначе».

Самая большая ошибка поэтому – рассматривать проявления религиозного фанатизма или экстремизма в рамках традиционных религий. Они, эти религии, сами, так сказать, в шоке – они не знают, как себя вести с этим новым явлением. Нет даже языка для описания этой проекции.

Это важно для понимания глубинных причин человеческого бунта в XXI веке – в самом, казалось бы, комфортабельном мире, – они также описаны у Хантингтона. Все дело в кризисе идентичности – конец идеологий не только освободил человека политически, но и экзистенциально, лишив его заодно, как выяснилось, оснований бытия. В этой ситуации человек судорожно цепляется за то, что всегда под рукой, – за расу, национальность, территорию, наконец, религию. Но это всегда уже новая проекция: «того же самого», которое становится «не тем же самым».

Например, традиционное понятие «национализм» – это всего лишь старое слово для нового явления, которое точнее было бы называть «пред- или пранационализмом». Поиск новой веры, новых оснований – лишь знаки масштабного экзистенциального кризиса после 1990-х годов.

Лоялистские радиостанции типа «Комсомольской правды» или «Говорит Москва», в отличие от официоза, иногда дают слово представителям «царебожия», тем самым, которые являются инициаторами процесса против «Матильды». Они весьма откровенны – сообщают нам, что пугающая движуха последних недель доказывает сохранившуюся еще в народе «пассионарность», и употребляют выражение «что-то настоящее» – в том смысле, что наконец появилась сверхценность, ради которой и стоит жить.

То, что этим настоящим стал, в свою очередь, довольно искусственный концепт – вера в то, что царь своей мученической смертью искупил прежние грехи России, – не имеет значения. Как и то, что поводом стал фильм «Матильда», а не, допустим, какой-то мультфильм про князя или идентификационный номер, цифровой код, – это лишь игра случая.

Кризис идентичности порожден в том числе и постмодернистской разомкнутостью личного пространства. Модернизм предполагал интеллектуальную оппозицию всему внешнему, то есть кухня или келья как спасение от мира; внутреннее как спасение от внешнего мира (подробнее см.: Тишунина Н. В. Современные глобализационные процессы). Ситуация постмодернизма принципиально иная: она буквально выгоняет из кельи и кухни наружу, как бы принуждая к выходу в мир. Человек, лишенный опоры, вынужден еще и куда-то при этом идти – на редкость некомфортное сочетание.

Но почему этот поиск себя, настоящего сегодня превращается в насилие над другими, откуда берется парадоксальное понимание насилия как спасения?

Ничего своего

Справиться с этим кризисом идентичности пока невозможно, это не только российская проблема, рецептов нет ни у кого в мире. Но есть компромиссный вариант. Это возможность создания собственного малого мира, малого выхода в мир – утверждение себя через разные социальные практики, от обустройства клумбы перед домом до участия в политике. Это создает пусть и иллюзорную, но все же возможность обрести себя рыночным путем, выставляя свой мир на общий аукцион идей существования.

В любом европейском городе нас поражает многовариативность обустройства придомового пространства: клумбы, кадки, вазы с цветами, побогаче, победнее, не важно – каждая неповторима, видно, что это сделано руками людей, живущих тут. Это и есть метафора выставления себя на публичный аукцион, ведь клумба повернута к обществу, к миру, и одновременно попытка обретения малой идентичности.

В России в крупных городах вместо этого предусмотрено типовое оформление – согласно стандарту и ГОСТу. Российское социальное пространство устроено таким образом, что тут нет почти ничего своего: понятие «частная собственность» ограничилось для большинства квартирой, дачей и машиной. Но понятие «собственость» предполагает и символическое значение: хочется владеть, например, чужим вниманием. Чтобы его добиться, нужно что-то предложить другим. Но такого символического рынка идей в России так и не появилось – государство не впустило человека в публичную сферу. Это суть государственного эгоизма в России – власть не хочет делиться даже иллюзией власти. Не понимая, что сегодня как никогда именно участие в публичном поле, то есть в политике, стало самым универсальным способом обретения себя, обретения идентичности.

В России нет возможности выставлять свой малый мир на торги. Ах так, говорит человек, не признаете мой малый мир, тогда получайте большой, теперь вы все будете жить по моему плану. И выкатывает из кельи или кухни, как в «Сноу-шоу» Славы Полунина, огромный ком – плод длительных размышлений – со словами «либо вы принимаете его, либо он вас раздавит».

Было бы наивно думать, что всего этого в Кремле не знают. Напротив, там делают все возможное, чтобы предупредить ваши желания. Множество людей буквально занимаются тем, чтобы придумать вам судьбу – как в компьютерной игре, чтобы она была хорошо детализирована, с максимальным эффектом присутствия. Для вас предусмотрен разнообразный ассортимент, то есть это уже не два типа существования, как в позднем СССР (комсомол или рок-н-ролл), а двадцать два.

Кремль использует национализм с самого начала как инструмент, впрочем, как и либерализм; но до сих пор считалось, что вариантов хватит на любой вкус. Вариант «за веру, царя и Отечество» также был предусмотрен как пространство для подгруппы «религиозный консерватизм» – об этом подробно написал Александр Баунов.

Но идентичность не формируется сверху, коллективно, не совершается с помощью только разрешенных каналов – вот в чем главный парадокс. Люди не могут обрести себя новых под тотальным контролем. А возможность сделать что-то самому в легальном поле исключена. Тем самым власть как бы вынуждает искать себя вне легального поля, то есть через те каналы, которые до сих пор по каким-то причинам не приватизированы государством.

Самые низовые, непрезентабльные, архаичные практики, граничащие с нарушением табу. Пространство мистического, ритуального, катакомбного, пространство карго-культа и карт Таро. Но именно неподконтрольное действие и рассматривается его участниками как единственное «настоящее», и в этом объяснение пассионарности анти-«Матильды», а также запредельной архаичности их сознания – с точки зрения XXI века.

Там, где самостоятельное действие становится дефицитом, оно превращается в сверхценность. Чем оно архаичнее, тем более «настоящее». Вина тут целиком на власти, которая опять закупорила сферу публичного, и теперь поиск себя означает «делать что-то вне или поперек государства». Так, пространство архаики парадоксально понимается в качестве свободы и настоящего: как свобода быть хуже других, свобода не считаться с общечеловеческими ценностями, свобода как насилие.

Точно так же поступали государственые пропагандисты, которые в 2014 году довели общество до истерики, они понимали агрессию сверх разрешенной государством как «свободу» – свободу быть хуже и бесчеловечнее. Как необъяснима была самоубийственная логика милитаристов (ведь «превратить Америку в ядерный пепел» означало автоматически самим превратиться в то же самое), так же необъяснима и логика яростного сопротивления какому-то фильму о романе царя. Но все эти порывы означают в первую очередь одно: сигнал о болезни общественного организма.

Политическое измерение

Политическое закрыто, заперто от всех; ключ у Кремля. Но любой запрет только политизирует ситуацию – в этом еще один парадокс нового времени. «Матильда» еще недавно проходила по ведомству общественного раздражения; ситуация пост-«Матильды» вводит ее уже в качестве политического фактора. Пост-«Матильда» политически многогранна.

Понятие «консерватизм» настолько же привычно для России, насколько и невербализованно. Оно как бы растворено в воздухе, оно есть – и его нет. Все ссылаются на «консервативные ценности», которые никем и никогда не формулируются. Это поразительный эффект: в стране, где на каждом шагу повторяют про консерватизм, до сих пор нет консервативной партии, хотя все партии используют консерватизм как постулат, модус и каркас.

Парадокс: либерализм во враждебном окружении как раз сумел сформулировать свои основные принципы, артикулировать их – они выражаются простым словом «свобода»; недавно это было впервые политически капитализировано – с помощью муниципальных выборов в Москве. С консерватизмом дело обстоит иначе: он вроде бы везде – и нигде. Есть какие-то частные попытки его сформулировать, но они тонут в яростном разоблачении чужого, либералов и демократии. Консерватизм весь состоит из «не»: мы не Европа, не Америка, не Азия. А кто? Нет ответа. В теоретическом плане российский консерватизм оказался слаб, он ничто, он целиком состоит из отрицания чужого, а не из утверждения своего.

Это в известном смысле образовало лакуну на предвыборном поле перед 2018 годом. И скандал с «Матильдой», вышедший на федеральный уровень, очень подходит именно для того, чтобы легализовать партию консерваторов, ввести ее наконец в легальное политическое поле. Вообще овеществить идею консерватизма, внушить себе и остальным, что консервативное большинство существует и его окончательная идентификация, а точнее, архаизация состоялась благодаря «Матильде».

Первая такая попытка была в 2014 году, но мы помним, как недолго продержался в умах концепт «русский мир». Мир анти-«Матильды» продержится, думается, еще меньше. Но сейчас это очень выгодный конструкт: с одной стороны, он будет держать под контролем этих самых консерваторов; с другой – можно будет опять говорить от лица консерватизма, вводя новые запреты. Подземный бунт можно легко перевести в организованный – вот уже и киносети прислушиваются к голосу консерваторов, – а затем приватизировать его.

Наконец, это хороший противовес тем же «либералам»; Кремлю выгоднее не противостоять им напрямую, а быть арбитром между консерваторами и либералами. Заодно это и хороший таран против самих либералов, если что. Отсюда вытекает и идейное обоснование четвертого срока – примирение враждующих сторон. Видите, одна «Матильда» до чего довела страну, расколола. Нельзя вас оставлять одних. Людей нужно успокоить, с этим мы и идем к людям. Это и есть наша задача – удерживать хрупкий мир.

Наконец, история с «Матильдой» совершенно заслонила «подведение итогов революции 1917-го». Кремль весь год всячески избегал этической оценки революции, прикрываясь формулой «решайте для себя сами, триумф это или поражение». «Матильда» вообще затмила тему революции, отшвырнула ее подальше. Какие там итоги, когда фильм вот-вот выйдет в прокат? В общем-то овчинка стоит выделки, а то еще придется произнести что-то принципиальное, дать оценку террору, Гражданской войне, не говоря уже о прощении и покаянии. «Матильда» тут очень кстати, она уводит от обсуждения сущностных вещей. Будоражит новыми вызовами.

Таким образом, случай с «Матильдой» является выплеском снизу, вызванным искусственной закупоркой сверху. Что тут подлинно, а что следствие манипуляции, невозможно разобрать. В имитационной модели все конфликты так и выглядят – и будут в дальнейшем: они просачиваются через случайные прорехи со свистом обреченного, с уханьем и гиганьем «спасибо, что живой». Это в большей степени всегда заявление о собственном существовании, чем что-то еще; и выглядят они всегда как бунт плоти или кипение разума. И, как и в 2014 году, новая политическая реальность – это всплеск животных инстинктов внутри наглухо застегнутого общества. Этот скандал и невыгоден, и выгоден власти одновременно, сейчас она пытается капитализировать его полезную часть и нивелировать негативную. Именно этим и объясняется двойственность реакции власти: с одной стороны, осуждение проявлений экстремизма, а с другой – попытка сделать вид, что это «не страшно».

Однако отныне мы живем в пространстве пост-«Матильды», где каждое слово и каждый жест способны поколебать устои. И это история не про фильм или секту, а о том, что общество слишком хрупкое и не имеет никаких внутренних скреп – чем громче о них кричат, тем с большим треском они вываливаются из обшивки.

Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 19 сентября 2017 > № 2317425 Андрей Архангельский


Франция > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 19 сентября 2017 > № 2317266 Игорь Бунин

Модернизация Макрона: что хочет и что сможет реформировать президент Франции

Игорь Бунин

Для реализации той глубинной трансформации Франции, о которой говорит Макрон, требуется ряд благоприятных условий, большинства из которых в стране нет. Нет доверия к элите, которую постоянно подозревают в своекорыстных замыслах. Нет понимания смысла реформ и их неотвратимости. Все время возникают сомнения в справедливости распределения того бремени, которое вынуждено нести общество из-за преобразований

В мае Эммануэль Макрон стал президентом Франции, породив надежды на обновление социально-политической жизни страны. Рейтинг одобрения президента достигал 62%. Но к новому политическому сезону эйфория сменилась разочарованием – рейтинг популярности Макрона резко упал. К сентябрю новый президент потерял 22 процентных пункта по сравнению с моментом избрания. Эффект кампании был исчерпан, и даже сообщение о проведении в Париже Олимпийский игр не вызвало особого энтузиазма.

Разочарованный реакциями французов, Макрон стал говорить о сложностях проведения реформ во Франции. «Французы ненавидят реформы. Если можно их избежать, они обязательно это делают», – заявил он недавно в Бухаресте. В своем программном интервью еженедельнику Le Point он вновь подчеркнул, что «Франция идет на реформы реже, чем меняется в результате внезапных судорог».

Политические реформы Макрона

Еще во время избирательной кампании французская пресса называла Макрона «разрушителем традиционных форм общественной жизни», ломающим все прежние политические устои. Он подорвал традиционное разделение на левых и правых, нарушил принцип правительственной солидарности, взорвал Социалистическую партию. Он создал новую, ни на что не похожую партию – «На марше!», которую объявил «и правой, и левой», поменяв традиционный кофликт между трудом и капиталом на принципиально новый – отношение к глобализации и национальному суверенитету.

Он выиграл парламентские выборы, опираясь не на профессиональных политиков (нотаблей), а на выходцев из гражданского общества. Он назначил премьер-министром Эдуара Филиппа, представителя Республиканской партии, тем самым создав раскол в правом лагере, от которого республиканцы до сих пор не избавились.

После победы Макрон продолжил ломать традиционные структуры во всех сферах общественной жизни, включая международные отношения. Он пообещал превратить Францию «просто в великую державу», когда рассуждал о планах Валери Жискар д'Эстена в 1970-е годы сделать Францию «великой державой среднего уровня». Выступая в Афинах, на родине европейской демократии, Макрон предложил организовать в ЕС в течение шести месяцев широкое обсуждение реформы европейских институтов, чтобы выявить приоритеты развития на ближайшие 5–10 лет. Правда, пока предложения самого Макрона ограничиваются созданием общего бюджета и поста министра финансов ЕС. Как обычно, для Макрона главное – замутить ситуацию, а потом попытаться найти решение для возникшей проблемы.

Во французском госаппарате Макрон изменил систему найма высших чиновников, введя ряд элементов американской spoils system. Президент Франции подверг жесткой критике «политический класс» и методы его функционирования и обвинил политиков в «бесплодных спорах и пустых амбициях». Подход Макрона соответствовал настроениям, царившим во французском обществе. По данным CEVIPOF, накануне президентских выборов 89% опрошенных думали, что «политические деятели практически не задумываются о проблемах простых людей».

Реагируя на этот запрос, Макрон первым делом приступил к подготовке законопроектов, призванных вернуть доверие общества к политикам. В связи с делом «Пенелопагейт» жены Франсуа Фийона, обвиненной в фиктивной работе в качестве его помощника, был принят закон, запрещающий депутатам, сенаторам, министрам и деятелям местного самоуправления нанимать близких родственников на работу в качестве помощников. Одновременно был принят закон, лишающий депутатов права на представительские расходы, за которые они даже не были обязаны отчитываться (5372 евро в месяц), а также упраздняющий специальный фонд на поддержку общественных ассоциаций в своем округе (130 тысяч евро в год).

Макрон заявил, что уже готовятся законопроекты, оптимизирующие деятельность парламента, изменяющие избирательную систему с помощью введения элементов пропорциональности, сокращающие численность депутатов, сенаторов и выборных лиц местных органов власти на треть, а также резко уменьшающие возможность совмещать выборные мандаты.

Социальные реформы

В программе Макрона намечены преобразования во всех сферах социальной жизни (шесть крупных реформ): от реформы трудовых отношений (закон уже принят) до реформы системы пособий по безработице, которую предполагается распространить на «независимых» занятых (ремесленников, торговцев и фермеров) и сделать государство третьим участником этой системы, жилищной реформы, реформы пенсионной системы, реформы системы образования и правил введения режима чрезвычайного положения, который продлевался шесть раз. Главный лозунг этих изменений: «Освободить энергию, защитить французов, инвестировать в экономику».

Понятно, что для реализации той «глубинной трансформации», о которой говорит Макрон, требуется ряд благоприятных условий, большинства из которых во Франции нет. Нет доверия к элите, которую постоянно подозревают в своекорыстных замыслах. Нет понимания смысла реформ и их неотвратимости. Все время возникают сомнения в справедливости распределения того бремени, которое вынуждено нести общество вследствие преобразований. Если же реформы затрагивают сущностные интересы и «завоеванные права» (droit acquis) или бьют по устоявшимся привычкам, то французское общество зачастую отказывается принимать реальность, предпочитая минимизировать возникшие угрозы и сохранить целостную картину мира.

Только в долгосрочном плане можно будет понять реальный реформаторский потенциал Макрона и его команды и оценить готовность французов принять «глубинную трансформацию».

Реформа трудового законодательства

Эту реформу Макрон назвал «коперниковской революцией», основой «глубокой трансформации» французского общества. Она продолжала те преобразования, которые начались еще во время правления Франсуа Олланда, в период проведения закона эль-Хомри через парламент. Этот законопроект натолкнулся на жесткое сопротивление профсоюзов, которые, организовав единый фронт из двух крупнейших профсоюзных объединений – ВКТ и «Форс увриер», сумели провести десятки демонстраций и получить мощную поддержку в Национальном собрании.

Правительство пошло на ряд уступок, которые совершенно не удовлетворили работодателей, и вынуждено было прибегнуть к статье Конституции 49.3, дающей возможность принимать законы без обсуждения в нижней палате.

Правительство Филиппа избрало другую тактику: обладая устойчивым парламентским большинством, оно провело через Национальное собрание закон, позволяющий принимать законы с помощью ордонансов. Затем правительство в течение трех месяцев согласовывало свой проект с профсоюзами и работодателями. Во время переговоров министру труда Мюриэль Пенико удалось разбить прежний единый фронт двух профсоюзов и склонить на свою сторону президента «Форс увриер» Жан-Клода Майи, занявшего менее критическую позицию, чем даже профсоюз ФДКТ, который в 2016 году поддержал законопроект эль-Хомри.

Макрон пошел на важную уступку профсоюзам, сохранив в ряде отраслей приоритет общеотраслевых соглашений над трудовым договором на предприятии. Но в целом профсоюзы вынуждены были отступать. Главным достижением работодателей стала статья одного из ордонансов, позволяющая предприятию пересматривать такие важные параметры коллективного договора, как зарплата и график рабочего времени, если дирекция добьется согласия представителей персонала.

В целом реформа практически не касается гигантов французской промышленности, тех 250 компаний, где производится около трети добавленной стоимости французской экономики, но дает прекрасные возможности для развития мелких фирм, которые создают менее 15% ВВП страны. Она не приносит особых плюсов и для среднего бизнеса, по показателям которого Франция отстает от многих других стран Запада.

Если сравнивать с жаркой весной 2016 года, когда начинались дебаты по законопроекту эль-Хомри, то реакция профсоюзов сейчас была весьма умеренной и скорее инерционной. Да и общественное мнение, которое первоначально воспринимало эту реформу с опаской и тревогой, сейчас даже ее поддерживает. По данным института общественного мнения ODOXA, 60% опрошенных считают, что Макрон должен идти до конца, а не отступить под давлением профсоюзов.

С помощью трудовой реформы Макрон выиграл битву за общественное мнение, но вряд ли она сильно поможет в борьбе с безработицей. Реформа не затрагивает все те структурные элементы, от которых, по мнению большинства экономистов, зависит уровень безработицы: ни содержание трудовых договоров, которые во Франции носят весьма жесткий и обязывающий характер для предпринимателей, ни 35-часовую рабочую неделю, ни высокую минимальную зарплату, ни пособия по безработице. Конечно, безработица может упасть, но скорее не под воздействием этого закона, а за счет экономического подъема и более позитивного настроя предпринимателей.

Реформа жилищной политики

Еще одна реформа нового президента касается жилищной политики. В своей предвыборной программе Макрон настаивал на том, что французское государство тратит слишком много денег на помощь нуждающимся в жилье (около 40 млрд евро), но не добивается существенных успехов. Макрон стремится изменить ситуацию, когда государственная поддержка нуждающимся арендаторам приводила лишь к росту арендной платы, а также сделать упор на жилищное строительство в районах с особенным дефицитом, чтобы стоимость жилья начала падать.

Первым шагом этой политики стало сокращение с октября жилищных пособий на пять евро в месяц, что тут же вызвало широкое недовольство многих социальных групп. Макрон подтвердил, что эта политика будет продолжена, но в правительстве уточнили, что сокращение пособий будет происходить только в результате снижения арендной платы социального жилья. Неясным, правда, остается вопрос, почему собственники жилья должны понижать арендную плату после сокращения пособий нуждающимся.

Реформы образования

Министр Жан-Мишель Бланке готовит реформы в системе национального образования, философия которых прямо противоположна идеологии Соцпартии. Наджад Валло-Белкасем, министр образования в правительстве Олланда, исключила из школьной программы изучение древних языков, двуязычные классы, стажировку в других европейских странах. Ее главной целью было уменьшить социальное неравенство и ограничить принцип меритократии.

Новый министр, напротив, обещает восстановить и преподавание латыни и греческого, и двуязычные классы, и систему европейских стажировок в коллежах. В начальной школе классы сокращаются вдвое, до 12 детей в одном классе, восстанавливается возможность делать уроки вечером в классе под присмотром школьного учителя. Также разрешено переходить на четырехдневную наделю (для одной трети коммун).

Требует реформы и система бакалавриата (выпускников средней школы во Франции), которую Макрон собирается провести в конце своей легислатуры: сократить количество экзаменов до четырех, сэкономив таким способом немало денег, а по остальным предметам выставлять оценки на основании успеваемости учеников в школе.

Это ключевой момент, поскольку диплом бакалавра во Франции считается начальным этапом высшего образования и открывает доступ в университет. Однако Макрон заявил, что каждый бакалавр не может обладать правом поступления в университет, хотя это законодательно закреплено. Он настаивает на том, чтобы отказаться от жеребьевки бакалавров при поступлении в университет, когда на том или ином факультете больше абитуриентов, чем мест (при этом никто не решается ввести реальный отбор, который никак не вписывается во французскую левую культуру).

Деканаты предлагают предоставить им возможность самим формировать предварительные условия поступления, но могущественные студенческие профсоюзы усматривают в этом «скрытую селекцию» и обвиняют министра в консерватизме и ориентации на правых. Тем не менее создание предварительных условий поступления на всех факультетах включено в президентскую программу и становится своеобразной формой отбора, который всегда воспринимался левыми как реакционная идея.

Борьба с террором

В области борьбы с терроризмом Макрон решил не продлевать в ноябре чрезвычайное положение, которое действует во Франции после теракта в Ницце в конце 2015 года. Однако все меры по борьбе с террористами должны войти в гражданский кодекс: МВД без судебного разбирательства получит право задерживать подозреваемых, принимать решение о ношении электронного браслета, проводить административные обыски (в том числе и ночью), закрывать места религиозного культа (мечети). Все эти меры будут возможны только в рамках борьбы с терроризмом, тогда как в период действия чрезвычайного положения они могли быть распространены и на обычных преступников.

Если сравнивать программу борьбы с терроризмом Макрона и Олланда, то главное отличие заключается в том, что новый президент стал называть кошку кошкой – борьбу с «исламским терроризмом» он назвал приоритетом своей внешней политики, тогда как левые и даже другие государственные деятели Франции избегали использовать подобную терминологию.

Новый формат общения

В своих размышлениях о природе власти Макрон писал, что его не устраивает концепция «нормальной» власти, которую проповедовал Франсуа Олланд во время своего правления, так как такая власть превращается «в президентство анекдота, кратковременных событий и немедленных реакций». C точки зрения Макрона, необходимо действовать как король («быть Юпитером»), восстановить вертикаль, авторитет и даже сакральность власти, одновременно стараясь быть ближе к народу.

Президент-«Юпитер» не должен заниматься всем и за все отвечать. Он должен быть гарантом системы и нести ответственность только за основные приоритетные программы. Каждое слово президента должно быть на вес золота, поэтому необходимо ограничить его общение с журналистами.

Во-первых, сам имидж президента стал важнее, чем содержание его дискурса, что уже привело к негативным последствиям. Слишком много PR, слишком много фотографий создали Макрону образ «избалованного ребенка, попавшего в магазин с конфетами», как писала газета «Фигаро».

Во-вторых, Макрона подводит его ставка на технократов, его нежелание опираться на реальных политиков. В правительстве практически нет медийных фигур, широко известных публике и обладающих реальным весом в общественном мнении. В результате Макрон остается без команды политиков, которые могли бы его поддержать или даже заменить в случае необходимости.

Наконец, его поведение на общественной сцене грешит явным высокомерием. Специалисты по коммуникациям отмечают, что у французов возникает ошущение, что перед ними «отличник в школе, гений, живущий в башне из слоновой кости, который не нуждается в общении, чтобы объяснить гениальность своих мыслей, и который, следовательно, всегда будет не понят своим окружением».

Но надо отдать должное молодому президенту: он способен быстро осознавать свои ошибки и сразу же их исправлять. В своей медийной политике он совершил поворот на 180 градусов: во время поездки в Восточную Европу он взял с собой журналистов, с которыми беседовал без записи, чего раньше не делал. Мало того, во время поездки Макрон объяснял в том числе и свою внутриполитическую стратегию, хотя ранее он обещал не говорить о ситуации во Франции за рубежом.

Есть ли у Макрона шанс?

По сравнению со своими предшественниками Макрон изначально оказался в невыгодном положении. Он получил в первом туре меньше голосов, чем другие президенты, столкнулся с небывалым абсентеизмом во втором туре, вынужден отменять патерналистские решения своих предшественников.

Кроме того, система власти, которую пытается построить Макрон, наталкивается на ряд объективных препятствий. Во-первых, попытки создать искусственную вертикаль в обществе, исторически основанном на демократических принципах и на системе сдержек и противовесов, вызывают негативную реакцию французов. Каждая попытка выйти хотя бы на сантиметр из традиционной системы разделения властей наталкивается на сопротивление и элиты, и общества. Отсюда осуждение увольнения начальника Генштаба Пьера де Вилье как «злоупотребление властью» или петиция французов, моментально собравшая 300 тысяч подписей против особого статуса для жены Макрона.

Во-вторых, эгалитаристские и индивидуалистические тенденции общественного развития, впервые ярко проявившиеся во Франции еще во время майской революции 1968 года, вступают в конфликт с «монархическим» характером Пятой республики, в которой президента называли «республиканским монархом» и к истокам которой хотел бы вернуться Макрон.

В-третьих, хотя разделение на левых и правых во Франции во многом стирается, его базовые принципы сохранились. Макрон, проповедующий центристскую систему ценностей, оказывается между двух огней: одни идеи вызывают критику правых, другие – левых.

Наконец, сам технократический подход Макрона, отсутствие широкой общественной поддержки, которую могла бы дать только идеология с элементами новой утопии, способной заменить и идеалы социализма, и идеологию либерализма, обрекает нового президента на политическое одиночество.

Вместе с тем падение рейтинга Макрона несопоставимо с провалом Трампа в американской политической системе. Трамп столкнулся с сопротивлением всего истеблишмента, с конфликтами в собственной партии, кризисом своей команды, ужесточением политической борьбы в американском обществе. Макрону, напротив, в краткосрочном плане ничто не угрожает: у него устойчивое большинство в Национальном собрании и сплоченная команда, а его политические конкуренты ослаблены и раздроблены и не знают, какую стратегию им избрать.

Само падение рейтингов у Макрона и Трампа носит принципиально разный характер: у Макрона рейтинг падает, потому что он пытается системно реализовать долгосрочную программу модернизации, которая требует жертв от большинства социальных групп. Что касается Трампа, то он пришел к власти без долгосрочной стратегии, опираясь лишь на ресентимент простых американцев, на потерю ими прежних статусных позиций, на ностальгию по прежнему величию. Отсюда непоследовательность и хаотичность его действий.

Главный вопрос заключается в том, примут ли французы подготовленную Макроном стратегию модернизации Франции, несмотря на те жертвы, которые она от них потребует, или предпочтут политику «иммобилизма» и сохранение завоеванных позиций в социальной сфере – защиту droits aquis, как это традиционно было во Франции.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 19 сентября 2017 > № 2317266 Игорь Бунин


Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 19 сентября 2017 > № 2316296 Анна Немцова

Вот лишь несколько из российских грязных трюков, нацеленных на немецкие выборы

Анна Немцова | The Daily Beast

"С приближением федеральных выборов многие в Германии интересуются, какие сюрпризы Москва готовит для Mutti - "мамочки", как многие немцы называют канцлера Ангелу Меркель, с любовью или с иронией", - пишет Анна Немцова в американском издании The Daily Beast. По словам журналистки, либералы по всему миру возлагают на 63-летнюю фрау канцлер наибольшие надежды в момент неустойчивого лидерства США. И именно по этой причине чиновники в Бундестаге, по их словам, ожидают "русские сюрпризы" в последние дни перед выборами 24 сентября.

Один из ведущих экспертов Бундестага по иностранным делам, Нильс Аннен, рассказал Немцовой, что Берлин уже года три наблюдает за российскими усилиями, имеющими целью взбудоражить, дискредитировать и поиздеваться над немецкими институтами и европейскими ценностями.

"Российские хакеры атаковали нас в Бундестаге в 2015 году, но никакие данные, украденные у Меркель и других чиновников, не были пока обнародованы, - сообщил Аннен. - И хотя мы слышали слова главы российского МИД [Сергея] Лаврова, российского президента [Владимира Путина] и премьер-министра [Дмитрия] Медведева о том, что у Кремля нет намерений вмешиваться в наши выборы, я не столь наивен, чтобы верить, что это что-то значит; мы пытаемся подготовиться к любым событиям".

Попытки Москвы разжечь и использовать эмоции примерно 4 млн русскоговорящих граждан Германии были очевидными, пишет Немцова. История "девочки Лизы" в конце концов оказалась фейком, но она вдохновила многих русскоговорящих немцев на поддержку крайне правой популистской партии "Альтернатива для Германии" (АдГ). "Сотни русскоговорящих граждан Германии - иммигранты из бывших советских государств и ярые критики европейской демократии - вступили в АдГ за прошедшие три года, включая несколько русских сотрудников, работающих в штаб-квартире АдГ в Берлине, - передает автор. - Немецкие чиновники до сих пор недоумевают, почему московские чиновники, включая главу российского МИД Сергея Лаврова, так и не извинились за запущенную в Берлине кампанию, основанную на очевидно ложной истории об изнасиловании".

Политический обозреватель Борис Райтшустер описывает в книге "Скрытая война Путина" сеть активистов, действующих в Германии при поддержке Кремля. "Кажется, как будто кто-то в Москве нажал кнопку и активировал "спящих солдат" в соответствии с каким-то старым руководством КГБ", - сказал Райтшустер в беседе с журналисткой. Особенно его беспокоит множество спортивных клубов под названием "Система", которые обучают техникам боевых искусств по "системе спецназа", разработанной в ГРУ, говорится далее. Как рассказал Райтшустер Deutsche Welle в прошлом году, это привлекает многих энтузиастов, потом некоторых отбирают для дальнейших тренировок в России, где их могут вербовать как агентов после возвращения в Германию.

В Свободном университете Берлина профессор Мартин Эммер следит за спонсируемыми Кремлем СМИ, Sputnik и Russia Today, продолжает Немцова. Недавно он заметил на сайте Russia Today на немецком языке "статью о докладе 1950-х годов, в котором говорилось, что ЦРУ заявило, будто бы Гитлер пережил Вторую мировую войну, - это пример антиамериканских новостей, согласно обычной схеме: RT издевается над идиотами из ЦРУ".

"Если вчитаться, там нет ложных фактов, но схема демонстрирует наличие стратегии по мобилизации людей", - цитирует автор Эммера. "Антиамериканская риторика нацелена как на немецкоговорящую, так и на русскоговорящую аудиторию, превращая будущие отношения между Россией и Германией в одну из ключевых тем выборов", - отмечает журналистка.

"Никто в Германии не является русофобом. Большинство немцев любят российскую литературу, музыку, хотят, чтобы Сибирь осталось русской, а не стала китайской. Мы хотим видеть процветающую, модернизированную Россию, - говорит Карл-Георг Вельман, председатель парламентской группы, занимающейся немецко-российскими и немецко-украинскими делами. - Однако большинство немцев не одобряет политику Путина, "гибридные войны" Кремля, которые нацелены на подрыв нашей демократии; это напрасные усилия. Ничто не может испортить репутацию Меркель".

Как передает Немцова, парламентарий надеется, что после проигрыша во Франции крайне правой Марин Ле Пен, которую поддерживал Кремль, Москва прекратит тратить зря миллионы долларов и серьезно задумается о примирении с Европой.

Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 19 сентября 2017 > № 2316296 Анна Немцова


Россия. США > СМИ, ИТ > inopressa.ru, 19 сентября 2017 > № 2316292 Леонид Бершидский

Запрет американского правительства на продукцию "Лаборатории Касперского" создает некрасивый прецедент

Леонид Бершидский | BloombergView

"Что это - благоразумная предосторожность или неприкрытый протекционизм?" - задается вопросом обозреватель Bloomberg View Леонид Бершидский, анализируя запрет правительства США на использование продукции "Лаборатории Касперского".

"Можно привести аргументы в пользу обоих объяснений. Но, по большому счету, не так важна обоснованность запрета, как его последствия для характера индустрии кибербезопасности - индустрии, не знающей государственных границ - а также для ИТ-индустрии в целом", - считает Бершидский.

Министерство внутренней безопасности США в своем заявлении о "Лаборатории Касперского" исходит из логического умозаключения, что любая российская компания, вероятно, действует в интересах российского правительства. Бершидский полагает: эта логика "означает, что потенциальное доверие к такой компании выше, когда речь идет об угрозах, порожденных США". "Это потенциально хорошо для "Лаборатории Касперского" за пределами США, но несет некрасивые последствия для индустрии кибербезопасности; если сегодня лучшие фирмы пользуются равным доверием, то подобный прагматичный подход заставит относиться к ним всем с одинаковым подозрением", - рассуждает Бершидский.

Автор выявляет еще одну проблему: "Поскольку, когда речь идет о кибервторжениях, наибольшая опасность исходит от инсайдеров, фирмы больше не могут спокойно рассчитывать на талантливых специалистов из разных стран, как делалось много лет". "И вообще, если национальные государства считают киберпространство театром боевых действий, то, наверное, всем правительствам и крупным компаниям следует использовать только отечественный софт?" - вопрошает автор. Он напоминает, что именно это предписал президент Путин российским ИТ-компаниям, которые хотят получить госконтракты. Возможно, Соединенным Штатам тоже следует проявить осторожность, считает он.

"Но для правительств других стран (кроме России и США. - Прим. ред.) и для частного бизнеса такой менталитет может означать, что они прозевают угрозы, которые сегодня причиняют реальный экономический и политический ущерб. Формат, который индустрия кибербезопасности имела до новой холодной войны, - средоточие многонациональных интеллектуальных ресурсов и специализированных умений, которые сплотились против всех угроз, - лучше годился для отражения атак", - заключает автор.

Россия. США > СМИ, ИТ > inopressa.ru, 19 сентября 2017 > № 2316292 Леонид Бершидский


США. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 сентября 2017 > № 2316288 Владимир Козловский

Русские тролли в Америке

Владимир Козловский, 7 Дней, США

В прошлую среду «Вашингтон пост» вышла с шапкой «Русская фирма, которую связывают с прокремлевской пропагандой, во время выборов размещала рекламу в «Фейсбуке». Имелось в виду санкт-петербургское ООО «Интернет исследования», известное как «фабрика троллей» («ферма троллей» по-английски) и неоднократно описанное в прессе США. Это контора, в которой сидят люди (обычно молодежь, но попадаются и пенсионеры), за деньги гадящие в сети, в том числе и в «Фейсбуке». Тролли также проказничают в «Твиттере» и других соцсетях, на форумах и в чатах.

Привычному глазу распознать их почерк нетрудно, хотя в сети полно и самодеятельных идиотов, которые троллят не за плату, а по зову сердца. Я плохо разбираюсь в российских реалиях и не могу отличить платных путинских троллей от бесплатных дебилов. Вот, например, комментарии на форуме сайта Ura.ru под сообщением о том, что журналистка Юлия Латынина покинула отечество после того, как у нее сожгли машину. До этого ее дом облили каким-то химикатом, а ее саму — фекалиями. Сообщение иллюстрируется ее фотографией, которая вызвала самые хамские отклики.

«Блеванул», — пишет некий Мика. «Обезьяна на фото», — вторит ему Микс. «Алгоритм понятен, — пишет Опер. — Обливаешь свой дом, сжигаешь надоевшую, сломавшуюся машину — кровавый режим готов, плюс запад прижал к груди, аншлаг на лекциях о режиме, профит, все в шоколаде». «В добрый путь», — пишет Олег. «Туда ей и дорога», — пишет Юрий. «На гиену похожа», — пишет Зоозащитник. «Скатертью дорога», — опять возникает Олег. И в таком духе. Я не могу отличить тех, кто написал комментарии за деньги, от тех, кто написал от души.

Вернемся в Америку. «Нью-Йорк таймс» в тот же день поместила пространную статью, озаглавленную «Фейковые русские аккаунты купили в «Фейсбуке» политическую рекламу на 100 тысяч долларов». Одновременно главный специалист соцсети по безопасности Алекс Стамос вывесил в ее блоге сообщение, из которого явствовало, что в связи с разговорами о российском вмешательстве в американский избирательный процесс «Фейсбук» провел расследование закупок у него политической рекламы, которое обнаружило злоупотребления. Оказалось, что с июня 2015 по май 2017 года владельцы примерно 470 липовых аккаунтов и страниц истратили вышеуказанную сумму на закупку рекламы, поместив в соцсети более 3 тысяч объявлений. «Наш анализ приводит к выводу, — продолжал Стамос, — что эти аккаунты и страницы были связаны друг с другом и, скорее всего, находились в России».

Поскольку «Фейсбук» не признает недостоверных аккаунтов, он закрыл те из них, которые еще продолжали действовать. По словам Стамоса, оплаченные их владельцами политические объявления в массе своей не содержали комментариев по поводу американских выборов и не упоминали имен конкретных кандидатов. Вместо этого они касались тем, вызывающих раздоры в Америке, таких как положение ЛГБТ, расовые проблемы или право на оружие. Примерно четверть объявлений была нацелена на жителей конкретных географических районов США. В 2015 году такая географическая привязка наблюдалась гораздо чаще, чем в 2017-м.

Эксперты «Фейсбука» также изучили политическую рекламу, которая теоретически могла иметь российское происхождение. Например, это были объявления, оплаченные с аккаунтов, имеющих американские IP-адреса, но настроенные на русский язык. Они не нарушили никаких правил «Фейсбука» и поэтому не были закрыты соцсетью. Ими была оплачена политическая реклама объемом примерно 2 тысячи 200 объявлений и стоимостью 50 тысяч долларов. Вместе со 100 тысячами, которые потратили для этой цели тролли в России, в общей сложности речь идет о 150 тысячах долларов.

Многие комментаторы не понимают, зачем было огород городить из-за такой суммы, которую один назвал «смехотворной», а несколько охарактеризовали как «каплю в море». СМИ напоминают, что штаб Дональда Трампа истратил на цифровую агитацию не много, ни мало 90 миллионов долларов, и что доход «Фейсбука» от рекламы составил в прошлом квартале 9 миллиардов долларов. Однако в пятницу разом появилось несколько публикаций, доказывающих, что даже за такую сумму можно разместить в «Фейсбуке» политическую пропаганду, которая охватит буквально миллионы людей. Комментаторы расходились лишь в том, сколько миллионов.

Например, Аарон Саари, консультирующий компании по вопросу наиболее оптимального использования рекламы в «Фейсбуке», написал на сайте Business Insider, что реклама, купленная в этой соцсети за 100 тысяч долларов, может в конечном итоге достигнуть 100 миллионов американцев. Если россияне истратили за два года 100 тысяч, то они тратили около 140 долларов в день. В результате несложных калькуляций Саари заключает, что если бы они целились во все 320-миллионное население США, то, тратя по 140 долларов в день, они сумели бы охватили от 12 до 73 миллионов американцев. Но, продолжает эксперт, тролли «Интернет исследований» скорее всего не стремились охватить американцев вообще — они, видимо, рассчитывали достучаться до каких-то конкретных групп населения. Например, они могли бы обрабатывать афроамериканцев, возмущенными постами о нашумевших случаях, когда полиция открывала огонь по чернокожим.

По выкладкам Саари, 10 тысяч долларов хватило бы на то, чтобы донести эти посты до 7 миллионов афроамериканцев. За те же деньги можно было бы охватить пропагандой более миллиона американцев, дорожащих Второй поправкой к конституции США, которая ограждает их право на оружие. Автор приходит к выводу, что Россия, вполне вероятно, могла за 100 тысяч долларов прямо или косвенно повлиять своей пропагандой на 100 миллионов или более американцев.

А популярный сайт The Daily Beast заявляет, что, по выкладкам его экспертов, «русские фейковые новости в «Фейсбуке» могли достичь 70 миллионов американцев». Эта цифра вынесена в заголовок статьи, а в ее тексте говорится, что пропагандистские посты, скорее всего, видели в соцсети как минимум 23 миллионов людей. Как считают американские комментаторы, цель этой кампании вряд ли состояла в том, чтобы кого-то всерьез переубедить: идея, по всей видимости, была в том, чтобы посеять смуту, усугубить идеологические раздоры и обострить в США расовые противоречия.

Анализ российской пропаганды в «Фейсбуке» осложняется тем, что он закрыл подозрительные аккаунты и не оглашает имена их владельцев или содержание оплаченной ими политической рекламы. Соцсеть ссылается при этом на свои внутренние правила и на федеральный закон, хотя не указывает, на какой именно. В СМИ несколько раз мелькало мнение, что вышесказанное — это лишь верхушка айсберга, и предсказывают, что конгресс или спецпрокурор Роберт Мюллер, расследующий предполагаемый сговор Трампа с Кремлем, рано или поздно затребуют у «Фейсбука» информацию повесткой, которую ему, скорее всего, придется уважить.

Предположение, что Россия помещает рекламу в «Фейсбуке», первым высказал в мае журнал Time. Как замечает The Daily Beast, сейчас «Фейсбук» впервые официально признал, что он «неосознанно сыграл роль в кремлевской кампании активных мероприятий». Сайт The Verge ехидно напоминает, что не далее как 20 июля соцсеть уверенно заявила: «Мы не видели никаких признаков того, чтобы русские деятели покупали в связи с выборами рекламу в «Фейсбуке». Закон США запрещает иностранным правительствам, компаниям и гражданам участвовать в американских избирательных кампаниях деньгами или агитацией.

США. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 сентября 2017 > № 2316288 Владимир Козловский


Германия > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 19 сентября 2017 > № 2316253 Леонид Бершидский

Что произошло, когда в Германию приехал миллион беженцев?

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Еще не так давно кризис с беженцами в Германии выглядел так, что возникало впечатление, будто все может закончиться закатом политической карьеры канцлера Ангелы Меркель. Теперь понятно, что этого не произойдет, так как Меркель, скорее всего, победит на своих четвертых выборах, которые состоятся 24 сентября. Неужели Германия действительно справилась с проблемой, как и обещала Меркель в 2015 году?

Если говорить честно, пока не справилась.

После 2015 года, когда Меркель настежь открыла двери Германии для искателей убежища, и в страну приехало около миллиона человек, наплыв беженцев пошел на убыль. Но с января по август 2017 года было подано 149 880 заявлений на предоставление убежища. Это больше, чем за весь 2013 год, а к концу года этот показатель может превысить цифры 2014 года.

Надежной статистики по расселению беженцев не существует. Последние официальные данные имеются за 2015 год, и они показывают, что 61 процент искателей убежища жил в приемниках для беженцев или в квартирах общего проживания. То есть, жили они совместно, а не в домах на одну семью. В мае 2017 года издание Der Spiegel попыталось провести собственный подсчет и пришло к выводу, что десятки тысяч людей по-прежнему живут во временных убежищах, куда они попали после приезда, скажем, в блоках контейнеров или в ангарах бывшего аэропорта Темпельхоф. По сравнению с этим коммунальное жилье, к которому можно отнести переполненные хостелы, это большой шаг вперед.

Просители убежища обязаны посещать курсы по интеграции. Однако немецкий язык очень труден для изучения, и поэтому, когда Федеральное управление миграции в конце 2016 года провело масштабное исследование среди беженцев, выяснилось, что лишь 18% из них хорошо освоили язык, а 47% признались, что знают его плохо.

Ситуация на рынке труда складывается отвратительная. По официальным данным за август 2017 года, 497000 беженцев были зарегистрированы в немецких центрах занятости как люди, ищущие работу. А 196000 из них (на 43000 больше, чем годом ранее) являлись безработными. Остальные беженцы даже не имеют права на работу, потому что их заявления пока не рассматривались, либо не прошел первоначальный трехмесячный период ожидания, когда они должны посещать курсы по интеграции, а работать в это время им запрещено. В среднем, время на принятие решений по заявлениям беженцев у иммиграционных властей сократилось: сейчас за 10 месяцев рассматривается около 40% документов иммигрантов, в то время как в 2013 году этот показатель был ниже 20%. Тем не менее, по состоянию на конец июля была значительная задержка с рассмотрением 129 ъ000 заявлений, о чем сообщает Федеральное управление занятости.

Сейчас ситуация лучше чем в 2015 году, когда новые иммигранты бесконтрольно пересекали границу. Немецкая правительственная машина после первоначального потрясения начала справляться с возросшей нагрузкой, и сейчас немцы практически не видят беженцев на улицах. На поверхности все довольно тихо и гладко, но жизнь у беженцев по-прежнему резко контрастирует с жизнью окружающего их состоятельного общества. Каковы же в таком случае успехи Меркель? Сегодня, когда речь заходит о преодолении миграционного кризиса, она говорит намного увереннее, чем в 2016 году. Тогда она сожалела, что не может повернуть время вспять для исправления ошибок. В этом году она подает сигналы о том, что поступила бы точно так же.

Народная поддержка

«Среди элиты и других представителей немецкого общества распространена уверенность в том,что интеграция иммигрантов — это правильный путь», — говорит генеральный директор Центра региональных исследований в городе Эрлангене Петра Бендель (Petra Bendel), являющиеся также членом экспертного совета Немецкого фонда по интеграции и миграции. Это влиятельная организация, объединяющая в своих рядах немецких экспертов, интересующихся вопросами миграции. Бендель приводит данные проведенного недавно опроса, в ходе которого три четверти немцев осудили миграционную политику, назвав ее «плохо подготовленной». Но примерно такое же количество респондентов сказали, что она «нравственно необходима». В ходе того же опроса 51 процент сказал, что Германия испытывает огромную потребность в работниках, и с этой задачей могут справиться беженцы. По словам Бендель, это очень важно. «В конце концов, преимущество Меркель на выборах это экономика», — говорит она. Действительно, Германия, где почти полностью отсутствует безработица, испытывает дефицит трудовых ресурсов по ряду профессий и направлений, начиная с программистов и кончая парикмахерами. В этом году вакансия сантехника остается открытой в течение 156 дней, в то время как в 2016 году этот срок составлял 142 дня. Чтобы найти работника по уходу за престарелыми людьми, требуется 167 дней. Поэтому немецкие компании с энтузиазмом говорят о прибытии мигрантов.

В 2015 году Меркель провела совещание с руководителями крупных компаний, на котором обсуждался вопрос об интеграции беженцев на рынке труда. После этого совещания на свет появилась организация, получившая название «Мы вместе» (Wir Zusanmmen). Она занимается координацией интеграционных проектов различных компаний. Свою деятельность организация начала в феврале 2016 года, приняв в свои ряды 36 фирм. Сегодня в ее рядах насчитывается 220 членов, в том числе, 19 фирм, включенных в немецкий индекс DAX. В этот список входят исключительно «голубые фишки» немецкой промышленности, в том числе, такие фирмы как Adidas, Bosch, Opel, Siemens, Volkswagen, Lufthansa, Deutsche Telekom и прочие.

Интеграционные программы в этих компаниях дают доступ к прославленный немецкой системе профессионального обучения, в рамках которой опытные работники готовят новых специалистов, а те параллельно занимаются в профессиональных училищах. К этим проектам привлечены 18000 сотрудников, которые также помогают беженцам изучать язык, оформлять иммиграционные документы, и знакомят их с тонкостями немецкой повседневной жизни, которая, как мне известно из личного опыта, может привести иностранца в замешательство.

По словам руководителя проекта «Мы вместе» Марлис Пейне (Marlies Peine), многие компании нашли в этих программах интеграции большие преимущества, поскольку им удается привлекать к работе квалифицированных немцев, желающих делать добрые дела. Первоначальный энтузиазм, который я наблюдал в 2015 году, пошел на спад, но миллионы немцев по-прежнему добровольно помогают беженцам. И им нравится то, что это можно делать на рабочем месте. Но здесь есть одна проблема: количество беженцев, участвующих в этих программах, составляет всего 7 000 человек. Это крохотная цифра по сравнению с численностью сотрудников, работающих в этих компаниях.

Пейне говорит, что работать хотят очень многие беженцы. Однако компаниям трудно найти людей с достаточно солидным иммиграционным статусом, указывающим на то, что долгосрочная интеграция даст положительный результат. Согласно данным опроса Миграционного управления, 90% беженцев хотят остаться на длительный срок. Однако Меркель и другие политики из Христианско-демократической партии говорят, что когда закончится война в Сирии, многим беженцам придется вернуться домой.

В четверг вечером Меркель постаралась донести эту мысль до одного сирийца, находившегося в студии, где шла телевизионная программа. Этот человек поблагодарил канцлера за то, что она позволила его семье приехать в Германию, и сказал, что не хочет расставаться с этой страной. По словам Пейне, иногда компании, принимающие беженцев на курсы интеграции, спустя несколько месяцев выясняют, что эти люди депортированы. Правительство Меркель активизировало процесс депортации, чтобы успокоить консервативных избирателей.

Государственная железнодорожная компания Deutsche Bahn, у которой в Германии примерно 200 000 сотрудников, имеет всего 200 вакансий в своей программе интеграции, хотя эти места еще не заполнены. Об этом мне рассказала создательница программы Ульрике Штодт (Ulrike Stodt). Компания находит желающих трудиться беженцев через центр занятости и на ярмарках вакансий, но чтобы пройти весь процесс интеграции, требуется очень сильная мотивация.

Deutsche Bahn приспособила под нужды беженцев свою программу «допрофессиональной подготовки» для людей моложе 25 лет, не имеющих профессиональной квалификации. За год участники этой программы могут познакомиться с компанией и пройти подготовку на рабочем месте в ее многочисленных подразделениях, выяснив за это время, какая работа подходит им больше всего. Беженцы также изучают язык и культуру, чтобы подняться до того уровня, который необходим для начала профессионального обучения. Правда, изучение технической терминологии это уже следующий шаг. По словам Штодт, у беженцев возникает очень мало проблем культурного свойства. Кое-кто в компании волновался по поводу того, что проходящим обучение мусульманам будет трудно подчиняться наставницам-женщинам, но оказалось, что это не очень большая проблема. Точно так же беженцы из Сирии, Ирака, Ирана, Афганистана, Сомали и Эритреи согласились с тем, что молиться можно лишь тогда, когда это позволяют условия работы. «Это как у христиан, которые не всегда могут посещать церковь по воскресеньям из-за того, что у них выпадает рабочий день», — говорит Штодт. В основном беженцы ведут себя точно так же, как и другие ученики, за исключением очень слабого знания языка. Для тех, кто прошел первый год и приступил к настоящей учебе с ее трудными теоретическими занятиями и подготовкой на рабочем месте, язык является главным препятствием. Еще одно препятствие это низкая зарплата, которую в Германии получают ученики. В среднем она составляет 854 евро в месяц. Даже если учесть небольшое социальное пособие, которое получают беженцы, на эти деньги трудно прожить три года — а именно столько времени занимает учеба в компании Deutsche Bahn. Только твердое обещание предоставить работу (в Deutsche Bahn это означает практически пожизненную занятость) может заставить людей продолжать занятия в рамках программы. Первые выпускники появяся только в 2019 году. В землях Германии существуют аналогичные государственные программы, и на эти средства выделен федеральный грант на сумму 50 миллионов евро; однако эти программы не гарантируют занятость по окончании учебы.

Deutsche Bahn также принимает беженцев, прошедших профессиональную подготовку в своих странах. Они учатся, а правительство пытается проверить их дипломы и свидетельства. Этот процесс может занять много месяцев и даже окончиться неудачно.

По словам Штодт, те усилия, которые Deutsche Bahn затрачивает на интеграцию небольшого количества беженцев, вполне оправдывают себя. Это в равной степени социальная ответственность и попытка найти необходимую рабочую силу, обучаемую в соответствии с немецкими стандартами. Когда в пятидесятых и шестидесятых годах в Германию начали приезжать гастарбайтеры из Турции и других бедных стран, их подготовка велась не столь тщательно, из-за чего процесс интеграции этих людей проходил медленно, и зачастую заканчивался неудачей. Германия не хочет повторять допущенные ошибки.

Добрых намерений недостаточно

Минусом такого скрупулезного подхода является отсутствие гибкости. Одна из самых серьезных проблем сегодняшнего дня состоит в необходимости создавать последовательные процедуры для признания квалификации и оценки приобретенных навыков, которые порой появляются у беженцев неформальным путем. Об этом в своей статье для издания Bertelsmann Stiftung написала Ютта Альтмюллер (Jutta Altmueller). Еще одно серьезное препятствие это изучение языка. Качество бесплатных языковых курсов, которые в настоящее время предлагают беженцам, откровенно низкое. Официально установленные стандарты владения языком не дотягивают до требований, предъявляемых к претендентам на реальные рабочие места. Если эти проблемы не будут решены, и если правительству Германии не хватит смелости сказать иммигрантам и их потенциальным работодателям, что оно не намерено пересматривать их статус после окончания конфликтов на Ближнем Востоке и в Африке, страна упустит прекрасную возможность получить дополнительные трудовые ресурсы в количестве 600000 человек. В этом случае беженцы просто заполнят теневую экономику страны, которая в последние годы пошла на спад из-за снижения безработицы.

Меркель в этом году получит карт-бланш в отношении беженцев, хотя работа по интеграции далеко не закончена. Германия сталкивается с нехваткой правовых механизмов, и кроме того, ей серьезно не хватает ресурсов. Похоже, что демократические партии договорились не раздражать людей проблемами иммиграции, говорит политолог Бендель. В 2021 году, когда состоятся новые выборы, консенсуса может и не быть. А выступающая против эмиграции немецкая партия «Альтернатива для Германии» может укрепить свои позиции, причем довольно значительно. Но возможно и такое, что Меркель больше не будет баллотироваться. Поэтому она, скорее всего, избежит долговременной ответственности за принятые в 2015 году смелые решения. Но знаменитая фраза канцлера «Мы справимся» является твердым обещанием для ее партии и для беженцев. А в конечном итоге, и для немецкой экономики. Остается только надеяться, что почти стопроцентная победа Меркель на выборах не приведет к тому, что она откажется от своих обещаний.

Германия > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 19 сентября 2017 > № 2316253 Леонид Бершидский


США > СМИ, ИТ. Армия, полиция > inosmi.ru, 19 сентября 2017 > № 2316243 Виктор Медведчук

В США методы «цветных революций» расценивают как терроризм

Петиция произвела эффект разорвавшейся бомбы: СМИ в полный голос заговорили о противостоянии Сороса и Трампа.

Виктор Медведчук, Корреспондент, Украина

Петиция с просьбой к президенту США признать Джорджа Сороса террористом набрала более 145 тысяч подписей. Едва ли не в одночасье миллиардер-филантроп, к которому, несмотря на тысячи разгромных статей о его причастности к госпереворотам («цветным революциям» в ряде постсоветских государств и «арабской весне» в странах Ближнего Востока), американцы относились с не меньшим пиететом и почитанием, чем к отцам-основателям, превратился в маргинала.

«Поскольку Джордж Сорос умышленно и на постоянной основе пытался дестабилизировать ситуацию и подстрекал к антигосударственной деятельности против Соединенных Штатов и их граждан, создал и профинансировал десятки (и, вероятно, сотни) отдельных организаций, единственная цель которых — с помощью террористической тактики, основанной на учении Алинского, который способствовал краху систем и конституционной власти США, сформировал нездоровое и необоснованное влияние на всю Демократическую партию и большую часть федерального правительства США, Министерство юстиции должно немедленно объявить Джорджа Сороса и все его организации и сотрудников внутренними террористами…» — с таким требованием американцы обратились к президенту.

Петиция произвела эффект разорвавшейся бомбы: СМИ в полный голос заговорили о противостоянии Сороса — Трампа, а украинское экспертное сообщество взялось обсуждать, чем эта конфронтация обернется для Украины. Действительно, на выборах в 2016 году Сорос активно поддерживал Хиллари Клинтон, а после победы Дональда Трампа сделал шокирующее заявление: «…США… избрали своим президентом мошенника и потенциального диктатора». На фоне такого заявления антитрамповские акции (после избрания президента по стране прокатилась волна протестов) выглядели хорошо спланированными и тщательно организованными.

Бывший советник Трампа Роджер Стоун обвинил Сороса в подстрекательстве американцев к насилию: «Сорос подстрекает людей к насилию, он платит им, чтобы они это делали».

Любопытно, что долгие годы американцев не волновали ни методы Сороса, ни жертвы его операций, ни результаты организованных им «революций». Манипулирование общественным сознанием, навязывание чуждых ценностей, тысячи погибших в конфликтах, спровоцированных американским «дилером демократии», разрушение инфраструктуры, крах экономики, кризис и обнищание населения — все это было далеко от Америки и потому не волновало ее граждан.

Однако теперь методы «цветных революций» применяются в самой Америке, а ее граждане сами стали «подопытными кроликами» в экспериментах Сороса — и позиция американцев меняется. Они не хотят быть пушечным мясом в борьбе миллиардера за свои деньги или амбиции, они против дестабилизации политической ситуации в стране, их не прельщает перспектива раскола общества, кризиса, разрухи и обнищания. А именно это сулит Америке «война», объявленная Соросом нынешнему — законно избранному — президенту. И потому граждане США с полным правом называют миллиардера террористом.

Чем закончится это противостояние и как отреагирует на петицию Дональд Трамп, прогнозировать трудно. Но очевидно одно: столкнувшись с методами Сороса, американцы осознали их недопустимость в цивилизованном мире и развенчали миф о всемирно известном и всеми почитаемом филантропе, благотворителе и миротворце.

США > СМИ, ИТ. Армия, полиция > inosmi.ru, 19 сентября 2017 > № 2316243 Виктор Медведчук


Россия > СМИ, ИТ > comnews.ru, 19 сентября 2017 > № 2316102

У МТС заработал BDaaS

Елизавета Титаренко

ПАО "Мобильные ТелеСистемы" (МТС) начало предоставлять услуги по облачной обработке больших массивов данных (Big-Data-as-a-Service, BDaaS) на базе собственных ЦОД. Пока этот сервис работает только на базе дата-центра МТС в Москве, но оператор планирует расширять географию оказания услуги по мере роста спроса. Интерес к BDaaS уже проявили предприятия сферы финансов, торговли и производства. Другие операторы связи, как и ИТ-компании тоже активно развивают облачные сервисы.

Как рассказал корреспонденту ComNews пресс-секретарь МТС Дмитрий Солодовников, запуск услуги занял около трех месяцев. Пока МТС предоставляет новый сервис на базе ЦОД в Москве. Позже оператор планирует запуск BDaaS на мощностях дата-центра в Петербурге. "Мы будем масштабировать проект на другие ЦОД по мере роста спроса на услуги BDaaS", - уточнил он. Напомним, всего МТС эксплуатирует в России около десятка дата-центров, они находятся в Москве, Петербурге, Самаре, Нижнем Новгороде, Новосибирске, Владивостоке и Краснодаре.

Оператор фиксирует интерес к услугам BDaaS со стороны предприятий сферы финансов, торговли и производства. "Некоторые из них уже являются нашим действующим клиентами, в том числе и по части облачных услуг IaaS", - говорит Дмитрий Солодовников. Государственных заказчиков среди потребителей услуги BDaaS пока нет.

Применение BDaaS позволит клиентам быстро и гибко организовывать обработку и анализ больших массивов данных без создания собственных вычислительных мощностей. Клиенты будут анализировать данные в открытых программных средах Hadoop-as-a-Service и Spark-as-a-Service. Для оказания услуг BDaaS МТС использует, в частности, оборудование VMware, Cisco, Huawei и других вендоров.

BDaaS решает задачи бизнес- и финансовой аналитики, целевого маркетинга, таргетирования рекламы, анализа и персонализации контента, сбора и обработки открытых данных. Например, таксопарк в городе с населением 50-100 тыс. сможет анализировать маршруты, протяженность поездок, расход топлива, время заказов для оптимизации расходов на содержание и обслуживание автомобилей, время подачи автомобилей, оплату труда водителей. Компании сферы ритейла получат возможность анализировать поведение клиентов в зависимости от их возраста, пола, среднего чека, частоты покупок, времени года и праздников. Такое решение частично сэкономит фирме расходы на содержание промоутеров и маркетологов и увеличит количество адресных продаж.

"Сегодня работа с большими данными перестает быть прерогативой ИТ-компаний и крупных корпораций. С появлением на российском ИТ-рынке облачного сервиса МТС обработка Big Data становится доступной малым и средним предприятиям, что повышает конкурентоспособность их бизнеса. Мы предлагаем клиентам защищенную отказоустойчивую среду с большими вычислительными ресурсами и предустановленными инструментами расчета, в которую пользователю остается загрузить информацию по своим шаблонам и алгоритмам и получить результат обработки. Решение легко масштабируется и отвечает самым жестким требованиям информационной безопасности", – заявил директор Центра инноваций МТС Владимир Хренков.

МТС с начала 2017 г. сфокусировалась на оказании облачных услуг по всей стране. Как ранее сообщал ComNews, в марте этого года МТС вышла на рынок облачных услуг для крупного бизнеса. Оператор начал с оказания услуг IaaS и отмечал большой интерес к этому решению со стороны компаний банковского сектора. Для реализации проекта по предоставлению облачных услуг крупному бизнесу оператор создал кросс-функциональную команду на базе Центра инноваций МТС, объединившую сотрудников оператора и системного интегратора "Энвижн Груп". Кроме того, МТС построила коммерческую облачную платформу на базе решения VMWare, а также переоборудовала ЦОДы в Москве, Петербурге и Новосибирске, установив современные системы хранения данных и серверы (см. новость ComNews от 31 марта 2017 г.). Оператор уверен, что направление облачных услуг станет одним из наиболее быстрорастущих сегментов бизнеса МТС в ближайшие годы.

Летом ПАО "МТС-Банк" разместил в облачной платформе МТС ряд критически важных банковских ИТ-систем. Это помогло МТС-Банку ускорить внедрение новых продуктов и услуг, а также сократить затраты на вычислительные ресурсы (см. новость ComNews от 6 июля 2017 г.).

Как говорит пресс-секретарь ПАО "ВымпелКом" Анна Айбашева, более половины клиентов компании активно используют облачные сервисы. "Это для нас один из главных фокусов развития на этот год и дальше, - подчеркнула она. - Сейчас уже началась трансформация операторов связи в технологические компании, и мы стараемся быть на шаг впереди. Поэтому мы активно развиваем направление виртуальных вычислительных мощностей, на которых можно развернуть различные программные решения".

ПАО "Ростелеком" уже несколько лет лет предоставляет клиентам доступ к линейке облачных сервисов IaaS, PaaS и SaaS, реализованных на базе Национальной облачной платформы. Цель компании - стать крупнейшим провайдером цифровых сервисов в России для компенсации насыщения в традиционных сегментах. Развитие облачных услуг - одно из приоритетных направлений "Ростелекома". Кроме того, в компании есть центр компетенций по машинному интеллекту, он создан на базе "дочки" оператора - "Айкумен ИБС". Компания активно развивает технологии машинно-обучаемого интеллекта и готова предлагать или адаптировать для внешних клиентов готовые решения по анализу больших массивов данных, отметил представитель "Ростелекома".

ПАО "МегаФон" в мае этого года запустило услугу "Виртуальный ЦОД". Она позволяет крупным компаниям арендовать виртуальные экосистемы и хранилища данных. Интерес к услуге оператор наблюдает у компаний из сегментов ретейла, страхования, добывающей и производственной промышленности и онлайн-продаж (см. новость ComNews от 29 мая 2017 г.). Представитель оператора говорит, что компания обладает широкой экспертизой по работе с большими массивами данных. Для тех корпоративных клиентов, которые планируют опираться на большие данные операторов, компания предлагает решения для развития бизнеса, например, услугу "МегаФон. Таргет". Это интерфейс, с помощью которого можно отправлять рекламные SMS с использованием настроек-фильтров (пол, возраст, интересы и др.).

Недавно ИТ-компания "Крок" запустила сервис по облачной обработке больших массивов данных и уже подписала первый контракт. Как рассказал корреспонденту ComNews заместитель директора департамента информационных технологий, директор по бизнес-приложениям "Крок" Максим Андреев, компания остановилась на решении Informatica Big Data Management. По его оценкам, рынку скорее требуется построение "индивидуального" аналитического хранилища в соответствии с концепцией Data Lake и его предоставление по модели "Управляемый сервис", нежели Big-Data-as-a-Service.

Максим Андреев отметил, что сервис по облачной обработке больших массивов данных - новый для рынка. "Если изначально интерес к проектам по Big Data проявляли крупные финансовые и телеком- компании, то теперь мы ожидаем спрос и от менее крупных организаций из этих же секторов, и от компаний из других сфер - розницы, производителей товаров народного потребления, сферы услуг, - пояснил он. - Хотя объемы рынка невелики, уже сейчас предложение превышает спрос. Это та самая ситуация, когда не запросы бизнеса определяют развитие IT-предложений, а наоборот: возможности IT-решений формируют новые потребности".

Россия > СМИ, ИТ > comnews.ru, 19 сентября 2017 > № 2316102


Россия. ДФО > Образование, наука. Металлургия, горнодобыча > fano.gov.ru, 19 сентября 2017 > № 2316092

Российские ученые создали трехмерную модель месторождения, которое обеспечивает теплом Петропавловск-Камчатский

Российские ученые из Института вулканологии и сейсмологии (ИВиС) ДВО РАН создали трехмерную модель месторождения горячих подземных вод, которое обеспечивает теплом Петропавловск-Камчатский и ближайшие населенные пункты. Согласно прогнозам, с нынешней технологией добычи месторождение будет эксплуатироваться до 2040 года. Исследования поддержаны грантом РНФ.

Полученные результаты опубликованы в журнале Geothermics.

Геотермальные месторождения содержат запасы горячих подземных вод, которые находятся в естественных подземных пустотах в горных породах. Паратунское геотермальное месторождение (Камчатский край) эксплуатируется уже более 50 лет для отопления теплиц и жилых домов, а также для лечения минеральными водами в пос. Паратунка. Согласно расчетам, за последние полвека из месторождения извлечено более 321 миллиона тонн теплой воды.

Месторождение эксплуатируется в режиме самоизлива. Это значит, что вода сама истекает из пробуренной скважины, и для ее перекачки в трубы центрального отопления используют наземные насосы при давлении не более 1 атмосферы. Ученые проанализировали гидрогеологические условия Паратунских месторождений (Паратунского и Верхне-Паратунского) и создали их 3D-модель.

Cотрудники ИВиС ДВО РАН проанализировали изотопный состав воды в Паратунском месторождении и выяснили, что областью его питания является снеговая шапка Вилючинского вулкана, расположенного в 25 км от Паратунских месторождений. Холодная вода проходит через потухший вулкан и сквозь трещины в его фундаменте достигает глубин 4-5 км. Затем вода перемещается по ослабленным зонам и постепенно нагревается под воздействием местных магматических систем до 80–100 °С. Благодаря избыточному давлению нагретая вода по трещинам в земной коре поступает в резервуары геотермальных месторождений.

Численная 3D-модель включает в себя сведения о распределении температуры в пределах геотермального Паратунского месторождения, учитывает проницаемость вмещающих пород, различие в химическом составе воды и скорости ее циркуляции. Благодаря всем собранным результатам была создана модель разработки месторождения на 20 лет вперед.

«Если у месторождения высокая проницаемость, как в случае Паратунских месторождений, то мы сможем намного увеличить его производительность за счет использования погружных насосов. По предварительным расчетам, тепловая потребность Петропавловска-Камчатского и расположенных рядом поселений (Елизово, Вилючинск) может быть закрыта за счет ресурсов этих месторождений», - сообщил автор работы, заведующий лабораторией тепломассопереноса ИВиС ДВО РАН Алексей Кирюхин.

Погружная технология подразумевает использование более мощных насосов, которые опускают непосредственно в пробуренную скважину большего диаметра, чем при самоизливе.

«На данный момент мы смоделировали эксплуатацию месторождения в условиях самоизлива до 2040 года и показали, что эксплуатация в действующем режиме не приведет к большому понижению давления воды в резервуаре. В планах у нас моделирование насосной технологии добычи», - пояснил Алексей Кирюхин.

Россия. ДФО > Образование, наука. Металлургия, горнодобыча > fano.gov.ru, 19 сентября 2017 > № 2316092


Россия > Финансы, банки. Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 19 сентября 2017 > № 2316090 Екатерина Еременко

Отказ «Системы». АФК обжаловала решение суда по спору с «Роснефтью» на 136,3 млрд рублей

Екатерина Еременко

Корреспондент Forbes

Пресс-секретарь «Роснефти» заявил, что нефтяная компания расценивает подачу жалобы как односторонний отказ АФК от мирового соглашения

АФК «Система» во вторник, 19 сентября, подала апелляционную жалобу на решение башкирского суда по иску «Роснефти», взыскавшего с корпорации 136,3 миллиарда рублей в пользу «Башнефти». Об этом Forbes сообщил официальный представитель «Системы» Сергей Копытов.

«В апелляционной жалобе подробно изложена оценка корпорацией решения суда первой инстанции. В то же время в соответствии с процессуальным законодательством подача апелляции является необходимым этапом для возможного мирового соглашения, которое может быть утверждено только в рамках судебного процесса», — объяснил он. Отвечая на вопрос о планах по мирному урегулированию спора, он подчеркнул, что позиция АФК не изменилась. «Как мы ранее заявляли, корпорация стремится к нахождению приемлемого для обеих сторон решения», — добавил Копытов.

Пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев заявил Forbes, что юристы нефтяной компании еще не ознакомились с текстом жалобы. «Жалобу мы комментировать не можем, поскольку ее еще не видели. Но сам факт подачи жалобы расцениваем как односторонний отказ от мирового соглашения», — пояснил Леонтьев.

В свою очередь президент АФК «Система» Михаил Шамолин передал через представителя, что в нефтяной компании неверно интерпретировали необходимые процессуальные действия.

«Подача апелляционной жалобы не только не является односторонним отказом АФК от мирового соглашения, а напротив, является обязательным условием его заключения, поскольку только суд может такое соглашение утвердить. Без подачи жалобы в суд второй инстанции решение суда первой инстанции вступает в силу автоматически», — пояснил Шамолин. Он также подчеркнул, что АФК заинтересована и готова заключить мировое соглашение с НК «Роснефть», и хотя его условия являются предметом переговоров, в компании уверены, что вместе с истцом смогут «реализовать ожидания», обозначенные президентом России Владимиром Путиным.

Арбитражный суд Башкирии 23 августа частично удовлетворил иск «Роснефти», постановив взыскать сумму убытков в размере 136,3 млрд рублей. Как следует из опубликованного решения, арбитражный суд Башкирии признал реорганизацию «Башнефти», которую в 2014 году провели бывшие собственники АФК «Система» и «Система-Инвест», способом неправомерного вывода активов из компании.

История судебного разбирательства и выводы суда

С 2005 по 2014 год «Башнефть» входила в состав АФК «Система» Евтушенкова. В 2014 году «Башнефть» была возвращена в государственную собственность. Евтушенков тогда находился под следствием в связи с нарушениями в ходе приватизации компаний башкирского ТЭКа, которые достались сыну бывшего президента Татарстана Муртазы Рахимова — Уралу. В 2016 году 50,1% акций «Башнефти» приобрела «Роснефть», заплатив за пакет 329,7 млрд рублей. Позднее, после оферты миноритариям, «Роснефть» стала контролировать 57,7% уставного капитала «Башнефти».

Сразу после приобретения «Башнефти» у покупателя возникли претензии к тому, как управлялась компания: главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин заявил о выводе нефтесервисных активов «Башнефти». АФК «Система» их вернула за те же деньги, что и покупала, — 4,1 млрд рублей.

2 мая 2017 года Арбитражный суд Москвы зарегистрировал иск «Роснефти» и подконтрольной ей «Башнефти» о взыскании 106,6 млрд рублей с АФК «Система» и ее дочернего АО «Система-Инвест». В сумму в 106,6 млрд рублей вошли 57,2 млрд рублей за потерю акций «Системы-Инвест», 36,9 млрд рублей долга «Башнефти» и 12,5 млрд рублей расходов, понесенных при обязательном выкупе акций компании у миноритариев, несогласных с условиями реорганизации «Башнефти».

10 мая Арбитражный суд Москвы вернул иск без рассмотрения на том основании, что дело ему неподсудно. После этого «Роснефть» подала иск на ту же сумму в арбитражный суд Башкирии. На своем первом заседании 6 июня башкирский суд удовлетворил ходатайство «Роснефти» об увеличении суммы исковых требований до 170,6 млрд рублей с учетом девальвации рубля.

Официальный представитель АФК «Система» Сергей Копытов тогда заявлял, что и предыдущая сумма требований была абсолютно не обоснована, подчеркивая, что «все документы, касавшиеся реорганизации «Башнефти», включая разделительный баланс, были подготовлены в полном соответствии с корпоративными процедурами и требованиями действующего законодательства».

В июне 2017 года АФК «Система» предложила «Роснефти» урегулировать спор во внесудебном порядке, однако в «Роснефти» посчитали, что конкретных предложений «Система» не представила. 26 июня Федеральная служба судебных приставов по Москве наложила арест на принадлежащие АФК «Система» и АО «Система-Инвест» 31,76% акций в уставном капитале ПАО «МТС», 100% акций в уставном капитале АО «Группа компаний «Медси» и 90,47% акций в уставном капитале АО «БЭСК».

Арбитражный суд Башкирии 23 августа частично удовлетворил иск «Роснефти», постановив взыскать сумму убытков в размере 136,3 млрд рублей. Как следует из опубликованного решения, арбитражный суд Башкирии признал реорганизацию «Башнефти», которую в 2014 году провели бывшие собственники АФК «Система» и «Система-Инвест», способом неправомерного вывода активов из компании.

Россия > Финансы, банки. Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 19 сентября 2017 > № 2316090 Екатерина Еременко


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 19 сентября 2017 > № 2316089 Юрий Мильнер

Заглянуть за горизонт. Как наука поможет человеку выйти в межзвездное пространство

Юрий Мильнер

Эссе сооснователя Mail.Ru Group и создателя инвестфонда DST Global Юрия Мильнера к 100-летию американского Forbes

21 ноября 1783 года Бенджамин Франклин наблюдал за первым полетом человека на воздушном шаре. Он представлял человечество не таким, каким оно являлось, а каким оно могло бы стать. И он понимал, что с каждой новой вершины виден новый горизонт. Вот, что самое важное.

Когда я рос в Советском Союзе, мой отец говорил мне, если я хочу научиться вести бизнес, придется заглянуть дальше моего горизонта, хотя бы в Америку. Лучшие решения в моей карьере я принял, пытаясь заглянуть за горизонт.

Первый раз это произошло в 90-х, когда я сделал ставку на интернет. Я верил, что интернет станет одним из величайших прорывов для человечества с тех пор как изобрели электричество. Я создал один из самых больших интернет-стартапов в Европе, затем основал DST Global, инвестиционную компанию для работы с интернет-компаниями по всему свету. Основа нашей инвестиционной философии — поддерживать основателей стартапов, продвигая прогресс через технологии.

Четыре года назад вместе с Марком Цукербергом и Присциллой Чан, Сергеем Брином и Анной Войжитски мы основали Breakthrough Prize, крупнейшую в мире премию за развитие фундаментальных наук, включая математику. Мы верим, что лучшие инструменты для познания вселенной и развития цивилизации. В прошлом году Марк Цукерберг присоединился ко мне и Стивену Хокингу в запуске проекта Breakthrough Starshot, который станет первой практической попыткой достичь другой звезды (проект посвящен разработке концепции межзвездного флота зондов — Forbes).

Франклин понимал, чем выше мы поднимаемся, тем шире становится горизонт, и тем больший вызов — заглянуть за его пределы. Проект Breakthrough Starshot, если он добьется успеха, раздвинет горизонт наших возможностей до космического масштаба.

Перевод Екатерины Еременко

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 19 сентября 2017 > № 2316089 Юрий Мильнер


США > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 19 сентября 2017 > № 2316086 Пол Донован

Личное или корпоративное. Действительно ли происходит рост инвестиционной активности?

Пол Донован

управляющий директор, главный глобальный экономист UBS

Сегодня мировая экономика претерпевает воистину революционные изменения. Многих приводят в восторг новые модели смартфонов и другие рывки в сфере технологий, но экономисты не входят в их число. Для экономиста захватывающей историей является то, как технология меняет общество и структуру экономики

Темпы развития электронной торговли в бизнесе в последнее время были колоссальными. В США доля продаж товаров производителями с использованием электронной торговли в 2000 году составляла менее 20% от общего объема продаж. Сейчас она превышает 60%.

Но с данными происходит что-то странное. Все больше компании зависят в том, что они делают, от систем заказов на базе интернета и других электронных систем. В то же время компании США все меньше инвестируют в компьютеры и не увеличивают объем инвестиций в программное обеспечение.

Общий объем электронных коммерческих сделок между компаниями в Европе также возрос. В большинстве стран значение электронной торговли на сегодняшний день возросло в три раза по сравнению с 2000 годом. Инвестиции компаний в технологии и программное обеспечение этого не отражают. Все большая доля инвестиционных расходов приходится на позиции, не относящиеся к технологиям.

Все чаще инвестиции в технологии просто не появляются в данных. История экономических данных восходит к 1930-м годам. В то время было ясно, что является инвестицией, а что является личными расходами. Сегодня это неочевидно.

Использование собственных устройств сотрудниками (Bring your own device, BYOD) — общепринятое явление в современном бизнесе в наше время. Люди читают сообщения, направленные им на рабочие адреса электронной почты, с личных устройств. Планшеты используются и для бизнеса, и на досуге. Эта практика получила такое широкое распространение, что теперь получила собственное название — консьюмеризация (IT consumerization). Это означает, что компании могут рассчитывать на то, что сотрудники предоставят капитал, необходимый им для выполнения своей работы. Сотрудники субсидируют акционеров.

Это проявляется в экономических данных как сокращение инвестиционных расходов на технологии. Необходимости в росте потребительских расходов на технологии нет. Вместо этого потребители тратят больше времени, используя персональные устройства, дополнительно выполняя с их помощью рабочие задания. (Экономист сказал бы, что растет коэффициент использования производственных мощностей персональных устройств. Экономисты часто говорят такие вещи. Лучше принять это как есть и двигаться дальше). В самом деле, некоторые обзоры показывают, что определенные сотрудники тратят больше половины своего времени, используя личные устройства в рабочих целях.

Это означает, что инвестиции замаскированы как потребительские расходы. Общая сумма расходов будет ниже, поскольку люди используют свои устройства более эффективно.

К сожалению, на этом проблемы с данными не заканчиваются. В США ноутбук, купленный потребителем, влияет на реальный ВВП не так, как такой же ноутбук, купленный компанией по такой же цене. Было бы логично предположить, что разницы нет, но она есть. Более того, с мобильным электронным устройством обращаются не так же, как с компьютером. Если происходит сдвиг инвестиционных расходов в направлении от бизнесов к потребителям или от ноутбуков к мобильным устройствам, это влияет на ВВП, даже если все остальное остается без изменений.

В ходе недавнего обсуждения, проведенного с прямой трансляцией с участием четырех лауреатов Нобелевской премии, UBS Nobel Perspectives Live!, подчеркивалось, что технологии меняют то, как мы работаем. Технологии уже размывают границы между работой и личной жизнью. То, что в основе наших экономических данных лежит устаревшая философия, означает, что инвесторы могут недопонимать что-то очень важное.

Если компании получают от сотрудников некую часть технологий, которая им необходима для работы, разделение инвестиций и потребительских расходов теряет свое былое значение. Инвесторам необходимо тщательно обдумать этот вопрос. Консьюмеризация — это лишь самое начало предстоящих структурных изменений. Слепая вера в данные, которая не меняется со временем, — опасный подход к инвестированию с расчетом на будущее.

США > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 19 сентября 2017 > № 2316086 Пол Донован


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 19 сентября 2017 > № 2316082 Максим Артемьев

Инструмент капиталиста. Как журнал Forbes пришел в Россию

Максим Артемьев

Историк, журналист

Forbes появился в России не раньше и не позже, чем это могло произойти. К 2004 году капитализм победил окончательно и бесповоротно, и ему требовалась своя культура, олицетворением которой и стал журнал

В 2003-м — начале 2004 года Россия узнавала много нового про героев капиталистического труда. Сообщения появлялись одно другого интереснее. Роман Абрамович F 12 купил футбольный клуб «Челси». Виктор Вексельберг F 10 — коллекцию яиц Фаберже (у семьи Форбс) более чем за $100 млн. Годом ранее Михаил Ходорковский F 172 первым приоткрыл завесу секретности над своим состоянием, оповестив, что его доля в гибралтарской Group MENATEP Ltd равна $7,8 млрд. На этом фоне русское издание Forbes весной 2004 года не могло не появиться.

Как и любой бизнес-проект, русский Forbes стал результатом встречи удачной идеи и мотивированной команды. Мысль издавать Forbes в России пришла в голову двум выходцам из издательского дома Independent Media — Леониду Бершидскому и Ирине Силаевой. Бершидский к тому времени, несмотря на свои тридцать два года, был уже легендарной фигурой в мире столичной журналистики. За его плечами был успешный запуск газеты «Ведомости», организованной по современным зарубежным лекалам. Работавший со времен перестройки исключительно с западными СМИ, либо в изданиях, принадлежавших иностранному капиталу, получивший образование в бизнес-школе INSEAD Бершидский представлял ту часть российской журналистики, которая ориентировалась на новейшие тенденции. Силаева, бывшая спортсменка, считалась очень сильным медийным организатором, пройдя в Independent Media отличную школу у Дерка Сауэра. Оба были типичным порождением 1990-х годов, когда карьеры делались стремительно и конкурентным преимуществом обладали люди, оказавшиеся в нужный момент в нужном месте.

Со своими планами они отправились на переговоры в немецкий издательский дом Axel Springer, завершившиеся удачно. Германские издатели согласились стать инвесторами проекта. Вторым этапом стала встреча уже с американцами из собственно Forbes. И здесь команду русского Forbes ожидал сюрприз. Неожиданно для них появился человек, которого и назначили главным редактором.

Сорокалетний Пол Хлебников к тому времени был хорошо известен в России, благодаря его судебному процессу в Лондоне против олигарха Бориса Березовского, которому не понравилась статья в Forbes «Крестный отец Кремля?». Историк по образованию, потомок русских эмигрантов, он сделал карьеру в Forbes, специализируясь на расследовании запутанных экономических процессов 1990-х в России. Продолжением тяжбы с магнатом стала книга «Крестный отец Кремля, или История разграбления России».

Хлебников убедил владельцев американского Forbes, что именно он должен на первом этапе возглавить российское издание. Команда Бершидского (издатель) — Силаевой (гендиректор Axel Springer Russia) к тому времени уже была сформирована. В нее вошли такие признанные журналисты, как Максим Кашулинский, Кирилл Вишнепольский, Александр Малютин, Юрий Львов, занявшие руководящие посты в редакции. Они были выходцами из двух соперничающих лагерей — школы «Коммерсанта» (Владимира Яковлева) и школы «Ведомостей» (Бершидского), но различный генезис не мешал их совместной работе. Обеим сторонам надо было идти на компромисс: Хлебникову пришлось работать с теми, кого пригласил Бершидский, а российским сотрудникам — учиться у него и перестраиваться на ходу.

Круг общения и задачи журналиста

Одной из журналисток при первой встрече Пол задал вопрос, показавшийся ей странным: «А с кем вы общаетесь?» Оказалось, что Хлебникова интересовал круг ее знакомых. Ему не нравилось, что российские журналисты вращаются в основном в своем кругу. Он считал, что это сужает видение проблем страны и общества. Хлебников любил повторять: в Forbes должны размещаться только эксклюзивы. У читателя не должно создаваться впечатления, что он уже где-то видел подобный материал. Он мог с пониманием отнестись к тому, чтобы маленькая заметка писалась месяц, но зато являлась эксклюзивом.

Пол (впрочем, многие звали его на русский манер Павлом) запрещал публикацию интервью в чистом виде. По его мнению, задача журналиста — провести много интервью и уже на основе этих бесед написать статью, в которой использовать лишь несколько ярких цитат. Автор должен «переварить» материал и рассказать его от себя, причем предполагалось, что он его знает лучше, чем тот человек, о котором он пишет.

Хлебников поначалу пребывал в шоке. «В России никто не умеет писать», — жаловался он. Пол хотел, чтобы авторы Forbes выдавали яркие, увлекательные статьи со множеством интересных фактов. Выходцам из деловых газет, которые составляли основную часть коллектива, было непросто перестроиться.

Хлебников уточнял: любой текст в журнале должен быть расследованием. Журналисту не нужно входить в положение собеседника. Как он выражался, возможно, из-за нетвердого владения русским, «вы должны ньюсмейкеров ненавидеть, собрать весь доступный материал, честно все изложить, невзирая на лица». Установка была проста — пришел на беседу с диктофоном, показал, что ты записываешь, а дальше полная ответственность интервьюируемого за все, им сказанное.

Пол учил журналистов, что необходимо работать над 3-4 темами одновременно. Иначе может получиться так, что в номер пойдет лишь одна статья — что-то автор не успеет, сорвется беседа, затянется проверка фактуры. Хорошая статья пишется столько времени, сколько требуется. И потому надо брать в работу сразу несколько сюжетов. Соответственно, каждый день следует делить на несколько частей, трудясь пару часов над одним материалом, пару часов над другим и так далее.

Пол напоминал: работать в ежемесячном журнале гораздо труднее, чем в ежедневной газете, где сам ритм выпуска номера заставляет тебя крутиться как белка в колесе. В журнале необходимо самому себя мотивировать и уметь организовать свой ежедневный график. Заявки на будущие темы принимались, только когда уже имелась какая-то фактура, беседа с главным героем и так далее. Это являлось гарантией того, что материал будет написан.

От журналистов Хлебников требовал писать простую человеческую правду, не какую-то макроэкономическую заумь. Примером служил его материал в первом номере Forbes о «Северстали», суть которого заключалась в рассказе о том, как Алексей Мордашов F 2 перехитрил «красного директора».

Российская команда поначалу недоверчиво воспринимала слова Пола, который, как им казалось, ориентирует журнал на «глянец», тогда как им хотелось делать сугубо деловой журнал. Он призывал вставлять в статьи занимательные истории о том, как, например, на ужине в Сан-Тропе соперничающие олигархи «перетерли» между собой какой-то острый вопрос, про увлечения миллиардеров, про их «игрушки» (яхты, виллы, самолеты и прочее). Он был редактором «драматургическим» и мог заметить журналисту: «У тебя третья главка скучно написана». Требовалось увлекательное и напряженное повествование.

И самое главное, Хлебников прививал культуру тщательной проверки фактов, так называемый fact checking. Правилам фактчекинга была посвящена целая брошюра, которую каждый вновь прибывший должен был внимательно изучить. Перепроверять следовало все цитаты, цифры, названия, даты, имена, вплоть до имени первой жены героя сюжета, если оно использовалось в статье.

Капитализм с человеческим лицом

По своей американской натуре Пол Хлебников был идеалистом, видевшим в журналистике не только способ зарабатывания денег, но и инструмент преобразования России. Он искренне верил, что Forbes поможет становлению российского капитализма с человеческим лицом, с развитым гражданским обществом и местным самоуправлением, всерьез принимая эти слова и считая это общей миссией редакции.

Хлебников ясно смотрел на вещи и видел в процессах 1990-х именно «разграбление России», тогда как многие из его русских коллег считали это приемлемой ценой для построения рынка, и в их глазах он являлся безнадежным идеалистом. Но авторитет, знания и опыт Пола были бесспорны, и он всегда мог убедить редакцию прислушаться к его мнению по принципиальным вопросам, в свою очередь идя на компромисс и доверяя журналистам в их знании специфики российской экономики.

Это проявилось во время подготовки главного материала, которого все ждали, — первого списка 100 богатейших бизнесменов России. Хлебников терпеливо разъяснял американскую методику, но в России для расчетов было гораздо меньше информации, чем в Америке. В ходе работы журналистам иногда приходилось изобретать свои методы оценки тех или иных активов.

Список появился только во втором, майском номере 2004 года. Это было сделано не случайно. «Изюминкой» первого номера стал сам его выход — появление на российском медийном рынке легендарного американского издания. На его обложке красовался Алексей Мордашов — в номере был текст самого Пола об олигархе, построенный на основе доверительной беседы с бывшим гендиректором «Северстали» Юрием Липухиным, в котором раскрывалась изнанка становления миллиардера.

Этой статьей — на тот момент сенсационной — Хлебников как бы задал планку для журнала, показывая, как надо писать. Тот факт, что он сам создавал тексты, не сосредотачиваясь на руководстве, мотивировал сотрудников. Пол приехал в Россию с двумя чемоданами, набитыми «компроматом» на олигархов, который он предполагал использовать в работе. Уникальность положения Пола заключалась и в том, как отечественные миллиардеры разговаривали с иностранным корреспондентом с «благородным американским акцентом», от которого исходил флер человека из большого мира. Они держали себя с ним более откровенно, и перед ним распахивались двери, недоступные для российских журналистов.

И уже вторым пиар-ударом стал список 100 самых богатых россиян. Это было информационной бомбой, которую обсуждали в российском обществе потом еще долго. Первая реакция самих героев была противоречивой, кто-то обиделся на свое включение в него, кто-то, напротив, на не включение. Елена Батурина F 90, например, очень не хотела в нем фигурировать, но потом признавалась, что после попадания в рейтинг ей стали доставаться более дешевые банковские кредиты на Западе.

Признание рыночной экономики

Forbes появился в России не раньше и не позже, чем это могло произойти. К 2004 году капитализм победил окончательно и бесповоротно, и ему требовалась своя культура, олицетворением которой и стал журнал. Франшиза на его издание стала закономерным шагом, своего рода актом признания состоятельности российской рыночной экономики.

Выход журнала оказал большое влияние на российские СМИ. В деловой журналистике были заданы новые стандарты, на которые ориентировались другие издания. Это касается, в частности, и процедуры расследований, и методики подсчета богатства. Прошедшие школу Forbes журналисты сегодня активно работают в других изданиях, распространяя свой уникальный опыт.

Возникла и обратная связь с героями публикаций — если ранее миллиардеры предпочитали прятаться от внимания публики и медиа, то теперь они поняли, что скрыться все равно не получится. Они стали больше уделять внимания своему имиджу, представлению и должному оформлению принадлежащей им собственности, начали активнее заниматься благотворительностью. В этом смысле усилия трагически погибшего Пола Хлебникова были не напрасны.

Автор благодарит за помощь в подготовке материала Елену Березанскую, Кирилла Вишнепольского, Максима Кашулинского, Михаила Козырева, Александра Малютина.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 19 сентября 2017 > № 2316082 Максим Артемьев


Россия > Образование, наука > ras.ru, 19 сентября 2017 > № 2316065 Виктор Данилов-Данильян

Выборы в Академии наук. Что происходит с наукой в России, и как ей управлять?

Виктор Данилов-Данильян, директор Института водных проблем РАН, член-корреспондент РАН

"В России есть две структуры, которые нельзя реформировать. Это Церковь и Академия наук".

Дмитрий Лысков: Здравствуйте! Меня зовут Дмитрий Лысков. И я рад приветствовать вас на дискуссионной площадке программы "ПРАВ!ДА?". И вот тема нашего обсуждения сегодня:

25 сентября пройдут выборы президента Российской академии наук. Впервые в нашей истории эти выборы проводятся максимально открыто, с большим количеством кандидатов и жаркими дебатами. Это уже вторая попытка академиков выбрать себе нового президента. Первая, состоявшаяся в марте текущего года, провалилась – неожиданно все претенденты, в том числе и действовавший на тот момент глава РАН академик Владимир Фортов, сняли свои кандидатуры. Выборы перенесли на осень.

В июле РАН внесла на утверждение в Правительство список из семи кандидатур, из них государственный фильтр прошли пятеро. Официально в Министерстве образования и науки заявляют, что не намерены вмешиваться в эти выборы. Однако в СМИ называют одного из кандидатов – академика Владислава Панченко – наиболее удобным для власти.

Ситуация осложняется тем, что многие ученые так и не приняли реформу 2013 года, в ходе которой хозяйственные функции РАН были переданы ФАНО – Федеральному агентству научных организаций. Таким образом, Академия больше не может распоряжаться собственностью, а далекие от науки управленцы получили возможность определять направления научных исследований.

Критики говорят о развале системы управления наукой в России. Сторонники реформы, напротив, считают, что прежняя модель устарела. Самая радикальная точка зрения такова: РАН стоит не просто перед выбором руководителя, а перед вопросом самого своего существования.

Дмитрий Лысков: Итак, если верить многочисленным публикациям, шекспировской остроты вопрос стоит перед нами: быть или не быть Академии наук? Виктор Иванович, вот ваша точка зрения – насколько такая постановка вопроса действительно оправдана?

Виктор Данилов-Данильян: Без Российской академии наук или, если угодно, без российской науки Россия не сможет стать великой страной и великим государством. Поэтому: "Хотим мы остаться на задворках истории или мы хотим играть в будущем хотя бы отчасти такую большую роль, какую мы играли до сих пор?" – вопрос нужно ставить вот именно таким образом. Если хотим остаться играть какую-то роль, то наука абсолютно необходима для Российской Федерации. А другой формы организации российской науки, кроме как Академии наук, пока не видно.

Дмитрий Лысков: Юрий Сергеевич, как это связано с выборами? И почему такое внимание сейчас приковано именно к выборам президента Академии наук?

Юрий Пивоваров: Ну, это естественно. Всегда было приковано внимание. А уж после мартовских событий, о которых было сказано, – тем более. Я помню это ощущение в марте. Это был понедельник, 21-е, по-моему, марта, когда вдруг все три кандидата снимают… Я был абсолютно оскорблен, абсолютно, потому что… Я не знаю, что стояло за кулисами, но явно там что-то такое стояло, к науке не имеющее никакого отношения. Это было оскорбительно. И я видел на многих лицах знакомых и незнакомых академиков такое же выражение, как и на моем.

Что касается сегодняшнего дня, то, разумеется… Понимаете, какая штука? Пока у нас есть врио. Этого мало, нужен президент Академии наук. Но то, как дело ведется, то, что отрезали двух достойных кандидатов – этого плохо, да. И мы еще не должны забывать, что даже если академики изберут своего президента, по новому закону президент Российской Федерации имеет право не утверждать. Кстати говоря, это традиция императорская. Первого президента наша Академия избрала лишь в мае 17-го года, уже после падения царизма. И, разумеется, при советской власти все фигуры обговаривались в ЦК, тут нет вопросов никаких. Но я думаю, что президенты Осипов и Фортов тоже были обговорены где-то в Администрации президента и прочее.

Но я не думаю, что судьба Академии наук все-таки зависит от того, кто станет президентом. Пока существует вот этот дуализм ФАНО (Федерального агентства научных организаций) и Российской академии наук, то ничего хорошего для Академии наук не будет. Я готов вслед за Виктором Ивановичем продолжить его мысль. Я вообще считаю, что реформа 2013 года – это никакая не реформа, а это убийство науки в России, убийство Российской академии наук. Не могут чиновники… Из ФАНО, может быть, самые лучшие в мире чиновники, самые лучшие в мире люди, но они не знают науку. Я не могу дирижировать оркестром, потому что я не музыкант. А они пытаются дирижировать не только финансово-хозяйственными делами, а они мне объясняют, чем мой институт должен заниматься. Я 50 лет…

Дмитрий Лысков: Давайте нюансы управления, административные нюансы обсудим чуть позже.

Юрий Пивоваров: Хорошо. Но это центральный вопрос – отношения Академии наук и ФАНО.

Дмитрий Лысков: Алексей Ремович, во-первых, согласны ли вы, что от выборов президента Академии наук… нет, сами по себе выборы важны, но принципиальная проблема не в самих выборах сейчас, а именно во взаимоотношениях двух организаций, а именно – управленческой и самой Академии?

Алексей Хохлов: Ну, я согласен с тем, что на выборах должен определяться дальнейший путь развития Академии наук. И безусловно, с этой точки зрения эти выборы очень важные. И важно, кто будет избран президентом Российской академии наук. И важно, как дальше будет построена работа, в том числе с Федеральным агентством научных организаций, с другими органами власти и с российским обществом. И вот мы сейчас стоим перед таким выбором.

Ведь то обстоятельство, что произошли эти изменения в Российской академии наук… Ну, коллеги говорили, что они действительно были произведены таким образом, что они не работают в полной мере. Но, с другой стороны, надо понять, что и Академия наук в том виде, в котором она существовала, она уже не могла существовать – вот эта закрытость для общества, архаичность функционирования и так далее. Поэтому речь идет о том, сможет ли Академия наук найти в себе силы для решительного реформирования, для того чтобы обратиться лицом к обществу, для того чтобы наладить конструктивные и разумные взаимоотношения с властью. И вопрос стоит именно таким образом. Думаю и надеюсь, что это произойдет.

Дмитрий Лысков: То есть сейчас Академия не лицом к обществу? Сейчас Академия закрыта?

Алексей Хохлов: Да, совершенно верно. Сейчас Академия наук предпочитает не высказываться ни по каким вопросам.

Дмитрий Лысков: Анатолий Степанович, вот прозвучала мысль о необходимости реформирования. У нас в стране само слово "реформа" воспринимается с определенным содроганием. С 90-х годов как звучит слово "реформа" – так все и вздрагивают. Здесь стоит вздрагивать или, может быть, радоваться дальнейшему реформированию Академии?

Анатолий Миронов: Ну, источник этой реформы был, вообще говоря, под большим вопросом. Когда как снежный ком или как гром с ясного неба упала эта реформа 2013 года, она вызвала бурю эмоций, конечно. Это вы отметили. Но до сих пор все-таки не понятна движущая сила этой реформы. Почему с такой настойчивостью проводятся эти реформы, не подкрепленные ресурсом? То есть главный вопрос, который я отмечаю во всем этом: любая реформа требует ресурса. А она приходится на то, что мы видим, что ресурс-то снижается или где-то стабилизирован на каком-то уровне. Если свести все к финансам, например, к оценке показателей, то ВВП является базовым. И на науку, на всю науку у нас уходит 1,1% ВВП (плюс-минус одна десятая).

Дмитрий Лысков: То есть ничтожное финансирование?

Анатолий Миронов: Да. И даже если на этот график посмотреть (у меня есть график), то не заметно, что эта реформа действительно привела бы к качественному изменению. А качественное изменение для науки очень необходимо, потому что у нас есть, так сказать… ну, не определенные нормативы, а определенная практика существует. Вот доля ВВП – 5%. И страны, ранжированные по количеству финансирования, по объему финансирования. Россия находится внизу, где-то на уровне 1%.

Дмитрий Лысков: Давайте попробуем продемонстрировать нашим телезрителям, чтобы было видно.

Анатолий Миронов: Да, пожалуйста.

Дмитрий Лысков: Я думаю, что здесь, конечно, диаграмма не слишком контрастная. Вот место России в общем ряду стран.

Анатолий Миронов: И получается так, что главный смысл реформы – казалось бы, выйти на уровень передовых стран со своими технологиями, дать движение всей стране. "Наука – локомотив" и все такое. Многое об этом говорится. Но по ресурсному обеспечению, по отношению государства к этой реформе, в общем-то, это не почувствовалось. И это вызывает непонимание и недовольство этой реформой.

Дмитрий Лысков: Артем Анатольевич, вы научный журналист. Вот насколько сейчас (возьмем пока научное сообщество) резонансы эти выборы в научном сообществе, насколько приковано к ним внимание? Каковы публикации и каковы оценки?

Артем Космарский: Ну, я бы сказал, что ситуация тут сложная. Научные журналисты, конечно, с большим интересом относятся к этой ситуации. Все сотрудники Российской академии наук… ну, многие сотрудники Российской академии наук и институтов на это смотрят.

Но я бы хотел согласиться с Алексеем Ремовичем, что проблема вот этой архаичности и коммуникационной замкнутости РАН очень серьезная. Если открыть сайт РАН, то его архаичность видна невооруженным глазом. А ведь проблема-то, правда ведь весьма серьезная – сейчас на дворе не 45-й год и даже не 85-й, а сейчас в обществе безусловность, авторитет и необходимость не только Российской академии наук, но и науки как таковой стоит под вопросом.

Нельзя как бы исходить… Я не считаю, что надо все ликвидировать. Нет. Просто это, к сожалению, правда, что необходимо доказывать, зачем нужна РАН и зачем нужна наука. Доказывать не просто: "Ну да, конечно, наука, великая держава", – и все такое, а доказывать это на макроуровне, на мезоуровне, на микроуровне, начиная от Администрации президента и кончая каким-нибудь региональным начальством, и наконец заканчивая собственно людьми, читателями, просто обычными людьми, которых так или иначе наука странным образом касается.

Дмитрий Лысков: Борис Георгиевич, вот смотрите – все сходятся в том, что реформа нужна. Ну, разве что Юрий Сергеевич из нашей аудитории не согласен, да.

Виктор Данилов-Данильян: Я тоже не могу сказать, что я на сто процентов согласен.

Дмитрий Лысков: Тоже все-таки нет? Потому что из прозвучавшего, у меня по крайней мере, сложилось мнение, что первоочередной задачей избранного президента Российской академии наук будет дальнейшее реформирование. Или вы тоже не согласны с этим мнением?

Борис Салтыков: Если можно, я начну все-таки с довольно глубокой истории. Скажем, всем известно, что российское правительство переехало в Москву в 18-м году.

Юрий Пивоваров: В марте 18-го года.

Борис Салтыков: А Академия наук переехала из Петербурга в Москву в 34-м году.

Юрий Пивоваров: Это была не российская, а большевистская.

Борис Салтыков: Большевистская, я согласен.

Юрий Пивоваров: Но не российская.

Борис Салтыков: Ну, она была АН СССР.

Дмитрий Лысков: Академия наук Советского Союза.

Борис Салтыков: Совершенно верно.

Юрий Пивоваров: С 25-го года.

Борис Салтыков: И она была довольно небольшой институцией, так сказать, с малым ресурсом – не человеческим, а, скажем так, не очень понятно, для чего она нужна власть. Но именно в этом году Сталин издает указ, потому что перед этим был "философский пароход", он поссорился и выгнал всех умных людей. Надо было привлекать… в общем, предстояла действительно модернизация хозяйства, в том числе нужны были и умные люди, и умные техники-инженеры. И он тогда впервые вывел Академию наук из-под Наркомпроса, под которым она и была. Назвали даже это "Министерство непромышленной науки" (в кавычках, конечно). И дал ей вот то, что она получила: стипендии, возможность избирать самой своего президента. Но вы правильно сказали, что потом, когда ЦК КПСС взял все в руки, конечно, избирали того, кто…

Юрий Пивоваров: Ну, первый президент был избран еще при Временном правительстве и был до 36-го года – Карпинский.

Борис Салтыков: Правильно, правильно, правильно. Я говорю, что… Я же, так сказать, не жил в те годы, но я изучал это место истории как раз. И тогда это был такой шаг навстречу научной интеллигенции: "Я вам даю свободу, даю стипендии". Кстати, именно на эти деньги Капица Петр Леонидович работал, когда был изгнан отовсюду. "Изба Академии наук" называлась его дача.

Так вот, это с чего начиналась так называемая (уже даже без кавычек) свобода или свободное изъявление Академии наук. Хотя действительно прав Юрий Сергеевич. Изначально что мы наследуем в Академии? Конечно, это императорская академия, где президент академии назначался императором. Начиная с 92-го года, никто не управлял Академией ни из Правительства, ни из Администрации президента. Только приведу две цифры…

Дмитрий Лысков: Вы ведь в этот самый период занимали пост министра науки и технологий Российской Федерации.

Борис Салтыков: Совершенно верно. Оно называлось Министерство науки, высшей школы и технической политики. Оно так называлось.

Дмитрий Лысков: Технической политики. Я прошу прощения, да. Неужели руки не тянулись контролировать Академию наук? Вот признайтесь честно. Я пытаюсь понять мотивацию чиновника.

Борис Салтыков: Абсолютно честно… Ну, насчет чиновников я вынужден сказать, что в советское время чиновник был другой. Я взял, так сказать, объединение ГКНТ СССР. 473 человека. 2 членкора, 23 доктора и 120 кандидатов в чиновничьем аппарате ГКНТ.

Дмитрий Лысков: То есть контролировать рука не тянулась?

Борис Салтыков: Не в этом смысле. А вот бюрократы, которых ругают, тогда все понимали. Они шли через парткомы, конечно, но они шли из научных институтов. То же самое в отделе науки ЦК – возглавлял его доктор технических наук. И я его прекрасно знал и работал на них, пытаясь реформировать советскую науку.

Поэтому я завершу чем? Объективно проблема… Из юротдела Администрации президента говорили: "А почему у вас в Правительстве сидят министры, которых можно выгнать, наградить и так далее, кроме одного? Сидит Юрий Сергеевич, который избран и вам не подчиняется".

Дмитрий Лысков: Президент Академии наук.

Борис Салтыков: Совершенно верно.

Дмитрий Лысков: Спасибо, спасибо. Вот тогда рука не тянулась контролировать. Юрий Сергеевич, что изменилось сейчас?

Юрий Пивоваров: Вы знаете, мне кажется, что… Я, к сожалению, с коллегами не согласен. Но я могу говорить только за социально-гуманитарную часть Академии, к которой я принадлежу.

Дмитрий Лысков: Ну, естественно.

Юрий Пивоваров: Я не знаю, что у физиков, химиков, биологов и так далее. В девяностые и нулевые годы, получив свободу, идеологическую прежде всего свободу, у нас начался подъем этих наук, как ни странно, с одной стороны. С другой стороны, нас перестали финансировать. Например, мой Институт научной информации, где была крупнейшая библиотека (сгоревшая, к сожалению): если в 90-м году мы получали 100% на закупку новой литературы, то в 92-м – 3%. Все это рухнуло мгновенно! Денег не было. Была свобода, но не было денег. Это плохо.

Но что я должен сказать? Во всяком случае социально-гуманитарная часть науки Российской академии наук повернута к обществу. Было бы время, я бы десятки фамилий назвал, которые являются такими спикерами на телевидении, в радио, в прессе и так далее, и так далее. Для меня главное – это то, что нападения на науку – это не только нападения на науку, а это нападения на один (их осталось уже немного) из островков гражданского общества в нашей стране.

Дмитрий Лысков: Вы рассматриваете это именно как нападения на науку?

Юрий Пивоваров: Ну, может быть, это очень сильная и экспрессивная фразеология, свойственная, так сказать, экспрессивному человеку, но по существу, конечно, это так.

Понимаете, какая вещь? Академия наук действительно самоуправлялась. И даже в советские времена я, занимавшийся историей, правом, политической наукой, никогда не чувствовал какого-то идеологического давления. Ну, были какие-то минимальные ограничения, но не более того. И в этом смысле это было общество гражданское, вот такая часть гражданского общества в авторитарной стране. И такой же Академия наук оставалась в девяностые и нулевые годы.

Я был 17 лет директором крупнейшего гуманитарного института. Если бы меня спросили: "Что вам было нужно?" – а меня и спрашивали, я говорю: "Деньги". Нас перестали финансировать и не дали возможностей юридических самим каким-то образом зарабатывать деньги. Гуманитариям это сложнее, но тем не менее.

Но главная проблема, коренная проблема даже глубже, чем наука. Это нападения на один из последних островков гражданского общества, где есть своя мысль, свое самоуправление, свое понимание, как надо двигаться. Я не хочу, чтобы мне чиновники, даже самые лучшие, говорили, как я должен заниматься, почему я занимаюсь. Когда мне какой-нибудь из ФАНО говорит: "А вы что-нибудь открыли?" – "Ну, я историк, – говорю, – я не знаю…" – "А тогда зачем? А чем вы занимаетесь?" Я говорю: "Я читаю, я пишу". – "Мы тоже, – говорит, – читаем и пишем".

Понимаете, это некие чиновники, о которых Борис Георгиевич говорил. Это чудовищно! Но это для всей страны чудовищно не только потому, что мы науку потеряем, а мы потеряем остатки нашей свободы.

Дмитрий Лысков: Виктор Иванович, вы согласны с такой характеристикой? То есть – нападения на науку?

Юрий Пивоваров: На гражданское общество.

Дмитрий Лысков: На гражданское общество, на островок свободы.

Виктор Данилов-Данильян: Такой момент, конечно, во всей этой истории есть. Но я хочу вот что еще сказать. Я не знаю, в какой степени президиум Российской академии наук от общества отграничен и так далее, и так далее. Но что касается института, где я почти 15 лет директор (несколько месяцев осталось мне до 15 лет), то я никак не могу согласиться с тем, что наш институт как-то от общества отгорожен. Ничего подобного! Мы прекрасно взаимодействуем и с Министерством природных ресурсов и экологии, и с Росводресурсами, и с Министерством образования и науки, и вообще с Государственной Думой, и с Советом Федерации. Какая же это отгороженность? Мы выполняем государственные задания. Нашими усилиями сформирована, например, государственная программа "Водная стратегия Российской Федерации до 2020 года". Ну и так далее, и так далее. Что это за отгороженность? И я хочу…

Дмитрий Лысков: Ну, хорошо, отгороженности нет. Но я хочу на данный момент сосредоточиться на вопросе нападения на науку, на гражданское общество. Вы сказали, что "отчасти, может быть, да".

Виктор Данилов-Данильян: Отчасти.

Дмитрий Лысков: Тогда я пытаюсь понять, с какой-то целью-то? Ну, как? Просто из злокозненного интереса, что ли?

Виктор Данилов-Данильян: Знаете, будучи представителем естественных наук, я считаю, что о цели надо спрашивать тех, кто является носителем этой цели, а не строить…

Дмитрий Лысков: Ну, предполагать-то можете?

Виктор Данилов-Данильян: Ну, как-то это… Я вот о другом хочу сказать. В 2007 году у нас были национальные проекты. Насколько, я помню, это было "Образование"…

Дмитрий Лысков: "Здравоохранение".

Виктор Данилов-Данильян: Это было "Здравоохранение", "Жилищно-коммунальное хозяйство"…

Дмитрий Лысков: "Доступное жилье".

Виктор Данилов-Данильян: А?

Дмитрий Лысков: Ну, "Доступное жилье".

Виктор Данилов-Данильян: Совершенно верно. В чем состояли эти программы? Ну, решительно ни в чем, кроме увеличения финансирования в этих секторах. Только это фактически там было. Прибавили зарплату работникам здравоохранения, прибавили зарплату…

Дмитрий Лысков: Нет, ну как? Закупки медтехники современной, оснащение, строительство федеральных медцентров.

Борис Салтыков: Увеличение ресурсов, да.

Виктор Данилов-Данильян: Вот мы реформируем Академию наук – никакой зарплаты никому по этому случаю не прибавили. Но меня, честно говоря, гораздо больше волнует другое. Меня волнует именно тот момент, который только что был отмечен – закупка техники. Мы сейчас технику можем покупать какую-то только на гранты и хоздоговора. Только. Мы бюджетного финансирования ни на какие закупки вообще не имеем. Мы не имеем бюджетного финансирования командировки. Мы – Институт водных проблем Российской академии наук, который занимается географической некой отраслью, гидрологией, – не имеем ни копейки бюджетных денег на экспедиции. Что это за реформа такая?

Дмитрий Лысков: Ну, это потому, что у нас не было нацпроекта "Наука". У нас были многочисленные нацпроекты, но проекта "Наука" у нас, к сожалению, не было.

Виктор Данилов-Данильян: Так, может быть, и надо было сделать нацпроект "Наука" и с этим нацпроектом "Наука" обращаться примерно так же, как с другими нацпроектами? Было бы толку, ей-богу, больше.

Алексей Хохлов: Можно?

Дмитрий Лысков: Алексей Ремович, да, конечно же. Прошу вас, ваша реплика.

Алексей Хохлов: Коль скоро, так сказать, получилось несогласие с коллегами, я хочу сказать следующее. Действительно, когда был Советский Союз, надо вспомнить, что Академия наук не имела финансовой самостоятельности. Право финансовой подписи президент Академии наук не имел. Ее имел управляющий делами, который назначался ЦК КПСС.

Дмитрий Лысков: А, то есть ничего, в принципе, по сравнению с реформой 2013 года и не изменилось?

Алексей Хохлов: До 91-го года…

Борис Салтыков: Была секция общественных наук, которую возглавлял академик Федосеев, которого назвали "отдел кадров Академии наук".

Алексей Хохлов: В 91–92-м году в результате событий Академия получила полную самостоятельность. Вот когда денег не было, как сказал Юрий Сергеевич, все было хорошо, так сказать. Но в нулевые годы… Я за девяностые годы руководству Академии твердо выставил бы хорошую оценку. Но в нулевые годы, когда деньги появились, вот эта финансовая самостоятельность, в общем, сыграла, с моей точки зрения, не очень хорошую вещь – ну, стали заметны определенные злоупотребления. Мы все о них знаем. И я думаю, что это было одним из моментов, которые привели к реформе.

Дмитрий Лысков: Легли в основу реформы 2013 года. Это заявлялось, да.

Алексей Хохлов: Сказать, что реформа ни на чем не основана, какие-то злые люди в Правительстве, которые решили уничтожить науку, – такого нельзя сказать.

Дмитрий Лысков: Алексей Ремович, а можно я тогда сразу, что называется, возьму быка за рога? Вы ведь выдвигали свою кандидатуру на пост президента Академии наук.

Алексей Хохлов: Да.

Дмитрий Лысков: А с какой программой вы шли? Вот можно просто по пунктам рассказать, какие реформы, какие изменения вы предлагали в рамках своей кандидатуры?

Алексей Хохлов: Значит, смотрите. Конечно, я могу рассказать, но программа большая…

Дмитрий Лысков: Нет, ну вкратце, естественно. У нас время-то все-таки ограниченное.

Алексей Хохлов: Она была опубликована за два месяца до выборов. И на самом деле я ее разослал всем членам Российской академии наук. Получил очень много откликов, очень было интересно. Ну, я могу только пунктиром сказать.

Мы должны исходить из той ситуации, которая сейчас есть, не смотреть в прошлое, а смотреть в будущее, и смотреть, как Академия наук должна развиваться. Ну, первая очень важная проблема, которую, безусловно, необходимо решить, – это проблема статуса Российской академии наук. Российская академия наук в настоящее время является федеральным государственным бюджетным учреждением. Это совершенно не соответствует…

Дмитрий Лысков: А должна она, с вашей точки зрения, быть?..

Алексей Хохлов: Должна иметь особый статус – государственная Академия наук. У нас много… У нас и "Сколково" имеет особый статус, и МГУ, в котором я работаю, имеет особый статус. Это должен быть особый статус. И все особенности, связанные с функционированием Российской академии наук, которые прописаны 253-м законом, они там должны быть отражены и более детально изложены.

Второе. Конечно, вот это функционирование президиума Академии наук как очень закрытой и архаичной системы должно быть изменено. Когда я говорю "лицом к обществу"… Вот тут Виктор Иванович говорил про министерства. Общество – это не государство. Академия наук должна быть послом науки в обществе, то есть она должна…

Дмитрий Лысков: Популяризировать науку.

Алексей Хохлов: Да, популяризировать науку, рассказывать обществу о последних достижениях науки, о том, как эти достижения меняют жизнь человека, и так далее.

Дмитрий Лысков: Вы знаете, вот интересный момент – ученых-популяризаторов на самом деле не так уж и много. И по большому счету, обществу их имена известны. Должна ли эту функцию брать на себя целиком Академия наук? Вопрос на самом деле открытый, конечно.

Алексей Хохлов: Нет, подождите, подождите…

Виктор Данилов-Данильян: Один момент. Мы делаем то, что более или менее востребовано. Да не востребовано! Нет сейчас спроса на популяризацию науки. Ну, что мы будем наводить тень на плетень?

Дмитрий Лысков: Ну, я не знаю. На самом деле совсем недавно общался с издательством научно-исторической литературы. Говорят, что спрос есть, а авторов нет.

Алексей Хохлов: Вот смотрите. Московский университет ежегодно проводит "Фестиваль науки", каждый второй уикенд октября. С 6 по 8 октября в этот раз это будет. Это всероссийское мероприятие. Приходят миллионы людей по всей России. Вы понимаете, что молодым людям надо рассказывать, что наука – как это хорошо, как интересно работать в науке, как интересно быть ученым, преподавателем и так далее, как достижения науки меняют жизнь. Вместо этого сегодня в топе "Яндекса" у нас была новость о том, что…

Дмитрий Лысков: Вечный двигатель.

Алексей Хохлов: …китайские ученые изобрели двигатель.

Виктор Данилов-Данильян: Очередной.

Дмитрий Лысков: Это уже даже не новость.

Виктор Данилов-Данильян: Это в N+1-й раз.

Дмитрий Лысков: Действительно.

Алексей Хохлов: Но это же нужно, так сказать, как-то…

Дмитрий Лысков: Алексей Ремович, и все-таки возвращаясь к выборам. Вы правительственный фильтр, который создан по новому закону, не прошли. Вроде бы программа звучит логично. А что, с вашей точки зрения, не устроило? Предположения, наверное, есть?

Алексей Хохлов: Нет, у меня нет никаких предположений.

Дмитрий Лысков: Нет?

Алексей Хохлов: Ко мне никто не обращался, никаких документов никто не запрашивал. И в этом смысле я просто даже и не знаю, с чем это связано.

Дмитрий Лысков: Тогда давайте сейчас посмотрим небольшой сюжет о других кандидатах, посмотрим фрагменты их программ, сравним с тем, что здесь прозвучало, и потом продолжим наше обсуждение.

Каблов Евгений Николаевич – 65 лет, генеральный директор Всероссийского научно-исследовательского института авиационных материалов, доктор технических наук, профессор: "Сложившаяся ситуация противостояния РАН и ФАНО недопустима и только увеличивает разрыв между руководством Академии и основной массой научных работников". Деятельность ФАНО должна быть полностью интегрирована в работу РАН".

Красников Геннадий Яковлевич – 59 лет, генеральный директор НИИ молекулярной электроники, председатель Совета директоров компании "Микрон", доктор технических наук, профессор: "Я очень хорошо помню, как развалился СССР. Конечно, я считаю, это трагедией. И сейчас у меня такое же чувство, когда я вижу, как разваливается РАН. Образно говоря, на носу 41-й год, а все учены в военных лагерях, нет топлива, нет самолетов… Я хочу сказать, что если мы хотим быть независимой страной, у нас осталось очень мало времени".

Нигматулин Роберт Искандерович – 77 лет, научный руководитель Института океанологии РАН, доктор физико-математических наук, профессор: "Кроме того, что будущий президент должен курировать развитие фундаментальной науки, он обязан стать государственной фигурой, активно включиться в решение проблем страны. Закончился период вежливого выслушивания. Президент РАН не должен молчать, он должен представить научную концепцию развития производительных сил страны, возглавить разработку стратегию социально-экономического развития России. Почему этим сейчас занимается только Центр стратегических разработок во главе с Алексеем Кудриным?"

Панченко Владислав Яковлевич – 70 лет, заведующий кафедрой медицинской физики Физического факультета МГУ, научный руководитель Института проблем лазерных и информационных технологий РАН, доктор физико-математических наук, профессор: "РАН должна вернуть себе роль интеллектуального центра российской науки, обеспечивающего генерацию новых знаний и компетентную экспертизу. Необходимо принципиально изменить формат взаимодействия между РАН и Федеральным агентством научных организаций. От формальных, бюрократических взаимоотношений надо перейти к конструктивному взаимодействию, при котором во главе угла будет поставлена научная деятельность и ее поддержка. ФАНО должно не усложнять жизнь российских ученых, а стать их главным помощником в работе".

Сергеев Александр Михайлович – 62 года, директор Института прикладной физики РАН в Нижнем Новгороде, доктор физико-математических наук, профессор: "Только ученый может действительно понимать, что происходит в его области, никто из чиновников с этим не справится. Поэтому следует отдать финансирование на уровне понимания под инициативные проекты ученым и не командовать ими".

Дмитрий Лысков: Борис Георгиевич, вы просили слово. И позвольте сразу тогда вопрос. Наверное, вы обратили внимание в ходе этого сюжета… Да, понимаю, долгий сюжет, но нужно было посмотреть и кандидатуры, и выдержки из программ. Все, в принципе, говорят о том, что что-то нужно менять – нужно менять и статус по реформе 2013 года, и возвращать роль интеллектуального центра Российской академии наук. Что-то неладно, видимо, в Академии, да?

Борис Салтыков: Я хотел бы сделать замечание, касающееся… Откуда возникла проблема ФАНО, вообще откуда она появилась? В 2006 году, по-моему, впервые провели указ президента… Нет, указ был принят Академией наук. Впервые было сказано, что избранный президент Академии потом утверждается президентом страны. Это называлось "модельный устав". И была тоже дикая дискуссия в СМИ и внутри Академии. И я присутствовал как эксперт уже на этих заседаниях. Министром был Фурсенко, а замом у него был Ливанов, тогда он был замминистра. И когда посыпались такие обвинения… Все, приняли этот устав модельный, то есть теперь президент Академии наук утверждался президентом страны, но он не имел права предложить свою кандидатуру (так же, как и сейчас).

Ливанов, который… Мы вышли, и я говорю: "Я не очень понимаю, а куда денутся институты?" – "Как куда? – говорит. – Мы их передаем в министерство". Я тогда говорил, что я категорически против, потому что я знаю, что такое министерства тех времен. Это не то, где доктора, кандидаты и членкоры были, а совсем другое. Эти люди говорят иногда на двух-трех языках, но предмета не знают. И тогда Ливанов мне говорит: "У меня есть еще один проект по типу американской академии. Экспертное сообщество – мы им увеличиваем в три раза стипендию. Они замолчат, конечно. И все институты переходят в ведение министерства". Я сказал: "Категорически против!" И возникло вместо министерства еще и ФАНО. Я по этому поводу… Где набрать специалистов такого класса?

Дмитрий Лысков: Чтобы они управляли недвижимостью.

Борис Салтыков: Чтобы они знали… Нет, не только. Они, может, знают и недвижимость, но они не понимают, что это объект научный, особый, так же как медицинский, и так далее.

Дмитрий Лысков: Артем Анатольевич, ну хорошо, с ФАНО-то все понятно. Реформа, как мы уже слышали, тоже прошла, что называется, не на пустом месте. Мы услышали вот сейчас, что "вернуть роль интеллектуального центра Российской академии наук". С вашей точки зрения как человека, который занимается, в принципе, и медийными технологиями, и общественным мнением, сейчас РАН утратила такую роль?

Артем Космарский: Интеллектуального центра?

Дмитрий Лысков: Да. Если речь идет о том, чтобы вернуть.

Артем Космарский: Я далеко не уверен, что она… А что такое интеллектуальный центр? Надо конкретизировать этот вопрос.

Я бы сказать вот о чем. Тут много говорится о власти, о министерстве, о чиновниках и так далее. Но важно иметь в виду, что власть неоднородна, это не одна какая-то злая или добрая сила, у которой четкая программа действий. Действительно, говорить о науке и обществе – ну, тут более или менее понятно. В принципе, не надо изобретать колесо. С властью все, конечно, сложнее.

Но я хочу сказать, что я далеко не уверен, что у нашего государства есть четкая программа развития науки, РАН и даже есть четкая программа развития страны. Тут есть много сил, много идей, начиная просто от жесткого секвестирования, срезания, экономии и так далее и заканчивая выстраиванием военной какой-то сверхдержавы. И РАН должна именно на уровне формальных и неформальных переговоров с этими силами четко доказывать важность науки, и важность науки для развития страны в частности. Вот в этом смысле РАН может стать интеллектуальным центром.

Дмитрий Лысков: Анатолий Степанович, ну а у науки-то есть четкий план развития науки в стране?

Анатолий Миронов: У науки появилась "Стратегия научно-технологического развития страны". И в этой стратегии, на мой взгляд (ну, не только на мой взгляд, но и коллег), в общем-то, довольно слабо отражена на самом деле роль Академии наук. Даже под эту стратегию…

Дмитрий Лысков: Подождите. А кто же тогда ее разработал? Академия наук? Вы сказали, что в науке разработана.

Анатолий Миронов: Ее разрабатывала комиссия, по сути дела. Там участвовали и ученые из Академии, действительно. Но документ куцый получился. Во-первых, непонятно – наука для какой страны? В какой стране мы должны жить? Это первый вопрос и главный, который отложен, как было объявлено, на президентские выборы. А без этого вопроса дело стратегии…

Дмитрий Лысков: Ну, понятно, что без этого принципиального вопроса дальнейшую стратегию, в общем-то, можно оставлять сразу на обочине.

Анатолий Миронов: Поэтому эта стратегия получилась как вода. Там какие-то хорошие фразы есть, правильные фразы есть, но конкретная постановка цели, выделение ресурса, определение ответственных и конкретные результаты выполнения этой стратегии – это все как-то…

Дмитрий Лысков: То есть из ваших слов я понимаю, что такой стратегии развития науки в стране у науки нет тоже. Юрий Сергеевич.

Юрий Пивоваров: Мы все время говорим – РАН, РАН. А с 2013 года нет никакой РАН. Что такое РАН? Это президиум, как Виктор Иванович говорит, закрытый, и это 2 тысячи академиков, которые раз в год собираются. Все. А чем была РАН или Академия наук СССР, Российская академия наук, императорская до этого? Она была прежде всего совокупностью институтов – сотни институтов с запада на восток и с севера на юг. И там работали ученые. И ими руководили вот эти академики, члены-корреспонденты, президиум.

Теперь нас разорвали. И Академией наук в нынешнем виде может быть все что угодно, но пока институты подчинены ФАНО… Ни отделение, в котором я состою, ни президиум не могут влиять на деятельность моего института, а только чиновники ФАНО. Это надо иметь в виду. И надо выйти из этой ситуации пагубной. Вторая проблема…

Дмитрий Лысков: А какие пути выхода из этой пагубной ситуации существуют вообще?

Юрий Пивоваров: Ну, здесь идеальный путь – ликвидировать ФАНО или менее "идеальным" сделать ФАНО.

Дмитрий Лысков: Отменить реформу 2013 года?

Юрий Пивоваров: Если угодно – да. А что, умный правитель может и признаться в своих ошибках. Проблема денег – ключевая проблема.

Виктор Данилов-Данильян: Можно передать ФАНО в состав Академии наук в качестве подразделения, ведающего собственностью.

Юрий Пивоваров: Пожалуйста, можно и так, да, но только под руководством Академии наук. Деньги. В моем институте ИНИОН средняя заработная плата – 22 тысячи людей. Талантливая молодежь никуда не пойдет, старики помирают и так далее.

Дальше. Интеллектуальный ли центр Академия наук? Ну, разумеется да. Где работают лучшие историки России? В Институте российской истории, в Институте всеобщей истории, этнологии и так далее. И я уверен, что так же у физиков, химиков и так далее. Не обижаю Московский университет…

Дмитрий Лысков: Вы знаете, справедливости ради… Это к вопросу об авторитете Академии наук. Буквально на днях… Ну, как на днях? Несколько недель назад по радио слушал выступление академика Российской академии наук (кстати говоря, Виктор Иванович, вашего коллеги), специалиста по воде, который на протяжении часа рассказывал слушателям о том, что такое структурированная вода, как она структурируется разнообразными волновыми воздействиями, что у нее есть время релаксации и оно зависит от того, какое волновое воздействие на нее оказано, что волновое воздействие бывает…

Виктор Данилов-Данильян: Ну, это не академик Российской академии наук.

Дмитрий Лысков: Это академик Российской академии наук.

Виктор Данилов-Данильян: Может быть, естественных наук?

Дмитрий Лысков: Нет! Российская академия наук. Он пришел из РАМН после слияния.

Виктор Данилов-Данильян: А-а-а!

Дмитрий Лысков: Он специалист по структурированной воде и всю жизнь именно этим и занимался. Я специально проверил. Извините, после этого, после этой программы, когда я час слушал про структурированную воду от имени академики Российской академии наук, я специально потом пошел и проверил. Да, это действительно действующий академик Российской академии наук. Авторитет Академии наук в моих глазах, конечно, рухнул, извините, ниже плинтуса. Это моя реплика.

Юрий Пивоваров: Почему? Из-за одного идиота?

Дмитрий Лысков: Да. Потому что он имеет статус действующего академика Российской академии наук.

Юрий Пивоваров: Ну, мало ли как бывает.

Дмитрий Лысков: Если Академия наук не может навести порядок в своих рядах, то я не знаю, как быть в этой ситуации.

Виктор Данилов-Данильян: Юрий Сергеевич, я согласен с нашим ведущим. Ну, как бы вы реагировали, если бы кто-нибудь начал рассказывать, что Вторая мировая война началась в 1935 году, а кончилась…

Юрий Пивоваров: Ну, я бы сказал, что он дурак, в школе не учился. Вот что я бы сказал.

Дмитрий Лысков: А если он при этом имеет статус академика Российской академии наук?

Юрий Пивоваров: Ну, значит, мы идиоты, что такого избрали, если вот в нашем отделении истории. Но у нас таких нет.

Дмитрий Лысков: Вот в этом и странность. Алексей Ремович, может быть, как-то Академии наук самой задуматься, извините за такое слово, над чистотой рядов?

Юрий Пивоваров: Как и всем остальным организациям.

Дмитрий Лысков: Несомненно, несомненно. Но для того чтобы вернуть роль интеллектуального центра, наверное, имеет смысл об этом подумать. Нет?

Алексей Хохлов: Конечно да. И в моей программе собственно об этом и говорилось: нужно изменить систему выборов в Российской академии наук, начиная с системы объявления вакансий. Не надо объявлять вакансии в тех случаях, когда просто кто-то уходит в мир иной. Наука меняется, возникают новые направления. Надо объявлять вакансии, когда есть достаточное количество хороших ученых, работающих в данном направлении. Надо после объявления вакансий широко и подробно освещать и показывать обществу достижения данного ученого. После того как отделение сделало свой выбор и кто-то был выбран, не надо сразу утверждать этого человека на общем собрании, а надо дать какой-то период, временной люфт, чтобы коллеги посмотрели, кто был утвержден отделением, и высказали какое-то свое мнение. И тогда не будет…

Дмитрий Лысков: Вы говорите о будущем. А что делать с настоящим?

Алексей Хохлов: Подождите, подождите…

Дмитрий Лысков: Переаттестацию проводить? Ну, как?

Алексей Хохлов: Кто избран – тот уже избран.

Дмитрий Лысков: Такие мнения ведь тоже звучат. Я почему и спрашиваю.

Алексей Хохлов: Мы знаем, что гомеопатия… один из гомеопатов был избран на последних выборах в Российскую академию наук, был избран. Один математик обратил на это внимание.

Дмитрий Лысков: Так гомеопатия юридически является сферой медицинской науки.

Алексей Хохлов: Один из математиков обратил на это внимание. Понимаете, нам раздают эти объективки в тот же день, и утром они еще не готовы. Это даже, наверное, специально сделано, чтобы мы не посмотрели, кого там отделения навыбирали.

И я еще хотел сказать следующее. Я в такой странной роли. Вроде Правительство меня не утвердило, но я хотел бы все-таки защитить Правительство. Тут вы все критикуете и критикуете. "Стратегия научно-технологического развития" – в ее разработке принимали участие очень много академиков Российской академии наук.

Я считаю, что документ вполне нормальный, хороший. Он говорит о том, что наука для того, чтобы быть полезной обществу, она должна продемонстрировать, что она отвечает на большие вызовы так называемые. Там разработан механизм, как это делается, советы по приоритетным направлениям. И в рамках этих советов будут представлены и Российская академия наук, и институты, подведомственные Федеральному агентству научных организаций, и вузы. И решение о финансировании той или другой разработки будет приниматься с учетом мнений этих людей на межведомственном уровне. Министерство не будет вот эту "гравицапу" больше… "Гравицапа" в ваше время финансировалось. Ведь финансировалось?

Дмитрий Лысков: Это же непрерывный конфликт интересов – то ли Правительство должно определять направления развития науки, то ли наука должна определять.

Анатолий Степанович, каковы шансы, что кто-то из существующих, текущих, действующих кандидатов на пост президента Академии наук займется решением вот этих намеченных сейчас нами острых вопросов? Первое – взаимодействие Академии наук и ФАНО (и возможно, даже переподчинение ФАНО обратно Академии наук). Второй вопрос – это чистота рядов опять же. Ну, извините, вот как-то так оно звучит. Оценка деятельности институтов и распределение полномочий. Вот есть шансы, что эти вопросы начнут решаться?

Анатолий Миронов: Ну, гадать, кто лучше, кто хуже, в общем-то, профсоюзу не с руки, поэтому позиция наша такая профсоюзная: кто бы ни был избран, мы будем работать и сотрудничать, и будем предлагать свои те находки, которые мы видим. То, что нужно для страны, то, что нужно для науки – вот это в комплексе должно быть решено с любым из тех кандидатов, которые сегодня фигурируют на эту должность. Мы хотим выходить на мировой уровень, мы хотим поддерживать этот уровень. Но где у нас материальная база эксперимента? Потому что, сидя у компьютера, не многие научные открытия можно сделать, далеко не многие. И основная сила – это все-таки экспериментальная база, работа с материалами, архивами, животными и так далее. И вот на это все должно быть ресурсное обеспечение.

Дмитрий Лысков: Так это же опять вопрос финансирования. Виктор Иванович, вы прокомментируйте…

Анатолий Миронов: Ну, нас-то ругают.

Дмитрий Лысков: При таком количестве нерешенных проблем мы все время переходим к вопросу финансирования. Но ведь я понимаю государственного чиновника. Когда государственному чиновнику, который видит эти проблемы, я думаю, не хуже, чем я, журналист, говорят: "Нет, вы нам денег дайте, а дальше мы сами разберемся", – ну, любой государственный чиновник не даст денег.

Юрий Пивоваров: А какие они проблемы видят? Они что, в науке понимают?

Виктор Данилов-Данильян: Я как раз, между прочим…

Дмитрий Лысков: Когда выступают деятели…

Виктор Данилов-Данильян: Проблемы реформы науки нельзя сводить к взаимоотношениям между Академией наук и ФАНО ни в коем случае. Нужно говорить о взаимоотношениях науки и общества, науки и государства. Надо, чтобы государство относилось к науке не так, как оно сейчас к ней относится.

Дмитрий Лысков: А как?

Виктор Данилов-Данильян: Потому что научные результаты, нужные государству научные результаты остаются сплошь и рядом просто невостребованными по совершенно разным причинам, между прочим. Опять-таки из моей собственной области: многие наши результаты остаются невостребованными, потому что в бассейновых водных управлениях нет людей, которые способны работать с математическими моделями на компьютерах. Ну, просто никого нет! А это абсолютно необходимо.

Дмитрий Лысков: Виктор Иванович, подождите. Президент Академии наук присутствует на заседаниях Правительства, он присутствует на совещаниях…

Юрий Пивоваров: Член Совета Безопасности.

Дмитрий Лысков: Член Совета Безопасности. На совещаниях Совета Федерации.

Виктор Данилов-Данильян: И молчит. И всегда молчит.

Дмитрий Лысков: А почему молчит-то?

Виктор Данилов-Данильян: У него спросить надо.

Борис Салтыков: Вот этот вопрос бы Осипову задать. Я думаю, это одна из причин, почему его сменили. Его называли "молчащий президент".

Дмитрий Лысков: Юрий Сергеевич, есть ли шанс, что новый президент не будет молчать?

Юрий Пивоваров: Я согласен с Виктором Ивановичем в том, что эта проблема государственная. Если мы не нужны государству и обществу – ну, значит, не нужны. А если нужны, то тогда нужно другое отношение.

Дмитрий Лысков: Нет, подождите. Президент Академии наук молчит, но проблема государственная?

Юрий Пивоваров: Во-первых, президент Академии наук Осипов уже давно не президент Академии наук. Хотя я согласен, что это был "молчащий президент". С другой стороны, Фортов, насколько мне известно, был более говорящий президент, хотя мы ждали большей активности от него. Посмотрим, кто будет сейчас. Во всяком случае, все то, что говорилось здесь, то, что говорил Алексей Ремович, – все это очень симпатично, кстати говоря. Но дадут ли ему возможность это делать? Ну и что, что он член Правительства? Он что, решает эти вопросы? Он может их поставить.

Дмитрий Лысков: Он их может хотя бы озвучить, поставить, заявить.

Юрий Пивоваров: А откуда мы с вами знаем, озвучивали ли, как вы говорите, эти президенты или не озвучивали?

Дмитрий Лысков: Алексей Ремович, вы выдвигали свою кандидатуру на пост президента Академии наук. Сейчас, кстати говоря, я прочитал, что вы предложили поддержать академика Александра Сергеева. Это действительно так, да?

Алексей Хохлов: Да.

Дмитрий Лысков: Ну, пока все-таки ваша кандидатура. Как вы планировали строить взаимодействие с органами власти? Вот были бы вы на заседании Правительства – и молчали бы?

Алексей Хохлов: Нет конечно.

Дмитрий Лысков: А что бы вы говорили?

Алексей Хохлов: Все, кто меня знают, знают, что я не молчу.

Дмитрий Лысков: Что бы говорили?

Алексей Хохлов: Что надо, я говорю. Ну, как? Очень многие вещи нужно решать вместе… Вот проблема статуса, проблема изменения 253-го закона – это проблема, которая не может быть решена внутри Академии наук. Надо четко поставить эту проблему и ее решить.

О чем еще можно говорить на заседаниях Правительства? Надо формулировать (и у меня это было написано) проекты, под которые можно получить финансирование. Не ждать, что финансирование свалится откуда-то, а формулировать проекты. Вот мы считаем, что, например, проект кадрового роста молодых российских ученых, когда им дается самостоятельная лаборатория, если у них возраст, так скажем, до 45–50 лет, под эту программу можно было бы получить дополнительное финансирование. И в принципе, такие вещи я уже даже предлагал, будучи председателем Совета по науке при Минобрнауки. В общем, это все воспринималось все достаточно хорошо.

Программа интеграции. Не знаю, при вас она начиналась? Ну, это же программа, когда усилия институтов Академии наук и вузов объединяются для подготовки…

Борис Салтыков: Называлась "Научно-образовательные центры".

Алексей Хохлов: Да.

Юрий Пивоваров: Алексей Ремович, а сейчас по-другому – ФАНО против этого. Вот я преподаю…

Алексей Хохлов: Так вот, надо убеждать Правительство, что в ФАНО люди не понимают, что эту программу нужно возродить. Это же очевидно.

Дмитрий Лысков: Алексей Ремович, а это реально, с вашей точки зрения – убедить Правительство, продавить эти идеи?

Алексей Хохлов: Реально. Понимаете, у меня гораздо меньше было возможностей на посту председателя Совета по науке при Минобрнауки. Многие вещи нам удалось сделать и довести до конца, начиная от некой либерализации сферы закупок научного оборудования (а она совсем была ужасная, когда мы начинали пять лет назад, сейчас она тоже плохая, но все-таки получше) и кончая вещами, связанными с диссертационными работами, чисткой определенных экспертных советов ВАК и так далее, и так далее. Вот это, безусловно.

Вот вы упомянули, что я поддержал Александра Михайловича Сергеева. Ну, у нас на прошлой неделе состоялось с ним несколько разговоров. И я понял, что, в общем, мы достаточно комплементарны, что это человек, который обладает вкусом к новому. Он прекрасный ученый. Он работает в самой передовой области науки – в лазерной физике. Кстати, в той области, в которой…

Дмитрий Лысков: Алексей Ремович, резюмируйте. У нас просто уже времени совсем мало, и я бы хотел перейти…

Алексей Хохлов: Да. И я уверен, что он справится. И я поддерживаю его кандидатуру. И мы решили объединиться.

Дмитрий Лысков: Я с вашего позволения перейду к финальному вопросу, хочу задать каждому из вас. Ну, буквально в режиме блица, по возможности коротко, в двух-трех предложениях попрошу ответить вас на очень простой вопрос. По историческим меркам совсем уже скоро, в общем-то, будет 300-летний юбилей Российской академии наук. И вопрос очень простой. Доживет ли Академия наук до этого юбилея? И в каком виде и что будет с Академией наук в недалеком будущем? Юрий Сергеевич, ваше мнение.

Юрий Пивоваров: Ну, я не знаю, я не пророк. Был такой писатель…

Дмитрий Лысков: Вы ученый.

Юрий Пивоваров: Был писатель Замятин, который говорил: "У меня есть такое ощущение, что будущее русской литературы в ее прошлом". Вот у меня примерно такое же сейчас ощущение. Может быть, как "клуб пожилых ученых" кто-то и доживет. А восстановится ли эта система институтов, совершенно потрясающая и эффективная? Не убежден. Здесь многое зависит от власти и от самих академиков.

Дмитрий Лысков: Спасибо, спасибо. Борис Георгиевич, ваше мнение.

Борис Салтыков: Я считаю, что после (ненавистное слово) реформы Академии наук, о которой говорили и члены Академии, и мы, конечно, доживет. Вопрос – куда деть институты Академии наук? Ну, тут надо посадить умных людей и разбираться точечно.

Дмитрий Лысков: Надо разбираться. Спасибо, спасибо. Это блиц. Артем Анатольевич, ваше мнение.

Артем Космарский: Я тоже согласен с коллегами, что до юбилея, безусловно, доживет. Думаю, что будут какие-то сокращения и перестановки, но потом, возможно, из этого начнет расти что-то вообще новое, чего мы пока вообще себе не представляем.

Дмитрий Лысков: Спасибо. Виктор Иванович, ваша позиция.

Виктор Данилов-Данильян: Я думаю, что доживет Академия и, может быть, даже будет выглядеть немножко лучше, чем сейчас. Хотя у нас катастрофический провал в возрасте от 40 до 55 лет – ну, просто никого нет!

Но я хочу сказать, что не нужно преувеличивать роль президента Академии наук. У нас сейчас такой разговор шел, будто от президента вообще все зависит – живы мы или уже на кладбище. Да ничего подобного! Президент силен, если в Академии демократическая обстановка, если в президиуме открытые обсуждения, если ученых слушают, слушают и директоров, и не только директоров. И я очень надеюсь на то, что будущий президент сумеет создать такую обстановку.

Дмитрий Лысков: Спасибо. Анатолий Степанович, так доживет ли и в каком виде?

Анатолий Миронов: Я поддерживаю Виктора Ивановича, прежде всего, и считаю, что губительным будет продолжение разделения отделений выдающихся ученых от институтов. Это должен быть все-таки единый организм. И обязательно вот это все должно быть продумано, о чем я тоже сегодня сказал. Это ресурсное обеспечение.

Дмитрий Лысков: Спасибо. Алексей Ремович, ваше мнение.

Алексей Хохлов: Мне кажется… Как Мартин Лютер Кинг говорил: "У меня есть мечта". Так вот, у меня есть мечта, чтобы Академия наук к своему юбилею подошла сильной и независимой организацией, которая определяет все научные вопросы в институтах Российской академии наук – и не только в них, но и в вузах, и в государственных научных центрах. Ну а управляются, с точки зрения имущественного комплекса и каких-то хозяйственных вопросов, эти институты соответствующими ведомствами, в частности Федеральным агентством научных организаций.

Дмитрий Лысков: Спасибо. На этой оптимистической ноте мы заканчиваем наш разговор о Российской академии наук, в которой, конечно, немало проблем, но надеюсь, что к юбилею они будут разрешены. Спасибо уважаемым экспертам за эту содержательную дискуссию!

ОТР

Россия > Образование, наука > ras.ru, 19 сентября 2017 > № 2316065 Виктор Данилов-Данильян


Россия. Япония. СФО. ДФО > Транспорт. Медицина. СМИ, ИТ > gudok.ru, 19 сентября 2017 > № 2316051

Первые дистанционные консультации врача стали доступны пациентам в клинике «РЖД-Медицина» в Новосибирске, сообщает пресс-служба ОАО «РЖД-Медицина». В настоящее время новый инструмент для повышения качества и доступности оказываемой медицинской помощи стал доступен специалистам НУЗ «Дорожная клиническая больница» на станции Новосибирск.

Телеконсультация, дистанционное ведение больного и использование мобильных диагностических устройств станут доступны во всех клиниках уже с начала 2018 года. Предполагается, что внедрение «Цифрового здравоохранения» позволит повысить качество и доступность медицинских услуг. Автоматизация управления и внедрение современных технологий диагностики и лечения позволит сделать работу учреждений здравоохранения более прозрачной, оперативной и эффективной.

Теперь пациентам станет доступно удаленное консультирование с использованием видеоконференцсвязи, ориентированное на оказание помощи в таких ситуациях, когда рядом с пациентом нет медицинских работников. Таким образом, пациенты, прошедшие стационарное лечение или очное консультирование, смогут воспользоваться данным сервисом. Данная возможность позволит получить грамотную и своевременную медицинскую помощь при экономии финансов и времени.

Напомним, в конце июля Президент России Владимир Путин подписал закон о внедрении в РФ телемедицины. Он позволит россиянам получать дистанционные консультации у своего лечащего врача по Интернету. Закон предполагает создание Единой государственной информационной системы (ЕГИС) в сфере здравоохранения, которая свяжет больницы, поликлиники и органы управления здравоохранением, позволит составлять электронные медкарты и вести учет пациентов с рядом заболеваний в специальных регистрах.

Как ранее сообщал Gudok.ru, еще одним важным направлением, которое реализует ОАО «Российские железные дороги», является проект по созданию передвижного инновационного центра для оказания медицинских услуг железнодорожникам и населению, проживающему в труднодоступных районах. Клиника на колесах будет включать в себя более 10 вагонов с самым современным оборудованием. В настоящее время проект по созданию нового крупного передвижного инновационного центра находится в разработке.

Холдинг «РЖД» также в ближайшее время приступит к реализации проекта Российско-японского центра превентивной медицины и диагностики, который планируется создать в Хабаровске на базе дорожной клинической больницы ОАО «РЖД». В центре будут открыты диагностический, профилактический и реабилитационный блоки, а также центр телемедицины для проведения дистанционных консультаций с японскими специалистами.

Бэлла Ломанова

Россия. Япония. СФО. ДФО > Транспорт. Медицина. СМИ, ИТ > gudok.ru, 19 сентября 2017 > № 2316051


Россия > Транспорт. СМИ, ИТ > gudok.ru, 19 сентября 2017 > № 2316046 Евгений Чаркин

Евгений Чаркин: «Мы хотим получить 3D-карту состояния инфраструктуры и предсказывать потенциальные внештатные ситуации»

Директор по информационным технологиям ОАО «РЖД» рассказал «Гудку» о наиболее перспективных направлениях работы IT-сектора в компании и новых возможностях которые холдинг предлагает пассажирам, операторам и грузоотправителям

– Евгений Игоревич, что собой представляет сегодня IT-комплекс ОАО «РЖД» и какие задачи перед ним стоят?

– Начнём с того, что своеобразным стержнем IT-комплекса компании является Департамент информатизации (ЦКИ). Он аккумулирует вокруг себя всю работу в компании, связанную с внедрением IT-технологий и информатизацией. Он состоит из нескольких отделов, каждый из которых отвечает за своё функциональное направление: это отделы систем управления грузовыми перевозками, систем управления пассажирскими перевозками, систем управления инфраструктуры и подвижным составом. Есть в структуре департамента и отдел, отвечающий за системы управления финансами, экономикой и персоналом. То есть подразделениями Департамента информатизации охвачены все основные функциональные направления деятельности холдинга «РЖД».

В IT-блок в качестве филиалов также входят Главный вычислительный центр, Центральная станция связи, Проектно-конструкторское техническое бюро ОАО «РЖД» и «Трансинформ». Плюс аналоги этих структур на всех дорогах. Кроме того, внутри холдинга существует ряд дочерних структур, таких как Отраслевой центр разработки и внедрения информационных систем (ОЦРВ), Научно-исследовательский и проектно-конструкторский институт информатизации, автоматизации и связи на железнодорожном транспорте (НИИАС), АО «Компания ТрансТелеКом», Научно-исследовательский институт железнодорожного транспорта (ВНИИЖТ).

– Каково функционально-ролевое разделение между структурами, входящими в IT-блок?

– Департамент информатизации является в РЖД своеобразной службой заказчика для всех задач в сфере IT-технологий. Он постоянно взаимодействует с нашими функциональными партнёрами на предмет определения и формирования их потребностей, а затем трансформирует их в формат технического задания для исполнителей. Далее к работе приступает проектно-конструкторское техническое бюро ЦКИ, которое занимается техническими разработками и отвечает за управление портфелями IT-проектов и корпоративной IT-архитектурой в рамках её программного обеспечения. Оно, в частности, определяет, исходя из возможностей корпоративной IT-архитектуры, в какой системе заданные технические требования лучше будет реализовать с точки зрения экономической и функциональной целесообразности, трудоёмкости и затратности.

В итоге формируется техническое задание, которое поступает на оценку в «Трансинформ», где производятся расчёты, в какую сумму обойдётся его реализация. Исходя из этого формируется технико-экономическое обоснование, и весь этот пакет, включающий техническое задание, IT-архитектуру, технико-экономическое обоснование, все финансовые и коммерческие составляющие, выносится на рассмотрение архитектурного комитета, который и принимает окончательное решение по реализации данной задачи. А уже готовый проект поступает для дальнейшей практической эксплуатации в ГВЦ. Вот и вся цепочка.

Но, подчеркну, цель IT-комплекса компании состоит не только в том, чтобы обслуживать технологические потребности заказчиков. Мы берём на себя более глобальную задачу – определение технологических потребностей клиентов и предложение им принципиально новых технических решений для реализации этих потребностей, о которых сам клиент, возможно, до этого и не догадывался в силу своей сосредоточенности на конкретных задачах.

– Из ваших слов следует, что цифровые технологии всё шире используются на железнодорожном транспорте. В связи с этим возникает вопрос: насколько уже «оцифрована» сегодня деятельность ОАО «РЖД»?

– Степень цифровизации РЖД достаточно высокая. С точки зрения информационных технологий и технологий автоматизации производственного процесса холдинг «РЖД» сейчас по ключевым показателям в IT-секторе превосходит многих своих зарубежных партнёров. В компании реализовано достаточно много пилотных проектов, которые можно считать прорывными. Но они функционируют пока лишь в локальных масштабах. Встаёт вопрос их тиражирования на всю сеть. И здесь мы должны учитывать, что есть базовые принципы, на основе которых и должна развиваться IT-инфраструктура в РЖД: это снижение стоимости технологий и оборудования, повышение уровня информационной безопасности, снижение рисков. Когда мы говорим об удешевлении процессов, то подразумеваем в первую очередь существенное снижение количества информационных систем. Ведь эти системы у нас сплошь и рядом просто дублируют друг друга. Потому нашими специалистами была тщательно проанализирована и переработана целевая IT-архитектура компании «РЖД», прежде всего с точки зрения прикладного программного обеспечения. В ней и очерчен тот целевой ландшафт, к которому мы должны в результате прийти, чтобы из полутора тысяч различных информационных систем оставить соразмерный реальным задачам минимум. Соответствующие акценты обозначены и в новой IT-стратегии ОАО «РЖД», которую одобрило правление ОАО «РЖД» в конце прошлого года.

– Одной из главных составляющих в реализации этой стратегии является создание «Цифровой железной дороги». В чём особенности этого глобального проекта?

– «Цифровая железная дорога» – это целый комплекс различных инициатив и проектов, он охватывает все аспекты деятельности железнодорожной отрасли, включая управление перевозочным процессом. Но «Цифровая железная дорога» – это больше, чем просто проект. Это та стадия развития компании, когда информационные технологии становятся не просто частью технологических процессов, а привносят туда дополнительную сущность, таким образом выводя их на новый, качественный уровень.

– В новой IT-стратегии акцент сделан на собственные разработки и отечественные программные продукты, по-видимому, в связи с задачей импортозамещения?

– Вопрос импортозамещения для сферы информационных технологий является весьма тонким. С одной стороны, до 80% тех решений, которые сейчас используются в холдинге, являются отечественными, поскольку разрабатывались либо внутри компании «РЖД», либо специально для неё. Но, с другой стороны, мы хорошо понимаем, что в определённой степени это лукавство. Потому что речь пока идёт о базовых низовых технологиях, к коим относятся базы данных и системное программное обеспечение. Наша главная цель – полностью избежать зависимости от западного программного обеспечения и перейти на отечественные разработки, особенно в части низового программного обеспечения и систем управления базами данных. Но, как верно отметил президент компании Олег Белозёров, наша задача состоит не только в том, чтобы успешно реализовать программу импортозамещения, но и в том, чтобы по возможности не платить за неё дважды. То есть такой роскоши, как замена не отработавшего свой ресурс зарубежного оборудования на аналогичное отечественное только ради выполнения программы, мы не можем себе позволить. А вот закрыть проблемные места, как, например, обновить низовое программное обеспечение и системы управления базами данных, мы можем и должны. И эта работа сейчас ведётся силами Департамента информатизации. Отмечу, что именно на этом, низовом, уровне как раз и можно достичь быстрого экономического эффекта.

А вот в том, что касается программного обеспечения верхнего уровня, то есть прикладного программного обеспечения, с которым работают непосредственно пользователи, – здесь нужно быть очень аккуратными. То же самое касается и IT-инфраструктуры, то есть действующего оборудования. Заменять его на отечественное нужно по мере естественного выбытия его из эксплуатации ввиду морального и физического старения. Словом, к процессу импортозамещения мы стараемся подходить системно и вдумчиво.

– Будет ли востребован собственный интеллектуальный потенциал?

– На наш взгляд, внутри компании целесообразно держать лишь тех специалистов, которые обладают компетенциями, уникальными для отрасли, и от которых мы постоянно зависим. Поэтому в нынешней IT-стратегии отдельным звеном стоит сервисная стратегия, определяющая, какой персонал целесообразно иметь внутри компании, а какой – вне её. И в этой связи, считаю, нам имеет смысл прирастать прежде всего программистами-технологами. Люди, которые, кроме знания информационных технологий, хорошо ориентируются в технологиях железнодорожных перевозок и долгое время проработали в отрасли, представляют для нас наибольшую ценность. В этом и состоит самая большая проблема. Ведь сегодня такие специалисты в основном подходят к «критичному» возрасту. Поэтому мы стараемся активно сотрудничать с РУТ (МИИТ), у нас есть студенты целевого набора, которых мы ведём от поступления в вуз и до выпуска.

– Интересно узнать, как продвигается автоматизация ключевых составляющих перевозочного процесса? Над чем здесь идёт работа?

– Процесс автоматизации осуществляется планово и системно. Перед нами сейчас стоит задача выстроить чёткую вертикаль между автоматизированной системой организации управления перевозками (АСОУП) и информационной системой управления железнодорожным транспортом (системой ИСУЖТ). Это необходимо для того, чтобы в соответствии с принятой ещё два года назад схемой IT-архитектуры компании иметь возможность производить анализ и контроль информации. Всё это позволит избавиться от прямых связей между различными низовыми информационными системами, что облегчит вопросы их интеграции. Для той же АСОУП актуальным остаётся вопрос перехода на новую платформу, чтобы получить возможность обрабатывать всё больше и больше объёмов данных. Если смотреть дальше, возникает вопрос о создании систем управления пассажирскими перевозками нового поколения, включая развитие системы «Экспресс». Сегодня она пока ещё справляется с возросшим потоком продаж билетов, в том числе через сеть Интернет. Но при этом уже сейчас нужно прогнозировать – как изменится ситуация за ближайшие полтора-два года и как в связи с этим должна совершенствоваться система. На повестке дня и задача объединения систем, управляющих различными элементами инфраструктуры в рамках единого комплекса ЕКАСУИ.

– Раз речь зашла об инфраструктурном комплексе, то как цифровизация, на ваш взгляд, может повлиять на инфраструктуру железнодорожного транспорта в будущем?

– Сегодня IT-сектор компании «РЖД» занимается внедрением технологий, которые в перспективе могут перевести железнодорожный транспорт нашей страны фактически на новую ступень развития. Выделю два наиболее важных направления. Во-первых, строительство ВСМ, которое требует внедрения принципиально новых технологий, в том числе и информационных, на всех этапах жизненного цикла, от проектирования до эксплуатации, включая организацию управления движением. Это сейчас главная тенденция, которая уже через несколько лет может в корне преобразить нашу железнодорожную сеть.

Во-вторых, технологии Интернета вещей и обработки «больших данных» позволяют реально перейти к управлению содержанием объектов инфраструктуры по их фактическому состоянию. В этом случае обслуживание и ремонт будут выполняться не в соответствии с регламентом, как это делается сейчас, а по фактическому состоянию объекта. То есть когда параметры тех или иных объектов начинают только приближаться к критическим значениям – например, потреблять больше тока, перегреваться, – это и будет сигналом для того, чтобы приступить к обслуживанию и профилактике данного объекта. Главное – вовремя определить, в какое время и какой объём работ на этом объекте необходимо произвести.

В компании уже разработана программа создания интеллектуальной системы управления эксплуатацией инфраструктуры. Мы успешно интегрируем в неё средства диагностики, применяем технологии Интернета вещей, обработки больших данных и машинное обучение. Уже сейчас можно в онлайн-режиме снимать большое количество данных о состоянии инфраструктуры и, исходя из этого, предотвращать отказы. В перспективе хотелось бы добиться устойчивого баланса между обслуживанием инфраструктуры по нормативам и по состоянию. В идеале на выходе мы хотим получить 3D-карту состояния инфраструктуры, когда все сигналы визуализируются в рамках 3D-модели. Тогда можно будет видеть все проблемы и предсказывать потенциальные внештатные ситуации.

Ещё одно важное направление – это управление жизненным циклом инфраструктуры. Мы начинаем внедрять технологию BIM – Building Information Modeling (информационное моделирование сооружений. – Ред.). Она позволит повысить производительность и снизить затраты. Пилотным проектом станет высокоскоростная магистраль Москва – Казань. В рамках этого проекта планируется выработать стандарт и внедрить технологическую оболочку для технологии BIM. Затем то же самое будет реализовано на всей сети.

Кроме того, на повестку дня выходят малолюдные технологии. И в качестве примеров здесь уместно привести систему управления маневровой работой на станции Лужская, а также разрабатываемые технологии автоматического обмена данными между поездными информационно-управляющими системами, вырабатывающими решения, которые могут влиять на процесс движение поездов без участия человека. А в перспективе цифровые технологии в управляющих системах будут распространяться по всем сегментам инфраструктуры и другим функциональным сферам железнодорожного транспорта. За ними – будущее.

– Но кроме перевозочного процесса ведётся цифровизация и таких сфер деятельности ОАО «РЖД», как финансы, экономика, управление персоналом?

– Здесь вопрос упирается прежде всего в систему SAP. Анализ возможностей перехода на отечественный продукт пока ещё только ведётся. В связи с этим возникает закономерный вопрос к отечественным производителям: готовы ли они к этому? Ведь на сегодня инсталляция SAP в РЖД чуть ли не самая большая в Европе – по числу пользователей, количеству задействованного персонала, по сложности самой системы. Пока ещё не доказана возможность реализации аналогичной отечественной системы. Но мы работаем над этим вместе с ведущими производителями отечественных программных продуктов, таких как 1С, «Галактика», «Парус». Но пока какие-либо выводы делать преждевременно.

– В связи с недавними кибератаками на информационные системы многих российских компаний не могу не спросить: какие меры предпринимаются по киберзащите?

– Разработана долгосрочная программа мероприятий, направленных на повышение уровня киберзащищённости и надёжности IТ-инфраструктуры компании. Помимо обычных в таких случаях технических мер, она предусматривает и такие мероприятия, как повышение уровня осведомлённости персонала в вопросах информационной безопасности и, соответственно, грамотных их действий при кибератаках. Мы также планируем обеспечивать корпоративных пользователей современными удобными средствами, существенно облегчающими их работу с информационными ресурсами. Ведь не секрет, что наиболее частый вектор атаки – через брешь, которую открывает сам пользователь, пытаясь самостоятельно организовать хранение файлов или перенос данных через флеш-накопитель.

Уже сейчас, когда реализованы только первоочередные шаги в этом направлении, можно утверждать, что киберзащищённость значительно повысилась.

– Какими ещё перспективными проектами занимается сегодня IT-сектор компании?

– Мы занимаемся в первую очередь развитием клиентских сервисов. До конца 2017 года все фирменные поезда будут обеспечены Wi-Fi. Сегодня из них уже 109 пар оборудованы такими системами. В этой связи нельзя забывать и о необходимости оснащения подобными системами и вокзальных комплексов, прежде всего для осуществления внутренней навигации.

Для пассажиров мы начали реализовывать проект, который называется «Инновационная мобильность». Наша концепция очень простая: сделать так, чтобы во время путешествия по железным дорогам у пассажира была привычная среда – Интернет, сервисы электронной коммерции и мультимедийные сервисы. В рамках этого проекта в поездах внедряется «Попутчик». Это портал для пассажиров, где будет постоянный доступ к мультимедийному контенту, а значит, будет возможность чётко спланировать свою поездку, приобрести товары в пути, заказать туристические услуги и получить всю необходимую информацию о пути следования. Но всё это невозможно без качественной телекоммуникационной инфраструктуры. А это пока является проблемой, поскольку сигнал, который передаётся на борт состава, берётся с вышек сотовых операторов, а у них есть сложности с качественным покрытием. Сейчас запущен проект модернизации оборудования на поездах «Сапсан». Это позволит предоставить клиентам качественную связь на большей скорости. Замечу, что на линии Москва – Санкт-Петербург модернизация внутрипоездного оборудования проходит параллельно с модернизацией технических средств операторами мобильной связи по предварительной договорённости с ними, поэтому особых проблем там быть не должно.

Для грузоотправителей в этом году мы запустили в действие новую платформу «Электронная торговая площадка «Грузовые перевозки», которая даёт им возможность самим заказать перевозку в подвижном составе любого типа из любой точки, где есть доступ к Интернету, и оплатить её с единого лицевого счёта или банковским платежом. Кроме того, в отношении грузоотправителей мы начали применять концепцию «больших данных», то есть обрабатываем всю информацию о клиенте и историю его взаимодействия с ОАО «РЖД» с целью подготовки для него персонифицированных предложений, в том числе и по глобальным сервисам. Ведётся активная работа и с другими перевозчиками – для того чтобы предложить грузоотправителю перевозку «от двери до двери». То есть наша задача сегодня состоит в том, чтобы знать потребности нашего клиента лучше, чем он сам.

Завершая большой разговор о цифровизации компании, хочу подчеркнуть, что для нас это не просто красивые слова – это условие повышения конкурентоспособности российских железных дорог в долгосрочной перспективе.

Сергей Евсеев

Россия > Транспорт. СМИ, ИТ > gudok.ru, 19 сентября 2017 > № 2316046 Евгений Чаркин


Греция. Евросоюз. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 19 сентября 2017 > № 2316029 Иоаннис Михалетос

ЕС не одобрит геостратегических проектов Греции с Евразийским союзом – греческий эксперт

В сентябре в греческих Салониках прошел деловой форум «ЕАЭС – Греция», что стало очередным шагом укрепления отношений двух сторон. Ранее в июне была подписана Совместная декларация о сотрудничестве Евразийской экономической комиссии и правительства Греческой республики. Афины стараются занять нишу моста между Западом и Востоком Европы. Однако стране может помешать плачевная ситуация в экономике, которой грозит катастрофа без новых кредитов МВФ и ЕС. Не боится ли Греция, все больше поворачивающаяся в сторону ЕАЭС, неодобрения со стороны Евросоюза? И несколько серьезны риски исключения страны из еврозоны? Своим видением ситуации с «Евразия.Эксперт» поделился греческий политолог, научный сотрудник Средиземноморского центра стратегического анализа и информации Иоаннис Михалетос.

- Господин Михалетос, 11 сентября в Салониках состоялся деловой форум «ЕАЭС – Греция». Как вы оцениваете итоги форума?

- Этот конкретный форум не породил каких-либо из ряда вон выходящих решений. Однако, если принять во внимание, что за последние несколько лет Россия довольно много инвестировала в Грецию, плюс имели место оперативные обсуждения крупных проектов, таких как «Турецкий поток», то можно сказать, что этот форум сыграл свою роль в укреплении отношений.

- На форуме предприниматели обеих сторон обсудили переход к сотрудничеству в высокотехнологических отраслях и создании совместных предприятий. Что может Греция предложить ЕАЭС в высокотехнологических отраслях?

- У греческой экономики есть определенные преимущества. Во-первых, это большое количество квалифицированного персонала и ученых с опытом работы за рубежом в данных отраслях. Довольно много греческих компаний заняли свою нишу в мире в области высоких технологий. В то же время внутренний рынок нуждается в модернизации своей высокотехнологичной инфраструктуры, чтобы достичь уровня остальных стран ЕС. В этой сфере существует множество проектов, рассчитанных на ближайшие годы.

Из совместных проектов большой интерес представляют агротехнические (высокотехнологичное животноводство), проекты по переработке отходов с использованием высоких технологий, а также основанные на интернет-технологиях проекты, связанные с онлайн-торговлей и туризмом.

Для примера представим, что интернет-платформа с сотнями миллионов активных пользователей наподобие vk.com запустила проект, направленный на греческий туристический рынок. Например, краткосрочная онлайн-аренда жилья для туристов из стран ЕАЭС. В перспективе это могло бы стать выгодным для обеих сторон бизнесом, если суметь связать его с другими платформами – онлайн-банкингом, онлайн-сервисами бронирования, телекоммуникаций и т.д.

- На ваш взгляд, может ли усилиться давление ряда европейских стран на Грецию из-за ее желания более тесно сотрудничать с ЕАЭС?

- В отношении крупных геостратегических проектов дипломатическое и политическое давление со стороны ЕС возможно. Но в вопросах повседневных торговых сделок мы можем не беспокоиться. Деньги границ не знают, и все страны ЕС участвуют в более или менее крупных бизнес-проектах со странами ЕАЭС.

Более того, большинство стран ЕС (Италия, Германия, Австрия, Финляндия, Чехия, Венгрия) связаны своего рода стратегическими отношениями в сфере энергетики с Россией и обсуждают будущие совместные проекты.

Поэтому нет нужды осторожничать в вопросе двусторонних инвестиций между Грецией и странами-членами Евразийского экономического союза.

- На ваш взгляд, какие европейские страны могли бы перенять опыт Греции в плане сотрудничества с ЕАЭС?

- В той или иной мере в этом ключе можно говорить обо всех странах ЕС. У некоторых стран есть долгосрочные интересы, совпадающие с интересами ЕАЭС. Это – Германия (особенно в области энергетики, сырьевых товаров и транспорта), Австрия (энергетика, финансы, логистика), Венгрия (энергетика, сельское хозяйство, логистика), Италия (энергетика, туризм, недвижимость), Нидерланды (энергетика, торговля, сырьевые товары, финансы), Болгария (энергетика, туризм, недвижимость, сельское хозяйство).

Вообще, если учесть, что ЕАЭС – это идеальное связующее звено между Европой и Китаем и развивающимися экономиками Восточной Азии, то можно говорить о долгосрочных стратегических проектах стоимостью в миллиарды долларов. Они могли бы способствовать планомерному развитию торговли между всеми участвующими странами, а также геополитической стабилизации, которая станет залогом мира и процветания для примерно 3,5 млрд человек.

- Как вы знаете, еще летом 2015 г. Греция и Евросоюз договорились о программе выхода из долгового кризиса. Афины получат 86 млрд евро в течение трех лет. Как Греция собирается возвращать долги?

- На данный момент греческое правительство отказалось от реформ и привлечения инвестиций и взамен решило обложить чрезмерным налогом частный сектор. ЕС неохотно согласился с этим решением, но в сущности оно убило перспективы восстановления греческой экономики.

Я думаю, нам предстоит стать свидетелями серьезных экономических трудностей, поскольку частный сектор рушится, а государственный, сохранивший все свои привилегии, расширяется и занимает все большую долю на рынке, взамен не обеспечивая отдачи для общества.

ЕС сейчас держится довольно тихо. Однако другие страны, например, Германия разрабатывают проект [будущих реформ] Евросоюза, который будет состоять из ядра, второго яруса (в который войдет Греция) и третьего яруса. Он будет включать страны, не входящие в еврозону. Таким образом, нам следует ждать больших изменений в ближайший год или около того.

- Программа финансовой помощи Греции, которую ей оказывают Международный валютный фонд и страны Евросоюза, должна завершиться в августе 2018 г. Положительно ли сказывается на экономике Греции эта финансовая помощь?

- Если не произойдет финансовое чудо, Греция не сможет обеспечить свои нужды после августа 2018 г. без очередного вливания финансовой помощи в виде комплексных кредитов. Что касается второго вопроса, деньги, поступающие в Грецию, выдаются под процент, который гораздо выше ставки Европейского Центробанка или облигационных займов других стран. То, что получает Греция – это не «легкие деньги», а кредит, который надо будет отдать с процентами.

В результате государственный долг растет – и быстро. В 2010 г., когда началась выдача займов со стороны МВФ и ЕС, долг составлял 118%. Теперь же – 178%. Плюс 30% ВВП было потеряно, а экономика – разрушена.

В данной ситуации можно говорить о финансовой катастрофе. К тому же, сменяющие одно другое правительства Греции не могут и не хотят сокращать огромный бюрократический сектор и неэффективный государственный сектор. У них отсутствует видение будущего, и они неспособны привлечь в страну сколько-нибудь значительные иностранные инвестиции. Это опасная смесь, которая может привести греческую экономику к окончательному краху и даже в будущем стать причиной исключения страны из еврозоны.

Беседовал Сеймур Мамедов

Источник – Евразия.Эксперт

Греция. Евросоюз. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 19 сентября 2017 > № 2316029 Иоаннис Михалетос


Мьянма. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 19 сентября 2017 > № 2316026 Александр Князев

Александр Князев: «Сценарий Мьянмы может быть применен и против стран ЕАЭС»

Мировая политика демонстрирует новые сюжеты. Ближний Восток ждет решающих битв с ИГИЛ* в Сирии. Россия направила в ООН проект резолюции о введении миротворцев в Донбасс. Северная Корея демонстрирует мускулы США и их партнерам. Мьянма может стать новой горячей точкой на карте мира. События в этой малоизвестной стране вызвали достаточно бурную реакцию у мусульман постсоветского пространства. Прозвучали мнения о возможности «экспорта радикализма» на евразийское пространство. Известный востоковед, доктор исторических наук, профессор Александр Князев поделился с порталом «Евразия. Эксперт» своим мнением по этому поводу.

– Александр Алексеевич, по вашему мнению, события в Мьянме – логическое «звено в цепи» после Балкан, Грузии, Украины, стран Ближнего Востока, или они не имеют отношения к геополитическому соперничеству?

– Эти события – один из элементов геополитической конкуренции, направленной, в данном случае, против Китая. Уместно вспомнить о том, что нападения террористической экстремистской группировки народности рохинджа «ARSA» на военные и пограничные посты начались после того, как китайская компания CNPC объявила о завершении строительства глубоководного нефтеналивного порта Ситуэ на территории анклава рохинджа в Мьянме. Через этот порт нефть из Персидского залива пойдет по трубе в Китай.

И сразу после этого начинается активизация риторики о притеснениях по религиозному принципу. Вполне предсказуемый и не раз обкатанный сценарий. По моему мнению, он до боли напоминает то, что происходило в Сербии, когда защита одной этнической и конфессиональной группы населения переросла в массовое переселение ее представителей в соседние страны.

В случае Югославии албанцы переселялись в Сербию. В текущей ситуации рохинджа переселились из Бангладеш в Мьянму. Постепенно эта группа начинает претендовать на права если не этнического большинства, то большой национальной общины, с которой следует считаться. Тут же встает вопрос о соблюдении прав человека, далее следует референдум об отделении, возникновение нового государства и т.д. Повторюсь, что сценарий опробован неоднократно и не исключено, что в Мьянме все так и пойдет.

– Стоит ли странам ЕАЭС волноваться из-за событий в Мьянме, или они несут угрозу лишь китайскому проекту «Один пояс – один путь»?

– С одной стороны, Мьянма далеко. Страны ЕАЭС и вместе, и по отдельности не имеют с ней никаких особых отношений. Конечно, у России есть военно-техническое сотрудничество, но это в данном случае неважно.

С другой стороны, события в Мьянме важны для стран Евразийского союза с той точки зрения, что необходимо понимать сущность тех технологий, с помощью которых раскачивается ситуация в этой стране, поскольку эти же сценарии могут быть применены против любой из стран, входящих в ЕАЭС.

– Если мы вспомним реакцию на эти события в Москве, то она настораживающая. Масса людей одной конфессиональной принадлежности организованно собирается в центре Москвы, заранее сформулированы тезисы, заготовлены плакаты и прочая агитационная продукция. Вопрос такой: могут ли события в Мьянме запустить процесс радикализации мусульманской уммы стран ЕАЭС?

– Сама по себе Мьянма – вряд ли. Московский митинг собрал несколько сотен человек, но благодаря информационному резонансу выглядел весьма масштабным и более значимым, чем само событие. Собственно так все, видимо, и задумывалось.

Я не думаю, что сами по себе события в Мьянме способны раскачать мусульманские регионы России. Но как один из элементов, один из кирпичиков общей раскачки, они вполне встраиваются в схему «в ЕАЭС тоже не все хорошо с правами мусульман». То есть их надо рассматривать как некий элемент, поддерживающий актуальность темы защиты прав мусульман. И в этом плане события в Мьянме уже использованы.

– Образно говоря, угроза пантюркизма и исламизма «пролезла в форточки» стран Центральной Азии. Поэтому хотелось бы пробежаться по странам региона. Начнем с Казахстана. Угроза из разряда гипотетических перешла в разряд реальных. Год назад один человек с автоматом Калашникова парализовал город. Сложилась специфическая религиозная ситуация на западе страны. Налицо другие попытки создать очаг напряжения в Казахстане. Гипотетически, могут ли «невидимые дирижеры» использовать ресурс «исламской солидарности» для провоцирования нестабильности в стране и регионе?

– Мне кажется, что если попытаться, говоря о ситуации в Казахстане, сопоставить те группы населения, которые могут «повестись» на радикальные лозунги и консолидироваться вокруг этих идей, и другую часть населения, которая индифферентно относится к этим призывам, то доля вторых окажется значительно больше.

Попытки спровоцировать нестабильность могут повториться, но в условиях Казахстана маловероятно, что это будут скоординированные действия, запущенные синхронно в разных регионах, так, чтобы у государства возник дефицит ресурсов для их нейтрализации.

Взглянем на события, которые уже происходили. Например, трагедию в Жанаозене в 2011 г. Она, конечно, не имела религиозной окраски, но ее дестабилизирующий ресурс был довольно высоким. Я наблюдал за этими событиями, и мне показалось, что во всех остальных регионах Казахстана они не вызвали особого отклика. Ну, конечно, в Алматы и в Астане собрались несколько «профессиональных представителей гражданского общества», но на этих тусовках было гораздо больше журналистов и сотрудников спецслужб.

Вообще у казахстанских властей много возможностей контролировать такого рода эксцессы. На руку играет и географический фактор – большая страна, большие расстояния. У государства в любом случае больше ресурсов, чем у радикальных группировок. Начнись что-нибудь в условном Мангистау, власти легче перебросить туда силовые структуры для локализации радикалов, чем соратникам последних прибыть туда для поддержки своих единомышленников из других регионов.

– Возьмем чуть южнее – Кыргызстан. Пару десятков лет назад в системе образования и молодежной среде КР активно действовали религиозные фонды «Туркия Диянет Вакфи» (ТДВ) и «Сулеймания», а в обществе в целом «Таблиги Джамаат» (ТД). Насколько они активны сейчас? Могут ли они организовать граждан на деструктивные действия?

– Два первые фонда турецкого происхождения. Они не единственные, но самые крупные. Сферой их деятельности являются учебные заведения. При их участии выросло новое поколение людей, в том числе входящих в нынешнюю политическую элиту страны, воспитанное на ценностях, чуждых национальным интересам Кыргызстана.

– Это пантюркистские ценности?

– Это, скорее, некий синтез пантюркистских и панисламистских ценностей. В центре этих ценностей идея пантюркизма, одетая в религиозную оболочку. Определенный риск эти структуры для Кыргызстана, конечно, представляют, но его степень не самая большая.

Попадая на должности в госаппарате, работая в СМИ, бизнесе, образовании, их адепты могут оказывать влияние на политические решения на местном уровне, расширять число сторонников. Но каких-либо планов дестабилизирующего характера пока не просматривается.

А вот с «Таблиги Джамаат» (ТД) ситуация иная. Надо сказать, что во всех странах ЦАР [Центрально-азиатского региона – прим. «ЕЭ»], кроме Кыргызстана, это движение официально запрещено как экстремистское. Несмотря на это, ряд киргизских экспертов и политиков апеллируют к тому, что ТД – это мирная и не деструктивная форма распространения ислама в массах. Мол, совершают люди даават – ходят по домам и по учреждениям с проповедями, разъясняют религиозные людям религиозные моменты.

Это, конечно, так, но ТД – это «форма», а содержание идей, которые они пропагандируют, вызывает вопросы, поскольку в киргизской практике они содержат те же призывы, что и идеология запрещенной везде партии «Хизбут-Тахрир»* – халифат, джихад и прочие сопутствующие элементы.

И это очень опасная ситуация. Когда в конце 90-х годов XX в. происходил процесс запрета ТД в ЦАР, достаточно большое число активистов этой организации получило поддержку в Кыргызстане, кое-кто перебрался туда и из Кыргызстана пытается воздействовать на своих сторонников в странах региона.

Для современного Кыргызстана норма, когда члены ТД работают в государственных структурах. Особенно сильны их позиции в силовом блоке и спецслужбах. Я знаю примеры, когда активисты ТД занимают должности начальников районных управлений внутренних дел и ГКНБ (Государственный комитет национальной безопасности КР - прим. ЕЭ). И при этом, что, на первый взгляд, парадоксально, структуры ТД очень тесно переплетаются с криминалитетом.

Все это, конечно, представляет потенциальную угрозу. Но пока все прогнозы по радикализации религиозных структур и их активному вовлечению в политические процессы не состоялись. Если говорить конкретно о текущем моменте, то я не думаю, что у радикалов есть возможность и ресурсы для того, чтобы серьезно расшатать ситуацию. Но уровень опасности религиозной радикализации в Кыргызстане значительно выше, чем в Казахстане.

– Посмотрим на север. Поскольку большое видится на расстоянии, хочется узнать ваше мнение о ситуации с радикальным исламом в России. Северный Кавказ, Поволжье, а теперь и Крым. Ситуация в исламских регионах России схожа или в каждом случае есть своя специфика? Насколько велика вероятность, что раскачивать Россию начнут оттуда?

– Ситуация в этих регионах отличается. В Татарстане автохтонное население не доминирует, элиты удовлетворены теми полномочиями, которые им дает федеральный центр. С Крымом ситуация сложнее. Он лишь недавно в составе России и сам процесс практического вхождения проходит непросто. Крымско-татарская община всегда была сильна связями в Турции. Сегодня эти связи ограниченны, они контролируются. Я думаю, что религиозный фактор в Поволжье и Крыму не представляет серьезных рисков.

Чечня вызывает гораздо больше беспокойства. Сейчас она умиротворена финансовыми вливаниями со стороны федерального центра, но если будут ограничены возможности, в том числе и теневые, для зарабатывания денег, то градус конфликтности может существенно повыситься.

– Раз уж разговор зашел о Чечне. Массовый митинг в защиту мусульман Мьянмы в Грозном и несколько фрондерское заявление лидера Чечни – насколько это серьезно и о чем это говорит вдумчивому наблюдателю?

– Мне кажется, что лидер Чечни в случае с митингом и с заявлениями несколько переиграл и перегнул палку. Будучи должностным лицом Российской Федерации, он должен был учесть действия России по Мьянме в том же СБ ООН, или подать в отставку и тогда делать заявления. Это не внутренние дела, это официальная внешнеполитическая позиция страны.

Продолжение следует

Беседовал Антон Морозов (Алматы, Казахстан)

*ИГИЛ, Хизбут-Тахрир – запрещенные в России террористические организации – прим. «Е.Э».

Источник – Евразия.Эксперт

Мьянма. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 19 сентября 2017 > № 2316026 Александр Князев


Казахстан > Медицина. Финансы, банки > dknews.kz, 19 сентября 2017 > № 2316011 Толебай Рахыпбеков

Толебай Рахыпбеков: Откладывая ОСМС, мы потеряем здравоохранение

Сегодня в эпицентре дискуссии будущее всеобщего медицинского страхования в стране, будет ли отложен полномасштабный запуск реформы и какие последствия могут быть у такого решения? Председатель Совета Директоров АО «Медицинский университет Астана», доктор медицинских наук, профессор, член-корреспондент НАН РК; PhD Толебай Рахыпбеков в интервью корреспонденту Zakon.kz поделился своим мнением.

- Сегодня одним из самых актуальных вопросов в здравоохранении является необходимость внедрения обязательного социального медицинского страхования. В 1996-1998 годах в Казахстане такой опыт уже был, как вы считаете, не повторится ли ситуация сейчас?

- Когда вводился ФОМС в 90-х годах, была сложная экономическая ситуация в стране. В то время долг по зарплате врачей и медсестер составлял 1,5-2 года. На всё здравоохранение в бюджете выделялось всего 49 миллиардов тенге. К банкротству ФОМС привели объективные обстоятельства. Например, акимы областей за страхование неработающего населения платили всего от 4 до 17% от запланированного. Администрировал страховые взносы сам ФОМС, отвечал за сбор, реализацию страховых полюсов. Были даже случаи, что в приемных покоях продавали страховые полисы, дешевле в 10 раз реальной стоимости лечения, это все – неправильный менеджмент. Сейчас в новом проекте, в законе, все эти риски учтены и проработаны. Фонд социального медстрахования будет определен в качестве единого плательщика услуг, ответственность за администрирование возложена на налоговые органы, поэтому система должна эффективно работать.

Поэтому неудачный опыт внедрения ФОМС в начале 90-х не может служить отрицанием новой системы обязательного социального медицинского страхования.

- В обществе активно обсуждается вопрос, что ОСМС - это новый вид налогообложения. Что вы думаете по этому поводу?

- Я помню, как все это начиналось. Была идея мотивировать людей к бережливому отношению к своему здоровью. Создали рабочую группу с участием иностранных экспертов и других лиц, обсуждали реально возможность введения сооплаты медицинских услуг. Но в конце концов, изучая опыт зарубежных государств, где уже была введена сооплата, пришли к выводу, что очень трудно администрировать подобные проекты, и это может вызвать некоторую социальную напряжённость в обществе. И было принято решение вводить обязательное социальное медицинское страхование, т.е. когда мы говорим о том, налог это или не налог, надо понимать, что это специальные деньги для здоровья самого народа, как бы они не назывались. Они направлены на социальную защиту народа. Что означает слово солидарная ответственность? Государство берет на себя часть расходов, часть покрывает пациент и часть работодатель. Поступают платежи из бюджета или другими способами, методы изъятия налогов бывают разные: корпоративный, подоходный налог, земельный, НДС, и т.д., или же оно берётся с фонда заработной платы. Название не имеет никакого значения, самое главное надо помнить, что финансирование здравоохранения является не финансированием лечебно-профилактических учреждений, а социальной защитой населения.

У казахского народа всегда существовала взаимопомощь, в особо трудных жизненных ситуациях люди складывались кто чем может, это называется «жылу», или были кассы взаимопомощи. В страховании самое главное – это закон больших чисел, таким образом здоровый платит за больного, богатый за бедного, и таким образом вот эти средства будут служить для социальной защиты всего народа.

Согласно 102-й Конвенции Международной Организации Труда, государство должно обеспечить социальную защиту своих граждан на случай болезни, травм и отравлений, беременности и родов. Это форма социальной защиты населения, и поэтому не имеет смысла спорить на эту тему.

Так как внедрение ОСМС необходимо для социальной защиты населения и для того, чтобы повысить мотивацию людей к ответственности за свое здоровье, а систему здравоохранения к улучшению качества медицинской помощи. Другой вопрос, что ФСМС должен быть прозрачным, чтобы в распределении ограниченных ресурсов участвовали как сторона пациентов, т.е застрахованных, так и страхователь, чем больше гражданское общество будет принимать участие, тем более прозрачным будет распределение.

- Национальная палата предпринимателей считает, что ОСМС невыгодно предпринимателям и ведет к дополнительным нагрузкам на бизнес, как вы на это смотрите?

- Я думаю, что президент сделал за многие годы столько важного для развития предпринимательства, и у нас низкие налоги для бизнеса. И я не представляю, как целевые взносы от заработной платы послужат тормозом к развитию предпринимательства, тем более эти целевые деньги направлены на здоровье каждого конкретного человека. И нужно правильно понять это, я думаю, и предприниматели не будут против.

- Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, говоря в начале сентября о системе ОСМС, заявил, что около 2,7 миллиона самозанятых граждан останутся "за бортом" медстрахования. Он призвал разобраться в сложившейся ситуации и принять совместное решение, каким вы видите это решение?

- Статус самозанятого населения конечно определен, но в преддверии подготовки к данной статье мы провели среди них исследование. Кто такой самозанятый человек? Например, беседа с таксистом, который работает через компанию и оплачивает этой компании 14-15 000 тенге, показала, что им (таксистам) пенсионные взносы не перечисляют, они налогов не платят, по их доходам сказать, что они еле выживают – невозможно, врачи получают намного меньше. Общение с людьми, которые например убираются в квартирах, ведут домашнее хозяйство, показало, что они тоже никуда не платят налоги. Министерство социальной защиты занимается вопросом безработицы сейчас очень активно. У них есть проект «Өрлеу», он распространяется на страну, очень хороший проект. Самозанятое население нужно структурировать, это не все 2,7 млн. человек. Среди них есть люди с хорошим доходом, есть претенденты на статус безработного, и как в любом обществе, есть тунеядцы. Этим контингентом надо заниматься, опрошенные готовы платить за медицинское страхование, при получении гарантий на предоставление качественной медицинской помощи. Из-за этого откладывать внедрение ОСМС не стоит. По ходу внедрения, до 2020 года надо будет разбираться, тем более есть поручение президента, и надо помнить, что никогда 100% сбора средств не будет.

К примеру, помогая своим детям старше 25 лет, мы их делаем инфантильными, неспособными к жизни, здоровыми инвалидами.

- Как вы считаете, действительно ли есть реальная необходимость откладывать переход к ОСМС?

- Как я уже сказал, самозанятое население не причина для откладывания, во-вторых я считаю, что внедрение ОСМС не должно быть затянуто, система уже начала работать, уже начали собирать взносы. У нас должно быть движение к 5,5% от ВВП и солидарной ответственности. Возникает вопрос, что делать с сегодняшними больными, они же 2 года не будут ждать качественной медицинской помощи? Начинающий врач получает 46 тысяч тенге, он будет 2 года ждать повышения заработной платы? Мы останемся без врачей. Они итак уходят в другие сферы. Сколько бы мы не готовили новые кадры, все время есть дефицит. Поэтому откладывать внедрение очень опасно для тех, кто сегодня болеет, для тех, кто преждевременно умирает.

- Какой вы представляете себе будущею систему здравоохранения?

- Если мы сегодня не повернемся лицом к персонифицированной медицине, мы отстанем от мира на 50 лет. Я приведу простой пример: всем известная голливудская кинозвезда Анжелина Джоли, сделав генетический анализ и обнаружив гены высокого риска развития рака молочной железы, сделала операцию по удалению молочной железы, вот что такое персонифицированная медицина.

Таким образом, на основе генотипа человека можно сделать персонифицированную карту профилактики еще в самом раннем возрасте. Вот на что в ближайшее время должно потратить средства государство.

И государство, я думаю, если пойдет на затраты по обеспечению регионов генетическими лабораториями, внедрению генетических паспортов, тогда на их основе будут разработаны индивидуальные программы предупреждения болезней. Я вижу систему здравоохранения будущего так: у каждого гражданина с рождения будет генетический паспорт, будет составлена индивидуальная программа профилактики заболеваний. А все это требует личной ответственности за здоровье здоровых, государства, гражданина и работодателя, а это невозможно без внедрения системы обязательного социального медицинского страхования.

Казахстан > Медицина. Финансы, банки > dknews.kz, 19 сентября 2017 > № 2316011 Толебай Рахыпбеков


Казахстан > Недвижимость, строительство > kapital.kz, 19 сентября 2017 > № 2315837 Бакытжан Базарбек

Как решить проблему изъятия земель для госнужд

Эксперт рассказал, какие законодательные нестыковки сейчас мешают

«Вопрос изъятия земель для государственных нужд — возможно, самый проблемный после вопроса предоставления 10 соток под ИЖС», — говорит Бакытжан Базарбек, международный эксперт по земельному и экологическому праву. Земли изымаются во всех регионах республики, но наиболее актуален этот вопрос для Алматы и Астаны, а также для городов, где планируется активное строительство — Шымкента и Атырау.

В интервью деловому еженедельнику «Капитал.kz» эксперт рассказал, какие законодательные нестыковки сейчас мешают, почему доля вины за недополученную компенсацию лежит на самих собственниках и какие изменения в законодательство по этому вопросу планируется внести.

— В каких случаях земли могут изыматься для государственных нужд по закону?

— Согласно Земельному кодексу РК, есть так называемые исключительные случаи, когда акиматы вправе изъять участок для государственных нужд. Во-первых, это международные обязательства, которые вытекают из международных договоров. То есть ваш участок могут изъять по международным обязательствам Казахстана (!). Во-вторых, необходимость предоставления земель для нужд обороны и национальной безопасности, под особо охраняемые природные территории, для создания СЭЗ. В-третьих, если у вас на участке обнаружили месторождение полезных ископаемых и требуется его разработка. В-четвертых, строительство транспортной, энергетической инфраструктуры, автомобильных и железных дорог, аэропортов, аэродромов, тоннелей, метро, линий связи, НПЗ, объектов космоса и множества других стратегических сооружений и строений. И наконец, в-пятых, участок могут изъять для реализации Генерального плана.

Я считаю, что исключительных случаев не должно быть много. А у нас их пять, притом что каждый из перечисленных выше пунктов содержит в себе множество мелких оснований.

— Какие проблемы законодательного характера при изъятии земель существуют в Казахстане?

— Проблема в том, что в Земельный кодекс, Закон РК «О государственном имуществе» и другие нормативные акты заведомо либо под давлением различных обстоятельств (градостроительная политика, бюджетные интересы, лоббирование узких интересов крупных участников этой «игры» — застройщиков, независимых оценщиков) включили нормы, которые ухудшают положение граждан. Но нужно понимать, что каждая нестыковка и несогласованность норм в законах — это судьба человека.

У нас получается так, что интересы гражданина — собственника земельного участка не защищены. Повсеместно региональные акиматы и земельные органы нарушают процедурные требования изъятия земель — на стадии подачи уведомления, на согласительных процедурах, при независимой оценке и пр.

Если государству очень нужна земля, пусть выкупает ее у собственника и дает равноценную компенсацию.

— Вот в этом как раз и есть проблема — зачастую денежное возмещение, предлагаемое государством, не соответствует рыночной стоимости земли…

— Да, самой острой проблемой изъятия земли является равноценное возмещение. У меня как у юриста много претензий к статье 67 Закона РК «О государственном имуществе».

В статье 27 Конституции указано, что принудительное отчуждение имущества допускается в исключительных случаях, с равноценным возмещением потерь. Но равноценное возмещение потерь по Конституции это совсем не то, что указано в статье 67 Закона «О государственном имуществе» — сумма, указанная в договоре купли-продажи. Если человек купил земельный участок в конце 1990-х, когда еще «живой» тенге хоть как-то показывал характер доллару, стоимость земельного участка, указанная в договоре, была привязана к конъюнктуре цен на недвижимое имущество — по состоянию конца 90-х. И что сейчас? Акимат будет возмещать стоимость земли по ценам того времени? Естественно, та стоимость не будет превышать рыночную стоимость.

А если в договоре стоимость не указана, то все определяется по кадастровой стоимости. Ее по указанию акиматов и земельных органов высчитывают НПЦземы. Но они ни разу не посчитали в пользу собственника.

Равноценное возмещение по Конституции не предусматривает многие нюансы. Допустим, человек купил 20 лет назад участок земли, на котором не было ничего, построил дом, хозпостройки, разместил детскую площадку, провел коммуникации, обустроил территорию, вырастил деревья и зеленый газон, — все это его расходы. И все они должны быть возмещены. Но не по той цене, по которой покупались саженцы и кирпичи, а по нынешней их стоимости, с применением зональных особенностей территории. Вот это и называется равноценное возмещение.

Существуют и другие проблемы. Например, в тех случаях, когда в качестве компенсации предусматривается равноценный земельный участок (по статье 85 Земельного кодекса), то акиматы зачастую ссылаются на то, что в спецземельном фонде и резерве свободных земель нет.

То же самое — когда в качестве компенсации должна быть предоставлена благоустроенная квартира или жилой дом (пункт 2 статьи 29 Закона РК «О жилищных отношениях») — как правило, жилой фонд не имеет свободных квартир. Получается, равноценного земельного участка дать не могут, квартиру или равноценный жилой дом дать не могут, остается денежная компенсация, сумма которой настолько смешная, что на нее лишенные собственности люди способны только на год арендовать квартиру.

— Возможно, проблема еще и в самой оценке недвижимого имущества…

— Статья 67 Закона РК «О государственном имуществе» регламентирует: рыночная стоимость земельного участка и недвижимого имущества, изымаемого для государственных нужд, определяется независимым оценщиком. Закон не предусматривает добровольной оценки, которую собственники могут заказать сами. Это понятно, есть недоверие к результатам такой оценки. Но и у людей возникает такое же недоверие к этой независимой оценке. При этом, мы же понимаем, что независимая оценка не совсем независима. Поэтому если работать дальше над совершенствованием законодательства, то нужно это делать в первую очередь в части оценочной деятельности.

Но хочу поделиться хорошей новостью. Нас услышали. Минюст подготовил законопроект по внесению изменений и дополнений в некоторые законы по вопросам защиты собственности, где предусматриваются «революционные» поправки. В частности, ту самую статью 67 Закона РК «О государственном имуществе» наконец-то меняют. Собственникам будет предлагаться компенсация за земельный участок, которая определена в размере рыночной стоимости. При этом мы знаем, что рыночная стоимость земельного участка на рынке и рыночная стоимость земельного участка, устанавливаемая государством, — это разные вещи. Этот вопрос необходимо проработать министерству юстиции и правительству.

— Какая-то ответственность в вопросе неравноценных компенсаций лежит на собственниках?

— Конечно! Бывает, при изъятии земельного участка выясняется, что домостроение построено без разрешения, без архитектурно-планировочного задания, без проектной документации, не введено в эксплуатацию или же, например, пристройки были сделаны без разрешительных документов, дома застроены на территории, где строительство запрещено. Когда спрашиваешь у хозяев документы на дом, показывают технический паспорт. Техпаспорт — это не правоустанавливающий документ, это идентификационный технический документ о характеристиках домостроения.

Некоторые акиматы в регионах оценивают домостроения по техпаспорту, это неправильно. Конечно, я понимаю, что люди без разрешения построили, и требовать с них то, чего нет, нелогично, тем более это влияет на сумму получаемой денежной компенсации. Но это юридически неправильно! Думаю, акиматам нужно заниматься повышением правовой сознательности населения.

- Как вы предлагаете изменить систему изъятия земель для госнужд в Казахстане, чтобы она была эффективной и не ущемляла права граждан?

- Знаете, на этот вопрос, думаю, мало кто может ответить. Вот сейчас мы отметили позитивные подвижки в этом направлении. Минюст предлагает в рамках усиления защиты права собственности и арбитража внести в Закон РК «О государственном имуществе» новые статьи — 62−1 и 62−2, дающие понятийный аппарат термину «равноценное возмещение». Также определены способы равноценного возмещения и условия предоставления равноценного земельного участка. Это неплохая новость.

Но поправка не отвечает на вопрос: как быть, если законом предусмотрен равноценный земельный участок, а свободных земель в спецземельном фонде нет, предусмотрена квартира, а в жилом фонде города свободных квартир нет. Почему дополнение в закон не регламентирует обязательства акимата предоставить собственнику равноценный участок, то есть обеспечить его гарантией выбора возмещения в натуральной форме. Ведь это право закреплено Земельным кодексом! Если есть законодательно закрепленный выбор собственника земли отказаться от денежной компенсации и выбрать возмещение в натуральной форме, но ни Земельный кодекс, ни Закон РК «О государственном имуществе» не создают предпосылки, гарантирующие реализацию этого права гражданином, то что в итоге решают эти дополнения?

Очевидно, необходимо совершенствовать Закон РК «О государственном имуществе», в котором подробно расписано предоставление денежного возмещения, а вопрос предоставления равноценного земельного участка — нет. Получается, с собственником земли начинают играть в футбол. Нужен равноценный участок — ссылаются на Земельный кодекс, а там акиматы и отделы земельных отношений разводят руками. Нужна квартира — ссылаются на Закон РК «О жилищных отношениях». Почему бы все формы возмещения, будь то квартира, жилой дом или равноценный земельный участок, не прописать в одном законе?

Радует другое. Согласно планируемым поправкам, статья 63 Закона РК «О государственном имуществе» дополняется новым пунктом, который, по сути, обязывает акиматы согласовывать проект решения с общественным советом. Меня как юриста это радует, потому что до сих пор акиматы не учитывали нужды собственников земель. Теперь же при согласовании решения об изъятии появляется возможность спросить, предусмотрены ли в спецземельном фонде и резерве акимата свободные земли для натурального возмещения и в жилом фонде — свободные квартиры. Конечно, если в будущем общественный совет не справится со своей задачей, то ничего не изменится. Если же акиматы будут создавать соответствующие условия для реализации гражданином права выбора формы возмещения, это будет однозначно прорывом. Я здесь ожидаю, что в регионах начнут создавать общественные советы — «своих» включать, «критиков», «общественников» убирать.

Нам нужно, чтобы собственник, чей земельный участок изымается, не страдал. Необходимо привести в порядок все законодательство. Посмотрите на наши законы. Земельный и Гражданский кодексы, Закон РК «О государственном имуществе», Закон РК «О жилищных отношениях» — мы увидим массу нестыковок и противоречий. Все это нужно устранять.

Казахстан > Недвижимость, строительство > kapital.kz, 19 сентября 2017 > № 2315837 Бакытжан Базарбек


Россия. СКФО > Экология > premier.gov.ru, 19 сентября 2017 > № 2315105 Юрий Коков

Встреча Дмитрия Медведева с главой Кабардино-Балкарской Республики Юрием Коковым.

Глава республики доложил Председателю Правительства о работе по ликвидации последствий схода селя в горах Кабардино-Балкарии в августе текущего года. Обсуждались также меры по предупреждению подобных чрезвычайных происшествий в будущем.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Юрий Александрович, у Вас на территории республики в августе произошло чрезвычайное происшествие, даже несколько – я имею в виду сход селя. Какие меры сейчас принимаются для ликвидации последствий этого ЧП и какие решения необходимо ещё принять, в том числе по федеральной линии?

Ю.Коков: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, Вы держите ситуацию на контроле, на сегодняшний момент она выглядит следующим образом.

Во-первых, общими усилиями, прежде всего с помощью Правительства, федеральных министерств и ведомств, нам удалось очень активно и целенаправленно поработать в первые дни, что дало нам возможность в кратчайшие сроки восстановить электроснабжение, дорогу и газ. Газ сейчас – около 4 км по временной схеме, тем не менее он даёт нам возможность спокойно отапливать помещения, и проблем нет.

Очень активно мы взаимодействовали в рамках правительственной комиссии с МЧС, с Министерством обороны – 58-я армия нам очень серьёзно помогла, временные мосты доставили очень оперативно. Всё это ускорило процесс ликвидации самых главных проблем.

Нам удалось сделать воздушный коридор, почти 1,5 тыс. человек мы эвакуировали. В самом же Приэльбрусье жизнедеятельность не прекращалась.

И сегодня можно с удовлетворением отметить, что люди возвращаются в Приэльбрусье, там идёт обычная, размеренная жизнь.

Что касается федеральной трассы (дороги, которая на восьми участках была снесена), сейчас идёт очень активная работа с Росавтодором в рамках поручений, которые Вы давали. Мы сейчас работаем с газовыми корпорациями. Уже готово всё полностью для того, чтобы стационарно поставить все газовые коммуникации – эти 4 км с лишним. С дорожниками уже согласовали и в ближайшее время всё будет сделано. Мы, кстати, и временную газовую линию решили оставить пока, и сделать стационарную.

Там как раз попало и на 1 сентября. Мы не останавливали учебный процесс в школах, всё там было обеспечено – продукты, питание. Поэтому я хотел бы, пользуясь случаем, Дмитрий Анатольевич, поблагодарить. Очень слаженно поработали. Надеюсь, что мы в таком же темпе завершим эту работу.

Второй вопрос, который Вы поставили: что делать дальше, какие предложения? Совместно с МЧС, Минтрансом мы сейчас очень активно работаем над программой. В последний раз такой слив двух этих озёр на высоте почти 4000 м произошёл в 1960 году. И с учётом последних климатических изменений в мире там ситуация непростая, она нас будет постоянно беспокоить, если мы сейчас по-настоящему не сделаем. Если бы в 2003 году не было сделано селевого лотка – он фактически спас ситуацию. Город Тырныауз, а там 20 тыс. население… В 2000 году, когда тоже было большое ЧП и фактически до третьего этажа весь город был затоплен, было принято на федеральном уровне решение построить этот селевой лоток (1,5 км, 7 м глубиной). Он фактически сейчас и сработал. Поэтому нам надо тоже на упреждение работать.

Д.Медведев: Давайте об этом сейчас и поговорим, чтобы сработать на упреждение и постараться в максимальной степени предотвратить возможные проблемы.

Россия. СКФО > Экология > premier.gov.ru, 19 сентября 2017 > № 2315105 Юрий Коков


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 18 сентября 2017 > № 2316033 Станислав Климович

Чего ждать России от немецких выборов

Станислав Климович

От того, кто станет новым партнером Меркель по правящей коалиции, не приходится ожидать резкого изменения статус-кво в отношении России – ни в сторону отмены санкций, ни в сторону их ужесточения. Пока ХДС придерживается своего внешнеполитического курса и остается правящей партией, в зависимости от младшего партнера по коалиции она может предложить чуть больше или чуть меньше диалога с Россией, но не более того

До выборов в немецкий Бундестаг осталось еще несколько дней, но мало кто сомневается, что победит на них опять Христианско-демократический союз во главе с действующим канцлером Ангелой Меркель. Правда, абсолютного большинства мест в парламенте она, скорее всего, не наберет, а значит, придется создавать коалицию. Собственно, главная интрига нынешних немецких выборов и состоит в том, кто станет партнерами Меркель по правящей коалиции. Этот выбор может серьезно повлиять на политику нового правительства Германии, особенно на российском направлении, где позиции потенциальных союзников ХДС заметно расходятся.

Коалиционная классика

Традиционно федеральные правящие коалиции в Германии состоят из двух партий, в немецкой политической традиции соображать на троих не принято. Только во времена отца-основателя новой Германии Конрада Аденауэра создавались многопартийные союзы, но тогда политические институты еще не устоялись и в парламент попадало много самых разных объединений. С тех пор коалиции были двухпартийными и минимальными выигрышными – такими, чтобы голосов просто хватило для устойчивого большинства в парламенте. Считается, что так проще договориться и выработать общий политический курс.

Cложилась прочная система двух идеологических блоков: право- и левоцентристского, где каждая из больших «народных» партий (ХДС и СДПГ) обладала комфортным союзником. Христианские демократы стремились создать правительства вместе со Свободной демократической партией (СвДП), а их вечные оппоненты – социал-демократы – с Зелеными.

Когда для таких удобных коалиций с обеих сторон не хватало мест, как это было в 2005 и 2013 годах, ХДС и СДПГ договаривались о новом правительстве между собой и вступали в своеобразный брак по расчету (нем. Zwangsehe) – большую коалицию. При первой же возможности, то есть после очередных выборов, этот брак распадался в пользу идеологически близкого варианта. Так, в 2009 году ХДС сформировал коалицию с либеральными свободными демократами, оставив социал-демократов в оппозиции. Сегодня вторая большая коалиция доживает последние дни перед выборами. И канцлеру Меркель вскоре предстоит сделать выбор между чувствами, расчетом и поиском новых ощущений.

Брак по любви: ХДС и СвДП

Если по результатам выборов христианские демократы и либералы вплотную приблизятся к отметке 50% голосов, дорога к правоцентристской коалиции будет свободна. Перераспределение голосов, поданных за партии, которые не прошли в парламент, сможет сыграть в пользу ХДС и СвДП, создав для них большинство в пару-тройку мест.

Правда, лидеры СвДП оговариваются, что арифметическая возможность черно-желтой (по цветам партий) коалиции не предполагает ее автоматического создания, но это скорее демонстрирует стремление либералов обстоятельно поторговаться со старшим партнером как в вопросе распределения министерских постов, так и при определении политического курса нового правительства. Они хорошо помнят, как в спешке договорились с ХДС о коалиции в 2009 году, не смогли отстоять свою повестку, растворились в составе правительства и в результате на следующих выборах вылетели из Бундестага. В этот раз СвДП собирается действовать по-другому: например, продвинуть свою технологическую повестку и добиться создания на федеральном уровне министерства цифровизации.

В вопросах внешней политики либералы, ориентирующиеся на немецкий бизнес, стремятся к конструктивному диалогу с Россией. В своей программе они выступают за поэтапное смягчение санкций вплоть до их отмены (при деэскалации конфликта на Украине) и указывают на то, что наши страны крепко связаны – экономически, культурно и политически.

Лидер СвДП Кристиан Линднер вообще недавно отметился нетипичным для представителя германского истеблишмента заявлением, что присоединение Крыма к России, которое его собственная партия в своей программе считает оккупацией, является «долгосрочным временным состоянием» (нем. Dauerhaftes Provisorium). Таким образом, Линднер предлагает заморозить текущий статус Крыма, снять его с повестки и в переговорах с Россией сконцентрироваться на достижении взаимопонимания по другим вопросам. Это заявление ожидаемо вызвало бурю эмоций: от восторженной поддержки со стороны левых и правых популистов, сдержанного сочувствия социал-демократов до резкой критики из рядов ХДС и особенно Зеленых.

Пока голосов для черно-желтой коалиции не хватает, но либералы четко обозначили, что готовы бороться за министерские портфели только при условии их наполнения соответствующим политическим курсом. Они заранее заготовили виртуальную «таблицу противоречий» с ХДС, чтобы пункт за пунктом отстаивать свои интересы, и вопрос отношения к России занимает довольно высокое место в этом списке.

Брак по расчету: ХДС и СДПГ

Однако запрос на перемены в немецком обществе может оказаться настолько слабым, что его не хватит даже для того, чтобы сменить второго участника правящей коалиции. Принцип «лучшее – враг хорошего» в этом смысле очень немецкий. Ответом на такое поведение избирателей может стать политический курс «дальше в том же духе» (нем. Weiter-so-Politik), когда впервые в истории после выборов может быть продолжена работа большой коалиции. У этой опции есть немало сторонников в обеих партиях, правление расширенного центра сегодня многими воспринимается как безальтернативное.

Декларативно СДПГ, разумеется, выступает за смену правительства, за новый политический курс. Но серьезность таких заявлений социал-демократов с трудом выдерживает критику: опросы дают им 23–24% голосов, а с таким активом получить возможность сформировать правительство можно только в фантастическом фильме, которых немцы практически не снимают. На деле СДПГ очень рассчитывает на то, что при итоговом распределении мест арифметически создание правоцентристской коалиции окажется невозможным и Меркель будет вынуждена опять пригласить их на переговоры. При этом сама канцлер, по-видимому, также намерена оставить эту опцию открытой, для чего совсем недавно публично хвалила «большую» коалицию и отмечала ее достижения.

СДПГ в ходе предвыборной кампании разыгрывает карту «партии мира» на фоне ястребов из ХДС. Их программа пропитана политикой разрядки, социал-демократы стремятся к политическому диалогу и поэтапной отмене антироссийских санкций. Они убеждены, что мир и безопасность в Европе невозможно представить без России и уж тем более в противостоянии с ней.

За такую позицию СДПГ активно критикуют их давние соратники по левоцентристскому политическому лагерю – Зеленые. Лидер этой партии Джем Оздемир прямо обвиняет социал-демократов в «политике обнимашек» (нем. Kuschelkurs) по отношению к России. За социал-демократами прочно закрепился ярлык «ферштееров», то есть политиков, активно продвигающих повестку более плотного сотрудничества с Россией, отказ от санкций и переход к стратегическому партнерству.

Но, учитывая, что в рамках действующего правительства эту повестку социал-демократы отстоять не смогли, вероятность серьезного изменения курса в отношении Росссии при продолжении большой коалиции крайне мала. Ведь политика «дальше в том же духе» распространяется на всю программу потенциального правительства, в том числе и на ее внешнеполитическую часть.

Ямайский эксперимент: ХДС, СвДП и Зеленые

Третий возможный вариант будущего правительства самый интересный и необычный. На федеральном уровне такого состава коалиции еще не было. Зеленые длительное время были слишком левыми, чтобы оказаться в одной лодке сразу с двумя правыми партиями – христианскими демократами и либералами. Но идеологические изменения последнего десятилетия привели к тому, что вся немецкая политика сместилась чуть влево, а Зеленые, наоборот, – чуть вправо. В результате программная и ценностная дистанция между непримиримыми в прошлом политическими лагерями сократилась, а пространство для переговоров и компромиссов увеличилось.

В 2008 году в Гамбурге была создана первая в истории коалиция ХДС и Зеленых на региональном уровне. В 2013 году этот опыт повторили в Гессене. Полноценная «Ямайка» (коалиция ХДС, СвДП и Зеленых, как ее называют по партийным цветам, похожим на флаг этой страны) состоялась в 2009 году в Сааре – маленькой земле на западе Германии. Последняя репетиция перед федеральными выборами этим летом – выборы в ландтаг Шлезвиг-Гольштейна – завершилась еще одним успешным формированием «Ямайки», что стало лишним доказательством принципиальной готовности и партий, и общества к такой коалиции.

Сегодня в публичном поле звучат самые разные коалиционные сигналы: пока представители ХДС все активнее говорят о возможности такого союза, согласия среди либералов и Зеленых нет. Премьер-министр Шлезвига Даниэль Гюнтер заявил, что его земля может послужить примером для строительства коалиции на федеральном уровне. Зампреды СвДП говорят прямо противоположные вещи: Катя Зундинг считает, что «Ямайка» в Берлине может получиться; ее коллега Вольфганг Кубики парирует, что успех в Шлезвиге и успех в Берлине – это «две большие разницы».

Джему Оздемиру, лидеру Зеленых, «не хватает фантазии», чтобы представить себе тройственную коалицию после выборов в Бундестаг, а Ангела Меркель, напротив, «позитивно настроена» относительно возможной коалиции с либералами и Зелеными. В конце июня она сделала явный шаг навстречу: не стала препятствовать легализации в Германии однополых браков. Учитывая, что «брак для всех» был обязательным условием со стороны СвДП и Зеленых для потенциального участия в будущем правительстве, Меркель таким образом устранила важный барьер на пути возможных переговоров с этими партиями после выборов.

Что касается внешнеполитической повестки, в таком тройственном союзе позиции хардлайнеров в отношении России могут быть существенно усилены именно за счет Зеленых. Вдобавок к Крыму и Украине они ставят в вину российскому руководству еще и поддержку режима Башара Асада в Сирии. В своих программных документах Зеленые признают целенаправленные санкции эффективным методом внешней политики, которым они намерены пользоваться и дальше. Этот подход радикально отличается от того, что предлагают либералы. При этом лидер старшего партнера по потенциальной коалиции Меркель осторожно говорит о необходимости укрепления контактов с российским руководством, признавая, что обеспечение безопасности в Европе невозможно без России.

Право первой ночи

По традиции победившая на выборах партия получает преимущественное право на проведение переговоров и может приглашать потенциальных партнеров для консультаций. Сразу после объявления итогов начинается политический спид-дейтинг – партии проходят через серию встреч (нем. Sondierungsgespräche), на которых стараются прощупать своих визави на предмет совместимости интересов.

Вероятность того, что в случае победы Меркель решит зондировать сразу все опции, очень высока. Постепенно начнут отсеиваться неудобные варианты, а партии перейдут к конкретным переговорам. Весь переговорный процесс занимает около месяца, когда партии близки идеологически (ХДС + СвДП), и около двух – когда есть существенные расхождения (ХДС + СДПГ и ХДС + СвДП + Зеленые). Поэтому в любом случае к декабрю у Германии должно появиться новое правительство.

Любой из обозначенных вариантов будущей коалиции предполагает, что выбор остается за Меркель. Наличие ясной альтернативы – ее главный козырь на переговорах: оппонент знает, что если договориться не получится, то она запросто хлопнет дверью и уйдет к другому.

Какая опция наиболее вероятна? В принципе, если земли воспринимаются как пространство для эксперимента (16 немецких земель сейчас управляются 13 разными видами коалиций), то на федеральном уровне классика все же выглядит предпочтительнее. Больше всего будет зависеть от того, набирает ли союз ХДС и СвДП большинство. Возможно, если этого не произойдет, Меркель решится на глубокое изменение политического курса и попытается убедить либералов и Зеленых войти в состав правительства. А если переговоры зайдут в тупик, у нее всегда есть запасной аэродром в виде большой коалиции с социал-демократами.

Сообразит Меркель на троих или нет, резкого изменения статус-кво в отношении России ожидать не приходится – ни в сторону отмены санкций, ни в сторону их ужесточения. Пока ХДС строго придерживается своего внешнеполитического курса и остается правящей партией, в зависимости от младшего партнера по коалиции (хардлайнера или ферштеера) она может предложить чуть больше или чуть меньше диалога с Россией, но не более того. Поэтому тем, кто требует радикальных перемен, остается надеяться только на сюрприз от немецких избирателей, хотя они к неожиданностям не особенно склонны.

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 18 сентября 2017 > № 2316033 Станислав Климович


Казахстан > Финансы, банки. СМИ, ИТ > kapital.kz, 18 сентября 2017 > № 2315979 Данияр Акишев

Данияр Акишев: о курсе, интервенциях, золоте и криптовалюте

В Нацбанке объяснили, почему курс тенге может падать при повышении цен на нефть

Национальный банк РК продолжает проводить политику открытости. На днях председатель Нацбанка Данияр Акишев в очередной раз встретился с главными редакторами печатных и телевизионных СМИ, чтобы ответить на все интересующие вопросы.

Про паритет тенге к рублю

«В сентябре курс тенге к рублю пробил отметку в 5,94. Прокомментируйте этот скачек. Можно ли говорить о том, что паритет тенге к рублю в 5,9 можно считать новым паритетом? Есть ли у тенге шансы вернуться к паритету 5,5 к рублю?» — поинтересовался журналист у Данияра Акишева.

«Курс тенге плавающий, Нацбанк практически не вмешивается в него. Те значения по курсу рубля к тенге, которые возникли, — это абсолютно рыночная ситуация, обусловленная уровнем развития внешнеэкономических отношений между Казахстаном и Россией. Ослабление стоимости тенге к рублю означает более высокий спрос на российский рубль. Иными словами, спрос на рубль вырос, соответственно рубль подорожал в Казахстане. Происходит рост импорта в Казахстан из России и, соответственно, возрастает спрос на российский рубль, который, естественно, в этих условиях начинает дорожать. Я бы здесь не стал говорить о каких-то паритетах. Какой-то паритет между рублем или тенге не таргетируется Нацбанком», — заметил Данияр Акишев.

При этом финрегулятор уточнил, что «переход на тенге» займет некоторое время. «Я недавно встречался с экс-председателем Новозеландского суверенного фонда, какое-то время он был заместителем председателя Нацбанка Новой Зеландии. В начале 90-х годов эта страна перешла на свободно плавающий курс национальной валюты. Это маленькая страна, которая очень сильно зависела от Австралии и Китая по импорту. Так вот, он мне рассказал, что у Новой Зеландии ушло около 15 лет на то, чтобы привыкнуть к плавающему курсу. Мы же спустя два года после введения плавающего курса пытаемся подвести итоги. Это правильно, но пока не нужно делать выводов. По всей видимости, потребуется больше времени, чем мы ожидали, на то, чтобы привыкнуть к такого рода колебаниям на валютном рынке», — подчеркнул Данияр Акишев.

Об интервенциях

Также регулятор прокомментировал, есть ли у Нацбанка потолок по валютным интервенциям.

В Нацбанке напомнили, что в июне объем нетто-интервенций составил около 100 млн долларов, в августе — 70 млн долларов. Но одновременно Данияр Акишев уточнил, что если посмотреть на объем валютных торгов в июне и августе, который составил более 2 млрд долларов, то «объем интервенций Нацбанка можно считать небольшим».

«Между тем, конечно, наши интервенции так или иначе влияют на курс в конкретный момент времени. Бывают ситуации, когда при девальвационных ожиданиях банков и населения вообще нет продавцов иностранной валюты, на рынке только 10 покупателей инвалюты, которым нужно обслуживать свои импортные контракты. При этом нужно иметь в виду, что валютный рынок узкий. И в этот момент времени предложение валюты в моменте равно нулю. В этих условиях курс может быть вообще любым. А, исходя из тех правил торгов, которые есть на валютной бирже, курс формируется из средневзвешенной цены сделки, которая происходит в моменте. Соответственно, если в этот момент времени нет никакого предложения валюты, то те, кто хочет купить валюту, начинают поднимать цену по курсу. В этом случае курс может быть любым. В этих условиях, так как валютный рынок узкий, Нацбанк оставляет за собой право иногда вмешиваться в курс. Как правило, это происходит очень редко. Финрегулятор вмешивается в курс либо при значительном обострении ситуации, либо при ощутимых изменениях параметров на внешнем рынке. Никакой очевидной формулы, по которой вы сможете подсчитать, когда и в каком объеме вероятны интервенции, нет, и ее даже не может быть. Тратить на это время в условиях свободно плавающего курса мы считаем бессмысленным. Курс должен формироваться сам при какой-то неизменности параметров: к примеру, когда на рынке 10 продавцов валюты и 10 покупателей. А вот когда происходит какая-то стрессовая ситуация на рынке, Нацбанк оставляет за собой право вмешиваться в курс», — сообщил Данияр Акишев.

В Нацбанке уточнили, что не идут против тренда. «Если мы видим устойчивый тренд на укрепление тенге, мы не препятствуем этому тренду. Часто на устах населения и в СМИ речь идет о том, что Нацбанк сдерживает курс из-за каких-то событий. Например, говорят, что мы сдерживаем курс, потому что скоро начнется учебный год, или День Конституции, или потому, что третья неделя августа солнечного затмения, ЭКСПО… Но мы серьезный госорган, и мы не отслеживаем эти события для привязки их к курсу. Многие думают, что мы получаем какие-то там месседжеры из органов власти по курсу, которые нам говорят, что, мол, сегодня курс будет такой. Это абсолютно исключено, это невозможно. Нацбанк не имеет каких-то временных таргетов, целей, что вот до этого времени курс должен быть таким, завтра таким», — отметил главный банкир страны.

Казахстан > Финансы, банки. СМИ, ИТ > kapital.kz, 18 сентября 2017 > № 2315979 Данияр Акишев


Ирак > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 18 сентября 2017 > № 2314961 Икбаль Дюрре

Иракский Курдистан — «гарант стабильности Ирана, Турции и Сирии»

На вопросы ИА REGNUM отвечает кандидат исторических наук Икбаль Дюрре

25 сентября в Иракском Курдистане состоится референдум о независимости края. По преданию 25 сентября считается днём сотворения мира. О каком новом мире идёт речь? Что ожидает курдский народ после референдума?

Икбаль Дюрре: 25 сентября — не день независимости, а просто референдум, где народ будет голосовать по вопросу независимости, хочет он её или нет. Скорее всего, результат будет положительным. В этом случае начнётся процесс, подобный Brexit.Я не думаю, что на следующий день президент Масуд Барзани объявит о независимости, поскольку он неоднократно говорил о необходимости решения всех вопросов с Багдадом исключительно мирным путём.

Одновременно Эрбиль начнёт активную дипломатическую работу с Турцией и Ираном, чтобы их убедить в следующем — Иракский Курдистан не является «головной болью» региона, это страна, которая хочет добрососедских отношений со своими соседями. Почему президент Барзани на это идёт?

Курдистан — федеративная республика в составе Ирака. У данной системы отношений были свои правила и законы. По конституции Ирака каждая сторона должна была выполнять определенные условия, чтобы страна оставалась единой. Багдад, со своей стороны, неоднократно нарушал конституцию. Самый яркий пример — пять лет назад было прекращено финансирование Курдистана. Потом Багдад отказался провести референдумы в районах, которые оспаривались между ним и Эрбилем.

Есть и психологический аспект. За последние тридцать лет жизнь курдов в составе Ирака не была простой. Я имею в виду трагедию в Халабдже 1988 года (применение иракской армией химического оружия в отношении гражданского населения —С.Ц.), политику Саддама Хусейна, так называемую «анфаль», в результате которой погибли почти 200 тысяч курдов. Конечно, подобные события оставляют отпечаток в сознании народа. Так что психологически курды уже давно себя отделяют от арабской части Ирака. Раздел основан на политических, культурных и социальных отличиях.

Эти два общества имеют разное понимание жизни. Например, если попасть из курдской части Ирака в арабскую, вы сразу обнаружите разницу. Во-первых, у арабов разрешено многоженство. Во-вторых, им нельзя употреблять алкоголь. Я не говорю, что это плохо, такова их традиция. А в Курдистане всё по-другому. За выпивку тебя никто не накажет, многоженство запрещено. И таких различий множество. Не могут курды и арабы больше находиться вместе в составе единого государства, я так понимаю.

ИА REGNUM Однако подлинная независимость Курдистана без выхода к Средиземному морю невозможна. Пока же выход к морю обеспечивает только Турция, которая не поддерживает референдум. Получается, что единственной альтернативой турецкому маршруту служит Сирия. Вы согласны с такой постановкой проблемы?

Икбаль Дюрре: Нет. Во-первых, есть много государств, которые не имеют выхода к морю. Так что Иракский Курдистан будет далеко не первой страной, у которой отсутствует морское побережье. Во-вторых, Турция ещё ни разу не грозилась перекрыть трубопровод. Обратите внимание на сделку Эрбиля с «Роснефтью». Речь идёт о крупной сделке, вся нефть по которой пойдёт через турецкую трубу.

ИА REGNUM В таком случае Курдистан усиливает свою зависимость от Анкары…

Икбаль Дюрре: Да, но здесь зависимость обоюдная. Ведь Турция тоже деньги зарабатывает. Второй момент: официальный товарооборот между Турцией и Иракским Курдистаном составляет $12 млрд; у России же товарооборот с Турцией составляет $27 млрд, превышает более чем в два раза. Для Анкары регион имеет особое экономическое значение. Курдистан богат нефтью и газом, а у Турции, как известно, запасов углеводородов нет.

Уже говорят о наличии пятидесятилетнего контракта между Анкарой и Эрбилем на поставки углеводородов в Турцию и через Турцию. Поэтому после референдума Турции придётся смириться с курдской независимостью. Есть основания думать таким образом, особенно если проследить отношение Турции к семье Барзани. Сначала их турецкая пресса всячески оскорбляла, обвиняла в терроризме. Сейчас же, когда президент Барзани приезжает в Анкару, его принимают со всеми почестями, курдский флаг соседствует с турецким. Поэтому руководство Турции должно объяснить своему населению природу отношений с Курдистаном.

Я считаю, что соседи Иракского Курдистана не могут сразу отказаться от политики, которая столетиями была направлена на непредоставление курдам особого статуса и независимости. Никто не ожидает, что завтра Турция и Иран будут аплодировать независимости Иракского Курдистана. Просто есть реалии, с которыми в течение определенного времени придётся смириться. Я так это вижу.

Конечно, всегда остаётся риск того, что внутриполитические процессы в Турции могут заставить Эрдогана принять жесткие меры в отношении Иракского Курдистана сразу после референдума, но они не будут носить долгосрочного характера. Не надо забывать, что Эрдогана ждут нелегкие выборы, а электорат, на который он рассчитывает, очень националистически настроен. И он не может этот фактор не учитывать. Заставит ли этот фактор его предпринять радикальные меры в отношении Барзани или нет? Всё зависит от предстоящей встречи Эрдогана с Трампом.

ИА REGNUM Израиль поддерживает независимость Иракского Курдистана. Сенсации здесь нет. Об этом премьер-министр Биньямин Нетаньяху говорил ещё в 2014 году. Интересует другое. Тель-Авив считает боевиков Рабочей партии Курдистана террористами, что Анкару явно устраивает. Что будет тогда с Киркуком? Ведь Турция по-прежнему на него претендует.

Икбаль Дюрре: Мулла Мустафа Барзани, отец нынешнего лидера Иракского Курдистана, в своё время говорил, то Киркук — «сердце» Курдистана. Без Киркука независимый Курдистан можно было создать ещё десять лет назад. Вся проблема состоит в нём. Мы знаем стратегическую и экономическую значимость этого района. В Киркуке живут разные народы, в том числе арабы, туркоманы и другие этносы. Поэтому не исключено, что Иракский Курдистан будет федеративным государством. И Киркук может войти в состав нового объединения на правах автономии. Об этом говорили многие высокопоставленные чиновники. В любом случае Киркук будет в составе Иракского Курдистана. Сейчас город находится под контролем курдских вооруженных сил.

Президент Барзани на днях четко заявил, что «все курды готовы умереть ради Киркука». Из-за Киркука уже возникают проблемы: 14 сентября с.г. парламент Ирака освободил от занимаемой должности губернатора края. Так что Ваш вопрос совершенно справедлив. Киркук становится «яблоком раздора». Но для курдов этот вопрос уже решен. Курды Киркук не уступят.

ИА REGNUM Теперь взглянем на восточную границу Иракского Курдистана, на Иран. Тегеран договорился о поставках газа в Иракский Курдистан, строит железную дорогу к Сенендеджу, подводя коммуникации к Иранскому Курдистану. Президент Хасан Рухани говорит о железной дороге из Ирана в Иракский Курдистан, откуда путь должен пройти к сирийской Латакии. Понятно, что без Киркука здесь также не обойтись. Как Вы оцениваете перспективы данного проекта?

Икбаль Дюрре: Отношения с Ираном у нас особые. Если будет независимый Иракский Курдистан, который станет фактором стабильности железной дороги и ее оператором, тогда перспективы у проекта вполне реальные. Иран — серьезное государство, с которым нельзя не считаться. Тегеран ведёт прагматичную политику. В своё время Иран несколько раз отказывался признавать Азербайджан в Генеральной Ассамблее ООН. Но в конце концов он его признал. Я в отношении Курдистана ожидаю такого же эффекта.

Естественно, ситуацию осложняют израильско-иранские отношения. Израиль настороженно относится к росту влияния шиитского Ирана. В лице курдов Тель-Авив видит противовес Тегерану и «Хезболле», которая подбирается к его границам. Поэтому Израиль поддерживает Курдистан. Однако следует помнить, что в самом Иране живет в два раза больше курдов, чем в Ираке. И президент Барзани в этом смысле проводит разумную политику, призывая иранских курдов вести себя спокойно, быть лояльными Ирану. Если Тегеран с пониманием отнесется к независимости Курдистана, то Эрбиль это непременно учтёт. Ведь независимый Курдистан может стать стабилизирующим фактором для самого Ирана.

Более того, курдский вопрос следует решить в Иране, Турции и Сирии. Сегодня никто не говорит о том, что будет создан Большой Курдистан. Это нереально. Почему мы говорим об Иракском Курдистане? Потому что как такового Багдада нет. У курдов за сотни лет накопилась огромная энергия, многомиллионный народ нуждается в собственном государстве.

Правительствам Ирана, Турции и Сирии будет проще решать внутренние проблемы после фактического признания ими независимости Иракского Курдистана, поскольку таким образом они не будут противопоставлять себя курдскому народу. А их право на защиту собственной территории и на борьбу с экстремистами Эрбиль отрицать не собирается. Далее они сами урегулируют проблемы с курдами, предоставив им право на автономию или же на культурную автономию. Таким образом курдский вопрос будет решен на десятилетия вперед.

ИА REGNUM Эксперты часто рассуждают о противоречиях между иракскими и турецкими курдами. Это межклановая борьба или нечто большее?

Икбаль Дюрре: Если речь идёт об Иракском Курдистане, то там можно говорить о клановых противоречиях. Если же говорить о противоречиях между Рабочей партией Курдистана (РПК) и Барзани, то налицо идеологические разногласия. В РПК доминируют социалистические идеи. А для Барзани коммунистическая идеология не имеет значения. Более того, насколько мне известно, РПК не имеет цели создать независимое курдское государство.

ИА REGNUM То есть РПК стремится сохранить нынешнюю Турцию?

Икбаль Дюрре: Не только Турцию, но и нынешнюю Сирию. У них следующие лозунги — «Мы хотим демократическую Турцию»; «Мы хотим демократическую Сирию». С другой стороны, Барзани не претендует на Турецкий Курдистан. Его цель более локальная — создать независимый Иракский Курдистан. Проблемы между турецкими и иракскими курдами есть. Для курдов важно, чтобы они не переросли в вооруженный конфликт. Впрочем, сами разногласия являются естественными, поскольку курды — многомиллионный народ, в рамках которого все не могут думать одинаково.

ИА REGNUM Каким Вы видите Иракский Курдистан в контексте изменений на Ближнем Востоке?

Икбаль Дюрре: Курды создают государственность на собственной земле. На чужие территории они не претендуют. Подход курдов к государственному строительству следующий: это будет демократическое, светское государство, которые стремится решать вопросы с соседними странами исключительно переговорным путём. Курды хотят жить спокойно на землях, которые им даны Богом, нападать на кого-либо курды не собираются.

Однако надо понимать, что события на Ближнем Востоке зависят не только от курдов. В мире всё меняется. Мы неоднократно говорили об этом в том числе и с Вами. Ближний Восток уже не будет прежним. И начались данные изменения не с Курдистана. Давайте вспомним процессы в африканских странах, что произошло, например, с Суданом. Показательны также события в Йемене. Мы понимаем, что могло бы произойти с Сирией, если бы Россия не вмешалась в ситуацию. На этом фоне роль независимого Курдистана будет исключительно положительной, поскольку в нём живут представители разных народов и конфессий.

Саркис Цатурян

Ирак > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 18 сентября 2017 > № 2314961 Икбаль Дюрре


Казахстан > Легпром > kursiv.kz, 18 сентября 2017 > № 2314537

Индустрия fashion-ритейла попала в заколдованный круг промоакций

Ирина Трофимова

Казахстанцы продолжают экономить на покупке одежды, несмотря на то, что по сравнению с предшествующим годом в экономике страны наметилась тенденция к относительной стабилизации. Тем не менее, 44% казахстанцев не ждут, что в ближайший год положение в экономике заметно улучшится, и 58% потребителей, в первую очередь, сократили траты на покупку новой одежды. Такие данные в рамках проходящей в Алматы выставки Central Asia Fashion Autumn сообщила руководитель направления потребительских исследований компании Nielsen Kazakhstan Виктория Плотницкая.

Привычка к экономии

Результаты исследований, проведенных аналитиками Nielsen Kazakhstan, свидетельствуют, что жителей страны беспокоят куда более значительные проблемы, чем обновление гардероба. По итогам II квартала 2017 года 29% потребителей волнует рост цен на продукты питания (для сравнения, во II квартале 2016 года эта цифра составляла 28%), 19% обеспокоены вопросами трудоустройства (в 2016 году - 18%), еще столько же казахстанцев обеспокоены проблемами со здоровьем и ростом тарифов на коммунальные услуги. Тем не менее, показатель индекса покупательской уверенности эксперты оценивают довольно высоко - 79 из теоретических 200, которых, к слову, на практике не удалось достичь ни одной из стран.

Индекс покупательской уверенности, объясняет Виктория Плотницкая, оценивает, насколько покупатель уверен в состоянии личных финансов, в сохранении рабочего места и насколько готов тратить деньги. "Рост индекса происходит главным образом за счет положительной оценки состояния личных финансов. Действительно, деньги у покупателя есть и будут, но сохраняется неуверенность, и для большинства потребителей экономия все же остается стратегией номер один", - говорит Плотницкая.

Как отмечено выше, сегодня на покупке одежды экономят более половины казахстанских потребителей, и даже если экономическая ситуация улучшится, прогнозирует Nielsen Kazakhstan, 16% продолжат рачительнее относится к тратам на новый гардероб. С планами по покупке новой техники, в том числе компьютеров и смартфонов пришлось временно расстаться 45% потребителей, 40% переключились на покупку более дешевых брендов продуктов питания. При этом, утверждают эксперты, примерно третья часть людей, привыкших за годы кризиса к жизни в режиме экономии, не станет менее жестко контролировать траты даже после того, как жизнь вернется в финансово благополучное русло. Рациональность входит в привычку, особенно когда жизнь доказывает: без обновки можно обойтись совершенно спокойно.

Впрочем, утверждает Викторя Плотницкая, модель потребительского поведения значительно отличается в зависимости от возраста покупателей, и этот факт ритейлерам следует учитывать при формировании целевой аудитории. Среди представителей поколения Z, которым еще не исполнилось 20 лет, индекс покупательской уверенности достигает 97%, среди миллениалов 21-34 лет - оценивается на уровне 81. Казахстанцы, которым сегодня от 35 до 49 лет, менее оптимистичны в оценках: в этой возрастной категории индекс покупательской уверенности составляет 67%. "Молодые люди более позитивно оценивают перспективы трудоустройства и состояние личных финансов, они готовы тратить деньги, в том числе на одежду. По нашим данным, 45% покупателей поколения Z и 35% миллениалов тратят свободные деньги сначала на покупку одежды, а уже потом на развлечения вне дома, выплату кредитов, или откладывают на будущее. У представителей поколения Х другие приоритеты: они первым делом расплачиваются с долгами и кредитами, затем откладывают деньги, а уже потом позволяют себе потратиться на одежду", - говорит руководитель направления потребительских исследований.

Выход поколения миллениалов в авангард потребления fashion-индустрии диктует новые требования к конкурентоспособности игроков, считает директор по маркетингу компании Unix Co. Ltd Антон Сим. Модель потребления, которую выбирают миллениалы и представители поколения Z, разительно отличается от существоваших ранее подходов. Молодые люди общаются в соцсетях, они не хотят тратить время на походы в торговые центры, примерку и выбор подходящего фасона. Они заинтересованы в том, чтобы делать все это нажатием одной кнопки, и поэтому всем ритейлерам важно рассмотреть и внедрить самые инновационные технолгии. Пока они дорогие и недоступные для средних и небольших игроков, но технологии быстро развиваются, и их себестоимость падает, утверждает эксперт.

Индустрия на игле распродаж

Годы кризиса изменили отношение казахстанских покупателей к распродажам и промоакциям. Можно сказать, констатируют участники рынка, что посетители ТРЦ "подсели" на промо-распродажную иглу: примерно 70-77% представителей всех возрастных категорий всегда обращают внимание на специальные предложения и дисконты и отдают предпочтение товарам со скидкой. Данный тренд характерен как для сегмента FMCG, так и для fashion-рынка, и в этом, уверены эксперты, кроется угроза для индустрии, ведь до бесконечности предоставлять скидки невозможно, а производители не могут постоянно жить в режиме конкуренции не за счет качества, а за счет скидок. По мнению Георгия Карамышева из Nielsen Kazakhstan, представители индустрии FMCG находятся в более выгодном положении, чем коллеги из fashion-ритейла. "В сфере FMCG бренды предоставляют скидки не сами по себе, а через ритейлеров. Таким образом, существует третье звено, через которое производители могут договориться о "перемирии" в "промо-войне", и остановить волну промо легче, чем в fashion-ритейле. Игрокам модной индустрии договориться сложнее", - считает эксперт.

По мнению партнера компании Global Intellect Service Владимира Кущенко, индустрия fashion-ритейла попала в заколдованный круг промоакций не только потому, что потребитель отказывается покупать товары по исходной цене. В глазах многих ритейлеров скидка - это единственный и самый простой способ привлечь внимание покупателя. В западных магазинах скидки делают для того, чтобы освободить склад от сезонного товара. Наши ритейлеры, уверен г-н Кущенко, и сами не могут существовать без скидок не потому, что продают сезонную одежду, а потому что не могут дать клиентам внимание, высокий уровень сервиса и тот самый оригинальный продукт, который способен восхитить покупателя и заставить его сделать покупку по полной цене. Что может сыграть роль той самой "вишенки на торте", игрокам предстоит проанализировать и решить самостоятельно.

Одним из трендов на мировом рынке стало включение в штат магазинов профессиональных стилистов, способных помочь клиентам подобрать модный look, сочетать новую одежду с имеющимися нарядами. "В магазинах, работающих в сегменте масс-маркета, такой маркетинговый ход, скорее всего, не принесет серьезны доходов. Но в премиальной ценовой категории и в сегменте дизайнерской одежды наличие штатного стилиста способно увеличить кассу в разы", - уверена представитель бренда O'stin в Казахстане Ирина Ильина. По словам Антона Сима, гораздо более действенным инструментом борьбы за лояльность потребителя становится механизм кэшбека, позволяющий копить баллы и получать бонусы за покупки.

Казахстан > Легпром > kursiv.kz, 18 сентября 2017 > № 2314537


Казахстан. Узбекистан > Авиапром, автопром > kursiv.kz, 18 сентября 2017 > № 2314536

Электромобили казахстанского производства презентовали в Узбекистане

В рамках казахстанско-узбекского бизнес-форума в Ташкенте с участием глав государств прошла выставка казахстанской продукции, на которой AllurGroup, представив продукцию автомобильной промышленности РК, показала в том числе и электромобили производственной площадки «СарыаркаАвтоПром».

В рамках совместного форума в Ташкенте на территории "Узэкспоцентра" была организована деловая выставка, где была представлена продукция казахстанской автомобильной промышленности, такая как легковые автомобили Peugeot, JAC, а также электромобили бренда JAC.

Среди всех казахстанских автомобилей, представленных на выставке, именно электромобили вызвали настоящий ажиотаж среди гостей, в связи c интересом Узбекистана к зеленой экономике. Стенд компании AllurGroup посетила делегация во главе с президентами двух государств, премьер-министром Казахстана.

Форум прошел в формате презентаций от узбекской и казахстанской сторон, а также индивидуальных двусторонних переговоров между узбекскими и казахстанскими компаниями.

Руководство AllurGroup провело ряд встреч с потенциальными партнерами, на которых обсуждались вопросы перспективного сотрудничества между казахстанским автопроизводителем и узбекскими бизнесменами. 32-миллионный рынок Узбекистана представляет существенный интерес для казахстанских автопроизводителей, и в рамках форума был сделан первый шаг в его освоении.

«На сегодняшний день Казахстан и Узбекистан имеют успешный опыт сотрудничества в сфере автомобильной промышленности. И мы уверены в его расширении, в том числе и в сфере экспорта», - отметил председатель совета директоров AllurGroup Андрей Лаврентьев.

Целью проведения бизнес-форума является установление и укрепление кооперационных связей между узбекскими и казахскими компаниями различных отраслей экономики на качественно новом уровне, а также проработка вопросов создания совместных предприятий и реализации инвестиционных проектов на территориях двух стран, в чем костанайская компания готова принимать активное участие.

Казахстан. Узбекистан > Авиапром, автопром > kursiv.kz, 18 сентября 2017 > № 2314536


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter