Всего новостей: 2259463, выбрано 1 за 0.000 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Абдушукурова Тамара в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Абдушукурова Тамара в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Таджикистан > Внешэкономсвязи, политика > news.tj, 2 января 2016 > № 1605530 Тамара Абдушукурова

Тамара Абдушукурова: от актрисы до министра

Лилия ГАЙСИНА

Экс-министр культуры Таджикской ССР, заслуженная артистка республики, профессор Тамара Максумовна АБДУШУКУРОВА в год празднования своего 75-летнего юбилея рассказала «АП» о том, как в прошлые годы в нашем обществе появлялись звезды, которыми потом гордилась вся страна, и какие триумфы испытывала наша культурная жизнь.

Пожалуй, такие жизненные истории – наглядная иллюстрация к прошлому всего Таджикистана.

Как я стала Тамарой

МОИ родители жили в Самаркандской области, отец боролся с басмачеством. Мама рассказывала, как женщины в то время разводили костры, снимали с себя паранджу и бросали в огонь; как их учили грамоте - давали дощечки, и они углем выводили на них свои первые слова. Ночью отец уходил в горы, скрываясь от басмачей, мама с тремя детьми оставалась в кишлаке. Отец оставлял дома ружье с одним патроном, и в 11 часов ночи мама открывала окно и стреляла в воздух, чтобы вокруг знали - в доме есть оружие.

Они преодолели большие трудности: видели голод, рисковали своей жизнью, но верили в советскую власть. До прихода большевиков в их селении бесчинствовал бай, и дедушка по линии отца даже организовал группу людей, которые вышли с вилами против бая. За это его отправили на каторгу, поэтому, когда пришла советская власть, люди, уставшие от несправедливости, переходили на их сторону.

В 1938 году отца отправили работать в Шульманский район Гармской области Таджикской ССР. Назначили первым секретарем райкома партии. Здесь в 1940 году родилась я. Тамарой меня назвал старший брат – Рашид Максумович. Когда я родилась, на весь Союз была знаменита узбекская актриса Тамара Ханум, она была блестящим исполнителем танцев народов мира. Мой брат был ее большим поклонником и решил назвать меня в ее честь. Родители стали сомневаться, ведь Тамара – не таджикское имя, на что он сказал: «А может быть, она вырастет и станет творческим человеком». Так и получилось: с детства я была неравнодушна к искусству, хорошо пела, любила литературу; моими первыми зрителями, перед которыми я читала стихи еще девчонкой, были многочисленные гости отца, которые останавливались у нас дома.

Картины моего раннего детства - это две великолепные горные речки; народ добрый, последним куском хлеба делились. Папа рассказывал, что жить было тяжело, и он первым предложил выращивать в Гарме картофель. Люди были ему очень благодарны. Отец уходил на работу в 6 утра и возвращался в 12 часов ночи. Из всех льгот у него была только одна лошадь, на которой он объезжал все кишлаки. Денег семье не хватало, и мама вела хозяйство: держала корову, кур. Все мы - а нас в семье было четверо братьев и три сестры - помогали матери по хозяйству.

Как я попала в ГИТИС

В ДЕТСТВЕ у меня был очень хороший голос, мне все пророчили карьеру певицы, я пела в районном кружке, но когда началась мутация голоса, никто не предупредил, что в этот период заниматься вокалом нельзя, и голос я сорвала. Но продолжала участвовать в художественной самодеятельности. В то время художественная самодеятельность была очень развита, ежегодно в Зеленом театре проходил смотр, куда я и попала в 1956 году. Тогда заместителем министра культуры был Мехрубон Назаров, он заметил меня, и после выступления мне предложили учебу в Москве. К тому времени таджикская группа уже училась в ГИТИСе, и мне предстояло присоединиться к ним. Учеба в Москве была очень заманчивым предложением, но я переживала, как на это отреагирует отец. В то время к творческим профессиям в обществе относились отрицательно. Положение опять спас мой старший брат Рашид Максумович. Мы приехали к родителям, все им объяснили, и отец стал негодовать, но брат сказал: «Отец, она не будет актрисой, она будет руководить актерами». Так сбылось второе пророчество моего брата, мне действительно суждено было не только играть на сцене, но и руководить отраслью культуры.

Когда я поехала в Москву, мне было 16 лет. В Москве держать экзамен пришлось перед корифеями театрального искусства СССР - профессорами Ольгой Ивановной Пыжовой и Борисом Владимировичем Бибиковым, воспитанниками которых были Вячеслав Тихонов, Леонид Куравлев, Людмила Касаткина и многие-многие другие знаменитые актеры. Я показала все, что могу, и меня отправили к ректору, чтобы он в порядке исключения зачислил меня на второй курс таджикской группы. Так я стала студенткой ГИТИСа.

С каким уважением относились в ГИТИСе к культуре нашего народа, как хорошо знали ее! Я помню, как Ольга Ивановна постоянно нас собирала отдельно и говорила: «Не теряйте свою скромность, не гонитесь за московской модой, сохраните лицо своего прекрасного народа. Если, не дай бог, кто-нибудь из вас совершит проступок, это отбросит тень на весь таджикский народ». И мы чувствовали такую ответственность, так старались учиться, не нарушать дисциплину.

Как я стала актрисой

ДИПЛОМНЫЕ спектакли – «Король-олень», «Бедность не порок», «Парень из нашего города» - мы представили сначала в Москве, а уже потом в Худжанде – в Музыкально-драматическом театре им. Пушкина, куда нас направили работать после вуза. Специально на наше первое выступление в Худжанд приехали и наши профессора – Ольга Ивановна и Борис Владимирович, это было настоящее событие. Зрители приходили на наши спектакли по пять-шесть раз. Они уже до такой степени все выучили, что мы не успевали произнести фразу, как ее нам подсказывали из зала.

Еще будучи актрисой театра в Худжанде, я обрела замечательного спутника жизни – Икрома Иноятовича Курбанова. Он приходил на наши спектакли, нас познакомили, и мы как-то сразу друг другу понравились. Меня поразила его огромная любовь к искусству и знание искусства. Тем более я всегда с таким благоговением относилась к инженерам, а Икром Иноятович к тому времени был уже дипломированным инженером. Мы поженились. У нас была замечательная студенческая свадьба, в ЗАГС пошли пешком, колец не было, и даже свидетеля с моей стороны мне пришлось искать прямо перед регистрацией, ведь в Худжанде у меня не было родственников, а все мои коллеги были на гастролях в Исфаре. Так свидетелем с моей стороны стал Боймухаммад Ниязов - дедушка Тахмины Ниязовой, которого я случайно встретила у нашего театра.

В Худжанде я провела год. После чего нас отправили в Душанбе, в Театр им. Лахути. На этой сцене меня впервые увидел отец. Я пригласила его на спектакль «Бедность не порок», в котором играла пожилую женщину, мать героини. Очень волновалась, ведь я стала актрисой. Во время спектакля женщины, которые сидели рядом с отцом, перешептывались: «Ну, надо же! Такая молодая девчонка, а как играет мать!», доставали платочки, вытирали слезы. После спектакля отец сказал мне: «Спасибо, дочка».

Как я стала ректором

В 1967 году при Душанбинском педагогическом институте был открыт факультет искусств по подготовке кадров отраслей культуры и искусства. Факультет возглавил мой однокурсник Аскар Абдурахманов, и он пригласил меня на работу. Когда я еще училась в Москве, мои педагоги советовали мне наряду с работой в театре заниматься и театральной педагогикой, поэтому я согласилась. Устроилась в институт на полставки, но осталась работать в театре. Было очень сложно: семья, общественная работа, театр, вуз. Но все время меня поддерживал Икром Иноятович, он считал, что если муж и жена растут профессионально, духовно обогащаются, то это способствует укреплению семьи. У нас никогда не было разделения домашней работы на мужскую и женскую: кто успевал – тот и выполнял. И, слава богу, мы смогли вырастить троих замечательных детей: дочь Лола – врач, сын Анвар – инженер-энергетик, Собир – экономист. Мы никогда не гнались за роскошью и всегда считали, что лучшая сберегательная книжка – это вклад в детей, в семью. Теперь точно так же дети воспитывают наших внуков.

Когда я стала работать в институте, я увлеклась, потому что видела горящие глаза студентов. Я была требовательным педагогом, т.к. при подготовке творческих работников должна быть железная дисциплина, и я смогла внушить это своим ученикам. Недавно у меня была встреча с выпускниками вуза, сейчас большинство из них народные и заслуженные артисты, лауреаты фестивалей, руководители театров и отраслей культуры, и они говорили о том, что в первую очередь я старалась воспитать людей с богатым внутренним миром, человечностью. Откуда все это пришло? Конечно, от Ольги Ивановны и Бориса Владимировича, от моей семьи.

В 1973 году был образован Таджикский государственный институт искусств им. М.Турсун-заде, и здесь я сначала работала старшим преподавателем, потом проректором по учебной и научной работе. Через некоторое время я заняла должность первого заместителя министра культуры, после чего путем тайного голосования была избрана на должность ректора Института искусств.

Как я стала министром

В ТО время всех руководителей отраслей избирали на сессии Верховного Совета путем тайного голосования. Мне предложили представить программу развития культуры страны, я подготовила, обозначила в ней значение культуры и искусства в вопросах воспитания всего общества. После презентации программы меня избрали на должность министра культуры. Это была колоссальная ответственность! В период моей работы министром культуры нам удалось провести много значимых мероприятий, например театральный фестиваль республик ЦА и Казахстана «Навруз». На этом фестивале наш молодой театр «Ахорун» под руководством Фаруха Касымова представил спектакль «Юсуф потерянный вновь вернется в Ханаан». После фестиваля этот театр пригласили

на сцену московского Театра Дружбы народов (сейчас – Государственный театр наций, – прим. ред.). После спектакля именитые театралы и критики сказали, что таджикский театр достиг мирового уровня и может выступать на любой сцене.

В 1991 году огромным событием в культурной жизни страны стало проведение Международного конкурса балета, посвященного народной артистке СССР Малике Сабировой. Конкурс прошел на высочайшем уровне, в нем приняли участие представители балетного искусства из всего СССР, Японии, Китая, Болгарии. Директор Института русского балета в Токио Кендзи Усуи тогда сказал, что принимал участие во многих подобных мероприятия, но наш конкурс прошел на самом высоком уровне. Залы были переполнены. Все отмечали высокое развитие балетного искусства в Таджикистане и рекомендовали проводить такие конкурсы постоянно.

Когда я вспоминаю эти триумфы, я все время думаю о том, что ни в коем случае нельзя забывать все то хорошее, что было заложено в наших традициях. Надо, чтобы это повторялось, передавалось из поколения в поколение.

Сейчас в нашей стране заложен фундамент здания национального театра, который будет иметь несколько сцен. Это огромная ответственность. Поэтому уже сегодня необходимо начать подготовку высококвалифицированных кадров не только на базе наших вузов, но и за рубежом. Это нужно для того, чтобы на сцене нового театра шли полноценные художественные произведения, которые поднимут имидж нашей страны на высокий уровень. Опыт для этого у нас уже есть.

Таджикистан > Внешэкономсвязи, политика > news.tj, 2 января 2016 > № 1605530 Тамара Абдушукурова


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter