Всего новостей: 2319590, выбрано 5 за 0.000 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Агаларов Арас в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаНефть, газ, угольСМИ, ИТНедвижимость, строительствоОбразование, наукавсе
Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 12 июля 2017 > № 2241150 Арас Агаларов

«Это выдумки какие-то!» Арас Агаларов — о связи своего сына с Трампом-младшим

Анна Игнатова

По словам миллиардера, Эмин действительно знаком с американским президентом и его сыном, но сам он ни с тем, ни с другим не имел контактов

Президент и владелец группы «Крокус» Арас Агаларов F 51 в интервью BFM назвал «выдумками» информацию о том, что его сын Эмин фигурирует в переписке с Дональдом Трампом-младшим по поводу передачи компромата на Клинтон: «Я думаю, это какие-то выдумки. Это я не знаю, кто выдумывает. При чем тут Хиллари Клинтон? Я не знаю».

Агаларов-старший подтвердил, что его сын и сын американского миллиардера действительно знакомы и вместе вели дела во время организации конкурса «Мисс Вселенная» в 2013 году. «У нас состоялась встреча… кажется, мы все друг другу понравились, обменялись рукопожатиями и за неделю подписали контракт», — рассказывал Эмин Агаларов в интервью Forbes.

На вопрос, знаком ли он сам с сыном Трампа, Арас Агаларов ответил, что нет: «Это Эмин с ним знаком, я с ним не знаком. Ну, мы «Мисс Вселенную» проводили, и тогда там состоялись контакты». Агаларов-старший был организатором мероприятия и заключил с Дональдом Трампом контракт на $14 млн. Конкурс прошел в Москве, в «Крокус Сити Холле», принадлежащем компании Агаларовых Crocus Group. Миллиардер утверждает, что понятия не имеет, о чем могли говорить «дети»: «Они приблизительно одного возраста, откуда я знаю, в каком ключе они общались. Ну, общались о чем-то, не знаю».

11 июля сын главы Белого дома обнародовал в своем Twitter переписку с известным британским PR-специалистом и музыкальным критиком Робом Голдстоуном по поводу встречи с российским адвокатом Наталией Весельницкой, которая могла бы предоставить (по словам Голдстоуна) компрометирующую информацию о Хиллари Клинтон.

В письме от 3 июня Голдстоун пишет Трампу-младшему о звонке Эмина Агаларова, который сообщает, что генпрокурор России («The Crown prosecutor of Russia») встретился с его (Эмина) отцом Арасом Агаларовым и предложил предоставить Трампу информацию, компрометирующую Клинтон и раскрывающую ее контакты с Россией. Также в этом письме Голдстоун утверждает, что «это часть той поддержки, которую Россия и ее власти оказывают кампании Трампа — через Араса и Эмина».

Агаларов-старший заявил, что «я и Роба Голдстоуна толком не знаю». На вопрос о роли пиарщика в отношениях с Эмином миллиардер ответил: «Он работал с Эмином какой-то период в качестве менеджера, наверное, или продвигал что-то в Америке, не знаю. В общем, он работал. Они общались вместе».

Трамп-младший в интервью Fox News назвал свою встречу с российским адвокатом Весельницкой во время предвыборной кампании своего отца в 2016 году «пустой тратой 20 минут, что было позором».

Дональд Трамп похвалил сына в своем заявлении, которое зачитала представитель Белого дома: «Мой сын — хороший человек, и я аплодирую его открытости», – передает Reuters.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 12 июля 2017 > № 2241150 Арас Агаларов


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 21 марта 2017 > № 2112739 Арас Агаларов

Эмин Агаларов о Трампе: «Он не забывает своих друзей»

Ноа Кирш

редактор Forbes США

В эксклюзивном интервью американскому Forbes сын российского миллиардера Араза Агаларова рассказал о связях своей семьи с семьей нынешнего американского президента, а также о своих встречах с ним уже после избрания

На митинге в Тампе в октябре прошлого года Трамп проревел своим взбудораженным сторонникам: «Я не имею ничего общего с Россией». Правда кажется немного сложнее.

В интервью Forbes Эмин Агаларов сообщил, в частности, что он и его отец — миллиардер Араз Агаларов F 55 — планировали построить в России башню Трампа, которая теперь, вероятно, находилась бы в процессе строительства, если бы Трамп не решил баллотироваться. А также что он поддерживал контакты с семьей Трампа с момента избрания и обменивался сообщениями с Дональдом Трампом-младшим (сыном президента США) еще в январе и что сам президент Трамп отправил в ноябре Агаларовым написанную от руки записку после того, как они поздравили его с победой.

«Теперь, когда он победил и был избран, он не забывает своих друзей», — говорит Агаларов.

Агаларовы знакомы с Дональдом Трампом примерно пять лет, с того момента, когда они проявили интерес к конкурсу «Мисс Вселенная», который Трамп проводил в Москве. После посещения конкурса «Мисс США» в Лас-Вегасе по приглашению Трампа они подписали соглашение, в конечном итоге заплатив примерно $7 млн лицензионных сборов за проведение конкурса в одном из принадлежащих им объектов.

Но Агаларовы поставили перед собой более масштабную цель: лицензионное партнерство с Trump Organization. «Мы думали, что строительство Trump Tower рядом с башней Агаларов — с двумя крупными именами — может быть очень классным проектом», — вспоминает Эмин Агаларов. Он говорит, что он и его отец выбрали участок земли и подписали письмо о намерениях со своими коллегами в Нью-Йорке, но до того как переговоры могли развиться, Трамп начал свою кампанию и сделка была отодвинута на второй план. «Он баллотировался на пост президента, поэтому мы отказались от этой идеи», — рассказал Агаларов. «Но если бы он не выдвинулся в президенты, мы, вероятно, сегодня были бы в стадии строительства», — добавляет он.

Утром 20 марта, после первой публикации материала на Forbes.com, представитель Trump Organization ответил на более ранний запрос Forbes: «У Trump Organization нет и никогда не было никакой собственности в России, и увлечение СМИ этой темой — это целенаправленная дезинформация», — сказала она.

Собственное расследование Forbes подтверждает утверждение, что Трамп не заключал сделок в России. Тем не менее высказывания Агаларова, похоже, противоречат неоднократному утверждению президента о том, что он не имеет никаких связей с Россией, и они прозвучали в то время, когда администрация Трампа оказалась под пристальным вниманием. В конце 2016 года появились сообщения о том, что поддерживаемые Кремлем хакеры, возможно, пытались повлиять на выборы в США в пользу Трампа. Затем в феврале 2017 года советник по национальной безопасности Майкл Флинн ушел в отставку из-за того, что скрыл факт переговоров с российским послом Сергеем Кисляком за два месяца до этого.

Вскоре после этого, в марте генеральный прокурор Джефф Сешнс отказался от участия в расследовании возможного вмешательства России в выборы после признания о том, что он дважды встречался с Кисляком в 2016 году; Сешнс ранее заявил в Сенате под присягой, что у него «не было контактов с русскими». Подобные вопросы в отношении администрации Трампа поднимаются на протяжении всех последних месяцев .

Проект Trump Tower, если он был бы завершен, стал бы главным элементом обширного портфеля недвижимости семьи Агаларовых. Принадлежащая им Crocus Group владеет десятками ценных активов, в том числе роскошным торговым центром Crocus City Mall в Москве. Араз Агаларов основал бизнес в 1989 году как оператор торгово-промышленных выставок и последовательно расширял свой бизнес в других секторах. Сейчас его состояние оценивается в $1,7 млрд. В 2013 году президент Владимир Путин наградил его орденом Почета Российской Федерации за вклад в развитие государства.

Араз Агаларов, застегнутый на все пуговицы магнат сферы недвижимости, казалось бы, естественным образом должен был стать партнером Трампа. Но на самом деле именно его сын, артистичный красавец, свободно владеющий английским языком, быстро подружился с звездой реалити-шоу из Нью-Йорка. В годы, последовавшие за конкурсом «Мисс Вселенная», Эмин успел выступить перед Трампом на его поле для гольфа, пригласил его сняться в качестве камео в своем музыкальном клипе. По словам Агаларова, он даже проводил время в нью-йоркском офисе Трампа незадолго до объявления о его президентской кампании. Привязанность была явно взаимной. К 35-летию, в 2014 году, Трамп отправил Агаларову личную видеозапись с таким текстом: «Ты победитель. Ты чемпион. У тебя все отлично получается в сфере недвижимости».

Два года спустя, когда Трамп победил на выборах, Агаларовы передали ему поздравительное письмо. Избранный президент, утверждает Эмин, ответил рукописной благодарностью. «Он очень внимательный человек», — говорит Агаларов. «К тем, кто ему нравится, он проявляет много заботы», — добавляет он.

Агаларов знает, что поддержание хороших отношений требует постоянного контакта с внутренним кругом Трампа. С этой целью, как он говорит, он обменивался сообщениями с Дональдом-младшим во время инаугурации, но ему было сказано, что никакие сделки не могут быть заключены до тех пор, пока структура руководства компании не станет еще более обоснованной. Новая роль Дональда Трампа-старшего и буря негодования относительно его связей с Россией тоже вряд ли помогут.

Но Агаларов почти наверняка привык к дополнительной политической проверке. Его бывшая жена, с которой он расстался в 2015 году, является дочерью президента Азербайджана. Когда это случилось, у Трампа там был проект, хотя его компания отменила сделку в декабре 2016 года после того, как строительство заглохло. Агаларов говорит, что он не играл никакой роли в организации этой сделки, когда Трамп подписывал контракт четыре года назад.

Независимо от нынешнего перерыва, если Трамп в конечном счете будет стремиться возобновить свои отношения с кланом Агаларовых, они найдут партнера, готового к сотрудничеству. «Что-либо, связанное с Трампом, мне было бы интересно развивать», — говорит Агаларов. «Я думаю, что сегодня бренд Trump сильнее во всем мире. И он стал президентом; я имею в виду, сейчас это большой бренд», — заключил он.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 21 марта 2017 > № 2112739 Арас Агаларов


Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 14 июня 2016 > № 1793649 Арас Агаларов

Агаларовы: прямая речь

Николай Усков

главный редактор Forbes

Старший сын Араза Агаларова Эмин работает в семейном бизнесе с 2001 года. Его сестра Шейла выбрала другую дорогу. Сам Эмин — отец троих детей, близнецов Али и Михаила и приемной дочери Амины. В 2015 году брак Эмина с дочерью президента Азербайджана Лейлой Алиевой был расторгнут. В компании Crocus Group Эмин занимает пост первого вице-президента.

О неудачных наследниках

Э. А.: Когда ты смотришь на своего ребенка и понимаешь, что если, к примеру, ты сейчас посадишь его в машину и доверишь руль, он разобьется вместе с пассажирами, то, естественно, доверять ему управление нельзя. Лучше заплатить человеку, который хотя бы будет вести твой бизнес. Но я очень надеюсь, что мне повезет не меньше, чем Аразу Искендеровичу, и все у нас будет нормально. Здесь должны сыграть гены, может быть, воспитание.

О разделении полномочий

А. А.: Во-первых, мне очень повезло, что Эмин втянулся в бизнес, которым я занимаюсь. Во-вторых, он с детства попал в Швейцарию, в Америку, учился в бизнес-школах, поэтому по некоторым вопросам у него что-то получается лучше, чем у меня. Есть круг объектов, которыми Эмин занимается. По сути дела, если исключить выставочное направление и «Твой дом», всем остальным занимается Эмин — сети ТРК VEGAS, рестораны, «Крокус Сити Холл», «Крокус Сити Молл», Vegas City Hall, Сrocus Fashion-ритейл. Я занимаюсь исключительно строительством. И, в общем-то, именно такое распределение нас обоих устраивает, я тут доверяю полностью Эмину, я бы точно не справился один.

Э. А.: Это он шутит. В компанию я пришел в 2001 году, в августе или сентябре. Мне было делегировано шесть или семь магазинов, разбросанных по Москве, «Крокус Сити Молл» тогда только строился. Порядка 12–15 офисных сотрудников, рекламный отдел, бухгалтер, юрист. Из этого выросла та часть компании, которой я управляю, естественно, под зонтиком и идеологией Араза Искендеровича, но все проекты я вел практически с нуля, в том числе и «Крокус Сити Молл». Кстати, это направление имело тогда кредитный портфель порядка $12–13 млн…

А. А.: Я думаю, даже больше.

Э. А.: Может быть, $15 млн. Кредитный портфель вырос потом, в процессе развития, до $25 млн. А сейчас он составляет $6 млн. И куча всего было открыто, построено, куплено фактически без прямого участия Араза Искендеровича. Он мне разрешает брать какие-то кредитные обязательства на себя, мы их обслуживаем, выплачиваем.

А. А.: У нас нет лимита. Я просто знаю, что Эмин не ошибется. Он знает общую кредитную нагрузку, знает, какие у нас ставки. Если он взял кредит, то гарантированно по меньшей ставке, чем обычно берет головная компания, то есть он где-то нашел хороший кредит.

О конфликтах

А. А.: Конфликт у нас может быть знаете где? Мы как-то вместе занимались боксом, пытались провести спарринг и поняли, что убьем друг друга. Или если мы играем в разных футбольных командах…

Э. А.: А мы всегда играем в разных командах.

А. А.: Футбольных или волейбольных. Мы можем свои команды довести до такого состояния — лишь бы выиграть друг у друга.

Э. А.: Если мы, скажем, выбираем цвет стен, скорее всего, у нас будут разные мнения. Поэтому мы стараемся вместе не выбирать цвет стен. Общие цели, но разные пути. Если я ему буду говорить, что надо по-другому, а он — мне, то мы будем только мешать друг другу. Надо разделить обязанности, и пусть каждый идет своей дорогой к общей точке назначения.

О семье Эмина

Э. А.: С нами все понятно, но что делать дальше? Надо, пользуясь совместным опытом, строить будущее. У меня растут два сына, им сейчас семь. Вот как их завлечь в семейный бизнес, как вырастить молодых людей, которые будут стремиться в первую очередь зарабатывать? Должна быть мотивация. Дети сейчас живут в Баку, но иногда проводят время в Лондоне. Ходят во второй класс. Я близок с моими детьми. Мне кажется, им было бы интересно однажды заняться семейным бизнесом. Но время покажет, посмотрим. И, может быть, это не последние мои дети. Надеюсь, что тремя детьми я не ограничусь…

Здесь есть какой-то элемент восточного воспитания. Вот я нахожусь в разводе, и никакого разделения капиталов не было ни с той, ни с другой стороны. Все очень мирно, положительно, и дети видят любящих родителей, бабушек, дедушек с той и другой стороны.

Если в моем детстве отец был рядом, я его видел дома каждый день, то мои дети меня каждый день не видят. Правда, я в обязательном порядке стараюсь проводить с ними время раз в неделю — раз в 10 дней. В футбол играем, например. Ну, я делаю все то, что, может быть, не делали мы с папой, потому что было советское время, не было тех возможностей: он был круглосуточно на работе, не было своего футбольного поля или теннисного корта, условно. Я пытаюсь больше детей воспитывать, чем меня воспитывал папа, потому что меня очень много вещей не устраивает в их пока таком детском возрасте. Ну, не знаю, может быть, стоит занять позицию, когда ты не делаешь замечания детям, как советует папа. Но просто их двое… Они начинают драться, громить все. Они просто могут убить друг друга в игре: к примеру, берет железяку какую-то и бежит на своего брата: «Я тебя сейчас убью».

А. А.: Вот есть такая теория, она абсолютно оправданна. Как-то ко мне приехали гости с ребенком, по-моему, двухлетним. Ребенок все время носился как угорелый по лестнице, ходил по краю бассейна — я дергался. Они говорят: «Не, мы книжку одну прочли — он знает, что не упадет, а если упадет, то будет больно. И так далее». То есть если ребенка все время ловить и все время не давать ему падать, у него исчезает инстинкт самосохранения. Внуки окружены нянями, у них создается ощущение, что ничего не может случиться. А если их просто так оставить, чтобы они друг друга действительно поранили, то у них это бы сработало.

Э. А.: Не поднимается рука оставить их в этом состоянии.

А. А.: Да, но мы довели сами до такого состояния, что уже оставлять невозможно, потому что травма может быть очень серьезная.

Э. А.: На самом деле все то, что сейчас сказал Араз Искендерович, это применимо и в сфере бизнеса. То есть если ты будешь своего ребенка постоянно оберегать… Если бы он мне каждый день звонил и говорил: «Ну, что там? Что мы сегодня оплатили? Куда потратили? А выручка? А как подписали?» — естественно, я бы сам ни на что не был бы способен.

А. А.: Сейчас я в Баку не бываю. У меня в Баку нет никакого бизнеса. В Москве мы настолько заняты, что на Баку распыляться сил нет.

Э. А.: У меня есть в Баку небольшой проект на берегу, называется Sea Breeze: я построил несколько десятков домов на продажу, отреставрировал старый советский пансионат, сделал apartment building и ресторан.

О баловстве детей

А. А.: Если необеспеченные родители стараются, чтобы дети не заметили, что они необеспеченные, то обеспеченные родители обязаны делать так, чтобы дети не поняли, что они обеспечены. Эмин не может сказать, что папа разбрасывается деньгами, хотя такие возможности, наверное, были…

Э. А.: Ты тоже не можешь такого сказать.

А. А.: Я тоже не могу сказать про сына. Он в детстве с какого-то возраста вообще отказался от денег, я ему даже насильно дать не мог. К примеру, первую машину он купил сам, когда ему было 17 лет.

Как не потерять ребенка

А. А.: Это был тяжелый, очень тяжелый шаг. Вы понимаете, человек всегда стремится к какому-то семейному очагу, чтобы рядом были дети, мама, чтобы вечером — ужин. А ты отдаешь ребенка своими руками неважно в какую школу, но он не с тобой. То есть это такое серьезное решение, с одной стороны, для тебя как для отца, с другой стороны, для сына. Конечно, характер Эмина уже сложился: у человека характер формируется в 12–13 лет, и потом ничего нового не происходит. Вот с Шейлой мы совершили ошибку, когда отправили ее учиться в шесть лет, ментально она стала американкой. Но надежды не теряем, думаем, может, что-то удастся…

Э. А.: Шейла окончила Fashion Institute и долгое время работала в Neiman Marcus, а сейчас сдала экзамен и получила лицензию на торговлю недвижимостью в штате Нью-Джерси. Шейла не хочет предвзятости, чтобы люди потом говорили, дескать, она просто-напросто работает в компании папы или брата. Меня это тоже смущает, это смущало бы любого нормального человека. Эту предвзятость можно преодолеть только в одном случае — когда демонстрируешь результат.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 14 июня 2016 > № 1793649 Арас Агаларов


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 21 ноября 2015 > № 1564893 Арас Агаларов

Арас Агаларов: «В 50 лет я начал заниматься боксом»

Ольга Павлова, редактор разделов Forbes Woman, ForbesLife

Чем похожи бокс и бизнес и что главное при игре в футбол: президент Crocus Group рассказал Forbes о своих спортивных пристрастиях

Подтянутый, в спортивном костюме, Арас Агаларов заходит в спорткомплекс на территории в Agalarov Estate, его встречает целая компания тренеров — по теннису, по боксу. «Начнем с тенниса?» — уточняет президент Crocus Group. С утра он уже поплавал в бассейне, по плану — теннисная тренировка и небольшой спарринг в боксе. Но так как на открытом футбольном стадионе еще идет и футбольный матч, Агаларов решает тоже поиграть: «Раньше я много играл в футбол, но после травмы колена играю гораздо реже». В интервью Forbes миллиардер, недавно отметивший 60-летний юбилей, рассказал, зачем в 40 лет начал заниматься спортом.

«Я всегда был подтянутый, периодически занимался спортом. Однако к сорока годам начал понимать, что постепенно теряю форму и необходимо переходить на регулярные занятия. Мой выбор пал на теннис. Помню, провел первую тренировку и в тот вечер у меня пульс до поздней ночи не опускался ниже 110 ударов. Я поинтересовался у знакомого кардиолога почему, и он сказал, что такие ежедневные нагрузки для меня нежелательны. На следующее занятие я пригласил врача на корт, попросив взять реанимационное оборудование: «Я буду играть, а твоя задача меня откачать, если что-то случится». После тренировки врач сделал кардиограмму и только пожал плечами. С тех пор я стал заниматься каждый день по два-три часа и сейчас играю в теннис неплохо. Профессионалов обыграть, наверное, никогда не смог бы, но многих любителей я обыгрывал, мне с ними даже было скучно.

Получается, стремиться уже не к чему. А когда нет цели, то неинтересно. Вот так у меня появилось новое увлечение — бокс.

В боксе очень важна физическая подготовка. Здесь и ноги, и руки, и корпус работают. Если две минуты руки просто держать на весу, то простой человек без подготовки не выдержит, это тяжело. А тут надо постоянно бить, двигать ногами, корпусом, защищаться, закрываться. Мой тренер — профессиональный боксер Чингиз Ризаев. Обычно мы с ним отрабатываем 12 раундов по 2 минуты. Настоящий бокс начинается после шестого-седьмого раунда. Пока свежий, многое можешь сделать, а вот во второй половине боя, когда уже уставший, бьешь из последних сил, работа идет на морально-волевых качествах.

У меня неплохие врожденные данные, координация. Я левша, то есть моя сильная рука со стороны печени — этим левша опасен для боксеров-правшей (если удар попадает в печень, может наступить болевой шок). В моего тренера попасть почти невозможно, поэтому мне вдвойне интересно. Цель все время двигается, исчезает, и если ты все-таки в нее попадаешь, то получаешь удовольствие от процесса. Вообще, когда ты чему-то хочешь научиться и начинает получаться — это сильно затягивает.

Бокс как шахматы. Тут важно просчитать, вычислить момент. Логика такая: обычно противник делает во время боя одно и то же, редко люди меняют тактику. И ты как компьютер это запоминаешь, сканируешь и фактически бьешь туда, где противника еще нет. Если ты его вычислил, то в тот момент, когда он туда пошел, там оказалась твоя рука. Это я упростил, конечно, но весь смысл — предугадать, ударить на опережение. Все боксеры очень высокого уровня примерно равны, поэтому в поединках важно рассчитать силы на все 12 раундов, важна тактика.

По сути, в боксе побеждает тот, кто перехитрит соперника. Похоже ли это на бизнес? Расчет, тактика, конечно, в бизнесе тоже важны.

Но с другой стороны, в боксе надо обмануть противника, а в бизнесе у меня принципы другие. Боксом я занимаюсь уже более десяти лет. Обычно боксирую с тренером, больше ни с кем на ринге не дрался. Мой сын Эмин тоже иногда тренируется, но не с сыном же мне боксировать. Другие виды борьбы я не пробовал — обниматься с противником и ползать на полу не очень хочется. В своих тренировках сейчас я комбинирую бокс, теннис, плавание и футбол.

Из всех видов спорта я больше всего люблю футбол! Если бы меня спросили, чем бы я занялся, если вернуть время назад, я бы ответил: футболом, профессиональным.

Уникальная игра! В детстве я очень много играл в футбол, причем в школах и секциях не занимался — меня всему учила улица. Как правило, я играл в защите, но много бегал через все поле.

В футболе также самое главное — просчитать игру. Интересно закинуть мяч на то место, где еще нет твоего товарища по команде, чтобы он успел добежать. В защите можно быть даже более результативным, чем в нападении. Вывести на ударную позицию нападающего — большое удовольствие. Долгое время я каждый день играл в футбол на нашем стадионе в Agalarov Estate, у нас была своя команда. Но два года назад я сильно травмировал колено, пришлось делать операцию. Поэтому сейчас играю гораздо реже. Иногда участвую в любительских турнирах.

В матче, который назывался «Бизнес против власти», в одной команде со мной играли несколько профессиональных футболистов. Черчесов тогда стоял на воротах, он меня даже похвалил: через мой фланг никто не прошел к воротам.

У меня практически не бывает дней без спорта, хотя мне говорят, что не стоит заниматься каждый день — копится усталость, повышается риск травм. Но я чувствую свой организм, знаю, что суммарно мне нужно минимум 1,5 часа в день на спорт. А чем именно заниматься, я решаю сам, личного тренера у меня нет. Врача, который регулярно следит за моей физической формой,тоже. У меня нет никакого фанатизма. Я считаю, что разные экстремальные нагрузки типа Ironman не очень полезны для здоровья.

Спорт, тем более в таком возрасте, как у меня, должен быть в удовольствие.

Специальной диеты я не придерживаюсь. Стараюсь только всегда чуть недоедать. Это у меня от бабушки, она всегда говорила: «За стол садись не очень голодным, вставай не очень сытым».

После спорта я заряжен, нахожусь на подъеме. Приезжаю на работу полным сил. У меня в приемной может ждать пять человек, я вызываю всех одновременно и за пять минут с каждым решаю все задачи. Эффективность принятия решений, моторика мозга улучшаются. Благодаря спорту я как заведенный за пять-шесть часов делаю то, что в вялотекущем состоянии можно делать два-три дня».

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 21 ноября 2015 > № 1564893 Арас Агаларов


Россия > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 11 марта 2015 > № 1313112 Арас Агаларов

Миллиардер Арас Агаларов: «Я не умею зарабатывать на государственных стройках»

Ирина Грузинова корреспондент Forbes

Владелец «Крокуса» в большом интервью Forbes — о проблемах строителей в кризис, участии в государственных мегапроектах и оптимистичном взгляде на будущее

Арас Агаларов 56 — владелец торговых-выставочных центров «Крокус» и «Твой дом». Он входит в десятку крупнейших рантье России, на протяжении последних лет участвует в крупнейших инфраструктурных стройках. На его счету здание Дальневосточного университета России, построенное к саммиту АТЭС во Владивостоке за 73 млрд рублей. Сегодня «Крокус Интернешнл» является подрядчиком строительства двух стадионов к чемпионату мира по футболу 2018 года стоимостью 18 млрд рублей каждый — в Ростове-На-Дону и Калининграде. В интервью Forbes миллиардер рассказал, зачем строит новые торговые площади в кризис и как справляется с государственными стройками.

— Правительство определило стоимость каждого из стадионов на уровне 15,3 млрд рублей. Однако вы заключили контракт на строительство стадиона в Ростове-на-Дону на 18,7 млрд рублей. Вам пошли навстречу и сделали поправку на инфляцию?

— В свете новых событий смета была пересмотрена. Место для строительства ростовского стадиона выбрано, по сути, на болоте, фундамент должен держаться на специальных сваях. Вот эти сваи выросли в цене, потому что металлы у нас подорожали в среднем на 30-40%, на столько же выросла стоимость арматуры. В смете они предусмотрены по 16 000 рублей за штуку, а нам обходятся сегодня по 21 000 рублей. Отмечу, что этот рост не имеет отношения к импорту. Чтобы только уложиться в эти 18 млрд рублей, надо будет очень постараться!

— А вы уложитесь в 18 млрд рублей?

— Если уложимся с ростовским и калининградским стадионами в те 18 млрд рублей, которые нам выделяют, будем счастливы. Думаю, что сюрпризов для правительства, таких как двукратное увеличение цен, как было с питерским стадионом «Зенита», не будет.

Поймите, у нас не стоит задача заработать на стадионах. Своих бы денег не потерять.

Бетон, металл и прочее — с этим все понятно, поместиться в отведенные нам ценовые рамки можно. Но, к сожалению, при строительстве и оборудовании стадиона невозможно обойтись без импортной составляющей. Электронику, экраны, оборудование для звука, света и прочую высокотехнологичную продукцию надо покупать за рубежом. Вопрос цены остается открытым, потому что непонятно, каким будет курс к моменту закупки.

— Началось ли строительство стадиона в Калининграде? Заключен контракт?

— Сейчас мы работаем над новым проектом. Количество зрительских мест будет уменьшено на 10 000. Планировавшейся раздвижной крыши не будет: убираем ее в целях экономии. Поскольку местная администрация хотела использовать стадион как концертную площадку, то я посоветовал им сделать над стадионом навес. Он защитит от осадков, но продумать подогрев такого помещения под открытым пространством будет стоить очень дорого.

Чтобы успеть к сроку, к 2017 году, будем собирать стадион из уже готовых бетонных конструкций заводского изготовления по принципу LEGO. Это тоже надо учесть в новом проекте.

Из-за дефицита времени мы будем забивать сваи, делать основание для фундамента так же, как и в Ростове, и одновременно на стройплощадке собирать готовые части стадиона по мере того, как они будут изготавливаться на заводе. Планируем выйти на площадку и начать сбор стадиона уже в этом году.

— Как будут эксплуатироваться стадионы после чемпионата, как окупить затраты на строительство и обслуживание?

— Ой, вот это не мой вопрос. Я могу только посоветовать использовать оба стадиона как концертные площадки. В Ростове на стадионе тоже можно сделать разборную сцену, навес над ней.

— При всех сложностях со стройкой и бюджетом в чем смысл работать над такими заказами?

— Это статусный проект. Зарабатывать на государственных стройках я не умею. Вот пример. Государство выделило нам на строительство Дальневосточного университета 73 млрд рублей. Однако нам вовремя не платили, приходилось вкладывать собственные средства. В итоге я вложил 3 млрд рублей своих денег. Плюс по своей инициативе я построил там набережную и сделал кондиционирование в здании университета, в помещениях площадью 450 000 кв. м.

Поймите, строительство семи стадионов в разных городах — это тоже своего рода соревнование. Я приступил позже всех. Это же вызов для меня.

Огорчает одно: когда я все это сделаю, знаю, что найдутся люди, которые скажут, что такое осилить мог бы кто угодно. А потом еще проверки начнутся с вопросами, а почему это так, а отчего вот это не так?

Так уже было с Владивостоком.

— Вас включили в список стратегических инвесторов, которые могут претендовать на господдержку. Это благодаря тому, что вы участвуете в подготовке России к чемпионату? На какую помощь вы рассчитываете от государства?

— Надо узнать, чем это нам может быть полезно. Может быть, нам попросить помощи по кредитам, чтобы как-то частично компенсировали, субсидировали или со ставкой по новым кредитам помогли бы. Вот если бы нам давали кредиты по 9-10% или по 8%...

— Какая у вас кредитная нагрузка?

— У нас все кредиты долларовые, очень маленькая часть в рублях. На первое декабря прошлого года общая сумма была $1,3 млрд. Получается, у нас тело кредита в рублевом эквиваленте выросло в два раза. Но делать нечего, будем обслуживать. Прежде чем обращаться к государству за поддержкой, я для начала встречусь с руководством нашего стратегического партнера, Сбербанка, — с Германом Грефом. Мы поговорим, обменяемся мнениями. Мы прислушиваемся друг к другу. В 2008 году, когда мы строили «Вегас» тоже в кризис, Сбербанк нас кредитовал по приличной, нормальной ставке.

— Какая у вас бизнес-стратегия на этот год? Проекты замораживаете?

— Зарплаты индексировать в этом году не буду. Буду сокращать внутренние расходы, уменьшать количество персональных автомобилей, а то у нас тут целый автопарк служебных машин, около 400. Не буду набирать новых людей для строек, возможны даже какие-то кадровые сокращения, но минимальные.

Надо пересмотреть ассортимент закупок для наших торговых центров. Если раньше можно было себе позволить закупать какие-то товары, сомневаясь, будут ли они пользоваться массовым спросом, то теперь таких экспериментов больше не будет.

Мы приостановили новые проекты. Планировалось построить две гостиницы — «Мариотт» и «Холидей Инн».

В «Крокусе» есть площадки под строительство, но для этого нужны кредиты, а кредитоваться сегодня по рублевым ставкам невозможно. Брать валюту нельзя тем более.

На строительство стадионов нам дали аванс 7 млрд рублей. Он находится в Сбербанке, эти деньги неприкосновенны.

— Что с другими вашими проектами?

— Строю VEGAS-3 в Кунцево, башню №1 [150 000 кв. м], океанариум [12 000 кв. м], «Агаларов Эстейт» [1 260 865 кв. м]. Останавливаю только два проекта, к которым фактически еще не приступил. Все, что уже строится, дострою. Дешевле продолжить стройку, чем ее консервировать. Например, если остановить строительство «Вегаса-3», то его фундамент площадью10 га, который мы сделали, надо засыпать двумя метрами песка, а это 200 000 кубов песка. Очень дорого.

— Получается, что, несмотря на кризис, вы вводите новые коммерческие площади, хотя спрос на них резко упал. Причем спрос стал снижаться задолго до кризиса. Зачем?

— Да, мы в прошлом году открыли «VEGAS Крокус Сити» площадью 285 000 кв. м и два торговых центра «Твой дом» — на Новой Риге и в Мытищах. В общей сложности добавили 500 000 кв. м торговых площадей. Но все они полностью заняты.

У нас центры настолько качественно и интересно построены, что арендаторы уйдут от нас в последнюю очередь.

Вот строящийся «Вегас» уже заполнен на 30%. Из наших якорных арендаторов в действующих центрах никто не ушел. Конечно, непросто сейчас, люди приходят, жалуются. Мы ведем переговоры отдельно с каждым арендатором, смотрим на его оборот, идем навстречу.

Я думаю, по итогам этого года арендные доходы упадут на 30-40%, но такова ситуация по рынку. По итогам 2014 года у нас доходы упали в 2,5 раза, это притом что у нас открылось три новых торговых центра. Но если бы мы их не ввели в строй, то потеряли бы еще больше.

— Есть два полярных мнения о развитии экономической ситуации в стране: либо этот год станет пиком кризиса и потом начнется постепенное улучшение, либо 2015-й только начало затяжного кризиса. Как вы считаете?

— Думаю, что к концу года будут приняты какие-то экономические решения. Мы зациклены на том, что боимся эмиссии: нельзя печатать новых денег, не надо давать кредиты. Мы боимся инфляции, мы боимся всего! Как раз сейчас надо кредитовать по низкой ставке предприятия, которые будет производить и продавать на биржевом рынке товары — метанолы, этанолы, олово, пиломатериалы, наконец. Надо строительную индустрию поддерживать, потому что мы создаем рабочие места, платим налоги и эти деньги возвращаются в бюджет.

— Печатный станок разгоняет инфляцию. Она и так по официальным прогнозам будет двузначной в этом году.

— Когда больной уже полумертв, аспирином его не вылечить. А будет инфляция, ну и что же теперь, пусть будет! Она и так будет не 15%, а гораздо больше, может и до 100% дойдет.

Мы всю жизнь слушали Алексея Леонидовича Кудрина, который говорил, что надо деньги копить, нельзя допускать инфляции, все деньги пойдут в банки, банки будут финансировать производство и промышленность, и все это отрегулирует рынок. Но этого не произошло.

— Вы оптимистично смотрите в будущее?

— У меня такая психология: мы все смертны, Земля — это шарик в бесконечном черном пространстве, который крутится вокруг Солнца с определенной скоростью, и все это вместе куда-то летит. Сидеть и думать о каких-то кризисах?! Нет! Надо радоваться и быть благодарным за каждый прожитый день (улыбается).

Россия > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 11 марта 2015 > № 1313112 Арас Агаларов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter