Всего новостей: 2256868, выбрано 2 за 0.004 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Белов Андрей в отраслях: Госбюджет, налоги, ценыФинансы, банкивсе
Белов Андрей в отраслях: Госбюджет, налоги, ценыФинансы, банкивсе
Казахстан. Россия. США > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 12 июля 2017 > № 2240957 Андрей Белов

Национальный банк РК подчиняется ФРС США?

Автор: Сара САДЫК

«ЦБ является государством в государстве, и это государство подчиняется Вашингтону. Даже не Белому дому, а Федеральной резервной системе (ФРС). Все подчиняются ФРС — Банк России, правительство нашей страны, Барак Обама». Это выдержка из комментария Валентина Катасонова, профессор кафедры международных финансов МГИМО, доктора экономических наук, на статью Марата Селезнева «Пятая колонна с Неглинной», опубликованную на ресурсе lenta.ru.

Относительная независимость

Приведенную выше цитату можно спроецировать и на Казахстан, в законодательстве которого прямо говорится: «Органы представительной и исполнительной власти не вправе вмешиваться в деятельность Национального Банка Казахстана, его филиалов, представительств, ведомств и организаций по реализации его законодательно закрепленных полномочий». То есть, наш Нацбанк тоже представляет собой государство в государстве.

Получается, теоретически он может, используя находящиеся в его распоряжении инструменты (например, через резкие изменения курса национальной валюты), оказывать давление на правительство, влиять на политические процессы в стране? Этот весьма интересный вопрос мы попросили прокомментировать нашего давнего эксперта, профессора университета префектуры Фукуи (Япония), доктора экономических наук Андрея Белова:

- Центральные банки в разных странах могут быть полностью независимыми, наполовину независимыми и совсем зависимыми от своего национального правительства, - говорит он. - Примерно с начала 1990-х заговорили о том, что если центробанк будет независимым от правительства, то он, ограничивая число низкопроцентных и длительных кредитов последнему, тем самым поставит барьер инфляции. Поэтому многие государства стали брать курс на независимость своих ЦБ.

- Но ведь, снижая инфляцию, надо одновременно и другие задачи решать, чтобы не задушить экономику и национального производителя.

- Этими-то задачами как раз и занимается правительство, а центробанк, как правило, следит за устойчивостью в сфере денежного обращения и за инфляцией. И чтобы все эти задачи решались, ЦБ должен стремиться не только к независимости, но и к конструктивному обмену мнениями с правительством. Кстати, многие страны, особенно развитые, такую политику и проводят.

Приведу конкретный пример: 2008 год, в США разворачивается колоссальный кризис. И Бен Шалом Бернанке, председатель центробанка - Федеральной резервной системы (утверждаемый, кстати, конгрессом США) – начинает программу «количественного смягчения», т.е., в сущности, колоссального вброса денег в обращение. И эта программа в точности совпадает с установками правительства. В 2009-м у председателя заканчивается первый срок полномочий, и сенат утверждает его на второй. Разумеется, ФРС остается независимой с точки зрения техники регулирования и конкретных инструментов политики, но стратегические цели вырабатываются совместно всеми участниками политической элиты. Другими словами, когда в обществе формируется консенсус по вопросу необходимости изменения установок, председатель ФРС обязательно участвует в обсуждении. А затем самостоятельно определяет конкретные меры и приступает к их реализации. Поэтому на самом деле так называемая независимость центрального банка – вещь относительная. Это, извините за избитую фразу, не догма, а руководство к действию.

То же самое происходит и в Японии, хотя и с поправкой на особенности местной политической системы. До начала 2013 года японский ЦБ проводил сравнительно сдержанную денежную политику. После смены парламента и правительства в руководстве страны сложилось представление о целесообразности увеличить бюджетные расходы и нарастить предложение денежной массы для оживления экономического роста. И началась работа над тем, чтобы сменить руководителя центрального банка другим, который имел бы такую же точку зрения, что сформировалась в правительстве. Это вполне логично. В Японии центробанк – это акционерная компания, в которой 55% капитала принадлежит правительству, а 45% - частным акционерам. «Частники» в управлении банком не участвуют, его главу подбирает правительство, а утверждает парламент.

Профессор Катасонов говорил, что центробанки многих развивающихся стран фактически зависят от ФРС. В определенном смысле так и есть. Но это очень образное и запоминающееся выражение требует пояснений. На самом деле, политика обменных валютных курсов, принятая в России и Казахстане, в значительной степени зависит от бивалютной корзины (доллар-евро), где ведущую роль играет доллар. На его курс по отношению к другим мировым валютам влияет все – и цены на нефть, и политическая ситуация в мире, и внутренняя ситуация в США. Поэтому мы, конечно же, зависим от решений Федеральной резервной системы. Только в этом смысле можно и нужно понимать слова профессора. Он наверняка и сам пояснил это, но когда дошло до цитирования, взяли самую яркую фразу.

Курс доллара и «цветные» революции

- Так воздействуют внешние силы на ситуацию в наших странах через курс доллара или нет?

- Они воздействуют, но не через курс, а через агентов влияния. А курс – это как погода: попробуй-ка из Америки разогнать облака над Москвой или Астаной. Когда правительства России и Казахстана решили отпустить свои валюты в свободное плавание, то, сохранив механизмы влияния на валютный курс, большую часть работы по его поддержанию отдали доллару и евро. Это решение было принято самостоятельно в условиях, когда расходы на поддержание курса оказались непосильными. Однако очень трудно представить, что кто-то, даже не знаю, кто («Вашингтонский обком» что ли?) будет пытаться каким-то образом поднять резко доллар, с тем, чтобы в Казахстане или в России произошла «цветная» революция. От этого, прежде всего, сами американские производители и пострадают. Кроме того, это приведет к огромным и плохо предсказуемым социальным последствиям, которые выйдут далеко за пределы наших стран.

- Но практика показывает, что «плохо предсказуемые последствия» для мировых лидеров мало что значат… Та же война во Вьетнаме, распад СССР или наплыв беженцев в Европе...

- Так ведь там не колебания курса вызывали войну, а наоборот! Поэтому нет причин полагать, что американская сторона, прибегая к манипуляциям с долларом, будет пытаться реализовать какие-то политические цели или оказывать давление на наши страны. Об этом, я считаю, даже говорить серьезно не стоит. Для смены режимов используются иные методы.

Но есть другой вариант. Если, скажем так, внутри наших стран какие-то политические силы будут иметь достаточно влияния для того, чтобы в свою пользу попытаться изменить курс рубля или курс тенге, - это да, вполне возможно.

- Есть мнение, что эти «политические силы», как правило, от кого-то зависят и кем-то поддерживаются. Они же не на пустом месте возникают.

- Вот именно. Более того, в России такие ситуации были. В 1990-е годы Центробанк принимал определенные решения, и рубль на время резко опускали, а потом вновь поднимали. Делали это для того, чтобы коммерческие банки, имевшие хорошие личные или деловые связи с руководителями ЦБ, смогли провести какие-то выгодные для них операции, то есть получить прибыль, которую они будут использовать по своему усмотрению. Более того, некоторые исследователи говорят, что этот механизм все еще применяется. Правда, в последние годы в России это происходит все реже. Кроме того, необязательно менять курс. В арсенале центробанков есть менее заметные для широкой публики механизмы взаимодействия с коммерческими. Возьмем, например, уровень обязательного резервирования. Ведь комбанки должны держать на счетах в ЦБ определенный объем средств. Их количество определяется в процентах от капитала каждого банка. Вот этот элемент можно чуть-чуть изменить.

- И все же, можно ли использовать колебания валютного курса для сознательного ухудшения экономической, социальной или политической ситуации?

- Теоретически - да, но зачем это центробанку? Ведь те, кто там работает, прекрасно обеспечены. Им вообще не нужны революции, это совершенно не в их интересах. Более того, принимаются даже специальные законы, позволяющие использовать прибыль для оплаты работников ЦБ. Это делается сознательно, чтобы у них не возникало соблазнов лезть в сомнительные операции.

- Но ведь помимо денег есть соблазны более высокого уровня – например, влиять на политику…

- А вот здесь надо смотреть на то, какие люди сидят в руководстве. Эльвира Набиуллина из российского Центробанка – ученица широко известного Владимира Ясина. Я знаю многих ее коллег по Высшей школе экономики, читал ее работы и слышал о ней только хорошее. О Данияре Акишеве из Нацбанка РК я знаю намного меньше, но это немногое - опять-таки только хорошее.

- Словом, никто не заинтересован в революции, спровоцированной очередной девальвацией. Но если она, девальвация, все же необходима?

- Тогда нужно не резко, а потихоньку менять курс. И если девальвация неизбежна, то следует просто разъяснять населению, что да, сейчас курс опускается, но за этим последует экономический подъем. Я все это испытал на собственном опыте. Работая в конце 1990-х в комитете по финансам Санкт-Петербурга, я видел, как после девальвации 1998 года резко упал жизненный уровень, но прошло несколько месяцев - и начался быстрый промышленный подъем. Это произошло вследствие того, что от снижения курса выиграли внутренние производители.

- Выходит, рост экономики связан только с колебаниями валюты? А как же другие, более фундаментальные факторы – мотивация населения, уровень образования, наличие технологий…

- ...И особенно свободные производственные мощности. А тогда в России их было с избытком, да и всех остальных «фундаментальных факторов» - тоже. Только вот дешевый импорт забил все магазины. Опустили курс, поднялись цены на итальянские макароны, и их начали делать дома.

Прогнозы – дело неблагодарное

- В Казахстане за последние месяцы курс доллара и евро по отношению к национальной валюте упал примерно на 10%. Попытки объяснить, почему это происходит, у финансовых аналитиков и экономических обозревателей получаются туманными и малопонятными. Это делается специально?

- Я не сторонник теории заговоров. У нас уже столько потрясений было, что и наши, и ваши, и японские правители уже научились через эти катастрофы перебрасывать мостик, чтобы не упасть в глубокое ущелье и не свернуть шею. Поэтому, надеюсь, каких-то значительных колебаний курса они просто не допустят. Однако не стоит забывать, что курс зависит от многих вещей. Напомню про одну простую тенденцию, набирающую силу в сегодняшней России. Рубль ведь тоже нестабильный, и многие задаются вопросом, что с ним будет. Так вот, в стране во время летних отпусков, когда 10 с лишним миллионов человек выезжают за рубеж, традиционно растет спрос на валюту. В сентябре он сойдет на нет. Нам нужно пережить этот период, а после уже смотреть за тем, как будут вести себя «фундаментальные факторы», определяющие движение курса, и какой очередной фокус придумает нынешний президент США.

- В феврале вы говорили, что к середине лета ожидается паритет доллара и евро.

- Значит, ошибся. Ситуация в Европе менялась так быстро, что было очень сложно что-то предсказать. Зимние прогнозы были связаны с предстоящими выборами во Франции и с тем, как будет развиваться ситуация в Великобритании. В этих двух странах вроде бы все устоялось, и евро стабилизировался. Данный случай говорит о том, что длительные прогнозы - вещь неблагодарная, и нам, экономистам-специалистам, нужно избегать их.

Это, кстати, является еще одной причиной того, почему некоторые обозреватели и аналитики говорят таким непонятным языком. Потому они и выражаются так витиевато, что предсказать все равно ничего не могут…

Казахстан. Россия. США > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 12 июля 2017 > № 2240957 Андрей Белов


Казахстан. Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > camonitor.com, 29 апреля 2016 > № 1737246 Андрей Белов

Андрей Белов: «Нашим странам еще ползти и ползти по дну»

Автор: Галия Шимырбаева

Вся наша жизнь, как известно, зависит от нефти. Снижение ее стоимости чревато для нас большими неприятностями. Но сейчас многие эксперты заговорили о том, что нижняя точка падения цен на нефть уже пройдена. В част­­ности доктор экономических наук Андрей Белов, который много лет живет и работает в Японии, полагает, что в течение следующих полутора-двух лет цены уже не будут падать, а возможно, даже начнут расти.

Чтобы маржа не прыгала

- Но все прекрасно знают, что в наших странах не только ведь цены падают, - продолжает эксперт. - На Россию в большей степени, на Казахстан - в меньшей, очень сильно начинают влиять санкции. В краткосрочном разрезе влияние этого фактора было слабым, а сейчас оно начинает чувствоваться в полной мере. Дешевых и длинных иностранных займов уже нет, и теперь приходится очень болезненно перестраиваться на дорогие внутренние кредиты. Как следствие, с одной стороны, не хватает денег, чтобы вложиться по низким процентам, а с другой - деньги вроде бы можно получить под высокий процент, но бизнес к этому не готов: не хватает проектов, которые принесут отдачу на эти высокие проценты. Поэтому объем инвестиций не только не увеличивается, но даже падает.

Вообще, есть три источника экономического роста. Это увеличение рабочей силы, технического прогресса и капитала. С первыми двумя и в Казахстане, и в России дело совсем плохо. Остается только одна возможность - прирост капитала, то есть инвестиции. Но в России они начали сокращаться с 2011-го, когда нефть стоила 110 долларов за баррель. Даже в те годы не было проектов, готовых дать отдачу по тогдашним рыночным ставкам. Инвестиции продолжают падать до сих пор, а ведь подъем возможен через два-три года после начала их роста. Словом, нашим странам еще ползти и ползти по дну. Отрадно разве лишь то, что мы его уже достигли.

- А что ожидает валюты наших стран?

- Рубль понемногу начинает если не выбираться вверх, то, по крайней мере, стабилизироваться. Есть даже прогнозы на повышение. А рубль обычно выправляется после того, как дорожает нефть, тут прямая связь. Что касается казахстанской валюты, то механизм формирования ее курса фактически идентичный, разница лишь в деталях.

- На валютном рынке наших стран существует большой разрыв между обменным курсом валюты, порой он доходит до 5%. Чем это можно объяснить?

- Дело здесь не столько в марже, а сколько в том, чтобы эта разница не прыгала. В Японии, например, все очень просто: разница в две иены не меняется без малого три десятка лет - с тех пор, как я живу в этой стране. Маржу заморозить довольно сложно. Это зависит от того, каким образом Центробанк или Нацбанк регулирует структуру доходов у коммерческих банков, сколько процентов последние получают с этой маржи, каковы комиссионные за денежные переводы, за ведение счетов и прочее. Простому человеку нет никакого смысла залезать в эти дебри, но есть смысл требовать, чтобы эта маржа была относительно постоянной.

В Японии спрэд (разница между курсом покупки и курсом продажи) очень стабильный. Поскольку все внутренние операции осуществляются исключительно в иенах, то никто, кроме экспортно-импортных компаний, не следит за курсами и спрэдами. Движение курса для простых потребителей дает знать о себе только через несколько месяцев, когда это сказывается на доходах или на цене импортных продуктов. А вот здесь многое зависит от курса, поскольку с курсом связана стоимость энергии, горючего и прочего.

В Казахстане и России похожая ситуация была с 2003-го по 2008-й, когда цена на нефть быстро и устойчиво росла. В те годы, помнится, постепенно все цены, которые традиционно выражались в долларах, вдруг стали рублевыми и тенговыми. И это не было связано с какими-то указами. Просто наши валюты сильно укрепились. И, как следствие, разница курсов покупки и продажи, во-первых, стабилизировалась, а во-вторых, сократилась, т.е. маржа снизилась. Как раз этого нам сейчас и не хватает. А причина в том, что ситуация изменилась - падение цен на нефть, кризис, нестабильность банков, сокращение банковских доходов и желание компенсировать ситуацию за счет работы на валютном рынке. Отсюда и рост банковской маржи.

- Что вообще происходит сейчас в сфере финансов, раз от их нестабильности трясет все без исключения страны?

- Два процесса одновременно. Первый протекает в области торговли и расчетов, второй - в соотношении финансов и других секторов. Одни страны торгуют, другие дают деньги для расчетов. К примеру, Россия торгует с Бразилией и Китаем, Китай торгует с Казахстаном и так далее. При этом многие расчеты ведутся в долларах. Пока в мировой торговле основную роль играли США, это было нормально. Но сейчас доля Штатов в мировой торговле сокращается, доля доллара тоже. Но не так быстро, как хотелось бы, поэтому возникает разрыв.

Второй процесс: деньги в принципе должны обслуживать и кредитовать реальный сектор. Попросту говоря, сколько произвели товаров и услуг, выдали кредитов, столько денег и должно быть в обращении. Однако начиная с 1990-х годов мировые финансы начали расти независимо от других секторов. В итоге разрыв между объемами финансовых инструментов и реально произведенных товаров и услуг все время увеличивается. Это как с глобальным потеплением. Температура растет, воды испаряется все больше, дождевые облака хаотически перемещаются по миру. И, как следствие, в одном месте засуха, в другом - мороз, в третьем - ливни. Глобальная нестабильность "климата" заметна и в области финансов.

- Как бороться с этим?

- Увеличивать экономический потенциал, больше общаться и работать с соседями, создавать собственные региональные экономические блоки, такие, как ЕС (Европей­ский союз), ТПП (Транс-Тихоокеанское партнерство), ЕАЭС (Евразий­ский экономический союз), развивать стратегическое сотрудничество между странами (например, между Россией и Китаем). Другого пути практически нет.

Советы обывателям

- Простых людей волнуют простые проблемы: как выжить на одну пенсию или зарплату и при этом чуть-чуть накопить на обучение детей, на отдых и т.д.?

- Все зависит от того, что вы за человек. Для начала надо выбрать для себя четкую стратегию. Если у вас очень низкие доходы, то здесь только один совет: экономить на мелочах. Если же вы принадлежите к среднему классу и речь идет не о том, чтобы просто выжить, а сохранить свои небольшие сбережения или хотя бы не очень сильно уронить достигнутый уровень жизни, то нужна другая стратегия. Логично прибегнуть к элементарному распределению рисков. Например, держать деньги не в одной валюте, а в нескольких. Говоря проще, собираетесь в Европу - отложите деньги в евро, в Америку - в долларах. Если же основная часть ваших расходов в национальной валюте, значит, и сбережения должны быть в тенге.

Если же вы принадлежите к верхушке среднего класса и денег достаточно, чтобы думать не просто об их сохранении, но и приращении, тогда стоит посмотреть по сторонам. Не знаю, как в Казахстане, но в Москве и Санкт-Петербурге очень резко упали цены на недвижимость. Многие мои знакомые раньше не могли себе позволить купить квартиру для инвестиций, а сейчас начинают активно этим заниматься.

Кроме совета экономического, есть еще и житейский. Я видел в своей жизни много разных кризисов - и российских, и япон­ских. И я знаю, что все преходяще. В кризис очень хорошо видно, что имеет цену, а что нет, и как себя вести себя при следующем кризисе и подъеме. Поэтому надо просто успокоиться и готовиться к улучшению экономической конъюнктуры. И к тому, что вслед за этим лет через пять-шесть опять будет кризис.

- В Казахстане сейчас возник дефицит тенге и избыток долларов…

- Это прежде всего головная боль правительства, Нацбанка РК и финансистов, то есть людей, которые занимаются формированием курсовой и финансовой политики. Без кредитов в национальной валюте никакой экономики, а тем более малого и среднего бизнеса, не будет. "Японское экономическое чудо" в 50-60 годах прошлого века начиналось с кредитов в иенах. Для Казахстана был бы очень полезен опыт этой страны. В те далекие годы простых японцев приучили много накапливать и мало потреблять.

- Каким образом?

- Несмотря на некоторую инфляцию, людей там буквально заставили беречь деньги, хотя и им тоже наверняка хотелось купить и машину, и телевизор. Отголоски тех времен сохранились. До сих пор в Японии зарплата выплачивается очень хитрым образом. Ее делят не на 12 частей, а на 18. При этом 6 зарплат выдаются два раза в год - в июне и декабре. Называют их бонусами, хотя на самом деле это не столько часть прибыли, сколько просто треть зарплаты. Она выдается большим куском, который очень удобно отложить на будущее. Вот таким образом простых японцев заставили увеличить норму сбережений.

Еще один фактор. Японские предприятия были ориентированы на инвестиции, но никак не на выплату дивидендов. И сделано это было с помощью особой организации акционерного капитала и корпоративного управления. В советах директоров японских предприятий фактически не было (и до сих пор почти нет) людей со стороны. Акциями владели долгосрочные инвесторы, которые ориентировали компании не на результаты квартальной или годовой отчетности, а на устойчивое развитие в течение 5, 10, 15 лет, а то и на более длительные сроки.

Наконец, банки выдавали кредиты не всем подряд, а предприятиям из отраслей, имеющих "национальное значение". Для этого была разработана целая система ограничения банковских свобод и контроля со стороны Минфина. В этих трех областях - приучении простых граждан к накоплению, ориентации компаний на инвестиции и контроля банковских кредитов через Минфин - Япония весьма преуспела. Такую кредитную систему не грех скопировать многим развивающимся странам.

Болезни роста

- А бывает так, чтобы в превосходно организованной Японии кадры тоже подбирались по принципу "как не порадеть родному человечку"?

- Семейный контроль и семейные связи внутри предприятий на самом деле могут быть и полезными. В том, что отец президент, сын - генеральный директор, а внук - главный инженер, ничего плохого нет, особенно на этапе роста компании. В Японии многие крупные предприятия производственного сектора, ставшие основой национальной экономики, - семейные ("Тойота", "Панасоник", "Хонда"). Другое дело, когда компания увеличивается, требования к управлению растут, и родственные связи могут привести к приходу неквалифицированных менеджеров.

Кроме того, делу вредит, когда родственники, работающие в одной фирме, начинают занимать посты с пересекающимися сферами ответственности. Вот от этого необходимо избавляться. Долгое время в Японии родственникам вообще было запрещено работать в одной организации. Работая в японском банке, я видел, что если работница выходила замуж за нашего служащего, она тут же увольнялась. Правда, чтобы сохранить квалификацию, ей, как правило, подыскивали работу в компании-клиенте банка. Даже в университетах долгое время действовало негласное правило, что муж и жена не могут работать в одном вузе.

Правда, в последние годы на это меньше стали обращать внимания, поскольку с родственными связями и кумовством долгие годы так решительно боролись, что в итоге создали систему, защищенную от негативного влияния.

Казахстан, судя по моему небольшому опыту знакомства со страной и по вашему вопросу, находится еще на той стадии, когда с этим нужно бороться так, как это делали японцы до начала 1990-х. Все получится, если не пренебрегать опытом других стран и давать себе отчет в том, что для борьбы с этим нужны иногда жест­кие и радикальные меры. Вплоть до увольнения одного из супругов, если молодые люди поженились в рамках одной организации.

- Но у нас перегибы в кадровой политике по степени родства приобрели такие размеры, что из-за несправедливо устроенного социального лифта идет "отток мозгов" в другие страны.

- Это болезни роста, через которые надо пройти. Если, скажем, смотреть вперед не на 1-2 года, а 5-10 лет, то движение всегда бывает поступательным. Просто надо не опускать руки и иметь в виду, что если кто-то уехал, то кто-то приедет из другой страны с новым опытом и идеями. А это, как я вижу на примере Японии и чувствую на своем собственном опыте, важно для любой страны. То, что происходит сейчас, это, повторюсь, болезни роста, которыми надо переболеть.

О цифровых деньгах

- Вернемся к вопросу о деньгах. Сейчас люди все больше внимания стали обращать на криптовалюту. Можно на пальцах объяснить, что это за цифровые деньги и кто их хозяин?

- Сейчас в обращении находится около двух тысяч разных криптовалют. Главная их функция такая же, как и у других денег, т.е. функция обмена. Только форма другая. Обратимся к простому примеру. Допустим, у некоего озера живет племя. Чтобы производить обмен рыбы на кокосы, оно решило использовать в качестве денег ракушки. Но они разные: одна большая, другая маленькая, одна разноцветная, другая - однотонная. А главное - неизвестно, сколько они стоят. Поэтому люди племени выбрали вождя, чтобы он мог ставить на ракушки штампики, указывающие на их цену. Криптовалюта, образно говоря, - та же самая ракушка, но цифровая, да еще имеющая хитрый цифровой штампик. Говоря проще, цифровая ракушка представляет собой математическую задачу. Ее решение легко проверить, но трудно найти. Тот, кто найдет решение, тот и получает "ракушку", которую может обменять на что-то другое.

- Но кто же ставит штампики на эти цифровые деньги?

- В примере с ракушками этим занимается вождь, он же приказывает штампику верить. В реальном мире Центробанки, выпуская доллары, евро, рубли и т.д., заставляют всех участников экономического обмена принимать эти купюры без всяких ограничений. Компьютерщики, которые изобрели криптовалюты, придумали очень интересный механизм. Они решили дать штампик каждому в руки, но разрешили ставить его только на ту денежку, которую человек самостоятельно нашел. А денежка - это математическая задача. Решил задачу - получил денежку, поставил штампик, купил, образно говоря, пиццу. А чтобы узнать, кто сколько нашел денежек и поставил штампиков, все операции с криптовалютами стали записывать в электронных кошельках, хранить их в базах данных и давать смотреть в них всем желающим.

Казахстан. Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > camonitor.com, 29 апреля 2016 > № 1737246 Андрей Белов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter