Всего новостей: 2259716, выбрано 3 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Березенко Сергей в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Березенко Сергей в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Украина > Медицина > interfax.com.ua, 13 октября 2017 > № 2353917 Сергей Березенко

Сергей Березенко: "Сегодня мы живем по стандартам советской системы Семашко, которая не способна эффективно работать"

Эксклюзивное интервью члена парламентского комитета по вопросам здравоохранения, заместителя руководителя фракции БПП Сергея Березенко

Часто спрашивают: "Зачем нужна медреформа? Давайте сделаем страховую медицину". Почему нельзя просто ввести страховую медицину?

Во-первых, никто не говорит, что в Украине нельзя ввести страховую медицину. Суть реформы не в отказе от страховой медицины, а в том, что мы должны справедливо и эффективно распределить бюджетный ресурс, который сегодня есть и который будет увеличиваться. В законопроекте №6327 предусмотрено, что на медицину будет выделяться не менее 5% ВВП.

Сегодня мы живем по старой советской системе Семашко, которая в нынешних условиях не способна эффективно работать. Исходя из среднего количества населения, МОЗом рассчитывалось, сколько нужно стационарных коек. Строились огромные больницы. Они отапливались и содержались за счет централизованного государственного бюджета. Все это сегодня сохранилось, и мы оплачиваем эти койки, не обращая внимания на то, используются они или нет. Это около 80 млрд грн в год.

Главные врачи не заинтересованы в сокращении койко-мест, хотя они в таком количестве и не нужны: чем больше койко-мест, тем больше денег на больницу. Вот и вся логика того, как работает сейчас здравоохранение. Мы же говорим: давайте прекратим финансировать эту ущербную систему, давайте финансировать услуги, непосредственно лечение. Если оно будет требовать такое количество коек, то больница сама примет решение их оставить.

И когда мы будем платить за медицинскую услугу, которая будет иметь конкретную стоимость, мы приблизимся к страховой медицине.

Это приведет к сокращению медиков?

Нет. Возможно, будет сокращение чиновников департаментов здравоохранения. Но врачи все останутся, так как больницы не будут закрываться. А потребность в медиках в Украине огромная.

Давайте уточним: кто будет платить за медицинские услуги?

За медицинскую услугу будет платить государство. Из тех денег, которые есть сегодня в виде медицинской субвенции. Она будет разделена на первичное звено - семейных врачей, на вторичную и третичную медпомощь. Деньги будут платиться за конкретные медицинские услуги.

Любые платные услуги, в том числе сооплата, нарушают Конституцию Украины. Законопроект №6327 (в отличие от законопроекта №7065 авторства Олега Мусия и других депутатов), не предусматривает сооплаты. В нем сказано, что из бюджета будет оплачено все, что входит в государственную программу медгарантий: и первичная, и вторичная, и третичная медпомощь.

На сегодняшний день финансирование медицины пока ограничено определенным бюджетом. Поэтому, в первую очередь, будут оплачиваться жизненно важные медуслуги и лечение. Далее. Когда бюджет будет расти, и возможности финансирования медицины будут расширяться, государство будет выделять средства на новые медицинские услуги и программы, предложенные Кабинетом министров. Причем существующие медуслуги в полном объеме будут сохранены. Сегодня медицинская система выглядит как сито. Можно "влить" туда 100 млрд грн, но этого все равно будет мало.

Когда мы будем платить за каждую оказанную услугу, то все что нужно сделать государству, или Минздраву - это проверить действительно ли эта услуга была оказана. Как это сделать, когда это миллионы услуг предоставляемых по Украине? Безусловно, никто не может проверить каждую больницу, но каждое медучреждение за период существования имеет статистику, сколько больных гриппом обратились в больницу, или сколько операций по удалению аппендицита было проведено, и так далее. Информация о работе медучреждений будет заходить в одну электронную систему, в которой можно отследить, что в такой-то больнице такой-то гражданин получил такие-то услуги…

Это система электронного здравоохранения eHealth?

Да. На сегодня eHealth разрабатывается Минздравом. И когда у кого-то возникнет желание приписать то или иное количество операций ли оказанных медуслуг, чтобы получить больше денег, система этого не допустит. В эту клинику выедет комиссия с проверкой. Если откроется жульничество, которое привело к потерям бюджета, это будет основанием для потери лицензии, и обращения в правоохранительные органы. Этим будет заниматься единый государственный орган, в нашем случае - Национальная служба здоровья.

Национальную службу здоровья называют коррупционным монстром, именно за то, что это центральный орган

Национальную службу здоровья называют коррупционным монстром из-за непонимания принципов ее работы. Это примерно то же, что называть коррупционным монстром Пенсионный фонд Украины.

Если мы говорим, что государство напрямую должно оплачивать медуслугу, то казначейство не сможет оценить ее качество, не имея в своей структуре медицинских специалистов. Нужен соответствующий исполнительный орган, определенный для этого Кабинетом министров. В данном случае, это Нацслужба здоровья.

Почему не Минздрав?

Потому что очень важно, чтобы Министерство здравоохранения занималось разработкой методологии, а не распределяло деньги. Минздрав всегда обвиняли в коррупции, с того момента как они начали самостоятельно проводить тендерные закупки.

Теперь службу будут обвинять ...

Почему не обвиняют в необъективности областные советы, которые голосуют, чтобы в одну больницу выделить, например, 50 млн грн, а в другую - 2 млн грн? Какой логикой руководствуются депутаты? Очевидно, деньги выделяются туда, где кто-то из врачей является депутатом областного совета.

Если мы изменим систему финансирования больниц, тогда они не будут зависеть от субъективного фактора при распределении бюджетных средств. Мы говорим не о централизации средств в Нацслужбе здоровья, мы говорим о еще большей децентрализации. Сегодня государство передает средства местным советам, а те передают их в медицинские учреждения. А медреформа предлагает обойти даже местные органы власти и давать деньги напрямую больницам.

Больница становится отдельным юридическим лицом, или коммунальным предприятием, которое будет получать средства и генерировать их на своих счетах. Нацслужбу здоровья можно было бы обвинять в коррупции, если бы она имела право назначать главных врачей. Тогда бы цикл замкнулся: назначают своего врача, передают туда средства и могут играть в какую-то коррупционную игру. Но руководители больниц будут назначаться мэрами и исполкомами городов, которые при этом не будут напрямую распределять медицинскую субвенцию.

Ваши оппоненты говорят, что государство сначала дало медицинскую субвенцию, а теперь хочет ее забрать?

Нет, государство дает ее напрямую больнице, в виде оплаты за оказанную медицинскую услугу. Мы хотим сделать так, чтобы деньги шли за пациентом, а не за стенами. Согласно закону об автономизации медицинских учреждений, который вступил в силу в октябре этого года, мы сделали уникальную вещь - дали право больнице определять свое штатное расписание, определять должностные оклады.

Не будет ли постоянного дефицита средств, как сегодня, когда не хватает денег на зарплаты медикам?

Денег будет хватать. И неиспользованные средства больницы не будут возвращать в государственный или местный бюджет, как они сейчас вынуждены делать ежегодно. Что это дает? Больницы смогут, например, закупить дорогостоящее медицинское оборудование, оплачивая его частями. Компании-производители будут принимать разовый платеж в размере 30% стоимости оборудования и равными платежами получать остаток суммы, следующие 15-20 лет, зная, что в больнице есть постоянный приток средств.

Больницы будут покупать новое современное оборудование, так как под это оборудование всегда будут пациенты и оплаченные государством медуслуги. Это дает возможность больницам, будучи коммунальными предприятиями, стать самостоятельным игроками и конкурировать среди других медицинских учреждений.

Не так давно Минздрав разрешил применять в Украине международные протоколы лечения. Кто будет их адаптировать для Украины?

Это те задачи, которые должно решать правительство. Минздрав не должен заниматься тем, что распределяет средства, он должен переводить международные протоколы лечения, внедрять новые методики, готовить врачей, контролировать лицензии врачей и их профпригодность.

Я убежден, что система сама себя будет совершенствовать, но только тогда, когда средства следуют за пациентом, и все пациенты получают одинаково качественную услугу. И не важно, депутат это, бизнесмен или пенсионер. Если пенсионер пойдет в районную больницу, то эта больница получит соответствующую оплату за его лечение из госбюджета. А бизнесмен, например, не захочет лечиться в районный больнице и пойдет в частную клинику, тогда эта клиника получит такую же сумму за своего пациента, плюс дополнительный тариф за обращение в негосударственную частную клинику.

Какие сроки внедрения реформы предусмотрены законопроектом?

Все, что касается вторичной и третичной медпомощи, обязательно будет только вводиться с 1 января 2020 года. То есть у нас есть еще 2,5 года, чтобы адаптировать потихоньку больницы, протоколы, запустить систему eHealth. Я уверен, что за два года боле 90% медицинских учреждений будут готовы к этим изменениям.

Первичное звено, или система семейных врачей, согласно законопроекту, запустятся с 1 января 2018 года. На это уже заложено в проекте госбюджета около 13,3 млрд грн, мы обратились с предложением в бюджетный комитет увеличить эту сумму до необходимых 14 млрд грн.

А если не проголосуют за законопроект?

Тогда придется вносить кардинальные изменения в проект закона о госбюджете на 2018 год во втором чтении.

Для многих остается непонятным, как будут функционировать семейные врачи, первичное звено ...

Семейный врач, или врач-педиатр будут подписывать уникальный контракт с каждым пациентом, который решит с ним сотрудничать. Врач должен убедить пациента, что он для него оптимальный выбор. МОЗ планирует что каждый врач сможет обслужить до 2 тыс. пациентов, и за сопровождение каждого в бюджете-2018 заложено 370 грн в год. Если это перемножить цифры то получается, что семейный врач получит 740 тыс. в год для ведения своей практики.

Но в эту цифру входит и оплата медсестре, и оплата коммуналки, и лекарства?

Да. Но если, например, есть амбулатория на 4 тыс. жителей и в ней будут два врача, то средств будет вдвое больше, около 1,5 млн грн. Это около 110 тыс. грн на амбулаторию в месяц. На эти деньги можно найти фельдшера, санитарку, медсестру. Получается, что зарплата врача составит около 20-23 тыс. грн, медсестры – около 8 тыс. грн. Думаю, что выпускник медицинского вуза из сельской местности будет заинтересован вернуться в свое село, чтобы работать семейным врачом с таким вознаграждением, учитывая, что сейчас он зарабатывает чуть больше 3200 грн.

Расскажите, пожалуйста, о законопроекте о сельской медицине, который подан в парламент президентом.

Этот закон, в частности, предусматривает строительство сельских амбулаторий. Для этого в бюджете-2017 уже заложено 4 млрд грн и плюс 1 млрд грн на следующий год. За эти деньги можно построить около 4 тыс. современных амбулаторий по Украине по единому проекту, разработанному Министерством регионального развития. Амбулатории будут строиться совместно с территориальными общинами.

Кто будет распределять эти средства, и решать, кто будет генподрядчиком строительства амбулаторий?

Эти деньги пойдут на общины, или государственные администрации, которые будут подавать заявки. Насколько я знаю, единого подрядчика не будет, будет типовой проект с четко определенной сметой. Кстати, это будет сигналом для отечественных строителей: открывайте производство, используйте международный опыт и пожалуйста, стройте в своих регионах типовые амбулатории. На самом деле не важно, кто построит. Важно чтобы было качественно.

А те амбулатории, которые есть, их будут сносить?

Территориальные общины решат, сносить их или оставлять. Я считаю, что их надо закрыть: в 80% - это старые домики времен второй мировой войны, где течет крыша и антисанитария. При новых амбулаториях будет предусмотрено жилье для семейного врача, который приехал из другого региона.

Проекты новых амбулаторий уже разрабатываются Минрегионом при участии Минздрава. Кроме амбулаторий законопроект о сельской медицине предусматривает закупку оборудования для организации телемедицины (дистанционной диагностики). В половине стран мира это давно работает. Например, в Канаде говорят, что если бы у них не было телемедицины, то они бы попросту не знали, что делать с пациентами в отдаленных районах, ведь там расстояние между селами зачастую более 100 миль.

Не во всех украинских селах есть интернет ...

Мы ставим амбициозную цель, и она предполагает не только строительство амбулаторий, но и строительство дорог, проведение широкополосного интернета, который можно будет использовать не только для медицины, но и для почты, для школы, и для каждого жителя села.

Закон о сельской медицине будет идти в пакете с 6327?

Я надеюсь, что он будет рассмотрен в комитете во вторник на следующей неделе, он уже стоит в повестке дня. И надеюсь, что в четверг на следующей пленарной неделе он будет вынесен на голосование в первом чтении, тогда же, когда законопроект №6327 будет голосоваться в целом. Думаю, что законопроект о сельской медицине будет проголосован во втором чтении с поправками и замечаниями в течение месяца.

Когда будет голосоваться депутатский законопроект № 7065?

Этот законопроект - попытка ряда народных депутатов затянуть реформу. Ровно полгода мы работаем с проектом №6327, рассмотрели 886 поправок, были сотни встреч, рабочих групп. Если мы сейчас его отбросим и не заложим в бюджет денег на 2018 год, то мы заговорим процесс и никогда ничего в здравоохранении не изменим. Такой роскоши себе позволить нельзя, поэтому будем бороться до последнего, чтобы неизбежные реформы начались. И не важно, кто дальше возглавит Минздрав. Кто бы ни пришел, он уже не сможет развернуть процесс в обратную сторону.

Останется ли во главе Минздрава Уляна Супрун если 6327 не проголосуют?

Я бы не привязывал Уляну Супрун к медицинской реформе как ее неотъемлемую часть. Самое главное, что и она такого же мнения. В.о. министра стремится к самому факту изменения системы существовавшей у нас десятилетиями. Если мы запустим этот процесс, останется Супрун министром или нет, она и команда, которая занималась разработкой медреформы - войдут в историю. Потому что точка невозврата будет пройдена.

История показывает, что людей, которые внедряют кардинальные реформы по настоящему, начинают ценить только спустя годы после отставки.

Украина > Медицина > interfax.com.ua, 13 октября 2017 > № 2353917 Сергей Березенко


Украина > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 14 ноября 2016 > № 1969756 Сергей Березенко

Замглавы фракции БПП С.Березенко: Мы должны постепенно прийти к декларированию имущества всеми украинцами

Эксклюзивное интервью заместителя руководителя фракции «Блок Петра Порошенко» в Верховной Раде Сергея Березенко агентству «Интерфакс-Украина».

Вопрос: Имеет ли шансы быть реализованной в ближайшее время идея декларирования имущества и доходов всеми гражданами? Либо расширение перечня декларантов?

Ответ: Думаю, что не правильно будет сейчас заставлять всех людей в Украине тотально заполнять декларации. Но к этому надо постепенно идти. Сейчас это должно быть добровольно.

Что касается законопроекта Деревянко, я его поддерживаю. Организации, которые занимаются расследованием коррупционных действий и антикоррупционной политикой, влияют на принятие решений, формируют мнение украинцев относительно органов власти, должны показать, на какие деньги они это делают. Ведь их представители были в комиссиях, которые создавали Национальное агентство противодействия коррупции (НАПК – ИФ), Государственное бюро расследование, работали над созданием Национального антикоррупционного бюро Украины.

Помимо этого, законопроект обязывает заполнять декларации должностных лиц НКРЭКУ, НАПК.

Законопроект правильный, расширять перечень декларантов надо, и мы за это проголосуем, если его автор не сдаст свои позиции. Но в этом случае могут появиться и альтернативные законопроекты.

Вопрос: Какова вероятность принятия так называемой "налоговой амнистии"?

Ответ: Мы с Ниной Южаниной (Председатель парламентского комитета по вопросам налоговой и таможенной политики, фракция "БПП" - ИФ) пытаемся провести через парламент инициативу относительно нулевой декларации.

У нас многие, в том числе депутаты, решили, что е-декларации за 2015 год – это и есть налоговая амнистия. Они реально так все и воспринимают.

Вопрос: Есть бизнесмены, которые хотели бы легализовать то, что было заработано в свое время, в том числе включить в оборот

Ответ: Поэтому обязательно нужно принять закон про "нулевую декларацию".

Нужна точка, с которой нужно перевернуть страницу.

Легализуйте и скажите: да, теперь мы эти деньги будем инвестировать в экономику Украины. Но с этого момента, пожалуйста, платите все остальное.

Вопрос: Вы считаете, нужно брать какие-то налоги с тех сумм, которые будут легализованы?

Ответ: Мы предлагаем 5%. Я уверен, что в тени лежат сотни миллионов долларов. Пусть в Украине 20-30 таких людей, которые точно имеют эти деньги. Таким образом, мы можем получить в бюджет порядка 100 млн. долларов. Я говорю о небольшом количестве людей, а если копнуть глубже – может оказаться в разы больше.

Вопрос: Удастся ли проголосовать за проект закона о "спецконфискации", на чем настаивает "Народный фронт"? При каких условиях это может произойти?

Ответ: Я последовательно буду голосовать за этот законопроект, хотя многие вопросы остаются. Согласно законопроекту, если человеку вручают подозрение, то это уже является основанием для того, чтобы конфисковать его имущество и реализовать в пользу государства. Если же этот человек выиграл суд, то очень трудно искать обратные механизмы, чтобы государство компенсировало все убытки. Но эти средства очень нужны государству, и мы это понимаем.

Думаю, что большинство фракции БПП поддержит этот законопроект. Максимум 80-90 голосов нашей фракции он получит. У них («Народного фронта» - ИФ) 80 голосов. Итого получается 160. Не достает 70 голосов.

Вопрос в том, смогут ли инициаторы законопроекта собрать голоса в другой части зала. Нужно провести профессиональную дискуссию и с другими фракциями: Радикальная партия Олега Ляшко, Самопомощь и внефракционные депутаты.

Вопрос: То есть законопроект "о спецконфискации" в нынешнем виде принят не будет?

Ответ: У генпрокурора принципиальная позиция – передать в суд дела Януковича. Он декларирует, что до конца года это возможно. У нас есть заочное судопроизводство. Давайте потратим еще 2-3 месяца, и у Януковича, как осужденного, конфискуем имущество.

Но открывать ящик Пандоры опасно.

Кто тогда будет в Украине заниматься каким-либо бизнесом. Ведь что стоит тому же НАБУ подготовить подозрение? Ничего.

Мы ведь принимаем законы не под то, чтобы сиюминутно решить вопрос 1,5 миллиардов долларов. Законы нужны, чтобы как-то потом жить.

Вопрос: О каких деньгах идет речь? О тех облигациях, которые лежат в Латвии?

Ответ: Это же ОВГЗ. Фактически суперликвид.

Вопрос: То есть, государство получит ОВГЗ, а не прямые деньги?

Ответ: Конечно. Снижается сумма долгов. Эти деньги можно с Нацбанка перенаправить в экономику. В любом случае это тот тип ценных бумаг, который является обязательным к погашению государством.

Вопрос: В парламенте "завис" вопрос обновления состава ЦИК и Счетной палаты. Нет голосов под тот состав претендентов в ЦИК, которых внес президент Украины. Президент готов перевнести кандидатуры?

Ответ: Нельзя манипулировать законом. Закон четко гласит: президент вносит кандидатуры новых членов ЦИК после консультаций с фракциями. Он провел консультации и внес – свою миссию выполнил. Там есть кандидаты от «Самопомощи». Своих кандидатов подал и «Народный фронт».

Нельзя настаивать на перевнесении из-за того, что кандидат от какой-то из фракций не имеет шансов получить поддержку парламента при голосовании.

Возможно, это представление не устраивает фракции, которые хотели бы видеть в новом ЦИК действующих членов.

Позиция президента была четкая: не оставлять никого из действующего ныне состава.

Вопрос: Вероятно, следующие выборы будет организовывать нынешний состав ЦИК?

Ответ: А какие следующие выборы?

Вопрос: Возможно, досрочные парламентские? Как Вы оцениваете их вероятность?

Ответ: Если хотите, мой прогноз: следующие выборы – очередные президентские.

Вопрос: Ввиду того, что сейчас уровень поддержки власти невысокий?

Ответ: Досрочных парламентских выборов раньше осени следующего года быть не может. Нет предпосылок к этому. Осень 2017-го – это уже фактически начало 2018 года, а президентские выборы должны состояться в марте 2019 года.

Досрочные парламентские, этой осенью – я понимаю. В крайнем случае – весной, чтобы был зазор в 1,5-2 года до президентской кампании для формирования власти, которая поможет выиграть президентские выборы той или иной политической силе. Но в целом, расшатывание ситуации в воюющей стране, это безответственно по отношению к Украине.

Вопрос: Какова ситуация со Счетной палатой?

Ответ: Это прерогатива Верховной Рады. Считаю, что все в руках председателя парламента. Все необходимые отборы бюджетный комитет провел: есть группа лиц, по которым нужно рейтингово проголосовать и оставить 9 человек. Из них председатель Верховной Рады внесет одного, кого захочет видеть главой Счетной палаты.

Вопрос: В рамках реформы госслужбы в Украине вводят институт госсекретарей в министерствах и Кабмине. Как будет работать система государственной власти при таких изменениях?

Ответ: Время покажет. Не только министры, но и заместители министров, кроме госсекретаря – это политические фигуры. Только госсекретарь будет государственным служащим. И на него будут распространятся законы о госслужбе. Правоохранительные органы будут за ним следить, как за госслужащим, а не политиком.

Серьезные политические решения по ключевым направлениям все равно будут приниматься Кабинетом Министров. Есть проблема не исполнения их на низших уровнях, в региональных представительствах.

Госсекретарь, для которого важен будет его имидж, репутация, должен будет показать результат, способность формировать сильные команды, осуществить серьезные структурные изменения в работе министерства.

Министру, по большому счету, не нужно знать, кто возглавляет профильное управление в Винницкой или Полтавской области. Профессиональные чиновники должны обеспечить исполнение приказов, а министры должны задавать направление.

И это правильно. Я считаю, это шаг вперед. Давайте попробуем жить по-другому и строить серьезную кадровую политику.

Кадровая политика – большая проблема государства на сегодняшний день.

Вопрос: Михэил Саакашвили ушел в отставку. Насколько решение назначить его главой Одесской ОГА в свое время было правильным? И как Вы оцениваете результаты его деятельности?

Ответ: Я уверен, что его намерения были искренние. У него были шикарные условия. Ему отдали прокурора – члена его команды, управление МВД, национальную полицию, таможню с налоговой.

Изначально, когда он туда шел, он должен был показать там, грубо говоря, небольшую Аджарию, Батуми.

Этого не произошло. Во-первых, Одесса – специфический регион. Во-вторых, мне кажется, сработал фальстарт, при котором Михэил Николозович перешел в политическую плоскость. Нужно было поработать в экономической, показать результат, и от него оттолкнуться.

Это можно объяснить выборами в Грузии. Понимая, что инфраструктурно в Одесской области не успеют ничего продемонстрировать до осени, решили перейти к созданию «Движения за очищение».

Накачался рейтинг. Было сказано «А», но не сказано «Б» - и рейтинг сдулся. По разным социологическим исследованиям, которые проводились еще летом 2016 года, больше 3,5% в среднем по Украине «Движение за очищение» не показывало.

Для него остаться в должности – значило бы навсегда поставить на себе крест как на политике, который позиционирует себя более глобально, чем политик регионального масштаба.

Вопрос был, только когда уходить.

Вопрос: Уходя, он жестко критиковал президента. Он намерен продолжить участие в политической жизни Украины, и могут пополниться ряды оппозиции. Вы согласны с этим?

Ответ: Риторика обязательно будет оппозиционной. Вопрос в том, ждет ли нынешняя оппозиция еще одного политического тяжеловеса. Посмотрите на реакцию большинства оппозиционных политиков. Они не приветствуют его в лагере тех, кто борется. Наоборот, указывают на недостатки его работы в качестве губернатора.

Поэтому я считаю, что никакой большой проблемы для власти нет. Есть проблема для страны, потому что оппозиционная риторика усилиться, и начнут опять качать то, что так сложно собирается.

Вопрос: Как видите дальнейшую ситуацию с Одессой? Я так понимаю, будет объявлен конкурс

Ответ: Теперь есть несколько вариантов принятия решения по назначению нового губернатора Одесской области. Это может быть конкурс или перевод действующего губернатора из одной области в другую.

Вопрос: На Ваш взгляд это должен быть не местный человек?

Ответ: Я считаю, что возглавить обладминистрацию в Одессе должен не местный. Мне кто-то сказал, что в момент назначения губернатором области нужно знать, что уже зажегся фитиль – всё зависит от тебя, какой он длины – будешь ты год-два или три месяца.

Я считаю, что новый глава администрации не должен быть сторонником или противником мэра Одессы.

Надо искать человека самодостаточного, который бы приехал и понимал, зачем он это делает амбициозного, возможно, кого-то нового, но независимого человека, финансово в том числе. Потому что искушение Одессой, думаю, очень сложно преодолеть.

Вопрос: В последнее время в парламенте много критики звучит в адрес главы Нацбанка. Какова вероятность, что она выльется в отставку главы Валерии Гонтаревой?

Ответ: Фигура Гонтаревой неоднозначна. В плюсы ей можно зачесть то, что она действительно почистила банковскую систему. Риски были огромные. Она с этим действительно справилась, что положительно для экономики.

Плохо ли, что банковская система, по большому счету, не кредитует? Плохо. Но вопрос: ответственность ли это Гонтаревой. Это – глобальная проблема страны и правительства.

Поэтому нужно запускать большие государственные проекты.

Считаю правильным, что Гройсман решил сконцентрироваться на дорогах. Строительство и ремонт дорог - это бизнес, возле него будет развиваться бизнес периферийный, который принесет доход малому и среднему предпринимателю.

Поэтому качать Гонтареву по поводу отставки, мне кажется, не ко времени.

Тем более, даже если все депутаты Верховной Рады соберутся и проголосуют постановление об увольнении Гонтаревой, это не будет иметь никакой юридической силы. Потому что есть порядок увольнения главы Нацбанка.

Качать ситуацию с отставкой Гонтаревой, значит, атаковать какую-никакую финансовую стабильность страны. На это наша фракция никогда не пойдет.

Вопрос: Возможно ли принятие в парламенте закона о выборах на Донбассе с массой отлагательных условий?

Ответ: Как компромисс, наверное, возможно. Но как он пройдет зал, не знаю. Без четко прописанных отлагательных условий и серьезной медийной поддержки, этот законопроект не пройдет в Верховной Раде. Я лично не буду голосовать за него. Мы рассчитываем, что воссоединим все регионы и проведем выборы в округах, по которым вакантны места в парламенте. Поэтому мы должны будем добрать там депутатов. Вы представляете себе, кого мы выберем согласно такому гипотетическому закону? Подумать страшно. Поэтому, сначала граница, украинские СМИ, контроль ОБСЕ, а потом займемся выборами.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 14 ноября 2016 > № 1969756 Сергей Березенко


Украина > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 9 декабря 2015 > № 1574079 Сергей Березенко

Депутат Березенко: До весны переформатирования коалиции ожидать не стоит

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" народного депутата от фракции "Блок Петра Порошенко" Сергея Березенко

Вопрос: Какие, на Ваш взгляд, последствия для украинского политикума может иметь визит вице-президента США Джозефа Байдена в Украину?

Ответ: В ходе своего визита Джозеф Байден подтвердил финансовую поддержку Украине, он подтвердил поддержку в военном плане, в финансировании нашей армии. Он дал четкий сигнал, что мы должны сейчас, до нового года, решить вопрос тесного сотрудничества президента, премьер-министра и Верховной Рады, в чем, как я понимаю, Америка не уверена, что на сегодняшний день это есть.

Нам предстоит принятие изменений в Налоговый кодекс и государственный бюджет на 2016 год. Сможем ли мы консолидировать зал, или это все закончится тем, что коалиция окажется в подвешенной ситуации, когда премьер останется, но де-факто поддержки в зале иметь не будет?

Вопрос: Каковы шансы премьер-министра остаться на посту после 11 декабря?

Ответ: Как по мне, на сегодняшний день вопрос - остаться на должности или нет - как раз в руках самого премьер-министра. Мы всю эту неделю посвятим тому, что заслушаем министров, и в пятницу будет заслушан отчет самого премьер-министра. После этого, думаю, парламентарии дадут оценку его работы, в том числе своими выступлениями.

На сегодняшний день была четко сформулирована позиция фракции "Народный фронт": если не останется нынешний премьер-министр - не сохранится действующая коалиция. Как по мне, это элемент шантажа, потому что на сегодняшний день безответственно делать такие заявления.

Но мы четко осознаем, что если "Народный фронт" выйдет из большинства, то коалиция не будет насчитывать более 226 мандатов. Это значит развал коалиции. Поскольку какие-либо другие форматы невозможны, то это приведет к роспуску парламента.

Я надеюсь, что фракция наших коллег "Народный фронт" подойдет взвешенно к этому вопросу, мы проанализируем все возможные риски при условии развала коалиции, не формирования нового большинства, роспуска парламента.

Если бы была позиция А.Яценюка как лидера "Народного фронта" относительно изменения места работы, возможно, этот вопрос рассматривался бы. Если он так не стоит, то вероятность отставки и смены руководителя правительства невелика. Как по мне, все в его руках.

Вопрос: Но в "Блоке Петра Порошенко" собирают подписи под резолюцией о недоверии правительству?

Ответ: Действительно, был подан проект решения об отставке премьер-министра нашим депутатом Олегом Барной. Поскольку позицию нашей фракции не определяет узкий круг людей, это естественный процесс.

Мы не можем скрыть недовольство определенными действиями правительства в обществе. В нашей фракции более 70 мажоритарщиков, в том числе я. Очевидно, что в округах людей беспокоит сложившаяся ситуация.

Данный проект решения – это позиция, инициированная группой депутатов. И она имеет право на существование. Но, насколько я знаю, достаточного количества подписей под такой инициативой на сегодняшний день нет.

Вопрос: В "Блоке Петра Порошенко" не считают возможным изменение формата коалиции?

Ответ: Это невозможно. Для нас формат коалиции не из проевропейских демократических сил, которые стоят в основе коалиции, в принципе, невозможен. То есть на вопрос, возможна ли коалиция с "Оппозиционным блоком" или с другими политическими образованиями, которые появились после выборов из числа мажоритарных депутатов, очевидно, ответ: нет.

Они могут поддерживать какие-то инициативы фракций большинства. Но могут ли они стать полноценными членами коалиции, заменив "Самопомич", "Батькивщину" или "Народный фронт" – абсолютно нет. Это приведет исключительно к перевыборам.

Вопрос: Какова вероятность того, что из коалиции могут выйти фракции "Самопомич" или "Батькивщина"?

Ответ: Такая вероятность минимальна. Они не будут рисковать и выходить из коалиции, потому что выход из коалиции будет означать, что именно та политическая сила, которая спровоцировала парламентский кризис, будет нести ответственность за фактически недееспособность правительства в зимний период – самое сложное время года для работы государственного аппарата.

Потому, как минимум, до весны никаких движений по выходу из коалиции, по моему мнению, не произойдет.

Вопрос: Какие кадровые изменения следует ожидать в составе Кабинета министров?

Ответ: Я как член комитета по вопросам здравоохранения считаю, что актуально менять министра здравоохранения. Александра Квиташвили разоружили, когда начали поддавать сомнению его работу парламентарии, в том числе комитет здравоохранения, когда началась вся эта дискуссия об отсутствии реформ. Мы сейчас фактически заморозили ситуацию, не голосуя за его отставку по его заявлению. Мы связали министра по рукам и ногам – и его не увольняем, и реформы не проводим.

Реформы – это ведь не процесс, а результат. Сейчас часто подменяют реформы понятием движения к реформам. На сегодняшний день в сфере здравоохранения реформ нет, но они крайне необходимы.

Потому, безусловно, необходимо сменить министра здравоохранения, назначить министра экологии, нужно определить ответственного за евроинтеграцию вице-премьера.

Я думаю, что будут изменения в правительстве в части укрупнения министерств, их объединения. А это значит, что будут переназначены или назначены новые министры.

Вопрос: Какие министерства будут объединять, по Вашей информации?

Ответ: Я слышал о теоретически возможном объединении Министерства социальной защиты с Министерством здравоохранения. Мне кажется это нереалистичным сценарием, потому что мы погубим и одно, и другое направление. Более реалистично возможное объединение Министерства культуры с Министерством семьи, молодежи и спорта. Соответствующие разговоры на сегодняшний день идут.

Идет речь также об объединении Министерства агропромышленного комплекса с Министерством экологии. Технологически это возможно. Есть примеры стран, где такие объединения происходили. Но, с другой стороны, у Минэкологии больше всего международных соглашений, по которым Украина несет ответственность в вопросах экологии. Есть риск, что, объединив два министерства, мы потеряем ответственное ведомство за выполнение этих соглашений. Важно, кто будет этими направлениями руководить. Но такой симбиоз возможен.

Вопрос: Вы себя видите в составе обновленного Кабмина?

Ответ: Абсолютно нет. Для меня это исключено.

Я ушел с должности руководителя Государственного управления делами, потому что хотел заниматься парламентской работой. У меня как мажоритарщика есть большое количество обещаний, которые я дал своим избирателям и должен их выполнить. Для этого мне нужно работать в парламенте.

Вопрос: Какие у Вас вообще политические амбиции, во фракции?

Ответ: У меня есть амбиции в стране. Я хотел бы, чтобы страна изменилась. Хочу жить в Украине, понимая, что у нее есть перспектива, чтобы мои дети не выезжали за границу.

Я больше думаю о том, что будет через 10 лет. Мне кажется, что Украина стоит на грани серьезных рисков – геополитических и внутренних. Есть угроза, что Украина распадется на какие-то удельные княжества, если мы не будем "сшивать" страну, если не прекратим распри.

Мне достаточно полномочий, как народного депутата фракции "Блок Петра Порошенко", чтобы реализовать свои мечты.

Вопрос: Допускаете ли Вы досрочные парламентские выборы?

Ответ: Я назвал условия, при которых эти выборы возможны. Но результат этих выборов в целом для Украины не будет позитивным. Мы получим более радикализованный парламент, не способный на компромисс, не способный принимать непопулярные решения, а самое главное – процесс деолигархизации остановится, потому что в парламент пройдет большое количество представителей политических сил, подконтрольных тем или иным олигархическим группам.

И я не представляю возможные варианты коалиции в новом парламенте. В случае перевыборов – это однозначно остановка проведения реформ, более радикальная ситуация в парламенте. Даже после выборов я могу спрогнозировать работу нового парламента не более года.

Вопрос: На каком этапе согласование проекта изменения в Налоговый кодекс?

Ответ: Мы поддерживаем модель изменений в Налоговый кодекс, которую предложила Нина Южанина как глава профильного комитета. Та модель, которую предлагает правительство – четыре по 20%, более сбалансирована с точки зрения наполнения бюджета, но это не кардинальная реформа.

Фактически это две разные концепции – одна радикальная, вторая более умеренная. Когда-то мы должны прийти к радикальной концепции. Потому что это даст возможность поверить в то, что государство заинтересовано в поддержке малого и среднего бизнеса, это даст возможность детенизации экономики.

Хотя, с другой стороны, безусловно, мы будем оглядываться на МВФ. По большому счету, он не спрашивает, какая у нас будет налоговая реформа. Он говорит одно: дефицит бюджета не может быть более 3,7%. Специалисты говорят, что в случае принятия концепции Н.Южаниной в нынешнем виде мы можем не обеспечить это требование МВФ, может быть разрыв бюджета более 100 млрд грн.

Без компромисса между Министерством финансов, комитетами, народными депутатами ничего не произойдет. Я думаю, что он будет в какой-то форме найден. После этого мы сможем перейти к формированию бюджета на 2016 год.

Кабмин согласился с моделью комитета в вопросах администрирования налогов. Фактически остался вопрос по ставкам основных налогов.

Думаю, что компромисс должен быть найден уже на этой неделе. У нас в ближайшие дни планируется совет реформ при президенте, и там будет поставлена точка. Если мы проголосуем на этой неделе изменения в Налоговый кодекс, то до нового года будет проголосован бюджет.

Вопрос: Как Вы считаете, когда может быть окончательно утвержден проект изменений в Конституцию в части децентрализации? Каким образом найти 300 голосов?

Ответ: Я считаю, что учитывая сложный бюджетный процесс, нам будет сложно проголосовать это до нового года.

Я думаю, что это будет первым и наиболее актуальным вопросом сразу после рождественских праздников. Иначе мы можем заполитизировать ситуацию в зале настолько, что мы не проведем бюджет.

Уверен, что децентрализация – неотвратимый процесс. Если мы остановимся на этом пути, мы подведем ожидания громад, которые идут по пути укрупнения, формирования власти на местах, получения дополнительных властных полномочий.

Градус дискуссии вокруг проекта Конституции, в том числе так называемой "нормы по Донбассу", был искусственно поднят именно перед местными выборами. Определенные политические силы, в том числе на этом, получили политические дивиденды – фракции в местных советах.

Выборы закончились. Если на горизонте не замелькают следующие выборы, уже парламентские, то к этому вопросу все политические силы и народные депутаты подойдут более взвешенно, менее популистично. И 300 голосов в зале мы найдем.

Вопрос: Рассматривается ли вопрос отставки генерального прокурора? Когда может произойти смена руководителя Генпрокуратуры?

Ответ: Я считаю, что вопрос не в фамилии генерального прокурора. Вопрос в изменении системы работы Генеральной прокуратуры.

Сейчас фундамент изменений заложен - создано НАБУ, проголосовали за создание Национального агентства по предотвращению коррупции, Государственного бюро расследований, которое фактически заберет у прокуратуры расследование. И прокуратура будет лишь представлять государство в судах. Когда мы завершим реформу Генпрокуратуры и посмотрим, какой функционал у нее останется, тогда акценты поменяются. Это вопрос месяцев.

Сейчас идет переаттестация всех прокуроров. И занимается этим Давид Сакварелидзе, именно он. Я вижу факты, когда большое количество прокуроров, в том числе достаточно высокого ранга, не проходит переаттестацию. Сейчас меняется прокурорская элита.

Кроме того, хотел бы отметить, за последние 6 лет был всего 61 приговор по сотрудникам прокуратуры. А с февраля этого года уже по 40 представителям прокуратуры есть приговоры. За 3 последних года уволено 4 тыс. прокуроров. В обществе есть запрос на конкретные приговоры по должностным лицам.

Но нужно учитывать, что приговоры выносит суд. Их арестовывают, привозят в суд, а суд их отпускает.

Далее мы упираемся в самое главное – в суды. Подвижек не будет, пока мы их не изменим, не заменим судей.

Потому вторая часть изменений в Конституцию – судебная реформа – так же актуальна, как и децентрализация. Нам нужно пройти первый этап – децентрализацию, и быстро перейти к правосудию.

Вопрос: Вы были депутатом Киевсовета. Сейчас поддерживаете связь с депутатским корпусом в городском совете?

Ответ: Это было так давно. За последние несколько лет изменилась жизненная ситуация, профессиональная деятельность. Потому о событиях, которые происходят в Киевсовете, могу прочитать только из новостей.

Мне приятно, что наша политическая сила там представлена как крупнейшая фракция. Мне кажется, что этот состав Киевсовета будет более эффективным.

Вопрос: На Ваш взгляд, кто мог бы стать первым заместителем главы КГГА?

Ответ: Сначала нужно, чтобы Виталий Владимирович (В.Кличко - ИФ) стал главой администрации, после этого он будет предлагать своего первого заместителя.

Вопрос: А когда его назначат главой администрации?

Ответ: Думаю, это вопрос ближайшего времени. У нас нет сомнений, что Виталий Владимирович должен быть назначен президентом главой администрации.

Вопрос: Как Вы оцениваете его работу во время предыдущей каденции?

Ответ: Безусловно, у него проходил период адаптации. За один год оценить работу городского головы невозможно. Высокий уровень доверия, который он получил через год, говорит об одном: он пытался что-то делать, менять ситуацию, люди продолжают ему доверять и дают шанс.

Но уже в последующие годы нужно будет показывать конкретные результаты. Он смог только адаптироваться и расставить приоритеты, понять отраслевые системные проблемы. Сейчас у него есть все инструменты в руках, чтобы изменить ситуацию в Киеве к лучшему.

Вопрос: Мы сейчас общаемся в Вашем кабинете в администрации президента. Почему здесь?

Ответ: Я советник президента. Еще фактически не назначен руководитель Государственного управления делами. Я еще досиживаю этот период, потому что должен передать другому руководителю все дела, которые остались. Думаю, это продлится недолго.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 9 декабря 2015 > № 1574079 Сергей Березенко


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter