Всего новостей: 2256934, выбрано 1 за 0.003 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Бирюков Алексей в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАрмия, полициявсе
Бирюков Алексей в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАрмия, полициявсе
Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 23 сентября 2016 > № 1906032 Алексей Бирюков

БРИКС: от технологической асимметрии к выравниванию и прорыву в контексте многополярного мира

Алексей Бирюков, Доцент Российского нового университета, докторант МГИМО МИД России, кандидат исторических наук

С момента инициирования российской стороной международного проекта БРИКС в 2006 году прошло десять лет, из которых первые три года были посвящены аналитической разработке, детализации основных идей проекта, зондированию реакции его участников и подготовительным организационным мероприятиям. Начиная с 2009 года на территории государств, объединенных этой аббревиатурой, состоялось семь встреч на высшем уровне, которые стали основным институциональным механизмом. Каждый член БРИКС председательствует в течение года. В 2016 году Индия сменила Россию на посту председателя.

На саммите в городе Санья (КНР) в 2011 году к проекту на базе консенсуса примкнула ЮАР, распространив, таким образом, сферу деятельности БРИКС на четыре континента. Однако не менее важными явились качественные преобразования БРИКС - от диалогового формата и координации позиций по актуальным международным вопросам к межгосударственному объединению и расширению сферы диалога, а также взаимодействия, сотрудничества и партнерства.

В результате такой трансформации БРИКС стал глобальным форумом нового поколения, важнейшим шагом человечества в направлении многополярного мироустройства1. Он объединяет 45% населения Земли, включая 3 млрд. потребителей, живущих на трети суши планеты. По данным МВФ 2015 года, доля БРИКС в мировом ВВП, рассчитанном по паритету покупательной способности (ППС), сопоставима с долей «G7»: соответственно 30,13% и 32,19% (Таблица №1)2

Таблица №1

Доля БРИКС и «G7» в мировом ВВП по ППС

Китай

16,327%

США

16,14%

Индия

  6,84%

Япония

  4,40%

Россия

  3,30%

Германия

  3,45%

Бразилия

  3,02%

Франция

  2,39%

ЮАР

  0,65%

Великобритания

  2,36%

Италия

  1,97%

Канада

  1,48%

Итого:

30,13%

Итого:

32,19%

Анализ данных этой таблицы ясно указывает на то, что по основному показателю мирового развития БРИКС является новым важным центром экономической мощи и влияния. Однако формирование альтернативы англосаксонскому миру представляет собой сложный процесс, который сопровождается обострением противостояния старого и нового. Сразу важно отметить, что речь идет не о механической замене старого на новое, а о качественном изменении, ведущем от всевластия либерального рынка и эксплуатации колониального типа к регулируемому рынку, справедливым и равноправным международным отношениям.

Противоборство старого и нового уже началось и будет продолжаться по всем направлениям. История с санкциями в отношении России - это отражение такого противостояния. Конфронтационные действия Запада в отношении нашей страны являются уроком для российских партнеров и друзей из развивающегося мира. Более того, конфронтация, сопровождаемая провокациями, чревата немыслимым обострением международных отношений. Ставка на превосходство помимо воли инициаторов такой стратегии может привести к вооруженному конфликту с драматическими последствиями для всех участников без исключения.

В этой связи можно ожидать, что переходный период, ведущий к новому мировому порядку, хотя и займет обозримую перспективу, завершится многополярным миром, которому нет разумной альтернативы. В этом мире «тылы не будут отставать» и ничто не будет «раскалывать» человеческую цивилизацию. Более того, в условиях каскадного нагромождения глобальных процессов растет понимание, что решение глобальных проблем не представляется возможным только в опоре на собственные силы, даже если речь идет о сверхдержаве, без сотрудничества, взаимодействия, партнерства и солидарности стран мира. А это означает, что модель однополярного мира не соответствует потребностям развития планеты Земля и вызревают предпосылки глобальной безопасности, а также качественно новых международных отношений.

БРИКС постепенно, но неуклонно диверсифицирует диалог и взаимодействие. Помимо саммитов, функционируют регулярные встречи министров разных направлений: иностранных дел, финансов, экономики, науки и технологий, здравоохранения и образования. Действует институт су-шерпов, представленных, как правило, ответственными работниками правительств или министерств иностранных дел. Ежегодно в разных странах-членах проводятся форумы, на которых обсуждаются вопросы финансового и делового взаимодействия, гражданского общества, молодежи и урбанизации. В рамках межгосударственного объединения действуют экспертная группа по торговле и экономике, а также рабочие группы по вопросам сотрудничества в области информационно-коммуникационных технологий (ИКТ), международной информационной безопасности, здравоохранению, сельскому хозяйству, науке и технике. Активизируется работа Консорциума научных центров. Форматы совместной деятельности постоянно совершенствуются. Создан виртуальный секретариат БРИКС3.

Наметились области, в которых наблюдается наиболее заметное взаимодействие в контексте БРИКС. Если говорить об отраслях экономики, обладающих потенциалом развития в странах межгосударственного объединения, то речь идет о горнодобывающей промышленности, которая играет ведущую роль во всех без исключения восходящих гигантах, хотя ЮАР и Россия, пожалуй, опережают здесь других. То же можно сказать и о металлургии, химической и нефтехимической промышленности, где заметны китайские, российские, индийские и бразильские компании.

Все члены БРИКС, но прежде всего Россия и Китай, активно развивают сектора промышленности и науки, связанные с космической деятельностью, результаты которой охватывают практически все аспекты земной жизни. Россия сохраняет статус космической державы первого порядка, активизируя мирную деятельность в космическом пространстве и участвуя в крупномасштабных международных проектах. Китай уверенно идет по стопам, запуская космонавтов, создав околоземную космическую станцию и конструируя глобальную навигационную систему «Полярная звезда». Индия располагает флотом спутников на полярных орбитах и имеет выдающиеся достижения в области дистанционного зондирования Земли. Бразилия эксплуатирует космодром, расположенный практически на экваторе.

Китай, Россия, Индия и Бразилия вовлечены в автомобилестроение и транспортное машиностроение, строят ракеты, самолеты и вертолеты, производят станки, приборы, лекарства, электронные девайсы. Каждая из перечисленных стран имеет выдающиеся достижения в конкретных областях - Россия производит отличное энергетическое оборудование, средства транспорта и вертолеты, Китай - станки, автомобили и компьютеры, Индия - лекарства и ИКТ-программы. Все страны БРИКС имеют продуманные программы, нацеленные на развитие собственных конкурентных преимуществ.

На одном из первых мест в ряду национальных интересов стоит энергетика. Россия обладает выдающимися достижениями в ядерной энергетике, создает самые безопасные АЭС на быстрых нейтронах, имея в качестве приоритетных потребителей и партнеров Индию и Китай. Кроме того, наша страна располагает колоссальным комплексом углеводородной энергетики, включая систему трубопроводов, идущих на Запад и Восток. Китай делает серьезную ставку не только на атомную энергетику, но и альтернативную энергетику, построив крупнейшую в мире ГЭС и являясь лидером в области ветровой энергетики в развивающемся мире. Индия развивает атомную энергетику, располагает богатейшими запасами тория. Эта страна - крупнейший в мире инвестор альтернативной энергетики. Бразилия, обладая большими запасами урана, как и Россия, активно участвует в переработке отработанного ядерного топлива, а также успешно внедряет уникальные технологии извлечения энергии из тростника. ЮАР работает в области извлечения энергии из бурого угля с минимизацией негативных экологических последствий.

Нельзя не сказать и о продовольственной безопасности и формировании условий для устойчивого сельского хозяйства. Это связано не только с численностью населения БРИКС и основными потребителями продовольствия в мире - Китаем и Индией, но и с тем, что Бразилия и Россия являются ведущими мировыми производителями продовольствия. Внимание к сельскому хозяйству, которое, как и энергетика, есть основа жизнедеятельности, связано с людьми.

Этим же обусловлено понимание, что в условиях растущего техногенного и антропогенного давления на биосферу Земли приоритетными проектами становятся развитие постиндустриальной «зеленой экономики», экологически чистых энергетики и транспорта, безотходных отраслей производства, глубокой переработки природных ресурсов и отходов общественного и домашнего хозяйства.

Одним словом, все участники межгосударственного объединения развивают так называемые несущие отрасли экономики, тесно связанные с инновационным развитием и ориентированные на научно-технический прогресс (НТП).

Вовсе не случаен поэтому все больший акцент на научно-технологическом развитии и взаимодействии, что отметили и в ЮНИДО4. В результате совместной активности был подписан меморандум БРИКС по вопросам науки, технологий и инноваций, который, заложив правовую базу этой сферы, определяет ее в качестве стратегической и ориентирует не только на качественную открытость, но и значительную опору на собственные силы, а также синергию научно-технических потенциалов участников БРИКС. Меморандум зафиксировал также направления сотрудничества пяти государств с учетом национальных приоритетов каждого участника ассоциации5.

Одобрена рамочная программа БРИКС по финансированию совместных многосторонних проектов в сфере научных исследований, коммерциализации технологий и инноваций, институтов развития, национальных и при необходимости региональных фондов, осуществляющих финансирование научно-технических проектов6. Другими словами, предложен механизм научно-исследовательской и инновационной инициативы БРИКС, которая предполагает концентрацию усилий стран межгосударственной ассоциации на прорывных проектах. По существу, речь идет о формировании мегапроектов по инициативе БРИКС, которые будут открыты для ученых и инженеров из разных стран. Именно так действует Европейский союз.

Вместе с тем необходимо констатировать, что в контексте межгосударственного объединения происходит технологическое выравнивание, однако ориентация на НТП пока не стала основным драйвером развития членов БРИКС. Данные ЮНЕСКО, собранные за последние пять лет, указывают на то, что вклад членов межгосударственного объединения восходящих гигантов в интеллектуальный компонент международных научно-технологических отношений отстает от их доли в мировом валовом продукте, рассчитанном по паритету покупательной способности.

Таблица №2

Динамика доли расходов на НИОКР, исследователей, научных публикаций и патентов USPTO от общемировых показателей (в %)* (*В разделе патентов приводятся данные по состоянию на 2014 г.)

Бразилия

Россия

Индия

Китай

ЮАР

2007

2013

2007

2013

2007

2013

2007

2013

2007

2013

Доля участия в общемировых расходах на НИОКР

2,1

2,2

2,0

1,7

2,7

-

10,2

19,6

0,4

0,3

Доля исследователей от мирового показателя

1,8

-

7,3

5,7

2,6

-

-

19,1

0,3

0,3

Доля 
научных публикаций от мировых показателей

2,7

2,9

2,7

2,3

3,6

4,2

9,9

20,2

0,5

0,7

Доля 
патентов от мирового показателя

0,1

0,1

0,2

0,2

0,5

1,2

1,1

2,7

0,1

0,1

Источник: Доклад ЮНЕСКО по науке «На пути к 2030 году». UNESCO Publishing, 2015.

Анализ данных таблицы позволяет выделить несколько тенденций, касающихся БРИКС. Доля стран межгосударственного объединения в мировых расходах на НИОКР составила в 2013 году примерно 27%, что положительно отразилось на динамике численности исследователей и научных публикаций, соответственно 29,8% и 30,3% от общемировых показателей. Это означает, что в этих странах, правда в разной степени, удалось создать научный потенциал и наладить его реализацию. В то же время совершенно иная картина предстает с точки зрения зарегистрированных патентов - процесс, полностью контролируемый авангардными развитыми странами. Тем более что USPTO, упомянутая в названии таблицы, расшифровывается как United States Patent and Trademark Office.

На БРИКС приходится всего 4,3% от мировых показателей. Соответствующая доля «G7» - 83,5%* (*Все проценты взяты из доклада ЮНЕСКО и являются сложением данных определенных стран. Что касается «G7», то в источнике отсутствует информация по Италии в части, касающейся патентов.). А на США приходится 50,1%, цифра, лишний раз указывающая на стремление обеспечить технологическое лидерство. Такое соотношение БРИКС и «G7» свидетельствует об интеллектуально-правовой асимметрии, существующей в однополярном мире. Авангардные развитые страны во главе с США пытаются аккумулировать в своем распоряжении интеллектуальную собственность через контролируемую этими государствами систему правового оформления патентов и торговых марок. Это означает, что привилегия оформления права, являющаяся достаточно дорогостоящей процедурой, а также «правовое крючкотворство» имеют приоритет перед реальным личным авторством. Трудно представить себе, что таланты планеты в подавляющем большинстве живут и работают на Западе. С помощью отработанных механизмов появляются владельцы интеллектуальной собственности, которые на основе легальных процедур осуществляют трансфер новых знаний, содействуют их проходу через «долину смерти» и организуют широкое коммерческое распространение инноваций на глобальном рынке. В этой связи остро встает задача интеллектуально-правового выравнивания в контексте международных отношений.

Если говорить о вкладе членов БРИКС в инновационное развитие, то прежде всего следует подчеркнуть резкий рост доли Китая, как с точки зрения расходов, увеличивающихся по линии государства и частных корпораций, так и в плане роста числа исследователей и научных публикаций. При этом в Китае пока отсутствуют прорывные исследовательские результаты. Однако такая ситуация временна, учитывая достижения китайских ученых в области биологических и гуманитарных наук, наук, изучающих новые материалы, когнитивные процессы и искусственный интеллект. Превратив КНР в «мировую фабрику», власти активизируют перевод многих производств на цифру и ставят задачу создания «глобальной лаборатории».

В Индии наблюдается значительный рост расходов со стороны делового сектора, ориентированного на инновации, что существенно дополняет правительственные инвестиции в науку. Упор делается на фармакологию, биологию, химию, новые материалы. Ведутся исследовательские работы, связанные с космосом, ядерной энергетикой, сельским хозяйством и информационными технологиями. В целом страна ориентируется на формирование крупного международного научно-исследовательского центра.

В Бразилии имеют место стабильные расходы на науку с акцентом на сельскохозяйственные исследования и исследования в области науки о жизни. Отличительной особенностью бразильской науки является ее ориентация на создание инноваций для авиастроения, энергетики, программного обеспечения, электронного и оптоволоконного приборостроения.

Что касается России, то она, являясь наследницей СССР, традиционно сильна в фундаментальных науках по широкому спектру, однако проблема заключается в слабой коммерциализации новых знаний. В этой связи в последние годы наблюдается смещение акцента в сторону инноваций за счет фундаментальной науки. Сокращается быстрыми темпами и отряд исследователей, которые недостаточно активны в публикациях. Ситуация усугубляется и в связи с затеянной реформой научной системы страны, включая изменение статуса Российской академии наук, акцентом на университетской науке, а также неадекватными результатами преобразований высшей школы. Вместе с тем императив инновационного развития стал доминировать в национальном сознании.

С учетом складывающейся ситуации на глобальном интеллектуальном поле представляются обоснованными шаги БРИКС по стимулированию охраны прав интеллектуальной собственности и защиты технологий. Формирование собственного центра патентования и регистрации торговых знаков с учетом наработок участников межгосударственного объединения, а также быстро развивающихся стран, входящих в другие международные структуры, представляется движением в правильном направлении. Вкладом в подобное движение является евразийский патент, который в совокупности с ресурсами других участников БРИКС призван преодолеть зависимость от традиционных центров регистрации прав интеллектуальной собственности7.

Другое важное направление взаимодействия БРИКС, которое может укрепить их положение на интеллектуальном поле, связано с налаживанием эффективной работы национальных инновационных систем восходящих гигантов. Речь идет о комбинации целого ряда компонентов, которые развиты в разной степени в конкретных странах, поэтому потребуется время, чтобы инновационное развитие стало реальностью. Прежде всего требуется сформировать в обществе атмосферу высокой значимости знаний. Национальный бизнес должен извлекать масштабные прибыли, ориентируясь на достижения науки и образования, то есть быть, по сути, инновационным бизнесом.

Конечно, наука и образование не могут быть изолированными от международных достижений ученых и высшей школы разных стран. Соответствующие эффективные модели опираются на глобальный передовой опыт, а также сочетание достижений человечества с национальной стратегией развития науки и образования. Именно на этом пути возможен переход от «утечки мозгов к циркуляции умов», что ведет к постепенному сокращению интеллектуального разрыва авангардных развитых и быстро развивающихся стран. Объединение усилий в контексте БРИКС может укрепить эту тенденцию. В частности, сформированные Сетевой университет БРИКС и Лига университетов БРИКС, на наш взгляд, могли бы внести свой вклад в развитие интеллектуального потенциала восходящих гигантов.

Еще одним важным направлением на интеллектуальном поле является концентрация усилий на конвергентных технологиях, обозначаемых аббревиатурой NBIC (нано-, био-, информационные и когнитивные технологии). Они, проникая друг в друга, дают синергетический эффект и качественно новые свойства продукции. Именно акцент на шестом технологическом укладе может подготовить технологический прорыв БРИКС, потому что именно вокруг NBIC формируется ядро, которое включает компоненты всех конвергентных технологий. В частности, речь идет о таких известных секторах, как микроскопическая робототехника с искусственным интеллектом, генная инженерия, клеточные технологии, сканирующие микроскопы, качественно новые материалы8.

В то же время все более широко осознается важность сочетания когнитивных облачных технологий, современных научных знаний о функционировании экономики, Больших данных, касающихся экономико-технологического развития, методов корпоративного управления, автоматизированной отчетности, а также глубокого понимания процесса познания. Для обозначения этого сочетания используется аббревиатура CCEIC. Эта система тесно взаимодействует с NBIC, выступая источником инвестиций для инноваций, работает в сетевом режиме, а ее потребителями являются не только транснациональный капитал, но и в еще большей степени средний и малый бизнес9.

В БРИКС отдают себе отчет, что постиндустриальная перспектива вовсе не означает промышленную и сельскохозяйственную деградацию. Наоборот, в современном мире со всей серьезностью занялись индустриализацией национальных экономик на качественно новых технологических основах. Это обусловливает формулирование приоритетов промышленной и научно-технической политики. В этой связи речь идет, как минимум, о четырех технологическиx кластерах, связанных с информатизацией, автоматизацией производства, оптимизацией использования ресурсов и гуманитарными аспектами жизни людей.

Информатизация занимает первое место среди кластеров, являясь эпохальной платформой. В части, касающейся новой индустриализации во второй декаде XXI века, речь идет об использовании Больших данных, которые на новый уровень ставят эффективность принимаемых на их основе решений, с одной стороны. А с другой - позволяют использовать этот инструмент влияния в когнитивной психологической борьбе. Если присовокупить к этому технологии социальных сетей, то повышается не только эффективность коммуникации, но и «возникает потенциально опасная система коммуникаций между различными социальными и геополитическими группами»10.

Нельзя не упомянуть и повсеместную автоматизацию производственного цикла и внедрение робототехники, что позволяет снизить затраты по сравнению с использованием людских ресурсов. К этому же кластеру относятся технологии производства методом 3D-принтеров, которые заменяют ряд традиционных методов производства продукции с высокой добавленной стоимостью.

Стирание границы между реальным и виртуальным миром на ниве индустрии происходит в результате конвергенции информационно-коммуникационных технологий и промышленных процессов. Появилась возможность представления в цифровой форме жизненного цикла любого изделия или сооружения. Ядром феномена, обеспечивающего цифровое преобразование промышленности, является система автоматизированного проектирования, которая стала быстро развивающейся отраслью промышленности и предметом международного сотрудничества и международной конкуренции11.

Эти процессы еще в большей степени ускоряют трансфер технологий в глобальном масштабе. Глобальный технологический трансфер (ГТТ) развивается очень быстрыми темпами, в результате чего в международной торговле продукты с высокой добавленной стоимостью, технологии и знания в стоимостном отношении уже заметно превзошли полезные ископаемые. По данным Комитета по развитию и интеллектуальной собственности Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС), объем ГТТ составляет 12,5 трлн. долларов, то есть примерно 20% мирового ВВП12. Это означает, что логикой развития глобального технологического трансфера охватывается все большее число стран и негосударственных субъектов международных отношений. В контексте БРИКС также действует система трансфера технологий (BRICS technology transfer networking)13. Значительно ускоряется темп технологических трансформаций и сокращается длительность технологических циклов. Стремительно расширяется опора на глобальный облачный технологический ресурс. Число технологий, получающих широкое распространение, постоянно увеличивается.

Одновременно на Саммите ООН по устойчивому развитию, который состоялся в сентябре 2015 года в Нью-Йорке, были рассмотрены механизмы глобального партнерства в духе глобальной солидарности. В число международных механизмов ООН включила укрепление потенциалов развивающихся стран и передачу им чистых и экологически безопасных технологий на выгодных условиях, принятых по взаимному согласию14. Понятно, что в такой формулировке речь идет о глобальном технологическом трансфере, который был обусловлен конкретными задачами повестки дня в области развития после 2015 года.

Однако, несмотря на отмеченные явления, ГТТ по-прежнему, как и в годы холодной войны, является инструментом политического влияния. Развитые страны предоставляют высокие технологии так называемым лояльным государствам. Но лояльность обусловлена прежде всего зависимостью. Преодоление зависимости, к которой стремятся действительно суверенные государства, может изменить статус лояльности на противоположный. В этом заключена одна из причин, почему технологии получают неконтролируемое распространение в мире. В некоторых случаях возникают опасные последствия.

БРИКС решительно выступает против подобной трактовки технологического трансфера, а также тех сил, которые препятствуют «выравниванию игрового поля» в инновационном и интеллектуально-правовом аспектах и отстаивают право на технологическое превосходство, пытаясь распространить логику гонки вооружений холодной войны на «гонку технологий». Опираясь на глобальный облачный технологический ресурс, межгосударственное объединение восходящих гигантов открыто к участию в решении глобальной проблемы «расползания» опасных технологий. Россия и ее партнеры готовы вносить вклад в государственное регулирование и общественный контроль трансфера технологий на глобальном уровне, с тем чтобы создать эффективный механизм, который бы исключал попадание опасных технологий в недобрые руки террористов и преступников, с одной стороны, а с другой - создавал оптимальные условия для национальных технологических прорывов.

Опыт добросовестных реципиентов ГТТ показывает, что, во-первых, даже для простой имитации и адаптации к национальным условиям чужих технологий необходимы технологическая готовность и творческий подход. А во-вторых, рано или поздно, причем через довольно короткий промежуток времени, страна сталкивается с необходимостью создания своей научной и технологической базы и соответствующего механизма, в рамках которого знания из научной сферы передаются бизнесу и материализуются. То есть необходима национальная модель развития технологического трансфера15

В этой связи эндогенная технологическая основа, как представляется, должна иметь некоторый приоритет с точки зрения развития национальной конкурентоспособности. Речь идет о приоритете в принципе. Это означает, что к приоритету эндогенных технологий чаще всего приходят через трансфер технологий между странами. Однако тот, кто такую задачу не ставит, в конечном счете становится полностью технологически зависимым. Именно такого подхода придерживаются члены БРИКС.

Важным направлением инновационного развития БРИКС могли бы стать высокие гуманитарные технологии. Выдвижение таких технологий в центр шестого технологического уклада обусловлено целым рядом обстоятельств. В современном мире возрастает значимость когнитивной и психологической борьбы. «Гибридные войны», относящиеся к форме этой борьбы, имеют целью трансграничное влияние на массы людей. «Цветные революции», несмотря на внутреннюю энергию, также связаны с феноменом трансграничного воздействия. Впрочем, успешно влиять можно прежде всего на «заторможенных людей», у которых мотивация заменяется навязанными «решениями по выбору», а склонность к аналитическому мышлению - различного рода автоматическими стереотипами. Эти свойства поведения и мышления культивируются в информационных обществах развитых стран16

Между тем современная жизнь под влиянием научно-технического прогресса требует инновационного мышления, предполагающего не столько решение накапливающихся проблем, сколько их предвидение и ликвидацию в зародыше17. Нельзя сбрасывать со счетов и историко-культурный фактор в мышлении и поведении в условиях глобализации.

В этой связи российская школа теории гуманитарных систем исходит из того, что высокие гуманитарные технологии наряду с верой не только укрепляют ценности и нормы традиционной культуры, но и формируют новые правила, основанные на адаптационных механизмах человека, понимании происходящих перемен и коррекции ценностных ориентиров. В этой связи, как представляется, человечество будет постепенно отходить от общественного сознания, в котором имеет место противопоставление интересов человека и общества, а также культивируются эгоизм и безверие. Будущее принадлежит системе ценностей, координирующей интересы человека и общества на основе принципа коллективизма, понимания общих задач жизни в гармонии с природой, приоритетов традиционных ценностей семейного и личного счастья. Это означает, что человек социальной модели одержит окончательную и бесповоротную победу18.

Научно-технический прогресс неизбежен, он позволяет решать все новые проблемы, снимать опасения и риски. Однако, видимо, пора распрощаться с представлением об НТП как исключительно позитивном феномене. Укрепляется точка зрения, что он может иметь глобальные отрицательные последствия. Поэтому требуется крайняя осторожность, «одно неуклюжее движение и один неосторожный шаг» оборачиваются невосполнимой утратой. Вопрос, следовательно, заключается в исключении из рядов человечества субъектов, находящихся во власти и принимающих ответственные решения, интеллектуально ущербных и морально готовых на такие движения и шаги. Здесь должны быть поставлены непреодолимые барьеры. Кроме того, в современных условиях актуализируется переход от информационного общества к обществу знания, которое базируется не только на информации, ее анализе, систематизации и обобщении, но и на научных, экологических и этических основах.

Возрастает значение глобальной этики ноосферы, когда человек не имеет права перейти границу, дозволенную Природой. Именно этим фундаментальным соображением обусловлена общепринятая концепция устойчивого развития. Лидером этой концепции является Бразилия. Гармония с окружающей средой предполагает осуществление «зеленых» научно-технических разработок, без которых общество обречено на творческо-интеллектуальную деградацию. При этом следует помнить, что технического решения экологического кризиса не существует19.

Таким образом, научно-технический прогресс все сильнее влияет на современные международные отношения в целом и международные отношения стран БРИКС в частности, все яснее вырисовываются вызовы и угрозы, которые несет его энергия в случае политической недальновидности и отсутствия прозорливости. Поэтому нельзя подходить к научно-техническому прогрессу, руководствуясь традиционными мерками, использовать его достижения в интересах одного или группы государств, даже очень развитых и передовых. Старые подходы решения проблем, которые ставит глобальная технологическая революция в цифровую эпоху, гибельно опасны для человечества. Нужны новые подходы к международным научно-технологическим отношениям (МНТО) и консолидированное международное управление НТП. В этой связи чрезвычайно важно выработать глобальную повестку дня научно-технологического сотрудничества на мировой арене, его принципы, правила и механизмы, адекватные реальностям и масштабам глобального инновационного процесса20.

В этой связи БРИКС предложил модель усиления позиций на технологическом поле. Его стратегия заключается в том, чтобы сформировать консолидированную технологическую платформу, сеть трансфера технологий, а также рабочее взаимодействие на уровне исследований и инноваций21. Такая стратегия может рассматриваться как движение в сторону реализации идеи направлять часть отчислений от интеллектуальной ренты в специально созданный глобальный технологический фонд, контролируемый ООН и нацеленный на политически не ангажированную помощь отстающим странам. Через такой фонд можно было бы финансировать эндогенное технологическое развитие, помогать становлению национальной инженерной образовательной школы, содействовать формированию отряда квалифицированных рабочих, содействовать индустриализации развивающихся стран на новой технологической основе.

В контексте глобального технологического трансфера должна быть создана специализированная международная организация системы ООН, которая, взаимодействуя с ПРООН, ЮНИДО, ЮНКТАД, ЮНЕСКО и ВОИС, а также национальными правительствами, на базе суперкомпьютера анализировала бы движение военных и двойных технологий в мире и использование последних в немирных целях. Причем эта организация могла бы действовать по типу МАГАТЭ на основе международного законодательства и полномочий, предоставленных ей международным сообществом. Думается, что, несмотря на достижения Комитета по развитию и интеллектуальной собственности ВОИС, существующий механизм вряд ли сможет выполнять изложенные функции в полном объеме.

Можно сказать, что в мире уже формируются, а в условиях многополярного мироустройства будут расширены, предпосылки глобального технологического альянса в виде глобального технологического фонда, международной базы данных технологического трансфера, глобального облачного технологического ресурса (см. Рисунок 1). Этот альянс должен опираться на правовые и этические основы. В этой связи его задача - обновление и создание международно-правовой и международно-этической среды международных научно-технологических отношений, субъектами которой являются государства, юридические и физические лица, которые выступают инициаторами социально-ответственных товаров, услуг и инноваций, связанных с промышленностью, сельским хозяйством, наукой, образованием, энергетикой, транспортом, связью, околоземным космическим и глобальным информационным пространством.

Рисунок 1

Структура глобального технологического альянса в многополярном мироустройстве

В многополярном мире в отличие от однополярного мира глобальный технологический альянс, судя по всему, со временем станет реальностью и будет работать с утроенной силой, быстрыми темпами формируя целостное международно-правовое регулирование международных научно-технологических отношений и международные этические ценности НТП цифровой эпохи, внося вклад в глобальную безопасность и новое качество международных отношений. БРИКС как один из центров многополярного мира мог бы, как представляется, все более активно участвовать в продвижении глобального технологического сотрудничества.

 1Лавров С. БРИКС – глобальный форум нового поколения // www.brics.mid.ru

 2Global Economic Outlook Database. GDP based on PPP share of world total (IMF, April 2015).

 3www.brics.mid.ru

 4Korotkov S. BRICS and UNIDO. Technology and Innovation for SMEs Development.

 5Фортолезская декларация 2014 г. П. 67.

 6www.brics-ttn.org

 7Бирюков А.В. Современные международные научно-технологические отношения. М.: РосНОУ, 2014. С. 392.

 8Глазьев С.Ю. Стратегия опережающего развития России в условиях глобального кризиса. М.: Экономика, 2010. С. 89.

 9Овчинников В.В. Технологии глобальной конкуренции. М.: ИНЭС-МАИБ, 2012.

10Мир в 2030 году: прогноз американских экспертов (о докладе Национального совета по разведке США «Глобальные тенденции 2030: альтернативные миры») / Аналитические доклады ИМИ. Выпуск 3 (38). М.: МГИМО-Университет, 2013. С. 29.

11Механик А. Бизнес со скоростью света // Эксперт. 2015. №26-27. 29 июня - 5 июля. С. 69-74.

12Guide on Intellectual Property Commercialization. WIPO, 2015. Р. 10.

13www.brics-ttn.org

14Итоговый документ саммита ООН по принятию повестки дня в области развития после 2015 г. А/69/L.85. П. 41.

15Бирюков А.В. Указ. соч. С. 71-72.

16См., например: Санстейн Касс Р. Иллюзия выбора: кто принимает решения за нас и почему это не всегда плохо. М.: Альпина Паблишер, 2016.

17Рейни Дэвид Л. Долгосрочные направления развития сферы глобальных инноваций // Инновационное развитие: международный опыт и стратегия России. М.: МГИМО-Университет, 2009. С. 48.

18См.: Цыганов В.В. Адаптивные механизмы и высокие гуманитарные технологии. Теория гуманитарных систем. М.: Академический проект, Альма-Матер, 2012.

19Моисеев Н.Н. Мировое сообщество и судьба России. М.: МНЭПУ, 1997. С. 29.

20Бирюков А.В. Указ. соч. С. 9.

21Strategy of BRICS Economic Partnership. 7th Summit of BRICS, Ufa City, Russian Federation. July 9, 2015.

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 23 сентября 2016 > № 1906032 Алексей Бирюков


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter