Всего новостей: 2397727, выбрано 2 за 0.003 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Билан Сергей в отраслях: Металлургия, горнодобычаНефть, газ, угольвсе
Билан Сергей в отраслях: Металлургия, горнодобычаНефть, газ, угольвсе
Россия. ЮФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 6 апреля 2016 > № 1748380 Сергей Билан

Сергей Билан: "Мы создали лучший маркетинг своего уровня и своего времени"

Cергей Билан, назначенный управляющим директором Таганрогского металлургического завода (ТАГМЕТ), дал первое интервью в новой должности.

– Сергей Иванович, ваша трудовая биография тесно связана с Таганрогским металлургическим заводом, насколько вам близки Таганрог и ТАГМЕТ?

– Насколько может быть близка человеку Родина? Таганрог – мой родной город, в котором я прожил 40 лет. А на заводе я прошел путь от слесаря до руководителя подразделения. Потом меня пригласили работать в Трубную Металлургическую Компанию. И вот я снова на ТАГМЕТе, чтобы решить те задачи, которые ставит компания, на новом этапе развития завода. Проекты, реализованные за годы реконструкции, мы должны вывести на уровень, который сегодня нужен нашей компании.

– А вы помните, как впервые пришли на завод? Каким этот день остался в ваших воспоминаниях?

– Не самые приятные воспоминания об этом дне. Я ведь не профессиональный металлург. Я инженер-механик, окончил Институт железнодорожного транспорта. Пришел на завод с конкретной задачей – ТАГМЕТ хотел наладить ремонт вагонов, планировалось расширение вагонного депо с серьезными инвестициями. Но в последний момент железнодорожники передумали и не разрешили заводу это делать.

Я оказался немного не у дел. В течение недели ходил устраиваться на завод. Когда мне все это надоело, я пошел к главному инженеру, тогда это был Алексей Федорович Шулежко, и задал вопрос: «Если я не нужен на заводе, дайте мне открепление, я хоть на железную дорогу устроюсь...» Он спросил: «А ты кто по специальности?» Я ответил, что инженер-механик.

И я был направлен в трубопрокатный цех (ТПЦ), там в 1984 году запускалась линия приварных замков. Потом попал на прокат. Но хотелось творческой работы, ведь я инженер. А как раз в этот момент создавался цех ремонта металлургического оборудования, я пошел туда и три года работал бригадиром по подготовке капитальных ремонтов. Получил громадный опыт. Можно сказать, что мне повезло изучить все оборудование, которое тогда было на заводе. Вскоре меня назначили механиком цеха, затем заместителем начальника цеха, а потом, в 1990-м, главный механик Валентин Викторович Эксакусто пригласил меня в свой отдел.

С 1990 года по 1997 я обеспечивал завод запчастями, инструментом, занимался вопросами реконструкции механического и литейного цехов, строительством печи-ковша. Мы тогда очень много сделали по обеспечению завода прокатным инструментом. В литейном цехе смогли наладить производство прокатного инструмента, который был необходим. Дорны мы лили в мартеновском цехе. Это была огромная экономия для предприятия, и при этом мы не зависели от внешних поставщиков. В те годы, когда были разорваны все хозяйственные связи, достать что-либо, даже за деньги, было крайне сложно. Я считаю одной из своих заслуг то, что тогда завод не остановился, хотя многие предприятия стояли из-за отсутствия снабжения. А мы работали, работали серьезно.

Потом я перешел в экономические службы, в сбыт. Знания в новой для себя области черпал в интернете, в англоязычных изданиях изучал лучшие мировые практики.

– Насколько вы были уверены в своем выборе, когда приняли предложение работать в Трубной Металлургической Компании?

– Я видел, как развиваются маркетинговые службы на других предприятиях. ТАГМЕТ тогда был в определенном загоне, это было связано с борьбой за завод. У ТМК к тому времени было уже два из семи крупнейших на тот момент заводов. Я видел подходы ТМК к решению многих вопросов. Это был просто другой уровень. Я понимал, что заводы уже не смогут сами выживать, потому что процесс глобализации запущен по всей России. Мы от этого просто не уйдем. Редкое предприятие готово инвестировать миллиарды в свое развитие. Что успел сделать ТАГМЕТ? На тот момент мы построили печь-ковш. А все проекты, которые реализовывались потом, – и сталеплавильное производство, и МНЛЗ (машина непрерывного литья заготовок) и стан PQF – все это стоило больших денег, мы вряд ли смогли бы завершить реконструкцию так быстро, как это было сделано в рамках ТМК.

ТАГМЕТ вошел в ТМК и начал успешно развиваться. Мы получили финансирование, мы смогли перевооружиться, и сегодня завод по горячей части имеет все, что нужно для того, чтобы соответствовать мировому уровню. Теперь наша задача – научиться работать, как работают на мировом уровне: с минимальными человеческими затратами, с минимальной себестоимостью, с максимальной прибылью и увеличением выпуска высокотехнологичной продукции, которая сегодня востребована на рынке. Рынок есть, и он от нас много хочет, но пока еще мы не все можем сделать в должном качестве и количестве.

– Какой из проектов, которыми вы занимались в ТМК, запомнился вам больше всего?

– Запомнилось все, ведь это моя жизнь. Каждый наш успех, которого мы достигали в составе компании, это и мой личный успех, и успех других людей в команде. В ТМК собралась команда лучших менеджеров не только в России, но и в мире.

Так сложилось, что я всегда имел двойное подчинение. С одной стороны – в компании управляющей. С другой стороны – я не терял связь с Торговым домом, с реальным бизнесом. Так легче, ты всегда находишься в гуще событий, понимаешь сегодняшние задачи. В Торговом доме мы увеличили продажи в наших филиалах на региональном рынке. По машиностроению удалось многое сдвинуть с мертвой точки. Мы создали лучший маркетинг своего уровня и своего времени. У меня множество дипломов висит на стенах в Москве, я их оставил сегодняшним маркетологам для того, чтобы они понимали, кто мы, что мы и откуда мы происходим. Они должны знать, что они работают в компании, где всегда был лучший маркетинг. Пусть и дальше продолжают эту традицию.

Мне удалось достаточно много сделать на поприще развития и продвижения премиальных соединений. К своему активу и к активу тех людей, которые тогда со мной работали, я могу добавить тот факт, что нам удалось увеличить реализацию премиальной трубы в Российском дивизионе с 30 тысяч до 130 тысяч тонн в год. Сегодня мы номер один в России по этому виду продукции.

Когда я занялся нефтегазовым сервисом, мы успешно совершили трансфер многих технологий с американского рынка на российский. Поставили на производство безмуфтовые соединения, специальные соединения для добычи определенных видов нефти, перенесли лучший американский опыт в Россию и развили его. Хотя, честно говоря, делать это крайне тяжело, потому что бизнес у нас и у них развивается по-разному. В Америке любой бизнес-процесс они стараются раздробить на бесконечное множество аутсорсинговых процессов, у каждого процесса есть свой хозяин, но это мелкое дробление. У нас наоборот – все требуют, чтобы был один хозяин, чтобы все было в одних руках.

Нормальный аутсорсинг может развиваться только там, где есть высокий уровень конкуренции. Где ты можешь для решения какой-то задачи собрать определенное количество компаний и выбрать из них ту, которая предложит лучшее соотношение качества и цены за услугу.

– Вы уже осмотрелись в Таганроге. У вас наверняка есть набросок программы-минимум, с чего вы начнете свою деятельность в должности управляющего директора предприятия?

– У меня нет программы-минимум, есть программа-максимум, которая включает в себя задачи, поставленные передо мной компанией. Минимумом мы не отделаемся. Минимум уже был: мы запустили проекты, мы начали работать, теперь надо, чтобы PQF после восьми лет работы вышел на цифры, которые заложены в проекте, чтобы окупаемость его была нормальной. Задача простая – делать на нем 45 тысяч тонн, сколько заложено в него по производительности, сокращать простои оборудования и катать высококачественную трубу.

Задача вторая – это вывод нашего сталеплавильного производства на нужный для компании уровень. Ведь сегодня мы имеем комплекс, который может делать миллион тонн стали. Делаем 600 тысяч тонн. То есть, комплекс загружен на 60%, это неправильно. В нынешних условиях очень выгодно и интересно продавать заготовку за рубеж. Таганрог имеет порт, у ТАГМЕТа есть свободные мощности, значит, нам надо думать о том, как выходить на мировые рынки с заготовкой.

Что касается трубосварочного производства, мы его поддерживаем, но не развиваем, потому что развивать его в нынешних условиях – это просто безумие. Сейчас мы забываем про экспорт, потому что сварная труба в том виде, в каком она существует сегодня, перестала быть объектом мировой торговли. Ее уже делают практически во всех странах. Мы просто из глобального игрока российского рынка становимся локальным игроком.

Ну, наверное, оцинковка будет исключением, потому что из всех больших российских производителей одни мы производим ее сегодня. Есть еще мелкие заводы, которые берут чужую трубу и оцинковывают ее, но эта труба не соответствует многим параметрам, заявленным производителями. Нельзя трубу, не прошедшую термообработку, называть водогазопроводной. Она никогда не пройдет необходимые тесты.

– Власти города выражают надежду, что крупный бизнес поможет ему в решении ряда назревших проблем. Как вы будете выстраивать взаимоотношения с городом?

– Какие взаимоотношения могут быть у жителей города с городом? Только самые теплые. Если будет нормальный диалог между городскими властями и руководителями крупных предприятий, то это даст только положительный эффект. Мы с вами сегодня ездим по ужасным дорогам. Город не освещен, тротуаров нет. Кому это нравится? Мне это не нравится. И людям это не нравится, они озлобляются. Надо строить нормальное гражданское общество, которое будет в нормальном диалоге с властью. Все для этого есть: заводы работают, налоги платят, теперь надо, чтобы все это нормально использовалось на благо горожан. Тогда и не будет протестных голосований. Тогда люди будут понимать, что есть власть, которая о них заботится.

Россия. ЮФО > Металлургия, горнодобыча > metalinfo.ru, 6 апреля 2016 > № 1748380 Сергей Билан


Россия > Нефть, газ, уголь > metalinfo.ru, 26 ноября 2014 > № 1237180 Сергей Билан

Сергей Билан: Крупнейший производитель труб делает ставку на развитие нефтегазового сервиса

По итогам 2013 года Трубная Металлургическая Компания (ТМК) вновь стала крупнейшим производителем трубной продукции в мире. Компания держит первенство по объемам производства уже пять лет подряд, и даже сложности, которые переживает мировая металлургическая отрасль, не помешали ТМК в прошлом году установить новый рекорд по отгрузке продукции – более 4,3 млн тонн. О том, за счет чего удается достигать таких результатов в непростое для металлургов время, рассказал заместитель генерального директора ТМК по нефтегазовому сервису Сергей Билан.

– Сергей Иванович, почему, когда большинство металлургических компаний сокращают объемы производства, ТМК их увеличивает? В чем секрет?

– Особого секрета нет. Мы, как и все ведущие компании отрасли, внимательно следим за динамикой рынка и стремимся учитывать тенденции его развития. Для нас, например, еще в момент создания компании в 2001 году было очевидно, что, производя только стандартную трубу, мы не сможем развиваться так, как планировали. Чтобы повышать доходность и быть конкурентоспособными, нужно разрабатывать и внедрять в производство высокотехнологичные виды продукции. А собственные разработки требуют соответствующей научно-исследовательской базы. Так компания стала развивать производство труб с премиальными резьбовыми соединениями и заниматься НИОКР.

Одновременно возникла потребность обучать использованию новых продуктов, выезжать на нефтепромыслы, сопровождать спуски трубной продукции, то есть предоставлять нашим основным потребителям, российским нефтегазовым компаниям сервисные услуги. Так более пяти лет назад в структуре компании появилось подразделение «ТМК Нефтегазсервис» (ТМК НГС). И вот уже несколько лет мы позиционируем нашу компанию не как металлургическую, а как субъект нефтегазового сервиса.

Жизнь показала, что наша стратегия верна. Сегодня, чтобы выживать на рынке, нужно не просто вовремя поставить трубу в необходимых объемах под конкретное месторождение и даже под конкретную скважину с учетом ее особенностей, но и производить аксессуары и скважинное оборудование, а также осуществлять супервайзинг при спуске и эксплуатации колонн. Причем такая ситуация наблюдается не только в России, но и во всех основных нефтегазовых регионах мира. Потребитель заинтересован получить не только трубы, а целый комплекс услуг.

– Чем высокотехнологичная продукция, которую вы производите, принципиально отличается от обычной и где она применяется?

– Премиальная продукция предназначена для эксплуатации в скважинах со сложными условиями добычи углеводородов. Эпоха легкой нефти подходит к концу. Нефтяники и газовики идут на Крайний Север, осваивают шельфовые месторождения, бурят горизонтальные и наклонно-направленные скважины. Рядовые трубы для этих целей не подходят. Для решения таких задач ТМК разработала в России целую линейку премиальных резьбовых соединений.

Еще одно семейство премиальных резьбовых соединений было разработано на предприятиях американского дивизиона ТМК, которые вошли в состав компании в 2008 году. Несколько лет мы развивали оба эти семейства параллельно. За счет кооперации между дивизионами мы достигли синергетического эффекта. В частности, в 2011 году выпуск премиальных соединений ULTRA, разработанных в США, был освоен на Орском машиностроительном заводе, входящем в ТМК, а предприятия американского дивизиона получили возможность производить и продавать соединения российской разработки на рынке Северной Америки.

В прошлом году мы предприняли еще один шаг для развития этого сотрудничества, объединив два семейства премиальных соединений под единым брендом ТМК UP (ТМК UltraPremium). Мы считаем, что данная мера расширит возможности компании по участию в тендерах на поставку премиальной трубной продукции, будет способствовать унификации глобального комплексного предложения ТМК. Теперь перед нами стоит задача по продвижению этого бренда, повышению уровня узнаваемости премиальных продуктов компании как в России, так и на международном рынке.

– Какие новинки предлагает ТМК на нефтегазовом рынке?

– Мы пытаемся найти ниши, где мы либо первопроходцы, либо обладаем серьезными конкурентными преимуществами. ТМК – одна из трех компаний в мире, которые производят теплоизолированные лифтовые трубы (ТЛТ). Их сложнейшая конструкция – труба в трубе, с вакуумом в межтрубном пространстве – позволяет эффективно противостоять растеплению многолетнемерзлых грунтов вокруг скважины и тем самым сохранить ее от разрушения. Мы производим ТЛТ на СинТЗ и поставляем, например, «Газпрому». Это уже не трубная продукция, а скорее машиностроительная. Она позволяет безаварийно добывать нефть и газ в условиях вечной мерзлоты.

Важным направлением является освоение выпуска продукции из стали «Хром 13», стойкой к агрессивным средам. Специалисты ТМК впервые в России разработали собственную специальную сталь мартенситного класса и освоили процесс ее выплавки. Уже отгружены партии обсадных, насосно-компрессорных труб из этой стали, предназначенные для эксплуатации на газовых и газоконденсатных месторождениях в районах с пониженными температурами в вертикальных и наклонно-направленных скважинах, скважинах с высоким содержанием СО2.

Мы заметно продвинулись в освоении технологии будущего – бессмазочных резьбовых соединений. Данная технология обеспечивает герметичность резьбы обсадной и насосно-компрессорной колонны без использования резьбоуплотнительной смазки. Для потребителей это важное преимущество – упрощается и сокращается по времени процесс спуска колонны в скважину, что сокращает финансовые издержки в процессе строительства. Не менее важно, что это чистая технология с точки зрения экологических требований. В прошлом году мы начали поставки промышленных объемов этой продукции. Работа по совершенствованию данной технологии продолжается.

– Что дало ТМК производство премиальных продуктов? Какие результаты достигнуты?

– ТМК входит в тройку крупнейших производителей этого вида продукции в мире, а на российском рынке премиальных соединений является лидером. Нами разработано и запатентовано 15 премиальных резьбовых соединений для обсадных и насосно-компрессорных труб, которые позволяют полностью комплектовать трубные колонны продукцией ТМК для любых типов скважин и условий эксплуатации.

Результаты также выражаются в росте показателей отгрузки, доходности, в укреплении репутации компании как надежного поставщика востребованных на рынке продуктов. Объемы отгрузки нашей премиальной продукции увеличиваются неплохими темпами: в 2012 году они возросли на 36,6 % по сравнению с 2011 годом, а по итогам 2013 года рост составил 26,3 %. В 2013 году ТМК поставила своим клиентам более 360 тыс. тонн труб OCTG с премиальными резьбовыми соединениями. Сейчас премиальная продукция формирует около 20 % EBITDA ТМК. Это очень хороший показатель, и мы будем стремиться повышать его и дальше.

– А как вы решаете задачу по разработке новых продуктов?

– Компания развивает собственную научно-исследовательскую базу. Общую координацию и планирование НИОКР осуществляет научно-технический совет ТМК, который тесно взаимодействует с двумя R&D центрами компании в России и США. Лаборатории и технологические подразделения есть на всех производственных предприятиях компании.

Весной 2013 года ТМК заключила с фондом «Сколково» соглашение о создании и размещении центра НИОКР ТМК в технопарке фонда. Он станет третьим научно-исследовательским подразделением компании вместе с институтом «РосНИТИ» в Челябинске и R&D центром в Хьюстоне. Мы рассчитываем, что инновационный центр в «Сколково» откроет новые возможности для разработки и внедрения перспективных технологий и видов продукции.

Расширяя продуктовую линейку, мы идем за клиентами – крупнейшими нефтегазовыми компаниями. Научно-исследовательская деятельность ведется совместно с ключевыми потребителями и их научными центрами. Мы сотрудничаем с «Газпром ВНИИГАЗ», «ВНИИнефть». Нашими партнерами также являются многие академические и исследовательские организации со всего мира: РГУНГ им. И. М. Губкина, Массачусетский технологический институт, Питтсбургский университет и другие. В России мы разработали с «Роснефтью», «Сургутнефтегазом», «Газпромом» долгосрочные научно-исследовательские программы, в рамках которых создаем новые виды продукции под конкретные проекты и месторождения. В рамках этой деятельности в 2013 году было освоено около 100 новых видов продукции с уникальными свойствами.

– А кадры где берете?

– В ТМК по обе стороны океана работает более 200 инженеров-исследователей, в том числе доктора и кандидаты наук. Мы оснастили их всем необходимым, подчас уникальным оборудованием. Это позволяет непрерывно совершенствовать нашу продукцию и технологии ее изготовления.

Но высококвалифицированные исследователи всегда в дефиците, поэтому мы целенаправленно вкладываемся в их подготовку. Именно поэтому ТМК запустила свою стипендиальную программу для одаренных студентов МИСиС. Мы ежегодно проводим молодежные научно-практические конференции как на предприятиях компании, так и на уровне ТМК, в которых участвуют не только сотрудники российских заводов, но и молодые исследователи из европейского и американского дивизионов компании. В этом году состоится юбилейная, уже десятая по счету молодежная конференция. В ближайших планах – создание корпоративного университета ТМК.

– Если говорить о нефтегазовом сервисе, насколько сильны ваши позиции в этом сегменте?

– Предприятия нашего подразделения «ТМК Нефтегазсервис» оказывают услуги по производству и ремонту бурильных, НКТ и обсадных труб, термообработке, нанесению защитных покрытий, изготовлению широкого сортамента элементов трубных колонн и скважинного оборудования. Наши специалисты содействуют комплектации, сборке и спуску трубных колонн в скважины, проводят обучение технического персонала компаний-потребителей. Большая часть нашей работы заключается в управлении запасами. Реализация продукции в комплексе с сервисными услугами дает компании конкурентные преимущества и позволяет увеличивать продажи труб нефтегазового сортамента.

Некоторые услуги, предоставляемые ТМК российским потребителям, уникальны. Например, в прошлом году компания выступила поставщиком трубной продукции и сервисных услуг по подготовке скважин на месторождении компании «Оренбургнефть» (входит в «Роснефть») к гидроразрыву пласта. Данная технология широко используется во всем мире для разработки и интенсификации добычи углеводородов, и ТМК является одним из основных поставщиков труб для решения таких задач.

– ТМК развивает нефтегазовый сервис только в России или в других дивизионах тоже?

– ТМК – глобальная компания. Мы стараемся предлагать нашу продукцию во всех основных регионах добычи углеводородов. То же самое касается и нефтегазового сервиса. Развивая нефтесервисное направление, год назад мы построили и запустили новое предприятие по выпуску труб с премиальными резьбовыми соединениями и сервисному обслуживанию в Эдмонтоне (Канада). В апреле 2013 года дочерняя компания ТМК OFS International (США) приобрела активы по сервисному обслуживанию трубной продукции и производству аксессуаров для нефтегазодобывающей отрасли в Хьюстоне (Техас, США).

Трубный рынок США – самый большой и один из самых привлекательных в мире, особенно с учетом значительных объемов сланцевого бурения, при котором широко применяются трубы с премиальными соединениями. Хьюстон, где размещаются наши активы, – центр нефтегазовой отрасли Америки. Наше предприятие OFS International, расположенное здесь, обладает мощностями по нарезке более 700 тыс. соединений и производству около 250 тыс. соединительных муфт в год. Кроме того, оно предоставляет услуги по инспекции труб и занимается производством различного скважинного оборудования, широко применяемого в нефтегазовой отрасли.

Практически в то же время мы зарегистрировали в Абу-Даби (ОАЭ) сервисный центр Threadingand & Mechanical Key Premium LLC, который будет специализироваться на ремонте труб и скважинного оборудования, а также осуществлять нарезку резьбы на различных элементах трубных колонн. Недавно центр был квалифицирован компанией ADCO в качестве поставщика услуг нефтегазового сервиса. Это позволяет компании участвовать в тендерах ADCO и других нефтегазодобывающих компаний региона в качестве подрядчика по нарезке премиальных резьбовых соединений и предоставлению услуг по ремонту трубной продукции – отдельно и в комплексе с поставкой трубной продукции.

Нефтегазовые компании Ближнего Востока ставят одним из условий участия в тендерах наличие сервисного центра в регионе. Ближний Восток и Северная Африка – крупнейший нефтегазовый регион, стратегический важный для нас. Статус квалифицированного поставщика ADCO будет способствовать привлечению заказов и от других крупных региональных компаний и подразделений мировых нефтегазодобывающих корпораций. Мы рассчитываем, что в этом году объемы предлагаемой продукции и услуг нефтесервисных предприятий ТМК будут расти, а география поставок – расширяться.

Россия > Нефть, газ, уголь > metalinfo.ru, 26 ноября 2014 > № 1237180 Сергей Билан


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter