Всего новостей: 2524424, выбрано 2 за 0.077 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Биби Джордж в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАрмия, полициявсе
США. СЗФО > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 декабря 2017 > № 2434388 Джордж Биби

Спасибо за информацию: редкий пример российско-американского сотрудничества в борьбе с террором

Соединенные Штаты и Россия могут ограниченно сотрудничать в тех областях, где их интересы совпадают, несмотря на мощную взаимную подозрительность.

Джордж Биби (George Beebe), The National Interest, США

В международных отношениях, как и в человеческих делах в целом, представления формируются очень быстро, а меняются очень медленно, даже при наличии доказательств обратного. Следовательно, было бы ошибкой считать прорывом в напряженных двусторонних отношениях прозвучавшее в воскресенье заявление Кремля. В нем говорится, что Центральное разведывательное управление передало российским спецслужбам информацию о террористической угрозе, и эта информация помогла русским предотвратить смертоносной террористический акт. Несмотря на полезность такой информации, новость об этом вряд ли пробьет дыру в представлениях Москвы о том, что Соединенные Штаты вознамерились ослабить, а со временем и свергнуть российский режим. Тем не менее, эта новость является важным указанием на то, что Соединенные Штаты и Россия по-прежнему могут ограниченно сотрудничать в тех областях, где их интересы совпадают, несмотря на мощную взаимную подозрительность.

Сообщения о том, что президент Путин позвонил президенту Трампу и поблагодарил его за информацию ЦРУ, является признаком того, что Кремль видит в этом нечто большее, чем обычный обмен разведывательными сведениями об угрозах. Согласно кремлевскому пресс-релизу, Путин сказал Трампу, что информация из Америки привела к аресту группы подозреваемых, которые планировали взорвать бомбу в историческом Казанском соборе в центре Санкт-Петербурга, который является вторым по величине городом России и родиной Путина. Российское государственное телевидение сообщило, что подозреваемые являются членами террористической ячейки «Исламского государства» (запрещенная в России организация — прим. пер.), которая намеревалась использовать в ходе этой операции террористов-смертников. Путин попросил Трампа передать благодарность директору ЦРУ Майку Помпео за помощь его ведомства в этом вопросе, а также заверил президента, что Россия будет незамедлительно делиться с Вашингтоном любой информацией об угрозах для Соединенных Штатов и их граждан.

Соединенные Штаты и Россия далеко не впервые обмениваются важной информацией о террористических угрозах. Надо сказать, что на первой встрече Путина с президентом Джорджем Бушем в июле 2001 года они подробно обсудили вопросы контртеррористического сотрудничества, а Путин предупредил Буша об опасностях исламского террора со стороны стран, находящихся вдоль южной периферии России, и предложил Вашингтону сотрудничать с Москвой в борьбе против «Аль-Каиды» (запрещенная в России организация — прим. ред.). Спустя несколько месяцев Путин позвонил Бушу и предупредил его об опасных последствиях убийства в Афганистане лидера «Северного Альянса» Ахмада Шаха Масуда, который вел борьбу с талибами. Российская разведка считала, что убийство Масуда предвещает начало масштабной террористической кампании, и что в ближайшее время будет начата операция, которая готовилась уже давно. После терактов 11 сентября обмен разведывательной информацией между США и Россией достиг своего пика, о чем свидетельствуют ежедневные совместные президентские брифинги для Буша и Путина, которые ЦРУ проводило на ранчо Буша в техасском Кроуфорде.

С тех пор обмен разведывательной информацией пошел на убыль в связи с ростом двусторонних разногласий и значительными противоречиями в том, как каждая из этих стран определяет понятие терроризма. Американских официальных лиц все больше тревожило то обстоятельство, что Россия слишком быстро наклеила ярлык террористов вполне легитимной чеченской политической оппозиции, и что она использует слишком жестокие методы борьбы с терроризмом. Москва же считала, что Соединенные Штаты тайно поддерживают чеченских борцов за свободу, передавая им деньги, оружие, и помогая советами. Выступая в 2004 году с обращением к нации после теракта в южном российском городе Беслане, где террористы захватили в заложники школьников и убили несколько сотен человек, Путин едва ли не открыто обвинил Соединенные Штаты в причастности к этому преступлению. Он резко осудил всех тех, кто хочет «отрезать большой кусок нашей страны», и тех, кто «помогает им в этом». По его словам, эти люди думают, что Россия, будучи одной из самых сильных ядерных держав в мире, «по-прежнему представляет угрозу, и эту угрозу необходимо устранить».

Особенность разведки заключается в том, что о ее провалах часто становится известно обществу, а ее успехи остаются в тени. То обстоятельство, что об успехе операции в Санкт-Петербурге сообщили на всю страну, имеет большое политическое значение, особенно в связи с тем, что Путин готовится к переизбранию на президентских выборах, которые состоятся весной будущего года. Но станет ли этот успех переломным моментом, приведет ли он к расширению двустороннего сотрудничества? Это в огромной степени зависит от того, сможем ли мы умерить свои ожидания и преодолеть многочисленные препятствия, стоящие на пути подлинного сотрудничества. Если стороны сумеют ограничить свои амбиции в вопросах двустороннего сотрудничества и, стоя на позициях реализма, расценят этот успех не как важнейший прорыв, а как один шаг в длительном процессе восстановления доверия и предотвращения катастроф, то в этом случае мы сможем избежать разочарований от несбывшихся надежд, которые преследуют российско-американские отношения на протяжении последней четверти века.

Джордж Биби — директор программы по вопросам разведки, работающий в Центре национальных интересов (Center for the National Interest). Ранее он возглавлял аналитическое подразделение ЦРУ, занимающееся Россией, и работал специальным советником у вице-президента Чейни по России и бывшему Советскому Союзу. Он также является президентом аналитической компании BehaviorMatrix LLC.

США. СЗФО > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 декабря 2017 > № 2434388 Джордж Биби


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 1 ноября 2017 > № 2372656 Джордж Биби

Сдержать войну спецслужб России и США

Нельзя путать стремление Москвы изменить наше поведение на международной арене с намерением уничтожить нашу страну.

Джордж Биби (George Beebe), The National Interest, США

Хорошо известно высказывание Уинстона Черчилля, в котором он сравнил внутрикремлевскую борьбу за власть с «борьбой бульдогов под ковром, когда сначала происходит небольшое шевеление, а потом выбрасывается наружу труп побежденного». Эта метафора сегодня весьма уместна при описании конфликта между американским разведывательным сообществом и российскими спецслужбами. Но как показывают последние разоблачения деятельности по оказанию влияния через социальные сети и таинственных акустических атак на американских дипломатов, этот конфликт все чаще выбирается из под ковра наружу, и при этом отсутствует то негласное взаимопонимание, благодаря которому нашу борьбу с КГБ удавалось удерживать в приемлемых рамках.

Во времена холодной войны нетрадиционная борьба между советской и американской разведкой велась в основном в тайне. Каждая из сторон активно проводила войну идей, иногда пользуясь методами дезинформации и «черной пропаганды» для обмана целевой аудитории. Каждая из сторон пыталась получить геополитические преимущества в ходе войн, которые мы вели чужими руками в важнейших регионах мира. Каждая собирала информацию, способную нанести ущерб военному планированию и потенциалу противника. Грязные трюки использовались повсеместно. Однако Вашингтон и Москва прекрасно понимали, что это жестокое соперничество необходимо удерживать в разумных границах. Например, было недопустимо убивать агентов друг друга, отчасти из-за того, что такая беспощадная тактика грозила перерасти в масштабную войну.

Несмотря на окончание идеологического конфликта, который давал мощную подпитку холодной войне, борьба разведок только активизировалась. Надежды обеих сторон на партнерство угасли, и в связи с этим усилились старые противоречия и вражда. А благодаря новым технологиям заниматься шпионажем и операциями по оказанию влияния стало как никогда легко и просто. Это лишь добавило масла в огонь. Поскольку компьютерные сети изначально не защищены от человеческой ошибки, наступающий в кибервойне обладает огромными преимуществами перед обороняющимся. Это одновременно создает стимулы для цифрового вторжения и усиливает страхи обеих сторон по поводу собственной уязвимости. А поскольку старые правила игры уже не действуют, эскалация данного конфликта грозит дестабилизацией двусторонних отношений и нарушением мирового порядка в целом.

В такой обстановке американцы смотрят видеопослания голливудского актера Моргана Фримана, которого поддерживает группа политического действия, куда входит бывший директор национальной разведки Джеймс Клэппер. Этот человек мрачно заявляет, что мы находимся в состоянии войны с Россией, и призывает дать ей отпор. Соблазн наброситься на противника в приступе гнева является вполне естественным. Хакерские взломы серверов Национального комитета Демократической партии и кампании в социальных сетях, о которых сегодня стало известно, потрясли американское общество и убедили многих, что Россия стремится уничтожить нашу демократию. Москва, в свою очередь, чувствует себя в равной степени оскорбленной и обиженной. С ее точки зрения, Соединенные Штаты на протяжении многих лет оказывают тайную и явную помощь оппозиционным организациям внутри и вокруг России. Это убеждает Кремль в том, что Вашингтон стремится окружить и в конечном итоге уничтожить российское государство.

Оба вывода являются преувеличением. Агрессивные действия разведывательных служб, которые по своему характеру сосредоточены на шпионаже и операциях влияния, являются обманчивым отражением общих намерений на государственном уровне. Тот, кто с этим не согласен, должен задуматься о том, почему российские кибервоины не отключают электричество в ключевых американских регионах и не нарушают торги на Уолл-Стрит, хотя технические возможности позволяют им это сделать, и такие действия могут нанести гораздо больший ущерб общественному порядку, нежели публикация электронной переписки, использование услуг интернет-троллей или покупка рекламы в социальных сетях. Россия не должна принимать американские действия в поддержку постепенной демократизации за попытку смены режима. Точно так же и мы не должны путать стремление Москвы изменить наше поведение на международной арене с намерением уничтожить нашу страну.

Это отнюдь не означает, что нам не грозят никакие опасности. Американцы уже не воспринимают всерьез угрозу ядерной войны с Москвой, считая, что это устаревшие страхи времен холодной войны, и что такая угроза сегодня просто немыслима благодаря контролю вооружений, мерам укрепления доверия и разумному эгоизму. Но многие из тех мер безопасности, что были приняты в 70-е, 80-е и 90-е годы, больше не действуют либо серьезно ослаблены. Хотя ни одна из сторон не хочет начинать настоящую войну, накал эмоций, поляризация в обществе, продолжающиеся опосредованные войны, новые технологии и отсутствие согласованных правил игры все-таки могут привести к такой войне. Для предотвращения надвигающейся катастрофы в качестве первого шага можно заключить двустороннее соглашение об отказе от кибернападений на избирательную инфраструктуру и от вмешательства в избирательные кампании. Россия давно уже добивается таких обязательств со стороны Вашингтона. Российский президент Владимир Путин настойчиво призывает к отказу от вмешательства во внутренние дела друг друга. Он подчеркнул это на своей первой встрече с новым американским послом в России Джоном Хантсманом. Россия чувствует, что она, как и мы, слабо защищена от такого вмешательства. И это является мощным стимулом, подталкивающим Москву к подписанию такого соглашения.

Но мы не должны полагаться только на взаимные обещания о сдержанности. Мы должны в срочном порядке предпринимать шаги по совершенствованию нашей обороны от кибердиверсий и операций влияния в киберпространстве. Нам необходимо осуществлять согласованные усилия по устранению уязвимостей, по обновлению программного обеспечения и по использованию систем обнаружения вредоносных программ. Благодаря этому проводить кибератаки станет труднее, хотя такие меры вряд ли помешают искушенным хакерам осуществлять свои вторжения и взломы. Если мы в обязательном порядке введем бумажную систему голосования в качестве запасного варианта при отказе автоматических систем, это существенно укрепит веру населения в безупречность нашей избирательной инфраструктуры.

Мы не можем положить конец соперничеству между американской и российской разведывательными службами. Даже если бы это было возможно, мы не должны преследовать такую цель. Наши друзья и партнеры стремятся к получению секретной информации об американских планах, намерениях и возможностях, и было бы наивно полагать, что Россия прекратит свою разведывательную деятельность против нас в случае существенного улучшения отношений. Однако мы можем и должны стремиться к минимизации рисков, добиваясь того, чтобы такая деятельность не включала в себя диверсии против важнейших элементов инфраструктуры, не наносила вред людям и не могла перерасти в опасный и дестабилизирующий конфликт между двумя крупнейшими ядерными державами. Даже в условиях нынешней политической поляризации в нашей стране мы все должны стремиться к этой цели.

Джордж Биби — директор программы по вопросам разведки и национальной безопасности, работающий в Центре национальных интересов (Center for the National Interest). Ранее он возглавлял аналитическое подразделение ЦРУ, занимавшееся Россией, и работал специальным советником у вице-президента Чейни.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 1 ноября 2017 > № 2372656 Джордж Биби


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter