Всего новостей: 2318530, выбрано 2 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Бокова Ирина в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаСМИ, ИТвсе
Бокова Ирина в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаСМИ, ИТвсе
Ирак. Ближний Восток > СМИ, ИТ > un.org, 30 марта 2015 > № 1352397 Ирина Бокова

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР ЮНЕСКО: ИГИЛ УНИЧТОЖАЕТ ПАМЯТЬ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

В Багдаде Генеральный директор ЮНЕСКО Ирина Бокова объявила о начале кампании, призванной мобилизовать глобальную поддержку деятельности по защите культурного наследия. В ООН надеются, что кампания остановит боевиков "Исламского государства Ирака и Леванта", которые варварски уничтожают уникальные памятники культурного наследия на подконтрольных им территориях.

Международное сообщество бьет тревогу - в феврале была принята соответствующая резолюция Совета Безопасности ООН, однако случаев вандализма становится все больше. Глава ЮНЕСКО Ирина Бокова считает, что речь идет не только о культурной трагедии, но и о проблеме безопасности. И решаться вопрос должен именно в такой связке. Об этом Ирина Бокова заявила в интервью Елене Вапничной.

**

Почему это происходит? Я думаю, это часть стратегии экстремистов-террористов, которая связана с уничтожением, я бы сказала, памяти человечества. Речь идет не только о разрушении того или иного памятника, они стремятся уничтожить память человечества, стереть следы пребывания на этих территориях других народов, как будто там не существовало других цивилизаций, как будто там не было Ассирийской империи, не было Древней Греции, не было никакого наследия Рима. Кстати, поэтому я сказала, что то, что произошло в Хатре, является каким-то переломным моментом в этой стратегии, потому что Хатра - это первая столица первого арабского государства.

Кстати, эта стратегия не имеет ничего общего с первыми халифатами, которые привели исламский мир к большим достижениям в области науки, в области астрономии, в области медицины и даже в области философии. Эта разрушительная политика ничего общего не имеет с этими золотыми страницами исламской цивилизации. Поэтому мне кажется, что нам сегодня необходимо мобилизовать на борьбу все силы. Необходимо, чтобы против выступили религиозные и политические лидеры, потому что, я считаю, что стратегия экстремистов связана с преследованием национальных меньшинств. Это то, что я называю культурным преследованием или культурной чисткой региона. Национальные меньшинства преследуют не только физически, но и уничтожая их корни путем уничтожения памятников их культуры.

Еще одна, возможно самая скрытая сторона всего этого процесса состоит в том, что экстремисты потом продают некоторые артефакты, то есть занимаются незаконным трафиком археологических ценностей, чтобы финансировать свою деятельность. Поэтому то, что происходит, мне кажется, уже переходит за рамки истории и культуры. Это уже вопрос безопасности. Поэтому очень важно рассматривать эти два элемента вместе - уничтожение культурного наследия, которое связано, конечно, с преследованием национальных меньшинств, и вопросы безопасности.

ЕВ: То, что происходит сейчас в Ираке, мне напоминает уничтожение в Афганистане этих огромных статуй Будды талибами. Я помню чувство отчаяния и беспомощности, когда это происходило, несмотря на призывы международного сообщества. Кстати, они сейчас восстановлены, слава Богу. Но что можно сделать, чтобы остановить это варварство?

ИБ: Вы правы. Мне тоже сразу вспомнилось уничтожение великолепных памятников Будды. Мне также это напоминает уничтожение в Мали 16 мавзолеев, которые тоже экстремисты взорвали. Мы сейчас уже восстановили два из них.

Что мы можем сделать? Мы должны мобилизовать местное население, вести разъяснительную работу среди местных жителей, в частности среди молодежи Ирака. Мы должны работать вместе с неправительственными организациями, с археологами, с соседними государствам, когда мы говорим о незаконной торговле археологическими ценностями. Надо на каком-то этапе пресечь этот трафик, эту преступную цепочку, которая существует. Мы уже работаем со специалистами, которые занимаются законной торговлей культурными ценностями. Чтобы пресечь незаконный трафик, очень важно создать сильную коалицию всех партнеров, которые у нас есть, и которым известны все стороны этой проблемы.

Что касается разрушения ценностей, очень важно, чтобы религиозные лидеры выступили по этому вопросу. Голосов политических лидеров недостаточно. Необходимо единство мнений всех сил.

Я обсуждала этот вопрос с председателем Совета Безопасности - в этом месяце этот пост занимает Постоянный представитель Франции. Я беседовала на эту тему с новыми членами Совета Безопасности и, конечно с иракским послом. Как я уже говорила, по-моему, речь идет не только о сохранении культурного наследия, но и о проблеме безопасности.

Ирак. Ближний Восток > СМИ, ИТ > un.org, 30 марта 2015 > № 1352397 Ирина Бокова


Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 22 мая 2014 > № 1082993 Ирина Бокова

«Где сильные мужчины-лидеры?» Как глава ЮНЕСКО борется за гендерное равенство

Надежда Померанцева, внештатный автор

Ирина Бокова, генеральный директор ЮНЕСКО, рассказала Forbes Woman о рисках и сложностях принятия решений, гендерном равенстве, феминизме и материнстве

Генеральный директор ЮНЕСКО Ирина Бокова стала первой женщиной, которая возглавила ЮНЕСКО — Организацию Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры. Ее первый срок на этом посту начался в 2009 году. В декабре 2013-го она вновь была избрана на должность. Тяжело ли женщине стоять во главе такой крупной международной организации, Бокова рассказала Forbes Woman.

О сложности принятия решений

Когда я только возглавила ЮНЕСКО, мне пришлось принимать сложные решения. Из-за бюджетного дефицита организация оказалась на грани банкротства, и мне как ее главе нужно было найти адекватный выход. Конечно, сначала я предпочла действовать коллегиально. Помню, мы целыми ночами сидели за круглым столом в моем кабинете и думали, как выйти из этой ситуации. Было два пути. Первый — самый легкий с точки зрения бюджета — просто порезать расходы, свернув через полгода все запланированные мероприятия и программы. Просто сказать: «Ну нет у нас денег». Но я выбрала путь посложнее: создать независимый фонд для пожертвований со стороны стран, и при этом провести такие мягкие реформы внутри, чтобы не пострадали ни люди (мы никого не уволили из наших экспертов), ни сами программы.

Это была полностью моя идея, я не знала, поддержат ли ее остальные члены ЮНЕСКО. И пошла до конца. Конечно, были и те, кто не одобрил инициативу. Но тут я воспользовалась своими полномочиями генерального директора. Предпочла спасать организацию, а не деньги.

О рисках и оценках

Конечно, я рисковала. За все свои действия по спасению ЮНЕСКО заплатила достаточно весомую политическую цену. В 2013 году внешние аудиторы организации меня критиковали, они считают, что я плохо справляюсь с кризисом. Что мне надо было сразу представить новый план структурирования секретариата и секвестирования расходов. А я не согласилась. На заседании исполнительного совета ЮНЕСКО я выступила со своим докладом, аудиторы представили свой. Мне кажется, что тот факт, что совет директоров ЮНЕСКО выбрал меня на второй срок (в ноябре 2013 года), доказывает, что мое решение оценили. Значит, план сработал. Но момент риска, очень большого риска, конечно, был.

О гендерном равенстве

Вступая во второй раз в должность главы ЮНЕСКО, я обозначила гендерное равенство как один из приоритетов организации. Как мне кажется, наша организация — как раз тот идеальный случай, когда мы можем претворить все наши идеи в жизнь. Тут ведь дело не только в том, чтобы законодательно утвердить равноправие мужчин и женщин.

Основная проблема: как дать женщинам реальную возможность реализовать их права?

В нашем мире до сих пор есть и неграмотные женщины, и те, кто смог получить — по целому ряду причин — только начальное школьное образование. И если до сих пор женщины сталкиваются с препятствиями или стереотипами в обществе, которые мешают им пойти в науку или включиться в экономическую жизнь, стать инженерами, научными работниками или политиками, заниматься «неженским» бизнесом, то о чем мы говорим? Все разговоры о равенстве полов остаются пустыми красивыми словами.

Наша организация в своем мандате имеет четко прописанную цель по гендерному равенству. Это уже закреплено юридически. Поэтому следующие четыре года будут направлены на решение вопросов гендерного равенства. Я думаю, что это действительно большая задача XXI века.

О феминизме

О феминизме у меня нет однозначного мнения. Но, пожалуй, я бы не стала ставить знак равенства между понятием феминизм и гендерным равенством.

Феминизм — это, прежде всего, определенная идеология, политическая философия, которая первый раз поставила вопрос о равноправии женщин. Гендерное равенство, на мой взгляд, гораздо шире. Оно не только ставит вопросы равноправия полов, но и доказывает обществу, что женщина тоже тоже имеет право на труд, иногда и в тех сегментах, что изначально считались «мужскими» (как, скажем, политика). Сегодня надо говорить не столько о правах женщин, сколько о равноправии.

Для этого нужно работать и с мальчиками, и со взрослыми мужчинами. Недостаточно, чтобы мобилизовались только неправительственные организации или те, кто занимается только защитой прав женщин.

Я была на многих таких форумах и встречах и всегда думала: «А где же мужчины? Где же те сильные мужчины-лидеры, политические лидеры, которые должны заниматься этим вопросом? Почему эти вопросы мы обсуждаем только в нашем женском кругу?»

Об уважении к женщине

Прививать гендерное равенство нужно со школы. Чтобы мальчики знали: девочки — это не только объект обожания, но и объект уважения. Что уважать нужно не только маму, но и одноклассниц. Собственно, вся идея гендерного равенства кроется как раз в этом слове: уважение.

Иначе что мы имеем? Все наше внимание направлено на женщин. Мы убеждаем друг друга в своем равноправии. Я была на тысяче подобных встреч. Все они проходят одинаково. Мы собираемся женским кругом и убеждаем друг друга, что мы равноправны с мужчинами.

Но мы ведь и так это знаем, верно?

Значит, надо, чтобы и мужчины это и знали, и признали, наконец. Все это нужно воспитывать с детства. Тогда, когда они вырастут, будет меньше проблем и стереотипов. Будто женщина, например, не может продвигаться в карьерном отношении так, как мужчина, потому что эти выросшие мальчики уже будут знать, что их коллега-женщина точно так же имеет право на повышение, как и они. Хотя менять этот устоявшийся стереотип — довольно сложная задача.

О выборе между семьей и карьерой

В жизни каждой женщины есть выбор между семьей и карьерой и вечный поиск баланса. Все-таки мы, женщины, рождены, чтобы иметь детей, воспитывать их. Я не говорю, что мужчины меньше занимаются детьми, но объективно говоря, это больше наша задача, наша предназначение. И успеть все — да, это трудно. И как совмещать естественное для многих сегодня желание выполнять свои профессиональные задачи и материнство – вечная проблема.

Я тоже сталкивалась с поиском правильного баланса семьи и карьеры в своей жизни. Решением была неоценимая мамина помощь в воспитании моих детей. Но, к сожалению, сама я сейчас не могу сделать то же самое и помочь уже своей дочке.

Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 22 мая 2014 > № 1082993 Ирина Бокова


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter