Всего новостей: 2257910, выбрано 2 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Васильев Виктор в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаМиграция, виза, туризмОбразование, наукаАрмия, полициявсе
Германия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 23 февраля 2017 > № 2083710 Виктор Васильев

Quo vadis, Германия?

Виктор Васильев, Ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН, доктор политических наук

Вехи германских хроник

Прошло более 26 лет после восстановления германского единства, что дает благоприятный повод осмыслить процесс укрепления экономической мощи, повышения статуса ФРГ как европейского и мирового политического игрока. Разумеется, в фокусе внимания исследований и дискуссий находятся социально-экономическое самочувствие граждан объединенной Германии, негативные тенденции, вызовы и риски, с которыми сталкиваются политический класс, избиратели страны, а также возможные механизмы преодоления сложностей. Анализ российско-германских отношений за этот период нацелен на сохранение позитивного опыта, выявление «болевых точек», на поиск выхода из кризисного состояния.

Как отмечают ближайшие соратники канцлера Г.Коля, процесс объединения привел не только к увеличению территории страны, но и усилению ее ведущей политической роли в Европе. Итоги проведенного в 2015 году опроса показали, что новый старт для страны «как радость» воспринимается 67% западных немцев и 72% их соотечественников в новых федеральных землях1. Сложенные потенциалы интеллектуальных ресурсов ФРГ и ГДР, выгодное географическое местоположение с передовой экономической моделью вывели новую Германию на позиции крупнейшей экономики в Европе и четвертой в мире после США, Китая и Японии.

В то же время восточные немцы укоряют западных в том, что они не понимают социальных достижений граждан бывшей ГДР. От пробуксовки объединительного процесса пострадала динамика выравнивания уровня жизни, что также сказывается на социальном расслоении германского общества, резкой реакции восточных немцев на происходящие в стране, Европе и мире процессы. Эти и другие факторы во многом способствовали, в частности, созданию Левой партии по инициативе недовольных левых социал-демократов и Партии демократического социализма (ПДС) из бывших сторонников СЕПГ, появлению партии правых популистов «Альтернатива для Германии» (АдГ).

Проявились и другие симптомы. Проницательные, зоркие эксперты стали замечать даже в поведении представителей элит объединенной Германии избыточное проявление высокомерия, менторства, морализаторства, что мешает любому аналитику и журналисту взглянуть на проблемы непредвзято, посмотреть на самих себя объективно, внимательно выслушать противоположную сторону.

Новая ФРГ активно «пробивала» признание Хорватии и Словении как субъектов международной жизни, и в 1992 году новые балканские страны получили независимость. Плотная работа Берлина по «умиротворению» Югославии завершилась участием германских ВВС в авиарейдах против независимого государства. Тем самым были нарушены Заключительный акт Хельсинки, Парижская хартия, Договор «2+4» об окончательном урегулировании в отношении Германии, Основной закон ФРГ, в результате чего внешняя политика ФРГ приобрела иное качество и измерение. Сделав выводы из «усмирения» сербов, ФРГ во главе с канцлером Г.Шрёдером в составе «тройки» с участием России и Франции отвергла силовое вмешательство США в Ираке, что подтвердило возможность многообразных площадок для обсуждения насущных проблем европейской и мировой политики.

В те годы значительно продвинулись торгово-экономические связи ФРГ - РФ, набирал динамику политический диалог на высшем уровне, по инициативе В.Путина и Г.Шрёдера был создан интеллектуальный формат гражданского общества «Петербургский диалог». Закреплялся и продвигался процесс исторического примирения между русскими и немцами, дружба приобретала реальные формы межчеловеческого общения. Проявив благородство и великодушие при восстановлении германского единства, Москва старалась видеть в немцах верных друзей и надежных партнеров, подтверждая такую линию конкретными делами. В 2002 году Россия направила специалистов МЧС в новые земли ФРГ для преодоления последствий от наводнения. Впервые в послевоенной истории страны центральные германские СМИ известное изречение эпохи холодной войны «Русские идут!» тиражировали в доброжелательном ключе, писали о русских как о союзниках, пришедших на помощь немцам против природной стихии.

На фоне возрастания социально-экономических проблем, недовольства и дезориентации в обществе Президент ФРГ Й.Рау (СДПГ) 12 мая 2004 года в своей так называемой «Берлинской речи» указал на несоразмерно завышенное довольствие определенного круга лиц на государственной службе и в сфере экономического менеджмента, их безмерное интеллектуальное высокомерие. Схватка за власть, подчеркивал глава государства, не должна сводиться к ленинской формуле «кто кого», отвлекать от подлинно глубинных проблем, таких, например, как структурная безработица, - «самая глубокая рана германского общества». Й.Рау сделал ставку на культивирование таких добродетелей, как правдивость, чувство долга и порядочность. Уверенность граждан может состояться лишь на основе осознания формулы «мы - это государство». Демократическое государство выполняет более важные функции, чем конвенциональное предприятие по оказанию социальных услуг или агентство для увеличения экономического потенциала. Только здравый подход к соблюдению рациональных пропорций государства и рынка обеспечит социальную стабильность и справедливость.

Выступление Президента ФРГ совпало по времени с либеральной социально-экономической реформой «Повестка дня - 2010» канцлера Г.Шрёдера. Этот проект стал детонатором массового сокращения электоральной плазмы СДПГ, что затем проявилось на досрочных выборах в Бундестаг в 2005 году, приходе к власти канцлера А.Меркель (ХДС) и формировании коалиции с участием консерваторов и социал-демократов. На общегерманских парламентских выборах в 2009 году кандидат в канцлеры от СДПГ Ф.-В.Штайнмайер не сумел остановить стремящуюся сохранить власть А.Меркель, которая, по итогам вотума, сменила младшего партнера по коалиции СДПГ на СвДП.

Актуальные споры о ценностном фундаменте германского общества, как мы видим, - это не сиюминутное озарение сторонников и оппонентов различных направлений развития ФРГ, ЕС. С начала 2000-х годов президенты, публицисты, активисты гражданского общества ФРГ подвергали резкой критике германские элиты, СМИ за их самолюбование и надменность, приведшие, в частности, к упадку школьной системы, наркомании и алкоголизму среди молодежи, ее массовому уходу в виртуальный мир компьютеров. Еще тогда звучали настоятельные рекомендации о необходимости обязательного изучения мигрантами в ФРГ немецкого языка и уважения ими законов страны пребывания. Закрепилась тенденция к трансформации базовых основ управления государством в так называемую демократию зрителей, когда вместо граждан вектор развития общества определяет все более узкий круг политического класса и менеджеров, а молодежь - будущее ФРГ и Евросоюза - утрачивает жизненные ориентиры2

С таким багажом внутренних проблем, скажем, однако, прямо, безработица при канцлере А.Меркель значительно сократилась, чему в немалой степени способствовала ориентированная на экспорт германская экономика. ФРГ успешно справилась с проблемами мирового финансово-экономического и европейского долгового кризисов, но столкнулась с трудностями, связанными с выходом Великобритании из ЕС, продолжающимся конфликтом на Украине, миграционными потоками, с разломами внутри ЕС, противостоянием между США, ЕС и РФ.

Помимо названных вызовов, эрозия морали, принципов социальной справедливости, столкновение христианства (заметим, его постдогматической модификации) с религиями изгнанных, мигрантов, беженцев из других регионов мира, усилили центробежные тенденции, вызвали дискуссии о так называемых «новых немцах». Это понятие включает в себя не только новых пришельцев, но и самих немцев, которые пытаются осознать свою идентичность в новых обстоятельствах.

Бывая в городках прежней ГДР, можно было видеть трудолюбивых немцев, которые старательно и с воодушевлением ремонтировали средневековые постройки, наполняя их современной бытовой техникой. Сейчас бюргеров мучают иные проблемы. На глазах исчезает прежний лоск ранее ухоженных площадей в Кёльне, Мюнхене, Бонне, потускнел пряничный лик уютных общин, грязь и мусор в которых могут лежать днями как знак предупреждения о несовместимости гуманистических императивов с мировоззрением пришельцев в качестве личных гостей г-жи канцлера. Германия разительно меняется по всем азимутам, а свои ощущения от перемен немцы выражают выходом из традиционных партий, переходом во вновь образующиеся партии с радикальными лозунгами, сублимируют их на выборах различного уровня.

Правый крен - ответ на современные кризисы?

Одним из симптомов тревожных тенденций в ФРГ стали рост националистических и популистских настроений, возникновение движений и партий, которые воспользовались затяжными кризисами, разломами, вызовами. В некоторых странах ЕС их рейтинг колеблется на отметке от 20 до 45%. Стыковка правых популистов с левыми популистами происходит на основе их политики и практики отторжения «иноверцев», позиционирования как гаранта защиты «маленького человека». Правые популисты и часть националистически настроенных левых подают себя как реальные европейцы с лозунгами о «Европе народов». Поэтому рецепт решения проблемы они видят в возвращении в национальное пристанище, что на практике означает посулы светлого квазибудущего - идеализированного прошлого. ХДС и СДПГ пытаются профилактическими мерами сузить политический маневр правых и левых популистов, видя в выборах в Бундестаг в 2017 году и Европарламент в 2019 году пробу сил между проевропейскими партиями и евроскептическими течениями с националистическими лозунгами и возможность пресечь расширение националистического электората. Присутствие партии правых популистов «Альтернатива для Германии» в десяти ландтагах, Европарламенте, перспективы ее прорыва в другие земельные парламенты и Бундестаг говорят о расширяющемся потенциале недовольства.

Факт, что 25% опрошенных немцев выражают симпатии в отношении АдГ, представляется опасным, попытка некоторых деятелей этой партии спекулировать на трагедии Холокоста ставит под сомнение «чистоту помыслов» АдГ, поскольку антисемитскую риторику используют и неонацисты из Национал-демократической партии Германии (НДПГ), чем подтверждается возможность слияния правого популизма с правым экстремизмом. По сообщениям немецких СМИ, берлинский филиал НДПГ сумел расширить ряды своих сторонников через инструментализацию темы беженцев. В 2015 году военная контрразведка разоблачила трех военнослужащих и одного вольнонаемного бундесвера в их правоэкстремистской деятельности, за что они были уволены из армии3

Провалом завершилась очередная попытка Федерального конституционного суда запретить НДПГ. Вердикт высшей судебной инстанции от 17 января 2017 года - малочисленность партии и ее «скромное влияние» на общество, мол, не представляют опасность - кажется малоубедительным и даже вредным. «Гуманное отношение» германской юстиции к НДПГ по времени совпало с операциями правоохранительных органов ФРГ против членов правоэкстремистского движения так называемых «граждан рейха». «Имперские бюргеры», не признавая ФРГ как государство, настаивают на продолжении существования Третьего рейха, территория которого сейчас оккупирована державами-победителями. Изготовление личных документов, автономеров виртуального государства могло бы показаться абсурдом, если бы специальные службы ФРГ не обнаружили у «имперских граждан» оружие и если бы «вечно вчерашние» не нападали на полицейских.

Уверенный марш Австрийской партии свободы, представитель которой с небольшим отставанием уступил выдвиженцу «зеленых» на выборах главы Австрийской Республики в декабре 2016 года, брекзит - тревожные сигналы лидерам стран - членов ЕС, пока не сумевшим разработать эффективные инструментарии противодействия популизму, национализму.

Итоги выборов в германские земельные парламенты в марте и сентябре 2016 года выявили тектонические, глубинные процессы, которые приводят к дальнейшему расслоению между богатыми и бедными, росту позорного для Германии явлению детской бедности, противостоянию между сторонниками традиционной идентичности и выразителями адаптированной к новой Европе философии. Особенно это проявилось в новых федеральных землях. Избиратели Восточной Германии, только-только ментально влившиеся в объединенную Германию, столкнулись с новой европейской идентичностью, которая для восточногерманского социума никак не корреспондировалась с представлениями о традиционной самобытности западных немцев. Восточногерманский социум явно разочаровался в существующих парламентских партиях, программные установки которых все больше размываются, теряют свой профиль и по безликости субстанции напоминают партии так называемого демократического блока бывшей ГДР.

Показательны выборы в ландтаг Мекленбурга - Передней Померании 4 сентября 2016 года, где АдГ набрала почти 22% голосов и нанесла серьезное символическое поражение канцлеру и потеснила ХДС (19%) на третье место. ХДС, прочно занимавший в этой земле второе место после СДПГ, уступил его правым популистам. Все эксперты отмечают тот факт, что в Мекленбурге - Передней Померании находится избирательный округ А.Меркель на общефедеральных выборах, что означает разгром ХДС на политической родине своего лидера. Добившись крупного успеха, АдГ провозгласила начало конца пребывания А.Меркель во власти. Результаты выборов 4 сентября 2016 года стали детонатором внутрипартийной дискуссии в ХДС о будущем партии, о выработке адекватных решений в ФРГ, ЕС, в первую очередь по проблемам миграции.

В то же время итоги выборов показали, что в обществе существует запрос на лидеров традиционных и малых партий, учитывающих интересы «человека с улицы» в сферах безопасности, труда, образования. Эти тенденции закрепились по итогам выборов в Палату депутатов Берлина 18 сентября 2016 года. ХДС, который совместно с СДПГ участвовал в коалиционном правительстве земли, утратил статус младшего партнера, и теперь социал-демократы создали коалиционную связку с «зелеными» и Левой партией.

Безусловно, А.Меркель встревожил выход из ХДС в январе 2017 года известного деятеля партии, бывшего президента «Союза изгнанных» Э.Штайнбах, которая тем самым выразила протест лидеру ХДС за ее миграционную политику, подрыв устоев традиционного германского консерватизма. Возникающие сетевые группы внутри ХДС, в частности «Берлинский кружок», бьют тревогу по поводу ошибок А.Меркель, не желающей слышать голоса партийцев, простых немцев. Традиционные сторонники канцлера продолжают покидать ХДС: если верить немецким СМИ, только в декабре 2016 года партийный билет сдали более 3 тыс. бывших активистов ХДС.

Недовольные политикой А.Меркель, ее однопартийцы привлекают внимание к АдГ, в которой наряду с националистами существует и умеренное крыло. Его выразители не штурмуют административные здания, не жгут автомобильные покрышки, не стреляют по полицейским, а готовы к нормальной управленческой и законотворческой деятельности. Звучат рекомендации о возможности правительственной коалиции консерваторов с АдГ даже на федеральном уровне, хотя верхушка ХДС эти инициативы, понятно, отвергает.

В научных кругах стали все активнее рассуждать о том, что по Европе бродят «призраки» национализма, популизма. По мнению исследователя г-жи Э.Роль, «национализм, как заразная болезнь, охватывает одно за другим государства - члены ЕС... правый радикализм и фашизм могут внезапно сблизиться»4. В дискуссиях зазвучала тема веймаризации Европы. Немцам, другим народам континента хорошо известна материализация «призраков» с ее трагическими последствиями.

Кровавые преступления одиночек - несостоявшихся «новых немцев» в Баварии в июле 2016 года, теракт против посетителей рождественского базара в центре Западного Берлина в декабре 2016 года сотрясли мультикультурное общество ФРГ, руководство которой пытается успокоить общественное мнение, видимо, не желая признать неспособность переварить вселенское «переселение народов» и нейтрализовать рост популистских настроений. Консолидированная атака правых популистов Австрии, Венгрии, Нидерландов, Франции, Польши на А.Меркель - «канцлера беженцев» - увеличивает риски создания правого интернационала. Поэтому актуальная задача официального Берлина - не допустить превращение популистов, радикальных националистов в доминирующую политическую силу. Насколько трудной будет эта задача, показал слет фракции Европарламента «Европа наций и свобод» в январе 2017 года в немецком городе Кобленце, где руководители партий еврокритического спектра приветствовали победу Д.Трампа в США, подвергли резкой критике миграционную политику А.Меркель, моделировали развал Евросоюза, построение новой Европы.

В этом контексте официальному Берлину ничего не остается, как списывать свои просчеты на Москву, которая, якобы, поддерживает и даже финансирует популистов и националистов ФРГ. Тут хотелось бы напомнить, что неонацистская НДПГ была создана в Западной Германии в середине 60-х годов XX века в эпоху существования «большой коалиции» с участием ХДС/ХСС и СДПГ и представлена в семи из десяти тогдашних земельных парламентов. Поэтому Берлину надо задуматься об объективных причинах возникновения популистских и неонацистских партий и течений. Ведь в ту же АдГ перешли также бывшие активисты ХДС с солидным партийным стажем. На этом фоне удручает политическая слепота тех же немецких политиков - разоблачителей Москвы, которые не только закрывают глаза на активность украинских ультранационалистических сил. Дальнейшее молчание Берлина по поводу бандеризации Украины, робкие упреки по поводу националистических шалостей радикалов не могут не вызвать предположение о том, что постоянные заявления Берлина о поддержке Киева - не хочется верить - относятся ко всей палитре политических течений «независимого государства».

Разумеется, никому не возбраняется перевоспитывать националистов в демократов - дело благородное, на сей счет европейский опыт богатый, но противоречивый и с негативным привкусом. Мало кто сомневается, что провал очередной попытки запретить НДПГ вдохновит младобандеровцев на Украине на новые факельные шествия в Киеве, марши в честь «славных воинов» Ваффен-СС в других странах Старого Света.

В условиях нарастания террористической опасности, настроений электората А.Меркель вынуждена менять не только риторику, но и тактику, соглашаясь с ужесточением приема мигрантов. 
В принятой в начале ноября 2016 года новой политической программе ХСС обнаруживаются схожие базовые установки с позициями АдГ. В документе ХСС, в частности, акцентируются такие категории, как любовь к родине (малой), отечеству, Европе, патриотизм, семейные ценности, нацеленные на сохранение и развитие истинных традиций баварцев, немцев. Тем самым подчеркивается, что не только АдГ имеет монополию на сохранение и защиту морально-этических норм бытия.

Баварцы, отдавая приоритет «руководящей культуре», то есть сохранению базовых культурно-исторических традиций немцев, считают ее стержнем немецкий язык. В программах ХСС и АдГ можно констатировать не только интеллектуальное противостояние, но и смысловое совпадение в подходах к культуре и языку, развитию статуса семьи на основе христианских традиций, включая незыблемость брака между мужчиной и женщиной. В резолюции съезда ХДС (декабрь 2016 г.) его делегаты высказались, в частности, за сохранение немецкой идентичности, за более жесткие меры экстрадиции мигрантов, не получивших статус беженцев. Так, руководители ХДС и ХСС не только и не столько уступают правому крылу своих партий, но прежде всего создают социально-культурно-ценностный заслон пропагандистским клише националистического крыла АдГ, которое пытается использовать агрессивную риторику с элементами антисемитизма с прицелом на выборы в Бундестаг в 2017 году.

Германия: гегемон, модератор, посредник, балансир?

Аналитики считают, что объединенная Германия - держава в центре континента - обязана сохранить целостность Европы, гасить постоянно возникающие центробежные силы, снимать противоречия и быть модератором процессов формирования баланса интересов. Модератор, по сути, призван обладать дальновидностью и чувством меры, точным глазомером и дипломатическим тактом, проявлять решительность, терпение и выдержку. Крупной державе не позволительно быть мелочной и тем более ошибаться.

Собственно, Берлин приступил к модернизации внешней политики и политики безопасности еще до возникновения украинского кризиса. Выступления министров иностранных дел и обороны - Ф.-В.Штайнмайера и У. фон дер Ляйен соответственно - на Мюнхенской конференции по безопасности в феврале 2014 года о готовности немцев взять на себя больше ответственности в международных делах логически вписались в общенациональный дискурс о необходимости обновления позиционирования Берлина в новых условиях. Также призыв Президента ФРГ Й.Гаука «действовать быстрее, решительнее и содержательнее» отражал изменение парадигмы внешней политики Берлина, который заявил о своем лидерстве в формировании нового миропорядка и при решении возникающих конфликтов. При этом Берлин не забывал демонстрировать континенту и миру европейскую суть Германии, сознавать свою роль, действовал, думается, умно и осмотрительно, избегая повода о витализации «германского вопроса».

«Германская же Европа» с ее попытками втиснуть объективные процессы и «национальную гордость младоевропейцев» в рамки своего даже благородного целеполагания непременно вызовет негативную, подозрительную реакцию. Заявления германских политиков, публикации на тему о готовности Берлина взять на себя больше ответственности в Европе и мире подвергаются критическому скрупулезному анализу. Дискуссии показывают, насколько «тонок лед» при восприятии роли Германии, которую стали именовать «четвертым рейхом» страны южного фланга ЕС, и не только они. В контексте этих споров эксперты цитируют хрестоматийное высказывание лауреата Нобелевской премии по литературе Т.Манна в 1953 году о важности построения европейской Германии. Эксперты, вспоминая пик восхищения такой формулой в процессе восстановления немецкого единства, однако, сегодня вынуждены констатировать парадоксальную вещь о существовании европейской Германии в некой германской Европе5

По мнению известного немецкого исследователя У.Бека, мировой экономический и финансовый кризис, другие разломы «катапультировали» мощную в экономическом плане ФРГ на позиции ведущей европейской державы. Возродившаяся из руин Второй мировой войны Германия из ученика выросла в наставника Европы. Но, как поясняет ученый, для немцев слово «Macht» (власть, держава, сила), как и прежде, звучит, как бранное слово, которое они охотно заменили на такие понятия, как «ответственность», «национальные интересы». Последние термины умело закамуфлированы высокопарными рассуждениями о Европе, мире, сотрудничестве, экономической стабильности.

Недопустимо, однако, считать, что подъем и превращение Германии в державу-лидера в «германской Европе» являются плодом тайной коварной тактики. Под воздействием финансового кризиса процесс роста влияния ФРГ, по крайней мере на первоначальной стадии, проходил спонтанно. А.Меркель, увидев в кризисных явлениях благоприятную возможность для укрепления внешнеполитических позиций страны и, разумеется, своего рейтинга популярности, умело воспользовалась шансом. Тем самым канцлер оказалась прилежной ученицей итальянского ученого Н.Макиавелли, а стиль ее политики по аналогии получил название «Меркиавелли»6.

В то время как ряд стран - членов ЕС погружались в опасный финансово-экономический кризис, она проводила курс на стабильность страны, сохранение ЕС, оказывая помощь проблемным странам. В результате в германской политике, СМИ, общественном мнении стала проявляться национальная гордость немцев за достигнутые успехи. Самовосприятие немцев приобрело новый смысл: хотя они и не властелины Европы, но немцы ее наставники, учителя. Немцы взяли на себя политическую ответственность за проведение решительного курса не только в сферах финансов и экономики, но и экологии и энергетики. Они, возмущаясь легкомыслием греков и португальцев, испанцев и итальянцев, решили стать наставниками в сферах бюджетной дисциплины, налоговой морали, бережного обращения с природой. Если Г.Коль обещал «цветущие ландшафты» в Восточной Германии, то А.Меркель посчитала такие планы своей исторической задачей касательно всей Европы при понимании, что немцам больше подходит статус наставника и морального просветителя Европы.

Такой подход мотивирован драматическим прошлым, его преодолением, повышением современной роли объединенной Германии, а актуальная самоидентификация немцев устремлена в будущее единой Европы. В этой связи У.Бек полагает уместным говорить о «германской Европе», в которой демократическая ФРГ ответственно участвует в формировании и реализации европейской политики, развитии экономики континента. Термин «четвертый рейх» он решительно отвергает, считает его абсурдным, поскольку современная ФРГ не навязывает свою волю другим странам с помощью оружия. В то же время он не отрицает, что сильная экономическая держава, не руководствуясь логикой войны, обладает другими, более эффективными инструментариями, использует, например, стратегию непредоставления кредитов и инвестиций в кризисных условиях. Поэтому настойчиво проводится тезис о статусе Германии как «добром и только добром гегемоне» в европейском оркестре крупных и малых стран.

У.Бек далеко не единственный ученый, который занимается проблемой статуса современной Германии. Известный эксперт Х.Мюнклер, избегающий в своих исследованиях термин «германизирующаяся Европа», характеризует современную ФРГ и как вынужденного жесткого воспитателя слабых в экономическом плане стран - членов ЕС, и как самого главного «кассира, спонсора» - спасателя проблемных европейских государств. С его точки зрения, ФРГ обладает потенциальными возможностями в сферах экономики, политики, идеологии, культуры, а также в военной сфере за счет суммарного потенциала бундесвера и экспорта вооружений, и в рамках ЕС играет такую же лидирующую роль, как и США в глобальной политике и экономике. Не расшифровывая существо германской идеологии, эксперт рассматривает военный фактор как крайнюю меру.

Можно согласиться с мнением аналитиков, что тандем Берлин - Париж не совсем достаточен для успокоения тех стран, которые традиционно настороженно относятся к ФРГ. Поэтому подключение других государств к связке Германия - Франция, например Италии, Польши, может смягчить предубеждения, помочь коллегиально отвечать на актуальные вызовы, связанные в том числе и с победой Д.Трампа в США.

Д.Трамп смешал все карты официального Берлина, который (Берлин) запустил в ходе избирательной кампании в США эффективные инструментарии немецких СМИ по запугиванию собственного обывателя приходом к власти американского популиста. Опросы выявляют, что более 60% немцев обеспокоены победой Д.Трампа. В то же время амбиции Берлина на лидерство в Европе притупили политическое чутье у первого эшелона политиков ФРГ, не стеснявшихся в уничижительных, оскорбительных оценках в отношении Д.Трампа. «Споткнулся» даже опытный главный дипломат Берлина Ф.-В.Штайнмайер, назвавший американца «проводником ненависти». Вновь проявила выдержку А.Меркель, правда, затем в ультимативном тоне предложив Президенту США партнерство на ценностной платформе. Она, вдохновленная Б.Обамой на роль главного хранителя и проводника либерального глобализма, намерена, думается, следовать этой линии.

Как бы там ни было, несмотря на устойчивую тенденцию к повышению степени критического восприятия общественностью ФРГ нового хозяина в Белом доме, официальный Берлин останется верным союзником, партнером и другом США. Сотрудничество между военными ведомствами, профильными министерствами ФРГ и США, многочисленные проекты по линии таких общественных организаций, как «Атлантический мост», «Молодые сторонники трансатлантического сотрудничества», в ходе реализации которых интеллектуальному ядру германского общества прививались успешный американский образ жизни с напоминанием о внушительном вкладе США в освобождение немцев от гитлеризма, построение Германии, зацементировали незыблемость трансатлантического партнерства.

Подтверждается экспертиза о том, что в случае кардинальных изменений в мире будет востребован серьезный запрос германской общественности на качественно новый внешнеполитический курс Берлина. Канцлер ФРГ столкнулась с новой философией трансатлантического партнерства, парадигма которого будет наполняться новым содержанием по чертежам ключевого спонсора НАТО с его представлениями о многообразии центров притяжения в мировой политике.

Непредсказуемое поведение Д.Трампа повергло в шок, растерянность и смущение германский истеблишмент, основные игроки которого, по меткому определению одного из комментаторов, ощущают себя отвергнутыми детьми, брошенными на произвол судьбы. Но «берлинские дети» указывают главе государства США на его место, резко критикуя Д.Трампа, например, за строительство стены на границе с Мексикой, за ограничение въезда мигрантов в Новый Свет. Все же как коротка политическая память: помнится, немецкие официальные круги дружно поддержали европроект Яценюка по строительству стены на границе с Россией.

Между тем телефонный разговор Д.Трампа с А.Меркель 28 января 2017 года свидетельствует об их едином подходе к роли НАТО, хотя и с нюансами о более активном вкладе немцев в финансовую составляющую альянса, о готовности «углублять и без того отличные двусторонние отношения США - ФРГ». Контакт показал, что А.Меркель умеет держать удар, ведь до этого Д.Трамп своими прежними высказываниями о катастрофической ошибке А.Меркель в миграционной политике нанес канцлеру обиду. А у нее память цепкая.

Что русскому хорошо, то немцу… выгодно

В РФ хорошо помнят вклад объединенной Германии в развитие новой государственности, создание гражданских институтов, новой экономической модели, многопартийной системы новой России. После развала СССР в период тотального дефицита и шоковой терапии официальные власти Германии, муниципальные структуры и большая армия добровольцев гражданского общества оказали конкретную поддержку в виде кредитов и гуманитарной помощи не только Москве и Санкт-Петербургу, но и населенным пунктам в российской глубинке. Гуманитарная помощь направлялась в детские дома, приюты, дома для инвалидов, больницы, клиники. Немецкие друзья и партнеры организовывали акции по предоставлению «гуманитарки», медицинского оборудования и лекарств для спасения детей от неизлечимых у нас в то время опасных болезней. Известна акция «Мурманский конвой», организаторы которой в 2003 году собрали медикаменты, предметы обихода, продукты питания и, минуя множество бюрократических барьеров, привезли действительно ценный гуманитарный груз на север России.

Оценивая позитивный взгляд наших сограждан на Германию и немцев в 1990-х - середине 2000-х годов, нельзя не отметить, что он формировался благодаря доброжелательным по тональности репортажам российских журналистов об объединенной Германии, о встречах лидеров ФРГ и России Б.Н.Ельцина и Г.Коля, а позже Г.Шрёдера и В.В.Путина. Первые годы взаимодействия главы Российского государства с канцлером А.Меркель также подавались в положительном ключе, пока руководитель кабинета министров ФРГ, пойдя по стопам заокеанского союзника, не превратилась в публичного профессионального правозащитника на территории РФ. Но главное, огульная критика депутатами Бундестага и СМИ российских реалий не доводилась до сведения россиян, а в СМИ и общественно-политических кругах РФ не считали уместным отвечать на резкие заявления германских политиков.

Позитивные, как оказалось наивные, доверчивые ожидания были настолько распространены, что было не принято замечать дебаты в Бундестаге, например, по поводу войны в Чечне, нарушений прав человека, медленного темпа реформ в сфере правосудия и построения гражданского общества в РФ, преодоления сталинизма. Чрезмерно критическая тональность германских СМИ в отношении России не соответствовала уровню доверительных отношений, которые складывались между руководителями ФРГ и РФ. Менторский тон с немецкой стороны приходил в противоречие с ожиданиями российских элит, которые, как выяснилось впоследствии, оказались завышенными.

Не могло не удивить пассивное отношение ФРГ к Петербургскому международному экономическому форуму (ПМЭФ), созданному в 1997 году по инициативе тогдашнего председателя Совета Федерации Е.С.Строева. Казалось, ПМЭФ станет магнитом для германских политиков, представителей деловых и экспертных кругов. Но поскольку встречи в городе на Неве стали восприниматься в Старом Свете как противовес Давосскому форуму, гости из ФРГ были представлены на уровне премьер-министра земли Бранденбург М.Штольпе (СДПГ), отдельными депутатами Бундестага, специалистами немецких фирм, аккредитованных в РФ.

Сдержанность немецкой стороны к этому формату, в рамках которого открывались возможности для бесед с главой Правительства РФ, руководителями регионов, обескураживала московских и питерских организаторов ПМЭФ, считавших ФРГ близкой и дружественной России страной с ее, как им казалось, естественной тягой к русским. К слову сказать, в одном из заседаний в Санкт-Петербурге приняла участие делегация Латвии во главе с министром транспорта. Многочисленные делегации КНР на солидном уровне - явный пример профессионального прогноза и реального интереса к сотрудничеству с Москвой. Почувствуйте разницу. Вероятно, были причины, по которым в ФРГ не считали резонным направлять в Санкт-Петербург представительные делегации. Тем временем в РФ продолжали восхищаться Германией как искренним другом и надежным партнером.

Готовность Москвы к широкому взаимодействию с Берлином, инерция доброжелательного восприятия русскими новой Германии все больше обесценивались резкой критикой российских реалий со стороны Берлина. Вспоминается выступление доктора Л.Рошаля на заседании «Петербургского диалога» в Гамбурге в сентябре 2004 года, когда он с опытом переговорщика с террористами в Беслане задал вопрос германской общественности и СМИ: какая же Россия немцам подходит, ведь они были недовольны Россией Николая II, Ленина, Сталина, Хрущева, Брежнева, Путина? - подразумевая, что они были довольны Россией Ельцина - слабой и заглядывающей им в рот.

Вопрос активиста гражданского общества так и остался без ответа, а его интервью о трагедии в Беслане немецким телевидением было показано в течение лишь 30 секунд. Будем объективны. В России не забудут солидарность, проявленную руководством ФРГ, рядовыми гражданами в дни трагедии Беслана. Тысячи немцев собрали денежные средства и детские игрушки для пострадавших школьников Беслана. Общественные организации земли Бранденбург приняли детей Северной Осетии для реабилитации и отдыха в спортивных центрах - на базе бывших пионерских лагерей времен ГДР. И в других землях ФРГ гражданские объединения проявили заботу о российских детях как о близких родственниках. Но реакция немцев на суждения Рошаля была лишь одним из эпизодов, подтвердившим неоднозначность отношений Москва - Берлин.

Лишь анализ всей совокупности событий и фактов позволяет осознать отдельные причины, по которым даже известные российские аналитики не смогли понять генезиса жесткой реакции официального Берлина на украинские события весной-летом 2014 года и устойчивости нравоучительной риторики в отношении Москвы и по сей день. К тому же многие российские политики и аналитики считали объединенную Германию «адвокатом» интересов Москвы на международной арене и даже называли ФРГ «пророссийской державой». Их посыл - в условиях украинского кризиса власти ФРГ, испытавшей раскол нации, попытаются понять решение руководства РФ по вопросу воссоединения Крыма с Россией.

К сожалению, в последние годы от «Партнерства для модернизации» прочной константой остался лишь негативный фон немецких СМИ, которые «успешно» воздействуют на умы немцев, повышают градус русофобии, что социологические центры ФРГ выдают за самостоятельное умозаключение сограждан. По степени обличительного пафоса в адрес России применительно к летней Олимпиаде в Бразилии германские СМИ уверенно заняли одно из призовых мест. Жесткие позиции политиков и экспертов «в русском вопросе» приобрели унифицированный характер, а полярная точка зрения квалифицируется политическим мейнстримом как отход от европейских интересов.

Существуют и взвешенные воззрения в экспертных исследованиях, например, Фонда Эберта, но они являются скорее исключением. В РФ картина выглядит несколько иначе. Часть аналитиков полагают, что сейчас в российско-германских отношениях экономика, гуманитарная и даже политическая сфера функционируют хорошо. Другие эксперты настаивают на том, что лидирующая роль ФРГ в ЕС - это, по существу, роль наместника США, послушного инструмента политики Вашингтона и НАТО.

Однако вопрос намного сложнее. В процессе консолидации Трансатлантического партнерства, что проявилось в решениях саммита НАТО в Варшаве в июле 2016 года, важную роль играет А.Меркель, которой приписывают либо полную уступчивость Вашингтону, либо пытаются показать ее как последовательного государственного деятеля в продвижении и защите интересов ФРГ и ЕС.

Точка зрения автора сводится к необходимости более объективной оценки сложного человеческого характера и в чем-то талантливого руководителя кабинета министра ФРГ, которая, не изменяя традициям германских канцлеров в плане приверженности трансатлантической солидарности, имеет свой взгляд на происходящие в мире процессы. Так, тезисы А.Меркель об условиях снятия взаимных санкций, в «чем она очень заинтересована», девальвируются ее личными ощущениями о массированном пересечении русскими танками украинской границы. О своих танковых кошмарах она поведала в конце августа 2016 года7.

Весьма странная оценка, но такое ее мироощущение один в один повторяет галлюцинации П.Порошенко. Судя по всему, эти сноведения и побудили германский бундесвер принять участие в придвижении инфраструктуры НАТО к границам РФ, а в целом интересное предложение Ф.-В.Штайнмайера о начале диалога по проблемам контроля над вооружениями носит туманные обещания без конкретных обязательств западной стороны. А.Меркель никогда не пойдет на обострение отношений с США, лавируя, снимая проблемы между друзьями и партнерами в кулуарном формате.

Но одно дело анализ российских экспертов, другое - рядовых граждан, хорошо помнящих эпохи Брандта, Коля, Шрёдера. Русский «человек с улицы» спрашивает, а когда придет следующий Брандт, кто вновь закурит, как когда-то Э.Бар, «трубку мира» (он был заядлым курильщиком) и совершит мужественный поступок в пользу преодоления уже закрепляющегося отчуждения и безразличия между русскими и немцами. Политикам и экспертам и РФ, и ФРГ, упрекающим Кремль в нарушении всех норм международного права и доверия, полезно вновь прочитать текст выступления В.В.Путина в Бундестаге 25 сентября 2001 года. Тогда он обозначил проблемы, которые в Берлине не хотели видеть. Помимо этого, внес предложения по сотрудничеству между Москвой, Берлином и Брюсселем, реализация которых стала бы маркером многопланового взаимодействия.

В Берлине, европейских столицах не пожелали понять Россию, видеть в ней полноправного члена международного сообщества с реальной возможностью участвовать в процессе подготовки и принятия решений по актуальной повестке дня обеспечения европейской безопасности. Не вняли предупреждениям о трудностях построения общеевропейского дома, в котором европейцев будут делить на восточных и западных, северных и южных. К сожалению, тенденции на углубление линии разреза и появления разломов усугубляются. Призыв построить прочную и устойчивую архитектуру безопасности, без которой в Европе невозможно создать доверие, немецким политическим классом так и не был услышан8

Инициатива-предупреждение В.Путина объединить партнерские усилия для противостояния реальным, а не надуманным угрозам, которые способны перекинуться от отдаленных границ в самое сердце Европы, оказалась пророческой, примеров трагических событий достаточно. Но в тисках трансатлантических установок Берлин не может проявить самостоятельность, а смягчение риторики, внешне эффектные фразы известных немецких политиков о диалоге с РФ в контексте электоральной стратегии остаются благими заявлениями и намерениями, по которым дорога вымощена в известном направлении.

Канцлер и ее сторонники продолжают увязывать снятие мер наказания с РФ с выполнением ею Минских договоренностей. Нарратив - признание немецкой стороной расхождений по ряду международных проблем и внутренней политике РФ, начавшихся «недоразумений» еще до украинского кризиса. Речь идет лишь о констатации различий, но не о признании Берлином, например, агрессией участие германских ВВС в авиарейдах против Югославии. Осмысление Берлином проблем, о которых Москва предупреждала более 15 лет назад, происходит с трудом. Мешают, видимо, та же переоценка собственной роли «миролюбивого гегемона, балансира, адвоката», непогрешимость и, наконец, отсутствие знаний о психологии русских либо примитивное представление о социуме.

Упрощенный образ русских приводит ряд азартных немецких журналистов к нелепому выводу, что новая РФ - подросток в пубертатном возрасте с комплексами неполноценности, но который может стать опасным, если не ограничивать его в действиях. Европа должна поддерживать в РФ некие реалистические силы и гражданское общество, которые блокируют тупиковый путь Кремля и выступают за модернизацию страны9. Русским навязывается мысль о том, что распад СССР - благо, которое, мол, «к сожалению», не воспринимается большинством населения РФ как «освобождение». Кстати, призывы германской общественности в течение многих лет признать 8 мая 1945 года официальным праздником - Днем освобождения (как это было в ГДР) - власти ФРГ отвергают.

Москве вменяется в вину якобы поддержка пропагандистских кампаний по свержению правительства А.Меркель, что на деле отражает современные технологии США, ЕС по отвлечению немецкого электората от острых проблем, например, с миграцией, дефицитом внутренней и внешней безопасности, ростом терроризма. Не исключено наличие у Берлина, прежде всего СДПГ, некоего плана «Б» по восстановлению нормальных отношений РФ - ФРГ. Визит в Москву 21-22 сентября 2016 года вице-канцлера, министра экономики и энергетики, председателя СДПГ З.Габриэля свидетельствует о желании социал-демократов, немецкого бизнеса вернуться на прежние позиции сотрудничества, что выгодно и русским, и немцам.

Революционная рокировка в руководстве СДПГ (январь 2017 г.) с выдвижением на пост председателя СДПГ, кандидатом в канцлеры бывшего председателя Европарламента М.Шульца, переход в МИД ФРГ З.Габриэля, избрание Ф.-В.Штайнмайера 12 февраля 2017 года президентом страны не дают однозначного ответа на возможность нормализации отношений между РФ и ФРГ. Электоральная лихорадка явно усилит эмоциональную возбужденность М.Шульца, заявления которого о РФ и в спокойные времена не отличались сдержанным характером. З.Габриэль и Ф.-В.Штайнмайер будут в меру дипломатичны, ожидая от Москвы инициативных прорывов по преодолению украинского кризиса, но не более того. Как отмечает А.Мюллер, бывший руководитель избирательного штаба В.Брандта в 1972 году, утрата социал-демократами стержня внешней политики мира и разрядки с обязательным равноправным участием Москвы - явный просчет современных лидеров СДПГ, что, по его мнению, непременно скажется на выборах в Бундестаг в 2017 году.

В условиях возможного возвращения в Бундестаг Свободной демократической партии (СвДП) и прорыва в парламент АдГ не исключается - как один из вариантов - повторение большой коалиции с участием ХДС-ХСС и СДПГ, что вполне устраивало бы А.Меркель, которая знает все сильные и слабые стороны в целом послушного ей младшего партнера правительственной конфигурации. Актуальные предпочтения немцев относительно канцлерства А.Меркель и М.Шульца на выборах в Бундестаг 24 сентября 2017 года выглядят в соотношении 44% к 40% в пользу действующего главы кабинета министров ФРГ. Есть трезвые головы в ХДС и ХСС, а Левая партия призывает не делать русских врагами немцев. Не может формула «диалог в условиях мер наказания и устрашения» оставаться бессрочной доминантой, хотя политика действующего правительства ФРГ уже вошла в новейшую историю как сознательный курс Берлина на рукотворный кризис.

Народы двух стран не могут смириться с таким положением дел, для них деградация отношений - противоестественна, общественный запрос на конструктивные контакты очевиден. Уверен, что взаимовыгодное партнерство во всех сферах политического диалога, межчеловеческого общения и деловых связей хорошо и выгодно и русским, и немцам во всем их многообразии, что сложно разрушить, кто бы этого ни хотел и ни принимал близорукие решения.

Однако не следует предаваться иллюзиям преодоления коренных противоречий. Ликвидация «неполадок» не устранит политико-идеологическую «беспристрастность» германского правящего класса, который с его врожденными инстинктивными наклонностями и перфекционизмом перевел Россию из круга друзей и партнеров в категорию «самого крупного соседа Европы» как географическую данность. В условиях «санкционного возмездия за Украину» Берлин будет искать возможность сохранения экономических связей, благодаря которым, как утверждают некоторые эксперты, в ФРГ обеспечены работой более 700 тыс. немцев. Это важные параметры на фоне угрозы из США ввести высокие пошлины на немецкую продукцию автомобилестроения, в котором занят каждый седьмой работающий немец.

Свою новую «восточную политику» на российском направлении Берлин будет и дальше выстраивать, вероятней всего, под впечатлением «крымской весны», в русле атлантической солидарности, по заветам Б.Обамы и внутреннему убеждению А.Меркель стремиться играть роль незаменимого догматического проповедника и жесткого контролера европейских ценностей на российском духовном пространстве. Германской стороне потребуются большие усилия и не один год для восстановления у русских доверия к словам и обещаниям Берлина, но прежний уровень доверительности - что было характерно и во времена царской России, и СССР, и тем более новой России - представляется далекой призрачной перспективой. Вместе с тем это не исключает откровенный характер обмена мнения по двусторонней и международной повестке дня, интенсивные культурные, научные, молодежные обмены, активный диалог гражданских обществ, взаимодействие в сфере военно-мемориальной работы.

 1Ludewig J. Unternehmen Wirdervereinigung. Von Planern, Machern, Visionären. Hamburg: Osburg Verlag, 2015. S. 252-253.

 2Hahne P. Schluss mit lustig. Das Ende der Spassgesellschaft. Lahr/Schwarzwald: Johannis-Verlag der St.-Johannis-Druckerei, 2005. S. 89-93, 98.

 3MAD spührt Rechtsextremisten // Berliner Morgenpost. 18.03.2016.

 4Roll. E. Wir sind Europa. Eine Streitschrift gegen den Nationalismus. Berlin: Ullstein Buchverlage, GmbH, 2016. S. 10. 

 5Beck U. Das deutsche Europa. Berlin: Suhrkamp Verlag, 3. Auflage 2015. S. 7.

 6См.: Васильев В. Антикризисная политика А.Мeркель в рамках Европейского союза // МЭ и МО. 2013. №5. С. 59. 

 7Merkel stellt Aufhebung der Russland-Sanktionen in Aussicht. 30. August 2016 // http:// www. zeit.de/ politik/ausland/2016-08/angela-merkel-russland-sanktionen-aufhebung

 8Выступление В.В.Путина в Бундестаге 25 сентября 2001 г. // Дипломатический вестник. Октябрь 2001.

 9Wehner M. Wie weiter mit Moskau? // Russland-Analysen. №320. 15.07.2016. S. 6-8.

Германия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 23 февраля 2017 > № 2083710 Виктор Васильев


Германия. Евросоюз > Миграция, виза, туризм > interaffairs.ru, 30 марта 2016 > № 1741836 Виктор Васильев

Миграция как благо и обуза для Германии

Виктор Васильев, Ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН, доктор политических наук

Проблема беженцев и мигрантов, нахлынувших в Европу, приобрела для европейцев политическое, гуманитарное, демографическое и социально-экономическое измерение. Чтобы понять, почему мигранты выбрали Германию землей обетованной, необходимо обратиться к истории, в которой можно выделить несколько периодов. Первый - приходится на 1950-е годы, когда после Второй мировой войны потоки изгнанных и переселенцев с территории Восточной Пруссии хлынули в Западную Германию - 7,8 млн. человек и в ГДР - 2,9 млн. человек. Второй период с 1955 по 1973 год связан с реализацией проекта «экономического чуда», что предопределило огромный спрос на рабочую силу низкой квалификации. Для привлечения в Западную Германию гастарбайтеров были подписаны документы с Испанией и Грецией (1960 г.), Турцией (1961 г.), Марокко (1963 г.), Португалией (1964 г.), Тунисом (1965 г.), Югославией (1968 г.). Выходцы из этих стран внесли заметный вклад в развитие и процветание ФРГ. Когда нефтяной кризис 1973 года задел немцев, Бонн значительно снизил вербовку зарубежной рабочей силы. Если в 1973 году в Западную Германию приехали 870 тыс. мигрантов, то в 1975 году их число составило лишь 370 тыс. человек, в результате чего ученые назвали это время «фазой консолидации».

Ящик Пандоры открылся?

Очередной этап, с 1989 года, вошел в историю как «политический поворот», давший старт новой волне миграции, для которой были характерны значительные количественные параметры и национальное многообразие переселенцев. В начале 1990-х годов численность соискателей убежища в ФРГ возросла до уровня, с которым немцы еще не сталкивались в послевоенный период. Если в 1953-1973 годах политические беженцы от общего числа переселенцев составляли лишь 7%, то в результате развала СССР, блока социалистических стран и войны в Югославии эта категория мигрантов возросла до 30%. Своего апогея численность соискателей убежища в ФРГ достигла в 1992 году, когда 440 тыс. мигрантов подали ходатайство на убежище. Для сравнения: с января по октябрь 2015 года власти получили более 360 тыс. заявлений с просьбой об убежище. В 2008 году мировой экономический кризис простимулировал приезд мигрантов из «старых» стран - членов ЕС. В 2013 году ФРГ по привлекательности для мигрантов после США занимала второе место1.

Отметим религиозный фактор. В ФРГ проживают более 4 млн. мусульман, 24,2 млн. католиков, 23,4 млн. евангеликов, 1,3 млн. православных, от 150 до 200 тыс. иудеев. Более трети населения страны не ассоциирует себя ни с одной конфессией2. Германия с первой экономикой в Европе, четвертой в мире, с огромным опытом работы «плавильного котла» и проявлением гуманизма в отношении других народов и религий стала зримым символом комфортного бытия в «европейском германском доме» с уютным жильем и устойчивой системой социальных благ. Германские политики с мигрантскими корнями заняли важные посты во властных структурах и руководстве партий.

В поисках выхода

Миграционный смерч накрыл благополучную Германию, руководство которой находится в лихорадочном поиске путей решения проблем с потоками беженцев. С января по ноябрь 2015 года зарегистрировано более 900 тыс. прибывших в ФРГ мигрантов, в сентябре-ноябре каждый день границу страны пересекали более 10 тыс. человек. Количество поданных заявлений на возможное получение убежища в октябре 2015 года по сравнению с октябрем 2014 года свидетельствует о резком скачке. Лидируют соискатели из Сирии, Албании, Ирака. Примечательна сравнительная арифметика. За период с января по октябрь 2015 года жители Сирии подали 100 тыс. заявлений, Албании - почти 49 тысяч и Косова - 32 тысячи3. Германия столкнулась с вызовом, от решения которого зависит политическое и социально-экономическое самочувствие не только немцев, но и многих граждан других стран Европы.

Многие близкие к ней люди считают, что А.Меркель как федеральный канцлер обладает уникальной политической волей. Однако одного этого важного качества для результативной деятельности государственному деятелю явно не хватает. Лидер страны обязан моделировать ситуацию с учетом докладов в данном случае правоохранительных органов, оценок мониторинга различных «систем раннего оповещения» гражданского общества, инициатив младшего партнера по коалиции - СДПГ, например по увеличению кадрового состава профильных структур, и, наконец, прогнозировать процессы, выделяя приоритетные направления.

Министры внутренних дел от СДПГ в федеральных землях уже в течение года били тревогу относительно возможного миграционного обвала, рекомендовали увеличить штатное расписание госструктур, занимающихся миграцией и интеграцией. Вице-канцлер, министр экономики, председатель СДПГ З.Габриэль и министр иностранных дел Ф.-В.Штайнмайер раньше канцлера предложили план действий по решению данной проблемы. Команда канцлера, не отвергая замысла своего партнера, заимствовала ряд идей, которые А.Меркель использовала в разработке срочных мер. Это ее методология. Она активно развязывала «греческий узел», продвигала подписание соглашения о торговом и инвестиционном партнерстве между ЕС и США, поддерживала киевский режим и не заметила опасность с другого угла.

Здесь важно обратиться именно к хронологии событий. Если в середине июля 2015 года канцлер при известной встрече с палестинской девочкой с сочувствием к ней говорила о невозможности Германии принять у себя всех переселенцев, то в августе А.Меркель заняла совершенно иную позицию, пригласив в страну всех желающих. За провозглашенную «политику немецкого гостеприимства» и демонстрацию «дружелюбного лица Германии» она стала предметом резкой критики не только со стороны оппонентов, но и сторонников.

Внутренний расклад сил

Сейчас лишь 42% респондентов считают ее подходы верными. Страсти накаляются в выпестовавшей ее партии - ХДС, обнажаются противоречия между ХДС и ХСС, работающими в одном консервативном блоке. Одна треть партийцев принципиально не приемлет методов канцлера, вторая - взывает к непременной корректировке политики и только оставшаяся треть уверена в правоте А.Меркель4. По разным экспертным оценкам, ее политику по преодолению миграционного кризиса почти половина всех немцев считает ошибочной и, следовательно, они выступают против выдвижения А.Меркель на пост канцлера в 2017 году, то есть на четвертый срок.

Параметры опросов подвижны, но очевидна тенденция не в пользу канцлера, что подтверждается настроениями населения. По опросам, 50% жителей опасаются эрозии национальной идентичности, повышения налогов, за счет которых государство будет обеспечивать благополучие переселенцев. Поэтому 71% немцев поддержали идею строительства на границах ФРГ так называемых транзитных зон - помещений для размещения мигрантов, которые во время нахождения в ангарах с заборами и колючей проволокой будут ожидать решения о предоставлении им статуса беженца. Население призывает правительство не обсуждать в «закрытом формате» дефиниции «транзитная зона» или «пункты регистрации», чем и занимались ХДС, ХСС, СДПГ, а представить конкретную программу действий с учетом мнения избирателей ФРГ.

Разногласия между председателем ХДС и ХСС выпукло проявились на съезде ХСС в ноябре 2015 года. Впервые за многие годы форум христианских социалистов оказал холодный прием А.Меркель. Настроения делегатов от ХСС, составной части консервативного блока из ХДС и ХСС, отражают позицию жителей ФРГ, считающих недостаточными шаги правительства, и поэтому, по опросам, 64% респондентов выступают за проведение референдума по условиям приема беженцев, поскольку дальнейшее затягивание кризиса может лишь усилить политизацию общества. Примечательно, что эти 64% совпадают с результатами опроса относительно целесообразности референдумов по ключевым вопросам политики Евросоюза. Консультации канцлера с Президентом Турции не воспринимаются как многообещающие, так как 68% немцев не считают Р.Эрдогана надежным партнером.

Тем временем миграционный кризис реанимировал проявления всевозможных фобий. Если верить замерам общественного мнения, от 15 до 20% респондентов поддерживают идеологию правого экстремизма, скрытые симпатии этим идеям приписываются 40% обывателей. Тревожная статистика и по проявлениям ксенофобии. Движение ПЕГИДА - «Патриотические европейцы против исламизации Западной Европы», возникшее на территории бывшей ГДР, фиксирует промахи властей и продолжает проводить акции протеста5. Если быть объективным, то просто считать участников движения ПЕГИДА маргиналами и экстремистами, где они, разумеется, также представлены, было бы упрощенным и наивным. В свое время восточных немцев не спросили о воссоединении ГДР с ФРГ, хотя о варианте референдумов в обеих частях Германии говорил еще В.Брандт. Затем А.Меркель без ссылки на какие-либо решения и общественно-политический дискурс спровоцировала массовый приезд мигрантов в страну.

Недовольство населения активно инструментализируется правыми и левыми радикалами, к акциям которых активно подключаются экстремисты из Национал-демократической партии Германии (НДПГ). Три попытки государства запретить эту партию пока не привели к положительному результату. Неслучайно оппозиционная в Бундестаге партия «Левая», разделяя оценки правящих партий применительно к возросшей опасности правого радикализма, призывает правительство ФРГ от праведного гнева перейти к решительным мерам. На этом фоне «Альтернатива для Германии», прежде партия евроскептиков, заметно трансформируется в группировку с лозунгами правого популизма. Рейтинг «Альтернативы» поднялся до 10%, что при сохранении ситуации не исключает преодоления обязательного пятипроцентного барьера и прорыва партии на выборах в Бундестаг в 2017 году. Комментарии применительно к этой партии, агрессивная риторика ее руководителей указывают на потенциал расширения влияния «Альтернативы». Верхушка партии громче всех требует отставки канцлера, которая, по мнению «Альтернативы», провалила миграционную политику6.

Некоторые немецкие эксперты проводят параллели с нагнетанием ксенофобии в Германии в 1920-1930 годах с сегодняшними выходками радикалов по отношению к мигрантам. Утверждается, что травля переселенцев и мусульман в объединенной Германии в XXI веке, требования о создании «транзитных зон» либо «центров депортации» напоминают лозунги «обеспокоенных немцев» в 1920-х годах о необходимости строительства «лагерей» для интернирования так называемых восточных евреев и прочих иноверцев из развалившейся царской России.

Анализ германской партийной системы, вновь созданных объединений выявляет динамику изменений настроений в электоральном пространстве под воздействием внешних факторов и в результате колебаний на рынке труда, перспективам развития которого разные эксперты дают не всегда радужные прогнозы. Ясно, что аритмия системы государственного управления при разработке разных схем обустройства мигрантов, сбой прежних ориентиров и стремительное переформатирование общественного сознания стимулируют эрозию традиционных партий, аккумулируют гремучую смесь из правых и левых радикалов. Не может не тревожить расширение протестной плазмы из различных экстремистских течений. В то время как адекватный ответ со стороны властей отсутствует, против радикализма активно выступают демократические партии и профильные структуры гражданского общества.

Пути решения кризиса?

Руководство ФРГ заявляет о необходимости бороться с причинами мигрантской лавины, призывает другие европейские страны внести свой вклад. Примечательны акцентирование вскрытия причин миграционного кризиса и необходимость разработки механизмов его преодоления. Но если официальный Берлин твердым голосом обращается к европейским партнерам, то в отношении к США А.Меркель высказывает признательность Б.Обаме за намерение не выводить американские войска из Афганистана, из которого, по мнению канцлера, можно ожидать дополнительный приток беженцев. В вопросе причин миграционного кризиса Берлин избегает критиковать США за их «подготовительную работу» по наплыву беженцев из Афганистана, Ливии, Ирака, других стран, в которые американцы известными методами экспортировали общечеловеческие ценности.

Недовольство стран - членов ЕС вызывает нажим Берлина распределить мигрантов в странах по германским лекалам, что, впрочем, Берлин делал и при решении мирового экономического и финансового кризиса и еврокризиса в 2008-2012 годах. Для распределения мигрантов по землям ФРГ Берлин активно применяет формулу расчета, которая учитывает два критерия - численность населения и финансово-экономический потенциал земель. Практика подсказала принимать во внимание и третий компонент - наличие свободных помещений. В таком ключе германские власти пытаются рекомендовать немецкий технологический алгоритм другим странам - членам ЕС. Не все европейские столицы в восторге от политики Берлина, подчеркивают его масштабные финансовые и логистические ресурсы и противятся справедливому, с точки зрения немцев, распределению переселенцев.

Конфликтный потенциал в обществе нарастает, организационные и финансовые возможности муниципальных властей и многочисленного корпуса добровольцев ограничены. По этому и другим вопросам возникли противоречия между ХДС, СДПГ и ХСС, лидеры которых пытаются искать разумный компромисс. Концепцию СДПГ по приему беженцев на основе более либеральных стандартов поддерживают 43% немцев, модель ХДС/ХСС с «баварским акцентом более жесткого обращения с мигрантами» - 46% немцев.

Общественный барометр

Хотя, по опросам, 83% немцев считают войну главной причиной бегства мигрантов и относятся к ним с сочувствием, в общественном мнении Германии преобладает проблема «Миграция и получение убежища». Так считают 85% респондентов. Тематика «Террор, война и мир» волнует 34% опрошенных. 52% немцев продолжают считать, что Германия не в состоянии справиться с потоками мигрантов, противоположную точку зрения высказали 46%. Если 74% немцев обеспокоены возможными терактами в Германии, за участие Берлина в боевых международных операциях против «Исламского государства» высказались 47%, против - 46% респондентов7. После заявления министра обороны ФРГ Урсулы фон дер Лайен о возможном направлении в регион конфликта германских ВВС, фрегата и более 1 тыс. военнослужащих Бундесвера и одобрения этого плана большинством депутатов Бундестага в пользу участия Германии в антитеррористической операции в стране развернулась широкая дискуссия. В силу исторических причин общественность ФРГ всегда болезненно относится к направлению бундесвера за рубеж.

Конфликты между культурами и цивилизациями заметно проявляются «на местах», где муниципальные власти идут на немыслимые прежде шаги, в том числе прекращение аренды с этническими немцами и их выселение из квартир в целях срочного расселения беженцев. Правовая база оказалась несовершенной либо противоречащей всем мыслимым представлениям о правах собственника и просто гражданина, стала входить в противоречие с провозглашенной Берлином «культурой гостеприимства». Этот термин стал некоим брендом немецкой идентичности, вобравшей в себя гуманизм, толерантность, демократию. Если в 2012 году за такую форму культуры выступали более 49% немцев, то в 2015 году число сторонников увеличилось до 59%. Примечательны опросы о работе мигрантов в муниципальных структурах. В 2015 году возможное заполнение вакансий мигрантами поддержали 73% немцев - по сравнению с 2012 годом увеличение на 9%8.

Тем временем общественное мнение относительно вопроса об экономических плюсах миграции остается расколотым. Население Германии в 80 млн. человек может сократиться к 2050 году до 67-75 млн. человек, и без мигрантов экономика забуксует. Необходимо действовать разумно и не допускать перегрузки для социальной системы, предотвращать «миграцию бедности». Если одна треть немцев считают, что многие предприятия могут использовать беженцев, то 45% бюргеров в этом сомневаются. Лишь 8% немцев уверены в наличии среди беженцев высококвалифицированных кадров. Сомневающихся граждан пытаются переубедить сторонники миграции. Они связывают преимущества с возможным размещением в ФРГ зарубежных фирм (68%), развитием культурной жизни во всех ее проявлениях (67%) и решением демографических проблем (60%). С другой стороны, возникновением проблем в школах обеспокоен 61%, перегрузкой социальной системы 64% и накоплением конфликтного потенциала между приезжими и этническими немцами 63% респондентов. В то же время 52% немцев исходят из возможности пополнения квалифицированных кадров за счет переселенцев9.

Со стороны правительства ФРГ и ряда экспертов звучат более оптимистические заявления об актуальности интеграции беженцев для ритмичного развития экономики. Прилив мигрантов повышает интерес к рациональному распределению расширяющегося кадрового потенциала. Но эксперты приводят статистику о так называемом пролетариате в сфере услуг, численность которого составляет 10-15% трудоспособного населения. Для 5-6 млн. людей этого сектора экономики мигранты представляют реальную опасность как потенциальные конкуренты, готовые потеснить работающих немцев даже с весьма низким, по немецким меркам, доходом в месяц от 900 до 1 тыс. евро.

Немецкие аналитики упрекают власть в отсутствии желания заняться выяснением реальных причин проявления в обществе разочарования, лжи, вражды, насилия, которые когда-то и привели к германскому фашизму. Если в таких оценках и перебор, то регулярные поджоги мест размещения переселенцев, массовые драки с участием мигрантов и немцев, нападения на мигрантов, участившиеся драки между мигрантами в Берлине, покушение на жизнь кандидата на пост обер-бургомистра Кельна, который занимался размещением вынужденных переселенцев, однозначно указывают на закрепление тревожных явлений10.

Как бы там ни было, созидательный потенциал мигрантов востребован, правда в конкретных сферах, например по уходу за больными в системе здравоохранения. Но и в этом случае речь идет о тяжелой работе в качестве сиделок, труд которых оплачивается также в скромных параметрах.

Трезвыми представляются результаты тестирования по линии Федерального министерства труда и социальных вопросов Германии, согласно которым лишь 12% «пришельцев» могут получить нормальные рабочие места. От 80 до 90% такого контингента не имеют квалификации для достойного места на рынке труда ФРГ.

В целях получения работы в средней перспективе 35% мигрантов придется приложить немало усилий для получения квалификации и ее повышения. При этом опровергается утверждение о том, что мигранты после завершения войны в своих странах обязательно вернутся на родину. Напротив, они приехали в благополучную страну с прочными социальными амортизаторами и планируют остаться и пригласить на постоянное место жительства своих родственников. На интеграцию мигрантов нацелена партия «Зеленые», которая настаивает на включении молодых беженцев в развитие германской науки, поскольку, по оценкам экологистов, половина вынужденных переселенцев в ФРГ моложе 25 лет. Инвестирование в молодежь - гарант сохранения лидирующих позиций Берлина на рынке экспорта германской продукции11.

В целях интеграции мигрантов власти пытаются создать систему взаимодействия между, например, Федеральным ведомством по делам миграции и беженцев и фондами с социальной направленностью по изучению немецкого языка, что является одним из важных критериев при приеме на работу. В фокусе внимания гражданских объединений - забота о детях, которые в количестве 35 тыс. человек живут в ФРГ как беженцы. Вместо депортации детей на их родину активисты социальных фондов предлагают интегрировать их в немецкую образовательную систему с прицелом на будущий вклад в развитие ФРГ. Оказывается помощь беженцам, которые без семьи бежали в ФРГ от «Исламского государства». Так, для одной семьи в составе отца, бежавшего от войны в Сирии, и приехавших затем жены и семи их детей власти и фонды оказали материальную поддержку для получения паспортов (один документ обходится в 300 евро), а также проведения прививок детям от полиомиелита (каждая процедура - 70 евро)12.

Очевидно, что для работы с прибывающим населением необходимы не только грамотные, владеющие темой администраторы, но и специальные правоохранительные структуры с людьми, знающими культуру и язык прибывших. Пример работы профильных подразделений уголовной полиции в Берлине указывает на уникальный характер такого рода подразделений, где представлены сотрудники с мигрантскими корнями, например из Турции, Сербии. Полицейские действуют корректно, вежливо, не имея права взламывать двери. В то же время сотрудники обязаны быть бдительными в ходе депортации мигрантов, не получивших статус беженца. Случаются попытки суицида, проявляется агрессивность по отношению к полицейским. Доходит и до курьезов. На снятом ролике, призванном показать неотвратимость депортации, показаны терпеливые и дисциплинированные сотрудники правопорядка, которые вежливо сопровождают до транспорта депортируемых иностранцев. Лучшей рекламы для приезда в благополучную страну с предупредительными полицейскими и не придумаешь.

Время ответственных решений

Знаковыми были заседания с участием канцлера и руководителей федеральных земель по проблемам справедливого размещения беженцев в странах Евросоюза, ускоренной процедуры депортации мигрантов без перспективы получения статуса беженца, укрепления безопасности внешних границ ЕС. Решение о введении Албании, Косова и Черногории в категорию безопасных стран направлено на ограничение притока мигрантов из западнобалканских стран, в формировании государственности которых так активно участвовали немцы с обещаниями процветания и благополучия. Разные комментаторы утверждают, что только из Косова с населением 1,8 млн. человек в ФРГ уже переехали около 200 тыс. человек.

В год десятилетия пребывания на посту канцлера (с 2005 г.) А.Меркель получила «букет» из вызовов и конфликтов, проблем и рисков с мигрантами, усугубляющихся кризисом на Украине и войной в Сирии. Г-жа канцлер совершает неожиданные кульбиты. Всего несколько недель назад она говорила о невозможности вступления Турции в Евросоюз. Внезапный визит А.Меркель в Анкару и ее переговоры с турецким руководством лишь подтверждают ее реактивную линию на региональные и глобальные проблемы. Вновь заработала германская дипломатия «толстого кошелька», громче зазвучали посулы либерализовать визовый режим, возобновить переговоры об ускорении сближения Анкары с ЕС.

Это подтвердили итоги экстренного саммита ЕС - Турция в Брюсселе 29 ноября 2015 года. Была совершена сделка, которую ряд комментаторов назвал «грязной», о сдерживании Турцией потока беженцев в Европу с выделением Анкаре 3 млрд. евро и обещанием свободного въезда турецких граждан в Шенген с осени 2016 года при выполнении ими достигнутых договоренностей. При этом Брюссель и Берлин, всегда с трепетом относившиеся к неукоснительному соблюдению прав человека, на этот раз закрыли глаза на жесткие действия Анкары в отношении оппозиции. Канцлер действует по принципу «ничего личного, лишь обеспечение интересов Германии и ее жителей».

Действительно, германским правозащитникам есть где развернуться в российском гуманитарном пространстве, в котором за каждую правовую «соринку» депутаты Бундестага подвергают Россию безжалостной критике. Другой важный компонент берлинской Realpolitik - осторожные высказывания с оговорками германских политиков первого эшелона о важности участия РФ в урегулировании сирийского конфликта с присутствием в переговорном процессе Б.Асада. Постепенно преодолевается робость в оценках германскими политиками украинских националистов, устроивших экономическую и энергетическую блокаду Крыма. Взвешенные комментарии МИД ФРГ, известных политиков от СДПГ и ХДС свидетельствуют о медленном переосмыслении ими роли украинских лидеров «революции достоинства и свободы» в критическую сторону.

После принятия решений о депортации более 50% мигрантов «культура гостеприимства» Берлина трансформируется в «культуру выпроваживания» мигрантов без перспектив на статус беженца. В политике канцлера явно просматривается линия на работу в ручном режиме, на выстраивание вертикали управления миграционными потоками, которую она пытается трансплантировать в механизмы ЕС.

Разлом в ЕС по данной проблеме стал новым катализатором разделительных линий в подходах различных участников ЕС к преодолению последствий миграционного смерча. Канцлер выступает против закрытия границ, приостановки приема мигрантов, определения их количественных пределов. Считая регистрационные лагеря наиболее приемлемой формой организации приема беженцев, к ключевым побудительным мотивам приема, размещения и интеграции беженцев А.Меркель и ее сторонники относят гуманизм, экономическую выгоду и политический расчет.

Канцлер намерена и далее проводить курс на сохранение единства ЕС с одновременной модернизацией Евросоюза, в том числе нормативной базы в сфере миграционной политики. Необходим энергичный перезапуск «мотора интеграции» с участием Берлина и Парижа. Как показал греческий сюжет, А.Меркель, проявляя незаурядные качества эффективного менеджера, будет стараться не допустить краха проекта «Европа XXI века», который не пророчит только ленивый. В противном случае созданный в последние годы «культ личности Меркель» может заметно померкнуть. Насколько ее стратегия была успешной, покажут итоги выборов в ландтаги Баден-Вюртемберга, Рейнланд-Пфальца, Саксония-Ангальта 13 марта 2016 года.

 1Dabrowski Martin, Wolf Judit, Abmeier Hg. Karlies. Migration gerecht gestalten. 2015, Verlag Ferdinand Schöningh, Padernborn, S. 26-30.

 2Religionszugehörigkeit 27.09.2012 // http://www.bpb.de/nachschlagen/zahlen-und-fakten/soziale-situation-in-deutschland/145148/religionszugehoerigkeit

 3Bundesamt für Migration und Flüchtlinge. Asylgeschätsstatistik für den Monat. Oktober 2015.

 4Geis M. Worte gegen die Wut // http://www.zeit. de/2015/43/angela-merkel-cdu-kritik-fluechtlinge

 5Speckmann G. Pegida: Chiffre für größtmögliche Provokation? 10.10.2015 // http://www. neues-deutschland.de/artikel/988304.pegida-chiffre-fuer-groesmoegliche-provokation.html?action=print

 6Speit A. Zweite Geburt der AfD. 30.11.2015 // http://www.bnr.de/artikel/hintergrund/zweite-geburt-der-afd

 7Politbarometer November II 2015. Deutsche uneins über Beteiligung an Militäreinsätzen gegen IS. Nur jeder Zehnte erlebt grosse Probleme mit Flüchtlingen. 27.11.2015 // http://www.forschungsgruppe.de/Aktuelles/Politbarometer

 8Willkommenskultur in Deutschland: Entwicklungen und Herausforderungen. Ergebnisse einer repräsentativen Bevölkerungsumfrage in Deutschland. TNS Emnid im Auftrag der Bertelssmann Stiftung. Januar 2015.

 9Ibid.

10Augstein J. Gewalt gegen Flüchtlinge. Der Faschismus lebt. 26.10.2015 // http://www.spiegel.de/politik.deutschland/gewalt-gegen-fluechtlinge-der-faschisnus-lebt-kolumne-a-1059574.html

11Marguier A. Die acht Halbwarheiten der Flüchtlingskriese. 19.11.2015 // http://www.cicero.de/berliner-republik/migration-und-integration-die-acht-halbwarheiten-der-fluechtlingskriese/60145

12Bundesverband Deutscher Stiftungen. StiftungsWelt. Stiftungen für Flüchtlinge. 01-2015, S. 27.

Германия. Евросоюз > Миграция, виза, туризм > interaffairs.ru, 30 марта 2016 > № 1741836 Виктор Васильев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter