Всего новостей: 2257950, выбрано 6 за 0.004 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Вексельберг Виктор в отраслях: Приватизация, инвестицииНедвижимость, строительствоОбразование, наукавсе
Россия. ЦФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 20 июня 2016 > № 1797066 Виктор Вексельберг

Заседание попечительского совета некоммерческой организации «Фонд развития Центра разработки и коммерциализации новых технологий».

Перед заседанием попечительского совета Дмитрий Медведев осмотрел офисный центр «Технопарк» и ознакомился с разработками «Сколково» в области систем автопилотирования и навигации для наземных транспортных средств.

В настоящее время статус участника проекта создания и обеспечения функционирования инновационного центра «Сколково» имеют свыше 1,4 тыс. российских компаний из 65 субъектов Российской Федерации.

В компаниях – участниках проекта создано более 18 тыс. высокотехнологичных рабочих мест. Совокупный объём выручки участников проекта на конец 2015 года составил 80,5 млрд рублей, общий объём частных инвестиций в проекты компаний-участников - 17,2 млрд рублей.

За период 2013–2015 годов участниками ИЦ «Сколково» подано 1955 заявок на регистрацию объектов интеллектуальной собственности, получено 859 патентов и свидетельств.

По итогам 2015 года на территории инновационного центра «Сколково» открыто девять центров НИОКР партнёров: «Даурия», ПАО «КАМАЗ», «Техносерв», «Татнефть», Panasonic, «Мортон», Intel, EMC и ОАО «Трубная металлургическая компания». Ещё с 66 индустриальными компаниями подписаны соглашения о размещении таких центров.

Из глобальных международных компаний центры НИОКР в «Сколково» имеют Siemens, IBM, Nokia, SAP, Samsung, Cisco, Fortum, Danfoss.

В 2015 году международными мероприятиями фонда «Сколково» было охвачено 20 стран. Среди основных партнёров – Япония, Южная Корея, Франция, Германия, Бразилия, США, Куба и Китай. Было проведено более 200 мероприятий с зарубежными партнёрами. Также по итогам достигнутых в 2015 году договорённостей представительство на территории инновационного центра открыла Всемирная организация интеллектуальной собственности.

Важным элементом инновационного центра является Сколковский институт науки и технологий (Сколтех), призванный стать моделью нового российского технологического вуза в части обучения, создания знаний и продвижения технологий для решения ключевых научных, технологических и инновационных задач.

На данный момент в Сколтехе функционируют девять центров науки, инноваций и образования (ЦНИО), открыто восемь лабораторий, работают 60 профессоров и преподавателей, 73% из которых перешли в Сколтех из зарубежных университетов. За 2015 год опубликовано 184 статьи в научных журналах, индексируемых базами данных Web of Science и/или Scopus.

Заседание попечительского совета некоммерческой организации «Фонд развития Центра разработки и коммерциализации новых технологий»

Стенограмма:

Д.Медведев: Уважаемые коллеги! Прежде чем мы начнём работать, хочу ещё раз выразить наши соболезнования в связи с тем трагическим происшествием, которое случилось в Карелии, – гибелью молодых ребят. Сергей Семёнович присутствует, сегодня в Москве день траура, так что примите и наши соболезнования ещё раз.

У нас заседание попечительского совета. Я только что проехал по территории «Сколково». Несмотря на то что я здесь достаточно часто бываю, тем не менее изменения налицо. Уже видно, что это полноценный город, строятся и исследовательские центры, и новое жильё. Проект уже в высокой степени готовности, видно, ради чего всё это затевалось. Наверное, скажем прямо, по масштабу ничего более крупного в нашей стране в рамках инновационной проблематики не существует. Но мы должны, конечно, запустить проект на полную катушку, что называется, в полном объёме, и тогда он действительно будет одним из ключевых объектов такого рода, мирового уровня.

Сейчас о том, как живёт «Сколково», чуть подробнее расскажет руководство фонда. Отмечу несколько моментов. Во-первых, несмотря на все текущие сложности, всякие ограничения, проблемы, проект развивается. Число резидентов фонда растёт, общее количество участников приближается уже к полутора тысячам. Когда мы в прошлый раз собирались, около тысячи резидентов было, сейчас около полутора тысяч. Создано 18 тыс. рабочих мест. Это высокотехнологичные места, которые появляются и здесь, и в других регионах страны. Идеи участников проекта получили международное признание, были отмечены наградами престижных профильных форумов. Созданная фондом «Сколково» экосистема помогает учёным и бизнесу не расходиться, быть вместе, доводить идею до готового продукта, за который платят деньги. Ну и проекты участников «Сколково» приносят всё больший доход. Совокупный объём выручки резидентов фонда превысил 80,5 млрд рублей.

Достаточно неплохо заработала и система защиты прав изобретателей в сфере инноваций, тем более у нас такого опыта немного, это очень важно. У стартапов ввиду их природы своих забот и проблем хватает, тратить деньги на дорогих адвокатов, на зарубежных консультантов они просто не могут, и им помогают специалисты, которые работают под эгидой фонда.

За прошедший год было подано более 800 заявок на регистрацию объектов интеллектуальной собственности, и больше половины из них прошло через профильный центр в самом «Сколково», что, в общем, говорит об определённом доверии к нему. Это действительно хорошо.

Второе, о чём хотел бы сказать: в «Сколково» приходит всё больше инвесторов. В прошлом году объём инвестиций в три с лишним раза превысил показатели предыдущего года, приблизился к 15 млрд рублей. Эти деньги вложены не только в инфраструктуру самого инновационного центра, но и в компании участников, которые работают по всей стране. Происходит это благодаря мерам поддержки, которые тут оказывают инновационным компаниям, и, конечно, благодаря тем правилам, которые мы совместными усилиями выработали и которые в настоящий момент воплощены в закон.

Эти усилия позитивно сказываются и на наших международных результатах: уже более 10% участников «Сколково» смогли начать продажи на иностранных рынках, появились и новые венчурные партнёры, в том числе из Китая, из других стран.

Ряд резидентов проекта вышли на такие показатели по выручке, по патентам, по рабочим местам, по инвестициям, которые опережают текущие планы на несколько лет.

И наконец, третье, что хотел бы отметить: фонд всё чаще участвует в формировании повестки дня в сфере технологий. Сколтех сегодня стал ключевым консультантом, интегратором по профильным темам в рамках национальной технологической инициативы, резиденты «Сколково» активно участвуют в реализации «дорожных карт» этой инициативы, участники инициативы имеют доступ ко всему спектру возможностей в «Сколково». Но география проекта не ограничивается только Россией. Так, принято решение об открытии представительства фонда в Китайской Народной Республике, что, конечно, очень важно, потому что Китай для нас ключевой партнёр и огромный рынок. Так что, надеюсь, это будет полезно.

Осенью этого года состоится открытие всемирной «Олимпиады технопарков» – 33-й Всемирной конференции Международной ассоциации технопарков и зон инновационного развития. Мы смогли отстоять наши интересы в конкурентной борьбе. Спасибо всем, кто принимал в этом участие. Само по себе это неплохо, это свидетельство нашего возросшего потенциала и, конечно, восприятия «Сколково» в мире, так что это хороший результат.

Теперь послушаем доклад. Виктор Феликсович, прошу вас.

В.Вексельберг: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые члены попечительского совета! Разрешите вам представить результаты работы фонда в 2015 году.

Я хотел бы подчеркнуть в начале выступления, что свою деятельность фонд осуществлял в соответствии с государственной программой экономического развития «Инновационная экономика», которая была утверждена Правительством в 2013 году, и в рамках этой программы была выделена отдельная подпрограмма «Создание и развитие инновационного центра “Сколково”». В соответствии с этой подпрограммой были определены семь основных ключевых показателей эффективности, которые по итогам 2015 года в большей или меньшей степени перевыполнены. Я бы хотел обратить ваше внимание на несколько аспектов, связанных с этим фактом. Я думаю, что, когда мы планировали совместно с Правительством уровни, которые должны быть достигнуты по итогам 2015 года, в частности в 2013 году, было трудно предположить, что проект в состоянии выйти на такой уровень результатов. То, что мы справились с такой задачей, говорит в первую очередь о большом системном потенциале, который заложен в формате реализации этого проекта. Хотелось бы обратить внимание на три показателя, которые кратно отличаются от плановых показателей.

Первое, о чём уже Дмитрий Анатольевич сказал, – это число заявок на регистрацию объектов интеллектуальной собственности. Мне очень приятно отметить, что качество проектов, которые сегодня находятся в периметре фонда, обладают очень высоким потенциалом интеллектуальной собственности, который выражается в тех результатах, которые достигнуты.

Сегодня созданный центр интеллектуальной собственности в Сколково регистрирует порядка 15% от общих международных заявок, которые в целом подаются у нас в стране, и поток предложений не ослабевает. Мне кажется, что это очень существенный потенциал по созданию рынка интеллектуальной собственности, по созданию и защите разрабатываемых продуктов и содержит в себе огромный потенциал.

Второй момент – это выручка компаний-участников проекта. Вы видите, на сегодняшний день по отношению к плану практически восьмикратное увеличение. Хотел бы обратить внимание, что такое увеличение было достигнуто, по сути, за счёт 10 компаний. Это говорит о том, что у нас в периметре появились компании-лидеры, компании, которые достигли существенных успехов в реализации своих инновационных проектов, и вселяет в нас надежду, что рано или поздно, но появятся такие локомотивы, которые займут достойное место не только в рамках российской экономики, но и на глобальных рынках.

И третий показатель, на который я хотел бы обратить внимание, – это число публикаций в журналах, индексируемых по категории науки. У нас практически пятикратное увеличение этого показателя. В основном этот показатель, безусловно, связан со Сколтехом, который уже на третий год работы вышел на второе место в России после Новосибирского государственного университета. Я считаю, что это стало возможным за счёт очень высокого уровня исследовательского и профессорско-преподавательского состава, который сегодня формируется в Сколтехе. Я думаю, господин Кулешов в своем отчёте более детально расскажет об этом. Это очень достойный и важный, знаковый показатель.

О результатах развития всей нашей экосистемы. Традиционно это четыре основных направления: участники, инвесторы, индустриальные партнёры и университет. Это следующий уровень планирования. Все показатели, которые мы планируем в рамках деятельности своего фонда, выполнены в полном объёме или значительно перевыполнены. Единственный показатель, который у вас может вызвать вопросы, это выплаченные гранты, которые отстают от плановых целей. Я хотел бы обратить внимание, что это результат нашей деятельности по привлечению большей доли частных инвестиций, потому что у нас есть система регулирования доли участия в проекте за счёт бюджетных средств не более 50%. На сегодняшний день у нас соотношение уже достигло уровня порядка 60/40 в сторону большей доли частных инвестиций.

Более подробно хотел бы остановиться на том, как выглядит на сегодняшний день ситуация с участниками проекта. Всего у нас 1432 участника по итогам 2015 года. Традиционно лидирует IT-сектор в самых разнообразных его форматах. Но я хотел бы отметить отдельно, что с 2015 года мы отдаём существенный приоритет междисциплинарному взаимодействию. На сегодняшний день у нас создан центр робототехники, в который входит 60 компаний, объединяющий в себе как раз все кластеры, которые представлены у нас в «Сколково», а также создан нефтегазовый центр. В формате работы нефтегазового центра у нас работает 110 компаний, которые тоже объединяют усилия между кластерами энергоэффективности, IT-технологий и ядерных технологий. Вообще мы считаем, что мы вышли на тот уровень, когда схематическая модель разбиения по кластерам не работает. Наше преимущество и наши достоинства должны как раз реализовываться в формате обеспечения межкластерных коммуникаций. Когда можно объединить усилия разных специалистов, мы как раз видим потенциал появления интересных результатов.

Отдельно хотел бы сказать, что у нас живёт и развивается так называемое виртуальное «Сколково». Количество участников, которые сегодня присутствуют у нас на сайте, коммуницируют, имеют свои информационные площадки, превысило 60 тыс. Если у нас есть 10 тыс. формальных заявителей, то уже более 60 тыс. наших друзей, партнёров и информационных партнёров – это хорошая, как мне кажется, платформа для дальнейшего развития и реализации проекта.

О коммерциализации. Здесь мне бы хотелось отметить большую работу, которую провёл фонд совместно с ведущими министерствами и ведомствами, что для нас чрезвычайно важно, потому что зачастую, завершая разработку того или иного проекта фиксации интеллектуальных прав или фиксации каких-то результатов исследовательской деятельности, в дальнейшем, безусловно, главная задача связана с коммерциализацией. Я хотел бы сказать, что нами совместно с Минэнерго, с Минкомсвязью, с Минпромторгом, с Минздравом и даже с оборонно-промышленным комплексом отработаны и выработаны схемы взаимодействия с фондом, которые позволяют на регулярной основе проводить анализ наиболее перспективных проектов, выделять такого рода проекты, оказывать содействие в продвижении их продукции на российский рынок, в первую очередь там, где есть такая возможность у наших государственных партнёров. Это заключение определённых контрактов с госкорпорациями, облегчение процедур и правил участия наших резидентов в соответствующих тендерах и конкурсах. Здесь я хотел бы отдельно выделить два примера, которые наглядно подтверждают, что эти механизмы работают. Всем известна компания Т8 – это международный лидер по технологиям передачи информации. Благодаря усилиям и Минкомсвязи, и Минпрома этот стартап сегодня уже реально завоевал определённую позицию, заключил контракт с «Ростелеком» на поставку программного обеспечения на сумму около 2 млрд рублей. Это очень хороший, знаковый, системный пример.

Приблизительно на такую же тему можно привести геонавигационные технологии, которые позволили нашему стартапу вытеснить сегодня в нормальной конкурентной борьбе с рынка компанию Schlumberger, которая традиционно доминировала в области этого программного продукта. Ещё раз хотел бы подчеркнуть, что такой формат взаимодействия я считаю чрезвычайно важным, нужным и необходимым, для того чтобы компании чувствовали внимание государства и возможность продвигать свои продукты на российский рынок.

Выход на глобальные рынки. Здесь я хотел бы наряду с определёнными чисто количественными успехами сказать буквально два слова о том, как и какими механизмами мы осуществляем продвижение наших компаний и их продуктов на международные рынки. Помимо того что мы осуществляем тесное взаимодействие с институтами, которые присутствуют у нас внутри фонда «Сколково» (это и венчурные фонды, и наши ключевые партнёры), мы построили широкую сеть международных партнёрств с институтами развития и акселераторами. Нами заключены соглашения с институтами в Америке, в Гонконге, с финскими коллегами и так далее. Во?т эти формы и форматы сегодня позволяют нашим резидентам ощущать возможность продвижения своих продуктов, потому что они сразу попадают в некоторую системную среду, которая открывает перед ними двери, информацию, коммуникации, и мы видим, как эта система работает.

Очень хотел бы привести такой пример во взаимоотношении с нашими, в частности, финскими коллегами. Мы приняли участие в большом традиционном форуме Slush (это конференция, которая проходит в Финляндии), и наша компания, которая была учреждена выпускницей Сколтеха – это как раз очень интересно, – завоевала призовое место среди нескольких тысяч конкурсантов. Сегодня эта компания уже подписала контрактов более чем на 70 млн долларов. Это является очень интересным наглядным примером успеха, когда наши взаимоотношения со Сколтехом, наши взаимоотношения с международными партнёрами создают условия продвижения разработок на международные рынки.

Такой же пример можно привести и по продвижению разработок в области тренажерных комплексов для обучения врачей. Это компания «Эйдос-Медицина». Благодаря нашей поддержке им удалось заключить контракты с японскими и турецкими компаниями, и на сегодняшний день они реально конкурируют с ведущими мировыми производителями такого рода тренажеров. Объём реализации нашей компании превысил 50 млн евро.

Частные инвестиции продолжают достаточно активно расти, и здесь я бы выделил следующее. Реально рынок венчурной поддержки начинает работать. Каждая четвёртая венчурная сделка в России сегодня осуществляется с участием компаний фонда «Сколково». Привлечение реальных денег в проекты частных инвесторов – это сегодня главный и мощнейший инструмент реализации такого рода проектов.

Технопарк – это один из ключевых наших объектов, мы его практически закончили строить. Но главное, на что я бы хотел обратить внимание, – это, по сути, сервисно ориентированный институт, это постоянно расширяющийся портфель сервисов. На сегодняшний день это 22 стандартизированные услуги, которые мы можем оказывать. Здесь приведено их краткое описание, и я думаю, что резидент сегодня чувствует себя очень комфортно с нами.

Хотелось бы, чтобы следующим этапом (я думаю, что для этого у нас есть все предпосылки) технопарк стал ещё и культурным центром, где бы люди могли не только работать, но и общаться, коммуницировать, продвигать своё эмоциональное, я бы сказал, качественное развитие.

Грантовая поддержка. Очень действенный, очень нужный, важный инструмент. Выделю специфику: в 2015 году мы сосредоточились на новом инструменте – микрогранте. Микрогрант – это грант в размере не более 1,5 млн рублей. Решение о микрогранте принимается очень быстро – в среднем это 15–17 дней. Направлен он на цели прототипирования, на проведение независимых испытаний, на защиту интеллектуальной собственности. Это то, что нужно, грубо говоря, быстро и срочно, это не долгосрочное финансирование. Инструмент очень эффективный, и мы будем продолжать развивать, применять такого рода форму поддержки.

Индустриальные партнёры и их присутствие в проекте – это исследовательские центры. На сегодняшний день у нас подписано 66 таких соглашений. Все они находятся в стадии реализации. По итогам 2015 года – это девять исследовательских центров, которые были созданы. На сегодняшний день это ещё шесть исследовательских центров к этим девяти. И каждое из подписанных соглашений, мы надеемся, рано или поздно реализуется.

Один из крупнейших центров, который был открыт уже в этом году, – это центр Boeing. Сегодня нами подписано новое соглашение с компанией «Волга-ГАЗ» по беспилотным технологиям. На форуме в Санкт-Петербурге было подписано соглашение об открытии центра с филиалом «Газпромнефти».

Информация об исполнении нашего консолидированного бюджета. Мы по всем основным показателям в принципе в плане. Ярко выделяется вопрос, связанный с созданием и управлением физической инфраструктурой. За 2015 год мы существенно недовыполнили финансирование по этому направлению, но в основном, безусловно, это было связано с той кризисной ситуацией, которая сложилась в строительной отрасли в конце 2014-го и в середине 2015 года. Понятно, это и девальвация рубля, это и изменение миграционного законодательства, это и проблемы с кредитованием строительной отрасли, и, увы, нам пришлось столкнуться с ситуацией, когда ряд наших ключевых подрядчиков, причём на самом крупном нашем объекте – технопарке, обанкротились. И, можете себе представить, на таком крупном объекте нам пришлось менять подрядчика, менять систему управления. Хотел бы отметить, что, как нам кажется, мы справились с этой задачей: мы не потеряли денег и не изменили финансовых показателей как результатов этих проектов.

И второе – нам удалось найти альтернативное решение, чтобы отставания в стройке не оказали существенного влияния на нашу основную деятельность. Поэтому все, кто был вовлечён в решение этой проблемы, были наделены соответствующими арендными площадями и услугами. В результате можно сказать, что с задачей отставания от тех сроков, с которой мы столкнулись, мы справились.

Основные объекты, которые будут введены в эксплуатацию в период 2016–2018 годов. Здесь хотел бы выделить, по сути, один ключевой, который будет сегодня в повестке. Это решение о транспортной инфраструктуре, потому что для нас, конечно, вопрос электрички чрезвычайно важен. Сегодня этот вопрос присутствует в повестке, и очень важно, чтобы были изысканы ресурсы, для того чтобы мы могли в тех планах, которые есть по реализации проекта, всё-таки эту проблему решить.

Отдельно хотел бы обратить Ваше внимание, членов попечительского совета на решение проблемы с жилой инфраструктурой. На сегодняшний день нами закончено строительство первой очереди, это 350 объектов. Все они будут сданы в этом году. Они уже переданы в рамках арендных соглашений с нашими пользователями – это и исследователи-аспиранты Сколтеха, и преподаватели Сколтеха, и наши исследователи. В этом году фактически мы начнём жить как реальный город, где у нас появится активная часть по жилой инфраструктуре. Нами построено три категории объектов: таунхаусы, апартаменты и коттеджи, все они разделяются приблизительно только по площади. Средняя стоимость аренды – тысяча рублей за квадратный метр. Нам кажется, что это вполне конкурентная среда. Спрос очень большой. Особенно удивляют и радуют наши иностранные коллеги, которые хотят переехать из Москвы сегодня и жить на территории «Сколково».

Коротко информация о традиционно прошедшем Startup Village. Цифра впечатляет – 20 тыс. человек. Большой интерес, беспрецедентный интерес, и я думаю, что мы будем на этом же уровне поддерживать эту деятельность. Вовлечены уже и другие страны – Казахстан, Белоруссия. Международная деятельность – чрезвычайно важное направление, мы стараемся быть международным хабом, и интерес к нам большой. В прошлом году 12 правительственных делегаций из разных стран посетили наш проект с желанием развить и установить определённое партнёрство, такие как Франция, Бразилия, Израиль, Гонконг, Турция и так далее.

Мы явно подошли к определённому новому пониманию уровня развития проекта совместно с Министерством финансов, которое является нашим финансовым распорядителем. Подготовлены предложения по основным четырём направлениям – это экстерриториальность, интеграция с другими институтами развития, наше участие в реализации национальной технологической инициативы и развитие наших сервисных проектов на территории России.

Россия. ЦФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 20 июня 2016 > № 1797066 Виктор Вексельберг


Россия. Весь мир. ЦФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 3 июня 2015 > № 1388061 Виктор Вексельберг

Об инфраструктуре поддержки инноваций.

Доклад президента некоммерческой организации «Фонд развития Центра разработки и коммерциализации новых технологий» Виктора Вексельберга.

В.Вексельберг: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые члены попечительского совета! Сегодня я хотел бы рассказать вам о том, как развивается центр, какие задачи решены, какие проблемы стоят перед нами на перспективу.

В своём отчёте я хотел бы обратить внимание на главное: инновационный центр в своём развитии прошёл качественное изменение экосистемы, делая упор на обеспечении интеграции ключевых элементов и организации их взаимодействия между собой. Это определяет основные приоритеты нашего развития: упор на акселерацию и менторство, активную работу с индустриальными партнёрами, международное взаимодействие. Результаты 2014 года – выручка, патенты, рабочие места – свидетельствуют о том, что мы перешли на третью стадию развития – раскрытие потенциала коммерциализации экосистемы.

Конечно, события экономического и политического характера повлияли на нас. Изменение валютного курса, ограничение финансирования банками, а также секвестр субсидий из федерального бюджета привели к тому, что мы были вынуждены несколько изменить график строительства ряда объектов.

Центральным звеном нашей экосистемы являются наши участники – технологические предприниматели, стартапы. В 2014 году мы сделали упор на акселерацию наших участников, и это принесло свой результат. Половина участников в этом году продемонстрировала выручку. Уже сегодня с продуктами наших участников можно встретиться в жизни: сколковский препарат «Триазавирин» в прошлом году появился в аптеках страны и бьёт рекорды по эффективности. Кстати, не премину воспользоваться рекламной возможностью: вот такой препарат в магазинах, замечательное антивирусное средство, сделан при активной поддержке сколковского проекта.

Считаю важным, что разработки наших участников востребованы. Более половины самых крупных отечественных компаний уже внедрили продукты наших участников. А например, половина мировых лидеров фарминдустрии находятся в прямой кооперации с нашими командами по развитию новых лекарственных препаратов.

Для формирования качественной технологической предпринимательской экосистемы необходимо обеспечить постоянный приток перспективных проектов. Для этого недостаточно льгот, грантов и качественного сервиса. Требуется ежедневная работа с источниками инновационной активности в лице институтов Российской академии наук, университетов, технопарков, исследовательских подразделений крупного бизнеса.

Мы помогаем инноваторам становиться бизнесменами. Сегодня около 40% участников имеют корни в академических и исследовательских институтах. Помимо этого мы осуществляем постоянный мониторинг развития проектов. Это очень важный элемент. Мы следим за тем, чтобы не понижать качества наших исследовательских работ, и поэтому по результатам этого мониторинга 141 компания в прошлом году была лишена статуса резидента фонда.

Одним из механизмов поддержки стартапов является предоставление грантов на развитие их проектов. При этом мы видим своей задачей выделение грантового финансирования именно по тем проектам, которым это необходимо на данном конкретном этапе их развития.

Помимо селективного подхода и выдачи грантов мы повысили требования к самим проектам, претендующим на получение грантового финансирования. Именно поэтому, с одной стороны, лишь 55 проектов из 350 получили одобрение на предоставление грантов в 2014 году, а с другой стороны, что я считаю очень важным показателем, не менее 80% были успешно завершены грантополучателями. Столь высокая эффективность грантовой политики возможна во многом за счёт профессиональной экспертной панели, в которую входят лауреаты Нобелевской премии, академики и члены-корреспонденты РАН, доктора российских и западных университетов.

В 2014 году нам удалось не только привлечь новых партнёров, включая зарубежных, но и качественно изменить партнёрские отношения. Теперь статус партнёра означает конкретное обязательство по срокам, размерам инвестиций. Но основные результаты работы – это выстраивание коммерческих связей между партнёрами, стартапами и нашим университетом – Сколтехом. Огромную роль в этом сыграла активная позиция министерств, наших ключевых министерств, которые, следуя согласованным программам, стимулировали подведомственные организации к взаимодействию с инноваторами. Результатом стали конкретные сделки. Важно сохранить и усилить эту поддержку. Примерами могут служить отобранные научно-техническим советом ВПК 22 проекта для внедрения на предприятиях ВПК, 55 проектов вошли в отраслевые планы Минпромторга по импортозамещению, а также инвестиции пяти крупнейших международных биофармацевтических компаний наших участников.

Я хотел бы воспользоваться моментом и поблагодарить ключевых министров за очень плодотворное сотрудничество – это и Минпром, и Минсвязь, и Минобрнауки, без поддержки которых это было бы просто нереально.

Интеграция «Сколково» в международную экосистему – необходимое условие для успешного достижения основной цели проекта: способствование коммерциализации участников. Поэтому мы всегда уделяли особое внимание присутствию за рубежом.

В 2014 году мы активно расширяли географию нашего присутствия в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Это Япония, Индия, Китай, Южная Корея, Гонконг. Новые партнёры предоставили новые возможности нашим стартапам как по организации промышленного производства, так и по выходу на рынки этих стран.

Но не сократилась наша деятельность и на западном направлении – участие в крупнейших отраслевых конференциях, выставках, роуд-шоу в США, Германии, Испании и других странах.

Наша международная деятельность позволила сегодня 89 стартапам, нашим участникам, выйти на международные рынки со своей продукцией. Отдельно здесь будут представлены наши результаты деятельности по взаимодействию с Китайской Народной Республикой, которая, считаю, заслуживает самого серьёзного внимания.

Инвесторы в Сколково – это не только источник денег для участников, но и индикатор качества проектов. Именно поэтому гранты предоставляются только при наличии частного софинансирования, а объём инвестиций – один из ключевых показателей эффективности этой системы.

В 2014 году фонд сделал отдельный акцент на развитии сектора бизнес-ангелов, который является одним из ключевых элементов рынка инновационного предпринимательства в ряде стран, причём как источник не только финансирования, но, самое главное, и отраслевого опыта. За год нам удалось создать реально работающее сообщество бизнес-ангелов, активно вовлечь в работу инновационные компании.

Развитие Сколтеха будет сегодня представлено отдельной презентацией, её представит президент Сколтеха господин Кроули. Создание условий, благоприятных для развития коммерциализации проектов, предполагает создание инфраструктуры, причём речь идёт не только о физической инфраструктуре – офисах, оборудовании, лабораториях, но и сервисной инфраструктуре – это юридические, бухгалтерские услуги, визовая поддержка. Вот лишь небольшой перечень тем, чем мы занимаемся.

Формирование системы аккредитованных центров коллективного пользования (ЦКП) по всей стране на площадках наших партнёров (университетов, НИИ) позволило охватить всех наших участников, расположенных в 49 регионах. Сегодня основной акцент мы делаем, правда, на открытии ЦКП на нашей территории, уже есть такая возможность. Причём нам удалось убедить более десятка организаций разместить свои центры в технопарке, что позволит нам существенно сократить собственные расходы.

Также в рамках развития услуг для наших участников мы запустили менторскую программу, целью которой является индивидуальная помощь проектам со стороны маститых предпринимателей и научных сотрудников. Среди наших менторов такие известные личности, как Анатолий Карачинский, Александр Кулешов и другие ведущие бизнесмены и научные деятели. Очевидно, что не имеет смысла заниматься инвестициями в инновации, если результат этих усилий – интеллектуальная собственность – не защищён. С этой целью создан и активно работает центр интеллектуальной собственности, который может по праву называться одним из лидеров в сфере патентования. ЦИС занимается не только оформлением заявок на патенты, ЦИС оказывает весь комплекс услуг по вопросам интеллектуальной собственности. О качестве его работы можно судить по результатам: лишь одной из более чем 500 заявок было отказано. Это говорит о серьёзном качестве работы нашего ЦИСа.

Дмитрий Анатольевич уже сказал о том, что 6% международных заявок, которые поданы у нас в стране, поданы при участии нашего Центра интеллектуальной собственности.

Вопросу о строительстве инновационного города сегодня будет посвящён отдельный доклад. Я бы хотел только отметить, что в прошлом году мы завершили очень важный и, увы, невидимый этап, связанный с завершением строительства всей технологической, инженерной инфраструктуры. Здесь хочу отдельно поблагодарить правительство города Москвы, которое оказало максимум конструктивной поддержки. Только благодаря этим совместным усилиям нам удалось решить такую большую, серьёзную задачу.

Принципиальным вопросом является транспортная инфраструктура, и здесь, мне кажется, необходимо решить вопрос о запуске электрички с Белорусского вокзала к платформе Инновационный центр. Это качественно изменит логистику по доступности к нашему центру.

Д.Медведев: Чтобы сразу на это откликнуться: мы обсуждали это вкратце, давайте подготовим поручение. Надо посмотреть, каким образом это сделать, за счёт каких источников. Потому что это, как вы справедливо сказали, качественно изменит ситуацию с доставкой всех, кто будет здесь работать или учиться.

В.Вексельберг: Это так.

Несмотря на определённые сложности в строительстве, считаю (я уже об этом сказал), что решение вопроса транспортной инфраструктуры – это ключевая вещь.

Значимым шагом в процессе создания всей инфраструктуры явилось в прошлом году строительство первой очереди нашего технопарка. В мае в «Сколково» переехал Сколтех, весь фонд переехал в прошлом году. Сегодня мы с Сергеем Семёновичем (С.Собянин) открыли первую улицу, она носит имя Нобеля. Есть у нас реальные жители, эта улица появится на карте Москвы и будет доступна, через интернет можно её найти и приехать.

Мы активно продвигаем нашу территорию. В прошедшие годы мы организовали и провели более 200 мероприятий, которые посетило порядка 40 тыс. человек. Но «Сколково» уже давно вышло за границы своей территории. Наша виртуальная платформа, изначально задумывавшаяся как временное решение для объединения разбросанных по стране участников, стала самостоятельной силой, связывающей более 60 тыс. инноваторов, инвесторов, партнёров. Это наши друзья, это наши партнёры, это вот, собственно говоря, комьюнити «Сколково», которое постоянно растёт и развивается.

Залогом успеха нашего проекта является хорошая, полная информированность о нём всех заинтересованных развитием инноваций и технологического предпринимательства. Поэтому мы сознательно строим пиар-программу «Сколково» в форме освещения успехов наших участников. Это главный акцент, главный приоритет, потому что, мне кажется, лучше говорить о себе не нам, администрации, а лучше говорить непосредственно резидентам и рассказывать о тех успехах и результатах, которых они добились. При этом, конечно, хотел бы отметить, что по результатам прошлого года из 21 тыс. упоминаний в медиапространстве о «Сколково» лишь только 136 носили негативный характер.

Важным направлением нашей деятельности, о чём сказал Дмитрий Анатольевич, является работа с регионами страны. Мы не только ищем талантливые проекты для «Сколково». Доступ к нашим компетенциям помогает региональным проектам развиваться, пройти «Долину смерти» и стать самостоятельным бизнесом, увеличивающим доходную базу региона. Конечно же, успех подобных проектов, в частности, зависит и от активности первых лиц. Здесь я бы хотел отметить, что в целом у нас наладились очень хорошие, конструктивные отношения с губернаторами ведущих регионов. Они нас поддерживают, с большинством подписаны соглашения о сотрудничестве, и, мне кажется, у нас складывается очень конструктивная работа. Мы преодолели первую волну негатива, и поэтому хотел бы отдельно отметить и Татарстан, и Астраханскую область, и Екатеринбург, и Ростов, поблагодарить их за серьёзную поддержку.

Важным механизмом обеспечения прозрачности, эффективности и открытости управления экосистемой являются работающие коллегиальные органы управления фонда. Я хотел бы обратить внимание на то, что все они созданы с момента появления нашего фонда, им уже всем по 5 лет, все они сохраняют активную свою деятельность, туда привлечены ведущие международные бизнесмены и учёные. И мне кажется, элемент нашего здоровья, прозрачности и эффективности в значительной степени зависит от того, что у нас такие авторитетные корпоративные органы, которые участвуют в обсуждении практически всех вопросов.

Финансы. Бюджет фонда построен на принципах частно-государственного партнёрства. На текущий момент уже привлечено 94 млрд рублей внебюджетных средств, из которых непосредственно в 2014 году – 45 млрд. Хочу отметить, увы, что секвестр субсидий из федерального бюджета в размере 7 млрд рублей в целом повлиял на график исполнения ряда проектов, и дальнейшее сокращение может привести к качественному изменению программы строительства в первую очередь.

Привлекая внебюджетное финансирование, мы ограничены требованием сохранения чистоты экосистемы. Отдельно это связано со строительством наших жилых кварталов, потому что у нас есть ограничения, накладываемые на инвесторов, связанные с невозможностью оформления в собственность этих объектов. Поэтому мы бы хотели просить попечительский совет поддержать инициативу реализации нашего сотрудничества с ВЭБом. У нас есть уже положительная практика, и мы обсудили в принципе перспективу этого сотрудничества, которое даст нам возможность существенно контролировать процесс строительства нашего жилого фонда и при этом при сдаче в аренду чётко понимать, что у нас тот контингент, который нам нужен.

В заключение я хотел бы отметить, что все ключевые показатели эффективности «Сколково», утверждённые в государственной программе на 2014 год, выполнены, несмотря на ряд факторов, которые отразились на нашей деятельности. Здесь у вас приведена таблица, которая говорит о том, что, как нам кажется, мы справились в 2014 году с поставленной перед нами задачей. Надеемся, что так же будем работать и в будущем.

Д.Медведев: Да, эта табличка довольно симпатичная для тех, кто занимается проектом, потому что если в ней даны объективные позиции, то действительно по целому ряду показателей мы превзошли плановые установки для себя. Но сейчас, помимо того, что мы хорошо продвинулись по целому ряду позиций, против даже планов на 2014 год, нужно поднапрячься и с пониманием того, что мы вынуждены были оптимизировать бюджет, в этом году завершить все те строительные работы, которые ведутся. Потому что, как ни крути, «Сколково» как проект может выйти на полноценную мощность, на проектную мощность, только в том случае, если у него будет материальная база. Потому что просто висеть в воздухе… Ситуация, когда у нас все сконцентрированы только на улице Нобеля (там и Сколтех работает, и все остальные), – это временная ситуация, она возможная, но она должна закончиться в ближайшее время, в ближайший период.

Хорошо. Спасибо, Виктор Феликсович.

Россия. Весь мир. ЦФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 3 июня 2015 > № 1388061 Виктор Вексельберг


Россия > Образование, наука > forbes.ru, 1 декабря 2014 > № 1248149 Виктор Вексельберг

Виктор Вексельберг: «Зимой я просыпался, засыпанный снегом»

Юлия Таратута

главный редактор ForbesLife и ForbesWoman

Председатель совета директоров «Реновы» рассказывает, чем Дрогобыч отличается от Москвы, почему полезно быть старостой этажа в общежитии и как зарабатывать на последнем курсе большие деньги

Forbes Life представляет пять уникальных студенческих историй российских миллиардеров, занимающих верхние строчки в списке богатейших людей России. Это рассказы от первого лица: их герои вспоминают учебу, друзей (некоторые из которых стали их партнерами по бизнесу, другие — конкурентами), увлечения и успехи. Герой четвертой истории — председатель совета директоров группы компаний «Ренова» Виктор Вексельберг, закончивший факультет автоматики и вычислительной техники Московского университета путей сообщения (МИИТ).

Безусловно, я хотел поступать в МГУ. Живя в Дрогобыче, я даже учился в заочной школе мехмата — тебе присылали задачи, ты их решал и отсылал назад. Экзамены на мехмат, в Физтех и МИФИ были раньше, чем во все остальные вузы, — чтобы попробовать поступить туда, а если не вышло, пойти в вуз попроще. Но учителя и старшие товарищи отговорили меня от этого «упражнения», сказали: если не хочешь испортить себе психику и сильно расстроиться, иди сразу в МИИТ.

По понятным причинам: фамилия у меня «слишком сложная».К тому же у меня уже жил в Москве знакомый с соответствующей фамилией — Вернер, наши родители дружили, и он поступил в МИИТ, пройдя именно этот путь — его срезали на экзаменах в МГУ. Я увлекался математикой и по его рекомендации пошел на факультет «Автоматика и вычислительная техника», специальность «Автоматизированные системы управления». У меня не было золотой медали — по той же «понятной» причине (в аттестате — все пятерки, а медаль не дали), поэтому пришлось сдавать все экзамены, но это не составило особого труда: я сдал письменную и устную математику на пятерки, а за сочинение получил тройку. Я ведь все-таки учился на Украине, и, видимо, всякие «украинизмы» повлияли на качество изложения. Но балл у меня все равно был проходной, поскольку средний балл аттестата был пятеркой.

Наше 4-е общежитие находилось в Огородном проезде, рядом с Останкинским мясокомбинатом. Первые два года общежитие было мужским, в комнате нас было четверо. Один — бесконечный студент, пятикурсник лет тридцати, после армии, учился к тому времени уже лет девять. Грузин, грузинский еврей, если быть точным, у него, кстати, интересная судьба — он женился на будущей чемпионке мира по шашкам. Еще два третьекурсника, среди которых был и мой товарищ Вернер.

Самое яркое впечатление того времени — мы всегда спали с открытым окном, а моя кровать, как самого молодого, стояла у окна.

Зимой я просыпался, засыпанный снегом. Ну и конечно, все время горел свет. У нас не было какого-то графика выключения света, поэтому, если старшие товарищи готовились к чему-то, они не обращали внимания на то, что младший спит. Так что спать при свете я научился в общежитии.

Жизнь в общежитии требует настроя на общественный формат. Все время нужно решать бытовые проблемы, то есть вступать в коммуникацию с соседями. При такой степени доверия дружба возникает неизбежно. Мой ближайший партнер по бизнесу Леонард Блаватник жил в соседней комнате. Мы учились в разных группах, но на одном потоке.

Леня очень увлекался театром. Тогда, чтобы попасть на Таганку или в «Современник», надо было ночь стоять на улице за билетом. Еще спорт, мы с ним играли в футбол. Ходили на кинофестивали. Другие мои партнеры по бизнесу — тоже институтские друзья. Они были москвичами, Володя Кремер учился со мной на одном курсе, а Женя Ольховик — на два года старше. Это мой институтский круг общения, появились вот такие тесные дружеские отношения и сохранились на всю жизнь. Правда, Леня одним из первых женился, и это его немножко вырвало из компании.

Для меня вообще институтский период был открытием мира, потому что Дрогобыч и Москва — это все-таки два разных мира.

Я открыл для себя театры, реальную литературу, запрещенную литературу, я открыл для себя — что очень важно — другую музыку и другой формат, Клуб самодеятельной песни. Все это в институте. Я с Владимиром Высоцким познакомился у нас, в МИИТе, когда он приезжал на концерт. И это мир, который до сих пор со мной. Это строительные отряды, это БАМ, это знакомство с женой. Она училась со мной на одном курсе. Познакомились мы в стройотряде и через год поженились.

В те времена общественная активность — это комсомол. А я с детства был человеком активным, так что еще в школе стал секретарем комсомольской организации. Соответственно, в институте я тоже был замсекретаря комитета по идеологии, как ни странно. Это неизбежно давало мне возможность быть вовлеченным в разнообразные форматы общественной жизни — как хорошие, так и плохие.

На втором курсе я стал — была такая должность — старостой этажа в общежитии. Это серьезно. Это организация жизни студенческого сообщества, в значительной степени связанная с соблюдением порядка. Ребята любили погулять и поразвлечься, гулянья были круглосуточными, особенно в сессию или после. Так что должность старосты этажа сильно обогатила меня в смысле коммуникации в критических ситуациях и вообще наложила определенный отпечаток.

А еще мы ездили на картошку — студенчество тогда обычно начиналось с поездки на картошку. Был конец 1970-х годов, эпоха расцвета эмиграции. На нашей специальности состав людей был с определенными «национальными особенностями», и, вообще говоря, они не были особыми сторонниками работы в любых условиях и напряженно. А вот поговорить, подискутировать о том, почему этого не надо делать, — это с удовольствием. Нас отвратительно кормили, условия жизни были жуткие, и в какой-то момент группа ребят сказала: «Нет, в таких условиях мы работать не будем. Мы бастуем». Шутки шутками, но они побастовали пару дней, а потом их отозвали в Москву и исключили из института. Для меня, как человека комсомольского, это было вызовом. Я пытался вступиться, говорил, что это беспредел, что так нельзя. История пошла наверх — вплоть до партийных организаций. Все-таки забастовка для Советского Союза — это вызов обществу. В итоге пару человек удалось отбить, но пятерых исключили из института. Почти все они потом эмигрировали.

Окончание института было для меня очередным испытанием. У нас была система распределения и такое понятие, как приоритетный список. То есть распределение выглядело якобы демократично: кто лучше учился, тот имел право выбрать место работы первым. Составлялись списки, по принципу — средний балл учебы плюс максимум 1 балл за общественную деятельность. У меня было, как сейчас помню, 5,85, и я шел первым с большим отрывом. Списки вывесили за месяц до распределения — шикарный набор московских НИИ. Я сразу выбрал место, куда хочу пойти работать, и чувствовал себя абсолютно спокойно. Распределение выглядело так: съезжались представители организаций, ты сообщал о намерениях, тебя вносили в список и знакомили с представителем организации. В день распределения я захожу в кабинет к декану и говорю: «Я такой-то, хочу пойти в соответствующий институт», а там два места было предусмотрено. В кабинете сидит представитель не института даже, а Министерства, как сейчас помню, среднего машиностроения.

Он вдруг побледнел и спрашивает: «Вексельберг?»

Смотрит на листок — действительно два места. Но говорит декану: «Знаете, у нас два места, но в последний момент одно сократили, а на одно у нас персональная заявка. Извините». Я выхожу. Декан меня успокаивает: «Ладно, не расстраивайся. Посмотри, может, что-нибудь еще». В общем, я заходил три раза. И три раза оказывалось, что все места заняты. В результате я распределился в конце списка в какой-то безвестный институт. Приехал, мне предложили работу в бухгалтерии. Тогда я пошел к декану и сказал: «Дайте мне свободный диплом (диплом без распределения), и я буду сам искать себе место в жизни».

Родители были очень озадачены, папа нашел каких-то знакомых, знакомые нашли знакомых, и оказалось, что есть конструкторское бюро, в котором замом по науке работал человек по фамилии Лямц — он согласился взять меня инженером в вычислительный центр. Оттуда и пошла уже моя история.

Бюро конструировало насосы — те самые погружные насосы, которые используются для добычи нефти. Моя работа была связана с разработкой программного обеспечения для этих насосов, их конструирования и эффективной эксплуатации. Мы должны были ездить по нефтяным месторождениям и изучать их. И я, конечно, не мог себе представить, что потом стану владельцем некоторых из них. У меня не было ни малейшего предчувствия, что когда-то в жизни буду заниматься частным бизнесом.

В институте у нас, конечно, была возможность подрабатывать. Например, делать какие-то вещи на кафедре, связанные с наукой. На последнем курсе я получал больше денег, чем когда вышел на работу. Работал на кафедре, на ставку чего-то там делал дополнительно, чего-то даже читал на младших курсах, плюс стипендию повышенную получал. Можно сказать, что некоторая предпринимательская жилка во мне зарождалась в начальной форме. В то время я уже был женат, у нас был ребенок, так что денег все равно не хватало. Иногда я отвлекался от науки и подрабатывал на Останкинском мясокомбинате и у тещи на кондитерской фабрике — в основном грузчиком.

Я с Западной Украины, помню, у нас там были всякие хитрые доступы к каким-то относительно редким вещам — пластинкам, джинсам. У меня было много знакомых, кто имел родственников в Америке, в Канаде. В принципе, можно было что-то привезти, заработать на этом 10 рублей и пойти с друзьями в ресторан выпить. Но бизнесом это назвать сложно.

Мне повезло с учителями. У нас в институте была, не побоюсь этого слова, великая женщина — Елена Сергеевна Вентцель, известная писательница с псевдонимом И.Грекова, умнейшая преподавательница по матстатистике. Прикладную математику преподавал грузин — Кикодзе Эрг Багратович. Каждую свою лекцию он сопровождал философскими обобщениями, а последняя была своеобразным напутствием. В ней было много правил, я их до сих пор помню и ценю. Например, одно я повторяю всем своим работникам: «Коллеги, если ваше представление не совпадает с действительностью, меняйте представление».

Россия > Образование, наука > forbes.ru, 1 декабря 2014 > № 1248149 Виктор Вексельберг


Россия. ЮФО > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 14 февраля 2014 > № 1009848 Виктор Вексельберг

Сочи поневоле: как Виктор Вексельберг стал олимпийским инвестором

Ксения Докукина, корреспондент Forbes

Миллиардер провел для Forbes экскурсию по своему гостиничному комплексу и рассказал, как шла стройка и кого он ждет в своих отелях

Олимпийская история миллиардера Виктора Вексельберга, возможно, самая показательная для российского государственно-частного партнерства. Бизнесмен – единственный из крупных инвесторов в мегастройки, оказавшийся в проекте не по своей воле, а по предложению государства, от которого не отказываются. К строительству «в чистом поле» он приступал, когда у соседей уже должны были сдаваться первые очереди проектов. Впрочем, о своем участии в олимпийской гонке миллиардер не жалеет.

Эта история вполне могла бы не состояться: Виктор Вексельберг, в марте 2010 возглавивший «медведевский» проект Сколково, изначально избежал участия в организации любимого детища Владимира Путина – Олимпиады. На месте его курорта Azimut Hotel Sochi — трех- и четырехзвездочные отели — бывший владелец Черкизовского рынка в Москве Тельман Исмаилов должен был построить самый большой в России комплекс премиальных гостиниц (по разным данным, от 4000 до 5600 номеров, инвестиции около $1 млрд). Но шикарный дворец так и остался эскизом на бумаге. После полугодового жаркого обсуждения выяснилось, что его не будет вовсе. В декабре 2010 года Путин внес поправки в сочинский проект, и «Группа АСТ» Исмаилова исчезла из списка олимпийских инвесторов.

Компания «Топ-проджект» Вексельберга появилась там случайно. Олимпийский вице-премьер Дмитрий Козак, для которого уход Исмаилова стал головной болью, как рассказали Forbes знакомый миллиардера и правительственный чиновник, столкнулся с Вексельбергом в приемной у премьера, выходя из кабинета Путина. Увидев бизнесмена, угрюмый Козак повеселел и вернулся в кабинет главы правительства. Не прошло и часа, как Вексельберг получил предложение, от которого невозможно было отказаться. Аргументация была примерно следующей: «Вить, ты же строитель? Помоги Диме, у него проблемы». «Предложение такое было, это действительно нужный человек в нужном месте», — подтвердил представитель Козака: то, что проект выполнен в такие сжатые сроки — большая заслуга «Реновы».

Сам Вексельберг в ответ на просьбу прокомментировать эту историю загадочно улыбается:

— В жизни вообще многое зависит от случая и неожиданных встреч.

— Не жалеете, что ввязались?

— Ну… все уже сделано. Чего жалеть?

Вместе с корреспондентом Forbes миллиардер проинспектировал готовность курорта к приему гостей утром 7 февраля — за несколько часов до открытия Олимпиады.

Виртуальный мир

17 сентября 2011 года Виктор Вексельберг и генеральный директор «Топ-проджект» Сергей Гоголев стояли в Имеретинской долине Адлера посреди поля, переходящего в болото, и отмахивались от комаров. «Вот где-то здесь кирпич закладывали», — Вексельберг в черных вельветовых брюках и светло-зеленом кашемировом свитере оглядывает сквер, разбитый рядом с его Azimut Apart Hotel Sochi.

В наследство от прежнего владельца ему досталась 36 га земли и эскизный проект гостиницы «в стиле Исмаилова»: дворцы, купола.

— Переделывали?

— Делали заново, — усмехается бизнесмен.

Экспертизу проекта тоже пришлось проходить по второму кругу, так что к стройке приступили только в начале 2012 года.

На старте олимпийского проекта желающих поучаствовать в освоении денег в Сочи было много, но к 2012-му стало понятно, что заработать удастся не всем, и начался обратный процесс. Кроме громких историй вроде исчезновения из списка олимпийских инвесторов Исмаилова и снятия со всех постов инвестора горных трамплинов и курорта «Горки-Город» Ахмеда Билалова, случилось множество менее заметных уходов. Только операторы отеля у «Топ-проджект» менялись трижды: компании испугались, что курорт не продастся, и стали повышать требования, грозившие проекту удорожанием на 10-20%: то номерной фонд расширить, то мебель более дорогую купить. Договор с нынешним оператором — сетью Azimut Hotels Александра Клячина — был заключен только в мае 2013 года.

Построенный к концу 2013-го комплекс отелей на 3600 номеров стоимостью 16 млрд рублей стал самым большим в Европе. На время Олимпиады все номера в гостиницах заняты. Что будет после, вопрос для всех.

— В Сочи огромная доля рынка занята частным сектором, я же помню: съемные комнаты, 15 минут до моря, — рассуждает Вексельберг, прогуливаясь по прилегающей к его комплексу набережной.

— Приходилось снимать?

— Конечно, приходилось. Я нормальный советский человек: жил в Сочи, спал на балконе, там раскладушка стояла. Поэтому думаю, что для многих людей наша «трешка» вполне разумная. Ну да, к морю 700 м придется пройтись — пройдутся же? Я ходил.

Бизнесмену только и остается, что надеяться на любовь потенциальных посетителей его апартаментов к пешим прогулкам через дорогу. Вторым крупным сюрпризом для бизнесмена (кроме самого участия в этом проекте) стало то, что, по сути, ему надо построить не один, а два гостиничных комплекса в Сочи. Территория, которая досталась Вексельбергу под застройку, оказалась разделена на две части дублером Курортного проспекта, прошедшим вдоль береговой линии.

— А что, нельзя было сказать: «Имейте совесть, мне этот проект и так навязали»?

— Да говорили, и Медведев лично помочь обещал. Но в итоге все свелось к тому, что «давайте переживем Олимпиаду, а там решим». А что решать, дорогу-то уже не сдвинешь.

— А вам что-то взамен обещали?

— Мы живем в виртуальном мире, понятийном, поэтому формализованных обещаний не было. Но, по крайней мере, у нас теперь появился аргумент в разговорах с государством. Хотя насколько он будет услышан — вопрос.

Чья очередь платить

С финансированием проектов тоже было не все так гладко, как принято думать о «стройке века». «Если вы думаете, что на такой важный для страны проект ВЭБ деньги «как из пушки» давал, вы глубоко ошибаетесь», — рассказывает Сергей Гоголев. По его словам, за два года стройки банк 20 раз приостанавливал финансирование. Инвесторам приходилось договариваться о работе в долг с подрядчиками, а тем – с субподрядчиками. Кто прав, кто виноват, зачастую выясняли прилюдно, встречаясь на еженедельных совещаниях у Козака, управляющего подготовкой к Олимпиаде в ручном режиме.

Вексельберг, включившийся в олимпийскую стройку одним из последних, стал первым, кто попал под особые условия финансирования. Когда государство в авральном режиме меняло отстающих инвесторов и подрядчиков на «надежных», он обратился к правительству со встречной просьбой: выделить на проект заем в размере 90% от необходимых средств. У других инвесторов пропорция собственных и кредитных вложений составляла 30% на 70%.

— Ну то есть изначально было 70%. А потом все сказали, что они, конечно же, не справились, и постепенно цифра поехала вверх у всех, — вспоминает Вексельберг. — В нашем случае она остановилась на 90%. А вот если мы увеличиваем проект, это за наш счет.

— Но вы уложились в заявленные 16 млрд рублей?

— Почти что. Почему «почти»? Мы не четко определили, в какой момент надо подвести черту и остановиться.

— Увлеклись строительством?

— Нет. Просто не сразу сказали государству «стоп». Смотрите, как было: вот мы сдали объект, а дальше начинается эксплуатация. Теперь нам запуститься нужно, оборудование купить, а это десятки миллионов долларов, которые в капитальные затраты не входят. Деньги на операционные расходы можно взять из НДС, который мы платили во время строительства, а теперь государство его возвращает. А банк сразу говорит: «Отдай НДС!» Но есть же понятие переходного периода, на эксплуатацию-то у нас денег нет, вы ж нам их не даете. А они: «А это все, теперь ваша очередь отдавать!»

— Не отдаете?

— Как-то договорились, что пока они не забирают, а дальше посмотрим. Следующие два года мы по процентам не платим, а затем начинаем перечислять выручку ВЭБу. Когда я говорю «мы», это все инвесторы: потанины, грефы, дерипаски. Условия у всех приблизительно одинаковые, это справедливо.

— Но проценты за эти годы просто копятся, а не списываются?

— Конечно, нам никто пока ничего не простил. Это кредитные каникулы. И других решений нет.

Квадратный метр за 100 000 рублей

Вексельберг не новичок в исполнении «проектов государственной важности». В 2010 году тогдашний президент России Дмитрий Медведев доверил миллиардеру строительство государственного иннограда Сколково. Проекты можно сравнить, хотя Сколково реализуется в 10 раз медленнее, рассуждает инвестор, заходя в вип-коттедж с персональным бассейном на территории пригостиничного экопарка. Вот она, олимпийская скорость: еще несколько дней назад здесь была «коробка»: стены, тепловые пушки и бетонные стяжки. Сейчас это полностью упакованный номер: светлые помещения, плазма во всю стену, королевская кровать с ворохом подушек.

— А вы почему не в вип-домике живете?

— Ну, во-первых, потому что вчера он еще не был готов, — с улыбкой признается владелец гостиницы.

Главное отличие медведевского иннограда от путинской Олимпиады — последняя позиционируется как бизнес-проект:

— Можно рассуждать, что сделано не так в Сколково и как было бы лучше и дешевле. Но никто не будет говорить об окупаемости, потому что она изначально там отсутствует. А здесь нам дали деньги в долг и государство настаивает, что это проект коммерческий и деньги должны вернуться.

Как возвращать? «Хороший вопрос», — усмехается инвестор. Уверенность в будущем у бизнесмена существует только по одному из сочинских объектов — гостинице на 720 номеров. При условии среднегодовой заполняемости на 55% и стоимости номеров 5500-8500 рублей (столько они стоят во время игр, повышать цены владельцы не будут) объект отобьется за 8-10 лет.

— Если народ поверит в Сочи, — а все-таки у нас большая страна, и нормально обустроенных территорий не так много, — то сюда поедут отдыхать, — считает Вексельберг. — Главное — выиграть конкуренцию с Турцией или с Египтом, а для этого надо развивать сервис и держать цены на среднем уровне.

«Топ-проджект» уже задумался над сервисом: на территории комплекса есть спа-центр, несколько кафе и ресторанов, ночной клуб, который на время игр занят под «Голландский дом». Гостья из Амстердама встречает Вексельберга голландским пивом и сообщает:

— Здесь мы ждем голландцев, которые, надеемся, будут много побеждать и выигрывать золотые медали...

— Поскромнее, поскромнее с медалями, — полушутя сбавляет ее энтузиазм Вексельберг. Но на выходе добавляет: — Может, и голландцы к нам теперь ездить начнут?

Менее определенная ситуация с «трехзвездочными» апартаментами, на которые приходится 80% всего проекта. После Олимпиады они будут переделаны в квартиры, стоимость квадратного метра в которых не может быть ниже 100 000 рублей: инфраструктура дорого стоит. Доход от продажи должен уйти на погашение кредита ВЭБа. Это если апартаменты будут продаваться. Если нет — придется отдать их банку.

Сочи против Египта

На территории Azimut Hotel несколько ресторанов. Больше всего почтенная публика, заезжающая в Сочи с инспекциями и полуофициальными визитами, полюбила «Графа Орлова» с русской кухней. После товарищеского хоккейного матча именно здесь потчевали президентов России и Белоруссии, а после церемонии открытия Олимпиады русский борщ с горилкой и королевскую уху с икрой Вексельберг с женой ели в компании дирижера Мариинского театра Валерия Гергиева и пианиста Дениса Мацуева, рассказывают сотрудники заведения. Недавно в ресторане Вексельберга видели в компании Путина другого инвестора мегастройки, Владимира Потанина. Темой застольной дискуссии был возврат инвестиций: бизнесмены говорили с президентом о возможности изменения законодательства таким образом, чтобы Сочи стал местом для проведения собраний акционеров и советов директоров компаний. Ранее эту идею приписывали еще одному участнику олимпийской стройки, Герману Грефу.

Свежих идей нет: все крутится вокруг создания в Сочи особой экономической зоны, организации игрового бизнеса и субсидирования авиаперевозок, говорит один из участников правительственных совещаний. Привлечь в Сочи нужно не только туристов, но и новых жителей.

— Нужно запускать федеральные проекты переселения людей с северных территорий, — считает Вексельберг. — Я уже выходил с этими предложениями к правительству, но пока ответа не получил.

Планируется создание в Сочи Школы олимпийского резерва, возможно развитие в регионе реабилитационных курортов. Но даже если идеи осуществятся, инвесторы все равно рассчитывают на финансовую поддержку государства.

— Здесь столько денег было вложено, сколько в нормальной жизни в Сочи никто бы никогда не потратил. И, как ни крути, деньги эти дорогие, 10% по кредиту для бизнеса много.

Вексельберг считает, что половину платежей по кредиту государство должно взять на себя. Руководитель его сочинского проекта Сергей Гоголев настаивает, что субсидироваться должна вся процентная ставка. Пока что ответ на все предложения один: поживем — увидим, какой в Сочи будет рынок жилья, а там решим.

— А вам не кажется, что это не самая хорошая российская черта — мы не умеем развивать регион поступательно, а можем только бросить на него силы всей страны? Развитие таких проектов получается тогда, когда им придается статус государственной важности.

— Не соглашусь. Без государственной поддержки аналогичные проекты нигде бы в мире не реализовались. Просто с учетом российских культурологических особенностей, у нас меры поддержки несколько иные. Для остального мира форма многомиллиардных кредитов от госбанка выглядит нонсенсом, но по сути у них эти затраты просто сразу включаются в бюджет. Я не считаю размер потраченных на Сочи средств каким-то экстраординарным.

Вексельберг признается, что в оперативном режиме сочинским проектом не руководил. Однако город посещал часто, «по мере психологической необходимости – я же живой человек, переживаю». Приехав на Олимпиаду с женой Мариной, участник списка Forbes остановился в «чуть улучшенном номере на 7-м этаже» своего четырехзвездочного Azimut Hotel Resort & SPA Sochi.

— И как впечатления? Фридмана к себе в гости в Сочи будете звать?

— Давайте будем реалистами. Мы и в лучших местах жили. В этом отеле ничего сверхъестественного нет — и он, конечно, не для тех людей, к которым относится Фридман. Сочи должен превращаться с общедоступный курорт для среднего гражданина — вот в чем должна быть его главная «фишка», как молодые люди говорят.

Бизнесмен, пришедший на олимпийскую стройку в добровольно-принудительном порядке, просьбу государства выполнил, но проект, похоже, не относится к числу его любимых. Вопрос, чем ответит теперь государство.

Россия. ЮФО > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 14 февраля 2014 > № 1009848 Виктор Вексельберг


Россия > Образование, наука > kremlin.ru, 25 апреля 2012 > № 543800 Дмитрий Медведев, Виктор Вексельберг

Дмитрий Медведев провёл заседание Попечительского совета Фонда «Сколково». Заседание прошло на территории МГТУ имени Н.Э.Баумана.

Глава государства ознакомился с работой научных лабораторий университета, присутствовал на открытии научно-образовательного центра «Фотоника и инфракрасная техника».

* * *

Д.МЕДВЕДЕВ: Уважаемые коллеги!

Хотел бы всех сердечно поприветствовать на территории МГТУ имени Н.Э.Баумана. Место это очень известное, это наш первый технический университет. Основанный в 1830 году, он и сегодня является одним из ведущих отечественных вузов. Вчера я говорил о некоторых амбициозных целях, которые нам неплохо бы перед собой иметь, включая такую: чтобы пять наших университетов вошли в первую сотню мировых университетских рейтингов. Считаю, что МГТУ может по этому пути развиваться и претендовать на соответствующие позиции.

Кроме того, МГТУ входит в число так называемых «якорных» партнёров нашего сколковского фонда. И конечно, университет (имею в виду МГТУ имени Н.Э.Баумана) и «Сколково» связывают и научные интересы, но и, надеюсь, будущее результативное сотрудничество. Уже за короткий период в МГТУ было зарегистрировано 14 малых инновационных предприятий, а четыре предприятия стали резидентами «Сколково». В университете создаются научно-образовательные центры мирового уровня.

Кстати, только что я побывал на символическом открытии одного из центров, который посвящён фотонике и инфракрасной технике. Мы сегодня посмотрели, как это всё выглядит, хотел бы сказать, что это производит впечатление, тем более что сделано всё за достаточно короткий срок на самом современном уровне. Там работают и студенты, и преподаватели, проводятся исследования в самых разных областях: как научно-прикладные, так и вполне коммерческие. Надеюсь, что будет эффект от этого.

Теперь два слова по нашему заседанию. Напомню, что в таком же составе мы встречались в прошлом году. Тогда мною были даны поручения, связанные с перспективами развития проекта «Сколково». В целом, по моей информации – я обсуждал это и с коллегами по Правительству, по Администрации Президента и с Виктором Феликсовичем Вексельбергом, который занимается реализацией проекта как руководитель, как президент Фонда, – дела идут неплохо. Но если говорить о конкретных направлениях деятельности, то мы с вами в прошлый раз ставили задачу активизировать сотрудничество с зарубежными партнёрами и превратить те меморандумы о сотрудничестве, которые были подготовлены, в полноценные соглашения о партнёрстве.

Сегодня можно подвести некоторые предварительные итоги. Они заключаются в том, что 17 крупнейших мировых корпораций приняли решение о создании собственных центров научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ в Сколково, 427 компаний получили статус участника проекта. С начала работы Фонда было одобрено уже 100 грантов на общую сумму 6,3 миллиарда рублей. Так что старт есть. Он вполне нормальный, с учётом тех процессов, которые должны пройти.

Тем не менее я скажу и о некоторых сложностях. До сих пор ни одна компания с государственным участием (они здесь, кстати, тоже представлены) не начала работать со Сколковским институтом науки и технологий, несмотря на то что поручения на сей счёт были даны. Считаю, что им уже пора оперативно подключиться к этой работе, особенно, конечно, в части, касающейся оперативных и стратегических задач исследований на международном уровне.

Полагаю, что софинансирование фонда целевого капитала Сколковского института, а такая задача стоит, то есть нашего эндаумент-фонда, позволит государственным компаниям максимально быстро адаптироваться к соответствующим условиям и, конечно, получить доступ к передовым разработкам. Надеюсь, в ближайшее время об этом будет сделан необходимый доклад.

Кстати, создание Сколковского института – это ещё один конкретный результат проделанной работы. Не скрою: конечно, это хороший результат, мы им довольны. Надеюсь, что его президент господин Кроули об этом тоже несколько слов скажет.

За прошедший год было важно сформировать механизмы экспертной оценки и присвоения компаниям статуса «Сколково». Тем более что заявок очень много. Сколько всего было заявок?

РЕПЛИКА: Около 10 тысяч.

Д.МЕДВЕДЕВ: 10 тысяч заявок. Естественно, это большая, серьёзная работа по определению тех, кто может, и кто пока ещё не дотягивает по уровню или по каким-то причинам не отвечает критериям. Эта работа должна вестись объективно, открыто, прозрачно, естественно, честно.

Сейчас практически ежедневно участником «Сколково» становится как минимум одна новая фирма. Но в чём проблема – отсутствует единый «инновационный лифт», который объединяет все институты развития. У нас институты развития здесь представлены: по правую руку сидят. В каждом из этих институтов действует собственная экспертная служба. Наверное, соответствующие институты развития этими службами по праву гордятся, считают, что там работают классные специалисты, которые способны вынести непредвзятое и мотивированное суждение. И, тем не менее, это всё-таки расточительно. И компании, которые претендуют на наши гранты или кредит или налоговые льготы, вынуждены по два-три раза проходить через одни и те же процедуры. Это неправильно. Это та самая наша любимая бюрократия, которая, к сожалению, присутствует не только на уровне органов государственного управления, но и на экспертном уровне, когда два-три раза нужно проходить одни и те же процедуры. Это дополнительные трудности. Поэтому считаю, что нужна единая экспертная система, которая способна профессионально оценивать перспективность исследований, их коммерческую привлекательность. А сегодня такая система нужна и для отбора территориальных инновационных кластеров, которые сейчас находятся в поле зрения Министерства по экономическому развитию.

И в завершение. Качественные изменения, улучшения произошли в сфере информационного обеспечения деятельности инновационного центра. О «Сколково» – мы, кстати, в прошлый раз об этом говорили, я помню – теперь по сравнению с тем, что было год назад, знает гораздо больше людей и компаний как в России, так и за границей. Надеюсь, что это создаёт и необходимую лучшую атмосферу доверия, потому что доверие – это, по сути, главный ресурс, который всегда есть при осуществлении подобных проектов. Здесь нам, конечно, помогают наши всемирно известные партнёры, за что я хотел бы искренне поблагодарить, которые, по сути, создали для нас дополнительный промоушен, что важно на первых порах. И конечно, важна также открытая политика взаимодействия с резидентами, со всеми инвесторами и вообще со всеми заинтересованными лицами. Эту работу надо продолжить.

Вот коротко, что мне хотелось бы сказать. Уважаемые коллеги, давайте приступим к заседанию нашего Попечительского совета. И в духе открытости, как я понимаю, всё, что здесь будет сказано и сделано, сразу станет достоянием гласности. Так что, я уж не знаю, хорошо это или нет, но тем не менее у нас сегодня такой режим работы, когда практически всё, что говорится здесь, идёт в прямой эфир. Учитывайте это.

Виктор Феликсович, Вам слово.

В.ВЕКСЕЛЬБЕРГ: Спасибо, Дмитрий Анатольевич.

Уважаемые члены Попечительского совета, мы бы хотели вам представить отчёт о работе Фонда в 2011 году. По сути, это был первый полноценный год после учреждения в конце 2010 года нашей организации. Для того чтобы вам было чуть проще ориентироваться, на первом слайде здесь представлены наши целевые параметры, которые мы планируем достигнуть к 2020 году. Не буду детально их повторять, они вам хорошо известны, но будет проще соизмерять результаты 2011 года с общими целями, которые мы поставили перед собой к 2020 году.

Как уже сказал Дмитрий Анатольевич, на сегодняшний день, а точнее, на 31 марта зарегистрировано 427 резидентов, выдано 100 грантов на общую сумму более 6 миллиардов рублей. Дмитрий Анатольевич подметил: очень важно, что нами сформирована экспертная коллегия, которая насчитывает порядка 600 экспертов в самых разных областях. Хотелось бы подчеркнуть, что более 30 процентов наших экспертов – это представители науки, бизнеса, представляющие иностранные государства, и, значит, тем самым мы обеспечиваем определённую коммуникацию с международным экспертным сообществом, что для нас достаточно принципиально.

Хотелось бы отметить одну-единственную деталь, что поток предложений, которые мы получаем, зачастую сталкивается даже с отсутствием экспертов, несмотря на такую широкую панель.

Д.МЕДВЕДЕВ: С отсутствием экспертов, потому что их нет в соответствующей сфере или что?

В.ВЕКСЕЛЬБЕРГ: Да, их нет в соответствующей сфере. Так сказать, процесс формирования экспертной панели мы для себя считаем задачей очень важной, мы будем всё время её поддерживать, обновлять и стремиться к тому, чтобы она была максимально объективной, максимально независимой. Процесс построен таким образом, что полностью обеспечена анонимность, и поэтому достигается объективность. При получении статуса резидента нет необходимости контактировать ни с какими представителями Фонда, всё происходит в электронном виде.

Для создания экосистемы, которая является целью, мы развиваем свою деятельность в основных наших направлениях. Первое – это технопарк, который, несмотря на то что мы физически его построим только через три года, уже фактически приступил к своей работе. На сегодняшний день мы заключили договор с бизнес-школой «Сколково», арендовали помещение, разместили наши первые стартапы, 22 компании сегодня уже живут и работают.

Д.МЕДВЕДЕВ: Где наши стартапы размещены, прямо на территории бизнес-школы?

В.ВЕКСЕЛЬБЕРГ: Да, мы арендовали отдельное здание «Урал» и разместили там наши стартапы, они уже там находятся.

Параллельно мы оказываем самые разнообразные консультации, это консультации для компаний, которые только пытаются подавать заявки (более 700). Это и визовая, миграционная поддержка, это и помощь в ведении бухгалтерского учёта – то есть практически весь комплекс сервисных услуг, связанный с функционированием компании на её начальной стадии.

У нас есть большой комплекс программ, связанный с созданием центров коллективного использования, которые предусмотрены в рамках проекта и реализации технопарка. Здесь на слайде приведены их базовые составы. Это и ЦКП метрологии, микроанализа и прототипирования, и другие центры будут созданы, исходя из баланса реального спроса и предложения.

Хотелось бы отдельно выделить только один центр, который у нас не планировался, но по итогам работы биомедицинского кластера мы пришли к выводу, который, кстати, был озвучен на последнем заседании Комиссии по модернизации, о необходимости создания центра доклинических исследований. Мы хотели бы отдельно обратиться с предложением о размещении такого центра в рамках проекта «Сколково».

Д.МЕДВЕДЕВ: Мы с Вами предварительно проговаривали. Я не возражаю, там у нас ещё одна тема была.

В.ВЕКСЕЛЬБЕРГ: Нами создан Центр интеллектуальной собственности, считаем, направление чрезвычайно важное, потому что наши стартапы пока не имеют опыта работы, продвижения и защиты своих интеллектуальных продуктов. Центр уже приступил к работе, уже более 80 участников получили соответствующую поддержку. Наша цель на этот год – охватить более половины участников такими услугами, порядка 350, и уже сегодня мы подали более 40 заявок на регистрацию интеллектуальной собственности, имеющих отношение к нашим резидентам. Базовым партнёром здесь у нас является компания IВМ, которая накопила огромный международный опыт. Мы создали совместные рабочие группы. Эффективность достаточно высокая.

У нас будет отдельная презентация по университету. Хотел бы очень коротко сказать, что после длительных переговоров нам удалось подписать соглашение с MIT. Хочу сказать, что работа идёт очень конструктивно, обмениваемся информацией, уже подготовили широкий набор документов. В презентации Эда Кроули будут приведены очень интересные цифры, связанные с первыми инициативами по отбору проектов на исследовательские центры, а таких мы хотим отобрать три по первым отборам студентов, которые уже в этом году приступят к образовательным процессам и стажировкам на базе MIT, и по отбору профессуры.

Хочу только сказать одно-единственное: нас приятно удивляет чрезвычайно высокий уровень интереса, проявляемого к университету. Хочу сказать, что только среди подавших заявки на исследовательские центры – шесть нобелевских лауреатов. Это говорит об интересе и доверии к нашему университету.

Отдельным вопросом, конечно, для нас является вопрос софинансирования проектов через венчурный капитал. Здесь мы хотели бы подчеркнуть, что нами достигнуто соглашение с 36 венчурными корпорациями. Они взяли на себя обязательство инвестировать в наши проекты на сегодняшний день 14 миллиардов рублей. 51 участник уже получил такую поддержку в сумме 1 миллиард.

Дмитрий Анатольевич уже говорил, что мы реализуем намеченные планы по созданию исследовательских центров крупных корпораций, сегодня их 17, последнее [соглашение] было подписано на днях. Общее число 28.

Обращаю внимание на две очень важные цифры: общее число работающих в этих исследовательских центрах уже сегодня достигает 2 тысяч человек, это высококвалифицированные люди, обладающие опытом работы в исследовательских международных центрах, и они наряду с университетом и технопарком как раз составят костяк и тот мостик, который будет связывать наш Центр с международными рынками и с международным исследовательским сообществом.

Также у нас отдельно будет представлен отчёт о физическом строительстве нашего проекта. Здесь бы хотел подчеркнуть следующее: мы разработали и утвердили генеральный план, приступили к строительству инженерной инфраструктуры. Надеемся, что будем двигаться в графике: закончим летом строительство нашего первого здания, мы его называем «куб». Подчеркну, что это будет первое здание по самой высшей категории «зелёного» стандарта, только отдельные элементы которого есть у нас на ряде объектов. Интегрально это будет первый объект, который будет удовлетворять всем требованиям.

Д.МЕДВЕДЕВ: Виктор Феликсович, а мы этот «куб» закончим, там кто будет расположен внутри?

В.ВЕКСЕЛЬБЕРГ: Там будут все: там будут и стартапы, и частично администрация, и частично архитектура.

Д.МЕДВЕДЕВ: Я считаю принципиально важным, чтобы там были, как Вы сказали, все, чтобы там сразу появились стартапы, чтобы там началась жизнь, а не только многоуважаемые, но хорошо оплачиваемые чиновники, потому что в нашей стране обычно всегда так: первое, что строится, лучшее, – это, естественно, детям, а в роли детей, соответственно, руководители управляющей компании, Фонда или ещё кого-то.

В.ВЕКСЕЛЬБЕРГ: Дмитрий Анатольевич, не называйте нас чиновниками, мы с этим боремся.

Д.МЕДВЕДЕВ: Вы не чиновники, вы в данном случае представители некоммерческой организации, что меняет дело, конечно.

В.ВЕКСЕЛЬБЕРГ: Нами активно развивается программа виртуального «Сколково», потому что мы понимаем, как бы мы ни хотели, но только маленькая толика участников будет физически размещена на площадке «Сколково». И мы говорим о том, что «Сколково» – это не территория, а философия, и поэтому программа виртуального «Сколково» нами активно развивается, поддерживается. Создана социальная сеть, которая позволит коммуницировать с разными группами участников, мы будем проводить road-show, мы откроем кадровый центр, который будет поддерживать спрос на специалистов разного уровня, и реализуем проект «Инновационная карта России», то есть информацию о всех потенциальных клиентах и возможных участниках, существующих в России исследовательских центрах.

Очень важный элемент, Вы его затронули, – это кооперация с институтами развития. Хотел бы поблагодарить присутствующих здесь представителей этих институтов развития, это и «Роснано», и ВЭБ, и РВК. Нам кажется, что складываются вполне рабочие механизмы, но я считаю, что интеграции недостаточно и, наверное, нам нужно совместно подготовить новое предложение по формам такого сотрудничества и более глубокой интеграции процессов.

Мы хотим выступить с инициативой, которая уже обсуждалась, о создании единой информационной системы по инновационным проектам, чтобы не было ситуации, когда ходят между нами, представляя одни и те же проекты, Вы частично об этом сказали как о единой экспертизе. Мы уже достигли договорённости о перекрёстном участии в органах управления. Мы проводим совместные мероприятия. Мы имеем совместные образовательные проекты, но мне кажется, что степень интеграции требует более высокого взаимодействия, и надеюсь, что мы в ближайшем будущем представим совместные предложения.

Фонд ведёт активную международную деятельность, подписаны соглашения с рядом инновационных министерств: с австрийским и Великобритании, – подписаны соглашения с аналогичными ассоциациями о развитии в разных отраслях. Пытаемся тесно сотрудничать с технопарками, с четырьмя лучшими, как мы считаем, у нас сложились уже рабочие отношения в плане продвижения более активно на азиатские рынки. Надеемся, что ряд ближайших мероприятий в рамках ЕврАзЭС и грядущего форума у нас во Владивостоке нам позволит найти более тесные форматы такого сотрудничества.

Хотел бы подчеркнуть, что отзывы о нас (не могу не похвастаться) качественно изменились. Если сравнивать то, что говорили год тому назад, и то, что говорят сегодня о проекте, – большая разница. То есть негативных комментариев практически нет. Конечно же, нам очень важно быть вровень с теми задачами и целями, которые мы перед собой поставили, не подвести, не обмануть, и особенно важно сформировать круг наших единомышленников в лице наших ключевых партнёров. Тогда, я думаю, у нас результаты будут ещё лучше.

В заключение я хотел бы сказать, что мы, конечно, строим среду, но главное, должны появиться уже какие-то результаты деятельности. Год – всё-таки серьёзный срок, и хотел бы сказать, что работающий у нас Открытый университет, проводя лекции, уже может похвастаться тем, что слушатели университета на сегодняшний день стали участниками, резидентами нашего проекта. То есть после образовательной программы они сумели подготовить и структурировать свои предложения и уже в виде компаний стать успешными проектами.

Хотелось бы сказать, что у нас здесь, кстати, присутствуют представители стартапов, которые уже достигли результатов, которые можно отнести к успехам. Компания Rock Flow Dynamics – это компания, которая, получив грант, разработала программный продукт в области нефтегеофизики и продаёт на сегодняшний день этот продукт и в Америке, и в других странах. Объём продаж на ближайшую перспективу выглядит очень привлекательно, и нам бы очень хотелось, чтобы она в ближайшем будущем перестала быть резидентом «Сколково», перестала пользоваться льготами, я имею в виду предусмотренными законодательством, а, насколько вы помните, если объём реализации или объём прибыли превышает определённые пределы, то она теряет льготы. Поэтому хотелось, чтобы таких компаний было как можно больше.

Хотел бы обратить внимание, Дмитрий Анатольевич, Вы помните, в прошлом году мы предоставляли Вам проект группы СТМ по гибридному локомотиву. 27-го этот локомотив уже должен тронуться с Рижского вокзала, то есть проект живёт своей жизнью. И надеемся, что это тоже будет очередной успех нашего сотрудничества. И корпорация «Элтон», получив грант, уже реализовала свою продукцию крупной корпорации «Трансмашхолдинг». Она продала часть своего бизнеса, тем самым реализовала свою стоимость и на сегодняшний день превратилась в реальную индустриальную компанию, собственно говоря, с достаточно большим будущим. Мы желаем ей успеха.

На этом я хотел бы закончить своё выступление.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо, Виктор Феликсович. Спасибо за объяснение текущей ситуации насчёт негативных комментариев. Но всё-таки они пока присутствуют. Другое дело, я стал обращать внимание, что они в значительной мере всё-таки сейчас уже носят не содержательный, а политический характер. Это уже несколько иная плоскость отношений.

Продолжим работу. Я хотел бы передать слово господину Кроули, президенту Сколковского института науки и технологий.

Э.КРОУЛИ: Господин Президент! Уважаемые коллеги!

Сегодня я хочу доложить вам о значительных успехах, которых мы добились всего за шесть месяцев с основания Сколковского института науки и технологий Skolkovo Tech – уникального российского университета в международном контексте, поэтому я продолжаю по-английски.

(Как переведено.) Уникальность «Сколково» состоит в том, что оно находится среди инноваций. И здесь существует система для создания новых товаров или услуг, для развития знаний, для развития талантов и для развития инфраструктуры, необходимой для различных сфер науки, создания различного рода капитала, в том числе человеческого.

Здесь ключевую роль играет сам университет. У университета три задачи. Первая – создавать таланты, а именно выпускать студентов, которые получили соответствующее образование и занимаются инновациями. Другая задача состоит в том, чтобы генерировать идеи, а также действовать в качестве локомотива экономического роста. Виктор [Вексельберг] сказал, что самым главным в университете будет привлечение людских ресурсов, потому что именно это основной ресурс университета. Поэтому сейчас мы создаём планы для нашей деятельности, создаём программу, которая занимается отбором специально подготовленных преподавателей. Мы в этой работе опираемся на различные университеты всего мира, и 80 процентов из этих учёных получили образование в России и желают участвовать в нашей работе. Сегодня мы можем говорить о том, что девять из них представляют ведущие центры, такие как Гарвард, университет в Падуе, Российская академия медицинских наук и другие университеты. Это выдающиеся учёные, которые помогут нам привлечь и других.

Мы работаем в трёх областях – образование, предпринимательская деятельность, и в конце десятилетия, как вы знаете, у нас будет порядка 200 профессоров, а также 1200 студентов, которые будут иметь соответствующую квалификацию. Все они будут учёными, занимающимися исследованиями. В наших проектах мы также надеемся на развитие концепции создания центров, где имеются три компонента: международный университет, российский университет, а также наш институт. Роль международного института заключается в создании связей между различными сообществами в мире и в России. Две трети средств инвестируются в России, но также существует международный фактор.

Мы создаём также центр для инноваций и бизнес-деятельности. Он связан с нашими научно-исследовательскими центрами, с основными направлениями, которых пять. Как вы видите, центр, который занимается инновациями, связан с бизнес-сообществом «Сколково», он связан с инвесторами, как частными, так и корпоративными, связан с отраслями науки и технопарком.

Мы смотрим вперёд, и мы понимаем, что «Сколково» является виртуальным институтом, который является частью сети институтов, охватывающих земной шар. С помощью нашего фонда мы сможем работать и с малыми предприятиями, которые занимаются инновациями. Мы очень активно работали и с академиями наук, в том числе с Академией медицинских наук. Мы работали с различными другими институтами. Я уже посещал и этот университет, где меня тепло принимал ректор университета. Он также предложил кандидатов в качестве работников нашего центра, и некоторые из студентов этого университета будут участвовать в наших программах. И я также сегодня хотел бы объявить, что я приглашаю этот университет поработать над программой оценки экономического развития, потенциала России.

Мы работаем также и с правительственными органами, это помогает нам в создании самого кампуса, а также мы работаем с государственными компаниями. Это очень ценные связи. И мы считаем, что ответственность, которая лежит на нас в этой области, заключается в том, чтобы мы создавали ценности, которые мы можем разделить. И я хотел бы сказать об Алексее Пономарёве – бывшем заместителе Министра образования, который присоединился к нашей команде и будет работать вместе с нами.

Таким образом, можно сказать, что мы постепенно продвигаемся вперёд, и мы переходим к следующему этапу. Всего-навсего в сентябре мы начали нашу деятельность, в октябре у нас подписано соглашение с MIT, зимой мы создали Попечительский совет, сейчас мы создаём международный консультативный комитет. И мы уже можем доложить, что по исследовательским центрам у нас есть потребность в том, чтобы участники и из-за границы, и из России присоединились к этой работе, у нас уже 129 таких участников из 140 университетов 30 стран. И, как Виктор сказал, в этой группе уже отмечено присутствие и нобелевских лауреатов, и выдающихся учёных, академиков. Мы сейчас работаем над размещением грантов для того, чтобы укрепить эти связи.

Если говорить об образовании, то мы решили, что очень важно, чтобы этот процесс проходил быстро, чтобы была пилотная программа. Мы уже начали и завершили первый цикл обучения студентов. У нас были заявки от студентов. В первом потоке будут участвовать порядка 20 студентов, и эти студенты будут учиться в течение месяца в MIT, в августе. Затем у них будет новый опыт в области инноваций, затем они будут учиться и в Лондоне, и в Гонконге, и в различных других школах, включая и этот университет, и проведут целый год, познавая новое в области инноваций. Уже в 2013 году они вернутся в Сколково и помогут нам разработать программы обучения. Именно в этом и заключается смысл этой работы.

И, наконец, у нас был запрос о предложениях об инновациях от российских научно-исследовательских институтов, для того чтобы определить хорошо развитые технологии, которые можно использовать на коммерческих началах. Мы ожидали небольшое количество заявок, но мы получили 80, и в MIT их рассмотрели и очень высоко оценили с точки зрения научной перспективы, но также был сделан вывод о том, что они нуждаются в помощи в том, что касается вывода на коммерческий рынок. Это огромный прогресс за полгода. Хотел бы сказать, что это во многом благодаря хорошим отношениям с MIT.

В том, что касается инноваций, исследований, образования, нам необходимо создать сеть, и мы хотели бы создать не просто центр обучения, а мост между всеми этими институтами для того, чтобы укрепить отношения с Россией, с различными институтами по всему миру. Мы хотели предоставить возможность молодым студентам в России, чтобы они могли понять, что они могут остаться в России и всё равно продолжать заниматься своей научной деятельностью в различных её точках. Это наша мечта. Конечно же, мы строим прекрасный центр в Сколково. Мы надеемся, что мы въедем в него в 2014 году.

Итак, господин Президент, мы достигли огромного прогресса за шесть месяцев. Как Вы знаете, требуется очень много времени для того, чтобы создать университет. Мы хотели бы поблагодарить Вас за Вашу поддержку.

Россия > Образование, наука > kremlin.ru, 25 апреля 2012 > № 543800 Дмитрий Медведев, Виктор Вексельберг


Россия > Образование, наука > kremlin.ru, 18 апреля 2012 > № 539307 Дмитрий Медведев, Виктор Вексельберг

Виктор Вексельберг информировал Дмитрия Медведева о текущей деятельности инновационного центра «Сколково», количестве зарегистрированных резидентов и реализуемых Фондом программах.Кроме того, глава Фонда «Сколково» выступил с инициативой о проведении в России саммита учёных и инноваторов в период председательства Российской Федерации в «Группе восьми» и «Группе двадцати».

* * *

Д.МЕДВЕДЕВ: Виктор Феликсович, вопрос мой будет неоригинальным: как дела в Сколкове, сколько зарегистрировано резидентов, как применяется новый закон?

В.ВЕКСЕЛЬБЕРГ: Дмитрий Анатольевич, принято решение: на 25 апреля назначено заседание Попечительского совета. Сегодня на рабочей группе Комиссии по модернизации мы как раз представили программу проведения Попечительского совета, обсудили место проведения. Принято решение (надеемся, Вы его поддержите) провести его в Бауманском университете, это наш один из ключевых якорных партнёров. Мне кажется, это хороший образец взаимодействия сколковского проекта с высшей школой, у нас есть много совместных проектов. Мне кажется, это будет содержательным мероприятием.

В рамках Попечительского совета мы представим подробный отчёт о деятельности, но я бы хотел воспользоваться моментом и привести несколько цифр, которые наглядно говорят о том, где мы находимся. На сегодняшний день у нас зарегистрировано в качестве резидентов 427 участников. Количество заявок, которое было рассмотрено, более полутора тысяч. А вообще поступило заявок более 10 тысяч.

Д.МЕДВЕДЕВ: То есть статистика такая: из 10 тысяч заявок вы удовлетворили только 5 процентов?

В.ВЕКСЕЛЬБЕРГ: Да, причин много. Мы стараемся высоко держать планку отбора, обращая внимание и на инновационность предложения, и в первую очередь на качество команды, которая должна соответствовать высоким требованиям, которые мы предъявляем. Безусловно присутствие международной компоненты: либо учёных, специалистов, которые имеют опыт международной работы, либо международного партнёра. Поэтому, конечно, требования достаточно высоки.

За этот же период мы рассмотрели и предоставили 100 компаниям (из 427) финансовую поддержку в виде предоставления грантов на общую сумму более 6 миллиардов рублей. То есть компании получили достаточно весомые деньги, и для многих это оказалось, по сути, ключом и к развитию, и к успеху. Просто мы реально видим, как работает этот механизм. Сегодня он получил такое содержательное практическое наполнение.

Д.МЕДВЕДЕВ: Да, если 100 компаний, 6,3 миллиарда – это практически по 2 миллиона долларов в среднем на компанию, прилично.

В.ВЕКСЕЛЬБЕРГ: Тут надо иметь в виду, что, конечно, проекты разные, они находятся на разных стадиях. На начальной стадии получают меньше компании, которые находятся на стадии коммерциализации, им нужно больше денег. И это не разовые выплаты – это этапы, то есть если мы говорим в среднем о двух миллионах, то всё равно, как правило, грантовая поддержка разбивается на два-три этапа, и в зависимости от достижения результатов они получают следующий транш этого гранта. Поэтому нам кажется, что механизм сегодня уже реально работает и приносит реальные плоды.

Что касается наших отношений с крупными корпорациями, то на сегодняшний день у нас подписано 25 таких соглашений, 16 из которых воплощены в обязательные юридические соглашения. То есть 16 корпораций уже приняли на себя обязательства открыть исследовательские центры. Это всё ключевые, которые в прошлом году были у нас ещё в списке, так сказать, намеревающихся, – на сегодняшний день это уже реально работающие исследовательские центры.

Достаточно усиленно у нас развивается сотрудничество с MIT по построению университета.

Единственное, хочу сказать, не могу удержаться, честно говоря, мы провели первый конкурс на отбор проектов для исследовательских центров в рамках университета. Насколько Вы помните, мы должны создать 15 таких исследовательских центров. И в этом году хотим отобрать три пилотных. Мы получили более 130 заявок со всех стран мира, причём 6 из них поданы с участием нобелевских лауреатов. Это говорит о том, что интерес к нашим проектам и уже доверие, я бы сказал, реально сформировались. Есть надежда, что мы, так сказать, движемся в правильном направлении.

Я хотел бы ещё привести такой пример, который, мне кажется, отражает тренды. Мы, с одной стороны, хотим максимально уделять внимание проектам, которые в конечном счёте начнут давать какой-то результат, то есть проекты должны быть коммерциализированы, и не только мы оказываем поддержку, но в конечном счёте они выходят в рынок с новыми продуктами, с новыми изделиями. Мы подробно рассказывали об этом на последнем совещании. На сегодняшний день у нас уже есть такой успех, мы о нём расскажем: есть компании, которые начали продавать свою продукцию на международных рынках и в Америке. Хороший пример, что одна компания, мы надеемся, в мае разместится на нашей бирже, то есть это будет публичное привлечение. Очень большой интерес со стороны венчурного капитала. У нас подписано более 20 соглашений, и это работает.

Открываются новые формы. Хочу привести один пример, он связан с зарегистрированным в рамках «Сколкова» проектом по разработке новых моделей: это стенты для проведения операций на сердце, на коронарных сосудах. Но оказалось, что у нас в России на сегодняшний день даже нет производства.

Д.МЕДВЕДЕВ: Да, это мне неоднократно врачи говорили, я с удивлением всегда это воспринимал.

В.ВЕКСЕЛЬБЕРГ: У нас, по статистике, более 50 процентов смертей приходится именно на ишемическую болезнь сердца и на инсульт.

Д.МЕДВЕДЕВ: Да, так и есть.

В.ВЕКСЕЛЬБЕРГ:Поэтому, несмотря на то, что наши учёные продвинутые и уже разрабатывают новые поколения, у нас в России нет производства. И наша группа приняла решение совместно с Внешэкономбанком реализовать такой проект, то есть построить в России производство [стентов] по современным технологиям. И мы тут столкнулись с такой проблемой, что очевидная форма госзаказа здесь не работает, потому что нет ещё производства. Поэтому нам бы хотелось, чтобы совместно с Правительством, а оно активно поддерживает (и Минэкономразвития, и Минздравсоцразвития) такую форму реализации такого рода проектов, чтобы всё-таки мы нашли механизмы частно-государственного партнёрства.Д.МЕДВЕДЕВ: Для того, чтобы начать производство стентов?

В.ВЕКСЕЛЬБЕРГ: Да, для того, чтобы начать производство.

Д.МЕДВЕДЕВ: Это очень важная тема на самом деле. Вы правильно сказали, что кардиологические патологии, ишемическая болезнь сердца, инсульты, инфаркты являются основной причиной смертности. И конечно, нужно разворачивать не только собственно высокотехнологичную помощь, но и производство основных элементов оказания этой помощи.

Поэтому давайте подумаем над соответствующей схемой работы. Я не знаю, что это должно быть, но Вы прикиньте и, может во время встречи, которая у нас состоится в рамках Попечительского совета, представьте свои предложения.

В.ВЕКСЕЛЬБЕРГ: Хорошо.

И ещё одно предложение, которое, мы считаем, вполне возможно реализовать. Мы знаем, что Россия будет председательствовать и в «двадцатке», и в «восьмёрке», и хотели бы выйти с предложением, чтобы в рамках этого периода, когда Россия будет председательствовать, провести такой саммит учёных и инноваторов, мы называем его GS. Ведь Россия обладает таким мощным интеллектуальным и научным потенциалом.

Д.МЕДВЕДЕВ: Мне нравится эта идея – давайте подумаем, как это организовать. Мы всё время в рамках «восьмёрки» и «двадцатки» собирали представителей делового мира, иногда собирали лидеров профсоюзных организаций, других структур, но именно учёных никогда, мне кажется, не собирали. Это красиво, и было бы полезно, наверное, для общения.

Россия > Образование, наука > kremlin.ru, 18 апреля 2012 > № 539307 Дмитрий Медведев, Виктор Вексельберг


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter