Всего новостей: 2263257, выбрано 2 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Водчиц Дмитрий в отраслях: Приватизация, инвестицииФинансы, банкивсе
Водчиц Дмитрий в отраслях: Приватизация, инвестицииФинансы, банкивсе
Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 11 августа 2017 > № 2272854 Дмитрий Водчиц

Защита активов для бенефициаров: как не потерять бизнес

Дмитрий Водчиц

руководитель налоговой практики компании КСК групп

Первый вопрос, который волнует любого предпринимателя: как сделать бизнес прибыльным и защитить заработанное?

По итогам 2016 года наша страна заняла 91-е место из 128 в Международном индексе защиты прав собственности (The International Property Right Index). Российский бизнес солидарен с международным рейтингом. По статистике аналитического центра НАФИ, 81% предпринимателей уверены, что частная собственность в России защищена формально или вообще не защищена.

Попасть в «зону риска» легко. Например, компания использует механизмы снижения налоговой нагрузки. Дело в том, что у налоговых инспекций свое представление о том, что законно, а что не очень. Возникают риски и в случае дробления бизнеса или применения спецрежимов – УСН, ЕНВД и т. д. Если инспекция доначисляет компании, а денег для погашения задолженности недостаточно, пойдет речь о продаже активов. К примеру, недвижимости.

Но угроза исходит не только от контролирующих органов. Претендовать на активы могут кредиторы компании, если долги не возвращать в срок. Речь как о банках, так и о деловых партнерах. Предприниматель лично поручился за другого бизнесмена? «Гостей» можно ожидать в любой момент.

Как можно потерять собственность

Многие предприниматели считают, что достаточно формально «устраниться» от управления бизнесом – назначить номинального гендиректора, «не светиться» в документах – и их личные активы в безопасности. Это не так. Важно помнить про субсидиарную ответственность. Это значит, что если компания не может расплатиться по своим долгам, за нее это придется делать собственнику. Причем реальному, а не номинальному. Также под угрозой топ-менеджеры. Как те, кто действительно принимал решения, так и те, кто просто подписывал документы. Поэтому если у кредиторов претензии к неплатежеспособной компании, они ищут реального собственника и его активы. Ему и придется отвечать.

Налоговые инспекции часто уже на этапе предпроверочных мероприятий стараются выяснить, кто бенефициар бизнеса, то есть фактический выгодоприобретатель. Самый простой способ – через допросы сотрудников. Привлечь к ответственности реального собственника с каждым годом все легче. В июле вступили в силу поправки, по которым долги компании можно взыскать с собственников и топ-менеджеров, даже если фирма уже исключена из ЕГРЮЛ. Привлекать к субсидиарной ответственности теперь можно и вне рамок процедуры банкротства. Законодатель планирует двигаться дальше. Сейчас обсуждается законопроект, по которому арбитражные управляющие будут получать процент от суммы взысканного имущества. Если норма начнет действовать, управляющие будут мотивированы на поиск бенефициаров и их имущества.

Самый яркий пример привлечения к субсидиарной ответственности – дело банкира Сергея Пугачева. Агентство по страхованию вкладов через суд добилось признания экс-сенатора Сергея Пугачева контролирующим лицом обанкротившегося Межпромбанка и взыскания с него 75,6 млрд рублей. Это рекордная сумма. Пугачев не владел акциями банка напрямую, но принимал ключевые управленческие решения. Об этом в суде рассказали топ-менеджеры банка, иначе отвечать по долгам пришлось бы им самим.

Еще один тренд – взыскание долгов с компании, на которую перевели бизнес. Перевод бизнеса – популярный метод «ухода» от уплаты крупных сумм доначислений. Долгое время он работал, но его эффективность стремительно снижается. Знаковое дело – спор ФНС с компаний «Королевская вода». Инспекция доначислила ЗАО «Королевская вода» 330 млн рублей налогов и штрафов. Тогда ЗАО перевело бизнес на одноименное ООО: в новую компанию перешли все сотрудники старой, находилась она там же, клиентская база тоже не отличалась. Взыскивать с ЗАО было нечего, и налоговая отправилась в суд. Там инспекция доказала аффилированность, то есть взаимозависимость двух компаний. Поэтому долг перешел на новое ООО вслед за бизнесом. Это решение было вынесено в 2014 году. С тех пор такая позиция судов стала нормой.

Снижаем риски: что такое «разделение» собственника и актива

Доказать связь бенефициара с бизнесом, как мы уже выяснили, – не проблема. Можно выделить актив и оформить его на отдельное юрлицо, в котором будет доля у бенефициара. Добиться взыскания в этом случае сложнее, но однажды этот механизм уже дал сбой. В 2012 году суд взыскал по договору поручительства с бывшего собственника девелопера «МИАН» Александра Сенаторова в пользу Альфа-банка крупную сумму. По разным данным – от $40 млн до $115 млн. Предприниматель владел долей в компании-активодержателе через цепочку кипрских компаний из шести звеньев. Суд громоздкость конструкции не смутила.

Самый надежный способ защитить активы – это «разорвать» связь между собственником и активом. То есть сделать так, чтобы формально связи между ними не было, а доказать, что на самом деле есть, было очень сложно. Популярный инструмент – владение активами через иностранные компании. На практике это работает следующим образом: владельцем иностранной компании числится номинальный акционер, а фактический бенефициар указан только в трастовых соглашениях. Такие соглашения конфиденциальны, они могут быть раскрыты только по судебному запросу или при расследовании уголовного дела.

Важный момент – при открытии счета банки требуют раскрыть фактического бенефициара. Может ли эта информация попасть в РФ? Может, но не раньше 2019 года, когда планируется запустить международный автообмен финансовой информацией и в нашей стране. Возможно, это произойдет позже.

Если информация о бенефициаре раскрыта, неважно, насколько длинная цепочка компаний, через которую владеют активом, – риск утечки велик. Поэтому предприниматели пользуются новым инструментом для защиты активов: иностранными компаниями без открытых счетов. Такую фирму вводят в уставный капитал российской организации, вносят оплату доли и закрывают счет в банке. Это снижает риски раскрытия информации о владельце в рамках автообмена.

Но есть и другие варианты утечки информации: переписка по открытым каналам связи, хранение трастовых документов на компьютере и в личных ячейках в банке, раскрытие информации банку при получении кредита/выдаче поручительства. Многие считают, что хранить документы в банковских ячейках надежно. Это не всегда так. Например, интересный случай произошел в 2010 году. Клиент банка «Местный кредит» арендовал в нем ячейку. Хранилище находилось на территории склада, в котором по решению суда прошел обыск. Так вышло, что обыскали и ячейки.

Случаи, когда во время налоговой проверки правоохранительные органы проводят обыски в банковских ячейках собственников и топ-менеджеров проверяемых компаний, – не редкость. Там часто находят документы предпринимателей на иностранные фирмы и другие активы.

Более надежный способ защиты – дискретные фонды и трасты. Предприниматель передает им активы, теряет право собственности, а взамен получает право на часть прибыли организации. Определить, какие именно активы из общей массы фонда принадлежат конкретному человеку, трудно – это снижает вероятность их потери. Чтобы понять, насколько это надежный инструмент, вновь вспомним дело Пугачева. Добиться взыскания активов, которые предприниматель передал трастам, АСВ по-прежнему не удалось.

Есть и минусы – в этом случае собственник фактически теряет контроль над активом и не может распоряжаться им по своему усмотрению. Также такой способ защиты обходится дороже остальных.

Самый дешевый способ для собственника «отделить» актив – это оформить его на родственников или знакомых. Можно напрямую «отписать» компанию или другой актив. Еще один вариант – передать доверенному лицу владение компанией, которая является учредителем активодержателя. Это более сложная цепочка и более надежная защита. Также родственник может получить гражданство другой страны или вид на жительство в ней. Тогда актив оформляется уже на новый документ. Здесь возможны свои трудности.

Например, один из владельцев российского предприятия оформил часть долей в активе на своего друга. Друг попал в аварию, а на активы стала претендовать в рамках наследования его дочь. Само собой, она не была в курсе договоренностей партнеров.

Еще один пример: собственник оформил целый коттеджный поселок стоимостью $50 млн на своего знакомого. Через три года собственник решил переоформить активы обратно. Знакомый предложил ему выкупить недвижимость по «очень выгодной цене» – всего за 10% от реальной стоимости. Ни один суд не встал на сторону собственника, и ему пришлось откупаться от знакомого.

«Подушка безопасности»: готовим документы на случай форс-мажора

Любым из перечисленных способов вы снижаете риски потери актива. Но 100-процентной гарантии эти методы не обеспечивают – как изменится практика завтра, не знает никто. Для страховки есть дополнительные опции. Например, залог. Фирма получает крупный заем под залог офиса. Вряд ли кто-то будет претендовать на помещение, пока оно в залоге. При этом никому не обязательно знать, что заем вам дала контролируемая вами же фирма, которая не будет торопить вас с возвратом. Это называется «дружеская» кредиторская задолженность: долг формально не относится к предпринимателю, но фактически он его контролирует.

Еще один эффективный способ повысить защищенность актива – заранее подготовить «подушку безопасности». Во многих западных странах предприниматели могут абсолютно законно использовать трастовые конструкции – это надежный и эффективный метод. Но в России законодательство не предусматривает таких инструментов, поэтому приходится создавать их искусственно. «Подушка безопасности» – это пакет документов на случай форс-мажора или мошенничества со стороны доверенного лица. На практике это комплект документов объемом в несколько папок: от договоров залога, опционов, согласий супругов и доверенностей до договоров уступки и расписок, подтверждающих оплату.

Например, вы оформили загородный дом на друга детства, но дружба неожиданно кончилась. Знакомый в ответ на просьбу вернуть дом заявляет, что «не понимает, о чем вы». Когда «подушки безопасности» нет, предстоят долгие судебные тяжбы, результат которых предсказать невозможно. Если документы были подготовлены заранее, дом возвращается в собственность в течение одного месяца.

Главный принцип при защите активов – профилактика дешевле, чем лечение. Займитесь этим заранее. В этом случае вы сохраните не только собственность, но и время, которое, возможно, пришлось бы потратить на бесконечные суды.

Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 11 августа 2017 > № 2272854 Дмитрий Водчиц


Россия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 21 марта 2017 > № 2112740 Дмитрий Водчиц

Двойная выгода: как вывести активы с офшора без налогов

Дмитрий Водчиц

руководитель налоговой практики компании КСК групп

Еще меньше людей знает, что после перевода активов с офшора можно не платить налоги при их дальнейшей продаже

Мало кто знает, что активы с офшора можно перевести на владельца без налогов. Но эта льгота действует только до конца 2017 года.

Налоговый кодекс позволяет собственникам без налогов перевести активы со своих иностранных компаний на себя лично. Налогов не возникает, если активы переданы бенефициару после ликвидации иностранной компании и это сделано до конца 2017 года. Под льготу попадает любое имущество и имущественные права. Исключение составляют денежные средства – с них придется заплатить налог 13% или 20%. Это первая выгода: ликвидируете офшор, переводите на себя активы и не возникает налогов.

Еще меньше людей знает, что после перевода активов с офшора можно не платить налоги при их дальнейшей продаже.

Вторая выгода в том, что при продаже в дальнейшем такого актива собственник учитывает расходы иностранной компании как свои собственные. Таким образом, собственник ликвидированной компании получает двойную выгоду – не платит налоги при переводе активов на себя и платить налоги при продаже актива только в случае, если цена продажи больше цены покупки актива иностранной компанией.

Например. Собственнику крупной производственной компании принадлежала кипрская компания. Иностранная компания давала заем в размере 500 млн. рублей на строительство производственных объектов дочерней компании этого же бенефициара. Собственник принял решение о ликвидации кипрской компании и завершил в 16 году. Права по займам перевели на него по акту передачи. Подготовили отчетность по МСФО, документы, подтверждающие выдачу займа. До 30 апреля 2017 года собственник сдаст декларацию по НДФЛ, где задекларирует полученные права. К декларации будет приложено заявление о применении льготы, решении о ликвидации КИК, выписка из торгового реестра и отчетность МСФО. В дальнейшем производственная компания в России сможет погашать займы уже непосредственно собственнику и налогов с тела займа возникать не будет.

Деньги под льготу не попадают

На практике собственники покупают еврооблигации или золото. Это позволяет трансформировать не подпадающий под льготу актив (деньги) в льготируемое имущество (ценные бумаги или золото). Менее распространенный вариант – покупка недвижимого имущества. Бывают случаи, когда выдаются займы дочерним компаниям и потом переводятся права требования как в примере выше. То есть бенефициарные владельцы выдают займы от офшоров на свои компании в России, а затем при ликвидации офшора переводят права по займу не себя.

Таким образом, заем гасится напрямую бенефициару, учитывается в декларации как доход, но налогов при этом не возникает. Как всегда никто не предупреждает о подводных камнях. Они есть и основной – история возникновения доходов на иностранной компании. «Не верю в такую щедрость», — скажет каждый второй собственник и будет частично прав. Все подводные камни можно учесть, если знать о них.

Главный риск – история операций по иностранной компании. Если доход возник после 15 года, то нераспределенная прибыль согласно отчетности иностранной компании облагается налогом в РФ по ставке 13 % или 20 %. Финансовую историю иностранной компании, особенно если это офшор, необходимо анализировать перед ликвидацией и переводом активов. Если прибыль возникала после 15 года, то риски должны быть оцифрованы, а план действий включать механизм их исключения или минимизации.

Второй риск – утечка информации. Сам факт подачи декларации по НДФЛ с огромной суммой декларируемого дохода является риском. К примеру, Россия в международном рейтинге по защите права собственности находится на 98 месте из 128. По индексу восприятия коррупции Россия занимает 131 место из 176. Велика вероятность, что данные налоговой декларации могут попасть к недоброжелателям или просто конкурентам.

Один из клиентов нашей компании обратился за помощью. Как только он указал в декларации по НДФЛ доход от дивидендов в размере 250 млн рублей, то тут же получил выездную налоговую проверку по всем своим компаниям. Проверка с пристрастием проводилась совместно с представителями МВД. «Сколько же вы воруете, если такие доходы декларируете, говорили они мне», — жаловался собственник.

Спрятать нельзя

Любому решению собственника в отношении иностранных активов должна предшествовать аналитика и подготовка. Тем, кто готов все раскрыть, инструмент ликвидации иностранной компании с декларированием активов, является оптимальным путем.

Тем же, кто решил подождать и посмотреть «как другие», «что будет» хотим напомнить о стартующем с 2017 года автообмене финансовой информацией. Россия не подписала на данный момент соглашений ни с одной страной. Это отсрочка. Надеяться на еще одну отсрочку нельзя. В 2019 году налоговые органы страны могут получить доступ к данным о российских бенефициарах счетов за 2018 год. Для тех, кто не хочет раскрываться, следует рассматривать вариант переноса сферы жизненных интересов за пределы России (потеря налогового резидентства).

Стратегия реструктуризации активов должна отражать все возможные варианты, сроки реализации, оцифрованные риски, дорожную карту и смету на реализацию. Собственнику необходимо понимать экономическую выгоду от любого инструмента реализации.

Россия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 21 марта 2017 > № 2112740 Дмитрий Водчиц


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter