Всего новостей: 2263267, выбрано 2 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Волкова Ольга в отраслях: Госбюджет, налоги, ценыСМИ, ИТОбразование, наукавсе
Великобритания > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > forbes.ru, 18 сентября 2017 > № 2314486 Ольга Волкова

Расставание на удачу: как англичанка Аиша Вардаг построила бракоразводную империю

Ольга Волкова

Редактор Forbes Woman

Рожденная в Оксфорде и окончившая Кембридж Аиша Вардаг зарабатывает деньги на чужих разводах. Благодаря кому процветает ее бизнес в Лондоне и на Ближнем Востоке?

Год 2000-й выдался не самым удачным для финансового юриста британской компании Linklaters Аиши Вардаг. Она разводилась с отцом двух ее сыновей. Чтобы снизить издержки на адвокатов, Вардаг много работала над разводом сама. Когда процесс наконец подошел к концу, представлявший Вардаг в суде Рэймонд Тут, старший партнер фирмы Sears Tooth Solicitors (он, кстати, позже был советником Ирины Абрамович во время ее развода с олигархом), пригласил Аишу на ужин и предложил ей работу.

С тех пор Вардаг переквалифицировалась из финансового юриста в специалиста по семейному праву, ушла из компании Тута, основала собственную и заслужила прозвище «дива разводов» вместе с самым высоким прайсом за час работы. Forbes Woman расспросил Вардаг о ее конкурентных преимуществах, особенностях британского семейного права и о том, какую часть совместно нажитого имущества может получить при разводе домохозяйка.

Vardags: начало

Через несколько лет после развода Вардаг родила третьего ребенка, дочь, и решила оставить карьеру практикующего юриста, чтобы преподавать семейное право в Лондонском университете королевы Марии. Правда, к концу второго учебного года стало ясно, что заработной платы преподавателя, пусть и в престижном вузе (входит в 50 лучших европейских университетов по версии Times Higher Education), на все нужды человека с тремя детьми хватает с трудом. Нужно было, чтобы работа приносила финансовую стабильность или хотя бы позволяла спокойно выплачивать ипотеку и оставляла возможность заботиться о детях.

Свою фирму Вардаг создала в 2005 году в единственной свободной комнате собственного дома: она постаралась максимально строго ее обставить, сделав похожей на офис. Наняла ассистента, и довольно долго штат ее конторы двумя сотрудниками и ограничивался. Вардаг проводила всю юридическую работу и даже успевала искать новых клиентов, на сон оставалось 3–4 часа в сутки. «Было тяжело, — признается она, — но это был очень захватывающий период».

С первой клиенткой Вардаг познакомилась еще до регистрации своей фирмы, на родительской викторине в школе сыновей. Женщина рассказала о бракоразводном процессе и пожаловалась на своего представителя. Вардаг дала ей несколько советов, а позже стала ее адвокатом. Дело рассматривалось в Высоком суде Лондона и стало, по словам Вардаг, хорошим стартом для привлечения следующих клиентов.

Опыт работы финансовым юристом стал конкурентным преимуществом Вардаг в области семейного права. «В Сити ты работаешь очень быстро, сидишь в офисе допоздна, — рассказывает Вардаг в интервью Forbes Woman. — Ты всегда фокусируешься на положительном исходе, добиваешься нужного результата, даже если дело сложное. Ты готов к длительным переговорам и хочешь прийти к соглашению, а не бросить другой стороне: «Увидимся в суде!» Сарафанное радио до сих пор приносит значительную долю клиентской базы Вардаг, хотя сегодня на привлечение клиентов работает и громкая репутация Vardags.

Ну и дела

История развода немецкой наследницы £100-миллионного состояния Катрин Радмахер и бывшего банкира Николя Гарантино в 2009–2010 годах была во всех британских газетах. Согласно брачному соглашению, которое супруги подписали в 1998 году в Германии, в случае семейной неудачи Гарантино не претендовал на состояние жены. Через 10 лет он, однако, передумал: со времени заключения договора Гарантино отказался от работы в банке, перешел на позицию исследователя в Оксфорде и полагал, что брачное соглашение справедливым уже считать нельзя.

Для Вардаг этот процесс стал звездным. Верховный суд Великобритании признал брачный договор решающим фактором в деле. Вардаг рассказывает, что это стало победой не только для немецкой наследницы.

Дело в том, что в отличие от других стран подобные решения не были в Великобритании стандартной практикой. Зачастую в таких делах на женщин смотрели как на слабые создания, которые при малейшей возможности вступить в брак теряют способность трезво мыслить и готовы подписать что угодно — так что нельзя требовать от них исполнения заключенных договоров. «Сегодня женщины требуют равных прав, свобод, возможностей, так что логично ожидать и равных обязательств», — рассуждает Вардаг. Наконец, это просто история о том, что пары должны иметь возможность делать самостоятельный выбор без вмешательства судей.

Дива разводов

Свое звучное прозвище Вардаг получила с легкой руки авторов журнала Easy Living. На вопрос о хобби адвокат рассказала, как занималась оперным пением. Статья вышла под заголовком «Дива разводов», и прозвище прижилось. «Знаете, мне оно нравится: в нем есть ощущение яркости, превосходства в своей профессии, а еще требовательности и твердости», — говорит юрист.

Вардаг сложно не назвать яркой. Это, вероятно, одна из причин, по которым ее так любит пресса. Первое время, рассказывает она, ее привлекали в качестве эксперта, чтобы комментировать известные бракоразводные процессы. В эфире многие коллеги Вардаг ведут себя слишком «юридически». Она же в свое время редактировала студенческую газету в Кембриджском университете, играла в студенческом театре — для любого телеканала она идеальный спикер.

В 2015 году Vardags впервые вошла в рейтинг 100 самых быстрорастущих компаний Fast Track 100 от Sunday Times, став там единственной юридической фирмой. Среднегодовой рост продаж компании Вардаг эксперты оценили в 63% (46-я строчка рейтинга), объем продаж за 2015 финансовый год — в £6,5 млн. Для сравнения: по данным исследовательской компании IBISWorld, с 2011 по 2016 год рынок услуг семейных юристов ежегодно рос всего на 0,1%.

При этом число разводов в Великобритании в последние 10 лет стабильно снижается: по данным Национальной статистической службы Великобритании, в 2005 году (когда Вардаг только начинала свою практику) в Англии и Уэльсе было зарегистрировано более 141 000 разводов, в 2010 году — около 120 000, в 2015-м — уже 101 000 случаев расторжения брака.

Сегодня, на 13-м году существования, в Vardags порядка 75 сотрудников и пять офисов в Великобритании. Основательница компании говорит, что бизнес стабильно растет, выручка этого года, по ее прогнозам, превысит £12 млн.

Большая часть выручки Vardags пока приходится на бракоразводные процессы. Однако многие ее клиенты — владельцы бизнеса, и им необходим широкий спектр юридических услуг. В 2016 году в фирме появились департаменты, отвечающие за трасты, завещания, уголовно-правовую защиту и арбитражные споры. Пока это небольшая доля бизнеса, говорит Вардаг, но она активно развивается.

Прочно заняв позицию лидера по разводам на родине, основательница Vardags переключила свое внимание на Ближний Восток. Подразделения компании там пока нет, но в регионе есть состоятельные клиенты.

«Дива разводов» ведет дела только самых богатых клиентов: час ее работы сейчас стоит £795, поэтому ее участие в процессах, где речь не идет о больших состояниях, не очень оправданно. Британские газеты называют Вардаг самым дорогим юристом по разводам. Тем не менее она все еще выступает консультантом по многим делам, даже если сама их не ведет, — одновременно таких может быть 30 или даже 40.

Поддержать женщин

То, как Вардаг запустила бизнес, воспитывая троих детей, повлияло на политику ее компании: «Мы говорим сотрудникам, которые ухаживают за маленькими детьми: «Выходи, как только сможешь: на полдня или на один день в неделю». Так они постепенно возвращаются в рабочий процесс, не делая выбора между семьей и работой». Сотрудникам высшего звена Vardags оплачивает услуги по уходу за детьми в то время, когда они на работе. Получается, что юристы, несмотря на рождение детей, могут сохранять за собой самые сложные дела, не терять в профессиональной узнаваемости и карьерном росте.

Среди 17 позиций уровня директоров Vardags девять занимают женщины. Вардаг говорит, что не верит в разницу в способностях мужчин и женщин и сотрудников компания нанимает исключительно на основании их профессиональных качеств. Впрочем, в некоторых отношениях женщины-адвокаты действительно пользуются популярностью: клиентки, проходящие через бракоразводный процесс, часто чувствуют себя раненными мужчинами и их избегают; мужчинам же, в свою очередь, иногда кажется, что будет легче, если жесткие заявления от их лица сделает женщина.

Грустная пьеса

Своих клиентов Вардаг готовит к «серии битв» и «долгой кампании». «Нужно сохранять холодный рассудок. Клиенты часто стремятся к драматичным поступкам, но из-за них они хуже выглядят в суде», — объясняет она.

Вардаг сравнивает бракоразводный процесс с пьесой в трех актах: в первом проходит слушание по организационным вопросам, во втором стороны пытаются прийти к соглашению — в большинстве случаев на этом этапе процесс удается завершить, в третьем акте драма достигает кульминации: стороны идут в суд и представляют доказательства.

Иногда люди судятся из-за безумных вещей: кофеварки или зеркала, которое, если его снять со стены, оставит пустоту, и на нее будет больно смотреть. Они готовы к изнуряющим разбирательствам из-за домашних животных. Однажды пара так долго судилась из-за кролика, что он за это время умер — и воевать было уже не из-за чего.

Драться люди готовы, конечно, из-за детей. Вторым номером идут деньги, но, уточняет Вардаг, нужно понимать, что речь не идет о жадности: для многих это момент, когда они могут обеспечить себе и детям определенный уровень жизни и получить компенсацию за свой вклад в брак, даже если он не удался.

В 2017 году после нескольких лет судебных тяжб английский суд назначил компенсацию в £64 млн бывшей «Мисс Малайзия», 70-летней Полин Чай, интересы которой представляла Вардаг. После 43 лет совместной жизни и имея 5 общих детей, Чай разводилась с 78-летним Кху Кай Пенгом, владельцем контрольного пакета сети магазинов Laura Ashley. В 2015 году Пенг вошел в список 50 самых богатых людей Малайзии по версии Forbes с оценкой состояния в $300 млн. Судебные издержки пары составили £6 млн. Дело было важным не только из-за впечатляющих сумм, объясняет Вардаг: суд оценил вклад супругов как одинаковый, то есть уравнял «домохозяйку» с «кормильцем». Хотя принцип равенства в таких случаях был установлен еще в 2000 году, многие предпринимали попытки его ослабить.

Отвечая на вопрос Forbes Woman о русских клиентах, Вардаг говорит о стабильном спросе на услуги ее фирмы со стороны россиян, в том числе очень состоятельных. Адвокат объясняет это как устоявшейся репутацией фирмы, так и тем, что в свое время, еще будучи представителем Linklaters, она работала в Москве (юрист даже родила здесь второго сына) и немного говорит по-русски. Имена клиентов Вардаг не раскрыла.

Права и договоры

Хотя бизнес Вардаг процветает благодаря бракоразводным процессам, она активно пропагандирует брачные соглашения. Адвокат и сама заключила такой договор с нынешним мужем Стивеном Бенсом. Он тоже работает в Vardags, где возглавляет подразделение финансовых расследований. «Очень многие браки заканчиваются разводом — 40%. Это не какая-то отдаленная возможность, а довольно высокая вероятность, — рассуждает Вардаг. — Как покупка страховки: вы, конечно, надеетесь, что ваш дом не сгорит, но хотите быть защищены на случай, если это все-таки произойдет».

Кроме того, по мнению Вардаг, в британском законодательстве должна появиться норма о разводе «без вины». В этой стране до сих пор нельзя просто взять и развестись по обоюдному согласию: нужно ждать два года или доказывать вину одного из супругов. «Отношения заканчиваются. Иногда никто не виноват, иногда все виноваты. Что необходимо, так это обойтись без излишней враждебности, которая вредит супругам и их детям», — говорит адвокат. Пока такой закон не принимается — по словам Вардаг, потому, что лишь только какая-то политическая партия заикнется о введении новой нормы, оппоненты немедленно клеймят ее как «антисемейную». /

Великобритания > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > forbes.ru, 18 сентября 2017 > № 2314486 Ольга Волкова


Россия > Образование, наука > forbes.ru, 1 сентября 2017 > № 2296198 Ольга Волкова

Детки на уровне: как топ-менеджеры инвестируют в образование своих детей

Ольга Волкова

Редактор Forbes Woman

Российские руководители бизнеса рассказали, чем они руководствуются, выбирая школы, садики и вузы для своих детей, и какие суммы вкладывают в их успешное будущее

По инициативе Forbes Woman хедхантинговая компания «Контакт» (InterSearch Russia) в июле 2017 года провела опрос топ-менеджеров, имеющих детей, о том, сколько они тратят на их образование и как выбирают учебные заведения. В опросе приняли участие 358 топ-менеджеров компаний, ведущих бизнес на территории России. Пятая часть работает в особо крупных компаниях с численностью персонала более 1000 человек, около 75% — в средних и малых компаниях (600 и менее сотрудников).

Большинство руководителей, заполнивших июльский опросник «Контакта» и Forbes Woman, имеют одного или двух детей: таких 35% и 34% соответственно. Почти у четверти опрошенных — трое детей, у остальных — больше. Дети в основном школьного возраста или старше, но есть и дошкольники — у трети опрошенных.

Две трети топ-менеджеров со взрослыми детьми помогали им выбрать университет. Более 90% отметили, что выбран был государственный вуз. Двумя самыми популярными факторами при выборе университета стали профиль вуза и его место в рейтингах (престижность): о них упомянули 75% и 65% опрошенных соответственно. Респонденты также пользовались отзывами на профильных сайтах или ориентировались на показатели стартовой заработной платы выпускников, прислушивались к отзывам знакомых. (В этом вопросе можно было выбрать несколько вариантов ответа.)

В половине случаев дети сами выбирали специальность. При этом топ-менеджеры чаще всего советовали своим детям поступать на факультеты, связанные с экономикой и управлением, инженерными науками и IT. Любопытно, что в международном исследовании HSBC родители чаще всего называли медицину, а уже за ней шли бизнес и финансы и инженерные специальности.

Как и в случае с вузами, топ-менеджеры из опроса отдают предпочтение государственным детским садам и школам: таких родителей 70% и 78% соответственно. При выборе дошкольных учебных заведений большинство смотрит на близость к дому (59%), отзывы знакомых о самом садике и воспитателях (53%) и собственные впечатления от дней открытых дверей (39%). Для средних школ тройка самых популярных ответов такая: отзывы знакомых (60%), близость к дому (54%) и показатели поступления в вуз после этой школы (36%).

Почти все топ-менеджеры ответили, что их дети посещают дополнительные занятия. Как правило, они связаны с иностранными языками и спортом: в обоих случаях о таких занятиях сообщили почти 70% опрошенных. Также популярны услуги репетиторов для подготовки в экзаменам, таким как ГИА, ЕГЭ или вступительные испытания в вузах и художественных и музыкальных школах.

На вопрос о том, отправляют или планируют отправить детей учиться за рубеж, 64% топ-менеджеров ответили утвердительно. Чаще всего в качестве форматов обучения за рубежом упоминаются детские и языковые лагеря: о них говорят более половины опрошенных руководителей. Популярностью у половины респондентов пользуются летние школы. Пятая часть топ-менеджеров отправляет детей за рубеж для получения степени бакалавра или магистра. 14% руководителей считают нужным сделать это на более раннем этапе обучения — ради школьного образования. Несколько человек рассказали, что их дети получают за рубежом MBA.

Менее трети опрошенных полагают, что учеба за границей не нужна и хорошее образование можно получить и в России. Две трети говорят, что это полезный международный опыт. Пятая часть утверждает, что зарубежное образование выше ценится на рынке труда или характеризуется более высоким качеством (можно было выбрать несколько ответов).

Затраты на образование детей очень сильно варьируются. Например, один из опрошенных топ-менеджеров объяснил, что школы и детские сады бюджетные, поэтому расходов на дошкольников и школьников вообще не возникает, а за высшее образование платить он не готов: «Либо человек способен учиться и выдерживать конкурс за бюджетные места, либо ему не нужно высшее образование». Еще один руководитель расходы на младшего школьника оценил в 13 500 рублей, а на старшего школьника — в 75 000 рублей в год.

Для детей школьного возраста озвучивались оценки в 300 000, 400 000 и 500 000 рублей в год. Один из респондентов отметил, что дошкольник ему обходится в 520 000 рублей, а на школьника уходит уже 720 000 рублей в год. Другой оценил свои расходы на дошкольника в 120 000 рублей, а на школьника — на 200 000 руб. Похожие суммы для младших детей назвал третий топ-менеджер, а вот за обучение старшего ребенка в зарубежном вузе он ежегодно отдает 4,5 млн рублей. Еще один участник опроса указал суммы в иностранной валюте: $20 000–25 000 на школьника и $40 000–45 000 на студента.

Владимир П.*, топ-менеджер российского подразделения одного из брендов масс-маркета и отец четверых детей, рассказывает, что его старшая дочь уже получает высшее образование, средние дети учатся в школе и детском саду (им 10 лет и 4,5 года соответственно), младшему — год. Старший ребенок учится в вузе на коммерческой основе. «При определенном уровне достатка это самый простой вариант», — объясняет собеседник FW.

Основным фактором при выборе школы для средней дочери Владимира П. стала транспортная доступность: «Мы живем за городом, и на другой конец Москвы никто ездить бы не стал». Также были важны отзывы о школе и то, насколько там комфортно ребенку. Выбор пал на частную школу, где совмещают российские общеобразовательные стандарты с европейскими методами обучения. Позже в подготовительный садик этого же учебного заведения отдали и четырехлетнего сына. Стоимость обучения на каждого ребенка Владимир П. оценивает в 50 000–70 000 рублей в месяц. Дети ходят на дополнительные спортивные и другие развивающие занятия, изучают с репетиторами иностранный язык. Репетитор обходится в 12 000 рублей в месяц, плюс стоимость услуг водителя.

Собеседник FW сейчас рассматривает летние языковые лагеря за границей. В такой лагерь он планирует на следующий год отправить среднюю дочь. «Хочется дать детям более живой и легкий способ выучить язык, чем был в свое время у нас», — рассуждает он.

* Имя изменено

Россия > Образование, наука > forbes.ru, 1 сентября 2017 > № 2296198 Ольга Волкова


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter