Всего новостей: 2320597, выбрано 1 за 0.005 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Воронин Владимир в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаНедвижимость, строительствовсе
Россия > Внешэкономсвязи, политика > itogi.ru, 13 января 2014 > № 982494 Владимир Воронин

Сиятельный

Как граф Георгий Рибопьер олимпийское окно в Европу для России прорубал

Несколько лет назад, оказавшись на Новодевичьем кладбище, я в одном из уголков его обратил внимание на потемневшую от времени надгробную плиту. С трудом удалось разобрать надпись: «Граф Георгий Иванович Рибопьер». Я поразился находке, ведь уже несколько лет в качестве историка спорта занимался сбором крупиц информации об этом потрясающем человеке. Рибопьер был одним из первых членов МОК от России, передовым спортивным менеджером, продвигавшим наших атлетов на международную арену. По масштабу свершений его можно сравнить с меценатами братьями Третьяковыми. Но если от собирателей живописи остались коллекции, то память о былых спортивных свершениях стирается очень быстро. И судьба графа Рибопьера тому подтверждение.

Его сиятельство

Членами Международного олимпийского комитета вопреки распространенному заблуждению никогда не являлись национальные олимпийские комитеты. Ими всегда становились конкретные люди — особо избранные. МОК и в прежние времена был, да и до сих пор остается закрытым клубом, в который можно попасть только по рекомендации. Неудивительно, что о некоторых функционерах этого элитарного клуба сохранились крупицы сведений, несмотря на то что они сыграли огромную роль в истории олимпийского движения. Одним из таких «невидимок» и оказался граф Георгий Рибопьер, член Международного олимпийского комитета от России с 1900 по 1913 год.

Время, на которое приходится становление олимпийского движения, было особым. У руля мирового спорта тогда стояла исключительно аристократия. Из 87 избранных в 1894—1914 годы членов МОК титулованные особы составляли две трети. 18 графов, 5 баронов, 6 князей, 3 принца, 2 маркиза, 2 лорда, 2 герцога, 11 генералов. В том был свой резон. Представители голубых кровей, господа, состоятельные и состоявшиеся во всех отношениях, с одной стороны, культивировали дух рыцарства и благородства, подчеркнутого уважения к сопернику, а с другой — политическая и финансовая независимость давала им возможность не поступаться моральными принципами. Граф Рибопьер вошел в состав МОК, будучи рекомендованным туда генералом Алексеем Бутовским, первым членом этой организации от России.

Его состояние

Рибопьеру ко времени вступления в члены МОК исполнилось 46, и он был вполне самодостаточным человеком. Его называли одним из самых крупных коннозаводчиков своего времени. Свой первый конный завод он основал в 1879 году, позднее приобрел второй. Об авторитете графа в областях коневодства и конного спорта говорят его должности: вице-президент Московского императорского скакового общества, председатель Всероссийского союза коннозаводчиков, член главного управления Государственного коннозаводства. Вдобавок, как вспоминает другой коннозаводчик Яков Бутович, граф принадлежал к «одному из самых богатых аристократических родов, и состояние его равнялось многим миллионам, а количество десятин земли доходило одно время до ста тысяч». Свое богатство Рибопьер не выпячивал, но при этом был, как сказали бы сегодня, повернут на идеях атлетизма, которыми заразился еще в юности. Впрочем, обо всем по порядку.

Вообще о Рибопьере сохранилось очень мало живых биографических сведений. Его спортивная деятельность представлена в основном в писаниях известного пропагандиста и антрепренера цирковой борьбы Ивана Лебедева, которого знали и в Москве, и в Петербурге как Дядю Ваню — человека, выходившего на арену в купеческой поддевке, сапогах бутылками и разговаривавшего речью охотнорядцев. «Граф Рибопьер был кормильцем русской атлетики, — писал Лебедев в своей книге «Тяжелая атлетика». — Этот энтузиаст атлетического спорта выбросил на его развитие из своего кармана больше 100 000 рублей».

Граф мог себе это позволить. Журнал «Русский спорт» за 1913 год, в частности, приводит такие данные: с января 1901 года по апрель 1912-го Рибопьер, имея в своих конюшнях 115 рысистых лошадей, выиграл на бегах 564 337 рублей.

Что касается родословной графа, то в нее внес путаницу Дядя Ваня, который был на целое поколение моложе и мог знать истории о его жизни лишь в пересказах других лиц. Но именно на его счет приходится нелепая выдумка. Якобы прадед Георгия Жан (Иван) был привезен в Россию из Швейцарии и служил парикмахером при самой государыне Екатерине Второй. На самом деле было по-другому.

Его фамилия

Швейцарец Жан Рибопьер действительно решил попытать счастья при дворе Екатерины, приехал в Россию с рекомендательным письмом от самого Вольтера, дослужился до звания бригадира и благополучно женился на фрейлине Ее Величества, аристократке из рода Бибиковых. Военную службу не бросил и сложил голову при штурме Измаила, оставив после себя трех дочерей и сына Александра. Наследник, то есть дед Георгия, с самого рождения оказался близок ко двору, его восприемником при крещении был Великий князь Александр Павлович, будущий Александр Первый. 18 лет от роду Александр Рибопьер был назначен флигель-адъютантом вступившего на престол императора Павла. Правда, тот же вскорости и разжаловал приближенного, лишив всех званий, когда узнал, что Рибопьер дрался на дуэли из-за княгини Гагариной, любовницы Его Величества. Впрочем, Александр Первый при восшествии на престол вернул Рибопьеру чины и титулы. Вскоре тот удачно женился на двоюродной внучке князя Потемкина, родившей ему четырех дочерей и двух сыновей — Ивана и Михаила. Михаил умер в малолетстве, а об Иване — отце нашего героя — известно только то, что он долгое время пребывал на дипломатической службе. Мать Георгия Ивановича — княгиня Софья Трубецкая. Так что у графа, как он сам говорил, от иностранных предков осталась одна только фамилия.

Зато вырос он в Европе — детство и юность провел в Италии и Швейцарии, где отец служил при дипмиссиях. Именно там Георгий прошел хорошую школу физического воспитания, занимаясь в спортивных клубах, которые появились в Европе раньше, чем в России. В частности, тренировался во Флорентийском гимнастическом обществе. В то время был популярен идеал гармоничного человека, сочетающего в себе ум, нравственность и физическое совершенство. Примером для подражания у молодежи служили известные персонажи Древней Греции — Гиппократ, который был наездником и борцом, отменные атлеты Пифагор, Софокл, Еврипид.

Главные пристрастия Георгия в то время — борьба и гиревой спорт. В 15 лет он попал на представление в балаган и принял вызов профессионального борца, который приглашал любого из зрителей помериться с ним силой и ловкостью. Схватка окончилась вничью.

Ну и, конечно, всегда страстью нашего героя были лошади. По возвращении в Петербург в девятнадцатилетнем возрасте Рибопьер поступил вольноопределяющимся в конную гвардию сначала в кавалергардский полк, затем перевелся в лейб-гвардии Ее Величества гусарский, мундир которого носил до конца жизни, оставаясь полковником этого полка в отставке. Был назначен ответственным за проведение гимнастических штудий в полку, поскольку командование оценило его атлетические способности. Скорее всего, физическая закалка помогла ему выжить в войне с Турцией 1877—1878 годов.

Его мечта

Выйдя в 1885 году в отставку, Рибопьер осел в Петербурге. И в том же году произошло знаменательное событие, повлиявшее на дальнейший ход истории всего российского спорта. Петербургский врач Краевский открыл у себя на квартире Кружок гигиенических гимнастов, переименованный позднее в Кружок любителей тяжелой атлетики. На занятия приглашались все желающие.

Рибопьеру в ту пору был 31 год. Он посещал кружок едва ли не каждый день. Очевидцы вспоминали, как он брал с пола двухпудовую гирю и спокойно удерживал ее несколько минут на ладони.

Интерес к силовому спорту тогда рос неуклонно — и среди интеллигенции, и среди учащейся молодежи. Тесный кабинет доктора Краевского скоро уже не мог вместить всех бодибилдеров. И в 1896 году Рибопьер впервые решает действовать как спортивный менеджер — он создает Петербургское атлетическое общество, используя личный опыт знакомства с постановкой дела в европейских странах.

В кружке Краевского практически не велось соревновательной деятельности — ну приходили люди, ну занимались в свое удовольствие. А Рибопьер сразу поставил цель — надо, мол, господа, выходить на международную арену. Фактически общество стало прообразом Российского олимпийского комитета. В уставе общества черным по белому записали, что оно учреждается с целью способствования в России всякого рода физическим упражнениям. В качестве наиболее перспективных и потребных перечислялись следующие занятия: атлетика, гимнастика, вольтижировка, борьба, бокс, бег, фехтование, стрельба в цель из ружья, пистолета и лука, а также разные игры, требующие ловкости и силы. Действуя как менеджер с большим опытом работы (хотя откуда этому опыту было взяться), Рибопьер привлек к делу лучшие кадры того времени — как отечественные, так и зарубежные. Денег он не жалел. Спустя два года Рибопьер понимает, что пришло время пожинать первые плоды инвестиций, к тому же на адрес атлетического общества вовсю поступают приглашения из-за границы направить своих представителей для участия в международных соревнованиях.

Его триумфы

Вскоре граф делегирует воспитанников в Вену на чемпионат Европы по французской борьбе. Именно там впервые заявил о себе юный Георг Гаккеншмидт, просто не оставивший соперникам шансов. Его, дожившего до 91 года, считали самым сильным человеком конца XIX — начала XX века.

Рибопьер, воодушевленный успехом, отправляет в Париж на чемпионат мира по французской борьбе среди профессионалов Пытлясинского. Тот уступил первенство лишь двухметровому французу Понсу. Рибопьер продолжает активно готовить подопечных к новым испытаниям, и победы не заставляют себя ждать, а Европа заговорила о русских богатырях, не жалея эпитетов. В 1901 году Гаккеншмидт рвет конкурентов на чемпионате мира по французской борьбе среди профессионалов в Париже, и восторженная публика дает ему прозвище Русский Лев. В 1905 году восходит звезда Ивана Поддубного. Могла бы взойти и раньше. Но первая попытка покорить вершину мирового спорта, предпринятая в 1903 году, сорвалась из-за нашумевшей истории с оливковым маслом, угодившей даже в кинематограф: француз Буше натерся маслом перед схваткой и как уж ускользал от стальных объятий Поддубного.

В эти же годы стараниями Рибопьера загораются новые звезды. На Западе гремит имя борца Алекса Аберга, прозванного Загадкой Ковра. Добродушный в жизни, он швырял противников на арене без всякого сожаления. Другой богатырь — Иван Заикин — развлекал публику сумасшедшими трюками. Особенно знаменит был его номер «Живая карусель». Он выходил на арену, держа на плечах длинную штангу, на которой висели десять человек. Медленно, постепенно ускоряясь, Заикин вращал этот груз. А еще носил на спине по арене 25-пудовый якорь, 40 ведерную бочку, ломал столбы и гнул железнодорожные рельсы.

Атлеты России постепенно покоряли пьедесталы международных соревнований, и впору было подумать об участии в зарождавшемся олимпийском движении. Олимпиада 1900 года в Париже осталась в истории как самая неорганизованная. Из-за неразберихи до сих пор не ясно, какие состязания там были выставочными и какие проходили в рамках олимпийской программы. Тем не менее Рибопьер направил на свои деньги в столицу Франции группу уже известных в Европе атлетов. И выступление их, судя по газетным публикациям, не прошло незамеченным, хотя и не оказалось результативным.

Олимпиада 1904 года проходила в США, по тем временам — на краю света, и вопрос об участии в ней не стоял. А вот Игры 1908 года в Лондоне вызвали интерес российских спортивных кругов. Национальный олимпийский комитет еще не был создан, и всеми делами по-прежнему ведал граф Рибопьер, через которого направлялись заявки на участие в Играх. Получив из оргкомитета программу, он перевел ее на русский и разослал в спортивные клубы с предложением направить лучших спортсменов в Лондон. Заботу о финансовой стороне дела он брал на себя. В итоге из шести россиян, поехавших в британскую столицу, трое получили медали: фигурист Панин-Коломенкин — золотую, борцы Петров и Орлов — серебряные. Это был настоящий успех! Кстати, не стоит удивляться, что в рамках одной Олимпиады были представлены одновременно и летние, и зимние виды спорта — сто лет назад Игры привязывались к всемирным промышленным выставкам, были растянуты по времени на несколько месяцев и не носили характер единого события.

Его поражения

Через четыре года груз ответственности за подготовку и участие в Олимпийских играх в Стокгольме был снят с Рибопьера и переложен на Российский олимпийский комитет. Фактически с 1912 года началась государственная поддержка спорта. При этом успех российской команды олимпийцев численностью 178 человек оказался весьма скромным: «серебро» борца Клейна и команды стрелков, «бронза» в стрельбе из ружья по летящим мишеням и в парусном спорте.

В 1913 году Рибопьер выбыл из состава МОК, сославшись на занятость. Его заменил Георгий Дюперрон, считающийся основателем российского футбола. Существуют разные версии относительно причин ухода Рибопьера с поста функционера МОК. Согласно одной из них это произошло из-за того, что он так и не принял участия ни в одной из сессий МОК. Вероятно, не обошлось и без закулисных игр. Богатство и независимость Рибопьера раздражали многих его недоброжелателей. На мероприятиях, решавших судьбу российского спорта, он, как правило, не дискутировал, предпочитая на время выступления записных ораторов удалиться в буфет пить чай. Одни характеризуют его как застенчивого человека, другие — как личность, предпочитавшую действовать, а не говорить.

В итоге дошло до того, что в созданный в 1913 году Всероссийский союз тяжелоатлетов Рибопьера не пригласили даже почетным членом. Кончалось время энтузиастов-меценатов, начиналась эпоха организаций.

Его следы

Рибопьер хоть и продолжал финансировать Петербургское атлетическое общество, но с этого времени сосредоточился на конном спорте и племенном коневодстве. В Симбирской и Харьковской губерниях у него были крупные заводы чистопородных лошадей и при них ипподромы. Этим он в основном и жил, стараясь не появляться в свете, где за глаза шептались о его амурных делах. От внебрачной связи у графа росли два сына. Но женился он на бывшей певичке из «Яра» Александре Панда, когда их дочери было уже около года. Бутович вспоминал супругу Рибопьера как красивую, но очень взбалмошную женщину. В приличном обществе графа с женой не особо привечали, да он туда и не стремился, предпочитая проводить время или в своей петербургской усадьбе в районе улиц Первой и Второй роты Измайловского полка (теперь эти улицы носят название Красноармейских), или в московской — в Петровском парке.

Окончательно отойдя от олимпийских дел, Рибопьер прожил еще два года. Умер он в Москве в 1916 году в возрасте 62 лет. По воспоминаниям Бутовича, граф сильно простудился, а его домашний доктор, «человек ограниченный и даже тупой», недооценил опасность заболевания и фактически свел пациента в могилу. О кончине графа пресса даже не упомянула. Похоронили его, оплакиваемого женой и дочерью, на Новодевичьем кладбище — место выкупили родственники по матери Трубецкие, усадьба которых располагалась поблизости.

На следующий год случилась революция. Богатейшие усадьбы графа разграбили. Жена графа и его дочь Софья бежали на юг России, осев в Тифлисе. Там Софья вышла замуж за грузинского князя Арчила Вачнадзе, у них родилась дочь Тамара. Ныне внучка графа Рибопьера Тамара Давриташвили живет в Париже. Ей около 80. Живет очень бедно, в семье, кроме нее, никто не говорит по-русски. Об этом я узнал, когда стал разыскивать родственников графа после того самого посещения Новодевичьего кладбища.

Памятник Рибопьеру явно подлежал уничтожению, он был выдернут из основания, которое залили бетоном для возведения помпезного надгробия ответственному работнику Совмина СССР. Признаюсь, пришлось приложить немало усилий, чтобы сохранить место для памятника Рибопьеру. В 2007 году Олимпийский комитет России при содействии Федерации спортивной борьбы торжественно открыл новый монумент этому незаурядному человеку.

Владимир Воронин экс-пре­зи­дент Мол­да­вии

Россия > Внешэкономсвязи, политика > itogi.ru, 13 января 2014 > № 982494 Владимир Воронин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter