Всего новостей: 2262827, выбрано 9 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Глебова Любовь в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаМиграция, виза, туризмСМИ, ИТОбразование, наукавсе
Россия. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > rs.gov.ru, 13 сентября 2017 > № 2326503 Любовь Глебова

Россотрудничество: Русский язык в Азербайджане чувствует себя уверенно, и благодарить за это нужно руководство страны

В эти дни исполнилось 9 лет Россотрудничеству. Хотя послужной список этой организации, вот уже почти 100 лет работающей в мире, очень богат и насыщен. Люди старших поколений знают ее сокращенные названия как ВОКС, ССОД, Росзарубежцентр. Россотрудничество - их правопреемник. В Азербайджане эта организация работает с 2001 года, а в 2009 году в городе Баку был открыт Российский информационно-культурный центр (РИКЦ). В интервью «Москва-Баку» руководитель Россотрудничества Любовь Глебова и глава представительства организации в Азербайджане Валентин Денисов рассказали о деятельности организации в Азербайджанской Республике.

-Любовь Николаевна, Валентин Петрович, как вы на сегодняшний день оцениваете взаимодействие Россотрудничества с Азербайджаном? Как оцениваете работу Российского информационно-культурного центра, помогла ли его работа за эти годы укрепить отношения России и Азербайджана? Какие сложные задачи удалось за годы существования РИКЦ решить, какие совместные проекты осуществить?

Любовь Глебова: Я вполне удовлетворена той работой, которую проводят представительство Россотрудничества в Азербайджане и Российский информационно-культурный центр.

В РИКЦ регулярно проходят мероприятия, посвященные памятным датам истории России и юбилеям выдающихся деятелей культуры и искусства, демонстрации российских фильмов, презентации новинок российской литературы. При РИКЦ действует Учебно-методический центр русского языка, филиалы курсов открыты в городах Гянджа, Закаталы, Масаллы, Хачмаз. Ежегодно на них обучаются до 800 чел. Позитивный резонанс получили семинары с участием специалистов из России. Особенно активные контакты поддерживаются с русистами из Москвы и Санкт-Петербурга.

Популяризации образования на русском языке служит Программа «Стипендия Мэра Москвы», благодаря которой ежегодно 22 азербайджанских студента, обучающихся в местных вузах на русском языке, получают стипендию из бюджета Москвы.

Россотрудничество в Азербайджане проводит комплексную работу по продвижению достижений российской науки, а также укреплению двустороннего научного взаимодействия. С этой целью организуются мероприятия в области науки и техники, к участию в которых привлекаются российские и азербайджанские ученые.

Россотрудничество способствует укреплению российско-азербайджанских молодежных связей, формированию у азербайджанской молодежи благоприятного образа России. В частности, ежегодно Россотрудничество отбирает и направляет в Российскую Федерацию молодых лидеров из Азербайджана по программе краткосрочных ознакомительных поездок «Новое поколение» в Российскую Федерацию.

Валентин Денисов: Спасибо, Любовь Николаевна, за сказанные слова. По правде сказать, я сторонник того, чтобы оценку нашей работе в Азербайджане давали граждане этой страны. Наша задача делать из этих оценок выводы. Конечно, мы интересуемся мнением о нашей работе. Сегодня есть множество способов узнать, что о нас думают, как нас оценивают, чего от нас ожидают. И, естественно, мы это учитываем в нашей работе. Для чего это нужно? Для того, чтобы максимально соединить интересы Азербайджана и России, умножив их на наши возможности.

Вы спрашиваете, помогает ли работа Российского информационно-культурного центра в Баку укрепить отношения между нашими странами? Думаю, да. И это не моё мнение. Это оценка многих граждан Азербайджана, в том числе наделенных высокими государственными полномочиями.

Приведу несколько примеров. С 2013 года реализуется проект «Перекличка городов России и Азербайджана». Что это такое? В проект вовлечены коллективы десятков азербайджанских и российских образовательных учреждений. Мы помогли им познакомиться в интернете. Как результат. Регулярно проводятся видеомосты, выставки, презентации. За эти годы и школьники, и педагоги двух стран успели крепко подружиться. Не это ли укрепляет отношения России и Азербайджана?

-Что вы можете сказать о сохранении русского языка в Азербайджане? Буквально недавно в преддверии нового учебного года министр образования Азербайджана Микаил Джаббаров подписал приказ о продолжении проекта «Интенсивное обучение русскому языку», согласно которому русский язык будет преподаваться еще в 50 школах Азербайджана…

Любовь Глебова: Что касается решения Министерства образования Азербайджана о продолжении проекта «Интенсивное обучение русскому языку» хотела бы подчеркнуть следующее. Этот проект реализуется в Азербайджане уже многие годы. Он родился как результат тесной совместной работы Министерства, ряда азербайджанских депутатов, а также Посольства России и представительства Россотрудничества в Азербайджане. Школы, которые в нем участвуют, мы считаем базовыми и регулярно проводим в них наши совместные мероприятия. В первую очередь, хочу отметить, что в этих школах регулярно проходят региональные туры ежегодной республиканской Олимпиады по русскому языку и литературе. Она организуется представительством Россотрудничества совместно с Посольством России, Министерством образования Азербайджана и Ассоциацией преподавателей русскоязычных учебных заведений Азербайджана. В следующем году будет проводиться 10-я, юбилейная, Олимпиада.

Со своей стороны, мы ежегодно передаем в библиотеки этих школ комплекты учебной, учебно-методической и художественной литературы. Преподаватели русского языка этих школ активно принимают участие в семинарах, которые мы совместно с российскими образовательными центрами проводим как в Азербайджане, так и в России.

Мы высоко оцениваем положение русского языка в Азербайджане и благодарны его руководству за всемерную поддержку. Дальнейшее развитие проекта «Интенсивное обучение русскому языку» - тому яркое свидетельство.

Валентин Денисов: В Азербайджане русский язык чувствует себя уверенно. Вместе с Посольством России в Азербайджане, Ассоциацией преподавателей русскоязычных учебных заведений Азербайджана мы ежегодно проводим республиканскую Олимпиаду по русскому языку и литературе. В этом нам активно содействует Министерство образования Азербайджанской Республики. За что мы благодарны его сотрудникам. Посмотрите, с чего мы начинали. В 2009 году в Олимпиаде участвовало 40 человек. А в 2017 году мы провели 23 тура Олимпиады в 18 регионах Азербайджана. В них приняли участие две с половиной тысячи учащихся из 548 школ из 51 региона Азербайджана. Согласитесь, есть разница?

Образование и культура – единое целое. Совместно с Азербайджанским государственным университетом культуры и искусств мы занимаемся проектом «История Дней культуры: Россия – Азербайджан». К этой работе подключилось немало энтузиастов. В чем смысл этого проекта? Мы восстанавливаем картины событий тех лет и тех дней. Например, кто может об этом лучше рассказать, нежели народная артистка Азербайджана Натаван Шейхова или известный музыкант и композитор Рафик Сеидзаде.

В прошлом году в РИКЦ Государственный музей-заповедник Сергея Есенина (село Константиново Рязанской области) впервые за рубежом представил экспозицию «Мой край, задумчивый и нежный…». Знатоки творчества Есенина по достоинству оценили нашу совместную инициативу. Сегодня мы думаем о том, как на родине Есенина создать постоянную экспозицию, посвященную бакинскому периоду творчества поэта. Согласитесь, что это очень важно и для России, и для Азербайджана.

У нас много задумок, связанных с творчеством российских и азербайджанских мастеров, чья биография тесно переплетена с Россией и Азербайджаном.

-В Азербайджане действует русская община. Сегодня Азербайджан позиционирует себя как один из мировых центров мультикультурализма, в котором с уважением относятся к представителям разных национальностей и религий. Как живется российским соотечественникам в Азербайджане?

Любовь Глебова: Уверена, что как руководитель представительства Россотрудничества в Азербайджане Валентин Петрович наилучшим образом раскроет эту тему.

Валентин Денисов: Хочу подчеркнуть, что в Азербайджане очень крепкая русская община. На Южном Кавказе она самая большая. Кроме того, в Азербайджане проживают и имеют собственные общественные организации наши соотечественники – татары, аварцы, лезгины, цахуры и другие.

Я живу и работаю в Азербайджане почти пять лет. За эти годы мне посчастливилось познакомиться с представителями разных национальностей, войти во многие семьи. Поэтому могу сказать, что Азербайджан действительно многокультурная страна. Здесь действительно уважают культуры и религии всех народов, проживающих в ней.

Русских в Азербайджане проживает по официальной статистике около 120 тысяч человек (это чуть больше 1 процента населения страны). При этом русским языком владеют более двух третей населения. В стране в 16 средних общеобразовательных учреждениях обучение ведется полностью на русском языке, а в 380 - имеется русский сектор. Русский язык в качестве иностранного изучается практически во всех школах Азербайджана в обязательном, либо факультативном порядке. Буквально на днях Министерство образования Азербайджана продлило программу «Интенсивное обучение русскому языку». В ней участвуют 50 школ из самых разных регионов страны. Этот проект имеет давнюю историю. Вокруг него есть и немало споров. Политиков, педагогов, родителей. Кто-то считает, что излишне много уделяется внимания русскому языку. Другие – наоборот, считают, что слишком мало часов, в этом проекте, выделено на преподавание русского языка. Но при этом программа работает и дает свои результаты. Где-то лучше, где-то хуже.

В высших учебных заведениях Азербайджана тоже преподают на русском языке. Бакинский Славянский университет является ведущим вузом по подготовке специалистов по русскому языку. А Азербайджанский государственный педагогический университет готовит предметников, преподающих на русском языке. Очень высок рейтинг Филиала Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова в Баку и Бакинского филиала Московского государственного медицинского университета имени И.М. Сеченова. Здесь обучение ведется полностью на русском языке.

- Как в целом обстоят дела в Азербайджане с сохранением русского мира, русской культуры?

Валентин Денисов: Как я и отметил, русский язык в Азербайджане сегодня востребован. На нем говорят представители всех поколений. Пресса на русском языке очень распространена и популярна. Это – более 50 печатных изданий и 14 информационных агентств, включая телеканалы.

В Баку очень популярен Русский драматический театр. Постановки на русском языке также ставятся в театре юного зрителя, кукольном театре, музыкальном театре. В кинотеатрах постоянно демонстрируются фильмы на русском языке. Многие годы действуют литературные объединения писателей и поэтов, пишущих на русском языке. Пройдите по книжным магазинам – и вы убедитесь, что русская книга очень популярна, причем не только в столице, но и в регионах. Поверьте, это вполне естественно и не является некой «декорацией» мультикультурализма.

-Что Вы можете сказать о сегодняшнем Азербайджане и в частности Баку? В последние годы международное сообщество оказывает высокое доверие как организатору мероприятий международного уровня. Азербайджан провел «Евровидение», стал первой страной, которая организовала Европейские олимпийские игры, провела Шахматную олимпиаду, в этом году во второй раз прошли гонки класса «Формула-1». И это не говоря уже о высоких общественно-политических, культурных форумах таких как Бакинский гуманитарный форум, Всемирный форум по межкультурному диалогу. Во всех перечисленных как массовых мероприятиях, так и форумах участвуют российские представители. Как Вы можете оценить данные усилия Азербайджана?

Валентин Денисов: Считаю, что Азербайджан вполне заслуженно является центром проведения крупнейших международных мероприятий. Как европейских, так и мировых. Во время проведения Первых Европейских игр в 2015 году в нашем РИКЦ работал «Дом Болельщиков Азербайджана и России». Замечу, что это был первый совместный проект Россотрудничества и Олимпийского Комитета России при поддержке Национального олимпийского комитета Азербайджана. За две недели у нас побывало более 10 тысяч гостей из самых разных стран мира. Их слова и оценка в адрес Азербайджана – лучшее свидетельство тому, что страна на подъеме, страна развивается.

-Какие задачи ставит перед собой представительство Россотрудничества в Азербайджане на ближайшее время (реализация каких проектов)?

Валентин Денисов: Мы планируем продолжать уже начатое. Очень востребованы наши проекты: «Пушкиниана», «Ученые – детям», «Великие битвы Великой Отечественной», «Беседы об искусстве», «Кино для всех», «Педагогические чтения» и другие. Мы, в Азербайджане, включились в международные проекты Тотальный диктант и «Тест по истории Великой Отечественной войны». Творческий коллектив РИКЦ создаёт документальные фильмы об известных людях, чьи биографии связаны с Азербайджаном и Россией. Поверьте, они очень поучительны и поэтому востребованы аудиторией. Среди них – «Женский бог» о враче и писателе-фантасте Федоре Ильине, «Просветитель» о педагоге и авторе одного из первых учебников азербайджанского языка Алексее Черняевском. Эти фильмы уже не один раз были показаны на азербайджанских телеканалах.

В заключение хочу сказать: Азербайджан очень привлекательная страна. В первую очередь, для российских туристов. В этом году здесь уже побывало более миллиона российских туристов. Надеюсь, что это только начало.

Информационное агентство «Москва - Баку»

Россия. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > rs.gov.ru, 13 сентября 2017 > № 2326503 Любовь Глебова


Россия > СМИ, ИТ > rs.gov.ru, 8 марта 2017 > № 2098492 Любовь Глебова

Интервью руководителя Россотрудничества Л.Глебовой к 8 Марта

В преддверии Международного женского дня руководитель Россотрудничества Любовь Глебова дала интервью одному из федеральных российских изданий.

- Любовь Николаевна, Вы родились в самом начале весны, на символической линии перехода от длительных холодов к долгожданному теплу. Стала ли весна особо желанным временем года в Вашей жизни?

- Весна – совершенно особенное время года. Это всегда начало: новой жизни, пробуждение природы после зимы. Этот период связан с землей, цветением садов и лесов. Весна – это и вдохновение, рождение новых идей и творческих замыслов, добрых надежд.

Неслучайно именно на это время года приходится самый нежный и светлый весенний праздник, когда мужские голоса сливаются в своеобразный гимн любви к матерям, женам, дочерям. Всем женщинам близким и далеким

Уже 72 года, как весна для нас носит особый смысл… Каждый май мы переживаем вновь и вновь трагические страницы нашей истории и вместе с тем надежду и осознание масштаба Великой Победы. Это поистине святой день, гордостью скрепляющий сердца всех причастных к нашему Отечеству. По большому счету, эта дата служит всем нам напоминанием о том, какое значение имеет для России, сохранения нашей государственности национальное единение, чувство матери-Родины и своих корней.

- Мы часто слышим в разных иностранных аудиториях слова об особом русском характере, так называемой всемирной отзывчивости русской души. На Ваш взгляд, есть ли у России особый гуманитарный код, особые гуманитарные ценности?

- В знаменитой «Пушкинской речи» Достоевский, развивая мысль о всемирной отзывчивости русской души, говорил о первом нашем национальном гении: «Если бы жил он дольше, может быть, явил бы бессмертные и великие образы души русской, уже понятные нашим европейским братьям, привлек бы их к нам гораздо более и ближе … они уже более понимали бы нас, чем теперь». Действительно, иностранцы во все времена интересовались Россией, стремились постичь феномен загадочной русской души. Отечественная история знает немало примеров, когда европейцы приезжали к нам, влюблялись в нашу страну, людей, оставались служить России, основывали династии. Это и итальянский архитектор Растрелли, и русский полководец Барклай-де-Толли, и сестра последней русской императрицы Елизавета Федоровна, которая по рождению была немецкой принцессой.

Эта «отзывчивость» была, есть и, уверена, будет важнейшей из черт нашего национального характера. Это прекрасное качество мы впитываем с детства, как говорится, с молоком матери. На Руси всегда ценились чувство сострадания, взаимопомощь и выручка. Когда в доме случалась беда соседи всегда приходили на помощь, в случае бедствий стихии - пожаров, наводнений - русские всем миром восстанавливали свои селения. Всем миром выступали мы и всякий раз, когда на нашу землю приходил захватчик.

В России издревле особое внимание уделялось благотворительности, истоки которой несла за собой Вера. Назову яркие примеры - Марфо-Мариинская Обитель милосердия, Императорское Человеколюбивое общество, Воспитательное общество благородных девиц, которое помогало детям, инвалидам, вдовам и престарелым.

Безусловно, такое отношение к наиболее незащищенным в обществе людям характерно не только для русских, но я не ошибусь, если скажу, что в России это приобрело поистине вселенский масштаб. И в наши дни эта хорошая традиция получила новое развитие – в международных гуманитарных отношениях, в оказании помощи странам, у которых тяжелое экономическое положение, произошли природные бедствия или гуманитарные катастрофы. Например, в прошлом году мы впервые в рамках приемной компании организовали и провели отборочные испытания для студентов из Сирии, желающих обучаться в России. Было удивительно, что несмотря на тяжелую военную обстановку, когда, казалось бы, человек живет одним днем и пытается просто выжить, сирийская молодежь думает о будущем, о восстановлении своей страны.

- Что-то в этом плане отличает русскую женщину от других, есть ли отличие русской женщины от, например, той же англичанки?

- Мне кажется, что для нас во все времена на первом месте были семья, тепло домашнего очага, счастье детей. Этот традиционный уклад сохраняется сегодня и это прекрасно. По служебным делам я часто бываю в разных странах, на разных континентах. Много общаюсь с нашими соотечественницами. Что самое интересное, где бы они ни жили в своих семьях они остаются русскими женщинами, жертвенными, хранящими тепло домашнего очага, безгранично любящих своих детей. Они, их семьи – это тоже Россия…

- Известно, что Вы родом из Поволжья. Волга, по сути, является одной из визитных карточек страны, также, как и необъятные луга и равнины ее окружающие. Как Вы полагаете, есть ли что-то в русском характере от равнины и насколько география в целом способна влиять на особенности личностные?

- Россия испокон веков была своеобразным мостом между Европой и Азией. И это отразилось как на нашем мировоззрении, так и на нашем историческом пути. И, во многом, русским людям тоже присуща некая двойственность. Например, русский философ Бердяев считал главной особенностью русского национального характера его противоречивость. И это обусловлено не только нашими обширными территориями на востоке и западе, но и территориями, расположенными от Кавказа до Якутии. Эта двойственность сохраняется до сих пор. Так, например, мы давно уже выстраиваем свою жизнь по современным стандартам, в соответствии с веяниями времени, но при этом сохраняем многие русские традиции. Что называется, умом живем «на Западе», а душой рвемся «на Восток».

Россия – страна преимущественно северная и это во многом определяет наше стремление к некоей общинности, традиционной семье. Моя семья тоже не исключение. Для меня мои родители всегда были авторитетом и в жизни, и в профессии. К тому моменту, когда пришло время выбирать, чем я буду заниматься в дальнейшем, я уже знала, что пойду по пути своей мамы – стану учителем, буду передавать те знания и опыт, которым в свое время учили меня, в том числе и мои родители.

- Комплекс гуманитарных отношений, который курирует возглавляемое Вами Федеральное агенство, сложен и обширен. По долгу службы Вы бываете в разных регионах мира, встречаетесь и с президентами, и с простыми соотечественниками. Какие события произвели на Вас особое впечатление? Что отложилось в кладовой Вашей памяти?

- По долгу своей работы я много езжу, встречаюсь с интересными людьми, всего и не перечислишь в рамках одного интервью. Приведу несколько примеров. Своеобразной проверкой на прочность для меня стала работа нашего представительства в Непале после землетрясения в 2015 году. Я как раз только возглавила Агентство. Тогда наш центр стал фактически «лагерем спасения», как его впоследствии назвали сами спасенные, куда приходили за помощью не только русские туристы, которые были в тот момент в стране, но и наши соотечественники с семьями и простые непальцы. Люди нуждались в самом простом, хотя бы получить еду и сообщить родственникам, что человек живой и он в безопасности. За более чем недельное время своего существования через «Лагерь Спасения» прошло более 500 человек, которые могли получить приют, набраться сил, провести ночь в безопасности. Я до сих пор не могу вспоминать без слез трогательные письма с очень искренними словами благодарности. Одно из них лежит на моем рабочем столе: «Такой заботы, дружеского внимания, готовности прийти нам на помощь порой не ждешь даже от знакомых тебе людей, а в российском культурном центре мы чувствовали, насколько это было возможно, как в гостях у лучших друзей, где тебе рады». Эти слова поистине бесценны для меня, вдохновляют к работе.

Особенные чувства меня связывают с нашей братской по вере страной – Сербией. Невозможно не полюбить гостеприимство и отзывчивостью сербского народа. Здесь как нигде сильны те братские узы, что традиционно связывают нас. Знаковым событием не только в моей жизни, но и, я надеюсь, в жизни сербского народа, стало начало работ по оформлению внутреннего убранства Храма св. Саввы в Белграде. Этот храм строится уже 100 лет, но работы над его убранством начались только в прошлом году. Выполняя поручение Президента России по курированию, я, прежде всего, испытываю большое удовольствие от сопричастности к этому важному делу. Восстановление кафедрального собора Святого Саввы имеет огромное значение не только для православных Сербии, но и для всего православного мира и славянской культуры в целом.

Но самое большое, и по-настоящему хорошее, потрясение я испытываю постоянно от общения с людьми, с нашими соотечественниками, которые будучи фактически оторванными от Родины, (некоторые в России были или очень давно, или вообще никогда ее не видели), но испытывают такую колоссальную любовь к нашей стране, к русскому языку, культуре – ко всему, что с ней связано. И эта любовь заряжает всех вокруг этим настроением. Эта любовь, а не политика или экономика, по истине, стирает все границы.

- Вы красивая, яркая и умная женщина, но при этом и государственный политик. Какие качества, на Ваш взгляд, необходимы женщине для того, чтобы состоятся и в большом – общественном, и в личном, оставаясь при этом просто Женщиной, любящей и любимой?

- Вся история цивилизации вела к тому, что женщина заняла достойное место не только в малом семейном кругу, но и в жизни общества. Первоначальная роль женщины – хранительница очага, а ведь самая простейшая линейка человеческих отношений – это уже политика. Роль мужчины-воина, завоевателя, добытчика в веках, по сути, осталась неизменна. А посмотрите на женщину? Помимо семьи, женщина вынуждена предпринимать всё новые и новые шаги для самореализации. И это касается практически всех сторон нашей современной жизни. Александра Коллонтай была не только дипломатом с большой буквы и первой в мире женщиной-послом, но и глубоко интеллигентной, обворожительной женщиной, оставившей ярчайший след в памяти современников. Таких примеров очень много и все они укрепляют веру женщин в себя, побуждают к профессиональной и социальной активности, а главное - желанию найти достойное место в современном мире.

Россия > СМИ, ИТ > rs.gov.ru, 8 марта 2017 > № 2098492 Любовь Глебова


Россия. Весь мир > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > bfm.ru, 2 сентября 2016 > № 2206803 Любовь Глебова

Глава Россотрудничества: «Люди должны чувствовать, что с приходом российской компании их жизнь улучшилась»

Любовь Глебова в интервью Business FM на полях Восточного экономического форума во Владивостоке рассказала, зачем российские компании проводят гуманитарные программы за рубежом

Развитие бизнеса на международном рынке невозможно без гуманитарной составляющей. Соответствующими программами российских компаний занимается Россотрудничество. Об этом на Восточном экономическом форуме в интервью Business FM рассказала руководитель Россотрудничества Любовь Глебова. С ней беседовал главный редактор радиостанции Илья Копелевич.

На моей памяти Россотрудничество впервые активно участвует именно в экономическом форуме. Как я посмотрел в ваших целях, задачах, документах вашей политики, вы хотите работать с бизнесом, с компаниями на международных площадках, за рубежом, и чтобы продвижение российских компаний за рубежом было облачено именно в продвижение российского гуманитарного продукта. Что бы это могло быть?

Любовь Глебова: Вы абсолютно верно заметили. Мы действительно с вами, с моей точки зрения, присутствуем в исторический период, когда организаторы экономического форума посчитали необходимым хорошо разобрать, проанализировать с участием представителей госорганов гуманитарную составляющую сегодняшней экономической интеграции. В связи с тем, что это возникло у организаторов форума, это означает, что потребность сегодняшнего бизнеса в гуманитарном сопровождении своих экономических действий на территории других стран стало их реальной потребностью. Это не потому, что государство сказало: давайте вы будете гуманитарно сопровождать. Сегодня на одном из круглых столов, в котором я принимала участие, организованном «Росатомом» по вопросу гуманитарной экономической модели действий сегодня на международной гуманитарно-экономической арене, как раз было подчеркнуто, что в условиях глобальной экономики технологии уже не конкурируют друг с другом, они одинаковые. Все сегодня могут построить атомную станцию, технологии понятны.

Пока еще не все.

Любовь Глебова: Я имею в виду те страны, которые предъявляют этот продукт на рынок. Но чем-то должна формироваться эта конкурентоспособность на международном рынке, и ответ, который мы получаем в сегодняшнем анализе, что повышение конкурентоспособности сегодня связано не столько с совершенством технологий, сколько с созданием приемлемости этого действия для той страны, в которую он входит. Люди, которые живут в этой стране, должны понимать, что если сюда входит российская компания по строительству атомной станции, значит, они должны на себе что-то почувствовать, какое-то изменение. В этой связи гипотеза заключается в том, что гуманитарные действия по поводу детей, которые есть в этом городе, где они устанавливают станцию, обучение их по программам, в которых хотели бы участвовать эти дети, организация их отдыха, совместное продвижение по российской культуре или разные потребности, которые есть там, на месте — не те, которые мы считаем нужным туда привезти, а те, которые есть на месте, — это важнейшая составляющая, которая сегодня очень понятна бизнесу. Бизнес хочет, чтобы его там ждали, а чтобы его там ждали, он должен быть интересен сегодня людям, а людям они не будут интересны, если будут рассказывать, в чем технология их лучше. Люди на себе должны почувствовать, что с приходом какой-то российской компании их жизнь улучшилась. Каким образом может улучшиться жизнь людей в этой стране с приходом российской компании — центральный вопрос, который сегодня обсуждается на форуме. Уже есть в этом смысле практики, и очень интересные. Если раньше российские компании говорили: надо заняться благотворительностью, дай-ка я сюда привезу концерт кого-то или балет Большого театра, то сегодня бизнес по-другому строит свою работу: а что интересно тем, кто живет в этой стране? Не что интересно мне привезти и навязать им, а что интересно тем, кто там живет? И это выявление потребности местного населения — очень интересное действие, которое не может происходить без специалистов и профессионалов в этой области. Поэтому ключевое во второй части вашего вопроса — не Россотрудничество обращается к бизнесу, а бизнес обращается к Россотрудничеству и к представительствам Россотрудничества на местах, чтобы изучить возможности гуманитарного продвижения, гуманитарных способов продвижения их бизнеса на местах.

Практики, вы говорите, есть.

Любовь Глебова: Практики очень интересные, очень разные. К примеру, совсем недавно в рамках совместного проекта с «Росатомом», который мы ведем в течение уже целого года, мы делали гуманитарную экспедицию в Индонезию. Индонезия — это предмет потенциально возможного участия компании. Компания изучает какие-то свои технологические возможности. Нас они мало касаются, вернее, они делаются другими специалистами, а вопрос о том, что будет приемлемо для Индонезии с точки зрения того, что российская компания может предложить — а им будет интересно — было предметом этой гуманитарной экспедиции. Мы в ее рамках встречались с представителями образовательных структур, министерствами, высшими учебными заведениями, семьями, общественностью, выявляя потребности.

И каковы они оказались в Индонезии?

Любовь Глебова: В Индонезии очень интересны взаимоотношения между университетом. Сегодня на круглом столе был ректор университета, который рассказывал о том, как здорово, что они сейчас будут вместе с университетами в России делать сетевые образовательные программы. Сетевые образовательные программы стали возможны только после того, как в 2012 году в России был принят новый закон об образовании. Об этом ничего не знали в Индонезии. Вот приехали, свели этих людей, посмотрели ту тему, которая для них интересна. Там интересны разные направления подготовки. Живая связь между вузами. У них возникли теперь контакты, которые будут жить сами по себе. Но мы понимаем, что если там будет российская компания, эти связи будут поддерживаться с большей интенсивностью.

Как «Росатом» встроится в это, наденет это на себя?

Любовь Глебова: Ему не надо надевать на себя, ему нужно надеть это на индонезийских людей. Ему на себя нужно взять в данном случае поддержку этого контакта, не просто решить, что я вложу деньги в то, что мне хочется, а посмотреть, как будут развиваться эти отношения, и помогать в тех точках, в которых будет поддержка этой уже живой связи, не свое навязывать, а удовлетворять то, что есть. Очень много больших интересов к нашему дошкольному образованию, к начальному образованию, к вопросам дополнительного образования. Кстати, надо признать, мы сами мало гордимся достижениями нашего образования, а вот другие национально-образовательные системы с большой радостью берут те методики, те образовательные программы, стандарты, системы оценки качества, которые есть в нашей системе образования. Русский детский сад — это такое учреждение, которое хотела бы иметь каждая страна. Просто наш русский детский сад построен на методиках развивающего образования, а в основном в других странах дошкольное образование построено на уходе за детьми. Это две принципиально разные вещи. И когда мы рассказываем о том, что есть в нашем дошкольном образовании, люди открывают рот и говорят: а можно мы тоже это будем делать? Мы говорим, что не просто можно, мы в этом поможем вам вместе с компанией, в данном случае «Росатом».

«Росатом» понятно, это у нас экспортоориентированная отрасль, причем одна из немногих высокотехнологичных. Скажем, по продаже и продвижению наших энергоносителей может возникнуть такая тема?

Любовь Глебова: Может возникнуть по поводу чего угодно. Больше того, обязательно возникнет, потому что когда ты приходишь на чужую территорию, важно, чтобы тебя хотели, а хотеть тебя будут только тогда, когда ты точно придешь с тем, что изменит жизнь этих людей. Неважно, что ты с собой несешь, это всегда будет твоим конкурентным преимуществом. В этой связи компания «Росатом» не единственная, просто я рассказываю на примере, потому что только что прошел этот круглый стол. У нас очень много ориентированных на гуманитарную составляющую компаний, которые уже хорошо понимают, что для того, чтобы укорениться в стране, надо, чтобы жители этой страны понимали, чем выгодно им, людям, присутствие этой компании. В этой связи это новая для бизнеса деятельность.

Как возникает ваш контакт? Для многих, особенно для частного бизнеса, когда им говорят, что нужно что-то сделать для культуры, для спорта, да, это все прекрасные и очень важные брендоразвивающие мероприятия, при этом всегда затратные.

Любовь Глебова: Вы сами в своем вопросе сформировали ответ на ваш вопрос. Когда происходит так, что об этом бизнесу кто-то сверху говорит…

Очень часто говорят, что надо дать денег на клуб, на гастроли, на проведение какой-то российской акции — благородное, хорошее дело, и имя компании будет представлено. Но зачастую все равно смотрят на это как на некую социальную обязанность.

Любовь Глебова: До тех пор, пока компания будет только слушать, что ей говорят, и не будет сама производить никаких действий, чтобы понять, а что надо в этой стране, будет происходить процесс навязывания. Когда процесс из навязывания превратится в процесс потребности — он таковой и есть, потому что любая компания, если она озабочена этой историей, начинает изучать, что в этой стране более приемлемо, что сделать такого для них, — и когда возникают предложения по поводу поддержки этого, поддержки этого или этого, любой бизнес может смотреть, насколько это действие вписывается в ту страновую программу гуманитарного действия, которая есть на территории страны. Благотворительность — это не плохо, это замечательно. Мы просто говорим о том, что благотворительность всегда была единственным форматом гуманитарного действия. Но когда расширяется их гуманитарное присутствие, когда они видят, что эффект их бизнеса зависит еще и от того, как их воспринимают в этой стране люди, вот тогда возникает потребность в том, чтобы сделать что-то для этих людей, и тогда возникает потребность в профессионалах гуманитарного действия.

С чисто частными компаниями у вас есть уже опыт и практики?

Любовь Глебова: Конечно. Мы не говорим о явлении, которое возникло вчера. Оно возникает в рамках жизни наших представительств. Я лишь только напомню, что у нас 93 представительства более чем в 80 странах, и в каждой стране есть знание о том, какой бизнес присутствует, каким образом они позиционируются в стране, какие у них есть потребности. И в каждой мы взяли крен на то, чтобы у нас в одной стране была одна программа. В каждой стране есть необходимость знать, кто там есть, и нужно понять, какой формат гуманитарного действия позволителен, уместен, какой будет эффективным. Россотрудничество — это площадка, представительство. Мы не сами выступаем профессионалами в этой области. Есть потребность, к примеру, в школе — мы смотрим, у кого есть потребность и кто может дать удовлетворение этой потребности. На этой площадке мы говорим, что организуем вам тех людей, которые умеют это делать. Мы такая структура, в которой встречают спрос и предложение. Мне кажется, это очень важно на данном этапе развития, расширения нашего международного бизнес-участия, чтобы было место, в котором есть люди, которые знают, что из России можно взять. В этом же месте сидят люди, которые знают, что для этой страны нужно. Вот такая связь между спросом и предложением — это очень не простая функция, но развивающаяся, и, как показывают сегодняшние обсуждения на форуме, очень востребованная функция.

Илья Копелевич

Россия. Весь мир > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > bfm.ru, 2 сентября 2016 > № 2206803 Любовь Глебова


Россия. Индонезия. Весь мир > Образование, наука. СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 2 сентября 2016 > № 1885034 Любовь Глебова

Глава Россотрудничества: «Люди должны чувствовать, что с приходом российской компании их жизнь улучшилась»

Любовь Глебова в интервью Business FM на полях Восточного экономического форума во Владивостоке рассказала, зачем российские компании проводят гуманитарные программы за рубежом

Развитие бизнеса на международном рынке невозможно без гуманитарной составляющей. Соответствующими программами российских компаний занимается Россотрудничество. Об этом на Восточном экономическом форуме в интервью Business FM рассказала руководитель Россотрудничества Любовь Глебова. С ней беседовал главный редактор радиостанции Илья Копелевич.

На моей памяти Россотрудничество впервые активно участвует именно в экономическом форуме. Как я посмотрел в ваших целях, задачах, документах вашей политики, вы хотите работать с бизнесом, с компаниями на международных площадках, за рубежом, и чтобы продвижение российских компаний за рубежом было облачено именно в продвижение российского гуманитарного продукта. Что бы это могло быть?

Любовь Глебова: Вы абсолютно верно заметили. Мы действительно с вами, с моей точки зрения, присутствуем в исторический период, когда организаторы экономического форума посчитали необходимым хорошо разобрать, проанализировать с участием представителей госорганов гуманитарную составляющую сегодняшней экономической интеграции. В связи с тем, что это возникло у организаторов форума, это означает, что потребность сегодняшнего бизнеса в гуманитарном сопровождении своих экономических действий на территории других стран стало их реальной потребностью. Это не потому, что государство сказало: давайте вы будете гуманитарно сопровождать. Сегодня на одном из круглых столов, в котором я принимала участие, организованном «Росатомом» по вопросу гуманитарной экономической модели действий сегодня на международной гуманитарно-экономической арене, как раз было подчеркнуто, что в условиях глобальной экономики технологии уже не конкурируют друг с другом, они одинаковые. Все сегодня могут построить атомную станцию, технологии понятны.

Пока еще не все.

Любовь Глебова: Я имею в виду те страны, которые предъявляют этот продукт на рынок. Но чем-то должна формироваться эта конкурентоспособность на международном рынке, и ответ, который мы получаем в сегодняшнем анализе, что повышение конкурентоспособности сегодня связано не столько с совершенством технологий, сколько с созданием приемлемости этого действия для той страны, в которую он входит. Люди, которые живут в этой стране, должны понимать, что если сюда входит российская компания по строительству атомной станции, значит, они должны на себе что-то почувствовать, какое-то изменение. В этой связи гипотеза заключается в том, что гуманитарные действия по поводу детей, которые есть в этом городе, где они устанавливают станцию, обучение их по программам, в которых хотели бы участвовать эти дети, организация их отдыха, совместное продвижение по российской культуре или разные потребности, которые есть там, на месте — не те, которые мы считаем нужным туда привезти, а те, которые есть на месте, — это важнейшая составляющая, которая сегодня очень понятна бизнесу. Бизнес хочет, чтобы его там ждали, а чтобы его там ждали, он должен быть интересен сегодня людям, а людям они не будут интересны, если будут рассказывать, в чем технология их лучше. Люди на себе должны почувствовать, что с приходом какой-то российской компании их жизнь улучшилась. Каким образом может улучшиться жизнь людей в этой стране с приходом российской компании — центральный вопрос, который сегодня обсуждается на форуме. Уже есть в этом смысле практики, и очень интересные. Если раньше российские компании говорили: надо заняться благотворительностью, дай-ка я сюда привезу концерт кого-то или балет Большого театра, то сегодня бизнес по-другому строит свою работу: а что интересно тем, кто живет в этой стране? Не что интересно мне привезти и навязать им, а что интересно тем, кто там живет? И это выявление потребности местного населения — очень интересное действие, которое не может происходить без специалистов и профессионалов в этой области. Поэтому ключевое во второй части вашего вопроса — не Россотрудничество обращается к бизнесу, а бизнес обращается к Россотрудничеству и к представительствам Россотрудничества на местах, чтобы изучить возможности гуманитарного продвижения, гуманитарных способов продвижения их бизнеса на местах.

Практики, вы говорите, есть.

Любовь Глебова: Практики очень интересные, очень разные. К примеру, совсем недавно в рамках совместного проекта с «Росатомом», который мы ведем в течение уже целого года, мы делали гуманитарную экспедицию в Индонезию. Индонезия — это предмет потенциально возможного участия компании. Компания изучает какие-то свои технологические возможности. Нас они мало касаются, вернее, они делаются другими специалистами, а вопрос о том, что будет приемлемо для Индонезии с точки зрения того, что российская компания может предложить — а им будет интересно — было предметом этой гуманитарной экспедиции. Мы в ее рамках встречались с представителями образовательных структур, министерствами, высшими учебными заведениями, семьями, общественностью, выявляя потребности.

И каковы они оказались в Индонезии?

Любовь Глебова: В Индонезии очень интересны взаимоотношения между университетом. Сегодня на круглом столе был ректор университета, который рассказывал о том, как здорово, что они сейчас будут вместе с университетами в России делать сетевые образовательные программы. Сетевые образовательные программы стали возможны только после того, как в 2012 году в России был принят новый закон об образовании. Об этом ничего не знали в Индонезии. Вот приехали, свели этих людей, посмотрели ту тему, которая для них интересна. Там интересны разные направления подготовки. Живая связь между вузами. У них возникли теперь контакты, которые будут жить сами по себе. Но мы понимаем, что если там будет российская компания, эти связи будут поддерживаться с большей интенсивностью.

Как «Росатом» встроится в это, наденет это на себя?

Любовь Глебова: Ему не надо надевать на себя, ему нужно надеть это на индонезийских людей. Ему на себя нужно взять в данном случае поддержку этого контакта, не просто решить, что я вложу деньги в то, что мне хочется, а посмотреть, как будут развиваться эти отношения, и помогать в тех точках, в которых будет поддержка этой уже живой связи, не свое навязывать, а удовлетворять то, что есть. Очень много больших интересов к нашему дошкольному образованию, к начальному образованию, к вопросам дополнительного образования. Кстати, надо признать, мы сами мало гордимся достижениями нашего образования, а вот другие национально-образовательные системы с большой радостью берут те методики, те образовательные программы, стандарты, системы оценки качества, которые есть в нашей системе образования. Русский детский сад — это такое учреждение, которое хотела бы иметь каждая страна. Просто наш русский детский сад построен на методиках развивающего образования, а в основном в других странах дошкольное образование построено на уходе за детьми. Это две принципиально разные вещи. И когда мы рассказываем о том, что есть в нашем дошкольном образовании, люди открывают рот и говорят: а можно мы тоже это будем делать? Мы говорим, что не просто можно, мы в этом поможем вам вместе с компанией, в данном случае «Росатом».

«Росатом» понятно, это у нас экспортоориентированная отрасль, причем одна из немногих высокотехнологичных. Скажем, по продаже и продвижению наших энергоносителей может возникнуть такая тема?

Любовь Глебова: Может возникнуть по поводу чего угодно. Больше того, обязательно возникнет, потому что когда ты приходишь на чужую территорию, важно, чтобы тебя хотели, а хотеть тебя будут только тогда, когда ты точно придешь с тем, что изменит жизнь этих людей. Неважно, что ты с собой несешь, это всегда будет твоим конкурентным преимуществом. В этой связи компания «Росатом» не единственная, просто я рассказываю на примере, потому что только что прошел этот круглый стол. У нас очень много ориентированных на гуманитарную составляющую компаний, которые уже хорошо понимают, что для того, чтобы укорениться в стране, надо, чтобы жители этой страны понимали, чем выгодно им, людям, присутствие этой компании. В этой связи это новая для бизнеса деятельность.

Как возникает ваш контакт? Для многих, особенно для частного бизнеса, когда им говорят, что нужно что-то сделать для культуры, для спорта, да, это все прекрасные и очень важные брендоразвивающие мероприятия, при этом всегда затратные.

Любовь Глебова: Вы сами в своем вопросе сформировали ответ на ваш вопрос. Когда происходит так, что об этом бизнесу кто-то сверху говорит…

Очень часто говорят, что надо дать денег на клуб, на гастроли, на проведение какой-то российской акции — благородное, хорошее дело, и имя компании будет представлено. Но зачастую все равно смотрят на это как на некую социальную обязанность.

Любовь Глебова: До тех пор, пока компания будет только слушать, что ей говорят, и не будет сама производить никаких действий, чтобы понять, а что надо в этой стране, будет происходить процесс навязывания. Когда процесс из навязывания превратится в процесс потребности — он таковой и есть, потому что любая компания, если она озабочена этой историей, начинает изучать, что в этой стране более приемлемо, что сделать такого для них, — и когда возникают предложения по поводу поддержки этого, поддержки этого или этого, любой бизнес может смотреть, насколько это действие вписывается в ту страновую программу гуманитарного действия, которая есть на территории страны. Благотворительность — это не плохо, это замечательно. Мы просто говорим о том, что благотворительность всегда была единственным форматом гуманитарного действия. Но когда расширяется их гуманитарное присутствие, когда они видят, что эффект их бизнеса зависит еще и от того, как их воспринимают в этой стране люди, вот тогда возникает потребность в том, чтобы сделать что-то для этих людей, и тогда возникает потребность в профессионалах гуманитарного действия.

С чисто частными компаниями у вас есть уже опыт и практики?

Любовь Глебова: Конечно. Мы не говорим о явлении, которое возникло вчера. Оно возникает в рамках жизни наших представительств. Я лишь только напомню, что у нас 93 представительства более чем в 80 странах, и в каждой стране есть знание о том, какой бизнес присутствует, каким образом они позиционируются в стране, какие у них есть потребности. И в каждой мы взяли крен на то, чтобы у нас в одной стране была одна программа. В каждой стране есть необходимость знать, кто там есть, и нужно понять, какой формат гуманитарного действия позволителен, уместен, какой будет эффективным. Россотрудничество — это площадка, представительство. Мы не сами выступаем профессионалами в этой области. Есть потребность, к примеру, в школе — мы смотрим, у кого есть потребность и кто может дать удовлетворение этой потребности. На этой площадке мы говорим, что организуем вам тех людей, которые умеют это делать. Мы такая структура, в которой встречают спрос и предложение. Мне кажется, это очень важно на данном этапе развития, расширения нашего международного бизнес-участия, чтобы было место, в котором есть люди, которые знают, что из России можно взять. В этом же месте сидят люди, которые знают, что для этой страны нужно. Вот такая связь между спросом и предложением — это очень не простая функция, но развивающаяся, и, как показывают сегодняшние обсуждения на форуме, очень востребованная функция.

Россия. Индонезия. Весь мир > Образование, наука. СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 2 сентября 2016 > № 1885034 Любовь Глебова


Россия. Весь мир > СМИ, ИТ. Образование, наука > bfm.ru, 16 июня 2016 > № 2206831 Любовь Глебова

Любовь Глебова: то, что мы попали в рейтинг стран «мягкой силы», — круто

Россия попала в топ-30 таких стран. Как она этим воспользуется? Мнением на этот счет с Business FM поделилась глава Россотрудничества

России уже не нужно доказывать миру, что у нас хорошее образование. Так руководитель Россотрудничества Любовь Глебова прокомментировала в интервью Business FM попадание России в топ-30 рейтинга стран так называемой «мягкой силы» по версии британского пиар-агентства Portland. С Любовью Глебовой в ходе ПЭФ беседовал главный редактор Business FM Илья Копелевич.

Любовь Глебова, руководитель «Россотрудничества». По-моему, Россотрудничество впервые участвует в форуме. Есть, на самом деле, очень важная новость — мы попали в рейтинг «мягкой силы», это произошло прямо накануне. Не все понимают, что это такое. Все понимают, что это то, в чем лидирует Америка благодаря СМИ, языку, образу.

Любовь Глебова: На самом деле, это круто. Мы пытались попадать в рейтинги, например, высших учебных заведений, и это известно нашим слушателям. Мы пытаемся попадать в какие-то рейтинги, или как минимум участвовать в оценке этого состояния, которые связаны с гуманитарным сектором: культура, человеческие отношения, образование, система социальных связей и так далее. Но, как правило, мы не являемся успешными в этих рейтингах. А рейтинг Портленда — это английское пиар-агентство, которое делает это каждый год, и результаты этого рейтинга пользуются большим доверием среди профессионалов в этой части, это точно никаким образом не организованное нами присутствие. Но сам факт того, что впервые за все время мы не только в тридцатку вошли, мы стали там 27-ми, и по параметрам, которые, действительно, достойны того, чтобы обсуждать, что мы в качественном состоянии по образованию, по культуре, по социальным сегментам.

Насколько я понял, культура там на первых местах. А вот что мы делаем, для того чтобы?..

Любовь Глебова: Это в комментариях культура на первых местах, а в том, как формировались те индексы, которые вывели нас на 27-е место, первое место у образования. Что, на самом деле, свидетельствует о том, что у нас многолетние наши усилия по развитию образовательной политики, может быть, нами не так оцениваются, как оцениваются экспертами на международной арене. На самом деле, этот рейтинг про то, что есть у нас, не про то, как мы работаем с этим на международной площадке. Многие считают, что это должно быть сравнимо с действиями американцев по продвижению своей культуры — нет, это рейтинг не про это, это про тот потенциал, который у нас есть, и может ли быть это интересно на международной площадке. Вот первый раз сказали, что это может быть очень интересно людям на международной арене.

Как мы будем использовать эту «мягкую силу»? Потому что это непосредственно по вашему направлению, по продвижению именно «мягкой силы» — образа России, ее ценности — за рубежом.

Любовь Глебова: Я все время стараюсь избегать такого рода будущего времени. Мы используем, много лет используем. И во всей истории продвижение образа — это наше ежедневное действие, это вот сегодняшний форум, это тоже продвижение образа России, его привлекательность в бизнес-среде, его привлекательность в изменении форматов государственного управления и так далее, любое действие, которое мы производим, у которого есть зрительная международная линия, — это «мягкая сила». Другой вопрос, связанный с тем, я благодарна за этот вопрос, что, действительно, есть нечто, что дает нам возможность после этой оценки смело уже считать, что нам не нужно доказывать, что у нас хорошее образование. Нам иногда бывает, видимо, тяжелее это у нас себе в стране друг другу доказать. Есть уже оценка, и есть подтверждение тому, что в нашей, например, деятельности, вы знаете, сколько желающих учиться в русских школах? У нас нет этих русских школ. Это не значит, что надо русскую школу перенести в какое-то другое государство, нет-нет, это означает, что у нас есть много потребностей, например, изучать математику и физику так, как изучают в России, или учить детей шахматам так, как учат в России.

Музыке, насколько я знаю, из Америки приезжают учиться.

Любовь Глебова: Из дополнительного образования многое: балет, музыка — самые разные форматы, так называемого развивающего образования. Этого нет в других образовательных системах. Так вот сейчас многое зависит от нас, насколько мы сумеем эту (это уже бизнесовое), вот этот продукт, который уже оценен, туда завезти и там его продать. Потому что потребность в том, чтобы учиться, например, балету или чему-то готова быть оплачиваемой нашими потребителями. В этом смысле, мне кажется, что, безусловно, мы занимаемся тем, что предлагаем на международном рынке услугу, в том числе, и в гуманитарном сегменте, что, конечно же, является новой для нашего экономического развития, когда сфера гуманитарная становится частью экономической интеграции.

Спасибо, это Любовь Глебова, руководитель Россотрудничества. Она не зря так много, я замечу, говорила об образовании, потому что в недавнем прошлом, в том числе возглавляла Рособрнадзор.

Любовь Глебова: Спасибо вам. Совершенно правильно. Но не только поэтому, а потому что у нас есть о чем говорить в образовании.

Материал подготовлен при поддержке технического партнера BFM.ru на ПМЭФ'16 — АО «Сони Электроникс»

Илья Копелевич

Россия. Весь мир > СМИ, ИТ. Образование, наука > bfm.ru, 16 июня 2016 > № 2206831 Любовь Глебова


Россия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 21 декабря 2015 > № 1587798 Любовь Глебова

Россотрудничеству - 90!

Любовь Глебова

Интервью подготовил первый заместитель главного редактора журнала «Международная жизнь» А.Давыденко.

«Международная жизнь»: Любовь Николаевна, прежде всего позвольте поздравить Россотрудничество с юбилеем. 90 лет - возраст солидный, знаковый и во многом обязывающий! Как вы оцениваете сегодняшний совокупный багаж гуманитарной составляющей во внешнеполитической деятельности нашей страны? Что, по-вашему, наиболее ярко и точно характеризует отечественную народную дипломатию XXI века?

Любовь Глебова: В нашем понимании народная дипломатия давно перешагнула рамки одних лишь обществ дружбы. Это широкое, мощное движение, в которое вовлечены люди самых разных возрастов, интересов, увлечений, профессий, не ограниченных рамками регламентов, уставов, планов и отчетов.

Во время празднования 90-летия Россотрудничества на наш Форум народной дипломатии мы пригласили к совместному диалогу парламентариев из разных стран, общественных деятелей, представителей культуры, науки, искусства. У нас была цель обсудить насущные вопросы международного сотрудничества и как наиболее эффективно применить тот бесценный опыт, который наработан за эти годы.

На сегодняшний день во многих странах мира работают российские центры науки и культуры, где идет очень интенсивная жизнь. Все мы делаем одно большое дело - укрепляем отношения между странами, развиваем и устанавливаем культурные, научные, деловые связи, а случается, и помогаем в чрезвычайных ситуациях.

Яркий пример тому - наш «Лагерь спасения» в Непале (это неофициальное, народное название «пристало» к нашему центру сразу). Во время землетрясения наш центр уцелел, мы там оперативно организовали палаточный городок.

Наши сотрудники принимали всех россиян, оказавшихся в центре природного катаклизма. Да и не только россиян - помощь оказывали всем обратившимся. В основном это были русскоязычные граждане постсоветского пространства - белорусы, украинцы, казахи, узбеки.

В те дни мы плотно работали с МЧС и СМИ. В Непале еле-еле, но работала мобильная связь, поэтому через соцсети делали объявления, чтобы к нам обращались. В итоге через наш «Лагерь спасения» в Катманду смогли вернуться на родину более 500 человек!

А пока люди ожидали своей отправки домой, они тоже не сидели сложа руки - помогали непальцам разбирать завалы, делились с ними теплыми вещами, продовольствием. Это ли не яркий пример народной дипломатии?! И какие регламенты здесь помогли? Думаю, ответ напрашивается сам собой.

Мы считаем, что истинная народная дипломатия всегда была выше каких-либо условностей. Она вырывается за рамки регламентов, потому что человеческие отношения невозможно, да и не надо укладывать в какую-то жесткую конструкцию. Какие бы ни были политические, экономические реалии времени, человеческие отношения всегда найдут форму своего выражения.

Поэтому народная дипломатия сегодня - это общение и вдохновение, совместная работа и взаимопомощь, новые проекты и творчество.

«Международная жизнь»: С учетом новых вызовов и угроз, как глобальных, так и региональных, есть ли какие-то изменения в подходах Россотрудничества к тем или иным направлениям своей деятельности, в методах ее реализации?

Л.Глебова: Нынешний мир меняется быстро - технологически, социально, экономически, психологически, культурно. Система международных отношений претерпевает масштабные изменения, что, безусловно, требует новых подходов к организации государственного и общественного взаимодействия, включения иного механизма влияния на умы и настроения, иного способа распространения информации о России в мире, иных проводников политики «мягкой силы».

За последние месяцы мы определили для себя несколько базовых смыслов, которые используем в своей работе, и один из этих тезисов - страновой подход. Понимая важность и, самое главное, востребованность данного подхода в сегодняшней ситуации, мы и приходим к переосмыслению деятельности наших российских центров науки и культуры за рубежом (РЦНК).

На Форуме народной дипломатии мы говорили о том, что разные форматы взаимодействия между разными людьми - из сферы искусства, науки, политики, общественной жизни, СМИ - могут сделать наиболее эффективным развитие международного сотрудничества.

И сейчас задача наших центров в том, чтобы найти в каждой из стран этих активных людей, узнать их потребности и выслушать их предложения, организовать с ними совместные интересные проекты. То есть мы говорим еще и об индивидуальном подходе в работе в каждой конкретной стране.

Думаю, что сейчас иначе нельзя. Мы видим, как буквально на глазах меняется международная ситуация. Поэтому ответ на вызов динамичной эпохи очевиден: многообразие подходов - это норма жизни. Без поиска новых решений мы очень скоро можем оказаться на обочине.

Поэтому мы стараемся использовать все самое лучшее из предыдущего опыта, отказываемся от шаблонной работы по стандартам, однообразных методов работы и годами проверенных мероприятий. Для лучшего понимания потребностей мы переходим на более эффективные «страновые программы», привносим в текущую деятельность проектный способ работы для удовлетворения этих потребностей.

«Международная жизнь»: Масштаб деятельности и обширная география Россотрудничества впечатляют… Сегодня его представительства, а также российские центры науки и культуры действуют во многих странах мира. Эти центры - удобные площадки для проведения профильных мероприятий в области культуры, образования, науки, молодежного сотрудничества. Конечно, в разных странах - разные условия для их работы. И тем не менее каждый такой центр - уголок Родины, в котором и чувствуешь себя как дома. При этом хочется, чтобы этот родной уголок был красивым, современным, привлекательным. Каковы планы Россотрудничества по расширению сети и модернизации российских центров науки и культуры за рубежом?

Л.Глебова: Расширение сети российских центров за рубежом - это не только планы Россотрудничества, но и государственный приоритет. Об этом говорилось еще в первых майских указах нашего президента, подписанных в 2012 году.

Хотя, конечно, сейчас такую работу вести очень сложно, но мы прикладываем все усилия. В 2014 году открылся центр в Анкаре и отделение РЦНК в Бресте. В мае этого года появился РЦНК в Бухаресте, причем всего через два года после заключения соответствующего межправительственного соглашения. Румыны очень тепло восприняли это событие. Откликов в местной прессе было много и все - положительные, что сейчас нами особо ценимо.

В итоге на сегодняшний день агентство ведет свою деятельность в 79 странах мира через 91 загранпредставительство. Это 61 российский центр науки и культуры, семь отделений РЦНК и 23 представителя Россотрудничества в составе дипмиссий.

Какие планы?

В январе планирует начать свою работу представительство в Македонии. Работаем и со странами СНГ. Планируем открыть филиалы представительств в городах Гяндже (Азербайджан), Гюмри (Армения), Уральске (Казахстан), Оше (Киргизия) и Худжанде (Таджикистан). Причем замечу, что в столицах всех этих стран уже работают наши центры.

На завершающем этапе находятся работы по оснащению и оборудованию нового здания РЦНК в городе Кабуле (Афганистан). Планируется, что его деятельность будет возобновлена в 2016 году. Совместно с МИД России ведем проработку вопросов, связанных с заключением соответствующих межправительственных соглашений в других странах. Так, уже подписано соглашение с правительством Республики Сингапур об учреждении там Российского культурного центра.

Еще планируем открыть РЦНК в Бразилии, Иране, Мексике, Мьянме, Панаме, ЮАР и ряде других стран.

Что касается их оснащения, скажем так, внешнего лоска, привлекательности, то здесь уместно частно-государственное партнерство, возможность использования совершенно новых подходов в развитии взаимоотношений с разными бизнес-структурами, как нашими, так и зарубежными, для развития и модернизации сети РЦНК. Мы активно работаем в этом направлении. В данном случае мы совершенно точно можем говорить о возможности создания новой, понятной и, самое главное, востребованной сети РЦНК.

Мы уже приступили к разработке программы модернизации представительств Россотрудничества за рубежом с целью не только расширения их сети, но и превращения их из «домов культуры» в полноценные центры гуманитарного влияния. И это не столько содержание деятельности, сколько собственно здания, сооружения и места их нахождения.

Мы - русские, и мы знаем, как предъявить себя наилучшим образом. Каждый зарубежный объект, связанный с именем России, должен быть престижно расположен, отличаться современной архитектурой и дизайном, быть технически оснащен по последнему слову, удобен для посетителей и комфортен для сотрудников. Это, конечно, дорого! Но делать нужно, значит, будем искать ресурсы. Например, в ЮАР уже нашли!

«Международная жизнь»: Любовь Николаевна, думаю, вы согласитесь с тем, что сегодня, в условиях жесткой и масштабной пропагандистской антироссийской кампании, развернутой в западных СМИ, значение культурно-просветительской, да и сугубо информационной миссии ваших представительств за рубежом существенно возрастает. Располагает ли Россотрудничество возможностями для изучения общественного мнения в странах, где работают его представительства на предмет объективного восприятия и куль