Всего новостей: 2257942, выбрано 1 за 0.045 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Гнездилов Андрей в отраслях: Госбюджет, налоги, ценыНедвижимость, строительствоМедицинавсе
Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > mn.ru, 5 июня 2013 > № 841294 Андрей Гнездилов

"В МОСКВЕ ОЧЕНЬ МНОГО ХАОСА"

Беседовала Иоланта КАЧАЕВА

Деприватизированный ландшафт

Личное и общественное в столичной архитектуре

Главный архитектор ГУП "НИиПИ генплана Москвы" Андрей Гнездилов о том, каким должен быть идеальный город

Определить, где проходит граница частного и общественного, в столице почти невозможно. Почему многие горожане считают нормой шлагбаумы и столбики для автомобилей во дворах, кому жаловаться на самострой, кого винить в том, что дом трещит по швам, есть ли защитники у общественного пространства, об этом "МН" рассказал главный архитектор ГУП "НИиПИ генплана Москвы".

Как частный двор стал общественным

- Как менялось личное и общественное пространство в архитектуре Москвы в разные эпохи?

- Еще в доисторическое время ячейкой частной жизни являлось домовладение. А сердцем домовладения - двор. Его структура легко перекочевала в советское время, потому что все дореволюционные доходные дома в центре Москвы спроектированы и построены с дворами. Песни Высоцкого, Окуджавы дают нам представления об этом.

В хрущевское время двор пропал. Микрорайоны начали заполнять строчной застройкой. Двор стал коммунальным, общественным пространством как и вся территория микрорайона. Исчезло понятие частного, приватного. Это перекочевало в сознание людей. В голове советского москвича вся городская земля была общей.

- Что сейчас мешает уйти от советского мышления?

- В конце 1990-х возникла новая общественная формация, которая до сих пор плохо артикулирована. Появилось понятие собственности - частной, корпоративной, городской, государственной. Но за этим понятием не последовали законы, которые бы в точности описывали правила соседских взаимоотношений, правила использования собственности, правила ограничений, которые могут накладываться на эту собственность в интересах таких сообществ, как город, например.

И эта правовая лакуна привела к тому, что в городе теперь очень много хаоса. И в использовании земли, и в строительстве, и, в частности, даже в расположении зданий. Или дома находятся в опасной близости друг с другом, или территория вокруг здания нелогично использована, или подъезды проходят через участки других зданий. Это бытовой дискомфорт.

- Многие к этому привыкли и даже считают, что такое положение вещей - норма.

- Да, но это не норма. Ни в одной стране, даже в развивающихся странах это нормой не считается. А у нас стало нормой по недоразумению. Дело в том, что от законодателей никак не исходит инициатива. А ведь требуется разработать закон, заставить его работать.

Я часто привожу пример - дорожное движение, потому что оно просто опасно для жизни. Для того чтобы оно было как можно более безопасным, все участники дорожного движения должны следовать правилам. Правила должны быть простые, ясные и недвусмысленные. То же самое должно быть в градоустройстве.

"В застройке отсутствует прямой надзорный орган"

- А кто должен следить за нарушениями в застройке?

- В застройке отсутствует прямой надзорный орган, который занимался бы наказанием за нарушение правил. В России до революции 1917 года такими нарушениями занимались полиция и Министерство внутренних дел. Но у нас сейчас не считается уголовным преступлением построить свой дом на участке соседа, поставить шлагбаум, который всем мешает ходить. Вот посмотрите, из моего окна видно - возле здания напротив стоят столбики. Уверен, они незаконны.

Таким образом, уже не застройщики, а владельцы этой недвижимости просто присваивают себе общественное пространство. Если открыть глаза и просто пройти по Москве, можно много этого "мусора" увидеть. Причем среди нарушителей и владельцы, и арендаторы, и застройщики.

- Какие нормативы предусматривают, как должно быть спроектировано здание, как его расположить по отношению к соседним домам?

- Ни одни из существующих норм не касаются соблюдения или угнетения имущественных прав участников застройки. Соблюдаются нормы противопожарной безопасности, нормы, обеспечивающие удобства маломобильных норм населения, технический регламент. Но нормы, которые описывали бы взаимодействие субъектов хозяйственной деятельности, не оговариваются. И это очень странно.

Во всех нормативах определяется только обеспеченность - никаких параметров. Есть расстояние до мусорных бачков - радиус. Все циркулем определяется, а не исследованиями.

У нас нет понятия, где кончается владение дома. Просто - придомовая территория. Что это такое?

Конечно, не дело градостроителей изобретать нормы гражданского права. Это связано с какой-то незрелостью нашего общества или наших законодателей. Надеюсь, это не заговор, а просто недоразумение.

- Каковы нормы градостроительства на Западе?

- Я видел и читал американские нормы. У них с точностью до дюйма написано, как должны быть расположены фасады, дверь в дом. Оказывается, дверь частного дома по регламенту должна быть не на боковом фасаде, а со стороны дороги, где ездит полицейский патруль. И кусты должны быть пострижены до определенной высоты, чтобы полицейский, сидя в машине, видел эту дверь. Учитывается безопасность. Вот для чего нормы, регламент.

- Есть точка отсчета, когда у нас нарушился баланс частного и общественного?

- В Своде законов Российской империи были четко прописаны все эти нормы, которых так не хватает. Они потеряли всякий смысл вместе с отменой частной собственности на землю Декретом Совнаркома от 25 августа 1918 года.

"Снос так же дорог, как и строительство"

- Кто следит за тем, что происходит с домом, в который заселились жильцы?

- Разрешение на строительство дает Госстройнадзор. И приемка здания ведется тем же самым комитетом. Поэтому если построенное здание отличается от согласованного проекта, оно не может быть принято. Но когда дом сдан и поставлен на кадастровый учет как новый объект недвижимости, он начинает жить своей собственной жизнью. Этот период у нас контролируется наихудшим образом.

У меня лично было несколько случаев, когда дома, которые я проектировал, его жители и эксплуатирующая организация начинали менять. Остеклять террасы и балконы, к примеру. А один дом в центре Москвы даже надстроили. Тогда я написал все необходимые письма - в Москомархитектуру и т.д. Меня пригласили на комиссию по самострою. И объяснили, что да, все ужасно, письма можно писать. Но штраф за самовольную надстройку (самый большой - это было в 2004 году) - 30 тыс. руб. Для застройщика - копейки. Поэтому в Москве очень много всего построено незаконно, с нарушениями - именно за эти копеечные штрафы.

- А закон предусматривает снос самостроя?

- Безусловно, самострой, по которому выносится судебное решение, должен быть снесен за счет виновника. Но снос различных надстроек так же дорог, как и само строительство. Скорее всего виновник откажется сносить. Придет судебный исполнитель и скажет: "Сноси!" Хорошо, можно снести и на средства города выставить счет. Будет тянуться длинная цепочка судебных разбирательств. Поэтому такие вопросы редко когда решаются.

- Назовите какие-то вопиющие нарушения в городе?

- Знаменитый дом Жолтовского - памятник советской архитектуры. Мне кажется, каждый, кто к нему прикасается, должен заражаться этой культурой. Но так не происходит. Красивейшие окна заменены на безобразные пластиковые. Жильцы не думают о том, что это лицо не просто их квартиры, а лицо города.

В царские времена, если бы случилось подобное, к жильцам пришел бы околоточный (теперь эта должность называется участковый). Вчинил бы штраф.

- А что сейчас?

- Очень часто в старых доходных домах человек купит коммуналку, расселит жильцов и ставит бетонные перекрытия взамен старых деревянных. Причем бетон опирается на стены, а дом, к примеру, шестиэтажный. Когда на нескольких этажах меняется нагрузка, жильцы потом удивляются: почему их дом стал трещать? Ага, виновато метро или Собянин! А на самом деле просто их действия незаконны и губительны для здания.

Внутри дома люди на лестничной площадке устанавливают себе дверь, хотя это запрещено нормами противопожарной безопасности. Внутри образовавшегося холла захватывают участки, ставят шкафы, кладут на них лыжи, коньки, чемоданы. И все это за счет чужого, публичного пространства.

- Разрушения идут внутрь или изнутри? - Они сначала идут внутрь, а потом перерожденный человек выбрасывает хаос наружу. Мы получили в наследство уничтоженную культуру, черное наследство. Мы забыли, как правильно. Я говорю "мы" искренне, я и к себе это тоже отношу, я новообращенный. Раньше я тоже не понимал, почему нельзя свой велосипед поставить на лестнице. Когда начинаешь об этом задумываться, возникает другое чувство: я стал убирать мусор, который бросали возле мусоропровода.

- Каким вы видите идеальный город?

- Мне очень нравится сравнение с шахматной доской. Она выглядит очень просто: 8 на 8 клеточек, одни черные, другие белые. На ней можно играть, например, в шашки. И шашки выглядят очень просто. Но спустя три четыре хода возникают сложные, неожиданные ситуации, которые заставляют игроков ломать головы над следующим ходом.

Есть матрица - доска и элементы - фигуры, которые в ней играют по своим правилам. Если не хочешь играть в шашки, играешь в "чапаева", в уголки или поддавки. А можно отменить правила и придумать другие. Нельзя сказать, что за однообразием фигур обязательно следует однообразие вариантов, нет. А еще на этой доске можно играть в шахматы, где шесть видов фигур, которые ходят шестью способами и создают невероятное количество многообразнейших композиций.

Это и есть иллюстрация идеального города - простое игровое поле и разные фигуры, которые взаимодействуют по понятным правилам.

Андрей Гнездилов

Родился в 1957 году в Москве. В 1980 году окончил Московский архитектурный институт. Работал архитектором в государственном институте по проектированию предприятий цветной металлургии "Гипроцветмет".

С 1983 года - старший архитектор, руководитель группы архитекторов ГП МО "Институт Мосгражданпроект", мастерская имени академика В.А. Веснина. С 1988 года - преподаватель Московского архитектурного института, кафедра "Жилое и общественное строительство".

С 1990 года - замдиректора, главный архитектор проектов ООО "Архитектурное бюро "Остоженка". С 21 февраля 2013 года - главный архитектор ГУП "НИиПИ генплана Мос-квы ". Участник международного конкурса проекта концепции "Московской агломерации", член правления Союза московских архитекторов (СМА), председатель комиссии по градостроительству СМА, член Союза московских архитекторов (СМА) с 1986 года.

"При всех озерах, в которых рыбная ловля принадлежит не тем владельцам, в чьих она землях положение имеет, но или другим посторонним, или же оставлены для вольного промысла, прибрежные владельцы должны оставить из своей земли десять саженей для пристанища ловцам и просушки снастей их".

Свод законов Российской империи. Т. X. Ч. I. Ст. 441

"Людей, как оказалось, больше всего привлекают... другие люди. Как часто люди признаются, что любят находиться в самом центре толпы? Обычно все говорят об убежище, оазисе, укромном уголке. Однако, если посмотреть, что люди делают, обнаруживаются совершенно иные приоритеты. Так, когда два человека встречаются посреди дороги и останавливаются, чтобы поговорить, они не отходят в сторону, а остаются стоять в самом центре потока пешеходов".

Уильям Х. Уайт. "Социальная жизнь небольших урбанистических пространств"

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > mn.ru, 5 июня 2013 > № 841294 Андрей Гнездилов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter