Всего новостей: 2259463, выбрано 2 за 0.000 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Голубицкий Вениамин в отраслях: СМИ, ИТНедвижимость, строительствовсе
Голубицкий Вениамин в отраслях: СМИ, ИТНедвижимость, строительствовсе
Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 28 апреля 2017 > № 2203237 Вениамин Голубицкий

Жизнь в квадрате.

28 апреля президенту ГК «Кортрос» Вениамину Голубицкому исполняется 60 лет.

В 2005 году, в самый разгар строительного бума в России, в корпорации «РЕНОВА» Виктора Вексельберга было принято решение о создании девелоперского подразделения, у руля которого стал Вениамин Голубицкий — на тот момент один из самых известных на Урале политиков. Сегодня возглавляемая им компания — крупный и успешный российский застройщик, чьим масштабным планам не помешал даже кризис. Важную роль в этом сыграл, безусловно, и сам Голубицкий, сумевший выстроить продуманную систему управления компанией и разработавший стратегию ее развития. По отзывам бывших и нынешних коллег Вениамина Голубицкого, он в любом деле проявляет себя как человек разносторонний, целеустремленный и заинтересованный — и в бизнесе, и в общественной деятельности, и в увлечениях. Накануне юбилея обозреватель «СГ» поговорил с предпринимателем, поэтом и фотографом Вениамином ГОЛУБИЦКИМ — о девелоперском рынке, профессиональных успехах и очень личном.

«СГ»: До прихода в большой бизнес вы долго занимались наукой, потом — политикой… Насколько легко вам даются перемены в жизни?

Вениамин ГОЛУБИЦКИЙ: С одной стороны, к подобным решениям я прихожу очень легко. С другой — сложно. Но у меня всегда был жизненный принцип, что не надо бояться выбирать. Я это и детям своим сейчас внушаю, потому что когда обстоятельства дают возможность выбрать, двинуться в каком-то новом направлении, найти какой-то новый жизненный стимул, ответить на какой-то вызов, от этого нельзя отказываться. Виктор Вексельберг настойчиво меня приглашал в бизнес несколько раз, ну, и как в известной сказке, настал момент, когда надо было либо соглашаться, либо отказываться уже навсегда. И я согласился! И ни разу об этом не пожалел. К тому же на тот момент я считал, что в науке и госуправлении уже сделал все, что мог. И думаю, что в каком-то смысле одна моя работа была продолжением другой. К примеру, крупнейший проект у нас в Свердловской области — это микрорайон «Академический», и это был очень серьезный вызов. Как человек, который хорошо знал область и Екатеринбург, я понимал, какие здесь, с одной стороны, возможности, а, с другой стороны, это было еще и некое мое жизненное обязательство. Я хотел для людей, с которыми столько лет был рядом, и для города, который мне стал совсем не чужим, сделать что-то значимое, то, что высокопарно выражаясь, и меня переживет.

«СГ»: Вы хорошо помните свой первый построенный дом?

В.Г.: Очень хорошо его помню. Потому что мой первый построенный дом — это был не один дом, это был проект комплексной застройки — целый квартал в упомянутом уже «Академическом». Строительство должно было идти такими темпами, какими мы в России, по сути, еще не строили. Вообще никто таких проектов на тот момент не делал хотя бы потому, что они были и дороги, и трудозатратны, и требовали участия западных специалистов и архитекторов, и много чего. То есть это был первый в России проект комплексного освоения территории (КОТ), и он до сих пор остается одним из крупнейших в Европе. На нем отрабатывались и технологии взаимодействия органов власти с бизнесом, и западных архитекторов с российскими строителями. Важно отметить, что на тот момент в стране даже не существовало нормативно-правовой базы для такого рода проектов. С его реализацией нам тогда очень помог нынешний председатель правительства Дмитрий Медведев. Увидев проект еще в макете, он им заинтересовался. Я помню, как он Вексельберга спросил, не останется ли это все лишь на бумаге, и мы сказали, что, конечно, нет, все это будет в жизни. Хотя внутри, наверно, вздрогнули, понимая, насколько это сложно. Содействие оказали и областные власти, в частности тогдашний губернатор Эдуард Россель, мэр — Аркадий Чернецкий. И я должен сказать, что до сих пор в Свердловской области у властей отношение к этому проекту как к любимому ребенку. Самое главное то, что мы поставили перед собой задачу не просто построить и продать отдельный дом, мы хотели продавать совершенно новое качество жизни, какого тогда в Екатеринбурге, да и в России, еще не было. И сейчас в «Академическом» живут свыше 50 тысяч человек, которые, полагаю, считают свои условия жизни достойными.

«СГ»: В свое время, запустив «Академический», вы фактически ввели в России понятие «комплексное освоение территории». Почему, на ваш взгляд, другие крупные девелоперы не так активно идут в «глубинку»?

В.Г.: Регионы — это всегда риск, местный рынок надо понимать. И понимания этого невозможно достичь, глядя из московского кабинета. Когда мы начинали «Академический», все говорили: «Вы с ума что ли сошли? Продавать в год 100-200 тысяч квадратных метров в одной локации в городе, где миллион с небольшим жителей?! Это нереально!» А мы в итоге забрали 15% рынка Екатеринбурга. Это подтверждает, что верный маркетинговый подход дает хорошие результаты. Вторая причина кроется в маржинальности, которая в Москве значительно выше. Но ошибочно думать, что столичный рынок бесконечно будет разбухать за счет новых инвестиций. При этом крупные региональные проекты наряду с рисками обладают и большей устойчивостью к изменчивым экономическим реалиям. Когда у вас проект рассчитан на десятилетия, то для вас падение объема продаж в течение года уже не столь критично. Сегодня многие девелоперы уже это понимают. Просто мы, может быть, это раньше других почувствовали.

010_0134.jpg

«СГ»: За двенадцать лет проектов у вас было немало. Помимо «Академического» какой из объектов вы бы выделили?

В.Г.: Пожалуй, самым непростым был сочинский проект. Там мы на 36 гектарах построили крупнейший в Европе отель на 3600 номеров. Этот масштабный гостиничный комплекс мы возвели в нереальные сроки, фактически за полтора года. И нам до сих пор не стыдно его показывать. И, видимо, не случайно, та часть комплекса, которая выходит к морю, позже была выбрана президентом Владимиром Путиным для размещения детского центра «Сириус», занимающегося образованием и воспитанием наиболее одаренных российских детей. Мы не получили ни одного нарекания по объекту в олимпийский период. Хотя это и было для нас новым направлением деятельности как с точки зрения архитектурных решений, так и в вопросах последующей эксплуатации — это все-таки не жилищное строительство. Нам пришлось и учиться, и кадры искать с необходимым опытом, и много еще чего другого. Зато теперь это очень красивый и успешный проект, ставший украшением Имеретинки. Да, он был для нас суперсложным, но именно поэтому и стал одним из самых любимых. Хотя, вы знаете, как это ни банально прозвучит, но каждый проект требует заинтересованного отношения и не должен оставлять тебя равнодушным.

«СГ»: За восемь лет под крылом «РЕНОВЫ» компания заработала себе имя, но в 2013 году превратилась из «РЕНОВА-СтройГруп» в «Кортрос». Чем был вызван ребрендинг?

В.Г.: На мой взгляд, название само по себе не так много значит. Важнее то, что под этим брендом происходит. Главная причина переименования — компания встала на ноги, и ей подпорки в виде названия «РЕНОВА» стали не нужны, это уже не работало на бренд, а размывало его. Клиент должен был видеть в нас самостоятельную компанию с собственной стратегией, историей на рынке, со своими качественными характеристиками и перспективами. Проще говоря, ребенок повзрослел, и ему уже не надо было прикрываться мамой и папой.

«СГ»: Какие изменения произошли в жизни компании за это время?

В.Г.: В первую очередь изменились, конечно, ее масштабы. Компания начиналась как предприятие, по сути, одного проекта. Сегодня «Академический» занимает в наших объемах не больше 40%, а в перспективе, наверно, будет и меньше. Изменились, естественно, география и характеристика проектов. Мы реализовали массу технологически и экологически значимых проектов — построили первые электроотапливаемые дома в Екатеринбурге, дома с рекуперацией, создали уже упомянутую управляющую компанию, которая обладает своим ноу-хау и постепенно тоже будет становиться отдельным брендом. Недавно вышли на рынок Санкт-Петербурга с абсолютно уникальным для города проектом — жилым комплексом на Петровском острове с гаванью — яхты смогут подходить прямо к жилью.

«СГ»: А что эти четыре года поменяли в вашей жизни?

В.Г.: Ну как вам сказать? Дело в том, что когда ты обретаешь какой-то уникальный опыт, то, наверно, мировоззренчески как-то меняешься. Во-первых, я сегодня испытываю оптимизм в отношении возможностей строительного рынка России. Я понимаю, что мы можем строить, не уступая никому в мире. Если мы готовы инвестировать серьезно, если перед нами стоит серьезная задача, то и по срокам, и по качеству в России можно строить на самом высоком уровне. Второе — то, что было сначала идеей, сегодня уже подхвачено рынком, я имею в виду идеологию комплексного использования территории, сегодня для всех это уже общее место. А с точки зрения общечеловеческих каких-то мотивов… Я всегда интересовался живописью и фотографией, а сегодня то, что связано с архитектурой, вошло в мое сознание. Я невольно, где бы сейчас не оказался, цепляюсь за какие-то оригинальные фасады, урбанистические решения и так далее. Это стало частью моего взгляда на жизнь.

«СГ»: Вы всегда добиваетесь того, чего хотите — как в бизнесе, так и в жизни?

В.Г.: Я не могу сказать, что в бизнесе мне все удается сразу и со стопроцентным результатом. Скорее — поступательно, какими-то итерациями, последовательно приближаясь к какой-то цели. И тут много связано с командой. Я очень благодарен тем людям, которые работают в компании и вносят в нее свой вклад. Так как придумать можно что угодно, но если ты не найдешь единомышленников, партнеров и тех, кто это будет воплощать, — это не работа. Что касается жизни, то здесь еще сложнее. Невозможно достичь всего, что ты ставишь целью, и порой сами цели ты сформулировать себе четко не можешь, потому что жизнь многообразна. Но какие-то вещи я стараюсь не упускать. Вот сейчас у меня выйдет новая книга стихов. Я думаю, лучшее из того, что я сделал. Она мне очень дорога. В апреле открылась очередная выставка фотографий. Это тоже для меня важно. Потому что человек живет, пока у него есть интенции, связанные с самореализацией и саморазвитием, с интересом к миру и с попыткой как-то отрефлексировать полученный с годами опыт.

«СГ»: К разговору о команде — вы можете назвать себя жестким начальником?

В.Г.: Да, наверно.

«СГ»: Но справедливым?

В.Г.: А вот это уже сложнее. Всегда для одного ты будешь добрый, для другого — злой. У людей свои параметры восприятия общечеловеческих характеристик. Но я стараюсь быть справедливым. Самое главное в работе руководителя, чтобы при реализации проектов в команде возникала сплоченность и устремленность к одной цели, чтобы понимание цели не было размыто и являлось общим. И второе — чтобы компания предоставляла возможности самореализации для человека и самоуважения по части того, что он делает. Этого труднее всего добиться. И я не могу сказать, что мы этого в полной мере достигли, но всегда этого хочу. Человек должен, условно говоря, гордо заявлять: «Вот это мы делали, вот этого никто до нас не делал, и я в этом участвовал». И не важно, в каком качестве он там работал. Я и сам стараюсь отвечать за то, что мы делаем — своим именем.

«СГ»: Какой самый ценный бизнес-совет вы получили в жизни и от кого?

В.Г.: «Занимайся только тем, что тебе интересно». Не совсем бизнес-совет, полученный мною от школьной учительницы, но я всю жизнь пытаюсь его придерживаться.

«СГ»: При большой загруженности у вас остается время на увлечения. Зачем успешному бизнесмену поэзия и фотография?

В.Г.: Бизнесмен — это не характеристика личности. Если про человека можно сказать только то, что он — бизнесмен, то это какой-то убогий, на мой взгляд, человек. У каждого из нас есть более широкий круг интересов. Если человек хочет реализоваться в этой жизни и что-то такое сказать своим детям или окружающим, он должен свой опыт куда-то транслировать. Это мой взгляд на мир, который никто кроме меня воспроизвести не может, а если я хочу о себе и жизни что-то сказать — это единственный способ. Я писал стихи всю жизнь, сколько себя помню. Что касается фотографии, то это тоже как элемент поэзии — попытка выхватить из повседневности жизни фрагмент и понять его значение, все это тоже очень обогащает. Поэтому, скорее, наоборот — занятие политикой и бизнесом пришло как форма личностной самореализации, как потребность что-то этически и эстетически значимое в этом мире сделать.

«СГ»: Скажите, вы бы хотели, чтобы ваши дети, внуки пошли по вашим предпринимательским стопам или выбрали для себя творческую стезю?

В.Г.: Единственная задача, которую я ставлю перед детьми, — это быть счастливыми. Все остальное не имеет никакого значения.

«СГ»: Вы родились в Перми, работали в Екатеринбурге, сейчас — в Москве. К какому городу больше всего прикипели?

В.Г.: Пермь — это город детства и воспоминаний, многие из которых уже с трудом восстановимы. Но в любом случае, когда я бываю в Перми, испытываю положительные эмоции. Кстати, открою небольшой секрет: в Перми мы сейчас реализуем еще один крупный и очень интересный проект — «Гулливер». Так вот, стройка проходит прямо во дворе моего дома, где еще живут те, кто помнят меня юным. И именно поэтому я не могу там опозориться. И поэтому мы там сохраняем парк и памятник ставим земляку, замечательному актеру Георгию Буркову, и над школой шефство взяли, в которой я когда-то учился. Так что Пермь навсегда осталась в моем сердце.

Само собой не теряю связь и с Екатеринбургом — и не только по работе. Здесь осталось столько знакомых, мест, с которыми связаны приятные воспоминания. К тому же я сохранил здесь дом. Поэтому, приезжая, возвращаюсь к себе в квартиру.

Конечно, в большей мере я все же москвич, потому что здесь я учился в МГУ, здесь больше всего вокруг меня друзей. Это город, который меня сформировал и который, надеюсь, хоть в малой части и я сейчас формирую.

Справочно

Вениамин ГОЛУБИЦКИЙ родился 28 апреля 1957 года в Перми. В 1974 году там же окончил среднюю школу. В 1979 году окончил юридический факультет МГУ, в 1981 году — аспирантуру МГУ.

Кандидат юридических наук, доцент. В 1981-1988 годах преподавал в вузах Свердловска, с 1988 года — старший научный сотрудник, а с 1989 года — руководитель отдела права Института философии и права УрО РАН.

В 1993 году стал учредителем объединения «Преображение Урала», созданного губернатором Свердловской области Эдуардом Росселем. В 1996 году был избран депутатом областной Думы, занимал пост председателя Комитета по экономической политике, бюджету, финансам и налогам. В 1999 году назначен заместителем председателя областного правительства — министром по управлению государственным имуществом. С 2003-го по 2005-й год занимал должность руководителя администрации губернатора Свердловской области. С 2005 года — президент ГК «Кортрос» (до 2013 года — «РЕНОВА-СтройГруп»).

Эдуард РОССЕЛЬ, член Совета Федерации РФ:

Уважаемый Вениамин Максович! Сердечно поздравляю вас с юбилейным днем рождения! Всегда с удовольствием вспоминаю нашу совместную работу по созданию первого в России регионального законодательства. Даже сегодня, по прошествии 25 лет, многие наши совместные разработки не утратили своей актуальности! Благодарен вам за беззаветное служение идее преображения Урала и за работу в правительстве Свердловской области, рад видеть вашу результативную деятельность в развитии бизнеса на федеральном уровне. Желаю вам добра, крепкого здоровья и неугасаемого энтузиазма в продвижении новых идей и проектов!»

Ольга СВИБЛОВА, директор Мультимедиа арт-музея:

Вениамин Голубицкий — это личность большого масштаба. Блистательный бизнесмен, построивший огромный бизнес, поэт, писатель, фотограф. Все с большой буквы. Человек, не равнодушный к жизни, людям, любому делу, за которое берется. Долгих лет жизнетворчества!»

Елена НИКОЛАЕВА, президент НАМИКС:

Вениамин Максович! Примите мои самые искренние и сердечные поздравления с юбилеем! Ваша жизнь — пример мудрого и позитивного подхода к жизненным программам и установкам. Успешные проекты и эффективные управленческие решения, нацеленность на созидание и развитие вызывают уважение и создают вам авторитет среди коллег и друзей. Желаю вам долгой и активной жизни, успехов во всех проектах и реализации неисчерпаемого потенциала ваших знаний, опыта, интересов!»

Автор: Андрей МОСКАЛЕНКО

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 28 апреля 2017 > № 2203237 Вениамин Голубицкий


Россия > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 23 декабря 2016 > № 2027710 Вениамин Голубицкий

Будем партнерами

ГЧП в жилищном строительстве — это необходимость. Как для бизнеса, так и для государства

С каждым годом в России растет число проектов, реализуемых на условиях государственно-частного партнерства (ГЧП). Однако большинство долгосрочных соглашений с бизнесом государство сейчас заключает в энергетической, коммунальной и транспортной сферах. Между тем, по мнению президента группы компаний «КОРТРОС» Вениамина ГОЛУБИЦКОГО, ГЧП необходимо развивать, прежде всего, для строительства доступного жилья. И базисом развития ГЧП в сфере жилищного строительства, по его словам, являются проекты комплексного развития территорий (КОТ). Такие проекты, помимо квадратных метров, создают новые рабочие места, генерируют дополнительные налоговые поступления, стимулируют развитие предприятий различных отраслей экономики. О необходимости и потенциале такого сотрудничества один из ведущих девелоперов России подробно рассказал «СГ».

«СГ»: Какую роль сейчас играет ГЧП в развитии жилищного строительства в стране?

Вениамин Голубицкий: К сожалению, ГЧП в сфере жилищного строительства пока крайне редкая форма взаимодействия, а реально осуществленных проектов — единицы. Объяснение простое: в России до сих пор, несмотря на очевидную потребность в развитии этого инструмента, нет четкой модели взаимодействия между девелоперами и госструктурами. Однако нужно отметить, что это направление деятельности, скорее всего, никогда и не станет массовым, ведь для активного использования ГЧП строительные компании должны обладать значительными ресурсами. Начнем с того, что для активного использования этой формы сотрудничества нужно иметь соответствующую компетенцию и специалистов. Занятие это весьма дорогостоящее, поэтому средние и мелкие компании такой деятельностью не занимаются.

Если же говорить о существующей практике использования ГЧП в жилищном строительстве, то, в основном, она сосредоточена сейчас на реализации крупных проектов КОТ. По большому счету, именно для таких проектов ГЧП и необходимо. Ведь такие проекты, как правило, реализуются на земельных участках, находящихся за пределами городов, а значит, при их реализации остро стоят вопросы создания инженерной, социальной и транспортной инфраструктур, что может негативно повлиять на экономику всего девелоперского проекта. Проще говоря, если вся эта инфраструктура — прокладка новых дорог, тепловых и электрических сетей, возведение школ и т. д. — «повиснет» на инвесторе, это неминуемо приведет к существенному удорожанию объекта. Такая затратная статья в одиночку бизнесом реализована быть не может! Государство может и должно участвовать в этом, но оказывать поддержку бизнесу только в тех случаях, когда будет уверено в том, что бизнес будет содействовать ему в решении насущных задач. Здесь можно говорить о предоставлении жилья отдельным категориям граждан, решении вопроса по переселению людей из аварийного и ветхого жилья, в целом о создании общегородской инфраструктуры. Именно поэтому сомнений в том, что ГЧП в сфере жилищного строительства будет активно развиваться, у меня никаких нет. Как государство не в состоянии самостоятельно решить все задачи в области жилищного строительства, так и бизнес не может в одиночку реализовывать масштабные проекты! Поэтому ГЧП в вопросах жилищного строительства — это необходимость. Как для бизнеса, так и для государства.

«СГ»: А кто, на ваш взгляд, должен выступать инициатором будущего партнерства?

В.Г.: На Западе инициатором таких проектов выступает, как правило, бизнес, исходящий из своих планов стратегического развития на определенных территориях или в тех или иных сегментах экономики. В России главный инициатор ГЧП — органы власти, и от их понимания исключительной важности таких проектов зависит очень многое. У нас, например, есть успешный опыт взаимодействия с органами власти в Свердловской области, где инициатива исходила от главы региона, и где впервые в России на региональном уровне стали принимать долгосрочные программы реализации комплексных инвестиционных проектов. Именно поэтому наш проект КОТ «Академический» в Екатеринбурге, рассчитанный на 325 тыс. человек, по праву можно назвать первым успешным проектом ГЧП в сфере жилищного строительства. Проекты такого масштаба возможны только в формате ГЧП. Девелоперы просто не смогут планировать свою работу без тесной взаимосвязи и согласованной позиции региональных и муниципальных властей, а порой и федеральных органов власти. Без четкого посыла, что регион заинтересован в развитии того или иного проекта, начать строительство невозможно. Ведь и инвестору, и государству необходимо понимать, о каких объемах строительства идет речь, какие ресурсы необходимы, как лучше всего обеспечить загрузку региональных мощностей, связанных со строительным комплексом, и какую отдачу получит регион в виде налогов. Наш «Академический » именно потому и стал успешным, что взаимопонимание между властями разного уровня — муниципальными, региональными, федеральными — и бизнесом было и остается полным, а выгода от реализации проекта общей.

«СГ»: И в чем конкретно может выражаться выгода сторон?

В.Г.: ГЧП выгодно всем его участникам. Бизнес от реализации проекта, естественно, получает прибыль, муниципалитет — возможность повысить качество жизни населения и свою инвестиционно-социальную привлекательность, а федеральные власти — действенный механизм решения пресловутого «квартирного вопроса». Государство в целом получает еще и мультипликативный эффект от реализации таких проектов: налоговые отчисления в бюджеты всех уровней, создание новых рабочих мест (как на этапе строительства, так и эксплуатации объектов), увеличение обеспеченности квадратными метрами на одного человека, возможность расселения людей из аварийного и ветхого жилья и др. Частно-государственный тандем привлекателен еще и в том плане, что он позволяет четко разграничить ответственность и фиксирует взаимные обязательства участников проекта. Иначе говоря, бизнес знает, что он отвечает, допустим, за подготовку участков под массовое жилищное строительство, муниципалитет — за транспортное сообщение и т. д. Все обязанности задокументированы.

«СГ»: Но не стоит забывать, что и для девелопера участие в ГЧП является неким имиджевым инструментом, так сказать, показателем надежности компании…

В.Г.: Да, безусловно. Участие частной структуры в проектах с использованием инструментов ГЧП свидетельствует о ее соответствующей компетенции. К тому же, любое ГЧП предполагает подписание соответствующих юридических документов. Это касается всех без исключения субъектов: областей, городов, муниципалитетов. Естественно, что перед подписанием девелопер и предлагаемый им проект тщательно проверяются на финансовую устойчивость, наличие опыта, соответствие другим критериям.

«СГ»: В строительстве каких видов жилья ГЧП может сыграть наиболее важную роль?

В.Г.: Сейчас реализация проектов на основе ГЧП идет, в основном, лишь в сегменте доступного жилья. Между тем, проекты КОТ затрагивают все типы недвижимости, и предназначены для всех категорий населения, так как направлены, в первую очередь, на создание общей инфраструктуры и формирования нового качества жизни.

Цитата в тему

ПРЕЗИДЕНТ ГРУППЫ КОМПАНИЙ «КОРТРОС» ВЕНИАМИН ГОЛУБИЦКИЙ: «Реализация проектов комплексного освоения территорий возможна только в формате государственно- частного партнерства. А ГЧП, в котором остается «Ч», а «Г» пропадает, — бессмысленно»

Кстати

20 МЛРД РУБЛЕЙ из федерального бюджета будет выделяться ежегодно, вплоть до 2020 года, на обеспечение необходимой инфраструктурой земельных участков, на которых будут реализовываться проекты комплексного жилищного строительства. Первые 66 проектов из 33 регионов страны, которые получат финансовую поддержку уже в следующем году, были отобраны на днях Минстроем России. По словам главы ведомства Михаила Меня, средства будут направлены на субсидирование процентной ставки по кредитам на строительство коммунальной инфраструктуры, а также в качестве прямых субсидий — на социальную и внутриквартальную транспортную инфраструктуру.

Автор: Андрей МОСКАЛЕНКО

Россия > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 23 декабря 2016 > № 2027710 Вениамин Голубицкий


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter