Всего новостей: 2259716, выбрано 1 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Акимова Ирина в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценывсе
Украина > Госбюджет, налоги, цены > interfax.com.ua, 2 октября 2014 > № 1189176 Ирина Акимова

И.Акимова: К стратегии президента по развитию Украины до 2020 года у экспертов есть много вопросов

Президентская стратегия развития Украины до 2020 года возродила надежды на то, что у представителей власти не угасло желание начать модернизацию страны Но, в то же время, у экспертов осталось много открытых вопросов в части содержания самих реформ и возможности их практической реализации. Об этом в интервью агентству "Интерфакс-Украина" сказала директор Аналитического центра "Новая социальная и экономическая политика" (НоСЭП) Ирина Акимова.

Считаете ли вы стратегию устойчивого развития Украины до 2020 года полноценной стратегией реформ?

В ходе презентации президент представил только свое видение реформ, а именно — сухой перечень из 62 названий реформ и программ, а также 21 показатель эффективности реализации стратегии к 2020 году. Самой стратегии нет. Иначе говоря, нет конкретного детализированного плана мер, показывающего взаимную увязку различных направлений реформ, разбивку реализации стратегии по годам, конкретных сроков и ответственных. Неясно, почему подготовка и запуск механизма реформ идут так долго? Новая власть пришла на волне ожиданий быстрых перемен и реализации реформ. С учетом прогрессирующего экономического кризиса и сохраняющихся угроз войны, окно для таких реформ может быстро закрыться. У страны сегодня нет времени на раскачку. Для сравнения, детальная программа реформ 2010-14 была полностью проработана (открыто, в рабочих группах, с привлечением экспертов, МФО, с публичными обсуждениями), принята и запущена в выполнение за все те же 100 дней, за которые Порошенко представил видение реформ. В сложные времена есть смысл восстановить «историческую память» и воспользоваться хорошими прошлыми наработками.

Видите ли вы как эксперт цельную картину в длинном списке из 62 названий реформ?

Список из 62 позиций действительно выглядит длинным и разнокалиберным. Не совсем понятно, это перечень всевозможных проблем, или направления реальных действий, которые власть собирается предпринять? В списке перемешаны системные реформы, например дерегуляция, точечные реформы, например качество и безопасность пищевой продукции, государственные программы, которые являются инструментом операционной деятельности правительства, например программа развития для детей и юношества. Что стоит за реформой экономической политики, к которой можно отнести половину всех представленных мероприятий? Такой «винегрет» из множества направлений будет усложнять механизм их имплементации и контроля, а также понимание логики реформ обществом, бизнесом и международными партнерами.

Как показывает прошлый опыт, успешные страны, Польша, Грузия, концентрировались на 5-9 агрегированных направлениях реформ. Делать все реформы одновременно – невозможно. Стратегия - 2020 выделяет 8 первоочередных реформ и 2 госпрограммы. По такой логике, оставшиеся 52 реформы и программы являются второстепенными. Из презентации остаётся неясным, что значит эта второстепенность, когда, на каком этапе, при каких условиях и в каком объеме данные реформы будут выполняться.

Что кроется за теми или иными названиями и насколько согласованы между собой направления реформ? Ответить на этот вопрос нельзя, пока стратегия реформ не появится как серьезный рабочий документ, а не предвыборная декларация хороших намерений. А рисков несогласованности и противоречивости действий уже много. Например, принятая концепция реформы местного самоуправления предполагает возврат финансирования разных видов медицинской помощи «вниз», вплоть до уровня территориальной общины. Эта мера прямо противоречит международной практике и отечественному опыту в области финансирования услуг здравоохранения и может отбросить надежды украинцев на получение качественной медпомощи на много лет назад. Как согласованы положения реформы местного самоуправления с направлениями реформы здравоохранения? Ответ на этот и на другие вопросы, двухстраничный документ, представленный 29 сентября, к сожалению, не дает.

Как вы считаете, соответствуют ли обозначенные приоритеты реформ тем вызовам, которые стоят перед страной?

Украина переживает глубокий экономический спад: по итогам года падение ВВП может составить 10%, общий дефицит бюджета — 12% инфляция — 20%. Гривна обесценилась по отношению к доллару более чем на 60%. ЕБРР ожидает продолжения снижения ВВП в 2015 году на 3%, среди инвесторов резко выросли ожидания дефолта. В то же время, среди приоритетов реформ отсутствует обеспечение макроэкономической стабильности. Отдельные позиции (стабилизация госбюджета, реформа монетарной политики, финансового сектора) разбросаны среди 62 направлений, но, кроме налоговой реформы, не обозначены как приоритетные. Это тем более странно, что ряд ключевых показателей, например уровень госдолга, инфляции и так далее, напрямую завязан на достижение макростабильности.

В списке восьми первоочередных реформ не видно социальных приоритетов правительства. Здесь есть реформа здравоохранения, которая бесспорно очень важна. Однако тема целевой социальной защиты населения осталась за кадром. А ведь в условиях падения реальных доходов и роста стоимости жизни это направление должно стать первоочередным элементом пакета реформ.

Являются ли реалистичными показатели, на которые должна выйти страна после выполнения стратегии?

Достижение ряда показателей представляется мало реалистичным. Например, для удвоения ВВП за 5 лет (до 2020 года) необходимо расти с темпами 14,9% (МВФ оценивает потенциальный рост Украины в 4% в год). Даже если речь идет о ВВП на душу населения по паритету покупательной способности, с учетом текущего кризиса, девальвации и инфляции, база для сравнения в 2014 году окажется, скорее всего, ниже, чем 8 508 долларов указанные в презентации, что будет делать достижение этого показателя еще более проблематичным.

Хотела бы отметить, что существуют внутренние противоречия между отдельными показателями. Например, снижение госдолга до 60% ВВП вряд ли будет возможным, если ориентироваться только на снижение дефицита бюджета до 3% ВВП. Необходимо ставить целью формирование циклически адаптированного, сбалансированного бюджета. Аналогично, рост затрат центрального бюджета на военные расходы до 5% ВВП может вступить в противоречие с намерением увеличить долю местных бюджетов до 65%.

Необходимо подчеркнуть, что ряд показателей выглядят спорно, с точки зрения самой постановки цели. Например, показатель «ограничение 30% доли в объеме закупок одного энергоносителя» ставит акцент на диверсификацию поставок энергоносителей. В то же время, сегодня главной проблемой энергозависимости Украины является крайне низкая энергоэффективность (в 3 раза ниже европейского уровня). Целевой показатель снижения энергоемкости ВВП выглядел бы более логично. Вызывает вопрос показатель о том, что "75 процентов выпускников школ в 2020 должны владеть 2-ма иностранными языками". По логике авторов этот показатель должен отражать качественный скачок системы образования. С нашей точки зрения, владение несколькими иностранными языками вряд ли может рассматриваться как самоцель. Было бы логичным в качестве стратегического показателя ставить вхождение определенной доли отечественных учебных заведений в международные рейтинги. Такой критерий лучше отражает уровень образования, с точки зрения его научной и практической составляющей и соответствия требованиям рынка труда.

Среди ключевых индикаторов реформы очень мало показателей характеризующих уровень жизни населения, что по сути, и является главной целью реформы. Например, логично было бы увидеть среди ключевых показателей конкретную цель по снижению доли населения, которое находится за чертой бедности.

Насколько эффективен механизм реализации плана реформ?

В представленной модели реализации реформ изначально заложен конфликт интересов. Центр реформ (Национальная рада реформ, исполнительный комитет реформ) находится при Президенте. Кабмину уготована роль простого исполнителя воли и видения Президента. Это слабо соотносится с парламентско-президентской формой правления и на данном этапе подпитывает конфликт по линии Президент - правительство. Например, Яценюк в начале сентября представил свой план возрождения Украины, который собирается выполнять до 2016 года. Правительство вместе проектом бюджета на следующий год пытается «продавить» в парламенте свой вариант налоговой реформы, который, как следует из оценок экспертов вошедших в Национальную раду реформ, не отвечает видению стратегии "Украина – 2020". Вместе с тем, у президента нет прямых инструментов, чтобы заставить Кабмин реализовать ту или иную реформу. Если по итогам перевыборов, в парламенте не будет сформировано устойчивое пропрезидентское большинство, данные противоречия будут усиливаться, что будет тормозить ход реформ, либо толкать пропрезидентские силы к поиску вариантов возвращению к Конституции от 1996 года.

Практического механизма реализации реформ, судя по презентации Шимкива, тоже пока не существует. Национальная рада реформ недоформирована, руководителей рабочих групп по разработке реформ только собираются подбирать. Не ясен формат ежегодного плана-графика реформ, и каким нормативно-правовым актом (постановлением Кабмина либо законом) он будет вводиться в силу. Есть хорошие намерения привлекать гражданское общество, бизнес, доноров к разработке реформ и мониторингу их выполнения. Кроме того, всю информацию о реализации реформ, в том числе отчеты о ходе их выполнения, обещают сделать открытой и перевести в он-лайн, чтобы повысить прозрачность власти и возможности гражданского контроля над имплементацией реформ. Все это заслуживает поддержки. Но на практике хорошие намерения всегда остаются только намерениями, если нет конкретных механизмов их реализации.

Сегодня общество познакомилось с двухстраничной стратегией реформ до 2020 года. Чем она станет на практике — красивой оберткой предвыборных обещаний или реальным планом перемен — покажет время.

Украина > Госбюджет, налоги, цены > interfax.com.ua, 2 октября 2014 > № 1189176 Ирина Акимова


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter