Всего новостей: 2257910, выбрано 3 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Горожанкин Константин в отраслях: ТранспортФинансы, банкиСМИ, ИТвсе
Горожанкин Константин в отраслях: ТранспортФинансы, банкиСМИ, ИТвсе
Казахстан. США. РФ > Транспорт. СМИ, ИТ > kapital.kz, 26 августа 2016 > № 1872811 Константин Горожанкин

У Uber и Яндекс.Такси в Казахстане две беды - менталитет и коррупция

Как долго будет сохраняться ажиотаж вокруг сервисов, и чем может закончиться их старт на рынке?

Uber и Яндекс.Такси достаточно громко и уверенно зашли на казахстанский рынок. Алматинцы и астанчане, которым первым посчастливилось оценить все прелести лучших европейских традиций, до сих пор наперебой делятся в социальных сетях своим опытом поездки посредством данных мобильных приложений, а медийные лица республики пишут восторженные рецензии, восхваляя сервис, удобство и комфорт Uber и Яндекс.Такси за сравнительно сущие копейки. Присутствие двух, без преувеличения, гигантов бизнеса такси в нашей стране каждый раз обрастает новыми подробностями и прогнозами. Как долго будет сохраняться ажиотаж вокруг сервисов и чем может закончиться их триумфальный старт на казахстанском таксомоторном рынке – об этом в беседе корреспондента центра деловой информации Kapital.kz с президентом Ассоциации казахстанского интернет-бизнеса Константином Горожанкиным.

- Константин, вопрос ожидаемый – пользовались уже услугами Uber или Яндекс.Такси?

- Да, и могу сказать, что оценил и тот, и другой мобильный сервис по достоинству.

- То есть вы разделяете восторг многих алматинцев и астанчан по поводу вхождения на наш рынок таких гигантов, если это не преувеличение?

- Это действительно гиганты, и мне как потребителю это очень нравится. Бывая в разных странах, я пользовался и Uber, и Яндекс.Такси. Я понимаю, насколько хорошо отлажена эта машина, насколько это глобальные бренды. Их появление в нашем городе говорит о том, что Алматы все больше и больше приближается к инновационным городам. Это здорово. Если смотреть на эти вещи, опираясь конкретно на мою сферу деятельности, то могу сказать, что инвесторы различных проектов стали понимать - интернет все шире открывает возможности Казахстана, электронная коммерция набирает обороты, а за всем этим следуют и другие потоки инвестиций. Опять же, если говорить об Алматы в целом, то, если вы помните, мы уже отметили приход McDonalds. Uber и Яндекс. Такси – это тоже очень хорошие события для мегаполиса.

- Я читала несколько ваших постов в Facebook, посвященных данным брендам. Комментарии очень противоречивые, одни хвалят Uber и Яндекс.Такси, другие недовольны - кто ценой, кто качеством. Как думаете, приживутся у нас эти компании?

- Вы знаете, мне очень хочется, чтобы они прижились. Я отлично понимаю, с какими проблемами сейчас сталкиваются ребята. Это менталитет наших водителей, наших служб такси, которые привыкли жить и работать в других условиях конкуренции, а сейчас вдруг пришли два таких мощных игрока, и действительно они могут многое изменить. Дело в том, что у Uber и Яндекс.Такси немного разные модели, они отличаются, но тем не менее у них все очень хорошо налажено. То, что делают эти ребята, - это огромное количество звонков в службы такси, частным водителям, а дальше нужно просто очень правильно обслуживать. Но вот от того, насколько правильно, очень многое зависит. В настоящее время, конечно, много положительных отзывов, потому что еще идет рекламный период. Представьте, за вами приезжает Bentley или Geländewagen, на которых написано «от 100 тенге». Людям это непривычно радостно видеть, это работает. Но скоро рекламный период закончится. И даже уже сейчас вы можете читать отзывы о том, что водители где-то, что называется, притормаживают, кто-то дополнительно, помимо тех денег, что снимаются с карты, просит наличными, кто-то из водителей жалуется на то, что руководство заставляет их ездить за копейки. Это издержки нашего менталитета, и его нужно прямым образом ломать. Я надеюсь, что эти компании справятся. Пока же отмечу, что однозначно больше положительного интереса. Многие мои знакомые по социальным сетям даже пробовали себя в качестве водителей Uber, и в принципе им понравилось. Uber этим и отличается от Яндекс.Такси, что там позволяется работать и частникам. Яндекс.Такси работает только со службами такси. Вообще, что отмечают частники, у Uber очень сильная в плане требований политика, они не позволяют работать на машинах старше определенного года. Именно поэтому те водители, которые там работают, это действительно достаточно обеспеченные люди. И выходит так, что вы едете на хорошей машине, вас везет человек, который явно чего-то добился в этой жизни, с ним есть о чем поговорить. Другими словами, это не те такси, которые вы привыкли видеть в «Эконом-такси», предположим, или inDriver, для их таксистов работа – это выживание. В Uber водители чаще в свободное от основной работы время ездят, катаются с пользой. Поэтому здесь немного другой концепт. Конечно, есть и плюсы, и минусы у такой модели. Но эффект налицо. Есть интересное такси, интересные люди, интересные направления.

- А что думаете о заявлении того же Uber о том, что он не несет ответственность за качество и безопасность перевозок?

- Это основной пункт, на который давят наши организации такси в Алматы и Казахстана в целом. Так и говорят: Uber и Яндекс.Такси нельзя пускать, потому что они не отвечают за безопасность пассажиров. Здесь есть два ответа. Первый – это то, что у Uber и Яндекс.Такси все-таки, повторюсь, разные модели работы. Uber работает со всеми, и частниками в том числе, Яндекс.Такси – только со службами. И в этом случае уже организации такси берут на себя всю ответственность за пассажиров, их безопасность и так далее. Яндекс.Такси заключает с ними соответствующий договор, таким образом данный сервис можно сразу вывести за пределы претензий, они работают в достаточно понятном правовом поле. Что касается Uber. Насколько я понимаю, были по крайней мере заявления о том, что они работают только с проверенными водителями, проводится как минимум визуальный контроль, требования к документам, если вы видели мобильное приложение – там есть фотография водителя, данные о нем и его автомобиле и, самое важное, есть отзывы людей. То есть, когда вы сажаете своего ребенка в автомобиль и видите, что приехал водитель без положительных рекомендаций, понятно, лучше подстраховаться и дождаться другую машину, у водителя которой будет уже все хорошо. Поэтому в определенной степени Uber все-таки несет ответственность.

- Константин, не могу не спросить вас как профессионала в своем деле, как оцениваете сами приложения, насколько они удобны в пользовании?

- Удобные в пользовании и то, и другое. Но есть такой момент. Когда я был в России и других странах, отмечал тот факт, что наши казахстанские телефоны за рубежом в эти приложения не принимались. Точнее, не принимались Uber, но принимались Яндекс.Такси. И поэтому, если говорить о Москве и Санкт-Петербурге, там я всегда был пользователем Яндекс.Такси. Я не знаю, насколько компании это отработали в Казахстане, я просто не пытался здесь протестироваться с иностранным номером. Казахстанские номера отлично принимаются, СМС-ка прилетает тут же. Единственный большой минус, который я бы хотел отметить и который касается моей прямой деятельности: дело в том, что и у Uber, и у Яндекс.Такси вы привязываете свою карточку для оплаты, и мы четко видим, что в настоящее время оплата по этим карточкам идет не через казахстанские банки. Это нарушение законодательства Visa и MasterCard, правил международной платежной системы. Что это значит? Эквайер (эква?йринг - прием к оплате платежных карт в качестве средства оплаты товара, работ, услуг. Осуществляется уполномоченным банком-эквайрером. – Ред.) этих сервисов находится за рубежом. Давайте я объясню на более простом примере. Предположим, есть магазин, который находится где-нибудь в Алматы, на улице Абая. Для того, чтобы он принимал к оплате любые карточки мира, он должен заключить договор с банком, и этот банк должен ему предоставить pos-терминал. Когда речь идет об интернет-компаниях, pos-терминал не предоставляется, а обеспечивается возможность принимать к оплате через интернет. И если у вас в Казахстане есть местный интернет-магазин, вы опять же заключаете договор с каким-либо местным банком, и он вам предоставляет возможность принимать к оплате карты. Вот Uber и Яндекс.Такси, несмотря на то что они зашли в Казахстан и имеют уже казахстанские представительства, до сих пор используют в качестве банков какие-то иностранные сервисы. Это, повторюсь, нарушение. Я достаточно много общался с представителями финансовых учреждений. Я знаю, что два банка уже написали претензии в Visa и MasterCard с требованием предпринять меры. Им пока не ответили, но я думаю, в ближайшее время здесь произойдут определенные изменения. На самом деле это невыгодно как Visa и MasterCard, так и Яндекс.Такси с Uber, потому что они платят повышенную комиссию за переводы. Надеюсь, в ближайшее время эти вопросы будут решены, и безналичная оплата будет идти через Казахстан.

- Спрашивая об удобстве этих мобильных приложений, я, наверное, больше имела в виду уровень грамотности казахстанцев. Всем ли данные сервисы будут по плечу, ведь как мне кажется, только определенная возрастная категория продвинута в этом плане. Или я ошибаюсь?

- Вы знаете, когда я 6 лет назад работал в банковской сфере и мы запускали различные банковские продукты, а чаще всего мы запускали их так: увидим, что это уже есть в России, Украине, за рубежом, и тоже брались за это, так вот, когда мы запускали определенные сервисы, темп, в котором пользователь начинал осваивать данную услугу, был гораздо выше, чем в России или где-либо еще. Это говорит о том, что наши пользователи действительно созрели. Количество смартфонов на душу населения велико. И люди у нас весьма и весьма грамотные. Приложения Яндекс.Такси и Uber настолько просты, там есть, грубо говоря, защита от дурака – то есть если вы вдруг на что-то не то щелкнете, ваш телефон не взорвется (смеется). Куда бы вы ни кликали, там все будет хорошо. Люди пользуются, им нравится. По крайней мере, из общей массы того, что я слышал, больше позитива.

- Константин, вопрос больше как к неравнодушному горожанину, как думаете, какой прогноз в отношении казахстанских компаний в сфере такси? Придется ли им выживать в условиях такой конкуренции?

- Думаю, да, придется. Объясню: если раньше вы открывали службу такси, у вас было два фактора - водители и call-центр, который собирает звонки. По сути, сейчас, с их приходом, вы можете от второй части отказаться, ну или конкурировать с Яндекс.Такси и Uber. Если все же отказываетесь, то вам эти самые звонки передают уже они – эти сервисы, а ваши люди продолжают делать свою работу, в принципе, они никакую разницу и не почувствуют. Единственное, если только раньше эти звонки приходили им по рации с информацией - выезжайте туда-то за тем-то, то теперь это будет приходить в виде СМС в их мобильном приложении. Другими словами, для организации, которая работает на рынке такси, настало время выбора: или им дальше инвестировать в полноценную службу такси, у которой есть call-центр и машины, или передать вопросы связи Uber и Яндекс.Такси. Да, придется делиться комиссией, но зато они будут обеспечены большим потоком заказов. Единственное, их таксисты тогда должны будут соответствовать требованиям – вежливо, корректно отвечать, принимать онлайн-оплату, нормально доставлять до нужной точки и прочие вещи.

- А в целом что думаете о казахстанском рынке таксомоторного бизнеса, без учета двух новых игроков?

- Можно сказать, что он достаточно развитый, но, с другой стороны, Алматы, как никакой другой город Казахстана, заполнен частниками. Даже проезжая на машине, вы можете встретить голосующих на улице. Человек, стоящий у дороги с вытянутой рукой, – это показатель того, что в этом городе не все в порядке с официальными такси. Это значит, что люди считают - им гораздо легче остановить машину таким образом, они готовы даже рискнуть своей безопасностью, только чтобы не платить дорого. Для рынка это был своего рода сигнал. Сейчас, с приходом Яндекс.Такси и Uber, я думаю, многое изменится, и таких людей, голосующих на улице, просто станет меньше. Тех частников, которые сегодня «бомбят» в Алматы с номерами B и X, при всем уважении к этим регионам, я понимаю, что для многих из них это вопрос выживания, но их должно стать меньше. Их слишком много в городе, и это, безусловно, тянет за собой шлейф определенных проблем, начиная от пробок и заканчивая экологическими моментами. Если сейчас у Яндекс.Такси и Uber все получится, у частников останется только два варианта – или уехать из города и заниматься другими вопросами, или входить в организации такси и устраиваться туда на работу. Это сильно изменит наш город. И дай Бог, чтобы это случилось, потому что так мы будем ближе к цивилизации.

- Вы сказали «если у них все получится». А если не получится? По каким причинам эти компании могут покинуть казахстанский рынок?

- В нашей стране все возможно. Это связано как с нормальными вещами, такими как менталитет, и с ненормальными - как коррупция. Например, все знают, что до недавнего времени лидером рынка такси Алматы и Казахстана в целом был inDriver. По каким-то непонятным причинам, с приходом Uber и Яндекс.Такс, и inDriver стали блокировать, причем за месяц, два до прихода данных двух игроков. Все это знают, понимают, что это незаконно, все, может быть, даже прекрасно догадываются, кто это делает, но ничего не происходит, всех как будто это устраивает. InDriver – российская компания, базируется она в Якутске, ребята на самом деле очень сильно обижаются, на определенном этапе они делали очень большое дело. Почему их решили вдруг заблокировать? У людей складывается ощущение, что с приходом Яндекс.Такси и Uber кто-то из людей, которые находятся наверху, получил какую-то долю и начинает просто нечестными методами убирать конкурентов. Это неправильно. И я не исключаю, что если эти компании заходят через такие неправильные вещи, может случиться, что они просто уйдут – не договорятся, обидятся, поссорятся. Их потом точно также будут убирать. Это конечно, очень плохо, что в Казахстане есть такого рода вещи, поэтому важный момент - коррупция. И второе, как я уже сказал, – менталитет. Может быть и такое, что им не удастся перестроить наших водителей. Например, сейчас Uber уходит из Китая.

- По тем же двум причинам?

- Там вопрос менталитета и плюс противостояние с китайским руководством, которое считает, что местные компании тоже достаточно сильны, и там действительно есть местные конкуренты, которые с Uber борются разными методами. И данный сервис не придумал другого выхода, как продать свое китайское представительство. Есть и другие примеры. Например, очень тяжелая ситуация у Uber во Франции. Дело в том, что в этой стране в отличие от Казахстана лицензируется деятельность такси, то есть все на очень серьезном уровне.Там высокая стоимость лицензии, и выкупают ее сами водители. И, конечно, приход конкурентов многим не нравится. Люди вложили свои деньги, причем раньше в Париже регулировалось количество таксистов, и получалось, что все как бы немного зарабатывали. Тут вдруг пришел Uber, который дал понять: зарабатывать теперь могут все – любой француз, или даже не француз, а араб в Париже может стать таксистом. А те, кто купили лицензии за солидные средства, потеряли заработок. Там на самом деле сейчас серьезные волнения, временно стало тише в связи с разного рода событиями, такими как теракты и другое, а до этого французские таксисты перекрывали площади и требовали прогнать Uber. Поэтому против этих сервисов в определенных странах имеется некоторое давление. Но в целом по миру они достаточно успешны, развиваются.

- Если говорить о ментальности, давайте поймем с вами, каким вы видите водителя такси в идеале?

- В идеале? Таксист должен меня найти там, где я нахожусь. Он не должен мне перезванивать. Он не должен хуже меня знать город. Он должен уметь пользоваться мобильным приложением, должен подъехать туда, куда мне нужно. Я должен сесть, он меня приветствует, спрашивает - правильно ли он понял, что мне нужно доехать туда-то. Я говорю – да. И дальше все будет зависеть от меня как от пассажира. Если я хочу с ним разговаривать, я ему задам вопрос, если не хочу, не надо меня трогать. Он должен меня довезти, сказать «до свидания». Потом в случае с Uber и Яндекс.Такси деньги просто снимутся с моей карты, мы взаимно благодарим друг друга, и водитель едет дальше. Вот и все. Ну и, конечно, во время движения будет здорово, если он не будет ругаться на пешеходов, других водителей и так далее, а будет вести себя тихо и корректно (улыбается).

- А что с тарифами? Все правда очень дешево? Насколько я знаю, у того же Uber есть градация - за подачу машину, за ожидание, за доставку пассажира. Это ведь не очень удобно.

- Здесь на самом деле можно долго спорить, но ключевой вопрос мы должны определить для себя сами. Если раньше вы садились в такси и говорили – 500 тенге до парка им. Горького условно, то теперь эти же самые 500 тенге просто раскладываются по неким статьям. И я думаю, всем людям это нравится, хотя бы потому что в любом случае выходит дешевле, чем они ездили раньше. И для многих людей это главное преимущество. То, что тарифы какие-то сложные, большинство просто не заморачиваются. Они узнают стоимость по факту, сколько с них списывает компания, и многие отмечают низкую стоимость услуги. У Яндекс.Такси тарифы легче для понимания. Учитывая, что они заходили через несколько недель после Uber, было сделано специально так, что цены были ниже. Другой вопрос, через какое-то, как я уже говорил, время рекламный период закончится, думаю еще месяц-два, а дальше начнется реальная конкуренция. И в этот момент их цены могут сравняться с обычными организациями такси, а дальше будет выигрывать только качество. В этом случае люди начнут уже реально считать свои деньги. Уже сейчас случается разное. Одна дама в Facebook рассказала историю о том, что очень сильно удивилась, когда таксист повез ее не по прямому маршруту, а по обходному пути. Он ей объяснил, что так будет меньше пробок, но пробок оказалось еще больше, и в итоге с нее сняли денег больше, чем она рассчитывала. Наверное, это опять упирается в наш менталитет. Так вот здесь все очень просто. У Uber и Яндекс.Такси, напомню, есть возможность оценить вашего таксиста. Соответственно, когда вы выставляете жалобу, вы можете увидеть ответ: «Вы больше никогда не увидите этого таксиста у нас на линии. Мы его увольняем». Вот и все. И только таким методом, если мы как горожане, пассажиры, будем сразу сигнализировать и помогать сервисам делать качественно работу, то все получится.Обязательно оцените после поездки вашего водителя, хорошие люди будут больше зарабатывать, плохие - меньше и будут уходить оттуда. Еще что касается дешевизны расценок. Сейчас даже пошел такой разговор, люди стали анализировать, что с приходом Яндекс.Такси и Uber появился смысл отказаться от собственного автомобиля. Давайте прямо сейчас попробуем подсчитать. Человек как минимум два раза в день едет на такси - из дома на работу и с работы домой. Через Uber и Яндекс.Такси сейчас это может стоить смешные 200 тенге. Хорошо, давайте будем считать с запасом - по 500 тенге туда и обратно. 1000 тенге в день. Или 30 тыс. тенге в месяц.

- А если не два раза в день, а больше? Сейчас такое время, что в течение дня человек должен успеть попасть в четыре-пять разных точек.

- Ок, давайте посчитаем с учетом пяти точек. Эдакий суперавральный день. 30 тыс. в месяц – это на 2 точки, если 5, умножаем на 5 – 150 тыс. тенге в месяц вы потратите на такси. Теперь давайте посчитаем бензин. Я, предположим, заправляюсь раз в неделю. Полный бак мне обходится в 7-8 тыс. тенге, это обычный 92-й бензин. 8 тыс. тенге умножаем на 4 недели – 32 тыс. Еще не забывайте, что есть такая вещь как штрафы. Сколько вы в месяц набираете штрафов? У меня один-два бывает железно, я достаточно быстро езжу, и штрафы тоже весьма серьезные.

- Хорошо, два штрафа по 10 тыс. тенге.

- Сейчас таких штафов уже нет (смеется). В общем, набежит тысяч 60, а учитывая еще, что вам нужно масло менять, платить налог на автомобиль. При этом я отмечу, что мы умножили в 5 раз, то есть в среднем 12 поездок в день. Все-таки мало таких людей, которые столько ездят. Львиная доля - это те, кто ездит с работы домой и из дома на работу. Для них получается Uber и Яндекс.Такси становится в 2 раза дешевле, чем содержать свой автомобиль. Свое авто нужно еще где-то ставить, его могут покорябать, он может врезаться, за все это придется платить. Набегает очень много. А эти сервисы позволяют экономить. За ними будущее. У нас сейчас есть даже такое: нужен вам автомобиль, но купить не можете, обращаетесь в определенный сервис, вам приходит СМС о том, что автомобиль находится на такой-то улице, ключи там-то. Вы подъезжаете, открываете автомобиль, едете, потом ставите в нужном месте, извещаете этот сервис, с вас снимают деньги. Юберизация продолжается, другими словами, и тут много направлений. Почему, к примеру, городские власти поддержали данные компании? Им выгодно, если люди будут меньше пользоваться собственными авто. Это решение вопроса пробок и все остальное. Если вы были в Лондоне, других столицах мира, вы наверняка заметили, что там в центре нет автомобилей, только такси. Как они это сделали? Сначала просто отладили рынок такси, потом сделали очень дорогие парковки в центре, когда за час нужно заплатить 2-3 евро – понятно, вы с такими ценами вряд ли уже будете останавливаться на своем авто в центре. Я думаю, алматинские власти ведут к тому же. Постепенно будут закручиваться гайки в отношении парковок, сейчас уже начата эта работа, дай Бог, чтобы все получилось. В итоге, мы придем к тому, что для очень многих людей автомобиль станет той машиной, на которой в выходные можно будет съездить в горы, не более. А в будни они будут пользоваться общественным транспортом или такси.

- Вернемся к разговору о самих приложениях. У вас не возникало желания как-то «наворотить» их, «апгрейдить», чисто спортивный интерес в силу профессии?

- Я точно могу сказать, эти приложении в «наворотах» не нуждаются. Объясню, почему. Над этими мобильными приложениями работает большое количество умных людей. Они пропускают через себя весь клиентский опыт. То есть собираются отзывы и все прочие вещи. Все сделано на таком высоком уровне, что в принципе у человека, который ни разу им не пользовался, не возникает проблем. Поэтому что-то добавлять – то вряд ли, если что-то и появится, то это случится раньше, чем вы об этом подумаете. Поймите, это такие глобальные игроки, большие корпорации, они все делают очень качественно, добавлять что-то нет смысла. Единственное, в чем тут дело. У Google хуже карта по Казахстану, чем у Яндекса. Объясняется это тем, что Яндекс специализируется на каком-то небольшом количестве стран, Казахстан он действительно очень хорошо отснял, там есть все улицы, на двух языках, он следит за изменениями номеров домов, показывает пробки и так далее. Google к Казахстану пока так близко не подходил, поэтому карта хуже. Этим очень часто объясняется то, что когда ездит Uber, а он ездит по картам Google, водитель часто не может вас найти. А водитель Яндекс.Такси ездит по карте Яндекса, соответственно находит быстрее. Насколько я знаю, Uber принял решение, что теперь он будет делать свои карты, хочет вообще отказаться от Google. Это будет большая экономия для них. Насколько это получится - вопрос. Потому что, когда компания от одной специализации начинает заниматься чем-то еще, это всегда большой риск, потеря фокуса. Но если получится, Uber будет молодец и станет однозначно дороже.

- Константин, большое спасибо за интересную беседу, успехов вам!

Казахстан. США. РФ > Транспорт. СМИ, ИТ > kapital.kz, 26 августа 2016 > № 1872811 Константин Горожанкин


Казахстан > СМИ, ИТ > kapital.kz, 1 июня 2016 > № 1775285 Константин Горожанкин

На рынке интернет-коммерции время солировать государству!

В 2016 году объем рынка электронной коммерции в Казахстане превысит $3,5 млрд

В 2016 году объем рынка электронной коммерции в Казахстане превысит $3,5 млрд. А дальнейшая работа с населением страны, особенно жителями регионов, по популяризации интернет-покупок будет способствовать формированию еще более высокого показателя и интереса к интернет-магазинам. Такой прогноз озвучивал президент Ассоциации казахстанского интернет-бизнеса и мобильной коммерции Константин Горожанкин еще в 2009 году. Сегодня вместе с корреспондентом «Капитал.kz» глава профильной ассоциации попытается понять, сбылся ли его собственный прогноз и насколько оправданы ожидания относительно дальнейшего бурного развития интернет-сегмента.

- Константин, давайте оценим ваши таланты оракула. Семь лет назад вы прогнозировали, что объем современного рынка электронной коммерции составит $3,5 млрд. Сбылся ли этот прогноз?

- На тот момент электронная коммерция в нашей стране только зарождалась. Почему я делал этот прогноз? Мне нужно было обосновать для инвесторов вложения в процессинговый центр. Можно сказать, что сегодня рынок равняется порядка $3 млрд, из них 800 млн – это деньги, которые казахстанцы тратят здесь, и порядка двух миллиардов они потратили за рубежом. Если говорить в целом, то вроде бы все состоялось. На самом деле мои прогнозы были более чем консервативными, рынок вырос гораздо больше. Но не надо забывать, что с 2009 года случилось уже три девальвации в нашей стране. И если бы мы эти прогнозы делали не в долларах, а в тенге, то сейчас возможный рост был бы намного выше. Поэтому, если отвечать на ваш вопрос – да, прогнозы более чем подтвердились и рынок развивается так, как он и должен развиваться.

- Даже несмотря на череду девальваций?

- Да. Более того, если бы не девальвации, мои прогнозы были бы в три раза занижены. Единственное, есть такой момент. Когда мы считали рынок, предполагали, что деньги казахстанцами будут потрачены в отечественных магазинах. Но, как показала практика, местные предприниматели и местные инвесторы до сих пор еще достаточно слабо верят в наш рынок. Иностранные интернет-магазины у нас отъели солидную долю. Но не все так плохо. Если в 2011 году в казахстанских магазинах оставалось только 15% денег, в 2014 году этот процент составил 30%, то сейчас, к 2016 году, я так думаю, мы подойдем к 45-50%. Постепенно отвоевываем у иностранцев рынок.

- Как игроки рынка пережили августовскую девальвацию?

- Мы к ней готовились, я имею в виду Ассоциацию казахстанского интернет-бизнеса. По опыту Украины и России видно, что после девальвации наступает некоторое затишье, а потом идет рост пользователей в интернете. Позже мы увидели это и в Казахстане. Да, сначала был небольшой шок, люди были ошарашены, доходы у них уменьшились в два раза, но потом они стали понимать – дешевле всего покупать в интернете. Здесь действительно проще выбирать, находить оптимальные с точки зрения цены и качества товары и услуги. Нужно понимать, что если вы осуществляете покупку в интернете, вы от цены, которая имеется в обычном магазине, получаете меньше на 3-5%. Это очень удобно. И плюс доставка в течение дня. Все это очень здорово, согласитесь.

Мы видим, что казахстанцы повели себя ровно так же, как россияне и украинцы. Они стали больше выбирать и заказывать в интернете. В результате девальваций посещаемость у сайтов интернет-магазинов значительно увеличилась.

- Нет худа без добра, как говорится. А помимо девальваций, есть ли еще какие-либо знаковые факторы, которые произошли на рынке и определенным образом повлияли на его развитие?

- В 2016 году запустились, наконец, мобильные платежи. То есть появилась возможность оплачивать покупки в интернет-магазинах со счетов на мобильном телефоне. Мы очень долго это дело отстаивали, с нашей ассоциацией работают два мобильных оператора и они пришли как раз для того, чтобы лоббировать этот момент в законодательстве. Везде в мире это уже разрешено, но наши банки опасались конкуренции со стороны мобильных операторов и поэтому не давали такую возможность. Но были найдены другие пути в законодательстве, и все это запустилось.

Технология мобильных платежей рассматривалась нами как способ оплатить некие эмоциональные покупки – когда вы только что что-то увидели, захотели купить и купили. Это из последних событий. Теперь если говорить о рынке в целом, то мы сейчас видим, что люди стали больше ходить в интернет и что на наш рынок все больше и больше обращают внимания зарубежные игроки.

- Давайте поговорим о кибержуме – вашем детище. Имеет ли этот инструмент сегодня успех?

- Кибержума – это, можно сказать, американское изобретение. Когда мы в рамках Ассоциации казахстанского интернет-бизнеса и мобильной коммерции продумывали эту идею, мы взяли за основу американский киберпонедельник. Это один день в году, когда товары в интернете значительно дешевле, чем они находятся в офлайне. Это делается для того, чтобы как можно больше людей сделали свою первую покупку. Есть такая статистика, что человеку, для того чтобы купить в первый раз что-либо в интернете, нужно быть в нем порядка двух лет. То есть вначале это социальные сети, развлечения, потом это поиск, потом что-то еще и постепенно он начинает думать – «ага, ну-ка, попробую что-нибудь еще купить». И вот кибержуму мы делаем для того, чтобы это «ага, давайте я куплю» быстрее попытались сделать максимальное количество людей. Им приходит товар, они видят, что их никто не обманул, и начинают этим пользоваться.

В 2013 году мы провели свою первую кибержуму, я считаю, тогда она уже была успешной. Для нас ключевые показатели, на которые мы смотрим, – это, первое: сколько новых интернет-пользователей совершили покупки в магазинах, потому что там всегда есть история и они понимают, кто уже покупал, а кто новый клиент. И второй момент – это сумма, на которую купили, а также посещаемость. Если в первую кибержуму на сайте лидера казахстанского интернет-рынка – Lamoda – за один день было сделано более тысячи заказов, то уже через два года та же Lamoda впервые получила три тысячи заказов. То есть с 2013 по 2015 годы произошел рост в три раза.

- А как с интернет-грамотностью обстоят дела? Ведь далеко не все понимают, как приобрести тот или иной товар?

- Как говорят наши интернет-магазины, для них кибержума всегда своего рода проверка на прочность. Идет большой трафик, причем приходят люди, которые раньше ни разу не покупали, поэтому увеличивается количество звонков с такими простыми вопросами, как «что делать, как мне положить товар в корзину», «где найти корзину?» и так далее. То есть людям это надо объяснять, говорить. Факт в том, что мы четко понимаем, кибержума успешна. Все магазины, которые участвуют, отмечают увеличение посещаемости и покупок.

Кибержума – это успешный кейс, но таких кейсов надо больше. Нужно все-таки участие по линии профильного министерства, нужно повышать активность людей. Интернет-покупки интересны со всех сторон. Государству – тем, что, когда человек покупает в интернете, он уходит от нала. И, соответственно, интернет-магазин, хочет он этого или нет, заплатит эти налоги, потому что все проходит по счетам. Когда человек покупает через интернет, он как раз развивает электронную коммерцию, помогает расти рынку, показывает, что он уже экономически состоялся. Ну и, соответственно, для интернет-магазина это выгода. Чем больше будет оборот у интернет-магазинов, тем выгоднее будет товар для клиента.

- К вопросу о том, что государство в лице профильного министерства должно взять на себя определенную нагрузку. Ваша ассоциация работает в этом направлении, доносит нужную информацию до нужных кабинетов?

- Да, у нас есть несколько направлений, которые мы всегда продвигаем. Ключевое, для чего мы создавались, – это изменения в законодательстве. В принципе из года в год мы добиваемся определенных вещей. Например, в этом году, как я уже сказал, – электронная коммерция. В прошлом году – электронные счета-фактуры. За год до этого – закон об электронной коммерции. В этом году мы для себя поставили цель – как можно больше интернет-магазинов завести в парк информационных технологий. У нас есть специально созданная нашим президентом свободная экономическая зона в парке информационных технологий, но почему-то так сложилось, что интернет-магазины в него не попадают. И для нас это некий нонсенс. Мы видим, что есть налоговая зона, где интернет-магазины могут экономить и вкладывать сэкономленные деньги в свое развитие. Но нас, повторюсь, почему-то туда не пускают. Поэтому мы сейчас прорабатываем вопросы с ПИТом о том, чтобы все-таки решить этот момент. Плюс ко всему мы делаем рейтинги. Раз в год мы считаем крупнейшие интернет-магазины, мобильные приложения, чем люди вообще пользуются, как, насколько активно, кто их разрабатывает и так далее. Мы с этого года будем считать веб-студии, стартапы, инвесторов. То есть это пять рейтингов, которые мы делаем для популяризации интернета, интернет-бизнеса в нашей стране.

Казахстан > СМИ, ИТ > kapital.kz, 1 июня 2016 > № 1775285 Константин Горожанкин


Казахстан > СМИ, ИТ > kapital.kz, 22 февраля 2016 > № 1660939 Константин Горожанкин

Е-commerce в Казахстане расцветает на почве кризиса

Каково самочувствие участников рынка электронной коммерции? Стали ли инвесторы жаднее? Какие стартапы готовятся покорять Казнет?

Рынок электронной коммерции в Казахстане последние годы набирает темпы роста. Обороты уже перевалили за 700 млн долларов. Грянувший кризис, конечно, внес свои перемены: с февраля интернет-магазинам запретили ставить долларовые цены, вопрос о введении налога с продаж в интернете затягивается, IT-ивентов стало заметно меньше. Однако на сложившуюся динамику рынка все это никак не повлияло. Напротив, кризис показал, что именно этот сегмент рынка сегодня наиболее перспективен, появились новые возможности для роста онлайн-торговли. О состоянии и проблемах e-commerce в нашей стране корреспондент центра деловой информации Kapital.kz побеседовал с главой Ассоциации казахстанского интернет-бизнеса и мобильной коммерции, руководителем школы iStartUP Константином Горожанкиным.

- Каково самочувствие участников рынка e-commerce?

- Как это ни странно, электронная коммерция сейчас набирает обороты. Продолжает набирать. И, на мой взгляд, кризис даже стал толчком для е-коммерса. Например, в Украине и России, где это раньше произошло, вначале было какое-то затишье, то есть люди привыкали к новому курсу, а потом очень активно народ пошел в интернет. Чем это объясняется? Люди, когда становится меньше денег, начинают принимать более рациональные решения, начинают сравнивать. Интернет – наилучший ответ на вопрос, где дешевле купить. Поэтому мы сейчас видим, что в ряде сервисов очень большой рост. Из тех проектов, которые ведет Ассоциация, Ticketon за прошлый год вырос более чем в три раза за год, это притом что сфера кино упала - просто через интернет люди стали покупать билеты чаще.Они могут выбрать, где дешевле кинотеатр, и идут в этот кинотеатр. Второй пример – магазин шин и дисков Gepard. Январь 2015 года к январю 2016-го - рост в 6 раз. Опять же люди экономят, начинают больше искать в интернете и идут туда, где дешевле. То есть, отвечая на ваш вопрос, с точки зрения интернета, по крайней мере крупных магазинов-лидеров рынка, е-коммерс однозначно идет вверх.

- Как же меняется оборот электронных денег в Казахстане?

- У нас есть цифры по 2014 году – это порядка 800 млн долларов. По 2015 году цифры еще не подбивались - сейчас налоговая отчетность до середины марта, и после этого мы, как обычно, будем собирать рейтинг. 2014 год вырос к 2013-му в долларах на 43%, в тенге - на 70%. По моим расчетам по этому году, я думаю, рост будет такой же, понятно, что в долларах несколько меньше ожидается рост, в тенге примерно на уровне 70%.

- Где сегодня искать инвестиции на стартап? Стали ли инвесторы жаднее?

- Знаете, у меня всегда было ощущение, что денег в Казахстане гораздо больше, чем стоящих проектов. Реально хороших стартапов мало, и за ними гоняются инвесторы. Денег меньше не стало, их стало только больше! Обратите внимание, что сейчас с рынком недвижимости, куда обычно шли инвестиции. Недвижимость встала, и, получается, остается либо вкладывать в акции каких-то зарубежных стран, или все-таки открывать бизнес. Поэтому с точки зрения стартапов сейчас золотое время. Очень много людей с деньгами, которые готовы во что-то вложиться. Сейчас мы в iStartUP-школе как раз определяем десятку, которую будем готовить в этом сезоне. И, например, в прошлом сезоне половина проектов получила инвестиции, никогда у нас так успешно не было. Я думаю, в этом году даже еще больше будет проектов успешных.

- Как оценивать риски, инвестируя в стартап?

- У нас на рынке очень много «неправильных» денег, люди совсем не понимают, что значит инвестировать в стартапы, они ждут – мы сейчас вам дадим деньги, заключим договоры, и, значит, через год хочешь-не хочешь отдавай, плюс мои 20 процентов. Так не работает. Здесь рисковые инвестиции, и надо это инвесторам объяснить. Вменяемого инвестора мы выводим на стартап, кто невменяем, мы их отрезаем – нет, ребята, идите инвестируйте в нефть, газ, сельское хозяйство. Мы помогаем вложить деньги в грамотный проект и сделать меньше ошибок. Есть стартапы, которые мы называем «грантогрызы». Государство периодически выделяет гранты на такие вещи, и многие люди набили на этом руки, красиво пишут бизнес-планы, но это все не работает, хотя и идет под гранты. Вот таких ребят мы не пускаем на инвесторов.

- Вы сказали, наступает золотое время. А для каких интернет-сервисов?

- Покупатель меняется. Люди однозначно сейчас смотрят на более дешевое, чем на более качественное. Они отказываются от развлекательных сервисов в пользу сервисов первой необходимости, поэтому, я уверен, что если сейчас будут запускать грамотные интернет-аптеки с возможностью сравнения цен на лекарства во всех аптеках города и тебе доставят домой – это плюс. Потом – продукты питания. Если появится сервис, который будет сравнивать продуктовую корзину в разных магазинах и с доставкой, его ждет успех. Мне, например, это было бы интересно в сегменте спортивных товаров. У нас там еще нет лидера. В сегменте фитнес-центров. Такие агрегаторы позволяют экономить деньги и время. И это могло бы быть успешным. У нас же куча еще незакрытых сегментов е-коммерса!

Если говорить о том, куда сложно выйти, однозначно это одежда. Очень крупные российские игроки Lamoda, KupiVip, WildBerries съели этот рынок, и там Казахстан уже не поместится. Рынок, который съел Казахстан, – это бытовая техника. Тут уже, наоборот, иностранцам не зайти, потому что наши крупные сети вышли: Sulpak, Технодом, Планета электроники – у всех есть интернет-магазины. Ну и есть несколько чистых интернет-магазинов – Flip, Chocomart, которые торгуют бытовой электроникой, то есть там уже борьба, стоимость клика очень дорогая, и туда уже сложно зайти.

А есть пустые сегменты, где нет явных лидеров, куда можно еще заходить: детский сегмент, сегмент товаров для животных, аптеки.

- А как насчет развития электронных базаров в Казахстане?

- О чем я и говорю! Например, рынок "Адем". Хочется, например, зайти на сайт Adem.kz и увидеть, сколько стоит куртка кожаная мужская во всех точках, чтобы не обходить все бутики. Если он появится – почему и нет? Но другой вопрос вот в чем. Эти люди, которые сидят на базаре, они умеют продавать, что называется, face to face. У них вообще нет навыков, как это продается в интернете. И если сейчас они придут, с 99-процентной вероятностью у них ничего не получится. Нужны профессионалы, которые придут в "Адем" и скажут: «Давайте мы вас всех научим продавать через интернет или мы сделаем за вас сайт, а вы нам платите за аренду нашего сайта, но мы будем правильно для вас приводить клиента». Подобную работу сделал, например, Satu.kz – по сути, это тот же самый базар. Барахолка тоже может вливаться туда. И этот процесс уже идет.

- То есть уже и алматинская барахолка в интернет выходит?

- Да, это уже случилось. Сейчас, если вы покупаете на барахолке, они говорят: «А у нас еще есть сайт. - А где? - На Satu.kz». Те продавцы, кто пограмотнее, они уже понимают, что на барахолку люди ходят уже меньше, кто-то в пробках не хочет стоять, кто-то забыл об этом и покупает в обычных магазинах. Надо искать новый подход для людей и выходить в интернет.

- Интернет-продажи в Казахстане с недавних пор перешли на тенге. Как вы оцениваете эту инициативу?

- Крупные интернет-магазины всегда продавали в тенге. У нас только были доллары, когда физлицо продает физлицу через сайты типа Колеса, Крыша, Olx, Satu.kz. На самом деле этот тренд правильный, в той же России они давно уже оторвались от доллара, и у них там люди привыкли давать цены в тысячах рублей и на квартиры, и на дома. С точки зрения перехода у интернет-магазинов сложностей не возникло. Единственная была сложность у тех, кто имел мобильные приложения: если на вебе сменить легко, то в приложениях надо обновить версию, чтобы iOS ее одобрил, и что пользователь обновил приложения. Вот в этом была задержка, а так очень быстро все сменили на тенге. Проблемы в этом не было.

- Сейчас, когда изменился курс доллара, покупать на таких зарубежных ресурсах, как Amazon, AliBaba, AliExpress, TaoBao, стало ведь не очень выгодно…

- Я считаю, что изменение курса – да, немножко повлияло, но не значительно. Люди просто стали покупать более дешевые товары. Сумма чека стала меньше в долларах, в тенге, может, даже больше за счет прыжка. Вот и вся разница. Но продолжают покупать. Мы еле-еле с 10 до 30% выросли за последние три года до покупок у нас здесь. То есть 30% - это казахстанские интернет-магазины, а все остальное – зарубежные. Почему? Потому что наши предприниматели пока не создали в каждый сегмент «закрывашки», и соответственно люди это вынуждены покупать за рубежом. В этом плане мы очень сильно отличаемся от России, где, наоборот, 40% покупок идет в зарубежных интернет-магазинах. У них свои магазины весь рынок съели одно время, но сейчас люди все больше и больше начинают искать в других интернет-магазинах. Где дешевле, дешевле и еще раз дешевле. Что хорошо в интернете - тут абсолютная конкуренция. Если вы что-то научились делать лучше, чем иностранцы, купят у вас, не научились - купят у иностранцев. Все на расстоянии клика.

- Сколько ежемесячно в Казахстане возникает интернет-магазинов и какая доля из них выживает?

- Магазинов, в которых происходит оплата по карте хотя бы раз в месяц, мы их называем «активные магазины» – таких порядка 2 тысяч в Казахстане. Лидеров, для кого это уже бизнес окупаемый, их не так много, а сколько ежемесячно приходит-уходит, никто не подсчитывал руками, что называется. Хотя это было бы интересно. Но я могу сказать так: у нас в Ассоциации есть 3-4 веб-студии и, разговаривая с ними, мы понимаем, что сейчас практически 90% их заказов – это интернет-магазины. Люди перестали делать просто сайты, чтобы рассказать про птичек, или корпоративные сайты. Для этого есть шаблоны. Сейчас, если платят деньги веб-студиям, то за помощь в создании бизнеса. Чаще всего - интернет-магазина или какого-то интернет-сервиса. Магазин попроще, сервис – что-то посложнее. И можно взять количество веб-студий по стране, их порядка 200, и такая веб-студия может выпускать в месяц один-два проекта. Значит, примерно 200 новых магазинов и появляются за месяц в Казахстане. Какая часть из них выживает – это сложно оценить. Но скажем так, что таких магазинов, которые в рамках всей страны начинают получать узнаваемость, ежегодно – это просто единицы. Большая часть умирает.

- По каким же причинам умирают?

- Чаще всего проблема в логистике. Вторая важная проблема – это кадры. Просто не хватает кадров. Веб-студий куча, есть процессинги, есть и логистика хоть какая-то – это мы научились делать, а вот как потом привести людей к вам на сайт и заставить их купить – здесь проблема. Кадры, потом логистика, и потом, наверное, то, что у нас многие банки до сих пор блокируют свои карты для интернет-транзакций.

- С этого места, если можно, подробнее!

- Да. Это еще одна проблема. Смотрите, какая ситуация. Вы создали интернет-магазин. Вы ждете своих клиентов, научились уже все делать. К вам пришли покупатели. И – бац! Вы видите, что они пытаются оплатить по карте и не выходит. Вы просто теряете клиента, потратив кучу денег, чтобы его привести себе на сайт. Потому что его банк решил защитить его от мошенников и не разрешает ему платить через интернет. У разных карт разные процедуры открытия карты для интернет-транзакций. Где-то, где поумнее банки, они открывают автоматически, где-то можно позвонить по телефону и хотя бы на день-два открыть, чтобы сделать транзакцию. А где-то даже берут деньги за то, что ты открываешь свою карту для покупок в интернете. Например, АТФБанк. Представляете, в АТФБанке, чтобы заплатили своей картой через интернет, вам надо прийти, заплатить какую-то комиссию банку, и он вам тогда разрешает покупать по карте. Ну это нонсенс! Многих это отпугивает. Такого нет нигде в мире...

- Что вы делаете, чтобы изменить ситуацию?

- Если сейчас говорить не про ассоциацию, а про Processing.kz, мы договорились с несколькими нашими банками, в частности с Халыком, Сбербанком, Нур банком сейчас договариваемся – если интернет-магазин подключен через Processing.kz, уже карты этих банков будут для вас по умолчанию открыты. Это очень большая работа, это годы, могу сказать так. Не сразу они согласились, но сейчас видим, что все больше и больше они соглашаются.

- Вопрос логистики по-прежнему проблемный?

- Да! Почему в Прибалтике хорошо развита электронная коммерция? Они занимают первое место в мире – да они маленькие! Их там три-четыре миллиона на клочке земли, там логистику очень легко выстроить. В Казахстане сложно. Между городами по 600 километров, это очень много. И поэтому здесь делать доставку день в день или на следующий день в рамках города можно, в рамках страны – невозможно. Если только самолетами не посылать, а это очень дорого. Пока проблему логистики мы не решили. Мы очень сильно ждем, чтобы появился сильный игрок, который бы составил конкуренцию Казпочте по всей стране. И нужен игрок, который будет иметь по городу несколько точек выдачи – как это работает в Украине или Москве. В Украине есть УкрПошта, как наша Казпочта, а есть такая замечательная компания НоваПошта. Это частные инвестиции, не госкомпания. Они сделали бизнес логистики по франшизе, которую дали людям. Как это работает? Они говорят: «Если у вас есть какая-то точка на первом этаже в Киеве, вы можете стать нашим представителем. Мы вас брендируем, вы начинаете получать от нас посылки, а люди начинают эти посылки забирать из вашего района. И соответственно вы нам за это платите с каждой посылки какую-то сумму. Какая-то сумма остается у вас». И за счет этого у них сейчас гигантская по всей стране сеть точек выдачи.

В принципе магистральная логистика у нас выстроена. Между городами курсируют огромные фуры, куда можно докладывать свой товар. А вот дальше как в рамках города раскидать этот товар – тут уже если бы такие компании у нас появились, это было бы здорово. Сейчас пока этого нет, и это одна из самых больших проблем е-коммерса в Казахстане, потому что каждый владелец интернет-магазина строит 2 бизнеса. Один бизнес – свой, второй – логистика. Чаще всего второй бизнес его убивает.

- Какая помощь от государства сейчас нужна интернет-бизнесу?

- Закон об электронной коммерции мы давно уже просим провести. Но это долго идет. А вот надо было государству очень срочно сделать перевод сайтов в тенге, они даже у нас не спросили – хоп - взяли и сделали с февраля. Даже не посоветовались с ключевой ассоциацией.

Что мы сейчас делаем? Государство еще до кризиса хотело отказаться от НДС и КПН и перейти на так называемый налог с продаж. Так работают в Америке и в Канаде. Когда вы продаете какой-то товар, сразу в этом товаре есть налог, который вы отдаете в бюджет государству. И мы лоббируем там определенные вещи. И я вижу, что они соглашаются на то, что налог с продаж в обычных онлайн-магазинах будет порядка 10%. Вы покупаете булку хлеба, она стоит 100 тенге, из них 10 тенге этот предприниматель вечером должен отдать в бюджет государства. Так это должно работать. А раньше это работало так: вы в конце года платите КПН. В случае с офлайн-магазином, но оплата безналом – это 7%, в случае с интернет-магазином – 5%. Это был бы еще один тренд, он показывал бы бизнесу – идите в интернет, и тогда будет дешевле. Как сейчас государство поступит – внедрит, не внедрит – это уже зависит от них. Этот вопрос уже год примерно лоббируется, и последние в ноябре были обсуждения в НПП (Национальная палата предпринимателей. - Ред.). Этой весной вроде будут пытаться запустить в этом плане.

Что уже получилось с государством – мы запустили закон об электронных деньгах, 5 лет мы его готовили, он вышел наконец, президент подписал. Относительно недавно мы запустили закон об электронных счетах-фактурах. Это я перечисляю то, что Ассоциация добилась решения каких вопросах. Сейчас на повестке дня закон об электронной коммерции и снижении налогов для интернет-магазинов в случае перехода на эту схему. Мне кажется, это будет очень положительно. Тогда мы покажем клиенту, что, покупая в интернете, вы покупаете дешевле, там даже налог меньше и предприниматель соответственно может дешевле отдать вам товар. А переход в интернет выгоден всем: выгоден государству, потому что, когда идет оплата онлайн, никто не спрячет деньги от налогов. Это раз. Второе – это выгодно людям, они покупают дешевле и выгодно самим интернет-магазинам, они получают нового клиента, раз дешевле отдают, значит, больше людей придет через интернет. Я думаю, это будет полезно для всех.

- Какие новые проекты готовите?

- Мы сейчас ведем несколько проектов. Экологический – AirLab. Я лично курирую стартап AirLab и считаю, что это суперважный проект. Там интересная команда, есть эколог, и они подошли комплексно. Они хотят поставить анализатор, который воздух разложит по составляющим – тут у нас фенол, тут СО2. То есть у алматинцев будет мобильное приложение, и там будет четко видно, что у нас сегодня происходит с воздухом, если вы занимаетесь бегом, вы сможете спроецировать для себя дорожку, чтобы бежать по чистым участкам и дышать кислородом, а не выхлопными газами. Проект не предполагает окупаемость, но предполагает нашу выживаемость.

Еще один нужный проект – онлайн-образование. Во время кризиса люди начинают думать – кому-то надо работу сменить, кому-то надо поднять свои навыки. И онлайн-обучение – это такой компромисс, когда нет времени и ограничения в средствах. Проект будет называться GoUp.kz. Первые курсы должны стартовать где-то в апреле.

Еще один проект – EdBum. Тоже онлайн-обучение, только для школьников. Ребята решили нанять самых крутых школьных учителей в городе. Они будут начитывать курсы вкусно и интересно за 5-10 минут. Косинус разжевать, рассказать, как он применяется в обычной жизни.

- Итак, подведем итоги. Как будет развиваться рынок е-commerce в 2016 году? Какие тренды можете обозначить?

- А. Рынок будет однозначно расти, и неплохо. Потому что люди стали более сознательно подходить к трате денег, они будут выбирать более дешевый товар и лучше, чем через интернет, этого не сделать.

В. Я думаю, все больше и больше секторов будет затрагиваться. Есть сектора, где лидеров пока нет и можно заходить, и в этом году будут перекрываться эти сегменты: аптеки, детские магазины, товары для животных. Должны у них появиться лидеры.

С. Люди в кризис начинают больше думать о знаниях. Кто-то меняет квалификацию, кто-то переходит в другой бизнес, кто-то хочет поднять свой уровень. И онлайн-образование станет трендом этого года.

D. В интернет будет сливаться больше денег. Ну некуда сейчас в Казахстане вливать деньги. Недвижимость падает, и люди с деньгами начинают больше соображать, вкладывать в интернет-проекты.

- Константин, спасибо за беседу!

Казахстан > СМИ, ИТ > kapital.kz, 22 февраля 2016 > № 1660939 Константин Горожанкин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter