Всего новостей: 2524424, выбрано 3 за 0.011 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Гнедовский Алексей в отраслях: Финансы, банкивсе
Гнедовский Алексей в отраслях: Финансы, банкивсе
Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 30 июня 2017 > № 2227142 Алексей Гнедовский

Сыграть на минимуме: какие точки роста есть на просевшем фондовом рынке?

Алексей Гнедовский

генеральный директор ИК «Велес Капитал»

Неоправданные надежды на улучшение отношений России и Запада привели к снижению индексов на полуторалетний минимум. Но даже на падающем рынке есть возможности для инвестиций

Эйфория от прихода к власти Дональда Трампа в США в конце прошлого года позволила российскому фондовому рынку вырасти более чем на 16%. Инвесторами двигало ожидание снятия санкций и нормализация отношений между Россией и странами Запада. Однако уже в начале этого года оптимизм инвесторов постепенно начал сходить на нет. Более того, в середине января действующие американские санкции были продлены на год. В результате весь I квартал 2017 года российский фондовый рынок провел в нисходящем тренде.

Желание Сената США закрепить санкции против России на законодательном уровне и лишить Белый дом возможности самостоятельно снимать действующие санкции привели к очередной панике среди инвесторов и серьезному выходу из российских активов. В результате российский фондовый рынок был отброшен на полуторалетний минимум.

Страх ухудшения отношений между Россией и странами Запада на данный момент является основным камнем преткновения для российского фондового рынка. При этом опасения инвесторов по большей части идут впереди их логических размышлений. Вероятность того, что санкции будут закреплены на законодательном уровне в их первоначальном виде, на данный момент значительно ниже, чем вероятность их неприятия. В поддержку этому выступает решение отложить голосование по данному вопросу палатой представителей, а также желание изучить новые санкции более детально. Более того, сразу несколько представителей европейских стран выступили против предложенных ограничительных мер.

Для существенного роста российскому фондовому рынку на данный момент не хватает внешних триггеров. Однако если присмотреться внимательнее, то все выглядит не так уж и плохо. Во-первых, большинство акций торгуется ниже уровня ноября прошлого года (объявления результатов выборов в США). Часть акций периодически доходит до психологически низких уровней, на которых участники рынка начинают покупки по причине их дешевизны. В данном случае работает следующий принцип — «Любая, даже самая плохая, акция может стать отличной инвестидеей, если ее получится очень дешево купить». Одним из самых ярких таких примеров могут стать акции «Роснефти» при цене, близкой к 300 рублей.

Во-вторых, сезон дивидендов находится в самом разгаре, и часть акций торгуется с более чем привлекательной дивидендной доходностью. Разочарование инвесторов, вызванное более высокими ожиданиями и менее привлекательными дивидендами госкомпаний, внесло свой вклад в снижение российского фондового рынка в начале II квартала 2017 года. Однако после снижения цены акций текущий уровень котировок по большей части соответствует первоначальным ожиданиям инвесторов. Наиболее интересными «дивидендными историями» на данный момент являются «Алроса» (10,6%), «Аэрофлот» (9,1%), ФСК (9,3%), «Ростелеком» (7,7% по ао и 9,4% по ап). Даже акции «Газпрома», решившего направить на дивиденды менее 50% от прибыли, с текущей доходностью в 6,8% выглядят сейчас крайне привлекательно. К примеру, в прошлом году перед дивидендной отсечкой «Газпром» торговался с доходностью 5%. Более того, начало дивидендного сезона показало, что инвесторы вспоминают про дивидендные истории за одну-две недели до «отсечек». При этом «дивидендные гэпы» закрываются в течение нескольких дней, как это было с «Северсталью» или «Норникелем».

Еще одним движущим фактором для ряда акций является ослабление курса рубля. В частности, за последние две недели это повысило привлекательность акций экспортеров. Активные покупки наблюдались в «префах» «Сургутнефтегаза», чья дивидендная доходность только увеличивается от девальвации рубля по причине переоценки валютного депозита и роста доходности при курсе доллара свыше 61 рубля. Поэтому при текущей динамике стоит обратить внимание на акции производителей удобрений («Акрон», «ФосАгро»), акции нефтегазового сектора, ряда металлургических компаний с большой долей экспортных поставок (НЛМК, «Мечел», Evraz, «Норильский никель»), а также на «Алросу».

Нужно также отметить, что консервативные инвесторы, нуждающиеся в дополнительной защите капитала, могут воспользоваться на падающем рынке таким инструментом, как опцион, защищенный облигациями. Это более сложный инструмент, но он дает возможность приобрести базовый актив по заранее установленной цене (страйк) на определенную дату (дату экспирации опциона) и получить прибыль за счет положительной разницы между фактической ценой актива на дату экспирации и значением страйк. Если сочетать покупку опциона с облигациями, то такая стратегия может обеспечить полную сохранность средств независимо от итоговой динамики базового актива. Единственным ограничением стратегии является сравнительно невысокая ликвидность опционов на горизонте более трех месяцев. На текущий момент эффективным с точки зрения ликвидности решением может быть, например, покупка колл-опциона на сентябрьский фьючерс на акции Сбербанка в сочетании с ОФЗ с погашением в феврале 2019 года. Если акции не вырастут к сентябрю, за счет купонного дохода по облигациям инвестор сможет вернуть потраченную премию (4-5%) уже в первом квартале 2018 года (точное время будет зависеть от выбранного страйка).

Как бы там ни было, падающий рынок — не повод для пессимизма. Зачастую в падении заложен потенциал последующего роста, и этот момент нельзя упускать.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 30 июня 2017 > № 2227142 Алексей Гнедовский


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 8 мая 2017 > № 2166866 Алексей Гнедовский

Доходность или риск: как вчерашним вкладчикам не обжечься на акциях?

Алексей Гнедовский

генеральный директор ИК «Велес Капитал»

Начинающих инвесторов часто привлекает иллюзия высокой и предсказуемой доходности дивидендных бумаг и акций, по которым выставлена оферта

Снижение процентных ставок толкает даже самых консервативных вкладчиков банков на фондовый рынок, который действительно предлагает более широкий набор инструментов и более привлекательные доходности.

Даже если речь идет о вкладчиках со стажем, как правило, это начинающие инвесторы, которым бывает непросто разобраться, из чего складывается доходность тех или иных инструментов и какие с этим сопряжены риски. Вместе с тем есть несколько заблуждений, которые распространены на рынке ценных бумаг и о которых хотелось бы поговорить. В частности, это касается двух инвестиционных инструментов, по которым можно получить доходность, существенно превышающую уровень ставки по инструментам с фиксированной доходностью. Это делает их очень привлекательными для начинающих инвесторов. Речь идет о дивидендных бумагах, а также об акциях, по которым ожидается (или уже была выставлена) оферта.

Многие инвесторы убеждены, что такие акции имеют более высокую степень защиты от падения цены и более предсказуемую доходность, но как выглядит ситуация на самом деле?

Дивидендные бумаги являются одними из наиболее интересных и простых инструментов для инвесторов. Акции компаний, осуществляющих стабильные и высокие выплаты, как правило, демонстрируют более устойчивую и восходящую динамику. Однако стратегия инвестирования в такие, казалось бы, защищенные инструменты таит в себе подводные камни.

Основным заблуждением в данном случае является ожидание гарантированной доходности — размера объявленного дивиденда по отношению к уровню цены акции. В большинстве случаев после закрытия реестра под выплату дивидендов (так называемой «отсечки») акции падают в цене на размер выплаты, что сводит реальную доходность к нулю. Инвестору в таком случае будет необходимо ожидать восстановления котировок после падения, что может затянуться на достаточно длительное время. К тому же с дивидендов придется заплатить налог в 13%, что опять же снизит эффективную доходность. Куда более эффективным вложением является покупка акций на ожиданиях объявления высоких дивидендов.

Например, дивидендная доходность по привилегированным акциям «Сургутнефтегаза» в 2016 году перед отсечкой составляла 16,7% (или 6,92 рубля на акцию). Однако на следующий день падение акций составило 5,4 рублей (-13%). Таким образом, реальная эффективная доходность составила всего 3,7% вместо 16,7%. Более того, цена акций так и не вернулась на прежний уровень.

Еще один миф касается офертных акций, которые предлагаются к выкупу вследствие сделок M&A или реорганизации компаний и позволяют получать доходность выше рыночной стоимости и существенно превосходящую ставку по депозитам. Одной из наиболее значимых оферт прошлого года стал выкуп обыкновенных акций «Башнефти» после приобретения контрольного пакета «Роснефтью». Из текущих выкупов стоит отметить акции «М.Видео», оферта по которым предполагает доходность порядка 18%, то есть более чем вдвое превосходящую самую высокую ставку по депозитам.

Но и в случае с офертными акциями инвестор может столкнуться с рядом сложностей. Все офертные сделки можно разделить на два основных вида — выкуп акций самим эмитентом и выкуп акций одним из акционеров.

В первом случае выкуп акций может произойти из-за корпоративных событий, таких как реорганизация компании или проведение крупных сделок. Тогда миноритарный акционер может столкнуться с неполным выкупом, размер которого ограничен 10% от суммы чистых активов. В случае с выкупом со стороны одного из мажоритарных акционеров основные риски возникают из-за того, что сроки потенциального выкупа могут быть существенно сдвинуты по времени, а это, в свою очередь, может привести не только к снижению эффективной доходности в связи с увеличением временных рамок, но и к снижению потенциальной цены выкупа.

Таким образом, рассматривая для себя те или иные инвестиционные продукты важно понимать все их нюансы и открыто принимать возможные риски. По степени возрастания риска все инструменты можно разместить на воображаемой шкале следующим образом: облигации (классические инструменты с фиксированной доходностью), акции с характеристиками облигаций (акции в офертной ситуации), дивидендные бумаги и обычные акции.

При этом шкала потенциальных доходностей будет иметь аналогичный вид, ведь повышенная доходность — это всегда плата за повышенный риск.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 8 мая 2017 > № 2166866 Алексей Гнедовский


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 21 марта 2017 > № 2112736 Алексей Гнедовский

В долг кредитору: стоит ли покупать банковские облигации?

Алексей Гнедовский

генеральный директор ИК «Велес Капитал»

Этот материал адресован в первую очередь тем инвесторам, которые выходят за пределы гарантированной АСВ страховой суммы и, соответственно, тем, для кого разница в несколько процентов масштабируется во вполне осязаемую прибыль

На протяжении последнего полугодия мы наблюдаем довольно интересную картину: ощутимый рост присутствия физических лиц на облигационном рынке, причем не только на вторичном, но и при размещении новых выпусков. Это особенно заметно именно в процессе размещения банковских обязательств, где, по нашим собственным наблюдениям, доля физических лиц в общем пуле участников в отдельных выпусках выросла до 80%. Ранее картина была диаметрально противоположной – практически весь объем уходил финансовым институтам.

Для начала давайте разберемся, куда и почему из списка инвесторов подевались банки. Для этого надо понимать, что любая приличная кредитная организация – это жестко зарегулированная система, на аппетиты которой влияют как внешние факторы и прежде всего Банк России, так и внутренние – комитет по управлению активами, вдохновляемый отделом рисков. Первый достаточно жестко ограничивает банки, в особенности по капиталу, на фоне чего кредитные учреждения в текущих условиях высоких межбанковских ставок отдают предпочтение прямому кредитованию друг друга. Что же касается саморегулирования, то на фоне глобальной банковской чистки, приведшей к падению уже нескольких банков из топ-100, общие лимиты силами рисковиков ощутимо снизились, а подход к анализу кредитоспособности банков ужесточился. Отсюда и низкий процент участия банков в выкупе бумаг себе подобных.

У частного лица, не связанного нормативными актами регулятора, а также не имеющего другого органа управления рисками, кроме как собственная интуиция и чутье, принципиально иной подход к выбору инвестиций. Если ты уже выбрал банк для обслуживания, держишь в нем средства и тем более водишь знакомство с руководством, то для пересмотра своего «лимита», как правило, нужны серьезные аргументы, тогда как к рыночным дисбалансам эта категория инвесторов относится нейтрально. Естественно, при таком подходе доходность вложений становится принципиальным моментом.

Хотя исторически доходность облигаций всегда была выше ставок по депозитам, именно резкое падение отдачи последних заставило «финансовых» рантье выйти за границы привычных инструментов и начать крутить головой на 360 градусов. Примечательно, что этому способствуют и сами банки, в последнее время на волне спроса переключившие свои казначейства на работу по продаже облигаций физическим лицам. Казалось бы, возникает конфликт интересов: зачем привлекать средства частных лиц дороже, чем депозиты. Но если учесть, что в среднем по банковской системе через облигации привлекается сейчас не более 1,5% от суммарных пассивов, то будет понятно, что в общей массе плата не столь велика. Более того – именно за счет интереса физлиц банки снижают ставку привлечения по своим облигациям, получая хороший задел на будущее.

Какие банки выбрать?

На текущий момент наибольшая маржа между ставками привлечения по депозитным продуктам и облигациями сложилась по следующим банкам: Бинбанк, МКБ и «Открытие». Эти банки на протяжении последних лет слишком активно развивались, много занимали на публичном рынке, что в итоге вылилось в довольно высокие доходности по их публичным долгам: текущий диапазон ставок варьируется от 10,2% до 14% годовых.

На текущий момент помимо хорошей процентной разницы это дает инвестору возможность более широкого выбора интервала инвестирования – от 6 до 36 месяцев. Разница в ставках при этом больше по коротким выпускам, чем по длинным (от 1,5 лет), и в общем варьируется от 3,5% до 2,5% годовых соответственно.

Предвкушая вопрос о кредитном качестве названных банков, отметим, что схожая ситуация наблюдается и по облигациям столпа российской банковской системы – Сбербанка. Доходность его депозитов сейчас колеблется в пределах 5,7-6% годовых, тогда как его облигации на годовом и даже двухлетнем периоде приносят свыше 9% годовых. То есть на текущий момент интересные диспропорции встречаются вне зависимости от качества банков. Там же, где они не столь очевидны (как например, в случае с ЮниКредит), выбор в пользу облигаций может позволить удлинить срок инвестиций и воспользоваться текущей жесткой монетарной политикой Банка России, ибо по достижении им целей по инфляции и сохранении в целом благоприятной макроэкономической ситуации регулятор неминуемо начнет снижать ключевую процентную ставку, что лишь ускорит процесс падения банковских доходностей. Другими словами, сейчас, несмотря на уже довольно приличное снижение процентных ставок относительно начала 2016 года, на мой взгляд, сохраняется благоприятный момент для того, чтобы зафиксировать процентную ставку на максимально длительный срок.

Как купить облигации?

По опыту общения с частными клиентами, ранее не имевшими дела с фондовым рынком, часто возникает вопрос, как купить облигации, где открыть счет, сколько это будет стоить. Как ни странно, все достаточно просто: большинство банков из числа представленных на долговом рынке сегодня предоставляют доступ также и на фондовый рынок. Более того, если речь зайдет о выкупе их собственных бумаг, то, вероятнее всего, они будет всячески содействовать этому процессу. При этом комиссия биржи и банка-брокера за покупку бумаги в условиях обострившейся конкуренции в совокупности вряд ли превысит 0,1%, а по-хорошему и вовсе должна измеряться сотыми процента. Погашение же облигаций и вовсе происходит за счет эмитента.

На волне растущего интереса к долговому рынку со стороны банковских вкладчиков информации по сравнению облигаций и депозитов в СМИ довольно много. Мне хотелось бы заострить внимание на двух аспектах: налогообложении и досрочном выходе из облигаций (продаже до погашения). В отличие от тех же государственных облигаций по корпоративным облигациям подоходным налогом облагается как купон, так и потенциальный доход от продажи облигаций. Если облигация удерживается до погашения, то перед инвестором встает лишь вопрос налогообложения купона, 13% от которого будет удерживаться брокером автоматически. То есть озвученную выше разницу в процентном доходе целесообразно уменьшать в среднем на 1%. Также важно принять во внимание то, что при одинаковой текущей доходности облигационных выпусков предпочтение имеет смысл отдавать бумагам с меньшим текущим купоном, ведь налог платится именно с него, а не с доходности к погашению. Что касается продажи облигаций до наступления их погашения, то тут есть два противоположных момента.

С одной стороны, в отличие от досрочного погашения депозита при продаже облигаций купон вам в полной мере компенсирует покупатель, то есть потери процентов не произойдет. Но всегда есть вероятность, что что-то пойдет не так и в силу глобальных перемен цена облигации за счет общего роста процентных ставок окажется ниже покупной. Точно просчитать такой сценарий довольно сложно, но приблизительный расчет сделать можно. Для этого необходимо текущую дюрацию облигации (в зависимости от купона и структуры выплат по бумаге она близка, но всегда меньше реального срока обращения) умножить на изменение текущей рыночной доходности относительно доходности покупки. Скажем, вы купили полуторагодовую облигацию с доходностью 11,5% годовых. Через шесть месяцев процентные ставки на рынке выросли вопреки всем ожиданиям на 3%, во что, честно говоря, пока верится с трудом. В таком случае ваши на тот момент уже годовые облигации потеряют в цене чуть менее 3%. В результате такого довольно грубого подсчета видно, что итоговая доходность вложения на шесть месяцев составит лишь 5,5%, что все равно лучше, чем полная потеря процентов по вкладу в случае досрочного вывода средств. С учетом же того, что под облигации можно получить кредит у того же брокера через операции РЕПО, проблема временной потребности в средствах ранее срока погашения может быть решена еще элегантнее.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 21 марта 2017 > № 2112736 Алексей Гнедовский


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter