Всего новостей: 2262918, выбрано 1 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Аксенов Иван в отраслях: Госбюджет, налоги, ценыНедвижимость, строительствовсе
Россия > Недвижимость, строительство > rosim.ru, 13 апреля 2015 > № 1347556 Иван Аксенов

Интервью заместителя руководителя Росимущества Ивана Аксенова "Российской газете"

Росимущество открывает сезон распродаж госсобственности

Почему федеральные органы власти вынуждены арендовать помещения у частных собственников? Какие госпредприятия сегодня в цене и могут ли их купить обычные граждане? Что помогает бороться с криминальными схемами по выводу госимущества?

На эти и другие вопросы в беседе с корреспондентом "Российской газеты" ответил заместитель руководителя Федерального агентства по управлению государственным имуществом Иван Аксенов.

Иван Викторович, Росимущество иногда критикуют, что количество сделок слишком невелико. До конца 2016 года по плану необходимо приватизировать 800 акционерных обществ. Продано чуть больше ста. Успеете?

Иван Аксенов: Справедливо упрекают, работаем над этим.

Главное, чтобы в погоне за количеством не потеряли качество процедур с точки зрения конкурентности, конкурсности, прозрачности. И оценивали последствия приватизации.

Мы не имеем права не думать о том, какая судьба в дальнейшем ждет приватизируемые предприятия.

То есть условием приватизации остается сохранение профиля предприятия?

Иван Аксенов: Мы не вправе ограничивать будущего собственника. Но не хотелось бы и бездумной приватизации, например, когда продавались научные институты, а коллективы и бесценные архивы оказывались в буквальном смысле слова на улице.

Как это происходит сейчас?

Иван Аксенов: Разные виды активов - разные методы. Прошлогодняя сделка с Архангельским траловым флотом прецедентна как содержащая целый набор гарантий инвесторов региону, в том числе социально направленных.

Сейчас анализируем проектные компании строительной отрасли, обсуждаем с минстроем, как сделать так, чтобы приватизация шла не в ущерб государству в части утраты ценных архивов, ноу-хау и кадрового потенциала. Уникальные проектные институты нужно сохранить, коммерческие проектные компании можно приватизировать, а если от компании осталась только вывеска, а внутри процветает один арендный бизнес - от таких в первую очередь избавляться, предварительно изымая архивы.

Прощание с вольницей

Иван Викторович, а что сейчас с приватизацией федеральных унитарных предприятий (ФГУПов), давно доказавших свою неэффективность?

Иван Аксенов: Если смотреть на глобальный тренд, то процесс уже близок к завершению. Если в 2004 году в собственности Российской Федерации находилось 9860 ФГУП, то на 1 января этого года их осталось уже 1178, правда, как всегда в конце - не самых легких.

Остальные предприятия за прошедшее десятилетие были преобразованы в гораздо более прозрачную форму акционерных обществ со 100-процентным государственным участием, а часть - в бюджетные учреждения. В середине 2013 года мы начали разбираться и с предприятиями, подведомственными самому Росимуществу, таких оказалось 24. Они за редчайшим исключением не ведут какой-либо профильной деятельности: годами за ними закреплялось недвижимое имущество, которое затем продавалось или сдавалось в аренду. За последний год провели инвентаризацию по каждому предприятию, перебрали вручную пять с лишним тысяч объектов недвижимого имущества - это и остатки производственных площадок, и здания, и памятники, и корабли.

В каком они состоянии?

Иван Аксенов: Многие объекты сдавались в аренду по весьма сомнительным ставкам, многие просто в заброшенном состоянии: без окон, без дверей, без межэтажных перекрытий, практически в любом областном центре, плачевное зрелище.

Каждый объект описали, сфотографировали, приказами утвердили каждую целевую функцию. Из 5,5 тысячи объектов 3297 будут изъяты у предприятий и включены в программу приватизации как самостоятельные имущественные комплексы, 480 - предложены федеральным органам власти и государственным организациям под размещение, более 300 - предложены к передаче в собственность субъектов Российской Федерации.

Первая часть - порядка 200 объектов - уже включена в программу приватизации в начале текущего года. В таких масштабах к продаже объектов недвижимого имущества мы только в этом году впервые приступаем.

И на руины желающие найдутся?

Иван Аксенов: Если эти руины в привлекательном месте - и не один. Купят и отремонтируют. Если здание разрушено, то будет, конечно, стоить дешевле. Но и государству как собственнику не придется тратить бюджетные деньги, чтобы приводить его в надлежащий вид, чтобы потом сдавать в аренду.

Правительство утвердило систему оценки управления госимуществом

Государство вообще не должно заниматься бизнесом, тем более арендным, когда одни чиновники сначала ремонтируют помещения, а другие сдают их в аренду. Поэтому, когда мы выставляем такие объекты на продажу, цель не только в том, чтобы бюджет пополнить, а и в том, чтобы привести в порядок объекты за внебюджетный счет, избавить чиновников от бремени управления не нужным для государственных целей имуществом, рисков коррупции.

А что с теми объектами, которые не будут продаваться?

Иван Аксенов: Объектов, принадлежащих подведомственным Росимуществу ФГУПам, мы насчитали порядка шестисот. Это в основном административные здания, которые подходят для размещения федеральных органов исполнительной власти, бюджетных учреждений. У нас административные помещения и в Москве, и в регионах в дефиците. Как ни парадоксально, сейчас многие федеральные органы власти вынуждены арендовать помещения у частных собственников.

Что все-таки самое мучительное при приватизации ФГУПов?

Иван Аксенов: Общая проблема - отсутствие зарегистрированных прав на имущество и землю. В результате процесс преобразования ФГУП в акционерные общества идет очень медленно. Как правило, из-за бездействия со стороны менеджмента предприятий - не хотят прощаться с вольницей.

Можно ведь усилить персональную ответственность?

Иван Аксенов: Стараемся, но надо понимать, что менеджмент унитарного предприятия назначается отраслевыми министерствами и ведомствами.

В третьем квартале 2014 года Росимущество направило в десять федеральных министерств и агентств "письма счастья" по директорам 41 унитарного предприятия, не выполнивших требования о подготовке документов к акционированию.

52 процента покупателей некрупных активов госсобственности - это граждане и компании малого бизнеса

Просили применить меры воздействия - привлечь к дисциплинарной ответственности, прекратить трудовые отношения. Получили пока ноль ответов. То есть нам даже не отказали, нет, наши требования просто проигнорировали. Придется "ябедничать" в правительство. Но если серьезно, подготовили проект поправок в КоАП с тем, чтобы за административные правонарушения руководителя предприятия, уклоняющегося от представления необходимых документов, можно было дисквалифицировать. Должен, наконец, возникнуть прецедент, повыситься мера персональной ответственности.

Морить тараканов и не банкротиться

Многие министерства и федеральные службы держатся за ФГУПы, доказывая их необходимость для государства. Здесь какие у вас подходы?

Иван Аксенов: Обсуждение и убеждение. Альтернативой акционерному обществу со 100-процентным госучастием для предприятия может стать форма бюджетного учреждения, если оно, конечно, осуществляет государственные функции.

Однако для многих коммерчески успешных ФГУПов это тупик, в том числе из-за последствий такого решения, прежде всего имея в виду оплату труда сотрудников - бюджетные сетки и правила, невозможность построить нормальную систему мотивации и так далее. Но предприятия предприятиям рознь. У Федеральной службы исполнения наказаний, например, целая система подведомственных предприятий. Формально они сегодня включены в программу приватизации в целях акционирования. Но акционирование - тоже не самоцель, нельзя при этом разрушить или потерять управляемость той системой, которая много лет существует. Аналогичная картина с предприятиями Спецстроя: огромный объем госзаказов, строительство не самых простых объектов.

Протезно-ортопедические предприятия. Сегодня это целый сонм ФГУПов, подведомственных минтруду. Плохо ли, хорошо ли, но они выполняют целый ряд социальных задач. К их реформированию надо подходить крайне аккуратно.

А есть ФГУПы-дезстанции, это те, которые, упрощенно говоря, морят тараканов. Вы представляете - это на федеральном уровне такие предприятия, порядка 50, с годовой выручкой немногим более миллиона рублей и менее, чем с десятью работниками в штате. Мы пытаемся понять, зачем это на федеральном уровне? Ведем полемику с отраслевым министерством, которое нам пока отвечает: "А вдруг эпидемия?". Нет, мы все понимаем, но, может быть, на этот случай лучше единый антикризисный центр иметь в форме бюджетного учреждения или казенного предприятия? Может быть, консолидировать их, будет выполнять госзадачу, финансироваться строго по смете, контролироваться по понятным критериям. А пока не ясно, госзаказов там нет: то ли борются с эпидемией, то ли работают по коммерческим заказам, не показывая результаты в официальной отчетности.

Иван Викторович, с другой стороны из 1178 унитарных предприятий 94 - стратегические. Зачем нужно стратегические предприятия в форме ФГУПов оставлять? Может быть, целесообразнее их тоже преобразовать в понятные всем организационно-правовые формы - бюджетные учреждения, открытые акционерные общества?

Иван Аксенов: Этот вопрос мы ставили в прошлом году перед каждым из министерств. Направили всем такие предложения. Из всех министерств откликнулся только минфин.

Он предложил акционировать ФГУП "Гознак" с включением его уже как акционерного общества в перечень стратегических, чтобы ни у кого не было сомнений в сохранении 100 процентов акций созданного общества в государственной собственности. Издан указ президента РФ, сегодня этот ФГУП - в процессе акционирования. Это не приватизация, по сути, государство переходит от негибкой и непрозрачной формы управления активом к понятной форме акционерного общества. Многие предприятия из числа стратегических исключаются и в рамках консолидации и сборки вертикально интегрированных структур, госкорпораций, преимущественно в сфере оборонно-промышленного комплекса. Это тоже не приватизация, а скорее консолидация усилий для развития таких предприятий и отрасли.

Кстати, какие предприятия самые известные из стратегических?

Иван Аксенов: Из общественно-известных это "Гознак", "Мосфильм", например. Но большинство относятся к оборонно-промышленному комплексу.

А "Почта России"? Это огромный ФГУП с массой филиалов по всей стране, как там с акционированием?

Иван Аксенов: Решение об акционировании предприятия пока не принято - это может быть сделано только федеральным законом. Но это не повод, чтобы не разобраться и не оформить права на имущественный комплекс предприятия.

Это десятки тысяч объектов, оформлением прав на которые ранее толком никто не занимался. Только за прошлый год Территориальным управлением по Москве совместно с предприятием в реестр федерального имущества внесены сведения по 9500 объектам, оформлены выписки, предприятие активно регистрирует права.

Как много формируется сейчас вертикально интегрированных структур?

Иван Аксенов: На контроле Росимущества сегодня 20 решений президента и правительства о формировании вертикально интегрированных структур. Большинство из них - это точечное расширение ранее созданных ВИС либо завершение формирования холдингов. Практически завершена "сборка" "Российских ипподромов", "Росспиртпрома". Вновь создаваемых структур не так много: это Ракетно-космическая корпорация и расширение Росгеологии.

Продавцы и цены

Два года назад наряду с Росимуществом к приватизации подключились независимые продавцы, которых выбирает минэкономразвития и утверждает правительство. Они оправдывают ожидания?

Иван Аксенов: Окончательный вывод делать пока рано. Пилотный проект на 20-30 активах показал себя хорошо, посмотрим, как справятся с большим объемом. Радует, что сегодня это уже не одна, как в 2013-м, а две инвестиционные компании, хотя хотелось бы, чтобы их было больше. Конкуренция между частными продавцами ведь тоже заставляет работать более эффективно.

Но тогда и к самым мелким, бросовым активам хорошо бы привлекать независимых продавцов? Быстрее будет госсобственность распродаваться.

Иван Аксенов: Согласен. Но нужен баланс. Абы кого государство не может позволить себе взять в партнеры по приватизации. Это должны быть компании, которые дорожат своим именем, репутацией.

А инвестиционные консультанты, которые работают по крупнейшим приватизационным сделкам, в работе с некрупными активами не заинтересованы. Мы пока думаем, кого из независимых продавцов мы могли бы привлекать к приватизации некрупных активов. Предложения разослали в консалтинговые, аудиторские компании, обладающие компетенцией по M&A сделкам. Получаем ответы с вопросами - что должны делать, какая ответственность, какие риски? Возможно, по результатам обсуждения внесем предложения по расширению утверждаемого правительством перечня.

А с проблемным имуществом независимые продавцы работают эффективно?

Иван Аксенов: Смотря какой смысл мы вкладываем в понятие "проблемный". Актив в банкротстве или актив, который государство не может никак продать много лет? Например, после бесплодных попыток продать на открытом аукционе миноритарный пакет акций аэропорта "Анапа" Росимущество предложило вести эту сделку независимому продавцу.

В период с 2011 по 2013 год государство объявляло торги четыре раза, начальная цена пакета акций со 128 миллионов рублей при первом объявлении сократилась до 99 миллионов рублей, однако ни одни торги не состоялись из-за отсутствия покупателей. Что логично - контрольный пакет акций аэропорта уже давно в частной собственности, а контролирующий акционер не горел желанием выкупать оставшиеся акции у государства.

В 2014 году пакет был выставлен на торги независимым продавцом с начальной ценой 69 миллионов рублей. Но при этом на аукцион пришли 4 участника, которые за него боролись. В результате миноритарный пакет акций был продан за 153 миллиона рублей, рост цены в 2,2 раза.

Минимальные начальные цены при продаже госпакетов небольших предприятий в среднем какие?

Иван Аксенов: Очень разные: в основном от одного до нескольких сотен миллионов рублей. Мы, конечно, стараемся их максимизировать: и привлечением большего числа инвесторов к участию в торгах и управленческими мероприятиями с активом.

Вот, например, в 2014 году продавали в Уфе тепловозоремонтный завод. До этого пришлось год судиться за принадлежащее обществу имущество, в частности, за привлекательный земельный участок в черте города, который хотели вывести за рамки ОАО и продать то ли за 20, то ли за 40 миллионов рублей. Нам удалось отстоять право собственности общества на земельный участок. Благодаря этому на аукцион пришли несколько претендентов, и итоговая цена госпакета выросла в несколько раз. 478 миллионов рублей против начальной цены в 286 миллионов рублей.

Работаете в таких сложных ситуациях вместе с правоохранительными органами?

Иван Аксенов: Используем весь арсенал доступных методов. Это и обращение в правоохранительные органы, и иски в суд. Цена вопроса велика. Зачастую очень драматичная и напряженная идет борьба за активы.

Криминальных схем по отчуждению госимущества до сих пор много?

Иван Аксенов: Мы приняли целый набор превентивных мер, которые осложняют подобного рода действия. Утвержден типовой устав для АО, единственным акционером которых является Российская Федерация.

Теперь менеджмент обществ самостоятельно никакие сделки с недвижимостью, за исключением краткосрочной аренды, совершать не вправе - отчуждать, передавать в залог и так далее. Установили вето на договора долгосрочной, на 49 лет, аренды. Ввели обязанность ежеквартально отчитываться советам директоров о финансово-хозяйственной деятельности и так далее.

То есть все регламентировали так, чтобы акционерное общество в период подготовки к приватизации не растеряло "лакомых" активов и не получило дополнительных обременений. Чтобы каждый инвестор, покупатель был уверен в том, что покупает у государства акции не в виде кота в мешке, а как реальные активы и бизнес, который стоит за ними.

Все это помогает привлекать на торги большее число участников. А это и залог для сокращения коррупции.

Визитная карточка

Аксенов Иван Викторович, заместитель руководителя Росимущества:

Родился в 1975 году в Москве. Окончил Госуниверситет управления. Кандидат экономических наук. До 2002 года работал в бизнес-структурах, руководил рядом консалтинговых компаний. С 2002 по 2010 год занимал различные должности в Министерстве имущественных отношений РФ, Федеральном агентстве по управлению федимуществом. В 2010-2012 годах - первый зампред Контрольного комитета Москвы. С 6 декабря 2012 года - замглавы Росимущества.

Пишите и звоните

На сайте Росимущества создали несколько спецразделов - публикуют данные не только об объявленных к продаже активах, но и тех, которые планируется приватизировать в течение двух предстоящих лет.

Можно заблаговременно использовать информацию, заранее планировать инвестиционные решения. Плюс существенно расширен объем публично раскрываемых данных и документов о приватизируемых активах. Плюс размещают краткие презентации для потенциальных инвесторов. Есть единый электронный адрес для запроса любых дополнительных документов (invest_info@rosim.ru), и им активно пользуются. Спрашивают, например, что с подключением к электросетям конкретного объекта недвижимости из числа принадлежащих тому или иному акционерному обществу. Отвечают на такие запросы публично, по принципу: спросил один - ответили всем.

Ключевой вопрос

Иван Викторович, признаться, я была очень удивлена, узнав, что физлица тоже участвуют в торгах.

Иван Аксенов: Это не удивительно. Процедуры участия в приватизационных сделках были максимально упрощены. Вы видите на нашем сайте или едином сайте торгов информационное сообщение, вносите без всякого предварительного договора задаток на счет Федерального казначейства, заполняете простую заявку.

Чего нам сегодня не хватает, так это электронных аукционов. Ждем актов правительства, которые запустят процесс. И если сегодня вам надо физически приехать в место проведения аукциона, то завтра вы это будете делать, не выходя из дома или офиса, в Интернете.

Но и сегодняшние итоги красноречивы. Для некрупных активов в 2014 году - больше половины покупателей (52 процента) - физические лица, а также малый и средний бизнес. Это хороший знак - подтверждение доступности и открытости приватизационных процедур - приобрести приватизируемые активы теперь не просто, а очень просто.

Иностранных покупателей интересуют госпакеты в период санкций?

Иван Аксенов: В сфере продаж некрупных активов таких покупателей исторически всегда было мало, но они есть. Например, японская компания, которая много лет являлась акционером в совместном предприятии по экспорту древесины, недавно выкупила долю РФ в обществе с ограниченной ответственностью.

Какие предприятия и активы сегодня интересны?

Иван Аксенов: Очень разные. Компании, которые еще остались в собственности государства, но при этом успешно адаптировались и работают на рынке. Агропромышленный комплекс, издательства, дорожные эксплуатационные предприятия.

Из трехсот акционерных обществ, которые мы выставили на торги, более ста в прошлом году нашли своих новых частных владельцев. Это немного, но и не мало. Мы стараемся взвешенно подходить к приватизации даже некрупных компаний, ведущих профильный бизнес. Приватизация ради приватизации в этом секторе уже не имеет смысла, так как структурно на экономику не влияет: уже нет состоящих из некрупных компаний "монополизированных" государством отраслей. Цель приватизации - дальнейшее развитие приватизируемых акционерных обществ и последующие инвестиции в такое развитие, а значит, рост зарплат, занятости и создаваемой ими добавленной стоимости.

Крупнейшая сделка в 2014 году из числа некрупных активов (уж простите за тавтологию) - агропромышленное предприятие "Ленинский путь" в Краснодарском крае - принесла в бюджет 1,6 миллиарда рублей. Проблемный и сложный актив, который при начальной цене в 750 миллионов рублей обернулся весомым доходом. На торги пришли 8 участников, конкуренция переместилась в прозрачную плоскость аукциона, цена, благодаря этому выросла в два раза.

Иван Викторович, ваш прогноз по приватизационным сделкам на 2015 год?

Иван Аксенов: В части некрупных сделок - умеренно оптимистичный. Умеренно - в силу текущей высокой стоимости и дефицита свободных финансовых ресурсов для инвестиций. Оптимистичный, потому что любой кризис - это обещание будущего роста. Покупай имущество у государства, инвестируй и расти - эта формула работает.

И тем не менее, насколько драматично упал спрос на массовые, то есть некрупные госактивы?

Иван Аксенов: Драматического снижения мы не видим. Более того, с точки зрения доходов результаты по итогам 2014 года выглядят позитивно. Продали на сумму в 2,7 раза большую, чем планировали, и почти на треть больше, чем в 2013 году. Если в 2013 году приватизация некрупных активов принесла в казну 6 миллиардов рублей, то в 2014 году государство заработало 8,5 миллиарда вместо 3 по плану.

За три месяца 2015 года доходы от приватизационных сделок составили почти миллиард рублей. Причем думаю, что с точки зрения инвестиционного спроса эти месяцы были худшими: ведь отсутствие стабильности на рынках, неважно, с какими трендами, уже само по себе влечет паузу в принятии инвесторами инвестиционных решений.

Россия > Недвижимость, строительство > rosim.ru, 13 апреля 2015 > № 1347556 Иван Аксенов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter