Всего новостей: 2319294, выбрано 1 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Громов Леонид в отраслях: Агропромвсе
Громов Леонид в отраслях: Агропромвсе
Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 20 февраля 2016 > № 1657179 Леонид Громов

Комментарий. Роботы и молоко: больше, лучше, вкуснее.

Министр сельского хозяйства Калужской области Леонид ГРОМОВ рассказал обозревателю «Крестьянских ведомостей» об успехах и подводных камнях первой в России программы «100 роботизированных молочных ферм».

— Леонид Сергеевич, ваш регион в десятки раз опережает соседей по темпам роботизации молочного животноводства. Из примерно 400 российских доильных роботов 100 действуют в Калужской области. Зачем вам это понадобилось?

— Роботизированная ферма для современного сельского предпринимателя — это наилучший способ решения тех базовых проблем, с которыми он сталкивается. Мы не сразу пришли к такому выводу. Сначала перебрали все другие варианты. Они оказались хуже.

— Существует мнение, что роботизация не только решает проблемы, но и замечательно их создаёт. Начиная с того, что робот-дояр стоит от 10 миллионов рублей.

— Давайте по порядку. Сегодня на селе довольно непростая проблема с кадрами. Это если деликатно формулировать. «Человеческий фактор» в молочном животноводстве — постоянная головная боль. Гораздо более серьёзная, чем, допустим, на мясном комплексе. Там полдня или даже сутки, двое суток прогула или загула со стороны наёмного работника не создают критической ситуации. А для «молочки» это катастрофа. Владелец фермы буквально прикован к ней цепями. Должен постоянно следить за ситуацией и быть ко всему готовым. С установкой же роботов у него развязываются руки. Вы ведь представляете, как работают доильные роботы?

— Вполне.

— Корова сама выбирает удобное для неё время доения, подходит к установке, получает массаж вымени, с удовольствием отдаёт молоко, получает поощрительный корм. Молокоотдача увеличивается на 15 процентов. Значительно улучшается качество продукции. Сразу по двум причинам: во-первых, это бесстресcовое молоко. На сегодня даже не все специалисты понимают, насколько данное обстоятельство значимо. У такого молока и вкус другой, и даже состав отличается в лучшую сторону от стандартного. Во-вторых, робот обеспечивает стерильность всего процесса доения и следит за качеством. Человек в процессе вообще не участвует.

— Один робот обслуживает 50-70 коров. Для небольшой фермы в 100-140 голов нужно минимум две установки. Плюс строительство самой фермы, плюс обучение и переобучение фермера, сервисное обслуживание роботов. По опыту других регионов я знаю, что затраты на роботизацию фермы в 140 голов доходят до 150 миллионов рублей.

— Ну, довольно часто строительство новой фермы в чистом поле не требуется. Два робота прекрасно справляются с работой в стандартной ферме, рассчитанной на 200 коров. Во многих регионах пустует много таких помещений. И у нас тоже. Они прекрасно подходят для беспривязного содержания 140-160 коров по новой технологии. Это значительно снижает затраты, поскольку, что касается строительных работ на готовой ферме, там нужно только соорудить пристройку для роботов. Но без помощи государства фермер, конечно же, не потянет роботизацию. Тут даже обсуждать нечего. Поэтому мы разработали областную программу и предусмотрели в ней целый комплекс мер по поддержке фермеров. Во-первых, предприниматель, победивший в конкурсе и вошедший в нашу программу, получает грант на приобретение роботов. Если он ставит два робота, то грант составляет 10 миллионов рублей. Если один – около пяти миллионов.

— То есть вы компенсируете половину стоимости робота.

— Сорок процентов. На первом этапе, пока фермеры ещё раздумывали, мы компенсировали им 60 процентов стоимости робота. Кроме того, мы субсидируем участнику программы кредитную ставку – ведь без кредита робота не купишь, даже за полцены. В результате фермер имеет кредит под пять процентов годовых на пять лет. Кроме того, мы выделяем деньги на строительство дороги до фермы – в пределах 500 тысяч рублей. Выделяем субсидии за приобретение племенного скота для роботизированной фермы из расчёта 25 рублей за килограмм живого веса. С 2016 года вводится ещё одно направление субсидирования – сервисное обслуживание роботизированных установок.

— Я на днях разговаривал с одним из участников программы «100 роботизированных ферм» Владимиром Кошмановым. Он, как вы знаете, работает в Жиздринском районе. Владимир очень благодарен областному правительству и вам лично. Он получил, насколько я понял, все виды поддержки. Говорит, что пришлось заполнять огромное количество бумаг и вообще отмечает, что процедура непростая. Но относится к этому с полным пониманием. Прошлой осенью роботизированная ферма Кошманова начала работать. Сейчас она постепенно выходит на проектную мощность. Доятся около 100 коров из 140. Но закупочные цены на молоко невысокие. Владимир говорит, что они ниже 20 рублей за литр. А затраты сделаны огромные. Роботизация будет очень долго окупаться. По опыту других регионов – не менее восьми лет.

— Кошманов молодой фермер, он ещё не наладил связи и не производит продукцию в тех объемах, которые могут заинтересовать серьезного переработчика. Я знаю сельхозпроизводителей, которые продают молоко и по 28 рублей, и по 32. Есть и те, кто за свое молоко получает и более 80 рублей – в тех случаях, когда оно идет на производство продуктов с высокой добавленной стоимостью. У них затраты на роботизацию окупятся за четыре года и даже быстрее.

— Насколько я знаю, первые доильные роботы завёз в ваши края Александр Саяпин, знаменитый тульский фермер. Потом вы его переманили в Калужскую область.

— Да, с него, в общем, всё и началось. Александр Саяпин, без преувеличения, основоположник этого направления. Он в свое время проходил стажировки в Германии. В Америке работал два года. Потом вернулся, начал развивать фермерское хозяйство. Столкнулся с проблемой «человеческого фактора». Стал строить роботизированную ферму. Мы посмотрели, как у него всё работает. Потом ещё в Белоруссию съездили. У них в своё время тоже довольно активно начиналась роботизация молочного животноводства. Правда, сейчас уже белорусы сами к нам приезжают перенимать опыт.

Хочу ещё раз подчеркнуть, что решение о широком внедрении роботизации мы принимали обдуманно и, можно сказать, выстрадали его. Я в своё время тоже поездил по миру, много чего посмотрел. Первые роботы увидел лет 12 назад в Израиле. Но это было оборудование другого формата. К каждому роботу требовались ещё два работника, чтобы обслуживать механизмы. А потом появились европейские роботы. Целых пять компаний их выпускают. И мы дали возможность всем этим компаниям установить эти роботы у нас. Фермеры имеют возможность посмотреть их в работе и реально оценить.

— У Калужской области в последние годы впечатляющая динамика роста производства молока и продуктивности молочного стада. Можете дать раскладку – за счёт каких факторов это достигнуто, и какую долю вносят роботизированные фермы?

— Основным фактором роста объемов производства животноводческой продукции наряду с ростом продуктивности скота было и остается увеличение поголовья. Так, в целом по области количество КРС в 2015 году у нас выросло до 116,6 тыс. голов, что составляет 106,7 процента к предыдущему году. В том числе поголовье коров увеличилось до 46,7 тыс., это 106,2 процента к уровню 2014-го. Производство молока в сельхозорганизациях области за 2015 год составило 209,4 тыс. тонн, что на 14 процентов больше к уровню предыдущего года. Надой молока на корову вырос до 5644 кг, это на 596 кг или на 11,8 процента больше, чем было в 2014 году.

Средний надой молока по роботизированным фермам составил 6112 кг на корову, или на 468 кг больше, чем в среднем по области. Основной же рост объемов производства молока достигнут за счет повышения уровня продуктивности стада (15,7 тыс. тонн) на основе улучшения кормления молочных коров и увеличения численности поголовья дойных коров (на 10,2 тыс. тонн).

Конечно, основной молочный «вал» обеспечивают крупные товаропроизводители. Роботизированные фермы дают сейчас около 10 процентов молока от общего его производства в области, что сопоставимо в среднем со странами Европы. У них те же пропорции.

— То есть роботы это всё же дополнительный, вспомогательный резерв для развития молочного животноводства. На больших фермах без них прекрасно обходятся и у нас, и на Западе. Роботизация больше требуется в дальних районах. Там, где людей не хватает, и где фермер не хочет быть «рабом лампы».

— На крупных фермах роботизация тоже отлично себя показывает. Тут нет какой-то догмы. В каждом случае надо смотреть по ситуации.

— А ведь в глубинке робот объективно отбирает работу у местных жителей. То есть входят в противоречие две тенденции: фермер хочет застраховать себя от «человеческого фактора», не иметь от него головных болей. А местный человеческий фактор от этого ещё больше впадает в депрессию и пьёт палёную водку.

— Если бы «100 роботизированных ферм» была единственной нашей программой, такое предположение имело бы под собой какие-то основания. Но мы имеем в своем арсенале широкий спектр мер государственной поддержки, в том числе прямо направленных на создание новых рабочих мест на селе. Поэтому, уверяю вас, роботизация ферм не увеличивает сельскую безработицу и депрессивность глубинки, а выводит сельскую экономику на совершенно другой уровень.

— Какие средства потрачены на программу «100 роботизированных ферм» в целом по области, как участвовал в её финансировании федеральный бюджет, насколько эти схемы, по вашему мнению, годятся для других регионов?

— За 2014-2015 годы реализации программы ее участникам выплачено за счет областного бюджета 123,5 млн рублей и привлечено внебюджетных средств более 185,3 млн руб. Денежные средства из федерального бюджета не представлялись в связи с отсутствием условий софинансирования из федерального бюджета такой государственной поддержки. В принципе, каждый регион может пойти по нашему пути и выделить средства для реализации программы из областного бюджета.

— Есть ли существенные расхождения между теми планами, тем видением ситуации, что были у вас в начале пути — и теми, что есть сегодня, с высоты опыта, который, как известно, сын ошибок трудных?

— В целом реализация мероприятий идет по плану. Думаю, что это происходит потому, что мы работаем с каждым хозяйством индивидуально. На заседаниях инвестиционного совета при министерстве сельского хозяйства Калужской области, совместно с представителями банков и Государственного фонда поддержки предпринимательства Калужской области рассмотрены все потенциальные участники создания роботизированных ферм на территории области. По каждому участнику программы определены банк-кредитор и организация – поставщик оборудования, которого фермер выбирает по собственному желанию, исходя из конкретных условий своего хозяйства.

Приказом министерства сельского хозяйства Калужской области утверждён состав экспертной группы по технологическому отбору проектов по созданию роботизированных ферм на территории области. Экспертная группа после рассмотрения проекта, с непосредственным выездом на место его реализации в муниципальный район, даёт экспертное заключение. При наличии положительного экспертного заключения проект допускается на рассмотрение инвестиционного совета при министерстве сельского хозяйства Калужской области. Мониторинг выполнения мероприятий по созданию роботизированных молочных ферм на территории области ведется по каждому её участнику.

— Можете дать несколько конкретных подсказок коллегам из других регионов: вот так делайте, начиная проект, так лучше не надо, а вот так – ни в коем случае? Вообще, как считаете: может ваш опыт быть востребован в «среднестатистическом» российском регионе, нужен ли он там?

— Опыт организации молочных роботизированных ферм в Калужской области показывает, что каждый проект для того, чтобы он состоялся, должен быть обстоятельно просчитан. Необходимо осознавать, что в существующей экономической обстановке фермерскому хозяйству самостоятельно не под силу организовать подобное инновационное производство. Необходима всесторонняя поддержка – как финансовая, так и в иных вопросах – в частности, в разработке бизнес-плана, в обучении кадров, подборе высокопродуктивного скота и т. д. В Калужской области определяющим условием при организации этого вида бизнеса на селе стала комбинация взаимодополняющих программ – региональной программы «100 роботизированных ферм» и ведомственной целевой программы поддержки семейных животноводческих ферм, предусматривающей государственную поддержку в виде грантов.

Главными условиями успеха являются: сравнительно дешевые проекты строительства ферм содержания коров по холодному способу, приобретение здорового высокопродуктивного скота и обеспеченность его качественными сбалансированными кормами. Ведущую роль, естественно, играет управление производством на ферме. Для этого в области все управляющие фермами обязаны пройти обучение, которое организуется при областной школе подготовки и переподготовки кадров АПК, и в обязательном порядке сдать экзамен.

— Вы достигли западного уровня роботизации. Собираетесь на этом остановиться или будете перегонять Америку?

— Такая цель перед нами не стоит. Программа пока ещё не выполнена. У нас на сегодня работают 100 роботов, а не 100 роботизированных ферм. Будем выполнять программу. Кроме того, в этом году мы запустим завод по производству доильных роботов. Одна из европейских компаний, которая их производит, изъявила желание начать выпуск роботов в нашем регионе.

— Наверное, это хороший маркетинговый ход. Прогрессивные калужские фермеры и их успехи будут живой рекламой таких доильных установок.

— Мы называем это импортозамещением. Не обязательно завозить оборудование из-за границы, если можно локализовать производство в России и сделать его тем самым дешевле для нашего производителя.

Автор: Виктор ШАЦКИХ - специально для «Крестьянских ведомостей»

Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 20 февраля 2016 > № 1657179 Леонид Громов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter