Всего новостей: 2356359, выбрано 2 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Гулина Ольга в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаМиграция, виза, туризмвсе
Германия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 6 сентября 2016 > № 1887576 Ольга Гулина

Поражение Христианско-демократического союза (ХДС), возглавляемого канцлером Германии Ангелой Меркель на недавних региональных выборах в земле Мекленбург-Передняя Померания, воодушевило российскую политическую элиту — многие в Москве с трудом сдерживают ликование по этому поводу. Некоторые российские эксперты уже уверенно переносят результаты этих выборов на предстоящие через год, в сентябре 2017 г., выборы в федеральный парламент — Бундестаг.

Напомним, голоса избирателей в Мекленбурге распределились следующим образом. Относительное большинство (30,6% голосов) набрала Социал-демократическая партия Германии (СДПГ). Второе место сенсационно заняла созданная в 2013 году правоконсервативная партия евроскептиков и противников миграционной политики Ангелы Меркель «Альтернатива для Германии» (AfD) — 20,8% голосов. На третьем месте ХДС с 19,4% голосов, далее идут «Левые» (Die Linke) с 12,5%. Партия «Зеленых» набрала 4,8% и в земельный парламент Мекленбурга не прошла.

В российских СМИ неудача ХДС на выборах в Мекленбурге рассматривается как прелюдия к неизбежному поражению этой партии на выборах в Бундестаг и потере Ангелой Меркель поста федерального канцлера. О том, насколько такое развитие событий предопределено и какой может быть политика нового правительства Германии через год, обозревателю «Росбалта» рассказала директор берлинского Института миграционной политики Ольга Гулина.

— Насколько, на ваш взгляд, действительно предрешенным после нынешнего проигрыша в Мекленбурге, является поражение ХДС в сентябре 2017 г. на выборах в Бундестаг? Есть ли у Ангелы Меркель шансы поправить положение своей партии за оставшееся время?

— Хороший вопрос. До федеральных выборов в Германии почти год. Время еще есть, да и насколько сильно изменились предпочтения избирателей, на самом деле покажут региональные выборы 18 сентября этого года в Берлине.

Однако в целом ситуация вызывает беспокойство. Агитационные лозунги «Альтернативы для Германии», которые расклеены по все стране, носят чисто антимиграционную направленность. Например, на одном из них изображен темнокожий юноша с бородой, который говорит: «Я знаю, что такое ислам и хочу предупредить вас о его опасностях». Причем AfD проводила избирательную кампанию вместе с Национал-демократической партией Германии (НДПГ), использующей лозунги типа «Германия для немцев» и потому находящейся под контролем федерального Конституционного суда Германии.

— Что представляет собой AfD?

— Если посмотреть внимательнее, то антиевропейские и антимиграционные лозунги составляют примерно 20% ее программы. В целом же это партия крайне консервативной направленности. Однако она демонстрирует широкой публике только одну свою сторону. Ее избиратели — простые обыватели, которые хотят хорошо жить и боятся любых изменений. Но они не дочитывают до конца ее программу. Они, например, за то, чтобы социальные пособия были только «для своих». Однако AfD предлагает эту помощь сократить, снизить социальную роль государства, уменьшив пособия по безработице, детские пособия. Так что «Альтернатива для Германии» отобрала на последних выборах голоса не столько у христианских демократов, сколько у социал-демократов.

— И все-таки повторю свой вопрос. В России сейчас победа немецких социал-демократов в следующем году многими даже не обсуждается. Считается, что дело сделано. Обсуждают лишь кандидатов на пост канцлера. Однако насколько реально повторение результата выборов в Мекленбурге на федеральных выборах 2017 года?

— Однозначно этот результат пока не предрешен, но существует много факторов, заставляющих задуматься об этом. Например, удивительно, что «Альтернатива» победила ХДС в Мекленбурге, потому что если раньше это был депрессивный регион, то в последние годы было очень много сделано для его развития. Например, безработица упала там почти в два раза, уровень жизни вырос. Но все равно люди выбирают здесь махровых популистов.

Я уверена, что народ надо просвещать. Нужно не просто не давать разрешения на плакаты, о которых я говорила, было бы отлично, если бы кто-то поставил бы на улицах плакаты с вырезками из программы AfD, с цитатами из их очень регрессивной, на самом деле, программы.

— Что Меркель в этой ситуации будет делать? Начнет ли она менять свою политику по отношению к мигрантам? Изменит ли свою позицию по отношению к конфликту между Россией и Украиной? Станет ли выступать за отмену санкций против РФ?

— Если говорить о санкциях, то существуют совершенно разнородные течения. Можно вспомнить, как еще в марте этого года вице-премьер Зигмар Габриэль выступил с инициативой их пошаговой отмены. Он же предложил начать переговоры с бизнесом. Однако я сомневаюсь, что отношения с Россией находятся в первой пятерке приоритетных вопросов, которые волнуют немецких избирателей.

Тема приема Германией и Евросоюзом большого количества беженцев, конечно, в повестке дня, ею манипулируют достаточно большое количество политических игроков, однако тема отношений с Россией не оказывает значительного влияния на рейтинг канцлера.

— Будет ли корректировать Меркель свою позицию по вопросам миграции или продолжит гнуть свою лини, объясняя электорату, что это правильно?

— Несмотря на многочисленную критику позиции Меркель, на политическом горизонте Германии нет никого, кто бы выступил с конкретным пошаговым планом разрешения ситуации с беженцами как внутри самой Германии, так и на всем континенте. В Германии есть сложности с распределением и ориентацией прибывших в страну беженцев, но в целом страна сумела справиться с миграционным хаосом. В этом смысле, Германия сейчас способна четко провести этот миграционный менеджмент, сказав — эти остаются, эти должны покинуть страну. Для тех, кто остается — языковые и интеграционные курсы, курсы повышения квалификации и проч. Другой вопрос, что будет, если начнется новый наплыв мигрантов, это, наверное, станет большой проблемой. Но на сегодняшний день с миграционным потоком, находящимся внутри страны, Германия справилась, так что отказываться, отменять курс на оказание помощи людям, бегущим от войны, нет необходимости.

— Если расклад на федеральных выборах 2017 года будет примерно таким, как на нынешних выборах в земле Мекленбург-Передняя Померания, когда относительное большинство (около трети голосов) набирают социал-демократы, на втором месте «Альтернатива для Германии», а центристская ХДС Ангелы Меркель оказывается на третьем месте, коалиция СДПГ и ХДС/ХСС вновь становится неизбежной, хотя канцлером при таких результатах естественно будет социал-демократ. Так вот, на ваш взгляд, если правящая коалиция будет именно такой, то насколько может измениться политика Германии по отношению к России и Украине? Будут ли отменены санкции против РФ? Будет ли ужесточена миграционная политика?

— Почему вы думаете, что будет именно такой расклад сил? Во-первых, вообще пока еще не все так однозначно, да и внутри ХДС и ХСС нужно достичь единства по многим вопросам, прежде чем идти на выборы вместе. Как вы знаете, лидер ХСС Хорст Зеехофер изначально выступал против политики приема гуманитарных беженцев, позволяя жестко критиковать политическую линию ХДС. Во-вторых, кроме «Альтернативы для Германии» существуют еще и «Левые», и «Зеленые».

Поэтому вопрос, какую конфигурацию может иметь правящая коалиция — двустороннюю (СДПГ- ХДС-ХСС) или трехстороннюю (СДПГ-«Левые»-«Зеленые»), остается темой для множества спекуляции. Хотя трехстороння коалиция более вероятна, чем двухсторонняя.

Далее, к вопросу о санкциях и их влиянии на формирование правящей коалиции в Германии — скажу, что как бы ни было велико значение Германии в Евросоюзе, отмена санкций против России — дело всего ЕС, всех 28 государств, входящих в него, это решение не национального уровня.

— Хорошо, допустим, по результатам выборов 2017 года будет образована трехсторонняя коалиция. Будет ли в этом случае ужесточена миграционная политика, чего почему-то так желают многие в Москве?

— Сейчас миграция и прием беженцев — тема всех политических партий. Нет ни одной партии, которая бы не выразила свои сомнения в линии Меркель, однако нет ни одной партии, готовой предложить другое, альтернативное решение. Позиция «мне не нравится ни то, ни это», а нравится то, что устраивает избирателя — самая распространенная. Поэтому все политические партии говорят о том, что Германии нужно изменить миграционную стратегию — но как, каким образом и что делать с теми, кто требует и имеет право на убежище — ответа у них нет.

— То есть, у «Зеленых» и «Левых» такая же позиция?

— «Зеленые» критикуют Меркель за лозунг «Wir schaffen das» («Мы справимся с этим») без оглядки на внутренние ресурсы и за фальшивую толерантность. Позиция «Зеленых» наиболее лучше отражается в лозунге бургомистра Тюбингена Бориса Пальмера: «Германия должна взрослеть и ей не стоит скрывать недостатки беженцев, с этим нужно учиться жить».

Позиция «Левых» очень близка к антимиграционным лозунгам «Альтернативы». Однако Германия, повторюсь, с тем потоком мигрантов, который в настоящее время находится внутри страны, справляется. В связи с ожиданиями электората эта тема, конечно, педалируется многими политическими силами и она, вероятно, останется актуальной и перед федеральными выборами. Но сейчас дискуссия идет о том, сможем ли мы — Германия и Европейский союз — справится с новым потоком, сможем ли разгрузить Грецию, Италию, должны ли мы сотрудничать по этому вопросу с Турцией?

На Германию, которая стала пунктом приема большинства гуманитарных мигрантов и занимает жесткую позицию по сохранению санкционного режима в отношении России, оказывается давление и изнутри, со стороны таких партий как «Альтернатива для Германии», и снаружи — среди 28 государств по этим вопросам тоже нет единства. Поэтому проводить единообразную линию по этим вопросам становится очень сложно. Однако на результаты федеральных выборов 2017 года большее влияние окажут не те факторы, которые находятся вне Германии, а те, которые есть внутри страны.

Беседовал Александр Желенин

Германия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 6 сентября 2016 > № 1887576 Ольга Гулина


Германия. Евросоюз > Миграция, виза, туризм > rosbalt.ru, 9 марта 2016 > № 1679563 Ольга Гулина

Если смотреть российское телевидение и читать прессу, в том числе и вполне демократическую, то создается впечатление, что и Европа в целом, и Германия в особенности вот-вот рухнут под напором беженцев. О том, так ли это на самом деле, что думают сами немцы о миграционных проблемах своей страны и как сложившаяся ситуация влияет на внутриполитические расклады в Германии, в интервью «Росбалту» рассказала директор берлинского Института миграционной политики Ольга Гулина.

— Насколько серьезно сегодня неприятие мигрантов со стороны немецкого общества?

— Однозначно ответить на этот вопрос нельзя. Сказать, что все немецкое общество принимает мигрантов или, наоборот, что оно их не принимает, невозможно. Немецкое общество, как и любое другое — европейское, российское, американское — очень разнородно. Существуют разные результаты опросов, в СМИ дебатируются разные точки зрения.

— Что показывают соцопросы и статистика на эту тему?

— Сегодня налицо рост поджогов лагерей беженцев. Сравнивая криминальную статистику 2014 и 2015 годов, мы отмечаем, что на 76% возросло число попыток поджога и на 47,5% самих поджогов. При этом в стране вынесено всего четыре судебных решения, в которых возложена ответственность на виновных.

Подкоп под Меркель

При этом стоит отметить, что не журналистских, а глубоких академических исследований этой проблемы пока мало. Тем не менее, есть отдельные социологические опросы, которые показывают относительно положительное отношение ко вновь прибывающим. Основываясь на мартовском опросе ARD, я бы сказала, что большая часть немецкого общества с пониманием относится к ситуации в области миграции и к политике, проводимой кабинетом Ангелы Меркель. 67% опрошенных сказали, что верят в интеграцию гуманитарных мигрантов в немецкое общество и в то, что Германия справится с этой задачей.

Нужно знать подоплеку подобных настроений. Германии повезло с таким политиком, как Ангела Меркель. Несколько дней назад СМИ растиражировали интервью с ней, где, в ответ на вопрос журналистки Анне Виль (Anne Will) о том, какой у нее план по приему беженцев с учетом того, что количество гуманитарных мигрантов растет, канцлер Меркель ответила, что мы примем их, интегрируем и они вольются в немецкое общество. Это, грубо говоря, «план А», а какой другой, условно говоря, «план Б», спрашивает ее журналистка. На что канцлер Меркель ответила ей, что никакого «плана Б» нет. Иными словами, есть только один план, согласно которому беженцы — бегут, а немецкое правительство их спасает. Ведь континент, где одна страна закрывает границы, а другая должна спасать всех людей, — это не Европа в видении Меркель. Так что другого плана у нее нет.

— Чем вы объясняете такую позицию Меркель?

— Знаете, я долго думала над этим и могу привести цитату Уинстона Черчилля. Он сказал в свое время, что политик отличается от государственного деятеля тем, что первый думает только о том, как понравится избирателю, а второй принимает решения, которые принесут пользу государству через пять-десять лет. Так вот, если исходить из концепции Черчилля, Меркель — это государственный деятель. Она не принимает решения, ориентируясь на массу избирателей. Она прекрасно понимает, что если удастся интегрировать тех людей, которые сейчас приехали в Германию, то это будет большой демографический прорыв.

«Меркель удержит свой пост до выборов»

Здесь нужно видеть картину целиком. В Германии уровень жизни растет, люди живут дольше, но население сокращается. При этом нужно будет выполнять социальные обязательства. И вот мигранты — это демографическая прибавка этому стареющему и убывающему населению страны. Смотрите, в конце XIX века, когда канцлер Бисмарк ввел в Германии понятие пенсий по достижению 70 лет, средняя продолжительность жизни была 55 лет. В современной Германии, где пенсионный возраст наступает в 65 лет, средняя продолжительность жизни постоянно увеличивается и уже перешагнула отметку в 73 года. Так что в будущем разумная политика Меркель обернется плюсом для развития государства.

— Как сильно влияет миграционная политика Ангелы Меркель на изменение внутригерманского политического ландшафта? И влияет ли вообще? По логике вещей, предполагается, что эта политика будет способствовать росту крайне правых настроений в немецком обществе.

— Статистика и показывает рост правоэкстремистских настроений. Увеличивается количество региональных организаций, выступающих «против исламизации родины». Например, в Дрездене существует движение против исламизации PEGIDA. Такие же движения возникли в Лейпциге и других местах. Подобные настроения растут. Но количество их приверженцев то увеличивается, то сокращается. Например, в начале января 2015 года в выступлениях PEGIDA принимали участие 25 тысяч человек, а в конце декабря того же года зарегистрировано около 6 тысяч. После событий во Франции, численность демонстрации националистов в Германии возросла до 17,5 тыс. человек. В отчете Федеральной службы защиты конституции Германии, которая занимается наблюдениями за подобными организациями, отмечено, что из Национал-демократической партии Германии в 2015 году вышло 300 ее членов и сегодня ее численность составляет всего 5200 человек. Так что тенденции на этом фланге германской политики неоднозначные.

— А как эти настроения сказываются на популярности Меркель?

— Если говорить о рейтингах Меркель, то они тоже различны. С одной стороны, популярность ее сокращается. Но с другой, после интервью, в котором она сказала, что у нас есть по беженцам только «план А», ее рейтинг снова вырос. В феврале он составлял 46%, а в начале марта увеличился до 54%. При этом у постоянного критика Меркель, председателя ХСС, главы правительства Баварии Хорста Зеехофера — 38%. Кстати, возвращаясь снова к классификации Уинстона Черчилля, скажу, что Зеехофер — это политик, а Меркель — государственный деятель, который работает и для страны.

Важно еще отметить, что на самом деле разлада внутри Германии между основными политическими деятелями и партиями по существенным вопросам, по миграционной теме, нет. Например, Германия приняла поправки в законодательство, ограничивающие воссоединение семей лиц, получивших убежище в стране. Они предусматривают, что получившие статус беженца в Германии в течение двух лет не смогут привезти в Германию членов своих семей. Такого правила в отношении других категорий мигрантов, например, бизнес-мигрантов, студентов, нет. Это относится только к гуманитарной миграции. Оказалось, что противоречия между христианскими демократами и социал-демократами по этому и другим ключевым вопросам отсутствуют. Они умеют договариваться.

Беседовал Александр Желенин

Германия. Евросоюз > Миграция, виза, туризм > rosbalt.ru, 9 марта 2016 > № 1679563 Ольга Гулина


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter