Всего новостей: 2319118, выбрано 4 за 0.005 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Данкверт Сергей в отраслях: Агропромвсе
Данкверт Сергей в отраслях: Агропромвсе
Белоруссия. Россия > Агропром > agronews.ru, 10 марта 2017 > № 2120753 Сергей Данкверт

Сергей Данкверт: «Наша система контроля работает».

Елена Плотникова, «АиФ»: Сергей Алексеевич, вы постоянно находите в белорусских поставках то фальсификат, то контрафакт. Только в первую неделю февраля вы не пустили 16,5 тонны говядины и 600 кг сыра оттуда. Почему белорусские коллеги к вам не прислушиваются и не следят за качеством?

Сергей Данкверт: Это ещё мелочи. В 2016 году нами зафиксировано 723 случая нарушений ветеринарно-санитарных норм и требований ЕЭС и РФ в белорусской продукции, 397 случаев выявления фальсификата, 294 случая выявления микроорганизмов, в т. ч. патогенных, 32 случая выявления остатков запрещённых и вредных веществ, лекарственных препаратов и солей тяжёлых металлов. И в начале 2017 года эти нарушения продолжают выявляться.

На прошлой неделе мы поставили на усиленный контроль 9 белорусских предприятий: 5 — из-за мяса, 4 — из-за сыра. Например, в сыре мы обнаружили новый антигрибковый препарат натамицин. Мы обратили внимание на то, что белорусский сыр не покрывается плесенью, когда хранится плохо. И разгадка оказалась очень простая: его просто обрабатывали этим препаратом. С мясом ситуация хуже. Под видом белорусской в Россию поставлялась зараженная листериями говядина из Украины. И получается, что в погоне за прибылью наши белорусские коллеги, оформляя чужую говядину, навлекли на себя нашу мониторинговую систему. В результате 5 предприятий попались на нарушениях. Автоматически мы ставим их на усиленный контроль. Это значит, что у каждой партии мы будем отбирать пробы. И это только 9 предприятий на этой неделе. У нас каждую неделю несколько предприятий Белоруссии попадают под такой контроль.

— А как украинское мясо становится белорусским?

— Прямо на тушке должна стоять печать предприятия, которое это мясо выработало. Но эти печати либо нечитаемые, либо срезаны. Так скрывают или место происхождения мяса (а если это не Белоруссия, то после проверки всегда оказывается, что Украина), или название предприятия, поставки которого были нами приостановлены.

— А сами белорусы пытались выйти с вами на контакт?

— Конечно. Они обычно звонят и просят, чтобы мы закрывали предприятия только после 3-4 случаев обнаружения нарушений. Это происходит из-за того, что там главные санитарные врачи бесправны. Они не могут признаться, что у них могут быть проблемы с качеством. Они просто потеряют место. После того как мы со ссылкой на исследования заявляем, что белорусская сторона поставляет к нам фальсификат, Лукашенко хочет завести на меня уголовное дело. Так что он сделает со своим человеком, который скажет ему правду? И получается, что их врачи берут анализы, и они все хорошие. Но мы теперь будем относиться к ним так же, как и к другим зарубежным коллегам. Второе нарушение предприятия? Закрываем поставки! Если я буду мягок, то потребители будут спрашивать с меня: почему это мясо с листериями на прилавках, почему люди отравились или заболели? Моя задача состоит в том, чтобы это предупредить, заставить все предприятия в нашей стране делать анализы и не скрывать их, и белорусы должны так же поступать. Мы призываем предприятия показывать, как мясо перемещалось. Но они отказывают. Интересы другие: забрать и выкинуть на наш рынок. …

Белоруссия. Россия > Агропром > agronews.ru, 10 марта 2017 > № 2120753 Сергей Данкверт


Белоруссия. Евросоюз. ЕАЭС > Агропром. Таможня. Внешэкономсвязи, политика > agronews.ru, 27 февраля 2017 > № 2344310 Сергей Данкверт

«Вслед за Минском можем закрыть поставки и других регионов Белоруссии».

В конце января 2017 года Россельхознадзор ввел запрет на поставки мяса с ряда минских предприятий, которые, как считают российские ветеринары, просто меняли этикетки на европейской санкционке и перепродавали ее в Россию. В ответ Александр Лукашенко выступил с рядом резких политических заявлений, а в отношении главы российского ведомства Сергея Данкверта распорядился возбудить уголовное дело. Глава Россельхознадзора в эксклюзивном интервью корреспонденту «Известий» Татьяне Карабут рассказал о продолжающейся третий год борьбе с реэкспортом через Белоруссию и новых схемах поставок контрафакта в Россию.

— Сергей Алексеевич, проблемы с Белоруссией возникли не одномоментно. Практически сразу после введения контрсанкций в 2014 году производители начали жаловаться, что Белоруссия слишком много стала поставлять яблок, сыра с плесенью, креветок, лосося, ананасов и прочих деликатесов, которые производились, скорее всего, за пределами союзного государства. Почему только сейчас приняты действенные меры по пресечению такого бизнеса?

— Не сейчас. Мы медленно, но верно перекрывали каналы поставок контрабанды. В первый раз инцидент произошел в 2014 году, когда Белоруссия поставила нам бразильское мясо. Начали выяснять — мясо пришло из Европы, с европейскими документами. А в какой момент оно стало бразильским, никто не знает.

Дальше, в 2015 году было 10 тыс. т свинины из Черногории. «Откуда в Черногории столько свинины?» — подумали мы: вчера поставляли 100 т, а сегодня внезапно 10 тыс. т. Белорусская сторона не могла ответить на наши вопросы, что за мясо и с какого оно предприятия. Поехали туда с инспекцией и выяснили, что никакого черногорского мяса не было, зато было европейское. Оба факта фальсификации документов доказаны.

И уже в этом году была говядина от белорусской компании «Георгий и сыновья». Вдруг небольшая белорусская компания стала продавать в Россию тысячи тонн. При этом в электронной системе «Аргус», которая фиксирует весь поступающий в страны ЕврАзЭС объем продукции, мы наблюдали, как ровно тот же объем Белоруссия получила с Украины. Запросили белорусскую ветинспекцию — инспекция отвечать на наши вопросы отказалась. Предприятие сразу было закрыто — нам для проверки туда запретили ехать. У нас сомнений никаких нет: просто переделывались украинские документы. При этом мы прекрасно понимаем, кто переделывал. Всё это шло под эгидой главного ветврача Минской области. Ну не мог же он не знать, что 10 тыс. т говядины от неизвестного предприятия отправляется в Россию. Если не знал, значит, он не занимается своей работой.

— То есть вы выявили контрабанду с помощью электронной системы? Выходит, оправдало себя введение «Аргуса» в обиход в странах ЕврАзЭС?

— Благодаря электронной системе мы видим очень много. Почему все возмущаются и противодействуют введению электронных систем? На бумажке можно написать одно, оторвать, переписать.

Благодаря электронной прослеживаемости мы, например, выявили, когда масло по госконтракту закупалось в Молдавии. Оказалось, что в ряде марок российского масла никогда российского масла не было. Входило оно на нашу территорию молдавским маслом, потом переделывалось в российское. Вошло 100 т, а вышло 150 или 180. Нам Новая Зеландия в прошлом году ввезла 18 тыс. т масла. Куда оно делось? Оно же не могло здесь раствориться. Это секрет Полишинеля. Дело в том, что его закупают российские предприятия. Из него делается большее количество масла. Поэтому на полках мы не видим уругвайское, аргентинское или новозеландское. А видим только российское.

Честный бизнесмен делает масло из молока, а нечестный — добавляет пальмовое и производит такое же «масло». Так происходит на крупнейших предприятиях. И это нас беспокоит, поскольку разрушает рынок. Как можно в таком рынке конкурировать? Внешне у нас всё выглядит благополучно, а на деле мы травимся «Боярышником».

Если вы подаете декларацию, что это колбаса говяжья из Белоруссии (я этот пример Александру Григорьевичу Лукашенко приводил) и называется она говяжьей… А в ней содержится свинина. Ну зачем же так людей обманывать? Так нельзя.

Белоруссия. Евросоюз. ЕАЭС > Агропром. Таможня. Внешэкономсвязи, политика > agronews.ru, 27 февраля 2017 > № 2344310 Сергей Данкверт


Россия > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > agronews.ru, 19 января 2017 > № 2074026 Сергей Данкверт

Данкверт: честный бизнес обязан защищать себя.

О задачах Россельхознадзора, вызовах, стоящих перед надзорным органом, применяемых мерах по обеспечению россиян безопасным для здоровья продовольствием рассказал в программе «Мнение» телеканала «Россия 24» Сергей Данкверт, руководитель Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору России.

— Российская надзорная политика, в том числе контроля и качества за сельскохозяйственной продукцией, как правило, адекватна нашим геополитическим интересам. Расскажите о том, какие задачи стоят перед Федеральной службой по ветеринарному и фитосанитарному надзору в 2017 году и где будет сосредоточено ваше особое пристальное внимание?

— Геополитические интересы у нас ассоциируются с интересами сельского хозяйства в отношении того, чтобы можно было по нынешним временам уже продать продукцию, в том числе и за рубеж. Поэтому, когда Аркадий Владимирович Дворкович давал нам поручение, он предусматривал – меньше занимайтесь импортом, больше занимайтесь экспортом.

Исходя из поставленных задач, это одно из наших направлений, большее развитие экспорта, и это в нынешних условиях не так просто. Тем не менее достаточно широкий спектр продукции, которую можно экспортировать. Поэтому у нас есть страны, наши традиционные импортеры зерна: Турция, Египет. В настоящее время появились Филиппины, Малайзия, Бангладеш.

Стоит отметить совершенно интересные вещи, что помимо все-таки традиционных вещей мы стали экспортировать больше продукции непосредственно готовой мясной. В прошедшем 2016 году объем экспортных поставок составил около 150 тысяч тонн различной мясной продукции и около 165 тысяч тонн молочной продукции. Поэтому у Россельхознадзора появилось новое направление работы. Ранее мы обычно думали об импорте, сейчас больше думаем о том, как экспортировать.

— Чтобы экспортировать, нужно дружить — честно. Вы упомянули Египет — наш традиционный экспортер зерна. В прошлом году мы наблюдали, как, не без шероховатости, происходил экспорт нового урожая. Тем не менее удалось договориться. Сейчас вы упомянули о наших амбициях на мясном рынке. Но здесь у Египта возникли тоже вопросы к нам. Как, на ваш взгляд, эти вопросы, связанные с мясом птицы, они адресованы в первую очередь — это вопросы политического характера, политического свойства или исключительно экономического и фитосанитарного аспектов?

— Я бы сказал, что это в большей степени связано с вопросами конкуренции. Потому что традиционно, как оказалось, в этот порт поставляла продукцию одна крупнейшая украинская птицефабрика в течение ряда лет, и после этого появилась российская компания, вполне допуская, что это сегодня вопросы конкурентной борьбы. На следующей неделе туда уезжают наши специалисты для инспекции, потому что те вещи, которые мы сегодня показываем, они у нас видны в электронной системе.

В электронной системе отражается, что мы брали анализы, осуществляли мониторинг этой продукции. У нас это все можно доказать в электронной системе. Наши египетские коллеги должны показать, как они это делали. Если они в один день вечером написали все эти протоколы — это одно. Если у них можно это проверить более тщательно — это другое.

— То есть мы сейчас даже не признаем того, что в этой продукции действительно были нарушения, она не могла не соответствовать?

— Мы сейчас имеем абсолютную информацию, у нас есть контрольные образцы. Поэтому в этом отношении мы свою позицию будем отстаивать.

— Можно ли в свете последних событий ожидать каких-то скрывшихся нарушений в египетской продукции, в овощах, фруктах?

— Не рассматриваем. То есть у нас идет все паритетно.

— А в прошлый раз это помогло?

— Мы же не можем действовать всегда одинаково.

— То есть нужно рассмотреть весь спектр поставляемой продукции.

— Конечно, конечно.

— Как идут переговоры с Турцией?

— С Турцией абсолютно ситуация рабочая. Наши коллеги пока не могут определить те предприятия, которые будут поставщиками кабачков, баклажанов, тыквы. Мы просим турецкую сторону назвать эти предприятия. Мы намерены быстро посетить эти предприятия, посмотреть и тогда окончательно решить. То есть мы теоретически открыли доступ некоторым турецким производителям, а практически коллеги пока не дают нам возможность сделать рекомендации этих предприятий. Я думаю, что это связано с тем, что в Турции, так же, как и во многих других странах, действуют перекупщики. Они настолько обширно работают, что усложняют потом общую систему опознания того предприятия, которое выпустило продукцию. Что для нас как раз наиболее важно сейчас.

— Какие в связи с этим могут быть изменения?

— Мы с ними находимся в рабочем режиме, люди поедут и будут заниматься с ними. Новогодние праздники замедлили работу. После новогодних праздников будем связываться и работать в рабочем режиме.

— Открытие рынков в тех объемах, как это было до санкций, до обострения отношений, когда ожидается?

— Я не скажу по объему. Потому что, например, я по томатам не вижу сегодня возможности, исходя из того, что я уже говорил прессе на тему того, что все-таки мы хотим, чтобы поставки осуществлялись с тех предприятий, которые могут гарантировать безопасность продукции. Все-таки торговые компании, которые собирают у тысяч фермеров и потом поставляют продукцию, к ним наибольшее количество вопросов. Они усложнили все отношения.

— Теми же принципами вы руководствуетесь и при выстраивании отношений с нашими партнерами по Евразийскому экономическому союзу?

— Да, абсолютно, конечно.

Россия > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > agronews.ru, 19 января 2017 > № 2074026 Сергей Данкверт


Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 9 января 2017 > № 2028709 Сергей Данкверт

Сергей Данкверт: как накормить Россию?

По мере роста населения планеты одной из главных проблем в ближайшие 20 лет будет нехватка продовольствия. Как обеспечить мир доступными и качественными продуктами питания? Руководитель Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору Сергей Данкверт уверен, что начинать надо со своей страны: на форуме Vestifinance он рассказал, как Россия вышла из катастрофической ситуации, сложившейся в девяностых, и озвучил свои прогнозы на будущее.

Россия – страна, которая может обеспечить себя продовольствием. Но для этого государство должно последовательно проводить правильную политику в этой области, и не только с точки зрения надзора, но и повышения инвестиционной привлекательности сектора.

В России 20% плодородной земли, 50% чернозема и 20% мировых запасов воды. Но в то же время в конце девяностых — начале двухтысячных сложилась катастрофическая ситуация, когда страна перестала производить даже базовые продукты.

«Как вы понимаете, к 2000 году мы стали самыми крупными импортерами. И импортировали, если вы помните, в то время 3,5 миллион тонн мяса. Вот, Япония 3 с небольшим, мы 3,5 миллиона. При этом самые крупные импортеры мяса птицы. У нас было 1200-1300 тысяч тонн. Можете себе представить? В этом году, если будет 120 тысяч тонн, я ожидал больше, честно говоря, но вот по цифрам пока так выходит».

По мнению Сергея Данкверта, это вполне логично, что сегодня сельское хозяйство стало перспективным направлением развития экономики. Гражданин США в среднем потребляет по 3700 килокалорий в день, для россиянина этот уровень составляет 3350. И в ближайшее время будет расти как население планеты, так и количество потребляемых калорий, а в идеале нужно добиться и улучшения качества рациона. Все это Россия может использовать с выгодой для себя.

«Те прогнозы, которые дают, они говорят о том, что сельское хозяйство – это отрасль, в которую в перспективе нужно отправлять своих детей, внуков. Если смотреть производство, то по производству мяса те прогнозы, которые дает сегодня международная продовольственная организация, эти прогнозы достаточно серьезные, вы их видите и по мясу, и по сахару, и по масличным культурам, и по зерну, то есть рост везде должен быть».

Интересно, что продукты питания в будущем будут использоваться не только для, собственно, питания. Активно развивается биодизельная отрасль. Поэтому масличные культуры будут в цене. Зерно тоже может быть применено для создания топлива.

Ситуация на мировом рынке меняется. США по-прежнему остаются лидерами по ряду экспортных направлений, но такие страны как Россия и Бразилия ведут активную экспансию. Для нас главным экспортным сельхозтоваром остается зерно, а вот если говорить про мясо, то у США 36 миллионов тонн, у Бразилии 30 млн тонн, у России – 10 млн тонн. Это производство, а по экспорту говядины, например, Штаты уже уступают Бразилии.

Общий же объем экспорта достигает 7 млн тонн у североамериканской и 6,5 млн тонн – у южного конкурента. А главный импортер мяса и зерна – Япония. Ограниченность территории и высокий уровень развития экономики заставляет страну активно закупать продукты питания.

На поставки продовольствия могут серьезно повлиять страны – члены БРИКС, то есть это Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южная Африка в первую очередь. Конечно, это и Индия, уверен Сергей Данкверт. По его словам, важно понимать, что реальными продавцами в международных сделках все чаще выступают уже не сами государства, а транснациональные корпорации. …

Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 9 января 2017 > № 2028709 Сергей Данкверт


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter