Всего новостей: 2256868, выбрано 1 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Дюрре Икбаль в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Дюрре Икбаль в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Ирак > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 18 сентября 2017 > № 2314961 Икбаль Дюрре

Иракский Курдистан — «гарант стабильности Ирана, Турции и Сирии»

На вопросы ИА REGNUM отвечает кандидат исторических наук Икбаль Дюрре

25 сентября в Иракском Курдистане состоится референдум о независимости края. По преданию 25 сентября считается днём сотворения мира. О каком новом мире идёт речь? Что ожидает курдский народ после референдума?

Икбаль Дюрре: 25 сентября — не день независимости, а просто референдум, где народ будет голосовать по вопросу независимости, хочет он её или нет. Скорее всего, результат будет положительным. В этом случае начнётся процесс, подобный Brexit.Я не думаю, что на следующий день президент Масуд Барзани объявит о независимости, поскольку он неоднократно говорил о необходимости решения всех вопросов с Багдадом исключительно мирным путём.

Одновременно Эрбиль начнёт активную дипломатическую работу с Турцией и Ираном, чтобы их убедить в следующем — Иракский Курдистан не является «головной болью» региона, это страна, которая хочет добрососедских отношений со своими соседями. Почему президент Барзани на это идёт?

Курдистан — федеративная республика в составе Ирака. У данной системы отношений были свои правила и законы. По конституции Ирака каждая сторона должна была выполнять определенные условия, чтобы страна оставалась единой. Багдад, со своей стороны, неоднократно нарушал конституцию. Самый яркий пример — пять лет назад было прекращено финансирование Курдистана. Потом Багдад отказался провести референдумы в районах, которые оспаривались между ним и Эрбилем.

Есть и психологический аспект. За последние тридцать лет жизнь курдов в составе Ирака не была простой. Я имею в виду трагедию в Халабдже 1988 года (применение иракской армией химического оружия в отношении гражданского населения —С.Ц.), политику Саддама Хусейна, так называемую «анфаль», в результате которой погибли почти 200 тысяч курдов. Конечно, подобные события оставляют отпечаток в сознании народа. Так что психологически курды уже давно себя отделяют от арабской части Ирака. Раздел основан на политических, культурных и социальных отличиях.

Эти два общества имеют разное понимание жизни. Например, если попасть из курдской части Ирака в арабскую, вы сразу обнаружите разницу. Во-первых, у арабов разрешено многоженство. Во-вторых, им нельзя употреблять алкоголь. Я не говорю, что это плохо, такова их традиция. А в Курдистане всё по-другому. За выпивку тебя никто не накажет, многоженство запрещено. И таких различий множество. Не могут курды и арабы больше находиться вместе в составе единого государства, я так понимаю.

ИА REGNUM Однако подлинная независимость Курдистана без выхода к Средиземному морю невозможна. Пока же выход к морю обеспечивает только Турция, которая не поддерживает референдум. Получается, что единственной альтернативой турецкому маршруту служит Сирия. Вы согласны с такой постановкой проблемы?

Икбаль Дюрре: Нет. Во-первых, есть много государств, которые не имеют выхода к морю. Так что Иракский Курдистан будет далеко не первой страной, у которой отсутствует морское побережье. Во-вторых, Турция ещё ни разу не грозилась перекрыть трубопровод. Обратите внимание на сделку Эрбиля с «Роснефтью». Речь идёт о крупной сделке, вся нефть по которой пойдёт через турецкую трубу.

ИА REGNUM В таком случае Курдистан усиливает свою зависимость от Анкары…

Икбаль Дюрре: Да, но здесь зависимость обоюдная. Ведь Турция тоже деньги зарабатывает. Второй момент: официальный товарооборот между Турцией и Иракским Курдистаном составляет $12 млрд; у России же товарооборот с Турцией составляет $27 млрд, превышает более чем в два раза. Для Анкары регион имеет особое экономическое значение. Курдистан богат нефтью и газом, а у Турции, как известно, запасов углеводородов нет.

Уже говорят о наличии пятидесятилетнего контракта между Анкарой и Эрбилем на поставки углеводородов в Турцию и через Турцию. Поэтому после референдума Турции придётся смириться с курдской независимостью. Есть основания думать таким образом, особенно если проследить отношение Турции к семье Барзани. Сначала их турецкая пресса всячески оскорбляла, обвиняла в терроризме. Сейчас же, когда президент Барзани приезжает в Анкару, его принимают со всеми почестями, курдский флаг соседствует с турецким. Поэтому руководство Турции должно объяснить своему населению природу отношений с Курдистаном.

Я считаю, что соседи Иракского Курдистана не могут сразу отказаться от политики, которая столетиями была направлена на непредоставление курдам особого статуса и независимости. Никто не ожидает, что завтра Турция и Иран будут аплодировать независимости Иракского Курдистана. Просто есть реалии, с которыми в течение определенного времени придётся смириться. Я так это вижу.

Конечно, всегда остаётся риск того, что внутриполитические процессы в Турции могут заставить Эрдогана принять жесткие меры в отношении Иракского Курдистана сразу после референдума, но они не будут носить долгосрочного характера. Не надо забывать, что Эрдогана ждут нелегкие выборы, а электорат, на который он рассчитывает, очень националистически настроен. И он не может этот фактор не учитывать. Заставит ли этот фактор его предпринять радикальные меры в отношении Барзани или нет? Всё зависит от предстоящей встречи Эрдогана с Трампом.

ИА REGNUM Израиль поддерживает независимость Иракского Курдистана. Сенсации здесь нет. Об этом премьер-министр Биньямин Нетаньяху говорил ещё в 2014 году. Интересует другое. Тель-Авив считает боевиков Рабочей партии Курдистана террористами, что Анкару явно устраивает. Что будет тогда с Киркуком? Ведь Турция по-прежнему на него претендует.

Икбаль Дюрре: Мулла Мустафа Барзани, отец нынешнего лидера Иракского Курдистана, в своё время говорил, то Киркук — «сердце» Курдистана. Без Киркука независимый Курдистан можно было создать ещё десять лет назад. Вся проблема состоит в нём. Мы знаем стратегическую и экономическую значимость этого района. В Киркуке живут разные народы, в том числе арабы, туркоманы и другие этносы. Поэтому не исключено, что Иракский Курдистан будет федеративным государством. И Киркук может войти в состав нового объединения на правах автономии. Об этом говорили многие высокопоставленные чиновники. В любом случае Киркук будет в составе Иракского Курдистана. Сейчас город находится под контролем курдских вооруженных сил.

Президент Барзани на днях четко заявил, что «все курды готовы умереть ради Киркука». Из-за Киркука уже возникают проблемы: 14 сентября с.г. парламент Ирака освободил от занимаемой должности губернатора края. Так что Ваш вопрос совершенно справедлив. Киркук становится «яблоком раздора». Но для курдов этот вопрос уже решен. Курды Киркук не уступят.

ИА REGNUM Теперь взглянем на восточную границу Иракского Курдистана, на Иран. Тегеран договорился о поставках газа в Иракский Курдистан, строит железную дорогу к Сенендеджу, подводя коммуникации к Иранскому Курдистану. Президент Хасан Рухани говорит о железной дороге из Ирана в Иракский Курдистан, откуда путь должен пройти к сирийской Латакии. Понятно, что без Киркука здесь также не обойтись. Как Вы оцениваете перспективы данного проекта?

Икбаль Дюрре: Отношения с Ираном у нас особые. Если будет независимый Иракский Курдистан, который станет фактором стабильности железной дороги и ее оператором, тогда перспективы у проекта вполне реальные. Иран — серьезное государство, с которым нельзя не считаться. Тегеран ведёт прагматичную политику. В своё время Иран несколько раз отказывался признавать Азербайджан в Генеральной Ассамблее ООН. Но в конце концов он его признал. Я в отношении Курдистана ожидаю такого же эффекта.

Естественно, ситуацию осложняют израильско-иранские отношения. Израиль настороженно относится к росту влияния шиитского Ирана. В лице курдов Тель-Авив видит противовес Тегерану и «Хезболле», которая подбирается к его границам. Поэтому Израиль поддерживает Курдистан. Однако следует помнить, что в самом Иране живет в два раза больше курдов, чем в Ираке. И президент Барзани в этом смысле проводит разумную политику, призывая иранских курдов вести себя спокойно, быть лояльными Ирану. Если Тегеран с пониманием отнесется к независимости Курдистана, то Эрбиль это непременно учтёт. Ведь независимый Курдистан может стать стабилизирующим фактором для самого Ирана.

Более того, курдский вопрос следует решить в Иране, Турции и Сирии. Сегодня никто не говорит о том, что будет создан Большой Курдистан. Это нереально. Почему мы говорим об Иракском Курдистане? Потому что как такового Багдада нет. У курдов за сотни лет накопилась огромная энергия, многомиллионный народ нуждается в собственном государстве.

Правительствам Ирана, Турции и Сирии будет проще решать внутренние проблемы после фактического признания ими независимости Иракского Курдистана, поскольку таким образом они не будут противопоставлять себя курдскому народу. А их право на защиту собственной территории и на борьбу с экстремистами Эрбиль отрицать не собирается. Далее они сами урегулируют проблемы с курдами, предоставив им право на автономию или же на культурную автономию. Таким образом курдский вопрос будет решен на десятилетия вперед.

ИА REGNUM Эксперты часто рассуждают о противоречиях между иракскими и турецкими курдами. Это межклановая борьба или нечто большее?

Икбаль Дюрре: Если речь идёт об Иракском Курдистане, то там можно говорить о клановых противоречиях. Если же говорить о противоречиях между Рабочей партией Курдистана (РПК) и Барзани, то налицо идеологические разногласия. В РПК доминируют социалистические идеи. А для Барзани коммунистическая идеология не имеет значения. Более того, насколько мне известно, РПК не имеет цели создать независимое курдское государство.

ИА REGNUM То есть РПК стремится сохранить нынешнюю Турцию?

Икбаль Дюрре: Не только Турцию, но и нынешнюю Сирию. У них следующие лозунги — «Мы хотим демократическую Турцию»; «Мы хотим демократическую Сирию». С другой стороны, Барзани не претендует на Турецкий Курдистан. Его цель более локальная — создать независимый Иракский Курдистан. Проблемы между турецкими и иракскими курдами есть. Для курдов важно, чтобы они не переросли в вооруженный конфликт. Впрочем, сами разногласия являются естественными, поскольку курды — многомиллионный народ, в рамках которого все не могут думать одинаково.

ИА REGNUM Каким Вы видите Иракский Курдистан в контексте изменений на Ближнем Востоке?

Икбаль Дюрре: Курды создают государственность на собственной земле. На чужие территории они не претендуют. Подход курдов к государственному строительству следующий: это будет демократическое, светское государство, которые стремится решать вопросы с соседними странами исключительно переговорным путём. Курды хотят жить спокойно на землях, которые им даны Богом, нападать на кого-либо курды не собираются.

Однако надо понимать, что события на Ближнем Востоке зависят не только от курдов. В мире всё меняется. Мы неоднократно говорили об этом в том числе и с Вами. Ближний Восток уже не будет прежним. И начались данные изменения не с Курдистана. Давайте вспомним процессы в африканских странах, что произошло, например, с Суданом. Показательны также события в Йемене. Мы понимаем, что могло бы произойти с Сирией, если бы Россия не вмешалась в ситуацию. На этом фоне роль независимого Курдистана будет исключительно положительной, поскольку в нём живут представители разных народов и конфессий.

Саркис Цатурян

Ирак > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 18 сентября 2017 > № 2314961 Икбаль Дюрре


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter