Всего новостей: 2320597, выбрано 1 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Аманбаев Евгений в отраслях: Госбюджет, налоги, ценывсе
Аманбаев Евгений в отраслях: Госбюджет, налоги, ценывсе
Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 19 мая 2016 > № 1759769 Евгений Аманбаев

Евгений АМАНБАЕВ: «В Казахстане начинается расцвет ГЧП»

Поступательное развитие института государственно-частного партнерства прямо пропорционально устойчивому росту национальной экономики. О том, какие слагаемые ГЧП вкупе дают столь существенный результат, «ДК» беседует с аналитиком АО «Казахстанский центр государственно-частного партнерства» Евгением АМАНБАЕВЫМ.

Багдат ХАСЕНОВА

– Евгений Асанович, каково текущее состояние института государственно-частного партнерства в Казахстане? Какие проекты ГЧП реализуются в настоящее время в нашей республике? Какой бизнес сегодня по большей части в партнерах у нашего государства: отечественный, иностранный?

– До 2015 года в основном государственно-частное партнерство было ориентировано на крупные проекты, прежде всего, инфраструктурные: строительство автомобильных, железных дорог, аэропортов и так далее. Плюс у нас действовало квази-ГЧП. В качестве примера можно привести Программу «Балапан»: с законодательной точки зрения это не ГЧП, но присутствуют его элементы – размещение государственного образовательного заказа в частных детских садах.

Если говорить о осуществленных проектах, то они в основном концессионные. Есть три основных работающих концессионных проекта, которые реализованы с 2005 года, – железнодорожная линия Шар – Усть-Каменогорск (стоимость данного проекта порядка 24 миллиардов тенге), линия электропередач (ЛЭП) Северный Казахстан Актюбинская область (стоимость – около 17 миллиардов тенге) и пассажирский терминал Международного аэропорта города Актау (объем инвестиций – порядка четырех миллиардов тенге).

Состав инвесторов – смешанный. К примеру, к осуществлению последнего проекта были привлечены турецкие инвесторы. ЛЭП – это казахстанский бизнес с присутствием российского капитала, а железнодорожная линия возводилась отечественной компанией.

Начиная с 2015 года, произошел крен в сторону, во-первых, региональных проектов, во-вторых, реализуемых отечественным бизнесом. В настоящее время в Карте проектов ГЧП имеется более 100 проектов по регионам, которые находятся на разных стадиях проработанности: планирование, проведение конкурса, подписание договора, реализация. Причем порядка 4/5 из них относятся к социальной сфере – дошкольное образование (детские сады), здравоохранение (поликлиники, больницы), ЖКХ (система уличного освещения). По большей части мы рассчитываем здесь на наших региональных предпринимателей. В более же крупных проектах, например, строительство больниц, которые предполагают привлечение инноваций, передового опыта, будут участвовать зарубежные инвесторы либо отечественные компании в кооперации, консорциумах с иностранным бизнесом. Так, в здравоохранении это корейские компании, в инфраструктурных проектах (допустим, дорожное строительство) – турецкие, китайские, также корейские, ряд европейских компаний. То есть география широка.

По привлечению региональных бизнесменов очень активно работает с нашим центром, акиматами Национальная палата предпринимателей «Атамекен». В настоящее время разрабатывается реестр предпринимателей, которые выражают заинтересованность в государственно-частном партнерстве. Хочется отметить, что хотя в основном это бизнесмены, которые уже реализовывали проекты, скажем так, в традиционных сферах ГЧП, есть среди них и те, кто хотят сменить направление, зайти в более «длинные» проекты – не только строить объект, но и обслуживать, эксплуатировать его.

– То есть ГЧП дает импульс отечественному бизнесу для дальнейшего роста, нахождения новых ниш, предоставляет новые возможности…

– Однозначно, это новый большой рынок. Если в краткосрочных контрактах, выиграв тендер и отработав год, бизнесмен не знает, повезет ли ему и на следующий год, не нависнет ли над ним угроза «вылететь» с рынка, то по проекту ГЧП, лишь раз приняв участие в конкурсе, можно на 10–15 лет обеспечить устойчивую работу своего бизнеса. Может быть, это и не сверхдоходно (маржа, конечно, будет ниже, чем в чисто подрядных проектах), но за счет долгосрочности создается устойчивость…

– …что в условиях кризиса огромный плюс…

– Безусловно. И для бюджета выходит дешевле, поскольку предприниматели, получившие долгосрочный контракт, готовы идти на некоторые скидки, закладывая в менее рисковый проект меньше норм рентабельности и доходности.

– В планах вашего центра значится расширение сфер применения ГЧП. Вы уже рассказали о традиционных из них. А какие еще сферы будут охвачены государственно-частным партнерством?

– Казахстанский центр ГЧП не только проводит аналитическую работу, но и занимается разработкой пакета законодательных изменений для госорганов, которые, так сказать, «сдает по ключ», то есть доводит до принятия. И когда мы продвигали наши предыдущие поправки, звучала большая критика со стороны депутатского корпуса, предпринимателей, что Закон РК «О концессиях» искусственно ограничивает сферы применения государственно-частного партнерства. Поэтому было принято революционное решение ввести в новый закон норму о применении ГЧП во всех отраслях и сферах экономики. И на сегодня нет такой сферы, где нельзя было бы реализовать ГЧП, к примеру, сейчас действуют проекты даже в сфере национальной безопасности, обороны, пенитенциарной системы и другие.

– То есть национальная экономика в полной мере готова к реализации этих проектов?

– Наша экономика созрела под такие проекты, потому что помимо традиционных концессий в Казахстане есть много форм, схожих с ГЧП и подготовивших наш бизнес, госорганы, нацкомпании к внедрению этого инструмента. К примеру, социальная ответственность бизнеса, когда предприниматели несут социальные обязательства – строят культинфраструктуру, школы, детсады, финансируют спортивные команды и так далее. То есть эти отношения подготовили нашу экономику к внедрению ГЧП. Принятие же Закона РК «О государственно-частном партнерстве» позволило объединить их в функционирующую, устойчивую систему.

– Какие еще прогрессивные нормы заложены в новом Законе Республики Казахстан «О государственно-частном партнерстве»?

– Как я уже сказал, снятие отраслевых ограничений.

Второе. Существенно расширен круг участников ГЧП. Если раньше концессионные механизмы подразумевали строго двухсторонние отношения – государственный орган и частный инвестор, – то сейчас мы вовлекаем в сферу ГЧП наши нацкомпании, нацхолдинги, где находится большая часть реальной экономики, материальных активов, финансовые организации, потому как без финансирования ни один проект не может состояться.

Внедрен такой прогрессивный механизм, как частная финансовая инициатива. Те предприниматели, которые имеют готовые либо недостроенные или неиспользуемые объекты, могут самостоятельно инициировать проекты и передавать их в ГЧП. При этом в законе четко прописано, как государство должно реагировать на эти частные инициативы, просто отмахнуться не получится.

В числе прорывных норм можно назвать возможность финорганизаций активно участвовать в проекте, начиная буквально с зарождения идеи, его обсуждениях, предлагать свою схему финансирования, структурирования данного проекта. Это сделано для того, чтобы проект после подписания контракта не остался без денег.

И последнее – внедрение сервисных контрактов. До недавнего времени ГЧП было строго инфраструктурой, неким материальным объектом, который нужно было построить, а потом эксплуатировать. Сейчас ГЧП – это еще и сервис. Так, в нашей стране создаются и действуют информационные системы, такие как электронное правительство, которые надо обслуживать, развивать, поддерживать. И это как раз один из объектов государственно-частного партнерства.

– Раз уж мы коснулись финансирования, скажите, каково качество инвестиций по проектам ГЧП: «длина», «дешевизна», потенциал в части дальнейшего наращивания…

– Я бы разделил вопрос на два блока. Первое – крупные проекты, то есть долгие инфраструктурные проекты, которые нуждаются в долгосрочном и недорогом финансировании. В реализации таких проектов мы видим и сейчас наблюдаем активную роль международных финансовых институтов – Европейский банк реконструкции и развития, Всемирный банк, Азиатский банк развития и так далее. Естественно, в ходе подготовки проекта банкиры очень внимательно следят за качеством портфеля, будущими концессионерами, насколько они платежеспособны и готовы исполнять свои обязательства.

Второй блок – региональные проекты. Понятно, что региональный предприниматель не сможет получить финансирование из международного банка. В этой связи хотелось бы с удовлетворением отметить, что совместно с Фондом развития предпринимательства «Даму» мы реализуем программу, в рамках которой предприниматели, вошедшие в проекты ГЧП, будут пользоваться всеми инструментами поддержки, предоставляемыми ФРП. То есть это целевые деньги, которые будут выделяться в регионах для поддержки бизнесменов, выразивших желание стать партнерами государства. Поскольку финансирование через отечественные банки сейчас довольно дорогое, проекты ГЧП наравне со всеми остальными будут поддерживаться через механизмы «Даму», Дорожной карты бизнеса-2020.

Мы считаем, что эти два блока закроют потребности, по крайней мере, в заемном финансировании.

Кроме того, на каждый регион выделены лимиты, и те проекты, которые запустятся, станут эффективно функционировать, будут получать финансирование из госбюджета.

– Нам нередко приходится слышать о срыве государственных программ, их некачественной реализации, низком коэффициенте их исполнения. В последнее время все чаще стали говорить о том, что государство – слабый менеджер, а бизнес – неэффективный и безответственный исполнитель. Каков потенциал ГЧП по выправлению этой ситуации, повышению уровня прозрачности взаимодействия государства и бизнеса?

– Эта проблема очень актуальна, и именно ГЧП может наилучшим образом решить ее. Такой классический пример. К Зимним Азиатским играм 2011 года, другим крупным спортивным мероприятиям было построено очень много сооружений. Теперь их нужно обслуживать. Как раз в рамках ГЧП частный бизнес может привлекаться и управлять такими объектами. То есть если государство – не очень эффективный менеджер, оно должно передать управленческую функцию бизнесу. Последний получает гарантию потребления – о том, что его услуги менеджмента будут востребованы и будут приобретаться в средней, долгосрочной перспективе. Поскольку контракты по ГЧП рассчитаны от трех до 30 лет, теоретически бизнес может получить заказ на 30 лет.

Что касается второй стороны – безответственный исполнитель-бизнесмен, проблема тоже решается через государственно-частное партнерство. Как я уже говорил, в ГЧП частник не только строит, но потом и управляет объектом. Соответственно, если последний был построен некачественно, на стадии управления предприниматель не сможет получить ту прибыль, на которую рассчитывал, а возможно и вовсе ничего не получит. В отличие от госзакупок, где подрядчик построил, получил расчет по контракту и ушел, а потом уже эксплуатант (государство либо эксплуатирующая организация) сталкивается с определенными проблемами, в проектах ГЧП подрядчик, строитель и эксплуатант – это одно и то же лицо, поэтому, как правило, здесь на этапе строительства закладываются более дорогостоящие, эффективные решения, которые затем уже «отбиваются» на стадии эксплуатации.

В ГЧП очень важно и то, что государство начинает платить только тогда, когда объект функционирует, и функционирует эффективно. То есть если автомобильная дорога содержит дефект, транспорт по ней ездить не может, государство за эту дорогу не платит либо начисляет штрафные баллы тому частному партнеру, который ее эксплуатирует.

И второе. Частник не будет вкладывать свои деньги (а в ГЧП он вкладывает именно свои деньги либо самостоятельно привлекает заем) в неэффективный проект, что становится своеобразным фильтром и для государства в определении перспектив тех или иных проектов.

– Насколько успешно в сферу ГЧП внедряется проектный менеджмент?

– Изначально проект ГЧП невозможно запустить, если не внедрен элемент управления проектом, включающий в себя все стадии, начиная с планирования, заканчивая строительством, эксплуатацией. И, как правило, в любом ГЧП много заинтересованных лиц – стейкхолдеров, взаимные действия, взаимную ответственность которых без эффективного управления проектом невозможно увязать между собой. Недаром мы говорим, что контракт ГЧП – это устав проекта: в нем детально расписаны все стадии, в том числе инструментарий управления рисками, реагирования на внештатные ситуации, которые с учетом долгосрочности проекта всегда случаются. В мировой практике есть проекты государственно-частного партнерства, которые длятся более 100 лет. Естественно, без эффективного управления они, скорее всего, не состоятся.

– Какова кадровая обеспеченность отрасли ГЧП? Насколько я знаю, ваш центр занимается подготовкой, обучением соответствующих специалистов…

– Среди факторов, способствующих успешному внедрению ГЧП в той или иной стране, международные эксперты на первое место ставят готовность кадров внедрять ГЧП, знание его механизмов, понимание ГЧП. Наш центр (что заложено и в профильном законе, и в нашем Уставе) занимается обучением госслужащих, которые отвечают за ГЧП в центральных исполнительных органах, регионах, нацкомпаниях, представителей частного бизнеса.

Кроме того, мы разрабатываем методические пособия. Хотелось бы отметить, что буквально недавно нами выпущена Белая книга по государственно-частному партнерству – практическое руководство, где собран весь накопленный опыт ГЧП в Казахстане, содержатся ответы на все вопросы, которые к нам поступают. Естественно, люди, приходящие на учебу, также имеют доступ к этой базе знаний.

К слову, одними из последних прошли обучение сотрудники центров обслуживания предпринимателей (ЦОП). Таким образом, теперь в ЦОПе бизнесмены смогут получить информацию в том числе и о ГЧП.

Мы считаем, что сертифицированные специалисты в области ГЧП будут востребованы на рынке, и стремимся создать экспертную сеть по всей территории Казахстана.

И возвращаясь к вашему первому вопросу, можно сказать, что сейчас начинается расцвет ГЧП в Казахстане.

– В таком случае охарактеризуйте перспективы этого рынка в цифрах…

– На сегодня по заявленным регионами около 100 проектам цифра составляет порядка 800 миллиардов тенге.

Что касается республиканских проектов, то, например, только стоимость проекта «Большая алматинская кольцевая автомобильная дорога» (БАКАД) выходит под миллиард долларов.

К тому же сейчас государство внедряет новую бюджетную политику, согласно которой финансирование проекта из госказны будет осуществляться лишь в случаях, если его нельзя профинансировать из частных источников либо реализовать как ГЧП. То есть перспективы у рынка огромные.

– Благодарю за содержательную беседу!

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 19 мая 2016 > № 1759769 Евгений Аманбаев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter