Всего новостей: 2263267, выбрано 2 за 0.004 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Егоров Сергей в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаНефть, газ, угольНедвижимость, строительствовсе
Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 1 июня 2017 > № 2203245 Сергей Егоров

Плюс на минус.

Реконструкция улиц удешевит жилье в ряде районов Москвы.

В рамках программы «Моя улица» в Москве до конца 2017 года планируется реконструировать более 80 городских территорий. Несмотря на то, что в целом обновление и облагораживание общественных пространств положительно влияет на облик столицы и ее отдельных районов, в ряде локаций результатом проведения работ может стать падение стоимости жилой недвижимости.

Партнер, директор S.A. Ricci жилая недвижимость Сергей Егоров:

Если говорить о рынке недвижимости Москвы как о едином целом, то, безусловно, реконструкция улиц, как и любые разумные усилия, направленные на улучшение качества городской среды, — это фактор со знаком «плюс». Столица за последние годы стала намного дружелюбнее, приятнее для жителей. Парки, пешеходные пространства, велодорожки, выделенные полосы для общественного транспорта, остановки с Wi-Fi — все это работает на повышение привлекательности как города в целом, так и местного жилья.

В некоторых районах Москвы стоимость квартир заметно возросла за последние годы, в том числе именно за счет реконструкции улиц: Это Новый Арбат, улица Мытная, ряд кварталов, расположенных у Садового кольца. В отдельных зданиях рост цен на жилье и коммерческие помещения на первых этажах по окончании работ составил до 10 процентов.

Благоустройство уличных пространств традиционно больше влияет на стоимость вторичного жилья, нежели первичного: Застройщики заранее разрабатывают планы повышения цен, учитывая и перспективные изменения среды. Кроме того, быть осторожнее их вынуждает текущая конъюнктура рынка. А владельцы квартир в старых домах, как правило, проще подходят к вопросу ценообразования: «причесали» улицу, двор — значит и метры теперь можно продать подороже.

Между тем, реконструкция дорожной сети далеко не всегда играет на руку продавцам недвижимости: из-за создания пешеходных пространств в ряде центральных районов заметно ухудшилась транспортная ситуация и снизилась доступность жилья.

Но больше других страдают все-таки арендаторы и владельцы коммерческих помещений. Самый яркий пример здесь — Тверская улица, где в период ремонтных работ сильно упала посещаемость магазинов и ресторанов. Пример со знаком «плюс», в свою очередь — Пятницкая: там расширили тротуары, сделали красивые пространства для отдыха, и это совершенно поменяло облик Замоскворечья. В результате рейтинг района, в последние годы снижавшийся, пошел вверх. За счет этого бóльшую привлекательность получили реализуемые здесь проекты — Barkli Gallery, «Малая Ордынка, 19» и другие.

По итогам реконструкции 2017 года снижение цен на квартиры может произойти в районе Лесной улицы и площади Красных ворот. Повышения стоимости жилой недвижимости можно ожидать на Краснопресненской набережной, Житной улице, Бульварном кольце, в квартале, прилегающем к площади Тверская Застава и на реконструируемом участке Садового кольца. В стороне, то есть без корректировок стоимости жилья, останутся кварталы, где не произойдет заметных функциональных преобразований: так было, к примеру, с Большой Дмитровкой и Столешниковым переулком — поставили лавочки, кадки с деревьями, но там и без того был ресторанно-магазинный кластер, и, по сути, ничего не изменилось.

Автор: Партнер, директор S.A. Ricci жилая недвижимость Сергей Егоров

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 1 июня 2017 > № 2203245 Сергей Егоров


Россия. Япония > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 8 мая 2015 > № 1371443 Сергей Егоров

Торгпред: санкции против РФ могут обойтись Японии в 10 млрд долларов

Западные санкции против РФ, к которым присоединилась Япония, и девальвация рубля привели в прошлом году к существенному снижению импорта в Россию японских товаров. Просели прежде всего поставки автомобилей и промышленного оборудования, а потери японского бизнеса от этого оцениваются в несколько миллиардов долларов. Однако японские компании, которые успели создать в России собственную производственную базу, довольны результатами своей деятельности здесь даже по итогам сложного 2014 года и готовы наращивать присутствие на российском рынке.

Как японским автоконцернам удается остаться в плюсе на падающем российском рынке, и какие еще "ниши" в экономике РФ готовы занять японские компании, рассказал в интервью РИА Новости торгпред РФ в Японии Сергей Егоров. Беседовал Николай Кузнецов.

— Девальвация рубля и замедление российской экономики привели к существенному падению продаж новых автомобилей в России, одна из западных компаний — General Motors, как вы знаете, в прошлом году даже решила уйти с рынка. Как себя сейчас чувствуют в России японские автоконцерны, планируют ли они наращивать свое присутствие в России?

— В прошлом году экспорт новых легковых автомобилей из Японии в Россию сократился примерно на 30%. Вместе с тем снижение показателей импорта отнюдь не означает сокращение масштабов российско-японского сотрудничества в области автопрома.

Объем продаж в России новых автомобилей японских марок вырос по итогам 2014 года на 7%, а в декабре — на целых 35%. И это несмотря на то, что цены на японские автомобили выросли существеннее, чем у немецких, французских и корейских конкурентов, — на 20-25%. Несмотря на снижение поставок в Россию готовых автомобилей, практически все японские компании довольны результатами своей деятельности в нашей стране в 2014 году. Suzuki увеличила свои продажи в 2,6 раза, Mazda — на 17%, Nissan — на 11%, Toyota — на 5%. Сокращение объема продаж на 20% произошло лишь у компании Honda — кстати, отметим, что у нее нет производственной базы в России.

Subaru и Suzuki позитивно рассматривают перспективы своей деятельности в России, а Toyota и Nissan прямо говорят о готовности наращивать свои производства. При этом недавнее решение Sollers и Mitsui об уходе Toyota с владивостокского предприятия абсолютно не связано с какими-либо негативными оценками российского инвестиционного климата. Причина заключается в формальной стороне соглашения об автопромышленной сборке.

Наличие своей производственной базы позволяет японским автомобильным компаниям уверенно смотреть в будущее. Тот, кто может маневрировать между производством на территории России и экспортом из Японии, получит максимальную эффективность бизнеса.

Основная проблема, которая волнует Toyota и Nissan, — это перспективы развития российского автомобильного рынка и динамика спроса. Противоречивые тенденции, которые наблюдаются сейчас в российской экономике, находятся под постоянным мониторингом японских компаний. Я бы сказал, что ситуация с GM — это фрагмент, который будет, безусловно, учитываться, но не станет играть ключевую роль в стратегии деятельности японского автопрома в России.

Сделал бы осторожный прогноз: по настроениям трех крупнейших японских производителей, локализовавших промсборку в России, — Nissan, Toyota и Mitsubishi — можно ожидать поступательного увеличения объема их продаж по мере стабилизации ситуации на российском рынке.

— Япония в прошлом году поддержала антироссийские санкции Запада. Как это сказалось на торговых отношениях стран?

— В прошлом году произошло существенное снижение импорта из Японии, прежде всего по двум товарным группам: автомобили и промышленное оборудование. В основном спад произошел из-за снижения курса рубля. Для японской экономики это ущерб в несколько миллиардов долларов.

Во-вторых, сокращение японского экспорта в Россию связано с ужесточением ограничений в рамках государственного регулирования на торговлю высокотехнологичной продукцией. В октябре прошлого года Япония ужесточила режим выдачи лицензий на поставку в Россию такого оборудования.

Из-за этого у нас много обращений со стороны российских компаний, которые не могут купить в Японии тот или иной высокотехнологичный товар. Процедура получения лицензии может занимать неопределенное время, из-за чего ущерб получают и российские предприниматели, и японские экспортеры.

В-третьих, поставку комплектного оборудования — заводов и технологических комплексов — в связи с его значительной стоимостью (от 100 миллионов до одного миллиарда долларов), принято осуществлять на основе кредитного финансирования. В 2014 году у японских коммерческих банков возникли сложности в кредитовании крупных проектов, связанных с экспортом в Россию такого оборудования. Это еще 1-2 миллиарда долларов убытков для японской стороны.

Кроме того, российские компании, которые не смогли закупить из-за санкций какое-либо японское промышленное оборудование, переориентируются на других поставщиков. Таким образом, в совокупности с уверенностью можно назвать цифру в несколько миллиардов долларов. Может быть, до 10 миллиардов долларов на среднесрочную перспективу. Это очень существенный ущерб.

— Будут ли новые японские товары поставляться на российский рынок?

— Наращивание присутствия на российском рынке — это стратегический курс для японского бизнеса в целом, который до введения санкций получал поддержку и со стороны японского правительства. Сейчас ситуация усложнилась. Но японские компании внимательно изучают российский рынок и различные отрасли экономики, ищут свободные ниши сотрудничества для создания базы новых продаж.

В качестве примера можно выделить две отрасли: медицина (фармацевтика и производство медицинского оборудования) и сельское хозяйство. В области медицины идет процесс активной кооперации с японскими институтами, центрами НИОКР и высокотехнологичными компаниями, вовлеченными в разработку и производство уникальной продукции нового поколения.

Такая кооперация, в том числе гуманитарные обмены, создает условия для локализации в перспективе на территории России высокотехнологичных производств, не имеющих аналогов на нашем рынке. Уже несколько лет мы работаем над привлечением японских компаний к созданию в России производств фармацевтической продукции, входящей в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов.

Что касается сельского хозяйства, то введенные в августе 2014 года Россией ограничения на поставки продуктов из некоторых стран стали стимулом для активизации сотрудничества в АПК с рядом государств, не попавших в санкционный список, в том числе с Японией.

В настоящее время японские компании рассматривают не только возможность поставок сельскохозяйственных товаров и продуктов питания на российский рынок, но также и создание совместных предприятий по выращиванию и переработке сельхозпродукции, включая применение передовых японских технологий в земледелии и животноводстве на территории России.

Кроме того, на фоне повышения стоимости кормов в Японии открываются большие перспективы для российских экспортеров зерновых культур.

Однако между Россией и Японией существуют взаимные запреты на ввоз сырой свинины, говядины и мяса птицы. В настоящее время профильные ведомства двух стран ведут диалог о снятии указанных ограничений, что положит начало новому направлению в двусторонней торговле.

Таким образом, наличие интереса у японского бизнеса к развитию двустороннего сотрудничества в сельскохозяйственной сфере открывает широкие горизонты для продвижения российского экспорта не только в Японию, но и через сбытовые каналы японских компаний в Азии в другие страны АТР.

Россия. Япония > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 8 мая 2015 > № 1371443 Сергей Егоров


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter