Всего новостей: 2319118, выбрано 1 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Дюгаев Евгений в отраслях: Финансы, банкивсе
Дюгаев Евгений в отраслях: Финансы, банкивсе
Латвия > Финансы, банки > bankir.ru, 30 ноября 2015 > № 1567482 Евгений Дюгаев

Евгений Дюгаев: «Мы стараемся сделать технологии незаметными для наших клиентов»

Антон Арнаутов, главный редактор

Как технологии меняют банкинг, о двух направлениях в кибербезопасности, почему банки боятся финтехстартапов, появится ли банковский Uber и какая технология самая многообещающая, рассказал член правления банка Rietumu Евгений Дюгаев.

Технологии гуманизируют банкинг

— Как сегодня влияют технологии на банковский бизнес?

— За последние годы именно за счет технологий банкинг стал гораздо более человечным. Если раньше банк выглядел как бюрократическая контора с большим количеством ненужных бумаг, формальностей и так далее, то сейчас лицо как ритейлового банкинга, так и корпоративного становится более человеческим. Уже выросло поколение людей, которым бюрократия не нравится. Они хотят, чтобы это было все интересней, человечней, соответственно, банки и меняются.

Этим обусловлено, с одной стороны, появление и в России, и в Европе большого числа новых участников рынка, таких как Рокетбанк, ТКС и других, которые имеют более человечное лицо. С другой стороны, и большие монстры, такие как Альфа-банк, тоже довольно сильно изменились и стали гораздо более человечными. И происходит это именно при помощи технологий.

— Обычно считается наоборот, что дигитализация убивает личное общение. Где же здесь человечность? Раньше клиент приходил в офис банка, там с ним разговаривали живые люди, а сейчас он смотрит в экран компьютера…

— Почему «Фейсбук» или «В контакте» приобрели такую популярность? И до них существовала масса разных способов чатиться, разговаривать в интернете. Были всякие чат-румы, форумы и так далее, но только в «Фейсбуке» и впоследствии «В контакте» способ общения стал наиболее похож на то, как вы общаетесь, придя в клуб или просто в кругу друзей. Электронная прослойка реализована так незаметно и прозрачно, что человек, общаясь с другими людьми при помощи этой технологии, ее не замечает. Технология стала невидимой.

В банкинге происходит ровно то же самое. Это раньше в банке был набор формуляров на стойке, которые нужно было заполнять, а сейчас это постепенно все уходит за счет технологий. И люди — как клиенты банка, так и работники — думают больше о сути, нежели о бюрократических процедурах.

Тренды в технологиях

— Если мы говорим о технологиях в банкинге, что вы считаете сегодня наиболее актуальным? На что вы сейчас делаете ставку?

— У нас есть несколько основных направлений. Первое направление — это mobility, все сегодня переезжает в мобильность. И мы прилагаем максимум усилий для того, чтобы мобильный банк был настолько же удобен и незаметен в использовании, как социальные сети. Человек, когда общается «В контакте», в «Фейсбуке», не думает о приложении. Точно так же, если у человека есть мобильный банк, он в первую очередь думает о платежах, о том, что ему надо сделать, а не о том, какое у него банковское приложение. Мы стремимся сделать эту технологию максимально незаметной.

Второе направление — это данные. Для того чтобы хорошо обслуживать клиента, у нас есть сегодня огромное количество данных. Эти данные собираются как по требованию регуляторов, комплаенса, так и просто в процессе продаж. И весь этот набор данных нужно уметь корректно обрабатывать и использовать. Это то, что в мире называется сегодня Big Data. В это направление мы тоже активно инвестируем деньги.

Третье направление — это автоматизация процессов. Еще одно направление, которое только зарождается, связано с новой парадигмой работы банков — с использованием новых технологий, таких как блокчейн, которые могут прийти на замену межбанковских сетей (SWIFT и др.).

— Когда говорят о финансовых технологиях, об инновациях, обычно в первую очередь имеют в виду сервисы для физических лиц. Насколько технологические новинки, инновации востребованы в корпоративном секторе?

— Мы исходим из того, что со счетами в банке работают люди, независимо от того, частный это счет или корпоративный. Мы всегда имеем дело с людьми. Если это корпоративный счет, то к нему просто имеет доступ больше людей. Там, как правило, есть пользователи с разными ролями: бухгалтеры, владельцы бизнеса, директора. Это зависит от сложности компании. И наша первая цель — чтобы всем этим людям, которые представляют корпоративного клиента, было комфортно работать. Чтобы у корпоративного клиента была возможность настроить тот сценарий, с которым ему удобно, распределить роли. В корпоративной среде это стандартная ситуация, когда есть некая вилка полномочий, в рамках которой нужно настроить работу с деньгами компании таким образом, чтобы минимизировать риски клиента за счет тех технологий, которые есть в банке.

С другой стороны, мы стремимся сделать пользование счетом максимально понятным всем участникам процесса, чтобы не нужно было, перед тем как пользоваться банком, проходить какое-то специальное обучение. Чтобы сотрудники в рамках тех функций, которые они выполняют в компании, продолжали выполнять их в банке, не становясь специалистами по интернет-банку.

Наши усилия направлены на то, чтобы всем этим людям было работать комфортно. Например, сотруднику, когда он обращается в банк, нужно идентифицироваться. Обычно люди используют какие-то идентификаторы, брелоки и так далее. Мы сейчас избавили людей от необходимости пользоваться брелоками. Мы договорились с компанией — производителем токенов и сделали его виртуальный аналог, который встраивается в мобильное приложение. Причем им можно пользоваться как онлайн, так и офлайн.

— Эти токены есть у вас и для Android?

— Да. Там применяется довольно интересная технология безопасности, которая не хранит ключи в самом телефоне.

— Я про Android спросил, поскольку считается, что Android — самая дырявая среда с точки зрения безопасности. Любой банк, который туда попадает, неминуемо обречен на то, что его взломают…

— Технология, которую мы используем, исходит из того, что устройство, на котором располагаются ключи безопасности, изначально взломано, изначально открыто. Поэтому защита строится таким образом, что этот секретный ключ можно украсть, но использовать его в другом месте нельзя.

— Кибербезопасность — это основной стоп-фактор для развития онлайн-банкинга. Что вы делаете для защиты пользователей?

— С точки зрения кибербезопасности у нас есть два направления: логическое и техническое. Логическая безопасность — это когда процессы построены таким образом, что они безопасны. Мы обращаем внимание клиентов на те точки, которые являются наиболее опасными при совершении операций.

Приведу пример. Если человек удаленно пополняет свою карточку, то это безопасный процесс. Это операция низкого риска. А если человек переводит деньги вне банка какому-то третьему лицу, то это операция гораздо более высокого риска. Мы исходим из того, что операции низкого риска гораздо менее требовательны к тому, как они должны быть авторизованы, нежели операции высокого риска. Если человек совершает операцию высокого риска, то там и авторизация производится с использованием более сложного алгоритма.

Техническая безопасность — это построение безопасной инфраструктуры, средств шифрования за счет специализированного оборудования и регламента его эксплуатации.

Big Data, работа с данными

— Если честно, часто Big Data — это просто красивый лозунг, под которым понимаются самые разные вещи. Что вы под этим подразумеваете? Как вы это реально используете?

— Как правило, самое интересное в Big Data — это хорошо сформулированный вопрос. И здесь должен приходить на помощь бизнес банка, который эти вопросы формулирует. У нас в банке диалог построен таким образом, что, когда такие вопросы возникают, мы можем дать на них адекватный ответ.

Можно выделить две ситуации. Первая — это когда у бизнеса есть конкретный вопрос. Например, они хотят профилировать своих клиентов по тому, как те тратят деньги с накопительных карт: кто ездит на машине, кто играет в казино, кто ходит в супермаркет… Получив эти данные, они могут предложить определенной категории клиентов тот или иной продукт.

Вторая ситуация — это когда мы точно не знаем, что нужно получить в результате, когда мы должны использовать все возможности и всю информацию, которая у нас есть. Как правило, это касается вопросов, связанных с комплаенсом. Например, когда у нас происходит расследование, связанное с деятельностью какого-то сложного клиента. В этом случае используются все возможные транзакционные связи, которые можно выявить между людьми, для того чтобы сделать какой-то вывод относительно рисков по этому клиенту. Некоторые из процессов автоматизированы таким образом, что с определенной периодичностью или по определенному регламенту система советует, каким клиентам какими продуктами было бы интересно воспользоваться. Когда клиент обращается к оператору, оператор может посмотреть на профиль клиента, он параллельно видит, какие вещи могут быть ему интересны. Не факт, что оператору нужно их обязательно предлагать, но он за доли секунды узнает о клиенте достаточно много, не задавая клиенту дурацких вопросов, не предлагая того, что ему заведомо не интересно.

— Вы используете для этого какой-то специально приобретенный софт? Или вы что-то свое написали?

— Все, что содержит наше ноу-хау в бизнесе, мы пишем сами, а системы, которые уже стали commodity (стандартным, устоявшимся «товаром»), мы покупаем. Например, система визуализации данных и работы с данными у нас купленная, а Data Warehouse (хранилище данных) у нас свое, но работающее на стандартных технологиях. Ядро у нас от известного международного вендора банковских систем, а все, что касается обслуживания клиентов, мы строим сами.

Банковские IT и инновации

— Банковские IT — это такая интересная тема. Банковские системы — это тяжелые технологии, программные комплексы, менять их сложно и дорого. А жизнь требует все время каких-то изменений: новые сервисы добавлять, новые срезы аналитики заводить. И получается такое противоречие: банковскую систему менять трудно и дорого, а изменения нужны. Как вы из этого выкручиваетесь?

— У нас это все разделено по слоям. Есть банковское ядро, которое работает на самых «тяжелых» корпоративных технологиях. Отличие этих корпоративных технологий в том, что они инженерно построены очень качественно, они хорошо масштабируются, хорошо «переваривают» данные. У этих систем довольно жесткие эксплуатационные условия, к ним нельзя относиться так, как вы, например, относитесь к своему ящику на Gmail: пока 4 гигабайта не заполнилось, вы и в ус не дуете. Контроль пороговых величин, архивирование и реорганизация данных производятся ежедневно. Если все это выполнять, то система работает как часы и позволяет масштабироваться при росте нагрузок.

В банковском бизнесе количество основных бизнес-сценариев невелико: выдать деньги в долг, взять деньги в рост, перевести в другую форму актива или обменять и все это аккуратно посчитать. Все финансовые продукты строятся вокруг более или менее стандартных вещей, которые находятся на уровне ядра. При этом количество нюансов просто огромно, например, только способов посчитать проценты может быть несколько десятков.

Далее есть слой, на котором, собственно, строится логика обслуживания клиентов. Он уже гораздо более открыт, он написан на свежих технологиях и гораздо чаще и легче меняется. Мы развязали этот слой довольно сильно с ядром, и там гораздо большая свобода для действий. Там можно уже и аутсорсеров привлекать, и какие-то готовые продукты включать.

— Мы подошли к теме финтехинноваций, к взаимодействию с аутсорсерами, стартапами. Банки по-разному относятся к стартапам, к инноваторам. Кто-то говорит, что это бесполезные пижоны в желтых очках, которые пьют смузи, кто-то их поддерживает и пытается использовать в своем бизнесе. Какова ваша позиция?

— В мире финансов есть определенные панические настроения по поводу финтеха. В финтехе все время что-то происходит, появляется масса новых технологий. И все ждут, что должно что-то такое произойти — должен появиться некий банковский Uber или «Фейсбук», но он все никак не появляется. Существует некоторая истерия: надо срочно все скупать, вкладываться в стартапы.

Но при этом мир продолжает работать по старым правилам. Платежи ходят в Европе при помощи стандартных банковских переводов SEPA Credit Transfer и Direct Debit и SWIFT. Да, появляется целый пласт компаний, которые у банков отъедают транзакционный бизнес, но все равно все эти платежные компании пока не могут жить без банков. Они так или иначе где-то «воткнуты» в один или несколько банков. Они не могут функционировать без банковской системы, хотя бы с технологической точки зрения.

Сейчас появилась технология блокчейн, которая, теоретически, позволяет таким компаниям работать самостоятельно. Но пока прецедентов таких нет. Нам интересно за этим наблюдать, нам интересно, когда появится первый практический сценарий. С другой стороны, мы заинтересованы быть бэк-офисом для таких компаний, которым нужно иметь выход к реальным деньгам. У нас для этого есть целый набор платежных карточных API — «розеток», которые такие компании могут использовать, чтобы к нам подключиться.

Если они делают p2p-переводы, где нужно потом переведенные деньги доставлять на карты или банковские счета, то у нас есть API, при помощи которого эти деньги можно доставить. Если им нужно сделать вывод денег через SEPA или SWIFT, то у нас есть API, которым это можно сделать. У нас есть все необходимые интерфейсы для того, чтобы работать с такими клиентами. Мы заинтересованы в увеличении транзакционного потока, а они генерируют этот поток.

— Как вы с ними работаете? Вы им предоставляете API, создаете с ними совместные команды? Как это происходит? Вы инвестируете в них?

— У нас нет стандартного подхода. Мы поддерживаем мероприятия, которые проводятся для стартапов, стараемся внимательно смотреть на те стартапы, которые связаны с финтехом. Ребята презентуются, показывают свои идеи. И если эти идеи кажутся нам близкими, если нам кажется, что было бы интересно попробовать, то мы с ними договариваемся об условиях сотрудничества.

В апреле мы совместно с TechHub Riga провели Rietumu FinTech Challenge, в котором участвовало около десяти команд из разных стран. Победила латвийская компания, которая предоставляет услуги p2p-кредитования. Среди участников были также ребята, у которых была стартап-идея по выставлению инвойсов и оплате этих инвойсов при помощи кредитных карт Swipe.lv. Мы с ними договорились так, что они работают самостоятельно, а мы со стороны банка помогаем им решать юридические и технические вопросы. У нас есть согласованный план, road map, в рамках которого мы работаем.

— Вы упомянули invoicing, p2p-переводы, блокчейн. Какие еще области финтехинноваций вы считаете перспективными? Как вы относитесь, например, к PFM — Personal Financial Management?

— PFM — это точно мимо нас. Как правило, люди, которые обладают такими деньгами, для которых нужен менеджмент, имеют счета не в одном банке. Вряд ли будет кто-то загружать данные о своих остатках в другом банке в свой банк. Это звучит не очень логично. Поэтому мне кажется, что эта ниша есть, но мне больше нравится в ней другой формат. Есть такая американская компания Mint, которая имеет возможность подсоединяться ко всем банкам, в которых у вас есть деньги или портфели, и потом делать некие агрегированные сводки этих данных.

Вообще, самой многообещающей технологией в финтехе является блокчейн, потому что она решает вопрос передачи ценности электронно. Когда интернет появился, он решал вопрос передачи информации на расстоянии, а сейчас, с появлением блокчейна, решается вопрос передачи ценности на расстоянии. Но пока вопрос заключается в том, как эту технологию использовать. Потому что ценность передать можно, а вот убедиться, что пользуются этой технологией легитимно, пока проблематично.

— Я читал, что вас который год признают лучшим банком по asset management…

— Что касается asset management, то мы стараемся, чтобы это было немного более интересно, чем у других. С прошлого года у нас есть компания Rietumu Asset Management, у нее есть довольно интересные продукты, которые позволяют об asset management задуматься тем людям, которые раньше деньги размещали только на депозитах. Мы стремимся сделать этот вид размещения средств более понятным даже для обывателя с невысокой планкой, скажем от $50–100 тыс. Мы даем им возможность использовать сервис по управлению активами для размещения свободных средств. Для таких сумм, как правило, индивидуального управляющего портфелем выделить невозможно, но у нас есть автоматизированная система, которая позволяет человеку самому построить свой портфель, принимая во внимание сложившиеся у нас принципы управления активами. Пример работы такой системы проиллюстрирован у нас на сайте.

— Это, опять же, благодаря новым технологиям?

— Да, у нашего банка есть опыт управления банковской ликвидностью. Есть казначейство, которое управляет банковской ликвидностью уже больше 20 лет. У них хороший track record. Мы взяли логику управления ликвидностью, которую использует казначейство, и упаковали ее в методологию, которую предлагаем клиентам в asset management.

E-commerce, интернет-эквайринг

— Насколько я знаю, вы активно работаете с e-commerce. Что вы предлагаете в этой области и в чем вы видите для себя важность e-commerce?

— Сейчас все больше покупок происходит при помощи e-commerce, при помощи электронных и платежных карт в интернете. Но при этом пользовательские сценарии перестают быть такими тривиальными, как раньше. Возьмите, например, сценарий работы Uber в e-commerce. Пользователь скачивает приложение, привязывает кредитную карточку. После подвязки кредитной карты он вызывает такси, такси приезжает, он куда-то едет, выходит из машины, говорит таксисту: «До свидания». И все, никаких денег. Все расчеты происходят в фоновом режиме с той карты, которая привязана к аккаунту пользователя в Uber. Пользователь не совершает покупок в интернете, он пользуется такси. И при этом идет транзакционный поток. Это тот сценарий, когда технология становится невидимой.

— В e-commerce есть много разных посредников, которые занимаются платежами, интернет-эквайрингом. И это не банки…

— Банки — часть той цепочки, которая позволяет получить деньги с карты. Есть сети Visa, MasterCard, которые обеспечивают авторизацию транзакций в реальном времени. Все хотят быть уверены, что деньги будут получены. Доверие к этой системе обеспечивают Visa и MasterCard. Но она не работает без банков. Банки выполняют расчетную функцию. Они позволяют деньгам двигаться.

Наш банк выступает как эквайер, наша роль в том, чтобы торговец вовремя получил информацию о том, что авторизация прошла успешно. И продавец на следующий день или по оговоренному регламенту получил бы эти средства. Мы являемся проводником к деньгам.

— Кстати, вы считаете себя банком или в большей степени IT-компанией, как «Тинькофф», например?

— Конечно же, мы в первую очередь банк. У нас IT существуют только для автоматизации работы банка. Есть многие вещи, за которые IT отвечает: процессинг транзакций, безопасность удаленного доступа и так далее. Но мы в первую очередь банк. Мы занимаемся деньгами.

— Google, например, тоже деньги теперь переводит. В чем разница?

— Они все равно делают это при помощи банков. Под всеми инициативами «Фейсбука» или Google, когда деньги переводятся между пользователями почты или какого-то чата, под всей этой системой лежит карточная инфраструктура. Я думаю, что в их планах наверняка есть создание собственной инфраструктуры. Но сейчас все пользуются существующей инфраструктурой для движения денег.

— Куда вы дальше будете двигаться? Какие планы?

— Мы вкладываем серьезные деньги в развитие процессингового бизнеса. Мы являемся эквайером, также мы сейчас развиваем процессинговую составляющую. Мы запустили собственный процессинговый центр DECTA в этом году.

Также мы развиваем брокерское направление, чтобы работать с рынком ценных бумаг было так же просто, как с платежами и валютами. Чтобы можно было купить Tesla, Alibaba, «Фейсбук» — любые бумаги так же просто, как сделать платеж или денежный перевод. Сейчас на европейском рынке депозитные ставки колеблются где-то в районе нуля, поэтому людям надо дать возможность для размещения денег. И мы активно над этим работаем.

Латвия > Финансы, банки > bankir.ru, 30 ноября 2015 > № 1567482 Евгений Дюгаев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter