Всего новостей: 2259716, выбрано 3 за 0.000 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Енгибарян Роберт в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Енгибарян Роберт в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 28 сентября 2017 > № 2329063 Роберт Енгибарян

Многоликая демократия: время переоценки ценностей

Роберт Енгибарян, Профессор, доктор юридических наук, заслуженный деятель науки России

Рожденная европейской и подтвержденная христианской цивилизациями форма участия индивидуума в политической организации государства по ходу развития человечества видоизменялась, потеряла одни черты и приобрела новые. Невозможно утверждать, что демократия как политическая форма выявления воли большинства электората безупречна. Если прежде она реализовывалась в сравнительно небольших греческих республиках и городах во Франции XVIII века, монокультурных и мононациональных социумах, то сегодня сложилась принципиально иная реальность.

Население нашей планеты стало намного больше, уже штурмуя восьмимиллиардный рубеж. C помощью современных средств коммуникаций, финансово-банковской системы и международного разделения труда оно стало более компактным и взаимосвязанным. Более того, несколько могущественных держав, обладающих атомными и авиакосмическими средствами, приобрели глобальные интересы и стали фактически непосредственными соседями любого государства вне зависимости от его местонахождения. Другой исключительно важный фактор: мир сегодня имеет тенденцию разделения преимущественно не по национально-расовому, а, скорее, по религиозно-культурному принципу. Одновременно одни социумы-государства остались в начале человеческой цивилизации, другие перешагнули в XXI век.

Для всего этого многоаспектно-противоречивого конгломерата государств, за редким исключением, есть одна общепризнанная форма политической организации общества, власти и государства - это демократия. Ведь абсолютное большинство, более чем 200 членов ООН, так или иначе объявляют себя именно демократическими, и эта форма, несмотря на свои значительные недостатки, и сегодня остается безальтернативной*. (*Это расхожая в политологии мысль, как правило, приписывается Уинстону Черчиллю. Возможно, до него  не раз об этом было сказано, но с учетом масштаба его фигуры и популярности упоминается именно его имя.) В чем причина ее многовековой привлекательности и фактической несменяемости?

Причина одна: ее универсальность и возможность с использованием одного-двух ее компонентов, например выборов, объявить себя демократическим государством. Тогда необходимо хотя бы выделить главные черты демократии из большого разнообразия форм ее проявления.

1. Демократия предполагает возможность участия всех достигших определенного возраста граждан (кроме круга лиц, ограниченных законом) в организации власти, как правило - высшего должностного лица страны, условно президента, высшей и местной власти.

2. Демократия - разветвленный механизм согласования противоречивых или не совпадающих интересов различных слоев общества, политических и общественных организаций и групп лиц.

3. Демократия предполагает принятие решений большинством голосов избирателей с соблюдением прав меньшинства.

Привлекательность демократии прежде всего надо искать в природе вечно стремящегося к свободе человека. Он не желает, чтобы над ним была установлена личная власть другого человека. Вместе с тем, участвуя в выборах, индивидуум сознательно соглашается на определенные ограничения своих естественных прав и свобод в пользу лица или круга лиц, уполномоченных от его имени осуществлять законодательную и исполнительную (судебную, если она выборная) власть. То есть человек предпочитает подчиняться больше закону, общепринятым правилам, чем другой личности, так как в этих условиях непосредственная подчиненность другому лицу становится опосредованной и не ущемляет его самоощущения личной свободы.

Одновременно многие участники выборного процесса не исключают, что с тем же успехом сами могли бы быть избраны, но повезло не им, а другому или обстоятельства сложились не в его пользу, значит, некий момент несправедливости, по мнению многих, так или иначе существует.

Соревновательность, индивидуальная конкуренция, наличие объективно не совпадающих интересов формируют будущую оппозицию. В странах западной цивилизации это непременный компонент действующей власти. В квазидемократиях или в авторитарных режимах это еще несостоявшийся или находящийся в процессе формирования институт.

Таким образом, демократия открывает огромный простор личной соревновательности и конкуренции людей, стоящих за ними политических партий и других групп интересов. Правда, этот процесс часто сопровождался насилием и борьбой, установлением диктатур и авторитарных режимов. Сегодня все больше и больше возможная реакция международного сообщества определенно удерживает недовольные результатами выборов стороны от противоправных действий.

Даже в такой классической демократической стране, как США, в процессе выборов 45-го президента общественно-политический накал страстей достиг такого сильного напряжения, что можно было ожидать чего угодно: гражданских и межрасовых столкновений, сепаратизма отдельных штатов и т. д.

Да и восьмилетний срок Президента Б.Обамы, проходивший под либерально-демократическими лозунгами, по сути, был направлен на пересмотр многих принципов, на которых традиционно зиждется Америка. Чего стоила только попытка Обамы радикально реформировать систему медицинского страхования, переложить многомиллиардные расходы на плечи работающих американцев для обеспечения медицинскими услугами более 50 млн. малоимущих и неработающих (в основном цветных и иммигрантов). При этом сохранить высочайший уровень военных расходов США (620 млрд. долл. в год), превосходящих Китай, Россию и другие восемь государств, имеющих наивысший ВВП, вместе взятых.

Хлынувшие в страну миллионные потоки мигрантов из Африки и азиатских стран создали для США огромные проблемы. Впервые в истории США новые иммигранты расово и религиозно значительно превосходили приезжих из Европы. Даже при самом благожелательном рассмотрении иммиграционной политики Обамы трудно было не заметить его приоритеты. Правда, он, в отличие от своего предшественника - демократа, либерала Билла Клинтона, не объявлял, что пора Америке освободиться от доминанты европейской культуры и признать ее мультикультурной страной, однако в реальных действиях преследовал именно эту цель. Кстати, такой синдром присущ почти всем либерал-демократам, направляющим свою критику и негатив именно против европейской культуры, христианства и европейской расы, призывая их «признать» свои «преступления» против черных и мусульман… Это более чем странная, если не сказать мазохистская, психология, попытка затмить ту религиозную роль, которую сыграла христианская культура в становлении современной цивилизации.

Как известно, главным путем легального и нелегального проникновения в США была и остается Мексика, быстро растущее население которой составляет более одной трети (137 млн.) живущих в США. Смягчает положение то, что мексиканцы, будучи христианами и исповедуя одни и те же ценности, тяжело, со скрипом, но в итоге интегрируются в высоко развитое общество США1.  Другая более серьезная проблема - не поддающееся ассимиляции исламское меньшинство. Несмотря на их небольшой процент (1,5-2%) от общей численности населения США, чернокожие граждане в знак протеста доминанте белых нередко принимают ислам, то есть дальнейший рост числа приверженцев этой религии в США будет происходить за счет внутренних ресурсов.

После объявления новоизбранным Президентом США Дональдом Трампом об ограничении приема приезжих из определенных исламских стран и ужесточении режима их пребывания в стране их число стало заметно меньше. Одновременно протестное движение афроамериканцев не только не утихает, но и принимает причудливые формы, как призывы к белому большинству признать свою вину за рабовладельческое прошлое страны, установив для черного населения бессрочные выплаты (которыми они и так пользуются шире, чем любая расово-этническая группа США) и другие льготы в области трудоустройства, образования, медицины и т. д. Дело доходит до требований, иногда не безуспешных, пересмотреть историю США и вычеркнуть те исторические события, которые «оскорбляют черных». Совсем недавно под их натиском в городе Чарлстоне был демонтирован 26-метровый памятник генералу Ли, командующему армией конфедералистов во время Гражданской войны (1861-1865 гг.)2.

США - страна жесткой демократии с четко разделенной властью и развитыми гражданскими институтами. Будучи культурно и расово расколотой, она смогла выдержать великое противостояние либерал-глобалистов и национально-ориентированных политических сил. Идеологическая борьба внутри демократии именно по линии либерал-глобализма и национал-демократии сегодня обострена во всем мире, где позиции последних, несмотря на их поражение в цивилизационной борьбе с исламистами, продолжают оставаться значительными.

Сегодня раскол между американцами с европейскими корнями, принадлежащими европейской культуре, с одной стороны, и чернокожими, выходцами из Азии и латиноамериканцами - с другой, увеличивается. А если всеобщие выборы с дальнейшей либерализацией полностью объективно и без жесткого централизованного регулирования пройдут в странах с не вполне состоявшейся демократией, многонациональным и многоконфессиональным составом,  неразвитыми гражданскими институтами, с непроведенным разделением властных ветвей, какой итог получится? Не рухнут ли, скажем, эти страны с таким большим количеством инонациональных и иноконфессиональных меньшинств?

Представим полномасштабную демократию наравне с Великобританией или Канадой, где Шотландия и Квебек несколько раз подряд проводят референдум о выходе (по-видимому, в конце концов, они добьются полной государственной самостоятельности). Не произойдет ли бесконечное дробление уже установившегося мирового сообщества? Ведь игнорировать основополагающее право личности и нации на самоопределение бесперспективно, да и невозможно. Но  тогда этот процесс остановить будет уже не в силах, особенно в странах высокого уровня демократии, то есть в основном в странах христианской цивилизации. Как поступить, ведь человеческое сообщество всегда будет в движении, и не всегда в позитивном направлении?

Несравненно сложно происходят межцивилизационные столкновения, где их глубина и масштаб совсем другой и ожесточение сторон* (*Как в конфликте Израиля, Палестины, Азербайджана, Арцаха и т. д.) намного больше и сильнее. Как видим по примеру Великобритании, Канады, с недавних времен Испании (сепаратизм Каталонии) и других стран, демократия в одних случаях может сама инициировать сепаратизм, открыв этим путь к дальнейшим ожесточенным столкновениям. Безусловно одно - демократия очень неодинакова в странах разных цивилизаций и субкультур и таит в себе синдром самоуничтожения…

Бесславный пример роспуска Советского Союза, последующие гражданские войны, анархия во многих постсоветских республиках, обнищание огромного количества населения и криминальное образование провластных групп олигархов во всех новообразованных суверенных «демократических» республиках еще крепко держится в нашей памяти.  Последующая массовая эмиграция населения, вывоз ценностей и капитала за рубеж нанесли - особенно России - тяжелейший и трудновосстановимый ущерб. Демократия - опасное оружие в неумелых руках политической элиты, не прошедшей испытания самоуправлением и обладанием собственностью народа. Это не призыв к автократии или тем более диктатуре. Они слишком краткосрочны и непременно рано или поздно заканчиваются крахом.

Таким образом, демократия с ее главным достижением - всеобщими, прямыми, равными выборами - в огромных многонациональных странах и странах с расколотой культурой, с внутренними противоречиями требует особого специфического применения. Вопрос в другом: кто, какой орган решит поступить именно так или иначе - монарх, президент, диктатор, парламент, толпа, народ - и что они решат? Проводить референдум, назначить всеобщие выборы? Получается замкнутый круг, ведь для проведения честных выборов нужны гражданское правовое общество и государство. Значит, критериям высокой «демократичной» (других слов не найти) демократии сегодня могут соответствовать считанные государства. Тогда, может, этот институт требует переосмысления, рационального совершенствования?

Мы привели в качестве примера США, где давно и успешно существуют институты наднационального гражданства и зрелого гражданско-правового общества. Какой вывод следует из сказанного? Демократия в своем главном компоненте - всеобщих свободных, прямых выборах - требует многоаспектного, исключительно осторожного применения. Ведь как мы уже говорили, первоначально они были рассчитаны для узких сообществ с участием ограниченного количества хорошо знающих не только друг друга людей, но и родословную каждого человека. Сегодня выборы проводятся в огромных обществах и государствах, в условиях архисложных национальных, религиозных, финансовых, региональных противоречий. При действительно свободном волеизъявлении 10 млн. очень не похожих друг на друга, имеющих разносторонние интересы избирателей мы можем получить дробление государств и обществ с предсказуемыми результатами.

Мир станет неуправляемым.

Какой вывод? Отказаться от одного из главных достижений нашей цивилизации - демократии с всеобщими выборами? Конечно, нет. Но придется учитывать сегодняшние реалии, и в первую очередь рост и разобщенность мирового населения. Ведь в современной истории впервые провозглашенные правила частично всеобщих выборов (без участия женщин) проходили фактически в мононациональной Франции, имеющей тогда не больше 24 млн. человек населения с 3-3,5-миллионным электоратом.

Сегодня абсолютно другая картина. И, так как при определенных условиях нынешний порядок всеобщих выборов чреват определенной разрушительной силой, не правильнее ли переходить к многоступенчатым выборам с принципом отбора делегатов для вышестоящего органа, начиная с местного, регионального и заканчивая масштабами страны? Что, как известно, не ново и в разное время применялось в разных странах. Постепенно множество избирателей, проходя выборные этапы, приобретут идентификацию. Коллегии выборщиков разных уровней, как в США, будут составлены из узнаваемых и имеющих определенную позицию людей с необходимыми знаниями и опытом, манипулировать которыми для партийных элит, профессиональных политменеджеров, средств массовой информации (они всегда будут определенно ангажированы) и других общественно-политических организаций будет очень нелегкой задачей. Этот процесс с каждым этапом уменьшит уровень бушующих страстей и снимет накал напряжения в обществе и от индифферентного приобретет идентификацию с конкретным лицом.

Необходимо разумно сократить число избирателей, в первую очередь повысить возрастную планку, установить более высокий избирательный ценз - 21-23 года. И наконец, всех более года неработающих избирателей* (*В первую очередь тех, которые отказались от предложенного им трудоустройства.) - разумеется, кроме пенсионеров - не допускать к выборам по принципу: кто не платит налоги - не участвует в политической жизни страны.

Недемократично? Очень даже демократично. Ведь любая всеобщность не представляет большую ценность. Избирательное право еще надо завоевывать. За какие заслуги из поколения в поколение неработающие (в США их число превышает 50 млн.), получающие государственную помощь и неоплачивающие налоги, совершившие криминальные действия граждане должны иметь избирательное право? За кого и за что они будут голосовать? Разумеется, за популистов, обещающих всем и все. Разве это демократия или неуправляемый, бесконтрольный процесс для политических авантюристов, бесчестных политиканов, защищающих всех и все непонятно от кого?

Многоступенчатая система выборов (возможно, даже открытых)** (**А почему мы должны опасаться, что правовое государство не может защитить жизнь и неприкосновенность  инакомыслящего. Человек правильно поступает не только по велению своей совести, но и с учетом мнения окружения. Почему не доверять ему и дать предпочтение тайному голосованию, беря под сомнение его честность. Наоборот, он должен публично отстаивать свою позицию, а не трусливо скрывать свое истинное лицо. ) приведет к минимуму манипулирования ими, снизит ангажированность профессиональных политменеджеров и политэлит, средств массовой информации, стремящихся любой ценой стать ведущей силой выборных процессов, повысит ответственность за конкретного выборщика.

Нетрудно заметить, в сегодняшних условиях цена голоса индивидуума фактически доходит до нуля. За небольшую плату или за какие-то мелочные блага огромное количество людей, притом не только в бедных странах, готовы отдать свои голоса «благодетелям» - и это широко применяемая практика. Без реформы всеобщих выборов мы будем сталкиваться с выплескиванием на политическую авансцену абсолютно неподготовленных политиков-популистов, все чаще отстаивающих не фундаментальные интересы и ценности общества, которое его скрепляют и объединяют, а те силы, которые бросают вызов им и ведут к широкой общественной дезинтеграции.

 1Хантингтон С. Кто мы? Вызовы американской национальной идентичности. М.: ACT, Транзиткнига, 2004. С. 347-402.

 2Там же. С. 221-279.

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 28 сентября 2017 > № 2329063 Роберт Енгибарян


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 мая 2017 > № 2220938 Роберт Енгибарян

Сравнительно-правовой анализ институтов президентства США и России

Роберт Енгибарян, Главный редактор научно-публицистического журнала «Право и управление. XXI век», профессор, доктор юридических наук, заслуженный деятель науки Российской Федерации

Институт президентства США

Принятая в 1787 году Конституция США содержала ряд новшеств, которые в будущем оказали колоссальное влияние на развитие конституционного и государственного строительства большинства стран мира. Она провозгласила принцип разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную ветви, а также учредила совершенно новый институт президентства. Во времена, когда монархия была доминирующей формой правления, этот институт воспринимался как адекватная монархии форма правления, ограниченная только выборным сроком. Однако скоро стало ясно, что в далеких и малонаселенных Соединенных Штатах создана совершенно новая конституционная конструкция со сложным демократическим механизмом сдержек и противовесов в различных ветвях власти1.

Как случилось, что именно на периферии западной цивилизации появилась первая писаная Конституция, воплотившая в себе все передовые политические доктрины европейских просветителей - Вольтера, Монтескье, Локка, Гоббса, Руссо и других? Почему именно на американской почве эмигранты-протестанты, объединившие англосаксов, голландцев, немцев и скандинавов, нашли ту модель организации государства, которая эффективно без переворотов и катаклизмов работает до сих пор? Может, причина заключается в том, что никто не мешал группе по-новому мыслящих людей творить и созидать свободно от влияния и инерции прошлого?

Сегодня США представляют собой самую мощную военно-экономическую державу современности. За сравнительно короткий исторический период, благодаря удачному географическому расположению и протестантской культуре самоорганизации, эта страна смогла вобрать в себя все самое передовое в области экономики и науки. К тому же международные военные и политические катаклизмы обошли стороной ее границы (не считая эпизод Пёрл-Харбора в 1941 г.), что тоже способствовало развитию ее политико-экономической мощи.

Но не забудем упомянуть, что США были и есть страной примерной демократии со слаженным действием всех звеньев государственного механизма, где огромная роль принадлежит именно возглавляемой президентом исполнительной власти. Несмотря на сложный путь исторического развития (Гражданская война 1861-1865 гг., Великая депрессия 1929-1939 гг., две мировые войны), в истории США, в отличие от западноевропейской политической культуры, отсутствовали примеры противостояния Конгресса и президента, затяжные периоды правительственных кризисов и отставок, многопартийных парламентских дебатов и противостояний. Всегда в сложные периоды американской истории должность президента занимали великие личности, такие как Джордж Вашингтон, Авраам Линкольн, Вудро Вильсон, Франклин Рузвельт.

Это объясняется несколькими причинами. Во-первых, протестантской по духу организацией экономики и общественно-политической жизни, слаженностью и гармоничностью всей политической системы страны, федеральной формой организации государства, включающей многие элементы конфедерации, двойной защитой Конституции на федеральном и региональном уровнях, определенными и в то же время гибкими формулировками Конституции, дающими возможность маневров. Согласно разделу 1.1 статьи II Конституции США, исполнительная власть принадлежит президенту. То есть функции президента ограничиваются лишь исполнением законов, принятых Конгрессом. Президент не вправе расширить объем своих полномочий, так как такие действия могут быть пресечены Верховным судом, которому дано право объявить тот или иной акт президента неконституционным, что на практике происходит нередко.

В силу раздела 2.2. статьи II президент вправе назначать с совета и согласия Сената должностных лиц, составляющих исполнительную власть федерального правительства (их число сегодня достигает 40 тыс. человек). Конкретное наименование ведомств и определение круга их полномочий закреплено Конституцией за Конгрессом. Конгресс создает департаменты (а фактически - министерства) исполнительной власти, число которых может варьироваться. Это министерства финансов, обороны, образования, торговли, сельского хозяйства, энергетики, внутренних дел, юстиции, безопасности, здравоохранения (всего 15 ведомств).

Руководители департаментов назначаются президентом с согласия Сената. Они именуются «секретарями» и «являются президентским кабинетом» по аналогии с правительствами других стран, но без председателя правительства и его замов, с подчинением напрямую президенту. Учредительный характер Конгресса, доминанта этого органа в американской политико-правовой системе, не вызывает ни у кого сомнений. Наряду с этим, полномочия Президента США настолько значимы, что именно с его личностью ассоциируется власть в стране, значительные события национального масштаба, а также исторические этапы ее развития. Кабинет Президента США (по сути - правительство) отвечает и отчитывается перед президентом.

Вместе с тем Конгресс в лице своих комитетов имеет возможность при необходимости в порядке парламентского контроля проводить слушания и требовать отчет от того или иного члена президентского кабинета. Персонификация президентской власти выражается и в том, что президентом является лидер победившей на президентских выборах политической партии, и даже если его партия не составляет в Конгрессе парламентское большинство, то при американской двухпартийной системе роль президентской партии все равно будет значима.

Персонификацию президентской власти особо подчеркивает его должность главнокомандующего вооруженными силами страны. Он же представляет страну в международных отношениях и непосредственно руководит деятельностью департамента международных отношений, то есть министерства иностранных дел.

Действующая Конституция США подробно предписывает критерии, предъявляемые к кандидату на пост президента США, и обстоятельно регулирует порядок его избрания. Параллельно всеобщему голосованию избирателей законодательное собрание каждого штата назначает выборщиков в тех пропорциях, которые он имеет в Сенате и Палате представителей Конгресса. Они составляют «коллегию выборщиков», которая избирает президента на основании итогов голосования. Существование такого порядка объясняет ситуации, когда общее количество голосов, поданных за избранного президента, может быть меньше голосов, набранных его конкурентом, потерпевшим поражение. Так случилось на выборах в 2000 году, когда Джордж Буш-младший победил Альберта Гора, так произошло и сейчас в результате победы Дональда Трампа над Хиллари Клинтон. Правда, на фоне более 120 млн. избирателей, принявших участие в выборах, такой перевес незначителен и объясняется принципом «победитель получает все», в том числе и голоса, отданные за его конкурента.

Президент США избирается на четырехлетний срок и может быть переизбран еще на один срок. Такой порядок за столетия действовал неукоснительно, за исключением перевыборов Франклина Рузвельта на четвертый срок во время войны. Однако после скоропостижной смерти Франклина Рузвельта в начале его четвертого президентского срока в 1947 году была принята 22-я поправка к Конституции США, устанавливающая императивный порядок относительно двух президентских сроков (была ратифицирована 07.02.1951).

Можно поспорить, достаточен ли такой недолгий срок полномочий президенту для реализации своих предвыборных программ. Может, не следует столь часто подвергать страну такому серьезному испытанию, ведь выборы происходят на фоне огромного эмоционального накала избирателей и требуют колоссальных денежных вложений. Не лучше ли ввести более продолжительный срок - на семь лет, как это было во Франции до 2002 года, или хотя бы на шесть лет по примеру недавней российской практики?

Итак, первой и, пожалуй, важнейшей особенностью американской политической культуры при выборе Президента США является институт коллегии выборщиков. Такие коллегии формируются Республиканской и Демократической партиями на паритетных началах во всех 50 штатах и федеральном округе Колумбия в соответствии с пропорциональным соотношением партий в Конгрессе США. Общее их количество - 538 человек, при этом после каждого очередного выбора поднимался один и тот же вопрос: могут ли члены коллегии выборщиков отдать предпочтение кандидату противостоящей партии? В теории это возможно, и такой прецедент был. Выборщики в одних штатах дают клятву придерживаться принципа обязательной поддержки своего партийного кандидата, в других штатах они не присягают на верность партийному принципу и теоретически свободны для принятия решения. Для избрания президента достаточно 270 голосов выборщиков2.

Действенным институтом в руках Президента США, дающим ему возможность серьезно повлиять на законодательный процесс Конгресса, является его право вето (veto power of president). Именно в этом конституционном полномочии президента наглядно проступает замысел создателей Конституции не дать возможность ни одной ветви власти безраздельно руководить всей политико-правовой системой страны. Право вето, пожалуй, важнейшее полномочие, которое - наряду с полномочием быть избранным непосредственно населением - делает президента серьезной уравновешивающей силой в отношениях с остальными ветвями власти.

Правда, такое право может быть преодолено Конгрессом за счет квалифицированного большинства (2/3 голосов его обеих палат). Но с практической точки зрения эта задача не из легких. Президент является лидером одной из двух политических партий, представленных в Конгрессе. Как правило, одна партия редко добивается такого подавляющего большинства, которое предоставило бы ей возможность самостоятельно преодолеть президентское вето. Конечно, президенты не так часто используют право вето, так как его преодоление определенно дискредитирует самого президента. Самое важное в этом, что противостояние двух ветвей власти в законодательном поле в отличие от европейской законодательной практики не может закончится вотумом недоверия к президенту и возглавляемому им кабинету, последующей их отставкой или роспуском законодательного органа и назначением новых выборов. Следует еще раз отдать должное мудрости и дальновидности авторов Конституции США, которая с небольшими изменениями действует и сегодня.

Чтобы картина правового статуса Президента США была полной, необходимо коснуться конституционного института импичмента, то есть досрочного освобождения президента от власти. Причиной импичмента могут стать факты государственной измены, взяточничества и т. д. Если импичмент будет применен к президенту, он распространится также на вице-президента и на весь возглавляемый им президентский кабинет. Процедуру импичмента вправе инициировать нижняя палата, а окончательное решение выносится Сенатом. За всю историю США Палата представителей инициировала процедуру импичмента в отношении всего двух президентов (Эндрю Джексона в 1868 г. и Билла Клинтона в 1999 г.). Однако и тот и другой смогли заручиться незначительным перевесом голосов сенаторов и избежать позорной отставки. Что касается досрочного ухода с занимаемого поста Ричарда Никсона, то этот талантливый и гордый политик сам подал в отставку в 1974 году, до начала процедуры импичмента.

Институт Президента Российской Федерации

Институт Президента был учрежден в СССР в 1990 году, а в России - в марте 1991 года на основе результатов референдума. В настоящее время статус, порядок избрания, компетенции и основания прекращения полномочий Президента Российской Федерации подробно и четко регламентируются главой 4 Конституции Российской Федерации и Федеральным законом от 10 января 2003 года, в редакции от 13 июля 2015 года №19-ФЗ «О выборах Президента Российской Федерации». В процессе формирования правовой базы, объема полномочий, роли и места президента в системе власти всесторонне был учтен опыт организации ряда президентских республик, в первую очередь США, Франции, с учетом большой специфики и своеобразия истории России, ментальности ее народа и политической элиты.

Для начала разговора об институте Президента РФ, его сравнении с институтом Президента США, необходимо учесть своеобразность геополитического положения этих стран, сегодняшние внешние и внутренние вызовы. Россия - наследница тысячелетней Великой империи, находящаяся в эпицентре геополитического противостояния разных цивилизаций: христианской, исламской, буддистской и конфуцианской, - сумела сохраниться как национальное государство и самостоятельная цивилизация в своих основных географических контурах и продолжает оставаться самым большим политико-территориальным образованием с исключительно протяженными морскими и сухопутными границами.

К тому же она в отличие от США не защищена от своих могучих и неспокойных соседей океанским пространством или другими природными преградами. Более того, с некоторыми своими соседями от исторического прошлого остаются не до конца решенные территориальные проблемы. Россия в отличие от США не член какого-либо международного военного альянса типа НАТО, за исключением ОДКБ в составе нескольких республик постсоветского пространства с незначительным военным потенциалом.

Все эти факторы и национально-конфессиональная неоднородность требуют определенную политико-административную централизацию и сильно персонифицированную власть. Россия - молодая демократия, насчитывающая всего четверть века, и ее становление требует еще время, при российских геополитических внешних и внутренних угрозах. Следует особо отметить, что российскому народу и политической элите свойственны глубокая, на уровне подсознания, ментальность величия своей страны, ее истории и культуры, сильная, даже сакральная персонифицированность власти, что определенно нашло отражение в ее действующей культуре.

Самая общая характеристика статуса Президента Российской Федерации состоит в том, что, согласно ч. 1 ст. 80 Конституции РФ, он является «главой государства», что более полно и точно отражает положение, место и роль президентской власти в демократической республике. Это не означает, что президентская власть как власть главы государства представляет какую-то особую четвертую ветвь власти, что наличие такой власти представляет собой отказ от принципа разделения властей3.

Но это означает, что роль президента как главы государства не может быть сведена лишь к роли главы исполнительной власти, хотя особенно тесная и непосредственная связь президентской власти именно с исполнительной ветвью власти совершенно очевидна в любой президентской и полупрезидентской республиках. С одной стороны, власть президента как главы государства распространяется в той или иной мере и на область законодательства, и на область судопроизводства; а с другой - он призван осуществлять и такие полномочия, которые не укладываются ни в одну из трех ветвей государственной власти. К числу подобных полномочий следует отнести важные полномочия, вытекающие из роли президента как высшего арбитра во взаимоотношениях различных ветвей власти, координатора их деятельности, гаранта единства и стабильности всей системы государственной власти.

Конституция РФ (ч. 2-4 ст. 80) устанавливает, что Президент РФ является гарантом Конституции РФ, прав и свобод человека и гражданина, принимает меры по охране суверенитета РФ, ее независимости и государственной целостности, обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти в установленном Конституцией РФ порядке; определяет основные направления внутренней и внешней политики государства; предстает как глава государства РФ внутри страны и в международных отношениях. Это важнейшие прерогативы Президента РФ.

Сказанное о высокой роли Президента РФ как главы государства не означает, что его правомочия ничем не ограничены и он может взять на себя решение любого вопроса. Как видно из приведенных конституционных положений, рамки его деятельности определяются Конституцией РФ и федеральным законодательством, базирующимся на принципе разделения властей. Вместе с тем на этой основе на Президента РФ возлагается задача обеспечения условий нормального и согласованного функционирования всех ветвей власти и их институтов, верховного контроля над практической реализацией указанного принципа.

Таким образом, Президент РФ занимает особое, весьма своеобразное место в системе органов государственной власти страны. Это своеобразие состоит в том, что президентская власть неотделима от трех ветвей власти и в то же время не может быть растворена в них: она выступает гарантом основных государственных и общественных устоев, координатором и арбитром во взаимоотношениях различных ветвей власти и вместе с тем не стоит на ними, не подчиняет их себе.

Как уже отмечалось, считается, что российская модель президентской власти ближе всего к французской модели президентской власти в полупрезидентской республике. Но при этом необходимо учитывать, что полномочия Президента РФ во многих отношениях, как будет показано ниже, значительно шире, чем у Президента Франции. Такой статус президентской власти в нашей стране сегодня определяется во многом конкретными историческими и национальными особенностями периода переходного и кризисного развития нашего общества и государства, требующего концентрации высшей государственной власти в одних руках.

Как и в других странах, Президент РФ согласно ст. 91 Конституции России обладает неприкосновенностью, имеет свои резиденции, охрану, транспорт, флаг (штандарт), знак, соответствующее денежное вознаграждение и право на представительские и иные расходы. Неприкосновенность Президента РФ означает, что против него нельзя возбудить уголовное дело, он не может быть арестован, принудительно доставлен в суд, задержан в административном порядке, подвергнут обыску и личному досмотру. Но по гражданскому иску может быть привлечен в качестве ответчика. Ответчиком он может выступать в Конституционном суде РФ при рассмотрении вопроса о конституционности его акта.

Статус и функции Президента РФ реализуются путем осуществления его полномочий. Высокий конституционный статус Президента РФ, важность и многообразие его политических функций определяют сферу обширных президентских полномочий. Одни из них осуществляются на прерогативной основе, а другие - с учетом полномочий и других органов государственной власти в данной области. Компетенции Президента РФ как совокупность его полномочий может быть системно охарактеризованы по следующим основным направлениям.

В области законодательства и отношений с парламентом - Федеральным Собранием РФ - Президент РФ имеет право законодательной инициативы, то есть внесения законопроектов в Государственную Думу; обладает правом вето на законопроекты, принятые Федеральным Собранием; подписывает и обнародует федеральные законы (ст. 84 и 107 Конституции РФ). Он назначает выборы Государственной Думы в соответствии с Конституцией РФ и федеральным законом; распускает Государственную Думу в случаях и порядке, предусмотренных Конституцией РФ, назначает референдум в порядке, установленном федеральным конституционном законом, обращается к Федеральному Собранию с ежегодными посланиями о положении в стране, об основных направлениях внутренней и внешней политики государства (ст. 84). Президент РФ может обращаться в Конституционный суд РФ с запросом о конституционности соответствующих положений нормативных актов (ст. 125 Конституции РФ) и о толковании Конституции, вносить предложения о поправках и пересмотре положений Конституции (ст. 134). Он вправе вернуть федеральный закон в случае нарушения порядка его принятия, если это нарушение ставит под сомнение результаты волеизъявления палат Федерального Собрания и самого принятия закона.

Наиболее широки полномочия Президента РФ в области осуществления исполнительной власти и отношений с правительством, где его решения и указания имеют приоритетный и императивный характер. Согласно ст. 3 Конституции РФ он назначает с согласия Государственной Думы председателя Правительства РФ, имеет право председательствовать на заседаниях Правительства РФ, принимает решение об отставке Правительства РФ, представляет Государственной Думе кандидатуру для назначения на должность председателя Центрального банка РФ и ставит вопрос об освобождении от этой должности; по предложению председателя Правительства РФ назначает на должность и освобождает от должности заместителей председателя Правительства РФ, федеральных министров; формирует Администрацию Президента РФ. Президент РФ определяет по представлению председателя Правительства РФ систему и структуру федеральных органов исполнительной власти. Он имеет право отменить постановления и распоряжения федерального правительства, а также приостанавливать действие актов органов исполнительной власти субъектов РФ (ч. 2 ст. 85). Президент РФ может использовать согласительные процедуры для разрешения разногласий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ, а также между органами государственной власти субъектов РФ (ч. 1 ст. 85). Президент назначает на должность и освобождает от должности своих полномочных представителей в регионах РФ, специальное Положение о которых утверждено Указом Президента РФ в июле 1997 года.

Особенно велика роль и широки полномочия Президента РФ в тех областях управления органами, которыми он руководит непосредственно: оборона, безопасность, иностранные дела и др. В этой связи он формирует и возглавляет Совет безопасности РФ, статус которого определяется федеральным законом; утверждает военную доктрину РФ; назначает и освобождает высшее командование Вооруженных сил РФ; назначает и отзывает после консультаций с соответствующими комитетами или комиссиями палат Федерального Собрания дипломатических представителей РФ в иностранных государствах и международных организациях (ст. 83).

Президент РФ осуществляет руководство внешней политикой РФ; ведет переговоры и подписывает международные договоры РФ; подписывает ратификационные грамоты; принимает верительные и отзывные грамоты аккредитуемых при нем дипломатических представителей (ст. 86). Президент РФ является Верховным главнокомандующим Вооруженными силами РФ и в случае агрессии против РФ вводит на территории РФ или в отдельных ее местностях военное положение с незамедлительным сообщением о6 этом Совету Федерации и Государственной Думе (ст. 87). При обстоятельствах и в порядке, предусмотренных федеральным конституционным законом, он вводит на территории РФ или` в отдельных ее местностях чрезвычайное положение с незамедлительным сообщением об этом Совету Федерации и Государственной Думе (ст. 88). Президент РФ решает вопросы гражданства РФ и предоставления политического убежища; награждает государственными наградами РФ, присваивает почетные звания РФ, высшие воинские и высшие специальные звания; осуществляет помилование (ст. 89).

Полномочия Президента РФ в области осуществления судебной и прокурорской власти достаточно ограничены, поскольку он не имеет права вмешиваться в сферу их деятельности. Его полномочия связаны лишь с формированием соответствующих органов. Так, Президент РФ представляет Совету Федерации кандидатуры для назначения на должности судей Конституционного суда РФ, Верховного суда РФ, Высшего арбитражного суда РФ, а также кандидатуру генерального прокурора РФ; вносит в Совет Федерации предложение об освобождении от должности генерального прокурора РФ; назначает судей других федеральных судов (ст. 83).

В процессе осуществления своих полномочий Президент РФ принимает определенные правовые акты, основными формами которых являются указы и распоряжения. Указы нормативного характера содержат общие правила поведения, относятся к более или менее широкому кругу физических и юридических лиц и рассчитаны на многократное применение, в отличие от ненормативных (индивидуальных) указов, относящихся к конкретным лицам, предприятиям, органам и отношениям (например, указы о назначении определенных лиц на должность). Распоряжения - это обычно акты индивидуального характера. Акты Президента РФ не нуждаются в контрассигнации и обязательны для исполнения на всей территории РФ, хотя и носят подзаконный характер, ибо не должны противоречить Конституции РФ и федеральным законам (ст. 90).

Акты Президента РФ подлежат обязательному официальному опубликованию в течение десяти дней после их подписания в «Российской газете» и информационном бюллетене «Собрание законов Российской Федерации» (кроме актов или отдельных их положений, содержащих государственную тайну или имеющих конфиденциальный характер) и, если они носят нормативный характер, вступают в силу одновременно на всей территории РФ в течение семи дней после дня их первого официального опубликования. В конкретных условиях необходимости быстрого и радикального обновления правовой основы процессов становления рыночной экономики, демократизации, гражданского общества и правового государства в РФ указы президента сыграли важную роль в становлении новой правовой системы.

Порядок выборов Президента РФ определен Конституцией РФ (ст. 81) и Федеральным законом от 10 января 2003 года, в редакции от 13 июля 2015 года, №19-ФЗ «О выборах Президента Российской Федерации». Президент РФ избирается на шесть лет гражданами РФ на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании. Он может быть переизбран и на второй срок, но одно и то же лицо не может занимать эту должность более двух сроков подряд. Кандидатом в Президенты РФ может быть гражданин РФ не моложе 35 лет, постоянно проживающий в РФ не менее десяти лет. Правом выдвижения кандидатов обладают как непосредственно избиратели (не менее 100 избирателей), так и избирательные объединения и их блоки, которые могут выдвигать только одного кандидата. В поддержку своего кандидата необходимо собрать не менее 1 млн. подписей избирателей, причем на долю одного субъекта РФ должно приходиться не более 7% от этого общего числа.

Центральная избирательная комиссия проверяет правильность сбора подписей и выносит решение о регистрации кандидата. С момента регистрации кандидат должен на время выборов оставить государственную службу или работу в средствах массовой информации, а переизбирающийся Президент РФ - не пользоваться преимуществами своего служебного положения. Кандидаты пользуются на равных основаниях рядом льгот (получают статус неприкосновенности, получают одинаковую финансовую поддержку из госбюджета, равное и бесплатное одинаковое время выхода в эфир, бесплатный общественный транспорт и др.). В случае если зарегистрированными оказываются менее двух кандидатов, Центральная избирательная комиссия откладывает выборы, с тем чтобы обеспечить альтернативный характер голосования.

Избранным считается кандидат, получивший в первом туре выборов более половины голосов избирателей, принявших участие в голосовании, то есть абсолютное большинство (50% поданных голосов + один голос). Если в голосовании приняло участие менее половины избирателей, внесенных в списки для голосования, то выборы считаются несостоявшимися. В том случае, если в первом туре ни один из кандидатов не получил хотя бы половины голосов плюс один голос, то не позднее чем через 15 дней после установления итогов выборов проводится повторное голосование по двум кандидатам, набравшим наибольшее количество голосов. Во втором туре избранным считается тот, кто наберет относительное большинство голосов по сравнению с другим кандидатом, но при условии, что число голосов, поданных за этого кандидата, больше числа голосов, поданных против всех кандидатов.

Избранный Президент РФ вступает в должность на 30-й день со дня объявления Центризбиркомом результатов выборов. При вступлении в должность Президент РФ приносит присягу, текст которой содержится в Конституции РФ (ч. 1 ст. 82). Присяга приносится в торжественной обстановке в присутствии членов Совета Федерации, депутатов Государственной Думы и судей Конституционного суда РФ. С этого момента Президент РФ приступает к исполнению своих обязанностей.

Конституция РФ (ст. 93), указывая на возможность принудительного отрешения Президента РФ от должности, определяет его основания и порядок. Это может иметь место только на основании выдвинутого Государственной Думой обвинения в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления, подтвержденного заключением Верховного суда РФ о наличии в действиях Президента РФ признаков преступления и заключением Конституционного суда РФ о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения. Решение Совета Федерации об отрешении Президента РФ от должности должно быть принято двумя третями голосов от общего числа в каждой из палат по инициативе не менее одной трети депутатов Государственной Думы и при наличии заключения специальной комиссии, образованной Государственной Думой. Решение Совета Федерации об отрешении Президента РФ от должности должно быть принято не позднее, чем в трехмесячный срок после выдвижения Государственной Думой обвинения против Президента. Если в этот срок решение Совета Федерации не будет принято, то обвинение против Президента считается отклоненным (ст. 93).

Таким образом, президентские институты США и России при значительно внешне совпадающим признаками по своему объему полномочий, месту и роли в общественно-политической жизни существенно отличаются. У Президента России они, безусловно, более значимы.

Одновременно институты президентов США и России при многих отличиях имеют также и некоторые немаловажные общие черты, главные из которых следующие:

- президенты США и России представляют великие страны, победившие в последней мировой войне, стоящие у истоков создания ООН и нового мирового порядка;

- президентские институты обеих стран, помимо своих конституционных полномочий, правовой основой своей деятельности имеют Устав ООН и принятые ими важнейшие международные документы;

- конституции обеих стран четко персонифицируют президентскую власть, что делает ее обладателей с учетом места и роли их стран влиятельными политическими фигурами внутри страны и в международных делах.

 1Сравнительная политология: Учебник / Под ред. О.В.Гаман-Голутвиной. М., 2015. С. 397-406.

 2Харитонова О.Г. Политическая система и политическая культура США // Сравнительная политология / Под ред. О.В.Гаман-Голутвиной. М., 2015.

 3Енгибарян Р.В., Тадевосян Э.В. Конституционное право. М., 2002. С. 415-420.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 мая 2017 > № 2220938 Роберт Енгибарян


Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 14 июня 2016 > № 1788978 Роберт Енгибарян

Первая половина XXI века: исламский вызов

Роберт Енгибарян, Заслуженный деятель науки России

Противоречивые полюсы

Человечество вступило в XXI век с невиданными успехами в области науки, техники, информационно-телекоммуникационной связи, медицины и генной инженерии. Многократно выросли темп, насыщенность, напряженность и одновременно продолжительность жизни человека, его возможности передвигаться по миру, информированность о происходящем в самых разных уголках планеты. Начиная с 50-х годов прошлого века по инициативе глобальных политических игроков - США, СССР/России, Великобритании, Франции, Китая, Германии, Италии, Японии и других - были разработаны и приняты важнейшие международные акты, регулирующие правовой статус человека-гражданина, механизм взаимоотношений государств в области экономики, политики, науки и информационных технологий. Современная цивилизация достигла такого уровня экономического, политического и культурного взаимодействия, что ее дальнейшее развитие проходит уже в рамках объединенного «планетарного социума»1.

В свою очередь, международная финансовая банковская система объединила мир, сделала его более емким и удобным для планетарного человека, гражданина мира. Десятки миллионов людей имеют двойное или мультигражданство. Еще больше тех, кто имеет право временного или постоянного проживания в различных, преимущественно экономически благополучных, демократических государствах.

Несмотря на это, неравенство в мире не только не уменьшается, а, наоборот, ежедневно увеличивается, особенно в сфере экономики. Невиданная экономическая и политическая глобализация огромного числа государств напоминает процессы, наблюдавшиеся перед началом Второй мировой войны. Противоположный процесс - разъединение мира по религиозному фактору, который совершенно незаметно вернул себе важнейшую роль в межчеловеческих и межгосударственных отношениях по причине роста радикального ислама и его непримиримости к другим цивилизациям, особенно к иудео-христианской2.

К сожалению, христианская религия, создавая современную великую цивилизацию, открывая новые миры и континенты, завоевывая космос, а также поставившая атомную и водородную энергию на службу человека, сужается, как плодородные земли на планете, и уходит с разных частей света. А радикальный ислам пытается вернуть мир в средневековье своим образом жизни и мышления, жестокостью и непримиримостью, необразованностью и нерациональностью во всем, как мы наблюдали это в Афганистане, а затем Сирии. Ваххабитский ислам атакует уже не только Юг, но и дальние рубежи Европы, Германию, Норвегию и Швецию.

Государства - глобальные игроки - соревнуются между собой по всем параметрам человеческой жизнедеятельности, оставляя независимым странам ничтожно малое пространство3.

Особо заметны успехи стран так называемого «золотого миллиарда». В США, Канаде, странах Западной Европы, Японии и Австралии всем гражданам предоставлены широкие демократические права, свободы и высокий уровень социальных благ; в некоторых из этих стран ВВП на душу населения составляет 50-60 тыс. долларов. Граждане этих стран живут в экологически чистых условиях, к их услугам - качественное образование и современная медицина, у них есть все возможности творить и развиваться. На долю одной шестой населения планеты приходится свыше 70% всех мировых богатств. Огромная разница существует между доходами граждан этих стран и беднейших стран мира, большинство из которых являются именно исламскими странами. Такое соотношение иногда составляет сто к одному3. Наряду с этим, страны «золотого миллиарда», за исключением США, переживают глубокий демографический кризис, их население неуклонно уменьшается и стареет. Сравнительно высокий уровень рождаемости в США обусловлен высокой демографической активностью латиноамериканцев и афроамериканцев, а также эмигрантов из различных азиатских, преимущественно исламских стран, таких как Пакистан, Бангладеш и другие.

Человеческое измерение, индекс и потенциал интеллектуального развития населения - сегодня главные критерии успешности государств. Количество населения также, безусловно, имеет огромное значение, но именно качество и уровень развития народа той или иной страны выдвигает ее на авансцену мировой политики и экономики. Пример маленького Израиля: добился впечатляющих успехов во всех областях человеческой деятельности, а возможно, и благодаря доброжелательному нейтралитету ведущих игроков мировой политики, стремящихся сохранить паритет на Ближнем Востоке4.

В связи с этим вспоминается также феномен Германии и Японии, проигравших Вторую мировую войну, но сумевших за предельно короткий период времени, с 1950 по 1955 год, обогнать главного победителя Второй мировой войны - СССР по всем параметрам экономического благосостояния населения. Правда, в этот период СССР сумел создать атомное оружие, в том числе с помощью западных сторонников коммунизма.

Как во второй половине ХХ, так и в начале ХХI века в межгосударственных отношениях атомное оружие сохраняет решающее значение сдерживающего фактора. Благодаря этому фактору США и Россия, располагающие далеко не равными экономическими возможностями, но соблюдающие паритет в этих видах оружия, стремятся решать острые международные проблемы исключительно политическими методами, понимая необратимые последствия ядерной войны*. (*В последние годы многие политики допускают возможность локальной атомной войны, но как различить локальную и широкомасштабную ядерную войну и кто будет это делать, они почему-то не уточняют.) Однако такой паритет не может сохраняться бесконечно. В перспективе возьмет вверх та страна, которая сможет перейти на новый уровень технологического развития, избежать внутренней деградации и разрушительных процессов.

Китай, Россия, Бразилия, Аргентина, ряд стран Восточной Европы (например, Польша и Чехия) по уровню экономики, развитости правовых институтов и объему ВВП на душу населения заметно уступают вырвавшимся вперед государствам «золотого миллиарда»*, (*К государствам «золотого миллиарда» относятся США, Канада, Великобритания, Германия, Франция, Швеция, Норвегия, Финляндия, Япония, Дания, Люксембург, Швейцария, Австрия, Австралия.) куда со всего мира стремятся лучшие умы и наиболее квалифицированные специалисты, перспективные молодые ученые и представители творческих профессий из России, Индии, Китая, стран Восточной Европы. Это в значительной мере способствует укреплению авангардного положения таких государств в мировом сообществе. Если с течением времени подобный процесс продолжится, то отставание России и других стран приобретет долгосрочный характер.

А пока дисбаланс между развитыми и развивающимися странами продолжает усугубляться, так как подготовка высококвалифицированных специалистов - это сложный затратный процесс, который в первую очередь требует создания научных школ и наличия серьезной экономической базы для поступательных инвестиций в формирование научных традиций, общественной потребности и мотивации научной деятельности, а на это могут уйти десятилетия.

Ислам не вошел в современную цивилизацию

На противоположном полюсе по своему развитию находятся исламский мир и Африка, особенно ее исламская часть. Они настолько отстали от быстро развивающихся передовых стран, причем эта отсталость усугубляется с каждым днем, что догнать Запад и другие цивилизации даже в очень далекой перспективе становится нереальным. Разумеется, при нынешних неограниченных информационных возможностях бесперспективность своего бедственного, бесправного положения осознают десятки миллионов мусульман, особенно молодежь. Единственным способом не обрекать себя и своих близких на вечную отсталость и нищету для значительной части населения остается эмиграция.

Однако было бы однобоко и, более того, примитивно объяснять причины нынешней невиданной эмиграции мусульман из исламских стран в Европу исключительно их бедностью и бесправием. Здесь сходятся несколько важнейших факторов, одним из которых является провалившаяся попытка США и их западноевропейских партнеров силовым путем «либерализовать» ряд архаичных государственно-властных структур исламского мира в таких странах, как Ливия, Ирак, Афганистан и Сирия. Но, вне сомнения, главные причины, приведшие в тектоническое движение многомиллионные массы и направившие их с исламского юга на христианский север, в богатую, разобщенную, рыхлую, толерантную и дружелюбную Европу, состоят в другом.

Исламский мир и сегодняшние его основные игроки - Турция, Саудовская Аравия, нефтедобывающие страны Персидского залива и другие - никогда не отказывались от своего главного стратегического плана реинкарнации (воссоздания в новом облике) единого всемирного исламского государства - Халифата. Поскольку исламский мир не обладает ни военными, ни экономическими средствами, первым этапом реализации великой цели стали рост населения и непрерывная миграция в Европу. За первым этапом за счет финансовых потоков из Саудовской Аравии, Турции и других стран последует строительство в странах расселения мусульман мечетей, медресе и школ, отправка туда имамов, учителей, а также военизированных активистов для руководства этими процессами и предотвращения попыток ассимиляции с местной культурой. По данным 2015 года, во Франции действуют свыше 2400 мечетей, только в Париже их более 1500, что значительно превышает число культовых сооружений христиан и представителей других конфессий.

Разумеется, мечети, требующие для строительства значительных денежных средств, никак не могут быть воздвигнуты мигрантами, живущими за счет полученных от государства социальных выплат. Возникает вопрос: тогда почему Турция, Саудовская Аравия, Катар, Пакистан, Иран и другие не направляют эти огромные средства на нужды убежавших от голода мигрантов? Но еще больше удивляет другое - позиция либеральных руководителей той же Франции и других европейских стран, которые должны бы знать что, если мечеть построена не на исламской земле, она считается территорией, завоеванной Аллахом. В мире ислама это непререкаемая истина.

Согласно идеологической доктрине исламского фундаментализма, проживание мусульманских народов в составе немусульманских государств рассматривается как «результат оккупации», поэтому задача мусульман - борьба за независимость с целью последующего вхождения в состав «исламского единства - Халифата»5.

Не напоминает ли это провозглашенную в свое время большевиками доктрину о создании мирового коммунизма, защиты любым путем мирового пролетариата и трудящихся, включая революции, вооруженную борьбу, образование революционных, коммунистических и народных партий, их широкое финансирование и инструктирование с помощью «прикомандированных» туда специалистов.

Что и говорить, история повторяется, принимая новые формы, окраску, идеологию и содержание. Очевидно одно - любая человеконенавистническая идеология, в основе которой лежат национализм (фашизм), социальная идеология (коммунизм) или религиозный фанатизм (ваххабитский ислам), обречена на провал. Но с учетом ряда факторов ислам и его радикальные течения могут стать исключительно опасными. Противостояние ислама христианству многогранно и включает в себя не только политико-экономический (бедные воюют против богатых), но и цивилизационно-религиозный аспект. Более того, это борьба двух фундаментально разных цивилизационно-бытовых культур разных географических широт, разных поведенческих генотипов. Ведь нельзя отрицать, что общества, живущие в совершенно непохожих условиях, вырабатывают свои специфические средства понимания мира и способы взаимодействия с ним6.

Радикальный ислам не уживается и борется со всеми мировыми цивилизациями: в Китае (уйгуры), Азии (Пакистан - Кашмир - Индия), в Африке, Европе и США. Но с исторической и геополитической точек зрения основная противостоящая ваххабизму цивилизация включает в себя Европу и Россию, страны христианской культуры и христианских ценностей, в основе которых - одинаковое построение общества, равноправие полов, моногамный брак, единая бытовая культура, расселение на одних географических широтах.

Ислам представляет собой многорасовый конгломерат, объединяющийся вокруг религиозного фактора, тогда как в странах христианской и других культур безусловный приоритет в само-идентификации нации-народа, страны и личности определяется национально-территориальными признаками. В цивилизационном плане ислам за редким исключением представлен теократическими государствами. Даже страны, которые объявляют себя светскими, по международным стандартам, далеки от этого статуса, так как духовенство и религия в общественно-политической жизни таких стран сохраняют исключительно большое влияние. Следовательно, линия противостояния и в межгосударственных отношениях проходит между светскими и теократическими или в отдельных случаях полутеократическими государствами. Наконец, такой резкий конфликт культур идет и по линии человеческого измерения с учетом факторов образованности населения, равенства полов, демократических прав и свобод граждан, бытовой культуры, геополитической линии Юг - Север и многих других.

Фактически сегодня радикальный ислам стремится к некоему геополитическому реваншу, используя в том числе демографический фактор. Ведь приезжие в подавляющем большинстве не ставят перед собою задачу работать и адаптироваться в странах Европы, соблюдать местные правила и этику поведения. Главная цель - получать социальную помощь (для этого нужно повышать рождаемость), жить по правилам шариата уже в достатке и свободе, то есть в тех условиях, которых у них не было на родине.

Невероятно, но факт, что большинство эмигрантов поверили пропаганде радикальных исламских деятелей и части духовенства о том, что Запад обязан их кормить и обхаживать, так как разбогател за их счет, и вообще, вся территория, которую сегодня занимают западные страны, принадлежала исламским народам, но путем обмана и военной силы была захвачена неверными (гяурами). Выдвигается и другая, еще более опасная религиозная мотивация - все хорошее, что есть на свете, должно принадлежать правоверному мусульманину, а для этого к гяурам надо применять насилие.

Исламский мир, четко позиционируя свою принадлежность к другой, особой цивилизации, в свою очередь, глобализируется, причем в этом процессе главным критерием является не политико-экономическая, а конфессиональная составляющая, а именно - принадлежность к исламу. Примером может служить Организация исламского сотрудничества (ОИС), самая влиятельная и единственная межправительственная среди других многочисленных исламских международных организаций. ОИС объединяет 57 исламских государств, в том числе пять бывших советских республик - Азербайджан, Казахстан, Киргизию, Туркмению и Узбекистан, - принятых в ее состав в 1993 году. Последние в надежде получить крупную финансовую помощь от богатых нефтедобывающих стран Персидского залива всячески старались доказать свою принадлежность к исламскому миру, а руководители одной из бывших советских республик - отец и сын Алиевы совершили хадж в Мекку. Вернувшись домой, Гейдар Алиев объявил, что Турция и Азербайджан являются «двумя государствами одной нации».

Этап объединения государств по религиозному принципу европейский мир прошел в раннем средневековье. По мере того как такие государства становились светскими, в основу их объединения выдвинулись политико-экономические критерии. Этот факт еще раз наглядно подтверждает, что исламский мир и остальное мировое сообщество живут по своим календарям в разных временных измерениях. В исламском мире сегодня 1437 год, в остальных странах мира (за редким исключением) - 2016 год*. (*Исламский календарь - лунный календарь - является официальным в некоторых мусульманских странах, таких как Пакистан, Бангладеш и др.; используется для определения дат религиозных праздников. Летоисчисление ведется от Хиджры (16 июля 622 г. н. э.) - даты переселения пророка Мухаммеда и первых мусульман из Мекки в Медину. Год состоит из 12 лунных месяцев и равен примерно 354 дням. Сутки, согласно мусульманскому календарю, начинаются в момент захода солнца, а не в полночь, как в григорианском календаре.)

Некоторые исламские страны Азии и большинство стран Африки по многим параметрам развития общественных отношений находятся в раннем средневековье. В свою очередь, исламский мир далеко неоднороден. Географическая близость к Европе, долголетний колониальный статус, интенсивность международного общения, а главное, сравнительная умеренность религиозности общества и теократичности государства обусловили более высокий уровень развития отдельных стран исламского мира, к которому можно отнести Турцию, не теряющую надежды стать членом Евросоюза, Египет, бывшие французские колонии - Алжир, Марокко, Тунис, Сирию и Ливан, более четверти населения которого составляют христиане (арабы-марониты и армяне), постсоветские тюркские народы Азербайджана, Казахстана, Киргизии и Узбекистана.

На другом полюсе - Саудовская Аравия, которая, являясь родиной Мухаммеда, выступает в роли миссионера исламского мира, а также Йемен, страны Персидского залива, Афганистан, исламские страны Центральной Африки. При этом следует отметить, что высокий ВВП на душу населения в ОАЭ, Катаре, Саудовской Аравии и Бахрейне, равно как и нарочитое богатство национальных элит этих стран, никак не используется в целях общественных нужд и совершенствования национальных «политико-правовых» институтов. Приходится даже сомневаться в уместности употребления слова «политико-правовой», так как общественная жизнь в этих странах строится не на основе права, а по законам шариата и адата.

Очевидна следующая тенденция: чем выше степень религиозности общества и градус теократичности государства, тем бесправнее в таком обществе и государстве человек, лишенный статуса гражданина в контексте международного права. Да и население в своей массе не осознает необходимости трансформаций в сторону либерализации общественной жизни и правового статуса личности.

Если в раннем средневековье разница между христианскими и мусульманскими странами была не столь ощутимой, а благодаря оживленной торговле с Китаем и Индией исламские страны по многим направлениям были впереди европейских, то в последующие 600-700 лет - ограниченные во всем религиозными запретами - они стали существенно отставать в своем развитии. За это время иудео-христианская цивилизация приняла Великую хартию вольностей (Magna Carta) 1215 года, Habeas Corpus Act 1679 года, Декларацию прав человека и гражданина 1789 года, первую писаную Конституцию 1787 года, перешагнула в демократическое общество свободных равноправных людей. После полетов в космос и на Луну создала сверхзвуковую авиацию, раскрыла атом, компьютерную технологию и космическую связь, освободила исламские страны от колониальной зависимости.

Из года в год сотни тысяч голодных, никому не нужных людей в поисках еды и работы, рискуя жизнью, перемещаются по миру. Более удачливые попадают в Европу или Северную Америку, менее везучие находят низкооплачиваемую рабскую работу в соседних исламских государствах, например в Саудовской Аравии или Катаре, либо пополняют международные криминальные организации, торгующие наркотиками и похищенными людьми, а то и террористические организации типа «Аль-Каиды» и ИГИЛ.

Безусловно, жалко этих в действительности лишних людей, которые от таких страшных жизненных условий - голода, непомерного труда, нищеты - погибают тысячами. В Саудовской Аравии мусульмане-индусы за два-три доллара в день в 40-градусную жару при высокой влажности, убивающей все живое, трудятся на огромных строительных площадках, воздвигают спроектированные европейскими архитекторами и поражающие великолепием сооружения, представляющие собой копии Лувра или гостиницы-небоскребы, фактически повторяя участь рабов, строивших египетские пирамиды.

Удивительным образом в подобных ситуациях забывают об исламской солидарности и братстве. Ведь такую тяжелую работу выдерживают единицы, да и они через три-пять лет умирают или больными возвращаются домой, заработав жалкие несколько сотен долларов.

Огромное количество голодающих людей, спасающихся от войны, вечной нищеты, одурманенных ваххабитской пропагандой, экспортируются в развитые страны Европы. Для Турции это не просто доходный бизнес (недавно только Европейский союз выплатил этой стране 3 млрд. долл. с обещанием выплатить столько же в будущем), но и своеобразный «реванш», ведь когда-то бывший канцлер Германии Гельмут Коль объявил, что Турция для христианской Европы - представитель чужой культуры, поэтому Германия против ее вступления в Евросоюз.

Сильное влияние на общее негативное развитие исламского мира оказывают созданные в разное время исламские международные религиозно-политические, финансово-экономические, образовательные организации, стремящиеся координировать и направлять внутреннюю и внешнюю жизнь мусульман как в отдельных странах, так и в мировом масштабе.

Идея создания подобных организаций была выдвинута еще в середине 1920-х годов Турцией, которую тогда возглавлял «светский правитель» Кемаль Ататюрк. Ему удалось получить от большевиков огромную материальную и военную помощь в борьбе с мировым капитализмом, роль которого досталась маленькой православной Греции. Победив Грецию с помощью большевиков и успешно сыграв роль друга и благодетеля для «восставшего трудового народа» Востока, Кемаль Ататюрк вскоре повесил камни на шеи турецких коммунистов и утопил их в Черном море. Благодаря такой «дружбе» Ататюрк (в переводе - «отец турок») получил еще больший кусок в виде армянских территорий Карской губернии и Сурмалинского уезда, а также символ Армении - гору Арарат, после чего покончил со своей «трогательной любовью» к большевикам.

Убедившись в уступчивости большевиков, он оказал братскую помощь Азербайджану, население которого, как и турки, принадлежало к тюркскому племени огузов, и добился включения в его состав отделенной Арменией от Азербайджана Нахичеванской области (по-армянски «Нахичевань» означает «стоянка Ноя»), а также Нагорного Карабаха, полностью населенного армянами.

С горечью приходится отметить, что исламскую солидарность в этом случае никак нельзя сравнить с проводимой большевиками политикой, разгромившей в этот решающий исторический период своих вековых братьев - Грецию и Армению. Впрочем, большевики тогда открещивались и от христианства, и от Церкви, и от Бога.

Не исключаю, что со временем с подачи американцев и НАТО вокруг России с участием опять-таки Турции образуется другая геополитическая дуга из Швеции, прибалтийских республик, Польши, Украины. Такое развитие событий тоже надо учитывать и усилить позиции вернувшегося на родину Крыма, а также Армении и, возможно, Абхазии в качестве важнейших южных стратегических союзников.

Надо еще учитывать, что Турция в любых возможных формах постарается усилить свое влияние в исламских анклавах России, где она уже добилась немалых успехов в радикализации ислама.

Человеческая жизнь на планете все больше осложняется, возникают все новые проблемы планетарного масштаба, и в первую очередь экологическая. Если эта проблема во многом носит объективный характер, то противостояние разных религий и культур, их невосприятие друг друга имеют сугубо субъективный характер и их намного легче устранить, чем первую.

В космическо-ядерный век всем следует быть более разумными, понимать, что все религии и культуры - для человека и его жизни, а не наоборот…

1См: Фельдман Д.М. Человеческое измерение мировой политики // Современные международные отношения и мировая политика / Под ред. академика РАН А.В.Торкунова. М., 2004. С. 452-453.

2См.: Сардарян Г.Т. Религиозный фактор в мировой политике // Право и управление. XXI век / МГИМО. 2015. №1 (34). С. 3.

3См.: Фельдман Д.М. Указ. соч.

4Российский политолог Генри Сардарян обращает внимание на один исключительно красноречивый факт. За последние 20 лет Египет, Саудовская Аравия, Иордания, Кувейт, ОАЭ и Сирия, т. е. самые богатые и сравнительно развитые страны исламского мира, зарегистрировали всего 267 малозначительных патентов, тогда как Израиль за это время зарегистрировал 7652 патента, многие из которых решают узловые проблемы современной науки и техники // Сардарян Г.Т. Указ. соч. С. 4.

5См.: Хрусталев А.М. Политика России на Ближнем и Среднем Востоке // Современные международные отношения и мировая политика / Под ред. академика РАН А.В.Торкунова. М., 2004. С. 903.

6См.: Сергеев В.М. Взаимодействие цивилизаций и культур в современном мире: старые проблемы, новые вызовы // Современные международные отношения и мировая политика / Под ред. академика РАН А.В.Торкунова. М., 2004.

Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 14 июня 2016 > № 1788978 Роберт Енгибарян


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter