Всего новостей: 2262918, выбрано 3 за 0.003 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Замараева Наталья в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАрмия, полициявсе
Замараева Наталья в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАрмия, полициявсе
Афганистан. Пакистан > Внешэкономсвязи, политика > ru.journal-neo.org, 2 октября 2014 > № 1199711 Наталья Замараева

Пакистан и новый президент Афганистана

Наталья Замараева, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник сектора Пакистана Института востоковедения РАН

21 сентября 2014 г. в Кабуле Независимая избирательная комиссия Афганистана объявила результаты президентских выборов, состоявшихся в стране 14 июня 2014 г., и, соответственно, о завершении избирательного процесса». По итогам голосования победителем объявлен Ашраф Гани Ахмадзай.

Более чем два месяца страна жила в напряженном ожидании итогов пересчета восьми миллионов избирательных бюллетеней. Все это время оба кандидата в президенты Ашраф Гани Ахмадзай и Абдулла Абдуллаобвиняли друг друга в мошенничестве. «Избирательный кризис» усилил дестабилизацию Афганистана: повысилась активность афганских талибов, в первую очередь на востоке страны; южные провинции наводнили боевики, бежавшие с территории Пакистана в результате военной операции федеральных войск; США и НАТО оказывали давление на Кабул в период вывода иностранных войск и неопределенности судьбы Соглашения о безопасностимежду Афганистаном и США.

Учитывая совокупность всех внутри- и внешнеполитических составляющих Афганистана современная этно-политическая борьба в стране диктует необходимость «быть во власти» одновременно обоим кандидатам в президенты (независимо от официально зарегистрированных избирательных бюллетеней, поданных за того или иного кандидата). Они оба согласились с альтернативным Соглашением о формировании правительства национального единства.

Экономист, бывший сотрудник Всемирного банка, Ашраф Гани Ахмадзай опирается на пуштунские племена на юге и востоке страны. Соответственно, таджики, другие этносы, проживающие в северных районах страны, поддержали д-ра Абдуллу Абдуллу. Он – экс-министр иностранных дел Афганистана, участник вооруженного движения против афганского Талибан. По итогам избирательного процесса в Афганистане в 2014 г. победили незыблемые исторические традиции – главой страны по-прежнему остается пуштун, на сей раз – Ашраф Гани Ахмадзай.

Более двух месяцев потребовалось на урегулирование отношений между противоборствующими кандидатами, каждый из которых заявлял о преимущественном количестве поданных за него голосов. Таким образом:

- формулой сосуществования бывших соперников стало обоюдное согласие совместного формирования правительства национального единства.Оба кандидата в президенты согласились cрезультатами пересчета голосов;

- схема распределения полномочий между двумя недавними политическими соперниками такова: Ашраф Гани Ахмадзай – президент Исламской республики Афганистан, Абдулла Абдулла – займет пост «главного исполнительного директора». Афганские СМИ пишут, что круг его полномочий сравним с обязанностями главы кабинета министров, т.е. премьер-министра.Президентская форма правления в Афганистане после 21 сентября 2014 г. уравновешена расширенными полномочиями главного исполнительного директора. Согласно конституции, президент имеет все государственные полномочия. Но, с учетом недавних договоренностей, часть их он передал исполнительному директору. Таким образом, в центральном правительстве Афганистана налицо два центра власти, что уже создает трудности при совместной работе. Помимо будущих вызовов, кабинет министров в первую очередь столкнется с серьезными вызовами, как в области безопасности, так и с ухудшением экономического положения в стране.

2014 г. – знаковый в новейшей истории Афганистана. Новый президент должен будет регулировать отношения с наследуемым окружением внутри страны с недоброжелательно настроенными таджико-узбекскими провинциями севера страны и афганскими талибами южных земель; на региональном уровне – с ближайшими соседями, в первую очередь с Пакистаном; на международном уровне – решать проблему вывода коалиционных войск США/НАТО. Вашингтон уже напомнил, что ждет от нового главы государства подписания Двустороннего договора о безопасности (экс-президент Х.Карзай отказался его подписывать). Основная интрига заключается в том, какое количество иностранных войск, в частности, американских, по Договору останется в Афганистане, на каких условиях и какой срок, и останется ли? Госсекретарь США Дж.Керри несколько раз посещал Афганистан в последние месяцы с целью урегулировать сделку о разделении власти между политическими соперниками.

Пакистан, как ближайший сосед, одним из первых направил поздравления в Кабул (от имени президента М.Хусейна, премьер-министра Мухаммад Наваз Шарифа). «Правительство и народ Пакистана, – говорится в заявлении МИДа, – приветствует Соглашение, подписанное двумя кандидатами в президенты в Афганистане по вопросу формирования правительства национального единства. В соответствии с нашей поддержкой мирного перехода к демократии, мы рассматриваем подписание этого соглашения в качестве положительного шага».

Но за официальным фасадом любезностей и норм приличия кроются многочисленные вопросы и опасения со стороны южного соседа, Пакистана. До последнего дня перед объявлением результатов президентских выборов, Исламабад направлял официальные ноты в Кабул, протестуя против трансграничных переходов и терактов афганских боевиков, совершенных ими в районах пакистанского агентства Северный Вазиристан. Оно граничит с афганскими провинциями Хост и Пактика. Исламабад неоднократно указывал Кабулу на недавно созданные места укрытий боевиков на афганской территории и, соответственно, исходящие оттуда угрозы.

Необходимо отметить, что начиная с середины июня 2014 г. федеральная армия Пакистана проводит военную операцию Зарб-э-Aзб в Северном Вазиристане. Ее цель – ликвидация иностранных боевиков и мест их укрытий. Можно предположить масштабы операции, учитывая, что афганские моджахеды создавали собственную инфраструктуру в пограничных с Афганистаном агентствах зоны пуштунских племен в течение нескольких десятилетий. Начиная с сентября 2001 г. афганские талибы еще более укрепили ее. И власти Пакистана (и военные, и гражданские администрации) мирились с подобным положением дел в силу различных причин.

Камнем преткновения в отношениях Исламабада и Кабула в последние годы стали вопросы безопасности и меры по координации мероприятий вдоль пакистано-афганской границы.

Учитывая, что значительная часть иностранных боевиков, базировавшихся на территории Пакистана, в последние недели бежали в Хост и Пактику в результате военной операции (согласно заявления штаба сухопутных войск Пакистана, на конец сентября 2014 г. освобождено до 90 процентов территории агентства СВ), они привнесут дополнительную волну агрессии в Афганистан. Вызовом для Кабула также стало заявление панджабских талибов Движения Талибан Пакистана о прекращении террористической деятельности на территории Пакистана и одновременно о поддержке войны в Афганистане.

Кабул не замедлил с ответом. Афганский национальный совет безопасности и Министерство иностранных дел обвинили Исламабад в «…вовлечении разведывательных учреждений Пакистана в террористическую деятельность».

Официальное двоевластие в Кабуле (которое уже кроет в себе потенциал внутриполитического взрыва), даже рамочное афгано-американское соглашение взамен эффективного Двустороннего пакта о безопасности, незамедлительно вызовет ответное сопротивление афганских талибов. Представляется, что Исламабад инициативно выберет выжидательную позицию, позднее будет использовать внутриполитическую ситуацию в Кабуле, исходя из национальных интересов.

Действующий президент Афганистана Х.Карзай в своем финальном выступлении заявил, что «… война в Афганистане – не наша война, нам навязали ее, и мы являемся ее жертвами… Мира не будет до тех пор, пока США или Пакистан не захотят его».

Афганистан. Пакистан > Внешэкономсвязи, политика > ru.journal-neo.org, 2 октября 2014 > № 1199711 Наталья Замараева


Пакистан. Россия > Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 15 июня 2014 > № 1199699 Наталья Замараева

Пакистан – Россия: защита национальных интересов

Наталья Замараева

Россия согласилась поставлять в Пакистан продукцию военного назначения. 2 июня 2014 г. глава Ростехнологий Сергей Чемезов официально подтвердил решение вопроса о поставках вооружения и военной техники Исламабаду. Аналитики расценили это как российский ход в новой геополитике в Западной Азии.

На протяжении последних десятилетий военные связи между двумя странами продвигались медленно. Эмбарго на поставки военной продукции Пакистану Москва официально не вводила, но и не включала эту страну в список ее конечных получателей. В период с 1996 года по 2010 год Россия поставила в Пакистан около 70 военно-транспортных вертолетов типа Ми-17, которые успешно решали поставленные задачи, например, в спасательных операциях во время наводнений.

В настоящее время ведутся переговоры о поставке в эту страну вертолетов Ми-35. Управление передовой российской боевой техникой требует специальной подготовки летного состава ВВС. В проект плана пакистано-российских переговоров включен вопрос о стажировках офицеров в военных учебных заведениях двух стран.

Пакистанская сторона заинтересована также в покупке высокоточного оружия, артиллерии, средств ПВО, дальнобойных снарядов, управляемых снарядов и т.д. Российская компания-разработчик стрелкового оружия «Промтехнологии» согласовала сроки проведения испытаний своей снайперской винтовки ORSIS T-5000 в Пакистане, которая отлично зарекомендовала себя в разных природных и климатических условиях.

Военный прорыв России в Пакистан многие рассматривают в рамках переориентации Москвы на Восток, подчеркивая недавно подписанное соглашение о поставках природного газа в Китай. Главным, как для России, так и Пакистана в потенциальной военной сделке является защита каждым национальных рубежей. Показательна первая реакция на новость в самом Исламабаде. На сайте министерства обороны Пакистана опубликованы первые комментарии: «…лед тронулся; предлагается ли Mi 28; когда Индия запрашивает Apaches, Пакистан запрашивает Mi 25…» и т.д.

Что подтолкнуло Москву принять это важное политическое решение, и в июне 2014 г. официально подтвердить намерение продавать вооружение и военную технику Пакистану? — Несколько субъективных и объективных причин. Одна из них — движение России и Пакистана навстречу друг другу.

Сдвиги во внешней политике произошли и в Исламабаде. «С июня 2013 г. мы укрепили наше стратегическое партнерство с Китаем, переориентировали отношения с США, обновили контакты с Европейским Союзом, потянулись снова к России, укрепили связи с АСЕАН, странами Африки и Латинской Америки», — заявил премьер-министр Наваз Шариф, подчеркивая приоритеты Национальной политики в области безопасности.

Военная антитеррористическая кампания США/НАТО в Афганистане, начатая в конце сентября 2001 г. с высадки американских и британских коммандос в Кандагаре, миллиарды долларов и сотни человеческих жизней, исчезнувшие в афганской мясорубке, к середине 2014 г. обернулась полным провалом.

Одной из производных этой многолетней военной кампании стало дальнейшее становление радикальных исламистских группировок в регионе. На территории Афганистана действуют несколько этнических группировок боевиков: афганское Движение Талибан, Исламское движение Узбекистана, Исламское движение Восточного Туркестана и др. На пуштунских землях (юг Афганистана и в северо-восточные районы Пакистана) группировки насчитывают не только афганских и пакистанских талибов, но с годами в этом районе сосредоточено значительное число иностранных боевиков. Штаб федеральной армии неоднократно заявлял о присутствии иностранцев среди повстанцев, значительное число которых – узбеки, уйгуры, арабы и т.д.

В конце мая 2014 г. президент США Б.Обама объявил о пересмотре графика вывода американских войск из Афганистана, конечной датой заявлен декабрь 2016 г. Согласно заявлению начальника ГРУ Генштаба ВС РФ генерал-лейтенанта И.Сергуна, «военное присутствие США в Афганистане сохранится до 2024 г…» Вместе с тем, по его словам: «Это не окажет значительного влияния на снижение боевого потенциала вооруженной оппозиции. … Действующие на территории страны радикальные исламистские группировки, по-прежнему будут являться главной террористической угрозой в Центральной Азии».

Президент США Б.Обама подтвердил 27 мая 2014 г., что численность 32 000 военного американского контингента в Афганистане будет сокращена до ориентировочно 9 800 военнослужащих к началу 2015 г. Это количество будет уменьшено вдвое к концу 2015 г, прежде чем в конечном итоге численность будет соответствовать нормам поддержания безопасности американского посольства в Кабуле к концу 2016 г. Иными словами, режим мирной работы дипломатической миссии США будут обеспечивать американские военные.

Решение о сокращении военного присутствия международных сил коалиции в Афганистане было воспринято афганскими талибами как долгожданная победа над оккупантами. В качестве одного из вариантов развития событий в стране значился захват талибами власти.

Дальнейшее пребывание в Афганистане коалиционных войск США/НАТО не только затягивает действующий вооруженный конфликт в стране, но подтолкнуло афганских талибов к новому джихаду. Он потянет за собой усиление исламистских группировок на севере Афганистана в территориальной близости к границам республик Центральной Азии. На юге Афганистана и в зоне пуштунских племен Пакистана можно ожидать активизацию антифедеральных вооруженных элементов.

Результатом половинчатого решения Белого дома (пересмотр графика вывода войск), по заявлению генштаба Пакистана, стала диверсификация всего военного сценария в регионе, что требует адекватной реакции основных игроков.

Комитет обороны Сената (верхняя палата парламента) Пакистана пересматривает параметры политики безопасности. В области внешней безопасности – границы, в частности, пакистано-афганская, является основным вызовом безопасности; в области внутренней безопасности — терроризм и религиозный экстремизм в ряде провинций страны. Новая «доктрина армии», объявленная в 2011 г., провозгласила, что война, проводимая Движением Талибан Пакистана и другими группировками повстанцев, является самой большой угрозой национальной безопасности.

Одним из ответов на вызовы национальной безопасности Пакистана является комплексная модернизация вооруженных сил. В течение последних лет штаб федеральной армии в Равалпинди разработал и последовательно реализует программу перевооружения. «Армия должна быть оснащена новейшим вооружением и технологиями для защиты национальных границ», — неоднократно заявлял премьер Наваз Шариф. Несмотря на то, что основными поставщиками вооружений и военной техники являются Китай, США, Турция — генералитет Пакистана в последние годы избегает зависимости от одного-двух мажоритарных импортных поставщиков. Сказывается опыт сотрудничества с США (сроки исполнения контракта на поставку истребителей, подписанного в декабре 2007 г. генералом-президентом П.Мушаррафом с США в одностороннем порядке неоднократно пересматривались американской стороной в зависимости от взаимоотношений с гражданскими и военными лидерами Исламабада).

В 2013 – 2014 г. активизировались военно-политические контакты со странами Персидского залива. Исламабад и Эр-Рияд договорились о совместном производстве некоторых видов вооружений, например, о выпуске учебно-тренировочного самолета JF-17 Весной 2014 г. Пакистан подписал контракт с Иорданией, и в мае уже доставил на авиабазу Мушаф Мир в Саргодхе и поставил на боевое дежурство первые пять из тринадцати истребителей Параллельно проводится модернизация артиллерийского корпуса.

Пакистан более чем заинтересован в поставках российских вертолетов. Отсутствие в стране развитой железнодорожной сети, (в горных районах северо-востока отсутствуют или находятся не в надлежащем состоянии шоссейные дороги) затрудняет не только переброску федеральных войск (например, военная операция весной 2009 г. в агентстве Южный Вазиристан), но и военные операции против боевиков, уничтожение их тренировочных лагерей и укрытий. Все понимают, что пакистанская армия, профессионально обученная, дисциплинированная и никто другой в регионе не в состоянии противостоять различным группировкам боевиков.

Многие западные обозреватели связывают заявленное присутствие российского оружия в Пакистане с событиями в Крыму и карательной операцией Киева на востоке Украины, т.е. как ответ Москвы Западу на «размолвки по поводу Украины». Позиция Исламабада по украинскому кризису дипломатично сдержанна. «Мы поддерживаем усилия по налаживанию диалога и мирного решения всех вопросов», заявил МИД Пакистана.

Процесс диверсификации военного сценария в регионе Западной Азии начался еще в 2011 г., когда президент США Б.Обама только заявил о выводе войск из Афганистана. Каждый игрок в новой геополитике рассчитывал время и тактику своих ходов. Россия же в новых условиях не только теснит в Пакистане американский рынок вооружений, но и перечеркивает мечту американского превосходства.

Пакистан. Россия > Армия, полиция > ru.journal-neo.org, 15 июня 2014 > № 1199699 Наталья Замараева


Пакистан. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика > ru.journal-neo.org, 28 марта 2014 > № 1199689 Наталья Замараева

Пакистан – Саудовская Аравия: стратегическое сотрудничество. Часть 1

Наталья Замараева

В последний период мы являемся свидетелями значительного укрепления двусторонних отношений Пакистана с Саудовской Аравией. С приходом к власти в Пакистане в мае 2013 г. премьер-министра Миан Мухаммада Наваз Шарифа курс во внешней политике этой страны был взят на региональность, укрепление связей с соседними государствами. Уделив должное внимание отношениям со странами «ближнего зарубежья» (Афганистан, Индия, Иран, Китай, Турция), Исламабад сделал также акцент на развитие связей со странами Персидского залива, особо выделив из них Королевство Саудовской Аравии (КСА).

Среди основных причин, которые в настоящее время подталкивают страны навстречу друг другу, можно назвать следующие:

- Пакистан и Саудовская Аравия имеют давние военно-политические и экономические отношения, уходящие корнями в 60-е годы ХХ века;

- в определенной степени наступило время для Навах Шарифа «отдавать долги» (напомним, что именно вмешательство Эр-Рияда в 2001 г. повлияло на отмену Верховным судом Пакистана смертной казни экс-премьера Наваз Шарифа по обвинению в государственной измене, в дальнейшем монархия предоставила ему политическое убежище на своей территории);

- ареал, охватывающий страны Западной Азии, Персидского залива, северной Африки в настоящее время в процессе формирования нового регионального лидера в лице самостоятельной державы или альянса стран. В последние годы мир стал свидетелем двух факторов. Первый – вывод коалиционных войск США/НАТО/МССБ из Афганистана равносилен уходу из региона такой мировой держаны, как США, и все понимают, что это уход с поражением. Потенциальный вакуум неизбежно заполнит другая крупнейшая региональная держава, например, Китай, Индия или объединение небольших государств. Второй фактор – к настоящему времени ушли из жизни, физически ликвидированы, отстранены от власти многие признанные лидеры исламского мира: в Палестине – Я.Арафат, в Сирии – Асад-старший, в Ливии – М.Каддафи, в Египте – Х. Мубарак.

Исходя из этого, стратегическое партнерство Исламабада и Эр-Рияда отвечает интересам исламской уммы, и, с учетом ее интересов, будет лоббировать интересы Вашингтона в регионе.

Королевство Саудовской Аравии имеет особый статус земли ислама, в высшей степени почитаемый всеми мусульманами. Религиозное родство, географическая близость, важность геостратегического положения Пакистана, пакистанская рабочая сила в странах Персидского залива (согласно материалам пакистанских СМИ – в Саудовской Аравии – 1.5 млн трудовых мигрантов из Пакистана) делают эту страну близким союзником Саудовской Аравии по многим важнейшим международным и региональным вопросам.

В конце 60-х годов Исламабад оказывал поддержку в строительстве национальных сил обороны КСА. Обе страны имели схожую позицию по вопросу войны в Афганистане в 80-е годы ХХ века, финансово и военно-технически поддерживали афганских моджахедов. С тех лет Саудовская Аравия имеет исторические связи с Движением Талибан. В мае 1998 г. Исламабад провел первые ядерные испытания, и Эр-Рияд выступил в его поддержку (напомним, это произошло в дни второго срока премьерства Наваз Шарифа). Исламская Республика Пакистан, Королевство Саудовской Аравии и Объединенные Арабские Эмираты официально признали Исламский Эмират Афганистан и поддерживали дипломатические отношения с ним с 1996 – 2001 гг.

Подобная позиция объясняет охлаждение отношений монархии к генералу П.Мушаррафу в сентябре 2001 г. (в 1999 – 2008гг. возглавлял Пакистан), когда он присоединился к антитеррористической кампании Вашингтона. Разрыв им отношений с режимом талибов в Афганистане Эр-Рияд расценил как предательство. Но, в то же время, это не помешало саудитам и далее самостоятельно выстраивать отношения с праворелигиозными лидерами, антифедеральными элементами в Пакистане. Поддержка Эр-Риядом афганских талибов, а в дальнейшем и пакистанских, способствовала привлечению их Пакистаном, Афганистаном, США к посреднической роли в переговорном процессе в Кабуле и в Исламабаде, открытию представительства талибов в Саудовской Аравии.

Новый импульс отношения Пакистана и Саудовская Аравия получили с приходом к власти правительства правящей Пакистанской народной партии (ПНП) в 2008 – 2013 гг. Стороны отмечали общность взглядов на региональные и международные проблемы; наметили план действий, призванный использовать существовавшие институциональные механизмы для дальнейшего расширения стратегического партнерства, подписания Соглашения о свободной торговле. При этом необходимо отметить, что намерение Эр-Рияда предоставить торговые льготы Исламабаду отчасти было направлено на блокирование подписания пакистано-иранского газового соглашения. КСА сдержанно относилось к политической карьере президента Пакистана Асифа Али Зардари, сопредседателя ПНП. Подписание им в марте 2013 г. соглашения о строительстве газопровода с тогдашним президентом Ирана М.Ахмадинежадом убедило монархию дождаться парламентских выборов и поддержать нового лидера Пакистана – Наваз Шарифа.

Основными поставщиками углеводородного сырья Пакистану являются страны Ближнего и Среднего Востока — Объединенные Арабские Эмираты, Иран, Саудовская Аравия, Катар. В то же время Эр-Рияд доминирует по продажам, транспортируя до 70 процентов всего импортируемого Исламабадом объема сырой нефти; и он стремится к увеличению закупок.

Короткий период третьего срока премьерства Наваз Шарифа характеризуется укреплением двустороннего сотрудничества между Пакистаном и КСА как на международном, так и межгосударственном уровнях. Королевство Саудовской Аравии в октябре 2013 г. поддержало кандидатуру посла Пакистана Мухаммад Наим Хана на пост помощника Генерального секретаря Азиатского отделения Организации исламского сотрудничества. Нельзя также забывать, что в вопросе о двустороннем сотрудничестве именно Наваз Шариф призвал «к развитию новой эры стратегического партнерства между государствами».

В 2014 г. состоялись два важных визита членов королевской семьи в Пакистан – в январе министр иностранных дел КСА побывал в Исламабаде, 15 – 17 февраля министр обороны Саудовской Аравии принц Салман Бен Абдель Азиз Аль-Сауд обсуждал пакет контрактов на покупки у Исламабада военной техники и оборудования. И только что вернулся из Саудовской Аравии начальник штаба сухопутных войск Пакистана генерал Р.Шариф, где основное внимание было уделено вопросам в области безопасности и обороны.

Касаясь вопроса развития двусторонних отношений между Пакистаном и КСА, не следует отбрасывать со счетов и такой фактор, как память поколений. Влияние Саудовской Аравии и США на внешнюю политику Пакистана резко возросло после вторжения СССР в Афганистан в декабре 1979 г. И, если спустя одиннадцать лет после вывода ограниченного контингента из Афганистана, Вашингтон забыл все свои обещания, данные Исламабаду, то Эр-Рияд оставался преданным этой стране. Это объясняет безоговорочное сближение позиций Исламской Республики Пакистан и Королевства Саудовской Аравии в 2014 г. – в канун вывода иностранных войск из Афганистана.

Несмотря на дальнейшее укрепление связей Исламской Республики Пакистан и Королевства Саудовской Аравии, история отношений имеет и негативные эпизоды. 54 000 пакистанцев было депортировано с территории КСА только за период мая по ноябрь 2013 г., в то время как 800 000 пакистанцев легализовали свой статус в Саудовской Аравии за тот же период. Монархия жестко придерживается внутренней политики по отношению к трудовым мигрантам.

Единение позиций мусульманских государств на примере Пакистана и Королевства Саудовской Аравии по многим международным вопросам в потенциале (при совокупности других факторов) может привести к изменению парадигмы всего обширного района от Западной Азии, Персидского залива, Северной Африки; к формированию «истинно исламского лидера» в регионе.

(Продолжение следует…)

Пакистан. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика > ru.journal-neo.org, 28 марта 2014 > № 1199689 Наталья Замараева


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter