Всего новостей: 2256868, выбрано 5 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Затулин Константин в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАрмия, полициявсе
Затулин Константин в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАрмия, полициявсе
Абхазия. СНГ. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ved.gov.ru, 26 сентября 2016 > № 1932807 Константин Затулин

Директор Института стран СНГ, депутат Государственной Думы России Константин Затулин рассказал о нынешнем состоянии российско-абхсзких отношений и перспективах дальнейшего признания Абхазии.

Константин Затулин в беседе с корреспондентом Sputnik Бадраком Авидзба отметил, что ждать череды признания Абхазии со стороны стран СНГ на данном этапе не приходится.

- Константин Федорович, как вы оцениваете нынешнее состояние российско-абхазских отношений?

- Я оцениваю отношения как позитивные. Российско-абхазские отношения цементированы фактом признания со стороны России в 2008 году, той поддержкой, которую Россия продолжает оказывать Абхазии в экономической области и, конечно, теми гарантиями, которые взяла на себя Россия с точки зрения безопасности и обороны Республики Абхазия. По сути, сегодня Абхазия защищена, и нападение на Абхазию или какая-то провокация против республики будет рассматриваться Россией как нападение на нее. С этой точки зрения, конечно, все, кто имеет такое намерение, должны это учитывать. Они собственно это учитывают, и мы не видим в последние годы серьезных инцидентов, хотя порох надо держать сухим. Посмотрим, чем закончатся парламентские выборы в Грузии в октябре, существует вероятность того, что будет рецидив реваншистских сил сторонников Саакашвили. Абхазия живет в условиях неполной признанности, но, как я уже много раз говорил, мне кажется, что потенциала признания Абхазии со стороны России в принципе достаточно для того, чтобы республика развивалась. Если в Абхазии все идет нормально, если принимаются верные решения, правильно употребляется та помощь, которая приходит из России, то страна будет развиваться. Абхазия от года к году прибавляет от наращивающего обороты курортного сезона и прочих обстоятельств.

- Каковы перспективы признания Абхазии странами СНГ и другими государствами?

- Я не хотел бы порождать ложных надежд и выступать в роли штатного оптимиста, мне кажется, что со стороны стран СНГ вряд ли мы дождемся какой-то полосы признания Абхазии, прежде всего потому, что многие страны СНГ меряют на свой аршин. Имея в рамках своих территорий целый ряд не до конца решенных вопросов, они очень озабочены тем, чтобы судьба частично признанных государств не отразилась на их собственной судьбе. Кроме Абхазии есть еще Южная Осетия, Нагорный Карабах, Приднестровье, и вот только недавно был решен вопрос Крыма и Севастополя. Ясно, что Казахстан, у которого нет на своей территории каких-либо публичных конфликтов, на протяжении всего периода своей независимости очень обеспокоен своей территориальной целостностью, лояльностью северных и восточных территорий, поскольку это области преимущественно населенные русским населением. Когда-то они были включены в состав Казахстана фактически искусственно, это был ленинский план развития окраин, в рамках этих экспериментов постоянно проводились перетасовки территорий. Вхождение этих территорий в Казахстан рассматривается как гарантия ее территориальной целостности, но при этом руководство Казахстана очень внимательно следит за тем, чтобы не возникало никаких призывов к отделению. В 1990-е годы под сомнительными предлогами были проведены процессы над так называемыми сепаратистами русской национальности, скорее всего речь шла о провокаторах.

Это была прививка от подъема русского движения в Казахстане. Я думаю, что главная причина переноса столицы из Алма-Аты в Астану - желание лучше контролировать северо-восток страны. К чему я так долго рассказываю про Казахстан? Казахстан - страна, играющая важную роль в СНГ, один из участников Евразийского экономического союза. И в силу того, что Казахстан имеет некоторое внутреннее беспокойство по поводу своей территориальной целостности, и я думаю, что он всеми силами будет уклоняться от признания в том числе Абхазии, Южной Осетии, Приднестровья, Карабаха и так далее. В переговорах с украинской стороной, Казахстан неизменно выступает за территориальную целостность Украины. Как это оценивать? Казахстан - наш ближайший союзник. Поэтому вы должны понимать сложности, которые возникают, они связаны с тем, что, кто расхватал бывший Советский Союз, внутренне понимают, что они прихватили не только свое, но и чужое.

- Насколько дестабилизирует обстановку в регионе присутствие сил НАТО в Грузии?

- Прямой опасности столкновения двух сил нет, потому что НАТО не включила ни Грузию, ни Украину в альянс. Речь идет о территориальных спорах, таких вопросов, которые могут быть поводом военных столкновений. НАТО не хочет брать на себя чужие заботы, и не возьмет. С другой стороны, НАТО не хочет отказаться от того, чтобы держать Россию на крючке, чтобы она была все время обеспокоена. Поэтому альянс продвигается ближе к российской территории, он, как вы знаете, включает в себя Эстонию, Латвию и Литву, и там фактически на постоянной основе размещена техника НАТО. Они используют малейший повод, для того чтобы продвинуться ближе к границам Российской Федерации и закрепиться там в форме постоянного базирования. С этой точки зрения, Грузия, конечно, хоть и не является членом НАТО, но уже давно играет по правилам альянса.

«Sputnik-Abkhazia.ru»

Абхазия. СНГ. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ved.gov.ru, 26 сентября 2016 > № 1932807 Константин Затулин


Турция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > zavtra.ru, 21 июля 2016 > № 1838669 Константин Затулин

Авантюра провалилась

Константин Затулин

Турция уже не будет прежней

В силу того, что главным победителем и выгодоприобретателем в результате всех произошедших событий оказывается Реджеп Тайип Эрдоган, безусловно, есть большой соблазн заподозрить турецкого президента в том, что имено он таким затейливым, изощрённым, по-восточному коварным способом подтолкнул события, чтобы псевдопереворот стал поводом для окончательной зачистки вооружённых сил Турции и всех недовольных курсом на исламизацию страны. Такой соблазн существует, и он может быть отражением реальности, вполне естественным в этой ситуации "синдромом заговора". Уж слишком много жертв, уж слишком много обстоятельств, которые говорят в пользу того, что если у Эрдогана и были такие намерения, то их осуществление стало авантюрой высокого полёта, которая могла закончиться плачевно для "организаторов". Поэтому что-то удерживает меня от мысли видеть след Эрдогана.

Куда более правдоподобный вариант — постоянное недовольство, в котором не могут не пребывать вооружённые силы Турции, которых лишили их прежней политической роли, которых персональным образом дискредитируют, вычищают со службы. Турецкие военные живут под впечатлением той роли, которую конституция и завещание Кемаля Ататюрка им предоставили. И они, конечно, не могут не видеть разницы между своим нынешним состоянием и ролью, которая была определена для них основателем турецкого государства. Тем более что портреты Ататюрка никто не решается снять, даже Эрдогану, при выступлениях на публике, в спину всегда смотрит портрет Ататюрка. И, пока Ататюрк является непререкаемым отцом турецкой нации, Эрдогану сложно объяснять, почему он ведёт свою политику именно так, а не иначе. И главная для него угроза — это военные, которые привыкли к переворотам и которые осуществляли их несколько раз на протяжении современной истории страны.

Поэтому можно предположить, что это действительно была попытка переворота. Пусть удивительно бестолковая по содержанию. Но испуг был значительный, настоящий, и теперь он даёт большие политические дивиденды Эрдогану. Который теперь спишет на путчистов всё, что угодно, как уже успел списать сбитый в небе над Сирией российский самолёт. Ясно, что Эрдоган пытается выстраивать курс Турции как можно более независимо от других мировых "центров силы", его даже при всём желании нельзя назвать, например, верным и во всём послушным союзником США. Он и прежде проявлял своеволие, и теперь его проявляет, требуя выдачи Гюлена. И это своеволие основывается на одному Эрдогану известных основаниях, связанных с действиями США в регионе. Мы видим, что под ударом турецкого правительства оказалась база Инджирлик, столица американского присутствия не только в стране, но и на всём Ближнем Востоке. Руководство базы арестовано, командир просил у властей США политического убежища, но не получил его.

Так что и у США есть основания не любить Эрдогана и желать, чтобы на его место пришёл кто-то другой. Но это вовсе не значит, что я уверен в том, что США двигали офицерами-путчистами. Топорность действий, жертвы, ошибочные действия — всё это лишний раз говорит, что путчисты были слишком самоуверенны, не представляли всех сложностей избранного ими пути, что обычно бывает с людьми, не имеющими достаточно широкого политического кругозора. Они явно поставили на авантюру, которая не удалась. У путчистов не хватило ни умения, ни решимости, ни понимания довести переворот до конца.

Появились сообщения со ссылкой на турецкие источники, что целый ряд арестованных действительно когда-то имел отношения с Гюленом. Но если арестовывать всех, кто имел отношения с Гюленом, то придётся арестовать практически всю верхушку турецкой политики, включая самого Эрдогана. Они ведь были близкими политическими союзниками, и не какое-то недолгое время, а достаточно много лет, даже десятилетий. И многое из того, что сегодня проводит Эрдоган — например, курс на "новую османизацию" — вещи, которые объединяют его с Гюленом. Другое дело, что их дороги в какой-то момент разошлись. Но дело тут вовсе не в идейных разногласиях, а в личных претензиях и контрпретензиях, прежде всего — на статус идейно-политического лидера нации и государства.

Запас прочности у Эрдогана, несмотря на все его промахи и ошибки последних лет, оказался достаточно высок. Турция в результате этого псевдопереворота опустилась во всех рейтингах, включая туристические, национальная валюта рухнула. Но факт укрепления личной власти действующего президента является бесспорным. Он всегда действовал таким образом. Безусловно, сохраняется и зона риска — сегодня у заговорщиков ничего не вышло, а завтра может получиться. Для того чтобы этого не произошло, Эрдоган включит режим тотального устрашения своих политических противников: реальных и потенциальных. Отсюда — аресты, репрессии, вплоть до восстановления смертной казни.

Эрдогану предстоит наводить свои порядки в вооружённых силах. Это непросто, потому что армия — по крайней мере, её офицерский корпус — была и остаётся в Турции весьма закрытой и привилегированной кастой. Найти там сторонников Партии справедливости и развития, разумеется, несложно, и их достаточно много, но сам менталитет турецких военных весьма далёк от западных или российских норм и куда ближе, скажем, к латиноамериканским образцам. Вот его изменить — дело непростое, оно может занять не год и не два, и даже не один десяток лет. Эрдогану, несмотря на все его усилия, так и не удалось в полной мере стать для вооружённых сил тем, кем он стал для большинства турецкого населения. Турции придётся заново создавать свою армию, заново учить своих офицеров и толпами убирать людей, которые прошли, допустим, через колледжи Гюлена или натовские структуры. Но это может привести к далекоидущим расхождениям между влиятельным военно-политическим истеблишментом и правительством, что опять же будет усугублять ситуацию для Турции как союзницы США по НАТО. Поэтому от Эрдогана следует ожидать некоторой паузы во внешнеполитической активности: ему надо разобраться с неизбежными и незаменимыми помощниками по таким делам, с вооружёнными силами.

Что касается вероятных "связей" турецкого путча с последующими и почти одновременными событиями в Армении и Казахстане, то по логике конспирологических ток-шоу можно подмешать в этот коктейль и "Брекзит", и трагедию в Ницце, и убийства американских полицейских. Но если разбираться по существу, то выяснится, что ни армянские, ни казахстанские события не имеют прямой связи с турецкой авантюрой. В первом случае искать такую связь — просто анекдот, учитывая исторически антагонистические отношения между Арменией и Турцией. В армянском обществе есть радикалы, которые требуют некоей "войны против Турции до победного конца". Жирайр Сефилян, освобождения которого требуют захватившие заложников в Ереване, — один из современных "кондотьеров", проявивших себя в ходе карабахского конфликта. Сефилян даже в армянской политике считается ультрарадикалом. Он арестовывался, когда в Армению на столетие геноцида 1915 года приезжали иностранные гости, в том числе Владимир Путин и Франсуа Олланд. Он арестовывался и совсем недавно, в превентивном порядке, когда визит в Армению совершал Папа Римский. Сефиляна задерживают именно потому, что от него можно ожидать всякого и в любой момент.

Что касается Казахстана, где произошла стрельба в Алма-Ате, то здесь, на мой взгляд, могут быть две рабочие версии. Первая — люди, открывшие стрельбу, как-то связаны с ИГИЛ. То есть проявила себя одна из ячеек этой террористической структуры, которая пытается подтолкнуть Казахстан к исламистскому пути развития. Не только Казахстан, но и Россия, и Таджикистан, и Киргизия стали невольными поставщиками добровольцев для ИГИЛ. И, кстати, одним из главных мотивов для начала российской военной операции в Сирии было не дать этим людям оттуда вернуться, не дать им перенести споры терроризма на территорию России. Второй вариант — более прозаичный: действовали уголовники, имеющие серьёзные проблемы в отношениях с правоохранительными органами страны. Вспомним, что совсем недавно, ещё до всяких событий в Турции, было массовое вооружённое нападение в Актобе. Общая обстановка в Казахстане не может не обостряться — как в силу ухудшения социально-экономического положения страны, так и потому, что пробуют себя силы, которые стремятся "застолбить себе делянку" на будущее, на неизбежный "постназарбаевский" период. Власть на эти попытки реагирует быстро и жёстко, поэтому всякого рода "майданы" в Казахстане при Назарбаеве вряд ли возможны. А вот что будет потом — посмотрим. Все понимают, что человек, столько лет находящийся у власти, когда-нибудь да уйдёт. И в его возрасте счёт, скорее всего, идёт не на десятилетия, а сначала на годы, потом — на месяцы и дни. Вот разные политические силы, особенно — маргинальные, и делают заявки, обозначают на будущее свою политическую повестку дня. Казахстан — не исключено, что уже очень скоро — ожидает период, связанный с проблемой трансфера власти и реакцией на него внутри страны и за её пределами. Вот к этому, безусловно, надо готовиться, и готовиться всерьёз.

Но считать элементом такой подготовки бессмысленную стрельбу по отдельным прохожим или сотрудникам правоохранительных органов, которая в данном случае произошла в Алма-Ате, вряд ли оправданно. Это — скорее, уголовщина, чем политика. Или, вернее, уголовщина, которая маскаируется под политику.

Несомненно, что ситуация в Турции и вокруг неё теперь будет изменяться, и эти изменения могут оказаться весьма быстрыми, неожиданными и фундаментально значимыми. Допускаю даже, что вектор этих изменений не будет постоянным, что динамика развития будет не однонаправленной, а колебательной, причём в достаточно широких пределах. Ясно только одно: Турция уже не будет прежней, и этот факт необходимо учитывать всем её соседям, включая, разумеется, и Россию.

Турция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > zavtra.ru, 21 июля 2016 > № 1838669 Константин Затулин


Украина. США. ЮФО > Армия, полиция > zavtra.ru, 7 июля 2016 > № 1838576 Константин Затулин

Враг не пройдёт!

Константин Затулин

десять лет первой победе над НАТО в Крыму

Весной 2006 года, вскоре после унизительного для "оранжевых" поражения в парламентских выборах на Украине, тогдашний президент Украины Виктор Ющенко пригласил своих натовских друзей и покровителей для участия в совместных военных манёврах на территории Крыма. С самого начала это было провокацией: сценарий манёвров "Си Бриз — 2006" заключался в отработке совместных с американской морской пехотой действий украинских вооружённых сил по ликвидации "сепаратистского мятежа" в некоей неназванной автономной республике, под которой, естественно, подразумевалась Автономная республика Крым. Провокацией был и сам факт приглашения в страну иностранных военных без необходимого на этот счёт голосования в Верховной Раде. Своего рода пробный шар, "бостонское чаепитие" — проглотит или не проглотит новый, оппозиционный состав Верховной Рады такое нарушение своих прав со стороны "оранжевого" президента.

По призыву Компартии, Партии регионов, Русской общины Крыма и других политических и общественных сил пророссийское население Феодосии и других населённых пунктов Крыма поднялось на борьбу с непрошенными гостями. В феодосийском порту в течение месяца проходил бессрочный митинг против учений и уже высадившихся на крымскую землю войск НАТО. Не будет преувеличением сказать, что земля Крыма горела под ногами американских морских пехотинцев, вынужденных несколько раз под напором протестантов менять места своих дислокаций. В конце концов, раздражённые таким приемом, войска самой сильной мировой военной державы вынуждены были отказаться от участия в манёврах и эвакуироваться из Крыма.

Директор Института стран СНГ Константин Затулин, в тот момент действующий депутат Государственной думы России IV созыва, вместе с сотрудниками только что созданного Севастопольского филиала Института стран СНГ принял активное участие в тогдашних событиях. Его выступление на митинге в Феодосии 1 июня 2006 года стало поводом для запрета ему в дальнейшем въезда и пребывания на территории Украины — первого в серии других таких запретов со стороны Виктора Ющенко и второго с 1996 года, когда власти Украины запретили ему на пять лет въезд в Крым. В июле 2006 года президент Путин наградил Константина Затулина орденом Дружбы.

Обращение Константина Затулина к участникам митинга в Феодосии,

посвящённого десятилетию со дня изгнания НАТО из Крыма

Дорогие защитники русского Крыма!

Десять лет назад вы поднялись на борьбу, чтобы отстоять честь русской земли, волею исторических судеб на время оказавшейся в плену у чужого государства. Ни вы в Крыму, ни мы в России не могли тогда знать, что пройдёт совсем немного лет, и Крым вернётся домой, в Россию. Не могли знать, но всей душой стремились к этому.

Поводом к народному возмущению весной-летом 2006 года стал произвол "оранжевых" украинских властей и их заокеанских хозяев, высадившихся на крымской земле для осуществления провокационных манёвров "Си Бриз". Крымчане были едины в своём протесте: партийные и беспартийные, члены Русской общины, движения "АнтиНАТО", коммунисты и сторонники Партии регионов, которая ещё тогда была представительницей Востока Украины, не успевшей запутаться в собственной политике.

26 дней противостояния в Феодосийском морском порту и в других населённых пунктах Крыма завершились победой — незваные вами гости уплыли восвояси.

Я очень хорошо помню те события, сыгравшие заметную роль и в судьбе Крыма, и в моей судьбе. Вместе со своим старшим товарищем и коллегой по работе в Государственной думе, выдающимся русским дипломатом Юлием Квицинским, ныне от нас ушедшим, в начале июня я посетил Крым и выступил на митинге в Феодосии. Можно сейчас поднять текст моего выступления: в нём не было ничего провокационного или конфронтационного, ничего похожего на требование — вполне законное, между прочим: "Верните Крым России!" Я прекрасно понимал, что каждое слово, сказанное депутатом Государственной думы России, будет разобрано и процежено через сито службы безопасности Украины. Я лишь объяснился в любви и уважении к русским людям, к нашим соотечественникам в Крыму, подчеркнув, что их судьба никогда не будет безразлична для огромного большинства граждан России.

И этого выступления оказалось достаточно, чтобы Виктор Ющенко и его Совет национальной безопасности и обороны усмотрели в протесте крымчан "руку Москвы". Тарасюк, Горбулин и другие приспешники президента Ющенко — люди, чьи имена и лица в сегодняшнем Крыму, слава Богу, уже начали забывать, — бросились объяснять раздражённым американцам, что в их провале в Крыму виновата Россия.

Что ж, десять лет спустя я хочу сказать им: "Вы правы. В Кремле или на Лубянке никто не готовил диверсантов, не рыл подземный ход в Крым и не оплачивал митинг в 2006-м или "крымскую весну" в 2014-м. Но есть у России и русского народа страшная военная тайна: поверх границ и продажных политиканов русские, где бы они ни жили, стремятся друг к другу, как разлитые по земле капли ртути. И, между прочим, белорусы и украинцы тоже. Если, конечно, они не бандеровцы".

Мне запретили тогда въезд на Украину, а потом, в общей сложности пять раз, возобновляли запреты и депортации. Сегодня мы с вами вместе, как и десять лет назад, только уже в России. И я твёрдо уверен, что никакие "гости" из НАТО больше никогда без нашего разрешения не подплывут к крымским берегам.

Очень важно помнить: и Городу воинской славы Феодосии, и всей остальной России, — что протест 2006 года был важной вехой на пути Крыма в Россию. Кому-то, может быть, кажется, что возвращение Крыма в Россию в 2014 году было единичным актом. Для кого-то, особенно за рубежом, решение крымчан вернуться стало полной неожиданностью. Но мы знаем, что победа ковалась в борьбе все 23 года незаконного и несправедливого нахождения Крыма и Севастополя в составе Украины. Это было итогом более чем двадцатилетних ожиданий и борьбы. Нашей общей борьбы!

Украина. США. ЮФО > Армия, полиция > zavtra.ru, 7 июля 2016 > № 1838576 Константин Затулин


Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 28 января 2016 > № 1641480 Константин Затулин

Молдова у двери ЕС

Константин Затулин

С 20 января в Кишинёве не прекращаются антиправительственные митинги. Протестующие недовольны тем, что парламентская коалиция большинством голосов проголосовала за утверждение правительственной программы и номинального состава нового кабинета министров страны во главе с Павлом Филипом, выступают за объявление досрочных парламентских выборов, а также требуют отставки президента страны Николая Тимофти. В акциях протеста принимают участие сторонники левой оппозиции — Партии социалистов и "Нашей партии", а также правоцентристской гражданской платформы DA. В очередном митинге, прошедшем в Кишинёве в воскресенье, приняли участие несколько десятков тысяч человек. В ходе протестов оппозиция объявила о переходе к массовым акциям гражданского неповиновения.

Происходящее в Молдове — это системный политический кризис, отражающий упадок её государственности и сопровождаемый конфликтом поколений в среде политической элиты. Упадок взаимосвязан с курсом на безоглядную евроинтеграцию и отказом от полноценного диалога с Приднестровьем. А непосредственной причиной кризиса послужило то, что под покровом ночной темноты, в прямом смысле слова, через парламент протащили правительство, которое, по мнению оппозиции, является креатурой наиболее одиозного из молдавских олигархов — Владимира Плахотнюка.

Владимир Плахотнюк (Влад Урлинич) — человек, который постоянно менял свои политические лица, продолжая выкачивать из нищей Молдовы средства и наращивать свой капитал с использованием своих связей во властных кругах. Это типичный олигарх, которого можно сравнить с Березовским или Ходорковским в ельцинские времена в России. То есть человек не только зарабатывающий на общем несчастье, но, вдобавок ко всему, имеющий политическое влияние и, между прочим, прикупивший с этой целью всю Демократическую партию Молдовы. Плахотнюк, по сути, является работодателем только что утверждённого премьера. Олигарх сам сделал попытку возглавить правительство, но было сочтено, что это слишком (как если бы при Ельцине правительство возглавил Березовский). Тогда Плахотнюк и представил свою креатуру Павла Филипа.

Надо напомнить, что Плахотнюк замешан в молдавской "афере века", в результате которой был украден миллиард долларов, — примерно 15% бюджета. Средства, которые были выделены Западом Молдове, бесследно "растворились". Эта история длится до сих пор. Она уже привела к тому, что был арестован бывший-нынешний премьер Влад Филат. По большому счёту, вся верхушка парламентских политических партий, за исключением социалистов, так или иначе замешана в скандале с пропавшим миллиардом.

Напомню, что Молдова вместе с Украиной была участницей Вильнюсского саммита 2013 года, где предполагалось подписать Ассоциацию с Европейским Союзом и учредить зону свободной торговли ЕС с этими странами. Украина в последний момент уклонилась, отложила подписание. Это вызвало немедленную реакцию, в действие были пущены всевозможные тайные и явные пружины.

Через некоторое время в Киеве произошёл государственный переворот.

Власти Молдовы же с телячьим восторгом подмахнули в Вильнюсе все документы, и летом 2014 года ЕС вознаградил Молдову безвизовым режимом. Но "манна небесная" пролилась только над олигархами и политиканами: ожидаемое "чудо" свелось к пропаже миллиарда. В этих условиях население качнулось в сторону сближения с Россией и переговоров с Евразийским союзом. Относительное большинство на выборах 2014 года взяла Партия социалистов, сделавшая дружбу с Россией программным лозунгом.

Те силы на Западе, которые были не прочь разыграть в Кишинёве тбилисскую "революцию роз", чтобы привести на смену коррупционерам какого-нибудь непорочного молдавского Саакашвили, — сильно перепугались. Начавшая было набирать обороты гражданская платформа "Достоинство и правда", судя по всему, лишилась серьёзной западной поддержки. Запад запутался в трёх соснах: коррумпированные руководители Молдовы били себя в грудь, напоминали о своих заслугах в деле евроинтеграции и убеждали, что за протестами видна "рука Москвы". Начались политические манёвры, которые сопровождались правительственной чехардой.

И в этой ситуации Запад пытается предотвратить сползание к досрочным парламентским выборам, откровенно вмешиваясь во внутреннюю политику страны. Об этом свидетельствуют срочные заявления о поддержке правительства Филипа. Запад сейчас в Молдове ведёт себя прямо противоположно тому, как вёл на Украине в 2014-м. Тогда выражали всяческую солидарность с Майданом, били по рукам, когда законная власть страны пыталась противодействовать улице. Здесь же, наоборот, не обращают никакого внимания на протесты оппозиции, в том числе и той, которая ориентируется на вхождение в Румынию.

Ключевой вопрос: пойдёт ли власть на разгон оппозиционных выступлений? Это было бы самоубийством, потому что ею недовольны везде: и справа, и слева. Реальный выход для Молдовы — всё-таки решиться на досрочные выборы и перевести политическое противоборство в плоскость предвыборной борьбы. Но такое решение не соответствует интересам Запада и интересам молдавских властей, тесно связанных с олигархами, которые боятся утраты своего положения. Поэтому политический кризис будет усугубляться.

Но настоящая проблема Молдовы заключается прежде всего в том, что как самостоятельное государство она имеет шанс выжить и сохраниться только в случае, если проведёт результативный политический диалог с Приднестровьем и запустит процесс обновления страны. Молдова нищает, люди разъезжаются, и никакие свободные зоны с Европейским Союзом не помогают. Регион могло бы выручить создание молдово-приднестровской конфедерации, по типу Боснии и Герцеговины или чего–то похожего, что в 2003 году уже предлагала Россия под названием "меморандум Козака". Но Запад и тогда, и теперь предпочитает науськивать Молдову на блокаду Приднестровья: им кажется, что теперь, при нынешней-то Украине, возможно добиться от Приднестровья капитуляции.

Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 28 января 2016 > № 1641480 Константин Затулин


СНГ > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 9 октября 2015 > № 1512560 Константин Затулин

На следующей неделе в Казахстане состоится саммит Содружества Независимых Государства. Встреча лидеров будет проходить в непростой обстановке: это и российская спецоперация в Сирии против террористов "Исламского государства", и обострение обстановки на границе Таджикистана с Афганистаном.

О сегодняшней роли СНГ и перспективах этой организации корреспондент Sputnik поговорил с директором Института стран СНГ, членом Совета по внешней и оборонной политике Константином Затулиным.

- Как вы оцениваете нынешнее состояние СНГ как организации?

— Я оцениваю развитие организации СНГ очень сдержанно, потому что организация СНГ и пространство СНГ – это не тождественные понятия. Организация может быть лучше, хуже, а пространство никто отменить не может. Его можно назвать по-другому – «постсоветским пространством», к примеру, но можно назвать и «пространством СНГ».

Что такое организация СНГ? Это просто страновая организация, такая же, как Организация Американского единства, или допустим, Ассоциация стран Юго-Восточной Азии. От этих организаций никто не требует дивидендов по итогам года, каких-то обязательных успехов. Просто по факту того, что страны находятся в одном регионе, они вынуждены совместно решать свои проблемы. Вот ровно такая организация – СНГ.

К сожалению, так сложилось, что в начале своего пути организации СНГ попытались искусственным образом придать характер некой альтернативы Советскому Союзу. Это было, конечно, лукавство, заведомое лицемерие.

Потому что те, кто разваливал Советский Союз и учреждал СНГ, хотели просто обмануть людей, чтобы они не слишком беспокоились по поводу Советского Союза – мол, на смену СССР идет более совершенное объединение. Это было вранье!

Отсюда с самого начала возникло впечатление, что СНГ не выполняет своей функции, не достигает успехов, ради которых оно создавалось. На самом деле, оно и не могло добиться этих успехов. Содружество Независимых Государств никак не могло заменить или тем более быть более крепким объединением, чем Советский Союз.

Сегодняшнее состояние СНГ – это, конечно, состояние выбора. Потому что целый ряд стран сделал или делает попытку покинуть постсоветское пространство. Первыми эту попытку сделали страны Прибалтики, потом – Грузия, теперь – Украина, Молдова, Туркмения. Как вы знаете, Грузия несколько "сбавила обороты" после того, как Саакашвили оказался в бегах. Молдова сегодня раздроблена. Что касается Украины, то сейчас этот конфликт развивается на наших глазах.

- Какова перспектива СНГ? На ваш взгляд, Евразийский экономический союз может постепенно заменить Содружество?

— Евразийский союз гораздо более осмысленное, целевое объединение. Это, конечно, организация другого порядка и другого времени.

За прошедшие годы, отталкиваясь от несовершенства СНГ, создавались разные структуры, выполняющие свои целевые функции. Например, ОДКБ, Евразийское экономическое сообщество, Таможенный союз, теперь – Евразийский союз. Это несравнимые между собой организации. Если Евразийский союз демонстрирует единство, его члены будут все больше проникаться единством действий, то СНГ по определению не может рассчитывать на то, что страны Содружества будут действовать заодно абсолютно по всем вопросам. Оно явно не будет единым.

- Какие вопросы, по вашему мнению, станут на предстоящем саммите ключевыми?

— Встреча в Казахстане, я думаю, будет посвящена, главным образом, угрозам, связанным с исламским терроризмом и попытками продвинуться в направлении Средней Азии. А также тому, что сейчас происходит на границе Афганистана с Таджикистаном. В какой-то мере это будет целевой саммит, и я жду, что будут приняты важные решения по части безопасности.

- Вопрос не совсем по СНГ, но крайне актуальный сегодня. Как вы считаете, возможно ли в Афганистане повторение сценария борьбы с терроризмом в Сирии?

— В прямом смысле – нет, потому что там все еще действуют Соединенные Штаты и их союзники. Вряд ли это возможно и нужно. К тому же у нас есть "родовая травма", связанная с Афганистаном. Мне кажется, нужно поддерживать безопасность границы Афганистана с Таджикистаном, в этом наша роль и состоит.

СНГ > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 9 октября 2015 > № 1512560 Константин Затулин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter