Всего новостей: 2320597, выбрано 4 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Зайцев Михаил в отраслях: ЛегпромРыбавсе
Зайцев Михаил в отраслях: ЛегпромРыбавсе
Россия > Рыба > fishnews.ru, 24 февраля 2016 > № 1860422 Михаил Зайцев

Схемы контроля в море морально устарели.

Михаил ЗАЙЦЕВ, Президент Ассоциации «Ярусный промысел».

После принятия закона, предписывающего обязательную доставку уловов в российские порты, где проводится полный контроль со стороны всех служб, норма о присутствии инспектора ГМИ при погрузке, выгрузке и перегрузе водных биоресурсов выглядит явным анахронизмом.

В прошлом году мы уже поднимали вопросы по контрольным точкам, превратившимся в административные барьеры после законодательного закрепления доставки всех уловов на берег. Но помимо этого осталась еще одна норма, которая приводит к не меньшим, а может быть даже большим потерям рыбодобывающих и транспортных компаний. Речь идет об обязательном нахождении инспектора ГМИ на борту судна при перегрузе рыбопродукции на транспорт.

При этом на рыбу, выловленную в 12-мильной зоне, это требование не распространяется, поскольку в режиме прибрежного рыболовства обязательная доставка в порт подразумевалась и раньше. Сейчас на таможенную территорию РФ поступает абсолютно вся рыбопродукция, но требование о сопровождении перегрузов должностным лицом органа охраны никто не отменял. Ситуация доходит до абсурда: если вы вели промысел минтая или сельди в 12-мильной зоне, инспектор не нужен, на милю дальше от берега – бери на борт контролера, а перегружаете икру во время лососевой путины – сотрудника ГМИ можно не беспокоить.

Проблема в том, что порядок перегруза, а также сроки контроля и полномочия органов береговой охраны в этой процедуре в законодательстве толком не прописаны. Однако на практике сложилось так, что пограничники требуют заблаговременно направлять запрос, а рыбаки терпеливо ждут получения разрешения для осуществления перегруза. Мало того, что это технически достаточно сложная операция, она влечет за собой значительные расходы со стороны как рыбопромышленников, так и федерального бюджета. Ведь государству приходится содержать целый штат инспекторов только затем, чтобы было кому присутствовать при перегрузе.

Несмотря на это, в море периодически возникает острая нехватка должностных лиц ГМИ. Во время массовых путин, допустим, минтаевой, процесс более-менее организован: специальная группа обычно находится непосредственно в районе промысла и транспортному рефрижератору нужно несколько часов, чтобы взять на борт инспектора. Но летом, чтобы найти инспектора, иногда приходится идти через полморя, например, с Западной Камчатки в Корсаков. Весьма недешевое «такси» дедвейтом 10 тыс. тонн. Убытки от простоев флота в ожидании перегруза рыбопродукции госорганы, разумеется, не возмещают.

По подсчетам компаний, имеющих транспортные рефрижераторы, средняя величина потерь в год на каждое судно составляет от 12 до 15 судосуток. Замечу, только на Дальневосточном бассейне работает более 50 транспортов. И это время, которое уходит только на то, чтобы добраться и принять инспектора. К тому же далеко не всегда есть возможность вывезти его на катере и судну приходится заходить в порт, а значит оформлять приход и отход, – это тоже время и дополнительные расходы.

И самое главное, непонятно, зачем сохранять архаичную норму, если сотрудник ГМИ, ставя печать и подтверждая количество перегружаемой продукции, в случае обнаружения расхождения в порту не несет никакой ответственности. Уже было несколько решений судов, когда выявлялись такие ошибки, при этом перегруз происходил под контролем инспектора, который, как выясняется, ничего не гарантирует.

Так для чего нужна эта бессмысленная процедура, тормозящая нормальную работу добывающего флота? Она создает лишь видимость бурной деятельности, огромной работы, эффекта от которой фактически нет, кроме потерь рыбопромышленников и расходов для государства. С учетом того, что сейчас остро стоит вопрос о необходимости экономии бюджетных средств, может быть, стоит пересмотреть эти схемы, убрав дублирование функций инспекторов ГМИ в районах промысла при обязательной доставке рыбопродукции в порты РФ.

Россия > Рыба > fishnews.ru, 24 февраля 2016 > № 1860422 Михаил Зайцев


Россия > Рыба > fishnews.ru, 6 июля 2015 > № 1421625 Михаил Зайцев

Михаил Зайцев: «Ярусный промысел» вышел на межрегиональный уровень

В этом году Ассоциация «Ярусный промысел» пополнилась шестью компаниями из Приморья, Мурманской и Архангельской областей. Глава отраслевого объединения Михаил Зайцев объясняет такой интерес к ассоциации ее работой по совершенствованию технологий лова и отстаиванием интересов рыбаков на различных отраслевых площадках.

«В ассоциации на начало 2015 года было всего четыре члена: две приморских компании – «Интеррыбфлот» и «Дальрыбпром» – и две камчатских – «ЯМСы» и «Поларис». В этом году к нам присоединились представители Северного бассейна, мурманские ЗАО НП «Вега», ООО «Персей» и ООО «Альянс плюс», - рассказал Fishnews глава отраслевого объединения Михаил Зайцев. - Также в состав «Ярусного промысла» вошли два колхоза Архангельской области – РК имени Ленина и РК «Заря». Кроме того, в наши ряды влилась еще одна владивостокская компания - «Орион Пасифик». Сейчас ассоциация ведет переговоры о присоединении с несколькими организациями из Хабаровского края.

По словам Михаила Зайцева, такой интерес к ассоциации вызван ее работой по совершенствованию ярусного промысла трески и белокорого палтуса в Западно-Беринговоморской зоне, Карагинской и Петропавловско-Командорской подзонах. Отраслевое объединение ведет совместный проект с организацией «Партнерство по устойчивому рыболовству» (SFP). В рамках этого проекта ассоциация в сотрудничестве с WWF России работает над уменьшением прилова морских птиц.

Так, 24 июня в ТИНРО-Центре «Ярусный промысел» и WWF провели очередной семинар для рыбодобывающих компаний по использованию стримерных линий на ярусоловных судах (при лове стримерами снижается случайная гибель птиц).

Ассоциация активно сотрудничает с отраслевыми институтами. Сейчас на промысле трески в Западно-Беринговоморской зоне на ярусолове АО «ЯМСы» работает научный сотрудник Всероссийского НИИ рыбного хозяйства и океанографии, вскоре в Карагинскую подзону на судно «Интеррыбфлота» прибудет ученый КамчатНИРО, к отправке на судно «Дальрыбпрома» готовится сотрудник ТИНРО-Центра. «Компании, которые ведут экологически ориентированный промысел, имеют определенные преимущества при реализации своей продукции как на внутреннем, так и на внешнем рынках», - подчеркнул Михаил Зайцев.

Он добавил, что ассоциация принимает активное участие в работе отраслевых советов и рабочих групп. На заседании Дальневосточного научно-промыслового совета президент Ассоциации «Ярусный промысел» выступал с докладом по проблемам, связанным с исполнением приказа ФСБ России и Росрыболовства от 15 февраля 2010 г. № 56/91. Этот приказ устанавливает порядок прохождения контрольных пунктов, которые приводят к потерям промыслового времени и дополнительным затратам.

Также глава отраслевого объединения участвует в заседаниях совместной рабочей группы Пограничной службы ФСБ России и ВАРПЭ, а также консультативного совета по вопросам развития рыбохозяйственного комплекса при вице-премьере - полпреде президента в ДФО Юрии Трутневе. «Одним словом, работаем по устранению всевозможных административных барьеров в отрасли, отстаиваем интересы рыбаков», - резюмировал Михаил Зайцев.

В планах у членов ассоциации новые проекты – по сертификации ярусного лова трески в Северном бассейне и траловой добычи этой рыбы на Дальнем Востоке. « Я уверен, что в ближайшее время к нам присоединятся и компании, ведущие траловый промысел трески в Дальневосточном бассейне», - отметил руководитель отраслевого объединения.

Россия > Рыба > fishnews.ru, 6 июля 2015 > № 1421625 Михаил Зайцев


США. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 13 апреля 2015 > № 1341593 Михаил Зайцев

Нам бы хотелось большей прозрачности

Участие российских компаний в проектах по устойчивому рыболовству вызывает живейший интерес у крупнейших мировых переработчиков. Однако процедуре оценки состояния рыбных запасов в нашей стране не хватает прозрачности и открытого доступа к историческим сериям таких оценок, что затрудняет рыбакам сбор материалов для прохождения экологической сертификации.

В середине марта в Бостоне на площадке глобальной выставки Seafood Expo North America прошли круглые столы по вопросам устойчивости рыбных промыслов на Дальнем Востоке, организатором выступило Партнерство по устойчивому рыболовству (Sustainable Fisheries Partnership). В обсуждении принимали участие российские ассоциации, участвующие в проектах по совершенствованию промыслов, – Ассоциация «Ярусный промысел», Ассоциация добытчиков минтая, Ассоциация добытчиков краба Дальнего Востока, крупные международные покупатели и переработчики рыбы, а также ряд экологических организаций.

Я выступил с докладом о ходе реализации совместного проекта Ассоциации «Ярусный промысел» с Партнерством по устойчивому рыболовству и рассказал о том, чего нам удалось достичь и что для этого пришлось сделать. Сейчас мы с SFP перешли к четвертой стадии проекта и, можно сказать, подходим к его решающему этапу, который должен завершиться оценкой нашего промысла на его соответствие критериям сертификации как устойчивого и экологически обоснованного.

Участники круглого стола выразили одобрение проделанной членами ассоциации работой в плане внедрения стримерных линий для снижения вероятности случайной поимки морских птиц в зоне постановки ярусов и ведения журналов учета всех видов прилова и систематического сбора информации на борту наших 15 судов по воздействию промысла на среду обитания. В этой программе в прошлом году было задействовано шесть специалистов отраслевых институтов. Два научных сотрудника ТИНРО-Центра и четыре сотрудника КамчатНИРО в общей сложности отработали на промысле 471 судосутки, ведя научные наблюдения и сбор данных в рамках проекта.

Кроме того, мы организовали забор проб для генетического анализа структуры популяций трески и палтуса Западно-Беринговоморской и Чукотской зон, и Карагинской подзоны. Образцы были переданы для обработки в головной отраслевой институт ВНИРО.

На выставке в Бостоне члены нашей ассоциации участвовали в переговорах с крупными зарубежными поставщиками рыбной продукции. Для меня стал откровением искренний интерес иностранных коллег к нашей презентации на круглом столе и в целом к нашему проекту по устойчивому рыболовству.

По итогам встреч и консультаций появилось понимание, что нашей долгосрочной целью должно стать совершенствование промысла трески и палтуса всеми орудиями лова, а не только ярусным способом. Будет прекрасно, если в будущем к такому проекту присоединятся и компании, ведущие добычу трески тралом, чтобы привести промысел всеми орудиями лова в устойчивое состояние.

На сегодняшний день нам бы хотелось большей прозрачности в доступе к оценкам состояния запасов и используемым критериям оценки биомассы и ОДУ со стороны наших отраслевых институтов – с публикацией материалов в открытых источниках.

Взять хотя бы один из наших объектов – белокорый палтус Западно-Беринговоморской зоны. На наш взгляд, оценка популяции и определение ОДУ в этом случае должны учитывать состояние всего запаса на акватории от Камчатки до Аляски, не только руководствуясь данными наших отраслевых институтов, но и принимая во внимание информацию таких международных организаций, как Northern Pacific Halibut Commission, которая оценивает запасы белокорого палтуса в северной части Тихого океана. Этот подход должен быть документирован и опубликован с указанием мер по управлению промыслом палтуса с использованием предохранительного подхода.

В подготовке к предстоящей сертификации наша ассоциация испытывает определенные трудности, в частности с тем, что все материалы должны быть представлены на английском языке. К сожалению, в России пока отсутствуют аккредитованные сертификационные аудиторские компании со специалистами, говорящими на русском языке, которые имеют право работать, к примеру, с Морским попечительским советом (MSC). Перевод же многочисленных и объемных российских научных публикаций на английский язык очень трудоемок и дорог. Но уже в этом году должна появиться первая такая организация и в России. Мы на это очень рассчитываем и надеемся, что сразу сможем включиться в работу.

Михаил Зайцев, президент Ассоциации «Ярусный промысел»

США. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 13 апреля 2015 > № 1341593 Михаил Зайцев


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 16 октября 2014 > № 1199840 Михаил Зайцев

На пути к устойчивому рыболовству

Михаил ЗАЙЦЕВ, Президент Ассоциации «Ярусный промысел»

С ростом спроса на продукцию ответственного рыболовства все больше российских предприятий задумывается о прохождении экологической сертификации, открывающей доступ ко многим зарубежным рынкам. Но столкнувшись со строгими, а подчас жесткими, требованиями сертификаторов, рыбаки нередко опускают руки, отказываясь от многообещающих проектов. Ассоциация «Ярусный промысел» выбрала иной путь и планомерно ведет сотрудничество по совершенствованию промысла совместно с природоохранными организациями и научными институтами. О причинах такого выбора и стратегических ориентирах, которые ставит перед собой отраслевое объединение, Fishnews рассказал президент ассоциации Михаил Зайцев.

– Михаил Алексеевич, что представляет собой Ассоциация «Ярусный промысел»? С какой целью она создавалась, и какие направления работы вы считаете приоритетными?

– Ассоциация «Ярусный промысел» (АЯП) – это некоммерческая организация, созданная для представления и защиты интересов, координации предпринимательской деятельности входящих в нее предприятий, связанной с осуществлением промышленного и прибрежного рыболовства. Ассоциация была образована в 2013 году компаниями «ЯМСы» и «Поларис» (Петропавловск-Камчатский), «Интеррыбфлот» и «Дальрыбпром» (Владивосток). Суммарный флот наших предприятий составляют 19 ярусоловов – это примерно половина всех судов ярусного промысла, работающих в Дальневосточном бассейне.

Изначально целью создания ассоциации было желание наших предприятий провести экологический аудит и сертифицировать ярусный промысел трески в Западно-Беринговоморской зоне, Карагинской и Петропавловско-Командорской подзонах. Сейчас речь идет не только о треске, но и о палтусе. В рамках этой задачи мы ведем проект по устойчивому рыболовству с организацией «Партнерство по устойчивому рыболовству» (SFP) и заключили договор о сотрудничестве с WWF России.

Приоритетным направлением на сегодняшний день я вижу задачу сделать ярусный промысел и продажи рыбной продукции членов АЯП максимально эффективными. Мы намерены работать во взаимодействии с Росрыболовством и отраслевыми институтами над устранением необоснованных административных барьеров, обеспечением устойчивости рыболовства в долгосрочном плане, совершенствованием правил управления промыслом, участвовать в программах ресурсных исследований и освоении новых районов промысла, а также в проведении комплекса мероприятий, снижающих до минимума воздействие рыболовства на окружающую среду.

– Какие конкретные шаги предпринимает Ассоциация «Ярусный промысел» по повышению устойчивости рыболовства?

– 25 августа во ВНИРО прошло научно-производственное совещание «Устойчивое рыболовство и экологическая сертификация рыбных промыслов» под председательством заместителя руководителя Росрыболовства Василия Соколова. В нем приняли участие начальник управления науки и образования Росрыболовства Константин Бандурин, а также представители ВНИРО, ТИНРО-Центра, СахНИРО, Камчатского филиала Тихоокеанского института географии ДВО РАН, «Партнерства по устойчивому рыболовству» и WWF.

Ассоциация «Ярусный промысел» проинформировала участников совещания о необходимости внедрения системы управления промыслом, основанной на биологических ориентирах (цель – сохранение эксплуатируемых запасов в биологически безопасной зоне, ограниченной предосторожными ориентирами по нерестовой биомассе и промысловой смертности), и применения специально разработанных правил управления промыслом. Представители Росрыболовства поддержали предложения, прозвучавшие в ходе дискуссии.

Совместно с Всемирным фондом дикой природы мы проводим семинары для капитанов судов в Петропавловске-Камчатском и Владивостоке по использованию стримерных линий. Сейчас все суда ассоциации используют стримеры для отпугивания морских птиц от ярусных порядков.

В рамках проекта по устойчивому рыболовству мы совместно с отраслевыми научно-исследовательскими институтами реализуем программу по внедрению журналов непромысловых приловов для оценки воздействия ярусного промысла на все виды рыб, моллюсков и других морских обитателей. Первый опыт такой работы у нас получился с КамчатНИРО, нам очень помог научный сотрудник института, который был направлен для исследования запасов трески и палтуса в Карагинской подзоне. Научным наблюдателям гораздо проще на месте донести до экипажей судов информацию о заполнении журнала приловов, помочь идентифицировать непромысловых рыб, моллюсков, губок, которые иногда цепляются на крючки. Собранные данные позволят ученым составить более точное представление о состоянии бентоса, его структуре и воздействии ярусного промысла на непромысловые виды.

В сотрудничестве с WWF мы разработали положение о наблюдателях, где четко прописали их права и обязанности, все пункты взаимодействия с экипажем, с руководством компании-судовладельца, и утвердили его как внутренний документ ассоциации. Зачем мы это сделали? Главным образом, для того чтобы предотвратить возможные конфликты, которые порой возникают в силу человеческого фактора. Иногда интересы капитанов судов идут несколько вразрез с целями, которые стоят перед научным сотрудником, находящимся на борту. Мы понимаем важность ресурсных исследований для рыбопромышленников и готовы помогать, содействовать этой работе, порой даже в ущерб себе в краткосрочной перспективе.

– Я правильно понимаю, что вы пока не стремитесь ускорить процесс прохождения экологической сертификации, а ставите целью сначала довести промысел до определенного уровня устойчивости?

– Да, дело в том, что у нас есть определенный опыт. Компании «Интеррыбфлот» и «Поларис» прошли в конце 2011 года пре-сертификационный анализ промысла трески и палтуса. Мы ознакомились с перечнем замечаний, предъявленных сертификатором, и в принципе знаем, какие стороны ведения промысла нуждаются в дальнейшем совершенствовании, как в информационном поле, так и в исследованиях. Сейчас мы ведем работу с SFP по устранению всех этих недочетов.

Когда мы поймем, что готовы к сертификации наших промыслов, тогда выберем тот вариант, который будет нас устраивать больше всего. Будет ли это сертификация по стандартам MSC либо какая-то европейская сертификация, зависит от того, какую политику в области реализации изберут члены ассоциации. Допустим, если они будут сориентированы на европейский рынок, где с 2015 года вводится новый экологический сертификат, мы сделаем все, чтобы наши промыслы такой сертификат имели. Если мы сфокусируемся на американском рынке, то выйдем на MSC-сертификацию. Или может быть к тому времени возникнет какой-то третий вариант.

На сегодняшний день информация о нашем проекте с SFP размещена на сайте «Партнерства по устойчивому рыболовству», а также на смежном ресурсе Fishsource, где категория выполнения нашего проекта по совершенствованию рыболовства достигла стадии «три» («обнадеживающие улучшения») из пяти возможных. Ряд крупных международных компаний по торговле морепродуктами уже заявил о своей стратегии долгосрочных закупок рыбы и морепродуктов из экологически устойчивых промыслов. Они осведомлены о нашем проекте по совершенствованию рыболовства и следят за ходом его реализации. Информация по работе проекта также размещается на сайте АЯП – http://www.longline.ru.

Думаю, к концу следующего года, когда ассоциация выйдет на завершающий этап проекта с SFP, мы будем смотреть, в каком направлении нам сделать окончательный шаг, и какой международной организации представить наш промысел для сертификации. Мы предпринимаем поступательные шаги, связанные с улучшением промысла, с охраной природы, поэтому встречаем полное понимание со стороны и WWF, и MSC, и SFP.

– На конгрессе рыбаков в этом году глава Росрыболовства Илья Шестаков подчеркнул, что ожидает от ассоциаций конкретных предложений по перспективным объектам промысла и районам исследований для включения в государственное задание рыбохозяйственных институтов. Какая работа ведется ассоциацией в этом направлении?

– Заявление руководителя Росрыболовства было для нас несколько неожиданным, но мы, конечно, восприняли его позитивно и сразу включились в работу. Ассоциация сформировала перечень интересных нам видов и районов промысла и проработала его совместно со специалистами ВНИРО, которые помогли подготовить обоснования. 29 сентября мы направили в федеральное агентство письмо, которое содержит ряд предложений для включения в госзаказ по проведению ресурсных исследований.

Первое из них касается изучения состояния ресурсов черного палтуса для ярусного промысла в Охотском море с акцентом на Восточно-Сахалинскую подзону. В этом районе давно не проводилось комплексных исследований. Палтус там есть, но многие капитаны говорят о том, что установленный ОДУ не соответствует реальной промысловой обстановке – рыбы гораздо больше. По мнению ВНИРО, целесообразна организация научно-промысловых работ на ярусоловных судах.

Второе – это выявление ресурсов ярусного промысла в Чукотском море. Заметьте, не в Чукотской подзоне западного Беринговоморья, а еще дальше на север. Последние годы в связи с потеплением в арктических морях наблюдается миграция отдельных видов рыб в северном направлении. Регулярные исследования ПИНРО в западной части Арктики обнаружили концентрации трески и черного палтуса уже в Карском море. Соответственно, если рыба идет на север в западных морях, то велика вероятность, что аналогичные процессы проходят и у нас на Дальнем Востоке. Поэтому есть желание – и наука нас в этом поддерживает – проведения экспедиции для разведки рыбных запасов в Чукотском море и прилегающих к нему районах.

Третье предложение относится к исследованию сырьевой базы ярусного промысла на подводных горах Императорского хребта, расположенных в открытых водах северо-западной части Тихого океана. До последнего времени эти ресурсы не являлись объектом международного регулирования, что означало свободный доступ к ним рыболовного флота любой страны. Но в связи с созданием региональной организации по управлению рыболовством в северной Пацифике в ближайшее время промысел на Императорском хребте начнет регулироваться, а рыбные ресурсы распределяться между странами-участницами. В соответствии с международными стандартами, принятыми в подобных организациях, при определении доли вылова конкретного государства учитывается его исторический вклад в изучение и освоение ресурса.

Если с историей прошлых лет у нас все в порядке – мы начинали там работать еще во времена СССР, то сейчас наших судов в этом районе не осталось. На фоне регулярных японских и южнокорейских исследований и промысла российская заявка окажется явно в невыгодном положении. Эту брешь надо закрыть. Императорский хребет, с одной стороны, интересен как новый район промысла и место обитания новых объектов – здесь добывается окунь-групер, берикс, макрурус, а с другой стороны, это укрепление позиций Российской Федерации в Мировом океане на перспективу. В этом направлении наука нас поддержала, сделала обоснование, и мы включили этот пункт в наше письмо.

И четвертый момент – это исследование влияния косаток на ярусный лов палтуса, тема крайне малоизученная. Эта проблема возникла в Охотском море примерно с конца 1990-х годов. По оценкам промысловиков, из-за косаток теряется до 60% улова синекорого палтуса, несмотря на различные ухищрения, к которым прибегают капитаны для отпугивания хищников. Поэтому было бы очень полезно понимать размеры популяции косаток для реальной оценки их влияния на состояние рыбных запасов и разработки мер по снижению ущерба для ярусного промысла.

Эти четыре задачи мы изложили в письме на имя руководителя Росрыболовства Ильи Шестакова. Ассоциация «Ярусный промысел» в свою очередь готова принимать участие в научных программах, оказывать посильную помощь, брать на борт научных сотрудников, выдвигать свои суда. Мы готовы сотрудничать с отраслевыми институтами и Федеральным агентством по рыболовству по всем направлениям.

– Рыбная отрасль признается экспертами одной из самых зарегулированных. С какими административными барьерами чаще всего сталкиваются члены Ассоциации «Ярусный промысел»?

– Административные барьеры – это общая проблема рыбной отрасли и, конечно, мы на них натыкаемся постоянно. Скажу больше, в этом плане дополнительные трудности нам создает специфика ярусного промысла, который основан на ловле на наживу. Для наживы, как правило, используется мороженая сельдь. Раньше мы ее просто покупали с борта судов в районе промысла либо производили на собственных судах-тральщиках, осуществляли перегруз под контролем инспекторов и подавали соответствующие радиограммы, это был обычный порядок.

Сейчас для того чтобы доставить наживу на ярусолов, компании приходится совершать множество операций. К примеру, если наше судно – процессор-тральщик – ловит сельдь в Охотском море, рыбу сначала необходимо доставить в порт Владивосток, задекларировать, перегрузить с транспорта на холодильник, найти судно, идущее в район промысла, перегрузить на него и отправить обратно. Мы просто катаем рыбу туда-сюда. Южнокорейские операторы транспортных рефрижераторов аплодируют стоя. По нашим расчетам, дополнительная финансовая нагрузка составляет примерно 3,5 млн. рублей на судно в год. В Дальневосточном бассейне работает около 40 судов, то есть ежегодно эти разъезды «съедают» порядка 140 млн. рублей.

Я понимаю, что идея хорошая – с обязательным декларированием, с доставкой уловов в порт, но не нужно доводить ее до абсурда. Должно быть какое-то решение для ситуаций, когда продукция используется как часть производственного процесса. Главный аргумент, который приводится в защиту такого нелепого порядка, – это борьба с ННН-промыслом. Но где вы видели ННН-промысел мелкой либо ломаной сельди, которая идет на наживу? Есть мнение, что это сырье может использоваться при браконьерской добыче краба. Но ведь «подфлажник»-краболов спокойно перегрузит сельдь с «дружественного» тральщика безо всяких документов и мониторинга. На деле препятствия чинятся не браконьерам, а судовладельцам, которые работают абсолютно открыто, честно, ничего не нарушая.

К сожалению, у нас часто пытаются под одно правило или закон подогнать все – и Западный бассейн, и Дальневосточный, и Мировой океан. Но так не получится, везде есть своя специфика, везде есть свои нюансы. Да, закон должен быть общий, но в подзаконных актах, в распоряжениях и приказах нужно учитывать эти моменты. Всех одним аршином не измерить. Сейчас мы попросили включить этот пункт в повестку дня осенней сессии Дальневосточного научно-промыслового совета. Будем поднимать этот вопрос, готовить поправки, вносить предложения, как изменить ситуацию.

Анна ЛИМ, Газета «Fishnews – Дайджест»

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 16 октября 2014 > № 1199840 Михаил Зайцев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter