Всего новостей: 2256868, выбрано 3 за 0.004 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Зорин Владимир в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаМиграция, виза, туризмвсе
Россия. Евросоюз > Миграция, виза, туризм > vestikavkaza.ru, 19 марта 2016 > № 1692925 Владимир Зорин

Российская миграционная политика оказалась эффективнее западной

Вестник Кавказа" совместно с "Вести FM" реализует проект "Национальный вопрос", пытаясь понять, как решают в разных странах разные народы, разные правительства в разные времена проблемы, возникающие между разными национальностями. Сегодня в гостях у ведущих Владимира Аверина и Гии Саралидзе Владимир Зорин, профессор, заместитель директора Института этнологии и антропологии Российской академии наук, член совета по межнациональным отношениям при президенте России, доктор политических наук.

Саралидзе: Сегодня тема у нас – это отношения к миграции в исторической перспективе, как в России относились к миграции, хотим сравнить с тем, что происходит и сейчас в европейских странах, в Евросоюзе. Вы не понаслышке знаете о проблеме социализации людей цыганской национальности у нас в России. То, что произошло в Тульской области, можно ли считать каким-то проявлением нацвопроса?

Зорин: Конечно, нет. Это обыкновенный социальный конфликт, правовая коллизия, которую за счет этнической мобилизации пытались представить как межнациональный конфликт. Кстати, это очень часто бывает в национальном вопросе. Мы боимся, когда слышим «межнациональный конфликт», и этим определенные люди пользуются. Крымская ситуация – то же самое. Помните, крымские татары захватывали земли. Украина в течение 25 лет не могла этот вопрос, а сейчас он вопрос решается.

Что касается правовой коллизии в Тульской области, что самое главное, что никакие объективные причины, никакие события, никакие исторические обиды не дают права поднимать руку на представителя власти, на полицейского. И здесь ни в какой мере оправданий быть не должно.

Саралидзе: Но все равно вопрос социализации цыган есть. Часто в местах компактного расселения цыган возникают трения между ними жителями других национальностей.

Зорин: Они существуют, но есть механизмы их разрешения. Вообще никогда цыгане в Российской империи не относились к инородцам. Это коренное российское население. Они приняли православие. И даже в переписи 1897 года в Российской империи переписывалась, они не относились к инородцам. Но у этого народа есть свои традиции, обычаи.

Одно время хотели, чтобы представители малых народов жили в больших городах, но оказалось, что стала теряться идентичность, их культура.

Сейчас ведется другая политика, в том числе и в отношении цыган. Это сложная тема. Но во многих местах есть механизмы урегулирования всех этих проблем. Существуют переговорные механизмы, и необходимо постоянное внимание власти особенно на уровне местного самоуправления к этому вопросу. Еще раз хочу сказать, это не межнациональный конфликт, это правовая коллизия - самостроя полно везде, и это должно быть уроком всем нам, что нужно решать эти вопросы, а не откладывать в долгий ящик.

Саралидзе: Вообще подходы к миграции у нас и во многих странах Западной Европы, США, Канады, Австралии были разные. Как сформулировать это отношение в историческом контексте?

Зорин: Мировая практика наталкивается на нашу российскую традицию. Мультикультурализм придумали Германия, Канада и другие страны, где было много мигрантов. В 1946 году население Германии на 99% составляли этнические немцы. Но началось восстановление, развитие экономики, рабочих не хватало. Первыми, кого они пригласили, были итальянцы. Это европейцы. Но в самой Италии начался экономический бум, поэтому итальянцы начали возвращаться к себе на родину. (Так и у нас сейчас, например, казахи не едут работать в России, потому что там экономика развивается нормально).

Тогда немцы пригласили в качестве рабочих турок. Сейчас турки частично адаптировались. 3,5 миллиона этнических турок сейчас признали гражданами ФРГ, они участвуют в выборах и так далее. В отношении этой части населения встал вопрос: как с ними быть. Тогда придумали мультикультурализм.

В России же не было миграции до 1991 года такой, какая сейчас есть – трудовая, самостоятельная, нерегулируемая, с нелегальными элементами, с нарушением законов. Но западная модель изначально у нас не работает. До царской империи вся миграция была только с разрешения. Самый яркий пример – это российские немцы, которых Екатерина пригласила к нам 230 лет назад. Это корейцы, которых Александр пригласил 150 лет назад. В советское же время не было миграции как таковой, но когда занавес рухнул, когда начала развиваться другая экономика, возникла другая ситуация, другие отношения, мы столкнулись с беженцами. В 1990-е годы мы принимали беженцев более миллиона человек в год. Это были соотечественники, никаких фобий не было.

Но потом ситуация изменилась, потом к нам стали ехать трудовые мигранты. И первый поток трудовых мигрантов был неорганизованный, ехали, кто куда хотел. Я это называю второй моделью миграционной политики, которая у нас реализовалась. А со временем стало ясно, что нельзя так, чтобы кто куда хотел ехал, какие угодно специалисты.

И в последнее время в нашей стране реализуется третья модель миграционной политики, основанием которой являются механизмы, которые позволяют регулировать миграцию, позволяют ее более жестко контролировать. И жизнь показала, что эта третья модель, которая разработана с учетом собственного национального опыта, оказалась эффективной, гораздо эффективнее, чем западноевропейская модель, которая не справилась.

Саралидзе: При разработке этой третей модели учитывалось то, что происходило в Западной Европе? Ведь миграционный кризис в Европе, о котором мы сегодня говорим, это уже второй, а, может быть, и третий или четвертый этап. Первый раз, когда заговорили о провале мультикультурализма – это были события в Париже, когда запылали пригороды. Были и в других странах проблемы.

Зорин: Сигналы, конечно, были, но все очень верили, надеялись, что система мультикультурализма сработает. Когда мы стали изучать европейский опыт, вынесли оттуда много позитивного. Например, мы увидели, что анклавы – это очень опасная вещь. Мы сразу взяли линию на то, чтобы не поддерживать подобные тенденции, что у нас в стране не должно быть национальных, мигрантских анклавов, где бы собиралась вся их масса. Далее, мы решили проводить обучение мигрантов, создавать курсы по языку, по истории России, по культуре. Они реально работают. Это очень большая сеть. Миграционная служба заключила порядка полутора тысяч соглашений с общественными организациями по вопросам общей политики в отношении адаптации и интеграции мигрантов. Летом 2012 года президент Владимир Владимирович Путин утвердил концепцию миграционной политики до 2025 года, где все, что мы делаем, прописано.

Саралидзе: Острота этого вопроса заметно спала. Если говорить об опросах общественного мнения, национальный вопрос, вопрос миграции, опасения по этому поводу ушли чуть ли не во вторую десятку. Это все-таки реализация концепции миграционной политики или это экономический кризис, который вынуждает мигрантов уезжать?

Зорин: Все вместе. Но мегатренд состоит в том, что система стала жестче, она стала менее коррумпирована. Создана система учета мигрантов. Всякий человек, пересекающий границу, сразу попадает в базу данных. Далее все его передвижения по стране фиксируются. Нарушил правила движения, нарушил правила учета, не продлил патент и так далее – все это фиксируется. И на этом основании есть такая мера – запрет на въезд в нашу страну. Это реально работает. Люди понимают, что если им нужно ехать в Российскую Федерацию, им нужно четче соблюдать те нормы и правила, которые предписываются. Это тоже один из результатов нашей новой модели миграционной политики. Главное нововведение состоит в том, что практически снижена доля квотирования, а это был главный механизм во второй модели, право получения патента делегировано мигрантам на работу не только у физических, но и у юридических лиц. Это дает определенную свободу и возможности для работника. Стоимость этого патента субъект федерации определяет сам. Самое главное, что теперь включен экономический механизм.

Россия. Евросоюз > Миграция, виза, туризм > vestikavkaza.ru, 19 марта 2016 > № 1692925 Владимир Зорин


Россия > Миграция, виза, туризм > news.tj, 15 декабря 2015 > № 1584156 Владимир Зорин

Владимир Зорин: «За два года в России не произошло ни одного миграционного скандала»

Лилия ГАЙСИНА

О том, чем различаются проблемы межнациональных отношений между коренными народами России и между россиянами и приезжими мигрантами и как улучшить положение рабочих из нашего региона в РФ – «АП» узнала у члена президиума Совета при президенте РФ по межнациональным отношениям, профессора Владимира ЗОРИНА.

- Владимир Юрьевич, я знаю, что вы не сторонник мультикультурализма; в принципе, во многих странах эти идеи сейчас теряют популярность. Но что в современных условиях может противопоставить мультикультурализму Россия?

- Думаю, что у России давно есть своя модель решения этого вопроса; она реализуется, несмотря на мировую конъюнктуру, на название государства, общественный строй. Речь идет об опыте государственного регулирования межнациональных отношений, которому сотни лет. Мегатренд российской политики на протяжении всей истории заключается в сохранении коренных народов России – их культуры, традиций и обычаев. Вспомните знаменитый эпизод из «Повести временных лет», когда в Московское княжество пригласили Рюрика: «приди и правь нами», «а дань нам платят девять народов и пятнадцать языков», и следует перечисление народов – мордва, черемисы и т.д. Так вот, прошло девять веков, а все перечисленные в «Повести временных лет» народы до сих пор здравствуют в современной России. Таким опытом не каждое государство может похвастаться.

Я не отрицаю идей мультикультурализма, политкорректности, толерантности, но считаю, что эти модели для нас – маломерка, костюм с чужого плеча. Эти идеи возникли в странах мигрантов, Россия не является страной мигрантов. Наш собственный опыт богаче, ценнее и глубже. Большая часть мигрантов (порядка 75%) в России - это выходцы из Центрально-Азиатского региона, мы рассматриваем друг друга как близкие народы, народы с одной историей. Или, к примеру, армяне: в России проживает около 1,2 млн этнических армян, но мы принимаем их как свой родной народ. Нам трудно, практически невозможно отделить на практике миграционную политику от национальной политики России.

Сейчас опыт регулирования национальных вопросов сформулирован в трех документах (не считая Конституции РФ и других законов): статье Владимира Путина «Россия: национальный вопрос», Стратегии государственной национальной политики РФ и Концепции российской миграционной политики. Так вот, если говорить о Стратегии, то одна из пяти целей, прописанных в ней, заключается в содействии адаптации трудовых мигрантов.

- Тем не менее, проблемы у мигрантов в России все же есть, особенно на бытовом уровне, в вопросах взаимоотношения коренного населения РФ и приезжих рабочих. Как их решить?

- Прежде всего нам нужно говорить об обоюдном сотрудничестве России и стран исхода мигрантов. Руководство этих стран должно быть также заинтересовано в улучшении положения мигрантов в России. Могу сказать, что Таджикистан в этой связи проявляет активную позицию: мы проводим совместные консультации для последующей выработки политики в этой сфере.

В принципе, в последнее время в России был принят ряд законов, которые сыграли на пользу мигрантам: стимулируется изучение русского языка, культуры, законов РФ, благодаря сдаче экзаменов; налажена выдача патентов, так что мигранты теперь не привязаны к квотам. В России создаются центры содействия адаптации приезжих. Федеральная миграционная служба активно взаимодействует с представителями общественных объединений; по моим данным, между ФМС РФ и общественниками заключено порядка 1,5 тысяч соглашений о взаимодействии. Кроме того, ведется работа среди принимающего населения, чтобы люди понимали важность миграции, знали культуру и обычаи приезжих.

Конечно, факты ущемления прав мигрантов, пренебрежительного отношения к приезжим в России, к сожалению, все еще присутствуют, но я могу сказать, что за последние два года ситуация в этом отношении значительно улучшилась.

- Можете привести факты, подтверждающие, что ситуация действительно стала лучше?

- Во-первых, за последние два года в России не произошло ни одного крупного миграционного скандала, такого как, например, в Москве на Манежной площади несколько лет назад. Во-вторых, мы постоянно проводим социологические опросы среди населения, которые также показывают, что восприятие мигрантов со стороны коренных россиян значительно изменилось.

Конечно, в этом вопросе важную роль играют СМИ, социальные сети. Ведь, смотрите, как получается: мы проводим социальное исследование и задаем условный вопрос: «Как Вы относитесь к мигрантам?», 55% населения выбирают вариант ответа «Настороженно». Задаем второй вопрос: «Лично Вы сталкивались с ущемлением Ваших прав со стороны мигрантов?», так вот, утвердительно отвечают всего 5-7%. Откуда тогда разница? Думаю, из-за навязанного населению России стереотипа о мигрантах. Навязывали этот стереотип чаще всего СМИ. Понимаете, каждый материал о мигрантах негативного характера – это удар по идеям евразийства, которые сейчас активно развиваются на постсоветском пространстве. Есть определенные круги, которые заинтересованы в том, чтобы это сотрудничество не состоялось. Впрочем, ситуация и в СМИ сейчас меняется.

- Трагический случай, который произошел с семьей Назаровых в Санкт-Петербурге, - это как раз и есть такой удар. Но СМИ, освещая эту тему, выполняли свои функции.

- Этот трагический случай получил самую жесткую оценку со стороны всего российского общества, в том числе и со стороны наших СМИ. При этом причины, по которым он произошел, не носят национальный характер - это бытовое преступление, с чем, к сожалению, сталкиваются и коренные россияне.

Кстати, то, как освещали эту трагедию российские СМИ, тоже подтверждает, что отношение к мигрантам изменилось. Большая часть россиян восприняла горе этой семьи как свое собственное, и отчасти в этом заслуга российских журналистов, которые активно защищали пострадавших.

- Как должны взаимодействовать Таджикистан и Россия в вопросах улучшения положения наших мигрантов?

- Таджикистану следует активно взаимодействовать с теми общественными организациями, с которыми сотрудничают миграционные силы России. Кроме того, необходимо оказывать регулирующее влияние на потоки мигрантов, совместно определять места их работы на территории России, готовить их к реалиям современной российской жизни. Сейчас все эти проблемы находятся в зоне ответственности России, а эффект будет достигнут, если к решению этих вопросов подключатся и страны исхода. Кстати, за последние годы высокого авторитета добился ряд общественных таджикских организаций, действующих в России.

- К сожалению, в последнее время российское общество зачастую выражает свою позицию по тем или иным событиям отрицательным отношением к жителям тех стран, с которыми у официальной Москвы возникают недоразумения, например в 2008 с Грузией, теперь с Турцией. Почему так происходит и как с этим бороться?

- Должен сказать, что мы не располагаем данными о фактах национализма по отношению к гражданам Турции или ущемления их прав. В этой связи я даже готов вспомнить события вокруг Грузии: ни один грузин не пострадал в 2008 году на территории России. Российское общество уже получило прививку против национализма. Опять же, имеют место случаи бытовой ксенофобии, но на уровне государства эти явления жестко осуждаются, вплоть до уголовной ответственности. И хочу еще раз подчеркнуть, что ситуация за последние как минимум два года значительно улучшилась. Именно сейчас в России происходит процесс национального объединения коренных народов, а учитывая тот факт, что мы фактически не отделяем миграционную политику от национальной политики внутри самой России, этот процесс распространяется и на отношения между мигрантами и россиянами.

СПРАВКА «АП»

Владимир Юрьевич Зорин – уроженец Украинской ССР. В 1970 году окончил Ташкентский институт народного хозяйства по специальности «планирование народного хозяйства», получив квалификацию «экономист»; в 1991 г. - Академию общественных наук при ЦК КПСС по специальности «теория социально-политических отношений», получив квалификацию «политолог». Кандидат исторических наук (2000 г.), доктор политических наук (2003 г.), профессор. В 2001–2004 годах являлся министром правительства РФ, курирующим национальные вопросы.

В настоящее время занимает пост первого заместителя председателя Совета Ассамблеи народов России, член Совета при президенте РФ по межнациональным отношениям.

Россия > Миграция, виза, туризм > news.tj, 15 декабря 2015 > № 1584156 Владимир Зорин


Таджикистан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > news.tj, 10 декабря 2015 > № 1575475 Владимир Зорин

Владимир Зорин: «Из 143 млн. россиян – 17 миллионов исповедуют ислам»

Лилия Гайсина

Такие данные сегодня, 9 декабря в ходе обсуждения проблем противодействия религиозному экстремизму привел Член президиума совета при президенте РФ по межнациональным отношениям, заместитель директора института этнологии и антропологии РАН, профессор Владимир ЗОРИН в научно-исследовательском центре по противодействию экстремизму и терроризму при российско-таджикском (славянском) университете (РТСУ).

ПО словам В. Зорина к 17 млн. граждан России, которые исповедуют ислам, следует добавить еще несколько миллионов мигрантов-мусульман.

«В России всегда взаимодействовали две основные религии – христианство и ислам», - подчеркнул он.

В ходе обсуждения В. Зорин отметил, что в настоящее время на территории России действует три исламских университета; особое внимание власти уделяют подготовке духовных лидеров для мечетей, занимаются исламским просвещением и образованием. Все эти меры направлены на противодействие экстремизму и терроризму. Также, он призвал присутствующих отказаться от использования названия религии при обозначении преступников и преступных группировок.

Следует отметить, что в марте этого года межрелигиозный совет России на своем заседании в Госдуме принял решение, по которому всем российским СМИ рекомендовано отказаться от аббревиатур «ИГ» и «ИГИЛ», т.к. данные аббревиатуры дискредитируют понятия «ислам» и «государство», а также умножает медийный эффект. Совет порекомендовал для обозначения названия террористической группировки использовать аналогичную арабскую аббревиатуру ДАИШ (арабская аббревиатура фразы «ад-Дауля аль Исламийя фи-ль-Ирак уа-аш-Шам», означающей в переводе на русский «Исламское государство Ирака и Шама» - прим.ред.).

Кроме того, В. Зорин отметил, что при вербовке молодежи в экстремистские группировки акцент, прежде всего, делается на социальные и психологические факторы и только потом – на религиозные. Он пояснил, что молодые люди, находящиеся в неблагоприятных социальных условиях, значительно чаще попадают в ряды террористов.

«К сожалению, пропагандисты идей экстремистских и террористических группировок сегодня работают быстрее, чем мы. Очевидно, что специалистов для вербовки в свои ряды та же ДАИШ готовит за пределами стран Ближнего Востока», - сказал В. Зорин.

По словам профессора, российские эксперты тщательно изучали видео-ролики, подготовленные террористами, и пришли к мнению, что они сделаны качественно не только в плане производства, но и в плане психологического воздействия на людей.

В свою очередь профессор РТСУ Джура Латипов подчеркнул, что несмотря на то, что Таджикистан является светским государством, в настоящее время идеология светскости у нас практически отсутствует, что вызывает особое беспокойство.

«Мы все знаем, что на стороне экстремистских и террористических группировок работают высокопрофессиональные психологи, при этом в наших учебных заведениях психологов нет», - подчеркнул он.

Таджикистан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > news.tj, 10 декабря 2015 > № 1575475 Владимир Зорин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter