Всего новостей: 2259505, выбрано 1 за 0.003 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Зубов Игорь в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАрмия, полициявсе
США. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 10 марта 2016 > № 1681180 Игорь Зубов

В последнее время общественность обратила внимание на ряд историй, связанных с россиянами, укрывающимися от правосудия за рубежом. В их числе отказ Интерпола объявлять в розыск Михаила Ходорковского; обнаружение в Италии подозреваемого в крупном хищении экс-главы Росграницы Дмитря Безделова, по которому решение о выдаче вроде бы принято, но пока не осуществлено; затянувшаяся на годы выдача бывшего министра финансов Московской области Алексея Кузнецова, обвиняемого в мошенничестве и растрате 10 миллиардов бюджетных рублей, и другие.

На этом фоне может сложиться впечатление, что правоохранители соседних государств игнорируют усилия российских коллег по розыску и экстрадиции преступников. Так ли это? О том, как обстоит дело с международным полицейским сотрудничеством и есть ли сложности на этом направлении, РИА Новости рассказал статс-секретарь — заместитель министра внутренних дел РФ Игорь Зубов.

— Игорь Николаевич, сегодня в России главным организатором и исполнителем розыска преступников, в том числе международного, являются органы МВД, в структуру которых входит Национальное центральное бюро Интерпола. Как вы оцениваете позиции своего ведомства в международной правоохранительной системе?

— В своей работе МВД России опирается на все имеющиеся в мире международные полицейские институты. Позиция нашего ведомства в этом вопросе активна и наступательна. Стараемся максимально использовать возможности партнеров и самим быть полезными им.

Здесь, разумеется, и Интерпол присутствует, в котором есть крепкие позиции. В 2014 году начальник НЦБ Интерпола генерал-майор полиции Александр Прокопчук избран членом исполнительного комитета всего Интерпола. И это большое достижение России, своего рода знак уважения со стороны международного полицейского сообщества.

С Европолом налаживаем взаимодействие, хотя пока не являемся его полноценным членом. В общем, не стоим на месте, постоянно находимся в поиске новых форм сотрудничества и практического взаимодействия.

— Тогда почему по наиболее громким делам мы получаем от Интерпола отказы в выдаче разыскиваемых российскими правоохранительными органами преступников?

— Это не совсем так. Работу по линии Интерпола в целом можно оценить положительно. Что же касается случаев невыдачи России разыскиваемых преступников, то они действительно имеют место. Это бывает либо вследствие воздействия так называемых двойных стандартов, когда на ситуацию влияют не уголовно-правовые, а политические факторы, либо в результате недостатков в работе органов следствия и прокуратуры, не сумевших убедительно аргументировать основания для ареста и выдачи разыскиваемых. Над устранением последних и МВД, и другие правоохранительные органы работают. И, надеюсь, будут получены позитивные результаты.

В любом случае решение о выдаче принимают суды тех стран, где были обнаружены преступники, в соответствии с их национальным законодательством. При этом вопросы экстрадиции в России решают органы прокуратуры. Полиция организует и непосредственно осуществляет розыск. Задачей Интерпола, как международной полицейской организации, является обеспечение этого процесса, прежде всего в информационном плане.

— Если России не выдают объявленного ею в международный розыск преступника, является ли это какой-то чрезвычайной ситуацией, требующей особого реагирования?

— Очевидно, что в последнее время отношения между Западом и Россией обострились, причем не по инициативе нашей страны. Это проявляется в самых разных областях, в том числе и в правоохранительной сфере.

Мне помнится, как один из наших журналистов оценил очередной факт отказа в выдаче России разыскиваемого преступника так: "Европа дополнила антироссийские санкции ограничением процедур выдачи преступников". В этих словах есть доля истины. Однако будет справедливым заметить, что подобные факты, как правило, имеют место при розыске лиц, обвиняемых в совершении крупных экономических преступлений. Средства, добытые в результате совершения таких преступлений, выводятся за рубеж, легально размещаются и работают в третьих странах. И некоторые из этих стран, к сожалению, не всегда готовы отказаться от такой "экономической подпитки". О политической составляющей вопроса я уже говорил.

Является ли отказ в выдаче чрезвычайной ситуацией? Я думаю, будет правильным сказать: является обстоятельством, требующим глубокого анализа причин такого решения. Уверен, что не всегда эти причины лежат в плоскости предвзятой позиции иностранных судов. Полагаю, что наши правоохранительные органы должны занимать в вопросах экстрадиции более наступательные позиции, в том числе непосредственно участвовать в соответствующих судебных заседаниях, что обеспечит их объективность и состязательность.

Сегодня это далеко не всегда так. Разыскиваемый преступник, подлежащий экстрадиции, представлен в зарубежном суде адвокатами, дает личные показания, заявляет ходатайства и даже предоставляет какие-то "доказательства" своей "невиновности". При этом иностранный суд не связан требованием обязательного присутствия представителя страны-инициатора розыска, не имеет в своем распоряжении уголовного дела. Но дает оценку полноты и объективности российского следствия, то есть, по сути, принимает решение о виновности или невиновности конкретного обвиняемого. Неудивительно, что они нередко далеки от обоснованности, логичности и справедливости. Здесь есть, над чем подумать.

— А позитивные примеры есть?

— Конечно, и их много. Из последних, получивших широкий общественный резонанс, выдача России Камбоджей разыскиваемого по обвинению в крупных мошенничествах и хищении предпринимателя Сергея Полонского в 2015 году. Или уже в 2016 году, 1 марта, литовский апелляционный суд отказал российскому гражданину Леониду Паршукову (известному в криминальных кругах как Леня Питерский), разыскиваемому за совершение двойного убийства, в просьбе не выдавать его России.

— Пример с Полонским не опровергает ваше же утверждение о разнице в подходах к выдаче России разыскиваемых за совершение уголовных и экономических преступлений?

— Я бы не говорил о разнице в подходах. Есть некий набор проблем, в числе которых объективные и субъективные сложности с выдачей обвиняемых, разыскиваемых за совершение экономических преступлений. При этом проявляются эти проблемы в разных странах по-разному. Например, Великобританией за последние десять лет России не выдано ни одного преступника. В настоящее время в этой стране укрывается 69 обвиняемых, все по экономическим составам. Здесь проблема долгая и перспективы ее разрешения туманны.

Другой пример — Австрия, с которой у нас реально хорошие рабочие контакты и даже имеется представительство МВД России. Недавно там возникли трудности с выдачей конкретного подозреваемого в совершении серийных убийств. Внешне это выглядит вопиюще несправедливым, но реально — есть правовые коллизии, над устранением которых российская сторона сейчас работает. И надеюсь, успех будет.

— С какими еще странами возникают проблемы в международном сотрудничестве и почему?

— Есть сложности во взаимопонимании с США. Не секрет, что они объявили себя мировым лидером и претендуют на некие исключительные права, в том числе в области борьбы с преступностью. При этом некоторые официальные органы этой страны почему-то считают, что ее внутреннее законодательство может распространяться на суверенные территории других государств. Это никак не соотносится с международным правом, но некоторые его субъекты, что называется, прогибаются, идут на поводу.

США, как и любое другое государство, конечно же, имеют полное право объявить в розыск любого человека, совершившего преступление на их территории, и осуществлять соответствующие поисковые мероприятия, в том числе за рубежом. Однако это работа должна проводиться строго в рамках международного права, не предвзято и с учетом всех обстоятельств каждого конкретного дела.

К сожалению, наши американские партнеры применительно к российским гражданам, разыскиваемым правоохранительными органами США, пока придерживаются тактики максимальной изоляции в этом процессе российской правоохранительной системы.

Например, ими направляются соответствующие запросы напрямую в страну возможного нахождения разыскиваемых, минуя каналы Интерпола. Используются лоббистские возможности США для сокрытия от российского сегмента Интерпола сведений об интересующих их лицах. Вряд ли такую позицию можно назвать конструктивной, но мы, все российские компетентные органы, работаем над ее преодолением.

— Можете назвать конкретные примеры такого рода?

— Могу назвать только наиболее громкие из них: это арест Виктора Бута в Таиланде в 2008 году с последующей экстрадицией в США, где он был осужден на 25 лет тюремного заключения. Или арест Романа Селезнева в аэропорту Мале Мальдивской Республики в июле 2014 года по обвинению в кибершпионаже. В тот же день он был вывезен на территорию США.

— Какие еще форматы международного сотрудничества вы считаете перспективными?

— Как я уже говорил, мы используем все возможные площадки. Хорошие перспективы развития вижу у института представителей МВД России за рубежом.

С учетом наличия у многих россиян зарубежной собственности, многочисленных диаспор выходцев из России, а также устойчивой приверженности наших сограждан к путешествиям, наши представители при посольствах России в иностранных государствах весьма востребованы. Прежде всего потому, что способны быстро и эффективно разрешать возникающие проблемы.

Кстати, в полиции очень развита корпоративность, в том числе на уровне международного общения. Преступность интернациональна, а методы борьбы с ней схожи и понятны профессионалам. Мы достаточно легко понимаем друг друга. Это помогает. Разумеется, на основах взаимности. Поэтому мы также открыты для общения с представителями зарубежных полиций (полицейскими атташе), аккредитованных в России.

— Помимо МВД, вы представляете правительство РФ в Совете государств Балтийского моря по борьбе с организованной преступностью. Что это за структура, какова ее роль в международном правоохранительном сотрудничестве?

— Совет государств Балтийского моря — это международная организация, учрежденная в марте 1992 года на конференции министров иностранных дел стран Балтии. В нее входят Германия, Дания, Литва, Норвегия, Польша, Россия, Финляндия, Швеция, Эстония.

По решению Совета в апреле 2000 года была образована группа личных представителей премьер-министров по борьбе с организованной преступностью. Ее функцией стало коллегиальное обсуждение взаимно интересующих вопросов и принятие решений на основе консенсуса. Я в группе представляю председателя правительства РФ Дмитрия Анатольевича Медведева. Причем 2015-2016 годы — это годы председательства России в группе.

Для обеспечения работы группы созданы специальные экспертные органы, в которые вошли компетентные специалисты всех стран: полиции, таможни, наркоконтроля, пограничной службы, госбезопасности. По оценке правительства РФ, группа особенно позитивно зарекомендовала себя в области приграничного сотрудничества, имеющего конкретные практические формы воплощения.

Такой формат позволяет оперативно выявлять актуальные проблемы и быстро реагировать на них. Сформировалась атмосфера непредвзятого обмена мнениями по самым острым и деликатным вопросам, затрагивающим интересы сторон. Это способствует лучшему пониманию друг друга и рабочему взаимодействию. Потом, при принятии решений, наши сотрудники уже могут действовать на основе взаимного доверия.

Итоги первого года председательства России главы делегаций оценили позитивно, приняв, хоть и не без жарких дискуссий, нашу позицию по вопросам совместной борьбы с оргпреступностью. Согласились, что проблему необходимо рассматривать в контексте общего обострения криминальной ситуации в мире, в том числе усиления угрозы терроризма и экстремизма.

Я оцениваю это как несомненный успех России, который надо укреплять и развивать в будущем.

— Что конкретно было предметом спора и дискуссий?

— В частности, проблема беженцев. Наши коллеги не были изначально настроены на ее обсуждение в контексте вопросов эволюции организованной преступности. Мы, высказывая уважение к гуманитарным устремлениям европейских стран, которые искренне желают помочь беженцам из горячих точек, на конкретных примерах показывали, как международные террористические организации и наркосиндикаты используют ситуацию в своих целях.

Причем мы делали это еще задолго до начала острой фазы "кризиса беженцев", обращая внимание на необходимость усиления пограничного контроля, наличие признаков организованности и стимуляции миграционных потоков. И в конечном итоге сегодня наши европейские партнеры реализуют модели, о которых российская сторона неоднократно говорила на этих встречах.

Они убедились, что мы ведем себя искренне, не политизированно, подчеркивая только общность интересов всех европейских стран в сфере безопасности, борьбы с организованной преступностью и терроризмом.

— Насколько известно, финские и норвежские участники группы поднимали вопрос ограничения притока мигрантов на свою сторону через российскую границу. В частности, предлагали запретить пересечение границы на велосипедах. Какова была наша позиция по этому вопросу?

— Мы с пониманием выслушали аргументы наших партнеров и, как мне представляется, убедительно доказали отсутствие каких-либо оснований для претензий к России. Иностранные граждане (их, кстати, относительно немного), желающие выехать с российской территории в Финляндию и Норвегию, в том числе и на велосипедах, прибыли к нам легально. Они имеют все необходимые документы и, как правило, деньги, необходимые для проживания и перемещения.

Мы все европейские хартии подписали. Произвольно ограничивать свободу передвижения иностранных граждан по территории России, будь они сирийцы, афганцы или уроженцы других стран, у нас права нет. Это общемировая практика. При этом любой законно въехавший в Россию иностранный гражданин может выехать от нас в том направлении, которое для себя избирает, если, конечно, другая страна его принимает, не препятствует въезду.

Что касается велосипедов, так наши же партнеры сами в свое время, для развития приграничного туризма, предложили совместно разрешить пересекать границу на велосипедах. Если ситуация изменилась, давайте запретим, но также совместно, в установленном порядке! Все можно решить, если действовать правильно, без эмоций.

— И что будет дальше?

— Будем вместе работать и добиваться позитивных результатов. Сегодня все понимают, что эффективное противодействие организованной преступности и терроризму во всех их проявлениях возможно только на основе широкого международного сотрудничества. Для МВД России это приоритетное направление, которое находится на личном контроле министра внутренних дел Владимира Колокольцева.

Справочная информация

В 2015 году МВД России в рамках международного сотрудничества сопровождало порядка 24 тысяч уголовных дел. По запросам ведомства за рубежом было задержано 116 лиц, скрывшихся от российских правоохранительных органов.

Сотрудниками российского Национального центрального бюро Интерпола проведено 55 экстрадиций и депортаций, в том числе впервые проведена депортация из Сьерра-Леоне россиянина, обвиняемого в совершении мошенничества в особо крупных размерах и невыплате зарплаты работникам.

Сотрудники российской полиции только по линии Интерпола приняли участие в 10 международных полицейских операциях.

МВД России участвует в международных полицейских миссиях ООН и ОБСЕ, в том числе в Гаити, Конго, Либерии, Южном Судане и Косово.

В целом по линии борьбы с международной преступностью налажено взаимодействие со 169 странами, имеется 87 двусторонних соглашений с полициями других государств, создано 16 представительств МВД России при посольствах Российской Федерации. Учебные заведения МВД России, считающиеся одними из лучших в мире, готовят на постоянной основе кадры для правоохранительных органов СНГ, Африки, Азии и Латинской Америки — ежегодно это около двух тысяч человек.

США. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 10 марта 2016 > № 1681180 Игорь Зубов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter