Всего новостей: 2397727, выбрано 2 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Завальный Павел в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаНефть, газ, угольвсе
Завальный Павел в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаНефть, газ, угольвсе
Турция. Россия > Нефть, газ, уголь > vestikavkaza.ru, 26 января 2017 > № 2058867 Павел Завальный

Павел Завальный: «"Турецкий поток" - экономически выгодный проект»

1 февраля Совет Федерации рассмотрит ратификацию соглашения по проекту «Турецкий поток». Межправительственное соглашение по проекту Москва и Анкара подписали в середине осени прошлого года. Документ предполагает строительство двух ниток газопровода по дну Черного моря мощностью по 15,75 млрд кубов. По одной нитке газ должен пойти на турецкий рынок, по другой – в Европу. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган подписал принятый турецким парламентом закон о ратификации соглашения в начале декабря; Госдума ратифицировала соглашение 20 января. На вопросы «Вестника Кавказа» о перспективах проекта отвечает глава думского комитета по энергетике Павел Завальный.

- Какую выгоду принесет проект «Турецкий поток»?

- Я газовик, всю жизнь работал в газовой отрасли, поэтому положительно оцениваю «Турецкий поток». Турция потребляет порядка 40 млрд кубов газа в год, из них 26 млрд получает из России. Это 60%. Европа получает около 30% российского газа, но там считают, что это слишком большой объем поставок, слишком большая доля российского газа в европейском газовом энергобалансе. В Турцию 16 млрд кубов доставляется по газопроводу «Голубой поток», а 12 млрд транзитом через Украину и Болгарию. Поэтому задача первой нитки «Турецкого потока» - обеспечение прямых поставок газа в Турцию, минуя Болгарию и Украину, что позволит избавиться от рисков. Это экономически выгодный проект, поскольку стоимость транспортировки газа будет ниже, чем через транзитные страны, но самое главное - безопасность и надежность поставок, перспективы увеличения нашей доли на рынке, ведь турецкая экономика развивается.

- Реализация второй нитки будет зависеть от заинтересованности Европы в российском газе и получении от нее гарантий. Каковы перспективы ее строительства?

- Эта стадия может начаться после подключения наших европейских потребителей. Это газ, который может пойти по строящемуся газопроводу TAP. Газ можно подавать уже реверсом. Если раньше 12 млрд кубов газ шли через Болгарию в Турцию, то теперь можно будет из Турции в Болгарию реверсом подать газ. Так можно будет поступить, в случае невозможности транзита газа через Украину после 2019 года. К чему мы придем через год во взаимоотношениях с Украиной, сейчас никто не может прогнозировать. Поэтому строительство к этому времени второй нити «Турецкого потока» - это обеспечение газом в рамках заключенных контрактов с такими странами как Болгария, Румыния и другими странами Юго-Восточной и Центральной Европы, обеспечение по этой нитке реверсом через Турцию доставок газа для выполнения наших обязательств. Страны Юго-Восточной Европы очень зависимы от российского газа, потому что других источников газа просто нет. Поэтому мы выполняем наши контрактные обязательства, минуя Украину. Обе нитки газопровода «Турецкий поток» имеют понятную экономику, окупаемость и так далее.

Турция. Россия > Нефть, газ, уголь > vestikavkaza.ru, 26 января 2017 > № 2058867 Павел Завальный


Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 июня 2014 > № 1221040 Павел Завальный

Россия и Европейский союз нацелены на диалог и стратегическую кооперацию

Завальный Павел

«Международная жизнь»: Павел Николаевич, ваш доклад открывал ежегодную, IX Международную конференцию «Энергетический диалог Россия - ЕС: газовый аспект». Как сказалось на ее проведении осложнение отношений России и Европы из-за ситуации на Украине?

Павел Завальный: Конференция «Энергетический диалог Россия - ЕС: газовый аспект» - это совместное мероприятие, которое Российское газовое общество и Европейский союз газовой промышленности проводят при участии Генерального директората Еврокомиссии по энергетике уже много лет. Сначала местом проведения был Берлин, но уже три года мероприятие проводится в Брюсселе как центре принятия решений в области энергетической политики ЕС. Как правило, все наши конференции проходили очень содержательно, конкретно, иногда остро, в них всегда принимали участие чиновники высокого уровня с обеих сторон, парламентарии, топ-менеджеры крупнейших энергетических компаний, эксперты и ученые.

Очередная конференция была запланирована на середину мая 2014 года еще в прошлом ноябре, когда у меня была встреча с генеральным директором Генерального директората Еврокомиссии по энергетике Филиппом Лоу. Проведение мероприятия было намечено на 14 мая, в преддверии европейских парламентских выборов и последующих изменений в составе руководства Еврокомиссии. Мы планировали традиционно обсудить актуальные вопросы энергетического сотрудничества, которые существуют между Евросоюзом и Россией, определить текущие тенденции, проблемы, требующие решения, в том числе в части реализации «Третьего энергопакета» реформ европейского рынка газа, и по итогам мероприятия передать наработанное вновь избранным парламентариям и чиновникам. Еврокомиссия подтвердила свой интерес к конференции и важность ее проведения для развития российско-европейских отношений в области энергетики.

Но уже на последнем этапе подготовки мероприятия сказалась ситуация, сложившаяся на Украине и существенно обострившая отношения по линии Россия - ЕС. В конце апреля нам было объявлено, что ни еврокомиссар по энергетике Гюнтер Эттингер, ни нынешний глава Генерального директората Еврокомиссии по энергетике Доминик Ристори участия в конференции не примут именно по политическим соображениям.

Мне эта позиция не совсем понятна. Да, у нас всегда были риски с поставками газа через Украину, практически на протяжении всей истории сотрудничества после распада СССР, потому что наш основной транзит энергоресурсов осуществляется именно через Украину. Раньше он составлял почти 90%, сегодня - 55%. Это всегда создавало определенные проблемы. Понятно, что в сегодняшних условиях необходимо решать возникающие вопросы, учитывая высокую зависимость Европы от импортных энергоресурсов, и не только российских газа и нефти (импорт которой составляет 90%). В Европу поступает уголь из Америки, России и других стран. Европа сегодня ни по одному из видов энергоресурсов не обеспечит себя в полном объеме. В задачу конференции входило обсуждение этих вопросов, в том числе и транзита газа через Украину, как текущего, так и перспективного. И если Еврокомиссию волнуют эти вопросы, зачем же уклоняться еще от одной возможности поиска пути их решения? Рассматривалась и политическая составляющая - как сложится ситуация на Украине, к чему это может привести и как компенсировать потенциальные риски?

Также на повестке дня были вопросы перспектив нашего сотрудничества, потребностей Европы в газе, возобновляемых энергетических источников, просматривались разные сценарии развития газового рынка.

На мой взгляд, несмотря на отсутствие ведущих политиков и первых лиц энергетических компаний, конференция прошла очень конструктивно. В ней приняли участие более 200 человек, в том числе представители «Еврогаза», Международного газового союза, «Газпрома», эксперты и аналитики. Содержательная часть не пострадала, прозвучали серьезные доклады на экономические и политические темы, которые будут опубликованы. По итогам конференции было принято совместное заявление. Раньше на конференциях такого рода документы не принимали. Но на сей раз надо было зафиксировать, что мы думаем о сложившейся ситуации, в том числе в связи с событиями на Украине, о перспективах развития отношений России и ЕС в газовой сфере. В основу заявления был положен тезис о том, что мы не просто торговые партнеры, мы выступаем за диалог и стратегическую кооперацию.

Российская сторона предполагает кооперацию с западными компаниями по добыче, транспортировке газа, его реализации, создание и обмен активами в энергетической сфере, что образует еще более надежную и безопасную основу для долгосрочных поставок наших энергоресурсов в Европу.

«Международная жизнь»: По результатам этой конференции какое у вас создалось впечатление, будет ли некое ухудшение отношений с Европой?

П.Завальный: Уверен, что в перспективе - нет. Это не нужно никому из нас. Европа в условиях нынешнего кризиса еще раз рассмотрела вопросы обеспечения собственной экономики энергией и поняла, что без России не обойдется. При любых сценариях Европе нужен российский газ. Мы поставляем 30% импортируемого Европой газа. Сейчас в Европе добыча составляет около 260 млрд. кубометров при потребности более 500 миллиардов, то есть Европа сама обеспечивает добычу газа только наполовину.

Но мы говорим о взаимозависимости. Сегодня более 70% валютной выручки наша страна получает за счет экспорта нефти и газа. И Европа является для нас основным рынком сбыта нефти, газа и угля. Для нашей страны это источник поступления валюты. Нам нужны деньги для структурной перестройки экономики, для решения социальных проблем, для разработки и приобретения новых технологий. Необходимы инвестиции. Мы открыты для полноценного сотрудничества. Экономический форум, прошедший в конце мая в Санкт-Петербурге, лишний раз подтвердил приверженность нашего государства, правительства тем решениям, которые были приняты в части формирования и поддержки благоприятного инвестиционного климата. Мы подтверждаем, что готовы выполнять долгосрочные обязательства в энергетической сфере, и делаем все для дальнейшего укрепления взаимовыгодных отношений.

«Международная жизнь»: Как вы считаете, американский сжиженный природный газ (СПГ) может составить конкуренцию российскому газу на европейском рынке?

П.Завальный: Нет. Я прекрасно знаю ситуацию по американскому рынку, думаю, что американский СПГ не составит конкуренцию России. Во-первых, экспертная оценка цены для Европы составит примерно 450 долларов за тысячу кубов. Россия же сегодня поставляет газ в Европу по цене 350-360 долларов. Наш газ более конкурентоспособный по этому параметру.

Кроме того, терминалы по сжижению газа, которые строятся в Америке, и те компании, которые имеют лицензию на экспорт СПГ из Америки, ориентированы прежде всего на страны АТР. Там цена на газ в 1,5 раза выше, чем на европейском рынке. Теоретически американский СПГ может в какой-то степени заменить российский газ, практически - нет. Во всяком случае, с точки зрения экономической логики.

«Международная жизнь»: Теперь о поставках газа на Украину. С вашей точки зрения, какой самый вероятный выход из сложившейся ситуации?

П.Завальный: Думаю, что мы придем к тому, что Украина будет своевременно платить за газ. Принято решение перевести ее на полную предоплату, пока не научится платить за газ.

«Международная жизнь»: Как насчет реверсного газа?

П.Завальный: Это все спекуляции - не более того. Украина потребляет около 51 млрд. кубометров газа в год. Сама же добывает около 21 миллиарда, 28 миллиардов экспортирует. Любой газ, который поступает на территорию Украины, - это российский газ, неважно, откуда, из какой страны он поступает. Схемы поставки могут быть разными. И газ, поставляемый по реверсу, о котором идет речь, будь то виртуальный или физический, прежде чем направить на Украину, поставщику надо купить у «Газпрома» по согласованной в контракте цене. Да, бывают варианты, когда при контракте «бери или плати» у компании-покупателя появляются излишки выкупленного и в полном объеме оплаченного газа. В этом случае его можно не закачать в подземные хранилища, а продать, например Украине, по реверсу. Но цена на этот газ, естественно, не будет ниже закупочной. Поэтому утверждение, что цена реверсного газа ниже цены российского газа, - это утопия.

Практика реверсных поставок показала, что все, что Украина получала по виртуальному или физическому реверсу с территории Польши или Словакии, было дороже, чем газ, полученный напрямую из России. И за этот газ приходилось платить исправно. Ни одна западная компания без своевременной оплаты газ поставлять не будет. Г-н Сирелли, президент Европейского союза газовой промышленности, президент «Газ де Франс», с кем Украина вела переговоры о поставках газа, на конференции на мой прямой вопрос, готовы ли они ждать оплаты месяц-два, ответил, что не готовы. Если товар поставлен, он должен быть оплачен.

«Международная жизнь»: Сейчас достаточно много говорят о том, что в Евросоюзе надо ввести единую цену на поставки газа из России, включая и украинские контракты. Это реально?

П.Завальный: С точки зрения экономики и рыночной логики ценообразования это бессмыслица. Во всех странах - разная себестоимость доставки газа до потребителей, разная система налогообложения, разное ценообразование. Так, Украине мы платим самую высокую в Европе и мире цену за транзит газа - 3,7 доллара за 1 тыс. кубометров. Понятно, что ее компенсируют конечные потребители. Через Белоруссию и Польшу транзит стоит дешевле. Уже поэтому не может быть одна цена для всех.

А то что в Польше выдвигаются такие идеи, можно объяснить лишь ее стремлением решить какие-то свои конъюнктурные задачи, либо политические, либо связанные с желанием понизить цену на газ для себя.

«Международная жизнь»: Полная загрузка «Северного потока» и в обозримом будущем строительство и запуск «Южного потока» снизят риски транзита через Украину?

П.Завальный: Да, полностью. Через «Северный поток» при условии полной загрузки в год будет проходить 55 млрд. кубических метров газа. Это уже частично снимет нагрузку на транзит через Украину. В общей сложности в 2013 году через Украину прошло 55% экспорта газа, 86 млрд. кубометров. Загрузка «Северного потока» сегодня - около 25 миллиардов. То есть остается около 55 млрд. кубов, идущих через Украину. Полностью снять риски поможет только «Южный поток». Проектная производительность четырех ниток «Южного потока» - 64 млрд. кубометров в год. Загрузка «Южного потока» полностью исключит транзитные риски, связанные с Украиной. Первая нитка газопровода производительностью 16 миллиардов в год должна быть запущена в 2016 году. Это позволит обеспечить надежность поставок, прежде всего в Юго-Восточную Европу.

В Западную и Центральную Европу мы можем поставлять газ через «Северный поток» и газопровод Ямал - Европа. Юго-Восточная Европа, такие страны, как Болгария, стопроцентно зависят от российского газа. Чехия, Словакия, Венгрия - 78%. Зависимость очень большая. Поэтому со строительством «Южного потока» согласились как страны - участницы проекта, так и в целом Евросоюз. В пользу строительства нового газопровода говорит и тот факт, что в конце апреля в условиях политического кризиса, связанного с Украиной, Австрия вновь согласилась участвовать в строительстве «Южного потока», чтобы газ, который будет поступать, дошел до Австрии, до расчетного центра Баумгартнер.

«Международная жизнь»: Трансадриатический трубопровод для природного газа (TAP) составит конкуренцию «Южному потоку»? Или загрузка так мала, что его не стоит брать в расчет?

П.Завальный: Что касается газопровода TAP, то для него газ есть. Проектная производительность второй фазы эксплуатации месторождения Шах-Дениз - 10 млрд. кубометров в год. Это с учетом потребностей Европы. Сегодня Европа, как уже было сказано, расходует около 500 млрд. кубов газа, сама добывая половину. Темпы прироста спроса прогнозируются на уровне 0,5% в год, до 600 миллиардов к 2040 году. При этом темпы падения собственной добычи каждый год составляют 5-6 миллиардов. Газ из Азербайджана будет проходить по территории Турции, где уже намечается нехватка газа. Турция, в отличие от Украины, газ будет потреблять и оплачивать. Думаю, для Турции будет очень выгодно покупать газ по этому проекту и в полном объеме до Европы он вряд ли дойдет.

Поэтому этот газопровод серьезной конкуренции российскому газу составить не может. Те объемы, в которых нуждается Европа, поставить может только Россия.

«Международная жизнь»: Каково ваше впечатление от контрактов, которые были подписаны в ходе визита В.В.Путина в Китай?

П.Завальный: Впечатление самое позитивное. Как любой потребитель пытается диверсифицировать поставки, так любой производитель пытается диверсифицировать их направление. И то что мы развиваем поставки в восточном направлении ранее нефти, а сейчас газа, - это очень хорошо. Здесь надо учитывать и экспорт СПГ. Экспорт нефти и газа в восточном направлении расширяет возможности решения наших социальных проблем, перестройки экономики и позволяет развивать целые территории, а это главное.

Что касается восточного направления в целом, там мы имеем большие ресурсы газа, в том числе на Чаяндинском и Ковыктинском месторождениях. Для их разработки нужен был крупный потребитель. Восточная программа задумывалась не для того, чтобы осчастливить китайский народ или обеспечить Китай энергоресурсами и получить выручку. Тем более что стоимость строительства газопровода очень высокая и цена, которая согласована с китайцами, по экономической эффективности ниже, чем в Европе. В то же время эта цена окупает проект и при этом решает основную задачу восточной газовой программы - развитие Сибири и Дальнего Востока: создание новой инфраструктуры, строительство дорог, аэропортов, коммуникаций, обеспечение региона энергетикой. Все это создает основу для развития территории, которую иначе можно геополитически просто потерять.

Переоценить значимость китайского контракта для развития нашей страны невозможно. Это десятки тысяч рабочих мест, загрузка нашего строительного комплекса, наших заводов, это новый импульс развития территорий. К тому же - высокие технологии, необходимые для комплексного освоения месторождений, использования всего компонентного состава газа, того же этана и гелия, которыми богаты эти месторождения. В рамках проекта будет строиться самый мощный в мире газоперерабатывающий и газохимический комплекс в Белогорске производительностью 60 млрд. кубометров в год. Уже через четыре года мы сможем создать необходимые мощности и начать поставки газа в Китай. И вы увидите через несколько лет, как будут эти территории благоустраиваться.

Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 июня 2014 > № 1221040 Павел Завальный


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter