Всего новостей: 2256868, выбрано 5 за 0.000 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Илюмжинов Кирсан в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаСМИ, ИТвсе
Илюмжинов Кирсан в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаСМИ, ИТвсе
Россия. Весь мир. ЮФО > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 21 июля 2017 > № 2254372 Кирсан Илюмжинов

Беседа с президентом Международной шахматной федерации Кирсаном Илюмжиновым.

Владимир Путин кратко пообщался с президентом Международной шахматной федерации Кирсаном Илюмжиновым во время осмотра выставки проектов учащихся центра «Сириус», в котором шахматы являются одним из направлений образовательной работы.

В.Путин: Добрый день!

К.Илюмжинов: Владимир Владимирович, добрый день!

Во-первых, хотел поблагодарить от имени Всемирной шахматной федерации за то, что в прошлом году шахматы были включены в программу для одарённых детей. Шахматы, как сказал Михаил Моисеевич Ботвинник, объединяют и спорт, и науку, и культуру. И у детей развивают сразу оба полушария: и левое, и правое.

В.Путин: У Вас праздник был вчера, поздравляю.

К.Илюмжинов: Да, вчера. ЮНЕСКО 50 лет назад объявило Международный день шахмат, шахматы – единственный вид спорта, в честь которого существует Международный день. За эти 50 лет шахматная федерация стала самой большой федерацией, 188 стран мира входят, более 100 000 соревнований мы проводим, и 600 миллионов играют в шахматы. Сейчас поставили задачу до 2020 года увеличить количество играющих в шахматы до одного миллиарда. Один миллиард шахматистов – один миллиард умных людей. И вот «Сириус» нам помогает увеличить количество умных детей и талантливых ребят.

В.Путин: Поздравляю Вас как организатора этого процесса и всех людей, которые любят шахматы и занимаются ими, а у нас таких сотни тысяч.

К.Илюмжинов: Нам сейчас нужно чемпиона мира и чемпионку мира воспитать.

В.Путин: Ну надо работать над этим.

К.Илюмжинов: В следующем году состоятся выборы, очередные выборы президента ФИДЕ. Считаю, что Россия не должна уступать эту позицию, и я принял решение баллотироваться снова на пост президента ФИДЕ.

В.Путин: Думаю, что это будут определять те, кто имеет право на голосование, но так, как мы это видим со стороны, мне кажется, вы вполне достойны, справляетесь с этими обязанностями и делами. Безусловно, имеете опыт большой, уже накопили, и имеете все шансы победить. Во всяком случае, имеете моральное право претендовать на это, бороться за это. Я же хочу пожелать Вам успехов.

К.Илюмжинов: Спасибо большое!

Россия. Весь мир. ЮФО > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 21 июля 2017 > № 2254372 Кирсан Илюмжинов


Турция. Сирия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 7 декабря 2015 > № 1580116 Кирсан Илюмжинов

Илюмжинов: «Эрдоган прекрасно меня знает и мог бы назвать мою фамилию»

Глава ФИДЕ Кирсан Илюмжинов в интервью Business FM ответил на слова турецкого президента о продаже нефти ИГИЛ правительству Башара Асада

Турецкий лидер сообщил, что посредником между сирийским правительством и ИГИЛ является некий «русский шахматист, гроссмейстер». Фамилию Эрдоган не назвал, но логично предположить, что речь идет о Кирсане Илюмжинове. Ранее против президента шахматной федерации ввели санкции США — якобы за связи с руководством Сирии. В интервью Business FM Кирсан Илюмжинов рассказал об отношениях с Эрдоганом, с сирийским правительством и сирийскими партнерами по бизнесу.

Что вы можете ответить на обвинения Эрдогана о том, что помогает Асаду покупать нефть у запрещенной в России ИГИЛ некий известный российский шахматист, известный российский гроссмейстер?

Кирсан Илюмжинов: Что касается известных российских гроссмейстеров, у нас в России их много, все известные. Многие гроссмейстеры выступали на соревнованиях и в Турции, и вот я помню, два года назад сборная России победила на командном чемпионате Европы в Анталии, европейский турнир выиграли. Кого он имел в виду, непонятно, но с другой стороны, это полнейшая чушь. Не то, что российский гроссмейстер, ни один гражданин России здравомыслящий никогда не будет участвовать в поддержке террористической организации, запрещенной в России ИГИЛ.

Видимо, все-таки он ориентировался на то, что против вас ввели санкции США?

Кирсан Илюмжинов: Не знаю, если кто-то что-то сказал, он мог бы меня назвать, он прекрасно меня знает, мы несколько раз встречались, я был у него дома, на квартире был у него в Анкаре и в Стамбуле. Обсуждали мы шахматы с ним. Не знаю, если он имел в виду кого-то известного, он, наверное, назвал бы и фамилию, и имя. А если так он сказал, значит, наверное, хотели подставить. Может быть, те же американские друзья.

Санкции ввели еще против вашего партнера по «Русскому финансовому альянсу», и говорят, что здесь стоит копать.

Кирсан Илюмжинов: Да ну, это полный абсурд. В том пресс-релизе, который был опубликован на сайте Министерства финансов США, сказано, что доктор Хуриев с 1994 года работает как бы на правительство Асада, сотрудничает с сирийским руководством. Он с 1992 года был в оппозиции, в эмиграции. Он член запрещенной тогда в Сирии коммунистической партии, и был в оппозиции как раз к концу Асада, и никак не мог он там сотрудничать в 1994 году как раз с правительством Асада. Это одно, да, как бы в оппозиции все время. Второе там написано, что с 1997 года мы работаем, сотрудничаем. Мы познакомились в начале 2000-х годов, там, через 5 лет. Там просто написана полнейшая чушь.

Я помню ваше старое высказывание о том, что вы не все помните, что касается ваших бизнес-интересов. Вот, что касается ваших бизнес-интересов, связанных с Сирией, есть они?

Кирсан Илюмжинов: С 1989 года, когда я начал заниматься бизнесом, у меня не было ни одного контракта и ни одной фирмы, зарегистрированной или работающей с физическими, с юридическими лицами Сирии. До сих пор у меня их нет, это я точно знаю. Поездки были у меня в Сирию, но они касались чисто спортивных и шахматных интересов. Ну, встреча с президентом Сирии Башаром Асадом, с руководством, открытие центра спортивного.

Эрдоган также сообщил, что Башару Асаду помогает покупать у ИГИЛ нефть сирийский бизнесмен с российским гражданством Джордж Хасвани.

Михаил Сафонов

Турция. Сирия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 7 декабря 2015 > № 1580116 Кирсан Илюмжинов


Россия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > kapital.kz, 26 ноября 2015 > № 1564275 Кирсан Илюмжинов

Многие наши проблемы из-за нехватки интеллекта и культуры

О ведении бизнеса в кризис рассказал Кирсан Илюмжинов

Он первый руководитель Калмыкии и президент Международной федерации шахмат (ФИДЕ), государственный деятель и бизнесмен. Чем больше общаешься с Кирсаном Илюмжиновым, тем больше ощущаешь спокойствие, естественность и простоту, которые исходят от этого человека. Простота его не «от сохи» вовсе, а в естественности нет ничего деланного, подсказанного помощником или PR-специалистами. Ему повезло быть и остаться собой, жить в ладу с этим миром. Его интересно слушать, не поддакивая, спокойно рассуждать. Не сразу верится, что становление характера этого человека началось еще в пятилетнем возрасте. Впрочем, первым большим поступком Илюмжинова, наверное, можно назвать его решение войти после школы не в светлые коридоры МГУ, а в заводской цех.

В рамках проходящего в Алматы IV Кубка Центральной Азии по шахматам, призовой фонд которого размером в 25 тысяч долларов – полностью его заслуга, мы поговорили с Кирсаном Илюмжиновым о том, чем он сейчас занимается, о ведении бизнеса в кризис, а также о том, как шахматы помогут спасти мир.

- Вы были золотым медалистом, победителем многих всесоюзных олимпиад по самым разным предметам. Почему же вы, имея льготные возможности поступить в лучший университет СССР, решили идти работать слесарем на завод «Звезда»?

- Я считал, что человек должен себя проявить. Я хотел понять, а могу ли работать не головой, а руками? Через неделю меня на улице встретила классный руководитель и даже заплакала: «Ты позор нашей школы! Все твои одноклассники поступили, а ты пошел на завод». А еще через два месяца я уже был бригадиром и перевыполнял план, зарабатывал больше, чем моя мама. С первой получки пригласил всех одноклассников в ресторан. Потом пошел в армию служить. Решил проверить себя как мужчину, понять, что такое с 16 кг с автоматом делать марш-бросок и что такое дедовщина. Смогу ли? В первую неделю в армии нас послали на кухню, а я как раз получил письмо от друга: «суббота, занятия закончились, идем на дискотеку». И я начал думать: они – отдыхать, а я – драить жирные от грязи полы на кухне. Прочитав письмо, даже заплакал: была небольшая слабость, обида. Но я собрался и после армии уже решил пойти учиться. У меня был интерес к Японии. 80 тысяч иероглифов! Решил, что выучу их и стал специалистом по этой стране.

- Кирсан Николаевич, когда в вашей жизни появились шахматы?

- В них меня научил играть дедушка, и я довольно скоро стал чемпионом улицы. Как-то играли старшеклассники, и им не хватало одного игрока. Меня включили в состав просто так, а я выиграл всех. Тогда только футбол да шахматы у нас и были – самые доступные виды спорта. Шахматы особенно, ведь практически все чемпионы мира были наши. И сегодня шахматы стали еще более популярными. Даже по успехам шахматистов вашей Казахстанской федерации это видно. На днях исполнилось 20 лет, как я стал президентом ФИДЕ. Тогда в организации было 130 стран, сегодня их 190, в шахматы играло 200 миллионов человек, сейчас – 600 миллионов. За эти годы была решена и задача объединения шахматного мира. Было 2 федерации, у каждой – свой чемпион мира. Сегодня у нас единый чемпион – 24-летний норвежец Магнус Карлсен. Шахматный мир объединился. Наша новая задача – чтобы к 2020 году в шахматы в мире играл 1 миллиард человек.

- Знаю, что вы один из тех, кто верит, что с помощью шахмат можно спасти этот мир…

- У нас есть образовательная программа «Шахматы в школе». И она распространяется по всему миру: от Испании до Армении, от Вьетнама до Соединенных Штатов. Какова ее конечная цель? Я считаю, что многие конфликты в мире, кризисы, политические, религиозные возникают НЕ из-за нехватки ресурсов. Многие наши проблемы из-за нехватки интеллекта и культуры. Дружить, любить, а не воевать. Такая идея. Сначала подумай, а потом сделай ход, шаг, поступок. Как в шахматах. Если больше людей на планете будет играть в шахматы, количество принятых неправильных решений резко уменьшится. И начинать надо со школ, детских садов, с детей.

Поэтому мы и развиваем программу «Шахматы в школе». Два года назад я предложил президенту Мексики в десяти экспериментальных школах начать преподавание шахмат. Через год, видя результаты, он подписал указ о переходе всех 200 тысяч школ страны к обязательному преподаванию шахмат. Когда вводят шахматы в школах, повышается успеваемость. В Калмыкии в свое время она, к примеру, повысилась на 40%.

- Социально ответственный предприниматель дорогого стоит. Как менялся ваш бизнес с годами?

- Сейчас у меня появилось больше времени заниматься им. Я ведь и начинал с бизнеса, был одним из первых официальных миллионеров. В 29 лет купил бриллиантовую корону у Гарри Каспарова. Сейчас мне нравятся большие транснациональные проекты. В Монголии мы выиграли тендер на строительство железной дороги. Во Вьетнаме и Камбодже строим телекоммуникационные сети 4G, беспроводной интернет. Трейдинг, строительство центров, торговля, риелторский бизнес… Много всего. Больше такой конституционно-инвестиционный бизнес. Сейчас у меня более стратегическое транснациональное движение капитала, я бы сказал. Только в экономику России за 4 последних года я привлек около 5,8 млрд евро в виде инвестиций на осуществление различных проектов в разных регионах страны. Считаю, что это неплохо.

- Из-за такого большого количества проектов не возникает ощущения, будто теряете контроль?

- Есть такое. И я уже это проходил. До того, как стать президентом Калмыкии, я был владельцем более 50 компаний в Москве. Техобслуживание иностранных машин, продажа японских автомобилей, банковская деятельность, ресторанный бизнес… Был учредителем Российской биржи бумаг. Сейчас я учредитель ТПП России.

- Вы посещаете множество стран. Находится время посмотреть их?

- Одна из причин, почему я хотел поступить в МГИМО, – посмотреть мир. По окончании учебы так и было. Но позже… Вы удивитесь, Версаль и Лувр я смог посмотреть лишь в свой шестой визит в Париж. Мой маршрут обычно был таким: аэропорт Шарля де Голля – гостиница – аэропорт. Мы самая крупная спортивная федерация в мире, поэтому в год я посещаю до 100 стран. В прошлом году – 108 стран, в этом пока 80. Так что это не столько путешествия, сколько работа. Но эти поездки обогащают жизненный опыт. Приходит понимание, что все мы – люди – одинаковые. И мыслим одинаково. Мир очень простой и маленький.

- Все у нас сейчас хватаются за голову, особенно после того, как «отпустили» тенге. Кризисное время. Каково это – делать бизнес в такие времена?

- Для меня кризиса нет. Для предпринимателей, я считаю, это очень хорошее время для зарабатывания хороших и больших денег. Если в обычное время вы можете получать 5-10% прибыли в среднем, хорошо если 15, то в кризис вы можете получить 200%. Главное, быть в нужное время в нужном месте с правильными идеями. Я не понимаю, когда выпускник еще в жизни не научился ничему, но уже считает, что оклад в 1000 долларов – это мало, и не идет на работу с таким окладом. Когда я начинал – 100 долларов давали, и я считал, что это большие деньги. И нормально работали. Были тучные годы, когда нефть дорого стоила, вот и расплодили планктон, а сейчас тряхнуло. Но все зависит не от того, сколько нефть стоит, а от того, сколько правильных идей в твоей голове, которые ты готов этими руками претворять в жизнь.

- А с философской точки зрения мировой кризис – что для вас?

- Эпоха другая. От Водолея к Рыбам мы перешли. Все в движении. Все планеты очень быстро кружатся вокруг оси и Солнца, и Солнце несется. Трясет перед переходом человечества в новое состояние сознания к пониманию, что господь или космос дали нам эту планету красивую и что нужно не уничтожать ее, не сливать отходы в реки, не отравлять окружающую среду, не хвастаться тем, что новое оружие изобрели. Это нарыв на обществе, оттого, что все не гладко и не сладко не в самом государстве, а в умах, в мозгах людей. Все начинается с самого человека. Несправедливо то, что Африка и Азия имеют половину всех запасов, материальных ценностей Земли, а плодами пользуются лишь отдельные страны – европейские и США. К примеру, Запад не использовал развал Советского Союза во благо – я про те миллиарды долларов, которые освободились от гонки вооружений. Он не направил их на развитие в то же постсоветское пространство, азиатские и африканские страны, строительство новых школ, университетов. Нужно было создавать образовательные научные центры на местах, проводить интеллектуализацию. Для этого были деньги. На что они были направлены на деле? Диктат одной страны, одной идеологии, наращивание мускул, попытка насаждения демократических ценностей буквально в племена, которые еще не прошли предыдущих стадий общественного развития.

- Вы очень спокойно говорите о вещах, которые мы считаем чем-то из ряда вон. Меня как собеседника такое отношение и самого успокаивает. Возникает устойчивое ощущение, что вы человек счастливый. Причем это счастье, оно какое-то внутреннее, эмоционально не выраженное, но оно есть.

- Я себя с детства считаю счастливым человеком, потому что всегда занимался тем, чем хотел. В рамках общечеловеческих ценностей. Ребенку нужно давать все, чтобы он проявился. Чтобы читал литературу нормальную, а не телевизор смотрел, где насилие, секс, неправильные ценности. Чем раньше ребенок станет самостоятельным, чем раньше он научится принимать ответственность за принятые решения, тем здоровее будет общество. Если есть гармония внутри себя, значит, ты счастлив. Играйте в шахматы.

Россия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > kapital.kz, 26 ноября 2015 > № 1564275 Кирсан Илюмжинов


Россия. Весь мир > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 30 октября 2014 > № 1212159 Кирсан Илюмжинов

Встреча с президентом Международной шахматной федерации Кирсаном Илюмжиновым.

Владимир Путин обсудил с главой Международной шахматной федерации Кирсаном Илюмжиновым ход подготовки к финальному матчу чемпионата мира по шахматам, который пройдет в ноябре в Сочи.

В.ПУТИН: Кирсан Николаевич, добрый вечер!

Во-первых, хочу Вас поздравить с переизбранием на пост президента Международной шахматной федерации. Во-вторых, хотел с Вами обсудить ход подготовки к проведению чемпионата мира. Как Вы оцениваете, где мы сейчас находимся? Есть ли какие-то вопросы к организаторам, какие-то пожелания дополнительные?

К.ИЛЮМЖИНОВ: Во-первых, пользуясь случаем, Владимир Владимирович, разрешите по поручению президентского совета ФИДЕ, всемирной шахматной федерации, на сегодняшний день объединяющей 181 страну, поблагодарить Вас за предоставленную возможность провести матч за звание чемпиона мира в России.

Когда на президентском совете ФИДЕ рассматривались заявки от нескольких стран, решение членов президентского совета ФИДЕ было единогласным и, я считаю, неслучайным. Члены президентского совета основывались на двух факторах. Первое – то, что Россия – это великая спортивная держава, с глубокими шахматными традициями, и многие чемпионы мира по шахматам ФИДЕ – воспитанники российской, советской шахматной школы (начиная от Александра Александровича Алехина, Михаила Ботвинника, Бориса Спасского и многих других представителей нашей российской шахматной школы). И вторая причина, почему ФИДЕ проголосовала за Россию, сделала свой выбор – у всех вызвало большой интерес проведение зимних Олимпийских игр в Сочи. Многие спортсмены и руководители, представители национальных шахматных федераций хотели посетить Сочи, посмотреть.

То, что матч на звание чемпиона мира пройдет в Сочи, в Олимпийской деревне, для ФИДЕ хорошо, потому что одна из основных задач ФИДЕ сейчас – войти в олимпийское движение, стать членами Международного олимпийского комитета. Поэтому очень важно для ФИДЕ, для шахматистов играть в Сочи.

И третье – то, что участники этого матча – это выдающиеся шахматисты. Норвежский гроссмейстер Магнус Карлсен, молодой, 23 года, его называют «фишером XXI века», вундеркинд. И второй – представитель Индии, «родины шахмат», Виши Ананд, пятикратный чемпион мира. Два поколения, молодое и старшее шахматное поколение, сразятся за шахматную корону в Сочи. Матч вызовет очень большой интерес.

Специфика этого матча в том, что шахматы – интересный вид спорта. На прошлой неделе инспекция ФИДЕ была в Сочи. Для нас самое главное – это современные средства связи, потому что матч будет проходить в режиме онлайн. Десятки миллионов, а у нас были случаи, когда до 400 миллионов людей, шахматистов выходили на сайт чемпионата мира, и сайты просто обрушивались. Поэтому для нас важны и современные средства связи, коммуникации, чтобы интернет хорошо работал. Инспекция ФИДЕ осталась довольна всей подготовкой.

В.ПУТИН: То есть в целом подготовка идет нормально, проблем никаких Вы не видите.

К.ИЛЮМЖИНОВ: Спасибо, Владимир Владимирович.

В.ПУТИН: Хорошо.

Россия. Весь мир > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 30 октября 2014 > № 1212159 Кирсан Илюмжинов


Россия > Внешэкономсвязи, политика > itogi.ru, 26 ноября 2012 > № 696323 Кирсан Илюмжинов

Хан и шах

Кирсан Илюмжинов — о том, как влился в ряды золотой молодежи и чуть было не сел за шпионаж, о фирменном блюде Каддафи и ядерных секретах Саддама, о том, кто из голливудских звезд сыграет Горбачева, а также о контактах с инопланетянами, туалетном скандале и тяге к пиву с младых ногтей

Сегодня он в Цюрихе, завтра — в Стамбуле, послезавтра — на Ставрополье... С тех пор как Кирсан Илюмжинов оставил пост президента Калмыкии, его занимают вопросы не одной республики, а всего мира. Он излагает свои идеи мироустройства с такой же легкостью, как и передвигает фигуры на шахматной доске в блицпартии. В перерыве между перелетами действующий президент ФИДЕ поделился с «Итогами» своими идеями.

— Кирсан Николаевич, вы играли в шахматы со многими известными людьми, президентами разных стран. Это для вас нечто вроде теста? Каждый раз по окончании партии делаете ли вы какие-то выводы о человеке?

— Прежде всего шахматы — это приятное времяпрепровождение. И многие играют в них просто потому, что им нравится. Пожалуй, первым из глав государств, с которым я сыграл, был Бабрак Кармаль — руководитель Афганистана. Я тогда еще в МГИМО учился. Потом довелось не раз помериться силами с Наджибуллой во время его визитов в Москву в ранге главы службы государственной информации, а затем уже президента Афганистана. Конечно, человек раскрывается за шахматной доской. По этому поводу вспоминаю, как в последний раз встретился с Каддафи. Было это 12 июня 2011 года, спустя четыре месяца его убили. Мы сидели, разговаривали под бомбежки натовских самолетов и вообще-то не собирались играть. Смотрю, а в углу стоят очень красивые шахматы. Он за взглядом моим проследил: «А! Я и забыл, что вы президент Международной шахматной федерации, давайте сыграем...» А семью годами раньше мы с ним уже играли, когда я гостил у него в Сирте. Он принимал меня в своей палатке, в пустыне, сам готовил угощение — верблюжатину на костре. И вот прямо в палатке мы и разыграли партию: ночь, костер, фигуры на доске... Буквально на пятом или шестом ходу он зевнул — коня подставил. Говорю: «Переходите, ведь коня теряете». Он отвечает: «Нет, все. Сделал ход — значит, так и будет». Примечательное качество. Во время встреч и игр с Каддафи я оценил его характер, увидел, как он просчитывает ситуацию, и понял, что это человек, который никогда не сдается и держит свое слово. Спрашивал его: «Вам предлагают покинуть страну. И что — уедете, покинете пост?» Он отвечал: «Кирсан, да какой пост? Я же не президент, не король, по Конституции я никто. И потом куда я уеду? Во время последней бомбардировки я потерял двух внуков, внучку и 29-летнего сына. Здесь мои близкие остались, как я покину родину?» После той встречи я разговаривал с руководителями некоторых стран, меня спрашивали о Каддафи, и я открыто высказывал свое мнение: он будет стоять до конца, с ним нужно договариваться. В результате вы видите, что получилось: послов американских убивают, граница полыхает...

— Кто еще вас удивил за шахматной доской?

— Папа Римский Иоанн-Павел II. Мы познакомились в 1993 году. После расстрела Белого дома он пригласил меня, чтобы вручить памятную медаль. Я же в 93-м был депутатом и, соответственно, находился в гуще событий. Когда по зданию правительства ударили танки, стало понятно: еще немного, и разразится гражданская война. Я, Руслан Аушев и еще два человека соорудили белый флаг из занавески, сорванной в кабинете Валерия Зорькина, и поехали к Белому дому — надо было выводить из здания женщин. Хаос, стрельба, после долгих переговоров мы миновали ограждение. По темным коридорам под визг пуль собирали перепуганных женщин — в основном это был обслуживающий персонал. По спутниковой связи связались с Олегом Лобовым, секретарем Совета Безопасности, предупредили, что ведем безоружных. На выходе нас ожидали напряженные, готовые выстрелить в любой момент военные и разъяренная, неуправляемая толпа. Женщин втолкнули в автобусы, сами — бегом в мой «Линкольн». Потом по телевизору крутили кадры: Илюмжинов с Аушевым с белым флагом заходят в Белый дом, и ни одного кадра — как выводим оттуда людей... И когда папа римский решил меня наградить, я, конечно, приятно удивился. А в 1995 году, когда я стал президентом ФИДЕ, одна из первых поздравительных телеграмм пришла из Ватикана. Я поехал, чтобы выразить свою благодарность. Привез папе римскому очень красивые шахматы, которые изготовили кубачинские мастера из Дагестана. Он быстренько расставил позицию: «Так, господин президент, вот вам задачка: белые начинают, мат в пять ходов». Я смотрю: откуда тут в пять ходов? «Ну ладно, — говорит. — Вы же все-таки начинающий президент. Вот вам другая задача — мат в два хода». Это я уже отгадал. И только потом узнал о его увлечении: президент шахматной федерации Польши прислал мне вырезки из краковской газеты, а там — задачи, этюды, составленные ксендзом Войтылой. Он и играть в шахматы любил, но особенно — составлять задачи.

— Вы сами когда в первый раз за доской оказались?

— Лет в пять меня дедушка научил. Сначала в шашки, но буквально через неделю я уже начал у него выигрывать. Тогда решили освоить шахматы. Через какое-то время я опять его стал обыгрывать, а он психовал: «Давай еще, отыграюсь!» Доходило до того, что он звонил с работы бабушке: «Скоро приду, отловите Кирсана!» В детский сад я не ходил, на улице постоянно носился. Мне хотелось в футбол играть, а дед усаживал за шахматную доску. Я понимал, что пока он не выиграет, меня не отпустит. Тогда начал хитрить, поддаваться. Дед опять недоволен, кричит: «Ты по-настоящему играй!» В пять лет я стал чемпионом улицы — ящик пива выиграл. Мне его, конечно, не дали — купили лимонад и коржик. В 1-м классе стал чемпионом республики среди школьников, в 15 — чемпионом Калмыкии среди взрослых. Когда в армии служил, был чемпионом Северо-Кавказского военного округа. Потом, во время учебы в МГИМО, чемпионом Москвы среди студентов.

— Шахматам надо учиться или самоучка тоже может достичь больших результатов?

— Многие из политиков, которых я знаю, шахматами профессионально не занимались, просто в детстве дедушка или сосед научил, а со временем набрали приличный уровень. Как Горбачев, например. Он мне рассказывал, что во время немецкой оккупации детям надо было во что-то играть, вот они с соседским мальчишкой и вырезали из деревяшек шахматные фигуры. Так он и приобщился. И потом, будучи уже Генеральным секретарем, садился за доску с членами Политбюро и правительства, там многие увлекались. Как мне кажется, для политика это необходимый навык. Исторический факт: когда Уинстон Черчилль приглашал человека на работу к себе в кабинет правительства, он первым делом интересовался, играет ли претендент в шахматы?

Я к шахматам отношусь больше как квалифицированный шахматист, кандидат в мастера спорта, а поиграть меня часто просят. Помню, как-то в середине 90-х пришел в качестве президента Калмыкии с целым списком вопросов к генеральному прокурору Юрию Ильичу Скуратову. Только бумаги на стол выложил, он спрашивает: «У тебя время есть?» — «А что?» «Пойдем, — говорит, — в шахматы сыграем, заодно и чаю попьем». Зашли в комнату отдыха, на доске фигуры расставлены. Я говорю: «Юрий Ильич, неудобно, там посетители в приемной». Блиц все-таки разыграли.

Или прихожу как-то к Сергею Ивановичу Шматко, министру энергетики, с вопросом по строительству ветряных электростанций. И у него в кабинете оказались шахматы. Пока не сыграли, к делам не перешли.

— У всех выигрываете?

— Мне как опытному шахматисту это необязательно. Жириновскому вот уступил. Он неплохо играет, но как любитель, а я хотел, чтобы ему интересно было. В общем, Владимир Вольфович мне мат поставил и говорит своим помощникам: «Учитесь! Видите, какой Илюмжинов мудрый — сделал так, чтобы я порадовался». Кстати, Горбачев как-то возмущался при журналистах: вот, мол, Кирсан вничью со мной сыграл, поддался, а так бы выиграл. Я говорю: «Михаил Сергеевич, не выиграл же, вничью сыграли!» «Э-э, нет, ты у меня выиграл!»

— Это правда, что вы выкупили права на издание мемуаров Горбачева?

— Да, права на издание мемуаров и их экранизацию. В Голливуде сейчас ведем переговоры с продюсерским центром Аль Пачино. Была у нас в Чикаго встреча с режиссером Оливером Стоуном — Горбачев, я и он. Многие актеры готовы сыграть Горбачева — например, Леонардо Ди Каприо. Но пока не могу сказать, кто сыграет главную роль. Считаю Михаила Сергеевича одним из выдающихся людей эпохи. Меня всегда привлекали масштабные личности, как папа римский Иоанн-Павел II, далай-лама, Бобби Фишер, Саддам Хусейн, Каддафи. Это те, кто влияет на ход истории. Горбачев сначала остановил холодную войну, затем изменил политический строй. Поэтому как личность он всегда меня интересовал. Тем более что мы соседи — Калмыкия и Ставропольский край, откуда он родом. Очень интересно, как человек из ставропольской глубинки стал личностью века.

— Часто политика вмешивается в шахматы?

— Можно вспомнить противостояние Бобби Фишера, который был олицетворением капитализма, и Бориса Спасского — представителя коммунистической идеологии. Через них выясняли, кто умнее — капиталисты или коммунисты. А из новейшей истории вспоминается ситуация с Саддамом Хусейном. В 1996 году он предложил провести чемпионат мира в Багдаде, готов был обеспечить призовой фонд. Тогда как раз подвис матч Анатолий Карпов — Гата Камский. Карпов согласился ехать в Багдад, и Камский хотел играть, но американцы пообещали ему неприятности, если отправится в Ирак. Против этой страны тогда уже действовали санкции. Я написал письмо в Госдеп США: мол, мы же в шахматы играем, а не воюем, не оружие туда завозим, а шахматные доски. Но санкции запрещали ввозить в Ирак даже... карандаши. Потому что в них — графит. Видимо, считалось, что из карандашей Саддам Хусейн изготовит атомную бомбу.

Меня периодически критиковали: мол, общаюсь с тиранами. Но с тем же Каддафи кто только не обнимался — и Берлускони, и Саркози. Кондолиза Райс была у него в гостях. И вдруг стал изгоем, тираном. А ведь ни одной политической тюрьмы в стране так и не обнаружили, ни одного политзаключенного. Было благополучное государство: самая низкая зарплата — 1000 долларов, коммунальные услуги — бесплатно, молодоженам выделяли 64 тысячи долларов на покупку квартиры. Я встречался с людьми, знаю...

— Вы часто оказываетесь в странах, где идут военные действия, происходят какие-то конфликты. В каком качестве вы туда приезжаете?

— По шахматным делам. В прошлом году 108 стран посетил, в этом — более 60. Меня многие приглашают. Весной, например, был в Сеуле на международной конференции, где среди прочего поднимали тему объединения двух стран — Южной и Северной Кореи. Выступал с докладом.

— Ну и как, объединение грядет?

— Я предложил им на мосту, где стояли войска ООН, поставить сто столов с шахматными досками и посадить за них с одной стороны 100 северокорейских пионеров, а с другой — 100 южнокорейских детишек. Обсуждал эту идею с президентом Южной Кореи Ли Мен Баком. Это мой товарищ еще с 90-х годов, когда он был президентом корпорации «Хендай», а я дилером этой компании на территории бывшего Советского Союза. Он потом стал мэром Сеула, а затем и президентом Южной Кореи. И вот я предложил: первый ход сделает президент Южной Кореи, а со стороны Северной Кореи — Высший руководитель. Южане были готовы, но, к сожалению, в Северной Корее не так давно умер лидер, и придется все переговоры начинать заново.

Еще одна моя идея: линия мира на арабо-израильской границе. Там стоит 6-метровая стена, и на участке, где еще идет строительство, поставить тысячу шахматных столов, за которые усадить детей. С Махмудом Аббасом, лидером палестинцев, я обсуждал эту идею, он двумя руками за. Израильское руководство вроде тоже не возражает. Остается подготовить и осуществить. То же самое подошло бы для Нагорного Карабаха, где могут сыграть армянские и азербайджанские дети, для Тирасполя — пусть встретятся дети Приднестровья и Молдовы. Так что шахматы выполняют миротворческую миссию. Знаете, есть такая легенда. Два индийских раджи постоянно враждовали друг с другом. И вот в очередной раз их войска вышли на поле брани, и тут один мудрец предложил: прежде чем доказать, кто сильнее, вы сначала докажите, кто умнее. Расставили шахматы. Начали соперники играть — день, неделю, месяц... Солдаты стояли-стояли да и разошлись по домам — нужно хозяйством заниматься. Так война и закончилась.

— Как вы, выходец из обычной калмыцкой семьи, попали в МГИМО, куда без блата не брали? И почему своей специализацией выбрали японский язык?

— Шахматы меня научили играть и побеждать. Я окончил школу с золотой медалью, был победителем многих республиканских и всесоюзных олимпиад по математике, химии, физике, литературе. В 1979 году отмечалось 180-летие Пушкина, проводились городской, потом общереспубликанский и общесоюзный конкурсы на лучшее сочинение. И вот у меня оказалось лучшее сочинение в стране, а победители имели право льготного поступления на филологический факультет МГУ. Так совпало, что в то же время я прочел книгу Всеволода Овчинникова «Ветка сакуры», в которой он очень красиво пишет про Японию. А еще в школе я увлекался карате, хотелось вникнуть в восточную философию. Я узнал, что японский язык изучают в Институте Азии и Африки, в МГИМО и Военном институте Министерства обороны. Но в институт я попал не сразу. После школы еще год на заводе отработал. Оказался там, можно сказать, случайно, ведь мне с моим аттестатом все прочили институт. Но как-то шел по Элисте со своим одноклассником, а навстречу парторг приборостроительного завода «Звезда». «О, — говорит, — а когда вас на заводе ждать? У нас людей не хватает». А я же был секретарем комсомольской организации школы, командиром городского комсомольского штаба, призывал всех: «Товарищи, идите на завод!» И как-то неудобно стало: других зову, а сам что? Ну и пошел, тем более что хотелось себя проверить. Конечно, меня не поняли ни дома, ни в школе. Встал за слесарный станок и быстро стал ученическую норму в два раза перевыполнять. Выбрали меня бригадиром комсомольско-молодежной бригады. Получал 220 рублей, тогда как у мамы — ветеринарного врача — зарплата была 140, у отца — инженера — 200. Я почувствовал, что значит зарабатывать. А через год — повестка в армию. Опять вызов: как не принять? Пошел. Попал в Северо-Кавказский военный округ. Прошел путь от рядового до старшего сержанта, замкомвзвода. Конечно, поначалу тяжело было, издевательствам «стариков» надо было противостоять. Да и физически непросто. Представляете, наряд по кухне: 2,5 тысячи людей поели, а мы, пятеро солдат, должны перемыть посуду, а потом еще картошку чистить с 3 до 6 утра. Не скрою, часто закрадывались мысли: вот дурак, зачем пошел в армию, сейчас бы гулял на дискотеке... А потом втянулся, привык и не жалею. Считаю, получил хорошую закалку. Вернулся из армии и поступил в МГИМО. Мне хотелось доказать, что если я попадаю в какую-то ситуацию, то должен быть лучшим, сделать все по максимуму. И вот в институте я оказался среди золотой молодежи — вместе со мной учились внук Брежнева, сын Бабрака Кармаля.

— И в такой среде произошла история с доносом в КГБ...

— Донос случился на ровном месте. Отмечали в общежитии мой день рождения. Накрыли стол длинный, плов готовили, выпивали, разговаривали... А через день фотографии оказались в КГБ: вот — распитие алкогольных напитков. Помню, меня полковник спрашивает: пили на дне рождения? «Ну да, шампанское...» А он выкладывает фотографию: я сижу, Кала Кармаль, мы чокаемся рюмками, и в кадре на первом плане — бутылка «Столичной». Хотя я вообще-то крепкие напитки не жаловал...

— Это наказуемо — выпить на студенческом дне рождения?

— Так это в середине 80-х, в самый разгар борьбы со спиртным. К тому же я был замсекретаря парткома по идеологии. И пошло-поехало: какой пример вы показываете комсомольцам? Меня исключили из института, потом из партии, влепили строгий выговор, начали следствие, будто я шпион, наркоман, фарцовщик. КГБ тогда был всесильным, но я все равно решил бороться. Написал письмо председателю КГБ Чебрикову о том, что я не шпион, написал как коммунист письмо на имя XIX партконференции, Шеварднадзе написал как министру иностранных дел. Везде указывал, что я простой студент, без «лапы», без денег. Решил: раз жизнь поставила в такие условия, надо бороться, доказывать свою невиновность. Началась история в апреле, а в сентябре меня пригласили в МГИМО и сказали: мы все проверили, факты не подтвердились. В институте тогда деканом факультета международных отношений был Анатолий Торкунов, он сейчас ректор МГИМО. Он поддерживал меня неофициально: «Ну сам понимаешь, система. Может, давай переведем тебя в Институт стран Азии и Африки?» До сих пор благодарен ему за поддержку...

Меня восстановили — на мой же 6-й курс. Я даже не отстал, экстерном сдал экзамены и зачеты. Не согласился я и со строгим выговором за распитие спиртных напитков, написал в Комиссию партийного контроля. Через полгода меня вызвали на Старую площадь и сняли строгач. Я уверен: если ты чувствуешь за собой правоту, надо идти до конца. Я в жизни ничего не боюсь.

— Действительно, надо обладать немалой смелостью, чтобы, будучи одним из ведущих политиков в стране, рассказать о своем контакте с инопланетянами. Как это вы рискнули?

— Моя бабушка говорила: самая большая хитрость — это честность. Живу по этому принципу. Другое дело, что я говорю не все, что думаю. Но если что-то было, отрицать не буду. Да, я знал, что история с инопланетянами вызовет неоднозначную реакцию. Но меня воодушевили наши же руководители. Бывшие коммунисты, которые носили партбилеты в карманах, а значит, были атеистами, стали ходить в храмы и стоять со свечками на глазах у всей страны во время телетрансляций с Пасхи и Рождества. Я их не осуждаю, сам человек верующий. Со многими религиозными деятелями дружу — и православными, и мусульманскими, и буддистскими. Я и паломничество совершал — в Тибет, Северную Индию — в резиденцию далай-ламы. У меня потребность была что-то открыть, понять для себя. Когда был президентом Калмыкии, создал Совет по делам религий. Если человек что-то потерял в жизни, ему нужна отдушина, он идет туда, где может обрести равновесие, ищет путь к Богу. Это очень правильно. Надо просто верить, что есть Абсолют, а мы лишь приходим и уходим каждый в свое время. Очень мудро Константин Циолковский писал об этом в «Приключении атома». Ракетостроению посвящена лишь одна тысячная его работы. Остальное — про буддизм, про душу, про полеты на Марс. Этот полуглухой учитель из российской глубинки был уверен, что наша галактика кишит разумными существами.

Я не побоялся рассказать про свои встречи с инопланетянами. Впервые я с ними встретился, когда учился в 1-м или 2-м классе. Элиста — город маленький, на окраине футбольное поле. Мы играли в мяч, рядом коровы паслись. И как-то под вечер, солнце еще не село, собаки вдруг как завыли, головы к земле опустили. Затем наступила звенящая тишина и сверху опустилась бандура вытянутой формы. Буквально в километре от нас зависла. Это полгорода видело. Бандура повисела какое-то время и медленно-медленно ушла вверх. Потом был случай в армии — прямо над воинской частью что-то шарообразное висело. Ну а в 1997 году в Москве был особый случай: меня пригласили на корабль. Я бы, может, и подумал, что мне это приснилось. Но есть три свидетеля: водитель мой Николай и два друга — Андрей и Василий. В тот день я должен был улетать в Элисту, они заехали за мной на квартиру в центре Москвы примерно за полтора часа до вылета. Открыли дверь своими ключами, телевизор включен, а меня нет. Василий даже под кровать заглянул. Я жил на последнем этаже, никуда не вылезешь. У консьержки спросили: «Выходил?» «Нет, — говорит, — как вечером приехал, так и оставался дома». Час искали, стали уже думать, что дальше делать — шум поднимать или нет. И тут вдруг я материализуюсь, из спальни выхожу. Они: «Ты где был?» Я говорю: «Летал на тарелке». Они не верят, конечно, но ведь меня же не было.

— А что за общение у вас было на тарелке?

— Естественно, я спросил у них: «Чего вы с нами не общаетесь?» Они говорят: «А зачем? Вы же еще не доросли. Вот вы с муравьями разговариваете? Нет. А ведь у муравьев тоже цивилизация есть. И к тому же вы едите себе подобных». В общем, дали понять, что человечество на нынешнем этапе развития не представляет для них интереса.

Кстати, после моего рассказа многие стали говорить: спасибо тебе, мы теперь тоже можем поведать о своих контактах. Мой друг, президент одной страны, сказал: «Слушай, а я ведь тоже видел». Я ему говорю: «Ну и расскажи об этом публично». Он: «Ты что! Оппозиция на смех поднимет». Были контакты, например, у выдающегося шахматиста Василия Смыслова. В начале 2000-х я проводил чемпионат мира в Государственном Кремлевском дворце, на приеме он подошел ко мне со своей супругой Надеждой Андреевной: «Кирсан Николаевич, это очень важно. Посмотрите мне в глаза и скажите: вы действительно встречались с инопланетянами?» Я подтвердил. Он чуть не заплакал и рассказал, что в 70-е играл с международным гроссмейстером Хюбнером в Германии на претендентском турнире. И прямо в гостинице, когда он сидел за шахматной доской, появилось существо. Он с ним общался. Супруга — свидетельница. Он не мог никому рассказать, держал это в тайне четверть века с лишним, боялся.

— Ваша смелость распространяется не только на рассказы об инопланетянах. Когда в 1998 году вы сделали заявление о том, что Калмыкия может выйти из состава РФ, это было не менее смело...

— А вот это выдумка журналистская, легенда! Чего не было — того не было. Я говорил о правильном политическом федерализме: если он существует, то не должен быть экономическим. Почему Калмыкия при бюджете 3 миллиарда собирает 15 миллиардов доходов, которые перечисляет в федеральную казну, а потом месяцами пытается получить обратно миллиард — на дотации, зарплату, детские пособия, пенсии. Должно быть так: кто нормально зарабатывает, тот и получает. По отстающим регионам нужно принимать специальные программы, помогать им. Иначе у тех, кто много зарабатывает, пропадает стимул работать успешно: ведь все равно Центр заберет. Но в новостях сразу стали обыгрывать: мол, в Калмыкии придется ставить пограничные столбы.

— Почему, проработав главой Калмыкии не один срок, вы в 2010 году решили не продлевать полномочия?

— К тому моменту 17 с половиной лет отработал, следовало в сторону отойти и посмотреть на сделанное. Свои основные обещания я выполнил. На 100 процентов республику газифицировал, хотя раньше Калмыкия находилась на последнем месте по уровню газификации. Пребывала республика и на последнем месте среди регионов бывшего Советского Союза по количеству дорог с твердым покрытием. От Элисты до районного центра Цаган Амана, что на Волге, — это примерно 300 километров — в распутицу люди по 8—10 часов ехали. Иногда ночевали в пути. При мне дорогу построили, теперь за три часа можно доехать. Между районными центрами дорог не было. Построили. А самое главное — о Калмыкии узнали.

Когда в 1998 году мы провели у себя шахматную Олимпиаду, в республику съехались представители 129 стран. Я посчитал свою миссию выполненной и решил посвятить себя бизнесу.

— Однако от поста президента ФИДЕ не стали отказываться. Такая борьба развернулась между вами и Карповым. Кстати, в каких вы сейчас отношениях?

— Все нормально. Я ему предложил пост вице-президента. Он подумал, но сразу же отказался — слишком много ездить нужно. Сейчас он посол ФИДЕ в международных организациях, мы часто с ним участвуем в разных мероприятиях.

— Трудно с шахматистами общий язык найти?

— Да, сложно. Шахматисты — люди эгоцентричные. Я заметил интересную закономерность: как только у них рейтинг заходит за 2700 (коэффициент Эло, международная классификация. — «Итоги»), они начинают считать себя самыми умными не только за шахматной доской. В этом проблема Каспарова: он создает свою парадигму и уверен, что она самая лучшая. Сложно с ними и в ФИДЕ: как соберутся, так начинаются споры по любому поводу. Например, выдвинуто предложение: играть не час, а полтора. Немедленно разворачивается дискуссия: почему полтора часа, а не 1 час 35 минут? И могут целый день это обсуждать. А надо ведь серьезные решения принимать.

— Одна из ваших серьезных миссий в ФИДЕ — объединительный матч между Топаловым и Крамником. Многим он запомнился туалетным скандалом, когда Топалов обвинил Крамника в том, что тот слишком часто отлучается в туалет и, наверное, получает там компьютерные подсказки. В какой-то момент матч был под угрозой срыва. Как вам удалось убедить игроков продолжать?

— Это было в сентябре 2006 года, тогда проходил экономический форум в Сочи. Владимир Владимирович Путин, когда подошел к стенду, на котором размещались инвестиционные проекты Калмыкии, у меня поинтересовался: «Кирсан, что у тебя там? Говорят, два умных и великих туалет не поделили». Я говорю: «Ну что делать — слишком умные». Двое суток ситуация накалялась, переговоры в тупик зашли. Все началось с того, что поражение засчитали Крамнику. Он сказал: «Пока не отмените поражение, играть не буду». А Топалов в ответ: «Отмените поражение, я играть не буду». Президент Болгарии послал за Топаловым в Элисту самолет. Я разговаривал с каждым, объяснял: «Надо играть, миллионы людей следят за матчем!» Кстати, спасибо туалетному скандалу: за неделю на сайте чемпионата мира было около 500 миллионов посещений. Мне друг позвонил из США: «Кирсан, я думал, скандал из-за того, что в Элисте деревянные туалеты». Журналистов запустил в этот туалет. Хороший турецкий кафель, сантехника красивая... В результате как-то уговорил их продолжить игру.

— Как вам удалось привлечь в шахматы спонсоров, ведь раньше не было таких призовых фондов, как в последние годы...

— Да, когда я в 1995-м пришел, мы почти два года не могли найти денег, чтобы провести матч Карпов — Гата Камский. В календаре ФИДЕ числилось всего четыре официальных турнира, и денег на их проведение не было. А сейчас в календаре ФИДЕ более 10 тысяч официальных турниров и около ста тысяч неофициальных. Первое, что отпугивало спонсоров, — количество разногласий и нестабильность в шахматном мире. Стабильность я обеспечил: после 13 лет двоевластия, когда существовало две версии чемпионата мира, сейчас осталась одна. За 4 года до матча Топалов — Крамник между ведущими шахматистами мира и ФИДЕ было подписано соглашение, что ФИДЕ — единственная федерация, которая выражает интересы шахматистов в Олимпийском комитете и международных спортивных и других организациях. Чемпионат мира 2012 года провели в Москве, в Третьяковской галерее, предприниматель Андрей Филатов был главным спонсором, дал два миллиона долларов. Он увлекается живописью, вот и предложил — давайте организуем турнир в Третьяковской галерее. Моих личных средств на шахматы ушло более 60 миллионов долларов, но зато я объединил шахматный мир, так что, считаю, деньги не зря потратил.

— Как вы стали миллионером? И вообще как оказались в бизнесе, вам же после МГИМО была прямая дорога в дипломаты...

— После того как меня восстановили в институте, я получил диплом и стал думать: куда идти работать? После всех мытарств и хождений по коридорам власти мне стало очевидно: старая государственная система прогнила. Желания работать на нее у меня не было. На дворе был 1989-й, и чувствовалось, что будущее — за нарождающимся в стране новым классом. Меня потянуло в мир настоящего дела, в мир бизнеса. В сентябре 89-го советско-японская фирма «Лико-Радуга» объявила конкурс на замещение вакантной должности управляющего. Условия: высшее образование, знание английского и японского. Это был шанс. Набралось 24 претендента, мы сдавали экзамены на английском и русском, проходили собеседования и многочисленные тесты — на психологическую совместимость, реакцию, скрытые возможности. И я прошел. Запомнилась встреча с руководителем «Лико-Радуги» господином Саватари. Всего несколько минут, но я чувствовал, что он оценил меня и остался удовлетворен впечатлением. С этой минуты моя жизнь круто изменилась. Зарплата — 5000 долларов в месяц, плюс еще некая сумма в рублях, плюс процент от каждой совершенной сделки. Фирма выделила мне двухкомнатную квартиру и машину. Компания занималась продажей легковых машин, переработкой сельскохозяйственной продукции, организацией выставок-продаж картин, ресторанным бизнесом и прочим. Встречи, постоянные перелеты, переговоры, конкурентная борьба. Но я был счастлив: все, чему я учился долгие годы, оказалось востребовано — шахматная логика и память, дисциплина, способность спать по 3—4 часа, сила воли. Я заключал миллионные контракты и перестал бояться цифр с шестью-семью нулями. Быстро набирался опыта, и вскоре мне вдвое повысили оклад, подняли проценты с каждого реализованного договора. Впрочем, через некоторое время в «Лико-Радуге» мне стало тесновато: компания не шла на слишком рискованные операции, предпочитая гарантированные сделки. Я же чувствовал, что способен на большее. У меня уже имелись личные сбережения, я стал заниматься банковскими и биржевыми операциями. Интуиция меня не обманула — пришли очень большие деньги. Конечно, я много раз был на грани разорения, как же без этого. Но воспринимал это как опыт. Бизнес ведь очень увлекательная игра. Причем чем дальше, тем выше азарт — идеи переполняют, уже просто не хватает времени, чтобы их реализовать. Через год после окончания института я купил дом в Лос-Анджелесе, «Роллс-Ройс». А потом мне стало скучно: зарабатываешь, зарабатываешь, а что дальше? Пошел в депутаты. В 27 лет стал самым молодым депутатом Верховного Совета. Потом направил стопы в исполнительную власть — надо же законы претворять в жизнь, а то все куда-то в корзину идет. В 31 год стал президентом республики. Интересно же! Вот поэтому бизнесмены и идут в политику.

— Какие вы сейчас ставите перед собой цели?

— В мире неспокойно — финансовый кризис, войны. Почему это происходит? Не из-за того, что на планете недостаточно ресурсов — и угля, и нефти, и газа хватит надолго. Циолковский говорил, что Земля может спокойно прокормить 50—60 миллиардов человек.

Чего и кого сегодня не хватает? Думающих людей. У меня есть мечта — увеличить их количество до миллиарда. Арифметика простая: на планете живут 7 миллиардов людей, в шахматы играют 600 миллионов. Лев Толстой писал о положительном влиянии шахмат на развитие человеческого интеллекта, а Ленин считал, что шахматы — это гимнастика для ума. Как-то журналист Би-би-си спросил Альберта Эйнштейна: «Зачем вам шахматы?» Тот ответил: «Молодой человек, почему вы считаете, что нужно тренировать мышцы рук, ног, а мышцы головы — не нужно? Единственный способ тренировать мышцы головы — это игра в шахматы». Если один миллиард будет играть в шахматы, значит, совокупный IQ человечества повысится. Значит, велика вероятность, что из этого миллиарда в политику, в правительства попадет больше умных людей. Значит, количество неправильных решений будет уменьшаться. Следовательно, будет меньше войн и меньше кризисов. Как это сделать? Знаете, как детей в калмыцких школах учили играть в шахматы? Садись, руки под попу клади. Хочешь конем пойти? Сначала подумай, а потом руку протягивай. И этот простой прием заставляет ребенка задумываться над тем, что он делает. Одна из программ, которой я сейчас активно занимаюсь: вводить шахматы как предмет в школах, езжу по странам с этой идеей. Мне кажется, это хорошее дело.

Виктория Юхова

Досье

Кирсан Николаевич Илюмжинов

Родился 5 апреля 1962 года в Элисте.

С четырех лет начал играть в шахматы, а в 15 возглавил взрослую сборную Калмыкии.

В 1979 году окончил школу с золотой медалью, после чего год работал на заводе. Потом служил в армии.

В 1982—1989 годах учился в МГИМО.

В 1988 году по доносу однокурсников был исключен из института и из партии «за распитие спиртных напитков в общественном месте». Однако после разбирательства был восстановлен на учебе и окончил институт. Впрочем, по дипломатической линии не пошел — привлекла открывшаяся в то время возможность заниматься бизнесом.

В 1990 году был избран народным депутатом РСФСР от Манычского округа (Калмыкия). Затем избирался в Верховный Совет СССР, был президентом Российской палаты предпринимателей.

11 апреля 1993 года стал первым президентом Республики Калмыкия и занимал этот пост до октября 2010 года, после чего сложил полномочия.

С ноября 1995 года по нынешнее время является президентом ФИДЕ.

19 сентября 2011 года по решению высших иерархов Шри-Ланки стал хранителем мощей основателя буддизма Будды Шакьямуни. Мощи были переданы Илюмжиновым на хранение в центральный буддийский храм Калмыкии.

Женат, имеет сына.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > itogi.ru, 26 ноября 2012 > № 696323 Кирсан Илюмжинов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter