Всего новостей: 2259505, выбрано 3 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Иноземцева Екатерина в отраслях: Госбюджет, налоги, ценыСМИ, ИТОбразование, наукавсе
Иноземцева Екатерина в отраслях: Госбюджет, налоги, ценыСМИ, ИТОбразование, наукавсе
Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 27 июня 2017 > № 2224242 Екатерина Иноземцева

Учить или не учить: 6 ловушек бизнеса по онлайн-образованию. Советы предпринимательницы

Екатерина Иноземцева

Сооснователь и гендиректор онлайн-школы Free Publicity School

Основатель Free Publicity School о том, что низкий порог входа в бизнес онлайн-курсов отнюдь не гарантирует его успеха

Многие будущие предприниматели сейчас присматриваются к рынку онлайн-курсов, потому что он привлекателен низким барьером входа и простым управлением, на первый взгляд. В прошлой своей статье я рассказала, как появилась идея моей онлайн-школы и как мы вместе с мужем делаем из студентов популярных авторов. Сейчас я расскажу, как мы справились с шестью «узкими горлышками» своего бизнеса, и как это поможет вам сразу создать эффективную бизнес-модель.

1. Мотивация участников завершить курс. Уверена, многие читатели сами когда-то приступали к онлайн-курсам, смотрели пару видео, а затем соскакивали с процесса обучения на полпути. По моим данным, до конца обучения на полностью автоматизированных онлайн-курсов (например, типа Coursera) до конца доходит только 5-7% людей, потому что им не хватает мотивации. Таким студентам чаще всего нужен контроль, глаза внешнего наблюдателя.

ВFree Publicity School мы придумали систему бадди — наставников. Наставниками становятся, как правило, выпускники предыдущих курсов, у которых уже есть писательский опыт за плечами. На курсе они не просто подбадривают и подсказывают, а буквально спрашивают моих студентов: «Куда вы пропали? Когда будет готова статья? Когда отправите в редакцию?». И такая система поддержки-контроля работает.

Мы добавили перекрёстную обратную связь. Участники не только сами получают обратную связь от наставника, но и учатся давать по принципу «бутерброда». Это тренирует навык feedback (что было сделано) и feedforward (что улучшить на будущее), который потом можно применять в любых сферах жизни. Плюс геймификация — участники разбиты на кланы (мини-группы), в которых работают над отдельными заданиями. Считаются индивидуальный балл и групповой, выбирается команда-победителей.

Так мы решили проблему схода участника оналйн-школы на середине пути. У нас до финального результата доходят 93%, причём 70% их статей, отправленных в СМИ, публикуются.

2. Мотивация бадди (наставников) возвращаться на курс. Предыдущие два года бадди участвовали в наставничества на волонтёрских началах. Мотивация — атмосфера поддержки и вдохновения, которую мы создаём в группе, нравится вариться в «творческом соку», черпать идеи и помогать другим. Но вскоре у нас возникла следующая проблема — через 2-3 захода наставничества, бадди стали соскакивать, обьясняя свои уходы семейными делами и другими личными заботами. Каждый раз мы, основатели онлайн-школы, были вынуждены менять состав группы поддержки, тренировать их заново, проводить уже наставничество для наставников.

Теперь мы составляем не только общий рейтинг курса, но и рейтинг каждого наставника, ведь они влияют на общий результат. Для этого берём обратную связь в формате NPS (Net Promoter Score). Главный вопрос этой системы оценки: «С какой вероятностью вы бы порекомендовали наш курс (продукт, услугу) своим друзьям и коллегам и почему?», предполагающий ответ по шкале от 1 до 10. Наш NPS держится на отметке 8,0, это прописано в KPI команды.

3. Премиум или масс-маркет. Со временем в нашей школе образовалось новое «узкое горлышко»: участники требовали обратную связь и комментарии основателей школы (то есть меня и супруга Дмитрия Юрченко). Нас уже физически не хватало, чтобы откомментировать каждую статью, а ведь надо было еще заниматься управлением и развитием проекта.

Решение пришло после анализа потребностей участников. Мы выяснили, что для мотивации окончить школу одной группе ученико вполне хватает самодисциплины, и они могут дойти до конца обучения без всякой поддержки (их немного, но такие участники есть), а кому-то для ощущения движения нужна атмосфера и творческая среда. Другие нуждаются в том, чтобы их буквально вели за руку (для них и создан формат «Бадди»), а кому-то – индивидуальный менторинг от Кати и Димы.

Так мы ввели пять форматов участия в обучении с разной ценой от 2500 рублей до 50 000 рублей, повысив таким образом средний чек с 4 000 рублей до 13 000 рублей, одновременно сняли с себя двойную нагрузку и убрали претензии учеников. В итоге наша школа предоставляет продукт для каждого кошелька и получает в воронку продаж буквально все аудитории — от массового сегмента до премиального.

4. Технологизация продаж. Сегментация аудитории встроена в технологизированную цепочку продаж. У нас есть три аватара клиента. Они описаны как живая история яркого представителя этой группы со своими жизненными особенностями, деталями профессионального бекграунда, особенностями жизни, даже страхами и «тараканами». Под каждый тип построены разные лендинги и рекламные сообщения.

У нас работает Джеймс Бот – бот в фб-мессенджере, построенный с использованием системы manychat.com, которую развивает Микаэль Ян (сын Давида Яна – основателя компании ABBYY, работающей в области распознавания текстов). Система вызвала высокий резонанс в США, так как повышает эффективность коммуникации с базой рассылки в 3-4 раза по сравнению с е-мейл рассылкой. В мессенджерах общение тоже адаптируется под аватар. И только на финальном этапе взаимодействия с клиентом, если ему требуется ответить на сложные вопросы или обсудить личную ситуацию, включается живой человек — менеджер продаж. Вся цепочка общения автоматизирована от автоворонки до автодозвона и автосмс-напоминаний. Мы воспользовались готовыми рыночными решениями на рынке.

5. Технология обучения. Сначала мы вели обучающие вебинары и онлайн-практикумы сами, делились личным опытом и собирали по крупицам всё, что удалось узнать о рынке медиа и СМИ. Потом привлекли в со-ведущие самых успешных выпускников нашей же школы, которые к тому времени сами стали популярными авторами и неоднократно публиковались. Но количество курсов росло, а создавать школу «имени Кати и Димы» нам не хотелось. Наоборот, мы хотели привлекать внешних экспертов и стимулировать тех же бадди принимать живое участие и возвращаться на курс снова. Поэтому мы пошли по пути создания market place – так действует американская модель привлечения лучших экспертов с рынка, когда есть качественная аудитория и они приходят на площадку, чтобы поделиться экспертизой и косвенно порекламировать себя.

Сейчас мы используем blended learning в сочетании с системой наставничества. Участники получают обучающий материал в предзаписанных видеоуроках и домашними заданиями, в процессе прохождения курса их сопровождают бадди, и другие участники дают обратную связь, кураторы проверяют ежедневные отчёты, а вопросы и сложности обсуждаются на живых вебинарах с приглашёнными экспертами и онлайн-сессиях Q&A. Если нашу методику и формат курса можно скопировать, то воссоздать атмосферу и настроение группы, которое создаёт у нас драйвер (куратор) курса Яна Рулёва – невозможно. За это нас и любят участники, возвращаясь снова и снова в качестве клиентов или наставников.

6. Технология создания контента. Как устроен наш бизнес и чем отличается от обычного инфобизнеса? Команда из 12 человек разделена на цеха. Цех лидгена приводит трафик, в основном из соцсетей, потому что именно там наиболее качественная аудитория, которой интересны темы личной популярности, персонального бренда и развития экспертности через публикации. Цех конверсии работает над упаковкой продуктов и контент-маркетингом. Цех продукта ведёт и разрабатывает курсы.

Контент, который мы используем и для привлечения, и для обучения – это наше ядро. Частью продуктов мы делимся бесплатно в виде прямой пользы по модели freemium. Например, руководство «Как попасть на страницы ведущих СМИ», видеоурок «Как создавать цепляющие заголовки для статей в СМИ», калькулятор «Сколько можно зарабатывать на писательстве», практикум «Как стать популярным автором», чеклисты «Как сделать текст сильным» и др. С выпускниками курсов мы составили «тепловую карту российских СМИ» с рубрикатором из 50 изданий и рекомендациями, как повысить вероятность там опубликоваться. Это уже настоящий R&D.

В итоге путь клиента выглядит так: сначала он получает бесплатную полезность, и мы не просим ничего взамен. Ни е-мейла, ни контакта, ничего вообще. И так ещё пару раз, это мы называем цепочка перед цепочкой. Только после того, как клиент несколько раз выразил интерес к нашим материалам и, очевидно, ими воспользовался, он попадает в автоворонку и мы спрашиваем его согласие пойти с нами дальше (оставить е-мейл, чтобы получить более солидный контент).

Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 27 июня 2017 > № 2224242 Екатерина Иноземцева


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 9 июня 2017 > № 2206963 Екатерина Иноземцева

Мать-героиня: как выйти замуж, создать свой бизнес и успеть к вечернему кормлению

Екатерина Иноземцева

Сооснователь и гендиректор онлайн-школы Free Publicity School

Основатель Free Publicity School о том, как в одной женщине могут уживаться четыре профессионала

В России принято считать, что женщина работает на четырёх работах и счастлива на всех четырёх. Во-первых, женщина возглавляет планово-хозяйственный отдел у себя дома. Кроме того, она заведует кафедрой детского и семейного развития. В-третьих, выступает со-инвестором собственного мужа. Ну и, в-четвертых, директорствует у себя в офисном кресле.

Во всех этих ролях она счастлива, ибо если она вдруг несчастлива – страдают все остальные. У нас считается, счастливая мама – счастливые все. И это исключительно российская реальность, ни одна другая страна мира не имеет столько эффективных управленцев, многоруких многоногов, совмещающих четыре профессии и остающихся при этом счастливыми.

10 месяцев назад у меня родилась дочь Василиса. Через неделю после родов должен был состояться давно запланированный вебинар, который я не могла не провести – меня ждали 200 человек. Пока вела вебинар, с плачущим младенцем под окнами прыгала моя мама (бабушка Василисы), и соседи недоумевали, не пора ли спасать родителей или ребёнка. Через пару месяцев я получила приглашение выступить на конференции TEDx с темой «Семья как проект». Подготовка сама по себе стала проектом — банк молока я создавала неделю. Я уложилась в 9 часов, включая перелёт Сочи-Москва-Сочи, чтобы успеть вернуться к вечернему кормлению. Когда Василисе исполнилось полгода, я написала новую книгу, пробежала два полумарафона и записала нас с мужем на ретрит. У меня нет постоянной няни. Четыре профессии стали образом жизни, и именно этот микс делает меня счастливой, позволяя переключаться. Я никакая не супергероиня. Так живут все в моём окружении.

Недавно подруга-француженка спросила меня, как мы, русские, это делаем и «если женщина занимается своим бизнесом и уходит в декрет — она на кого этот бизнес оставляет?». Первым моим позывом было ответить коротко: «Ни на кого. А зачем?». А потом я задумалась, почему привычный нам, жонглирующим мамам, уклад жизни, шокирует европеек. Ответ подруге превратился в рефлексию с лайфхаками, как мы это успеваем.

Первая профессия. Дети.

Организовать и устроить ребёнка куда бы то ни было – это макро- и микроменеджмент. Даже если есть няня, ей нужно правильно ставить задачи, объяснять KPI, проверять ее действия с чеклистом и выплачивать зарплату. Если вы занимаетесь с ребёнком сами, у вас в голове развёрнут целый планово-аналитический отдел: питание, развитие, медицина. Воспитание ребёнка сейчас гораздо сложнее, чем во времена наших мам, несмотря на памперсы и прочие принадлежности. Нынешнее родительство – интеллектуальная функция. Нужно перерабатывать огромный пласт информации самой, анализировать, делать выводы, проводить консилиум с мужем и принимать решение коллегиально, а не полагаться на заветы прабабушек и доктора Спока. Если детей ещё нет, на женщине всё равно лежит нагрузка в виде родственников, семейных мероприятий и подарков тётушкам.

Лично меня спасают две доски в планировщике Trello: одна командная, другая – семейная, куда попадают все задачи по ребёнку и родственникам, а планировщик вовремя мне шлёт напоминания – кого отправить на массаж, кому цветы, кому мороженое.

Вторая профессия. Хозяйство. Даже если часть систем выведена на аутсорсинг, к вам приходит клининг, а рубашки мужа сами уезжают в прачечную, вам на всё нужно завести регламенты, организовать снабжение комплектующими и контролировать ежедневный уровень пыли и шума, чтобы не страдали остальные работы. Даже если семья прогрессивная и муж научен убирать за собой самостоятельно, сам выносит пресловутое ведро, большую часть рутинных дел по дому всё равно женщина делает сама.

Мне помогает система чеклистов как в уборочных ресторанов и торговых центрах. Их заполняют помощники по дому или я сама, чтобы туалетные и принтерные кассеты не смешивались в голове.

Третья профессия. Муж. Все семьи устроены по-разному. Бывают мужья, неприхотливые в быту и еде, бывают те, кому важен комплексный обед из трёх блюд и компот. Но в любом случае семейные отношения требуют времени и сил, физических и душевных. Вдобавок в России женское поле – самый конкурентный вид бизнеса. Тело, лицо, массаж, а ещё содержательность, начитанность, тренды и бренды. Даже если вы ещё на этапе поиска партнёра – ответственность за свой внешний вид пожизненная, и со временем она требует всё больших инвестиций.

Помогает сила маленьких шагов. Пусть 5 или 15 минут в день на совместные завтраки или уход за собой, но ежедневно. Я веду в ежедневнике учёт полезных привычек «ПроПоПну»: проверить, похвалить и пнуть. По-вертикали – список привычек. По-горизонтали – дни месяца. На пересечении плюсики (похвалить) или минус (пнуть себя за недисциплинированность). Отдельной строкой — время с мужем, отдельно – время с собой, уход, спорт, чтение и другие заряжающие занятия, чтобы хватало сил на остальные работы.

Четвёртая профессия. Свой проект. Бизнес, увлечение или любимое дело. Пустыню перебежать, медведя белого спасти, производство нано-барьеров наладить. Все это можно делать, не отрываясь от других трёх работ из домашнего кресла. Наше спасение — скайп, почта и мессенджеры. Можно все это делать, чередуя бизи-дни и релакс-будни, можно в свободное от детей время между садиками и кружками. Здесь ключевой момент – логистика. Организовать перемещения между другими работами, занятиями детей и офисом с минимальными затратами времени. Жонглирующие бизнесвуман привыкают использовать эти перемещения для того, чтобы в перерывах читать электронные книги, учиться на онлайн-курсах и слушать подкасты.

Я объясняю своей французской подруге, набивая сообщение и параллельно прикладывая карточку ко входной двери, чтобы пропихнуть перед собой тележку, она же коляска, пока Василиса повисла на другой руке, что это всё – не супергеройство, что я обычная женщина, нас таких много. Но чую, не верит она мне. Потому что не понимает, французская душа, что значит быть счастливой, когда всё и сразу, на всех своих четырёх работах одновременно.

А это примеры моих подруг, на которых я тоже равняюсь.

Таня Майер – американка, родила и воспитала ребенка в Москве. В своей книге «Shapka, babushka, kefir. Как воспитывают детей в России» описывает российских бизнес-вуман так: «В России матери готовы на все ради ребенка, но как-то умудряются заниматься воспитанием и домом, не теряя красоты, профессии и ощущения себя как женщины». Другая писательница, француженка Памела Друкерман, автор эпохальной книги «Французские дети не плюются едой», после возвращения из Москвы удивлялась в своей колонке New York Times, что «русские мамы приходили на автограф-сессию на каблуках». Это она еще не видела девушек при полном параде на детской площадке!

Екатерина Петерсил развивает семейный бизнес вместе с мужем Гилом. Недавно они свозили 1300 россиян на тренинг Тони Роббинса в Лондоне и взяли почётный первый приз как самый успешный бизнес-партнёр. Сингапур, Израиль, Москва, Лондон, Казахстан. Их дочь Элли путешествует вместе с ними с первых дней. За 11 месяцев она посетила 5 континентов и открыла 7 виз. Екатерина чередует бизи-дни, когда она присутствует в московском или сингапурском офисе, с релакс-днями, которые полностью уделяет малышке.

Юлия Никулина-Джеффруа — хозяйка коммуникационного агентства, живёт во Франции. Вместе с рождением дочери получила большой проект и вела его без отрыва от производства (грудного вскармливания). Клиент и не догадывался, что генеральный директор, которая с ним на связи 24/7, только что родила ребенка. Её французский муж давно привык к тому, что Юля успевает следить за домом, за собой, за малышкой, и вести собственный бизнес.

Камилла Газиева замужем за американцем. Она занимается бегом и ведёт колонки на спортивные темы. Когда ее сыну исполнилось 10 дней от рождения, они с мужем решили вернуться к привычному образу жизни. Поехали, точнее, пошли пешком покорять плоскогорья Колорадо, Канзаса и Миссури. Трекинг растянулся на 4 недели, во время которых они спали в палатке под звёздным небом вместе с грудным младенцем, забирались на высоту 1000 метров, занимались скалолазанием, пока ребёнок спал внизу в переноске. А когда Дину исполнилось 4 месяца, мама посадила его в беговую коляску и приступила к привычным спортивным тренировкам.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 9 июня 2017 > № 2206963 Екатерина Иноземцева


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 3 октября 2014 > № 1189875 Екатерина Иноземцева

Стартовая цена: как заработать на организации спортивных мероприятий

Екатерина Иноземцева

сооснователь и генеральный директор BeFit

Сколько стоит организовать массовое спортивное мероприятие в России и можно ли на этом заработать

В России массовые спортивные соревнования традиционно финансировались из средств госбюджета, у каждого из них был «хозяин» в лице федерации или спортивного комитета. Сейчас же ситуация меняется. С ростом популярности массового любительского спорта появляются энтузиасты – частные лица, которые развивают нишу спортивного ивент-менеджмента. Кто они, зачем этим занимаются и можно ли на этом сделать бизнес?

Триатлон в Бронницах

Алексей Ческидов – генеральный директор группы компаний «Эвэн», дважды Ironman, финишер легендарного марафона в пустыне на 250 км, после участия в нескольких международных стартах задался вопросом, как можно организовать масштабное соревнование в Москве. У него уже был опыт создания команды: он объединил топ-менеджеров своей компании в триатлонную команду и заставляет их начинать каждое утро в бассейне, а заканчивать рабочий день велосипедным заездом.

«Я подумал: вместо того чтобы ездить в Европу и оставлять там бешеные деньги, лучше научиться проводить спортивные старты не хуже, а может быть даже лучше, чем они», — рассказывает Ческидов. Идея провести соревнование по триатлону в подмосковных Бронницах, где бизнесмен живет и работает, пришла больше года назад. «Я хотел, чтобы вся моя команда могла выйти на старт, не выезжая за пределы родного города, а также чтобы у московских спортсменов появилась дополнительная мотивация», — объясняет выбор места Алексей.

Сразу начинать с триатлона он не решился: это сложная с точки зрения организации дистанция, ведь надо одновременно найти водоем с открытой водой, трассу достаточной длины и с подходящим велосипеду асфальтовым покрытием, не говоря уже о сопровождении трассы. Поэтому сначала решил провести подготовительное упражнение и организовал забег на 10-50 км вокруг Бронницкого озера в феврале 2014 года.

Дальше нужно было решить, сколько будет стоить стартовый (регистрационный) взнос за участие.

Самый поверхностный финансовый план предсказывал Ческидову, что регистрационный взнос не позволит окупить расходы на проведение мероприятия. Но так как рынок привык к определенной стоимости участия, Алексей решил оставить взнос в размере 1500 рублей, а дальше на реальном опыте, как настоящий предприниматель, изучать возможности оптимизации и экономии, чтобы окупить расходы.

Сколько стоит старт

На зарубежных соревнованиях по триатлону любители платят от €100 до €900 за участие. Есть и такие соревнования, на которые невозможно зарегистрироваться за деньги – участие в них можно лишь выиграть в лотерее. Стандартный взнос включает в себя организационный сбор, наличие стартового (регистрационного) номера, услугу хронометража результата, питание и воду во время дистанции, общую «макаронную вечеринку» (pasta-party) накануне соревнования, а также медаль и футболку на финише. Перелет до места старта, проживание и питание вне дистанции каждый участник оплачивает самостоятельно. Итого поездка на три дня для участия, например, в европейском марафоне обойдется по самым скромным оценкам от €1000 на человека. С учетом того, что на важные соревнования спортсмены, как правило, едут с семьей и группой поддержки, эти расходы возрастают пропорционально количеству сопровождающих.

Российские старты всегда были не в пример дешевле зарубежных: участие в Санкт-Петербургском марафоне обойдется в 500 руб, в Московском марафоне – 1000 руб. Оба марафона дотируются государством, то есть расходы покрываются из муниципального или федерального бюджета.

Оба марафона дотируются государством, то есть расходы покрываются из муниципального или федерального бюджета. Очевидно, что стоимость регистрационного взноса в этих соревнованиях значительно меньше реальной себестоимости. «Бюджет Московского марафона почти на 40% формируется из средств привлеченных спонсоров, — рассказывает директор Московского марафона Дмитрий Тарасов. – Наша цель в самой ближайшей перспективе привлекать на марафон до 40 000 человек, а также максимально снизить величину государственной дотации за счет партнеров мероприятия. По этой модели успешно существуют уже более 50 лет такие крупные международные события, как Берлинский и Парижский марафоны».

29 июня Бронницы встретили 500 триатлетов, которые вышли на олимпийскую дистанцию. При стоимости регистрации 1 500 руб, организационные сборы принесли в копилку организаторов 750 000 рублей.

Смета расходов между тем составила 1 701 000, куда входит все: от стартовых пакетов каждому участнику и медалей финишеров до расходов на «аренду озера», обязательные по российскому законодательству объявления в прессе о перекрытии трассы, а также оградительные конструкции.

Эти расходы не включают зарплату команды, участвовавшей в подготовке, как и зарплату самого Ческидова: он сам вместе со своими сотрудниками предприятия «Эвэн» организовывал мероприятие исключительно на добровольных началах. «Участвовали почти все отделы: маркетинг, продажи, логисты… Дизайнеры у меня не спали последние два месяца. Так получилось, что за один день нам надо было нарисовать пачку чертежей местности толщиной с ладонь, чтобы на утро отнести в соответствующий кабинет. Я сказал им: «Пока не нарисуем, домой не идем». Домой в тот день так и не ушли, рисовали до утра». Дефицит бюджета на мероприятие – 950 000 руб – Ческидов покрыл из собственного кармана.

«Называйте это моим социальным вкладом или как угодно, мне было важно, чтобы соревнование состоялось и было проведено на таком уровне, чтоб не стыдно было перед друзьями-триатлетами. Когда сотрудники меня спрашивают: почему я должен здесь работать [имеется в виду группа компаний, принадлежащих Алексею Ческидову, — прим.ред.]? Я всегда отвечаю: «У тебя всегда есть выбор. Лично я выбираю нести добро людям».

Опыт этого года и «социальный стартап», который обошелся Ческидову в миллион рублей «инвестиций в здоровье нации», не останавливает его: в следующем году он снова будет проводить бронницкий триатлон и марафон. 

«Я планирую, что со следующего года соревнование начнет себя окупать. Считаю, что любая социальная инициатива должна жить автономно. Если ее каждый раз нужно дотировать и вытягивать за уши – значит, она никому не нужна», — уверен Ческидов.

По итогам Бронницкого триатлона все участники были довольны и многие лично просили Ческидова сделать соревнование традицией. В следующем году регистрационный взнос будет значительно выше. Кроме того, Ческидов планирует поднять порог максимального количества участников. В этом году на 500 мест было около 800 желающих.

«Честно, я не понимаю, почему цена регистрационного взноса должна быть у нас ниже чем в Европе. Еда, бензин, жилье – у нас все стоит примерно так же, — рассуждает бизнесмен. — Поэтому и наш старт в следующем году будет стоить от 3000 до 5000 рублей.

Я не скрываю бюджета мероприятия, у меня нет в этом личной выгоды. Это нормальный, честный, бизнесовый подход».

В отличие от организаторов спортивных мероприятий, которые финансируются из бюджета и получают поддержку государства, частным энтузиастам приходится несладко. Расходы те же, а бюджет нужно формировать самостоятельно. Надежда на спонсорскую поддержку по примеру международных стартов, пока не оправдывается: cпонсором на такое мероприятие может быть только крупная компания, которая напрямую работает с рекламным агентством. Проблема в том, что российские рекламные агентства еще не имеют серьезного опыта сотрудничества с масштабными российскими спортивными мероприятиями, и им просто нечего рекомендовать своим клиентам – крупным организациям — из-за отсутствия практики. Получается замкнутый круг, и у частных организаторов остается надежда лишь на стартовые взносы.

При этом, по мнению самих спортсменов, «именные» соревнования, организованные энтузиастами – частными лицами, не в пример лучше «государственных» – в первую очередь, потому, что свои делают для своих. В них есть душа, стиль, они собирают совершенно другую аудиторию: спортсмену-любителю не нужно получать квалификации, а результат интересует исключительно его самого. «У меня на кону была репутация перед моими друзьями-триатлетами, которые уже зарегистрировались и собирались ехать на старт. Я просто не мог сделать плохо», — рассказывает Ческидов.

Сезонный гром

Уже четвертый год подряд весной и осенью тысячи любителей и профессиональных спортсменов выходят на беговую дистанцию 5, 10 или 21 км, принимают участие в спринт-триатлоне в Крылатском и лыжном пробеге, за это время старты серии «Гром» стали очень популярны среди активных россиян. А в 2010 году это была абсолютная авантюра: вместе с единомышленниками Михаил Громов организовал первый «Весенний Гром» в день своего рождения.

Четыре года спустя его «социальный стартап» вырос более чем в двадцать раз: 28 апреля на старт «Весеннего Грома» вышли более 2000 человек. 17 августа в Крылатском прошел спринт-триатлон на 600 человек. 5 октября на «Осенний Гром» зарегистрировались 1500 взрослых и 500 детей.  

Михаил Громов начал заниматься триатлоном больше семи лет назад. Принял участие в нескольких зарубежных стартах, проехал велогонку Трансальп и прошел дистанцию Ironman. А в 2010 году вместе с друзьями решил организовать забег для тех, кто не может выехать за рубеж, чтобы сделать спорт доступным для всех.

Четыре года Громов вел двойную жизнь: днем трудился в ВТБ24 корпоративным менеджером, а все свободное время посвящал спорту.

Коллеги в банке, конечно, знали об увлечении Михаила. Но в начале сентября Громов получил уведомление о реструктуризации его отдела, что означало неминуемое увольнение. Михаил понял, что это судьба: уже давно он думал о том, как сделать из хобби бизнес и начать зарабатывать на массовых стартах. Теперь выбора не осталось — 20 октября Громов официально станет безработным. Точнее, предпринимателем. Он решил посвятить себя развитию серии коротких стартов серии «Гром» на 5 и 10 км. Эти старты привлекают большее количество людей, они подходят новичкам, из них можно устраивать настоящие шоу — такие, как «красочный забег», музыкальный полумарафон, марафон Beaujoulais nouveau, во время которого участники подкрепляются молодым вином (проходит во Франции в ноябре) и др. Все это открывает новые возможности для частных предпринимателей, а сам Громов собирается доказать собственным примером, что на любимом деле можно научиться зарабатывать.

«Полумарафон – самая популярная дистанция, - объясняет Михаил. — Обычно люди с радостью на него регистрируются. Мы ожидаем, что количество желающих будет увеличиваться год за годом. При этом нельзя сразу перепрыгнуть с 2 000 человек на цифру 30 000. Это сложная задача — обеспечить условия для забега более, чем двух тысяч спортсменов: учесть, как правильно расставить столы, как разместить шатры для переодевания… Никто в России не обладает подобным опытом: Московский марафон собрал в этом году рекордное число участников, однако это федеральный забег, и у них совсем другие ресурсы».

Громов, как и Ческидов, не получает государственного финансирования. Себестоимость одного забега серии «Гром» на 2 000 человек несложно посчитать. Экономика простая: аренда парка и оборудования, организационный монтаж, стартовые пакеты, футболки, медали и питание участникам, расходы на ивентовую часть, включая ведущего, сцену и проч. Стартовый взнос с одного участника составляет 1000 рублей. Бюджетный дефицит покрывают спонсоры и партнеры – начиная от частных лиц, заканчивая компаниями-производителями спортивной одежды. Баланс мероприятия пока с трудом выходит в ноль.

Теперь мероприятия привлекают постоянных партнеров и спонсоров (VestaBank, Oakley, Newton, Издательство Манн, Иванов и Фербер и др), однако этого все равно недостаточно. Поэтому в этом году участие в мероприятии теперь обойдется в 1500 рублей. Правда, повышение стоимости вызвало широкий резонанс в сообществе бегунов-любителей.

«Раньше я не мог и подумать о повышении регистрационного взноса: это было бы нереально – и так количество участников было небольшим. – объясняет решение Громов. — Сейчас, когда спорт становится снова популярным, появляется все больше частных стартов, я планирую постепенно поднимать стоимость участия».

Все упирается в то, как перекрыть дефицит бюджета.

«Каждый раз это это игра в «повезет – не повезет», — рассказывает Михаил. — У нас нет системы поддержки крупных массовых спортивных мероприятий открытыми площадками города. То же самое со спонсорами: я никогда не могу полностью уповать на спонсорскую поддержку. Нам очень помогает VestaBank, председатель правления которого — Виктор Жидков — уже сам трижды Ironman, и традиционные спортивные бренды. Если бы не они, не было бы наших веселых стартов». 

Громов мечтает, что когда-нибудь «Гром» достигнет уровня европейских и американских стартов, когда организационные взносы и партнерская помощь позволяют сформировать некоммерческий фонд мероприятия, из которого часть средств может перечисляться, например, на благотворительность. Пока же суммы, собранные с регистрационных взносов, не покрывают расходы на организацию и проведение соревнований, поэтому вся надежда только на спонсоров.

«В целом, нам нужно растить конкуренцию стартов, с ней и уровень сервиса будет повышаться, — считает Громов. — Всем участникам рынка надо поддерживать идею профессионального ивент-менеджмента массовых мероприятий, учиться на этом зарабатывать, как в любом бизнесе. Без осознания этого мы так и будем восхищаться международными стартами с их тысячами участников. У нас в России можно сделать все то же самое, если из наиболее упертых энтузиастов вырастить профессионалов».

Риски организаторов при этом, как никогда, высоки: Громов рассказывает, как любые организационные огрехи в итоге сваливаются на «упертого энтузиаста». Кроме того, любые массовые старты чреваты несчастными случаями, за которые ответственность несет также организатор.

Сколько стоит организовать массовое спортивное мероприятие в России и можно ли на этом заработать

Ironman в России

Как провести старт по триатлону: 10 шагов Алексея Ческидова

1. Направить письменное обращение в Федерацию Триатлона России о проведении мероприятия.

2. В случае положительного ответа Федерации внести свое мероприятие в календарь спортивных событий той области (или города), на территории которых предполагается его проведение. Важно учитывать, что календарь формируется на год вперед и сдается в октябре. То есть подавать заявку нужно минимум за год до предполагаемой даты соревнования, но не позднее сентября. Правительство не работает с частными лицами, поэтому за любым энтузиастом должна стоять федерация: всероссийская или областная.

3. Пойти на встречу к главе области (или города) с выпиской из календаря за резолюцией о проведении.

4. Составить проект перекрытия всех дорог и трассы, на которой будет проходить соревнование. Написать заявление в ГИБДД о перекрытии дорог и трассы. ГИБДД направляет обращение в Росавтодор, который должен подтвердить перекрытие трассы, если она проходит по федеральной дороге, и в ОАО Магистраль, если трасса – муниципальная.

5. Направить письма с копией резолюции (п 3) во все обеспечивающие инстанции для того, чтобы получить подтверждение об их поддержке: МЧС, Скорая, пожарная служба, областная администрация и др.

6. Как только принципиальное согласие получено, параллельно можно начинать заказывать сопутствующий реквизит и оборудование: за 4-5 мес заказ формы, медалей, буев, ограждения и проч.

7. По закону в случае перекрытия трассы за 2 мес необходимо оповестить общественность (на практике это означает не только расклейку объявлений на попутных столбах, но и оплата рекламной площади в местной прессе и ТВ)

8. Старт пиар-кампании и объявление даты старта: не позднее чем за 6 мес.

9. Команда волонтеров: не менее 1/3 от общего количества участников, тренинг и сбор не позднее чем за месяц до мероприятия.

10. Работу со спонсорами и партнерами начинать не менее чем за год до даты предполагаемого мероприятия.

В этом году сообщество российских спортсменов-любителей потрясло намерение инициативной группы бизнесменов-триатлетов привезти в Россию лицензированное соревнование формата Ironman: Максим Журило (основатель школы правильного бега Iloverunning), Владимир Волошин (генеральный директор Newman Consulting), Юрий Белонощенко (генеральный директор УК Уралсиб) и еще несколько таких же энтузиастов начали переговоры с WTC – World Triathlon Corporation на предмет покупки франшизы соревнования. Далее последовала длинная цепочка согласований и переговоров: начиная от выбора трассы и дистанции, которая для соревнования подобного уровня должна обладать целым набором существенных характеристик, заканчивая привлечением потенциальных партнеров. С учетом того, что покупка франшизы обходится в €300 000, а расходы на проведение соревнования составят более €2 млн, перед организаторами неминуемо встал вопрос о планировании стартового взноса. Ответ очевиден: он не может быть меньше стандартного европейского или американского, то есть участие в российском Ironman, даже если все согласования будут достигнуты, обойдется также минимум в €250.

Пока переговоры с держателями бренда двигаются медленно, энтузиасты решили действовать cамостоятельно: зарегистрировали собственный бренд соревнования Ironstar, которое, по концепции, не будет уступать формату и требованиям международного уровня, и уже выбирают возможные места его проведения.

Волошин отмечает, что сейчас уровень интереса к спорту стремительно возрастает, желание любителей принимать участие в качественно организованных соревнованиях – нарастающий тренд. При этом, по мнению профессионалов, инфраструктура большинства крупных городов слабо подготовлена к приему большого количества стартов и участников. Количество городов, где чиновники понимают экономическую и репутационную ценность от проведения международных любительских спортивных мероприятий, можно пересчитать на пальцах одной руки. «Поэтому мы в первую очередь работаем с теми руководителями округов, регионов и городов, которые открыты к сотрудничеству с организаторами коммерческих стартов. – говорит Волошин. — Мы уже научились делать соревнования, по уровню не уступающие мировым, теперь осталось научиться делать их коммерчески безубыточными».

Ческидов видит три сценария.

Первый: повышать количество участников и, таким образом, увеличивать сумму сборов. Но он в большинстве случае нереализуем, потому что трассы и инфраструктура не позволяют расширять количество участников. Второй сценарий: увеличить доходную базу за счет спонсорских средств. Тоже малоперспективен на ближайшие пару лет.

Крупные корпорации только начинают присматриваться к российскому рынку, у российских же компаний пока нет культуры инвестирования в поддержку мероприятий.

«Да и потом кризис на дворе», — добавляет бизнесмен.

И третий: повышать организационный сбор, растить внутреннюю конкуренцию и тем самым гарантировать уровень мероприятия и качество сервиса.

Cам Ческидов, помимо второго триатлонного старта в следующем году в Бронницах, вместе с Федерацией Триатлона России организует 25 октября старт олимпийской дистанции по триатлону в Сочи. Участие обойдется в 3 000 рублей. При этом Ческидов, помимо обеспечения традиционного «набора спортсмена», обещает довести организацию до такого уровня, «чтобы ни у кого даже не возникало мысли ехать в Европу или еще куда – пусть все деньги и спортсмены остаются в России».

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 3 октября 2014 > № 1189875 Екатерина Иноземцева


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter