Всего новостей: 2318530, выбрано 18 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Ивлиев Григорий в отраслях: Приватизация, инвестицииГосбюджет, налоги, ценыСМИ, ИТОбразование, наукаМедицинавсе
Россия > СМИ, ИТ > rupto.ru, 7 декабря 2017 > № 2415869 Григорий Ивлиев

Пресса о Роспатенте: «Проблема создания единого регулятора остаётся актуальной», интервью руководителя Роспатента

Наука сегодня развивается быстрее, чем промышленность и экономика. Это значит, что в скором времени, возможно, обнаружится недостаток хозяйствующих субъектов, способных эффективно применять результаты исследований, существующих пока за счёт госбюджета. В такой ситуации особую важность приобретает грамотная политика в отношении поддержки научно-технического развития, мотивации автора к получению патентов, формирования образовательной среды в сфере интеллектуальной собственности и подготовки высококлассных специалистов, умеющих не только оформить патент, но и найти инвестора для его коммерциализации.

По каким критериям можно судить о влиянии рынка интеллектуальной собственности на экономику страны? Как выстроить легальный оборот прав и увеличить патентную активность? Как повысить профессиональный уровень патентных поверенных и активизировать зарубежное патентование? Каков потенциал отраслевых патентных ландшафтов и перспективы взаимодействия с вузами и библиотеками страны?

Об этом и о многом другом «УК» беседует с руководителем Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) Григорием Ивлиевым.

— Григорий Петрович, два года назад Вы возглавили Роспатент, и на тот момент была поставлена задача серьёзно обновить направления работы ведомства. Как оцениваете результаты преобразований, в чём заключаются современные стратегия и функционал патентной службы? Удалось ли достичь намеченных целей и какие возникали проблемы?

— Главное в работе любого ведомства — обеспечить соответствие требованиям, которые предъявляют к нему общество и современная экономика. Важно, как вы соответствуете глобализации, четвёртой промышленной революции, а для службы, регистрирующей изобретения, полезные модели, промышленные образцы и товарные знаки, это принципиальный вопрос. Роспатент регистрирует заявки на патенты и товарные знаки на уровне, соответствующем самым высоким требованиям. За два года сделано немало. Основная задача, которую удалось реализовать, — это принятие программы информатизации ведомства. Развитие информационных возможностей, предоставление максимально удобного доступа к государственным услугам для заявителей, учёных, изобретателей, в том числе и в электронном виде, — приоритетные задачи, которые решаются на постоянной основе. Мы готовы практически все услуги оказывать в электронном виде — от подачи и приёма заявок до выдачи патентов.

В текущем году был ратифицирован Женевский акт Гаагского соглашения, который позволит предпринимателям из России регистрировать промышленные образцы через национальное ведомство на территории всех стран — участниц соглашения. Мы договорились начать работу по единому патенту на промышленный образец в государствах — членах Евразийской патентной организации. Готовится к принятию договор о едином товарном знаке Евразийского экономического союза. Начали активно работать проект PatScape.ru, доступ к которому получили 1,7 тыс. научных и образовательных организаций, аналитическая система PatSearch. Подписаны крупные соглашения, касающиеся патентных исследований, с Газпромбанком и Объединённой авиастроительной корпорацией, с рядом других ведущих компаний. Методика наших патентных исследований одобрена на мировом уровне, продлён статус Роспатента как международного поискового органа: мы осуществляем патентный поиск для Евразийского патентного ведомства, патентных служб США и Турции, ряда других организаций. Ввели в действие новые патентные пошлины, значительно расширив перечень льготных категорий заявителей, к которым относятся, например, студенты и молодые специалисты. А скидка за предоставление госуслуг в электронном виде была увеличена в два раза — с 15 до 30%. И она теперь распространяется на все услуги, а не только на подачу заявки.

Серьёзными проблемами не столько ведомства, сколько сферы интеллектуальной собственности (ИС) в целом я бы назвал снижение патентной активности российских заявителей и дефицит специалистов: как тех, кто может грамотно оформить заявку на патент, так и тех, кто способен его коммерциализировать — маркетологов в сфере ИС. Нам нужны комплексные образовательные программы в сфере ИС на всех уровнях, причём, как в Китае, начиная со средней школы. Необходимо повышать профессиональный уровень наших патентных поверенных, активизировать зарубежное патентование и, разумеется, стимулировать авторов на получение патента.

— А в чём, на Ваш взгляд, причины снижения количества заявок на изобретения?

— Всё предельно просто: авторам изобретений нужно платить. У нас же произошёл разрыв: с одной стороны автор, с другой — патентообладатель. Автор оказывается несколько отстранённым и не слишком заинтересованным в патенте. Вместе с тем законодательство обязывает при отсутствии договора выплачивать автору 10% доходов, полученных от лицензионных платежей. Но фактически автор получает меньше. Кроме того, сложился стереотип: сторонние эксперты лучше реализуют авторские идеи. Однако, по моему мнению, именно автор должен быть в центре процесса коммерциализации разработок, производства товаров на основе своего изобретения.

Более того, вознаграждение автору за использование изобретения законодательно привязано к его средней заработной плате, а не к тому результату, который был достигнут в результате его использования (внедрения). Поэтому очень важно законодательно установить, что автор должен получить не менее 10% размера лицензионных платежей и не менее 20% от экономического эффекта, появившегося в результате использования изобретения.

К слову, в Германии автор участвует в получении прибыли от использования его изобретения соразмерно влиянию последнего на доходы компании. Для научных и образовательных организаций законом установлена отдельная норма — не менее 30% от доходов должно быть отдано автору, а на практике получается даже больше.

Но гражданское законодательство не способно детально регулировать подобные процессы, поэтому считаю, что мы должны создать закон о служебных изобретениях, в котором следует указать, сколько и в каком случае нужно заплатить автору. Пока же наша система не столь коммерчески гибкая, как в Америке или в Европе. И автор в ней, к сожалению, — не самое главное звено.

Не менее важная задача — повысить заинтересованность менеджмента предприятий и руководства субъектов Российской Федерации, федеральных органов власти в том, чтобы вложенные средства не оставались на уровне отчётов, а привели к созданию продукта, оформленного как объект гражданского оборота. Потенциал рынка велик, но он сам не развит. Изобретения отечественных разработчиков находят применение в США, и, наоборот, мы пользуемся зарубежными РИД. Например, в Татарстане налажено производство лучших в мире рулей для автомобилей, но… на основе американского патента. При этом автор данного патента — профессор МГУ имени М.В. Ломоносова.

Стартапы во всём мире — это среда, в которой произрастают деревья успеха. Сегодня в России их поддержка должна стать более масштабной. К сожалению, до сих пор у нас очень мало специалистов, которые рассматривают ИС как самостоятельный важнейший фактор развития экономики. Мы стараемся переломить сложившуюся практику. С МГУ имени М.В. Ломоносова и «Иннопрактикой» создали Национальную ассоциацию трансфера технологий. Сотрудничаем с РЭУ имени Г.А. Плеханова по обучению маркетологов в сфере ИС.

— В полномочия Роспатента входят контрольно-надзорные функции. Какова эффективность расходования государственных средств на НИОКР? Чем объясняете их низкую результативность? Какие действия необходимо предпринять для её повышения?

— Многие ошибочно полагают, что показатель работы Роспатента — число поданных заявок. Мы регистрирующее ведомство, орган охраны, у нас нет инструментов влияния на патентную активность: её снижение наблюдается в НИИ (на треть) и в вузах (на 20%). Необходима более жёсткая, аргументированная государственная политика в сфере развития ИС, которая предъявит более серьёзные требования к тому, чтобы РИД становились известными, а научно-исследовательские работы, НИОКР не заканчивались пустыми отчётами. Пока же эффективность инвестиций в эту сферу, на мой взгляд, недостаточна. Это выявляется в ходе реализации контрольно-надзорной функции Роспатента, направленной как раз на повышение и проверку эффективности государственных вложений в НИОКР. Естественно, что по итогам таких проверок мы видим те направления, которые нуждаются в нормативном регулировании, готовим свои предложения по повышению эффективности вложений государственных средств. На данный момент мы намерены усовершенствовать правила оформления госконтрактов на научные разработки, чтобы избежать лишних трат из бюджета. Роспатент предложил дополнить проект поправок к положениям об условиях контрактов по оборонным заказам рядом пунктов. В частности, они предусматривают в обязательном порядке патентование изобретений, сделанных в ходе таких исследований. Сейчас это необязательно, поэтому возникают парадоксальные ситуации, когда государство оплачивает исследование, а потом вынуждено дополнительно покупать лицензии на изобретения.

Согласно предложениям Роспатента в государственный контракт на НИОКР необходимо включить обязанность исполнителя или заказчика по осуществлению юридически значимых действий для обеспечения правовой охраны созданных РИД. Помимо этого в контракте должен быть заранее определён порядок закрепления прав на изобретения, а также субъект, который будет нести расходы. Кроме того, в случае если права на РИД закреплены за исполнителем, необходимо будет зафиксировать, что заказчик имеет право на безвозмездную неисключительную лицензию. Как я уже пояснял, чтобы мотивировать исследователей, следует включить в контракт пункт о дополнительном вознаграждении непосредственно автора разработки, но лишь в том случае, если результат был запатентован.

— По каким критериям можно судить о влиянии рынка ИС на экономику страны?

— Очевидно, что оно весьма существенное. От того, как используется институт ИС странами, стремящимися к росту на основе знаний, напрямую зависит динамика развития наукоёмких секторов. По данным ВОИС, в 2015 г. Россия занимала шестое место в мире по числу патентов в области 3d-печати, 13-е — по нанотехнологиям и 14-е — по патентам в области робототехники. При этом число заявок на изобретения и количество выданных патентов у нас остаются примерно на одном уровне: в 2014 г. было подано 40 308 заявок и выдано 33 950 патентов; в 2015-м — 45 517 заявок и 34 706 патентов, в 2016-м — 41 587 заявок и 33 536 патентов. Совсем иначе российские предприниматели относятся к товарным знакам, понимая их необходимость для развития бизнеса: в прошлом году число заявок выросло на 21%.

Безусловно, динамика заявок важна, но обращу внимание на иную сторону вопроса — действующие патенты. Если оценить количество поддерживаемых и «работающих» патентов, которые используют компании на рынке, то становится очевидно: патентное право всё больше начинает служить защите интересов зарубежных производителей. Это уже создаёт угрозу возможностям системной капитализации интеллектуального потенциала страны. Нам крайне важно добиться изменения ситуации, чтобы занять достойное место в ряду государств — технологических лидеров. О том, что у России есть потенциал, говорят даже наши коллеги из патентных ведомств этих стран.

— С учётом развития технологий особую значимость приобретают вопросы защиты ИС. Меняются сервисы и инструменты. Как обстоят дела с этим направлением в России?

— Лавинообразное увеличение числа новых технологий требует скорейшей адаптации системы защиты ИС к этой ситуации. Очевидно, что необходимы новые решения и инструменты. Сейчас в России активно обсуждается возможность использования технологии блокчейна — базы данных общего пользования, которая функционирует без централизованного руководства. Основное её преимущество перед традиционными транс акциями — отсутствие посредников. Сторонники блокчейн-технологий утверждают, что если внедрить эти сервисы в повседневную жизнь, то отпадёт необходимость в банках, некоторых государственных органах, аудиторах, контролёрах, регистраторах и других так называемых посредниках.

Нельзя не отметить, что использование блокчейна обеспечивает прозрачность трансакций и их множественное копирование, так что у каждого участника всегда есть информация о каждом шаге остальных. На проходившей в октябре 21-й Международной конференции Роспатента «Интеллектуальная собственность в инновационной экономике» обсуждались вопросы использования блокчейн-технологий в сфере ИС, в частности для распоряжения правами на зарегистрированные объекты.

— Каковы основные тренды развития рынка ИС за рубежом?

— По данным исследования ВОИС World Intellectual Property Indicators 2016, в 2014 г. (последний год, за который есть полные данные) чаще всего подавались заявки в области компьютерных технологий. Далее следуют электрооборудование, цифровая связь, металлургия, измерения и медицинские технологии. По каждой из этих областей техники в мире в 2014 г. было подано более 100 тыс. заявок. В целом их доля в общем количестве заявок увеличилась до 29,5%. Наиболее быстро растущими направлениями стали цифровая связь и металлургия. В области цифровой связи в 2014 г. количество заявок увеличилось с почти 54 тыс. в 2005 г. до более 117 тыс., а в области металлургии — с почти 30 тыс. до более 58 тыс.

Что касается отдельных стран, то в 2012–2014 гг. в Китае, Японии и Корее наибольшее количество заявок было подано в области электрооборудования, во Франции и Германии — в области транспорта, в Канаде и США — в сфере компьютерной техники, в Нидерландах — по медицинским технологиям, в Швеции — по цифровой связи.

Одной из основных тенденций последних лет является глобализация рынка изобретений. В связи с этим возрастает роль системы подачи международных заявок в соответствии с Договором о патентной кооперации (РСТ). Так, в 2016 г. было подано 233 тыс. заявок, что на 7,3% больше, чем в предыдущем году. В 2017-м число государств — участников РСТ достигло 152. При этом наибольший вклад вносят заявители из США, Японии и Китая: в 2016 г. из этих стран было подано 62% всех заявок, причём их бо?льшая часть приходилась на компьютерную технику, электронику и 3d-технологии.

— А каковы показатели регистрации объектов ИС в России?

— Должен сказать, что динамика подачи заявок на регистрацию объектов ИС неоднородна. Так, на товарные знаки (ТЗ) количество заявок за девять месяцев 2017 г. в сравнении с аналогичным периодом 2016-го увеличилось на 16,9% (на 7611 единиц). В то же время число заявок на изобретения (ИЗ) и полезные модели (ПМ) снизилось. На 14,9% (на 4543 заявки, в том числе 3868 только по российским заявителям) уменьшился показатель по ИЗ, на 5,3% (на 434 заявки) — по ПМ.

Также отмечается незначительный спад числа заявок на программы для ЭВМ, базы данных и топологии интегральных микросхем — в среднем на 5,4% (на 623 заявки). В то же время происходит небольшой рост заявок на промышленные образцы (ПО) — на 24,5% (на 951 заявку) и на наименования мест происхождения товаров — на 36,1% (на 13 заявок).

Что касается количества зарегистрированных ТЗ, то рост составил 11,2% (за девять месяцев 2016 г. было выдано 27 516 свидетельств, за тот же период 2017-го — 30 607). Незначительный спад (на 2,6%) показало число выданных патентов на ИЗ (в 2016 г. — 26 516, в 2017-м — 25 815). Увеличилось количество патентов, выданных на ПО (на 14,8%, или на 501 единицу), на ПМ (на 1,7%, или на 111 единиц).

— Как оцениваете статистику по дальнейшим сделкам с объектами ИС?

— В 2016 г. мы зарегистрировали 2939 распоряжений исключительным правом на ИЗ, ПМ и ПО. Это в десятки раз меньше, чем в странах — технологических лидерах. Вообще, для бизнеса должен существовать главный стимул — прибыль, рост капитализации. Я уже говорил о развитии финансовых инструментов в данной сфере. Но кроме них бизнесу необходимы, например, исследования рынка. Спрос на такие услуги есть. Проектный офис подведомственного Роспатенту Федерального института промышленной собственности (ФИПС) в уходящем году уже заключил договоры на глубокие патентные исследования, составление патентных ландшафтов, которые показывают состояние сферы ИС в России и во всём мире. Понимая эту картину, можно принимать решения: во что вкладывать деньги, на какие разработки тратиться, а в каких случаях — приобрести лицензию или заключить соглашение о сотрудничестве.

Бизнесу необходим компетентный посредник между сферой, в которой совершаются открытия, генерируются изобретения, и самими инвесторами. То есть нам нужно развивать трансфер технологий. Как я уже упоминал, в этом году при нашем активном участии начала свою работу Национальная ассоциация трансфера технологий, в числе первоочередных задач которой как раз выстраивание этого мостика между нашими научными центрами, вузами и бизнесом, корпорациями. У бизнеса возникает спрос на новые технологии, значит, ему необходимо понимать, где их можно взять. А изобретатели и исследователи должны иметь представление о том, кому можно предложить свои запатентованные или охраноспособные разработки.

Государство поддерживает эти процессы. Кроме того, при нашем участии в программу по поддержке малых и средних предприятий Минэкономразвития России был внесён пункт, предусматривающий финансовую поддержку патентования и проведения патентных исследований. В 2018–2019 гг. будет действовать льгота, позволяющая провести инвентаризацию и поставить на учёт нематериальные активы без налога на прибыль. В последнее время таких мер поддержки стало существенно больше, важно о них знать. Здесь мы рассчитываем на активную позицию региональных властей. На фоне остальных субъектов Федерации яркий пример — Татарстан. Очевидно, что бизнес, который использует ИС как дополнительный ресурс развития, более эффективен на рынке, чем конкуренты, не ведущие такой работы. Речь не только о патентах, но и обо всём комплексе правовой охраны: ноу-хау, товарных знаках, региональных брендах. Подключение субъектов к информационной работе, созданию дополнительных сервисов по работе с ИС, прежде всего для малого и среднего бизнеса, способно существенно улучшить ситуацию.

— Два года назад речь шла и о том, что вопросы авторского и смежного права перейдут от Минкультуры России к Роспатенту. Кроме того, планировалось создание Стратегии развития интеллектуальной собственности в России. На каком этапе подготовки находятся соответствующие документы?

— Статус-кво сохранился. Между органами власти нет противостояния, мы налаживаем взаимодействие, но государственное управление в данной сфере выстроено очень сложным образом. Проблема создания единого регулятора остаётся актуальной, и, думаю, на определённом этапе развития экономики она станет более очевидной.

С Минобрнауки России мы договорились сформировать рабочую группу по выработке стратегического документа в сфере ИС, который поможет в решении множества вопросов, начиная со стимулирования изобретательской активности и заканчивая выработкой согласованной государственной политики в данной области на всех уровнях власти и в отношении всех субъектов: крупного бизнеса и государственных корпораций, малых и средних предприятий, научных и исследовательских организаций, вузов, НКО, граждан. Сейчас у нас нет такой координации, а компетенции в сфере ИС рассредоточены по разным министерствам и ведомствам. Необходимо развивать практику использования глубоких патентных исследований, которые позволят с большей эффективностью выбирать технологические приоритеты, направления исследований и инвестиций, отрасли и области поиска, нуждающиеся в стратегической поддержке или налоговых льготах.

Опираясь на Стратегию, можно будет более оперативно решать задачи эффективного использования ИС предприятиями, отладить трансфер технологий как внутри страны, например между вузами и бизнесом, так и между российскими резидентами и их возможными зарубежными партнёрами или инвесторами. Чёткая координация создания систем локальных актов и сервисов в научных или образовательных организациях, при которых легальный процесс коммерциализации ИС будет прозрачным и выгодным, позволит учёным активнее заниматься наукой; система заработает на результат: им будет являться отечественная продукция с высокой добавленной стоимостью. Акцент на поддержку технологического предпринимательства в будущей Стратегии должен стать центральным.

Разумеется, нельзя оставлять без внимания Стратегии ИС такие сферы, как авторские и смежные права. Сегодня государственное регулирование в этой сфере находится в ведении Минкультуры России. Мы поддерживаем тесные рабочие контакты с коллегами по вопросам, возникающим в сфере авторского права. Однако, повторюсь, окончательные решения в сфере пока принимаются именно в Министерстве культуры РФ.

Что касается создания единого органа, то Роспатент готов принять на себя такие обязательства. С нашей стороны вопрос полностью проработан, наши предложения получили поддержку общественного совета ведомства, депутатов Государственной Думы, Совета по вопросам интеллектуальной собственности при Совете Федерации, Всероссийского общества изобретателей и рационализаторов, Торгово-промышленной палаты РФ, экспертов Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, ряда других органов власти и общественных организаций.

— Не первый год среди экспертов (в книгоиздательском сегменте) обсуждается тема создания единого реестра авторских прав на произведения, что во многом помогло бы с идентификацией прав и в борьбе с пиратством. Пока на уровне разговоров и тема создания биржи авторских прав. Интересно ли Вашему ведомству развитие подобных проектов?

— Наша позиция заключается в том, что создание любых реестров способствует стабилизации гражданского оборота, обеспечивает прозрачность правоотношений, а также облегчает взаимодействие между пользователями и правообладателями. Такие реестры уже созданы, но не государством. По закону авторские права возникают в момент создания произведения и не зависят от каких-либо формальностей, включая внесение их в те или иные реестры.

С объектами промышленной собственности всё проще: по закону права на них возникают с момента государственной регистрации; лица, заинтересованные в установлении правовой охраны, обращаются к нам, в Роспатент, объекты регистрируются, и мы можем говорить о полноте и объективности своих реестров. А реестры авторских прав страдают от недостаточных полноты и достоверности информации. Огромный пласт произведений всё равно остаётся неучтённым, так как регистрация перехода прав не зависит от регистрации лицензионного договора или договора об отчуждении исключительного права: правообладатель, который изначально внёс данные в такой реестр, может не актуализировать информацию об отчуждении прав.

Что касается биржи авторских прав, то мы не раз выступали за создание различных площадок и сервисов, упрощающих жизнь авторов и правообладателей. Если создание такого проекта облегчит коммерциализацию авторских прав, то, безусловно, он нужен. Однако этот вопрос требует тщательной проработки и оценки целесообразности. Во-первых, насколько творческая индустрия нуждается в такой бирже? Если потребности нет, то затраты на её разработку не окупятся, да и авторы не смогут с её помощью найти тех, кто заинтересован в использовании произведений. Во-вторых, как потенциальные пользователи будут определять, заинтересованы ли они в использовании конкретного произведения? Логичный ответ на данный вопрос — ознакомиться с книгой. Получается, что на такой бирже должны быть представлены полные тексты. Где тогда гарантия, что такой сервис не превратится в псевдопиратский ресурс для бесплатного чтения книг и просмотра фильмов под видом выбора объектов для инвестиций в креативную сферу?

— Не менее сложная тема — «сиротские» произведения. По европейской статистике, более чем для трети охраняемых авторским правом произведений не найден правообладатель. При этом лицо, использующее «сиротский» контент без разрешения, идёт на риск, связанный с появлением правообладателя и обращением его в суд по факту нарушения авторских и смежных прав. Однако подобный сценарий препятствует доступу читателей к миллионам произведений, которые могли бы использоваться в научных исследованиях, образовательных программах, документальных фильмах и т.д. Поэтому справедливое решение по «сиротскому» контенту является одной из серьёзных задач в мировой практике, регулирующей интеллектуальные права. Каким видите решение этого вопроса?

— Проблема сложная, при этом необходимо отметить, что решить её пока не удалось никому в мире. С одной стороны, общество заинтересовано в использовании таких произведений, с другой — мы не можем ограничить в правах их авторов и правообладателей. Многие считают, что «сиротскими» являются в первую очередь те произведения, чьи авторы ушли из жизни, а наследники ввиду малоизвестности книги или фильма не проявляют интереса к их использованию. Но на деле всё обстоит намного сложнее. Если автор не является широко известным или если его произведение не тиражируется в объёмах, удовлетворяющих интересы публики, то сложности могут возникнуть даже на этапе поиска. Так что есть риск, что кто-то сочтёт произведение живого автора тоже «сиротскими», а это неправильно.

Во всём мире имеется понимание, что «сиротскими» должны признаваться такие произведения, авторы и правообладатели которых неизвестны и их не удаётся найти в результате разумного и добросовестного поиска. Но что под этим понимается? А что, если кто-то будет лишь имитировать поиск правообладателя с целью обеспечить себе бесплатное использование интересующего его произведения? В связи с этим вновь подчеркну, что иной раз сложно найти автора, который жив-здоров, ни от кого не скрывается, но просто недостаточно известен и у него нет представителя, к кому можно было бы обратиться. Если авторское право направлено на стимулирование дальнейшего творчества, то любое регулирование «сиротских» произведений (которого пока нет нигде) не должно открывать лазейки для нарушения прав авторов, нуждающихся в признании.

И здесь мы опять возвращаемся к теме реестров авторских прав. Многие специалисты утверждают, что для урегулирования вопроса с «сиротскими» произведениями нужна база таких произведений. Но кто должен её вести, на каких основаниях произведение туда будет попадать, исключаться и каковы будут последствия? В данном случае все те проблемы, которые существуют для других реестров авторских прав, становятся сложнее и острее в разы, потому что «сиротские» базы в случае их создания будут обеспечивать свободный доступ к охраняемым произведениям, т.е., иными словами, работать на ограничение авторских прав, законных прав граждан. А если учесть, что закон сейчас не позволяет это сделать, мы оказываемся в патовой ситуации.

В связи с этим тема «сиротских» произведений упирается в извечный и очень сложный вопрос ИС — в проблему баланса интересов, и ответ на него пока однозначно не найден.

— Огромное количество информации находится в свободном доступе, активно продвигаются сервисы Open Access. Как отражается появление таких ресурсов на Ваших проектах?

— Безусловно, хорошо, что появляются ресурсы, популяризирующие научный контент. Но я уверен: наибольшую известность получает изобретение или исследование, которое попадает в патентную систему, тем более что сегодня всё осуществляется онлайн. Если в Китае появилась техническая новинка, то уже завтра мы увидим, какой патент там зарегистрирован. И аудитория у нас больше, нежели у любого открытого ресурса. Научные исследования следует обнародовать, но что касается технических решений, связанных с применением, то их нужно патентовать. Это придаёт больше значимости изобретению, делает его понятным, поскольку всё фиксируется по определённым правилам. Важно то, что патент обеспечивает защиту прав и возможность взыскать компенсацию.

На сайте ФИПС есть раздел «Открытые реестры», где публикуются как заявки, так и уже полученные патенты. Роспатент на начальном этапе активно поддерживал создание Национального реестра интеллектуальной собственности, где используется более совершенный поисковый механизм по нашим базам. Мы расширяем перечень открытых данных, находящихся в доступе у нас на сайте, и можем констатировать одну тенденцию: базовая информация становится более открытой, а спрос сейчас возникает на её анализ, интерпретацию, прогнозирование, т.е. на аналитическую работу с Big Data. Именно на это как раз и направлена работа Проектного офиса ФИПС, наших новых поисковых систем PatSearch.ru и PatScape.ru, существуют рекомендации по разработке патентных ландшафтов, опубликованные на сайте ФИПС.

— Поделитесь функционалом этого сервиса и его востребованностью у исследователей.

— Бесплатный сервис анализа патентной информации PatScape.ru разработан по заказу Минобрнауки России и пользуется большой популярностью у исследователей и разработчиков. На сегодняшний день ресурс доступен на 19 языках, что позволяет охватить максимальное число патентных документов. Гордимся тем, что нам удалось создать инструмент, с помощью которого можно получить углублённую аналитику на русском языке с учётом российской специфики. Сейчас ставим вопрос о том, чтобы без предварительного патентного анализа не выдавать государственные средства на разработки. Не нужно повторять то, что уже создано в мире. Очень важно развивать институт патентной аналитики, оценки ИС.

Другая разработка Роспатента в области патентной аналитики — сервис «R&d Антураж», способный оценивать перспективность исследований и разработок. Сервис помогает крупным компаниям эффективно расходовать ресурсы, выделяемые на НИОКР. Все разрабатываемые нами инструменты патентной аналитики формируют системную экспертно-аналитическую инфраструктуру Роспатента, направленную на поддержку реализации Стратегии научно-технологического развития РФ.

— Как выстраивается взаимодействие с Минобрнауки России?

— Министерство является ответственным за выработку и реализацию государственной политики в сфере ИС, поэтому наши инициативы: по совершенствованию налогообложения, по введению новых возможностей для заявителей, будь то предварительные заявки или лицензирование на допатентной стадии, либо по сокращению возможностей беспошлинного патентования, которое не приносит экономических выгод стране, — должны быть обсуждены и согласованы с Минобрнауки России. Эта деятельность осуществляется в текущем режиме. Сейчас мы хотим убедить ведомство в необходимости пересмотреть регулирование в сфере служебных изобретений, перейти на детальную регламентацию этого процесса и защитить права авторов.

Уже два года в ФИПС функционирует Центр перспективных технологий, осуществляющий анализ патентной информации для повышения эффективности инвестиционных решений крупных компаний. За это время у нас сформировалась сильная аналитическая школа, её услугами активно пользуются предприятия промышленности. Минобрнауки России как органу, определяющему направления научно-технологического развития, важно обладать информацией о техническом уровне в стране и за рубежом. Эффективное управление патентной информацией может существенно поднять результативность государственной поддержки исследований и разработок. Потенциал этого направления очень высок, и мы надеемся, что Минобрнауки начнёт системно привлекать ресурсы ФИПС для поддержки принятия решений в сфере финансирования исследований и разработок.

Мы считаем важным, чтобы программы, финансирующие НИОКР, порядок предоставления субсидий на НИОКР, а также типовые контракты в рамках государственных закупок НИОКР содержали показатели, характеризующие технический уровень работ, а решения по поддержке принимались на основе материалов, включающих анализ патентной информации. В этом направлении также ведётся взаимодействие с Минобрнауки России. Со своей стороны мы готовы оперативнее рассматривать заявки, поступающие по результатам выполнения работ в рамках государственных программ, для того чтобы объекты ИС могли быть быстрее использованы в производстве.

— Как Вы отмечали выше, серьёзной проблемой является дефицит компетентных специалистов. Как реализуете образовательную политику?

— Единственный в стране профильный вуз — подведомственная Роспатенту Российская государственная академия интеллектуальной собственности (РГАИС) — ежегодно выпускает около 200 бакалавров и магистров. Совместно с Роспатентом и при участии ВОИС РГАИС на протяжении 10 лет проводит Международную олимпиаду по интеллектуальной собственности, в которой приняли участие свыше 20 тыс. школьников из 48 регионов России, а также более 5 тыс. из стран СНГ и дальнего зарубежья. Совместно с Минобрнауки России нам удалось включить компетенции по ИС в большинство ФГОС. Надеемся, что это стимулирует преподавателей вузов повышать квалификацию.

Конечно, надо совершенствовать учебно-материальную базу РГАИС, формируя на её основе научный и учебно-методический центр по ИС, увеличивать количество бюджетных мест.

В области дополнительного профессионального образования необходимо предусмотреть нормативную обязательность обучения ИС для различных категорий государственных служащих, представителей государственных органов, государственных корпораций, специалистов и преподавателей, и соответствующее финансирование. Собственные образовательные сервисы и программы повышения квалификации разрабатывает и ФИПС, прежде всего это касается подготовки экспертов, а также проведения международных стажировок по повышению квалификации для экспертов зарубежных патентных ведомств.

— Какова стратегия популяризации и продвижения Ваших проектов и ресурсов через библиотеки? Как Вы поддерживаете региональные центры патентной информации, находящиеся в библиотеках?

— Всероссийская патентно-техническая библиотека (ВПТБ) ФИПС является одной из крупнейших не только в России, но и в мире. Государственный патентный фонд сегодня содержит 129 млн экземпляров документов, 62% которых представлены в цифровом формате. В компьютерном зале ВПТБ предоставляется доступ к патентным и непатентным электронным ресурсам. Для облегчения работы с патентной информацией ВПТБ подготавливает оригинальные информационные продукты, которые размещены на сайте ФИПС. По вопросам популяризации основ патентной культуры ФИПС взаимодействует с федеральными и региональными библиотеками, музеями, молодёжными объединениями и клубами.

Не менее активную работу проводят региональные центры поддержки технологий и инноваций (ЦПТИ). В настоящее время услуги ЦПТИ предоставляются на базе 169 хозяйствующих субъектов, 12 центров действуют на базе библиотек. ЦПТИ предоставляют доступ к патентным и непатентным базам данных (БД), оказывают консультационную помощь по их использованию, а также по различным вопросам, связанным с РИД и ИС, проводят тренинги и семинары по осуществлению поиска в БД, предоставляют общую информацию по законодательству в области ИС, дают базовые рекомендации по лицензированию, устраивают конференции и другие мероприятия по вопросам ИС.

— Наш традиционный вопрос — Ваши читательские предпочтения.

— Это всё, чему удаётся попасть на мою прикроватную тумбочку. Я очень признателен моим коллегам с прежней работы, которые снабжают меня новейшими изданиями. Не пропускаю книги З. Прилепина, Е. Водолазкина, А. Иванова, часто попадающие в шорт-листы национальных и зарубежных премий. Читаю специальную литературу. Из последнего отмечу «Четвёртую промышленную революцию» Клауса Шваба, книги Стивена Хокинга. Увлёкся японской поэзией в переводе Веры Марковой, чему способствовали многочисленные командировки в Японию в течение последних месяцев.

— Спасибо и удачи!

Елена Бейлина («Университетская книга»),

Россия > СМИ, ИТ > rupto.ru, 7 декабря 2017 > № 2415869 Григорий Ивлиев


Россия > СМИ, ИТ > rupto.ru, 6 декабря 2017 > № 2415867 Григорий Ивлиев

Пресса о Роспатенте: Российские изобретатели идут в блокчейн — интервью Григория Ивлиева «Парламентской газете»

Парламентарии и Роспатент разрабатывают инициативы для защиты интеллектуальной собственности. О том, как управлять патентными правами в цифровую эпоху, защищать свои изобретения и использовать цифровые платформы для регистрации прав на них, «Парламентской газете» рассказал глава Федеральной службы интеллектуальной собственности (Роспатента) Григорий Ивлиев.

- Григорий Петрович, как сегодня строится взаимодействие Роспатента с Государственной Думой и Советом Федерации?

- Наше сотрудничество правильнее назвать конструктивной совместной работой. И в Государственной Думе, и в Совете Федерации прекрасно понимают жизненную необходимость развития сферы интеллектуальной собственности. Так, в Совете Федерации действует Совет, который возглавляет вице-спикер Ильяс Умаханов. А при Комитете Государственной Думы по образованию и науке действует Экспертный совет по научно-технологическому развитию и интеллектуальной собственности. Совет совместно с нами прорабатывает варианты возможных законодательных инициатив.

- Например, каких?

- Сейчас Роспатент активно выступает за изменение законодательства в части авторского вознаграждения. Сегодня вознаграждение изобретателю, по сути, зависит от доброй воли работодателя, тогда как, например, в Германии автор в обязательном порядке получает свою долю прибыли от реализации продукции с использованием своего изобретения. А наши изобретатели не мотивированы, часто не получая достойного материально вознаграждения за свой интеллектуальный труд. Надеемся, законодатели поддержат нашу позицию, и мы сможем выработать совместное решение. Кроме того, с сенатором Лилией Гумеровой мы работаем над возможными изменениями в законодательство о патентных поверенных.

- Расскажите, пожалуйста, о пилотном проекте по созданию единой распределительной базы данных по объектам интеллектуальной собственности.

- Распределённые базы данных давно известны. Очень хорошо, что благодаря броскому термину «блокчейн» эта технология привлекла всеобщее внимание, спровоцировала, как говорят сейчас, «хайп» вокруг неё, стала модной среди широких слоёв населения, а не только в среде специалистов. Такая готовность к восприятию этой технологии наряду с технической базой и развитием сетей коммуникации дают возможность использования блокчейна для оказания госуслуг и осуществления государственных функций. Многие госуслуги, связанные с большим количеством операций и их фиксацией в специальных базах данных с возможностью учёта дальнейшего движения прав, потенциально хорошо реализуемы в виде распределённых реестров.

Если говорить о сфере интеллектуальной собственности, то наряду с выдачей патентов на изобретения, что включает в себя многоуровневую экспертную и аналитическую работу, которую пока сложно автоматизировать, существует услуга по учёту передачи прав собственности, договоров франшизы. Эта услуга хорошо «блокчейнизируема». Как раз по ней мы инициировали совместный пилотный проект с Внешэкономбанком — соорганизатором конференции 6 декабря 2017 года.

- Специалисты Томского госуниверситета разработали демонстрационную версию системы защиты интеллектуальных авторских прав на базе технологии блокчейн. Благодаря ей можно будет заключать смарт-контракты, продавать и передавать интеллектуальные права. Как вы оцените перспективы этого?

- Мы держим руку на пульсе, поэтому пригласили разработчиков из Томского университета 6 декабря 2017 года в Москву на Международную конференцию «Криптовалюта и другие продукты технологии блокчейн как объекты интеллектуальной собственности». В рамках питчинга проектов и выступлений на сессиях конференции у них будет возможность подробно рассказать о своём проекте, его возможностях и способах реализации. Посмотрим, как проект оценит экспертное сообщество. Хочу лишь отметить, что реализация в автоматическом режиме больших массивов мелких операций с учётом и расчётами в режиме реального времени — одна из самых понятных и хорошо реализуемых функций блокчейна по движению стоимости. С правовой точки зрения авторские права легко декомпозировать на операции, которые программируются в смарт-контрактах. Так что создание подобных проектов — это ценный вклад в процесс развития данной технологии в нашей стране.

— Насколько органично использование блокчейн-технолгий для Роспатента в деле защиты данных и увеличения скорости их обновления в зависимости от запросов клиентов?

- Информация, которой управляет Роспатент, и сегодня надёжно защищена. Её несанкционированное изменение исключено. Но блокчейн-технологии, кроме новой степени надёжности, могут дать новые скоростные возможности. Какие-то рутинные вещи, а какие — мы как раз будем обсуждать на нашей конференции, можно перевести в так называемые умные контракты (смарт-контракты). Малые операции с незначительными стоимостями, например внесение изменений в заявку, будут также быстро реализовываться, как и глобальные действия. Лёгкость и прозрачность операций будут привлекать, вовлекать новых пользователей. Для нас блокчейн — это не просто автоматизация операций, это удобная система автоматизированных операций движения ресурсов и стоимостей. Кроме того, есть запрос на использование блокчейн-технологий для формирования института так называемых предварительных заявок. Но, разумеется, этот вопрос также нуждается в серьёзной проработке.

- Технология блокчейн — это пропуск в счастливое цифровое будущее?

- В программе «Цифровая экономика Российской Федерации» названо девять ключевых направлений — «пропусков в счастливое цифровое будущее». Системы распределённых реестров, или технология блокчейн — один из таких пропусков. Многие из названных в программе сквозных цифровых технологий по мере их исследования, развития и реализации будут разветвляться на более специализированные направления, так что таких «пропусков» будет больше. Вряд ли в этом процессе развития когда-то можно будет поставить точку: на заре возникновения Интернета всем тоже казалось, что эта сеть создаст для нас «счастливое цифровое будущее». Но время идёт, технологии развиваются и одного Интернета теперь уже недостаточно. Теперь нам нужен Интернет вещей, нужна победа четвёртой промышленной революции и так далее.

- Как технологии блокчейн будут прописывать в законодательство нашей страны?

- 29 ноября 2017 года Сбербанк и Альфа-Банк уже провели первую транзакцию с помощью блокчейна. Так что спрос на создание нормативной базы вокруг технологии опережает предложение. Поэтому чрезвычайно важно, чтобы понятие блокчейна как можно быстрее получило своё правовое определение. Это станет той точкой роста, которая обеспечит дальнейшее развитие системы, её применение, использование и дальнейшее нормативное регулирование.

Ксения Редичкина («Парламентская газета»),

Россия > СМИ, ИТ > rupto.ru, 6 декабря 2017 > № 2415867 Григорий Ивлиев


Россия. ДФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > rupto.ru, 5 сентября 2017 > № 2357578 Григорий Ивлиев

Пресса о Роспатенте: Фундамент инновационной экономики — статья руководителя Роспатента для журнала Восточного экономического форума

Взрывной рост азиатских экономик обусловлен вниманием к вопросам интеллектуальной собственности и коммерциализации научных изобретений. Какие меры должна предпринять Россия, чтобы добиться технологогического лидерства?

Ставка России на инновационное развитие — абсолютно оправданный шаг в контексте мировой тенденции по развитию экономики знаний. Сегодня на первое место выходят уже не промышленные мощности или сырьевые возможности, а нематериальные активы. Именно они становятся основными источниками прибыли. В первую очередь, речь идет о технологиях, товарных знаках, программных разработка и услугах. Каждый из этих видов активов нуждается в грамотной правовой охране, которая позволяет не только компаниям защитить свои разработки и опередить конкурентов, но и стране в целом занять ведущую позицию среди технологических лидеров. Именно такую задачу ставит Президент России Владимир Путин.

Большинство передовых экономик мира реализуют собственные программы, стратегии в сфере интеллектуальной собственности. Такой опыт есть у Китая, Германии, США, ряда других стран. В Китае принятие подобной стратегии уже в первый год обеспечило ощутимые и видимые результаты — резкое увеличение патентной активности населения, продолжающееся и сегодня. Китай буквально ворвался в элиту стран-инноваторов. По сообщению агентства «Синьхуа» со ссылкой на Государственное управление интеллектуальной собственности КНР, только за первое полугодие 2017 года Китай принял 565 тыс. заявок на патентование изобретений, что на 6,1% выше уровня аналогичного периода прошлого года. При этом в стране было выдано 209 тыс. патентов, 160 тыс. из них — китайским изобретателям. В Японии актуализация подобной стратегии происходит ежегодно при непосредственном участии премьер-министра страны.

Всемирная организация интеллектуальной собственности (ВОИС) прямо рекомендует принимать подобные программы для стимулирования изобретательской активности, что, в свою очередь, приводит к позитивным изменениям в экономике.

В России, несмотря на достойные относительные показатели, вот уже несколько лет подряд наблюдается стагнация патентной активности. Так, по данным ВОИС за 2015 год, мы занимали 6-е место в мире по числу патентов в области 3D-печати, у нас 13-е место по нанотехнологиям, мы шли на 14-м месте по патентам в области робототехники. При этом, число заявок на изобретения и количество выданных патентов у нас остается примерно на одном уровне: в 2014 году было подано 41600 заявок и выдано 33950 патентов; в 2015 году — 45517 заявок и 34706 патентов, в прошлом — 41587 и 33536 соответственно. Совсем иначе российские предприниматели относятся к товарным знакам, понимая их необходимость для развития бизнеса: в прошлом году число подобных заявок выросло на 21%.

Но все эти цифры сложно назвать впечатляющими как в мировом, так и в российском масштабе. Об этом даже заявил комиссар Корейского Ведомства по интеллектуальной собственности (KIPO) Чхой Тонге, будучи почетным гостем международной конференции Роспатента. По его мнению, место России в глобальных инновационных рейтингах, наши статистические показатели, с которыми хорошо знакомы коллеги из других стран, не отражают того огромного научного, исследовательского и технологического потенциала, которым обладает наша страна. Это означает, что придумывая, изобретая, исследуя, мы не конвертируем результаты интеллектуальной деятельности в патенты, технологии, которые и есть основа инновационной экономики. Мы лишаем себя не только правовой защиты результатов интеллектуальной деятельности, но и возможности зарабатывать на них, лицензируя те или иные технологии на внутреннем и зарубежном рынках.

В мае этого года агентство Reuters опубликовало рейтинг 100 ведущих инновационных вузов, в котором не оказалось ни одного российского университета или научно-исследовательского центра. При этом наша страна входит, по подсчетам все того же Reuters, в пятерку экономик Европы. То есть даже если бы наши университеты использовали только потенциал внутреннего рынка, это все равно обеспечило бы им место в мировом рейтинге вузов-инноваторов. Это наглядный показатель того, что проведя исследования, отечественная наука ограничивается исключительно публикациями или формальной отчетностью. Полученные результаты не передаются бизнесу для их последующей коммерциализации. А ведь это могло бы значительно увеличить возможности финансирования самой науки. Интеллектуальный капитал человека не переводится в капитал организации. Мы сами создаем риск того, что ученые заинтересованы в выезде за границу, где результаты их исследований будут использованы с учетом финансовых интересов исследователя. Это «удешевляет» трансфер технологий из России.

На секции Петербургского международного экономического форума, организованной Национальной ассоциацией трансфера технологий, один из выступающих заявил, что в СССР «не было патентов». Между тем, в Советском Союзе патентованию, лицензированию технологий и подготовке специалистов в сфере интеллектуальной собственности уделялось огромное внимание. По данным подведомственной Роспатенту Российской государственной академии интеллектуальной собственности (РГАИС), в период наибольшего подъема науки и технологической промышленности в стране (1960–1980 годы) завершали подготовку или повышали квалификацию в сфере интеллектуальной собственности порядка 15 тыс. профессионалов в год. В 2016 году Академия выпустила всего 198 специалистов и 28 аспирантов. Через программы допобразования, повышения квалификации и профпереподготовки прошли 1586 человек, что на порядок меньше, чем во времена СССР. И это при кардинальной смене устройства мировой экономики и обострившейся глобальной конкуренции в высокотехнологичных отраслях от биоинженерии до нанотехнологий.

Китай, о выдающихся показателях которого мы говорили выше, во многом скопировал опыт советского Центрального института повышения квалификации руководящих работников и специалистов в области патентной работы (ЦИПК). Ежегодно он пропускает через аналог ЦИПК порядка 30 тыс. человек — половину из числа госслужащих, половину — из предпринимательского сообщества.

Представители патентных ведомств Китая, приезжая к нам, рассказывают, что основы знаний в области патентного права, правовой охраны результатов интеллектуальной деятельности, управления интеллектуальной собственностью там получают со школьной скамьи. И речь идет не только о специализированных научно-технических лицеях, но и об общеобразовательных школах. У нас же получение патента четырнадцатилетней школьницей из Якутии становится громким событием. Поэтому вопросы образования в сфере интеллектуальной собственности должны быть основополагающими в Стратегии, нацеленной на достижение будущих результатов.

Еще одним проблемным моментом, является то, что сегодня в России компетенции в сфере интеллектуальной собственности рассредоточены по разным министерствам и ведомствам. При этом ни для одного из них, кроме Роспатента, вопросы интеллектуальной собственности не стоят в числе приоритетов. Такая схема мешает властям выработать согласованную политику, что не позволяет оперативно реагировать на запросы, существующие в сфере интеллектуальной собственности. Среди органов власти, экспертного и профессионального сообщества до сих пор нет единства в целях и ориентирах развития сектора, вокруг которых надо концентрировать усилия. Уже только сам процесс обсуждения Стратегии позволит преодолеть эти разрывы за счет представления различных позиций, на основании которого можно выработать единый подход, что ляжет в основу этого необходимого документа.

Результатом Стратегии в сфере интеллектуальной собственности должно стать создание системы локальных актов и сервисов в научных или образовательных организациях, стимулирующих процесс коммерциализации интеллектуальной собственности. Этот процесс должен быть прозрачным и выгодным для исследователя, что позволит ему активней заниматься наукой. Как следствие, на рынках появится высокотехнологичная отечественная продукция с высокой добавленной стоимостью.

На уже упомянутой международной конференции Роспатента заместитель генерального директора корпорации РОСАТОМ, директор блока по управлению инновациями Вячеслав Першуков заявил, что без вопросов интеллектуальной собственности сегодня не проходят ни одни переговоры с иностранными правительствами, ни один зарубежный тендер. В течение жизненного цикла одного блока, который составляет 60 лет, РОСАТОМ будет получать значительные роялти за использование интеллектуальной собственности, о которых они даже не задумывались, будучи монополистами на внутреннем рынке.

Именно поэтому Российский экспортный центр при участии Роспатента разработал программы поддержки зарубежного патентования, которые позволяют полностью компенсировать расходы на патентование и возместить 70% расходов на подготовку документов для соответствующей процедуры. Это важные, но все же точечные меры. Для кардинальных изменений нужны системные, масштабные, спланированные преобразования, рамки которых необходимо определить в Стратегии.

Наряду с поддержкой технологического предпринимательства нельзя оставлять без внимания такие сферы как авторские и смежные права, а также средства индивидуализации, то есть товарные знаки, наименования мест происхождения товаров, географические указания. Использование объектов авторских и смежных прав вносит существенный вклад в валовый национальный продукт, а средства индивидуализации являются важным инструментом рыночных отношений, серьезной составляющей добавленной стоимости любого товара или услуги. Здесь можно вспомнить регулярно публикуемые рейтинги крупнейших мировых брендов. Но даже в небольших масштабах ценность собственного товарного знака, за которым стоит репутация компании, эмоциональная составляющая, представление потребителей об уровне качества, может быть главным нематериальным активом бизнеса, который оказывается важнее производственных линий, складских помещений или запасов исходного сырья.

Подавляющее большинство патентообладателей — юридических лиц при постановке на баланс имеющихся патентов оценивают их в сумму пошлин, уплаченных при регистрации изобретения, полез- ной модели или промышленного образца. Они не учитывают ни расходы, понесенные при разработке изобретения, ни стоимость ресурсов, необходимых для проведения научно-исследовательских или опытно-конструкторских работ (НИОКР), ни иные средства, прямо или косвенно вложенные в процесс,результатом которого становится получение патента. Собственники просто не знают, что разработку тоже можно включить в стоимость, поэтому занижают стоимость активов, что негативно сказывается на оценке компании банками, что переводит ее в разряд аутсайдеров по капитализации. Особенно это заметно по сравнению с западными компаниями.

Стратегия должна стать документом, в котором будут пред усмотрены первоочередные меры по началу активного применения финансовых инструментов в сфере интеллектуальной собственности. Это и развитие кредитования под залог нематериальных активов, и учет их в капитализации компаний, и рынок страхования объектов интеллектуальной собственности.

В Стратегии необходимо предусмотреть меры по развитию современных инструментов глубокой патентной аналитики и оценки результативности НИОКР. Сегодня такой крайне необходимый инструментарий может предложить только Проектный офис Федерального института промышленной собственности (ФИПС). И это тоже огромная лакуна, которую нужно закрыть, поскольку иначе большое число решений по выбору направлений исследования принимаются фактически вслепую. При том, что подобные проекты зачастую требуют многомилионных инвестиций. В итоге отечественным разработчикам приходится довольствовать- ся исключительно догоняющей моделью развития, а то и концентрировать ресурсы на направлениях с крайне низкой результативностью и узкими перспективами.

Резюмируя вышесказанное, можно отметить, что задача, поставленная Президентом России по переводу экономики нашей страны от производственно-сырьевой модели на путь инновационного развития, не является недостижимой. Но ее решение напрямую связано с тем, как будет развиваться сфера интеллектуальной собственности — фундамент любой инновационной экономики.

Руководитель Федеральной службы по интеллектуальной собственности

Григорий Ивлиев

Россия. ДФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > rupto.ru, 5 сентября 2017 > № 2357578 Григорий Ивлиев


Россия. СЗФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > rupto.ru, 11 августа 2017 > № 2357570 Григорий Ивлиев

Опубликована программная лекция руководителя Роспатента Григория Ивлиева

Проект Петербургского международного юридического форума LF Academy сегодня опубликовал программную лекцию руководителя Роспатента Григория Ивлиева, посвященную текущему состоянию и перспективам развития сферы интеллектуальной собственности в России. Полная запись лекции доступна на сайте академии абсолютно бесплатно.

Курс «Актуальные вопросы коммерциализации объектов интеллектуальной собственности» включает пять модулей, посвященных различным аспектам состояния сферы интеллектуальной собственности в России. «Руководитель Федеральной службы по интеллектуальной собственности подробно анализирует общую ситуацию в сфере регистрации прав на изобретение в мире и отдельно останавливается на разборе ситуации, существующей в нашей стране. Говоря о мировой системе патентования изобретений, лектор подчеркивает открытость этого института, его образовательную функцию и вклад в ускорение процессов развития научной мысли. Уделяя особое внимание патентному ландшафту российской экономики в целом и ее сферам в частности, Григорий Петрович Ивлиев говорит о достижениях последних лет и предстоящих задачах», — говорится в описании лекции на сайте академии.

Вы можете посмотреть, как весь курс леций по этой ссылке, так и выбрать наиболее интересный для вас модуль из перечисленных ниже:

Модуль 1. АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ КОММЕРЦИАЛИЗАЦИИ ОБЪЕКТОВ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ. ВВЕДЕНИЕ

Модуль 2. ОСНОВНЫЕ ГАРАНТИИ ПАТЕНТНОЙ ЗАЩИТЫ В РОССИИ И МИРЕ

Модуль 3. ТЕНДЕНЦИИ ПАТЕНТНОЙ АКТИВНОСТИ В РОССИИ

Модуль 4. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ

Модуль 5. ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА ПО СТИМУЛИРОВАНИЮ ПАТЕНТНОЙ АКТИВНОСТИ В РОССИИ

Россия. СЗФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > rupto.ru, 11 августа 2017 > № 2357570 Григорий Ивлиев


Россия > СМИ, ИТ > rupto.ru, 2 мая 2017 > № 2180548 Григорий Ивлиев

Пресса о Роспатенте: Глава Роспатента — стимулировать создание инноваций можно через налоговую систему

Вопросы сохранения прав на интеллектуальную собственность со сменой технологического уклада и моделей производства могут стать еще более актуальными, чем сегодня. Об экономической опасности незапатентованных открытий, необходимости создания государственной Стратегии развития сферы интеллектуальной собственности, возможности налогового стимулирования инноваций и значении права интеллектуальной собственности для будущего и общечеловеческого прогресса ТАСС поговорил с руководителем Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатент) Григорием Ивлиевым на полях 10-го Международного форума «Интеллектуальная собственность — XXI век», который проходит в Москве с 26 по 28 апреля.

— Вы часто призываете изобретателей к патентованию своих разработок на фоне того, что соотношение оформленной и неоформленной интеллектуальной собственности в России составляет 10/90. Чем опасна такая ситуация для экономики страны и для самого изобретателя? Есть ли оценки того, какие доходы патентование ныне незарегистрированных разработок может принести в бюджет?

— Сложно оценивать ту часть, которая находится в тени. Безусловно, это должны быть впечатляющие цифры, даже если просто говорить о тех пошлинах, которые могли бы быть уплачены в бюджет. Но экономический эффект не ограничивается ростом бюджетных доходов. Патент — это тот документ, который открывает перед правообладателем широкие возможности для коммерциализации результатов интеллектуальной деятельности при лицензировании, при трансфере технологий, при научной кооперации, в совместных исследовательских проектах.

Сейчас, когда результаты изобретательских и научно-исследовательских изысканий не патентуются или скрываются за ноу-хау, правообладатели и изобретатели существенно ограничены в способах ввода результатов своей интеллектуальной деятельности в гражданско-правовой и экономический оборот и выхода на зарубежные рынки, потому что эти результаты не защищены. Изобретатели в этом случае не могут получать достойное вознаграждение за свой труд. Здесь мы возвращаемся к вопросу о необходимости единой государственной стратегии развития сферы интеллектуальной собственности (ИС), которая могла бы стать рамочным документом для повышения экономической эффективности инновационного сектора.

— Насколько действительно необходимо создание отдельной стратегии для развития сферы ИС в России, каковы могут быть ее основные приоритеты?

— Говоря о необходимости разработки данной стратегии, мы опираемся на анализ опыта передовых экономик мира. Многие мировые технологические лидеры строят свое развитие на основе подобного документа. Китай, несколько лет назад приняв такой документ, уже сегодня получает более 1,5 миллионов патентных заявок. У нас счет идет пока на десятки тысяч заявок, что, по мнению наших коллег, — об этом на нашей научно-практической конференции говорил и глава патентного ведомства Южной Кореи — не отражает научного и инновационного потенциала нашей страны.

Отсутствие такой стратегии говорит о неразвитом секторе правовой охраны, а он ведет к существенным экономическим потерям нашей экономики. Вопрос не только и не столько в числе заявок, сколько в том, что они не переводят интеллектуальный капитал человека в капитал организации. Это существенно увеличивает риски для ведения и без того рискованного технологического бизнеса, особенно при выходе на экспорт. Также трансфер технологий из России для других стран является более дешевым, чем мог бы быть. Наши же разработки, уехавшие с учеными, получившими образование в России и работавшими на бюджетные гранты, возвращаются к нам в виде готовых продуктов зарубежных компаний.

Должен быть обеспечен существенный рост отечественного патентования — сравнивая отношение числа национальных заявок с количеством населения, мы отстаем в этих значениях в разы. На наш взгляд, акцент на поддержку технологического предпринимательства должен быть центральным в будущем документе.

Стратегия позволит проводить согласованную политику в сфере ИС на всех уровнях власти (муниципалитеты — регионы — федеральные органы) и в отношении всех субъектов (крупного бизнеса и государственных корпораций, малых и средних предприятий, научных и исследовательских организаций, вузов, некоммерческих организаций, граждан). Это позволит гораздо быстрее откликаться на запросы, существующие в данной сфере и создавать необходимые условия для коммерциализации ИС, чтобы она заработала как дополнительный актив экономики в полную силу.

Мы рассчитываем, что стратегия позволит нам консолидировать работу профессионалов по важнейшим направлениям развития сферы ИС, начиная от повышения результативности планирования научно-исследовательских и опытно-конструкторских технологических работ (НИОКР), через возрождение культуры и практики патентных исследований и заканчивая вопросами ИС в технических стандартах на уровне международных стандартизирующих организаций для формирования рынков.

— С 2015 года ведется разговор об облегчении процесса подачи заявки в Роспатент и переводе услуг ведомства в цифровую плоскость. Как процесс подачи патентной заявки выглядит сейчас?

— Заявитель может открыть окно в интернете (сайт единого портала госуслуг или федерального института промышленной собственности — ФИПС), внести все необходимые данные, приложить необходимые документы, подписать электронной подписью и подать заявку в один клик мышью. После чего заявка регистрируется в Роспатенте, а все делопроизводство по ней до момента выдачи патента/свидетельства ведется в электронной форме.

По нашим данным, в четвертом квартале 2016 года в электронном виде подано 8365 запросов о предоставлении госуслуг, что составляет 17,7% от их общего количества. Мы стараемся стимулировать заявителей к подаче заявки в электронном виде, например предлагаем снизить размер уплачиваемой пошлины за рассмотрение патентной заявки, если заявитель подал его онлайн.

В настоящее время 20 государственных услуг, которые оказывает Роспатент, доступны в электронном виде на сайте единого портала госуслуг. В планах Роспатента на ближайшее будущее — обеспечить электронным сопровождением все 26. В 2017 году планируем обеспечить заявителям возможность подачи заявок на регистрацию промышленных образцов, программ для ЭВМ и баз данных через сайт Роспатента.

Мы уже упростили оплату госуслуг — заявители могут уплатить пошлину через "Сбербанк онлайн". А в 2017 году, по нашим планам, заявитель сможет уплачивать пошлины через сайт единого портала, следить за процессом рассмотрения заявки, а затем и получить патент в электронном виде — электронный патент.

— На волне ажиотажа вокруг технологии блокчейн и дискуссиях о ее применении в нефинансовых сферах общественной жизни не раз звучала идея о перемещении патентов или иных подтверждений о наличии прав интеллектуальной собственности в распределенный реестр. Предполагалось, что удалить составляющие этой базы данных будет невозможно, а любое добавление информации будет видно всем участникам системы. Реализуется ли сейчас нечто подобное в России?

— Мы сейчас прорабатываем различные формы, в которых заявители могут защищать свои права. Подобную работу ведет не только наше ведомство, а, например, Национальный реестр интеллектуальной собственности (НРИС) — его соучредителем является подведомственная Роспатенту Российская государственная академия интеллектуальной собственности (РГАИС). Недавно НРИС сделал доступной процедуру депонирования объектов (передача на хранение в депозитарий. — Прим. ТАСС). Насколько я знаю, их сервис представляет собой электронное депонирование с распределенным хранением данных и современными технологическими решениями по шифрованию и защите информации.

Вся процедура проводится в режиме онлайн с привлечением независимой третьей стороны, которая обеспечивает защиту от одностороннего и нецелевого просмотра информации. Лицо, депонирующее те или иные объекты, получает свидетельство о депонировании, в котором четко зафиксировано время депонирования объекта. Хочу обратить внимание, что это свидетельство может быть принято судом при рассмотрении споров в области ИС, а значит — после прохождения экспертизы с подтверждением того, что файл не изменялся, может использоваться как доказательство приоритета одной из сторон.

— Россия осуществляет прямой обмен информацией с патентными ведомствами 62 стран. Каким образом это помогает в деле охраны интеллектуальной собственности?

— Роспатент имеет статус международного поискового органа — ряд стран отдает нам на экспертизу свои национальные заявки. Например, один из активных заказчиков такого рода работ — патентное ведомство Турции. Качество нашей экспертизы признано во всем мире, и двусторонние соглашения усиливают позиции нашей страны в мировом патентном пространстве, повышают наш технологический авторитет.

Я убежден, что человечество объединено не просто земным шаром, а технологическими идеями, которые реализуются в мире. Мировая патентная система — это один из тех факторов, который обеспечивает единство человечества и темпы технологического прогресса, в том числе и за счет свободного обмена информацией, публикацией патентов в открытом доступе.

Если отказаться от патентов, мы можем потерять это единство. Вот поэтому, несмотря на непростую внешнеполитическую ситуацию, мы практически не сократили наши контакты с коллегами из других стран, из глобальных наднациональных организаций, как, например, Всемирная организация интеллектуальной собственности, а, наоборот, развиваем это сотрудничество.

— Какую роль будет играть право интеллектуальной собственности в цифровой экономике и производстве 4.0 (четвертой промышленной революции)?

— Мне кажется, что определяющую роль. Уже сейчас все говорят не об экономике производства, а об экономике знаний. Производство сегодня можно открыть почти в любой точке мира, а вот то, на основе чего будут работать эти станки, что они будут производить, за счет чего будет обеспечена уникальность этой продукции — вот что становится главными активами. Вся научно-популярная литература сегодня строит прогнозы по поводу того, насколько важным будет обладание технологиями, патентами и как уменьшится роль ресурсов.

У нас в стране понимание этих процессов есть на самом высоком государственном уровне, большое внимание уделяется Научно-технологической инициативе и Стратегии научно-технологического развития. Роспатент, со своей стороны, готов защищать интересы российских изобретателей и разработчиков, в том числе при выходе на зарубежные рынки. Российский экспортный центр при нашем участии разработал программу возмещения расходов на зарубежное патентование для малых и средних предприятий – надеемся, что к этой поддержке будет обращаться все большее число участников рынка.

— Можно ли теоретически через институт охраны интеллектуальной собственности регулировать развитие технологий, например стимулировать разработчиков к созданию инноваций в тех отраслях, в которых их недостает?

— Регулировать вряд ли, поскольку развитие технологий может быть обусловлено, например, развитием образования и доступом к ресурсам, в том числе научным. Но стимулировать развитие технологий можно через стимулирование патентования. Например, недостаточность инвестиций в наукоемкие технологии можно сократить с помощью введения специального налогового режима по налогу на прибыль в отношении доходов от использования прав на результаты интеллектуальной деятельности (РИД) и (или) их отчуждения. Данный режим называется "патентной коробкой" и используется во многих странах мира для привлечения "умных инвестиций" — в Великобритании, Франции, Нидерландах, Китае, Бельгии и других. Ставку по налогу на прибыль для экспортеров прав на РИД можно снизить с 20% до 5%, что стимулирует интерес иностранных компаний к переводу интеллектуальной собственности на территорию России.

Важно также поддержать малые инновационные предприятия, деятельность которых заключается в практическом применении (внедрении) прав на РИД, исключительные права на которые принадлежат учредителям или участникам таких организаций. Для таких предприятий можно предоставить льготы по социальным взносам, поскольку основными затратами, наиболее чувствительными на начальных стадиях деятельности, является заработная плата и связанная с ней нагрузка на отчисление страховых взносов во внебюджетные фонды.

Подобные предложения разрабатываются в нашем ведомстве, и попытка их внедрения станет, по факту, важной попыткой государства системными мерами налоговой поддержки стимулировать оборот результатов интеллектуальной деятельности.

Беседовала Юлия Сеславинская

Россия > СМИ, ИТ > rupto.ru, 2 мая 2017 > № 2180548 Григорий Ивлиев


Россия > СМИ, ИТ > rupto.ru, 4 апреля 2017 > № 2143647 Григорий Ивлиев

Пресса о Роспатенте: Россия теряет значительную часть доходов, не оформляя свои изобретения — интервью Григория Ивлиева «Российской газете

Сроки регистрации товарных знаков будут сокращены уже в этом году. В помощь инноваторам появится центр поддержки зарубежного патентования объектов интеллектуальной собственности. А размер взимаемых Роспатентом пошлин при предоставлении госуслуг в электронном виде будет снижен на треть по сравнению с обычным. Об этом "Российской газете" рассказал руководитель Роспатента Григорий Ивлиев.

Григорий Петрович, все изобретения проходят через Роспатент. В какой области наши инноваторы чаще всего патентуют свои ноу-хау?

Григорий Ивлиев: У нас очень много патентов в области 3D-печати. Здесь Россия на 6-м месте в мире, по данным Всемирной организации интеллектуальной собственности. В сфере нанотехнологий мы занимаем 13-е место в мире, в сфере робототехники - 14-е. У нас большое число патентов в области химии, атомной энергетики и ядерной физики, космонавтики. В этих сферах у нас есть значимые достижения мирового уровня.

Как сегодня обстоит ситуация с патентными троллями - людьми, которые регистрируют чужие изобретения?

Григорий Ивлиев: У нас немного другая ситуация. Троллинг существует не там, где подается заявка и регистрируется патент. Там как раз доказывается наличие предмета, оригинальности дизайна, устройства, новизны изобретения, его промышленной применимости. На стадии регистрации троллинга нет, наша задача как раз в том, чтобы никто не зарегистрировал то, что уже существует. Бывают, конечно, единичные случаи, но они быстро разрешаются.

Гораздо опаснее, когда существующее изобретение пытаются использовать без патента. Какое-то предприятие увидело, что такой патент есть, но спокойно производит без него, например, буровое оборудование. С ним предприятие выходит на конкурс и выигрывает его, потому что не несло затраты на НИОКР, не проплачивало патентные пошлины, поэтому дает на конкурсе за эту же продукцию цену ниже. А правообладатель говорит, что это его изобретение, которое используется без патента. И мы должны его защитить.

Где чаще встречается троллинг?

Григорий Ивлиев: В сфере товарных знаков. Для мошенников это способ атаковать чей-то бизнес. Но создание товарных знаков - тоже бизнес, есть предприниматели, которые профессионально занимаются созданием товарных знаков, их покупкой, перепродажей. Это такой же товар. И это не троллинг, а законная деятельность, которая развивает рынок, продвигает марку, делает бизнес выгодным, иначе никто бы не приобретал этот товарный знак. Но злоупотребления, конечно, бывают.

Много нареканий вызывают сроки регистрации товарных знаков, которые превышают год. Почему так долго?

Григорий Ивлиев: Мы работаем над их сокращением. Если в начале 2016 года фактический срок рассмотрения заявок составлял около 13 месяцев, то по итогам декабря уже 10,3 месяца. Мы стараемся снимать избыточные экспертные претензии к заявленным товарным знакам.

Но срок регистрации зависит не только от ведомства, но и от заявителя. Например, очень часто пошлины оплачиваются долго. А на уведомление экспертизы о соответствии заявленного товарного знака требованиям законодательства заявитель вправе ответить в течение полугода. Естественно, если он тянет, срок регистрации увеличивается.

В 2016 году Роспатент планировал увеличить долю госуслуг, оказываемых в электронном виде, до 70 процентов. Получилось только до 40, что помешало?

Григорий Ивлиев: Хотим достичь 70 процентов в 2018 году. По 8 госуслугам можно подать об их предоставлении в электронном виде. Кроме того, три госуслуги по регистрации изобретений (ИЗ), полезных моделей (ПМ) и товарных знаков (ТЗ) также предоставляются через Интернет. Скоро можно будет обратиться за предоставлением всех 26 госуслуг Роспатента в электронном виде.

В 2017 году заявитель сможет уплачивать пошлину через портал госуслуг, получать сведения о ходе предоставления услуги и результата предоставления услуги в электронной форме, то есть электронного патента.

Кроме того, мы предложили снизить размер взимаемых Роспатентом пошлин в случае подачи обращений о предоставлении государственной услуги в электронном виде.

Роспатент подготовил проект изменений в Положение о патентных пошлинах. В какую сторону и когда?

Григорий Ивлиев: Мы повысим номинальный размер отдельных пошлин для выравнивания с аналогичными пошлинами в государствах - членах ЕАЭС. Из-за падения курса рубля сейчас иностранные заявители получают необоснованные материальные преференции, которые компенсируются за счет средств, выделяемых из федерального бюджета на финансирование услуг по предоставлению правовой охраны объектам патентного права. Даже в государствах - членах ЕАЭС, например, в Казахстане или Белоруссии, уровень затрат на уплату пошлин существенно выше, чем в России. Это создает неравные экономические условия патентования в рамках ЕАЭС.

Также будут введены пошлины за новые виды деятельности. Еще мы сделаем поправку на инфляцию. Последний раз размеры пошлин корректировали в 2011 году.

Одновременно расширим категории заявителей, которым предоставляется льгота по уплате пошлин, и виды таких льгот, чтобы этот процесс прошел как можно комфортнее. Можно будет, например, подать заявку в электронном виде и снизить пошлину на 30 процентов, по отдельным видам действий и для отдельных категорий плательщиков можно ее еще сократить.

Когда говорят о доле интеллектуальной собственности в российской экономике, чаще всего называется цифра в 5-7 процентов. Как она высчитывается, и согласны ли вы с такой оценкой?

Григорий Ивлиев: Именно потому, что мы не знаем, как она высчитывается, мы и не даем подобной оценки. Нам нужно создавать методологию этой оценки, но это невозможно без культуры патентования.

Отсутствие такой методологии и данных для расчетов из-за того, что многие не оформляют свою интеллектуальную собственность (ИС), приводит к тому, что экономика теряет значительную часть возможных доходов. Мы беднее некоторых стран, потому что не показываем свою интеллектуальную собственность, не вводим ее в экономический и гражданско-правовой оборот и, как следствие, мало экспортируем.

Григорий Петрович, не секрет, что в нашей стране до сих пор нет понимания, что такое интеллектуальная собственность. Как преломить ситуацию?

Григорий Ивлиев: Культуру интеллектуальной собственности, ее правовой охраны, а главное - коммерциализации интеллектуальной собственности надо воспитывать.

Часто, когда говорят про нее, имеют в виду патентование. Но вопрос гораздо шире - он в целом про управление результатами интеллектуальной деятельности, интеллектуальными правами, к которым относятся также авторские права и права на секреты производства (ноу-хау) или средства индивидуализации.

Культура управления такими правами у бизнеса в России пока не сформировалась, и потенциал интеллектуальной собственности для повышения конкурентоспособности компаний, снижения рисков ведения бизнеса и защиты инвестиций остается крайне высоким. Поэтому начинать, конечно, надо с развития образования.

В Корее, Китае, Японии специальные образовательные программы в сфере интеллектуальной собственности начинают действовать уже в школах. Мы тоже к этому стремимся, но нужен системный подход.

Во время морозов в Москве Интернет обошла громкая история школьницы из Якутии, которая изобрела систему прогрева двигателя автомобиля с помощью центрального отопления. И хорошо, что рядом с ней оказался грамотный взрослый, который посоветовал ей оформить патент. А что было бы, если бы его не оказалось?

Сейчас многие крупные компании не патентуют свои разработки. Почему?

Григорий Ивлиев: Патент - это открытая информация. Он открывает для всех формулу изобретения или способ производства, но он играет и важную социальную, научную роль.

Он показывает направления исследований и разработок. Позволяет выбрать направления для инвестиций или научных поисков, вырабатывать стратегию развития. Именно поэтому мы начали создавать в Федеральном институте промышленной собственности (ФИПС) патентные ландшафты - новый инструмент патентной аналитики. Такой документ - результат легальной технологической разведки, анализ всего массива опубликованной патентной информации в мире.

Патент - это как раз защита, которую предоставляет государство. Это легальная монополия, охраняемая законом. Страх бизнеса перед патентованием связан с тем, что многие не понимают того, что патент позволяет правообладателю заработать на порядок большие деньги, нежели спрятанная в сейфе бумага с тайной формулой. А как открытая информация он дает возможность выбирать направления исследований и разработок, чтобы не тратить деньги на поиск тех технологических решений, которые давно известны. Патент выгоден всем участникам рынка.

Когда Роспатент станет главным в сфере интеллектуальной собственности? Разговоры об этом идут с 2013 года, а воз и ныне там. Что мешает?

Григорий Ивлиев: Мы рассчитываем, что в этом году вопрос будет решен. Сегодня компетенции в этой сфере рассредоточены по целому ряду министерств и ведомств, для большинства из которых они неприоритетны.

А когда будет создана Федеральная палата патентных поверенных?

Григорий Ивлиев: Сообщество патентных поверенных разобщено, его участие в деятельности Роспатента, даже непосредственно в работе квалификационной и апелляционной комиссий, недостаточно. Мы готовы к инициативам со стороны профессионального сообщества, но решение этого вопроса прежде всего зависит именно от самих патентных поверенных.

Много претензий сегодня к коллективному управлению авторскими правами. Будете менять эту систему?

Григорий Ивлиев: Институт коллективного управления правами появился потому, что авторы и обладатели смежных прав не всегда могут самостоятельно защитить свое произведение, право на него. Происходит это в силу отсутствия материальных, организационных или иных возможностей.

При том что законом предусмотрено использование объектов авторских и смежных прав и без согласия правообладателей, но с обязательной выплатой им вознаграждения. Этими вопросами должны заниматься квалифицированные специалисты в сфере авторского права, предоставив авторам больше времени на творческую деятельность. И эта система появилась у нас в стране, она помогала авторам. Например, в 2014 году таким образом было собрано более 7 миллиардов рублей.

Да, сегодня она вызывает много нареканий у авторов и правообладателей в отношении распределения и выплаты вознаграждения. Сейчас, например, процедуру внутригосударственного согласования проходит проект Соглашения о едином порядке управления авторскими и смежными правами на коллективной основе, устанавливающего порядок управления на территориях государств - членов ЕАЭС. В нем предусмотрены требования открытости, отчетности, публичных реестров, независимого аудита.

В России у нас тоже сейчас готовится законопроект, которым предусмотрен государственный и независимый контроль за деятельностью обществ системы коллективного управления правами, их постоянный аудит и мониторинг, работа во благо авторов.

Беседовала Елена Березина,

Россия > СМИ, ИТ > rupto.ru, 4 апреля 2017 > № 2143647 Григорий Ивлиев


Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > rupto.ru, 9 февраля 2017 > № 2068867 Григорий Ивлиев

Григорий Ивлиев: Патент не закрывает информацию, патент открывает информацию для всего мира

Накануне Дня российской науки руководитель Роспатента Григорий Ивлиев побывал в студии Общественного телевидения России. Вместе с ведущей программы «Большая страна» Ангелиной Грохольской глава ведомства обсудил патентование научных достижений, ценность патентов и наиболее интересные разработки отечественных изобретателей.

Ангелина Грохольская: Сегодня в День науки стоит вспомнить и о том, что любые изобретения должны быть запатентованы, ведь, как говорится, даже мысль материальна. Если идея пришла в голову одному человеку, то почему это не может случиться еще с кем-то? И тогда кто окажется первым, тот и войдет в историю как великий изобретатель. О защите интеллектуальной собственности поговорим сегодня с руководителем Роспатента Григорием Ивлиевым. Григорий Петрович, здравствуйте.

Григорий Ивлиев: Здравствуйте.

Ангелина Грохольская: Мне интересно, в вашей практике были такие случаи, когда два разных человека или две разных организации приходят, приносят заявку на получение патента, а там практически одно и то же изобретение, или похожая идея?

Григорий Ивлиев: Да, таких случаев очень много.

Ангелина Грохольская: Да?

Григорий Ивлиев: И даже, более того, люди начинают спорить по поводу того, кому же принадлежит приоритет, и кто действительно изобрел, а у кого машина времени или какой-нибудь вечный двигатель. Это постоянный процесс, в котором мы находимся. И для нас, конечно, принципиально важна приоритетность. Если хотя бы на день раньше подана заявка, то человек получает этот приоритет, и мы работаем именно с тем изобретателем, который опередил время.

Если в год у нас сейчас по всему миру подается 2,7 млн. патентов во всех странах, то представьте себе, что в один день их тоже подается очень много, причем это все по всему миру.

Ангелина Грохольская: А в нашей стране сколько подается в год, и на каком мы месте по количеству изобретений, по количеству выданных патентов?

Григорий Ивлиев: У нас в среднем за год подается 60 тыс. патентных заявок, это на изобретения, полезные модели и промышленные образцы. У нас три вида объектов, охраняемых патентами, и каждый из них имеет самостоятельное регулирование, самостоятельную ценность. 60 тыс. – это много, мы на 8 месте в мире по количеству заявок, и стоим близко с Индией и Германией, которые нас немножко опережают, но пятерка мировых держав, так называемая "Большая патентная пятерка", они исчисляют в сотнях тысяч количество патентных заявок, а Китай уже в миллионах".

Ангелина Грохольская: Их не обогнать вообще никогда, мне кажется. Они количеством берут.

Григорий Ивлиев: Количество – важный показатель, но еще важно качество. Важно, чтобы патенты были такого уровня, чтобы они соответствовали мировым стандартам, и были признаны. Наши патенты все признаны.

Ангелина Грохольская: А они признаны только в стране, или признание в своей родной стране – это автоматически признание во всем мире?

Григорий Ивлиев: Нет, автоматически такого не происходит, но существуют международные системы регистрации. Можно зарегистрировать этот же патент в любой из стран, приоритетность сохраняется, и можно зарегистрировать через международные системы регистрации, когда, подав соответствующий документ в Роспатент, мы их переправляем в Женеву или в ту страну, в которой бы хотели получить патентную защиту. Такая защита осуществляется.

Ангелина Грохольская: Что у нас предлагают, что просят защитить, какие есть тенденции, тренды, может быть?

Григорий Ивлиев: Защищается все. Защищается любое техническое решение любой технической проблемы, если доказывается, что в этом решении будет технический результат. Такой подход к научно-технической сфере очень показателен. А патент – это научно-техническая сфера. Но это не значит, что в гуманитарных науках нет технических решений. Они есть и в педагогике.

Ангелина Грохольская: Сейчас, мне кажется, все на стыке наук происходит.

Григорий Ивлиев: Конечно. Это на стыке наук. У нас есть такой документ, называется "Совместная патентная классификация". Она перечисляет те сферы или те предметы, по которым мы выдаем патенты. 5 тыс. страниц только перечисления.

Ангелина Грохольская: А еще у вас на сайте есть рубрика "Патент недели". Там очень интересные примеры. Я посмотрела. А если бы она называлась "Патент года"? Сейчас начало 2017, можно подводить итоги 2016. О каких изобретениях тогда в ней бы шла речь? Что бы вы в нее поставили?

Григорий Ивлиев: Наверное, этот вопрос очень часто задавался, поэтому в Роспатенте принято решение уже давно в конце года определять 100 лучших изобретений. Представьте себе, что из 60 тыс. заявок избрать одну, и сказать, что именно это патент года – это невозможно, потому что они из разных сфер. Есть химия, есть фармацевтика, есть ядерная физика, а есть космос. Вы знаете, что наши ученые изобрели вакцину против Эболы? Еще два года назад все средства массовой информации писали: "10 тыс. погибших в Западной Африке".

Ангелина Грохольская: То-то, я думаю, замолчали.

Григорий Ивлиев: Замолчали, потому что наши сделали вакцину, наши ученые и врачи сделали прививки по Западной Африке, и Эболы нет. Говорят о Зика, еще о чем-то. Но такие решения, которые вырабатываются как бы годами, и откликаются на решение проблем, они, конечно, достойны сразу такого, чтобы мы давали их в патент недели.

Ангелина Грохольская: А сейчас мы видим Московское кольцо, Московская кольцевая железная дорога.

Григорий Ивлиев: Московская кольцевая железная дорога со всеми ее конструкциями. Казалось бы, что может быть нового в железной дороге? Мы уже предпочитаем космическими аппаратами пользоваться. А здесь семь изобретений и патентов мы выдали только за один 2016 год. Московская кольцевая железная дорога – это чудо техники, потому что в ней те патенты, которые будут использоваться в будущем. Организация движения, которая там предусмотрена – это то, что ждет весь мир в будущем, и будет использоваться везде. Такие примеры, когда не только проводится огромный пласт работы по созданию какого-нибудь продукта, но еще и это все представляется всему миру. Ведь патент – это не только приоритет и не только человек захватывает себе права. Патент – это знания открываются миру. На Московской кольцевой железной дороге не только создали этот продукт, но и миру предложили свое знание использовать. Патент не закрывает информацию, патент открывает информацию для всего мира.

Ангелина Грохольская: Это, наоборот, "берите и пользуйтесь", да?

Григорий Ивлиев: Берите и пользуйтесь, да.

Ангелина Грохольская: "Мы придумали, конечно, но пользоваться могут все".

Это мы уже с Земли в космос.

Григорий Ивлиев: Да, это мы от Земли пошли к Роскосмосу, который, обеспечивая связь и управление с космическими объектами, предлагает решение, которое делает это управление настолько точным и необходимым. Причем ведь это не на километры и не на десятки километров, и даже не на тысячи километров, эти технологии рассчитаны на световые годы, и все это, опять же, не скрыто этими изобретателями. Хотя мы же понимаем, что у Роскосмоса, наверное, есть еще очень много изобретений, которые не стали патентами. Это право организации, право изобретателя: либо объявить всему миру и получить патент, и соответствующую правовую защиту этого патента, и право на вознаграждение, либо закрыть, засекретить свое изобретение, и использовать самому, никому не давая его, представить это как ноу-хау, защитить это вот этой своей коммерческой тайной.

Ангелина Грохольская: Но здесь есть определенный риск, потому что кто-то может… Вот с чего я начала.

Григорий Ивлиев: Здесь есть риск, и это называется "управление интеллектуальной собственностью". И каждое предприятие, особенно крупное, среднее и малое, оно должно определить стратегию использования интеллектуальной собственности. Или вы приобретаете ее, или вы создаете, или вы с ней выходите на рынок, или ее закрываете и выходите на рынок с готовым продуктом, использующим эту технологию. Здесь очень много нюансов, и для того, чтобы принять правильное решение, нужно уметь управлять интеллектуальной собственностью на основе патентной информации.

Ангелина Грохольская: У Роспатента ведь тоже есть новшество, и тоже не стоите на месте. Что такое патентный ландшафт? Я знаю, что это какая-то новая услуга, о которой еще, возможно, многие не знают.

Григорий Ивлиев: Да, патентный ландшафт – уже мировой продукт. Его стали использовать для обозначения определенной сферы патентных исследований, направленных на коммерциализацию объекта интеллектуальной собственности, который создан. Если создано изобретение, нужно понять, в каком состоянии оно находится, нужно вообще понять, где и какие изобретения есть. Для этого проводится углубленное патентное исследование, чтобы понять все процессы, которые происходят в мире. И это не просто анализ какой-то изолированной зоны, а это анализ всего мирового информационного пространства, патентного пространства, в результате какого делаются выводы о том, в какие сферы нужно вложить средства, где нужно патентовать, где нужно закрыть эту разработку от конкурентов, понять, какие предприятия, организации и страны развивают какие научные направления. При этом, если такое патентное исследование, где миллионы единиц хранения информации используется, дополняются еще библиометрическим измерением, то есть анализом научно-технической литературы по всем параметрам, то можно смело сделать прогнозы о том, как развивается та или иная сфера, прошел ли пик уже ее развития, он только начинается, в каких сферах больше патентуют. И самое-то главное, что мы сделали – мы можем сказать, что мы можем такие исследования проводить на мировом уровне. Они сейчас востребованы уже различными крупными организациями, которые такие исследования проводили самостоятельно, но которым необходима такая завершённость и ответственный исполнитель, который берет ответственность за этот прогноз, берет ответственность за эти данные.

Ангелина Грохольская: Мне кажется, проще и правильнее обратиться к вам, чтобы вы это исследование делали.

Григорий Ивлиев: Пока, наверное, так, но мы буквально недавно разработали методические рекомендации по производству таких исследований, и мы рассылаем их всем желающим, мы предлагаем всем желающим по этим методическим рекомендациям работать. Мы планируем, что, проведя модернизацию наших информационных систем, мы дадим возможность им пользоваться нашими информационными системами на том же уровне, которым мы сейчас пользуемся, для того, чтобы такой информацией обладать. Но, нарисовав статистический патентный ландшафт – это уже прошлое, по крайней мере для нас. Мы уже готовы представлять услугу в динамике, потому что это не только сложная система, которую нужно понять, но нужно показать, как она развивается, что происходит в течение недели. Что произошло в течение недели в этой сфере? Кто может ответить на этот вопрос? Мы можем, потому что мы из более чем 60 стран получаем сведения о патентах в онлайн-информации, и, соответственно, им же направляем. Как только в нашей сети что-то направляется, это сразу транслируется по всему миру. Точно также и большие ведомства – Америка, Япония, Корея, – и маленькие ведомства – Венесуэла, Колумбия – с нами состоят в таком обмене.

Ангелина Грохольская: Это очень важно.

Григорий Ивлиев: Это мировой информационный обмен, который позволяет ловить мгновенно, как развивается технология. И это принципиально важно при принятии любых решений.

Ангелина Грохольская: Григорий Петрович, не могу не спросить еще о событии, которое проходит буквально в эти дни – сегодня и завтра. Это форум, который вы организуете. Что это такое? Какие проблемы там будут обсуждаться? Какие вопросы, какие специалисты?

Григорий Ивлиев: V Съезд центров поддержки технологии и инноваций – это то, что мы распространяем на регионы. Это проект, который проводит Всемирная организация интеллектуальной собственности совместно с Роспатентом, и уже в пятый раз мы собираем представителей теперь уже 140 центров поддержки технологий и инноваций из 63 регионов. Причем мы неслучайно проводим это в Татарстане. В Татарстане создано 20 таких центров, в одном субъекте. У них есть и программа инновационного развития, и программа развития интеллектуальной собственности, и они под это создают инфраструктуру. Центр поддержки технологий и инноваций – это такой консультационный, научный и информационный центр, который позволяет оказать весь комплекс услуг в патентной сфере. Там есть доступ в наши информационные системы. Мы именно этим центрам предоставляем в первую очередь возможность пользоваться нашими базами данных на том же уровне, что и наш эксперт. Но задача, которая стоит перед нами – это не просто 2,5 тыс. ведущих предприятий, вузов, ЦПТИ подключить к нашей системе, а 600 тыс. устойчивых пользователей по всей Евразии, не только в России, но и страны, входящие в Евразийскую патентную организацию, с которыми мы наиболее тесно кооперируемся. Тогда будет просто другой уровень анализа. К нам будут приходить документы уже более высокого качества, когда они проходят такую обработку.

Ангелина Грохольская: Я уж тогда про регионы спрошу. Я поняла, что Татарстан – это лидер. Кто еще, откуда больше заявок приходит, кого бы вы назвали еще, пусть Татарстан на первом месте. На втором, на третьем кто из регионов такой инновационный?

Григорий Ивлиев: Татарстан – передовой регион.

Ангелина Грохольская: А, передовой?

Григорий Ивлиев: Да. Но на первом и втором месте, конечно, Москва и Санкт-Петербург, которые в совокупности дают половину всех патентных заявок.

Ангелина Грохольская: Здесь очень много факторов, которые на это влияют.

Григорий Ивлиев: Есть Московская область – это тоже очень важный регион, с нашей точки зрения. Есть Новосибирск. В Новосибирске мы вообще сейчас будем открывать филиал нашего института, что позволит нам привлечь и новые кадры, и регион включить более активно в это направление. Есть регионы, которые целенаправленно проводят политику в области интеллектуальной собственности: это Томск, Оренбург, Владивосток, Красноярск. Могу сказать, что в наших планах выйти и на создание таких центров самых маленьких наших регионов – на Чукотке, в Ненецком автономном округе. Мы уже провели такие разговоры с руководством Ненецкого автономного округа, и несмотря на то, что округ небольшой, мы будем там создавать центр. Мы хотим показать, что и в небольших регионах есть предмет для деятельности такого центра. И такой сплошной охват всей страны, не только 63 регионов, но и небольших регионов, в которых еще этого нет, этой формой работы, он перспективен.

Ангелина Грохольская: Это хорошо. Я желаю, чтобы во всех регионах появились центры, потому что талантам славится земля русская. Спасибо вам огромное. Желаю удачи, чтобы все проекты обязательно сбылись.

Григорий Ивлиев: Ангелина, спасибо. Вы подняли очень интересную тему. Я думаю, что она будет интересна вашим зрителям.

Ангелина Грохольская: Спасибо большое. Григорий Ивлиев, руководитель Роспатента, был сегодня в студии "Большой страны".

Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > rupto.ru, 9 февраля 2017 > № 2068867 Григорий Ивлиев


Россия > СМИ, ИТ > rupto.ru, 27 января 2017 > № 2068875 Григорий Ивлиев

Григорий Ивлиев: нам нужна национальная стратегия развития интеллектуальной собственности

Руководитель Роспатента в интервью «Деловому Омску» рассказал, что подавляющая часть промышленных разработок в стране находится в тени, пояснил, почему и какими последствиями для экономики это чревато.

Григорий Петрович, давайте сразу проясним, чем именно занимается ваше ведомство.

— Если в общем, то вопросами правовой охраны объектов интеллектуальной собственности. Мы предоставляем 26 государственных услуг в этой сфере. В Роспатенте физическое или юридическое лицо, и российское, и иностранное может защитить результаты своей интеллектуальной деятельности по всем видам объектов промышленной собственности. У нас проводится регистрация программ для ЭВМ, топологий интегральных микросхем и баз данных, перехода прав на все эти объекты. Также за нами закреплена контрольно-надзорная деятельность, в частности, за расходованием бюджетных средств на НИОКР. И, кроме того, защищаем интересы России в рамках военно-технического сотрудничества с зарубежными странами, представляем ее в международных организациях, связанных с интеллектуальной собственностью.

Мы выдаем патенты исключительно в научно-технической сфере, на гуманитарные знания патенты не выдаются — они охраняются авторским правом. Патент можно получить, только когда есть техническое решение, обладающее признаком мировой новизны. Недостаточно открыть, что Волга впадает в Каспийское море, нужно изобрести что-то такое, чтобы воды Волги повернулись и текли на север. К сожалению, в нашей стране интеллектуальная собственность по большей части не зарегистрирована, а находится в виде фундаментальной науки, ноу-хау или просто не оформленного с правовой точки зрения продукта, изделия или вещества.

Можно сразу уточнить, каково соотношение оформленного и неоформленного?

— Думаю, 10% оформлено, 90% не оформлено. У некоторых не оформлено вообще ничего, у крупнейших организаций, таких как Росатом, РЖД, — только четверть разработок. Остальные они или скрывают, или у них нет времени и сил их коммерциализовать, зарегистрировать.

Летом прошлого года первый вице-премьер Игорь Шувалов заявил о планах по созданию на базе Роспатента мегарегулятора в сфере интеллектуальной собственности. Что под этим подразумевается?

— Мы занимаемся промышленной собственностью, но не регулируем никаких вопросов, связанных с ней. Государственную политику, по которой мы должны действовать, определяет минобрнауки, правила, по которым нам играть, — минэкономразвития. Проблема еще и в том, что, к примеру, авторские права и все, что их касается, регулируются министерством культуры, селекционные достижения — минсельхозом. То есть единого органа, формирующего государственную политику в сфере интеллектуальной собственности, у нас в стране нет. Поэтому Шувалов и назвал его мегарегулятором. Мы ставим перед собой задачу систематизировать всю деятельность и задать госполитику в этой сфере.

Соответствующий проект постановления подготовлен, как и проект указа, который предусматривает изъятие у минобрнауки и минэкономразвития ряда полномочий в сфере интеллектуальной собственности.

Но никто не хочет отдавать функцию, даже если она 15-я или 20-я в ряду осуществляемых ими. Это не государственный подход. Я хочу сказать, что если даже это будет не Роспатент, а, к примеру, минэкономразвития или любой другой специально созданный орган, я все равно буду за это решение. Оно с точки зрения управления, с точки зрения современной экономики знаний, общества единственно правильное, особенно для нашей страны.

Что вы имеете в виду, говоря «особенно для России»?

— Мы развиваем это направление несколько иначе, чем западные страны, США, больше идем по азиатскому пути. В Японии и Корее созданы специальные государственные механизмы поддержки, которые позволили им в короткое время выйти в лидеры по патентованию. Притом что фундаментальная наука, военная, космическая и ядерная промышленность в России выше по уровню развития, чем там, мы отстаем по количеству создаваемых объектов интеллектуальной собственности. Наше правительство вкладывает самые большие деньги в научно-технический прогресс, в НИОКР, государство владеет существенной долей прав на результаты интеллектуальной деятельности, поэтому нам и нужно госуправление в этой сфере — понятное и институционально оформленное.

Самый большой недостаток этого распыления в том, что у нас до сих пор нет национальной стратегии развития интеллектуальной собственности. Представьте, только из-за того, что мы недостаточно включили ее в оборот, мы беднее всех. Наведя порядок в учете, в правовой охране, проявив эту собственность на рынке, страна станет богаче. Современная экономика переходит к тому, чтобы экспортировать интеллектуальную собственность, технологию, потому что само производство можно создать в любом месте.

И как скоро появится такой единый орган в сфере интеллектуальной собственности?

— Мы работаем над этим три года. Несмотря на то что на этом поле появляются новые идеи, новые игроки, решение уже можно и нужно принимать. Иначе сложнее будет реализовывать подходы, которые заложены в едином регулировании рынка интеллектуальной собственности.

Вы говорите, что предприниматели не хотят регистрировать свои права на изобретения. Как их мотивировать?

— Основным препятствием является то, что институт частной собственности в стране еще очень нов. Человек чувствует себя удовлетворенным уже в момент рождения идеи. Это расхолаживает. И, конечно, не все понимают: то, что они создают, должно служить обществу, стране. Открытость интеллектуальной собственности — это человеческий прогресс. Публикуя патент, изобретатель таким образом говорит: «Это создано, люди, пользуйтесь!» А у нас бытует мнение, что это делается только для того, чтобы получить деньги.

Кстати, роялти, которые выплачиваются, не такие и большие. Самые большие — в самолетостроении — около 10% от стоимости изделия. В основном, это 5%, но бывает и меньше 1%. Мы собираем роялти по объектам, относящимся к государственной собственности, и видим, что в стоимости продукта они занимают не самое большое место.

А может, изобретатели просто не знают, с какой стороны подойти к оформлению патента?

— Действительно, многие не знают. Для этого мы открыли более 140 центров поддержки технологий и инноваций в регионах. В Омске такой центр существует на базе ОмГТУ. Он имеет доступ к нашим информационным системам, специалисты готовы дать консультацию, помочь оформить заявку, в том числе в электронном виде, что сейчас очень важно — это дешевле и быстрее. Кроме того, центры пропагандируют образование в патентной сфере. Мы утвердили образовательные стандарты, которые позволяют готовить специалистов в сфере управления интеллектуальной собственностью, экономистов, и уже договорились с институтом им. Г. В. Плеханова.

В нашем Федеральном институте промышленной собственности работают более 800 экспертов, которые с этого года начали заниматься созданием патентных ландшафтов. Они могут предоставить информацию обо всей патентной картине мира по любому направлению, будь то картофелеводство, биотехнологии или нефтепереработка. Они могут определить, в каких странах развито направление, какие компании им занимаются, какие тенденции существуют, а с помощью исследования научной литературы, публикаций в прессе выявить, где и какие секреты производства скрыты от патентования, дать свои рекомендации предприятию и отрасли.

Я считаю, что за этой работой большое будущее. Без анализа патентной информации не должно приниматься ни одно решение. Пример. В одном сибирском городе построили завод по производству чипов четвертого поколения, но при этом не учли, что китайцы уже построили 12 заводов по производству чипов пятого поколения. Незнание таких вещей — принципиальная технологическая ошибка. Она означает, что мы неправильно ориентируем научные коллективы, неправильно вкладываем деньги в развитие сектора экономики, который не имеет перспектив. Мы должны финансировать сектора, как говорит Путин, опережающего развития, в которых имеем преимущество. И они есть. Патентные ландшафты позволяют это увидеть.

Что будет с этим предприятием?

— Дешевле всего его просто закрыть.

В Омске разгорелся скандал, в эпицентре которого оказались скульптуры «Любы» и «Степана». Выяснилось, что права на них приобрел местный предприниматель и теперь он судится с типографией, которая без разрешения использовала фотографии скульптур в сувенирном альбоме. Какие у него шансы?

— Авторство должно быть защищено. Без согласия автора ничего делать нельзя. Принципы авторского права прилагаются также к объектам культурного и природного наследия. Если к нам поступила заявка на регистрацию товарного знака со словом «Байкал», мы спрашиваем у Байкальского заповедника, можно ли использовать это слово. Здесь я на стороне автора, правообладателя. Любое лицо, которое собирается изображение тиражировать, продавать, получает его согласие либо заключает лицензионный договор, выплачивает вознаграждение.

Омичам нравится эта скульптура? Они хотели бы, чтобы ее творцы создали еще что-то такое, что нравится всему городу, а в итоге и всей стране? Потому что таким гостям, как я, она тоже нравится. Для этого надо, чтобы авторы получили за нее вознаграждение. Я не вижу здесь большой сложности с точки зрения права.

Григорий Петрович, на сайте Роспатента есть рубрика «Патент недели». Вам какой запомнился больше всего?

— Из последних мне нравится вакцина от Эболы — вируса, от которого погибли десятки тысяч людей в Западной Африке. Наш институт имени Гамалеи в короткие сроки сделал такую вакцину — Дерипаска дал деньги, потому что его бокситный комбинат находится в Гвинее, и теперь этой болезни нет. Еще заделывание пробоин в открытом космосе — изобретение уровня «Звездных войн». Непонятно, как его исследовать, но звучит потрясающе. Или способ доставки лекарственных средств с помощью наночастиц к раковым клеткам. Такие достижения вдохновляют. Для Омской области как нефтедобывающего региона будет интересен патент на устройство, которое проводит сепарацию воды и нефти на глубине четырех километров. Экономический и экологический эффекты от этого огромные.

Из более чем 60 тысяч патентных заявок, поданных в Роспатент в 2015 году, конечно, далеко не все представляют изобретения такого уровня, но многие определяют технологическое развитие отраслей экономики.

Например, на нашу страну приходится 10% всех мировых патентов по химии. Это существенный вклад России в мировой прогресс.

Россия > СМИ, ИТ > rupto.ru, 27 января 2017 > № 2068875 Григорий Ивлиев


Россия > СМИ, ИТ > rupto.ru, 9 декабря 2016 > № 2047623 Григорий Ивлиев

Пресса о Роспатенте: Интервью Григория Ивлиева изданию «Indicator»

Глава Роспатента: «Мы недореализуем свои возможности»

О том, что мешает российским ученым защищать свои интеллектуальные права, что делается, чтобы наладить взаимодействие науки и бизнеса, о человеке-творце и искусственном интеллекте Indicator.Ru побеседовал с руководителем Федеральной службы по интеллектуальной собственности Григорием Ивлиевым.

– Первый вопрос немного общий: какие проблемы в сфере защиты интеллектуальной собственности вы считаете наиболее острыми на данный момент?

– Самым важным обстоятельством для защиты интеллектуальных прав является своевременное их оформление, учет этих прав – эта работа в нашей стране недостаточно организована. У нас потрясающая фундаментальная наука, масса прикладных исследований, на высоком уровне проводятся опытно-конструкторские работы, но результаты всей этой деятельности не становятся объектом интеллектуальной собственности. То есть защищаем мы хорошо, но, чтобы защитить этот объект, его нужно создать. Способствование патентованию, тому, чтобы люди понимали, как они могут защитить свои интересы – это самая главная проблема. Людей надо научить защищать результаты своей интеллектуальной деятельности. Как только мы к этому придем, мы увидим, что этот уровень будет соответствовать лучшим мировым стандартам.

– Вы говорите о том, что российские ученые недостаточно защищают свою интеллектуальную собственность, даже по сравнению с западными странами, а также Кореей, Японией, Китаем. Почему так происходит?

– Традиции коммерциализации, традиции предпринимательства в нашей стране имеют существенный изъян. Тот разрыв, который был в них в годы советской власти, так и не восстановлен. Конечно, традиции коммерциализации любой деятельности на Западе лучше. Но дело не только в этом. Такие страны, как Корея и Япония, использовали образование, воспитание, применили инструменты государственной поддержки и сумели создать систему, в которой воспроизводство интеллектуальных результатов деятельности стало национальным приоритетом. И они добились успеха. Те, кто делают это приоритетом, его и получают. Даже на меньших мощностях, чем российская фундаментальная наука, российский военно-промышленный комплекс, российские университеты.

– Но при этом по количеству поданных заявок мы сейчас пытаемся догнать тот уровень, что был в начале 90-х.

– Да, к сожалению, сейчас подача заявок находится на уровне начала 90-х годов, 1992 года. Дело в том, что к началу 1990-х была создана система образования: за 10 лет вопросам интеллектуальной собственности было обучено 400 тысяч человек. Несмотря на то, что частная собственность как институт у нас появилась с 1991 года, а в полном объеме с 1993-го, в нашей стране были люди, обученные работе с интеллектуальной собственностью. У нас было огромное количество изобретателей, огромное количество патентных отделов, каждое крупное предприятие имело специалиста в области патентного права. Люди работали с изобретениями, с рационализаторскими предложениями. Была создана система этой работы. Именно поэтому у нас есть базис, на котором мы основываемся. Несмотря на это, рост, который мы наблюдаем с 1995 по 2016 год, не соответствует нашим возможностям, и потенциальным, и реализуемым.

– Какие способы, методы исправления ситуации, по вашему мнению, наиболее эффективны?

– Прежде всего, это воспитание и образование. Изобретатель нужен – научи. И обучение это должно начинаться со школы, продолжаться в университетах, совершенствоваться, когда человек связывает свою жизнь с предпринимательством, научной деятельностью. Сейчас в соответствии с принятой стратегией научно-технологического развития России в нашей стране будет создано более 40 инновационных центров для детей. По существу, Путин поставил задачу для каждого крупного университета создать центр детского научно-технического творчества. Министерство образования поручило разместить вопросы интеллектуальной собственности в более чем 60% образовательных программ. Студент должен понимать, как он может использовать получаемые знания, результаты своей научно-технической деятельности. Естественно, должны быть и специалисты высокого уровня, которые способны дать ученым, особенно руководителям предприятий, правильную информацию о том, какие патентные исследования нужно провести, где сосредоточена большая часть патентов, какие научные коллективы, производственные группы занимаются этими патентами. Вот тогда мы увидим, что у нас будет большее количество заявок, большее количество охраняемых результатов и больше их будет использовано в производстве.

Об искусственном интеллекте и человеке-творце

– Планируется ли привлекать в область защиты интеллектуальной собственности современные технологии, например, искусственный интеллект?

– Мы уже несколько лет пытаемся сделать автоматизированную систему обработки патентных заявок, чтобы в случае, если заявка не может быть принята, машина сама бы нам выдала результат. Но наши попытки работы с различными системами, предлагаемыми сторонними организациями, показали, что такого совершенного результата нет. У нас есть система поиска, которая дает большей частью правильные ответы, но полностью довериться машинному методу мы не можем. Наша система называется PatSearch, это специальная система для патентного анализа, патентного поиска и экспертизы. Она дает ответы на поставленные вопросы, но говорить о том, что она сама создает какой-то продукт, пока рано.

Если смотреть оптимистично, то большая часть функций, которые осуществляются сейчас в Роспатенте, может стать работой искусственного интеллекта. Но для этого нужно многое сделать. Мы начали с модернизации информационно-технологических систем – это миллионы единиц хранения, миллионы источников на разных языках, это информация, которую мы получаем от патентных ведомств более 50 стран мира. Искусственный интеллект нужен нам и в машинном переводе. Патент обладает мировой новизной, и чтобы ее установить, нужно обладать информацией на всех языках, которые предлагают научно-техническое решение. Все основные издания, в которых научные достижения каким-либо образом фиксируются, являются предметом нашего анализа. Когда системы машинного перевода стали работать на уровне искусственного интеллекта, это стало для нас огромным прорывом.

– Возможно ли в будущем поручить искусственному интеллекту работу по анализу уже существующих патентов при подаче заявки на новый?

– Да, но в далеком будущем. Но все равно человек будет руководить этим процессом.

– Каковы, по вашему мнению, сценарии развития патентного права на произведения искусственного интеллекта?

– Искусственный интеллект уже начинает порождать изобретения, полезные модели, которые надо защищать. Все мировые патентные ведомства озадачены этой проблемой. И уже сейчас нужно предложить адекватное решение. Защищать ли то, что создано искусственным интеллектом, так же, как то, что создано человеком, что здесь с коммерциализацией, каково правообладание искусственным интеллектом, какие последствия с этим связаны? Это вопросы, ответы на которые мы получим в будущем. Мы его уже сейчас ставим для себя, для своей внутренней работы. Я думаю, что на первом этапе мы будем распространять на то, что делает искусственный интеллект, те же правила, которые мы применяем к результатам интеллектуальной деятельности человека. Затем, думаю, мы создадим более свободный режим использования того, что создается искусственным интеллектом. Более свободный, потому что там не потребуются такие правила охраны. Мы же защищаем в первую очередь творца, человека, который что-то создал, человека, который, получая вознаграждение, вкладывает его в то, что еще создаст в будущем. Изобретатель обладает очень высоким уровнем интеллекта, и мы должны обеспечить его функционирование и существование на ближайшую перспективу. Именно поэтому мы защищаем его. Не только потому, что он первый и получает какое-то моральное удовлетворение, но и потому, что это самый оптимальный путь развития человечества: люди, которые обладают необходимыми свойствами, чтобы открывать, изобретать, создавать что-то новое, получают от общества поддержку. Чем больше мы даем автору, вниманием или материально, созданием необходимых условий для творчества, тем больше он сделает. Искусственный же интеллект в такой поддержке нуждается в меньшей степени.

Выложить патенты на «витрину»

– Вопрос про глобальный инновационный индекс. Россия занимает в нем 43 место. Как можно улучшить этот показатель и сколько времени это займет?

– Индекс содержит очень много показателей. По некоторым из них мы занимаем более высокие позиции, например, по полезным моделям мы на седьмом месте, в целом по патентной деятельности на восемнадцатом. Еще у нас очень высокие значения по числу занятых в научной деятельности людей. А вот по тем показателям, которые характеризуют экономическую сторону вопроса, доходы, получаемые от изобретательской деятельности, мы занимаем место намного ниже, и это ухудшает общее значение. Поэтому самая главная наша проблема заключается в том, чтобы те результаты, те идеи, которые есть, овеществились, чтобы они стали тем объектом, который можно сосчитать, который можно измерить. Мы недореализуем свои возможности. И именно глобальный индекс показывает это очень четко. Кроме того, он позволяет оценить, какие проблемы есть и как их нужно решать. Когда выходит индекс, мы все его внимательно читаем, потому что он показывает, что проблематично, какие произошли изменения.

– Как отмечают эксперты, есть проблемы в налаживании связи между изобретателями и бизнесом. А какие есть прогнозы, сценарии решения этой проблемы? Что можно сделать, чтобы создать рынок интеллектуальной собственности? Может ли что-то сделать государство, законодательно в том числе?

– Особых законодательных мер для содействия этому принимать не нужно, нужно принимать программы. Вот сейчас принимаем программу поддержки малого и среднего бизнеса. В число ее направлений мы сейчас добавляем содействие патентованию, в том числе зарубежному. Когда предприниматель понимает, что ему окажут содействие в подборе технологии, он сам будет искать эти исследования. Бизнес говорит, что не может достучаться до кафедры. Мы считаем, что должны быть «витрины», должно быть представлено все и всем – 350 тысяч охраняемых патентов должны быть всем доступны. Бизнес и наука делают шаги друг к другу, медленные, трудные и ищут этого процесса.

Мы сейчас создаем реестр интеллектуальной собственности, где каждый может разместить имеющийся у него объект интеллектуальной собственности и предложить ее для использования. Мы модернизируем наши информационные системы, чтобы любой предприниматель, любой ученый мог зайти в эту базу и получить всю необходимую информацию об имеющихся патентах и предложениях по их использованию. Вот это и определит наш успех. Сейчас недостаточно информации у ученых, недостаточно ее и у бизнеса. Не хватает коммуникации, средств, и у тех, и у других.

– Как вы оцениваете, когда возможно завершение этой модернизации, создание реестра?

– Программа модернизации наших информационных средств рассчитана на 2017-20 годы. Реестр уже создается. К 2020-му году мы планируем, что 600 тысяч заинтересованных лиц в интеллектуальной собственности, патентах, товарных знаках, будут получать всю необходимую информацию в автоматизированном режиме без особых материальных затрат, без особых трудностей в их оценке. Мы создадим систему патентных исследований таким образом, чтобы каждый, кто начинает крупный проект, мог получить сведения об интеллектуальной собственности к началу проекта и совершенно точное представление о том, какая будет интеллектуальная собственность появляться к завершению этого проекта.

Автор: Алена Манузина

Россия > СМИ, ИТ > rupto.ru, 9 декабря 2016 > № 2047623 Григорий Ивлиев


Россия > СМИ, ИТ > rupto.ru, 22 июня 2016 > № 1825857 Григорий Ивлиев

Выступление руководителя Роспатента Григория Ивлиева на VI встрече глав патентных ведомств стран БРИКС

На правах председательствующего ведомства IV встречу глав патентных ведомств стран БРИКС открыл руководитель Федеральной службы по интеллектуальной собственности Григорий Ивлиев.

Предлагаем вашему вниманию выдержки из его выступления:

— Роспатенту официально были переданы полномочия председательствующего ведомства по интеллектуальной собственности БРИКС от Национального института промышленной собственности Бразилии 11 июня 2015 г.

На встрече в Бразилии было проведено первое обсуждение инициатив по реализации Дорожной карты развития сотрудничества ведомств по интеллектуальной собственности стран БРИКС...

...на организованной Роспатентом встрече глав ведомств по интеллектуальной собственности БРИКС, которая состоялась 6 октября 2015 года на полях 55 серии заседаний Ассамблей государств-членов Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС), стороны пришли к пониманию о том, что от проектов инициатив необходимо переходить к действиям по их реализации.

Было принято решение начать с реализации инициативы, закрепленной за Роспатентом «Обучение специалистов в сфере интеллектуальной собственности и обмен экспертами», и провести первую стажировку экспертов в феврале-марте 2016 года в Российской Федерации (в Москве) на базе Роспатента. С этим пониманием указанная инициатива была одобрена главами ведомств по интеллектуальной собственности в октябре 2015 года на встрече в ВОИС в Женеве.

Закрепленное за Роспатентом направление подразумевает проведение председательствующим ведомством обучающих мероприятий в форме стажировок, круглых столов, лекций и программ дистанционного обучения.

В ноябре 2015 года разработанный Роспатентом проект программы был направлен на рассмотрение Координационной группы БРИКС по интеллектуальной собственности.

Стажировка экспертов ведомств по интеллектуальной собственности стран БРИКС состоялась в период 29 февраля по 4 марта 2016 года.

Мы рассматриваем формирование и профессиональное развитие кадров как один из ключевых аспектов эффективной организации патентных процедур.

В этой связи в Роспатенте регулярно проводятся обучающие мероприятия для экспертов. Кроме того, Роспатент проводит мероприятия по обмену опытом с зарубежными патентными ведомствами.

Обмен опытом между экспертами осуществлялся в соответствии с предварительно согласованной программой в форме лекций (около 11 часов) и практических занятий (панельные дискуссии, работа с заявками по выбранным областям в отраслевых отделах - всего около 19 часов), в качестве лекторов и преподавателей выступили ведущие специалисты системы Роспатента.

Практические занятия в отраслевых отделах по рассмотрению заявок на изобретения проводились экспертами с учетом заявленных рубрик Международной патентной классификации. В стажировке приняли участие эксперты в области электротехники, вычислительной техники, химии и биотехнологии.

Программа стажировки была посвящена обсуждению особенностей патентных процедур в странах БРИКС, обмену мнениями между экспертами и практическому анализу заявок в выбранных областях техники.

Завершилась стажировка круглым столом, в рамках которого стороны обменялись мнениями по проблемным аспектам патентных процедур.

По итогам стажировки Роспатент получил положительные отзывы от всех участников мероприятий, как от российских специалистов, так и зарубежных гостей, которые выразили надежду на проведение подобных мероприятий в будущем.

В период нашего председательства были подготовлены и направлены в ведомства по интеллектуальной собственности несколько вопросников.

Первый составленный Роспатентом вопросник был направлен в ведомства в феврале 2016 года и касался института принудительного лицензирования. К настоящему времени уже от всех ведомств получены ответы и началась их обработка. Полагаем, что в следующем месяце мы сможем ознакомить всех с обобщенными результатами.

...в целях обмена информацией, касающейся правовой охраны и защиты прав на изобретения, между ведомствами по интеллектуальной собственности стран БРИКС Роспатентом был вопросник составлен вопросник по изобретениям.

Он содержит более 30 вопросов, касающихся национальных законодательных актов в области правовой охраны изобретений, процедур подачи заявки на изобретение, экспертизы заявок, ограничений и исключений из патентных прав, патентных пошлин и защиты патентных прав.

...Следует также отметить, что на встрече 6 октября 2015 года в ВОИС стороны согласились с предложением Китайской стороны о том, что согласование инициатив должно быть осуществлено Координационной группы по интеллектуальной собственности стран БРИКС, заседание которой должно состояться до проведения встречи руководителей ведомств по интеллектуальной собственности.

Хочу довести до сведения собравшихся информацию о том, что заседание Координационной группы состоялось 20 июня, и мы благодарны всем ведомствам за то, что они нашли возможности направить своих представителей для обсуждения наиболее важных вопросов нашего сотрудничества.

Коротко хотел бы поделиться сведениями об итогах заседания.

По инициативе, касающейся патентных процедур и патентных процессов, закрепленной за Национальным институтом промышленной собственности Бразилии, было предложено распространять такую инициативу не только на патентные процессы, но и на иные процедуры в сфере интеллектуальной собственности.

Первым шагом применения такой инициативы намечена разработка вопросника, содержащего вопросы по патентной классификации.

Полученные ответы будут способствовать определению объема работ и составлению плана действий, содержащего шаги по сближению практик.

На заседании Координационной группы было определено, что после представления вопросника ведомствам будет дан месяц для его заполнения, и до встречи в Женеве представители Национального института промышленной собственности Бразилии представят на обсуждение план действий.

Координационная группа также пришла к общему мнению о целесообразности согласования инициативы по направлению «Международное сотрудничество», закрепленному за Ведомством по патентам, промышленным образцам и товарным знакам Индии с учетом уточнения тематики по общим вопросам сотрудничества. Первым шагом будет также составление вопросника, по результатам обобщения информации возможно проведение установочной встречи или семинара.

За коллегами Государственного ведомства по интеллектуальной собственности КНР закреплены два направления.

Первое направление касается повышения осведомленности общественности по вопросам интеллектуальной собственности. Китайская сторона предложила изменить свою инициативу, дополнив ее вопросом о национальных стратегиях.

Координационная группа по результатам обсуждений нашла возможным внести такое изменение, но данный вопрос требует обязательного согласования на нашей встрече руководителей.

В качестве первого шага по реализации такой инициативы предложено до проведения встречи в Женеве обменяться информацией об опыте национальных ведомств по интеллектуальной собственности по продвижению знаний в области интеллектуальной собственности и повышению осведомленности общественности.

Особое внимание предложено уделить мероприятиям, организуемым к международному дню интеллектуальной собственности.

Предполагается в начале года (в первом квартале) обмениваться списками событий и мероприятий, запланированных на текущий год, с тем пониманием, чтобы ведомства рассмотрели возможности участия в совместных мероприятиях.

Второе направление, закрепленное за Государственным ведомством по интеллектуальной собственности КНР, касается обмена данными. В основу обновленной инициативы КНР заложен пятиступенчатый принцип осуществления обмена информацией, который начинается с определения информации, которая может быть переданы ведомствами другим ведомства, далее согласование способов ее передачи, проведение тестирования и в заключении непосредственно передача патентных данных.

В целом, предложение было одобрено, но к реализации каждого этапа решено подходить индивидуально.

В качестве первого шага по реализации намечен обмен информацией об опыте ведомств по обмену данными. Ведомствам следует составить списки данных, которыми они готовы обмениваться, и которые хотели бы получить от других ведомств.

Инициатива, курируемая Комиссией по делам компаний и интеллектуальной собственности ЮАР, также была одобрена с учетом исключения положений о финансировании и вопросов, выходящих за пределы компетенций ведомств по интеллектуальной собственности.

Возвращаясь к инициативе, курируемой Роспатентом, следует отметить, что Роспатент отвечает за направление по обмену экспертами с момента подписания Дорожной карты. В 2015 году на встрече в Бразилии (Рио-де-Жанейро) к данному направлению была присоединена инициатива «Обучение специалистов в сфере интеллектуальной собственности».

Представляется, что обучение, в частности, курсы дистанционного обучения для сотрудников ведомств по интеллектуальной собственности стран БРИКС могут быть организованы на базе подведомственного Роспатенте учреждения – Российской академии интеллектуальной собственности.

Мы постараемся предложить программу дистанционного обучения, которая была бы интересна для всех наших ведомств.

...Координационная группа осудила вопросы будущей работы и ее мандата.

Была отмечена эффективность заседания Координационной группы, состоявшегося 20 июня 2016 г., которая по своей сути является экспертной платформой.

К мандату такой группы предложено отнести, в том числе подготовку проектов решений для обсуждения на встрече руководителей ведомств по интеллектуальной собственности стран БРИКС.

Предложено сделать такие заседания ежегодными, и они должны проводиться до встреч руководителей ведомств по интеллектуальной собственности.

По продолжительности заседание может проводиться в течение 1-2 дней в зависимости от объема выносимых на обсуждение вопросов.

Также намечено составление «календаря» мероприятий, проводимых ведомствами по интеллектуальной собственности стран БРИКС.

Кроме встреч в Женеве на полях заседаний Ассамблей государств-членов ВОИС, которые традиционно проводятся в первой половине октября, рассматривается возможность зафиксировать проведение встречи глав ведомств по интеллектуальной собственности ежегодно во второй половине июня.

На полях таких встреч (непосредственно до или после проведения встрече) может быть проведен семинар по актуальным вопросам интеллектуальной собственности.

В конце каждого года предложено составлять резюме или письменный доклад о событиях, совместно касающихся ведомств по интеллектуальной собственности БРИКС, или проведенных в таком году мероприятиях.

Россия > СМИ, ИТ > rupto.ru, 22 июня 2016 > № 1825857 Григорий Ивлиев


Россия > СМИ, ИТ > rupto.ru, 18 июня 2016 > № 1825846 Григорий Ивлиев

Пресса о Роспатенте: Григорий Ивлиев рассказал Газете.Ru, чем будет заниматься единый регулятор в сфере интеллектуальной собственности

«Авторским обществам нужен жесткий аудит»

Чем будет заниматься новый регулятор в сфере интеллектуальной собственности

На базе Роспатента появится единый регулятор в сфере интеллектуальной собственности. Новой службе передадут все полномочия, связанные с интеллектуальной собственностью, которые раньше делили между собой несколько министерств. Глава нового ведомства Григорий Ивлиев рассказал о том, какие шаги планируются, чтобы помочь изобретателям и создать прозрачную систему авторских отчислений.

Совсем недавно принято решение о наделении Федеральной службы по интеллектуальной собственности дополнительными полномочиями. Какие изменения произойдут в работе обновленного ведомства?

— Вопросы, связанные с интеллектуальной собственностью, сейчас курируют сразу несколько министерств, для которых интеллектуальная собственность — не основное направление деятельности. Например, в Министерстве экономики вопросами интеллектуальной собственности занимались в рамках развития инновационной деятельности, в Министерстве образования — в рамках обеспечения научной деятельности. Но вопросы, связанные с интеллектуальной собственностью, воспринимались как вторичные, вспомогательные.

Сейчас же интеллектуальную собственность признали одним из основных направлений экономической деятельности, которому нужен свой специальный орган.

И предложенная модернизация Федеральной службы по интеллектуальной собственности, создание на базе Роспатента единого органа в сфере интеллектуальной собственности открывает совершенно новые возможности для деятельности. Сегодня мы в рамках Роспатента занимаемся правовой охраной, контролем и надзором. Но не можем заниматься вопросами содействия бизнесу и госорганам в создании интеллектуальной собственности, в выводе новых продуктов на рынок, в коммерциализации объектов интеллектуальной собственности. У нас нет таких полномочий, но это не значит, что нет потребности этим заниматься. Раньше Роспатент не мог выйти дальше надзора, и накопился ряд проблем, которые надо решить.

Какими будут первые планируемые шаги единого органа в сфере интеллектуальной собственности на базе Роспатента, когда он получит все необходимые полномочия?

— Должна быть создана стратегия развития интеллектуальной собственности, от подготовки кадров, образования до коммерциализации и поддержки зарубежного патентования. Эта программа будет носить межведомственный характер, она будет координирующей, но без нее нельзя двигаться дальше.

Мы уже поставили вопрос о гражданско-правовом обороте интеллектуальной собственности. У нас очень изобретательный народ.

В 2015 году, несмотря на кризис, заявок на изобретение было подано больше, чем в благополучном 2013 году.

А с 2010 года количество заявок выросло на 11%. Люди творят, изобретают, создают полезные модели. Таких людей очень много, но они не находят нужных инструментов, чтобы внедрить свои идеи в жизнь, начать производство. По предварительным оценкам, три четверти того, что создается, не выносится под правовую охрану! И не доходит до стадии, когда изобретение становится промышленно применимым. Мы, когда проводим экспертизу, определяем не только изобретательский уровень, новизну, но еще и говорим, что это решение промышленно применимо, то есть при современной технологии специалист может это использовать. После того как это подтвердила экспертиза, надо продвигать изобретения, должна быть система витрин, должны быть люди, которые понимают, как продвигать новые решения на мировой рынок, маркетологи по интеллектуальной собственности (пока эта специальность у нас отсутствует).

Такая масштабная работа требует большого количества специалистов.

— Да, прежде всего нужна подготовка кадров, системное образование в этой сфере. Если люди не понимают, что такое патентование и как оно происходит, обеспечить существование интеллектуальной собственности в современной экономике нельзя. Мы эту программу развиваем уже сейчас. Например, заключили соглашение с Российским экономическим университетом имени Плеханова о сотрудничестве в подготовке маркетологов, потому что остро необходимы люди, понимающие, как продавать интеллектуальную собственность. Но нужно увеличение числа бюджетных мест, увеличение подготовки преподавателей. Сейчас только пять вузов в стране этим занимается. А мы охватываем весь спектр знаний, только в нашем институте работает 532 эксперта по различным отраслям. Людей не хватает даже нам, а ведь всем крупным корпорациям тоже нужны такие специалисты, малому и среднему бизнесу тоже нужна помощь.

Планируются ли также какие-то налоговые преференции для того, чтобы стимулировать развитие новых технологий?

— Люди сейчас не заинтересованы в постановке на учет своей интеллектуальной собственности, потому что за нее надо платить высокие налоги. Должна быть гибкая система работы с нематериальными активами. Эта идея уже совершенно понятна и согласована с профильными ведомствами.

Надо освободить от налогообложения на прибыль созданную интеллектуальную собственность при постановке на учет.

Но когда идея уже начинает использоваться, изделие — продаваться, то здесь, конечно, надо налоги собирать. А в момент постановки еще не знают, будет ли коммерциализация, найдутся ли партнеры, средства. Давайте стричь шерсть, когда она уже выросла, а то мы сами ничего не получим. В рамках единого органа мы будем активно это продвигать. Это сложная задача, но мы готовы.

Помимо прочего, в ведение нового регулятора перейдет от Министерства культуры и ведение авторскими правами. Планируется ли как-то ограничить деятельность авторских обществ, учитывая, что они нередко оказываются объектами критики?

— Сейчас форма контроля авторских обществ довольно мягкая. Нужны законодательные решения, которые решат несколько вопросов. Это прежде всего открытое размещение всей информации о деятельности авторских обществ в интернете. И второе: четкий, прозрачный и обязательный внешний аудит.

Какое бы министерство ни контролировало авторские общества, понять бухгалтерию, доходы, расходы можно только при помощи профессионального аудита.

Сегодня внешний аудит отсутствует. Эти же нормы могут быть закреплены для всего евразийского пространства, соответствующий договор подготовлен. Мы постараемся поддержать скорейшее принятие международного договора и ввести эти нормы в самое ближайшее время. Надо еще подтянуть норматив расходования на собственные нужды, точнее, на организацию самой работы обществ.

При этом не стоит забывать, что за последние четыре года вдвое увеличилось количество выплат авторам. И собирается, и выплачивается денег вдвое больше. Очевидно, интерес к этим обществам подогревается и тем, что денежная масса, которая у них в руках, значительно увеличилась. Но надо иметь в виду, что общества эти самостоятельны. Они созданы авторами, правообладателями и самостоятельно решают свои вопросы. Думаю, повышение прозрачности в работе этих обществ, контроль за распределением средств на руку им самим, поскольку уберет почву для критики, которая есть сейчас.

При этом я категорически против отказа от коллективного управления правами, как некоторые горячие головы предлагают. В 121 стране мира действует 141 такая организация. Нет смысла отказываться от нормального инструмента по сбору средств авторам. Покажите, кто еще за последние четыре года увеличил выплаты авторам в два раза? Министерство культуры? Бюджет Министерства культуры не увеличился.

Этот институт надо совершенствовать, но нельзя убирать. Есть огромные возможности для развития.

В последнее время участились споры между производителями лекарственных препаратов, связанные с дженериками. Какова позиция вашего ведомства по этому вопросу?

— Мы жестко защищаем правообладателя, но также жестко подходим, если идет злоупотребление правом, проявление случаев недобросовестной конкуренции. Если патент действует, мы его сохраняем; для того чтобы опорочить патент, нужны серьезные основания. Патент защищается 25 лет, не надо думать, что его можно легко обойти. Защита патента — это защита миллиардных вложений, которые были сделаны в развитие препарата. Если люди знают, что на своей разработке они заработают деньги, они их вкладывают. Это значит, что получаем новые лекарства, новые способы их применения, новую аппаратуру. Отказ от поддержки патентов здесь просто закроет возможности развития. Аналоги мы запатентовать не можем, наша служба аналогичные препараты не патентует, это Минздрав может регистрировать аналогичные препараты.

Для серьезной научной работы нужны большие инвестиции, а остались ли изобретатели, которые работают в одиночку и компенсируют нехватку технической базы энтузиазмом?

— Да, таких людей много. Порой они излишне эксцентричны. Например, есть один товарищ, который патентует сотни кулинарных рецептов — изготовление различного рода консервов, способы, ингредиенты. Он подает нам столько заявок, что приходится целый штат экспертов держать ради него одного. С одной стороны, это нечто новое и технически применимое, по формальным показателям это относится к патентам, но для меня эти патенты на консервы как-то не очень вяжутся с работой ведомства. Есть такие энтузиасты, которые предлагают непонятно зачем свои заявки, просто как-то реализуют себя.

Но есть и люди с большим потенциалом. Помню, ко мне пришел один эксперт, который долго не мог вынести решение по одному изобретению. Говорит, сижу и сам думаю: либо это гениальное изобретение, либо вечный двигатель. И вот наша работа с научными разработками как раз между вечным двигателем и гениальным изобретением. Могу сказать, много умельцев, работающих частным образом, они делают удивительные вещи, двигают прогресс. Много изобретений в разных сферах, которые могли бы иметь широкий успех, повлиять на отрасли, но пока никак в ход не пущены, остались как патенты. Как раз шаги по стимуляции вовлечения интеллектуальной собственности в оборот могут нам их вернуть.

Павел Чернышев (Газета.Ru)

Россия > СМИ, ИТ > rupto.ru, 18 июня 2016 > № 1825846 Григорий Ивлиев


Россия > СМИ, ИТ > gazeta.ru, 15 июня 2016 > № 1803781 Григорий Ивлиев

«Авторским обществам нужен жесткий аудит»

Чем будет заниматься новый регулятор в сфере интеллектуальной собственности

На базе Роспатента появится единый регулятор в сфере интеллектуальной собственности. Новой службе передадут все полномочия, связанные с интеллектуальной собственностью, которые раньше делили между собой несколько министерств. Глава нового ведомства Григорий Ивлиев рассказал о том, какие шаги планируются, чтобы помочь изобретателям и создать прозрачную систему авторских отчислений.

Совсем недавно принято решение о наделении Федеральной службы по интеллектуальной собственности дополнительными полномочиями. Какие изменения произойдут в работе обновленного ведомства?

Вопросы, связанные с интеллектуальной собственностью сейчас курируют сразу несколько министерств, для которых интеллектуальная собственность — не основное направление деятельности. Например, в Министерстве экономики вопросами интеллектуальной собственности занимались в рамках развития инновационной деятельности, в Министерстве образования в рамках обеспечения научной деятельности. Но вопросы, связанные с интеллектуальной собственностью, воспринимались как вторичные, вспомогательные.

Сейчас же интеллектуальную собственность признали одним из основных направлений экономической деятельности, которому нужен свой специальный орган.

И предложенная модернизация Федеральной службы по интеллектуальной собственности, создание на базе Роспатента единого органа в сфере интеллектуальной собственности открывает совершенно новые возможности для деятельности. Сегодня мы в рамках Роспатента занимаемся правой охраной, контролем и надзором. Но не можем заниматься вопросами содействия бизнесу и госорганам в создании интеллектуальной собственности, в выводе новых продуктов на рынок, в коммерциализации объектов интеллектуальной собственности. У нас нет таких полномочий, но это не значит, что нет потребности этим заниматься. Раньше Роспатент не мог выйти дальше надзора и накопился ряд проблем, которые надо решить.

Какими будут первые планируемые шаги единого органа в сфере интеллектуальной собственности на базе Роспатента, когда он получит все необходимые полномочия?

Должна быть создана стратегия развития интеллектуальной собственности от подготовки кадров, образования до коммерциализации и поддержки зарубежного патентования. Эта программа будет носить межведомственный характер, она будет координирующей, но без нее нельзя двигаться дальше.

Мы уже поставили вопрос о гражданско-правовом обороте интеллектуальной собственности. У нас очень изобретательный народ. В 2015 году, несмотря на кризис, заявок на изобретение было подано больше, чем в благополучном 2013 году. А с 2010 года количество заявок выросло на 11%. Люди творят, изобретают, создают полезные модели. Таких людей очень много, но они не находят нужных инструментов, чтобы внедрить свои идеи в жизнь, начать производство. По предварительным оценкам, три четверти того, что создается, не выносится под правовую охрану! И не доходит до стадии, когда изобретение становится промышленно применимым. Мы, когда проводим экспертизу, определяем не только изобретательский уровень, новизну, но еще и говорим, что это решение промышленно применимо, то есть при современной технологии специалист может это использовать. После того, как это подтвердила экспертиза, надо продвигать изобретения, должна быть система витрин, должны быть люди, которые понимают как продвигать новые решения на мировой рынок, маркетологи по интеллектуальной собственности (пока эта специальность у нас отсутствует).

Такая масштабная работа требует большого количества специалистов.

Да, прежде всего, нужна подготовка кадров, системное образование в этой сфере. Если люди не понимают, что такое патентование, и как оно происходит, обеспечить существование интеллектуальной собственности в современной экономике нельзя. Мы эту программу развиваем уже сейчас. Например, заключили соглашение с Российским экономическим университетом имени Плеханова о сотрудничестве в подготовке маркетологов, потому что остро необходимы люди, понимающие, как продавать интеллектуальную собственность. Но нужно увеличение числа бюджетных мест, увеличение подготовки преподавателей. Сейчас только 5 вузов в стране этим занимается. А мы охватываем весь спектр знаний, только в нашем институте работает 532 эксперта по различным отраслям. Людей не хватает даже нам, а ведь всем крупным корпорациям тоже нужны такие специалисты, малому и среднему бизнесу тоже нужна помощь.

Планируются ли так же, какие-то налоговые преференции для того, чтобы стимулировать развитие новых технологий?

Люди сейчас не заинтересованы в постановке на учет своей интеллектуальной собственности, потому что за нее надо платить высокие налоги. Должна быть гибкая система работы с нематериальными активами. Эта идея уже совершенно понятна и согласованна с профильными ведомствами.

Надо освободить от налогообложения на прибыль созданную интеллектуальную собственность при постановке на учет.

Но когда идея уже начинает использоваться, изделие продаваться, то здесь конечно надо налоги собирать. А в момент постановки еще не знают, будет ли коммерциализация, найдутся ли партнеры, средства. Давайте стричь шерсть, когда она уже выросла, а то мы сами ничего не получим. В рамках единого органа мы будем активно это продвигать. Это сложная задача, но мы готовы.

Помимо прочего в ведение нового регулятора перейдет от Министерства культуры и ведение авторскими правами. Планируется ли как-то ограничить деятельность авторских обществ, учитывая, что они не редко оказываются объектами критики?

Сейчас форма контроля авторских обществ довольно мягкая. Нужны законодательные решения, которые решат несколько вопросов. Это, прежде всего, открытое размещение всей информации о деятельности авторских обществ в интернете. И второе, четкий, прозрачный и обязательный внешний аудит.

Какое бы министерство не контролировало авторские общества, понять бухгалтерию, доходы, расходы, можно только при помощи профессионального аудита.

Сегодня внешний аудит отсутствует. Эти же нормы могут быть закреплены для всего евразийского пространства, соответствующий договор подготовлен. Мы постараемся поддержать скорейшее принятие международного договора и ввести эти нормы в самое ближайшее время. Надо еще подтянуть норматив расходования на собственные нужды, точнее на организацию самой работы обществ.

При этом не стоит забывать, что за последние четыре года вдвое увеличилось количество выплат авторам. И собирается и выплачивается денег вдвое больше. Очевидно, интерес к этим обществам подогревается и тем, что денежная масса, которая у них в руках значительно увеличилась. Но надо иметь в виду, что общества эти самостоятельны. Они созданы авторами, правообладателями и самостоятельно решают свои вопросы. Думаю повышение прозрачности в работе этих обществ, контроль за распределение средств на руку им самим, поскольку уберет почву для критики, которая есть сейчас.

При этом, я категорически против отказа от коллективного управления правами, как некоторые горячие головы предлагают. В 121 стране мира действует 141 такая организация. Нет смысла отказываться от нормального инструмента по сбору средств авторам. Покажите, кто еще за последние 4 года увеличил выплаты авторам в два раза? Министерство культуры? Бюджет министерства культуры не увеличился.

Этот институт надо совершенствовать, но нельзя убирать. Есть огромные возможности для развития.

В последнее время участились споры между производителями лекарственных препаратов, связанные с дженериками. Какова позиция вашего ведомства по этому вопросу?

Мы жестко защищаем правообладателя, но так же жестко подходим, если идет злоупотребление правом, проявление случаев недобросовестной конкуренции. Если патент действует мы его сохраняем, для того чтобы опорочить патент нужны серьезные основания. Патент защищается 25 лет, не надо думать, что его можно легко обойти. Защита патента, это защита миллиардных вложений, которые были сделаны в развитие препарата. Если люди знают, что на своей разработке они заработают деньги, они их вкладывают. Это значит, что получаем новые лекарства, новые способы их применения, новую аппаратуру. Отказ от поддержки патентов здесь, просто закроет возможности развития. Аналоги мы запатентовать не можем, наша служба аналогичные препараты не патентует, это Минздрав может регистрировать аналогичные препараты.

Для серьезной научной работы нужны большие инвестиции, а остались ли изобретатели, которые работают в одиночку, и компенсируют нехватку технической базы энтузиазмом?

Да, таких людей много. Порой они излишне эксцентричны. Например, есть один товарищ, который патентует сотни кулинарных рецептов – изготовление различного рода консервов, способы, ингредиенты. Он подает нам столько заявок, что приходится целый штат экспертов держать ради него одного. С одной стороны, это нечто новое и технически применимое, по формальным показателям это относится к патентам, но для меня эти патенты на консервы, как-то не очень вяжутся с работой ведомства. Есть такие энтузиасты, которые предлагают непонятно зачем свои заявки, просто как-то реализует себя.

Но есть и люди с большим потенциалом. Помню, ко мне пришел один эксперт, который долго не мог вынести решение по одному изобретению. Говорит, сижу и сам думаю – либо это гениальное изобретение, либо вечный двигатель. И вот наша работа с научными разработками как раз между вечным двигателем и гениальным изобретением. Могу сказать, много умельцев, работающих частным образом, они делают удивительные вещи, двигают прогресс. Много изобретений в разных сферах, которые могли бы иметь широкий успех, повлиять на отрасли, но пока никак в ход не пущены, остались как патенты. Как раз шаги по стимуляции вовлечения интеллектуальной собственности в оборот могут нам их вернуть.

Павел Чернышов 

Россия > СМИ, ИТ > gazeta.ru, 15 июня 2016 > № 1803781 Григорий Ивлиев


Россия > СМИ, ИТ > rupto.ru, 15 апреля 2016 > № 1724706 Григорий Ивлиев

Пресса о Роспатенте: интервью Григория Ивлиева журналу «Патенты и лицензии»

В апрельском номере (№4 за 2016 год) опубликовано интервью руководителя Федеральной службы по интеллектуальной собственности Григория Ивлиева. Если вы пропустили журнал, с текстом можно ознакомиться ниже.

Интеллектуальная собственность — основа эффективной экономики

В преддверии Международного дня интеллектуальной собственности на вопросы редакции отвечает руководитель Федеральной службы по интеллектуальной собственности Г.П.Ивлиев.

Уважаемый Григорий Петрович! Будучи руководителем профильного ведомства страны по интеллектуальной собственности, как Вы оцениваете нынешнее состояние законодательства, охраны и защиты интеллектуальной собственности в России?

— На мой взгляд, действующее законодательство в сфере интеллектуальной собственности находится на достаточно высоком уровне, однако существует ряд проблем, которые требуют решения. Так, в целях оптимизации и создания наиболее эффективного порядка осуществления предусмотренных ГК РФ полномочий Роспатента разработан законопроект, которым предусмотрена возможность их осуществления по решению Роспатента подведомственными ему федеральными государственными бюджетными учреждениями.

В рамках работы по совершенствованию нормативно­правового регулирования предоставления Роспатентом государственных услуг в соответствии с федеральным законом от 12 марта 2014 г. № 35­ФЗ «О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» разработан, принят Минэкономразвития России, а также зарегистрирован Минюстом России 21 административный регламент. Один регламент сейчас находится на регистрации в Минюсте России. Планируется, что в 2016 г. будут приняты еще четыре административных регламента.

Также приказом Минэкономразвития России утвержден еще 31 нормативно­правовой акт, среди которых требования, правила, порядки и другие документы, касающиеся предоставления государственных услуг. В 2016 г. также можно рассчитывать на принятие нормативных правовых актов, устанавливающих порядок рассмотрения и разрешения в административном порядке споров в сфере правовой охраны объектов интеллектуальной собственности.

Хочу отметить, что одним из направлений деятельности Роспатента является аттестация и регистрация патентных поверенных Российской Федерации, выдача им свидетельств, а также контроль за выполнением патентными поверенными требований, предусмотренных законодательством Российской Федерации. Мы предлагаем реформировать организацию профессионального сообщества патентных поверенных по примеру адвокатуры или нотариата с передачей самим патентным поверенным полномочий Роспатента по аттестации патентных поверенных, а также контролю их деятельности.

Расскажите, пожалуйста, как идет реформирование Роспатента, расширение его функций и сферы деятельности, о которых говорили при Вашем назначении на пост руководителя Роспатента.

— Формирование национальной инновационной системы – ключевое условие обеспечения конкурентоспособности страны, ее экономики. Создание такой системы невозможно без формирования рынка прав на результаты интеллектуальной деятельности. А это может обеспечить только эффективное и полностью соответствующее требованиям времени инновационное патентное ведомство.

Сейчас есть понимание, и эта тема серьезно обсуждается, что на базе Роспатента нужно создать единый орган в сфере интеллектуальной собственности. В его компетенцию предлагается включить ряд новых полномочий. Среди них, например, совершенствование государственной политики и нормативного правового регулирования в сфере интеллектуальной собственности. Предполагается, что ведомство будет осуществлять государственную поддержку создания и правовой охраны объектов интеллектуальной собственности. На базе Роспатента нужно создать систему содействия коммерциализации результатов интеллектуальной деятельности, а также развивать систему управления авторскими правами.

Создав единый государственный орган, занимающийся регулированием в сфере интеллектуальной собственности, можно будет оптимизировать число органов государственной власти, регулирующих отношения в этой сфере. Это обеспечит единый подход, организационное и методологическое сопровождение подготовки и реализации международных договоров Российской Федерации в этой области, а также повысит степень координации деятельности министерств и ведомств по реализации государственной политики в сфере интеллектуальной собственности.

Проект нового положения о Роспатенте в настоящее время находится на рассмотрении в Правительстве Российской Федерации.

Как бы Вы охарактеризовали уровень патентной активности отечественных заявителей? Каковы, на Ваш взгляд, возможности и пути его повышения?

— Перед нами стоит задача существенно увеличить патентную активность российских заявителей. На протяжении последних 10 лет она остается примерно на уровне 2 отечественные заявки на 10 тыс. населения. В 2015 г. было подано 42 687 заявок на изобретения, полезные модели и промышленные образцы от российских заявителей, что больше уровня 2014 г., когда было подано 39 272 заявки, но меньше пикового уровня 2013 г.: тогда было подано 44 256 заявок. При этом в странах – инновационных лидерах этот уровень составляет не менее 8 заявок на 10 тыс. населения. В Республике Корея, к примеру, он больше 30. Это вопрос и конкурентоспособности компаний, и эффективности вложений государственных средств в сферу НИОКР.

В сфере исследований и разработок отсутствие должного обеспечения правовой охраны ведет к оттоку наиболее квалифицированных кадров из организаций. В экономике знаний высококвалифицированные кадры – самый ценный ресурс, и за него идет жесткая конкуренция.

Сейчас с развитием информационных технологий, когда можно провести анализ всего массива библиографической и патентной информации, понять, кто и на каком уровне ведет разработки, достаточно легко находить ведущих разработчиков и вести с ними соответствующую работу. Наши организации пока недостаточно используют этот потенциал патентных исследований, способный повысить эффективность НИОКР. Инновационно активные страны и их компании эффективно пользуются данными инструментами для повышения своей конкурентоспособности, часто фактически за счет налогоплательщиков тех стран, где работа с правовой охраной результатов интеллектуальной деятельности не налажена.

Наши проверки показывают, что даже крупные компании не всегда ведут четкую политику по правовой охране результатов интеллектуальной деятельности. В малых и средних компаниях ситуация еще сложнее. Здесь необходимо проводить политику по созданию удобной инфраструктуры, которая обеспечит качественную охрану результатов интеллектуальной деятельности компаний, повышать патентную культуру.

По предложению Роспатента в программу поддержки малых и средних предприятий, реализуемую Минэкономразвития России в 2016 г., включены меры поддержки патентных исследований, проводимых такими предприятиями.

Патентные исследования помогают провести глобальную технологическую разведку, определить потенциальных партнеров, выявить стратегии правовой охраны конкурентов, понять технологический уровень проводимых разработок. Компании смогут бесплатно получить эти услуги при обращении в региональные центры поддержки предпринимательства, экспортные и инжиниринговые центры, а также в центры кластерного развития. Мы сейчас ведем работу с регионами, чтобы они предусмотрели эти возможности в своих заявках на получение софинансирования для деятельности указанной региональной инфраструктуры поддержки малых и средних предприятий.

Необходимо улучшить работу по обеспечению правовой охраны результатов интеллектуальной деятельности в вузах и НИИ. В них должны быть созданы и внедрены в повседневную практику регламенты работы с результатами интеллектуальной деятельности. Необходимыми финансовыми ресурсами надо поддержать подразделения, обеспечивающие оценку коммерческого потенциала разработок, содействие правильному оформлению прав на них, поиск российских индустриальных партнеров для внедрения результатов.

Необходимо совершенствовать оценку прав на результаты интеллектуальной деятельности. Важно скорректировать некоторые налоговые аспекты постановки прав на результаты интеллектуальной деятельности на баланс организаций, создать возможности гибкой амортизации поставленных на баланс нематериальных активов. Организациям должно быть выгодно создавать и увеличивать нематериальные активы. А наличие патентов, отражающих технологический уровень компании, должно стать важным фактором привлечения дешевого финансирования и получения государственной поддержки. Для этого предстоит проработать данные вопросы с финансово­промышленным блоком Правительства Российской Федерации и Центральным банком.

Отдельным вопросом является правовая охрана на зарубежных рынках. Мы часто сталкиваемся с ситуацией, при которой технологические компании, обеспечивая защиту своих разработок в России, не обеспечивают ее за рубежом. Такая ситуация существенно подрывает потенциал реализации проекта, интерес к нему инвесторов. Здесь необходимо предусмотреть развитие механизмов поддержки зарубежного патентования, страхования в сфере интеллектуальной собственности, различных форм коллективного управления правами на результаты интеллектуальной деятельности для обеспечения профессионального управления интеллектуальной собственностью.

Важнейшей является проблема подготовки кадров в сфере интеллектуальной собственности. Прежде всего, нужно увеличить число бюджетных мест в вузах. Целесообразно реализовать масштабные программы повышения квалификации кадров в компаниях, научных и образовательных организациях, судах, где проходят основные споры в сфере интеллектуальной собственности.

Помимо этих мер, важно в целом заниматься вопросами популяризации сферы интеллектуальной собственности как ключевого элемента современной экономики знаний. Совместно с ВОИС мы уже несколько лет развиваем сеть центров поддержки технологий и инноваций (ЦПТИ). В настоящий момент она насчитывает 134 ЦПТИ в 63 регионах России во всех 9 федеральных округах. Более половины ЦПТИ – это вузы и НИИ, чуть менее активны региональные ТПП, библиотеки и центры научно­технической информации, технопарки и центры трансфера технологий. Основные задачи центров – консультации по вопросам интеллектуальной собственности, обучение навыкам проведения патентных исследований и использования патентной информации, пропаганда и популяризация в обществе правовой охраны и использования результатов интеллектуальной деятельности. Сотрудникам ЦПТИ на бесплатной основе предоставляется доступ к ресурсам Роспатента, а также проводится обучение сотрудников организаций.

В последнее время заметно увеличилось число заявок, подаваемых в электронном виде. Как Вы оцениваете этот процесс, как он отражается на сроках регистрации и затратах на нее? Каковы его перспективы?

— Вы правы, число заявок, поданных в электронном виде, неуклонно растет. В прошлом году их доля составила почти 13%. Нам бы хотелось увеличить ее до 70% в ближайшие годы. Поэтому с 2017 г. мы планируем обязать всех юридических лиц подавать заявки только в электронном виде. Подобные меры не только облегчают нашу работу за счет сокращения бумажного документооборота, они помогают самим заявителям.

Заявки, поданные в электронном виде, могут примерно на треть сократить сроки от подачи заявки до выдачи па тента, а некоторые платежи заявители могут существенно снизить. Как мне кажется, уже только эти факторы должны стимулировать заявителей подавать заявки именно в электронном виде.

Мы со своей стороны тоже стараемся стимулировать этот процесс. Например, в 2015 г. мы опубликовали у себя на сайте рейтинг лидеров по подаче заявок в электронном виде, поощрив таким образом и заявителей, и патентных поверенных, которые выбрали такой способ.

Во время наших тематических встреч мы обращаем внимание на преимущества, которые дает переход на электронные формы подачи заявок. Уверен, что с обновлением официальных сайтов Роспатента и ФИПС этот процесс станет более доступным, комфортным и удобным для всех заявителей.

Особое внимание хотелось бы обратить на наши ЦПТИ. Сотрудники центров на безвозмездной основе готовы не только консультировать заявителей по вопросам интеллектуальной собственности, но и содействовать в оформлении заявок в электронном виде. Поэтому, если вы хотите подать электронную заявку, смело обращайтесь в ЦПТИ, вам там обязательно подскажут и помогут.

Недавно обновлены практически все нормативно­правовые акты, регулирующие предоставление государственных услуг Роспатентом. Естественно, у пользователей появились вопросы по их применению. Хорошо, что Роспатент и ФИПС регулярно проводят встречи с заявителями по разъяснению и применению этих документов. Однако посетить эти полезные мероприятия могут далеко не все. Журнал «Патенты и лицензии. Интеллектуальные права», распространяемый как в России, так и за рубежом, планирует опубликовать все эти документы, доведя их до читателей в удобном для работы виде. Как Вы смотрите на то, чтобы сопроводить их комментариями и разъяснениями специалистов Роспатента и ФИПС? На наш взгляд, это очень помогло бы как заявителям, так и экспертам при подаче и рассмотрении заявок.

— Мы прекрасно понимаем, что практически полное обновление в такие короткие сроки нормативных правовых актов, регулирующих предоставление Роспатентом государственных услуг, может вызывать вопросы. Поэтому нашим ведомством и подведомственным нам ФИПС разработан план по их внедрению. Мы уже проводим занятия для экспертов, информируем всех заинтересованных лиц через сайт Роспатента.

У нас запланирован ряд тематических встреч, на которые мы приглашаем как специалистов, так и представителей общественности. На нашем официальном сайте мы разместим не только сами нормативные правовые акты, но и их обзоры, подготовленные сотрудниками Роспатента и ФИПС. И я полностью поддерживаю идею по размещению таких обзоров в вашем журнале.

В чем Вы видите задачи Национального реестра интеллектуальной собственности, открытие которого планируется в ближайшее время? Кто финансирует и будет вести этот проект? Какова, на Ваш взгляд, ожидаемая практическая польза от его создания?

— О создании подобных реестров я рассказал в интервью газете «Ведомости» еще в сентябре 2015 г., сразу после назначения. На мой взгляд, такие реестры, особенно в отношении авторских прав, безусловно, должны создаваться частными лицами. Но государство может и должно оказывать им поддержку. Эту идею подхватил Международный фонд поддержки правовых инициатив, который выступил инициатором создания Национального реестра интеллектуальной собственности.

Но поскольку это первый отечественный опыт создания подобных структур, они обратились в наше подведомственное учреждение – РГАИС. Академия оказывает реестру методологическую, юридическую поддержку. А вот финансируют создание НРИС, разработку программной оболочки исключительно частные структуры и компании, среди которых, например, Первое музыкальное издательство. Роспатент поддерживает эту инициативу.

В апреле разработчики обещают провести закрытое тестирование реестра, а после внесения корректив открыть его для всех желающих. Уверен, данное начинание ждет большое будущее, поскольку в самой идее реестра заложена возможность добровольного делегирования полномочий по управлению интеллектуальной собственностью пользователей, ее коммерциализации, мониторингу ее использования. Учредители реестра предложат всем создателям интеллектуальной собственности множество возможностей по ее использованию, часть на безвозмездной основе, часть на основе небольшой комиссии. Но самих пользователей это ни к чему не обязывает, участие в реестре добровольное. И какие полномочия передать реестру, тоже решает сам пользователь.

Такой способ учета и коммерциализации интеллектуальной собственности сможет оказать серьезное воздействие на рост капитализации творческих секторов экономики, стимулировать изобретательскую активность, сократить число нелегально используемых объектов интеллектуальной собственности, а самим создателям обеспечить достойное вознаграждение за их труд и стимулировать их дальнейшую творческую интеллектуальную деятельность.

Вы встречались с патентными поверенными в Москве и Санкт­Петербурге. Что Вы вынесли из этих встреч? Какими Вам видятся перспективы и формы дальнейшего сотрудничества Роспатента с патентным сообществом?

— Когда меня назначили по пост руководителя Роспатента, то в числе первых я встретился с патентными поверенными. Мы встречались 17 сентября 2015 г. Тогда почти 250 патентных поверенных вместе с представителями Роспатента и ФИПС обсудили вопросы повышения качества и доступности государственных услуг.

27 февраля 2016 г. мы провели такую же встречу с патентными поверенными в Санкт­Петербурге. Встреча прошла в очень конструктивном ключе. Мы обсуждали вопросы модернизации Роспатента и системы управления интеллектуальной собственностью, говорили об оптимизации разграничения функций Роспатента и ФИПС и развитии нормативно­правового регулирования предоставления Роспатентом государственных услуг. Особенно оживленную дискуссию вызвали вопросы совершенствования деятельности патентных поверенных.

Сегодня перед Роспатентом поставлены сложные задачи по оптимизации работы в области охраны интеллектуальной собственности, и профессиональное сообщество патентных поверенных – важный партнер и союзник ведомства. На мой взгляд, такие встречи необходимы. Они помогут решить поставленные перед нами задачи. Поэтому мы намерены и в дальнейшем развивать наше сотрудничество с патентными поверенными, привлекая их к обсуждению принимаемых решений.

Что бы Вы хотели пожелать читателям журнала «Патенты и лицензии. Интеллектуальные права», специалистам в области интеллектуальных прав в Международный день интеллектуальной собственности?

— Мне бы хотелось, чтобы тот огромный изобретательский и творческий потенциал, которым славится наша страна, был максимально реализован.

Эффективная экономика будущего не может быть построена без активного создания и использования объектов интеллектуальной собственности. И в этом процессе должны одновременно участвовать как граждане страны, создающие интеллектуальную собственность, так и государство, чья обязанность – обеспечить правовую защиту этой интеллектуальной собственности, в том числе и на зарубежных рынках, создать возможности для ее коммерциализации и оказать нормативно­ правовую поддержку связанных с этим процессов.

Поэтому я призываю всех ваших читателей принимать участие в этой непростой, но необходимой нашему обществу работе.

Россия > СМИ, ИТ > rupto.ru, 15 апреля 2016 > № 1724706 Григорий Ивлиев


Россия > СМИ, ИТ > rupto.ru, 8 апреля 2016 > № 1724695 Григорий Ивлиев

Выступление руководителя Роспатента на научно-практической конференции «Антимонопольное регулирование и интеллектуальная собственность»

Сегодня руководитель Федеральной службы по интеллектуальной собственности Григорий Ивлиев выступил на научно-практической конференции «Антимонопольное регулирование и интеллектуальная собственность» по приглашению Федеральной Антимонопольной службы. Мероприятие состоялось в рамках традиционных «Кутафинских чтений».

Тезисы

выступления руководителя Роспатента Григория Ивлиева на заседании секции «Антимонопольное регулирование и интеллектуальная собственность»

в рамках X Международной научно-практической конкуренции «Кутафинские чтения»

1. Соотношение легальной монополии правообладателя и доминирующего положения на рынке

Как известно, исключительное право является признаваемой государством (легальной) монополией. В первую очередь это связано с историей возникновения. Правовая охрана исключительных прав выросла из привилегий, которые выдавались высшей властью государства отдельным авторам или предпринимателям и содержали дозволение осуществлять определенную деятельность. Однако исключительные права представляют собой монополию особого рода. Их специфика заключается в том, что само государство предоставляет обладателям таких прав защиту от нарушений со стороны любых третьих лиц. Эта защита обеспечивает правообладателям возможность получить доход, который окупил бы их усилия и затраты по созданию и использованию результатов интеллектуальной деятельности, а также создал условия для продолжения творческой деятельности. Иными словами, в данном случае монопольные права возникают в силу закона, они санкционированы государством для пользы общества.

В соответствии со ст. 5 Федерального закона от 26.07.2009 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее – Закон о защите конкуренции) под доминирующим положением на рынке подразумевается положение хозяйствующего субъекта (группы лиц) или нескольких хозяйствующих субъектов (групп лиц) на рынке определенного товара, дающее такому хозяйствующему субъекту (группе лиц) или таким хозяйствующим субъектам (группам лиц) возможность оказывать решающее влияние на общие условия обращения товара на соответствующем товарном рынке, и (или) устранять с этого товарного рынка других хозяйствующих субъектов, и (или) затруднять доступ на этот товарный рынок другим хозяйствующим субъектам.

Правовая охрана исключительных прав, как представляется, не может оказывать влияние на товарный рынок в целом по следующим причинам:

Товарные знаки не препятствуют обращению аналогичных товаров и соответственно конкуренции на товарном рынке, поскольку являются средствами индивидуализации, которые направлены на соотнесение товара с конкретным производителем.

В свою очередь для изобретений существует ряд существенных ограничений, препятствующих недобросовестным действиям патентообладателей, начиная от сферы использования и принудительного лицензирования, и заканчивая выдачей Правительством Российской Федерации разрешения на использование.

Регулирование отношений в сфере правовой охраны исключительных прав предусматривает систему мер, направленных на предотвращение злоупотреблений правообладателями своим особым положением. К числу таких мер относятся:

а) срочный характер охраны исключительных прав:

Законодательно закреплены различные сроки действия прав на результаты интеллектуальной деятельности. Так, срок действия исключительных прав на изобретение составляет 20 лет с возможностью продления, на полезные модели – 10 лет, на товарные знаки также 10 лет с возможностью продления;

б) перечень видов объектов, которым по тем или иным причинам не предоставляется охрана:

В качестве примера можно привести дискламацию отдельных элементов товарного знака при регистрации, поскольку они являются широко используемыми на товарном рынке и не могут нести индивидуализирующую способность. Кроме того, одними из важных элементов является оценка изобретательского уровня и новизны при проведении экспертизы по заявке на изобретение, что не позволяет патентовать изобретения, которые не привносят ничего прогрессивного;

в) институт принудительной лицензии, предусмотренный статьей 1239 Гражданского кодекса Российской Федерации;

г) возможность досрочного прекращения действия патента на изобретение, полезную модель, селекционное достижение;

д) случаи свободного использования, установленные в ГК РФ.

В настоящий момент вопрос изъятия и ограничения в сфере патентных прав включен в повестку дня Постоянного комитета по патентному праву ВОИС. В целях всестороннего исследования Секретариатом ВОИС был подготовлен Вопросник «Изъятия и ограничения патентных прав», который заполнили 72 государства.

Основные направления ограничений исключительных прав в отдельных областях деятельности, которые совпадают с положениями Гражданского кодекса Российской Федерации, и касаются:

- использования запатентованной разработки в индивидуальных и некоммерческих целях;

- экспериментального использования и/или научных исследований запатентованной разработки;

- изготовления лекарственных средств по рецептам;

- использования запатентованной разработки на иностранных судах, самолетах и наземных транспортных средствах;

- использования запатентованной разработки на основании разрешений государственных органов;

- исчерпания исключительных прав;

- выдачи принудительных лицензий.

При этом лишь несколько государств из 72 участников опроса указали в качестве механизма особого ограничения патентных прав, имеющего внешний характер по отношению к патентной системе, законодательство о защите конкуренции, например изъятия, предусмотренные «антимонопольным законодательством».

2. Поиск баланса между предоставлением правовой охраны объектам исключительных прав и пресечение монополистической деятельности

Товарные знаки выполняют индивидуализирующую функцию, выделяя конкретный товар или услугу из массы им подобных. Без товарных знаков, а, соответственно, без информации, которую они несут о предполагаемых свойствах товара, потребителю сложнее было бы сделать выбор между похожими товарами. Товарный знак является инструментом конкурентной борьбы, помогая правообладателю привлечь внимание потребителя к своей продукции, а потребителю выбрать товар, обладающий наибольшими конкурентными преимуществами.

Повышение конкурентоспособности товара может выражаться в улучшении качества товара, снижения его цены, приобретения им новых, важных для потребителя свойств и так далее. Для этого могут использоваться новые технические или художественно-конструкторские решения. Следовательно, охрана объектов патентного права также способствует развитию конкуренции.

Таким образом, можно констатировать, что и антимонопольное право и право интеллектуальной собственности направлены на достижение одной и той же цели – обеспечения инновационного развития экономики, а также пусть и по-разному, но способствуют развитию конкуренции. В этой связи, решения Роспатента о предоставлении правовой охраны объектов интеллектуальной собственности не могут рассматриваться в качестве ограничивающих конкуренцию.

В настоящее время взаимодействие ФАС России и Роспатента происходит на основании соглашения от 9 апреля 2010 г., которое определяет принципы взаимодействия в целях эффективного выполнения задач ведомств и путём обмена информацией и методической помощи по вопросам, входящим в их компетенцию, а также оказания взаимопомощи при разработке предложений, направленных на совершенствование законодательства Российской Федерации об интеллектуальной собственности и антимонопольного законодательства Российской Федерации в целях повышения эффективности охраны и защиты прав интеллектуальной собственности и противодействия нарушениям антимонопольного законодательства.

В рамках реализации данного соглашения ФАС России указал на необходимость пересмотра подходов к патентованию изобретений, относящихся к применению известной активной субстанции по новому назначению, способам лечения с использованием известного лекарственного средства. По мнению представителей ФАС России, предоставление правовой охраны таким объектам препятствует выходу на рынок отечественных препаратов – дженериков и искусственно продлевает действие патента на действующую активную субстанцию.

Для решения указанной проблемы 19 февраля 2016 года — в Роспатенте в формате круглого стола прошла тематическая встреча «Патентование лекарственных средств и способов лечения: соблюден ли баланс интересов?» на которой были рассмотрены позиции не только ФАС России, но и заслушаны мнения представителей Аппарата Правительства Российской Федерации, Министерства здравоохранения, Министерства промышленности и торговли, Росздравнадзора, Евразийского патентного ведомства (ЕАПВ), Суда по интеллектуальным правам, представителей фармацевтической промышленности, патентных поверенных, региональных Центров поддержки технологий и инноваций (Казань, Астрахань), представителей общественности.

По мнению Роспатента, разрешение проблем вывода дженериков на российский рынок следует искать не в области патентного законодательства. Эти проблемы следует разрешать в плоскости законодательства об обороте лекарственных средств.

Вместе с тем, если установить, что патентное законодательство может быть использовано для решения указанных проблем, вносить любые изменения в практику и законодательство следует с осторожностью, поскольку Россия связана в этом своими международными обязанностями.

По итогам встречи было принято решение сформировать рабочую группу для всесторонней проработки указанной проблемы, о чем Роспатентом было направлено соответствующее письмо ФАС России.

Кроме того, Роспатент оказывает ФАС России содействие в проведении исследований, связанных с правовой охраной и защитой средств индивидуализации и результатов интеллектуальной деятельности, являющихся объектами патентных прав, в том числе по запросу ФАС России предоставляет справку о результатах оценки степени сходства используемых в гражданском обороте обозначений с охраняемыми средствами индивидуализации или промышленными образцами, дает пояснения по вопросам правового регулирования в сфере интеллектуальной собственности, а также оказывает консультационное взаимодействие по оценке действий патентообладателей.

В целом при анализе взаимодействия Роспатента и ФАС России необходимо констатировать, что по большому кругу вопросов ведомства дополняют друг друга и активно взаимодействуют с целью достигнуть оптимального регулирования в сфере правовой охраны исключительных прав.

3. Законодательные инициативы ФАС России в части распространения антимонопольного регулирования в сфере интеллектуальных прав

Поиск баланса степени вмешательства антимонопольного регулирования в сфере охраны объектов исключительных прав на протяжении последнего времени интересует национальные правовые системы так и международные организации.

Так в международном праве существуют нормы, частично регламентирующие антимонопольное регулирование в сфере интеллектуальных прав. Так, в первую очередь, необходимо обратиться к статье ст. 10 bis Парижской конвенции по охране промышленной собственности от 20 марта 1883 г., в которой предусмотрено, что подлежат запрету все действия, способные каким бы то ни было способом вызвать смешение в отношении предприятия, продуктов или промышленной или торговой деятельности конкурента.

Также важным международным документом является Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (далее - ТРИПС), обязательное для стран - членов ВТО, в разделе 8 которого также перечислены случаи возможного вмешательства антимонопольного органа в сферу интеллектуальных прав. В частности в п. 1 ст. 40 ТРИПС сказано, что некоторые виды лицензионных договоров могут оказывать неблагоприятное воздействие на торговлю и препятствовать передаче и распространению технологий. При этом в ней не уточняется, какие отношения имеются в виду и какие способы борьбы с подобными нарушениями могут использоваться. В соответствии с п. 2 ст. 40 ТРИПС у члена ВТО есть право определять в каждом конкретном случае виды лицензионной практики и условия, которые:

(а) создают злоупотребление правами интеллектуальной собственности;

(б) отрицательно влияют на конкуренцию.

Особенностью является то, что и тот и другой критерий должны применяться одновременно. Однако самое важное в понимании данных норм является то, что они применяются в конкретных случаях, что исключает признание какого-либо конкретного вида практики антиконкурентной в общем виде.

26 февраля 2016 г. ФАС России разместила уведомление о разработке законопроекта «О внесении изменений в Федеральный закон «О защите конкуренции» и статью 1362 Гражданского кодекса Российской Федерации». Следует учитывать, что действующее законодательство уже предусматривает возможность принудительного лицензирования. Согласно статье 1239 ГК РФ («Принудительная лицензия») предусмотрено, что случаях, предусмотренных ГК РФ, суд может по требованию заинтересованного лица принять решение о предоставлении этому лицу на указанных в решении суда условиях права использования результата интеллектуальной деятельности, исключительное право на который принадлежит другому лицу (принудительная лицензия). Одновременно на основании статьи 1360 ГК РФ Правительство Российской Федерации имеет право в интересах обороны и безопасности разрешить использование изобретения, полезной модели или промышленного образца без согласия патентообладателя с уведомлением его об этом в кратчайший срок и с выплатой ему соразмерной компенсации. В статье 1362 ГК РФ предусмотрены условия, при соблюдении которых на изобретение может быть выдана принудительная лицензия.

Кроме того, законодательством Российской Федерации, являющейся участницей международных договоров, посвященных охране прав на объекты интеллектуальной собственности, установлены четкие правовые основы регулирования правоотношений в данной сфере. Необходимо отметить, что установленные ГК РФ положения в части применения механизма принудительного лицензирования полностью отвечают соответствующим обязательствам Российской Федерации как участницы Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС), входящего в пакет документов по присоединению РФ к ВТО.

Так, в соответствии с п. b ст. 31 Соглашения ТРИПС использование механизма принудительного лицензирования может быть разрешено исключительно в том случае, если до начала такого использования предполагаемый пользователь делал попытки получения разрешения от правообладателя на разумных коммерческих условиях, и в течение разумного периода времени эти попытки не завершились успехом.

В контексте региональной интеграции в рамках Евразийского экономического союза (далее - ЕАЭС) необходимо проанализировать требования права ЕАЭС в части защиты прав интеллектуальной собственности. Согласно статье 89 Договора о Евразийском экономическом союзе, подписанного 29.05.2014 г., государства-члены ЕАЭС осуществляют сотрудничество в сфере охраны и защиты прав на объекты интеллектуальной собственности и обеспечивают на своей территории охрану и защиту прав на них в соответствии с нормами международного права, международными договорами и актами, составляющими право Союза, и законодательством государств-членов.

Одновременно статья 29 Протокола об охране прав на объекты интеллектуальной собственности (Приложение № 26 к Договору о ЕАЭС) устанавливает, что государства-члены вправе предусматривать ограничение прав, предоставляемых патентом, при условии, что такие исключения не наносят неоправданный ущерб обычному использованию изобретений, полезных моделей или промышленных образцов и не ущемляют необоснованным образом законные интересы патентообладателя, учитывая законные интересы третьих лиц.

Учитывая изложенное, считаем необходимым отметить, что в действующем законодательстве РФ уже установлен механизм и условия получения и прекращения принудительной лицензии. Разработка предложенного НПА требует обсуждения с учетом того, что она чревата возникновением барьера для осуществления текущих и будущих инвестиционных проектов, а также трансфера технологий, осуществляемых международными компаниями в партнерстве в российскими компаниями.

Гарантированная государством охрана прав интеллектуальной собственности является основным стимулом для развития фармацевтической промышленности, а обеспечение системного подхода к государственному регулированию института интеллектуальной собственности в Российской Федерации позволит увеличить эффективность его функционирования как одной из главных предпосылок становления инновационной экономики и привлечения международных инвестиций в Россию, при этом обеспечивая баланс прав и законных интересов общества и правообладателей. В противном же случае компании – разработчики, инвестирующие в международные научные исследования, просто не будут заинтересованы выводить на российский фармацевтический рынок продукцию, интеллектуальные права на которую не охраняются законодательством, и которую соответственно будет невозможно защитить от недобросовестного использования со стороны третьих лиц.

По мнению Роспатента требуется определение конкретных правоотношений в сфере интеллектуальной собственности, на которые будут распространяться положения антимонопольного законодательства.

4. Новое в пресечении недобросовестной конкуренции в сфере интеллектуальных прав: новеллы Четвертого антимонопольного пакета, правоприменительная практика ФАС и правовые позиции Суда по интеллектуальным правам

5 октября 2015 г. был принят Федеральный закон «О внесении изменений в Федеральный закон «О защите конкуренции» и отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее – Закон).

Законом введена новая глава 21 «Недобросовестная конкуренция». В указанную главу включены статья 144 «Запрет на недобросовестную конкуренцию, связанную с приобретением и использованием исключительного права на средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации товаров, работ или услуг» и статья 145 «Запрет на недобросовестную конкуренцию, связанную с использованием результатов интеллектуальной деятельности». Положения данных статей аналогичны по своему содержанию статье 14 предыдущей редакции Федерального закона от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции», которая признается утратившей силу.

Законом также вводится статья 146, которой предусматривается запрет на недобросовестную конкуренцию путем совершения хозяйствующим субъектом действий (бездействия), способных вызвать смешение с деятельностью хозяйствующего субъекта-конкурента либо с товарами или услугами, вводимыми хозяйствующим субъектом-конкурентом в гражданский оборот.

Следует отметить, что Парижской конвенцией по охране промышленной собственности от 20 марта 1883 г. предусмотрено, что подлежат запрету все действия, способные каким бы то ни было способом вызвать смешение в отношении предприятия, продуктов или промышленной или торговой деятельности конкурента.

В статье 4 Федерального закона от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции» дано общее определение недобросовестной конкуренции, отдельные случаи которой конкретизируется в статьях 144 , 145, 146 Закона на основании практики правоприменения антимонопольного органа.

Таким образом, Законом не введено новое правовое регулирование в части недобросовестной конкуренции, связанной с использованием результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации.

В настоящий момент Роспатентом и Судом по интеллектуальным правам активно формируется практика правоприменения при рассмотрении споров, связанных с актами недобросовестной конкуренции при регистрации товарных знаков. В настоящий момент, по мнению представителей судебного корпуса действующего законодательного регулирования в этой сфере достаточно.

Россия > СМИ, ИТ > rupto.ru, 8 апреля 2016 > № 1724695 Григорий Ивлиев


Россия > СМИ, ИТ > rupto.ru, 3 марта 2016 > № 1674840 Григорий Ивлиев

Пресса о Роспатенте: интервью Григория Ивлиева журналу «Интеллектуальная собственность»

Роспатент будет наделен полномочиями по выработке государственной политики в сфере интеллектуальной собственности

Сегодня мы [журнал «Интеллектуальная собственность»] предлагаем вниманию наших читателей интервью с главой Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатент) Г.П. Ивлиевым. Григорий Петрович рассказал о контрольно-надзорной деятельности ведомства в 2015 г. и планах на 2016 г., предложениях Роспатента, направленных в Минэкономразвития России, совместной работе с ВОИС и АСУ, предстоящей встрече глав ведомств по интеллектуальной собственности стран БРИКС, подготовке Роспатентом нормативных правовых актов и о многом другом.

– Григорий Петрович, добрый день, в этом году Роспатент планируется сделать единым федеральным органом исполнительной власти, наделенным полномочиями регулятора в сфере интеллектуальной собственности. Будут ли в связи с этим переданы в ведение Роспатента объекты авторского права?

– Сегодня полномочия по государственному регулированию в сфере интеллектуальной собственности (ИС) разделены между несколькими ведомствами: Минобрнауки России, Минкультуры России, Минэкономразвития России. Одновременно они курируют другие отрасли, которые являются для них приоритетными – наука, культура, что влияет на подходы в регулировании ИС.

Для повышения эффективности государственной политики в сфере ИС соответствующие полномочия стоит сконцентрировать в рамках одного ведомства. Планируется, что Роспатент будет наделен полномочиями по выработке государственной политики и нормативному правовому регулированию в сфере ИС, государственной поддержке создания и правовой охраны объектов ИС, формированию системы содействия коммерциализации результатов интеллектуальной деятельности (РИД) и развитию системы управления авторскими правами.

В случае передачи соответствующих полномочий от Минкультуры России основными направлениями деятельности Роспатента станут развитие системы коллективного управления авторскими правами, основанной на принципах открытости и публичного контроля, разработка сервисов, обеспечивающих защиту прав на РИД в сети Интернет, создание Совета авторов при Роспатенте, представляющего мнение профессионального сообщества, а также разработка механизмов стимулирования авторов при выполнении госконтрактов, внедрение таких механизмов в деятельность госзаказчиков.

– Роспатентом планируется увеличить долю заявок на получение патента, направляемых в электронном виде, к 2018 г. до 70% от общего числа заявок. Какие возможности по процедуре подачи заявок для этого будут задействованы?

– В 2015 г. доля заявок, поданных в Роспатент в электронном виде, составила 12,96%. На наш взгляд, для увеличения доли электронных заявок до 70% необходимо электронную подачу сделать удобной и понятной для заявителей. У каждого из них должна быть возможность подавать заявки, оплачивать пошлины и вести переписку по заявкам в одном личном кабинете с единым интерфейсом. Мы уже начинаем анализировать потребности различных групп пользователей услуг Роспатента и, надеемся, в ближайшее время предоставить им персонифицированный интерфейс для общения с Роспатентом.

Для заявителей, которые являются частными лицами или небольшими организациями, разработаны электронные формы подачи заявок на сайтах Роспатента, а также обеспечена возможность подачи заявок с Единого портала государственных услуг или через Центры поддержки технологий и инноваций (ЦПТИ). Эти электронные формы и их функциональность будут развиваться и дальше для повышения удобства их использования, для увеличения сообщества пользователей систем электронной подачи. Так, в 2016 г. будет расширена линейка браузеров, работа в которых будет поддерживаться системами электронной подачи Роспатента.

Для организаций, имеющих свою систему электронного делопроизводства, разработан специальный программный сервис, позволяющий подавать заявления и вести переписку в электронном виде по всем объектам интеллектуальной собственности. Запуск сервиса в промышленную эксплуатацию запланирован на 2016 г.

Кроме технических мер для достижения целевого показателя доли электронных заявок 70% в 2018 г., необходимо предпринять действия, направленные на стимулирование заявителей и их представителей использовать электронную форму взаимодействия с Роспатентом (ФИПС). Наиболее привлекательным является снижение размера пошлин не только за подачу заявок в электронном виде, но и за выполнение других юридических действий, ходатайства и заявления о которых подаются в электронном виде, связанных с ранее поданными в электронном виде заявками.

– Читатели журналов «Интеллектуальная собственность» всегда проявляют интерес к вопросам распределения прав на результаты научно-технической деятельности, полученные за счет или с частичным использованием средств федерального бюджета. В структуру Роспатента входит Управление контроля, надзора и правовой защиты интересов государства. Расскажите, пожалуйста, об итогах его работы в 2015 г. и основных направлениях деятельности на 2016 г.

– В 2015 г. в рамках контрольно-надзорной деятельности Роспатентом проведено 60 проверок государственных заказчиков и организаций-исполнителей научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. Роспатент также принял участие в семи проверках организаций-исполнителей научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ (НИОКТР) военного, специального и двойного назначения совместно с Генеральной прокуратурой Российской Федерации.

По результатам проверок выданы предписания по устранению выявленных нарушений законодательства и условий государственных контрактов, касающихся вопросов правовой охраны, государственного учета и использования результатов интеллектуальной деятельности, созданных за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета. Три государственных заказчика и две организации-исполнители за неисполнение в установленный срок предписаний Роспатента понесли административные наказания в виде штрафов.

На 2016 г. намечен ряд мер по повышению качества контрольно-надзорной деятельности, в том числе путем внедрения новой схемы организации проведения проверок.

В начале декабря 2015 г. Роспатент провел открытую встречу с участием представителей федеральных органов исполнительной власти – госзаказчиков и организаций-исполнителей госконтрактов, предусматривающих проведение НИОКТР.

В послании Президента Российской Федерации одним из ключевых показателей деятельности Правительства Российской Федерации назван рост объемов несырьевого экспорта. Решение этой задачи невозможно без инновационной продукции, основу которой составляет интеллектуальная собственность, создаваемая в том числе в ходе выполнения НИОКТР по госконтрактам. Например, мы видим несоответствие масштабов бюджетного финансирования и создания охраноспособных РИД, введения прав на созданные РИД в гражданско-правовой оборот. На сегодня в гражданско-правовой оборот введены права в отношении всего 23 РИД, созданных в рамках государственных контрактов, из числа проверенных Роспатентом в период с 2011 г., что составляет 0,5% от числа объектов интеллектуальной собственности, созданных в рамках таких контрактов. Совместно со всеми заинтересованными сторонами мы будем работать над решением этой проблемы.

При содействии Управления контроля и надзора в рамках осуществления мероприятий по правовой защите интересов государства в 2015 г. Роспатентом от имени Правительства Российской Федерации подписаны соглашения о взаимной охране интеллектуальной собственности в ходе двустороннего военно-технического сотрудничества с правительствами пяти государств. Для реализации ранее заключенных соглашений созданы совместные рабочие группы с уполномоченными органами двух стран.

Также в 2015 г., в том числе в результате многочисленных консультаций с уполномоченными органами иностранных государств, представителями заинтересованных федеральных органов исполнительной власти, заложена хорошая основа для продолжения в 2016 г. работ по подготовке и заключению аналогичных соглашений и созданию рабочих групп по их реализации.

– С 1 декабря 2015 г. ВАК Минобрнауки сформирована новая редакция Перечня рецензируемых научных изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученой степени кандидата и доктора наук. Журналы «Интеллектуальная собственность» многие годы предоставляют возможность молодым ученым в сфере интеллектуальной собственности для публикации своих научных работ. Например, только в РГАИС в текущем году продолжают обучение 80 аспирантов и три докторанта. Какую поддержку в подготовке квалифицированных кадров, которых так не хватает нашей экономике, могли бы, по Вашему мнению, еще оказать наши журналы?

– Наше подведомственное учреждение – Российская государственная академия интеллектуальной собственности – давно сотрудничает с вашими изданиями. Фактически журналы «Интеллектуальная собственность» многие годы являются площадкой для преподавателей, аспирантов, научных работников РГАИС, где обсуждается реализация идей, обмен мнениями по основным проблемам интеллектуальной собственности, практики применения законодательства, обсуждения проектов, законопроектов и международных договоров. В свое время вы опубликовали целую серию статей по основным международным конвенциям в сфере авторского права, авторами которых стали ведущие специалисты РГАИС. Кроме того, сотрудники вашей редакции – гости всех праздников, конференций, которые проходят в Академии. Важно и в будущем поддерживать статус журналов, сохранить их в списке ВАК.

– В январе Роспатент подписал соглашение с общественной организацией «Опора России», Вы при этом отметили, что для малого и среднего бизнеса работа по коммерциализации результатов интеллектуальной деятельности, правовая охрана этих результатов могут стать серьезным ресурсом как для собственного развития, так и для развития экономики страны. Государство должно работать с инновациями на всех этапах: от стимулирования интеллектуального творчества и создания продукта, основанного на интеллекте, до выведения этих продуктов на рынок и их последующей правовой защиты внутри страны и на международном уровне. Не могли ли бы Вы более подробно рассказать о роли Роспатента в таком сотрудничестве?

– Прежде всего, Роспатент работает в направлении повышения информированности предприятий о возможностях, которые им предоставляет грамотная работа с ИС. Это, например, возможности при ее правильном учете и оценке проще и дешевле привлекать финансирование под проекты организаций. Например, возможность заявить о себе, попасть в поле зрения крупных компаний, которые ищут интересные им технологии, возможность получить государственную поддержку и многое другое.

Для этих целей Роспатентом выпускаются методические материалы, проводятся регулярные встречи с профессиональным сообществом, идет работа с регионами. Совместно с Всемирной организацией интеллектуальной собственности мы уже несколько лет развиваем сеть центров поддержки технологий и инноваций (ЦПТИ). В настоящий момент эта сеть насчитывает 134 ЦПТИ в 63 регионах России во всех девяти федеральных округах. Более половины ЦПТИ – это вузы и НИИ, чуть менее активны региональные торгово-промышленные палаты, библиотеки и центры научно-технической информации, технопарки и центры трансфера технологий.

Основными задачами ЦПТИ являются консультации по вопросам интеллектуальной собственности, обучение навыкам проведения патентных исследований и использования патентной информации, пропаганда и популяризация в обществе вопросов правовой охраны и использования РИД. Сотрудникам ЦПТИ на бесплатной основе дается доступ к ресурсам Роспатента, передаются сертификаты электронной подписи, проводится обучение сотрудников центров.

С 2017 г. запланирован переход на подачу организациями заявок в Роспатент только в электронной форме. Такая обязательность для физических лиц не планируется, но если изобретатель захочет ускорить подачу или снизить издержки, он это может сделать через ЦПТИ. Там не только предоставят рабочее место для подачи заявок в электронном виде, но и окажут консультационную помощь по подготовке заявочных документов. Сегодня уже более 10% заявок в электронной форме подается через ЦПТИ.

Роспатент также помогает малым и средним предприятиям (МСП) работать с патентной информацией. Сейчас во всем мире, благодаря развитию современных поисковых и аналитических информационных технологий, начали активно использовать эту информацию для проведения технологической разведки, поиска возможностей приобретения технологий, совместных исследований, выявления риска нарушения прав и так далее. Появился термин «патентный ландшафт», под которым понимается результат работ, проведенных по определенной методологии. Патентные ландшафты позволяют принимать более обоснованные и эффективные решения в отношении проведения компаниями исследований и разработок, выбора стратегии охраны интеллектуальной собственности, трансфера технологий.

В настоящий момент ФГБУ «Федеральный институт промышленной собственности» подготовил проект методических рекомендаций, которые описывают, что можно получить в результате подготовки патентного ландшафта и как его подготовить. Конечно, для качественных результатов такого анализа необходимы и профессиональные аналитические инструменты, и подготовленные специалисты. Это достаточно дорого для малых компаний, если делать на высоком уровне. Понимая это, мы предложили Минэкономразвития России предусмотреть в рамках программы поддержки МСП мероприятия, направленные на софинансирование технологических организаций по проведению патентных исследований и подготовке патентных ландшафтов. Минэкономразвития России учло наши предложения, и теперь субъекты Российской Федерации уже в 2016 г., при выборе мер поддержки региональных компаний, могут выбрать этот вид поддержки. Мы рассчитываем, что регионы с высоким потенциалом инновационной активности будут активно пользоваться новыми инструментами, для чего ведем среди них соответствующую разъяснительную работу.

Среди наших приоритетов также работа с организациями, участвующими в реализации «дорожных карт» Национальной технологической инициативы. Без грамотного подхода к управлению интеллектуальной собственностью эти проекты будет чрезвычайно сложно реализовать. Мы наладили активное взаимодействие с Агентством стратегических инициатив (АСИ) по этому вопросу и создаем условия, чтобы компании уделяли ему достаточное внимание.

Не могу не отметить также вопросы образования. Надо учитывать, что регулирование сферы ИС, как и экономические отношения в целом, претерпело радикальную трансформацию, а подготовленных в новых условиях специалистов крайне мало. В результате компании недоиспользуют те возможности, которые позволят им более эффективно конкурировать на отечественном и зарубежных рынках. А государство не получает достаточной обратной связи от компаний, которую необходимо наладить в сфере интеллектуальной собственности для того, чтобы поддержать отечественных производителей. Соглашение с «Опорой России» позволяет более эффективно такую связь организовать, а также позволит повысить значимость интеллектуальной собственности в деятельности компаний.

В систему Роспатента входит уже упомянутая ранее РГАИС, которая может обеспечить предоставление любого образования в соответствии с потребностями компаний в этой сфере. Академия с 1968 г. является основной образовательной организацией, обладающей необходимыми компетенциями. Конечно же, хотелось бы, чтобы Минобрнауки России выделяло больше бюджетных мест для подготовки специалистов, а регионы запускали образовательные программы для своих технологичных компаний в сфере ИС. Рассчитываю, что с поддержкой «Опоры России» процесс формирования компетенций по работе с интеллектуальной собственностью у компаний пойдет быстрее.

В заключение хочу отметить важность формирования сообщества профессионалов, помогающих компаниям создавать и охранять свою ИС. Пока это сообщество недостаточно развито в России. Для сравнения с лидерами могу привести пример Южной Кореи, у которой на 50 миллионов человек приходится более 6000 патентных поверенных. В России, с населением порядка 143 миллионов, их около 1600 человек. Конечно, увеличение количества патентных поверенных напрямую связано с интересом к их услугам со стороны компаний. И, как уже говорилось, мы работаем в этом направлении. Одновременно необходимо повышать качество оказываемых патентными поверенными услуг, стремиться к оптимальному соотношению в вопросах цены и качества. Мы планируем решать эти вопросы в рамках аккредитации патентных поверенных и последовательной работы с саморегулируемыми организациями, учитывая запрос и мнение пользующихся услугами патентных поверенных МСП.

– В 2015 г. выросло количество регистраций перехода исключительного права на объекты интеллектуальной собственности. По сравнению с 2014 г. рост составил 186%. Каковы причины этого феномена и связаны ли они в том числе с развитием деятельности патентных поверенных?

– Патентные поверенные, являясь профессиональными представителями по вопросам, связанным с правовой охраной объектов ИС, безусловно, играют важную роль в процессах, происходящих в данной сфере. Однако востребованность государственных услуг Роспатента, как представляется, в большей мере связана с активностью пользователей услуг, в данном случае правообладателей. В свою очередь активность пользователей услуг может быть обусловлена различными причинами, в том числе общегосударственного характера.

Так, рост регистраций перехода исключительного права на объекты интеллектуальной собственности, скорее всего, может быть следствием увеличения заинтересованности юридических лиц в проведении реорганизации, в связи с изменениями Гражданского кодекса Российской Федерации, вступившими в силу с 1 сентября 2014 г. и касающимися правового положения российских юридических лиц.

– В 2016 г. в Москве пройдет встреча глав ведомств по интеллектуальной собственности стран БРИКС под председательством России. На каких вопросах, по Вашему мнению, будет сконцентрировано внимание на этой встрече?

– Основной темой предстоящей встречи глав ведомств по интеллектуальной собственности стран БРИКС – нашего главного стратегического мероприятия 2016 г. – станет обсуждение совместной работы по реализации «Дорожной карты развития сотрудничества ведомств по интеллектуальной собственности стран БРИКС», принятой ведомствами 16 мая 2013 г. в южноафриканском Магалисбурге.

В данном документе закреплен перечень основных направлений сотрудничества патентных ведомств стран БРИКС: подготовка специалистов в области ИС и обмен экспертами (Роспатент, Россия); повышение осведомленности населения о проблемах ИС, улучшение информационного взаимодействия ведомств (SIPO, КНР); совершенствование административных процедур в сфере ИС (INPI, Бразилия); национальные стратегии в области ИС и стратегии для бизнеса (CIPS, ЮАР); развитие сотрудничества на международных площадках, в том числе в рамках ВОИС (CGPDTM, Индия).

Кроме того, в рамках встречи, которая пройдет под председательством российской стороны, планируется обсуждение и выработка совместных позиций ведомств по актуальным вопросам интеллектуальной собственности. По нашему мнению, к таковым можно отнести особенности патентного права в области медицины и здравоохранения, а также обмен сведениями о процедурах зарубежного патентования.

– Вы всегда активно занимались законотворческой деятельностью и как депутат ГД, и как статс-секретарь – заместитель министра культуры Российской Федерации. При Вашем непосредственном участии подготовлено 49 законопроектов. Какие нововведения в сфере ИС Вы считаете актуальными и какие из них будут в ближайшем будущем представлены Роспатентом?

– В настоящее время Роспатентом ведется активная работа по подготовке нормативных правовых актов в сфере ИС.

В качестве примера можно выделить законопроект, направленный на оптимизацию распределения полномочий, связанных с предоставлением государственных услуг в сфере правовой охраны объектов ИС, между Роспатентом и подведомственными ему федеральными государственными бюджетными учреждениями.

Необходимо отметить, что регулирование в сфере интеллектуальной собственности осуществляется не только законодательными актами, но подзаконными нормативными правовыми актами. Планируется, что в 2016 г. будут приняты еще четыре административных регламента предоставления Роспатентом государственных услуг. При этом в 2105 г. нами подготовлены административные регламенты по 22 государственным услугам Роспатента, 21 из которых к настоящему моменту прошла государственную регистрацию в Минюсте.

В 2016 г. планируется принять нормативные правовые акты, регулирующие рассмотрение в административном порядке споров, связанных с предоставлением правовой охраны объектам ИС. В данных актах, в частности, будет предусмотрена возможность участия в заседаниях с применением системы видео-конференц-связи, установлены сроки рассмотрения споров.

Россия > СМИ, ИТ > rupto.ru, 3 марта 2016 > № 1674840 Григорий Ивлиев


Россия. Весь мир. ЦФО > СМИ, ИТ > rupto.ru, 26 февраля 2016 > № 1666552 Григорий Ивлиев

Приветственная речь руководителя Роспатента к участникам IV Международного юридического форума «Правовая защита интеллектуальной собственности: проблемы теории и практики»

Руководитель Федеральной службы по интеллектуальной собственности Григорий Ивлиев выступил на IV Международном юридическом форуме «Правовая защита интеллектуальной собственности: проблемы теории и практики», который традиционно проводит Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА). Глава Роспатента обратился к участникам форума:

Уважаемые участники и организаторы четвертого Международного юридического форума «Правовая защита интеллектуальной собственности: проблемы теории и практики»!

Вопросы правовой охраны интеллектуальной собственности и её правовой защиты сегодня становятся все более актуальными. Они затрагиваются и в Национальной технологической инициативе, и в Стратегии инновационного развития Российской Федерации до 2020 года. Сегодня все больше людей — от рядовых изобретателей до государственных служащих — осознаёт то значение, которое имеет интеллектуальная собственность и правоприменительная практика в данной области для развития экономики, укрепления государства и повышения уровня жизни общества.

В современном технологичном мире будущее каждого государства в глобальной системе распределения труда напрямую зависит от способности структур этого государства работать с инновациями на всех этапах. От стимулирования интеллектуального творчества и создания продукта, основанного на интеллекте, до выведения этих продуктов на рынок и последующей защиты прав на них. Фундаментом инновационной экономики будущего должна стать интеллектуальная собственность.

Международное агентство «Блумберг» в своем рейтинге инновационных экономик мира поставило Россию на 12-е место. По мнению агентства, мы с вами опережаем такие страны как Китай, Великобританию, Нидерланды и многие другие экономики мира. В 2015 году число заявок на выдачу патента на изобретения, которые поступили в Федеральную службу по интеллектуальной собственности, выросло почти на 12%. А общее число поступивших заявок по патентам и средствам индивидуализации в 2015 году превысило 123 000.

Если говорить о проведенных в 2015 году экспертизах, то Роспатент рассмотрел 56 236 заявок по объектам патентного права, и 57 755 — по средствам индивидуализации. Это свидетельствует о высоком уровне изобретательской активности и активности бизнеса, который хочет развиваться, регистрируя новые товарные знаки.

Мы со своей стороны, как государственный регулятор, стараемся оказывать всемерное содействие и поддержку процессам, связанным с оформлением и правоприменением в области интеллектуальной собственности. В прошлом году доля заявок, поданных в Роспатент в электронном формате, составила 13%. К 2018 году мы планируем выйти на показатель в 70%, обязав всех юридических лиц подавать заявки только в электронном формате. У такой формы подачи есть ряд существенных преимуществ. В первую очередь сокращение как сроков рассмотрения, так и снижение финансовых издержек. Каждый, кто подает заявку в электронном виде, может сократить на треть сроки ее рассмотрения. А некоторые платежи — снизить на 15-50%! Для малого бизнеса или для бизнеса, который работает с большим количеством заявок на выдачу патентов или свидетельств, это существенная экономия.

Роспатент идет навстречу и малому бизнесу в регионах. Начиная с 15 января 2016 года, мы начали рассматривать в административном порядке возражения и заявления, направленные на защиту интеллектуальных прав, и споры между сторонами в Палате по патентным спорам, с помощью системы видеоконференц-связи. Такая практика существует в арбитражных судах, а с нового года она применяется и в нашем ведомстве. Дистанционное, удаленное рассмотрение споров без многократных поездок в Москву дает возможность региональным изобретателям и предпринимателям значительно сократить расходы. Наше нововведение пользуется большим спросом, сегодня уже даже многие предприниматели из Москвы подают заявки на подобное рассмотрение, но мы отдаем безусловный приоритет регионам.

Роспатент продолжает развивать наш совместный проект со Всемирной организацией интеллектуальной собственности: открытие Центров поддержки технологий и инноваций (ЦПТИ). Сегодня в 63 регионах Российской Федерации уже работает 141 подобный центр. И, что очень радует, безусловное большинство из них открыто на базе высших учебных заведений и научно-исследовательских институтов. Они ведут просветительскую деятельность — например, в 2015 году на базе ЦПТИ прошло более 40 семинаров и тематических встреч, посвященных теме интеллектуальной собственности; оказывают поддержку и помощь региональным предпринимателям в патентном поиске, в оформлении заявок. И все это на безвозмездной основе.

В прошлом году Роспатент обновил 100% административных регламентов, связанных с предоставлением государственных услуг. 21 из 26 обновленных регламентов уже прошли государственную регистрацию в Министерстве юстиции. И это — тоже важная часть нашей работы, связанная с предоставлением государственных услуг.

Естественно, идеальных ситуаций не бывает. И нашей Федеральной службе сегодня есть над чем работать.

Я имею в виду и повышение требований к институту патентных поверенных, которые помогут повысить качество услуг и стимулировать их развитие. Для сравнения с лидерами могу привести пример Южной Кореи, у которой на 50 миллионов человек приходится более 6 тысяч патентных поверенных. В России, с населением порядка 143 миллионов, их на сегодня 1794 человека.

Мы будем сокращать сроки рассмотрения заявок, хотя в нашем ведомстве они и так в числе самых непродолжительных в мире. Мы будем вести дальнейшую работу с государственными заказчиками и организациями, которые проводят научно-технические, опытно-конструкторские и технологические работы за счёт средств федерального бюджета. С 2011 года они запатентовали только 0,5% из общего числа результатов интеллектуальной деятельности, что, конечно, никоим образом не соответствует вектору, заданному Президентом и Правительством России, а также мировым тенденциям, где экономика все дальше уходит из сырьевой, промышленной области в сторону развития рынков интеллектуальной собственности. И в этом движении должны участвовать не только государство, не только изобретатели, не только бизнесмены, а еще и те, кто работает с правом и законом — с юридическими вопросами в области интеллектуальной собственности.

Поэтому я надеюсь, что форум, который Московский государственный юридический университет имени Олега Емельяновича Кутафина, проводит уже четвертый раз, поможет сформулировать новые подходы к правовому регулированию интеллектуальной собственности, что его участники смогут найти ответы на самые актуальные и интересные вопросы, связанные с этой сферой. И что итоги Форума станут еще одним важным подспорьем в развитии новой экономики России — инновационной экономики будущего.

Спасибо за внимание.

Россия. Весь мир. ЦФО > СМИ, ИТ > rupto.ru, 26 февраля 2016 > № 1666552 Григорий Ивлиев


Россия > Образование, наука > rupto.ru, 11 января 2016 > № 1624130 Григорий Ивлиев

Пресса о Роспатенте: интервью руководителя Федеральной службы Григория Ивлиева изданию Торгово-промышленной палаты

Григорий Ивлиев: коммерциализация ИС российских изобретателей — задача Роспатента

Очередной, IX Международный форум «Интеллектуальная собственность – ХХІ век» пройдет в период с 25 по 29 апреля 2016 года на площадке ТПП РФ, Совета Федерации ФС РФ, Института государства и права РАН.

В работе прошлогоднего форума приняли участие 2146 человек. Кроме того, онлайн-трансляцию мероприятий форума в сети Интернет смотрели 1560 человек со всех регионов России. Это говорит о востребованности форума в бизнес-среде, о готовности к дискуссии и обсуждению накопившихся в данной сфере проблем.

По словам вице-президента ТПП РФ Вадима Чубарова, предприниматели, в частности, обеспокоены многочисленными проблемами, возникающими в процессе коммерциализации результатов интеллектуальной деятельности, особенно на международном товарном рынке.

Вместе с ТПП РФ соорганизаторами форума выступают в том числе Совет Федерации, Минобрнауки, Министерство культуры, Суд по интеллектуальным правам, а также Федеральная служба в сфере интеллектуальной собственности. Мы побеседовали с руководителем Роспатента Григорием Ивлиевым.

– Григорий Петрович, провозглашенный правительством курс на развитие современных наукоемких производств требует повышения роли прикладной науки, эффективность которой может быть измерена числом зарегистрированных патентов. Как обстоят дела в этой области? Как бы Вы оценили уровень патентной активности: он достаточен или нет?

– Статистика патентной активности только отчасти показывает состояние прикладной науки. Заявки подают не только научные организации и подразделения наукоемких производств, но и физические лица, которые никак не связаны с прикладной наукой. К ней правомерно относить не только прикладные исследования, которые решают конкретные задачи, но и так называемые ориентированные исследования — те, что направлены на получение новых знаний с перспективой дальнейшего применения. К прикладной науке также можно отнести опытно-конструкторские и технологические работы (ОКТР). По итогам ОКТР как раз могут быть разработаны, а в случае с ОКТР, что финансируются из государственного бюджета, должны быть разработаны техническая документация изделия или технология, которые станут основой патентной заявки.

Некоторые предприятия проводят прикладные исследования или ОКТР для создания научно-технического задела. Разработанную «новинку» они представят на рынок, когда это сможет принести наибольший доход. Поэтому они и не патентуют такие разработки, а могут охранять их в режиме ноу-хау. А вот если исследовательский центр или компания собрались выходить на рынок, то патент, как средство правовой защиты, просто необходим. И мы ведем активную просветительскую деятельность на этот счет, стараемся объяснять, почему бизнесу важно оформлять и закреплять свою интеллектуальную собственность, предъявляя ее обществу.

В целом в 2014–2015 годах подано чуть меньше заявок на изобретения и полезные модели, чем в 2012–2013 годах, зато выросло число заявок на промышленные образцы. С начала года в Роспатент поступили 41 282 заявки на изобретения и 10 969 заявок на полезные модели. По промышленным образцам мы получили 4 734 заявки. Статистику и динамику за несколько лет вы можете посмотреть на сайте нашего подведомственного Федерального института промышленной собственности.

– Какие функции выполняет Роспатент и как это соотносится с частными фирмами, действующими в этой сфере?

– Роспатент осуществляет юридически значимые действия по государственной регистрации изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, программ для ЭВМ, баз данных, топологий интегральных микросхем, товарных знаков и знаков обслуживания, наименований мест происхождения товаров. Роспатент выдает патенты и свидетельства, которые удостоверяют исключительное право их обладателей на указанные результаты интеллектуальной деятельности (РИД) или средства индивидуализации, например товарные знаки. Роспатент также ведет государственные реестры, осуществляет комплектование и актуализацию государственного патентного фонда. Кроме этого Роспатент осуществляет функции принимающего ведомства и международного поискового органа в соответствии с международными договорами и соглашениями Российской Федерации.

Ни одна частная фирма таких юридически значимых действий осуществлять не может. Она может оказывать патентно-информационные услуги, услуги по составлению заявок на изобретение, полезную модель, товарный знак и другие, юридические консультации и тому подобное.

Если речь об институте патентных поверенных, то статья 1247 Гражданского кодекса позволяет вести дела с Роспатентом не самостоятельно, а через зарегистрированного в Роспатенте патентного поверенного или иного представителя. Индивидуальные предприниматели могут сами сдавать налоговую отчетность, а могут прибегать к помощи бухгалтерских фирм. Деятельность поверенных регулируется нормами ГК и Федеральным законом «О патентных поверенных». Подробная информация о зарегистрированных патентных поверенных есть на нашем сайте.

Что касается граждан, постоянно проживающих за пределами Российской Федерации, и иностранных юридических лиц, то они обязательно должны вести дела с Роспатентом через патентного поверенного, если международным договором не предусмотрено другой формы взаимодействия.

– Часто обращают внимание на активность работающих в России иностранных патентных агентств, обвиняя их в стремлении заработать на российской интеллектуальной собственности. Существует ли такая проблема? Какую роль здесь играет или может сыграть Роспатент?

– Наша страна открыта для легального бизнеса. Если иностранные патентные фирмы (агентства) оказывают услуги, относящиеся к деятельности патентного поверенного, на основе договоров с зарегистрированными в Роспатенте патентными поверенными, то такая активность представительств иностранных патентных фирм осуществляется в рамках здоровой конкуренции. Какие-либо консалтинговые услуги тоже не проблема.

А вот «стремление заработать на российской интеллектуальной собственности» должно быть, прежде всего, у патентообладателей, у авторов с учетом коммерческих интересов. Если те, у кого есть патенты, будут с выгодой использовать свои разработки, реализовывать принадлежащие им интеллектуальные права, то это можно только приветствовать. Помощь в коммерциализации интеллектуальной собственности российских изобретателей, патентообладателей, содействие в её выводе в гражданско-правовой и экономический оборот — главные задачи Роспатента в ближайшем будущем.

– В России существует общая проблема: защита интеллектуальной собственности. С одной стороны, собственники почему-то не стремятся регистрировать свои интеллектуальные права. С другой – существует обширный серый рынок формально бесхозной музыки, видеосюжетов, литературных произведений, изображений и т. д. Наблюдается в этой сфере какой-нибудь прогресс?

– «Антипиратский» закон, принятый в интересах правообладателей, действует в России с 01 августа 2013 года. Его полное название – Федеральный закон №187-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях». Он предусматривает судебный механизм ограничения доступа к незаконно размещенному фильму или его удаление по просьбе правообладателя. Закон показал свою эффективность, уровень скачивания «пиратского» кино стал медленно, но верно снижаться.

Для усиления дальнейшего развития законодательства были приняты, а с 1 мая 2015 года вступили в силу положения Федерального закона №364-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации». Ими предусмотрено, что порядок ограничения доступа к нелегальному контенту применятся не только в отношении фильмов, но и в отношении всех объектов авторского права или смежных прав, которые могут быть распространены в информационно-телекоммуникационных сетях за исключением фотографий. Решение суда о пожизненной блокировке самого известного в России торрент-трекера принято в том числе и на основании этого закона. Он подразумевает блокировку ресурсов, которые неоднократно и неправомерно размещали у себя объекты авторского права.

Закон также устанавливает механизм внесудебного прекращения нарушений авторских и смежных прав в сети Интернет. Правообладатель может обратиться к владельцу ресурса и потребовать прекратить доступ к нелегальному контенту, оперативно и без затрат на судебные издержки блокировать «пиратские» файлы. Если заявление правообладателя соответствует закону, то владелец сайта в течение 24 часов с момента получения такого заявления обязан удалить незаконно размещенную информацию.

Хотелось бы отметить, что «антипиратское» законодательство у нас не накладывает ответственности на лиц, использующих нелегальный контент в сети Интернет. Ответственность лежит на информационных посредниках, предоставляющих возможность размещения и распространения такого контента.

– Какие услуги Роспатента ориентированы на малый и средний бизнес? Как часто к вам обращаются малые и средние предприятия?

– В этом направлении мы тесно сотрудничаем со Всемирной организацией интеллектуальной собственности (ВОИС). В 63 регионах Российской Федерации, во всех федеральных округах работает 141 Центр поддержки технологий и инноваций (ЦПТИ). Они открыты в рамках совместного проекта с ВОИС. Их задача вести просветительскую деятельность в области патентного права. Они должны помогать в грамотном оформлении патентных заявок и заявок на средства индивидуализации в электронном виде — это гораздо быстрее, удобнее и дешевле, чем традиционный бумажный формат. ЦПТИ могут вести консультации по вопросам правовой охраны и предоставлять рекомендации по лицензированию, предоставлять доступ к нашим информационным ресурсам. Также в Тамбове, Омске, Симферополе, Саратове мы провели региональные научно-практические конференции «Актуальные вопросы правовой охраны и использования результатов интеллектуальной деятельности», а всего за 2015 год в региональных ЦПТИ у нас прошло 40 мероприятий. Актуальный список ЦПТИ со всеми координатами, чтобы вы могли туда обратиться, размещен у нас на сайте в открытом доступе.

Вместе с ВОИС мы осуществили специальный проект по вопросам интеллектуальной собственности для инновационных малых и средних предприятий. По его итогам на нашем сайте была размещена вся необходимая информация для тех, кто готовится подавать заявки на выдачу патента на изобретение, полезную модель, промышленный образец и товарный знак: формы документов, рекомендации по заполнению, законодательные акты, порядок уплаты и размеры пошлин. Например, именно для стимулирования активности малых предприятий Положением о пошлинах для них при предоставлении соответствующих документов о своем статусе предусмотрено снижение ряда платежей на 50%! И если представители малых предприятий обратятся в ЦПТИ, им с удовольствием объяснят, как сократить эти издержки.

С 1999 года мы ведем базу перспективных изобретений, куда как раз отбираются патенты на изобретения, полученные малыми предприятиями. Ежегодно публикуем рейтинг ста лучших изобретений России. Начали сотрудничать с журналом «Популярная механика». На их сайте в доступной и популярной форме мы рассказываем о самом интересном патенте недели, к реализации которого может подключиться любой инвестор, найдя по нашим ссылкам конечного патентообладателя.

Кроме того, у нас в Роспатенте работает консультационный пункт, где можно получить бесплатную консультацию, в том числе и по вопросам охраны патентных прав. Телефон центра: +7 (499) 240-58-42.

Как повлияла на работу Роспатента ситуация с санкциями?

– К сожалению, немного, но повлияла. Например, с прошлого года приостановлен Диалог Россия – ЕС по правам интеллектуальной собственности. Новых совместных проектов пока не появилось.

А вот по действующим идёт активная работа. Например, совместный проект Роспатента и европейского Ведомства по гармонизации на внутреннем рынке (OHIM) «Модернизация системы интеллектуальной собственности в Российской Федерации». Вместе с европейскими коллегами подготовлены предложения по проектам российских руководств по экспертизе заявок на товарные знаки и промышленные образцы, разработаны рекомендации по усовершенствованию российского законодательства в области охраны товарных знаков и промышленных образцов, а также оспаривания решений экспертизы с учетом европейского опыта.

В конце ноября прошло заседание Российско-французской рабочей группы по защите интеллектуальной собственности и борьбе с контрафактной продукцией, готовится обновленный Меморандум о взаимопонимании с испанским ведомством по патентам и товарным знакам, действует программа Ускоренного патентного делопроизводства (PPH) с Данией, Испанией, Португалией и Финляндией.

Мы также работаем с Европейским патентным ведомством (ЕПВ): готовим присоединение Роспатента к Совместной патентной классификации (CPC). Сейчас наше Управление международного сотрудничества готовит новые меморандумы о взаимопонимании с OHIM и ЕПВ.

Подготовил Игорь Пономарев,

ТПП-Информ

Россия > Образование, наука > rupto.ru, 11 января 2016 > № 1624130 Григорий Ивлиев


Россия > Образование, наука > interaffairs.ru, 24 октября 2015 > № 1527756 Григорий Ивлиев

Государство должно поддерживать интеллектуальных собственников

Григорий Ивлиев

Армен Оганесян, главный редактор журнала «Международная жизнь»: Григорий Петрович, встречается довольно много фактов, когда ученые в разных странах делали важные открытия, в том числе и в России, а патентовали их американцы. Как это происходит?

Григорий Ивлиев: Бывает по-разному. Патентуются изобретения там, где они больше востребованы. Естественно, если наша экономика пассивна к восприятию изобретений и реализации патента, то эти предложения находят реализацию на другом рынке, более адаптированном к инновациям, более технологически приспособленном. Собственно говоря, в этом ничего страшного не было бы, если это изобретение было бы востребовано и нашей экономикой. Но когда это не так, конкурентные преимущества получают другие страны, вот это неправильно. Но в целом система международной защиты выстроена так, что вы можете защитить права и в России, и в других странах.

А.Оганесян: Насколько известно, наша страна по числу патентов отстает от США, Китая и Евросоюза. Почему там много новинок, а у нас в разы меньше?

Г.Ивлиев: Почему не у нас, а там? Во-первых, потому что экономика США и Китая намного больше, чем экономика России. Естественно, в большой экономике больше возможностей - это совершенно объяснимый процесс. И второе - степень государственной поддержки такой деятельности. Та проблема, которая стоит перед нами сейчас, - это обеспечение бóльшей государственной поддержки деятельности патентования, защите индивидуальной собственности. Это самая актуальная проблема, которую надо решить. Могу заверить, что Роспатент будет очень благоприятным для изобретателей-рационализаторов, авторов. Надо создать атмосферу, когда наши люди почувствовали бы защиту со стороны государства, а не просто правовую охрану. Выдается свидетельство, а теперь сам себя и охраняй - нет. Задача заключается в том, чтобы создать механизм государственной поддержки: если вы создали какой-то продукт в интеллектуальной сфере, значит, должны быть возможности его реализации. Государство должно быть активным участником поддержки реализации объекта интеллектуальной собственности. Если нам удастся проявить больше активности в этой деятельности, мы пойдем по пути США, Китая и у нас будет больше патентов и больше результатов интеллектуальной собственности в нашей экономике, чего сейчас не хватает.

А.Оганесян: Многие эксперты советуют: если вам в голову пришла хорошая идея, гораздо проще запатентовать ее в США и ЕС и производить в Китае. Стоит ли прислушаться к такого рода рекомендациям?

Г.Ивлиев: Не стоит, не проще. И в Китае, и в США срок еще больше, чем в России. Общение с иностранными поверенными станет вам в копеечку. У нас дешевле.

А.Оганесян: В России предпринимаются попытки дополнить законодательство в области охраны авторских прав, интеллектуальной собственности. Сейчас этим занимается Минсвязи, насколько известно. О чем идет речь?

Г.Ивлиев: Для нас, конечно, очень важно решить проблему, от которой страдает общество, - это пиратство в Интернете. Авторы не могут получить вознаграждение за труд, потому что произведение поступает в Сеть и там распространяется. Автор потратил много времени и сил, творческой мысли, целый коллектив работал над кинофильмом или клипом, инвестор вложил туда значительные деньги, а отдачи от этого нет.

Мы видим, что интернет-индустрия достаточно успешно развивается. Сейчас все ее пользователи хотят, чтобы так продолжалось, но средства, которые получает индустрия, не доходят до автора.

Для нас очень важно, чтобы в интернет-индустрии действовали понятные, ясные правила, которые учитывали бы интересы автора. Такие системы выстраиваются. Некоторые деятели культуры при помощи юристов научились защищать свои права, налаживать отношения с большинством интернет-провайдеров. Могут ли все, тысячи авторов, договориться с Сетью, чтобы их права были защищены? Не только в Интернете, а на территории нашей огромной страны один автор не может защищать себя. Защищают себя крупные авторы, договариваясь с телевидением, радио, одним словом - с крупным ресурсом, который выплачивает значительные деньги, на которые живут авторы. Именно поэтому всегда в стране существовала система коллективного управления авторскими правами, когда аккредитованная государством организация собирает авторские отчисления и выплачивает их авторам.

Сейчас такая система создана. Несколько организаций (РАО, АИС, РСП) собирают эти средства и выплачивают авторам. Причем сумма выплат - уже 5 миллиардов, это деньги, которые выплачены самому субъекту, который произвел этот продукт. Как только возрастает оборот инвестиционных средств и получение выплат, это привлекает повышенное общественное внимание. Так и должно быть. Мы видим, что такое внимание будет возрастать, именно поэтому мы с данной темой так остро работаем. Но само по себе коллективное управление правами доказало свою эффективность.

А.Оганесян: Прошла информация о том, что правительство собирается вводить некую глобальную лицензию. Не могли бы вы пояснить, что это такое?

Г.Ивлиев: Это было одним из предложений, смысл которого в том, чтобы интернет-индустрия делилась с авторами своими доходами. А сейчас тема потеряла актуальность, принято решение ее не прорабатывать в этом формате, но в целом продолжают прорабатывать отношения провайдера, всех интернет-посредников и авторов - где и кому они должны выплатить деньги. Должен быть пресечен процесс пиратства. Если есть возможность продавать в Сети и договариваться - это одна ситуация, если нельзя договориться - это другая ситуация.

Минсвязи предложило разработать проект, который, по их мнению, должен решить данную проблему, но мы уверены, что Минсвязи неправильно поставило задачу. Заявлено, что они собираются ввести договорное управление правами в стране. Но договорное управление правами в стране существует. Гражданский кодекс разрешает автору заключать любые договоры с любыми защитниками, юристами, позволяет каждому автору объединяться в союзы для защиты своих интересов. Многие так и поступают. При этом коллективное управление правами и является объединением авторов.

Что такое организация по коллективному управлению правами? Это объединение самих авторов - правообладателей. Она имеет только одну цель - защищать права авторов и правообладателей. Это не государственная организация, не просто общественная, это организация специализированная. В 2013 году Конфедерация по защите авторских и смежных прав проводила конференцию в Будапеште. Мы доложили о модели развития в нашей стране коллективного управления правами и были поддержаны всеми участниками конференции.

СИЗАК - это одна из всемирных организаций по интеллектуальной собственности. В 30 странах практикуется коллективное управление. Это эффективная форма работы. Говорить сейчас о введении какой-то договорной формулы совершенно неверно. Договорная формула действует, но она не эффективна, если автор хочет охватить всю сферу защиты своих прав. А создание специализированной организации, которая имеет своих агентов, работающих на эту организацию, во всех субъектах РФ, связано со значительными расходами, ее нужно делать более прозрачной. Мы уже давно внесли предложение, думаем, оно скоро будет принято, чтобы ввести внешний финансовый аудит этих организаций. Мы подготовили проект соглашения в рамках Евразийского экономического союза, и в ближайшее время оно должно быть принято. С этим согласились не только российские правообладатели, но и специалисты из Казахстана и Белоруссии.

Важно, чтобы средства попадали автору, и мы будем добиваться, чтобы они попадали именно к правообладателям. В этом основная причина того, чтобы продолжать увеличивать государственную поддержку за счет бюджетных денег. Если мы выстраиваем механизм, когда культура самофинансируется, когда находятся механизмы внутреннего экономического смысла, как коллективное управление правами, то это более эффективно. Тогда автор не может у себя украсть. Дайте деньги автору - и у нас будет много хорошей музыки, спектаклей, пьес и т. д.

А.Оганесян: Патентование чего-то нового в России очень дорого, чуть ли не сотня тысяч рублей. Сколько стоит получение патента на изобретение? Как быстро можно его оформить? Есть ли специальная служба, которая проверяет его реальную новизну исключительно из-за заявки на патент?

Г.Ивлиев: У нас самые низкие расходы на такого рода деятельность. Патентная пошлина стоит от 1 тысячи до 20 тысяч в год. Это 10% от того, что, например, надо заплатить в США. У нас недорого, потому что государство обеспечивает подобную деятельность. Мы работаем над тем, чтобы проработка такой заявки осуществлялась государством, хотя подача заявки - дело непростое, она требует некой юридической квалификации и технической эрудиции. Этот этап стоит дороже пошлины: и привлечение патентного доверенного, и работа со специалистом, который может оформить необходимую документацию, но это тоже не такие большие деньги. Я поинтересовался у директора завода кузнечно-прессового оборудования в Рязани, как поставлен у него этот процесс. У него патентов десяток в год. Г-н Володин создает конкурентоспособную продукцию на мировом рынке и продает ее в Китай, Индию вагонами. По его словам, около 20 тыс. рублей стоит услуга специалиста, который оформляет патент. Это, что называется, нерегулируемые расходы. Можно сказать, что в России запатентовать и поддерживать патент достаточно легко.

А.Оганесян: Как выглядят позиции России в области защиты прав интеллектуальной собственности на фоне других государств, где данной проблеме традиционно уделялось большое внимание, - США, стран Европы?

Г.Ивлиев: Больше и лучше всего защищают интеллектуальную собственность там, где она больше создается. Когда интеллектуальная собственность в национальном валовом продукте составляет не два-три процента, а десятки процентов, то механизм защиты становится необходимым больше, потому что защищаются национальные богатства. Поэтому существуют законы о защите авторских прав достаточно строгие, например, в США, Франции. У нас защита авторских прав выстроена недостаточно эффективно. Но мы идем по этому пути и, кстати, сделали очень много. В мае вступил в силу новый антипиратский закон, мы называем его вторым. Он уже приблизился к американскому и французскому законодательствам, к модели, которая наиболее доступна. Но все равно наш рынок считается незащищенным. Должна действовать вся система юрисдикции - административной, судебной ответственности, надзорных органов.

А.Оганесян: Существуют ли примеры из мировой практики, показывающие, что интеллектуальную собственность в Интернете можно успешно защищать?

Г.Ивлиев: Есть международный опыт, и пытаются его ввести в области ответственности пользователя. Существует такой жесткий механизм, когда пользователь незаконно скачивает какой-то контент, отключать от Интернета. И если он хочет вновь подключиться, то платит очень большой штраф. Такая мера предлагалась во Франции и США. Мы по этому пути не пошли. Для нас это и до сих пор неприемлемо. Регулировать за счет пользователя подобные взаимоотношения можно проще и жестче, но в нашей ситуации это неправильно. Нужно создать культурную среду, разъяснить, что скачивание незаконных контентов - это пиратство, нарушение чьих-то других авторских прав. В сознании многих людей сложилось мнение, что это нормально - украсть фильм у режиссера, ведь не колбасу в магазине.

Мы должны предложить всеобщий механизм регулирования не на уровне пользователя, а на уровне интернет-посредника, оператора связи, государства, правообладателя. Цель - защита прав пользователя и расширение его прав. Если исходить из другой модели, то мы разрушаем многое в нашем обществе.

А.Оганесян: В статье журнала «Экономист» написано, что некоторые эксперты считают, что в данной сфере царит беспорядок и патенты, призванные стимулировать развитие науки, не способствуют развитию инноваций. Эти же эксперты выступают за отмену патентов, создавая свободную конкуренцию. Согласны вы с этим утверждением?

Г.Ивлиев: Если обратиться к средним векам, то это утверждение можно было, наверное, воспринять. Но мы живем в XXI веке, мы пережили очень сложный этап, когда появилась защита авторских прав. Как появилась защита авторских прав? По инициативе Золя и некоторых других писателей был проведен первый международный научный конгресс в середине позапрошлого века, куда приехали выдающиеся ученые, объявили о своих открытиях. Конгресс прошел с большим успехом. Но когда захотели провести второй такой же успешный конгресс, ученые отказались на него ехать, потому что все их конкуренты стали в разных странах использовать от своего имени и реализовывать чужие открытия, а настоящие изобретатели ничего от этого не получили.

Если сейчас сделать такую же систему, это не будет снятием каких-то искусственных барьеров, а будет лишением стимулов к деятельности по продвижению чего-либо. Если сейчас, защитившись патентом, изобретатели думают, как реализовать свое изобретение на территории всей планеты, то - если мы откажемся от правовой защиты - никто далее не подумает изобретать, оформлять, доводить до той стадии, когда изобретение имеет всеобщее значение. Мы разрушим тем самым экономику до основания. Стоит только отказаться от принципа правовой охраны изобретений, и все - экономики не будет.

Россия > Образование, наука > interaffairs.ru, 24 октября 2015 > № 1527756 Григорий Ивлиев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter