Всего новостей: 2257910, выбрано 4 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Исаев Никита в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыНедвижимость, строительствовсе
Россия > Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 2 марта 2016 > № 1670257 Никита Исаев

Зачем нам «новый НЭП»?

Директор Института актуальной экономики кандидат юридических наук Никита Исаев предлагает «новый НЭП», своего рода мобилизационную модель экономики. «Мир новостей» уточнил у эксперта, что он имеет в виду.

- Совершенно очевидно, что сейчас отечественная экономика не работает в полную силу, - говорит Исаев. - В то же время есть все предпосылки для экономического роста: развитая сырьевая база, промышленное наследие, дешевая национальная валюта. Однако эти возможности не используются. Снижается уровень ВВП и промышленного производства, реальные доходы населения упали почти на 5%, а покупательная способность более чем на 20%.

В силу исторического опыта в нашем обществе о мобилизационной экономике сформировался некий стереотип, связанный с войнами и достижением целей любыми средствами, в первую очередь за счет народа. Но если взять из богатейшего наследия страны только лучшие практики - из реформ Столыпина, из НЭПа, из советских пятилеток, то результат можно получить и без массовых жертв. Предлагая «новый НЭП» - Национальную экономическую политику, я прежде всего имею в виду, что нашей экономике нужен мобилизационный план. По моим расчетам, он позволит в течение трех лет перейти к стабильному росту экономики. Ни в коем случае нельзя усиливать финансовую нагрузку на людей и предприятия, иначе это ударит по благосостоянию граждан и финансовой устойчивости предпринимателей. Рост налоговой нагрузки неизбежно ведет к снижению собираемости этих налогов. Есть другие источники финансирования реформ и программ: в первую очередь это сокращение неэффективных государственных расходов, которые, кстати, зачастую создают почву для коррупции.

- Общество потребления, которое создавалось в нашей стране в последние десятилетия, не слишком удалось. У него есть перспективы?

- В 2000-х Россия спокойно жила за счет поступлений от дорогой нефти, доходы населения росли, а вот производительность труда не очень. Поэтому руководство страны придерживалось той стратегии, что нет смысла что-то производить у себя, проще завезти товар из-за границы.

Такая модель поставила под удар всю экономику, но виновато здесь вовсе не потребление как принцип, а замедленное развитие промышленности и науки. Нам как раз необходимо развивать сейчас внутреннее потребление, только оно и даст толчок к развитию промышленности и выходу из кризиса.

Идея потребления без создания чего-либо изжила себя: четырехкратное падение цен на нефть больше не позволяет наполнять бюджет и выполнять социальные обязательства в полном объеме. Модель сырьевой экономики, заложенная еще в 60-е годы ХХ века, на сегодняшний день доказала свою нежизнеспособность. Нужно переходить от экспорта сырья к производству товаров с высокой добавленной стоимостью, развивать высокотехнологичные производства, поднимать науку и привлекать мировых специалистов, развивать сектор малого и среднего предпринимательства и, что не менее важно, грамотно и целенаправленно расходовать государственные средства на улучшение условий жизни населения и поддержку предпринимателей.

Андрей Князев

Россия > Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 2 марта 2016 > № 1670257 Никита Исаев


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > mirnov.ru, 15 февраля 2016 > № 1651372 Никита Исаев

Никита Исаев: «К решению проблемы самостроя надо привлекать предпринимательское сообщество»

В ночь на 9 февраля в Москве начался снос 104 торговых павильонов, которые мэрия назвала самостроем. Сносить торговые ларьки продолжили и в последующие дни. Вокруг этого события в интернете развернулась настоящая дискуссия.

Причем, профессиональных, взвешенных оценок случившегося немного. Мы решили внести некоторую ясность в ситуацию и обратились за комментарием к директору Института актуальной экономики, кандидату юридических наук Никите Исаеву.

- Никита Олегович, ваше мнение на событие. Как вы оцениваете происшедшее?

-Хэштег #Ночьдлинныхковшей на этой неделе и в новостных и в блоггерских топах. Не вижу смысла обсуждать сносить или не сносить. Вопрос решенный – дело сделано. Тем более, что самих «пострадавших» - собственников и арендаторов – раздражает, скорее не факт сноса, а то, как это происходило. Раздражает пренебрежительное отношение к бизнесу и отсутствие предоставления альтернативы. Раздражает чрезмерное усердие и стахановские темпы уничтожения «приговоренных» объектов.

Правительство Москвы говорит о том, что на вывоз товара, оборудования и прочее было выделено 2 месяца: в начале декабря 2015 были выданы предписания освободить помещения до 8 февраля 2016, а список зданий, подлежащих сносу, был опубликован еще в 2013 году. Но далеко не везде этот идеальный сценарий был реализован.

У метро «Кропоткинская» московские власти снесли палатку с фастфудом моего давнего приятеля. За день до этого позвонили из управы, сказали, что объект стоит в плане на снос, дали сутки на сбор вещей… А у собственника, кстати, было решение префекта ЦАО, и даже решение Верховного суда о том, что это не самострой. Так что не всем повезло быть вовремя осведомленными.

- В этой ситуации жалко людей, которые потеряли работу. Как с этим быть?

- Люди, конечно, возмущены. Большинство - на волне истерии, подпитанной теми, кто качает лодку в стране или тех, кто трудится на потеху публике. За свои решения Сергею Собянину приходится принимать огонь только на себя. У него нет ручного медведя для публичной выволочки, и в этом его слабое место, но в этом и его сила как политика.

Однако часть претензий, все же, обоснована. Давайте посчитаем. Если верить данным руководителя департамента торговли и услуг Москвы Алексея Немерюка, на снесенных объектах было порядка 2000 рабочих мест. До 30 % из них – крупные сетевые компании, которые заявили о том, что часть их сотрудников будут переведены в другие офисы и точки. Таким образом, около 1800 человек (те, о ком не смогут позаботиться работодатели), останутся безработными. Теперь берем данные столичного департамента труда и занятости: в декабре 2015 года не были трудоустроены 57 900 человек. При таком раскладе, «ночь длинных ковшей» принесла Москве порядка 3% роста безработицы.

Теперь потери в денежном выражении. Основными направлениями деятельности на территориях снесенных объектов были розничная торговля и общепит. Средняя зарплата по Москве в этих сферах, исходя из данных Росстата, оценивается в 41 000 рублей. То есть совокупный ежемесячный доход занятых на ликвидированных предприятиях составлял 82 000 000 рублей, НДФЛ - 10 660 000 рублей ежемесячно.

- Весьма внушительные суммы. И проблемы у граждан теперь большие…

- Проблемы есть, но они поправимы. Я считаю, что эти вопросы необходимо решать в русле конструктивного взаимодействия с мэрией Москвы и в политическом поле, и с привлечением предпринимательского сообщества. Наша общая задача - выстроить конструктивный диалог и вместе с городом найти запоздалое, но справедливое решение.

Прежде всего, мэрии Москвы нужна политическая воля признать главную ошибку – то, что под угрозой оказалась вера в право собственности в стране. Нельзя вопреки установленному порядку сносить объекты недвижимости. Изменения в закон были приняты в прошлом году. А многие объекты стояли десятилетия. Именно следование закону развивает конкуренцию. А сейчас мы переходим вновь в конкуренцию административного ресурса. Конечно, нужно было вернуть городу его облик. Делать это необходимо также в соответствии с законом: либо доказать «жульничество» при получении свидетельств, либо объявить о выкупе участков по установленной процедуре - под благоустройство или иную необходимую функцию города. Оценить, выплатить компенсацию, и только потом сносить. Выплатить справедливую компенсацию по снесенным объектам не поздно и сейчас.

- Но уверенности, что все будет справедливо, у меня, честно говоря, нет. И у многих наших читателей тоже. К тому же чиновники говорят, что многие торговые палатки и павильоны не соответствовали санитарным нормам, были бельмом на глазу города.

- Конечно, большинство снесенных павильонов и правда были убогими. Так давайте построим новые, в единой стилистике, грамотно спроектированные площади, которые будут более функциональными и в них можно будет разместить больше арендаторов, что позволит сдержать рост цен на арендную плату. Пока же ситуация обратная – после сноса взлетели цены на аренду площадей в центре, позволить себе платить по ценам выше рыночных могут лишь крупные сетевые компании – малый бизнес страдает.

Добросовестным собственникам, чьи объекты были снесены, тем, кто действительно вел прозрачную деятельность, отчислял налоги и приносил доход в казну города, нужно создать преференции и предоставить прежние условия аренды в новых зданиях, построенных вместо уничтоженных или рядом с ними. Вот вам и поддержка малого бизнеса, и сохранение (а то и увеличение) рабочих мест.

Перед тем как ломать, мэрии не стоит повторять ошибок Платона: объясните людям популярно заранее, зачем это, что это дает москвичам, куда будут трудоустроены уволенные сотрудники, как будет осуществляться защита прав добросовестного собственника, как все это скажется на цене товара и услуги, предоставляемой в этих ларьках. Я, как обыватель, этого не услышал.

Пока же все, к чему прикасался наш мэр-варяг, процветает. И это в экономический вихрь страны. А по ошибкам мы поправим. Ничего критичного. Большое видится на расстоянии.

Беседовал Андрей Дмитриев.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > mirnov.ru, 15 февраля 2016 > № 1651372 Никита Исаев


Абхазия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ved.gov.ru, 19 ноября 2015 > № 1558857 Никита Исаев

13 ноября в Сухуме прошел VI Российско-Абхазский деловой форум, в котором приняли участие высшие должностные лица Республики Абхазии и представительная делегация высокопоставленных лиц с российской стороны. "Sputnik" встретился с директором Института актуальной экономики Никитой Исаевым и узнал, какие наиболее острые вопросы звучали в Сухуме.

Никита Олегович, предыдущие форумы проходили, говоря языком пресс-релизов, в "теплой и дружественной атмосфере". Чем отличалась именно эта встреча?

Тем, что не было пышных и громких деклараций. А с российской стороны звучали открытые вопросы, касающиеся внешней и экономической политики Республики Абхазия.

Не секрет, что бюджет республики формируется за счет российских трансфертов. Сам бюджет составляет четыре миллиарда рублей. И около двух с половиной миллиардов дотирует Россия. То есть, собственных доходов у Республики Абхазия - 35-40 проц. За счет РФ выплачиваются пенсии, социальные пособия. Также Россия направляет около трех миллиардов рублей в инфраструктуру республики. То есть, де-факто, российское участие в формировании бюджета Абхазии - порядка 70 проц.

Но, получая от РФ не просто весомую поддержку, а формирование большей части бюджета – как социального, так и инвестиционного, Абхазия, тем не менее, что называется, смотрит по сторонам. Абхазия сейчас разыгрывает ряд внешнеполитических карт за счет российских интересов и, соответственно, за счет российских денег. А реальные инвестиционные проекты - не реализуются.

Есть ли конкретные примеры?

Конечно. Например, между Республикой Абхазия и компанией "Роснефть" намечалось сотрудничество в нефтедобывающей отрасли. В Абхазии есть нефть, общие запасы этого ресурса оцениваются приблизительно в 200-220 миллионов тонн. То есть, проще говоря, Абхазия может стать крупнейшим экспортером нефти на постсоветском пространстве. Может оставить позади даже Азербайджан.

А что же мешает?

Позиция местных властей. В конце июля президент Абхазии призвал создать комиссию, которая должна изучить уже заключенные договоры о разработке месторождений на Черноморском шельфе. А в парламенте речь заходила и вообще о моратории на нефтедобычу. Действия абсурдные, которые отразятся и на пополнении бюджета, и на занятости населения. А ведь "Роснефть" может потребовать от Абхазии возмещение ущерба.

Есть еще примеры, подтверждающие данный вывод?

Конечно, есть. Абхазия давно заявляет о принятии закона о возможности приобретения российскими гражданами недвижимости на территории республики. Но, к сожалению, под различными предлогами и причинами - иногда объективными, принятие этого закона откладывается.

Это понятно. Смена власти, приход оппозиции - безусловно, влияет на принятие этих решений. Но уже нынешней власти нужно дать четкий и правильный ответ относительно приобретения недвижимости российскими гражданами. А пока неясна даже дата, когда этот вопрос будет рассмотрен депутатами Народного Собрания. Эту проблему можно было бы даже отодвинуть в сторону, но ведь теневые и криминальные схемы продажи жилья россиянам получили такое широкое распространение в Абхазии, что молчать дальше не представляется возможным. Нельзя называть Россию стратегическим партнером, получать финансирование и при этом обманывать российских граждан. Понятно, что к обману как таковому власти Республики напрямую непричастны, но именно политическая элита Абхазии затягивает решение этого вопроса.

Мы хотели бы понимать стратегическое развитие Абхазии в экономическом плане. Руководство республики подготовило и публично проанонсировало проект стратегии социально-экономического развития до 2025 года. И, к сожалению, мы не можем обнаружить не то, что подходов к стратегическому сотрудничеству между Россией и Абхазией в экономической сфере. Мы вообще с трудом находим упоминание Российской Федерации в тексте этой стратегии.

В Абхазии нет российских банков. Нет развитой банковской сферы. Взять кредит можно только под безумные проценты. И, как результат, инвестиционные вложения во вроде бы стабильную Абхазию до сих пор воспринимаются как высокорисковые.

Но от кого исходит противодействие?

Полагаю, что абхазское общество понимает, что России оно обязано стабильностью в политической и экономической ситуации. Также общество понимает, что Россия - это главный защитник Республики Абхазия. Но, к сожалению, есть различные элиты, которые играют на противоречиях во внутренней политике Абхазии.

То есть, абхазские элиты видят другой, нероссийский, вектор развития страны?

Действительно, Абхазия сейчас разыгрывает ряд внешнеполитических карт, обеспечивает некий торг в работе с Россией. Республика вправе это делать. Но хочется думать, что позиция законно избранных президента и правительства Республики Абхазия твердо основывается на позициях приоритета в сотрудничестве именно с Россией.

Однако спекуляции, которые возникают в обществе, в элитах и в законодательных органах Республики Абхазия нельзя исключать. Это обычные реалии внешней политики, где многое находится за кулисами. Однако мы понимаем, что явная позиция Абхазии была заявлена президентом Раулем Хаджимбой при избрании на высокий пост. Его предвыборная программа была основана на декларировании расширения сотрудничества с Россией.

Каким вы видите развитие отношений двух стран?

У нас не существует никаких сомнений, что российско-абхазские отношения находятся стратегически на верном пути. Абхазия поддерживает Россию по всем вопросам внешнеполитического контура повестки. И мы всегда рассчитываем на абхазскую поддержку. Мы видим развитие экономики Абхазии. В первую очередь в туристическом кластере. Только в этом году Абхазию посетило, по разным оценкам, до 3,3 миллиона туристов.

Россия, безусловно, заинтересована в создании в Абхазии экономики, независимой, в том числе, и от российских трансфертов, поскольку считаем, что Абхазия может быть самодостаточной страной.

Россия заинтересована в сильных союзниках, которые будут самодостаточны, независимы, в том числе, и при формировании своего бюджета. При этом нам важно, чтобы это происходило, в том числе и за счет российского капитала - не бюджетного, а именно частного. Возможно, капитала государственных российских компаний, которые могли бы активно работать на территории Республики Абхазия.

«Sputnik-abkhazia.ru», 16.11.2015 г.

Абхазия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ved.gov.ru, 19 ноября 2015 > № 1558857 Никита Исаев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 10 ноября 2015 > № 1546848 Никита Исаев

В поисках роста: почему не работают меры поддержки малого бизнеса

Никита Исаев, председеталь совета директоров Prime Group, директор Института актуальной экономики

Большая часть населения не верит в возможность легального бизнеса в России, а смельчаков, готовых открыть свое дело, ждут суровые испытания

Минэкономразвития внесло в правительство проект стратегии развития малого бизнеса до 2030 года. Документ содержит меры, которые должны придать импульс развитию частного предпринимательства. Однако подобных планов у правительства было много и до сих пор они не давали результатов. Что нужно малому бизнесу?

Через средства массовой информации нас пытаются убедить, что население спокойно относится к экономическим санкциям, а экономика не особенно пострадала. Но, если посмотреть внимательнее, последствия куда хуже: с начала кризиса число банкротств увеличилось на 15%, а безработица выросла в сравнении с летом минувшего года с 4,8% до 5,3-5,2%.

Печальные последствия в целом обусловлены лишь одним – вытеснением малого и среднего бизнеса из экономики.

И это неудивительно, ведь до сих пор государство является если не единственным, то ключевым хозяйствующим субъектом. И эта история продолжается уже более 20 лет.

К окончанию первого президентского срока Владимира Путина, когда административные вертикали на федеральном уровне были почти выстроены, общество негласно выдало индульгенцию власти на ее дальнейшее выстраивание до регионального уровня. В ответ власть обещала устойчивый рост ВВП и доходов населения. Население успокоилось, каждый занялся своим делом: власть – государственным управлением, народ продолжал трудиться. При этом предпринимательство и предыдущие завоевания в этой области были признаны антинародными, предприниматель начал ассоциироваться со спекулянтом.

Логичное последствие – падение числа желающих стать предпринимателями. Согласно опросу ВЦИОМ, среди респондентов в возрасте до 34 лет в 1990 году 33% хотели стать предпринимателями, в 1991 году – 49,8%. Но уже через 20 лет молодежь в основном стремится в чиновники, посвятить же себя собственному бизнесу сейчас желают не более 3%: согласно рейтингу Глобального мониторинга предпринимательства от 2013 года лишь 2,6% опрошенных хотели бы стать предпринимателями.

Активная часть населения разочаровалась в возможности вести легальный бизнес в России, в налоговой системе, которая слишком жестока для развивающейся экономики. Они напуганы высокой конкуренцией со стороны государства во всех отраслях, даже традиционно считающихся частными. А тех смельчаков, кто отважился пойти в предприниматели, ждут суровые испытания: отсутствие возможностей для формирования стартового капитала и пополнение оборотных средств – условия получения кредита на текущие нужды даже для добросовестного заемщика просто нереальны, да и банки могут отказать на свое усмотрение.

Разумеется, ключевые рынки смещаются в сторону компаний с госучастием. При этом населению массово насаждают определение предпринимателей как мошенников, у которых одна лишь цель – нажиться на покупателе. И один лишь, кому следует доверять, – это государство.

К чему же мы пришли сейчас, в разгар экономического кризиса в России, когда ВВП страны, согласно планам, озвученным много лет назад, должен был давно увеличиться в два раза? Мы видим неэффективные проекты в Татарстане. Мы видим государственные банки (ВТБ, ВЭБ, РСХБ) с раздутым бюджетами на собственное убыточное управление, и их запросы в сотни миллиардов рублей. Видим абсолютную непрозрачность этих расходов, включая зарплаты и бонусы руководства госкорпораций.

Перед госкорпорациями стояла простая цель – формирование и зачисление прибыли в федеральный бюджет. Результат их работы - убыточные проекты, покрываемые из федерального бюджета, высокооплачиваемый менеджмент и планы на новые такие же проекты. Сделав ставку на госсектор как на драйвер экономики, в условиях сегодняшней цены на нефть в $60-65 за баррель, мы получили дефицит федерального бюджета, а в регионах средств уже не хватает даже на выполнение социальных обязательств. Совокупные потребности российских регионов в заимствованиях в 2015–2017 годах оцениваются S&P в 4 трлн руб., что подразумевает ежегодный рост рыночных заимствований на 35%. По последним аналитическим данным в 47 регионах объем долга превышает половину всех поступлений. Жизнь без долгов могут позволить себе только регионы с огромной нефтегазовой рентой — Тюменская, Сахалинская области, Ненецкий автономный округ.

Ни о каком уникальном шансе по перезапуску экономики России по примеру 1998 года при слабой национальной валюте и низкой конкуренции с зарубежными товарами речи идти не может, поскольку перезапускать нечего.

Сегодняшние 21% малого и среднего бизнеса в структуре ВВП - это критически ниже минимума живой и здоровой экономики с нормальной мотивацией к частному труду. В итоге мы лишь поощряем иждивенчество населения и заводим экономику в тупик. Вывести ее оттуда, делая ставку на прежние драйверы, не получится. Нужно сместить акценты и сделать ставку на малый и средний бизнес. А ему сейчас для развития не так уж много и надо – просто не мешать развиваться.

Для малого и среднего бизнеса важны понятные правила игры и прозрачная, понятная и не кабальная система налогообложения - сегодняшняя налоговая система заставляет бизнес уходить в тень и в «конверты». Для бизнеса важна надежная судебная система, способная защитить частников от того же государства. Частный сектор сегодня остро нуждается в доступе к длинным деньгам (от 5 лет), обеспеченным государственными гарантиями, по разумным ставкам не выше 5-8% годовых. Только это даст возможность заняться пресловутым импортозамещением и перевооружением производств.

Кроме того, малому и среднему бизнесу нужна честная конкуренция за каналы сбыта. Бизнес, конечно, найдет баланс сбыта в коммерческом сегменте сам, но государство на этапе перезапуска просто обязано из пирога более чем в 20 трлн рублей государственного заказа обеспечить не просто реальную квоту для предпринимателей, но и контроль за результатами этого процесса.

Есть ли эти меры в стратегии развития малого бизнеса, предложенной Минэкономразвития? В стратегии, несмотря на ее внушительный объем, обозначены основные проблемы предпринимателей, но не предложены конкретные меры для исправления ситуации. К примеру, подробно описаны меры для упрощения процедуры получения кредита, но в стороне остается главное – стоимость и условия обслуживания кредита.

Вопрос о доступных кредитах старательно обходится стороной.

Проблема с доступным долгосрочным капиталом по-прежнему остается открытой. А те немногие меры, которые предлагаются, зачастую слишком сложны или неприменимы к малым предприятиям, особенно с небольшой историей. Проблема моногородов в стратегии рассматривается слишком поверхностно, изменения в налоговой политике незначительны, а хоть минимальное планирование предусмотрено только до 2018 года. Период 2018–2030 годов описан в нескольких общих фразах.

Тот шанс, который нам выпал сегодня, последний. Либо власти сегодня проявят политическую волю, либо завтра по крупицам будем собрать развалившуюся экономику.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 10 ноября 2015 > № 1546848 Никита Исаев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter